Толерантность как основа жизненной позиции: Толерантность — цивилизованная норма жизни

Содержание

Толерантность, как основа жизненной позиции | Все о психологии

В наше не простое время, время без государствообразующей идеологии на постсоветском пространстве, обострения межэтнических и религиозных конфликтов, отчуждения взрослых от детей, в доступности неотфильтрованной информации, воспитание толерантности очень актуально.
Что такое толерантность?
Под толерантностью понимается способность уважать и принимать чужое мнение, язык, идеологию, вероисповедание. С уважением относиться к мнению других, но не с безразличием и равнодушием. Самый важный аспект этого понятия – это терпимость, то есть терпимое и уважительное отношение к людям и событиям, стойко и спокойно переносить неблагоприятные жизненные ситуации.
Такие черты характера закладываются в семье, где ребенок слышит и видит, как родители реагируют на то или иное событие, как они относятся и какие оценки дают людям другой национальности. Школа сейчас не обладает авторитетом в обществе, статус учителя в глазах тех же родителей не высокий. Поэтому говорить о том, что школа может повлиять на мировоззрение детей кардинально, еще рано. Обобщенно.
Воспитание толерантности и других нравственных качеств будут иметь успех только при сотрудничестве с родительской общественностью. Тем не менее, воспитание толерантности способствует вся система учебно-воспитательного процесса, все педагогические приемы и методы.

Что нужно знать педагогам для успешного воспитания терпимости и взаимоуважения:
1. Особенности воспитания в семье и индивидуальности ребенка;
2. Историко-культурное наследие;
3. Полная картина межличностных взаимоотношений учащихся;
4. Социальный паспорт школы.
Методы воспитания.
Формировать у детей готовность понимать и принимать чужое и непонятное, применяя различные способы (методы) есть толерантное воспитание:
1. Убеждение – необходимость терпимого поведения;
2. Самоубеждение — самовоспитание детей, формирование своих взглядов;
3. Внушение – словесное или образное воздействие, которое вызывает усвоение информации без критики;
4. Стимулирование – побуждения к деятельности;
5. Формирование качеств личности через требования.
К формам реализации убеждений можно отнести использование литературных и исторических источников. Самостоятельные логические выводы ребенка лежат в основе самоубеждения. Внушение тоже может реализовываться через высказывания известных людей, отрывки произведений, что сопровождается переживанием и сопереживанием учащихся.
Одобрение или похвала стимулирует изменение поведения в позитивную сторону. Совместные вечера, презентации культурных достижений разных народов, исторические исследования способствуют общению и изучению культуры разных народов.
Приемов реализации же методов воспитания толерантности великое множество. Но самый главный метод – это живой пример поведения родителей, это толерантная позиция учителя. Это государственная политика, нацеленная на дружбу и взаимоуважения всех граждан страны.

Подписка на канал!

«Толерантность – жизненная позиция выпускника» | Классный час (11 класс) на тему:

МБОУ «Новобуяновская средняя общеобразовательная школа»

Сценарий классного часа

 в 11 классе

«Толерантность – жизненная позиция выпускника»

Классный руководитель: Петрова Алина Анатольевна

 

д. Новое Буяново

ноябрь, 2013 года

Цели:

  1. Закрепления определения толерантности, углубление понимания его значения;
  2. Развивать у учащихся способности адекватно и полно познавать себя и других людей;
  3. Воспитывать у школьников качества присущие толерантной личности;
  4. Использование компьютерных технологий в воспитании и формировании личности выпускника.

Оформление: плакаты на доске

Девиз:

«Этот мир многогранен и тесен,

Человеку непросто в нем жить

Так, чтоб обществу был он полезен,

Мог дружить и конечно, любить.

И какой бы он ни был натуры,

В шутке, юморе меру чтоб знал,

Категории «долг», «честь», «культура»

Без условий всегда понимал»

Плакат:

«Какие ждут вас в будущем дела? Об этом думать вы должны все чаще.

И если гражданин вы настоящий, большой отдачи ждет от вас страна».

1. Звучит песня «Я, ты, он, она – вместе дружная страна, вместе – дружная семья, в слове «мы» — сто тысяч «я»!»

Учитель:  Так оптимистично и жизнеутверждающе начинается некогда очень популярная в нашей стране песня. Далее, если вспомнить, в песне следует описание «большеглазых, озорных, черных, белых и цветных, рыжих и веселых», которые несмотря на разность внешних данных, интересов и увлечений, взглядов и убеждений, довольно неплохо уживались в одной стране. Но так поется в песне, а в жизни все намного сложнее. Не так легко быть объединенными одним «ансамблем» отношений, входя в такие социальные образования, как «страна», «город», «семья», «школа», «класс». Проживание в мире и согласии предполагает наличие у каждого таких человеческих качеств, как взаимопонимание, взаимоуважение, ответственность, доброжелательность, сдержанность, уступчивость, коммуникабельность, терпимость.

2. Сегодня мы еще раз обсудим эти вопросы.

   Ребята, каким днем признан день 16 Ноябрь?

Ответ: Международным днем толерантности.

Тема нашего классного часа «Толерантность — жизненная позиция выпускника».

Эпиграфом нашего классного часа можно взять слова Бернарда Шоу

«Теперь, когда мы научились летать по воздуху,

как птицы, плавать под водой как рыбы, нам не хватает

только одного: научится жить на земле, как люди»

В конце нашего занятия мы с вами ответим, какими качествами должен обладать человек, чтобы органично влиться в современное общество.

Теоретическая часть:

3. Давайте вспомним, что такое толерантность?

Ответ:  «Толерантность означает уважение, принятие и понимание

многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и способов

проявлений человеческой индивидуальности».

— А еще?

Ответ: Толерантность это терпимость, стремление и способность

к установлению и поддержанию общения с людьми.

4. Учитель: Что значит проявлять толерантность?

Ответ: Это значит признать, что люди различаются по внешнему виду, положению, интересам, поведением, обладают правом жить в этом мире, сохраняя при этом свою индивидуальность.

5. Хорошо. А теперь давайте послушаем определение толерантности в разных языках земного шара (сообщение двух учеников, вывешивают на доску определения толерантности)

В русском языке – способность терпеть кого-то или что-то (быть выдержанным , выносливым, стойким, уметь мирится с существование кого-либо, чего-либо)

Во французском языке – отношения, при котором допускается, что другие могут думать или действовать иначе, нежели ты сам;

В испанском языке оно означает способность признавать отличные от своих собственных идеи и мнения;

В английском языке – готовность быть терпимым, снисходительным;

В китайском языке – позволять, принимать, быть по отношению к другим великодушным;

В арабском – прощение, снисходительность, мягкость, милосердие сострадание, благосклонность, терпение, расположенность к другим;

Учитель: На первый взгляд все определения разные, но все же их что-то объединяет. Что?

Ответ: Мне кажется, что все определение объединяет одна мысль, что нужно

быть терпимым, принимать людей такими, какие они есть.

Вывод: толерантность у всех народов считается признаком высокого духовного и интеллектуального развития индивидуума, группы, общества в целом.

6. Учитель: Почему так актуальна толерантность в настоящее время? Казалось бы, набирает обороты третье тысячелетие. Прогресс неумолимо движется в перед. Техника пришла на службу человеку. Жизни должна стать размеренней, спокойнее. Но мы все чаще и чаще слышим слова: беженец, жертва насилия, расширяются зоны конфликтов. Мы с вами живем в стране, которая не просто многонациональная, а сложная и многогранная, со множеством социальных прослоек общество, поэтому в жизни человеку приходиться общаться с представителями различных национальностей, культур, миров, конфессий, социальных слоев, а для этого важно научиться уважать культурные ценности как своего народа, так и представителей другой культуры, религии, научиться находить точки соприкосновения с представителями различных слоев общества. Примером может быть наш класс, он то же много национальный Амид по национальность азербайджанец, Эльнур – турок -месхетинец, у Миши мама по национальности украинка, у Эдика — татарка, но вы в классе все живете дружной, классной семьей. Как вам у нас в классе, в школе? Толерантные отношения.

В настоящем и будущем человеческий род делится, и будет делиться на общества, которые мы называем государствами и которые разделены строго определенными границами и режимами, часто противостоящими друг другу. Возьмите Израиль и Палестина, какие непримиримые позиции у этих двух государств как они нетерпимы друг к другу.

Ни одно общество, о чем убедительно свидетельствует история и те события, которые происходят в наши дни, не может пока гордиться тем, что оно толерантно. Сегодня, в начале ХХI века, приходится признать, что прогресс, достигнутый человечеством в различных областях, не привел к взаимопониманию между людьми. По-прежнему сильно стремление к единообразию, к абсолютному господству, к уничтожению независимости, индивидуальности.

Особенно сильное воздействие на человеческое сознание оказывают различные формы конфронтации на этнической почве. У нас в классе есть человек, который знает об этом не из источников СМИ, а на примере своей семьи. Эльнур, откуда переехала ваша семья 16 лет назад. А почему вы уехали оттуда. Потому что начались гонения на представителей вашей национальности.

Вам в будущем предстоит жить, учиться, работать, общаться со множеством людей. Поэтому уже сейчас вы должны учиться правильно, выстраивать свои отношения с людьми.

Каким он должен быть, чтобы максимально быстро адаптироваться к тем условиям, в которые попадает после окончания школы? Адаптация человека к новым условиям в жизни возможна лишь при наличии сформировавшихся социальных умений и качеств личности. Одним из таких качеств является толерантность.

— Попытаемся вместе ответить на вопрос.  Какими нравственными качествами должен обладать выпускник школы, чтобы жить в этом мире?

Этот мир многогранен и тесен,

Человеку непросто в нем жить

Так, чтоб обществу был он полезен,

Мог дружить и конечно, любить.

И какой бы он ни был натуры,

В шутке, юморе меру чтоб знал,

Категории «долг», «честь», «культура»

Без условий всегда понимал.

7. На прошлом занятии вы получили еще одно задание: Вспомнить, где- то найти, сказки, притчи, мифы, легенды, в которых уже заложено понятие толерантности.

Ученик рассказывает притчу «ЛАДНАЯ СЕМЬЯ»:

Жила-была на свете семья. Она была не простая. Более 100 человек насчитывалось в этой семье. И занимала она целое село. Так и жили всей семьей и всем селом. Вы скажете: ну и что, мало ли больших семейств на свете. Но дело в том, что эта семья была особая — мир и лад царили в той семье и, стало быть, на селе. Ни ссор, ни ругани, ни, Боже упаси, драк и раздоров.

Дошел слух об этой семье до самого владыки страны. И он решил проверить, правду ли молвят люди. Прибыл он в село, и душа его возрадовалась: кругом чистота, красота, достаток и мир. Хорошо детям, спокойно старикам. Удивился владыка. Решил узнать, как жители села добились такого лада, пришел к главе семьи; старик расскажи, мол, как ты добиваешься такого согласия и мира в твоей семье. Тот взял лист бумаги и стал что-то писать. Писал долго — видно, не очень силен был в грамоте. Затем передал лист владыке. Тот взял бумагу и стал разбирать каракули старика. Разобрал с трудом и удивился. Три слова были начертаны на бумаге: любовь, прощение, терпение. И в конце листа: сто раз любовь, сто раз прощение, сто раз терпение. Прочел владыка, почесал, как водится, за ухом и спросил:

— И все?

— Да, — ответил старик, — это и есть основа жизни всякой хорошей семьи.

И, подумав, добавил:

—И мира тоже.

(ученик вывешивает на доске слова: Любовь. Прощение. Терпение.)

Учитель: Какое значение имеет любовь в жизни человека?

Ответ: Человек так устроен, что он обязательно кого-то должен любить.

И его тоже должны любить. Ведь как жить, если тебя никто не любит.

Ответ: Любовь всеобъемлющее чувство, без любви жизнь невозможна.

Любовь это солнце, которое необходимо всем, не только человеку.

Маленькому щенку или птенчику, без любви не вырастет растение.

Учитель: Терпение. Прощение. Как вы думаете, легко жить человеку, который не умеет прощать?

Ответ: Человек, который не умеет прощать является злопамятный.

А, как известно зло еще некому не помогало в жизни.

Учитель: Зло и ненависть разъедают человеческую душу изнутри, таких людей постоянно гложет обида и зависть, что отрицательно сказывается на здоровье. А лучше всего, поэтому поводу сказал Блаженный Августин: «Есть много видов милосердия, посредства, которых мы можем получить от бога прощения в своих грехах, но важнейший из них прощать врагам»

Практическая часть:

8. Учитель: пройдите к компьютерам и создайте с помощью эмблемы свое виденье толерантности.

Защита эмблем.

1 группа. Мир. Радость. Общение. Радуга символизирует радость, голубь мир, отсюда нужно общаться друг с другом в радости и мире.

2 группа. Звенящее сердце. Мы решили, что этот символ лучше всего отражает смысл толерантности. Все хорошие эмоции в человеке идут от сердца, а если оно еще и активное, неравнодушное, что показывают колокольчики, то значит и человек толерантный.

(Эмблемы вывешиваются  на доске).

9. Игра акростих «Дополни «Быть толерантным …»

Б — благородство

Ы — искренность

Т — терпение

Ь — прощение

Т — труд

О — общительность

Л — любовь

Е — единство

Р — радость

А — активность

Т — такт

Н — нравственность

Ы — доброта

М — миролюбие

(На доске по вертикали написано «Быть толерантным …»,  

ученики по очереди выходят и дописывают слова разными маркерами).

Учитель: Сделайте сами вывод

Ответ: Толерантность многогранна, многоцветна.

И чтобы стать толерантной личностью,

надо много над собой трудиться.

Ответ: надо стремить изменить себя в лучшую сторону,

надо жить в мире с самим собой.

10. Учитель: Посмотрите на акростих и решите для себя чего вы уже достигли, а над чем еще вам надо поработать. Для этого я вам предлагаю еще одну игру «Волшебная рука». Возьмите чистый лист и обведите свою руку, на пальцах напишите, какими качествами толерантной личности вы обладаете, а на ладони те, которые вам нужно в себе преодолеть, чтобы стать толерантной личностью. Анализ ответов учеников.

Вопрос: Скажите, важен, интересен наш сегодняшний разговор каждому из вас?

(Ответы учащихся)

Учитель: Д а, пройдет не так много времени, и мы покинем стены школы, дома, где нас оберегали и наставляли родители и учителя. Мы вступим в новый для нас мир, где столь препятствий, соблазнов.

Сегодня я узнал, что нужно с начало узнать человека, а потом уже вынести свое мнение о нем.

Нужно быть терпимее и милосерднее, на зло отвечать добром.

11.  Итог занятия.

Учитель: В конце мне хотелось бы сказать, что наш класс это маленькая семья. И хотелось, чтобы в нашей семье всегда царили, доброта, уважение, взаимопонимание, не было бы ссор, и чтобы вы все стремились изменить себя в лучшую сторону, жить в мире с собой и окружающими вас людьми. Конечно выбор развития личности, личности выпускника вам делать самостоятельно, но знайте, если вы для развития себя как личности используете принципы толерантности, вы идете навстречу своей судьбе, своему счастью.

А что же такое счастье, наверное, лучше не скажешь, чем в этих стихах

Ученики читают стихотворение:

Что же такое счастье?

Одни говорят – это страсти,

Карты, вино, увлеченья –

Все острые ощущенья.

Другие верят, что счастье

В окладе большом и власти,

В глазах секретарш плененных

И трепете подчиненных.

Третьи считают, что счастье —

Это большое участие:

Забота, тепло, внимание,

И общность переживаний.

По мнению четвертых, это –

С милой сидеть до рассвета,

Однажды в любви признаться

И больше не расставаться.

Есть и такое мнение,

Что счастье – это горение,

Поиск, мечта, работа

И дерзкие крылья взлета.

А счастье, по- моему, просто

Бывает разного роста:

От кочки до Казбека —

В зависимости от человека.

Э. Асадов

Учитель: Вы, представили свои эмблемы толерантности, я же представляю себе толерантность как солнце. Солнце – это источник жизни, счастья, оно своими лучиками проникает во все уголки земного шара. Каждый лучик солнца несет качества толерантной личности. Я хочу, чтобы и толерантность проникла в вашу душу и помогала вам жить в столь сложном и трудном современном мире. А еще хочу вручить вам «Путеводители по жизни», в которых отмечены основные принципы толерантности. И я надеюсь, что они вам помогут в дальнейшем.

Толерантность | Лицей №34 г.Тюмени

«КАК ВОСПИТАТЬ ТОЛЕРАНТНОГО ЧЕЛОВЕКА?»

Проблемой обсуждения с родителями является вопрос «Как воспитать толерантного человека?». Толерантность человека, выходящего в большую жизнь, является фактором социализации и в значительной мере определяет успешность жизненного пути человека. Именно поэтому важнейшей задачей является формирование у подрастающего поколения умения строить взаимоотношения в процессе взаимодействия с окружающими на основе сотрудничества и взаимопонимания, готовности принять других людей и их взгляды, привычки такими, какие они есть.

Проблема, которая станет предметом нашего обсуждения, весьма актуальна «Как воспитать толерантного человека?» Необходимость ее решения продиктована тем, что толерантность человека, выходящего в большую жизнь, является фактором социализации и в значительной мере определяет успешность жизненного пути человека.

Толерантность – понятие достаточно новое, это:
– ценностное отношение человека к людям, выражающееся в признании, принятии и понимании им представителей иных культур;

– терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению.

Толерантность предполагает уважение к самобытному внутреннему миру ребенка, веру в победу доброго начала в межличностных отношениях, отказ от методов грубого понуждения и любых форм авторитаризма, позитивную лексику.
Как видим, толерантность – это не просто отдельно взятое качество, а результирующий фактор взаимосвязанных свойств личности. А потому, чтобы воспитать ребенка толерантным, необходимо учитывать то, что дети – зеркало отношений и характеров родителей. Поэтому для начала необходимо самим относиться к своему ребенку толерантно. Во-первых, не обижать его. Во-вторых, выслушивать его мнение и считаться с ним. В-третьих, уметь прощать обиды и просить прощения у ребенка. Это самый сложный момент, но в то же время и самый важный, поскольку у детей обостренное чувство справедливости.

В-четвертых, уметь договариваться без ссор и разрушительных конфликтов. Под словосочетанием «разрушительный конфликт» подразумевается противостояние, которое наносит «противнику» ущерб, моральный или физический. Разумеется, что в повседневной жизни невозможно избежать противоречий интересов, желаний и мнений. Задача – обратить конфликт в конструктивный, вызвав ребенка к разговору о возникших противоречиях и к совместному принятию компромиссных решений. В-пятых, нельзя унижать достоинство ребенка – игнорировать его, проявлять неуважение к его увлечениям и т.п. В-шестых, не стоит заставлять ребенка с помощью силы делать то, что хочется вам.
Для того чтобы родители могли воспитывать детей в духе толерантности, нужно владеть соответствующими знаниями, а именно, родителям необходимо формировать у подростков систему ценностей, в основе которой лежат такие общие понятия, как согласие, компромисс, взаимное принятие и терпимость, прощение, ненасилие, сочувствия, понимание, сопереживание и т.п. От того, какой тип воспитания преобладает в семье, зависит, какой здесь вырастет человек. Главные методы воспитания в семье — это пример, общие с родителями занятия, беседы, поддержка подростка в разных делах, в решении проблем, привлечение его в разные виды деятельности в семье и вне ее.

Подросток осваивает социальные связи и роли в мире; становясь старше, он все больше ориентируется на ровесников и социальные институты. Родители, давая ему относительную свободу, должны быть надежным тылом для него, создавать у него чувство уверенности в трудной ситуации. Воспитывать толерантность в семье — значит прививать уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности.
Проявление толерантности означает, что каждый свободен, придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другими. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положением, языком, поведением и ценностями и имеют право жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязанны другим. Необходимо укреплять дух толерантности и формировать отношения открытости, внимания одного к другому.

Первое испытание родителей на толерантность – принятие пола ребенка, когда вместо, скажем, долгожданного наследника, на свет появляется дочь. Это особенно важно, поскольку в первый год жизни нового человека формируется его базовое доверие к миру. И если ребенок не будет получать достаточно любви и внимания, у него может сформироваться враждебное отношение к миру, которое будет серьезно осложнять ему жизнь. В первый год жизни ребенка особое значение имеет мать, вообще этот период времени можно смело назвать годом матери. Именно она удовлетворяет все потребности малыша. Но, между тем, присутствие отца тоже имеет важное значение. Во-первых, именно он обеспечивает безопасность матери и ребенка и именно от его поведения зависит самочувствие матери. Во-вторых, ребенок смотрит на взаимоотношения родителей и то, что он видит, оказывает влияние на его будущую семью, дальнейшую жизнь и здоровье. Всем известно, что дочь надо воспитывать женственной и заложить в ней ценности материнства, а сыну следует привить чувство ответственности. Но самое главное – научить девочку благодарности, а мальчика заботливости. Ведь, если мальчик заботлив, то, став мужчиной, во имя достижения благополучия близких, он приложит все свои усилия, проявив и ум, и силу, и другие мужские качества. А благодарность – самое важное женское качество. Поскольку, если женщина благодарна, то хочется сделать для нее нечто большее, чем уже сделано и хочется ее радовать.
При воспитании ребенка надо также учитывать, что человеческий мозг запоминает абсолютно все. Вопрос лишь в том, отложится это в сознании или в подсознании. Воспитывать ребенка личным примером сложнее всего, но в тоже время и наиболее эффективно. Для того чтобы дочь выросла женственной, матери необходимо самой быть такою и учить ее опрятности и женской работе по дому. Большую роль в жизни девочки играет и отец, поскольку от того, как он с ней общается, зависит то, каких взаимоотношений она будет искать с мужчинами, когда вырастет. Сына-подростка следует воспитывать в спокойной строгости. Разумеется, это не означает, что его не надо любить.
Дети, на практике познающие, что такое уважение и терпимость по отношению к другим, получают основы, необходимые для созидания мира и развития сообщества. Действия, предпринятые ими для служения сообществу семьи, класса, школы, укрепляют их знания и делают возможным создание общества взаимного согласия, где живут в радости и гармонии. Независимо от позиции ребенка, его мировоззрения, уважительное отношение к нему является необходимым принципом воспитательного процесса. При в формировании толерантности этот принцип приобретает двойную значимость. Уважая и принимая позицию и мнение ребенка, при необходимости корректируя их, мы показываем ему пример толерантного отношения к человеку с иным взглядом на мир.

Тест для родителей «Пытаетесь ли Вы понять своего ребенка?»

Из трех ответов на каждый вопрос выберите один, затем подсчитайте,
каких ответов больше всего – А, Б, В.
1. Ребенок капризничает. Не ест суп, хотя всегда ел. Вы:
а) дадите ему другое блюдо;
б) разрешите выйти ему из-за стола;
в) не выпустите его из-за стола до тех пор, пока не съест все.
2. Ваш ребенок во дворе «круто» поссорился со сверстниками. Вы:
а) идете во двор и разбираетесь с детьми;
б) советуете ребенку самому уладить конфликт;
в) предлагаете остаться дома.
3. Ваш ребенок смотрит фильм, вместо того, чтобы делать уроки Вы:
а) начнете его ругать, кричать;
б) попытаетесь выяснить, почему он не делает уроки, возможно, сядете
рядом и разберете вместе с ним домашнее задание;

в) без слов выключите телевизор.
4. Ваш ребенок скрыл от Вас полученные двойки:
а) вы в гневе и за двойки, и за их сокрытие, запрещаете все, кроме уроков;
б) пытаетесь помочь исправить положение;
в) физически или как-нибудь иначе наказываете подростка.
5. Ваш сын (дочь) гораздо позже назначенного времени вернулся (ась) домой:
а) не выяснив причины, начинаете ругать;
б) обсудите случившееся, выясните, почему задержался и договоритесь,
что впредь опозданий не будет;
в) накажете.
Под каждой буквой прочтите мнение о себе.
А – это тип авторитарного родителя, который мало доверяет своему ребенку, мало понимает его потребности.
Б – это тип родителя, признающего право ребенка на личный опыт, даже ошибки, и пытающегося научить его отвечать за себя и свои поступки.
В – тип родителя, не пытающегося понять ребенка, основным его методом воспитания является порицание и наказание.

Вы оценили наедине с собой свою собственную толерантность и, возможно, теперь измените характер воспитательных действий в отношении своего ребенка. Природа не терпит пустоты. Если мы не заполним его душу чем-то добрым, найдется кто-то другой, который заполнит ее дурным.

Мы пришли с вами к выводу, что ребенка с самого рождения должна окружать родительская любовь, а модель отношений к людям, принятые в семье – их принятие или дружелюбное отношение к ним или подозрительность и недоверие – формируют толерантность ребенка.
1. Агрессивное поведение членов семьи в обыденных жизненных ситуациях: крики, ругань, хамство, унижение друг друга, взаимные упреки и оскорбления. Психологи считают, что ребенок проявляет агрессивность в несколько раз чаще там, где агрессию взрослых он видел ежедневно и где она стала нормой его жизни.

Если ребенка постоянно критиковать, он учится ненавидеть.
Если ребенок живет во вражде, он учится агрессивности.
Если ребенка высмеивают, он становится замкнутым.
Если ребенок растет в упреках, он учится жить с чувством вины.

Если ребенок растет в терпимости, он учится принимать других.
Если ребенка подбадривают, он учится верить в себя.
Если ребенок растет в честности, он учится быть справедливым.
Если ребенок растет в безопасности, он учится верить в себя.
Если ребенок живет в понимании и дружелюбии, он учится находить любовь в этом мире.

2. Непоследовательность родителей в обучении детей правилам и нормам поведения. У детей формируется нравственный стержень поведения: сегодня родителям удобно говорить одно, и они же навязывают эту линию поведения детям, завтра им удобно говорить другое, и это другое тоже навязывается.
Это приводит к растерянности, озлоблению, агрессии против родителей и других людей.
Если говорить о современном мире, то можно сказать, что он страшный, жестокий, разобщенный. В нашем мире страшно жить: страшно потерять сознание на улице, страшно идти вечером домой, страшно открывать дверь незнакомцу, страшно лететь на самолете. Но еще страшнее от мысли, что и наши дети, и наши внуки всю свою жизнь будут испытывать чувство недоверия и нетерпимости по отношению к окружающим. Поэтому в последнее время все чаще и чаще возникают разговоры о толерантном мире, т.е. мире без насилия и жестокости, мире, в котором самой главной ценностью является неповторимая и неприкосновенная человеческая личность. Но просто разбрасываться красивыми словами, конечно, недостаточно. Толерантность нужно воспитывать. Отсюда – ряд правил воспитания, связанные с темой нашего собрания:

1. Учитесь слушать и слышать своего ребенка.
2. Постарайтесь сделать так, чтобы только вы снимали его эмоциональное
напряжение.
3. Не запрещайте детям выражать отрицательные эмоции.
4. Умейте принять и любить его таким, каков он есть.
5. Повиновение, послушание и исполнительность будут там, где они предъявляются разумно. В этом случае в ребёнке будут черты толерантной личности
— терпение
— умение владеть собой
— доверие
— чуткость
— способность к сопереживанию
— снисходительность
— расположение к другим
— чувство юмора
— терпимость к различиям
— доброжелательность
— гуманизм
— любознательность
— умение слушать
— несклонность осуждать других
— альтруизм
Хотелось бы, чтобы в вашей семье всегда царила доброта, уважение, взаимопонимание, не было бы ни ссор, ни ругани. А что же для этого нужно?

Китайская притча «Ладная семья»
Жила-была на свете семья. Она была не простая. Более 100 человек насчитывалось в этой семье. И занимала она целое село. Так и жили всей семьей и всем селом. Вы скажете: ну и что, мало ли больших семейств на свете. Но дело в том, что семья была особая – мир и лад царили в той семье и, стало быть, на селе. Ни ссор, ни ругани, ни, Боже упаси, драк и раздоров. Дошел слух об этой семье до самого владыки страны. И он решил проверить, правду ли молвят люди. Прибыл он в село, и душа его возрадовалась: кругом чистота, красота, достаток и мир. Хорошо детям, спокойно старикам. Удивился владыка. Решил узнать, как жители села добились такого лада, пришел к главе семьи; расскажи, мол, как ты добиваешься такого согласия и мира в твоей семье. Тот взял лист бумаги и стал что-то писать писал долго – видно, не очень силен был в грамоте. Затем передал лист владыке. Тот взял бумагу и стал разбирать каракули старика. Разобрал с трудом и удивился. Три слова были начертаны на бумаге:
любовь;
прощение;
терпение.
И в конце листа: сто раз любовь, сто раз прощение, сто раз терпение. Прочел владыка и спросил:
— И все?
— Да, — ответил старик, — это и есть основа жизни всякой хорошей семьи.
И, подумав, добавил:
— И мира тоже.
Наше собрание близится к концу. Мы вместе должны помочь нашим детям овладеть навыками общения, умением критически мыслить, знаниями в области культуры, политики, прав человека, национальных отношений.
Однако вряд ли можно говорить о том, что у наших детей в результате наших совместных усилий толерантная позиция сформируется быстро. Ведь всякая жизненная позиция требует значительного времени, необходимого жизненного опыта. Процесс этот не завершается никогда. И это позволяет нам надеяться на успех.

Правила воспитания в духе толерантности

Секрет толерантности

Если ребенка постоянно критиковать, он учится ненавидеть.
Если ребенок живет во вражде, он учится агрессивности.
Если ребенка высмеивают, он становится замкнутым.
Если ребенок растет в упреках, он учится жить с чувством вины.
Если ребенок растет в терпимости, он учится принимать других.
Если ребенка подбадривают, он учится верить в себя.
Если ребенок растет в честности, он учится быть справедливым.
Если ребенок растет в безопасности, он учится верить в себя.
Если ребенок живет в понимании и дружелюбии, он учится находить любовь в этом мире.

1. Учитесь слушать и слышать своего ребенка.
2. Постарайтесь сделать так, чтобы только вы снимали его эмоциональное
напряжение.
3. Не запрещайте детям выражать отрицательные эмоции.
4. Умейте принять и любить его таким, каков он есть.
5. Повиновение, послушание и исполнительность будут там, где они предъявляются разумно. В этом случае в ребёнке будут черты толерантной личности
— терпение
— умение владеть собой
— доверие
— чуткость
— способность к сопереживанию
— снисходительность
— расположение к другим
— чувство юмора
— терпимость к различиям
— доброжелательность
— гуманизм
— любознательность
— умение слушать
— несклонность осуждать других
— альтруизм
Хотелось бы, чтобы в вашей семье всегда царила доброта, уважение, взаимопонимание, не было бы ни ссор, ни ругани.

Воспитание толерантности как социальная и педагогическая проблема

Умей чувствовать рядом с собой человека,

умей понимать его душу, видеть в его глазах

сложный духовный мир – радость, горе, беду, несчастье.

Думай и чувствуй, как твои поступки могут

отразиться на душевном состоянии другого человека

В. А. Сухомлинский

Проживание в мире и согласии предполагает наличие у каждого человека таких личностных качеств, как взаимопонимание, взаимоуважение, ответственность, доброжелательность, сдержанность, уступчивость, коммуникабельность, терпимость. Не случайно терпение, терпимость в народной педагогике возводят в ранг одних из ведущих качеств личности: «Терпение и труд всё перетрут», «Умный смиряется, глупый надувается», «Терпя, в люди выходят», «Нетерпение сродни опрометчивости» и др. Поэтому важнейшей задачей является формирование у подрастающего поколения умения строить взаимоотношения. В процессе взаимодействия с окружающими, на основе сотрудничества и взаимопонимания, готовности принять других людей, их взгляды, обычаи и привычки такими, какие они есть. Важно, чтобы воспитанники обладали не только определенными знаниями, умениями и навыками, но были и людьми, усвоившими толерантность как основу своей жизненной позиции, уважали не только себя, но и тех, кто рядом.

В настоящее время наблюдается тенденция ухудшения здоровья подрастающего поколения, поэтому необходимо изменение общественного мнения у детей, родителей и педагогов, по отношению к детям с ограниченными возможностями. Результаты опроса населения подтвердили, что основными чувствами, которые россияне испытывают по отношению к инвалидам, являются жалость, сочувствие и сострадание. Вследствие чего общество, с одной стороны, пытается максимально ограничить взаимодействие с ними, с другой – появляется желание им помочь, чаще всего – материально. О жалости, как о лидирующем чувстве, в современном российском обществе говорят и эксперты, работающие с детьми-инвалидами. Причем, с их слов, жалость по отношению к таким детям является недопустимой, она «унижает личность этих детей», препятствует их развитию, личностному росту, мешает обрести уверенность в себе и своих силах и, как следствие, способствует тому, что «инвалиды сами себя уже не могут воспринимать как самостоятельных, полноценных членов общества».

Наша школа-интернат коррекционная для слабовидящих детей. В ней обучаются и воспитываются совместно ученики с ограниченными возможностями и не имеющими инвалидность. Взаимодействие обычных детей и ребят с отклонениями в развитии способствует формированию у первых альтруизма и гуманности. Они учатся воспринимать «особых» детей как нормальных членов общества. А включенность в среду здоровых сверстников воспитанников с ОВЗ расширяет круг общения этих ребят, формирует у них навыки коммуникации, межличностного взаимодействия, что в целом повышает адаптационные возможности детей. И самое главное, меняется оценка детей с ограниченными возможностями своего места в этом мире, в нашем обществе, в нашей стране. Это, прежде всего, возможность чувствовать себя равноправным, равным в обществе. Быть уверенным в реализации своих возможностей. Здоровым же детям это позволит развить толерантность и ответственность.

Дети с ограниченными возможностями здоровья должны знать, что у них есть возможность добиться собственных целей, есть специалисты, к которым можно всегда обратиться, есть средства помощи, а главное, – они доступны. Поэтому только от личных качеств и большого желания, а главное, большого усердия и труда зависит реализация их возможностей.

      

Городской конкурс «Мы – талантливы»

Городской конкурс «А ну-ка, девочки»

Городской конкурс «Большие гонки»

 

Городской конкурс «Новогодней игрушки»

Воспитательную работу в своей группе строю на целенаправленной планомерной ориентации школьников на толерантные отношения друг к другу, что дает возможность каждому, кто приходит в школу, почувствовать, увидеть, понять свою уникальность и ценность и уникальность и ценность другого человека.

Одна из самых острых в школе проблем, да и в обществе в целом – культура общения. Прекрасно понимая, что мы все разные и что надо воспринимать другого человека таким, какой он есть, мы не всегда ведём себя корректно и адекватно. Важно быть терпимым по отношению друг к другу, что очень непросто.

Одним из способов достижения толерантных отношений подростков друг к другу является обучение ассертивному поведению – способность человека не зависеть от внешних влияний и оценок, самостоятельно регулировать собственное поведение и отвечать за него, способность личности открыто и свободно заявлять о своих желаниях, требованиях и добиваться их воплощения. Применительно к подросткам это обозначает умение оптимально реагировать на замечания, справедливую и несправедливую критику, способность говорить себе и окружающим «нет», отстаивать свою позицию, не ущемляя при этом достоинства другого человека. Важно учить подростков умению просить других об одолжении, не испытывая чувства неловкости. Все это позволит сохранить партнерские отношения с окружающими людьми.

Не один год в нашей группе существует клуб «Здоровых привычек», в работу которого входят:

– часы общения «Конвенция прав детей», «13 ноября – международный день слепых», «Воспитание толерантности», «Конфликт. Разрешение конфликта», «Доброта творит чудеса», «Вверх по лестнице или мои жизненные ценности», «Словарный запас», «О духовной безопасности подростков», «Жизнь дана на добрые дела»;

– диспуты «Ценность человеческой жизни», «Молодежные движения в современной России», «Сделай свой выбор», «Экстремизм среди подростков»;

– игровые тренинги «Воспитай в себе человека», «Чувство взрослости. Что это такое?»;

– психологические практикумы «Чувства и эмоции. Истоки негативных эмоций», «Чувства, мысли, поступки: умеем ли мы их различать?», «Учись понимать себя», «Учись понимать других».

Высокую степень сплочения коллектива, а значит, воспитание толерантности дает работа в группе, а именно коллективное творчество детей. Коллектив, особенно детский, вообще не может существовать и полноценно развиваться, если в нем нет постоянного совместного творчества детей. Обычные слова «создавать коллектив» означают следующее: учить детей совместному творчеству, так как, когда они думают, изобретают и работают вместе, только тогда они объединяются, учатся ценить друг друга, а значит, проявляют толерантность.

Технология КТД предполагает, что все равны, но не одинаковы, потому что каждый ребенок – личность. Здесь есть дело каждому.

Для того чтобы работа с детьми с ОВЗ по воспитанию толерантности была плодотворной, они задействованы в различных видах мероприятий: экскурсии, выставки, мастер-классы, спортивные соревнования.

 

 

  

Особенно хочется отметить театрализованную деятельность, которая помогает ребёнку в отношениях с другими людьми, помогает не принимать вражду и конфронтацию за естественный способ существования. Понимать того, кто не похож на тебя. Быть терпимым даже тогда, когда поведение другого человека тебя раздражает. Не стесняться проявлять внимание и уважение к людям с ограниченными возможностями. Проявлять внимание к старикам, больным, инвалидам, к детям, лишённым нормального детства, сочувствие нищим и бедным, к тем, с кем случилось несчастье. Театрализация смещает акцент с нотации на изображение, с предписанных правил поведения на игровые ситуации.

 

 

 

Формирование толерантности происходит постепенно, потому что все дети разные: одни доброжелательные, активные, другие застенчивые, третьи замкнутые, у каждого свои индивидуальные способности и особенности.

Работа по воспитанию у детей толерантности предполагает тесное сотрудничество воспитателя и родителей. Семья дает ребенку важный опыт взаимодействия с людьми, в ней он учится общаться, учится слушать и уважать мнение других, терпеливо и бережно относиться к своим близким. Для этого использовали разнообразные формы работы с родителями:

– совместные праздники «Моя бабушка и дедушка», «Мамин день», «А ну-ка, парни»;

– индивидуальные беседы «Шутки или хулиганство», «Искусство каждодневного общения», «Отношения с одноклассниками», «Опасные привычки», «Самоконтроль и требовательность к себе», «Чувство собственного достоинства»;

– выставки рисунков.

Такая согласованность в работе школы и семьи является важнейшим условием полноценного воспитания ребенка, формирование у него нравственных форм поведения. Хочется донести до воспитанников, что толерантность – это не только милосердие, терпимость, главное, это уважение прав человека. Проявлять толерантность – это значит признавать то, что люди различаются по внешнему виду, положению, интересам, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире, сохраняя при этом свою индивидуальность.

Промежуточная толерантность – Газета Коммерсантъ № 190 (3521) от 11.10.2006

мнение эксперта

Большинство и меньшинство

Толерантность может включать в себя целый набор возможных вариантов поведения и стилей мышления. В либеральной традиции акцент делается на моральном стоицизме (принципиальном признании того, что «другие» обладают такими же правами, даже если то, как они ими пользуются, вызывает неприятие) либо уважении и открытости в отношении «другого». При всех разночтениях, однако, толерантность рассматривается как терпимость большинства в отношении меньшинств. Представители меньшинства рассматриваются лишь в качестве объекта терпимости, но никак не субъекта, призванного, в свою очередь, проявлять терпимость в отношении большинства.

В то же время при очередной перекройке границ, текущих демографических тенденциях или в силу иных обстоятельств большинство имеет устойчивую тенденцию к превращению в меньшинство. И здесь возникает проблема готовности к компромиссам уже самих меньшинств. Впору ставить вопрос о том, насколько оправданным является их моральный ригоризм и политическая бескомпромиссность в отстаивании тех или иных позиций. Толерантность, как и компромисс, не может быть односторонней, и гарантией демократического развития может быть только взаимная толерантность различных групп.

В глобализующемся и стремительно превращающемся в одну «мировую деревню», но одновременно и подвергающемся фрагментации мире толерантное отношение к «другим», способность терпимо относиться к невероятному количеству разделительных линий в политике, культуре, конфессиональной сфере обеспечивает саму возможность социальной жизни в рамках тех гетерогенных сообществ, в которых мы ныне обитаем. Наличие или отсутствие необходимого уровня толерантности предстает не некой гуманитарной проблемой, интересующей социологов и правозащитников, но важным фактором политической и социальной стабильности.

Переводя проблему в модную ныне экономоцентристскую плоскость, можно сказать, что толерантность — это фактор инвестиционной привлекательности регионов и страны в целом. И за последние десятилетия мы на собственном опыте убедились в том, насколько хрупким оказывается баланс терпимого отношения народов и как трудно бывает восстановить разорванную ткань взаимной толерантности. Защита терпимости — это не обязательно апологетика различий. Толерантность является лишь необходимостью в современном обществе.

Нелиберальная, имперская модель

На протяжении столетий расовая, этническая, конфессиональная, культурная неоднородность человеческих сообществ вызвала к жизни несколько рецептов сохранения и поддержания баланса — различные «режимы» толерантности.

Основой толерантности является мирное сосуществование людей с различной историей, культурой и идентичностью. В этом смысле есть все основания рассматривать в качестве одного из режимов толерантности полиэтничные империи — начиная с державы Ахеменидов и Древнего Рима и до Российской империи. В этих государствах на правах особых образований существовали различные культурно-религиозные и политико-правовые сообщества, осуществлявшие самоуправление по значительному числу видов жизнедеятельности. Имперское владычество явилось одним из путей опосредования различий и насаждения мирного сосуществования этнических и конфессиональных групп.

Нет необходимости идеализировать подобного рода режим толерантности. Империи способны были на жестокие репрессии. Кроме того, какой бы характер ни носили различные автономии, имперский режим всегда автократичен. Но как ни парадоксально, устоявшееся имперское правление зачастую характеризуется толерантностью именно благодаря тому, что является насквозь автократичным — не связанным с интересами и предрассудками какой-либо из этнических групп и равноудаленным от них.

Вместе с тем толерантность в рамках имперских режимов имеет свои особенности и пределы. Она распространяется прежде всего на определенные группы. Толерантность проявляется в отношении замкнутых в рамках собственных границ этнокультурных миров, а не индивидов как таковых. Больше того, индивидуальность здесь рассматривается не иначе как аномалия. Человеку трудно, если вообще возможно, пересекать незримые границы, отделяющие его общность от других. Уход или изгнание становятся тяжелейшим испытанием или карой, поскольку в рамках такого режима толерантности индивид, выпавший из сообщества, лишается и распространяемого на сообщество терпимого отношения.

Наше наследие

Одним из последних успешных имперских режимов (с целым рядом оговорок насчет и успешности, и имперскости) был СССР. Здесь наличествовали этнократические автономные образования (республики и автономии), удостоверения личности, содержащие указания на этническую принадлежность их владельцев, и т. д. И часть из перечисленных черт перешла по наследству к Российской Федерации, во многом воспринимаясь при этом как историческая и политическая аномалия. Но аномален ли подобный тип толерантности или же требует к себе серьезного отношения, во всяком случае, пока не отработаны иные модели бесконфликтного взаимодействия индивидов и групп?

Поспешность в преодолении «наследия тоталитарного режима», в попытке перейти от имперских форм толерантности к либерально-демократическим образцам довольно дорого обошлась российской государственности (хотя, надо признать, могла бы обойтись еще дороже). Так, непродуманные, хотя и принимавшиеся из благих побуждений законодательные акты, посвященные территориальной реабилитации репрессированных народов, неожиданно для многих серьезно дестабилизировали обстановку на Кавказе и поставили на грань хаоса целый ряд северокавказских республик. Не менее острой и, похоже, неожиданной оказалась для московской политической элиты полемика вокруг пятого пункта в российском паспорте. Отмена его в паспорте привела в ряде республик к возникновению еще более уродливого явления, призванного компенсировать утрату «брэнда»,— введению вкладышей с обозначением республиканского гражданства (что порождает проблему конфликтующей политической лояльности).

Проблема заключается в поиске некоего эквилибриума — сочетания различных переходных форм терпимости как альтернативы ее полному отсутствию. В конце концов, толерантность, пусть и в архаичных формах, все-таки лучше межнациональных и межконфессиональных разборок, этнических чисток, лучше, чем отсутствие толерантности как таковой.

В этой связи одинаково неправильными представляются как попытки одним махом разделаться с унаследованными политическими формами компромисса, предпринимаемые и отечественными почвенниками, и отечественными западниками (вроде проектов немедленного устранения асимметрий федерации, а то и полного отказа от национально-территориального принципа), так и навязчивое стремление к легитимизации ряда архаичных и не имеющих особого распространения даже на периферии норм и институтов (вроде норм шариата). А постепенное внедрение современных форм толерантности не вместо, а по возможности наряду с имеющимися механизмами поддержания баланса интересов является едва ли не единственной разумной и приемлемой стратегией.

Эдуард Соловьев, ведущий научный сотрудник ИМЭМО

Работа с педагогами

Развитие культуры толерантности у дошкольников.

В последнее время часто возникают дискуссии о толерантном мире, так называемом мире без насилия и жестокости, в котором главной ценностью является единственная в своём роде и неприкосновенная человеческая личность. Но мало произносить красивые слова, толерантность нужно воспитывать, путем развития хороших привычек, манер, культуры межличностного общения, искусства жить в мире непохожих людей.

В.В.Путин подчеркивает, что “взаимодействие разных культур является многовековой традицией нашей общественной и государственной жизни, а национальное многообразие народов России подлинным богатством страны. И потому мы полностью поддерживаем деятельность, направленную на утверждение культуры мира и толерантности как необходимых условий диалога цивилизаций. В научных изданиях толерантность трактуют, прежде всего, как уважение и признание равенства, отказ от доминирования и насилия, многообразия человеческой культуры, норм, верований. Толерантность это готовность принять других такими, какие они есть, и взаимодействовать с ними на основе согласия. В первую очередь она предполагает взаимность и активную позицию всех заинтересованных сторон. Толерантность является важным компонентом жизненной позиции зрелой личности, имеющей свои ценности и интересы и готовой, если потребуется, их защищать, но одновременно с уважением относящейся к позициям и ценностям других людей.

В законе РФ «Об образовании» говорится: «Гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей…» (ст. «Принципы государственной политики в области образования»). Аналогичные задачи мы находим в Государственной концепции дошкольного воспитания: «В дошкольном детстве ребенок приобретает основы личностной культуры, ее базис, соответствующий общечеловеческим духовным ценностям». И далее: «Становление базиса личностной культуры означает, что ребенок приобщается именно к общим, не переходящим человеческим ценностям, а не к тому, что может представляться ценным некоторому кругу людей в некотором регионе и в некоторые моменты времени, приобщается к универсальным (всеобщим) средствам жизнедеятельности людей».

 

Дошкольное детство — это время достижений и проблем не только одного маленького человечка, но и всего общества в целом. В этом возрасте происходит формирование у детей навыков уважительного и доброжелательного поведения во время взаимоотношений с представителями разных культур, умение воспринимать окружающее как результат сотрудничества людей разных национальностей, разного этнического происхождения. Они положительно влияют на человека, преображают его, возвышают, возвращают в более гармоничное состояние.

В решении задач формирования толерантности особая роль должна быть отведена дошкольному образованию и воспитанию как начальному этапу в нравственном развитии ребенка. Период дошкольного детства очень важен для развития личности ребенка: на протяжении всего дошкольного периода интенсивно развиваются психические функции, формируются сложные виды деятельности, закладываются основы познавательных способностей.

Формирование толерантности целесообразно начинать со старшего дошкольного возраста, так как, именно этот возраст является сенситивным для воспитания нравственности и толерантности, именно в этом возрасте закладывается фундамент для дальнейшего развития личности ребенка.

В формировании толерантности у дошкольников необходимо опираться на игровые методы воспитания, так как игра является основным видом деятельности детей дошкольного возраста.

В нашем детском саду, как и во многих других в наше время, вместе воспитываются дети разных национальностей. Мы стараемся сделать наш дом действительно добрым, теплым, светлым для всех, кто по тем или иным причинам приехал в него и живет вместе с нами.

Основы толерантности закладываются у дошкольников в процессе работы на занятиях, во время досугов, в самостоятельной игровой деятельности, всевозможных экскурсий, в частности посещение библиотек города, музея экологии и краеведения. А также – это огромная каждодневная работа педагогов.

Одним из важных звеньев по воспитанию основ толерантности у дошкольников является взаимодействие педагогов и родителей детей. Значение семьи в формировании толерантного сознания и поведения ребенка трудно переоценить. Родители являются первыми и основными воспитателями детей, и невозможно сформировать толерантность у ребенка, как и любое другое качество, если они не являются союзниками педагогов в решении этой проблемы. Атмосфера отношений в семье, стиль взаимодействия между родителями, между родственниками, детьми существенно влияют на формирование толерантности у ребенка. В основе взаимодействия педагогов и родителей лежат принципы взаимного доверия и уважения, взаимной поддержки и помощи, терпения и терпимости по отношению друг к другу. Работа воспитателей с родителями по формированию толерантности у детей должна проводиться с учетом особенности семьи и семейных взаимоотношений.

Проблема воспитания подрастающего поколения в духе толерантности актуальна в настоящее время как никогда, так как она обусловлена изменениями последних десятилетий в экономической, политической, культурной жизни страны.

Наша Россия – это многонациональная страна. Издавна на ее территории проживает множество народов, каждый из которых по–своему самобытен и имеет богатые традиции. Тысячелетний опыт совместного проживания на российских просторах обобщен и зафиксирован в фольклоре. В многочисленных хрестоматиях для дошкольников показан огромный нравственный потенциал фольклора народов России, на примере сказок и пословиц демонстрируются богатые педагогические возможности народной мудрости по воспитанию в детях чувства дружбы, миролюбия, взаимопомощи, добрососедства, по обучению правилам человеческого общежития, раскрывается роль фольклора в деле воспитания у дошкольников толерантности. На страницах хрестоматийных книг подробно рассказывается о народах, населяющих территорию России: о русских, о народах юга и севера Европейской части России, Северного Кавказа, Поволжья, Урала, Севера, Сибири, Дальнего Востока. Эти богатые источники информации активно используются педагогами в нашем детском саду для воспитания дружбы и взаимопонимания между детьми разных национальностей.

Для того чтобы работа по воспитанию толерантности у дошкольников была плодотворной, необходимо задействовать большой спектр мероприятий и разных видов деятельности дошкольников:

 

1) проведение праздников, и других массовых форм, с целью знакомства детей с культурой и традициями своего народа и народов мира; театрализованную деятельность дошкольников по сценариям, в основе которых сказки народов мира;

 2) сюжетно-ролевые игры дошкольников, основной целью которых является освоение и практическое применение детьми способов толерантного взаимодействия;

 3) русские народные подвижные игры, такие как “Гори, гори ясно”, “Бояре” и другие;

 4) проведение русских народных праздников, например таких как “Масленица, “Рождество” в соответствии с народным календарем;

 5) изучение народных праздников ближайших стран-соседей, скандинавских народных праздников; праздников народов Востока и мусульманских стран; 6) знакомство детей с традициями народов разных стран;

 7) с традициями празднования Нового Года,  у разных народов

Мастер  класс

«Волшебный поясок».

 

Цель: сформировать знания о поясе, его значении в народном костюме.

Задачи:

Обучающие: – расширить знания детей о поясе, как элементе народного костюма, познакомить со старинным видом плетения пояса в технике дергание.

Развивающие: – развивать художественные способности средством рукоделия.

Воспитательные: – воспитывать интерес к историческому наследию и культурным ценностям своего народа, интерес к народному искусству через развитие творческих способностей.

Словарная работа: оберег, омофор, живот в значении жизнь.

Ход занятия:

Воспитатель показывает детям поясок, сплетенный из нитей трех цветов красного, синего и белого.

-Что это? (поясок).

-Что напоминает нам по цвету поясок? (Российский флаг).

-Может быть кто-то знает почему эти цвета на Российском флаге?

-Это придумал царь Петр Первый. Когда он построил свой флот, у него не было флага, по которому другие страны отличали бы в море российские корабли и в октябре, когда люди отмечали один из главных церковных праздников покров пресвятой Богородицы, царь нарисовал флаг. А цвета он взял такие как на одеждах Богородицы. Посмотрите красный это цвет головного покрывала Богородицы, правильно он называется омофор. Синий это цвет платья, а белый это цвет платка, который привешивался к поясу и называется запоясный плат. Царь Петр считал, что Матерь Божья оберегает российский флот, а значит и царя и все его царство.

-Эти цвета издревле почитались народом. Ими украшали свои жилища, и одежду, вышивали затейливые узоры на ней, одевали её по праздникам. Я не случайно показала вам именно поясок, он тоже оберегал людей. Пояс это часть народного костюма многих народов, взглянув на него, можно было многое узнать о человеке: откуда он родом, богат или беден, женат или холост.

-Пояс имеет много названий, подскажите какие? (поясок, подпояска, покромка, тесемочка, кушак, опоясочка).

-Без пояса нельзя было ходить, это считалось неприличным. Как вы думаете что значит выражение – «распоясался»?(расхулиганился, плохо вел себя)

-Это выражение пришло к нам из тех далеких времен, когда без пояса могли ходить только маленькие дети.

Скажите куда повязывают пояс? (на живот)

— А вы, знаете, животом раньше называли жизнь (сражаться, не жалея живота своего т.е. не жалея жизни). Пояс замыкается в кольцо, а кольцо или обруч всегда защищал человека от недобрых сил, на него женщины подвешивали различные украшения, которые тоже оберегали их. Мужчины подвешивали на свои пояса ножи, мечи.

Я хочу предложить вам сделать свой поясок – оберег, делать мы его будем в старинной технике дергание.

 

                             

 

 

Классный час «»Толерантность – жизненная позиция выпускника»

Цели:

  • Закрепления определения толерантности, углубление понимания его значения;

  • Развивать у учащихся способности адекватно и полно познавать себя и других людей;

  • воспитывать у школьников качества присущие толерантной личности;

Девиз: 
«Этот мир многогранен и тесен,
Человеку непросто в нем жить
Так, чтоб обществу был он полезен,
Мог дружить и конечно, любить.
И какой бы он ни был натуры,
В шутке, юморе меру чтоб знал,
Категории «долг», «честь», «культура»
Без условий всегда понимал.»

Плакат

Какие ждут вас в будущем дела? Об этом думать вы должны все чаще.
И если гражданин вы настоящий большой отдачи ждет от вас страна.

1. «Я, ты, он, она – вместе дружная страна, вместе – дружная семья, в слове «мы» — сто тысяч «я»!» — так оптимистично и жизнеутверждающе начинается некогда очень популярная в нашей стране песня. Далее, если вспомнить, в песне следует описание «большеглазых, озорных, черных, белых и цветных, рыжих и веселых», которые несмотря на разность внешних данных, интересов и увлечений, взглядов и убеждений, довольно неплохо уживались в одной стране. Но так поется в песне, а в жизни все намного сложнее. Не так легко быть объединенными одним «ансамблем» отношений, входя в такие социальные образования, как «страна», «город», «семья», «школа», «класс». Проживание в мире и согласии предполагает наличие у каждого таких человеческих качеств, как взаимопонимание, взаимоуважение, ответственность, доброжелательность, сдержанность, уступчивость, коммуникабельность, терпимость.

2. Сегодня мы еще раз обсудим эти вопросы.

Ребята, каким днем признан день 16 ноября?

Ответ: Международным днем толерантности.

Тема нашего классного часа Толерантность — жизненная позиция выпускника.

Эпиграфом нашего классного часа можно взять слова Бернарда Шоу

«Теперь, когда мы научились летать по воздуху,
как птицы, плавать под водой как рыбы, нам не хватает
только одного: научится жить на земле, как люди»

В конце нашего занятия мы с вами ответим, какими качествами должен обладать человек, чтобы органично влиться в современное общество.

3. Давайте вспомним, что такое толерантность?

Ответ: : «Толерантность означает уважение, принятие и понимание многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности»;

А еще?

Ответ: Толерантность это терпимость, стремление и способность к установлению и поддержанию общения с людьми.

4. Учитель: Что значит проявлять толерантность?

Ответ: Это значит признать, что люди различаются по внешнему виду, положению, интересам, поведением, обладают правом жить в этом мире, сохраняя при этом свою индивидуальность.

5. Хорошо. А теперь давайте послушаем определение толерантности в разных языках земного шара (сообщение двух учеников, вывешивают на доску определения толерантности)

В русском языке – способность терпеть кого-то или что-то (быть выдержанным , выносливым, стойким, уметь мирится с существование кого-либо, чего-либо)

Во французском языке – отношения, при котором допускается, что другие могут думать или действовать иначе, нежели ты сам;

В испанском языке оно означает способность признавать отличные от своих собственных идеи и мнения;

В английском языке – готовность быть терпимым, снисходительным;

В китайском языке – позволять, принимать, быть по отношению к другим великодушным;

В арабском – прощение, снисходительность, мягкость, милосердие сострадание, благосклонность, терпение, расположенность к другим;

Учитель. На первый взгляд все определения разные, но все же их что-то объединяет. Что?

Ответ: Мне кажется, что все определение объединяет одна мысль, что нужно быть терпимым, принимать людей такими, какие они есть.

Вывод: толерантность у всех народов считается признаком высокого духовного и интеллектуального развития индивидуума, группы, общества в целом.

6. Классный руководитель: Почему так актуальна толерантность в настоящее время? Казалось бы, набирает обороты третье тысячелетие. Прогресс неумолимо движется в перед. Техника пришла на службу человеку. Жизни должна стать размеренней, спокойнее. Но мы все чаще и чаще слышим слова: беженец, жертва насилия, расширяются зоны конфликтов. Мы с вами живем в стране, которая не просто многонациональная, а сложная и многогранная, со множеством социальных прослоек общество, поэтому в жизни человеку приходиться общаться с представителями различных национальностей, культур, миров, конфессий, социальных слоев, а для этого важно научиться уважать культурные ценности как своего народа, так и представителей другой культуры, религии, научиться находить точки соприкосновения с представителями различных слоев общества. Как вам у нас в классе, в школе? Толерантные отношения.

В настоящем и будущем человеческий род делится, и будет делиться на общества, которые мы называем государствами и которые разделены строго определенными границами и режимами, часто противостоящими друг другу. Возьмите Израиль и Палестина, какие непримиримые позиции у этих двух государств как они нетерпимы друг к другу.

Ни одно общество, о чем убедительно свидетельствует история и те события, которые происходят в наши дни, не может пока гордиться тем, что оно толерантно. Сегодня, в начале ХХI века, приходится признать, что прогресс, достигнутый человечеством в различных областях, не привел к взаимопониманию между людьми. По-прежнему сильно стремление к единообразию, к абсолютному господству, к уничтожению независимости, индивидуальности.

Особенно сильное воздействие на человеческое сознание оказывают различные формы конфронтации на этнической почве. У нас в классе есть человек, который знает об этом не из источников СМИ, а на примере своей семьи. Эльнур, откуда переехала ваша семья 16 лет назад. А почему вы уехали оттуда. Потому что начались гонения на представителей вашей национальности.

Вам в будущем предстоит жить, учиться, работать, общаться со множеством людей. Поэтому уже сейчас вы должны учиться правильно, выстраивать свои отношения с людьми.

Выпускник школы. Каким он должен быть, чтобы максимально быстро адаптироваться к тем условиям, в которые попадает после окончания школы? Адаптация человека к новым условиям в жизни возможна лишь при наличии сформировавшихся социальных умений и качеств личности. Одним из таких качеств является толерантность.

Попытаемся вместе ответить на вопрос Какими нравственными качествами должен обладать выпускник школы, чтобы жить в этом мире?

Этот мир многогранен и тесен,
Человеку непросто в нем жить
Так, чтоб обществу был он полезен,
Мог дружить и конечно, любить.
И какой бы он ни был натуры,
В шутке, юморе меру чтоб знал,
Категории «долг», «честь», «культура»
Без условий всегда понимал.

7. На прошлом занятии вы получили еще одно задание: Вспомнить, где- то найти, сказки, притчи, мифы, легенды, в которых уже заложено понятие толерантности.

Ученик рассказывает притчи ПРИТЧА «ЛАДНАЯ СЕМЬЯ»

Жила-была на свете семья. Она была не простая. Более 100 человек насчитывалось в этой семье. И занимала она целое село. Так и жили всей семьей и всем селом. Вы скажете: ну и что, мало ли больших семейств на свете. Но дело в том, что эта семья была особая — мир и лад царили в той семье и, стало быть, на селе. Ни ссор, ни ругани, ни, Боже упаси, драк и раздоров.

Дошел слух об этой семье до самого владыки страны. И он решил проверить, правду ли молвят люди. Прибыл он в село, и душа его возрадовалась: кругом чистота, красота, достаток и мир. Хорошо детям, спокойно старикам. Удивился владыка. Решил узнать, как жители села добились такого лада, пришел к главе семьи; старик расскажи, мол, как ты добиваешься такого согласия и мира в твоей семье. Тот взял лист бумаги и стал что-то писать. Писал долго — видно, не очень силен был в грамоте. Затем передал лист владыке. Тот взял бумагу и стал разбирать каракули старика. Разобрал с трудом и удивился. Три слова были начертаны на бумаге:любовь, прощение, терпение. И в конце листа: сто раз любовь, сто раз прощение, сто раз терпение. Прочел владыка, почесал, как водится, за ухом и спросил:

— И все?

— да, — ответил старик, — это и есть основа жизни всякой хорошей семьи.

И, подумав, добавил:

—И мира тоже.

(ученик вывешивает на доске слова: Любовь. Прощение. Терпение.)

Вопрос учителя: Какое значение имеет любовь в жизни человека?

Ответ: Человек так устроен, что он обязательно кого-то должен любить. И его тоже должны любить. Ведь как жить, если тебя никто не любит.

Ответ: Любовь всеобъемлющее чувство, без любви жизнь невозможна. Любовь это солнце, которое необходимо всем, не только человеку. Маленькому щенку или птенчику, без любви не вырастет растение.

Классный руководитель: Терпение. Прощение. Как вы думаете, легко жить человеку, который не умеет прощать?

Ответ: Человек, который не умеет прощать является злопамятный. А, как известно зло еще некому не помогало в жизни.

Классный руководитель: Зло и ненависть разъедают человеческую душу изнутри, таких людей постоянно гложет обида и зависть, что отрицательно сказывается на здоровье. А лучше всего, поэтому поводу сказал Блаженный Августин:

«Есть много видов милосердия, посредства, которых мы можем получить от бога прощения в своих грехах, но важнейший из них прощать врагам»

8. Классный руководитель: пройдите к компьютерам и создайте с помощью эмблемы свое виденье толерантности.

Защита эмблем.

1 группа. Мир. Радость. Общение. Радуга символизирует радость, голубь мир, отсюда нужно общаться друг с другом в радости и мире.

2 группа. Звенящее сердце. Мы решили, что этот символ лучше всего отражает смысл толерантности. Все хорошие эмоции в человеке идут от сердца, а если оно еще и активное, неравнодушное, что показывают колокольчики, то значит и человек толерантный.

Вывесить на доску.

9. Игра акростих «Дополни «Быть толерантным …»

  • Б благородство

  • Ы искренность

  • Т терпение

  • Ь прощение

  • Т труд

  • О общительность

  • Л любовь

  • Е единство

  • Р радость

  • А активность

  • Т такт

  • Н нравственность

  • Ы доброта

  • М миролюбие

(На доске по вертикали написано «Быть толерантным …») ученики по очереди выходят и дописывают слова разными маркерами.

Классный руководитель: Сделайте сами вывод

Ответ: Толерантность многогранна, многоцветна. И чтобы стать толерантной личностью, надо много над собой трудиться.

Ответ: надо стремить изменить себя в лучшую сторону, надо жить в мире с самим собой.

10. Классный руководитель: Посмотрите на акростих и решите для себя чего вы уже достигли, а над чем еще вам надо поработать. Для этого я вам предлагаю еще одну игру «Волшебная рука». Возьмите чистый лист и обведите свою руку, на пальцах напишите, какими качествами толерантной личности вы обладаете, а на ладони те, которые вам нужно в себе преодолеть, чтобы стать толерантной личностью. Анализ ответов учеников.

Вопрос: Скажите, важен, интересен наш сегодняшний разговор каждому из вас?

Ответ:

  1. Д а, пройдет не так много времени, и мы покинем стены школы, дома, где нас оберегали и наставляли родители и учителя. Мы вступим в новый для нас мир, где столь препятствий, соблазнов.

  2. Сегодня я узнал, что нужно с начало узнать человека, а потом уже вынести свое мнение о нем.

  3. Нужно быть терпимее и милосерднее, на зло отвечать добром.

11. Подведем итог нашего занятия, проведем анкету.

Раздать анкеты ученикам.

Анкета.

  1. Где в своей жизни вы сможете применить те принципы и знания, которые приобрели на занятии.

  2. Что надо сделать, чтобы наш класс стал пространством толерантности, т. е., чтобы отношения в нем были толерантными.

Анализ анкеты.

12. Итог занятия.

В конце мне хотелось бы сказать, что наш класс это маленькая семья. И хотелось, чтобы в нашей семье всегда царили, доброта, уважение, взаимопонимание, не было бы ссор, и чтобы вы все стремились изменить себя в лучшую сторону, жить в мире с собой и окружающими вас людьми. Конечно выбор развития личности, личности выпускника вам делать самостоятельно, но знайте, если вы для развития себя как личности используете принципы толерантности, вы идете навстречу своей судьбе, своему счастью.

А что же такое счастье, наверное, лучше не скажешь, чем в этих стихах

Что же такое счастье?
Одни говорят – это страсти,
Карты, вино, увлеченья –
Все острые ощущенья.

Другие верят, что счастье
В окладе большом и власти,
В глазах секретарш плененных
И трепете подчиненных.

Третьи считают, что счастье —
Это большое участие:
Забота, тепло, внимание,
И общность переживаний.

По мнению четвертых, это –
С милой сидеть до рассвета,
Однажды в любви признаться
И больше не расставаться.

Есть и такое мнение,
Что счастье – это горение,
Поиск, мечта, работа
И дерзкие крылья взлета.

А счастье, по- моему, просто
Бывает разного роста:
От кочки до Казбека —
В зависимости от человека.
Э. Асадов

Вы, представили свои эмблемы толерантности, я же представляю себе толерантность как солнце. Солнце – это источник жизни, счастья, оно своими лучиками проникает во все уголки земного шара. Каждый лучик солнца несет качества толерантной личности. Я хочу, чтобы и толерантность проникла в вашу душу и помогала вам жить в столь сложном и трудном современном мире. А еще хочу вручить вам «Путеводители по жизни», в которых отмечены основные принципы толерантности. И я надеюсь, что они вам помогут в дальнейшем.

Толерантность | Открой свое сердце — Артикель | Открой свое сердце | DW

Терпимость — важное понятие, помогающее людям мирно жить вместе. Быть терпимым означает, что вы принимаете мнения и предпочтения других людей, даже если они живут не так, как вы. Терпимость также означает, что вы не ставите свое мнение выше мнения других, даже если уверены в своей правоте. Толерантные люди проявляют силу в том, что они могут иметь дело с разными мнениями и точками зрения.

Свобода через терпимость

Терпимость не только делает возможным мирное сосуществование, еще одно преимущество состоит в том, что открытость для других способов мышления может помочь в личном развитии. Когда вы узнаете больше о различных взглядах и идеях со всего мира, это поможет вам лучше понять мир.

Обучение детей толерантности — лучший подарок, который вы можете им сделать. Дети не должны расти с чувствами ненависти и подозрений.Дети, которые растут с ненавистью и завистью к другим, превращаются в несчастных людей. А дети, которых заставляют верить определенным мнениям, разовьются в людей, которые не могут мыслить свободно или независимо. Если дети испытают любовь и терпимость, они смогут вырасти и жить счастливой и мирной жизнью.

Любопытство к новым идеям

Толерантность — важный аспект немецкого общества, даже если здесь есть люди, например, нетерпимые по отношению к мигрантам.Большинство людей в Германии очень открыты и терпимы по отношению к представителям других культур. Они принимают разные традиции и обычаи до тех пор, пока не нарушают правила Германии.

В большинстве случаев отсутствие толерантности является результатом страха и незнания неизвестного. Любопытство и готовность узнавать о новых мирах, идеях и способах мышления могут помочь людям быть более терпимыми. Когда кто-то узнает больше о людях из других культур, они также теряют страх перед неизвестным.Многие немцы, которые много общаются с людьми со всего мира, также открыты. Новичкам в Германии действительно полезно много общаться с немцами. Это помогает обеим сторонам познакомиться друг с другом и в конечном итоге понять образ жизни друг друга.

Принятие ценностей других

Быть толерантным человеком непросто. Придерживаться собственных ценностей — это нормально, но есть смысл оценить свои ценности, особенно если они влияют на других.Должно быть ясно, что у каждого есть собственное мнение и ценности, которые нужно уважать и принимать. Если мы хотим жить в мирном обществе, терпимости нет альтернативы.

Релятивизм и толерантность

Релятивизм и толерантность

ЭТИКА

Глава третья: Релятивизм

Раздел 6.Релятивизм и толерантность

Допуск — высшая обязанность релятивиста?


Релятивизм и толерантность очень распространена в сегодняшней культуре. Терпимость проповедуется каждый политкорректный педагог и политик. И это центральный элемент ценностей политического либерализма. (К политическому либерализму я не отношусь относятся к «либеральным демократам». Я имею в виду ортодоксальную ценность американского и западноевропейская идеология самоуправления или правительства представление.) Америка — воплощение западных политических идеалов потому что мы общество обществ — мы не разделяем этническую принадлежность, раса, религия, даже история. Единственное, что связывает американцев вместе — это приверженность этой конкретной политической структуре, разработанной Томас Джефферсон и остальные. Франция — это Франция, потому что все Французский, говорит по-французски и пьет каберне совиньон. Англия это Англия потому что все англичане, протестанты, хорошо говорят по-английски. акцент, и пьет чай.Америка есть Америка, потому что множество других действительно разные люди думают, что лучший способ жить — это организовывать при конституционной демократии. Таким образом, по определению мы терпимые люди. Или, скорее, если мы не терпимы, значит, мы не можем Американцы. Терпимость — снова одна из жемчужин американской короны. культура.

Причина, почему мы считаем, что быть терпимым так важно, потому что мы глубоко осознавая свою свободу.Мы бы не хотели, чтобы наша свобода была ограничена, и это означает, что мы считаем неправильным ограничивать свободу тех, кто с которыми мы не согласны.

Мы тогда передать это уважение к свободе, уважение, которое тихо течет через нашу Американские вены, в моральный релятивизм. Мы делаем скачок от «Разнообразия» Тезис »(опять же, в связи с тем, что мы разделяем наши кварталы и наши политические лидеры с людьми, которые не похожи на нас, говорят, как мы, действуют как мы, и пьем, как мы) к релятивизму, не осознавая, что мы не может идти отсюда туда без чего-то очень важного — «Зависимости» Тезис.»Тем не менее терпимость, которая началась как политическая необходимость в конечном итоге становится моральным абсолютом. Политическая предпосылка становится следствие метаэтического обязательства.

Позвольте мне сделать этот аргумент с другой стороны: релятивизм кажется очевидным для многих люди. Многим из этих людей также кажется очевидным, что, поскольку правильно для одной группы не подходит для другой группы, тогда нам нужно быть терпимыми всех.Это признание моральной свободы — единственная абсолютная ценность, которая релятивисты придерживаются.

Не должно хорошенько подумайте, чтобы увидеть здесь ошибку. Допуск НЕ является значением релятивизм. Возможно, мне следует сказать это так: если вы релятивист, вы конечно не нужно быть терпимым к другим людям. Или, скорее, если вы релятивист, нетерпимость к те, кто с вами не согласен.

Опять же, (а) релятивизм логически не ведет к толерантности к другим культурам, и другие моральные точки зрения, и (б) это всегда грозит привести к нетерпимости. Если вы думаете, что все должны быть терпимыми к другим мнениям, убеждениям и обычаям, тогда вы не релятивист.

Позвольте мне взять отрывок из статьи Луи Поймана «Кто судить?» в г. Добродетель и порок в Повседневная жизнь (Соммерс и Соммерс: Нью-Йорк; Harcourt Publishers 2001):

Если мораль просто относится к каждой культуре, тогда, если культура не имеет принципа терпимости, ее члены не обязаны быть терпимыми…Из с релятивистской точки зрения, нет больше причин быть терпимым, чем быть нетерпимость, и ни одна позиция объективно не лучше другой с моральной точки зрения.

Не только релятивисты не могут предложить основания для критики нетерпимых, но они не могут рационально критиковать любого, кто поддерживает то, что они могли бы считать отвратительный принцип. Если, как кажется, действительная критика предполагает объективный или беспристрастный стандарт, релятивисты не могут никого морально критиковать вне их собственной культуры.Геноцидные действия Адольфа Гитлера, пока они культурно приемлемы, так же нравственно законны, как и работы Матери Терезы. милосердие. Если [культурный релятивизм] принят, расизм, геноцид непопулярных меньшинств, угнетение бедных, рабство и даже пропаганда войны за само по себе столь же нравственно, как и их противоположности. А если субкультура решили, что начало ядерной войны как-то морально приемлемо, мы не могли морально критиковать этих людей.

Это серьезные проблемы для релятивизма …. а есть еще

=============================================

Чтобы перейти к следующему разделу главы, нажмите здесь >> раздел.

Авторские права Стивен О Салливан и Филип А. Пекорино 2002. Все права зарезервированный.

Толерантность | Интернет-энциклопедия философии

Сердце толерантности — это самоконтроль.Когда мы терпим какую-либо деятельность, мы сопротивляемся нашему побуждению принудительно запретить проявление деятельности, которую считаем неприятной. Более абстрактно, терпимость можно понимать как политическую практику, направленную на нейтралитет, объективность или справедливость со стороны политических агентов. Эти идеи связаны тем, что целью политического нейтралитета является преднамеренное ограничение власти, которой обладают политические власти, чтобы отрицать жизненную деятельность своих граждан и подданных. С толерантностью связана сила толерантности, которую можно определить как тенденцию к толерантности.Терпимость обычно основывается на предположении о важности автономии людей. Это предположение и идея терпимости являются центральными идеями современной либеральной теории и практики.

Достоинство терпимости неявно заложено в методе Сократа, позволяющем выразить множество различных точек зрения. В Европе семнадцатого века концепция терпимости развивалась, поскольку либеральные мыслители стремились ограничить принудительные действия правительства и церкви. Они утверждали, что люди подвержены ошибкам и должны иметь эпистемологическую скромность.Кроме того, человек лучше всех знает свои интересы и требует терпимости со стороны других, чтобы найти наилучший образ жизни.

В следующей статье представлен концептуальный и исторический обзор концепции толерантности с обзором таких мыслителей, как Сократ, Джон Локк, Джон Стюарт Милль, Иммануил Кант, Джон Ролз и других современных политических философов, которые взвесили эту важную, но проблематичную идею.

Содержание

  1. Концептуальный анализ
  2. Историческое развитие
    1. Ранняя история
    2. 17 век
    3. 18 век
    4. XIX век
    5. ХХ век
  3. Эпистемологическая терпимость
    1. Сократ
    2. Милтон
    3. Локк
    4. Мельница
    5. Проблема релятивизма
  4. Моральная терпимость
    1. Парадокс терпимости
    2. Tolerance vs.Безразличие
  5. Политическая терпимость
    1. Джон Ролз
    2. Риски и преимущества
  6. Ссылки и дополнительная литература

1. Концептуальный анализ

Английские слова «терпеть», «терпимость» и «терпимость» происходят от латинских терминов толерантность и толерантность , которые означают стойкость, страдание, терпение и терпение. Древнегреческие термины, которые, возможно, также повлияли на философское мышление о толерантности, включают: phoretos, , что означает терпимый, выносимый, или phoreo, , буквально «нести»; и anektikos , что означает терпимый, терпимый, терпимый, от anexo , «выдерживать».

Сегодня, когда мы говорим, что кто-то «хорошо переносит боль», мы имеем в виду, что он или она способен переносить боль. Этот обычный образ мышления полезен для понимания идеи толерантности и достоинства толерантности: он подчеркивает тот факт, что толерантность направлена ​​агентом на то, что воспринимается как негативное. Было бы странно, например, сказать, что кто-то имеет высокую терпимость к удовольствиям.

Имея это в виду, мы можем сформулировать общее определение толерантности, которое включает три взаимосвязанных условия.Когда агент что-то терпит:

(1) агент имеет отрицательное суждение по этому поводу;

(2) агент имеет право отрицать эту вещь; и

(3) агент сознательно воздерживается от отрицания.

Первое условие требует отрицательного суждения, которое может быть любым, от неодобрения до отвращения. Суждение здесь означает широкое понятие, которое может включать эмоции, предрасположенности, вкусы и обоснованные оценки. Это негативное суждение склоняет агента к негативным действиям по отношению к тому, что воспринимается как негативное.Эта широко стоическая концепция суждения является распространенным допущением в дискуссиях о терпимости. Защитники толерантности полагают, что мы можем до некоторой степени добровольно контролировать выражение наших негативных реакций, противопоставляя их различным, уравновешивающим суждениям. Хотя считается, что и суждения, и эмоции обладают мотивирующей силой, им можно противостоять с помощью других суждений, привычек или добродетелей.

Сущность, по отношению к которой агент имеет отрицательное суждение, может быть событием, объектом или человеком, хотя в отношении терпимости как моральной и политической предрасположенности такой сущностью обычно считается личность.Хотя мы говорим, например, о терпении к боли, моральный и политический акцент делается на терпимости к другому человеку, группе людей или их действиям.

Второе условие гласит, что агент имеет право отрицать рассматриваемую сущность. Терпимость связана с сопротивлением искушению активно отрицать предмет, о котором идет речь. Чтобы отличить терпимость от трусости или слабости воли, агент должен обладать некоторой способностью выносить свое отрицательное суждение. Терпимость возникает, когда агент может активно отрицать или уничтожить рассматриваемого человека или объект, но предпочитает не делать этого.

Слово «отрицание» используется здесь в широком смысле, что допускает множество негативных реакций. К негативным действиям могут относиться: выражения осуждения, действия уклонения или нападения с применением насилия. Континуум отрицаний явно расплывчат. Например, неясно, являются ли осуждение и избегание отрицанием того же рода, что и насильственные действия. Несмотря на расплывчатость континуума негативных действий, фокус второго критерия — способность отрицать: терпимость — это ограничение силы отрицания.

Третье условие гласит, что агент сознательно воздерживается от использования своей силы отрицания. Терпимые агенты сознательно предпочитают не отрицать то, что они считают негативным. Негативная формулировка «не отрицание» важна, потому что терпимость — это не то же самое, что положительная оценка, одобрение или одобрение.

Терпимое ограничение отрицательного суждения должно быть свободным и преднамеренным: человек воздерживается от отрицания вещи, потому что у него есть причина не отрицать ее и он свободен действовать.Причины толерантности множественного числа. К ним относятся: уважение к автономии; общая приверженность пацифизму; забота о других добродетелях, таких как доброта и щедрость; педагогические проблемы; стремление к взаимности; и чувство скромности в отношении способности судить об убеждениях и действиях других. Каждый из них дает нам повод думать, что не отрицать то, о чем идет речь. Как уже упоминалось, могут быть и другие нетолерантные причины для воздержания от отрицания: страх, слабость воли, мотивация наживы, корысть, высокомерие и т. Д.

Несмотря на то, что есть много причин для толерантности, традиционные дискуссии подчеркивают уважение к автономии и педагогические соображения. В основе обоих этих подходов часто лежит сознательная философская скромность, которая связана с уважением к автономии. Как утверждали Джон Стюарт Милль и другие, людям следует предоставить возможность преследовать собственное благо по-своему, отчасти потому, что каждый человек лучше всех знает себя, свои потребности и интересы. Однако эта точка зрения оставляет нас с давней проблемой, поскольку терпимость может легко соскользнуть в сторону морального скептицизма и релятивизма.Важно отметить, что терпимость — это положительная ценность, не основанная на абсолютном моральном скептицизме. Сторонники толерантности считают, что толерантность хороша не потому, что они не уверены в своих моральных ценностях, а, скорее, потому, что толерантность вписывается в схему моральных ценностей, которая включает такие ценности, как автономия, мир, сотрудничество и другие ценности, которые считаются хорошими. для процветания человека.

2. Историческое развитие

а. Ранняя история

Дух терпимости проявляется в диалогическом методе Сократа как составной части его поиска истины.На протяжении ранних платоновских диалогов Сократ терпимо позволяет своим собеседникам искать истину, куда бы это ни привело. И он побуждает своих собеседников предлагать опровержения, чтобы правда могла быть раскрыта. Иногда может показаться, что терпимость Сократа заходит слишком далеко. Euthyrphro завершается, например, тем, что Сократ разрешает Euthyphro продолжать судебное преследование по сомнительному судебному делу. А отношения Сократа с Алкивиадом, о которых говорилось в симпозиуме , показывают, что Сократа, возможно, слишком терпимо относились к этой безрассудной афинской молодежи.В Gorgias (at 458a) Сократ описывает себя в терминах, которые устанавливают связь между философским методом и формой терпимости. Сократ говорит:

А я что за человек? Один из тех, кто с радостью будет опровергнут, если что-то, что я скажу, неправда, и с радостью опровергнет другого, который говорит то, что неправда, но был бы не менее счастлив, если бы сам был опровергнут, чем опровергнуть, ибо я считаю это большим преимуществом. поскольку избавиться от худшего зла самому — большее благо, чем избавить другое.

Таким образом, для Сократа поиск истины связан с непредвзятостью, хотя, конечно, предполагается, что эта форма диалогической терпимости ведет к единому видению истины.

Можно увидеть более развитую форму терпимости, прославляемую в стоицизме Эпиктета (55-135 гг. Н. Э.) И Марка Аврелия (121-180 гг. Н. Э.). Идея стоиков состоит в том, что мы должны сосредоточиться на тех вещах, которые мы можем контролировать, — на нашем собственном мнении и поведении, — игнорируя при этом те вещи, которые мы не можем контролировать, особенно мнения и поведение других.Идея стоиков связана с смирением и апатией, что ясно из случая Эпиктета, чье социальное положение — воспитанный как римский раб — могло бы объяснить его совет о терпении и терпении. Конечно, проблема здесь в том, что рабская снисходительность — это не то же самое, что терпимость: кажется очевидным, что толерантность должным образом требует силы отрицания, которой раб не обладает. Однако у императора Марка Аврелия терпимость считалась добродетелью власти. Терпимость может быть связана с другими добродетелями власти, такими как милосердие и доброжелательность, как это предлагал, например, Сенека.Однако важно отметить, что стоический подход к толерантности не был явно связан с общей идеей о политическом уважении автономии и свободы совести, как это принято в современной либеральной традиции. Более того, римская политическая жизнь была далеко не такой терпимой, как современная политическая жизнь. Например, хотя в книге Марка «Размышления » есть много отрывков, призывающих к духу терпимости, Маркус несет ответственность за продолжение преследований христиан.

Религиозные традиции служат дополнительным историческим основанием для идеи толерантности.Например, дух терпимости можно обнаружить в послании христианского Евангелия о любви к врагам, прощении других и воздержании от осуждения других. Христианская терпимость связана с другими добродетелями, такими как милосердие и самопожертвование. Более того, кажется, что это выходит за рамки терпимости к самоотверженному типу любви и принятия. Повеление Христа любить своих врагов — один из примеров этой попытки выйти за рамки терпимости. Следует отметить, что другие религиозные традиции также содержат ресурсы для развития терпимости.Например, буддийское сострадание можно связать с идеей терпимости. Действительно, в III веке до нашей эры буддийский император Индии Ашока призывал к официальной религиозной терпимости. Точно так же в 16 -х годах века н.э. исламский император Ахбар предпринял аналогичную попытку установить религиозную терпимость на Индийском субконтиненте.

Несмотря на эти предшественники, толерантность не становилась серьезным предметом философского и политического беспокойства в Европе до XVI и XVII веков.В эпоху Возрождения и Реформации 15-го и 16-го веков гуманисты, такие как Эразм (1466-1536), Де Лас Касас (1484-1566) и Монтень (1533-1592), отстаивали автономию человеческого разума вопреки догматизму церкви. . Хотя религиозные власти отреагировали созданием Инквизиции и Индекса запрещенных книг, к -м годам века философы всерьез рассматривали вопрос толерантности.

г. 17 век

После разделения, созданного лютеранской реформацией и контрреформацией, Европа была опустошена войной и насилием, разжигаемыми во имя религии, кульминацией которых стала Тридцатилетняя война (1618-1648).Благодаря событиям, подобным этим событиям, ученые остро осознали разрушительную силу нетерпимости и стремились ограничить эту разрушительную силу, пересматривая библейские корни терпимости и пересматривая связь между религиозной верой и политической властью. Дополнительные влияния на культурный ландшафт Европы в это время включают борьбу за определение суверенитета и «очищение» религии в Великобритании во время британских гражданских войн (1640-1660), а также увеличение информации о культурных различиях с началом глобальных исследований. .Среди мыслителей этого периода те, кто защищал толерантность, были Мильтон (1608–1674), Бейль (1647–1706), Спиноза (1634–1677) и Локк (1632–1704).

Одна из проблем гуманистических мыслителей Реформации заключалась в том, возможно ли иметь безошибочное знание Божественной Воли, чтобы можно было оправдать преследование еретиков. Эта озабоченность человеческой ошибочностью лежит в основе того, что впоследствии будет описано как «эпистемологическая терпимость». Когда признание человеческой склонности к ошибкам сочетается с критикой политической и церковной власти, развиваются более устойчивые формы политической терпимости.

В этом ключе Спиноза завершил свой Богословско-политический трактат (1670) аргументом в пользу свободы мысли. Неудивительно, что Спиноза должен был написать этот трактат, поскольку он сам был продуктом толерантного общества: он был португальским евреем, жившим в Голландии. Действительно, в 17 -х годах века на практике в некоторых частях Европы выросла толерантность, возможно, в результате роста торговли и социальной мобильности. Аргумент Спинозы в пользу толерантности основан на трех утверждениях: во-первых, он утверждает, что государство не может эффективно ограничивать свободу мысли; во-вторых, он утверждает, что свобода мысли действительно может быть разрешена без ущерба для государственной власти; и, наконец, Спиноза утверждает, что политическая власть должна сосредотачиваться на контроле действий, а не на ограничении мысли.Этот акцент на различии между мыслью и действием имеет решающее значение для последующих дискуссий о толерантности у Локка, Милля и Канта.

Несколько разные версии основных идей Спинозы можно найти в знаменитом эссе Локка «« Письмо о терпимости » (1689), написанном во время изгнания Локка в Голландию. Аргумент Локка сосредоточен конкретно на конфликте между политической властью и религиозными убеждениями. Он сформулировал взгляд на толерантность, основанный на эпистемологическом утверждении, что государство не может принуждать к подлинной религиозной вере.Он утверждал, что государство должно воздерживаться от вмешательства в религиозные убеждения своих подданных, за исключением случаев, когда эти религиозные убеждения приводят к поведению или установкам, которые идут вразрез с безопасностью государства. Это исключение позволило ему сделать вывод, что государство не должно терпеть католиков, верных иностранным властям, или атеистов, отсутствие религиозных убеждений которых сделало их совершенно ненадежными.

г. 18 век

В 18, -м, веке обсуждение толерантности было связано с проблемой скептицизма и более устойчивой критикой абсолютизма в политике.Вольтер (1694–1778), выразивший восхищение развитием религиозной терпимости в Англии в его «Философских письмах » (1734), чрезвычайно беспокоился о тенденции религии к насилию и нетерпимости. Более того, он пострадал от нетерпимых рук французских властей: за свои взгляды он был брошен в тюрьму, а его книги подверглись цензуре и публично сожжены. Религиозная толерантность является темой его Трактат о толерантности (1763), в котором яростно отстаивает терпимость, несмотря на то, что в нем сохраняется предвзятое отношение к христианству.Краткое изложение аргументов Вольтера в пользу толерантности можно найти в статье о толерантности в его Философском словаре (1764). Вольтер утверждает, что терпимость следует из человеческой слабости и ошибок. Поскольку никто из нас не обладает совершенными знаниями и поскольку все мы слабы, непоследовательны, склонны к непостоянству и ошибкам, мы должны прощать друг друга за свои ошибки. Подход Вольтера сосредоточен на терпимости на уровне личного взаимодействия и рискует скатиться к моральному скептицизму и релятивизму: как и его современник Дэвид Юм (1711–1777), Вольтер скептически бросил вызов ортодоксальной вере.

Иммануил Кант (1724–1804) в ответ на таких скептиков, как Вольтер и Юм, попытался избежать скептицизма, сосредоточившись на пределах человеческого знания и политической власти. В своем эссе «Что такое Просветление?» (1784), Кант приводит доводы в пользу просвещенной формы политической власти, которая позволяла бы субъектам спорить между собой, пока они оставались подчиненными авторитету. Эта позиция дополнительно поясняется заявлением Канта в Perpetual Peace (1795), что философам следует разрешать и поощрять к публичным выступлениям.Точка зрения Канта в этом более позднем эссе состоит в том, что публичные дебаты и дискуссии приводят к истине, и что короли не должны бояться истины. Взгляды Канта на религиозную терпимость разъясняются в его книге Религия в пределах одного разума (1793). Здесь Кант выступает против религиозной нетерпимости, указывая на то, что, хотя мы уверены в своих моральных обязанностях, у людей нет аподиктической уверенности в заповедях Бога. Таким образом, религиозная вера, которая требует нарушения морали (например, сожжение еретика), никогда не может быть оправдана.

Преодолевая разрыв между Старым и Новым светом, работы Томаса Пейна (1737–1809) и Томаса Джефферсона (1743–1826) выражают теорию терпимости, которая напрямую связана с политической практикой. Идеи Пейна и Джефферсона последовали за идеями Локка. Они не только критиковали безудержную политическую власть, но и придерживались экуменического подхода к религиозным убеждениям, известного как деизм. Пейн ясно дает понять в своем труде Права человека (1791), что терпимость к религиозному разнообразию имеет важное значение, потому что политические и церковные власти не в состоянии решать вопросы совести.«Помни о своих заботах. Если он верит не так, как веришь ты, это доказывает, что ты веришь не так, как верит он, и никакая земная сила не может решить между тобой.

В конце 18 века мы видим толерантные идеи, воплощенные на практике в Билле о правах Конституции США — первых 10 поправках к Конституции (ратифицированных в 1791 году). В совокупности эти поправки служат для ограничения политической власти. В частности, Первая поправка гласит, что не может быть закона, запрещающего свободу вероисповедания, свободу слова, свободу печати, свободу собраний и свободу подачи петиций правительству.Последующие изменения в конституционном праве США привели к появлению традиции уважения свободы мысли, слова и действий граждан.

г. XIX век

В 19 веке идея толерантности получила дальнейшее развитие в соответствии с либеральной, просвещенной идеей о том, что моральная автономия необходима для человеческого процветания. Самый известный аргумент в пользу толерантности в 19 -х годах века был выдвинут Джоном Стюартом Миллем в книге On Liberty (1859). Милль утверждает здесь, что единственно правильным пределом свободы является вред: каждый имеет право быть максимально свободным, за исключением случаев, когда его свобода представляет угрозу благополучию кого-то другого: «единственная цель, для которой власть может по праву осуществляться. над любым членом цивилизованного сообщества, против его воли, — это предотвращение причинения вреда другим.”

Милль расширяет понятие неприкосновенности частной жизни, которое подразумевалось у Локка и Канта, чтобы утверждать, что политическая власть не должна иметь полномочий регулировать те действия и интересы людей, которые являются чисто частными и не имеют вторичного воздействия на других. Милль также решительно утверждает, что свобода мысли необходима для развития знания. Общий подход Милля является утилитарным: он утверждает, что люди будут счастливее, если будут мириться с их личными различиями, и что общество в целом будет лучше, если людям предоставят возможность добиваться своего блага по-своему.

В XIX веке и в начале XX века религиозная терпимость также была предметом внимания таких мыслителей, как Сорен Кьеркегор (1813-1855), Ральф Уолдо Эмерсон (1803-1882) и Уильям Джеймс (1842-1910), которые подчеркивали субъективный характер религиозной веры. Например, в своей книге « разновидностей религиозного опыта » (1902) Джеймс утверждал, что религиозный опыт разнообразен и не подлежит окончательной интерпретации. Хотя это согласуется с более широкой метафизической приверженностью Джеймса плюрализму, его точка зрения состоит в том, что религиозная приверженность носит личный характер — вопрос того, что он называет в другом эссе, «волей верить».«Каждый человек сам решает, во что он будет верить: если мы правильно понимаем природу религиозных убеждений, мы должны уважать религиозную свободу других и научиться мириться с нашими различиями.

e. ХХ век

В ХХ веке терпимость стала важным компонентом того, что сейчас известно как либеральная теория. Кровавая история 20-го века заставила многих поверить в то, что терпимость необходима для прекращения политического и религиозного насилия.Толерантность защищали либеральные философы и политические теоретики, такие как Джон Дьюи, Исайя Берлин, Карл Поппер, Майкл Уолцер, Рональд Дворкин и Джон Ролз. Ее критиковал Герберт Маркузе и другие, такие как Айрис Янг, которые обеспокоены тем, что терпимость и ее идеал государственного нейтралитета — всего лишь еще одна гегемонистская западная идеология. Терпимость была явной темой многих недавних работ по политической философии Сьюзан Мендус, Джона Хортона, Престона Кинга и Бернарда Уильямса.Большая часть текущего обсуждения сосредоточена на ответе Джону Ролзу, чья теория «политического либерализма» рассматривает терпимость как прагматический ответ на факт разнообразия (см. «Политическая терпимость» ниже). В нынешних дебатах постоянно возникает вопрос, может ли быть более существенная приверженность терпимости, которая не приводит к парадоксальным последствиям, заключающимся в том, что толерантный должен терпеть тех, кто нетерпим.

Дальнейшее недавнее обсуждение, проведенное Дэвидом Хейдом, Гленном Ньюи и другими, попыталось восстановить связь между терпимостью и добродетелью.Эти авторы задаются вопросом, действительно ли терпимость является добродетелью, и если да, то что это за добродетель. Забота о расовом равенстве, гендерном нейтралитете, прекращении предрассудков, уважении культурных и этнических различий и общей приверженности мультикультурализму подпитывает продолжающиеся дискуссии о природе терпимости в наш век глобализации и гомогенизации. Наконец, в США был разработан Закон о Первой поправке, который дает широкое представление о свободе слова, свободе прессы и свободе религии.И под влиянием толкования статьи 14-й поправки о равной защите механизмы обеспечения равенства оказали поддержку тем группам меньшинств, которые когда-то были жертвами политической нетерпимости.

3. Эпистемологическая толерантность

Эпистемологический аргумент в пользу толерантности восходит к Сократу. Однако этот идеал становится явным в мышлении Милтона, Локка и Милля. Эпистемологическое утверждение состоит в том, что один должен терпеть мнения и убеждения другого, потому что либо невозможно принудить к убеждению, либо потому, что такое принуждение не является самым полезным педагогическим подходом.Эту идею можно развить до утверждения о важности разнообразия, диалога и дебатов для установления истины. Наконец, такой подход может привести к релятивизму или скептицизму, который ставит под угрозу саму идею толерантности.

а. Сократ

Сократовская терпимость открывается, если серьезно отнестись к утверждениям Сократа о невежестве. Сократовское невежество связано с добродетелями, такими как sophrosyne (самообладание), скромностью и терпимостью. Эти добродетели являются важными компонентами в формировании философского сообщества и поиске философской истины.В диалогах Платона Сократ сознательно сдерживает себя — он скромно заявляет о своем незнании и позволяет другим развивать свои собственные позиции и совершать собственные ошибки — из-за признания того, что это лучший, а может быть, единственный способ продвигаться в коллективном поиске истины. Главная цель Сократа — открыть истину посредством открытых дебатов. Но без толерантности не было бы ни диалога, ни образования. Приверженность Сократа терпимости является частью его эпистемологической веры в автономию разума.Каждый из нас должен открыть для себя истину посредством дисциплинированного, скромного и терпимого диалога.

г. Милтон

Спустя столетия, книга Джона Мильтона Areopagitica (1644) предлагает аналогичную защиту истины. Милтон энергично защищал свободу слова в ответ на указ о цензуре английского парламента. Его аргумент основан на эпистемологическом утверждении, что открытый диалог, поддерживаемый толерантным правительством, способствует развитию истины. Основное предположение Милтона состоит в том, что правда способна защитить себя в свободных дебатах.«Пусть борются истина и ложь; Кто когда-либо знал, что истина усугубляется в свободной и открытой встрече? » Милтон далее утверждает, что внешнее соответствие ортодоксии — это не то же самое, что подлинная вера.

г. Локк

Эти идеи были развиты Локком в его письме о толерантности . Локк утверждает, что гражданские и церковные власти должны мириться с разнообразием верований, потому что никто не может заставить другого человека иметь веру. В утверждении, напоминающем Милтона, Локк утверждает, что «правда, безусловно, была бы достаточно хороша, если бы она была предоставлена ​​самой себе … Ее не учат законы, и ей не нужна сила, чтобы обеспечить себе проникновение в умы людей. люди.Это так, потому что власть суждения принадлежит свободному человеку. Невозможно заставить кого-то поверить во что-то по внешним причинам. Скорее, нужно прийти к истине и верить ей по внутренним причинам.

Это эпистемологическое утверждение является центральным моментом недавней критики Джереми Уолдроном рассказа Локка. Уолдрон утверждает, что аргумент Локка слаб, потому что он основан на ложном предположении, что убеждения нельзя принудить. Дело в том, что мы часто верим вещам совершенно искренне без каких-либо уважительных причин.Более того, Уолдрон утверждает, что эпистемологический аргумент слишком слаб для морального ограничения принуждения. Несмотря на то, что принуждение не может породить подлинную веру, нетерпимый режим может не быть заинтересован в создании подлинной веры. Он может просто быть заинтересован в обеспечении соответствия. Точка зрения Уолдрона важна: эпистемологическая критика полезна только в том случае, если кто-то твердо убежден в том, что подлинная вера в истину является важной политической или моральной ценностью. Эпистемологический аргумент в пользу толерантности должен утверждать не только то, что непрактично или невозможно навязать убеждение другим, но также и то, что мы должны ценить подлинное обязательство над простым соответствием.

г. Мельница

Эпистемологический аргумент Милля очень похож на аргумент Локка, хотя Милль идет дальше, отстаивая свободу слова как необходимую для открытия истины. Эпистемологический аргумент Милля начинается с предположения, что люди лучше всех знают, что для них хорошо. Это утверждение противоречит традиционному платоническому утверждению о том, что часто люди не знают, что в их собственных интересах. Милль поддерживает свое утверждение, указывая на то, что индивид всегда имеет лучший доступ к своим интересам и желаниям: другие не имеют доступа к внутренним свидетельствам, которые позволили бы им судить за отдельного человека.Важно отметить, что Милль не приравнивает эту проблему доступа к релятивизму. Действительно, в своем эссе Утилитаризм (1863) он, как известно, защищает иерархию благ, основанную на том факте, что те, кто испытал и «низшие», и «высшие» блага, предпочтут более высокие (например, «лучше» быть неудовлетворенным Сократом, чем довольным дураком »). Однако эпистемологический момент здесь остается прежним: человек должен сам судить о том, что для него хорошо.

Общий аргумент Милля в пользу свободы мысли основан на признании человеческой склонности к ошибкам и на необходимости диалога и дебатов. Аргумент Милля в пользу свободы мысли в статье On Liberty содержит следующие утверждения. (1) Умалчиваемые мнения могут быть правдой. Предполагать, что это не так, значит предполагать, что мы непогрешимы. (2) Даже ложные мнения могут содержать веские аргументы и части правды. Чтобы узнать всю правду, нам, возможно, придется соединить воедино части истины из разных источников.(3) Утверждать, что мы знаем истину, означает, что мы можем защитить ее от всякого решительного сопротивления. Таким образом, мы должны уметь слышать ложные мнения и отвечать на них, чтобы знать все аргументы в пользу утверждения. (4) Истина, которая не оспаривается постоянно и энергично, становится простым суеверием. Таким образом, такие догматические суеверия могут рухнуть даже перед слабым сопротивлением, и им не будут искренне верить или защищать.

e. Проблема релятивизма

Как и Сократ, Милль и Локк приходят к понятию терпимости из нерелятивистского понимания веры и истины.Однако в общую рубрику эпистемологической толерантности мы могли бы также включить толерантность, которая вытекает из скептицизма или релятивизма. С точки зрения релятивиста или скептика, поскольку мы не можем знать истину или поскольку все истины относительны, мы должны быть терпимыми к тем, кто придерживается различных точек зрения. Современный американский философ Ричард Рорти сформулировал аргумент примерно так. Проблема с этим подходом — та же проблема со всевозможными скептицизмом и релятивизмом: либо утверждение самоотнесения подрывает само себя, либо оно не дает нам веских оснований верить в него.Если мы скептически относимся к знаниям, то у нас нет возможности узнать, что терпимость — это хорошо. Точно так же, если истина относится к системе мышления, то утверждение, что требуется терпимость, само по себе является просто относительно обоснованным утверждением. Форма эпистемологической терпимости, которую поддерживает Милль, по крайней мере, пытается избежать этих проблем, апеллируя к форме фаллибилизма, которая не является полностью скептической или релятивистской. Суть Милля не в том, что истины нет, а в том, что нам требуется терпение, чтобы узнать правду.

4. Моральная терпимость

Мы увидели, что эпистемологические проблемы могут привести нас к терпимости. Моральные опасения также могут привести нас к терпимости. Терпимость как моральная добродетель может быть связана с другими моральными добродетелями, такими как скромность и самоконтроль. Однако наиболее распространенной моральной ценностью, которая считается основанием терпимости, является забота об автономии. Мы должны воздерживаться от отрицания другого, когда забота об автономии другого дает нам вескую причину не действовать. Терпимость, вытекающую из приверженности автономии, не следует путать с моральным релятивизмом.Моральный релятивизм считает, что ценности соотносятся с культурой или контекстом. Приверженность автономии, в противоположность этому, утверждает, что автономия — это хорошо в не относительном смысле. Приверженность автономии может потребовать, чтобы я позволил другому человеку делать то, что я считаю отвратительным, не потому, что я считаю, что ценности относительны, а потому, что я считаю, что автономия настолько важна, что требует от меня воздерживаться от отрицания автономных действий другого человека. свободный агент. Конечно, здесь есть пределы.Автономные действия, нарушающие автономию другого, недопустимы.

Изложение принципа свободы

Миллем полезно для понимания этой идеи терпимости. Милль говорит нам, что нам нужно предоставить как можно больше свободы, если наша свобода не причиняет вреда другим. На самом деле это рецепт терпимости. Аргумент Милля вытекает из некоторых основных предположений о людях.

1. У каждого человека своя воля.
2. Каждый человек становится лучше, когда его не заставляют делать лучше.
3. Каждый лучше знает, что для него хорошо.
4. Каждый человек мотивирован на то, чтобы достичь своего блага и избегать действий, противоречащих его личным интересам.
5. Эгоистичные мысли и деятельность можно отличить от их воздействия на других.

Некоторые из этих утверждений (например, № 3) связаны с эпистемологической толерантностью. Однако дело здесь не только в том, что люди знают, что отвечает их личным интересам, но и в том, что для них хорошо иметь возможность добиваться своего собственного блага по-своему.Такой подход делает несколько важных метафизических предположений о природе человека: что автономия возможна и важна, что люди действительно знают свое собственное благо, что существует различие между действиями, ориентированными на себя, и действиями, которые влияют на других. Моральная терпимость следует из такого рода утверждений о людях.

а. Парадокс терпимости

Конечно, терпимость и уважение к автономии — это не простые идеи. Многое было сказано о так называемом «парадоксе терпимости»: о том факте, что терпимость, кажется, требует от нас терпеть то, что мы считаем невыносимым.Терпимость действительно требует, чтобы мы воздерживались от негативных последствий наших негативных суждений. Это становится парадоксальным, когда мы сталкиваемся с людьми, отношениями или поведением, которые мы решительно отвергаем: тогда мы должны, как это ни парадоксально, терпеть то, что считаем невыносимым. Это становится особенно трудным, когда другой, к которому следует относиться терпимо, выражает взгляды или действия, которые сами по себе являются нетерпимыми.

Один из способов разрешить этот парадокс — признать, что существует различие между суждениями первого порядка и моральными обязательствами второго порядка.Суждения первого порядка включают эмоциональные реакции и другие практические суждения, которые сосредоточены на конкретных и определенных отношениях и поведении. Моральные обязательства второго порядка включают более сложные суждения, нацеленные за пределы эмоций и специфики, на рациональные универсальные принципы. Что касается парадокса терпимости, существует конфликт между реакцией первого порядка против чего-либо и приверженностью второго порядка принципу уважения автономии или достоинствам скромности или самоконтроля.Парадокс разрешается путем признания того, что это обязательство второго порядка превосходит реакцию первого порядка: предполагается, что принцип перевешивает эмоции. Таким образом, у нас могут быть веские причины (основанные на наших обязательствах второго порядка) воздерживаться от нормальных последствий негативных суждений первого порядка. Однако когда возникает подлинный конфликт обязательств второго порядка, то есть когда терпимая приверженность автономии сталкивается с нетерпимым отказом от автономии, тогда нет необходимости терпеть.Другими словами, парадокс разрешается, когда мы понимаем, что терпимость — это не приверженность релятивизму, а, скорее, приверженность ценности автономии и различию между суждениями первого порядка и моральными обязательствами второго порядка.

г. Терпимость против безразличия

Конечно, трудно воплотить в жизнь идеал терпимости. Эта трудность связана с противоречием между реакциями первого порядка и обязательствами второго порядка, которое обнаруживается в духовной экономии человека.Вот почему идея терпимости как добродетели важна. Добродетели — это склонности или привычки к хорошим действиям. В случае добродетели толерантности наблюдается тенденция к уважению автономии других и к самодисциплине, необходимой для преднамеренного сдерживания реакций первого порядка. Обычно считается, что добродетели интегрированы в систему добродетелей. Толерантность не исключение. Добродетель терпимости тесно связана с другими добродетелями, такими как самообладание, скромность, щедрость, доброта, милосердие и прощение.Однако нужно быть осторожным, чтобы не заключить, что достоинством терпимости является склонность к безразличию или апатии. Терпимость требует, чтобы мы сдерживали и контролировали свои страсти в свете большего блага, будь то уважение к автономии или интерес к самоконтролю; толерантность не требует, чтобы мы полностью воздерживались от осуждения другого свободного агента.

Моральная терпимость требует, чтобы мы сдерживали некоторые из наших самых сильных реакций первого порядка: негативные реакции на людей, отношения и поведение, которые мы считаем отталкивающими.Без напряжения между реакциями первого порядка и приверженностью второго порядка терпимость — это просто безразличие. Безразличие обычно указывает на неудачу на уровне суждения первого порядка: когда мы безразличны, у нас нет никакой реакции, отрицательной или положительной, на другого. Такое состояние безразличия не является добродетельным. В самом деле, было бы порочно и неправильно не реагировать решительно против несправедливости или нарушений автономии.

Мы часто путаем безразличие с терпением. Однако безразличие считается ошибочной реакцией человека по двум причинам.Во-первых, он отвергает истинность реакций первого порядка. Нельзя игнорировать реакции первого порядка. Наши эмоциональные реакции — важные способы связи с окружающим миром. Когда мы на что-то реагируем негативно, эта эмоциональная реакция дает важную информацию о мире и нас самих. Терпимость не требует от нас притуплять наши эмоциональные реакции на других; скорее, он просит нас сдерживать негативные последствия наших негативных эмоциональных реакций из уважения к более универсальному набору обязательств.Во-вторых, безразличие часто тесно связано с общим скептицизмом в отношении морального суждения. Моральный скептик утверждает, что ни один набор ценностей не является истинным. С этой точки зрения как реакции первого порядка, так и обязательства второго порядка — это просто вкусы или предпочтения, не имеющие никакого окончательного морального значения. Из этого скептицизма культивируется безразличие к любой моральной оценке, потому что все наши моральные ценности считаются одинаково беспочвенными. Проблема здесь в том, что моральный скептицизм не может привести к выводу, что быть терпимым — это хорошо, поскольку скептик считает, что никакие моральные ценности не могут быть оправданы.Если мы утверждаем, что терпимость — это хорошо, а терпимость — добродетель, терпимость не может быть тем же самым, что и безразличие.

Это различие между терпимостью и безразличием важно для объяснения духовного разрушения, которое происходит, когда мы стремимся стать терпимыми. В самом деле, трудность терпимости можно понять с точки зрения трудности промежуточного пути между безразличием и догматизмом. Безразличие легко и приятно, потому что оно как бы освобождает нас от трудной человеческой задачи суждения.Точно так же догматизм прост и удовлетворителен, потому что он следует из бесшовного синтеза реакции первого порядка и приверженности второго порядка. Терпимость — это средний путь, на котором возникает конфликт между реакцией первого порядка и приверженностью второго порядка. Таким образом, терпимость требует самосознания и самоконтроля, чтобы координировать конфликтующие части духовной экономики. Дисциплина, необходимая для терпимости, является частью любой идеи образования: мы должны научиться дистанцироваться от реакций первого порядка, чтобы двигаться к универсальным принципам.Реакции первого порядка часто ошибочны или неполны, как и непосредственные чувственные восприятия. И все же образование не требует от нас отказаться от реакций первого порядка или чувственных восприятий. Скорее, он просит нас быть дисциплинированными и самокритичными, чтобы мы могли контролировать реакции первого порядка и придерживаться более важных принципов.

5. Политическая терпимость

Моральная терпимость подчеркивает моральную приверженность ценности автономии. Хотя Милль, например, связывает ее с политической идеей об ограничении государственной власти, моральная терпимость в конечном итоге связана с прояснением принципа второго порядка, который, как предполагается, ведет к терпимости.

В то время как моральная терпимость связана с отношениями между агентами, политическая терпимость связана с ограничением политической власти. Современное либеральное государство обычно не считается моральным агентом. Скорее, государство должно быть чем-то вроде стороннего арбитра: оно не считается одной из сторон, непосредственно вовлеченных в процесс суждения и отрицания. Таким образом, политическая терпимость является идеалом, согласно которому политический судья должен быть беспристрастным и беспристрастным. Термин терпимость использовался со времен Локка в этом политическом контексте для описания принципа государственного нейтралитета.Связь между моральной и политической терпимостью можно понять с точки зрения истории досовременной эпохи, когда государство было агентом — например, монархом — у которого были определенные суждения и власть отрицать. По мере того как идея государства с 17 века эволюционировала в сторону либерально-демократических представлений о самоуправлении и гражданских правах, понятие политической терпимости превратилось в нечто вроде государственного безразличия. Сейчас считается, что политическая терпимость подразумевает уважение частной жизни, отделение церкви от государства и общее уважение прав человека.

а. Джон Ролз

В ХХ веке идея политической терпимости получила развитие, особенно под влиянием Джона Ролза (1921–2002) и его книг Теория справедливости (1971) и Политический либерализм (1995). Подход Ролза пытается быть нейтральным в отношении моральных ценностей, чтобы установить политические принципы терпимости. Ролз отстаивает толерантность в прагматической манере как то, что лучше всего работает для достижения политического единства и идеи справедливости среди различных людей.Хотя идея политической терпимости наиболее энергично защищалась Ролзом, она также составляет основу других прагматических и политических объяснений толерантности, в том числе Джона Дьюи, Юргена Хабермаса, Майкла Уолцера и Ричарда Рорти. Опасность этого подхода состоит в том, что он тяготеет к релятивизму, сознательно ограничивая себя от формулирования метафизической защиты автономии и терпимости. Трудность состоит в том, что идея государственного нейтралитета может стать парадоксальной: государство, которое нейтрально во всем, подорвет свое собственное существование.

Идея политической терпимости начинается с утверждения о том, что разные люди будут терпеть друг друга, развивая то, что Ролз назвал «перекрывающимся консенсусом»: люди и группы с различными метафизическими взглядами или комплексными схемами найдут причины для согласия относительно определенных принципов справедливости, которые будет включать принципы терпимости. Отчасти это эмпирический или исторический аргумент о том, каким образом различные люди или группы в конечном итоге разрешают свои разногласия посредством прагматической приверженности терпимости как способу жизни или образу жизни.Можно проследить эту идею до идеи Гоббса об общественном договоре как о мирном договоре. Согласно аргументу Гоббса в книге The Leviathan (1651), различные люди в естественном состоянии будут участвовать в войне всех против всех. Эта война в конечном итоге неудовлетворительна, поэтому люди отказываются от своей воюющей силы и заключают общественный договор. Проблема в том, что этот прагматический взгляд оставляет нас без метафизического обоснования принципов терпимости. Скорее, толерантность исходит из прагматического предположения, что различные люди, движимые личными интересами, согласятся поддержать нейтральное государство, которое затем должно выступать в качестве арбитра в их спорах.Конечно, описание Гоббса абсолютного суверенитета Левиафана ставит под сомнение идею о том, что взгляд на общественный договор всегда ведет к терпимому либеральному государству.

Идея Ролза о «справедливости как честности» пытается установить пределы политической власти, не пытаясь оценить относительные достоинства различных концепций блага. Ролз разъяснил свой подход, настаивая на том, что принципы справедливости являются политическими, а не моральными принципами. Они основаны на том, что он назвал «разумным плюрализмом».Под этим он подразумевает, что принципы толерантности будут согласованы людьми с разных точек зрения, потому что эти принципы будут казаться разумными каждому человеку, несмотря на их различия. Идея терпимости является результатом политического консенсуса, развиваемого посредством идеального общественного договора, который Ролз подробно описывает в Theory of Justice . Как и Милл, теория справедливости Ролза утверждает, что первым принципом справедливости является принцип свободы: «Каждый человек имеет равное право на полностью адекватную схему равных основных свобод, которая совместима с аналогичной схемой свобод для всех.«Эти основные гражданские свободы составляют основу политической терпимости.

г. Риски и выгоды

Политический либерализм фокусируется на проблеме разнообразия, не обращаясь к более широкой метафизической теории. Эта проблема обостряется, когда политический либерализм поднимает вопрос о международных правах человека и проблему нетерпимых групп или отдельных лиц, которые требуют терпимости. Политический либерализм направлен на создание глобального режима прав человека, который должен поддерживать политически терпимые государства и который чувствителен к проблеме прав групп.С точки зрения политического либерализма, права человека — основные средства защиты от нетерпимого расширения государственной власти — считаются результатом частично совпадающего политического консенсуса. С этой точки зрения права человека, такие как право на автономию, составляющее основу моральной терпимости, считаются не метафизическими данностями, а условиями для возможности достижения политического консенсуса.

Идея развития «перекрывающегося консенсуса» в международных делах была сформулирована в 1950-х годах Жаком Маритеном и на практике развивалась международными агентствами, такими как Организация Объединенных Наций.В последнее десятилетие двадцатого века подход Юргена Хабермаса связал принципы терпимости с самой природой политического аргумента: чтобы иметь политический аргумент, мы должны согласиться с некоторыми принципами справедливой аргументации. Сложность здесь в том, что разнообразие является еще большей проблемой на международной арене, где обсуждение прав человека имеет важное значение. На местном или национальном уровне суть либерализма заключается в том, что нейтральное государство не должно вмешиваться или комментировать качество жизни людей, если жизнь и действия частных лиц не становятся угрозой правам и частной жизни других людей.На международном уровне Ролз вслед за Кантом определяет Закон народов , который должен поддерживать порядок между различными взаимно терпимыми нациями.

Еще одно осложнение возникает на уровне групповых прав (как в рамках национальной, так и международной политики), когда группы и их члены заявляют о своем праве на терпимость со стороны более крупных политических организаций. Здесь идея терпимости к практике и идентичности групп может парадоксальным образом привести к терпимости к нетерпимым группам.Это имеет место, например, когда толерантные правительства рассматривают группы, которые пропагандируют насилие, дискриминацию и другие виды нетерпимости. Такие группы могут быть нетерпимыми по отношению к своим членам, к терпимым либеральным обществам, в которых они угасают, и даже к тем международным организациям, которые поддерживают толерантность во всем мире.

Риск политического либерализма состоит в том, что он неустойчиво колеблется между плюрализмом и релятивизмом, стремясь избежать метафизического догматизма или политического империализма.Базовый плюрализм политического либерализма поддерживает политическую терпимость, признавая, что каждая конфликтующая всеобъемлющая доктрина может быть оправдана как разумная в соответствии с внутренними для них стандартами. Это оставляет нас с конфликтом разумного плюрализма: каждая из противоречащих друг другу всеобъемлющих доктрин разумна на своих собственных условиях и в той мере, в какой она признает разумность других всеобъемлющих доктрин. Таким образом, для Ролза сотрудничество между разумными всеобъемлющими доктринами является практической политической задачей.Государству следует воздерживаться от обсуждения того, какая всеобъемлющая доктрина лучше морально, эпистемологически или метафизически просто потому, что такая дискуссия была бы несправедливой для нейтрального государства, столкнувшегося с фактом разнообразия. Определяя свой взгляд на нейтралитет государства как на политический, Ролз хочет отделить свой взгляд на разумный плюрализм от более устойчивой формы философского скептицизма. Это напоминает подход Локка к эпистемологической терпимости: поскольку на практике мы не можем заставить людей соглашаться относительно моральных или метафизических истин, мы должны терпеть разнообразие на политическом уровне.

Ролз, однако, считает, что существует наилучшая политическая договоренность, даже если правда о наилучшей политической договоренности достигается путем прагматических соображений относительно того, что работает политически в свете факта разнообразия. Таким образом, его идея политического консенсуса пытается избежать скатывания к скептицизму и релятивизму. Похоже, что для политической терпимости существует по крайней мере одна не относительная ценность — терпимость и мирное сосуществование — даже если это просто прагматически оправдано конкретной исторической потребностью в мирном сосуществовании между теми, кто не может прийти к консенсусу относительно своих взглядов на Добро.

Подход политического либерализма оказался успешным на практике. Можно утверждать, что идея нейтрального государства и политического консенсуса относительно необходимости терпимости постепенно развивалась в конституционном праве США и в международном праве посредством Декларации прав человека ООН. В статье 26 Декларации ООН прямо говорится, что образование является всеобщим правом и что образование должно быть направлено на «содействие взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями, расовыми или религиозными группами.«Мы все еще далеки от реализации идеи толерантного международного сообщества. Однако совершенно очевидно, что в последние несколько десятилетий идея политической терпимости преуспела в Соединенных Штатах и ​​других западных странах.

Несмотря на этот успех, критики, такие как Майкл Сэндел в своей книге Демократическое недовольство (1998), утверждали, что терпимое отношение того, что он называет «процедурной республикой», должно основываться на более всеобъемлющей моральной теории.Без такого основания Сэндел опасается, что терпимое нейтральное государство в конечном итоге потеряет связь с нравственной жизнью людей. В своих аргументах против Ролза и некоторых изменений в конституционном праве Сандель утверждает, что подход политического либерализма не может в конечном итоге учитывать глубину приверженности большинства людей своим собственным всеобъемлющим доктринам. Ролз признает, что для того, чтобы его идея перекрытия консенсуса работала, он должен исходить из ослабления частной веры в всеобъемлющие доктрины.Проблема здесь в том, что он приводит доводы в пользу терпимости, недооценивая силу тех форм частной веры, которые необходимо терпеть.

Еще одна проблема политического подхода к толерантности состоит в том, что он пытается определить природу частной жизни. Моральная терпимость утверждает, что существуют определенные виды частной деятельности, которые касаются только отдельного человека, и что государство будет неоправданно вмешиваться в эту частную деятельность. Однако чисто политический подход к терпимости неспособен провести метафизическую границу, разделяющую общественное и частное.Скорее, сфера конфиденциальности сама по себе определяется только в результате процесса достижения политического консенсуса. Таким образом, беспокойство заключается в том, что принципы политического либерализма четко не определены и что толерантность как всего лишь метод modus vivendi может быть нарушена, если политический консенсус изменится. Другими словами, если нет метафизической основы для сферы частной жизни, тогда не совсем ясно, что должна терпеть политически обоснованная идея либеральной терпимости.

6. Ссылки и дополнительная литература

  • Байнер, Рональд. Что случилось с либерализмом (Беркли: Калифорнийский университет Press, 1992).
  • Берлин, Исайя. «Две концепции свободы» в журнале Four Essays on Liberty (Oxford: Oxford University Press, 1969).
  • Кук, Джон У. Нравственность и культурные различия (Oxford: Oxford University Press, 1999).
  • Дворкин, Рональд. Суверенная добродетель (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 2000).
  • Дворкин, Рональд. Серьезно принимать права (Кембридж: Гарвард, 1977).
  • Фиала, Андрей. «Терпимость и прагматизм» в Journal of Speculative Philosophy , 16: 2, (2002), 103-116.
  • Хабермас, Юрген. Моральное сознание и коммуникативное действие (Кембридж, Массачусетс: MIT Press, 1990).
  • Heyd, David, ed. Терпимость: неуловимая добродетель (Princeton: Princeton University Press, 1996).
  • Хортон, Джон и Питер Николсон, ред. Толерантность: философия и практика (Лондон: Ashgate Publishing, 1992).
  • Кинг, Престон. Толерантность (Лондон: Фрэнк Касс, 1998).
  • Kymlicka, Will. Либерализм, сообщество и культура (Oxford: Clarendon Press, 1989).
  • Лаурсен, Джон Кристиан. «Спиноза о толерантности» в книге «Различия и несогласие: теории толерантности в средневековой и ранней современной Европе», , под редакцией Недермана и Лаурсена (Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд, 1996).
  • Локк, Джон. Письмо о терпимости в изд. Стивена М. Кана. Классика современной политической теории (Нью-Йорк: Oxford University Press, 1997).
  • Мара, Джеральд М. «Сократ и либеральная терпимость» в Политической теории , 16: 3 (1988).
  • Маркузе, Герберт. «Репрессивная толерантность» в Вольф, Мур и Маркузе, ред., Критика чистой толерантности (Бостон: Beacon Press, 1969).
  • Маритен, Жак. Человек и государство (Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1951).
  • Мендус, Сьюзен и Дэвид Эдвардс, ред. О терпимости (Oxford: Clarendon Press, 1987).
  • Мендус, Сьюзен. «Локк: терпимость, мораль и рациональность» в книге Джона Хортона и Сьюзан Мендус, ред., Джон Локк: письмо о толерантности в фокусе (Лондон: Routledge, 1991).
  • Мендус, Сьюзен. Терпимость и пределы либерализма (Атлантик-Хайлендс, Нью-Джерси: Humanities Press International, 1989).
  • Милл, Джон Стюарт. On Liberty and Other Essays (Oxford: Oxford World Classics, 1998).
  • Милтон, Джон. Aereopogatica in Encyclopedia Britannica’s Great Books of the Western World , vol. 29 (Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1991).
  • Ньюи, Глен. Добродетель, разум и терпимость (Эдинбург: Эдинбургский университет, 1999).
  • Обердик, Ганс. Терпимость: между терпением и принятием (Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд, 2001).
  • Пейн, Томас. Полное собрание сочинений Томаса Пейна изд. Филиппа Фонера (Нью-Йорк: Citadel Press, 1945).
  • Поппер, Карл. Открытое общество и его враги (Princeton: Princeton University Press, 1971).
  • Ролз, Джон. Теория правосудия (Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 1971).
  • Ролз, Джон. Справедливость как честность: повторение (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 2001).
  • Ролз, Джон. Политический либерализм (Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1995).
  • Ролз, Джон. Закон народов (Кембридж: издательство Гарвардского университета, 2001).
  • Разави, Мехди Амин и Дэвид Амбуэль, ред. Философия, религия и вопрос нетерпимости (Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1997).
  • Ricoeur, Paul, ed. Терпимость между нетерпимостью и невыносимым (издание Diogenes , No.176, т. 44/4, зима 1996 г.).
  • Рорти, Ричард. Непредвиденные обстоятельства, ирония, солидарность (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1989).
  • Розенталь, Майкл А. «Терпимость как добродетель в этике Спинозы» в журнале Journal of the History of Philosophy 39: 4 (2001), 535-557.
  • Сандель, Майкл. Недовольство демократии (Кембридж: Гарвард, 1998).
  • Сандель, Майкл. Либерализм и пределы правосудия (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1982).
  • Сен, Амартия. «Права человека и азиатские ценности» в The New Republic 217: 2-3 (1997), 33-40.
  • Спиноза, Барух. Теолого-политический трактат и политический трактат (Нью-Йорк: Dover Publications, 1951).
  • Тан, Кок-Чор. Toleration, Diversity, and Global Justice (University Park, PA: Pennsylvania State University Press, 2000).
  • Вольтер. Philosophical Dictionary (Кливленд: World Publishing Co., 1943).
  • Уолдрон, Джереми. «Локк: терпимость и рациональность преследований» в под ред. Джона Хортона и Сьюзан Мендус, Джон Локк: письмо о толерантности в фокусе (Лондон: Routledge, 1991).
  • Уолцер, Майкл. О терпимости (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1997).

Информация об авторе

Эндрю Фиала
Эл. Почта: [email protected]
Университет Висконсина — Грин Бэй
США

Проблема религиозной терпимости

Майкл Моргенштерн для The Chronicle

На прошлой неделе газеты сообщили, что студенческий союз британского университета Уорика запретил в этом месяце выступать в кампусе светской правозащитнице Марьям Намази.

Рассуждения были просты. Намази, бывший мусульманин иранского происхождения, постоянно бросает вызов радикальным исламистским убеждениям и критикует многие аспекты ислама. Это было намерено нарушить политику студенческого союза, который запрещает внешним ораторам распространять «ненависть и нетерпимость в сообществе» и гласит, что они «должны стремиться избегать оскорбления других вероисповеданий или групп». Студенческий союз пришел к выводу, что критические взгляды Намази могут нарушить «право студентов-мусульман не чувствовать запугивания или дискриминации в кампусе своего университета.

Когда я преподаю вводные курсы по религии, я обнаруживаю, что мои студенты также не желают критически оценивать религиозные верования, и по той же причине. Как и студенческий союз Уорика, они считают, что воздержание от критики необходимо для обеспечения религиозной терпимости. В конце концов, если вы утверждаете, что религиозные убеждения ошибочны, разве вы не нетерпимы? Лучше принять религиозный релятивизм, чем рисковать фанатизмом.

Такой подход в корне ошибочен. Вы можете думать, что религиозные убеждения ошибочны, не проявляя нетерпимости.Терпимость не является синонимом «веры в то, что кто-то прав». Это добродетель, которая позволяет вам сосуществовать с людьми, образ жизни которых отличается от вашего собственного, не прибегая к истерике или ударам.

Потенциальное сосуществование всех религий — соблазнительная фантазия. Пользуясь его услугами, популярные авторы и ученые проповедовали утешительное заблуждение о том, что религии по сути одинаковы и, следовательно, фундаментально совместимы. Как выразился Стивен Протеро из Бостонского университета в книге God Is Not One, «Это прекрасное мнение, но оно опасно, неуважительно и неверно.К счастью, подавляющее большинство современных ученых сейчас на стороне Протеро, и рекомендации Американской академии религии для государственных школ гарантируют, что учителя всех уровней не будут безответственно гомогенизировать мировые религиозные традиции.

Но руководящие принципы академии оставляют без ответа важный вопрос: если религиозные люди (и светские люди) расходятся во мнениях по основным аспектам истории, науки и этики, как можно поддерживать истину своего собственного положения, «терпя» других? Педагоги вроде меня могут ответить двумя способами.Безусловно, наиболее распространенный ответ — учить, что существует множество религиозных взглядов, все из которых одинаково верны и заслуживают уважения. Это не только приятно, но и законно. Разве я не нарушил бы пункт об учреждении, думает перепуганный учитель государственной школы, если бы имел в виду, что одни религии превосходят другие?

Результат, однако, плачевный. Неожиданно мы попадаем в страну постмодернизма, наклеенного на бампер, где истины перспективны, и никто не может ошибаться объективно.Как и единство всех религий, справедливость всех религий — прекрасное чувство (сосуществовать!), Но оно опасно, неуважительно и неверно. Опасно, потому что это означает, что люди с меньшей вероятностью будут бороться с несправедливостью и ложью, которые подпитываются религией. Неуважительно, потому что подлинное уважение предполагает заботу о неверных убеждениях других, а не просто позволять им верить во все, что они хотят. И это неправда, потому что основная логика говорит нам, что «Бог допускает рабство» и «Бог запрещает рабство» не могут быть равнозначными утверждениями.

Другой возможный ответ состоит в том, чтобы научить, что существует множество религиозных взглядов, которые не все одинаково верны и заслуживают уважения. Если это звучит безумно или экстремально, начните с размышлений с точки зрения исторических утверждений: существует множество точек зрения на возраст Земли, которые не являются одинаково достоверными и заслуживают уважения. Или, может быть, подумайте об этом с точки зрения этики: существует множество точек зрения на жестокое обращение с детьми, которые не одинаково верны и не заслуживают уважения. Теперь следующий шаг: признать, что религиозные убеждения включают исторические и этические утверждения.Никакого экстремизма здесь нет, только здравый смысл — тот же здравый смысл, который позволяет религиозным традициям исправлять ошибочные позиции относительно возраста земли или того, хочет ли Бог, чтобы черные люди были священниками.

Некоторые могут опасаться, что подчеркивание ошибочности религиозных убеждений будет работать против возможности межконфессионального диалога. На самом деле, верно обратное. Интеллектуально честные люди, религиозные или нет, глубоко заботятся об истине. Они хотят удостовериться, что их собственные убеждения достойны того, чтобы их придерживаться, и они думают, что другим лучше поступать так же.

Межконфессиональный диалог — это возможность не только узнать об убеждениях других людей, но и оспорить основы этих убеждений и позволить другим людям оспаривать свои собственные. В противном случае межконфессиональный диалог превращается в художественное шоу в средней школе, где люди охают и хвалят произведение, не осуждая его качество, чтобы не задеть чьи-то чувства. Этот вариант диалога удешевляет религию, сводя ее к вкусу, и проявляет неуважение к участникам, обращаясь с ними как с детьми.

Это возвращает нас к Марьям Намазие и праву студентов-мусульман — или студентов любого религиозного убеждения — быть свободными от нетерпимости и дискриминации. Несомненно, вопрос о том, как взаимодействовать с людьми, чьи убеждения мы считаем ошибочными, важен и сложен. Терпимость может помочь. Он призывает нас щедро выслушивать и искать в диалоге наши собственные неизбежные ошибки и слепые пятна. Когда убеждения, которые мы не принимаем, являются частью чьего-то религиозного мировоззрения, добродетель терпимости говорит нам действовать осторожно.Он предостерегает от поспешных суждений о качествах человека, который придерживается этих убеждений, что является правильным способом проявлять уважение.

Но толерантность не говорит нам, что только потому, что вера религиозна, нет способа высказать ее истинность. Он не запрещает нам критиковать ложь, если религия используется для оправдания этой лжи. И это не означает, что люди, бросающие вызов глубоко укоренившимся убеждениям, представляют собой угрозу. Это самодовольство, а не терпимость, и пора начать осознавать разницу.

Приятно видеть, что студенческий союз Варвика отменил свое решение на этой неделе после общественного протеста, который включал петицию в поддержку приглашения Намази, которую подписали более 5000 человек. Но если ученики и учителя будут продолжать смешивать критику и нетерпимость, аналогичные проблемы наверняка возникнут в будущем. Давайте сделаем все возможное, чтобы они этого не сделали.

Алан Левиновиц — доцент кафедры религиоведения в Университете Джеймса Мэдисона.

Транзакционный анализ: жизненные позиции — психотерапия Сауткотта

Эрик Берн, автор «Игр, в которые играют люди», описал, как решения относительно нас самих, нашего мира и наших отношений с другими кристаллизуются в течение первых 5 лет жизни. Эти решения основаны на схеме ударов, которые мы получаем от родителей и опекунов. Эти решения приводят к принятию нами одной из четырех основных экзистенциальных / психологических жизненных позиций, которые затем определяют наши модели мышления, эмоций и поведения.

Наши ранние экзистенциальные решения подкрепляются вербальными и невербальными сообщениями, которые мы продолжаем получать и воспринимать на протяжении всей жизни. Берн утверждает, что дисфункциональное поведение является результатом решений, принятых в детстве, которые были лучшими системами убеждений, доступными для ребенка в то время, что позволяло им выжить и адаптироваться к окружающим, но затем стало ограничивающим жизненным сценарием для дальнейшей жизни.

Как только человек выбрал жизненную позицию, которая часто остается неизменной, если не прилагаются значительные усилия для изменения лежащих в основе его убеждений и решений относительно жизни.Цель психотерапии транзактным анализом — осознать, исследовать, бросить вызов и изменить неэффективный жизненный сценарий. Это основано на убеждении, что, поскольку мы были первоначальными создателями собственного сценария, у нас есть возможность его изменить.

Жизненные позиции
ТА описал четыре жизненных позиции — это:
Я в порядке — ты в порядке
Я в порядке — ты не в порядке
Я не в порядке —Ты в порядке
Я не в порядке — Ты не в порядке

Я в порядке — все в порядке Позиция считается оптимальной, здоровой и, как правило, не требует игры.Люди, занимающие эту должность, будут придерживаться веры в то, что все люди от природы достойны и ценны. То, что с людьми все в порядке, — это утверждение, которое описывает их существо или сущность, а не их поведение. Эта позиция характеризуется открытостью отношения, честностью и доверием. Люди, занимающие эту должность, будут сотрудничать и принимать себя и других.
Я в порядке — ты не в порядке занят теми, кто переносит свои трудности на других, они могут обвинять и критиковать.Транзакционные игры, укрепляющие эту позицию, включают самозваного начальника («Я в порядке»), который проецирует гнев, отвращение или презрение на назначенного подчиненного или козла отпущения («Ты не в порядке»). Эта позиция требует, чтобы был кто-то «хуже, чем», чтобы поддерживать ощущение себя как нормального.
Позиция «Я не в порядке — ты в порядке» депрессивная, для нее характерно чувство бессилия и отсталости по сравнению с другими. Люди, занимающие эту должность, могут игнорировать свои собственные потребности в пользу других и могут ощущать себя жертвами.Транзакционные игры, поддерживающие эту позицию, включают «Ударь меня» и «Мученик» — игры, которые поддерживают силу других и отрицают собственную.
Я не в порядке — ты не в порядке — это позиция безнадежности, тщетности и разочарования. С этой позиции жизнь кажется неинтересной и безнадежной. Это может привести к саморазрушительному или агрессивному поведению.

Задача ТА состоит в том, чтобы осознать, как мы пытаемся сделать жизнь реальной через нашу базовую жизненную позицию, и, если необходимо, создать здоровую альтернативу.
Четыре жизненные позиции были разработаны Фрэнком Эрнстом в хорошо известный OK Corral, показанный здесь.

Взаимность, а не терпимость — основа здорового общества

Целью религиозной терпимости всегда было и остается поддержание силы и чистоты доминирующей религии в данном государстве. Большинство доминирующих религий в большинстве государств сегодня исповедуют терпимость, но они также, кажется, чувствуют себя особенно опасными. Религиозные националистические движения в США, Европе, Индии, Турции и Израиле стремятся укрепить отношения между государственной идентичностью и доминирующей религией.В каждом случае демократические выборы усилили значение религии большинства в значении государства и нации, повысив силу этой религии. Сегодня в восточной Европе наблюдается рост шовинизма в сочетании католицизма и политики, который изображает либералов и коммунистов (часто кодекс для «евреев») как врагов. Мы можем наблюдать аналогичную динамику в турецком праздновании османского завоевания Константинополя в 1453 году. И мы также можем видеть это в возрождении влияния евангелистов в США как защитников «религиозной свободы» в своих ассоциациях и бизнесе и против «Шариат» — как они его себе представляют — в публичной сфере.

Даже по мере того, как религиозный национализм набирает силу, претензии на принадлежность к «Западу» в значительной степени основываются на политическом признании религиозной терпимости. Когда религиозные националисты претендуют на мантию терпимости, основанную на правовой защите религиозных меньшинств в их государствах, они не ошибаются. Действительно, толерантность исторически была основой для мирной совместной жизни людей, принципиально отличных друг от друга. Именно поэтому пора раз и навсегда отказаться от терпимости как модели отношений между группами.

Скептицизм толерантности имеет долгую историю, восходящую к немецкому писателю Я. В. Гете, который сказал, что «терпеть — значит оскорблять». После Второй мировой войны она подверглась постоянной критике со стороны философов и политических теоретиков, таких как Карл Поппер, Герберт Маркузе и многих других, которые считали либеральную терпимость виновной в пассивном согласии с подъемом фашизма в первой половине 20-го века. В то время как Поппер видел, что либеральное общество требует подавления некоторых нетерпимых взглядов для самосохранения, Маркузе видел в терпимости либерализма к несправедливости саму проблему.

Вслед за Маркузе в 1960-е годы «Новые левые» задались вопросом, служит ли идея терпимости — особенно в отношении речи и политического разнообразия — только для защиты правительств, корпораций и элиты в продолжающейся политике экономического и расового угнетения. Совсем недавно появилась школа международных отношений, в которой подчеркивается, как внешняя политика, которой руководствуются западные правительства, теперь делит мир на толерантных и нетерпимых почти так же, как всегда проводилось различие между цивилизованными (белыми) и варварскими ( все остальные).Тем не менее, вопрос о том, как толерантность, в частности религиозная терпимость, может быть инструментом доминирования, многим кажется нелогичным или извращенным. Терпимость глубоко укоренена в каноне очевидных современных идеалов: как неотъемлемое благо, необходимая индивидуальная этика, опора западной цивилизации и доказательство ее превосходства.

Тем не менее, толерантность как идея и этика скрывает взаимодействие между людьми и группами как на повседневной основе, так и на протяжении longue durée ; взаимоусиливающий обмен культурой и идеями между группами в обществе отсутствует в идее толерантности.Группы не взаимодействуют изолированно, они делятся друг с другом взаимно, иногда намеренно, а иногда непреднамеренно. Если это правда, что глобальное общество существует, то его лучшие части сегодня воплощают не терпимость, а взаимность, жизненно важные и динамичные отношения взаимного обмена, которые происходят каждый день между отдельными людьми и группами внутри общества. Если учителя, журналисты и политики начинают говорить на основе взаимности, а не терпимости, это не устранит нетерпимость или предрассудки.Но слова важны, и, поскольку они отражают наши мысли, они также формируют то, как мы думаем. Идеализация толерантности подразумевает доминирование. Если говорить о принципах взаимности, а не о терпимости, то можно лучше отразить, как выглядят мирные общества, и настроить умы людей на общественные преимущества культурного обмена.

Идея толерантности частично обязана своим происхождением августинской традиции раннехристианской церкви, которая была очень озабочена определением границ христианского сообщества.Как христиане могли жить в мире с людьми, которые, по их мнению, распяли своего бога? Позиция святого Августина в отношении евреев заключалась в том, что этим распятиям следует разрешить жить среди христиан и свидетельствовать о судьбе тех, кто отвергает Христа. Евреи останутся вне святой христианской общины — их будут терпеть как пережиток дохристианского прошлого. Но христианская терпимость к евреям также создала теологическую проблему: как согласовать предпосылку Божьего наказания евреев с одновременной реальностью еврейской свободы воли, иногда процветания, а иногда и власти (даже над христианами).

Возьмем один пример: во время позднесредневековой и ранней современной экспансии Польши потребность в мобильных, грамотных менеджерах с коммерческим опытом (и, желательно, с небольшими политическими требованиями) привела к тому, что польское дворянство и корона приветствовали евреев в Польше для выполнения важных социально-экономических ролей. . Некоторые города XIV века написали для евреев хартии, в которых недвусмысленно излагалась их свобода организовывать свою автономную религиозную и общинную жизнь на благо взаимного еврейского и христианского процветания.Однако это процветание также привело к усилению конкуренции между евреями и христианскими бюргерами, которым к XVI веку Корона предоставила в некоторых городах Privilegium de non толерантность Judaeis (право не терпеть евреев). Город Люблин получил такую ​​привилегию в 1535 году, но затем евреи, которые сформировали еврейский город у подножия крепостных стен (снаружи), получили параллельную привилегию, de non толерантный христианин в 1568 году. создали стабильное общество с взаимозависимыми и взаимными отношениями между группами, даже в то время как цель терпимости для всех сторон оставалась максимально возможной изоляцией или, возможно, изоляцией друг от друга.

Ислам, буддизм, конфуцианство, сикхизм и многие другие цивилизации исторически сохранили свои собственные традиции религиозной терпимости. С другой стороны, реформы в Европе, если уж на то пошло, усилили нетерпимость. Реформация сделала искоренение ереси признаком религиозной преданности. Прежде чем были достигнуты компромиссы, необходимые для того, чтобы разные христиане жили друг с другом, жестокие религиозные войны преследовали Европу более 100 лет после протестантских и католических реформ (с середины XVI до середины XVII века).Правовая толерантность могла бы стать выигрышным решением для разрешения этого столетнего скатывания к братоубийству, но долгое время после реформ нетерпимость рассматривалась как достойный богословский признак. Отказ христианина мириться с существенным отклонением от доктринальной ортодоксии — или евреев, и мусульман, или «язычников» и «дикарей», с которыми европейцы впервые столкнулись в эпоху Великих географических открытий, — был признаком святости и чистоты, а также способности лидера. готовность ставить духовные вопросы выше земных забот.Определенное представление о толерантности и необходимости свободы совести в тех местах, где баланс военной мощи не поддерживался в подавляющем большинстве случаев той или иной группой, действительно выросло из реформ и религиозных войн. Но потребовалось много лет, с драматическими взлетами и падениями, чтобы идея толерантности стала позитивным благом, ценимым в европейском обществе.

Терпимость не была добродетелью, принесенной Америке: она была навязана Европой для управления своими заморскими империями

Для первых английских теоретиков толерантности, таких как Джон Локк, толерантность была необходима прежде всего для защиты христианства и христианских душ.Как выразился Локк, «что я считаю эту терпимость главным отличительным признаком истинной церкви» (некоторые пытались провести различие между терпимостью и терпимостью — используя последнее для обозначения государственной политики, — но эти два слова остаются синонимичными в общих чертах. Применение). Идея толерантности начала укореняться в Европе как принцип, совместимый с хорошим и эффективным правительством, в 17 веке, самое раннее, и только с европейским Просвещением 17 и 18 веков философы, теологи, Политические теоретики и литераторы утверждали, что терпимость к различиям необходима для функционирования и процветания общества.Идея «права на терпимость» гражданина или субъекта распространилась по всей Европе в рамках проекта philosophes из энциклопедии Encyclopédie (1751-72), попытки реорганизовать человеческое знание таким образом, который, по мнению его редактора Дени Дидро, мог бы » изменить общий образ мышления ». Не только республиканцы, но и просвещенные абсолютисты, такие как прусский Фридрих Великий и император Священной Римской империи Иосиф II, стали сторонниками терпимости, всегда, конечно, определяемой на их собственных условиях.

Именно в американских колониях европейские державы — сначала голландцы, а затем британцы, стремясь к миру среди своих колонистов, — установили защиту индивидуального религиозного сознания. Вопреки американской национальной мифологии, толерантность не была особой добродетелью Америки теми, кто построил свой воображаемый город на холме: она была навязана европейскими колониальными державами, чтобы лучше управлять своими заморскими империями. Идеал религиозной терпимости был зашит в колониях переселенцами из Лондона, такими как Уильям Пенн и Роджер Уильямс, но всегда для защиты христианства от политики, а не наоборот.

США с самого начала были отмечены группами толерантности и нетерпимости. Страна пыталась завоевать, контролировать и христианизировать коренное население, и до принятия Закона о индийском гражданстве 1924 года им было отказано в самой минимальной терпимости — простой способности жить — в большинстве мест, а в других они получали максимум. Африканцы попали в совершенно другую категорию; рабство отражает не терпимость или нетерпимость, а скорее бесчеловечность. Тем не менее, идея о том, что в основе американского государственного устройства лежит множество идеалов — религиозных и политических, — вызвала напряженность среди основателей ранней республики, которые сами обсуждали, какие принципы Просвещения должны стоять в авангарде их идеологического эксперимента.Томас Джефферсон и Джеймс Мэдисон считали, что просвещенное государство должно сопротивляться созданию религиозного фундамента, от которого зависят другие инакомыслие в плане терпимости. Взгляды Джефферсона на политическое сообщество не включали женщин, афроамериканцев или коренных жителей, но он осознавал опасность создания гражданства на основе терпимости одной религиозной группы к другой.

Просвещение, рост национальных государств, две мировые войны и послевоенная деколонизация Европы превратили толерантность из правовой концепции, регулирующей привилегии и ограничения религий меньшинств, в философский и этический идеал.С появлением международного права прав человека после Второй мировой войны государства перестали формулировать защиту меньшинств в указах о терпимости или гарантиях прав меньшинств. Вместо этого они создали правовую защиту слова и совести, а также законы, защищающие от дискриминации. Многие из старых компромиссов ранней современной толерантности живут в государственных церквях, официально признанных религиозных меньшинствах и приспособлениях к религии (особенно в семейном праве), которые остаются во многих штатах.Но по большей части, как отметила политический теоретик Венди Браун в книге Регулируя отвращение, (2008), точки толерантности изменились. Сегодня толерантность обсуждается как моральный, а не правовой вопрос, как вопрос гражданской и культурной жизни, а не как практический ответ на теологические проблемы.

Фактически, толерантность никогда не уходила от своего истока как средство для большинства управлять меньшинством. В сегодняшней национальной государственной системе подавляющее большинство правительств по-прежнему ассоциирует государство прямо или косвенно с религией большинства.Это справедливо даже для государств с юридическим нейтралитетом в вопросах религии, таких как США и Франция. Таким образом, толерантность остается односторонним отношением между терпимым и терпимым, которое, намеренно или нет, удерживает терпимое вне полноправного членства в доминирующей группе. В отличие от терпимости, взаимность признает, что сильные и динамичные общества основаны на социальном и культурном обмене.

Плюрализм и мультикультурализм — это разновидности толерантности с пониманием преимуществ разнообразия

Ориентация на взаимный обмен впервые возникла в социальной философии первых плюралистов американской интеллектуальной традиции около 100 лет назад, которые боролись с нативизмом и сопротивлением иммиграции.Например, в 1915 году философ Гораций Каллен атаковал социолога и евгениста Эдварда Олсворта Росса за его утверждение о том, что иммигранты 20-го века в США принесли с собой двойную лояльность, которая не может быть ассимилирована в американском обществе. Каллен утверждал в Nation , что «доминирующие классы в Америке» опасаются именно того факта, что в процессе становления американцами религиозные и национальные группы создают что-то новое и отличное, что, в свою очередь, влияет на американскую цивилизацию.Каллен, который ввел термин «культурный плюрализм» в 1925 году, и другие, входившие в число первых теоретиков плюрализма в стране, выступали против своего рода терпимости, обусловленной тем, что группы стирают свое происхождение. Скорее, плюрализм, укоренившийся в некоторых университетах и ​​городских ландшафтах — и, конечно, не без сопротивления — предполагал, что США и их иммигранты получают взаимную выгоду от иммиграции.

Излюбленной метафорой американской цивилизации ранних плюралистов была симфония.В этой метафоре каждая группа внесла свой вклад в развивающуюся и гармоничную музыкальную аранжировку. Но тот факт, что каждая группа играла на своем собственном инструменте и исполняла свою музыку, стал проблемой для более поздних критиков как плюрализма, так и мультикультурализма. Симфония прекрасна и хороша, поэтому спор идет, за исключением случаев, когда каждый слишком озабочен музыкальностью своего собственного исполнения. Для сомневающихся либералов акцент плюрализма на этнической и религиозной идентичности служит лишь для установления границ, которые преувеличивают различия.Для консервативных критиков мультикультурализм бессвязен по сравнению с патриотизмом к стране, единственной значимой идентичностью. Без принятия всеми группами общей гражданской идентичности идеалы плюрализма и мультикультурализма являются лишь вариациями старой идеи терпимости, хотя и с большим пониманием преимуществ разнообразия для общества.

Однако, используя взаимность как линзу для взгляда на общество, сами инструменты меняются и обмениваются вместе с музыкой. Подобно плюрализму и мультикультурализму, взаимность возвышает добродетельный круг, в котором многие культуры групп формируют культуру государства, а развивающаяся культура государства, в свою очередь, изменяет культуры групп.Однако, в отличие от плюрализма и мультикультурализма, термин «взаимность» напрямую вызывает активное взаимодействие и влияние. И как философия взаимность признает взаимную коллективную ответственность и даже жертвы, необходимые для такого симбиоза. Все люди в своем повседневном выборе и поведении отказываются от некоторых элементов своей идентичности, чтобы принадлежать к более широкому обществу. В великой работе Эмиля Дюркгейма «Элементарные формы религиозной жизни » (1912) он утверждал, что каждый человек должен превзойти свои собственные потребности, чтобы участвовать в жизни общества.«Коллективное возбуждение», которое человек испытывает, будучи членом этого сообщества и участвуя в его ритуалах, не только очень реально, но и является сутью каждой религии и общества. В то же время общества и государства — будь то гражданские империи или федерации, национальные государства, этнорелигиозные государства или что-то еще — нуждаются в взаимности, чтобы процветать. История не оставила нам примеров цивилизаций, которые процветали без обмена культурами, идеями и людьми.

А как насчет тех, кто отказывается признать, что взаимность является корнем всех здоровых обществ? Вопрос о пределах толерантности послужил основой для многих политических теоретиков; уязвима ли взаимность к тем же досадам? Если понимать двоичный код взаимности как полную изоляцию, тогда ответ отрицательный.Возможно, одним из преимуществ взаимности как философии или индивидуальной и коллективной этики является то, что ни одна группа не может жить в обществе или, по крайней мере, в либерально-демократическом обществе без взаимности. Всегда есть отдельные лица, которые не вносят вклад, но ни одна группа не может существовать в обществе без взаимного обмена. Отдельные лица и группы могут считать себя живущими в терпимой изоляции, но очень маловероятно, что взаимный обмен не происходит. Если группа должна была сказать , мы, , не хотим вести себя взаимно с государством, другими группами или обществом, ответ должен был быть таким, добровольно или нет, вы, , уже делаете.Американская взаимность сформировала религиозные группы, превозносящие изоляцию, такие как амиши в Пенсильвании или хасиды в Нью-Йорке, не меньше, чем кто-либо другой. Что касается тех, кто утверждает, что они (будучи какой-то другой группой), не ведут себя взаимно, ответ должен заключаться в том, что взаимность постулирует невозможность такого существования.

Один из моих студентов проницательно указал, что проблема взаимности заключается в том, что взаимность, которую она вызывает, не учитывает должным образом иерархии, существующие во всех обществах.Как, например, взаимность найдет отклик в обнищавшей и маргинализованной группе? Такая группа вряд ли увидит свои отношения с доминирующим обществом через призму взаимности. Тем не менее, взаимность остается полезным идеалом для подхода к этому структурному неравенству. Социальная маргинализация, например афроамериканцев в США или мусульман в Европе, отражает нарушение взаимности, которое может быть улучшено только путем более широкого признания вклада всех групп в наше коллективное благополучие.Логика и психология взаимности предполагает, что люди чувствуют обязательство вести себя взаимно друг с другом, и что взаимность является источником таких основных видов человеческой деятельности, как ритуалы дарения подарков. Точно так же гражданская взаимность уже регулирует отношения между государствами и группами: отношение к группам со стороны государства или общества имеет тенденцию определять чувство обязательства перед этим государством или обществом среди лиц в этих группах.

Мы можем отказаться от бинарной лексики, которая борется с нетерпимостью с помощью призывов к терпимости

Взаимность — это философия, социальная этика, способ видения мира и психология.В самом общем виде он может служить описанием как того, что связывает людей и группы в обществе и внутри него, так и взаимного обмена культурой, который служит источником жизненной силы всех процветающих обществ. Поиск новой основы для подхода к социальным проблемам важен в то время, когда идеологические разногласия, основанные на экономическом мировоззрении, кажутся исчезающими. Поскольку один набор идеалов (разнообразия, плюрализма и обмена) бросает вызов другому (нетерпимость или, в лучшем случае, возврат к весьма условной терпимости), открылось пространство для новой гражданской философии.

Чтобы развить концепцию взаимности как индивидуальной и коллективной политической этики, мы можем преподавать ее, изучать и писать о ней. Прежде всего, мы можем говорить об этом, уходя от бинарной лексики, которая противопоставляет нетерпимость призывам к терпимости, к обсуждению общих историй и взаимных обязательств. Мы также должны индивидуально и как группы признать нашу собственную гражданскую ответственность перед нашим обществом и друг перед другом, поскольку мы уважаем вклад других.В выбранных нами избранных представителях, в политике, которую мы поддерживаем или против которой мы выступаем, и в причинах, которые мы берем на себя, мы можем идеализировать взаимность как положительное благо и сравнивать себя и прогресс наших обществ с этим идеалом.

Конституция Второй французской республики, принятая во время волны демократических революций, известной как «Весна народов», которая прокатилась по Европе в 1848 году, включает одну простую статью, которая не дает никаких прав или власти ни государству, ни народу.Статья VI гласит только: «Взаимные обязанности связывают граждан с Республикой, а Республика с гражданами». Взаимность утверждает это, но идет дальше: чем больше мы признаем то, что взаимно связывает каждую группу с обществом, а общество — с каждой группой, тем лучше нам всем будет.

Это эссе стало возможным благодаря поддержке гранта от Templeton Religion Trust компании Aeon. Мнения, выраженные в этой публикации, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения Templeton Religion Trust.

Спонсоры журнала Aeon Magazine не участвуют в принятии редакционных решений, включая ввод в эксплуатацию или утверждение содержания.

Какова Ваша жизненная позиция

Эту историю часто можно услышать в Консультации:

«Я часто чувствую, что меня судят мои коллеги, моя жена, мои братья и сестры. Они меня не понимают. И все, что я хочу, это показать им, как делать вещи лучше, как быть лучше в том, что они делают ».

Это неприятное ощущение, что ты лучше других, но с другой стороны, иногда ощущение себя недостаточно хорошо, может постоянно присутствовать.

Эта идея, что все «идиоты», если они не думают, вести себя или верить в то, что вы считаете правильным, заставляет вас чувствовать свое превосходство, но, возможно, также чувствую себя неправильным и высокомерным.

Концепция, что все остальные собрались вместе, кроме вас, глубоко влияет на вашу уверенность в себе и самооценку, но вы не понимаю, откуда это.

Как мы можем сказать: «Я в порядке и знаю, что все остальные тоже ОК»?

Есть вещи, которые нам не нравятся.Вещи мы не понимают. Вот здесь и пригодятся консультации.

Когда вы были ребенком и что-то сломали, вы слышали «Это хорошо, ты разбил чашку. Это не конец света, просто будь осторожнее »? Если вы сделали, скорее всего, вы поняли, что поломка стоит денег или вызывает разлив, но этого можно было бы избежать, если бы вы были более осторожны.

Если бы это был вы, ваше воспитание научило вас учиться у свои ошибки и будьте терпимы к другим.

Но что, если вы выросли в семье, где делают ошибки? был неправ?

Когда люди вокруг тебя говорят: «Плохая девочка, ты разбила чашку. опять же, как глупо с твоей стороны.Иди в свою комнату! », Как вы себя чувствовали? Вы, вероятно усвоили, что вы не можете ошибаться. Вы могли подумать: «Люди, которые делать ошибки — это плохо и глупо », поэтому вы заслуживаете того, чтобы вас отругали или наказали.

В этом случае, после многих из этих событий, вы поняли нужно лучше себя. Вы сделали это своим стремлением избежать ошибок, насколько это возможно. возможный. Чем меньше было совершено «злодеяний», тем лучше это чувствовалось. Попытка быть идеальной была сначала вознаграждены окружающими, а позже — вами.Вы стали больше осторожный, но и более осуждающий.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts