Учение декарта о познании: Рене Декарт и его новая философия

Содержание

Рене Декарт и его новая философия

«Я есмь, я существую — это очевидно. Но сколь долго я существую? Столько, сколько я мыслю. Весьма возможно, если у меня прекратится всякая мысль, я сию же минуту полностью уйду в небытие. Итак, я допускаю лишь то, что по необходимости истинно. А именно, я лишь мыслящая вещь, иначе говоря, я — ум, дух, интеллект, разум…»
Рене Декарт

Наверняка многим знакома фраза «я мыслю — следовательно, существую». Эти строчки принадлежат французскому философу Рене Декарту. Но что стоит за этими словами? За этими словами — классический рационализм и новая западная философия, появившиеся на свет именно благодаря Декарту. Он настаивал на том, что человеческое Я не тождественно человеческому телу, лишь одно мышление неразрывно связано с нашим Я и неотделимо от него. Отрывая человеческий дух от чувственного мира, Декарт настаивал на том, что всё, кроме мышления, является ненадёжным и несущественным.

31 марта 1596 года во Франции родился РЕНЕ ДЕКАРТ — один из основоположников современной западной философии, математик, создатель современной алгебры и аналитической геометрии. Декарт также внес свой вклад в развитие механики, физики и физиологии.

Главным научным методом Декарта было сомнение. Философ развил «картезианское сомнение» — метод, который направлен на управление человеческим разумом в познании. В своей работе «Рассуждение о методе» (1637 г.) ученый выделил  основные правила такого метода.

Декарт обосновал ведущую роль разума в познании, выдвинул учение о субстанции, ее атрибутах и модусах, выдвинул теорию о научном методе познания и о «врожденных идеях» и стал автором теории дуализма, чем попытался примирить материалистическое и идеалистическое направление в философии. Источник.

В своих работах Декарт пытался связать научное мышление и общие философские принципы.

Ученый внёс ключевой вклад в построение философской и вместе с тем естественнонаучной картины мира.

«Если Галилея можно назвать основоположником экспериментальной физики, а Бэкона ― ее идеологом, то Декарт ― и основоположник, и идеолог теоретической физики». Валентин Турчин, «Феномен науки. Кибернетический подход к эволюции», 1970 г.

Важное место в философии Декарта занимает понятие СВОБОДЫ, но в контексте божественного. Согласно Декарту, все отношения между сущностями установлены Богом раз и навсегда. Божественная свобода представлялась Декарту во всем подобной его собственной свободе. Причем свобода в каждом человеке одинаково безгранична. «Расширить или ограничить эту свободу не могут ни внешние обстоятельства, ни возможности человека. Декарт, вслед за стоиками, проводит фундаментальное различие между

свободой и возможностью«, — писал французский философ-экзистенциалист Жан-Поль Сартр.

«Мы не станем сетовать, что Декарт приписал Богу то, что принадлежит нам самим. Скорее, надо восхищаться тем, что в авторитарную эпоху он заложил основы демократии, что он до конца следовал идее автономии и понял, задолго до Хайдеггера с его «Vom Wesen des Grundes», что свобода — это единственное основание бытия». Жан-Поль Сартр,  Картезианская свобода. — Логос № 8, 1996 г. 

«Тут я сплю по десять часов ежедневно, не ведая никаких забот»

Декарт был известен своей любовью к долгому и качественному сну. Вставал философ, как правило, не ранее 11 утра. Любил записывать свои мысли, лежа в постели. Такая размеренная жизнь вполне устраивала ученого и он наслаждался ею сполна. Декарт верил, что для хорошего ума праздность вреда не несет, поэтому старался не особо утруждать себя в течение дня.

«Тут я сплю по десять часов ежедневно, не ведая никаких забот. А после того, как сон заставит мой разум поблуждать по лесам, садам и заколдованным замкам, где я вкушаю все мыслимые радости, я просыпаюсь, дабы смешать ночные мечты с дневными». Письмо Декарта из Голландии.

Однако в 1649 году такой размеренной жизни пришел конец. По не вполне понятным причинам философ принял приглашение ко двору шведской королевы Кристины. Занятия науками с королевой начинались ежедневно в 5 утра, да еще и в самое холодное время года (и одну из самых холодных зим в истории). Через месяц таких занятий Декарт, от недосыпа, холода и переутомления, заболел (предположительно пневмонией), а вскоре умер. Неизвестно, сколько бы еще прожил философ и написал трудов, если бы не поставил сам себя в такие жесткие, неподходящие ему условия. Декарт умер на 54-м году жизни, оставив после себя огромное философское наследие.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников. Рассказ о режиме дня Декарта и его смерти подготовлен на основе информации из книги Мейсона Карри «Режим гения. Распорядок дня великих людей».

Фотографии в материале: https://worldofaphorism. ru, https://monocler.ru

Учение Декарта о познании и методе

ГЛАВА 1 ОЗНАКОМЛЕНИЕ С ЖИЗНЬЮ РЕНЕ ДЕКАРТА 1.1 БИОГРАФИЯ РЕНЕ ДЕКАРТА Рене Декарт – величайший философ Франции, механик, математик, физик и физиолог. Является создателем аналитической геометрии и современной алгебраической символики, автор метода радикального сомнения в философии, механицизма в физике. Родился в провинциальном городке Лаэ 31 марта 1596 года. Его родителями были представителями старинного дворянского рода, который в XVI в. сводил концы с концами. Мальчик стал третьим ребенком в семье. Когда Рене исполнился один год, мать скоропостижно скончалась. Отец работал судьей в другом городе и очень редко навещал детей. Поэтому воспитание будущего величайшего мыслителя взяла в свои руки его бабушка. В 1606 году мальчик был отправлен в коллегию Ла Флеш – в то время одно из лучших учебных заведений Франции, основанное иезуитами с санкции Генриха IV.

Молодой Декарт обучался здесь более девяти лет. Декарт был тем не менее недоволен общим характером здешнего образования. Стремясь преодолеть недостатки полученных знаний, он продолжал учебу. Так, вскоре после окончания в 1615 – 1616 годов Декарт изучал право и медицину в университете Пуатье и после сдачи экзаменов получил степень бакалавра. Позже, оказавшись в Голландии, он в 1629 году поступил в университет во Франекере как «студент–философ», а в 1630 году – в Лейденский университет как «студент–математик». Но университетское образование не играло значительной роли в духовном развитии Декарта, ибо даже в университетском преподавании преобладали схоластические идеи, концепции, теории. Свое отношение к ним философ выразил в очерке «рассуждения о методе», в котором рассказывает читателю некоторые важные факты своей биографии. В конце первой части Декарт пишет, что многие страницы книжной науки разочаровали его уже в коллегии. В 1618 году он приехал в Нидерланды, где написал почти все свои произведения.
В этой исторически первой буржуазной республике процветала внутренняя и международная торговля, развивалось мануфактурное производство, городское население превышало сельское. Наряду с интенсивностью экономической жизни Нидерланды отличались самой свободной и многосторонней духовной жизнью в тогдашней Европе. Здесь царила наибольшая религиозная терпимость в этих условиях, атмосфера, весьма благоприятная для развития научного знания. Декарт вступил в протестантские войска добровольцем. Однако французский дворянин отнюдь не хотел стать профессиональным военным, как это делали многие из его соотечественников. Поступление в военную школу – одно из действий молодого Декарта по изучению «Великой Книги мира». В том же 1618 году познакомился с Исааком Бекманом, доктором ме-дицины, который очень грамотный в математике. Знакомство молодого француза, только тогда стоявшего на пороге своей научной деятельности, с человеком на восемь лет старше и уже сложившимся голландским ученым превратилось в весьма плодотворную научную дружбу для обоих.
Уже в конце 1618 года Декарт написал свое первое произведение – «Трактат о му-зыке», который он посвятил Бекману. В 1619 – 1621 годах Декарт был в качестве внештатного офицера в разных местах Германии, Австрии и Венгрии. В 1622 — 1628 годах жил во Франции, главным образом в Париже. Эти годы были временем дальнейшего созревания его научного и философского таланта. Этому во многом способствовали отношения Декарта с французскими учеными и философами. Особенно важную роль сыграла возникшая в конце 20-х годов дружба с Мерсеном – весьма проницательным мыслителем и деятелем эпохи. Окончив ту же коллегию Ля Флеш (за два года до Декарта), Мерсен впоследствии стал монахом францисканского ордена и провел более 20 лет в одном из парижских монастырей. В то же время он был предшественником философии и теологии и написал много работ не только по этим предметам, но и по математике, механике, физике, музыке. Мерсен стал организующим центром для французских и некоторых иностранных ученых, с которыми он имел длительное общение или был посредником в их переписке.
Поскольку в то время еще не существовало научных журналов, такая переписка стала необходимым условием развития науки. Позже, во время многолетнего пребывания Декарта в Нидерландах, Мерсен был его главным корреспондентом в Париже. Круг ученых, образовавшийся вокруг него, позже, после смерти его и Декарта, превратился во Французскую академию наук. 1.2. ПЕРВЫЕ РАБОТЫ РЕНЕ ДЕКАРТА Как уже говорилось выше, наилучшие условия для дальнейшего развития своей научной и философской мысли Декарт видел в Нидерландах, куда он переехал осенью 1628 года. Средства позволяли ему снимать квартиры и дома в разных городах и сельских районах этой страны. Он постоянно менял места своего пребывания, следуя девизу «хорошо жил тот, кто хорошо прятался». Лишенный собственной семьи, Декарт с головой ушел в научную работу. Радость жизни была для него прежде всего радостью мысли в поисках истины. В Нидерландах Декарт пробыл более 20 лет. Здесь были созданы и опубликованы все его важнейшие произведения.
Главный из которых – «Правила для руководства ума», написанные в 1627 – 1629 годах. (работа не закончена и при жизни Декарта не была опубликована). Сразу после переезда в Нидерланды Декарт начал работать над большим, научным и в то же время философским произведением, которое он хотел назвать «Мир». Основываясь на своих принципах механики, он намеревался нарисовать здесь картину всего мироздания. Летом 1633 года, когда работа была почти закончена, Декарт узнал, что папская инквизиция в Риме осудила опубликованный в 1632 году труд Галилея «Диалог о двух главных системах мира – Птолемеевой и Коперниковой» и наказала самого автора. Это осуждение произвело на Декарта тяжелое впечатление, так как его «Мир» был написан на основе тех же принципов, что и произведение Гали-лея. Хотя на Нидерланды как страну не распространялись протестантские угрозы Римской инквизиции, Декарт, оставаясь католиком, отказался от публикации почти законченного произведения. Здесь проявились присущие Декарту осторожность и сдержанность. Эти качества философа соответствовали духовному климату той исторической эпохи, когда религия оставалась сильнейшей идеологической силой. Правда, Декарт мог бы опубликовать свой труд, устраняя ряд принципиальных положений, которые с трудом подходили Галилею, но такого рода операции исказили бы произведение, и он предпочел его не публиковать. Оправившись от шока, Декарт продолжал развивать свою методологию, физику и философию. Результатом напряженной работы стало «Рассуждение о методе», написанное на французском языке и опубликованное в 1637 году. Это произведение является программным документом, в котором автор сформулировал все основные вопросы своей философии, а также направление своих естественнонаучных исследований. Давайте сосредоточимся на этой работе подробнее. ГЛАВА 2 СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ РЕНЕ ДЕКАРТ 2.1 РАССУЖДЕНИЕ О МЕТОДЕ «Диоптрика», «Метеоры» и «Геометрия» были опубликованы в 1637 году в книге вместе с «Рассуждениями о методе». Эти работы содержали ряд философских принципов, разработанных Декартом в учении о мире, но «Геометрия» более приблизила читателя к философской мысли, чем «Диоп-трика» и «Метеоры». Однако этого показалось Декарту недостаточно, и тогда он решил написать еще одну работу, которая могла бы пролить свет на философские основы его научных взглядов и методов. Ее полное название – «Рассуждения о методе правильного направления своего ума и поиска истины в науках». Это произведение, изящное по стилю, написанное точным языком, было полно замечаний, составлявших богатый жизненный опыт автора, знания общества, людей и их поведения. «Рассуждение» лаконично и выразительно описывает историю научного развития философа, принципы и метод его учения. Эта работа состоит из шести частей, которые будут описаны в следующих главах. 2.2. СООБРАЖЕНИЕ КАСАЮЩИЕСЯ НАУК В начале первой части Декарт говорит, что разум распределен в людях справедливо и каждый может отделить истину от заблуждений. Разница между людьми заключается в том, как они направляют свои мысли. «Не побоюсь сказать, что в юности мне посчастливилось идти такими путями, которые привели меня к размышлениям и правилам, с помощью которых я мог постепенно совершенствовать свои знания и постепенно доводить их до высшей степени, позволяющей посредственности моего ума и краткости жизни», — говорит Рене о методе, который он усвоил в Германии. Однако Декарт не намерен учить кого-то своему методу, а только показывает, как он направляет свой собственный разум. Он предлагает читателю назвать «Рассуждения о методе» рассказом и даже вымыслом, но надеется, что эта работа кому-то пригодится. Декарт рассказывает о своем образовании и признается в своей любви к математике. В других науках Декарт не видит такой достоверности и очевидности. «О философии скажу одно: видя, что в течение многих веков она разрабатывается превосходнейшими умами и, несмотря на это, в ней доныне нет положения, которое не служило бы предметом споров». А т.к. все остальные науки того времени основывались на философии, то на столь слабых основаниях нельзя построить ничего прочного. Тем не менее, Декарт не отрицает всего, что было достигнуто до него, а только предлагает отделить истинное от ложного. 2.3. ОСНОВНЫЕ ПРАВИЛА МЕТОДА Объяснению метода Декарта в книге посвящена следующая глава – «Основные правила метода». В ней он рассуждает о достоверности знаний о науках, которые собрали учёные до него. Здесь, философ решает отказаться от прежних учений, чтобы найти лучше. Как помощь на своём пути, Декарт выводит четыре правила, которые затем «постоянно соблюдает без единого отступления». Первое правило — это правило очевидности или так называемый «принцип интеллектуальной интуиции». Декарт формулирует следующим образом: «Никогда не принимать ничего на веру, в чём с очевидностью не уверен; иными словами, старательно избегать поспешности и предубеждения и включать в свои суждения только то, что представляется моему уму столь ясно и отчётливо, что никоим образом не может дать повод к сомнению». Это правило значимо и для повседневной жизни. Каждому из нас в любом деле полезно его придерживаться. Однако если в обычной жизни мы еще можем действовать на основе смутных, путаных или предвзятых суждений, но в науке следовать данному правило особенно важно. Любая область науки, по мнению Декарта, основывается на ясном и очевидном познании и мышлении. Второе правило: «Разделять каждую проблему, избранную для изучения, на столько частей сколько возможно и необходимо для наилучшего её решения». Это введение аналитического метода, который должен привести к очевидности решения проблемы. Если для определённости необходима очевидность, а для очевидности необходима интуиция, то для интуиции необходима простота. Однако разделения сложного на простое недостаточно, поскольку оно даёт сумму раздельных членов, а не прочную связь, создающею из них еди-ное целое. Поэтому за анализом должно следовать объединение. Третье правило звучит так: «Располагать свои мысли в определённом порядке, начиная с предметов простейших и легкопознаваемых, и восходить мало-помалу, как по ступеням, до познания наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые в естественном ходе вещей не предшествуют друг другу». То есть, следует начать с простейшего, затем повышать порядок познания построением единой цепи рассуждений от простого к сложному. И, наконец, чтобы избежать спешки, истока всех ошибок, следует кон-тролировать отдельные этапы работы. На основе этого Декарт вывел четвертое правило: «Делать повсюду перечни настолько полные и обзоры столь всеохватывающие, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено. Перечень контролирует полноту анализа, а обзор — корректность синтеза». Эти четыре правила положены в основу метода, изобретенного Декар-том и позволяющего, как считал сам философ, постепенно увеличить знания и поднять их до высшей ступени. 2.4. НЕСКОЛЬКО ПРАВИЛ МОРАЛИ, ИЗВЛЕЧЕННЫЕ ИЗ МЕТОДА В этой главе Декарт знакомит читателя с правилами морали, которые он для себя выработал, «чтобы жить как можно счастливее». Во-первых, соблюдать законы и обычаи своей страны, религию, в которой с детства был воспитан благодатью Божьей, и руководствоваться самыми умеренными и чуждыми крайностями, вместе с самыми разумными людьми, в кругу которых приходилось жить. Декарт также отмечает, что для изучения этих мнений необходимо наблюдать за поведением людей, а не слушать то, что они говорят. Он отличает созерцание и стремление к истине от повседневных потребностей жизни и обращает внимание на то, что непременные признаки истины очевидны и очевидны, и в них достаточно здравого смысла, воплощенного в обычаях народа, среди которого проходит его жизнь. В науке очевидность истины необходима, в повседневной жизни достаточно вероятности. Уважение к законам страны продиктовано необходимостью спокойствия, без которого невозможен поиск истины. «Моим вторым правилом было оставаться настолько твердым и решительным в своих действиях, насколько это было в моих силах, и с не меньшим постоянством следовать даже самым сомнительным мнениям, если я их принял за вполне правильные». Декарт, аргументируя это правило, приводит пример с путником, заблудившемся в лесу: – «Он не должен кружить или блуждать из стороны в сторону, оставаться на одном месте, но должен идти настолько прямо, насколько это возможно в одном направлении, без изменения направления, хотя первоначально всего лишь случайность побудила его избрать это направление». Это весьма прагматичное правило. Оно требует прекращения медлительности и преодоления неуверенности и нерешительности, так как жизнь спешит, остается только обязательство истины и добра, которые служат регулирующими идеалами человеческой жизни. «Третьим моим правилом было всегда побеждать скорее себя, чем судьбу, изменять свои желания, а не порядок мира и вообще привыкнуть к мысли, что в полной нашей власти находятся только наши мысли и что после того, как мы сделали все возможное с окружающими нас предметами, то, что нам не удалось, следует рассматривать как нечто абсолютно не возможное». Таким образом, главная идея Декарта – это изменение самого себя, что достигается благодаря напряжению разума с помощью правил ясности и отчетливости. Изменяя мысли мы укрепляем волю. 2.5. ДОВОДЫ КАСАЮЩЕЕСЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ БОГА И БЕССМЕР-ТИЯ ДУШИ, ИЛИ ОСНОВАНИЯ МЕТАФИЗИКИ Прежде всего следует обратить внимание, что большая часть традици-онных знаний имеет в качестве основы чувственный опыт. Однако Декарт не считает, что знания, полученные таким образом, неоспоримы. Он говорит: «Поскольку чувства нас обманывают иногда, я думал, что существует не единственная вещь, которая так же, как она представляет нам наши чувства». Таким образом, Декарт склоняется к мысли «об иллюзии всего на свете при этом необходимо, чтобы я сам, таким образом существовал». Продолжая свои рассуждения он пишет: «Я заметил, что истина Я мыслю, следовательно, я существую (kogito ergo sum) столь тверда и верна, что самые сумасбродные предположения скептиков не могут ее поколебать, я заключил, что могу без опасений принять за первый принцип искомой мной философии». Затем Декарт, следуя своему методу, говорит: «внимательно исследуя, что такое я сам, я мог вообразить себе, что у меня нет тела, что нет ни мира, не места, где бы я находился бы, но я никак не мог представить себе, что в следствии этого я не существую, напротив, из того, что я сомневался в ис-тинности других предметов, ясно и несомненно следовало, что я суще-ствую». Дальнейшие рассуждения философа сводятся к следующему: Я че-ловек – субстанция, вся сущность которой состоит в мышлении, и которая может существовать в любом месте и без всякой материи. Мое я, то есть моя душа, благодаря которой я есть какой есть, совершенно отлично от тела, и более легко познаваемо, чем тело, и если бы не было тела то душа не перестала быть тем, что она есть – душа есть мышление. Так Декарт достигает неоспоримого факта, что человек – это мыслящая реальность. Применение правил метода привело к открытию истины, которая, в свою очередь, подтверждает действенность этих правил, поскольку излишне доказывать: чтобы мыслить, нужно существовать. Прежде чем перейти к вопросу существования Бога, следует отметить, что Декарт различает три вида идей: врожденные идеи, которые он обнаруживает в самом себе, вместе со своим сознанием, приобретенные идеи, которые приходят извне, и, сотворенные идеи, сконструированные им самим. Существование Бога вытекает из первого принципа философии Декар-та. «Если я сомневаюсь, значит я не совершенен». Но тогда откуда берется мысля, что я несовершенен. Очевидно, что автор идеи, присутствующий во мне, не я сам, несовершенный и конечный, и никакое существо, также огра-ниченное. Тогда эта мысль должна происходить от другого более совершенного и бесконечного существа – Бога. Эта идея вложена Богом. Приняв во внимание отличие разумной природы от телесной, Декарт говорит: «познав отчетливо, что разумная природа во мне отлична от телесной, и сообразив, что всякое соединение свидетельствует о зависимости, а зависимость очевидно является недостатком, я заключил отсюда, что состоять из двух природ было бы несовершенно для Бога, и следовательно, он не состоит из них». Таким образом, Бог является духовным началом.

Философия Рене Декарта

Министерство Образования Российской Федерации

Новосибирский Государственный Технический Университет

Кафедра Философии

Контрольная работа

по философии

Тема: Философия рационализма Рене Декарта

Вариант 10

Студентки факультета 151001

группа ОТЗ 811 – Б

Назиповой Л. Р.

Новосибирск 2009/20010 гг.

Содержание

Введение

1. Рене Декарт и его учение

2. Доказательство существования Бога и его роль в философии Р. Декарта. Учение о врожденных идеях

3. Правила метода

4. Проблемы метода

Заключение

Список литературы

Декартовское сомнение призвано снести здание традиционной прежней культуры и отменить прежний тип сознания, чтобы тем самым расчистить почву для постройки нового здания — культуры рациональной в своем существе. Сам он был выдающимся математиком, создателем аналитической геометрии. Именно Декарту принадлежит идея создания единого научного метода, который у него носит название «универсальной математики» и с помощью, которого Декарт считает возможным построить систему науки, могущей обеспечить человеку господство над природой. Научное знание, как его предвидит Декарт, это не отдельные открытия, а создание всеобщей понятийной сетки, в которой уже не представляет никакого труда заполнить отдельные ячейки, то есть обнаружить отдельные истины. Согласно Декарту, математика должна стать главным средством познания природы. Сотворенный мир Декарт делит на два рода субстанций — духовные и материальные. Главное определение духовной субстанции — ее неделимость, важнейший признак материальной — ее делимость до бесконечности. Основные атрибуты субстанций — это мышление и протяжение, остальные их атрибуты производны от этих: воображение, чувство, желание — модусы мышления; фигура, положение, движение — модусы протяжения. Нематериальная субстанция имеет в себе, согласно Декарту, «врожденные» идеи, которые присущи ей изначально, а не приобретены в опыте. Дуализм субстанций позволяет Декарту создать материалистическую физику как учение о протяженной субстанции и идеалистическую психологию как учение о субстанции мыслящей. Связующим звеном между ними оказывается у Декарта бог, который вносит в природу движение и обеспечивает инвариантность всех ее законов

1. Рене Декарт и его учение

Картезианство (от Cartesius — лат. транскрипция имени Декарт) — учение Декарта и особенно его последователей. Картезианская школе получила большое распространение среди французских и нидерландских философов в 17-18 вв.

Рене Декарт, в латинском написании Картезий (1596-1650) — французский философ, математик, физик, физиолог. Учился в иезуитской коллегии Ла Флеш. После службы в армии переселился в Нидерланды, где провел 20 лет в уединенных научных и философских занятиях. Преследования нидерландских богословов вынудили его переехать в Швецию (1649), где он и умер.

Философия Декарта связана с его математикой, космогонией и физикой.

В математике Декарт является одним из создателей аналитической геометрии. В механике он указал на относительность движения и покоя, сформулировал общий закон действия и противодействия, а также закон сохранения полного количества движения при ударе двух неупругих тел. В космогонии он развил новую для науки идею естественного развития солнечной системы; основной формой движения космической материи, обуславливающего строение мира и происхождение небесных тел, он считал вихревое движение ее частиц. Эта гипотеза способствовала в дальнейшем диалектическому пониманию природы.

В зависимости от математических и физических исследований Декарта сложилось его учение о материи, или о телесной субстанции. Декарт отождествил материю с протяжением. Это означало, что всякая протяженность телесна и абсолютно пустого пространства не существует, а плотность и геометрические свойства составляют всю сущность телесности. Бог сотворил материю вместе с движением и покоем и сохраняет в ней одно и то же общее количество движения и покоя.

Учение Декарта о человеке заключается в следующем: в человеке реально связаны бездушный и безжизненный телесный механизм с «волящей и мыслящей душой». Разнородные тело и душа, по Декарту, взаимодействуют посредством особого органа — так называемой шишковидный железы.

В физиологии Декарт установил схему двигательных реакций, представляющую одно из первых научных описаний рефлекторного акта. В животных Декарт видел лишь сложные автоматы, лишенные души и способности мыслить. Вместе с Ф.Бэконом конечную задачу знания Декарт видел в господстве человека над силами природы, в открытии и изобретении технических средств, в познании причин и действий, в усовершенствовании природы человека. Для достижении этой задачи он считал необходимым предварительно усомниться во всем наличном существовании. Это сомнение не есть неверие в непознаваемость всего сущего, но лишь прием для нахождения безусловно достоверного начала знания. Таким началом Декарт считал положение «мыслю, следовательно, существую». Исходя из этого тезиса, Декарт пытался вывести также существование бога, а затем убеждение в реальности внешнего мира.

В учении о познании Декарт — родоначальник рационализма, который сложился в результате одностороннего понимания логического характера математического знания. Так как всеобщий и необходимый характер математического знания казался Декарту вытекающим из природы самого ума, он отвел в процессе познания главенствующую роль дедукции, которая опирается на вполне достоверные интуитивно постигаемые аксиомы.

Дуализм учения Декарта вызвал ожесточенную критику ортодоксов того времени, с одной стороны, и материалистов — с другой. На теорию познания Декарта нападали церковные ортодоксы, на его учение о духе — последователи Гассенди. Однако философ не хотел иметь ничего общего и входить в какие-либо компромиссы ни с теми ни с другими. Он порицал всякую попытку приспособить его учение к новой философии. Как отмечает в своей книге «Спиноза» Куно Фишер, Декарт «одобрительно относился к стремлениям примирить его с церковным богословием и даже с аристотелевской физикой. Всякое соглашение между противоречащими направлениями новой философии казалось ему грубейшим искажением его собственного учения, тогда как, по его мнению, последнему могло быть полезно заключение некоторого союза со старыми, укоренившимися и господствующими в церкви и школе авторитетами.

Не существовало картезианского сенсуализма и материализма, но существовало картезианское богословие, и должна была иметь право существовать даже аристотелевско-картезианская философия природы. При этом учение Декарта выигрывало в авторитетности и ничего не теряло в своем значении. Ибо основные его положения оставлялись в прежнем виде, и противоположные воззрения приспособлялись к ним посредством соответствующего их истолкования. Так объявлялась картезиански Библия для того, чтобы учение Декарта казалось библейским, и так же принуждали Аристотеля мыслить картезиански, чтобы положить отпечаток аристотелизма на учение Декарта и устранить предубеждение, которое обнаруживала против этого учения старая медицинская школа.»

2. Доказательство существования Бога и его роль в философии Р. Декарта. Учение о врожденных идеях

Основные произведения Декарта включают «Рассуждение о методе» (1637) и «Метафизические размышления» (1647), «Начала философии», «Правила для руководства ума».

Согласно Декарту, разногласия в философии существуют по любому вопросу. Единственным действительно надежным методом является математическая дедукция. Поэтому Декарт в качестве научного идеала рассматривает математику. Этот идеал стал определяющим фактором декартовой философии.

Декарт является основоположником рационализма (от ratio – разум) – философского направления, представители которого основным источником знания считали разум. Рационализм – противоположность эмпиризма.

Если философия должна быть дедуктивной системой типа Евклидовой геометрии, то тогда необходимо найти истинные предпосылки (аксиомы). Если предпосылки являются не очевидными и сомнительными, то выводы (теоремы) дедуктивной системы имеют мало ценности. Но как можно найти абсолютно очевидные и определенные предпосылки для дедуктивной философской системы? Ответить на этот вопрос позволяет методическое сомнение. Оно является средством исключения всех положений, в которых мы можем логически сомневаться, и средством поиска положений, которые логически несомненны. Именно такие бесспорные положения мы можем использовать в качестве предпосылок истинной философии. Методическое сомнение является способом (методом) исключения всех утверждений, которые не могут быть предпосылками дедуктивной философской системы.

С помощью методического сомнения Декарт подвергает испытанию различные виды знания.

1. Вначале он рассматривает философскую традицию. Можно ли в принципе сомневаться в том, что говорят философы? Да, отвечает Декарт. Это возможно потому, что философы действительно были и остаются несогласными по многим вопросам.

2. Возможно ли логически сомневаться в наших чувственных восприятиях? Да, говорит Декарт и приводит следующий аргумент. Фактом является то, что иногда мы подвержены иллюзиям и галлюцинациям. Например, башня может казаться круглой, хотя впоследствии обнаруживается, что она квадратная. Наши чувства не могут обеспечить нас абсолютно очевидными предпосылками для дедуктивной философской системы.

3. В качестве особого аргумента Декарт указывает, что он не имеет критерия для определения того, находится ли он в полном сознании или в состоянии сна. По этой причине он может в принципе сомневаться в реальном существовании внешнего мира.

Существует ли что-нибудь, в чем мы не можем сомневаться? Да, отвечает Декарт. Даже если мы сомневаемся во всем, то не можем сомневаться в том, что мы сомневаемся, то есть в том, что обладаем сознанием и существуем. Мы, следовательно, имеем абсолютно истинное утверждение: «Я мыслю, следовательно, я существую» (cogito ergo sum).

Человек, формулирующий утверждение cogito ergo sum, выражает знание, в котором он не может сомневаться. Оно является рефлексивным знанием и не может быть опровергнуто. Тот, кто сомневается, не может в качестве сомневающегося сомневаться (или отрицать), что он сомневается и, следовательно, что он существует.

Конечно, этого утверждения мало для построения целой дедуктивной системы. Дополнительные утверждения Декарта связаны с его доказательством существования Бога. Из представления о совершенном он делает заключение о существовании совершенного существа, Бога.

Совершенный Бог не обманывает людей. Это дает нам уверенность в методе: все, что представляется нам столь же самоочевидным, как утверждение cogito ergo sum, должно быть знанием столь же достоверным. В этом источник декартовой рационалистической теории познания: критерием истинности познания является не эмпирическое обоснование (как в эмпиризме), а идеи, которые предстают ясными и отчетливыми перед нашим разумом.

Декарт утверждает, что для него столь же самоочевидным, как собственное существование и наличие сознания, является существование мыслящего бытия (души) и протяженного бытия (материи). Декарт вводит учение о вещи мыслящей (душе) и вещи протяженной (материи) как единственно существующих (помимо Бога) двух фундаментально различных феноменах. Душа является только мыслящей, но не протяженной. Материя является только протяженной, но не мыслящей. Материя понимается с помощью одной лишь механики (механико-материалистическая картина мира), в то время как душа свободна и рациональна.

У Декарта человеческий дух обладает непосредственной достоверностью своего существования сам по себе, что и делает его духом. Бог является принципом достоверности только для того, что отлично от духа, для чувственного мира, но не для самодостоверности духа. Бог – принцип подтверждения достоверности, ее объективной авторизации, подтверждающий, что то, что для духа ясно и отчетливо и, следовательно, достоверно, и в действительности истинно. Обращение к Богу нужно для перехода от субъективной достоверности к объективной. Прежде всего, отметим, что большая часть традиционного знании имеет в качестве основы чувственный опыт. Однако Декарт не считает, что знание, полученное таким путем, является бесспорным. Он говорит: «поскольку чувства иногда нас обманывают, я счел нужным допустить, что нет ни одной вещи, которая была бы такова, какой она нам представляется нашим чувствам». Таким образом Декарт склоняется к мысли «об иллюзоpности всего на свете пpи этом необходимо, чтобы я сам, таким обpазом рассуждающий существовал». Продолжая свои рассуждения он пишет: «Я заметил, что истина Я мыслю, следовательно, я существую (kogito ergo sum) столь тверда и вена, что самые сумасбродные предположения скептиков не могут ее поколебать, я заключил, что могу без опасений принять за первый принцип искомой мной философии». Затем Декарт, следуя своему методу, говорит: «внимательно исследуя, что такое я сам, я мог вообразить себе, что у меня нет тела, что нет ни мира, не места, где бы я находился бы, но я никак не мог представить себе, что в следствии этого я не существую, напротив, из того, что я сомневался в истинности других предметов, ясно и несомненно следовало, что я существую». Дальнейшие рассуждения философа сводятся к следующему: Я человек — субстанция, вся сущность которой состоит в мышлении, и которая может существовать в любом месте и без всякой материи. Мое я, то есть моя душа, благодаря которой я есть какой есть, совершенно отлично от тела, и более легко познаваемо, чем тело, и если бы не было тела то душа не перестала быть тем, что она есть — душа есть мышление. Так Декарт достигает неоспоримого факта, что человек — это мыслящая реальность. Применение правил метода привело к открытию истины, которая, в свою очередь, подтверждает действенность этих правил, поскольку излишне доказывать: чтобы мыслить, нужно существовать.

Прежде чем перейти к вопросу существования бога, следует вспомнить, что Декарт различает три вида идей: врожденные идеи, которые он обнаруживает в самом себе, вместе со своим сознанием, приобретенные идеи, которые приходят извне, и, сотворенные идеи, сконструированные им самим.

Существование бог Декарт, выводит из первого принципа своей философии. Если я сомневаюсь, значит я не совершенен. Но тогда откуда берется мысль о том, что я несовершенен. Очевидно, что автор идеи, присутствующий во мне, не я сам, несовершенный и конечный, и никакое существо, также ограниченное. Тогда эта мысль должна происходить от другого более совершенного и бесконечного существа — Бога. Эта идея вложена богом. Приняв во внимание отличие разумной природы от телесной, Декарт говорит: «познав отчетливо, что разумная природа во мне отлична от телесной, и сообразив, что всякое соединение свидетельствует о зависимости, а зависимость очевидно является недостатком, я заключил отсюда, что состоять из двух природ было бы несовершенно для Бога, и следовательно, он не состоит из них». Таким образом бог является духовным началом.

Причиной, по которой многие убеждены, что трудно познать бога или даже собственную душу, является, по мнению Декарта, то, что люди никогда не поднимаются выше того, что может быть познано чувствами. Нельзя пользоваться воображением и чувствами для понимания сущности Бога.

С огромной верой в человека и его познавательные возможности Декарт переходит к познанию мира.

Знания и его оббьем делятся, по Декарту, существованием в нас врождённых идей, разделяемых Декартом на врождённые понятия и врождённые аксиомы.

В учении о врождённых идеях по- новому было развито платоновское положение об истинном знании как припоминании того, что запечатлелось в душе, когда она прибывала в мире идей. К врождённым Декарт относил идею Бога как существа всесовершенного, затем- идеи чисел и фигур, а так же некоторые общие понятия, как, например, известную аксиому : » если к равным величинам прибавить равные, то получаемые при этом итоги будут равны между собой», или положение » из ничего ничего не происходит». Эти идеи и истины рассматриваются Декартом как воплощение естественного света разума.

С конца ХVII века начинается длительная полемика вокруг вопроса о способе существования, о характере и источниках этих самых врождённых идей. Врождённые идеи рассматривались рационалистами того времени в качестве условий возможности всеобщего и необходимого знания, то есть науки и научной философии.

Правило первое: «никогда не принимать за истинное ничего, что я не познал бы с очевидностью, иначе говоря, тщательно избегать опрометчивости и предвзятости…». Каждому из нас и в любом деле полезно им руководствоваться. Однако если в обычной жизни мы еще можем действовать на основе смутных, путаных или предвзятых идей (хотя за них приходится в конце концов расплачиваться), то в науке соблюдать данное правило особенно существенно. Всякая наука, считает Декарт, заключается в ясном и очевидном познании.

Правило второе: «делить каждое из исследуемых мною затруднений на столько частей, сколько это возможно и нужно для лучшего их преодоления». Речь идет о своего рода мыслительной аналитике, о выделении простейшего в каждом ряде».

Правило третье: «придерживаться определенного порядка мышления, начиная с предметов наиболее простых и наиболее легко познаваемых и восходя постепенно к познанию наиболее сложного, предполагая порядок даже и там, где объекты мышления вовсе не даны в их естественной связи».

Правило четвертое: составлять всегда перечни столь полные и обзоры столь общие, чтобы была уверенность, в отсутствии упущений».

Декарт затем конкретизирует правила метода. Важнейшая философская конкретизация состоит в том, чтобы понять процедуру выделения простейшего именно в качестве операции интеллекта. «…Вещи должны быть рассматриваемы по отношению к интеллекту иначе, чем по отношению к их реальному существованию», «Вещи», поскольку они рассматриваются по отношению к интеллекту, делятся на «чисто интеллектуальные» (сомнение, знание, незнание, воление), «материальные» (это, например, фигура, протяжение, движение), «общие» (существование, длительность и т. д.)

Речь здесь идет о принципе, важнейшем не только для картезианства, но и для всей последующей философии. Он воплощает кардинальный сдвиг, происшедший в философии нового времени в понимании материальных тел, движения, времени, пространства, в осмыслении природы в целом, в построении философской и вместе с тем естественнонаучной картины мира и, следовательно, в философском обосновании естествознания и математики.

Единство философии, математики и физики в учении Декарта.

К числу сфер знания, где можно наиболее плодотворно применять правила метода, Декарт относит математику и физику, причем он с самого начала, с одной стороны, «математизирует» философию и другие науки, а с другой стороны, делает их как бы разновидностями расширенно понятой «философской механики». Впрочем, первая тенденция просматривается у него более ясно и проводится более последовательно, чем вторая, тогда как попытка все и вся «механизировать» относится скорее к следующему столетию. Правда, и математизация, и механизация ~ тенденции, которые применительно к Декарту и философии XVII-XVIII вв. часто трактуются слишком буквально, чего не имели в виду сами авторы того периода. Вместе с тем механицистские и математизирующие уподобления в XX столетии обнаружили свою невиданную прежде функциональность, о которой не могли и мечтать Декарт и его современники. Так, создание и развитие математической логики, широчайшая математизация и естественнонаучного, и гуманитарного, и особенно технического знания сделала более реалистичным идеал, а имплантация искусственных (механических в своей основе) органов в человеческий организм придала куда больший смысл Декартовым метафорам, вроде той, что сердце — всего лишь насос, да и вообще утверждению Картезия о том, что человеческое тело — мудро созданная Богом машина.

Правила метода, и философская онтология, и научная мысль ведут Декарта к ряду редукций-отождествлений, которые потом вызовут ожесточенные споры, но для науки надолго останутся по-своему плодотворными.

1) Материя трактуется как единое тело, и вместе, в их отождествлении, они — материя и тело — понимаются как одна из субстанций.

2) В материи, как и в теле, отбрасывается все, кроме протяжения; материя отождествляется с пространством («пространство, или внутреннее место, разнится от телесной субстанции, заключенной в этом пространстве, лишь в нашем мышлении»).

3) Материя, как и тело, не ставит предела делению, благодаря чему картезианство встает в оппозицию к атомизму.

4) Материя, как и тело, уподобляется также геометрическим объектам, так что материальное, физическое и геометрическое здесь тоже отождествляются.

5) Материя как протяженная субстанция отождествляется с природой; когда и поскольку природа отождествляется с материей (субстанцией) и присущим ей протяжением, тогда и постольку происходит фундаментальное для механики как науки и механицизма (как философско-методологического воззрения) выдвижение на первый план механических процессов, превращение природы в своего рода гигантский механизм (часы — его идеальный образец и образ), который «устраивает» и «настраивает» Бог.

6) Движение отождествляется с механическим перемещением (местным движением), происходящим под влиянием внешнего толчка; сохранение движения и его количества (тоже уподобляемое неизменности божества) трактуется как закон механики, который одновременно выражает и закономерность материи-субстанции. При всем том, что стиль рассуждения Декарта в этих частях его единой философии, математики, физики выглядит так, будто речь идет о самом мире, о его вещах и движениях, не станем забывать: «тело», «величина», «фигура», «движение» изначально берутся как «вещи интеллекта», сконструированные человеческим умом, который осваивает простирающуюся перед ним бесконечную природу.

Таким и предстает перед нами «мир Декарта» — мир конструкций человеческого ума, который, однако, не имеет ничего общего с миром далеких от жизни, беспочвенных фантазий, ибо в этом мире интеллекта человечество уже научилось жить Особой жизнью, приумножая и преобразовывая его богатства.

4. Проблемы метода

Самое первое достоверное суждение («основа основ», «истина в последней инстанции») по Декарту — Cogito — мыслящая субстанция. Она открыта нам непосредственно (в отличие от материальной субстанции — которая открыта нам опосредованно через ощущения). Декарт определяет эту первоначальную субстанцию как вещь, которая для своего существования не нуждается ни в чем, кроме самой себя. В строгом смысле подобной субстанцией может быть только Бог, который «… вечен, вездесущ, всемогущ, источник всякого блага и истины, творец всех вещей…»

Мыслящая и телесная субстанции сотворены Богом и им поддерживаются. Разум Декарт рассматривает как конечную субстанцию «…вещь несовершенную, неполную, зависящую от чего-то другого и … стремящуюся к чему-то лучшему и большему, чем Я сам …» Таким образом, среди сотворенных вещей Декарт называет субстанциями только те, которые для своего существования нуждаются лишь в обычном содействии Бога, в отличие от тех, которые нуждаются в содействии других творений и носят названия качеств и атрибутов.

Эти правила можно обозначить соответственно как правила очевидности (достижение должного качества знания), анализа (идущего до последних оснований), синтеза (осуществляемого во всей своей полноте) и контроля (позволяющего избежать ошибок в осуществлении как анализа, так и синтеза). Продуманный так метод следовало применить теперь к собственно философскому познанию.

Первая проблема состояла в том, чтобы обнаружить очевидные истины, лежащие в основе всего нашего знания. Декарт предлагает с этой целью прибегнуть к методическому сомнению. Только с его помощью можно отыскать истины, усомниться в которых невозможно. Следует заметить, что испытанию на несомненность предъявляются исключительно высокие требования, заведомо превосходящие те, что вполне удовлетворяют нас, скажем, при рассмотрении математических аксиом. Ведь и в справедливости последних можно усомниться. Нам же необходимо найти такие истины, в которых усомниться невозможно. Можно ли сомневаться в том, что у человека две руки и два глаза? Подобные сомнения могут быть нелепы и странны, но они возможны. В чем же нельзя усомниться? Заключение Декарта лишь на первый взгляд может представиться наивным, когда он такую безусловную и неоспоримую очевидность обнаруживает в следующем: я мыслю, следовательно, существую. Справедливость несомненности мышления подтверждается здесь самим актом сомнения как актом мысли. Мышлению отвечает (для самого мыслящего «Я») особая, неустранимая достоверность, заключающаяся в непосредственной данности и открытости мысли для самой себя.

Декарт получил лишь одно несомненное утверждение — о самом существовании познающего мышления. Но в последнем заключено много идеи, некоторые из них (например, математические) обладают высокой очевидностью идеи разума В разуме заложено убеждение, что кроме меня существует мир. Как Оказать что все это не только идеи разума, не самообман, но и существующее на самом деле? Это вопрос об оправдании самого разума, о доверии к нему. Декарт разрешает эту проблему следующим образом. Среди идей нашего мышления находится идея Бога, как Совершенного Существа. А весь опыт самого человека свидетельствует о том, что мы существа ограниченные и несовершенные. Каким же образом эта идея оказалась присуща нашему уму? Декарт склоняется к единственно оправданной на его взгляд мысли, то сама эта идея вложена в нас сам ее творец и есть Бог, создавший нас и вложивший в наш ум понятие о себе как о Совершеннейшем Существе. Но из этого утверждения вытекает необходимость существования внешнего мира как предмета нашего познания. Бог не может обманывать нас, он создал мир, подчиняющийся неизменным законам и постижимый нашим разумом, созданным им же. Так Бог становится у Декарт гарантом постижимости мира и объективности человеческого познания. Благоговение перед Богом оборачивается глубоким доверием к разуму. Вся система аргументации Декарта делает вполне понятной его мысль существовании врожденных идей в качестве одного из основоположений рационалистической теории познания. Именно врожденным характером идеи объясняется сам эффект ясности и отчетливости, действенности интеллектуальной интуиции, присущей нашему уму. Углубляясь в него, мы оказываемся способными познавать сотворенные Богом вещи.

Декарт отождествил ум и душу, называя воображение и чувство модусами ума. Устранение души в ее прежнем смысле позволило Декарту противопоставить две субстанции природу и дух, и превратить природу в мертвый объект для познавания (конструирования) и использования человеком, но при этом возникла серьезная проблема философии Декарта — связи души и тела, и раз все есть суть механизмы — попытался решить ее механистически: в «шишковидной железе» (где находится вместилище души по Декарту) механические воздействия, передаваемые органами чувств достигают сознания. Последовательным рационалистом Декарт оставался даже при рассмотрении категорий этики — аффекты и страсти он рассматривал как следствие телесных движений, которые (пока они не освещены светом разума) порождают заблуждения разума (отсюда и злые поступки). Источником заблуждения служит не разум а свободная воля, которая заставляет действовать человека там, где разум еще не располагает ясным (т. е. боговым) сознанием. Декарт полагает, что все возможные вещи составляют две самостоятельных и независимых друг от друга (но не от создавшего их Бога) субстанции — души и тела Эти субстанции познаются нами в их основных атрибутах; для тел таким атрибутом является протяжение, для душ — мышление. Телесная природа последовательно представлена у Декарта концепцией механизма. Вечно движущийся мир, подчиненный законам механики, исчислимый математико — геометрическим образом, заготовлен для триумфального шествия математического естествознания Природа — чисто материальное образование, ее содержание исчерпается исключительно протяжением и движением. Основными ее законами являются принципы сохранения количества движения, инерции и первоначальности прямолинейного движения. На основе этих принципов и методически контролируемого построения механических моделей разрешимы все познавательные задачи, обращенные к природе. Животные и человеческие тела подчинены действию тех же механических принципов и представляют собой «самодвижущиеся автоматы», никаких «живых начал» в органических телах (как растительных, так и животных) не имеется.

Наиболее трудная проблема философии Декарта — отношение души и тела человека. Если у животных нет души, и они представляют собой бездушные автоматы, то в случае человека это очевидным образом не так. Человек способен управлять своим телом с помощью ума, а ум — испытывать на себе влияние таких разных по природе субстанций. Душа едина, непротяженна и неделимо. Тело протяженно, делимо и сложно. Декарт, проявлявший большой интерес к успехам тогдашней медицины, отнесся с особым вниманием к шишковидной железе, расположенной в центральной части головного мозга, и связал с ней место, в котором душевная субстанция взаимодействует с телесной. Хотя душа как начало непротяженное и не занимает места, но она «пребывает в указанное железе, которая есть «седалище души». Именно здесь материальные жизненные духи и вступают в контакт с душой. Раздражение из внешнего мира передается по нервам в головной мозг и возбуждает пребывающую там душу. Соответственно, самостоятельное возбуждение души приводит в движение жизненные духи, и нервный импульс завершается мышечным движением. Связь души и тела в целом укладывается в схемы, по существу, механического взаимодействия.

Основные моральные установки картезианства легко извлекаются из общей направленности его философии. Укрепление господства разума над чувствами и страстями тела — исходный принцип для поиска формул нравственного поведения в самых разнообразных жизненных ситуациях. Декарта отличает своего рода растворение феномена воли в чистом интеллектуализме. Свобода воли определяется им посредством указания на следование «логике порядка». Одно из жизненных правил Декарта звучит так: «Побеждать скорее себя самого, нежели судьбу, и менять скорее свои желания, чем мировой порядок; верить, что нет ничего, что было бы целиком в нашей власти, за исключением наших мыслей». Начиная с Декарта, новые ориентации философской мысли, в которых центральное место занимают мысль и сам человек, обретают классически ясный характер.

Заключение.

Учение Декарта и направление в философии и естествознании, продолжавшее его идеи, получило название картезианства – от латинизированной формы имени Декарт. Он оказал значительное влияние на последующее развитие науки и философии, причём как идеализма, так и материализма. Учения Декарта о непосредственной достоверности самосознания, о врождённых идеях, об интуитивном характере аксиом, о противоположности материального и идеального явились опорой для развития идеализма. С другой стороны, учение Декарта о природе и его всеобщий механистический метод делают философию Декарта одним из этапов материалистического мировоззрения нового времени.

Рене Декарт был выдающимся математиком своего времени. А я убеждена, что развитие этой науки дало толчок развитию естествознания. Те достижения в науке, которых добился Декарт, указывает на неоспоримую значимость его учений в области познаний. Доказательство Рене Декарта действительно по душе мне, оно близко к моему мироощущению.

Список литературы

  1. АсмусВ.Ф. «Избранные философские труды», т.2, М: 1969

  2. БольшаковА.В., ГрехневВ. С., ДобрынинаВ.И.Основы философских знаний. Учебное пособие. М., 1994

  3. Введение в философию.// под ред. ФроловаС.С., М., 1996

  4. Декарт Р. Сочинения в двух томах. Том 1.– М.: Мысль, 1989

  5. СоколовВ.В.Философия Рене Декарта.– М., 1986.

  6. СпиркинА.Г.Философия. Учебник. М., 2001

Основные черты теории познания Р. Декарта

Содержание:

Введение

На мой взгляд, это самый загадочный философ современности или даже всей истории философии в целом. Он загадка в полном свете. Как в истории философии нет текстов, написанных более прозрачно, просто и элегантно, так и нет текстов более непонятных, чем картезианские.  

Декарт Рене, литинское имя — Картезий (Renatus Cartesius) (31 марта 1596 г. — 11 февраля 1650 г.), — французское. ученый и философ.  

Прежде чем говорить о теории познания Декарта, необходимо представить себе, насколько разнообразны и обширны были знания и предметы исследования этого выдающегося мыслителя.  Все вопросы физики и космологии, а также вопросы математики Рене Декарт отработал не только как философ, но и как выдающийся ученый. В математике Декарт — один из создателей аналитической геометрии, в которой он уже обладал новым понятием функции в математике.  

Он разработал аналитический способ выражения геометрических объектов и их отношений через уравнения алгебры. Система алгебраических обозначений также происходит от Декарта, которая в наше время ушла с небольшими изменениями. Декарт открыл путь к распознаванию отрицательных корней и работе с ними. В механике Рене Декарт указал на относительность движения и покоя, сформулировал общий закон действия и противодействия, а также закон сохранения полного количества движения при столкновении двух неупругих тел. В оптике он обосновал закон постоянного отношения синусов при преломлении света.    

Он разработал математическую теорию радуги и выяснил причину ее возникновения. Космогония, разработанная Декартом, была новаторской и основывалась на идее естественного развития Солнечной системы, обусловленного свойствами материи и движением ее разнородных частиц.  

Кстати, нумерацию рядов и мест в театре тоже предложил Рене Декарт, чтобы избежать ссор и драк в учреждении культуры.

Основные правила научного метода      

Лучше вообще не думать о поиске истины, чем делать это без всякого метода.

Одним из вопросов философии, разработанных Декартом, был вопрос о методе познания. Подобно Ф. Бэкону, Декарт видел высшую задачу познания в господстве человека над силами природы, в открытии и изобретении технических средств, в познании причин и действий, в улучшении самой природы человека. Отправной точкой философских рассуждений Декарта является сомнение в истинности общепризнанного знания, охватывающего все виды знания. Однако, как и Бэкон, сомнение, с которого начал Декарт, — это не убеждение агностика, а лишь предварительный методологический прием. Можно сомневаться, существует ли внешний мир, и даже существует ли мое тело. Но мое сомнение все равно существует. Сомнение — это один из актов мышления: я сомневаюсь, потому что думаю, следовательно, я существую.       

Сам он резюмирует свои учения о методе в следующих четырех правилах:

  1. Не принимайте ничего как должное, в чем явно не уверены. Избегайте поспешности и предрассудков и включайте в свои суждения только то, что кажется разуму настолько ясно и отчетливо, что никоим образом не может вызвать сомнения; 
  2. каждую задачу, выбранную для изучения, разделить на как можно больше частей, необходимых для ее наилучшего решения;
  3. расположите свои мысли в определенном порядке, начиная с самых простых и легко узнаваемых объектов, и постепенно поднимайтесь, как по шагам, к знанию наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые не предшествуют друг другу в естественном ходе вещей;
  4. составляйте списки настолько полными, а обзоры — настолько исчерпывающими, чтобы вы могли быть уверены, что ничего не пропало.

Эти правила можно соответственно обозначить как правила доказательства, анализа, синтеза и контроля.

Декарт конкретизирует правила метода.  Философская конкретизация состоит в понимании процедуры выделения простейшего именно как операции интеллекта.  Вещи следует рассматривать по отношению к интеллекту иначе, чем по отношению к их реальному существованию, Вещи, поскольку они рассматриваются по отношению к интеллекту, делятся на чисто интеллектуальные (сомнение, знание, незнание, воля), материальный (это, например, фигура, протяженность, движение), общий (существование, продолжительность и т. д.).  

Здесь мы имеем в виду принцип, который наиболее важен не только для картезианства, но и для всей последующей философии. Он воплощает фундаментальный сдвиг, который произошел в философии Нового времени в понимании материальных тел, движения, времени, пространства, в понимании природы в целом, в построении философской и в то же время естественнонаучной картины мира. мир и, следовательно, в философском обосновании естествознания и математики. 

Ergo sum  

Под словом мышление я подразумеваю все, что происходит в нас таким образом, что мы воспринимаем это непосредственно самими собой, и поэтому не только понимать, желать, воображать, но и чувствовать — здесь означает то же, что и мышление.

Первая проблема заключалась в том, чтобы открыть очевидные истины, лежащие в основе всех наших знаний.

Декарт предлагает использовать для этой цели методическое сомнение. Только с его помощью можно найти истины, в которых невозможно усомниться. Следует отметить, что к тесту на достоверность предъявляются чрезвычайно высокие требования, явно превышающие те, которые нас полностью удовлетворяют, скажем, даже при рассмотрении математических аксиом. Ведь в справедливости последнего можно сомневаться. Нам нужно найти такие истины, в которых невозможно усомниться.    

Знаменитое я мыслю, следовательно, я есть, я существую — рождается из огня, отрицающего сомнение, и в то же время становится одним из положительных фундаментальных принципов, первых принципов картезианской философии. Следует учитывать, что это не повседневный, а философский принцип, фундаментальный принцип философии и философия совершенно особого типа. В чем его специфика? Чтобы понять это, нужно прежде всего принять во внимание объяснения, которые сам Декарт дал этому трудному принципу.  Сказав, что позиция: Я думаю, следовательно, я существую, является первой и наиболее надежной, представленной каждому, кто методично систематизирует свои мысли, я не отрицал тем самым необходимость знать еще раньше, что такое мышление, надежность, существование, не отрицал, что для того, чтобы думать, нужно существовать, и тому подобное; но поскольку эти концепции настолько просты, что сами по себе не дают нам знания ни о чем существующем, я решил не перечислять их здесь.     

Итак, если я думаю становится одним из основополагающих принципов новой философии, то в объяснении самого принципа исходное значение придается уточнению понятия мышление. Здесь нас подстерегают сюрпризы и противоречия. Декарт стремится выделить для исследования, выделить и различить именно мышление. А мышление, ввиду фундаментальности возложенных на него функций, трактуется Декартом довольно широко. Мышление — конечно, в определенном аспекте — отождествляется с пониманием, желанием, воображением, которые как бы становятся подтипами мысли.  Без сомнения, все виды умственной деятельности, которые мы отмечаем в себе, можно отнести к двум основным: один из них заключается в восприятии разумом, другой — в определении волей. Итак, почувствовать, представить, даже постигать чисто интеллектуальные вещи бывают разные.     

Широко интерпретируемое мышление Декарта пока неявно включает то, что в дальнейшем будет обозначаться как сознание. Но темы будущей теории сознания уже появляются на философском горизонте. Осознавание действий — важнейшая в свете картезианских объяснений отличительная черта мышления, мысленных действий. То, что человек наделен телом, Декарт даже не думает отрицать. Как ученый-физиолог, он специально изучает человеческое тело. Но как метафизик он категорически утверждает, что сущность человека вовсе не в том, что он наделен физическим, материальным телом и способен, как автомат, совершать чисто телесные действия и движения. И хотя естественное существование человеческого тела является предпосылкой, без которой не может иметь место мышление, существование приобретает смысл для человека только через мышление, то есть через воспринимаемое действие его мысли.  Отсюда следующий строго предопределенный шаг картезианского анализа — переход от я думаю к прояснению сущности Я, то есть сущности человека.       

Кто это — я?      

В сложных субстанциях форма и материя известны, как, например, в человеке — душа и тело.

Но я все еще не знаю достаточно ясно, — продолжает Декарт, — что я сам, я уверен в своем существовании. Кем я себя считал раньше? Конечно, человеком. Но что такое мужчина? Я говорю, что это — разумное животное?  Нет, — отвечает Декарт, потому что тогда нужно заранее знать, что такое животное и в чем именно состоит разумность человека. В самом деле, согласно картезианской методологической концепции, еще невозможно включить в философское размышление то, что еще не было специально введено, объяснено посредством этого размышления, то есть не было заложено философской мыслью. Я знаю, что существую, и я ищу то, что я есть, зная о моем существовании. Но что я? Я, строго говоря, — всего лишь мыслящая вещь, то есть дух, или душа, или интеллект, или разум.  И хотя все это взаимосвязанные термины, Декарт конкретизирует и различает в рамках определения сущности Я, они взяты в единстве, в относительной тождественности.        

Декарт делает мышление принципом всех принципов философии и науки, проводя реформу, имеющую глубокий смысл и непреходящее значение для человека и его культуры. Смысл этой реформы: в основе человеческого существования, существования и деятельности теперь лежат не только такие ценности, как духовность человека, его бессмертная душа, стремление к Богу (что также было характерно для средневековой мысли). Новизна в том, что эти ценности теперь были тесно связаны с активностью, свободой, независимостью, ответственностью каждого человека. Смысл такого поворота в философствовании точно и ясно обозначен Гегелем: Декарт исходил из той позиции, что мысль должна исходить из себя. Все предшествующее философствование, и особенно то философствование, которое исходило из авторитета церкви., Декарт оттеснил. Этим философия снова получила свое собственное основание: мышление исходит из мышления как из чего-то аутентичного в себе, а не из чего-то внешнего, не из чего-то данного, не из авторитета, но целиком из той свободы, которая содержится в я думаю .     

Абстрактная философская форма, в которую была облечена эта фундаментальная для человеческого духа реформа, не заслоняла от современников и потомков ее поистине всеобъемлющие социальные и духовно-нравственные последствия. Когито учил человека активно формировать свое Я, быть свободным и ответственным в мыслях и действиях, веря, что все остальные люди свободны и ответственны. 

Декарт получил только одно несомненное утверждение — о самом существовании познающего мышления. Но последняя содержит множество идей, некоторые из которых (например, математические) имеют большое значение как идеи разума. Итак, в голове лежит вера в то, что есть мир помимо меня. Как доказать, что все это не только идеи разума, не самообман, но и существующие в действительности? Это вопрос об оправдании самого разума, о доверии ему.    

Декарт решает эту проблему следующим образом. Среди идей нашего мышления — идея Бога как Совершенного Существа. И весь опыт самого человека свидетельствует о том, что мы, люди, — существа ограниченные и несовершенные.  Как эта идея укоренилась в нашем сознании? Декарт склоняется к единственной оправданной, по его мнению, мысли, что сама эта идея заложена в нас извне, а ее создатель — Бог, сотворивший нас и вложивший в наш разум представление о себе как о Совершенном Существе. Но это утверждение подразумевает необходимость существования внешнего мира как предмета нашего познания. Бог не может обмануть нас, он создал мир, подчиняющийся непреложным законам и понятный нашему разуму, созданный им. Таким образом, для Декарта Бог становится гарантом постижимости мира и объективности человеческого знания. Благоговение перед Богом превращается в глубокое доверие к разуму.        

Декарт считает, что все возможные вещи представляют собой две независимые и независимые друг от друга (но не от Бога, создавшего их) субстанции — духовное и телесное. Мы знаем эти вещества в их основных свойствах; для тела такой атрибут — протяженность, для души — мышление. Телесная природа последовательно представлена ​​концепцией механизма Декарта.  Вечно движущийся мир, подчиняющийся законам механики, вычисляемый математико-геометрическим способом, подготовлен к победоносному шествию математического естествознания. Природа — чисто материальное образование, ее содержание исчерпывается исключительно протяженностью и движением. Его основные законы — это принципы сохранения количества движения, инерции и оригинальности прямолинейного движения. На основе этих принципов и методически контролируемого построения механических моделей решаются все познавательные задачи, направленные на природу. Итак, животные и человеческие тела подвержены действию одних и тех же механических принципов и являются самоходными автоматами, в органических телах (как растительных, так и животных) нет живых начал.         

Самая сложная проблема философии Декарта — это отношения между душой и телом у человека. Если у животных нет души и они бездушные автоматы, то в случае с людьми это явно не так. Человек способен управлять своим телом с помощью разума, а разум способен ощущать влияние тела.  Сложность задачи заключалась в том, чтобы объяснить действие двух совершенно разных по природе веществ. Душа едина, неисчерпаема и неделима. Тело удлиненное, делимое и сложное. Декарт, проявивший большой интерес к успехам тогдашней медицины, с особым вниманием относился к шишковидной железе, расположенной в центральной части мозга, и связывал с ней место, в котором субстанция души взаимодействует с телом. Хотя душа как начало не распространяется и не имеет места, но она обитает в указанной железе, это вместилище души. Именно здесь духи материальной жизни вступают в контакт с душой. Раздражение из внешнего мира передается по нервам в мозг и возбуждает живущую там душу. Соответственно, самовозбуждение души приводит в движение жизненных духов, а нервный импульс завершается движением мышц. Связь между душой и телом в целом укладывается в схему принципиально механического взаимодействия.           

Основные моральные принципы картезианства легко выводятся из общей ориентации его философии.  Усиление господства разума над чувствами и страстями тела — исходный принцип поиска формул нравственного поведения в самых разнообразных жизненных ситуациях. Декарта отличает своего рода растворение феномена воли в чистом интеллектуализме. Свободная воля определяется им, указывая на следующую логику порядка. Одно из жизненных правил Декарта звучит так: Победить себя, а не судьбу, и изменить свои желания, а не мировой порядок; верить, что нет ничего, что полностью в нашей власти, кроме наших мыслей.    

Единство философии, математики и физики в учении Декарта              

Да, и сами эти Декарт, Ньютон, Лейбниц достаточно широки, чтобы постигать Целое через них в различных его частях: природе, душе и разуме.

Декарт классифицирует математику и физику как области знания, в которых правила метода могут быть наиболее плодотворно применены, и с самого начала, с одной стороны, он математизирует философию и другие науки (которые становятся отраслями и приложениями универсальной математики). ), а с другой стороны, делает их как бы разновидностями расширенного понимания философской механики. Механистические и математические ассимиляции в двадцатом веке открыли свои невиданные ранее функции, о которых Декарт и его современники не могли даже мечтать. Таким образом, создание и развитие математической логики, широчайшая математизация как естествознания, так и гуманитарных и особенно технических знаний сделали идеал более реалистичным, а имплантация искусственных органов в человеческое тело придала гораздо больший смысл картезианским метафорам, таким как одно, что сердце — это просто насос, да и, в целом, утверждение Картесиуса о том, что человеческое тело — это машина, мудро созданная Богом.   

Идеал универсальной математики не был изобретением Декарта. Он позаимствовал и термин, и саму тенденцию математизации у своих предшественников и передал их своим последователям, например, Лейбницу. Что касается механизма, то это более новое явление, связанное с быстрым развитием механики в галилеевской и постгалилеевской науке.  Скорее всего, речь идет о первоначальном взаимодействии науки и философии. Результатом стало создание аналитической геометрии, алгебраизация геометрии, введение алфавитной символики, то есть начало реализации единого метода в самой математике.    

Основы наук  

Декарт дал зрение слепым, и они увидели ошибки древности и свои собственные.

Начиная с Декарта, новые направления философской мысли, в которых мысль и сам человек занимают центральное место, приобретают классически ясный характер.

Основные правила взаимодействия материальных частиц Декарта таковы:

  • Первое правило состоит в том, что каждая часть материи по отдельности всегда продолжает оставаться в том же состоянии, пока столкновение с другими частицами не вызовет изменение этого состояния.
  • Второе правило, которое я предлагаю, заключается в следующем: когда одно тело сталкивается с другим, оно может придать ему столько движения, сколько оно теряет в то же время, и отнять у него столько, сколько оно увеличивает его собственное движение.

В форме третьего правила я добавлю, что, хотя когда тело движется, его путь чаще всего представляется в виде изогнутой линии, и что невозможно сделать… ни единого движения, которое не было бы круговым ни в какой форме., тем не менее, каждая из частиц тела в отдельности стремится продолжить тело по прямой линии. 

Эти правила иногда рассматриваются как формулировка закона инерции и закона сохранения количества движения. В отличие от Галилея, Декарт отвлекает от действия гравитации, которое, кстати, он также сводит к движению и взаимодействию частиц, и указывает направление инерционного движения по прямой. Но он говорит не о состоянии равномерного и прямолинейного движения, как это сформулировал Ньютон, а о состоянии в целом, не поясняя содержания этого термина. Состояние частей материи Декарт характеризует их размер (количество материи), форму, скорость движения и способность изменять эту скорость под действием внешних частиц. Эту способность легко отождествить с инерцией.  В одном из писем Декарта говорится: Можно с уверенностью утверждать, что камень неодинаково склонен принимать новое движение или увеличивать скорость, когда он движется очень быстро и когда он движется очень медленно. Говоря современным языком, Декарт утверждает, что инерция тела зависит от его скорости. В письмах Декарта содержится формулировка закона инерции, которая почти совпадает с законом инерции, хотя термин инерция, конечно, отсутствует: Я считаю, что природа движения такова, что если тело движется, это достаточно, чтобы он продолжал движение с той же скоростью и в направлении той же прямой, пока он не будет остановлен или отклонен по какой-либо другой причине.         

Общая причина движения в дуалистической концепции Декарта — это Бог, который создал материю вместе с движением и покоем и сохраняет их. Является ли это заявление защитой от нападок католической церкви или оно отражает действительные убеждения Декарта? Скорее всего — оба.  

Декартовский деизм  

Идея Бога — это действие Бога в человеке, поскольку эта идея не является творением человека.  Через врожденную идею существование Бога проявляется в человеке. Согласно принципу Я мыслю, следовательно, я существую, Декарт строит доказательство Я думаю, что Бог, следовательно, Бог существует. Он считал, что основа уверенности в себе в Боге — подлинность. Идея Бога для человека — самая верная и единственная по значению. Как считал Декарт, из всех идей, которые у нас есть, это наиболее ясное и отчетливое, а значит, и самое истинное.     

В основе деизма Декарта лежали аргументы и доказательства, сосредоточенные вокруг проблемы существования как бытия. Человека нельзя мыслить как существо, содержащее в себе источники, гарантии и смысл своего существования. Но должно быть такое существо. Это существо — Бог. Согласно Декарту, Бога следует рассматривать как такую ​​сущность, которая сама по себе содержит источник своего существования. В результате Бог также действует как создатель и хранитель всего сущего. Для философии сказанное означает: Бог — это единая и цельная субстанция. Под словом Бог я имею в виду бесконечную, вечную, неизменную, независимую, всеведущую, всемогущую субстанцию, которая создала и породила меня и все другие существующие вещи (если они действительно существуют).        

Бог в философии Декарта — первая, истинная, но не единственная субстанция. Благодаря ему в единство приходят две другие субстанции — материальная и мыслящая. Но сначала Декарт решительно и резко отделяет их друг от друга. Определяя Я как мыслящую вещь, Декарт полагал, что тогда он сможет обосновать идею о фундаментальном различии между душой, духом и телом, и что не тело, а дух, мышление определяет само сущность человека. На языке картезианской метафизики этот тезис точно сформулирован как идея двух субстанций. Вот важный принцип картезианства. Декарт учит, что человек может прийти к этому принципу, наблюдая за собой, действиями своего тела и своими мысленными действиями. От телесных действий или случайностей Декарт считает возможным и необходимым перейти к концепции протяженной субстанции. Однако здесь есть один тонкий и трудный момент. Расширенная субстанция Декарта есть не что иное, как тело, телесная природа. Логика движения картезианских рассуждений к мыслящей субстанции содержит в себе подобную тонкость и сложность.           

Заключение

В учении о познании Декарт был основателем рационализма, который развился в результате наблюдений за логической природой математического знания. Математические истины, согласно Декарту, полностью надежны, универсальны и необходимы, вытекающие из природы самого интеллекта. Поэтому в процессе познания Декарт придавал исключительное значение методу дедукции, суть которого состоит в том, что из небольшого числа вполне надежных исходных принципов и положений выводятся различные также надежные логические выводы и следствия. Метод дедукции зародился в Древней Греции, но именно в трудах Декарта он был подробно разработан в отношении естествознания. Декарт также не отрицал индукцию; он хорошо понимал огромное значение опыта как средства познания и критерия истины.     

Учение Декарта и направление в философии и естествознании, продолжившее его идеи, получили в истории науки название картезианство (от латинского произношения имени Декарт — картезий). Это учение оказало значительное влияние на последующее развитие физики и философии, как идеализма, так и материализма.  Доктрина Декарта о непосредственной надежности самосознания, врожденных идей, интуитивной природы аксиом, противопоставления материального и идеального была основой идеализма. С другой стороны, доктрина Декарта о природе и его общий механистический метод делают его философию одним из этапов материалистического мировоззрения Нового времени.   

С Аристотелем трудно не согласиться. Более того, он прекрасно обосновал это заявление. Обсуждая когнитивные процессы, он отметил, что когнитивные способности… происходят из сенсорного восприятия.  

Познавательные процессы обычно трудоемки и сложны по содержанию. Их начало — это ощущение, которое мы получаем от пяти разных органов чувств. Аристотель также подчеркивал общее чувство. Он возложил на него ряд функций; восприятие общих качеств, осознание того, что у нас есть ощущение, восприятие, сравнение и объединение ощущений в образе объекта. Для общего чувства Аристотеля нет соответствующего органа, это сама душа.     

Далее идет сохранение и воспроизведение ощущений — память.  Из воспоминаний формируется опыт, из опыта рождаются искусство и наука. Следующая когнитивная способность — воображение или фантазия — заключается в формировании представления. Представление — это энергия органа чувств без соответствующего внешнего воздействия. Воображение возникает из ощущений, но это не ощущение. Аристотель придавал необычайное значение воображению: оно заменяет мышление животными; люди также во многих случаях действуют на основе этих образов из-за того, что их разум иногда затемнен страстью, болезнью или сном.      

В самом деле, отсутствие или невозможность ощущения является причиной отрицания феномена разумом.

Например, восприятие цвета слепыми. Он не может вообразить никакого цвета, потому что никогда его не видел. Точно так же люди, лишенные обоняния с рождения, не могут вообразить запах. Поскольку ощущение приходит извне, у нас должен быть аппарат для восприятия, иначе наш разум, каким бы мощным он ни был, не сможет иметь его в себе.   

Примером невозможности иметь что-то в уме без предварительной сенсации являются голливудские научно-фантастические фильмы.  Кажется невероятной фантазия, которую демонстрируют люди, создающие эти ленты. Но если внимательно посмотреть на персонажей, пейзажи и технические устройства на экране, разложить их на элементы, мы увидим, что все эти элементы нам знакомы, они присутствуют в других явлениях нашей жизни, мы все это чувствовали, испытывали представление об этом. Это просто великий комбинаторизм.   

Мне кажется, что представление о Боге пришло к человеку также через ощущение и знание. Например, для буддиста вопрос Верите ли вы в Бога? кажутся смешными. Он скажет: Не верю, знаю, везде его чувствую. Человек не мог бы изобрести Бога, не имея для этого эмпирической основы.    

В мире есть много вещей… о которых наши мудрецы даже не мечтали, — сказал Шекспир. И мы не можем много думать об этом или видеть это во сне, пока не почувствуем это своими чувствами. 

Но я хотел бы добавить, что отношения между ощущениями и исполнением имеют обратную связь.

Когда корабли Колумба впервые подошли к берегам Америки, местные жители их не заметили.  Они могли только различить лодки, спущенные с кораблей. Только священник видел рябь на воде там, где стояли корабли. Его восприятие было явно сильнее, он что-то чувствовал, но не мог этого видеть. Не имея представления об этом явлении, индейцы не могли его почувствовать (увидеть).    

Не менее показательна история турецкого крестьянина. Он с рождения жил в деревне, никогда не видел картинок и вообще ничего нарисованного. Когда он был в городе в солидном возрасте, ему показали фотографию лошади. Он не мог видеть лошадь, не мог понять, как плоский лист может иметь какое-либо отношение к животному, которого он очень хорошо знал.   

У Аристотеля это объясняется социализацией концепции: Невозможно воспринять общее с помощью органов чувств, потому что оно не является чем-то определенным и существует не только сейчас, иначе оно не было бы общим. А общим мы называем то, что есть всегда и везде.  

Гениальные люди гениальны в своей способности воспринимать неизвестное, описывать его, выявлять закономерности.  Тогда это неизвестное становится познаваемым и для нас. 

Здесь нельзя не затронуть вопрос об имени. Ум склонен называть вещи и явления. Воспринимая форму, ум дает ей имя. Для нас не существует ничего, что имеет форму и не имеет имени. Каждая мысль в уме имеет некую форму в качестве противовеса; в санскритской философии это даже называется одним словом — намарупа — имя-форма. Одно не может существовать без другого.      

Поэтому слова Аристотеля можно продолжить следующим образом, но в ощущениях нет ничего, чего бы не было в уме.

Список литературы  

  1. Р. Декарт. Правила управления разумом. Пер. М. Гарнцева.1999 г.
  2. Р. Декарт Р. Рассуждение о методе // Декарт Р. Собр. соч.: В 2-х томах. 1. М., 1988 г.
  3. Декарт Р. Размышления о первой философии // Декарт Р. Собр. соч.: В 2-х томах, т. 2.М. 1988 г.
  4. Фишер К. История новой философии. Декарт, его жизнь, сочинения и учения. СПб., 1995 г.
  5. Декарт Р. Размышления о первой философии. 2003 г.
  6. Размышления о Декарте. 2000 г. 
  7. Библер В.С. От преподавания естествознания к логике культуры. Два философских введения в двадцать первый век. М., 1992. С. 5.   
  8. Мераб Мамардашвили. Декартовы размышления (январь 1981 г.). М. Прогресс, Культура. 1994 г.   

Философия Рене Декарта: основные идеи, учение кратко

Иное начало и иной метод познания отстаивает в своем учении Рене Декарт (1596-1650). Продолжая линию, идущую от «Метафизики» Аристотеля, он ясно видит противоположность опытного знания, не касающегося первопричины всего существующего, и первой философии или метафизики. Декарт осознает, что ответ на вопрос о причине необходимых отношений внешнего мира физических явлений и внутреннего мира явлений человеческой души не получить, если не раскрыть единство этих противоположных миров — единую сущность всех явлений, природу вселенной. Пытаясь найти и определить безусловное основание единства противоположностей мышления и бытия, сознания и материи, Декарт выступает родоначальником метафизики Нового времени. С его точки зрения, все человеческое познание подобно дереву, корни которого — метафизика, ствол — физика, а ветви — все прочие науки, сводящиеся к трем главным: медицине, механике и этике.

Подобно Сократу, Декарт начинает свои метафизические размышления с сомнения в том, что мы хоть что-нибудь знаем достоверно из собственного опыта и любых внешних источников, в т.ч. из ощущений, религиозной традиции и математических доказательств. Чтобы отыскать несомненный исходный пункт познания, он анализирует содержание общепринятых обыденных, религиозных и научных представлений и обнаруживает, что все они могут быть ложны. Однако это абсолютно отрицательное отношение ко всему содержанию человеческого знания имеет, замечает философ, один положительный результат: тот, кто так мыслит, несомненно есть мыслящий.

«Итак, отбросив все то, в чем мы можем хоть как-то сомневаться, и, более того, считая все эти вещи ложными, мы с легкостью предполагаем, что нет никакого Бога, ни неба, ни каких-либо тел, что сами мы не имеем ни рук, ни ног, вообще никакого тела, — пишет Декарт в «Первоначалах философии». — Однако не может быть, чтобы в силу всего этого мы, мыслящие таким образом, были ничем, ибо противоречиво полагать, что вещь мыслящая не существует тогда, когда мыслит.

Поэтому положение cogito ergo sum есть первое и самое достоверное из всех, какие только могут представиться кому-либо в ходе философствования».

Согласно Декарту, с положением «cogito ergo sum» (я мыслю, значит существую – лат.) не может не согласиться всякий, кто признает противоположность духа и тела, ибо он понимает, что к природе мышления и, стало быть, к природе человека как мыслящего существа не имеет отношения телесность, протяженность.

«Мышление есть, ибо оно одно не может быть отторгнуто от меня, — разъясняет это положение Декарт в своем главном метафизическом произведении, в «Размышлениях о первой философии». — Я есть, я существую, это верно. Но как долго? Столько, сколько мыслю; ибо весьма возможно, что как только я прекращу всякое мышление, я тотчас совсем исчезну. Допускаю лишь то, что по необходимости истинно: я есть в точности только вещь мыслящая, т. е. ум, или дух, или разум, или рассудок, — слова, значение которых я раньше не знал. Я есть вещь истинная, и истинно существующая; но какая? Сказано: мыслящая».

Поскольку я есть мыслящий дух, мышлением является все, что я совершаю осознанно, т.е. отдавая себе отчет в том, что я делаю. Согласно Декарту, не только понимание, представление и желание, но и любое мое ощущение и восприятие есть мышление. Ведь мышление есть прежде всего самосознание, без которого невозможно никакое сознание, даже такая элементарная форма деятельности моей души, как чувственность. Поэтому метафизика утверждает: nihil est in sensu, quod non fuerit in intellectu (лат.) — нет ничего в чувстве, чего до него не было бы в разуме. Так как познание всех прочих вещей зависит от мышления, ничто не может быть познано прежде него. Знание мышления о своем собственном бытии есть, по Декарту, первое, непосредственно достоверное, не имеющее никаких предпосылок знание. Тождество мышления и бытия в самосознании не может быть доказано, выведено из какого-то другого знания. Напротив, все другое знание может и должно быть доказано, исходя из этого безусловного начала познания, из cogito ergo sum.

Второй шаг метафизических размышлений Декарта состоит в обосновании истинности предметного содержания нашего знания. Я есть; но есть ли на деле то, что, как мне кажется, я ощущаю, воспринимаю и представляю себе? Иначе говоря, существуют ли в действительности отдельные тела, т.е. протяженные вещи, их многообразные свойства и отношения, выражаемые мною в понятиях фигуры, числа и проч.? Декарт сознает, что если первое положение недоказуемо, то оно при всей своей достоверности не исключает возможности того, что в познании всех этих предметов я по необходимости заблуждаюсь. Ошибочным может оказаться даже то, что представляется мне совершенно очевидным. Тождество мышления и бытия в самосознании еще не гарантирует совпадения мышления с бытием вне его. Пропасть между сознанием себя самого и сознанием внешних, протяженных вещей не преодолена, пока не доказано существование объективного тождества мышления и бытия, которое Декарт называет Богом.

Среди различных представлений в моем уме, указывает философ, есть представление о вполне разумной, могущественной и совершенной сущности. С ее идеей я связываю не лишь возможное и случайное существование, как с идеями прочих вещей, а бытие действительное и необходимое. Но на основании того, что мой дух представляет себе бытие необходимо содержащимся в понятии совершеннейшей сущности, он должен заключить, что эта сущность есть.

«Тем самым он поймет, — пишет Декарт там же, — что эта идея наисовершеннейшего бытия не вымышлена им и представляет не какую-то химерическую, а истинную и неизменную природу, которая не может не быть, ибо в ней имеется необходимое бытие».

Только предрассудки мешают мне признать это, ибо в других вещах я привык отличать мышление от бытия, сущность от существования, понятие от реальности, а потому полагаю, что и в Боге одно может быть без другого. Но именно из того, что в самом себе (и тем более вокруг себя!) я не нахожу того совершенства, которое присуще идее Бога, следует, что эту идею породила во мне причина, которая этим совершенством обладает. Ведь ничто не рождается из ничего, а несовершенное породить совершенное не может. Таково декартово доказательство бытия Бога.

Поскольку есть и не может не быть объективное единство мышления и бытия в Боге, становится ясно, что все, мыслимое мною ясно и отчетливо, истинно. Стало быть, причина заблуждений кроется не в природе мышления, а в природе воли, заключает Декарт, ибо именно воля побуждает меня выносить суждения о вещах прежде, чем будет достигнуто ясное и отчетливое понятие каждой из них. Этот вывод позволяет Декарту обрести уверенность в бытии протяженных вещей и в возможности их истинного познания.

Становится ясным и то, что есть Бог в отношении к мыслящим и протяженным вещам, а они — в отношении друг к другу и к Богу. Бог выступает всеобщей сущностью или субстанцией, природой вещей, — тем, что существует само по себе, а они являются его творениями — тем, что существует благодаря деятельности Бога как первой причины всего сущего, поддерживающего их существование вечным актом творения.

Согласно Декарту, дух и тело, мышление и протяженность представляют собой лишь конечные, «сотворенные субстанции», независимые друг от друга и не могущие быть причинами взаимных изменений. Но обе они по своему реальному бытию зависят от Бога — единой и единственной бесконечной субстанции, которая не сводится ни к мышлению, ни к бытию, а есть сама по себе их первоначальное, безусловное единство.

Из метафизики Декарта вытекают простые правила предлагаемого им метода научного познания. Этот метод, в противоположность аналитическому методу бэконовской индукции, является дедуктивным или синтетическим.

«Первое правило научного метода гласит: никогда не принимать за истину ничего, что нельзя признать ею с очевидностью, т.е. тщательно избегать поспешности и предубеждения, включая в свои суждения только то, что представляется уму столь ясно и отчетливо, что никоим образом не может дать повод к сомнению.

Второе — делить каждую рассматриваемую проблему на столько частей, сколько необходимо для того, чтобы как можно лучше ее разрешить.

Третье — располагать свои мысли в определенном порядке, начиная с предметов простейших и легко познаваемых, и восходить шаг за шагом, как по ступеням, к познанию наиболее сложных, допуская существование порядка даже среди тех, которые в естественном ходе вещей не следуют друг за другом.

И последнее — делать всюду (как отыскивая центр вещей, так и рассматривая затруднения каждой из них) перечни настолько полные и обзоры столь всеохватывающие, чтобы быть уверенным, что ничего не пропущено», — пишет Декарт в «Рассуждении о методе».

Своей метафизикой Декарт наметил путь для последующего исторического развития философии. Бытие и мышление в их раздельности и противопоставленности друг другу есть не исходное, а производное, вторичное, а не первоначало, которым выступает только всеобщее единство мышления и бытия. Поэтому мышление человека истинно, если оно в состоянии, исходя из себя самого, доказать бесконечное внутреннее единство этих противоположностей и тем самым обосновать знание их различия в конечных явлениях природы и духа.

Проблема заключалась теперь в том, чтобы раскрыть природу всеобщего единства мышления и бытия и выяснить, почему оно реализует себя в единичном и особенном. К разрешению этого противоречия через его отдельные стороны и двигалась философия нового времени после Декарта.

Рационализм Декарта. Четыре правила метода

Рене Декарта (1596 — 1650) считают одним из основоположников современной западной философии.

Француз по происхождению, Декарт много путешествовал и часто менял место жительство. Декарт получил образование по специальности «право», однако его всегда привлекала философия. Декарт критиковал предшествующие философские традиции, пытаясь создать философию нового типа, опирающуюся на разум. 

Взаимодействие науки и философии

Декарт в своих работах «Правила для руководства ума», «Рассуждение о методе», «Размышление о новой философии» показывает то, что придает философии научный характер и что направлено освободить знание от всяких случайностей, источником которых может быть, по его мнению, только опыт. Он считал, что необходима такая философия, которая будет опираться на некие неопровержимые предпосылки, из которых можно будет вывести всю систему наук. 

В своих исследованиях он использовал математику как основу для философии. Декарт создал современную алгебру и аналитическую геометрию, а так же внес свой вклад в развитие механики, физики и физиологии.

Декарт считал, что философия представляет собой систему, подобную дереву. Корнями этого дерева является метафизика, а наружным стволом – физика. И как в обычном дереве ствол и ветви не смогли бы вырасти без корней, так и другие науки не сформировались бы до метафизики или без нее.

Декарт пытался сделать философию практической, приспособить ее к науке, а науку связывал с философскими принципами. Так взаимодействовали методы науки (естествознания) с философскими методами в Новое время. «Истина не дана заранее, ее только следует открыть, открыть с помощью метода, орудия, которым может пользоваться всякий, как бы ни был  простым его ум»- писал Декарт.  

 

Картезианское сомнение 

Для нахождения основных положений знания Декарт предлагает воспользоваться принципами сомнения и непосредственной очевидности. 
Идея сомнения состоят в том, что все существующее знание необходимо подвергать сомнению, чтобы отыскать такие положения, которые уже нельзя было бы опровергнуть. Сомнение, с одной стороны, направлено против слепой веры, а с другой стороны, ориентировано на поиск наиболее очевидного и достоверного. 

Проведя трудоемкую философскую работу, Декарт получает то основание очевидности, в которой никто не сможет усомниться. Он берет за основу принцип: «Я мыслю, следовательно, существую». Правдивость этой исходной точки мышления и познания, по утверждению Декарта, гарантирована Богом, вложившим в человека естественный природный свет разума.
Декарт развил «картезианское сомнение» — метод, который направлен на управление человеческим разумом в познании.

Четыре правила метода

Декарт использовал сомнение в качестве научного метода, предлагая четыре правила метода:

  • Первое правило – считать правдивым только то, что с очевидностью признается нами таковым, то есть нужно тщательно избегать поспешности и предубежденности, принимать в свои рассуждения только то, что способно показаться нашему уму отчетливо и ясно, что ни в коем случае не посеет в нас сомнения.
  • Второе правило – необходимо разделять каждое затруднение, которое мы рассматриваем на столько частей, сколько это возможно и сколько потребуется для лучшего их блестящего разрешения.
  • Третье правило – необходимо мыслить по порядку, начиная с простых предметов и тех, которые легко познаются, и восходить понемногу, как по ступеням, до понимания наиболее сложных предметов.
  • Четвертое правило – составлять полные перечни и обзоры, чтобы ничего не пропустить. 

Основное внимание Декарт обращал на деятельность человеческого разума, на поиск правил, из которых должен действовать человеческий ум. Философ считал, что в познании нельзя доверяться чувствам.

Декарт внес свой вклад в изучение физиологии. Он исследовал страсти человеческого тела, выделяя шесть основных страстей: удивление, любовь, ненависть, желание, радость, печаль.

Декарт был одним из тех мыслителей, которые тесно связали развитие научного мышления и общие философские принципы. Труды Декарта оказали огромное влияние на формирование последующего философского знания.  

Решение задач от 1 дня / от 150 р. Курсовая работа от 5 дней / от 1800 р. Реферат от 1 дня / от 700 р.

Теория идей Декарта (Стэнфордская философская энциклопедия)

Идеи являются одними из самых важных вещей в Декарте. философия. Они служат для объединения его онтологии и эпистемологии. Как он говорится в письме Гийому Жибьёфу (1583–1650) от 19 Январь 1642 г.: «Я уверен, что не могу знать, что находится вне меня, кроме как посредством идей, которые у меня есть внутри мне.» [1] Декарт никогда не публиковал ничего, что конкретно разрабатывало бы теория идей. Тем не менее, он сказал достаточно в опубликованных и неопубликованных работе, а также в переписке, что позволяет получить базовые реконструкция теории. Эта запись будет посвящена главным образом теория идей и как она соотносится с декартовской онтологией, хотя в Разделе 6 этой записи, который включает обсуждение простых природы и декартовские концепции ясности и отчетливости, кратко рассматриваются некоторые компоненты его эпистемологии. За больше об эпистемологии см. связанную запись Декарт, Рене: эпистемология.

Согласно онтологии Декарта существует субстанций , атрибуты и режимы . Они понимаются относительно друг к другу, в терминах онтологической зависимости. Режимы зависят от атрибуты, а атрибуты зависят от субстанций. Зависимость отношение транзитивно; таким образом, модусы в конечном счете зависят от субстанций. Нет субстанций, нет режимов. В Принципы , часть I, статья 53, Декарт говорит, что модус «предполагает» атрибут (AT VIIIА 25; CSM I 210), а в статье 52 он говорит, что атрибут «предполагает» существующую субстанцию. А режим из нечто понималось Декартом как способ быть эта вещь. Итак, где X — какое-то вещество, мода M это способ быть X . При этом в статье 52 он также говорит что субстанция за вычетом ее атрибутов не может быть известна человеку разум. На самом деле атрибуты — это то, что делает существующие субстанции понятным человеческому уму. Он подтверждает это в статье 62, где он говорит, что есть только различие в разуме между атрибут и существующая субстанция. (AT VIIIA 30; CSM I 214) Это настоятельно предполагает, что, хотя можно провести концептуальное различие между атрибутом и существующей субстанцией они не различны в действительности. Они действительно одно и то же. (Нолан 1997, Hoffman 2002) Впоследствии, если режим M является способом существования X , где X — субстанция, разборчивость X требует, чтобы мы представили некоторый атрибут A . А также так что, строго говоря, режим М понимается как режим атрибут A , где A — это атрибут, через который задумано существующее вещество X (где на самом деле A и X предположительно идентичны).

Природа ума, говорит Декарт, состоит в том, чтобы думать. Если вещь не подумайте, это не ум. С точки зрения его онтологии, разум есть существующая (конечная) субстанция, а мысль или мышление есть ее атрибут. Поскольку природа ума состоит в том, чтобы думать, где мысль есть определяющей чертой ума, Декарт называет ее основной атрибут (AT VIIIA 25; CSM I 210–11). Ан идея — это способ мышления. Будучи способом мышления, идея понимается как способ бытия (пример) мышления, или идея есть способ проявления экземпляра мышления. Это подобно тому, что Декарт говорит о теле, его главном атрибуте, и его режимы. Природа тела должна быть протяженной (в длину, ширина и глубина). Тело — это (конечная) субстанция, а протяженность — это его атрибут. Поскольку протяженность является определяющей чертой тела, Декарт называет его основным свойством тела. Форма режим продления. Это означает, что форма — это способ существования. расширенный, или способ, которым проявляется экземпляр расширения. Таким образом, форма относится к протяженности, как идея к мысли. Таким образом, форма предполагает протяженность, а идея предполагает мышление, где каждое главный атрибут предполагает существующую субстанцию.

Поскольку идеи являются модусами, они занимают самую нижнюю ступеньку Онтологическая лестница Декарта. Это можно противопоставить Теория Платона, например, отбрасывающая идеи как субстанции, занимает верхнюю ступеньку онтологической лестницы. Итак, тогда как для Платона идеи — самые реальные вещи в космосе, для Декарта идеи являются одними из наименее реальных. Еще одно отступление от Платона. точка зрения заключалась в том, что Декарт считал идеи средством представление, как элементы, делающие представление. Напротив, Платон принимал идеи за представляемые вещи. Сократ, например, был принят Платоном за изображение формы или идеи человека. Этих различий, безусловно, достаточно, чтобы предположить, что идеи играют существенно разные роли в соответствующих системах. Так, было бы неразумно думать, что точка зрения Декарта была просто продолжение Платона, несмотря на то, что Декарт воспринял часть терминологии Платона.

Идеи — не единственные способы мышления. Сомневаться и судить, ибо например, также являются способами мышления. В начале Третьего размышления, Декарт вырабатывает основное деление различных способов мышления. Он сортирует их на два вида: простые и сложные. Идеи включены в категории простых режимов. Сомнения, суждения и тому подобное входит в категорию сложных режимов. Тем не менее, все сложные режимы включать идеи в качестве составных частей. Сложный способ мышления включает в себя по крайней мере два основных психических компонента: идея и некоторая «дополнительная» психическая особенность. Он пишет:

…[C] соображения порядка, кажется, диктуют, что я сейчас классифицировать мои мысли по определенным видам и спросить, какие из них могут правильно сказать, что они являются носителями истины и лжи. Некоторые из моих мысли суть как бы образы вещей, и только в этих случаев, когда термин «идея» строго уместен — например, когда я думаю о человеке, или химере, или небе, или ангел или Бог. Другие мысли имеют различные дополнительные формы: так, когда Я буду или боюсь, или утверждаю, или отрицаю, всегда есть особая вещь, которую я беру за предмет своей мысли, но моя мысль включает в себя нечто большее, чем подобие этой вещи. Некоторые мысли в этой категории называются волениями или эмоциями, в то время как другие называются суждениями. (AT VII 36–7; CSM II 25–6)

В этом отрывке идеи представлены как способы мышления, которые представляют (или предъявлять, или демонстрировать) объекты разуму — такие объекты, как человека, или пегаса, или неба, или ангела, или бога (и учитывая то, что Декарт говорит в «Первом размышлении», среди списка вещей представляемых уму в виде его идей, можно было бы добавить красок, звуки, ощущения и т. д. (AT VII 20; CSM II 13–14)). На С точки зрения Декарта, идея — это только вид (простой) режим, который делает это. При рассмотрении одного из более сложных способов мысль — например, бояться льва или утверждать Теорема Пифагора, где лев и теорема являются объектами представлена ​​— это идея, которая делает представление; это средство представительства. Как заметит Декарт в Четвертом Медитацию он считает двумя основными способностями (способностями или способности) разума: интеллект (или понимает ) и будет . Идеи «произведено» интеллектом. Итак, идея Теорема Пифагора берет свое начало в способности интеллекта или понимание. Акт утверждения, другой компонент более сложная мысль об утверждении этой теоремы берет свое начало в способность воли. Взносы обоих факультетов, таким образом, дают переход к более сложным видам мышления.

Декарт старается не отождествлять идеи с фото или как зрительных образов , но вместо этого говорит, что они как бы были [ tanquam ] образов вещей. Это давняя Тема, ибо мы находим ее выраженной еще в г. Мир г. (XI в. 3–6; CSM I 81–2) и Optics (AT VI 112–13; CSM I 165), и вплоть до Принципов (AT VIIIA 32–3; CSM I 216–17) и Описание человека. Кузов (AT XI 255–257; CSM I 322–23), где в этих идеи контекста отбрасываются как представляющие их объекты без обязательно похожие на них. Это важно для теории, поскольку идея холодного или идея сладкого, например, постольку, поскольку они являются идеями, представляют что-то для ума, но они не визуальных изображений. Это относится и к другим идеям, таким как идея Бога, которую Декарт явно перечисляет в приведенном выше отрывке. Идея Бога представляет что-то для ума (она представляет бесконечная субстанция), и в соответствии с традиционным богословским доктрина, предполагающая, что Бог непространственен и вневременен, идея нельзя понимать как визуальный образ Бога.

В соответствии с тем, что он говорит в приведенном выше отрывке из Третьего размышления, В других местах Декарт говорит, что идея есть «форма всякого данную мысль, непосредственное восприятие которой заставляет меня осознать мысль» (AT VII 160; CSM II 113). В своем ответе Томасу Гоббсу (1588–1679 гг.)), автор Третьего набора возражений, Декарт говорит, что идея есть «то, что непосредственно воспринимается ум» (AT VII 181; CSM II 127). В своем ответе Пьеру Гассенди (1592–1655), автор Пятого набора возражений, он говорит, что термин «идея» расширен, «чтобы охватить любой объект мысль» (AT VII 366; CSM II 253). В письме к Марин Мерсенн (1588–1648), от июля 1641 г. , он говорит, что «идея» обозначает «вообще все, что у нас в уме, когда мы представить себе что-либо, как бы мы это ни представляли» (АТ III 393; CSMK III 185). В давних интерпретациях используются такие отрывки, как говоря нам, что идеи имеют особенность преднамеренность — они направлены на своих соответствующих объекты. Именно в терминах этой направленности ум считается быть осведомленным о объекте.

Одна давняя интерпретация, Представитель интерпретации, говорит, что для Декарта объекты непосредственно представлены в уме (в виде идеи) чисто умственных объекты. Эта интерпретация подчеркивает высказывание Декарта о том, что такие объекты являются исключительно в интеллекте, как когда он говорит Caterus, что объект, которого ум непосредственно или непосредственно осознавать, когда представление о Солнце «… не является действительным сущность, то есть она не является существом, находящимся вне интеллект…» (AT VII 103; CSM II 75) Объект, на котором ум направлен, непосредственный объект осознания, не само Солнце, а чисто ментальный объект, который представляет (или обозначает) Солнце на небе. Это чисто умственное говорят, что объект составляет содержания идеи. На этом зрения, идею иногда называют tertium quid , третья вещь, которая «стоит между» мысленным взором, так сказать, и объект, который представляет идея.

Еще одна давняя интерпретация, Direct Realist . интерпретации, говорит, что для Декарта объекты непосредственно представленные или представленные в уме (посредством идеи) не всегда ментальные объекты. (Надлер 1989) Идея Солнца понята как умственная операция (режим ума), направленная на Солнце сам. На самом деле, согласно этой интерпретации, все идеи, собственно говоря, говоря, понимать как операции или акты ума. Этот относится даже к идее Пегаса. Идея есть умственная операция и в данном случае направлен на мысленно созданный объект, Пегас. Здесь Пегас — чисто ментальный объект. Напротив, (сенсорный) идея Солнца направлена ​​на само Солнце, Солнце в небесах. Таким образом, эта интерпретация позволяет направить идеи на умственные и внепсихические объекты. Смысл этой интерпретации в том, что непосредственных объектов осознания не обязательно должны быть чисто умственный — так что нет tertium quid — который отличается резко отличается от репрезентационалистской интерпретации. Несмотря на то что оба чтения имеют свои достоинства, остальная часть этой записи будет работать в рамках репрезентативного чтения.

Говоря о существующем режиме — в данном случае реально возникающая идея — Декарт скажет, что она обладает формальная реальность . Формальная реальность вещи есть вид реальность, которой обладает вещь в силу того, что она является фактический или существующих вещей (AT VII 41–42, 102–4; CSM II 28–29, 74–5). Например, учитывая, что Солнце является фактическим или существующая вещь, она обладает формальной реальностью. Напротив, учитывая что Пегас не является действительной или существующей вещью, он не обладает формальная реальность. Учитывая, что идея Солнца или идея Пегаса — это актуальные или существующие идеи, где идея актуален или существует, когда он активно мыслится умом, каждый обладал бы формальной реальностью.

Декарт считал, что существует три «уровня» формального реальность: уровень бесконечной субстанции, уровень конечного вещества (определяемого его главным атрибутом) и уровня режим. Уровень формальной реальности бесконечной субстанции выше чем у конечной субстанции, а уровень формальной реальности конечная субстанция больше, чем модус. Это понимается в условия онтологической зависимости. Режим зависит от его формальной реальности о формальной реальности конечной субстанции и конечной субстанции зависит своей формальной реальностью от формальной реальности бесконечного вещество. Существующая идея, обладающая уровнем формальной реальности модуса, менее «реальна», чем конечная субстанция, которая соответствует тому, что было сказано в предыдущем разделе этой записи.

Говоря об идеях как о репрезентациях вещей для ума, Декарт будет относиться к объективной реальности идеи. объективная реальность вещи – это такая реальность, которой обладает вещь в силу того, что это представление чего-то ( там же . ). Учитывая, что идея Солнца и идея Пегаса представляют вещи в уме (они представляют или демонстрируют Солнце и Пегас соответственно), каждый обладает объективной реальностью. Декарт говорит, что идеи обладают объективной реальностью по самой своей природе. Не менее важно и то, что идеи — единственные элементы его онтологии, которые обладают как формальной, так и объективной реальностью. (AT VII 42; CSM II 29)

Как и в случае с формальной реальностью, существует три «уровня» объективная реальность. Декарт говорит: «Несомненно, идеи, которые представляют для меня субстанции, сводятся к чему-то большему и, так сказать, содержат в себе больше объективной реальности, чем идеи, просто представляют модусы или случайности» (AT VII 40; CSM II 28). И третье размышление Декарта, исследующее его идею Бога. показывает, что объективная реальность, которую оно содержит или которой обладает, есть что связано с бесконечной субстанцией. По крайней мере, точка зрения заключается в том, что идея Бога содержит уровень объективной реальности это больше, чем то, что содержится в идее, представляющей конечный вещество. Таким образом, уровни объективной реальности, которыми обладают идеи, реальность, которой они обладают в силу того, что представляют вещи разуме (номинально) три: бесконечная субстанция, конечная субстанция и режим. Таким образом, категории иерархии объективной реальности соответствуют иерархии формальной реальности.

«Природа идеи, — говорит Декарт, — такова, что само по себе оно не требует никакой формальной реальности, кроме того, что оно выводит из моей мысли, модусом которой она является» (AT VII 41; CSM II 28). Фактически, «Поскольку идеи (рассматриваются) просто (как) способов мышления, между ними нет заметного неравенства: они все, кажется, исходит изнутри меня одним и тем же образом» (AT VII 40; CSM II 27–8). Каждая идея есть просто способ мышления, и поскольку идея является существующим (или актуальным) модусом, она обладает уровень формальной реальности того же режима. Он продолжает: «Но в насколько разные идеи (рассматриваются как образы, которые) представляют разные вещи, ясно, что они сильно различаются» (AT VII 40; КСМ II 28). Различия будут не только в представлены «объекты», но, как отмечалось выше, идеи будут различаются по уровням объективной реальности, которые они содержат (AT VII 40; CSM II 28).

Чтобы увидеть различие формальной и объективной реальности в действии внутри В контексте теории Декарта рассмотрим идею, которая упоминалось уже несколько раз — идея Бога, как она введена в Третьем размышлении. Анализ этой идеи Декартом начинается с его сосредоточением на том факте, что идея представляет для него бесконечная субстанция (AT VII 45; CSM II 31). Формально-целевой различие реальности предполагает следующее. Если рассматривать просто как существующий способ мышления Декарта, который состоит в том, чтобы рассматривать его в с точки зрения его формальной реальности, Декарт не видит проблем в учете за происхождение формальной реальности этой идеи: формальная реальность одержимость этой идеей вытекает из формальной реальности его разума. Другими словами, существование идеи как модуса зависит от существования его разума. Но если рассматривать с точки зрения того, что эта идея представляет или представляет уму, который должен рассматривать идею в с точки зрения ее объективной реальности, Декарт открывает проблему, которая можно сформулировать: каково происхождение цели идеи реальность? Эта проблема возникает в свете Декарта. говоря:

Теперь по естественному свету видно, что должно быть по крайней мере столько же много (реальности) в действующей и тотальной причине, как и в следствии что причина. Ибо откуда, спрашиваю я, эффект мог получить свою реальность, если не от причины? И как причина могла привести к следствию если он не обладал им? Из этого следует, что что-то не может возникнуть из ничего, а также то, что более совершенное — то есть содержит в себе больше реальности — не может возникнуть из что менее совершенно. И это прозрачно верно не только в случае следствий, обладающих (как это называют философы) действительными или формальной реальности, но и в случае идей, когда человек учитывая только (что они называют) объективную реальность. Камень, для пример, которого раньше не было, не может начать существовать, если оно производится чем-то, что содержит, формально или в высшей степени все, что можно найти в камне; аналогично, тепло не может производиться в объекте, который ранее не был горячим, кроме как что-то по крайней мере того же порядка (степени или рода) совершенства, что и жара и так далее. Но также верно и то, что идея тепла, или камня, не может существовать во мне, если он не помещен туда по какой-либо причине который содержит по крайней мере столько же реальности, сколько я полагаю в тепла или в камне. Ибо, хотя эта причина не переносит ни одного из свою действительную или формальную реальность по моему представлению, она не должна поэтому предположить, что он должен быть менее реальным. Природа идеи такова что само по себе оно не требует никакой формальной реальности, кроме того, что оно выводит от моей мысли, модусом которой она является. Но для данной идеи чтобы содержать такую-то и такую-то объективную реальность, она непременно должна вывести ее по какой-либо причине, которая содержит по меньшей мере столько же формальной реальности, сколько в идее есть объективная реальность. Ведь если мы предположим, что идея содержит что-то, чего не было в его причине, оно должно было получить это из ничего; но способ существования, посредством которого вещь существует объективно (или репрезентативно) в интеллекте посредством идеи, каким бы несовершенным оно ни было, оно, конечно, не ничто, и поэтому оно не может прийти из ничего. (AT VII 40–1; CSM II 28–9)

Задача исследования идеи Бога состоит в том, чтобы объяснить происхождение идеи на уровне объективной реальности. Он определяет, что формальная реальность, которой обладает его собственный разум, не может быть его происхождение. Он заключает, что должно быть какое-то существо, которое на самом деле обладает необходимым уровнем формальной реальности, которая в данном случае будет больше, чем у конечного вещества. (Подробнее см. запись SEP включена эпистемологии Декарта). Обратите внимание, как это отличается от того, что он говорит о формальной реальности идея, а именно, что его ум является причиной или источником формальная реальность идеи.

Рассмотрение идеи Бога следует почти непосредственно за введение возможной связи между объективной реальностью некоторых его идей и формальной реальности внеидеального или внепсихические объекты. Анализ Декартом идеи Бога предлагает принцип представления, который обсуждается в разделе 4 этой записи.

Следует отметить второе различие, которое вводит Декарт. материально-предметное различие . Некоторые ученые считают что это просто альтернативный способ выражения формально-объективного различие реальности. Материально-объективное различие никогда не бывает четко сформулированы в теле Медитации , хотя Декарт использует его в своем ответе Антионе Арно. (1612–1694), в Четвертом наборе ответов.

Декарт вводит материально-объективное различие в Предисловии. Читателю размышлений (что весьма вероятно написанное после размышлений и возражений и ответы). Он говорит, что слово «идея» философски неоднозначно:

«Идея» может быть взята материально, как операция интеллект, и в этом случае нельзя сказать, что он совершеннее меня. С другой стороны, его можно рассматривать объективно, поскольку вещь, представленная этой операцией; и эта вещь, даже если она не считается существующее вне интеллекта, все же может, в силу своей сущности, быть более совершенным, чем я. (AT VII 8; CSM II 7)

Термин «идея» может использоваться для обозначения определенного вида действие или действие ума — здесь это действие представляет . В этом смысле идея просто существует. режим ума. В свете формально-объективной реальности различие, поскольку формальная реальность идеи (модуса) выводится из формальной реальности разума (его субстанции) следует, что его уровень формальной реальности не может быть выше уровня разума. Именно это имел в виду Декарт, утверждая, что его идеи, понятые как операции его разума, не может быть «совершеннее», чем его мнение. При использовании «идеи» для обозначения операции разум, «идея» выражает то, что он называет материал смысл. Иногда он скажет, как он это делает в вышеприведенный отрывок, что при понимании идеи как действие ума, что берется материально .

В качестве альтернативы термин «идея» может использоваться для обозначения то, что представляется или демонстрируется непосредственно уму посредством умственная операция. При использовании слова «идея» для обозначения объект экспонируется непосредственно в уме, «идея» есть выражая то, что он называет объективным смыслом. Иногда он скажет, как и в процитированном выше отрывке, что когда понимание идеи как объекта, немедленно представленного в уме (посредством умственной операции) берется идея объективно .

Рассмотрим снова идею Бога. Принимая эту идею материально, идея понимается как операция ума. При приеме этого самого одна и та же идея объективно, идея понимается как то, что представлены непосредственно в уме посредством этой операции. Природа представленный объект, говорит Декарт, может быть более совершенным, чем его разум. Итак, хотя он и не бесконечное существо, идея может тем не менее представить ему существо, которое бесконечно, существо, которое обладает более высоким уровнем реальности, чем тот, которым обладает конечный вещество. Опять же, акцент делается на том, что это возможно только в том случае, если причина объективного бытия обладает необходимым уровнем формальности. реальность, которая в данном случае, как только что было отмечено, должна быть больше, чем та конечного вещества.

В чем эти два различия могут различаться, так это в том, как Декарт нанимает их. При прослеживании истоков формального и объективного реальности, одержимой идеей, Декарт использует формально-объективное различие реальности. В некоторых случаях, как в случае с идеей Бога, источником формальной реальности идеи является его собственный разум, тогда как источником объективной реальности является Бог (то, что существует независимо от его сознания). Однако когда Декарт говорит о отношение между идеей, понимаемой как умственная операция, и эта самая идея понимается теперь как объект, представленный посредством В этой операции Декарт использует материально-объективное различение. Разница заключается в количестве отношений в игре в Анализ. Рассмотрим снова идею Бога. Касательно различение формально-объективной реальности, число отношений равно двум: отношение между идеей как модусом и духом, а также отношение между объектом, представленным в идее или ею, и Богом. Касательно материально-объективное различие, существует только одно отношение рассмотрено: отношение между идеей как мыслительной операцией и этим идея как объект, представленный (через эту операцию).

В «Размышлениях » после того, как Декарт называет идеи модусами, представлять или показывать объекты уму, он делит идеи на виды. Он говорит:

Среди моих идей одни кажутся врожденными, другие случайными, а другие были изобретены мной. Мое понимание того, что вещь то, что такое истина и что такое мысль, кажется, вытекает просто из моего собственная природа. Но если я слышу шум, как сейчас, или вижу солнце, или чувство огня исходит от вещей, которые находятся вне меня, или так я до сих пор судил. Наконец, сирены, гиппогрифы и им подобные являются моим собственным изобретением. (AT VII 37–8; CSM II 26)

Здесь Декарт рассматривает три вида идей: врожденных идей , авантюрных идей и то, что иногда называют надуманные идеи . Категории определяются учитывая возможное происхождение идейного содержания, представленного или выставляется на виду. К первой категории относятся идеи, содержание берет свое начало в его природе ( qua мышление вещь). Примером может служить его представление о том, что такое мысль или мышление. третья категория включает в себя идеи, содержание которых берет свое начало в содержание других идей. Примером может служить идея Пегаса, где его содержание черпается, быть может, из содержания идеи лошадь и идея птицы. Авантюрные идеи, однако, появляются в по крайней мере на первый взгляд существенно отличаться, поскольку Природа всегда учил его, говорит он, думать, что они «происходят от вещи, существующие вне меня» (AT VII 38; CSM II 26). Категория частично возникает из обычного (дофилософского) опыта: «…Я знаю по опыту, что эти идеи не зависят от мою волю, и, следовательно, они не зависят только от меня. Часто я замечаю их даже тогда, когда не хочу: вот, например, я чувствую хочу я того или нет, и поэтому я думаю, что это ощущение или представление о тепле приходит ко мне от чего-то иного, чем себя, а именно тепло огня, у которого я сижу» (АТ VII 38; КСМ II 26). По его мнению, объяснение их происхождения может требуют обращения к вещам, которые существуют вне или независимо от , его ум. Случайные идеи включают сенсорные идеи; идеи, которые возникают в чувственном опыте — например, представления о Солнце или Луна, но и более простые представления о цветах, звуках, тепле, холод и тому подобное.

Анализируя свою идею Бога, Декарт обнаруживает, что она является врожденным, поскольку оно не является ни случайным, ни искусственным. Нет, это не так случайное (или сенсорное), так как у него не было сенсорного опыта Бога (т. е. он никогда не видел, не слышал, не чувствовал, не нюхал и не пробовал Бога). Этот соответствовало бы теологическому требованию о том, что Бог нематериален. Это не подделка, потому что его содержание — это то, что его ум не может быть изготовлено из других идей — идея представляет собой актуальную бесконечность; в лучшем случае его ум может произвести только фиктивную идею потенциальная бесконечность. (AT VII 46–7; CSM II 32) Тем не менее становится ясно, ему, что врожденная идея Бога подобна привнесенной идее Солнце, но в отличие от врожденного представления о том, что такое мысль (которое имеет происхождение в его собственной природе), так как подобно случайной идее Солнце, объективная реальность, которой обладает идея, берет свое начало в формальная реальность, принадлежащая чему-то иному, чем его собственный разум. Его анализ заключает, что источник объективной реальности должен быть в существующий Бог (действительная бесконечная субстанция, нечто, обладающее бесконечный уровень формальной реальности). В Шестой медитации он в конце концов прийти к выводу, что объективная реальность его представления о теле, также врожденное, должно иметь, подобно врожденной идее Бога, свое начало в формальная реальность, принадлежащая чему-то иному, чем его собственный разум, а именно оно будет происходить из существующей телесной субстанции ( расширенное бытие, обладающее конечным уровнем формальной реальности). В конечном итоге объективная реальность (т. е. содержание) его врожденных идей а случайные идеи должны иметь своим источником формальную реальность вещи, причем некоторые из последних являются вещами, существующими независимо от его разум.

Это не единственное место в творчестве Декарта, где врожденное и авантюрные идеи изображаются как обладающие общей чертой соответствующие истоки в вещах, существующих независимо от его разума. За например, в Комментарии к определенному бюллетеню , опубликованному в 1648, Декарт определяет врожденность как способность (AT VIIIB 358; CSM I 304), что согласуется с тем, что он сказал Гоббсу в Третьем Набор ответов: «…когда мы говорим, что идея врождена в нас, мы не имеем в виду, что оно всегда перед нами. Это будет означать что никакая идея не была врожденной. Мы просто имеем в виду, что внутри нас есть способность вызывать идею» (AT VII 189; CSM II 132). Ученые отмечают, что это может отличаться от того, как врожденное идеи были отлиты в Третьем размышлении. Но в смысле innate-as-faculty , in Комментарии к определенному Широкоформатный лист , далее Декарт говорит, что есть смысл в что даже сенсорные идеи (идеи о качествах, таких как боль, цвет, звуки и т. д.), идеи, возникающие через чувств, которые являются виды случайных идей, тем не менее, являются врожденными. Аргумент разворачивается следующим образом: Учитывая, что человеческий (или воплощенный) разум обладает способность или способность иметь сенсорные представления о боли, цветах, звуках, и так далее, если они вызваны возникновением или присутствием определенные движения в мозгу, и ничего из движений в мозгу переносится в разум, и ничего похожего на боли, цвета, и звуки присутствуют в телах (включая мозг), то идеи боли, цветов и звуков (т. е. идеи тех качества ) «должны быть тем более врожденными». (В VIIIB 359; CSM I 304)

Одна интерпретация, возникшая относительно недавно, касается беспокойство по поводу предполагаемого сходства между врожденным и адвентивным идей, подчеркивая ту роль, которую играют врожденные идеи (Нолан 1997 г. , Леннон 2007 г., Нельсон 2008 г., Де Роса 2010 г.). Рассмотрим, например, случайное или чувственное представление о Солнце. Эта идея представляет Солнце для разума как предмет формы. Анализ этой идеи показывает что действует врожденная идея протяженности (тела), ибо без нее человеческий разум просто не мог ощутить (или даже представить) Солнце в форме . Форма предполагает протяженность. Как говорит Декарт в Принципах все, «что можно отнести к к телу предполагает протяженность и является лишь модусом протяженной вещь», которая, по мнению Декарта, согласуется с точкой зрения что «…форма непонятна, кроме как в расширенном вещь…» (AT VIIIA 25; CSM I 210). В этом смысле, насколько как форменная вещь становится понятной человеческому уму, врожденное задействована идея расширения. Как отмечают некоторые ученые, врожденная идея лежит в основе или сообщает возникающую идею Солнца (Нолан 1997, Нельсон, 2008 г., Де Роса, 2010 г.). Эта интерпретация находит дальнейшее поддерживает то, что Декарт говорит в письме к принцессе Елизавете, от 21 мая 1643 г. , где Декарт вводит то, что он называет «примитивные представления». Это то, что в других контекстах он называет врожденными идеями. В письме он утверждает, что эти идеи служить «…образцами, на основе которых мы формируем все другие наши концепции» (AT III 665; CSMK III 218). Итак, это уникальная роль врожденных идей, которая отличает их от случайные идеи, где их роль состоит в том, чтобы служить тем, что делает другие вещи понятные.

Ученые согласны с тем, что Декарт признает по крайней мере три врожденных идеи: идея Бога, идея (конечного) разума и идея (неопределенное) тело. В письме к Элизабет он включает четвертое: идея союза (разума и тела).

Следует отметить альтернативное разделение идей. В третьем Медитация, введя тройственное деление врожденного, случайные и искусственные идеи, Декарт продолжает развлекать возможное происхождение содержания его идей. Его анализ превращается принцип, что следствие никогда не может быть больше, чем его причина, который подкрепляется самоочевидным принципом, что что-то не может возникнуть из ничего. Он говорит: «И хотя одна идея может возможно, происходят из другого, не может быть бесконечного регресса здесь; в конце концов нужно прийти к первичной идее, причина которой будет как бы архетипом, содержащим формально (и фактически) все реальность (или совершенство), которая присутствует только объективно (или репрезентативно) в идее». (AT VII 42; CSM II 29) Здесь, Декарт вводит понятие первичной идеи . Импорт этого представления состоит в том, что содержание некоторых его идей могло иметь их происхождение в вещах, расположенных «вне» его разуме, то есть в вещах, которые существуют независимо от его разума.

Анализ Декарта предполагает, что содержание некоторых его врожденные идеи и все его привходящие идеи берут свое начало в вещи, существующие независимо от его разума. Такие идеи входят в категория первичной идеи. Врожденная идея Бога является первичным идея, поскольку объективная реальность, которой она обладает, имеет своим источником формальная реальность Бога. Точно так же врожденная идея тела является первичным идея, поскольку объективная реальность, которой она обладает, берет свое начало в формальная реальность тела. И, как только что было отмечено, авантюрная идея Солнце есть первичная идея, так как объективная реальность, которой оно обладает берет свое начало в формальной реальности Солнца. Фальшивые идеи, содержание которых берет свое начало в содержании других идей, не сомнения попадают в категорию Неосновная идея . А непервичная идея — это идея, объективная реальность которой берет свое начало в объективная реальность какой-то другой идеи. Искусственная идея Пегаса является примером неосновной идеи.

Эта альтернативная схема (основная и неосновная), хотя разделение идеи, отличающиеся от исходной схемы (врожденные, случайные и поддельный), по-видимому, не наносит философского вреда Декарту. Посмотреть. Тем не менее, интересно, до какой степени Декарт Категория первичной идеи позднее нашла отражение во взглядах Джона Локка. и Дэвид Хьюм, чьи теории требуют аналогичной категории, которые они называют простая идея .

Некоторые ученые считают, что в кратком обсуждении Декартом первичных идей предлагается принцип репрезентации (Уилсон 1978, Клаттербо, 1980, Чаппелл, 1986, Смит, 2005а, 2010а). Принцип, как известно, трудно сформулировать, и нет консенсус среди ученых относительно того, как это лучше всего понимать. Однако большое количество ученых согласны с одним компонентом принципа, которое может быть выражено как необходимое (но не достаточное) условие для представления. Этот принцип представления ( PR ) можно выразить следующим образом:

(PR) Первичная идея A представляет объект B, только если цель реальность идеи А берет свое начало в формальной реальности объекта Б.

PR действует в декартовском анализе всех первичных идеи, которая включает в себя все врожденные и случайные идеи. Врожденный Идея его (т. к представляет его разум, поскольку цель идеи реальность берет свое начало в формальной реальности его разума. Врожденный Говорят, что идея Бога представляет Бога постольку, поскольку идея объективная реальность берет свое начало в формальной реальности Бога (т. бесконечное вещество). Говорят, что врожденная идея тела представляет собой тело, поскольку объективная реальность идеи берет свое начало в формальная реальность телесной субстанции. Авантюрная идея о говорят, что Солнце представляет собой Солнце, поскольку идея объективная реальность берет свое начало в формальной реальности Солнца. А также список можно продолжить.

Следующая аналогия может быть поучительной. Предположим, что Сократ стоит перед зеркалом. И Сократ, и зеркало — реальные вещи, так что оба, используя терминологию Декарта, обладали бы формальными реальность. Каждый из них может существовать независимо от другого. image Сократа возникает как отношение между Сократом и зеркало. Оно не может существовать независимо от Сократа или зеркала. Уничтожьте Сократа или зеркало, и этот образ Сократа уничтожен. Используя терминологию Декарта, образ это цель заключается в том, что это представление Сократ. Хотя изображение представляет Сократа, тем не менее, «находится» на поверхности зеркала. И, поскольку поверхность есть модус зеркала, есть смысл, в котором это изображение было бы слишком. Зеркало является носителем образа. Это чувство в котором изображение «принадлежит» зеркалу. отношение к Сократу иное. Образ считается изображение Сократа . Изображение о нем. Он не носитель изображения, но это то, что этот образ представляет . Итак, отношение Сократа к этому образу должно быть важным. отличается от того отношения, которое зеркало имеет к этому образу. Используя терминологию Декарта, и в свете PR , образ есть из Сократа, поскольку эта цель образ) берет свое начало в формальной реальности Сократа. Быть уверенным, образ получает свое существование или свою формальную реальность от формальная реальность зеркала, но его объективное бытие берет свое начало не в зеркале, а в Сократе.

Именно в правил Декарт вводит простых натур . Простые натуры суть не только наши идеи. из , то есть они не только составляют содержание наши идеи, «объекты», немедленно представленные ум, но также и природы, которыми обладают вещи. (АТХ 399; CSM I 32) Примерами простой природы являются цвета, звуки, запахи, формы, размеры, протяженность и т.п. Он говорит, например, в Правиле Двенадцать: «Если я решу, что какая-то фигура не движется, я сказать, что моя мысль каким-то образом состоит из формы и покоя; а также так же и в других случаях». (AT X 420; CSM I 45) В первом Медитация, Декарт упоминает подобные мыслительные элементы «из из которых образуются все образы вещей». (AT VII 20; CSM II 13–14) Во «Втором размышлении» в своем анализе случайного представление о куске воска, Декарт снова приводит список таких идейные элементы. (AT VII 30–32; CSM II 20–21) В Третьем Медитацию он называет такими элементами как «элементы в моем идеи». (AT VII 44; CSM II 30) И, в Шестом размышлении, при пересмотре некоторых из того, что он установил во Второй Медитация, разговор об этих качествах, которые являются «единственным непосредственным объекты моего чувственного сознания». (В VII 75фф; CSM II 52ff) Таким образом, хотя Декарт не использует терминология «простых натур» в более поздних работах, философское понятие, безусловно, присутствует в его более поздних работах.

Простые натуры образуют упорядоченную иерархическую систему. После анализа они кажутся разделенными на две основные группы или классы, которые не удивительно соответствует декартовскому дуализму сознания и тела. (В Х 399; CSM I 32) Декарт называет это разделение простой природы перечисление . Основные классы этого перечисления будут также быть разделены. В связи с этим этот окончательный перечисление — разделение простых природ на классы мышления и протяженных вещей — можно назвать мастер-перечисление . Как указано в Правилах , Иерархия понимается не в терминах онтологии, а в терминах что должно быть известно в терминах чего. (AT X 381; CSM I 21) Эти группы или классы формируются в свете эпистемологического приоритета. Одна группа включает те простые природы, которые предполагают простую природу думали или думали , а в другую группу входят те простые природы, которые предполагают простую природу расширение . Мнение состоит в том, что простая природа форма , например, предполагает простую природу расширения в этом первое известно (понято) на основе второго. В качестве Декарт формулирует это позже в « Принципах» : «Форма есть непонятно, кроме как в расширенной вещи». (AT VIIIA 25; CSM I 210) Нет протяженности, нет формы. То же самое относится и к другому классу. простая природа горячая , чувственное качество, предполагает простоту природа думала или думала в том, что первое есть известно (или понято) на основе последнего. Нет мысли или мышление, отсутствие (чувства) жара.

Декарт различает две формы соединения , встречающиеся среди простые природы: необходимое и случайное соединение. (ATX 421f; CSM I 45f) Говорят, что две простые природы необходимо соединены всякий раз, когда одно предполагает (влечет за собой) другое. ( Там же ) Итак, для например, простая природа форма обязательно соединена с простой природой расширение , поскольку первое предполагает (или влечет за собой) последнее. Говорят, что идея очистить всякий раз, когда необходимо соединение между простыми природа в идее выставлена ​​или сделана явной. Декарта Процедура «прояснения» идеи заключается в сравнении простые натуры в идее. Пишет что процедура:

…переносится с одного предмета на другой исключительно посредством сравнение, которое позволяет нам утверждать, что вещь, которую мы ищем, в том или ином отношении аналогичен, тождественен или равен какая-то заданная вещь. Соответственно, во всех рассуждениях только посредством сравнения, что мы достигаем точного знания истины. (АТХ 439; КСМ я 57)

Далее он говорит, что «Единство — это общая природа, которую мы сказано выше, все вещи, которые мы сравниваем, должны участвовать в в равной степени.» (AT X 449; CSM I 63 См. также AT X 440f; CSM I 57f) простые натуры форма и размер имеют общие черты предполагая простую природу расширения . Расширение — это общий характер; она объединяет такие натуры в единую вещь (а тело). Мысль или мышление есть общая природа, объединяющая другие простые натуры в единое целое вещь (разум). Говорят, идея быть неясным , тогда всякий раз, когда нет необходимой конъюнкции ( отношение «предполагает») проявляется или делается явным в идея.

Говорят, что идеи запутаны всякий раз, когда они включают или содержат простые природы, принадлежащие к двум взаимоисключающим классам простой природы (два класса вместе образуют перечисление). Здесь латинское confusio означает , смешанное вместе . авантюрная идея Солнца является примером запутанной идеи. В представление Солнца круглым и горячим, идея включает в себя простые природы, принадлежащие к двум взаимоисключающим классам. Форма принадлежит к классу, члены которого предполагают простая природа расширение , тогда как теплота (качество) принадлежит к классу, члены которого предполагают простую природу думал или думал . Говорят, что идея отличный , тогда всякий раз, когда он включает или содержит только простые природы, принадлежащие к одному из взаимоисключающих классов. астрономическая идея Солнца, представленная в Третьем размышлении, выглядит как пример отдельной идеи. В него входят только те простые природы, принадлежащие к классу, члены которого предполагают простая природа расширение . (Смит 2010, 2015)

В Третьем размышлении Декарт вводит то, на что ссылаются ученые. как «правило истины»: все, что человек воспринимает ясно и отчетливо верно. (AT VII 35; CSM II 24) В Пятом размышлении, в свой анализ ясной и отчетливой идеи треугольника Декарт утверждает, что, поскольку «все, что истинно, является чем-то (т. реальное )» (AT VII 65; CSM II 45), следует, что «Все, что я ясно и отчетливо воспринимаю как принадлежащее эта вещь (треугольник) действительно принадлежит ему…» (АТ VII 65; CSM II 45) Как утверждали другие (Wahl 1995, Леннон 2007, Smith 2010a, Smith 2015), для Декарта, чтобы сказать, что что-то было «реальное» отчасти означало, что оно существует независимо от конечный разум. В этом смысл Декарта, доказывающего существование Бога и тела. Это настоящие вещи. В своем анализе идею треугольника, Декарт заключает, что природы, которые он ясно и отчетливо воспринимает треугольник как обладающий находится в факт, что обладает треугольником . Эти натуры реально .

Рассел Уол утверждал, что для Декарта истина была связана напрямую к натур . (Wahl 1995) Что правда, говорит он, «это объект перед умом, а не идея — не действие ума, а то, что воспринимается». (Валь 1995, с. 188) Иными словами, истина не связана с идеей, взятой материально, но к идее, взятой объективно. Это, говорит, нет сомнение, связанное с утверждением Декарта о том, что истинно все, что что-то реальное). (AT VII 65; CSM II 45). что простые природы, составляющие содержания идей, также те же самые природы, которыми обладают вещи, — по крайней мере, когда мысль ясна и отчетлива. Здесь простые натуры выглядят служить онтологическим мостом, так сказать, между разумом и внепсихическая реальность. Чтение Валя спорно, но стоит отмечая, так как потенциальность таится в его способности приблизить вместе чтения репрезентационистов и прямых реалистов.

Относительно недавнее предложение, появившееся отчасти в ответ на конфликт между репрезентационалистом и прямым реалистом интерпретации, исходит от Пола Хоффмана. (Hoffman 2002) Он основывает свою предположение о взгляде, которого придерживается Фома Аквинский. Учитывая, что простые натуры онтологические элементы идей и вещей, Гофмана по существу утверждает, что сами простые натуры обладают двумя виды реальности, которые Декарт ввел в Третьем Медитация, а именно формальная и объективная реальность. (Хоффман, 2002 г.) Рассмотрим авантюрную идею Солнца. Как уже отмечалось, эта идея неясно и запутанно. Тем не менее, как сообщается, он представляет собой Солнце в небеса. Декарт разъясняет в «Третьем размышлении», что астрономическое представление о Солнце лучше «похоже» на объект сообщается на небесах, чем авантюрная идея. В одну сторону может быть дело в том, что астрономическая идея ясна и отличается тем, что включает в себя только те простые природы, которые предполагают расширение , например, форма , размер , движение и т. д. (отличное), и он демонстрирует отношение предпосылки (очистить). Солнце – это тело, природа которого расширение (в длину, ширину и глубину).

«Солнце, как оно существует объективно, — говорит Хоффман, «способен представить солнце таким, каким оно формально существует в небес именно потому, что это одно и то же, что имеет эти два способы существования». (Хоффман 2002, стр. 168) То есть Солнце обладает как формальной, так и объективной реальностью, или, скорее, простым природы, из которых состоит вещь, обозначенная словами Солнце» обладают как формальной, так и объективной реальностью. Гофмана предложение состоит в том, что это объективная реальность одержимый простые сущности, которыми ум «вовлекается» при восприятии солнце. Именно через объективное бытие Солнца разум имеет «доступ» к Солнцу на небе. Это предложение кажется, колеблется между репрезентационистами и прямыми реалистами. интерпретации, однако, как сам Хоффман характеризует свою точку зрения, его предложение склоняется в сторону прямого реалиста интерпретация.

Тем не менее, в предложении Хоффмана скрываются проблемы. Декарт очень ясно говорит, что идей это предметы в его онтологии, которые обладают объективной реальностью, и они обладают ею по своему очень природа. (AT VII 42; CSM II 29) Если Солнце, например, или любой другой простых природ, из которых состоит Солнце, суть элементы, обладают объективной реальностью, то Солнце или простые природы, которые составляют это идей . Но Солнце или простые натуры составляющих его, предположительно также обладают формальной реальностью, т. вид реальности, которой обладает вещь, поскольку она является реальной или актуальная вещь. Если под «настоящим» Декарт частично понимает существует независимо от конечного разума , как Вал и Леннон утверждают, что Солнце или составляющие его простые природы, поскольку они обладают формальной реальностью, существуют независимо от конечный разум. Это означает, что идеи могут существовать и существуют. независимо от конечного разума. Но это противоречит Онтология Декарта. Для дальнейшего изучения Репрезентационистские и прямые реалистические интерпретации, в том числе критический взгляд на предложение Хоффмана см. (Smith 2010a).

Теория познания Рене Декарта и Рассуждение о методе: резюме и основные понятия

Теория познания Рене Декарта впервые была сформулирована в его знаменитой работе Рассуждение о методе , но получила полное развитие в своей более поздней известной работе «Размышления о первой философии ».

Декарт считается отцом современной философии. Он также был первой крупной фигурой в философском движении современного периода, известном как рационализм. Рационализм можно рассматривать с двух точек зрения, а именно как метод и как доктрину.

С одной стороны, рационализм можно рассматривать как метод познания мира, основанный на использовании разума как средства познания. С другой стороны, рационализм можно рассматривать как учение в эпистемологии, рассматривающее разум как главный источник и проверочный признак знания.

Ключевые понятия теории познания Декарта

Одним из ключевых понятий, которые нам необходимо запомнить в теории познания Декарта, является идея о том, что чувственное восприятие ненадежно . На самом деле Декарт отвергает идею о том, что чувственное восприятие передает точную информацию. Таким образом, можно сказать, что одна из целей Декарта состоит в том, чтобы отличить истинное от ложного. При этом Декарт использует известное методическое сомнение, когда он сомневается во всем, что считается истинным, до тех пор, пока не будет достигнута определенность. В этом процессе идеи подвергаются строгой проверке для определения их достоверности. Как известно, методическое сомнение является центральной концепцией первой опубликованной работы Декарта под названием «9».0007 Беседа о методе .

Второй ключевой концепцией декартовской теории познания является идея о том, что разум есть сущность человечества . Для Декарта сам акт мышления предлагает доказательство индивидуального человеческого существования. Следовательно, мысль и разум, по Декарту, должны быть сущностью человечества. В самом деле, как утверждает Декарт, человеческая личность была бы человеком даже без рук и без волос, пока у него есть разум, то есть способность творчески мыслить. И поскольку только люди обладают способностью думать, животные, следовательно, не мыслят. Согласно Декарту, животные действуют на основе своих инстинктов.

Третье ключевое понятие, которое нам необходимо запомнить в теории познания Декарта, — это утверждение о том, что знание может быть достигнуто . Как мы видим, Декарт подчеркивал этот момент в ответ на утверждения скептиков о том, что мы не можем достичь знания. Для Декарта разум — врожденный дар. А Декарт считает, что истинное знание может быть достигнуто посредством методического применения разума.

Декарта Рассуждения о методе

« Рассуждение о методе » — первая опубликованная работа Декарта. Он был написан на латыни, а не на французском языке. Следует отметить, что во времена Декарта латынь все еще была общепринятым языком науки. Следовательно, попытка писать на языке, отличном от латыни, в то время была революционной.

Рассуждение о методе также является попыткой Декарта объяснить свой метод рассуждений, который состоит из шести (6) частей. Далее я кратко обрисую ключевые концепции каждой части.

Часть I: О здравом смысле

Одним из основных пунктов части I «Рассуждения о методе » Декарта является идея о том, что люди обладают «здравым смыслом». Декарт понимает здравый смысл как способность отличать правду от вымысла.

Согласно Декарту, поскольку люди обладают здравым смыслом, то не отсутствие способности мыслить мешает им достичь истины, а их неспособность следовать правильному пути рассуждений. Таким образом, как утверждает Декарт, именно использование метода может возвысить средний ум над остальными. На самом деле Декарт считает себя средним мыслителем, улучшенным благодаря использованию своего метода.

Часть II: О методических сомнениях

Во второй части «Рассуждения о методе» Декарт устанавливает правила, которые, по его мнению, являются путем к достоверности. Как известно, этот метод получил известность как «методическое сомнение». Этот метод включает четыре (4) шага, а именно:

  1. Никогда ни во что не верить, если она не может доказать это сама.
  1. Чтобы свести каждую проблему к ее простейшим частям.
  1. Всегда быть упорядоченным в своих мыслях и идти от самого простого к самому сложному.
  1. Чтобы всегда при решении задачи создавать длинную цепочку рассуждений и ничего не упускать.

Часть III: Моральный кодекс Декарта

Именно в части III Декарт излагает временный моральный кодекс, по которому следует жить, а именно:

  1. Подчиняться правилам и обычаям своей страны и религии и никогда не по крайнему мнению.
  1. Быть решительным и придерживаться своих решений, даже если остаются сомнения.
  1. Попытаться изменить себя, а не мир.
  1. Изучить все профессии в мире и попытаться выяснить, какая из них лучшая.

Часть IV: Аргументы Декарта в пользу существования Бога

В части IV «Рассуждения о методе» Декарт предлагает свой аргумент в пользу существования Бога. Размышляя о природе сновидений и ненадежности чувств, Декарт осознает свои собственные мыслительные процессы. В конце концов Декарт понимает, что «мышление» является доказательством его существования.

Поскольку Декарт обладает способностью сомневаться, он считает себя несовершенным. Но так как кто-то обладает способностью мыслить о совершенстве, то для Декарта следует, что вне его должно существовать что-то или кто-то совершенный, а именно Бог. Следовательно, Бог существует. А для Декарта все вещи в мире, включая ясные и отчетливые идеи, исходят от Бога.

Часть V: О бессмертии души

Одним из основных моментов части V является дискуссия Декарта о бессмертии души.

Декарт считает, что душа имеет жизнь вне тела. Таким образом, для Декарта душа не могла погибнуть. Следовательно, душа бессмертна. Декарт, однако, не привел никаких доказательств существования души вне тела.

Следует, однако, отметить, что Декарт отождествляет душу с разумом. Следовательно, душу для Декарта можно понимать как разум, т. е. разумную душу.

Часть VI: По физике

Часть VI является заключительной частью Беседа о методе . Он затрагивает возможный конфликт между церковью и взглядами Декарта на физическую науку.

Следует отметить, что Декарт поддерживает гелиоцентризм Галилея, и поскольку Галилей был отлучен от церкви, Декарт в конце концов был очень осторожен, чтобы не испытать судьбу Галилея.

Также в части VI Декарт показывает практическое применение своего метода в математике и физических науках.

Философская теория познания Декарта — 518 слов

В 17 -м веке новые открытия в физике и математике заставили некоторых философов искать достоверность в своей области, главным образом, через эпистемологический подход. Рене Декарт (1596-1650), французский философ, основоположник математического рационализма, был одним из видных деятелей в области философии 17 века. Он отстаивал идею всемогущества и непогрешимости разума.

Декарт признавал существование двух субстанций: материи и духа. Основными атрибутами духа являются мышление и сознание. Философ видел в материи вечную вселенную, состоящую из корпускул, которые можно бесконечно делить. Наряду с долготой физические объекты характеризуются движением, которое Декарт прежде всего сводил к механическому.

В своей «Теории познания» Декарт ввел важный методологический прием – сомнение. Метод сомнения был основан на принципе «cogito ergo sum», что обычно переводится как «мыслю, следовательно, существую». Этот принцип по преимуществу идеалистичен, однако для него характерен гносеологический подход. Принцип Декарта призван найти истину и естественную реальность, и он сыграл значительную роль в процессе становления современной науки, поскольку призывает во всем сомневаться и ничего не принимать на веру.

Утверждая гносеологический рационализм, Декарт сформулировал ряд правил рационалистического метода. Во-первых, ничего не следует принимать за истину, пока он не познал это с доказательствами. Во-вторых, важно избегать поспешности и личной заинтересованности в истине, которая может быть использована в личных целях. Каждый исследовательский вопрос должен быть разделен на столько частей и разделов, сколько может понадобиться для его познания с наглядностью. Лучше начинать исследование с самых простых объектов, которые легче познать, а затем переходить к тем, которые могут быть труднее понять. Каждый вопрос исследования необходимо подробно осветить, чтобы убедиться, что все его аспекты приняты во внимание и ими не пренебрегают.

Согласно Декарту, только бытие мышления является подлинным и достоверным (cogitatio est). Мышление есть критерий, определяющий надежность объектов. Как утверждает Декарт, реально то, что понято. Во внешней природе могут быть поняты только математические элементы, и поэтому эти элементы реальны в своей внутренней природе. Природа действует в соответствии с правилами математики. Следовательно, оно закономерно и познаваемо, а, следовательно, реально.

Справедливо подчеркивая качественное отличие рациональной стороны мышления от чувственной, Декарт вместе с тем преувеличивал способности рационального мышления и отделял их от эмпирических и эмоциональных переживаний, избегая того факта, что рациональное мышление исходит из этих чувств. Таким образом, Декарт неизбежно пришел к идеализму. Он признавал существование особого и чистого рационального источника познания, врожденных понятий, к которым прежде всего относил математические аксиомы. В целом все измерения чувственного знания были объединены и преобразованы в математические объекты в теории Декарта.

Это эссе о философской теории познания Декарта было написано и представлено вашим коллегой. ученик. Вы можете использовать его для исследовательских и справочных целей, чтобы написать свою собственную статью; однако ты должны цитировать его соответственно.

Запрос на удаление

Если вы являетесь владельцем авторских прав на эту статью и больше не хотите, чтобы ваша работа публиковалась на IvyPanda.

Запросить удаление

Нужен образец Эссе , написанный с нуля
профессиональный специально для вас?

801 сертифицированный писатель онлайн

ПОЛУЧИТЬ ПИСЬМЕННУЮ ПОМОЩЬ

Cite This paper

Выберите стиль ссылки:

Ссылка

IvyPanda. (2020, 29 августа). Философская теория познания Декарта. https://ivypanda.com/essays/descartes-philosophical-theory-of-knowledge/

Ссылка

IvyPanda. (2020, 29 августа). Философская теория познания Декарта. Получено с https://ivypanda.com/essays/descartes-philosophical-theory-of-knowledge/

Процитированная работа

«Философская теория познания Декарта». IvyPanda , 29 августа 2020 г., ivypanda.com/essays/descartes-philosophical-theory-of-knowledge/.

1. АйвиПанда . «Философская теория познания Декарта». 29 августа 2020 г. https://ivypanda.com/essays/descartes-philosophical-theory-of-knowledge/.

Библиография

АйвиПанда . «Философская теория познания Декарта». 29 августа 2020 г. https://ivypanda.com/essays/descartes-philosophical-theory-of-knowledge/.

Ссылки

IvyPanda . 2020. «Философская теория познания Декарта». 29 августа 2020 г. https://ivypanda.com/essays/descartes-philosophical-theory-of-knowledge/.

Ссылки

IvyPanda . (2020) «Философская теория познания Декарта». 29 августа.

Создано CiteTotal, составителем библиографии эссе

Рене Декарт (1596–1650): темы, аргументы и идеи

Ненадежность чувственного восприятия

Декарт не верил, что информация, которую мы получаем посредством наших чувств обязательно точен. После разоблачения он испытал 10 ноября 1619 г., Декарт предпринял собственное интеллектуальное возрождение. Его первым шагом было выбросить все он думал, что знает, отказываясь верить даже в самые основные предпосылки прежде чем убедительно доказать их себе. В этом акте сноса реконструкции, Декарт считал пустой тратой времени разбирать каждую идею по отдельности. Вместо этого он атаковал то, что считал сама основа: идея о том, что чувственное восприятие передает точную Информация. Он разработал несколько аргументов, чтобы проиллюстрировать этот момент.

В аргументе о сновидении Декарт утверждает, что он часто снится то, что кажется ему реальным, пока он спит. В одной сон, он сидит у камина в своей комнате и, кажется, чувствует тепло огня, как он чувствует его наяву, даже хотя огня нет. Тот факт, что он чувствует огонь, не действительно позвольте ему сказать, когда он бодрствует и когда он мечтает. Более того, если его чувства могут передать ему жар огня, когда он на самом деле не чувствует этого, он не может поверить, что огонь существует когда он чувствует это наяву.

Аналогично, в аргументах Обманывающего Бога и Злого Демона, Декарт предполагает, что, насколько он знает, он может находиться под контролем всемогущего существа, стремящегося обмануть его. В таком случае он вообще не имеет тела, а просто информация, поступающая в мозг и иллюзии всемогущего существа. (Фанаты фильмов Матрица может распознать эту концепцию.) Декарт не подразумевает, что эти аргументы понимать буквально. Его цель состоит в том, чтобы продемонстрировать, что чувства можно обмануть. Если мы не можем доверять нашим чувствам в передаче достоверной информации о мир вокруг нас, то мы также не можем доверять выводам, которые мы сделали на основании чувственного восприятия.

В свое время Декарт поставил под сомнение надежность чувственного восприятия, это была радикальная позиция. Он предлагал, что научное наблюдение должно было быть актом интерпретации, требующим тщательного мониторинг. Сторонники британского эмпирического движения особенно выступали против идеи Декарта. Они считали, что все знания приходят к нам через чувства. Декарт и его последователи утверждали обратное, что истинное знание приходит только через применение чистого разума.

Наука, основанная на разуме

Хотя Декарт не доверял полученной информации через чувства, он действительно верил, что определенное знание может быть приобретены другими способами, утверждая, что строгое применение Причина всех проблем — единственный способ добиться определенности в науке. В Правилах направления ума Декарт утверждает, что все проблемы должны быть разбиты на их простейшие части и что проблемы могут быть выражены в виде абстрактных уравнений. Декарт надеется свести к минимуму или устранить роль ненадежного смысла. восприятия в науках. Если все проблемы свести к их наименее чувственно-зависимые и наиболее абстрактные элементы, затем объективные причину можно заставить работать, чтобы решить проблему.

Работа Декарта, сочетающая алгебру и геометрию, является приложением этого принципа. Создав двумерный граф, на котором проблемы можно было построить, он разработал визуальный словарь для арифметики и алгебраические идеи. Иными словами, он позволил выразить математика и алгебра в геометрических формах. Он также разработал метод понимания свойств объектов в реальном мире сводя их формы к формулам и приближаясь к ним через разум, а не чувственное восприятие.

Разум как сущность человечества

Самое известное высказывание Декарта — Cogito ergo сумма , «Я мыслю, следовательно, я существую». С этим аргументом Декарт полагает, что сам акт мышления предлагает доказательство индивидуального человеческого существования. Потому что мысли должны иметь источник, должно быть «я», которое существует, чтобы мыслить. В аргументах вытекающих из этой посылки, Декарт указывает, что хотя ни в чем другом он не может быть уверен в своем существовании — он не может доказать несомненно, что у него есть руки, или волосы, или тело, — он уверен, что у него есть мысли и способность использовать разум. Декарт утверждает что эти факты приходят к нему как «ясные и отчетливые восприятия». Он утверждает, что все, что можно наблюдать через ясные и отчетливые восприятие является частью сущности того, что наблюдается. Мысль и разум, поскольку они ясно воспринимаются, должен быть сущностью человечества. Следовательно, Декарт утверждает, что человек оставаться человеком без рук, волос и лица. Он также утверждает что у других существ, не являющихся людьми, могут быть волосы, руки или лица, но человек не был бы человеком без разума, и только люди обладают способностью рассуждать.

Достижимость знания

Декарт твердо верил, что разум — это врожденный дар людей и что истинное знание может быть получено непосредственно не от книги, а только посредством методического применения разума. выраженная цель многих его книг состояла в том, чтобы представить сложные научные и философские вопросы таким образом, что наименее изощренные читатели могли их понять. Поскольку Декарт считал, что каждый человек обладает «естественным светом» разума, он считал, что если бы он представил все свои аргументы как логический ход мыслей, тогда любой мог понять их, и никто не мог не поддаться влиянию. В оригинальном издании Беседа о методе , на самом деле Декарт декларирует свою цель подзаголовком « В который Автор… объясняет самые заумные Темы, какие только мог выбрать, и делает это таким образом, что даже люди, которые никогда не учились может их понять. «В попытке охватить более широкую аудиторию, Декарт иногда писал по-французски, на языке своих соотечественников, а не латынь, язык ученых, чтобы люди без формальное образование могло понять его.

Рен Декарт

Рен Декарт

Философская работа

Декарт часто считается первым современным мыслителем, создать философскую основу для естественные науки по мере их развития. В своем Размышления о первой философии , к которой он пытается прийти фундаментальный набор принципов, которые можно считать истинными без сомнения. Для этого он использует метод, называемый методологический скептицизм: он сомневается в любой идее, которая может быть сомневаться, чтобы приобрести прочную основу для подлинного знания.

Первоначально Декарт приходит только к одному принципу: мысль существует. Мысль не может быть отделена от меня, следовательно, Я существую ( Размышления о первой философии ). Наиболее известно, это известно как cogito ergo sum («Я мыслю, следовательно, существую»).

Таким образом, Декарт заключает, что он может быть уверен, что он существуют. Но в какой форме? Он воспринимает свое тело через использование чувств; однако это было доказано ранее ненадежный. Итак, Декарт заключает, что единственным несомненным знание в том, что он мыслящий предмет . Мышление это его сущность, поскольку это единственное в нем, что не может быть сомневался. Декарт определяет «мысль» ( cogitatio ) как «то, что случается во мне такое, что я сразу это сознаю, в той мере, в какой я это сознаю». Таким образом, мышление есть всякое деятельность лица, которой он непосредственно сознательный.

Чтобы еще больше продемонстрировать ограниченность чувств, Декарт продолжает то, что известно как Воск Аргумент . Он рассматривает кусок воска: его чувства сообщают ему, что он определенные характеристики, такие как форма, текстура, размер, цвет, запах и так далее. Когда он подносит воск к огню, эти характеристики полностью меняются. Однако кажется, что это все то же самое: это все еще кусок воска, даже хотя данные органов чувств сообщают ему, что все его характеристики разные. Поэтому для того, чтобы правильно понять природу воска, он не может пользоваться чувствами: он должен использовать его разум. Декарт заключает:

«Таким образом, то, что я думал, что видел своими глазами, я на самом деле схватывается исключительно с помощью способности суждения, которая находится в моем ум. »

Таким образом, Декарт продолжает строить систему знание, отбрасывание воспринимаются как ненадежные и вместо этого признают только дедукция как метод. На полпути через Медитации , он предлагает онтологическое доказательство доброжелательный Бог (через оба онтологический аргумент и аргумент товарного знака). Поскольку Бог благосклонен, он может иметь некоторую веру в объяснение реальности ему дают его чувства, ибо Бог дал ему работающий ум и сенсорную систему и не желает его обманывать; Однако, это спорный аргумент, так как само его понятие благожелательный Бог, из которого он развил этот аргумент, легко подвергается такому же сомнению, как и его восприятие. Из этого предположение, однако, он окончательно устанавливает возможность приобретение знаний о мире на основе дедукции и восприятие. С точки зрения поэтому можно сказать, что он внес свой вклад в эпистемологию. такие идеи, как строгая концепция фундаментализм и возможность того, что разум — единственный надежный метод достижения знания, как другие говорили до него, хотя и не так ясно, как он, и в рационалистический ответ на скептицизм, который разрабатывали другие рационалисты.

В системе Декарта знание принимает форму идей, а философское исследование есть созерцание этих идей. Эта концепция повлияет на последующие интерналистские движения, как того требует эпистемология Декарта. что связь, установленная сознательным осознанием, будет различать знание от лжи. В результате своего картезианского сомнения он стремился к тому, чтобы знание было «неспособным быть уничтоженным», в чтобы построить непоколебимую почву, от которой все другие знание может быть основано. Первый пункт незыблемой знание, за которое ратует Декарт, есть вышеупомянутое cogito , или мыслящая вещь.

Декарт также написал ответ на скептицизм относительно существования внешнего мира. Он утверждает, что чувственные восприятия приходят к нему непроизвольно, а не завещанный им. Они являются внешними по отношению к его чувствам и, согласно Декарт, это свидетельство существования чего-то вне его разума, а значит, и во внешнем мире. Декарт идет чтобы показать, что вещи во внешнем мире материальны утверждая, что, поскольку Бог не обманет его относительно идей которые передаются, и что Бог дал ему «склонность» полагать, что такие идеи вызваны материальными вещи. Скептики отреагировали на доказательство Декарта. внешний мир, полагая мозг в бочке мысленного эксперимента, в этом мозгу Декарта может быть подключен к машине, которая имитирует все эти восприятии (хотя сам чан по-прежнему был бы частью внешний мир, так что этот аргумент не исключает полностью что вне разума.)

Дуализм

Декарт предположил, что тело работает как машина, что она обладает материальными свойствами расширения и движение, и что оно следует законам физики. разум (или же душа), с другой стороны, описывалась как нематериальная сущность, которой не хватает протяженности и движения и которая не следует законы физики. Декарт утверждал, что разум есть только у людей. и что разум взаимодействует с телом в шишковидная железа. Эта форма дуализм предполагает, что разум контролирует тело, но что тело также может воздействовать на рациональный разум, например когда люди действуют из страсти. Большинство предыдущих счетов отношения между разумом и телом были однонаправленными.

Декарт предположил, что шишковидная железа является местонахождением душа по нескольким причинам. Во-первых, душа едина и в отличие от многие области мозга (например, лобные доли) шишковидная железа также унитарна. Второй, Декарт заметил, что шишковидная железа расположена рядом с желудочки. Он верил, животные духи желудочков действовали через нервы на управлять телом, и что шишковидная железа повлияла на это процесс. Наконец, Декарт (ошибочно) считал, что только у людей есть шишковидная железа, точно так же, как, по его мнению, только люди иметь умы.

Декартовский дуализм задает повестку дня для философских дискуссий принадлежащий Проблема разума и тела в течение многих лет после смерти Декарта. Его решение проблемы шишковидной железы было гениальным, хотя и неверным. Вопрос о том, как нематериальный разум может влиять на материальный тело, не прибегая к сверхъестественным объяснениям, остается загадка по сей день.

С 1628 года до злополучной поездки в Швеция в 1649 г. он оставался по большей части в Голландии, и это Именно в этот период он написал ряд произведений, которые установить повестку дня для всех последующих исследователей разума и тела. первая из этих работ, De homine был завершен в Голландии около 1633 г., накануне осуждения Галилео. Когда Декарт узнал о судьбе Галилея от рук Инквизицию он тут же подавил собственным трактатом. Как результат, первое в мире развернутое эссе по физиологической психологии было опубликовано лишь спустя много времени после смерти его автора.

В этой работе Декарт предложил механизм автоматической реакции в ответ на внешние события. Согласно его предложению, внешний движения воздействуют на периферические концы нервных волокон, которые, в свою очередь, сместите центральные концы. При смещении центральных концов картина межфибриллярного пространства перестраивается и ток животного Таким образом, духи направляются в соответствующие нервы. Это было Формулировка Декартом этого механизма автоматического, дифференцированного реакция, которая привела к тому, что ему обычно приписывают основание рефлекторная теория. 9

Автор: Чарльз Мичели

Слушайте сюда

Если вы читаете это, то вы, вероятно, смотрите на экран или лист бумаги. Подумайте про себя: «У меня в руке бумага», «Я перед компьютером» или что-то подходящее.

Веришь ли ты здесь уверен ? Есть ли какой-либо способ, которым вы могли бы поверить в это, но ваша вера была бы ложной? Есть ли вероятность, что вы ошибаетесь в этом убеждении? Рене Декарт (1596-1650) утверждает, что можно: это убеждение и почти все другие убеждения на , а не на достоверных.

Декарт утверждает, однако, что есть одно явное исключение: «Я мыслю, следовательно, я существую». [1] Он утверждает, что открыл убеждение, которое достоверно и неопровержимые . Возможно, в философии нет более известного высказывания, чем эта фраза, часто известная как «Cogito» по латинской формулировке: cogito ergo sum . [2]

В этом эссе исследуется значение Cogito, его важность для Декарта и его наследие для философии до наших дней.

1. Сомнение и скептицизм

Фраза «Я мыслю, следовательно, существую» впервые появляется в «Беседа о методе 9».0008 (1637) . [3] Но Декарт меняет формулировку на «Я есть, я существую» [4] в своей самой известной (1641) работе «Размышления о первой философии» [5] (называется «Размышления коротко).

В Meditations Декарт размышляет о том, что у него было много ложных убеждений, и намеревается решить эту проблему, надеясь найти способ убедиться, что у него есть только истинные убеждения и даже что научные исследования дают тоже только истины.

Его стратегия состоит в том, чтобы сомневаться или не верить любому утверждению, которое является ложным или ложным. Он понимает, что его чувства могут обманывать его сейчас, поскольку они обманывали его раньше; он мог бы и сейчас рассуждать ошибочно, так как раньше он рассуждал плохо. Таким образом, он сомневается во всех убеждениях, исходящих от его чувств и способности рассуждать, поскольку эти убеждения могут быть ложными.

Декарт тогда считает крайним основанием для сомнения: есть 9 мая0008 существует злой демон (иногда переводимый как «гений», «джинн» или «дух»), обладающий силой контролировать все его мысли, обманом заставляя его поверить во что угодно. [6] Декарт не может доказать , что этого демона не существует. Итак, он признает, что возможно что все его представления о мире, внешнем по отношению к его собственному разуму, являются иллюзиями, вызванными демоном, которые вообще ничему не соответствуют, и поэтому все его представления о внешнем мире ложны.

Обычно считается, что Декарт рассматривал скептицизм , мнение о том, что нам не хватает знания или обоснованной веры. [7] Здесь скептицизм рассматривается, потому что нам не хватает уверенности : то, во что мы верим, может быть ложным, поэтому наши убеждения не являются знанием. Как мы увидим, Декарт утверждает, что Cogito позволяет ему победить скептицизм и с уверенностью показать, что у нас есть знание.

2. Cogito и достоверность

После рассмотрения злого демона Декарт вскоре обнаруживает Cogito. Он осознает, что, думая: «Я есть, я существую» выдерживает испытание злым демоном ! Даже если все верования и типы верований, которые рассматривает Декарт, ложны или могут быть ложными, по крайней мере, он должен существовать , чтобы быть обманутым. Даже если кто-то сомневается в собственном существовании, он должен существовать в этот момент, поскольку должно быть что-то или кто-то, кто сомневается. Сомнение — это способ мышления, а для того, чтобы сомневаться или мыслить, в первую очередь требуется существование: невозможно сомневаться и все же не существовать.

Итак, элемент «я мыслю» в Cogito подразумевает прямое, непосредственное, достоверное знание собственного существования. Мысль требует мыслителя и это известно с достоверностью , так как даже демон не может обмануть несуществующего. Тем самым Декарт нашел то, что искал: какое-то достоверное, несомненное, неопровержимое знание. [8]

3. Победить скептицизм

Декарт утверждает, что обнаружение Cogito может служить основой для поиска других достоверных истин.

Декарт предполагает, что Cogito несомненно истинно, потому что оно ясно и отчетливо . О ясности Декарт объясняет: «Некоторые восприятия настолько прозрачны и в то же время настолько просты, что мы никогда не можем думать, не веря в их истинность…» [9] что самое важное в этом объекте. Эти качества становятся стандартом, по которому можно оценивать все другие убеждения.

Декарт утверждает, что правило ясности и отчетливости, полученное из Cogito, может оправдать наши представления о внешнем мире. Но что подтверждает правило ясности и отчетливости? Существование Бога, утверждает Декарт. Размышляя над своим представлением о Боге, он утверждает, что Бог существует. [10] Затем Декарт утверждает, что правдивый, добрый Бог не позволил бы нам быть обманутыми, когда мы понимаем объекты ясно и отчетливо, и поэтому Бог не позволил бы нам постоянно иметь ложные убеждения.

Затем Cogito служит основой для ряда утверждений, которые строятся друг на друге. Согласно Декарту, его рассуждения устанавливают, что то, в чем он первоначально сомневался, он действительно знает с уверенностью. [11]  Таким образом, он побеждает скептические опасения, которые он рассматривал ранее.

4. Заключение: знание без уверенности

Декарт был впечатлен Cogito, потому что он нашел достоверное убеждение и, таким образом, , когда ему верили , не может быть ложным. Он думал, что уверенность необходима для того, чтобы вера была известна. Пока он утверждал, что, к счастью, мы может в конечном счете быть уверенным во многом из того, что мы думаем, что знаем, [12] большинство философов, последовавших за ним, отрицали это.

Современные теоретики познания склонны отрицать то, что знание требует определенности: они склонны быть «фаллилистами», утверждая, что мы можем знать какое-то утверждение, но не быть уверенными в его истинности. [13] Проблема декартовского стандарта знания в том, что почти никакие убеждения ему не соответствуют. Декарт думал, что сможет показать, как наши утверждения об обычном знании в конечном итоге основаны на Cogito, но большинство философов не убедили его доводы.

Эпистемический урок Cogito состоит в том, что если определенность является необходимым требованием для знания, у нас действительно остается очень мало знаний. Проблема, однако, заключается в том, что если для знания не требуется определенность, то что же? [14]

Примечания

[1] Для обсуждения всех « размышлений Декарта» см. « Размышления Декарта 1-3 » и «Размышления Декарта 9» Марка Бобро.

[2] Следует отметить, что хотя идея, выраженная в cogito ergo sum , обычно приписывается Декарту и ассоциируется с ним, она не была совершенно новой идеей. Например, более чем на 1000 лет раньше св. Августин в Граде Божием (Книга XI, 26) написал «ergo sum si fallor», что часто перефразируется как fallor ergo sum : «Я делаю ошибки». , следовательно, я существую».

[3] Коттингем, Джон, Роберт Стухофф и Дугалд Мердок. Философские сочинения Декарта: Том 1 . Издательство Кембриджского университета (2012) (AT VI 32: CSM I 127).

[4] Поучительно рассмотреть, почему Декарт меняет формулировку с Рассуждения о методе на Размышления . В отличие от «Рассуждения » , Декарт применяет строгие тесты на сомнения в «Размышлениях », где ставятся под сомнение даже простые выводы. Другими словами, подготавливая почву для Cogito, медитатор не уверен, что логика надежна, и поэтому не может на законных основаниях спорят с предпосылок к выводу, что она существует. Другой способ объяснить отсутствие ergo в Cogito Meditations состоит в том, чтобы указать, что Декарт ищет фундаментальное убеждение, на основании которого можно обосновать другие верования и, следовательно, обосновать знание, и что для того, чтобы верование было должным образом фундаментальный, он не нуждается в оправдании.

[5] Коттингем, Джон, Роберт Стоотхофф и Дугалд Мердок. Философские сочинения Декарта: Том 2. Издательство Кембриджского университета (2012) (AT VII 25: CSM II 17).

[6] Научно-фантастический фильм 1999 года Матрица является обновленной версией этой идеи: чьи-то убеждения могут быть вызваны Матрицей, а не физическим миром, и поэтому они ложны: например, кто-то » подключена к» Матрице полагая, что она едет на велосипеде, на самом деле не едет на велосипеде, так что это убеждение ложно.

[7] Скептики бывают разные. Некоторые скептики являются «глобальными» скептиками, которые отрицают, что у нас вообще есть какое-либо знание о чем бы то ни было: Декарт кажется близким к глобальному скептику, по крайней мере, до того, как он достигает Cogito. Другие типы скептицизма более ограничены: например, кто-то может скептически относиться к утверждениям о знании будущего («Никто на самом деле не знает, что произойдет в будущем») или скептически относиться к заявлениям о религиозных знаниях или моральных знаниях. или скептики в отношении заявлений о знаниях, основанных на показаниях, и многое другое.

[8] Из достоверности Cogito следует природа самого Декарта: он должен быть мыслящей вещью. Cogito не доказывает, что у Декарта есть тело или мозг, или даже что существуют другие разумы: во всем этом можно сомневаться. Только мысль достоверна: Декарт говорит: « я есть, я существую , это достоверно. Но как долго? Пока я думаю. Может быть, даже так случится, что, если я перестану думать, я тотчас же совсем перестану быть». Коттингем, Джон, Роберт Стоотхофф и Дугалд Мердок. Философские сочинения Декарта: Том 2. Издательство Кембриджского университета (2012) (AT VII 27: CSM II 18).

[9] Коттингем, Джон, Роберт Стоотхофф и Дугалд Мердок. Философские сочинения Декарта: Том 2. Издательство Кембриджского университета (2012) (AT 7, 145-6, CMS 2, 104).

[10] Декарт утверждает, что его представление о Боге таково, что оно могло быть вызвано только Богом: Декарт не мог создать эту идею сам по себе или из своего собственного опыта. Декарт также предлагает отчетливый онтологический аргумент в пользу существования Бога: см. Онтологический аргумент в пользу существования Бога Эндрю Чепмен

[11] Таким образом, Декарт явно фундаменталист. См., например. Хасан, Али, «Фундаментальные теории эпистемического обоснования», в EN Zalta (ред.), The Stanford Encyclopedia of Philosophy , осеннее издание 2018 г.

[12] Что-то неясно, должен ли каждый человек пройти через мыслительные процессы, которыми занимался Декарт, чтобы получить знание, или же им не хватает знаний, или Декарт (или кто-либо, или достаточное количество людей) занимается этими медитациями. будет способствовать тому, чтобы каждый обладал знаниями.

[13] См. напр. Унгер, Питер. Невежество: аргумент в пользу скептицизма (Оксфорд, Великобритания и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), глава III.

[14] Для обсуждения некоторых проблем, с которыми сталкиваются теории познания, отрицающие необходимость определенности для знания, см. Проблема Геттиера Эндрю Чепмена.

Ссылки

Св. Августин, Город Божий (412)

Коттингем, Джон, Роберт Стоотхофф и Дугалд Мердок. Философские сочинения Декарта: Том 1 . Издательство Кембриджского университета (2012)

Коттингем, Джон, Роберт Стухофф и Дугалд Мердок. Философские сочинения Декарта: Том 2. Издательство Кембриджского университета (2012)

Хасан, Али, «Фундаментальные теории эпистемического обоснования», в Е. Н. Залта (ред.), The Stanford Encyclopedia of Philosophy , издание Fall 2018 .

Унгер, Питер. Невежество: повод для скептицизма (Оксфорд, Великобритания и Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Oxford University Press), Глава III.

Связанные эссе

Декарт Среди Медитаций 1-3 от Марка Бобро

Медитации Декарта 4-6 Марка Бобро

Аль-Газали «Аргумент мечты о скептицизме». Томас Меткалф

Скептицизм внешнего мира Эндрю Чепмен

Проблема Геттье Эндрю Чепмен.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts