Униженные и оскорбленные о чем: «Униженные и оскорбленные» Достоевский Федор Михайлович — описание книги | Эксклюзив: Русская классика

Содержание

Анализ рассказа «Униженные и оскорбленные»

Вы здесь

Главная

>

Блог

>

Анализ рассказа «Униженные и оскорбленные»

Роман «Униженные и оскорбленные» — это произведение Федора Достоевского, написанное спустя некоторое время после возвращения из изгнания, где он находился в ссылке. В 1857 году Достоевский уже имел определенные зарисовки будущего романа и обдумывал идею, однако за перо он взялся только через несколько лет. Весенний выпуск журнала «Время» в 1861 году напечатал первую часть романа, а после этого каждый номер издания содержал продолжение повествования. Сейчас рассмотрим краткий анализ романа «Униженные и оскорбленные», к тому же вы можете прочитать его краткое содержание.

Интересно отметить, что роман «Униженные и оскорбленные» стал первым большим произведением Достоевского, в котором он показал устои, проблемы и достижения общества тех времен.

«Бедные люди», оставшиеся без защиты и поддержки,- вот тема романа. Эти люди унижены, оскорблены и обездолены. Роман можно отнести к некому эксперименту писателю, так как лишь в следующих работах он проработал до мелочей все детали. Речь идет об определенных художественных приемах, сюжетных линиях и образах.

Герои романа

Чтобы анализ романа «Униженные и оскорбленные» получился более полным, обратим внимание на героев произведения. Например, у Петра Александровича Валковского образ не самый притягательный — он полностью отдан на служение злу, и в нем автор собрал весь негатив богатого общества. Валковский эгоист, он черствый и очень корыстолюбивый. Этому человек не чуждается подлости и жестокости, и ради денег он готов пойти на все. Даже его брак был по расчету, ведь получив желаемое, то есть материальную выгоду, он выкинул из дома даже мать Нелли, которая была беременна.

Или если посмотреть на сына Валковского — он не нужен отцу до тех пор, пока тот не видит возможности удачно его женить.

Чтобы сделать это, князь готов разрушить благополучие семьи Ихменевых. Он без зазрения совести оклеветал человека, который поспитывал его ребенка и помог восстановить находящееся на грани разорения имущество. При анализе романа «Униженные и оскорбленные» видно, что князь Валковский отплатил помещику Николаю Сергеевичу добром за зло.

Несмотря на красоту князя, его натура омерзительна, и чем дальше, тем более явно видно что скрывается за любезностью и внешним лоском — коварство и алчность. Однако, в романе есть совершенно противополжный герой — это рассказчик Иван Петрович. Молодой Федор Достоевский очень напоминает читателям этого начинающего писателя. Он благороден, готов и хочет помочь совсем незнакомым, хотя сам не богат, если не сказать беден. Эти два героя прямо противоположны друг другу, обязательно учтите это при литературном анализе романа. Увидев, какой корыстолюбивый был князь, мы видим Ивана Петровича, который самоотверженно и по-доброму поддерживает Нелли. Он даже может пойти на такой шаг, как благородство в любви — отдать любимую девушку другому, чтобы она осталась с другим мужчиной, лишь бы сама была счастливой.

Проблема эгоизма в анализе романа «Униженные и оскорбленные»

Данный роман, по сути, является психологическим сочинением, где автор тщательно исследует такое явление, как человеческий эгоизм. Причем самое яркое его проявление — это поведение Валковского. Упомянем еще о его сыне Алексее. Он тоже эгоист по своей натуре, и перспективы богатой жизни манят его. Когда встает вопрос, кому отдать предпочтение — Кате или Наташе, Алексей выбирает невесту побогаче, то есть Катю. Молодой человек боится, что как только он лишится материальной поддержки отца, его безбедная жизнь закончится, и даже то что Наташа готова работать, не интересует его.

Проблема эгоизма видна и при рассмотрении образа Наташи, ведь сосредоточившись на своих страданиях, ей нет дела до того, что происходит с родителями. Она ослеплена чувствами к Алексею, но их не назовешь истинной любовью, это тоже проявление эгоизма.

Одержимых ненавистью и глубокими обидами старика Смита и Николая Ихменева тоже можно назвать эгоистами, ведь они безразличны к близким людям, и гордость их превыше всего остального. Продолжим анализ романа «Униженные и оскорбленные». Образ Нелли тоже подчеркивает мысль Достоевского в отношении эгоизма в обществе. Правда ее эгоизм можно назвать «эгоизмом страданий». Она питается чувствами жалости самой к себе, и уже привыкла ощущать себя в роли жертвы. Нелли не верит никому, воспринимает окружающих, как жестоких и бессердечных, и против того, чтобы кто-то о ней заботился. Девочка считает, что лучше пусть она голодает, бродяжничает и ведет нищенское существование, но к переменам Нелли не готова.

Другие детали анализа

Интересно, что в романе трудно выделить главного героя, их, по-крайней мере, несколько, если вспомнить князя Валковского, Наташу Ихменеву и Ивана Петровича. Огромное значение в произведении имеют диалоги, потому что именно там Достоевский раскрывает образы своих персонажей, исследует чувства и внутреннего человека.

Символичные сцены тоже занимают немаловажное место, но они могут стать предметом отдельного разговора. Надеемся, что краткий анализ романа «Униженные и оскорбленные» Достоевского оказался для вас полезным. Посетите наш блог, чтобы найти еще больше статей с анализами произведений и характеров героев.

Теги: 

книги

рецензия

Похожие статьи

«Бежин луг» — анализ произведения

«Бежин луг» — это произведение Ивана Тургенева, входящее в известный цикл «Записки охотника», начавший публиковаться в 1847 году. В произведениях этого цикла присутствуют не только яркие краски природного наследия России, но и проводится анализ…

Анализ драмы Островского «Гроза»

Александр Островский как-то отправился путешествовать по Поволжью, и его настолько впечатлила поездка – люди, быт, нравы, что он сел за написание произведения, ставшего в будущем одним из самых популярных в русской литературе. Это драма «Гроза»,…

Герман Гессе о литературе

Герман Гессе вошел в историю литературы как один из классиков. Его произведения, среди которых самые известные «Степной волк» и «Игра в бисер», принесли ему мировую славу. В возрасте 69 лет Гессе получил Нобелевскую премию по литературе.

«Униженные и оскорбленные» отзывы и рецензии читателей на книгу📖автора Федора Достоевского, рейтинг книги — MyBook.

Что выбрать

Библиотека

Подписка

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

📖Книги

🎧Аудиокниги

👌Бесплатные книги

🔥Новинки

❤️Топ книг

🎙Топ аудиокниг

🎙Загрузи свой подкаст

  1. Главная
  2. Библиотека
  3. Федор Достоевский
  4. Униженные и оскорбленные

Sparkle

Оценил книгу

Как будто на душе прояснеет, как будто вздрогнешь или кто-то подтолкнет тебя локтем. Новый взгляд, новые мысли… Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!

После прочтения «Преступления и наказания» в школе у меня в сознании закрепился стереотип, что Достоевский — «не мое». Мне казалось, что в его книгах слишком много рассуждений, мнительности и пустых душевных метаний.
Хорошо, что я ошибалась. Не знаю даже как так произошло, но книга «Униженные и оскорбленные» меня совершенно очаровала. Я не могла оторваться от чтения ни на минуту. Достоевский остался верен себе — все те же размышления, душевные муки, НО!. Как приятно было читать богатый язык автора, как удивительно точно он изобразил состояния персонажей, как можно было настолько ярко создать атмосферу в произведении. И как раньше я могла обходиться без Ф.

М.?
Я и не знала или, точнее, не замечала, что он (автор) может быть настолько чувственным. Описание эмоций персонажей затягивали меня настолько, что, казалось, это я бьюсь в истерике, проклинаю, выражаю злобу и недовольство, радуюсь, смеюсь, потакаю каждой прихоти, а вовсе не персонажи.
Я не могла не заметить, что главенствующим видом в любви здесь была любовь жертвенная — идти на уступки, не замечать недостатки или любить даже их, отдавать все, не бояться обидеть чувства других. Сколько раз герои переживали схожие ощущения вновь и вновь, пока не пришло время просто отпустить — влюбленность, привязанность, привычки.
Сказать, что произведение пришлось мне по душе (ну еще бы) — не сказать ничего. Но, главное, благодаря этой книге я поняла, что стереотипам ( а в литературе особенно) слепо доверять нельзя и всегда пытаться выйти за рамки, попробовать большее.

10 июля 2012

LiveLib

Поделиться

Igreina

Оценил книгу

Писать про книги Достоевского сложно и больно – столько всего переплелось в них, столько вместилось. . Герои — страдающие, живые, терзающиеся; Петербург, сумрачный, но затягивающий; само время – бескрайнее и беспокойное. Вся книга – омут, бездонный петербургский двор-колодец; затягивающее повествование – бескрайние дворы-переходы Васильевского острова. Отчаянные поступки,страсти, бедные-бедные люди со своими страданиями, метаниями и всеобщим душевным смятением, заблудившиеся в темных переулках диккенсовские старик и Нелли со своей преображенной историей ..

Все оживают под пером Достоевского — навсегда оставшийся маленьким мальчиком Алеша, князь со своей беспросветной исповедью, вечный друг Ванечка, Наташа, осознающая всю тщетность своих усилий, несчастные старики Ихменьевы. Невзгоды и страдания могут измучить человека, но всегда только в его воле сохранить внутреннюю душевную чистоту, которую даже соприкосновение с князем, весь его душевный эксгибиционизм, не сможет запятнать. Как страшно забыть, что есть на свете доброта, как светло и хорошо встретиться с ней вновь в свои самые тягостные моменты.

Добрые люди и не ждут , чтоб им прежде делали , Нелли. Они и без этого любят помогать тем, кто нуждается. Полно, Нелли; на свете очень много добрых людей. Только твоя-то беда, что ты их не встречала и не встретила, когда было надо.

Достоевский прекрасен – блистательный язык, великолепная форма и терзающее, затрагивающее все наши внутренние струны, содержание. Он точен и даже страшен в этой своей несгибаемой точности. Читайте, сострадайте, верьте и перечитывайте..

Ф. М. ДОСТОЕВСКОМУ

Дай руку мне ; в твой Мертвый дом ,
С его страстьми, с его цепями,
Я погружаюся умом
И заливаюся слезами.
Я сердцем в глубь его проник;
И видя в нем твой добрый лик.
С твоей тоской, с твоим мученьем,
Я сам скорблю своей душой,
И в нем хочу я жить с тобой
С каким-то страшным упоеньем.

Платон Кусков
Апр. 21.1861г.

10 апреля 2013

LiveLib

Поделиться

new_sha

Оценил книгу

«О! Пусть мы униженные, пусть мы оскорбленные, но мы опять вместе, и пусть, пусть теперь торжествуют эти гордые и надменные, унизившие и оскорбившие нас!»

Прекрасная книга о жертвенной любви, о безусловном прощении, о страсти, о доброте, об отношении детей и родителей. Читается легко, строчка бежит за строчкой, и закрывать книгу совсем не хочется, даже если пора уже спать. Мне кажется, что именно это произведение Достоевского и нужно изучать в школе.

15 сентября 2009

LiveLib

Поделиться

BlackGrifon

Оценил книгу

«Униженные и оскорбленные»
Мастерство сюжетной интриги и особенная материя слова Достоевского не дает погрузиться в бездну отчаяния, но и демонстрирует – счастье недостижимо. Точнее, истинное счастье в чем-то другом. Иван наследует Мечтателю из «Белых ночей» в своей любовной судьбе. Только после ссылки Достоевский уже не поэтически вздыхает, а жестко выписывает парадоксальность чувства. К тому же, герой романа не только рассказчик, но и сам полууспешный писатель. Можно долго психотерапевтически копаться в страницах, посвященных литературной деятельности Ивана – где писатель кокетливо рисовал себя, где мстил журнальным оппонентам. Но статус творческого человека позволяет как бы оправдать хирургический, почти бесстрастный взгляд (и порывистые, человеколюбивые поступки) на происходящий вокруг героя ужас. Иван – и действующее лицо, значительно влияющее на развитие сюжета, и просто глаза читателя в самые откровенные, неположенные для посторонних сцены. Вообще, степень неистовой интимности у Достоевского вызывает особенно потрясающий эффект. Герои будто забывают стыд и приличия, бьются в припадках откровения и безумия. Эффекты, собственно, театральные. Мелодраматические ходы с отцовскими проклятиями, пересечением сюжетных линий, брошенными женами и потерявшимися детьми… И они могли бы быть пошлыми, если бы происходили в пошлых ситуациях. Гений Достоевского находит такой ракурс, при котором любовное объяснение, истерика предательства, монологи уязвленной гордости и прочие пограничные состояния вскрыты до их сути. Человек действительно уже не может молчать, сжигает мосты, и на физиологическом уровне это ощутимо и правдиво.

Но вот если в захлебывающейся речи Алексея начинать выискивать схему мастерства, то всё как будто рассыпается. Эти сбивчивые фразы, вызывающие одновременно ироничную улыбку и сочувствие, будто созданы по наитию. Невозможно с циничной лупой рассматривать каждый поворот изощренной вязи монологов князя. Уйдет что-то поэтическое и мистическое, окутывающее страшную, грязную историю.

Историю, в которой ссора отца с непокорной дочерью, несостоявшийся брак молодых влюбленных и даже «пушкинская» вражда двух отцов кажутся чрезвычайно милыми. На фоне недоговорённого, но от того не менее чудовищного разврата. Здесь даже не полуромантическая ситуация с «легальным» грехопадением уже совершеннолетней Сонечки Мармеладовой. Тут педофилия, покрываемая сильными мира сего. Даже помутневшее стекло времени не может снизить остроту этого кошмара. Конечно, в романе ощущается социальное неравенство, ставящее одних в положение «униженных», а другим дает в руки право насиловать физически и морально (что виртуозно проделывает князь за «ужином» с Иваном). Но не только статус, а сам образ мышления, некая «образованность» переплавляет философию в преступление. Из князя вырастет потом Свидригайлов, темный демон извращенного сознания.

Но роман напоминает и о сочувствии, о смягчении жестокости сердца. О семье, в конце концов, где терпимы к глупостям и ошибкам, где происходят на самом деле самые важные вещи. Распад и обретение семьи в романе довольно сентиментальны, но чрезвычайно трогательны.

«Игрок»
Сложно этот роман сделать любимым, как и нетрудно заметить, что местами он дурно написан. Самый хрестоматийный сюжет писательской скороспелости, который сохраняет Достоевского в народной памяти как человека, не чуждого пороков и слабостей. Именно «Игрок» позволяет отряхнуть комья философских блудней, навязанных системой равнодушного образования. И этот неуклюжий, но страстный текст живет как миф о терапевтической силе искусства – написал и исцелился.

Фабула романа, с одной стороны, любимый Достоевским «скверный анекдот» — неловкие ситуации, эксцентричные мысли и поступки. С другой, подделка, не без сарказма, под французские любовные романы. Любовный квадрат, в котором маячит предшественница Настасьи Филипповны и Грушеньки, тянущая за собой флер «белоночной» Настеньки. Вторая часть, посвященная кутежу Алексея в Париже – и авантюра, и привет Бальзаку.

Самое интересное, это трансформации рассказчика. Записки от первого лица у Достоевского не редки. Но Алексей ни разу не пытается оправдаться. Мы видим молодого человека, полного нездоровых амбиций, расцветающих пороков. Он претендует на любовь девушки, не имея на это никаких моральных прав. Несколько грубовато, условно Алексей бросается играть, но добытые деньги не приводят его к успеху – остается только развратничать. Но он и не требует сочувствия. Один из немногих героев Достоевского, который не страдает, не плачет, не безумствует в пылу страстей. Жесткий, рациональный, он лишь однажды поддается азарту. Но что такое рулетка, Достоевский ранее с виртуозной психологичностью показал на примере бабуленьки. Безусловно, это вставной шедевр в романе.

Трагикомичность захлёбывающихся диалогов на фоне скрупулезной игровой лексики. Бешеный темп, мельчайшие детали – и никакого катарсиса, а голодное опустошение. Зло здесь не сама рулетка, а изначальная порочность человека. Вздорная бабуленька поначалу выглядит злобной местью слабому и жалкому генералу, ожидающему смерти родственницы. Но бабуленька далека от экстравагантных старух из театральных водевилей. Она держит раболепствующих слуг, которых безжалостно гоняет, ограничена умом.

Возвращаясь к Алексею, необходимо заметить, что он еще носитель националистических идей. Порой кажется, что разговоры о том, что «Игрок» — роман об азарте и игре в рулетку с жизнью и счастьем – прикрытие неудобной темы. С мрачным сарказмом рассказчик подмечает и грубо, цинично выпячивает негативные черты, которые якобы принадлежат той или иной национальности. Чего стоит только один монолог о немцах. Отдельными ядовитыми каплями разбросаны «полячки» и «жиды». А пресловутый русский характер обрисован тоже в казалось бы нелицеприятных красках, но с каким-то юродствующим бешенством, в припадке гордости за варварскую страстность, претендующую на величие. Рулетенбург становится неким чистилищем с картонной роскошью, за которой оторванные от родины люди ненавидят друг друга за то, что они такие разные. Национализм Алексея писатель прикрывает ревностью. Но не трудно увидеть, что за польдекоковской штукатуркой скрывается жгущая сознание Достоевского схема, а в ней жестко по местам расставлены человеческие типы по странам цивилизованного мира. Внешне роман обмазан бульварными приемами, но они трещат от внутренней ядерной реакции.

«Вечный муж»
Как пошленькую мелодраму превратить в мистическую драму с шекспировским если не размахом, то космизмом и комизмом? Секрет знал Достоевский.

Действие большинства произведений писателя происходит, как это модно сейчас говорить, в одной Вселенной. Из одного в другое перетекают сюжетные мотивы, характеры получают развитие. Кажется, что герои порой просто меняют имена и немного подправляют биографию. Вот и здесь мотивы двойничества, скверного анекдота, провинциальных «снов» дают о себе знать.

По сути, в этом рассказе, который тянет на небольшую повесть, травестирован сюжет о человеке и бесе. Могучая фигура Вельчанинова, господина светского, мыслящего с претензией на оригинальность, конечно, до Фауста не дотягивается, но бродит где-то между героев средневековых моралитэ. И Трусоцкий – меняющий лики бес, пришедший не за душой, но за покоем и совестью. Кто как не черт может признаться в любви и лезть с поцелуями к мужчине? Это даже не намеки, а прямое указание на запретные отношения, доведенный до фантасмагорической черты провинциальный и скучный роман.

Развязывать архетипические узлы здесь одно удовольствие. Вельчанинов грешен прелюбодеянием, и самое страшное наказание – обретенная и потерянная тут же дочь. Трусоцкий же гениален в своей низости, трусости и способности искушать. Сцена у Захлебининых – это еще одно искушение героя, испытание, которое он не проходит (а также изящный реверанс Пушкину, сумевшему жестоко обсмеять шаблонную любовную интригу). И Достоевский верен себе. Весь ужас в том, что дьявол не тащит душу в ад. Вельчанинов даже приобретает в финале некоторые блага земные. Но он прошел через страх, муки и кровь.

Искусство Достоевского наполнить бытовую ситуацию мистическим ужасом всегда потрясает. Здесь нет потусторонних явлений. Впрочем, несколько традиционных готических моментов с тенями и криками присутствуют. Но главный же эффект достигается умением схватить и передать истерическое состояние, парадоксальность поведения, взлом и взрыв представлений о «приличном» поведении.

При этом писатель разом пародирует своих старших современников, снимая флёр с буколических любовно-социальных историй. Неравные браки, молодежные бунты – всё это превращается в пьяный фарс, несуразицу, суету мелких, похожих друг на друга людей. Надежда Федосеевна, Олимпиада Семеновна – разницы нет, не отыскивается сред них ни Эмилии Бовари, ни уж тем более Маргариты.

Темные лестницы, дурно обставленные комнаты, пьяное воодушевление – и ощущение непреодолимой дьявольской силы, увлекающей слабых духом людей. Страшнее и больнее ран телесных душевные страдания и больные фантазии. И анекдот о том, как встретились муж и любовник, превращается в мучительный психологический триллер с обманным финалом. Потому что Достоевский не развлекает, не щекочет нервы, но и не поучает. Он терзает вопросами и сопереживанием.

20 сентября 2018

LiveLib

Поделиться

Lillyt

Оценил книгу

Мрачная это была история, одна из тех мрачных и мучительных историй, которые так часто и неприметно, почти таинственно, сбываются под тяжелым петербургским небом, в темных, потаенных закоулках огромного города, среди взбалмошного кипения жизни, тупого эгоизма, сталкивающихся интересов, угрюмого разврата, сокровенных преступлений, среди всего этого кромешного ада бессмысленной и ненормальной жизни…

Эта цитата, на мой взгляд, полностью передает суть и атмосферу книги. Но читать ее было легко. Достоевский всегда взбалтывает меня, словно бутылку газированной воды. И пузырьками — мысли, мысли, мысли… И это мне очень нравится — мгновенно возникающее неравнодушие к словам и поступкам героев.

А что до героев… О, сейчас я перемою им косточки. Хотя нет, для начала — сюжет.

Живет в Петербурге скромный литератор Иван Петрович, любит он милую Наташу Ихменеву. Ее родители — в тяжбе с князем Валковским, имением которого долго управлял Наташин отец. А Наташа возьми и влюбись в князева сына Алешу, которого между тем отец хочет женить на богатой и весьма-весьма хорошей девушке. А еще по улицам бродит странный безумный старик с облезлой собакой, и дикий подросток-зверек с горящими глазами по имени Нелли…

И все-таки Достоевский — писатель страдательного залога. Итак, униженные и оскорбленные.

Наташа — мне не жаль ее, ничуточки не жаль. В ее любви к Алеше так много фейского, покровительственно-материнского. Ей нравится страдать через него, потому что ментальность иных людей так устроена, что им кажется, что страдание придает смысл, вес их существованию. Интрижка с Алешей станет ее главной эмоциональной жвачкой, которую она будет смаковать всю жизнь. А счастье, простое, но настоящее, все время было рядом, но ей не надо было счастья, она получила то, что хотела. И поделом.

Нелли — искренняя, но «насквозь больная» героиня. Ее дикие выходки мне как-то ближе, чем заламывание рук Наташи. Она обречена, как и Наташа, но гордость в ней есть, такая, знаете ли, кошачья и очень настоящая.

А самый главный униженный и оскорбленный — это сам Иван Петрович. Он болел душой за всех. А за него, пожалуй, только Нелли. Ваня противостоит главному злодею Валковскому, и их глубоко идейный диалог в ресторане — соль всей книги. Князь идет по головам, а Ваня, как мне кажется, даже муху с лица зря не сгонит. Ваня честный и добрый, только жаль, что его добрые дела пропали втуне, но винить его за это нельзя, он светил им всем, сколько мог.

Унижающие и оскорбляющие. С князем все ясно. Таких, как он, полно во все времена. Наглый эгоист, кукольник, дергающий за ниточки экзальтированных «шиллеровских» героев. О нем говорить даже скучно. А вот его сынок — это да. Он возмутил меня до глубины души. Его добрые намерения мостят дорогу в ад тем, кто его любит. Безвольность, инфантильность, наивность, тупая восторженность. И променять Ваню на этого слюнтяя, прощать его измены… Наташина «любовь» к нему вызывала у меня чувство гадливости, как засохшая кровь на полотенце, как несвежее, измятое постельное белье.

И фоном — мрачный, мертвый, грязный Петербург. Если хотите любить этот город, не читайте Достоевского))

10 января 2011

LiveLib

Поделиться

Анонимный читатель

Оценил книгу

Да,давно не читтала Достоевского,раньше не очень ценила его книги.С возрастом оценила,сильный писатель,Сейчас буду перечитывать все его произведения.5-оценка

29 декабря 2018

Поделиться

s…@starwayp.com

Оценил книгу

Во время чтения романа «Униженные и оскорблённые» во мне пробудились самые непредсказуемые чувства и эмоции. Коротая время за этой книгой, я  постоянно пребывала в состоянии лёгкого напряжения, потому что с первой страницы романа я ощутила себя частью истории. Не смотря на то, что происходившие с героями события в реальной жизни не имеют ко мне никакого отношения, я смогла любить, переживать и прощать вместе с ними.

Автор романа предлагает вниманию читателя душещипательные истории из жизни глубоко обиженных людей, мыслящих благожелательно исключительно в собственных целях. Очень часто такие люди не прощают обид даже своим близким, что в последствии делает их несчастными и одинокими. В качестве примера предлагается обсудить героев романа — дедушку Нелли и отца Наташи: одному и другому был нанесен удар в спину  самым близким человеком — дочерью, променявшей отцовские чувства на жизненный урок во имя преступной любви.

Речь идёт о необдуманном и легкомысленном поступке влюблённой Наташи, который стал причиной возникновения череды  несчастий сразу нескольких героев. В объятиях молодых, неопытных и непризнанных в обществе любовников  счастье было безвозвратно упущено.

Отец Наташи привык всегда жить строго по правилам. Честь и достоинство семьи для него — это закон. Первый удар был нанесён князем: заручившись поддержкой влиятельных органов, он публично опозорил имя семьи невинного. Второй удар последовал прямо в сердце: любимая дочь, сбежавшая с сыном врага. Обида поедала его так сильно, что он проклинал дочь до тех пор, пока до слёз не проникся историей бедной сиротки Нелли, рассказавшей судьбу своего деда. Отец Наташи простил свою оступившуюся несчастную дочь, а любовь в их доме снова заиграла яркими красками.
Дедушка Нелли был очень богат до тех пор, пока дочь не обокрала его ради возлюбленного, который  скрылся от неё, получив бесценные документы. В итоге он гордо представляется всем князем, а обманутый им старик превратился в одинокого нищего, озлобившегося на всё общество, а особенно на беглянку-дочь. Очутившись в беде, девушка долго искала отца, а когда нашла, молила о прощении, которого не смогла получить даже на пороге смерти. Она не дождалась его, а он так и не смог объяснить своему расколотому на ледяные куски сердцу  : почему не пришёл к ней раньше?

23 июля 2017

Поделиться

Анонимный читатель

Оценил книгу

Я потрясена прочитанным. Достоевский М. Ф. Великолепный классик. Его ,достойный восхищения , слог так льётся на страницах произведения. Сюжет раскрыт полностью. Я урыдалась читая последнюю главу. Как жесток и несправедлив мир! Какие стойкие « униженные» и «оскорбленные», диву даёшься их выдержке и силе воли. Гордость и непоколебимость русского дворянства восхищает. Слизняк Алексей поражает тем, что его все любят, а он наивный никак не может определиться кого сам любит.

6 января 2022

Поделиться

Анонимный читатель

Оценил книгу

Читала со слезами на глазах! Достоевский — гений! . Каждый уважающий себя человек, просто обязан прочитать это произведение. Глубина мысли и чувств поражает и восхищает! Это счастье иметь возможность читать эту книгу на родном языке! После прочтения, вы будете по-другому мыслить и чувствовать.

14 августа 2016

Поделиться

Ксения Емельянова

Оценил книгу

Это мое любимое произведение Достоевского! Просто написано, непривычно легко читается. Каждый герой узнаваем в каждом обществе и найдётся подруга, которая так же страдает как главная героиня! В конце плакала….

6 августа 2017

Поделиться

Бесплатно

(2 269 оценок)

Читать книгу: «Униженные и оскорбленные»

Федор Достоевский

Установите приложение, чтобы читать эту книгу бесплатно

О проекте

Что такое MyBook

Правовая информация

Правообладателям

Документация

Помощь

О подписке

Купить подписку

Бесплатные книги

Подарить подписку

Как оплатить

Ввести подарочный код

Библиотека для компаний

Настройки

Другие проекты

Издать свою книгу

MyBook: Истории

Р.

Г. Назиров Трагедийное начало в романе Ф. М. Достоевского «Униженные и оскорбленные»

Назиров Р. Г. Трагедийное начало в романе  Ф. М. Достоевского «Униженные и оскорбленные» //
Назиров Р. Г. Русская классическая литература:
сравнительно-исторический подход. Исследования разных лет:
Сборник статей. — Уфа: РИО БашГУ, 2005. — С. 21 — 36.

«Униженные и оскорбленные» — второй роман Достоевского и первое крупное его произведение после возвращения из Сибири. Замысел его, судя по письмам писателя к М. М. Достоевскому, относится еще к семипалатинскому периоду; видимо, роман обдумывался и в Твери. Он был опубликован на страницах «Времени» в 1861 году. Впоследствии сам Достоевский говорил, что писал роман поспешно. Возможно, всю первую стадию работы заняли, как это часто бывало у Достоевского, сменяющие друг друга планы.

С каким же планом писатель приступил к окончательному выполнению? При самом общем рассмотрении «Униженных и оскорбленных» бросается в глаза параллелизм двух историй о гордых отцах и греховных дочерях. Композиция романа строится на сравнении, на системе контрастного параллелизма, и прямо обусловлена общей моралистической задачей: показать превосходство смирения над гордыней. Подчиненную роль в романе играет чрезвычайно злободневный в 1861 году вопрос о праве женщины на любовь. Признавая это право, Достоевский в то же время показывает его практическую неосуществимость. Сходную позицию по вопросу об эмансипации женщин он занимал и в дальнейшем (см. его полемику против Каткова на страницах «Времени» в 1861 году). В целом замысел романа отличался дидактизмом, грешил некоторой подражательностью. К счастью, Достоевский не выдержал своего плана, исполнение взорвало замысел, и это спасло «Униженных и оскорбленных» от провала.

Неровность этого романа бросается в глаза, ее признал и сам автор в своем известном «Примечании», сделанном три года спустя. Весь материал произведения распадается на две неравные части: большая посвящена истории семьи Ихменевых и роману Наташи, меньшая -истории семьи Смитов, в основном жизни Нелли. Это деление соответствует двум отдельным линиям сюжета. Хотя рассказ об Ихменевых непрерывно чередуется с рассказом о Смите, о Нелли и ее матери, обе сюжетные линии слабо связаны между собой. Линии Ихменевых соответствует прежняя повествовательная манера Достоевского: перед нами социально-психологический роман натуральной школы с яркой сентиментальной окраской. Назовем ее сентиментальной линией сюжета. Линия Смитов ведется в новой манере: мистические предчувствия, атмосфера страха и тайны, роковая неотвратимость в развитии событий и катастрофическая развязка позволяют охарактеризовать вторую сюжетную линию как трагическую.

22

Известные слова Добролюбова о том, что роман «Униженные и оскорбленные» стоит «ниже эстетической критики», совершенно справедливы в применении к сентиментальной линии романа, и его классическая оценка образов этой линии (в особенности фальшивого благородства Ивана Петровича и холодного рационализма Наташи Ихменевой) полностью сохраняет свое значение. Однако процитированные слова нельзя распространять на трагическую линию романа, и в этом мы опять-таки следуем за самим Добролюбовым, высоко оценившим образ Нелли. По нашему мнению, этот образ имеет исключительное значение, выходящее за пределы романа.

В настоящей статье мы останавливаемся в основном на трагической линии «Униженных и оскорбленных» и на образе Нелли.

Прежде всего необходимо отметить, что в трагической линии сюжета все усилено по сравнению с сентиментальной линией: мать Нелли не только бежит с любовником, но и способствует разорению отца; старик Смит, в отличие от Ихменева, остается непреклонным в своем озлоблении; его дочь умирает в нищете, тогда как Наташа получает прощение и возвращается под отчий кров. Все события второй сюжетной линии неизмеримо серьезнее и трагичнее в общем смысле этого слова. Отметим также, что все герои второй линии: Смит, его дочь и его внучка — умирают в тяжелых нравственных мучениях.

Трагическая линия сюжета особым образом выделена и в самом тоне повествования. Роман «Униженные и оскорбленные» начинается словами: «Прошлого года двадцать второго марта вечером со мной случилось престранное происшествие»1. За этими словами следует описание провиденциальной встречи рассказчика Ивана Петровича с загадочным стариком. «Поровнявшись с кондитерской Миллера, я вдруг остановился, как вкопанный, и стал смотреть на ту сторону улицы, как будто предчувствуя, что вот сейчас со мной случится что-то необыкновенное, и в это-то самое мгновение на противоположной стороне я увидел старика и его собаку. Я очень хорошо помню, что сердце мое сжалось от какого-то неприятнейшего ощущения… Я не мистик; в предчувствия и гаданья почти не верю…» (III, 169–170). Притворная наивность этого «почти» восхитительна, рассказчик «невольно» проговаривается, и успокаивающие оговорки лишь усиливают тревогу, как и должно быть по замыслу Достоевского. Так создается впечатление особого, тайного значения случайной встречи со стариком.

Особую роль играет собака Смита. С первого же взгляда рассказчику приходит в голову, что это — «собака необыкновенная; что в ней

23

непременно должно быть что-то фантастическое, заколдованное; что это, может быть, какой-нибудь Мефистофель в собачьем виде и что судьба ее какими-то таинственными, неведомыми путями соединена с судьбой ее хозяина» (III, 171). Здесь Достоевский сам указывает на источник заимствования, сравнивая собаку Смита с тем небезызвестным черным пуделем, который увязался следом за Фаустом на гулянье. Однако таинственная роль старого Азорки, как мы позже узнаем, совершенно иная: пес — последняя связь старика с жизнью. Смысл жизни Смита сосредоточился в собаке его умершей дочери; на собаку он бессознательно перенес ту любовь, в которой отказал самому близкому существу.

Эпизод двух смертей содержит в скрытом виде, в форме намеков, инсценировку застывших языковых метафор. После того как околел Азорка, умирает и Иеремия Смит, умирает под забором строящегося дома. Смысл этой метафоры очень жесток: собачья старость, собачья смерть2. Собака здесь — судьба. Напомним, что маленькая, озябшая собачонка отмечает появление второго Голядкина в «Двойнике» и что собака с поджатым хвостом провожает на смерть Свидригайлова в «Преступлении и наказании». Образ собаки в эпизоде гибели Смита приобретает символическое значение.

Достоевский подчеркивает невероятный, исключительный характер события. «Мне казалось, что все это происходит во сне» (III, 176). Этот тон резко контрастирует с обстоятельным, спокойным повествованием о семье Ихменевых и о жизни самого рассказчика. Трагическая линия романа строится как «система тайн»; в сентиментальной линии не только нет тайн, но дается предыстория героев, описываются их характеры, заранее заготовляется реалистическая мотивировка действий. Несмотря на все усилия романиста внести элемент неожиданности в сентиментальную линию (эпизод с медальоном и проклятием у Ихменевых, приезд князя Банковского к Наташе), эти сюжетные перипетии сохраняют свою искусственность.

Мрачное нагнетение предчувствий тщательно организует Достоевский и в X главе, перед приходом Нелли. Рассказчик признается, что с наступлением сумерек он впадает в «мистический ужас». Следует изумительно четкое и психологически достоверное описание беспричинной боязни — довольно распространенного невроза нашей эпохи. «…И вдруг в это самое мгновение мне пришло на мысль, что когда я обернусь назад, то непременно увижу Смита… Я быстро оглянулся и что же? — дверь действительно отворялась <…> Я вскрикнул. Долго никто не показывался, как будто дверь отворялась сама собой; вдруг на пороге явилось какое-то странное существо… Холод пробежал по всем моим членам. К величайшему моему ужасу, я увидел, что это ребенок, девочка, и если б это был даже сам Смит, то и он бы, может быть, не так испугал

24

меня, как это странное, неожиданное появление незнакомого ребенка в моей комнате в такой час и в такое время» (III, 208).

Почему маленькая нищенка выглядит «странным существом»? Почему живой ребенок, хотя бы и в лохмотьях, оказывается страшнее мертвого старика — живой страшнее привидения? Иррациональный, необъяснимый ужас рассказчика создает впечатление, что внешность девочки необыкновенна, но этого недостаточно, чтобы так напугать взрослого человека. Гиперболизированный ужас этого описания имеет целью внушить читателю ощущение, что Нелли отмечена печатью рока. В романе «Идиот» князь Мышкин, видя во сне Настасью Филипповну, испытывает смертельный ужас — это чувство оказывается пророческим. Так и в процитированной сцене «Униженных и оскорбленных» с первого же появления Нелли создается леденящее ощущение присутствия рока, ощущение почти интуитивное.

Портрет Нелли дается в романе дважды. Несмотря на нищенское рубище, нездоровую бледность и худобу, она «даже недурна собою». Но особо мы отметим сверкающие черные глаза с загадочным и упорным взглядом, общее выражение недоверчивости и гордости. Все эти черты впоследствии разовьются у Достоевского в иной портрет: худощавое и бледное лицо, сверкающие темные глаза, выражение лица страстное и «как бы высокомерное» — это Настасья Филипповна. Бледность и сверкающие черные глаза в обоих случаях символизируют страстную одержимость одной идеей, одержимость пагубную, фатальную. Одержимость идеей — первое условие трагической судьбы. Напротив, у Наташи Ихменевой — «голубые ясные глаза» (III, 226), у Алеши Банковского — «большие голубые глаза, кроткие и задумчивые» (III, 201). Катя — «нежная блондиночка <…> с совершенно голубыми глазами» (III, 344). В романе «Идиот» в основном удерживается этот своеобразный портретный схематизм: у Рогожина темные, почти черные волосы и серые, огненные глаза, а князь Мышкин белокур, и глаза у него «большие, голубые и пристальные». Портрет и особенно цвет глаз имеют у Достоевского условно-опознавательное значение: голубые глаза означают душевную ясность, черные — роковую страсть.

Портрет Нелли в дальнейшем дополняется столь же условной, но все же поразительной гиперболой: «Но особенно поразил меня странный стук ее сердца. Оно стучало все сильнее и сильнее, так что, наконец, можно было слышать его за два, за три шага, как в аневризме» (III, 255). Эта деталь заставляет вспомнить о рассказе «Сердце-обличитель», одном из трех рассказов Эдгара По, напечатанных в той же январской книжке «Времени» за 1861 год, которая содержала и начальные главы «Униженных и оскорбленных». В рассказе По убийца «слышит» стук сердца своей жертвы, погребенной им под досками пола. Достоевский

25

сохранил эту потрясающую выдумку «безумного Эдгара», но превратил мнимый стук сердца в реальный: деталь, стоящая на грани правдоподобного. Три рассказа По, переведенные Д. Михаловским, Достоевский прочел еще в 1860 году и предварил их публикацию в журнале своим предисловием.

Общеизвестно, что образ Нелли сложился под влиянием Эжена Сю и Чарльза Диккенса. В своем фельетоне «Петербургские сновидения в стихах и прозе» Достоевский высказал желание превратиться в Эжена Сю, чтобы «описывать петербургские тайны» («Время», 1861, № 1). Он отчасти осуществил это желание в «Униженных и оскорбленных». По мнению Л. П. Гроссмана, образ Нелли близок к образу Флер-де-Мари из знаменитого романа Эжена Сю «Парижские тайны». Еще бесспорнее близость маленькой героини Достоевского к Нелли из «Лавки древностей» Диккенса: эта связь многократно отмечалась различными исследователями. Однако ни Флер-де-Мари, ни маленькая Нелли не могут быть отнесены к тому типу «задумывающихся детей», который появился еще в докаторжных произведениях Достоевского (само это выражение впервые встречается в «Униженных и оскорбленных»). Нелли -думающий ребенок, человеческая личность, рано созревшая в жестоких испытаниях жизни.

Гораздо важнее для нас другой факт: образ Нелли в известной степени подготовлен «Неточкой Незвановой». Роман 1861 года во многом опирается на творчество молодого Достоевского: любовный треугольник Наташа — Ваня — Алеша повторяет в предельном заострении психологическую ситуацию «Белых ночей», но без их живости и непосредственного чувства; сам образ рассказчика Ивана Петровича родствен образам Ордынова из «Хозяйки» и мечтателя из «Белых ночей»; Нелли представляет собой развитие типа «думающего ребенка», особенно Неточки Незвановой; князь Петр Александрович Валковский продолжает собой Петра Александровича из «Неточки Незвановой» с его злобным лицемерием и внутренним хохотом. Но от всего предшествующего творчества Достоевского «Униженные и оскорбленные» резко отделяются наличием в них того начала трагедии, которое свойственно лишь зрелым романам писателя. И носительницей этого трагедийного начала является Нелли.

Неточка Незванова тоже рано испытала страх, одиночество, блуждания по улицам Петербурга, смерть матери… Она тоже рано задумалась о жизни, начала наблюдать и тонко понимать людей. Дикость, гордость, страстная жажда справедливости — все это мы видим уже в Неточке. Тем не менее Неточка и Нелли разделены непроходимой пропастью. Мы узнаем в Нелли знакомые черты, но они страшно изменились. У Неточки есть мечта о счастье; ее история прерывается

26

накануне ее вступления в большую жизнь. Образ Неточки устремлен к жизни. На образе Нелли лежит печать трагической обреченности, этот образ устремлен к смерти. Дистанция между этими двумя «единокровными» образами в точности соответствует дистанции между Достоевским 1849 года и Достоевским 1861 года. Нелли из «Униженных и оскорбленных» — это как бы Неточка Незванова, прошедшая через каторгу.

В Сибири Достоевский утратил утопические иллюзии и вместе с ними — веру в филантропов. Как много гуманных людей в «Неточке Незвановой»: помещик, в чьем оркестре Ефимов начал свою карьеру, скрипач Б., добрый князь Х-ий, взявший Неточку на воспитание, мадам Леотар, княжна Катя, несчастная красавица Александра Михайловна… Неточка не может погибнуть среди таких людей. Другой мир открывается в «Униженных и оскорбленных»: муки детей, обман, предательство и торг. И здесь есть гуманные люди, но они сами гонимые и могут поделиться только слезами бессилия. Доброта Алеши оборачивается пагубной для Наташи бесхарактерностью, доброта Маслобоева не может устоять перед силой денег. Изменилось видение мира, появился трагизм. Хотя наряду с ним еще сохраняется сентиментальный гуманизм «Бедных людей», Достоевский уже выдвигает новую героиню — Нелли. Общество в целом враждебно ей, она чувствует себя одинокой перед миром.

Именно жизнь петербургских трущоб вылепила исключительный характер Нелли. Однообразные дома Васильевского острова, мокрый Вознесенский проспект, грязные подвалы, убогие лавчонки — вот стихия, породившая этот маленький скорбный призрак, этого черного Ариэля. Нелли отравлена страданием, страшная жизнь лишила ее детства. Объективный смысл этого свидетельства заставляет обратиться к истории. По словам К. Маркса, «женский и детский труд был первым словом капиталистического применения машин»3. Эксплуатация ребенка — один из первых пунктов критики капитализма в XIX веке, возьмем ли мы Карла Маркса, Чарльза Диккенса, Виктора Гюго или Федора Достоевского. Но последнего страдания детей поразили с такой силой, что именно на них он обосновал богоборческий бунт Ивана Карамазова. В образе Неточки Незвановой психологической доминантой является мечта, протест против общества отсутствует. Нелли живет бунтом: при создании этого образа Достоевский уже сознавал враждебность капиталистического общества человеческой личности.

Об этом свидетельствует он сам. Глава XI второй части романа заканчивается великолепным и глубоким обобщением, где мы встречаем такие слова: «Мрачная это была история, одна из тех мрачных и мучительных историй, которые так часто и неприметно, почти таинственно, сбываются под тяжелым петербургским небом, в темных,

27

потаенных закоулках огромного города, среди взбалмошного кипения жизни, тупого эгоизма, сталкивающихся интересов, угрюмого разврата, сокровенных преступлений, среди всего этого кромешного ада бессмысленной и ненормальной жизни…» (III, 300). Чувствуется, что эти строки писал бывший социалист, бывший ученик Фурье. Здесь дана сжатая характеристика большого капиталистического города, поражающая и поныне своей точностью. Именно великий город буржуазной эпохи -духовный отец Нелли с ее отчаянием и ненавистью. И не случайно Достоевский сравнивает его с адом, как в «Записках из Мертвого дома» -каторжную баню. Ибо тем, чем для него была каторга, явился для Нелли город.

Смысл жизни Нелли — ненависть и еще сохранение права на ненависть. Что это значит? Тайна рождения, открытая ей матерью, и перенесенные девочкой страдания сосредоточили все душевные силы Нелли в ненависти к ее отцу — князю Банковскому. Нелли несет эту ненависть как свой моральный долг, она должна ненавидеть князя и за страдания матери, и за свои страдания. Но эта личная ненависть к одному человеку распространяется на общество в целом. Нелли не верит людям, она давно поняла, что за все в этом мире нужно платить — либо деньгами, либо унижением. И вот само унижение становится фундаментом гордости: если торжествуют злые, а добрые страдают безвинно, значит, страдание — почетный признак добродетели. В ее детском уме страдание отождествляется с добродетелью. Но страдание Нелли — это не смирение, это страдание озлобленное, питающее бунт. И чтобы не расслабиться, не утратить способности выполнять свой долг, т. е. ненавидеть, Нелли отказывается от счастья. Принципиальный отказ от счастья из соображений морального долга последовательно изображается Достоевским в образе Нелли. Счастье — нечто недостойное, несовместимое с чистой совестью: такова мораль маленькой мятежницы. Ради сохранения права на ненависть необходимо терпеть унижения, голод и холод, необходимо всегда быть бедной.

Может быть, в ребенке восстает некое «врожденное злое начало»? Достоевский этого не думает, он считает, что Нелли по природе своей добра: «просто бедняжка видела столько горя, что уже не доверяет никому на свете» (III, 279). «Добренькое, нежное ее сердце выглядывало наружу, несмотря на всю ее нелюдимость и видимое ожесточение» (III, 280). Тем самым, писатель проводит здесь идею детерминирующего влияния среды.

Спасенная Иваном Петровичем, Нелли хочет возвратиться обратно в притон Бубновой: «Она все говорит, что я ей должна много денег, что она маменьку на свои деньги похоронила… Я не хочу, чтобы она бранила маменьку, я хочу у ней работать и все ей заработаю… Тогда от нее сама и уйду. А теперь я опять к ней пойду».

28

«— Она тебя замучает; она тебя погубит, — говорит Иван Петрович.

— Пусть погубит, пусть мучает <…> не я первая; другие и лучше меня, да мучаются. Это мне нищая на улице говорила. Я бедная и хочу быть бедная. Всю жизнь буду бедная; так мне мать велела, когда умирала. Я работать буду…» (III, 282).

И далее следует очень характерный для изобразительной манеры Достоевского эпизод — разрывание нового платья. Иван Петрович делает Нелли замечание: зачем она испачкала хорошенькое платьице? (Вырядила ее Бубнова, собираясь продать одному из клиентов.) Вместо ответа Нелли разрывает платье. «Сделав это, она молча подняла на меня свой упорный, сверкающий взгляд» (III, 283).

Разрывание платья перерастает размеры детского каприза, становясь своего рода символическим жестом. Нелли отказывается от всего, что противоречит ее морали. Как позорно носить хорошенькое платьице, надетое на нее Бубновой, так постыдно благополучие, купленное ценой примирения со злом. В ненависти она находит наслаждение: «Меня будут бранить, а я буду нарочно молчать. Меня будут бить, а я буду все молчать, все молчать, пусть бьют, ни за что не заплачу. Им же хуже будет от злости, что я не плачу» (III, 295). В этом варианте идея добровольного страдания, столь важная для Достоевского, проявляет некоторые черты инфантильной психики. Когда Нелли в разговоре с Иваном Петровичем с жаром осуждает старика Ихменева за то, что он не прощает дочь, девочка внушает такое решение судьбы Наташи: «Пусть она уйдет от него навсегда и лучше пусть милостыню просит, а он пусть видит, что дочь просит милостыню да мучается» (III, 295).

В отличие от кротких героев романа, страдание для Нелли — не источник смирения, а пища для ее ненависти. Разбив в припадке ярости чашку Ивана Петровича, она тайком убегает из дома и собирает милостыню у прохожих на новую чашку; рассказчик застает ее за этим занятием. «Она как будто хотела кого-то изумить или испугать своими подвигами; точно она хвасталась перед кем-то? <…> Да, старик был прав; она оскорблена, рана ее не могла зажить, и она как бы нарочно старалась растравлять свою рану этой таинственностью, этой недоверчивостью ко всем нам; точно она наслаждалась самой своей болью, этим эгоизмом страдания, если так можно выразиться. Это растравление боли и это наслаждение ею было мне понятно: это наслаждение многих обиженных и оскорбленных, пригнетенных судьбою и сознающих в себе ее несправедливость» (III, 385).

Итак, для Нелли смысл жизни заключается в ненависти, а чтобы сохранить моральное право на ненависть, она должна страдать. Осознанное, добровольное и демонстративное страдание ее наслаждение, необходимое условие ее морального комфорта. Нелли носит

29

свою трагедию с собой, как драгоценную реликвию, как ладонку с последним письмом матери, спрятанную на груди.

Основная, сентиментальная линия сюжета заканчивается примирением Наташи с отцом и его знаменитыми словами: «О! пусть мы униженные, пусть мы оскорбленные, но мы опять вместе, и пусть, пусть теперь торжествуют эти гордые и надменные, унизившие и оскорбившие нас! <…> Мы пойдем рука в руку, и я скажу им: это моя дорогая, это возлюбленная дочь моя, это безгрешная дочь моя, которую вы оскорбили и унизили, но которую я, я люблю и которую благословляю во веки веков!» (III, 422).

Именно эта театральная, но волнующая декларация является, по замыслу Достоевского, ответом на циническое надругательство над человеком, творимое «гордыми и надменными». Но творческий процесс у Достоевского не протекал рассудочно. Моральное превосходство -утешение слабых, и великий писатель не мог успокоиться на этом, даже если хотел: его собственная боль и ненависть оставались неизлитыми. Поэтому за светлой сценой примирения следует описание эпилептического припадка Нелли. Субъективная боль Достоевского, пафос его романа не исчерпываются рациональной идеей. Настоящей развязкой становится не примирение, а смерть Нелли в эпилоге романа.

Нелли должна умереть, ведь над семьей Смитов словно тяготеет древнее проклятие. Для ребенка делается небольшое исключение: Нелли умирает среди любви и цветов. И все же такова сила боли и ненависти в душе бывшего омского каторжника, что он, словно испугавшись тихой музыки угасания ребенка, тут же разрушает эту непрочную гармонию пронзительными звуками болевого эффекта: погибающая Нелли видит в бредовых снах мать и дедушку, старик заставляет ее собирать для него милостыню на хлеб и на табак, бранится, что она утаила один пятак, и бьет ее за этот пятак. «Вот я и подумала теперь, Ваня, что он непременно жив и где-нибудь один ходит и ждет, чтоб я к нему пришла…» (III, 433). До самой смерти Нелли уверена, что дедушка зовет ее к себе, сердится и стучит палкой. Ее конец озарен красным светом безумия, смешанного с сознанием долга и ненавистью к князю Банковскому.

Представление о загробной жизни в виде вечного нищенствования по-своему страшнее закопченной баньки Свидригайлова. Земной ад продолжается за гробом, в этом состоит бессмертие души жуткая фантазия, прямо противоположная осанне Ихменева! Вместо славословия творцу — космическое отчаяние. Хотя Нелли читала Евангелие и знает, что Христос завещал прощать врагам своим, она все же не прощает своего отца и проклинает его перед смертью («не за себя, а за мамашу проклинаю»). Таков второй ответ романа на унижение человека.

30

Итак, роман «Униженные и оскорбленные» содержит два противоположных ответа на вопрос о моральном долге страдающей человеческой личности. Бунт Нелли не только не встречает осуждения автора, но становится своеобразным апофеозом ее жизни. Перед ее последней непримиренностью бледнеет и гаснет красота смирения. Именно трагической катастрофой заканчивается роман. Первоначальный замысел взорван глубинными влечениями Достоевского, рациональный план пришел в столкновение с творческой интуицией, и в ходе работы сложилось художественное решение, которое разрушило моралистическую схему.

Антагонистом Нелли, согласно внешней сюжетной схеме, является ее преступный отец князь Валковский. Это персонификация зла в «Униженных и оскорбленных», он тот, кто унижает и оскорбляет. Вопреки этой «видимости», мы осмеливаемся утверждать, что князь Валковский бездействен на всем протяжении романа.

Прежде всего отметим, что общепринятый взгляд на князя как инициатора основных конфликтов романа ошибочен. В сентиментальной линии основным конфликтом является борьба двух гордых натур — отца и дочери Ихменевьгх. В этой борьбе князь Валковский не участвует.

Единственное, что он вообще совершает в романе, это визит к Наташе и притворное согласие на брак сына. Дьявольская интрига, имеющая целью привести Алешу к пресыщению и скуке, отнюдь не является необходимой: ведь уже в момент ухода из родного дома Наташа знает, что Алеша любит другую. Драма Наташи предрешена. Для чего же Достоевскому понадобилось это сюжетное излишество — интрига князя? Очевидно, для «торможения» сюжета, но главное — для характеристики самого этого лица. Образ князя является самоцелью, интересен автору сам по себе.

Гораздо важнее роль князя Валковского в трагедии Смитов. Но катастрофа, разрушившая эту семью, произошла в отдаленном прошлом. В этом случае, как и в истории Ихменевых, князь Валковский действует до начала изображаемых в книге событий. С Нелли князь встречается только один раз, и эта встреча не имеет для движения сюжета никакого значения — ее могло бы и не быть.

Против кого направлен саморазрушительный бунт Нелли? Против Бубновой, против старика Ихменева, даже против Ивана Петровича и доброго старичка доктора, против всех людей вообще, добрых ли, злых -безразлично. Нелли верует в бога, но согласиться с его порядком не может. Социальная несправедливость породила бунт Нелли, а преступный

31

отец — лишь первый объект для ненависти. Не отец ее мучил, а жизнь; вина отца условна. Ни в семейной драме Ихменевых, ни в неизмеримо более важном конфликте ребенка и мира князь Валковский не участвует.

Является ли образ князя сюжетно необходимым? Очевидно, нет. Князь Валковский мог бы оставаться за кулисами романа или вообще мог быть удален в прошлое: конфликты, завязанные при его активном участии, составляют предысторию сюжета. Самое большее, что нужно для сюжета, — это пассивное присутствие преступника. Для Достоевского этот образ, возникший в недрах французской традиции (например, в романах Эжена Сю), имел самостоятельное значение, и притом двоякое: социально-политической декларации и психологического исследования. В период создания «Униженных и оскорбленных» Достоевский находился под влиянием революционной ситуации и преобладающих демократических тенденций русской литературы. Незадолго до этого Надежда Хвощинская в одном из своих романов пустила в обиход выражение «сиятельная сволочь». Именно такую «сиятельную сволочь» попытался изобразить Достоевский. Но в то же время он использовал шаблонную, обязательную фигуру мелодраматического злодея для постановки своей большой проблемы — проблемы свободы воли, попытался создать первый образ своевольного, ничем не связанного индивидуума, противопоставляющего себя обществу. Создание характера князя Банковского превратилось в произвольное конструирование от заданной идеи.

Естественно, что при таком конструировании романист отправлялся от литературных образцов. Тип злодея-аристократа стал общим местом в сентиментальном романе, в мещанской драме, в романе-фельетоне. Но Достоевский ставил перед собой более высокие задачи, он пытался воссоздать психику этого социального типа. Нигде разлагающееся дворянство не нашло такого яркого отображения, как во французской литературе XVIII века, которую знал и ценил Достоевский (поэзия Парни, Кребийона, романы Луве де Кувре, Дидро, Шодерло де Лакло, маркиза де Сада). Основа образа князя Банковского — герой французского эротического романа, и не случайно психологической доминантой характера Достоевский сделал сладострастие. Прямым предшественником князя Банковского является виконт де Вальмон из прославленного эпистолярного романа Лакло «Опасные связи». Виконт де Вальмон — не просто распутник, а своеобразный артист разврата; ему доставляет удовольствие дурачить весь свет, разыгрывая то добродушного наставника неопытной юности, то пылкого влюбленного. Но в письмах к своей любовнице маркизе де Мертей виконт цинично обнажается, детально описывает свои похождения. Маркиза отвечает ему подобной же откровенностью, и вдвоем они смеются над человечеством.

32

Одна из ситуаций «Униженных и оскорбленных» восходит к роману Лакло. Сидя с Иваном Петровичем в ресторане Бореля, князь Валковский за шампанским рассказывает свою жизнь, и в частности — любопытный эпизод с одной барыней, которая славилась своей «грозной добродетелью», на деле же была развратницей, у которой сам маркиз де Сад мог бы поучиться. «Но самое сильное, самое пронзительное и потрясающее в этом наслаждении — была его таинственность и наглость обмана», «насмешка над всем, о чем графиня проповедовала в обществе», «внутренний дьявольский хохот» (III, 364). Этот цинизм под маской добродетели, а также тайная связь князя Банковского с графиней повторяют характеры и отношения виконта де Вальмона и маркизы де Мертей.

Князь Валковский исповедуется Ивану Петровичу: «Я люблю значение, чин, отель; огромную ставку в карты (ужасно люблю карты). Но главное, главное — женщины… и женщины во всех видах; я даже люблю потаенный, темный разврат, постраннее и оригинальнее, даже немножко с грязнотцой для разнообразия…» (III, 365). Это, по слову Ивана Петровича, «зверство» князя весьма напоминает гедонизм французской аристократии накануне падения Бастилии. Но Достоевский никогда не был простым копировщиком, он всегда подвергал заимствованный материал творческой переплавке. Так и в образе князя Валковского аристократический гедонизм причудливо переплетается с безграничным самоутверждением, с чертами злобного отрицания мира, вызова и провокации. Злобный вызов и демоническое презрение к людям характерны для князя Валковского; он сам говорит по поводу своей ресторанной исповеди: «Есть особое сладострастие в этом внезапном срыве маски, в этом цинизме, с которым человек вдруг высказывается перед другим в таком виде, что даже не удостаивает и постыдиться перед ним» (III, 362). Князь так же «оголяется» перед Иваном Петровичем, как Свидригайлов перед Раскольниковым, как Ставрогин перед Тихоном и как мертвецы в рассказе «Бобок» друг перед другом. Демонстративное попрание моральных норм становится провокационным жестом, выражением ненависти к обществу. Это уже далеко уходит от лицемерия виконта де Вальмона, это предвещает психологию своеволия в будущих романах Достоевского.

Небольшая деталь помогает уяснить генезис образа. Иван Петрович говорит: «Он производил на меня впечатление какого-то гада, какого-то огромного паука, которого мне ужасно хотелось раздавить» (III, 358). Почти эти же слова были написаны Достоевским почти в это же время о совершенно ином, реально существовавшем лице: «Мне иногда представлялось, что я вижу перед собою огромного, исполинского паука, с человека величиною». Эти слова содержатся в «Записках из Мертвого дома» и входят в характеристику каторжника Газина, садиста, любившего

33

резать маленьких детей. Именно в связи с такими существами, как Газин, писатель впервые задумался о существовании врожденного злого начала в человеке, о крайних проявлениях ничем не ограниченного своеволия. Стремясь выразить свое резко враждебное отношение к «сильным мира сего», Достоевский транспонировал до бесчеловечности изуродованную психику садиста на заимствованный образ французского аристократа. Замысел был более чем смелым и совершенно в духе писателя. Но транспозиция не удалась, в этой фантастической психике князя Банковского писатель не смог добиться реалистического синтеза, и вопиющая противоречивость данного характера обрекла образ на неудачу.

Добавим, что образ князя Валковского не получил завершения. В последующих романах Достоевского все носители крайнего своеволия кончают самоубийством или горячкой (Свидригайлов, Ставрогин, Рогожин, Иван Карамазов, Смердяков и др. ). Тем самым показывается саморазрушительная сила неограниченного своеволия. Ничего подобного нет в образе князя Валковского, который наслаждается жизнью и полон самодовольства. Этот образ абсолютно статичен, что лишний раз свидетельствует о его сюжетной отключенности.

Проблема индивидуального бунта против общества нашла трагическое решение в образе Нелли. Гордость, ненависть к обществу, вызов и даже некоторые деспотические черты составляют характер Нелли; бунт ее облекается в особую, саморазрушительную форму — то, что Достоевский назвал «эгоизм страдания». Характерно, что с начала и до конца Нелли вызывает в рассказчике ужас и преклонение, как Настасья Филипповна — в князе Мышкине. Антагонизм между Нелли и ее отцом является чисто формальным. Князь Банковский не вызывает ненависти («высшей ненависти», по словам Добролюбова), потому что сам Достоевский не нашел в себе этого чувства. Социальная заданность образа противоречит авторскому интересу к проблемам индивидуальной морали. Внутреннее соотношение образов Нелли и князя, по-видимому, не было до конца осмыслено Достоевским; между этими двумя образами существует определенное внутреннее родство, которого Достоевский в 1861 году еще не понял и которое уже сознательно и ярко обрисовано в «Преступлении и наказании» в образах Раскольникова и Свидригайлова.

Итак, образ князя Валковского в романе «Униженные и оскорбленные» является рудиментарным: он был заимствован Достоевским вместе со схемой западноевропейского социального романа с авантюрным сюжетом, но при переработке этой схемы утратил свои сюжетные функции, оказался «за бортом» трагедии. Детальная же разработка образа объясняется тем, что Достоевский стремился создать социально заостренный портрет наиболее одиозного персонажа тех лет -аристократа, приспособляющегося к буржуазным нравам, хищника новой

34

формации, un «gentilhomme-bourgeois», я в то же время экспериментировал в области интересующих его моральных проблем, пытаясь сконструировать фантастическую психику. В этой связи уместно вспомнить, что и Тоцкий в романе «Идиот», и поляк, соблазнивший Грушеньку в «Братьях Карамазовых», не играют никакой роли в сюжетном развитии этих романов. Это очень важный факт.

В западноевропейском «фельетонном романе» стали каноническими и образ преследуемого ребенка, и тайна компроме-тирующего документа, и злодей-аристократ. Социальная критика имеет точный адрес: виновниками страданий являются жестокие богатые люди, им противопоставлены добродетельные герои, порою — добрые богачи, порою — «настоящие» аристократы, гуманные и благородные. Такое плоское понимание причин социального зла, такая трактовка социальной жизни были примитивны и не могли удовлетворить Достоевского.

В противовес наивному объяснению социального зла дурными нравами высших классов он развил свое понимание этого зла как огромного всемирно-исторического явления. Чудовищная гипертрофия мирового зла в романе ведет к тому, что оно начинает мистифицироваться, принимать характер извечного вселенского рока. Это тот самый феномен, который Маркс назвал «отчуждением» человеческих способностей. Позже он конкретизировал это понятие в суженном объеме, разработав известное положение о «товарном фетишизме»4. Эти знаменитые страницы Маркса вряд ли есть необходимость цитировать; отметим лишь, в каких терминах создатель научного коммунизма говорит о товарном фетишизме: стоимость превращает каждый продукт труда в «таинственный общественный иероглиф»; движение цен внушает товаропроизводителям «мистический ужас», закон стоимости господствует над ними как «неумолимый рок». Трудно требовать от Достоевского, чтобы он раскрывал перед читателем тайну товарного фетишизма; однако величайшая заслуга писателя в том, что он, с потрясающей силой изобразив господство этого нового рока над современным ему миром, сохранил веру в жизнь и прославил трагическую непримиримость человека.

Мы отнюдь не забываем, что гуманистическая декларация Ихменева в последней главе романа содержит прославление мудрости творца и служит призывом к смирению человека перед судьбой. Но еще раз необходимо подчеркнуть, что образ Нелли по своей силе и художественной убедительности превосходит все образы романа «Униженные и оскорбленные», превосходит сам роман. В дальнейшем Достоевскому уже ни разу не удалось создать такой образ ребенка. Даже известный образ Илюшечки в «Карамазовых», даже оскорбленная девочка

35

в «Исповеди Ставрогина» не могут сравниться по полноте и силе с образом Нелли.

В трагической линии «Униженных и оскорбленных» зло выглядит заключенным в самой природе вещей. Это извечное свойство мира, часть «предустановленной гармонии». Зло проникает в людские души извне, искажает добрую природу человека.

Именно так обстоит дело с Нелли. Ребенок не в силах понять страшную мудрость творца. Вместо того чтобы возблагодарить его за ниспосланное страдание, Нелли узурпирует власть бога, дерзает сравняться с ним: она стремится удвоить, утроить, увековечить свои бедствия и унижения, чтобы превратить издевательства, голод и побои в повод для отрицания. Теперь уже бунт исходит из ее собственной личности, она намеренно растравляет в себе незаживающее оскорбление. Зло стало частью ее души, превратилось в ожесточение, «инквизиторскую недоверчивость» к людям, в истерическую жажду разрушения и саморазрушения. Внешнее зло врастает в ее душу и начинает борьбу с ее природным добром — таково происхождение ее субъективного трагического конфликта.

Бунт Нелли обращается прежде всего против нее самой, как самосожжения русских раскольников XVII века. Добрая от природы, переживающая свою первую детскую любовь к Ивану Петровичу, Нелли в условиях жестоких страданий выработала свою личную мораль, властно подвигающую ее к ненависти и разрушению. Писатель изображает такие ее жесты, как разрывание платья, разбивание чашки: они подчеркивают деструктивный, разрушительный характер ее протеста. Но это глубоко въевшееся в душу одинокого ребенка мировое зло прежде всего разрушает саму Нелли. Маленькая героиня гибнет оттого, что ее психика не выдерживает колоссального напряжения вечного бунта, непомерно высоких требований ее морали. Этот бунт самоубийствен. Причем в «Униженных и оскорбленных» наглядно выступает причинная связь между трагедией личности и трагедией социальной, какой является гибель мелкой буржуазии в эпоху развития капитализма. Вот почему «Униженные и оскорбленные» имеют особое значение для понимания генезиса трагедии внутри романа Достоевского.

Бунт одинокого героя против мира, против бога, против фатальной необходимости зла терпит поражение — это неизбежно. Но Достоевский вольно или (скорее) невольно славит героизм этого бунта, его воображение всегда взволновано самим видом вечной непокорности человека перед судьбой.

Понятно, что в таком «великом противостоянии» человека и судьбы Достоевскому должны были мешать, если можно так выразиться, промежуточные инстанции. Этим объясняется факт, что в больших

36

романах писателя прямые носители социального зла, такие, как Лужин или Тоцкий, играют жалкую и незначительную роль. Этим объясняется и то, что князь Валковский как прямой виновник трагедии Нелли выглядит в высшей степени неубедительно. Достоевский попросту еще не осмыслил сделанное им художественное открытие: гиперболизация страдания и на противоположном конце вселенной гиперболизация сил, вызывающих страдание, создают титаническое напряжение, своего рода грозовое электрическое поле, в котором возникает разряд не меньшей силы, чем молния. Может ли сластолюбивый и злобный негодяй вызвать к жизни столь яростный бунт? Достоевский еще не понимал, что эта «промежуточная инстанция» лишь мешает видеть картину грозы.

Таким образом, трансформируя художественную схему романа-фельетона, Достоевский превратил тему преследуемого ребенка в тему трагического бунта против мира. Оказалось, что компрометирующий документ (в данном случае письмо матери Нелли) для действия не нужен, что традиционный злодей является сюжетно излишним и что благородный герой-спаситель абсолютно бессилен изменить положение. Для подлинной трагедии все эти образы и темы оказываются излишними. Трагический реализм нового романа Достоевского в муках рождался из предшествующего опыта мировой литературы, и великий писатель шел к нему эмпирически, нащупывая дорогу в сумерках переходного периода. Поэтому трагическая линия «Униженных и оскорбленных» оказалась загроможденной ослабляющими образами, темами и деталями.

Однако первый вариант трагедии личности Достоевский создал в «Униженных и оскорбленных». В бунте Нелли заключено зерно бунта Настасьи Филипповны. От маленькой героини в нищенских лохмотьях тянутся нити к дальней вершине — к Ивану Карамазову. И хотя сам роман критика справедливо относит к числу малоудачных произведений гениального писателя, «Униженные и оскорбленные» все же являются важной и подчас незаслуженно забываемой вехой в становлении его трагического реализма.

1965


1. Достоевский Ф. М. Полн. собр. соч. в 30 тт. Т. 3. Л., 1972. С. 169. Далее ссылки на

это произведение даются в тексте статьи, том обозначается римскими цифрами, страница -арабскими..

2. Ср. у А. А. Блока: «Пускай я умру под забором, как пес…» («Поэты»).

3. См.: Маркс К. «Капитал». Т. I, от. 4, гл. 13.

4 См. там же. Т. I, от. I, гл. 1, подраздел «Товарный фетишизм и его тайна».

Книга «Униженные и оскорбленные» Достоевский Ф М

  • Книги
    • Художественная литература
    • Нехудожественная литература
    • Детская литература
    • Литература на иностранных языках
    • Путешествия. Хобби. Досуг
    • Книги по искусству
    • Биографии. Мемуары. Публицистика
    • Комиксы. Манга. Графические романы
    • Журналы
    • Печать по требованию
    • Книги с автографом
    • Книги в подарок
    • «Москва» рекомендует
    • Авторы • Серии • Издательства • Жанр

  • Электронные книги
    • Русская классика
    • Детективы
    • Экономика
    • Журналы
    • Пособия
    • История
    • Политика
    • Биографии и мемуары
    • Публицистика
  • Aудиокниги
    • Электронные аудиокниги
    • CD – диски
  • Коллекционные издания
    • Зарубежная проза и поэзия
    • Русская проза и поэзия
    • Детская литература
    • История
    • Искусство
    • Энциклопедии
    • Кулинария. Виноделие
    • Религия, теология
    • Все тематики
  • Антикварные книги
    • Детская литература
    • Собрания сочинений
    • Искусство
    • История России до 1917 года
    • Художественная литература. Зарубежная
    • Художественная литература. Русская
    • Все тематики
    • Предварительный заказ
    • Прием книг на комиссию
  • Подарки
    • Книги в подарок
    • Авторские работы
    • Бизнес-подарки
    • Литературные подарки
    • Миниатюрные издания
    • Подарки детям
    • Подарочные ручки
    • Открытки
    • Календари
    • Все тематики подарков
    • Подарочные сертификаты
    • Подарочные наборы
    • Идеи подарков
  • Канцтовары
    • Аксессуары делового человека
    • Необычная канцелярия
    • Бумажно-беловые принадлежности
    • Письменные принадлежности
    • Мелкоофисный товар
    • Для художников
  • Услуги
    • Бонусная программа
    • Подарочные сертификаты
    • Доставка по всему миру
    • Корпоративное обслуживание
    • Vip-обслуживание
    • Услуги антикварно-букинистического отдела
    • Подбор и оформление подарков
    • Изготовление эксклюзивных изданий
    • Формирование семейной библиотеки

Расширенный поиск

Достоевский Ф. М.

Иллюстрации

Рекомендуем посмотреть

Достоевский Ф. М.

Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного

872 ₽

1 050 ₽ в магазине

Купить

Достоевский Ф. М.

Игрок

780 ₽

940 ₽ в магазине

Купить

Лондон Дж.

Белый Клык

614 ₽

740 ₽ в магазине

Купить

Тургенев И. С.

Отцы и дети

747 ₽

900 ₽ в магазине

Купить

Чехов А. П.

Каштанка

473 ₽

570 ₽ в магазине

Купить

Толстой Л. Н.

Детям

249 ₽

300 ₽ в магазине

Купить

Пушкин А. С.

Повести покойного Ивана Петровича Белкина

498 ₽

600 ₽ в магазине

Купить

Гоголь Н. В.

Ночь перед Рождеством

1 278 ₽

1 540 ₽ в магазине

Купить

Куприн А. И.

Белый пудель

345 ₽

420 ₽ в магазине

Купить

Сент-Экзюпери А. де

Маленький принц

274 ₽

330 ₽ в магазине

Купить

Лондон Дж.

Белый Клык

1 262 ₽

1 520 ₽ в магазине

Купить

Лесков Н. С.

Святочные рассказы

3 104 ₽

3 740 ₽ в магазине

Купить

Диккенс Ч.

Приключения Оливера Твиста

390 ₽

470 ₽ в магазине

Купить

Зощенко М. М.

Леля и Минька и другие рассказы

292 ₽

360 ₽ в магазине

Купить

Чёрный Саша

Кошачья санатория. Рассказы и стихи

573 ₽

690 ₽ в магазине

Купить

Толстой А. Н.

Граф Калиостро. Повести и рассказы. Сборник

739 ₽

890 ₽ в магазине

Купить

Олкотт Л. М.

Маленькие женщины

643 ₽

750 ₽ в магазине

Купить

Остер Г. Б.

Вредные советы-1. Книга для непослушных детей и их родителей

631 ₽

760 ₽ в магазине

Купить

Дружинина М. В., Каминский Л. Д., Сергеев Л. А.

Короткие рассказы о школе

581 ₽

700 ₽ в магазине

Купить

Шварц Е. Л.

Первоклассница. Повесть

531 ₽

640 ₽ в магазине

Купить

Загрузить еще

«Униженные и оскорбленные», краткое содержание по частям романа Достоевского

Часть первая

Повествование ведется от первого лица – молодого литератора Ивана Петровича. Ему 24 года и он сирота, воспитывался в доме мелкопоместного дворянина Николая Сергеевича Ихменева. Иван рос бок о бок с его дочерью Наташей.

Николай Сергеевич слыл в округе человеком честным и хорошим хозяином. Поэтому князь Петр Александрович Валковский и предложил ему место управляющего своим поместьем. Валковский в двадцать два года остался без родителей и без денег. Имение было заложено. Чтобы рассчитаться с долгами князь женился на некрасивой дочери богатого купца. Вскоре он бросил жену с маленьким сыном Алешей и занялся своей карьерой. Когда жена умерла, он отдал семилетнего мальчика на воспитание в дом влиятельного родственника, а сам по делам службы укатил за границу.

Под руководством Ихменева имение процветало. До семейства иногда доходили слухи о некоторых темных делах и скандалах, связанных с князем, но Николай Сергеевич, очарованный Валковским, им не верил. Неожиданно князь обратился с просьбой присмотреть за сыном, который в столице вел себя не лучшим образом. Девятнадцатилетний Алексей приезжает в имение и становится почти родным в семье Ихменевых. Красивый, обаятельный, но слабохарактерный и легкомысленный, юноша влюбляется в Наташу.

Внезапно приехал князь и обвинил Ихменева в растрате. Ему донесли о взаимных чувствах молодых людей, и Валковский испугался, что сын женится на Наташе. Этот брак совершенно не устраивал князя, поэтому он начал распространять слухи, порочащие Ихменевых. Начинается судебная тяжба между Петром Александровичем и Николаем Сергеевичем. Для этого Ихменевы переезжают в Петербург, где к ним часто ходит в гости Иван Петрович. Он недавно сочинил первый роман, который восторженно приняли читатели и критики.

Иван прочитал свое произведение Ихменевым, вызвав восторг Наташи. Он влюблен в девушку и надеется на взаимность. Наташа соглашается стать женой Ивана, хотя свадьбу решено отложить на год, пока положение жениха не упрочится. Но вскоре в доме Ихменевых вновь появился Алексей. Между ним и Наташей возобновляются отношения. К сожалению, литературная карьера Ивана после первого успеха не развивается, к тому же он серьезно болен.

В один из вечеров в доме Ихменевых Иван застает Наташу, которая просит прощения и благословения у родителей. Выясняется, что она уходит к Алексею. Уговоры Ивана напрасны – девушка готова пожертвовать всем ради любви. Наташе стало известно о том, что князь хочет женить Алешу на богатой наследнице. Чтобы не допустить этого, она согласна жить с ним даже невенчанной.

Отец Наташи, узнав о ее побеге, пришел в ярость, велел выбросить все вещи дочери и больше о ней не упоминать. Иван продолжает бывать у Ихменевых, тайком от Николая Сергеевича передает его жене Анне Андреевне известия о дочери.

От этих событий и до начала повествования проходит полгода. В один из весенних дней Иван ищет новую квартиру, так как старая очень сырая, он в ней постоянно болеет. Не найдя ничего подходящего, Иван Петрович встречает возле кондитерской старика с собакой. Он знает, что этот мужчина часто приходит сюда и сидит у печки несколько часов, а собака лежит у его ног.

Но в этот день старик не смог разбудить животное. Он тяжело воспринял смерть любимца, которого называл Азоркой. Рядом с кондитерской старик умирает на руках у Ивана. Выясняется, что фамилия умершего Смит, жил он одиноко и очень бедно. Его квартира подошла Ивану Петровичу, и молодой писатель в нее переехал.

Через несколько дней в комнату к Ивану зашла худенькая девочка лет тринадцати. Оказалось, что это Нелли, внучка старика Смита. Иван Петрович пытается поговорить с ней, но, узнав о смерти дедушки и собаки, девочка убегает.

Иван приходит к Ихменевым. Анна Андреевна жалуется, что не может найти портрет Наташи, который ей удалось сохранить. Николай Сергеевич рассказывает, что его дело в суде идет плохо. Желая показать бумаги, он случайно достает из кармана пропавший портрет. Поначалу Ихменев топчет его ногами, затем, опомнившись, плачет и целует. Но простить дочь пока не соглашается.

Часть вторая

Наташа написала Ивану записку, в которой попросила о встрече. Она жалуется, что Алексей совсем забросил ее и увлекся своей невестой Катей. Вскоре в доме Ихменевых появился Алексей, а затем и старший Валковский. Князь приехал сообщить, что помолвка Алексея и Кати расторгнута, и он благословляет брак Ивана с Наташей. Но молодые люди не верят Валковскому.

Когда к Ивану вновь приходит внучка Смита, чтобы забрать оставшиеся от деда книжки, ему удается проследить за ней. Иван узнает, что мать Нелли умерла от чахотки, и девочку приютила некая Бубнова. В чужом доме с Нелли обращаются грубо, ее бьют, попрекают куском хлеба. К тому же девочка постоянно болеет.

Иван случайно встречает своего знакомого, частного сыщика Маслобоева. Тот сообщает, что Бубнова сводня и держит притон. Ивану и Маслобоеву удается пробраться туда и забрать Нелли. Иван заботится о девочке, но та поначалу отказывается принимать помощь. Со временем Нелли оттаивает и начинает помогать по хозяйству.

Между тем судебное разбирательство завершается не в пользу Ихменева. Князь обобрал его до нитки. Николай Сергеевич хочет вызвать Валковского на дуэль. С этим предложением он приходит к Ивану. Молодому человеку едва удается отговорить Ихменева от столь необдуманного поступка.

Нелли стала свидетелем разговора Ивана с Николаем Сергеевичем. Ихменев ей не понравился. По словам девочки, он такой же злой, как ее дедушка. Мать Нелли сбежала с каким-то человеком, который потом ее бросил. Оставшись с ребенком на руках, она была вынуждена вернуться домой, но отец не простил непокорную дочь. Прежде дедушка Нелли был богат, но затем потерял все. Последнее время девочка просила милостыню и на эти деньги кормила старика.

Часть третья

Иван, князь и Алеша встречаются у Наташи. До этого Алексей не появлялся у своей «невесты» четыре дня. Валковский высмеивает новое увлечение сына идеями социальной справедливости. Его очень беспокоит намерение Кати пожертвовать на просветительские цели миллион. Наташа прямо говорит князю, что раскусила его игру: Валковский согласился на их брак только для того, чтобы оттянуть день свадьбы и дать время Алеше увлечься всерьез Катей.

Князь притворно разгневан и все отрицает. Алеша расстроен, поскольку боготворит отца и любит Наташу. Он не хочет ссор между ними. Наташа прощает ветреность Алексея, но просит Ивана встретиться со своей соперницей и посмотреть, что собой представляет Катя.

К Нелли приходит Маслобоев с расспросами и оставляет для молодого писателя записку, в которой предлагает встретиться. Иван приходит к сыщику и неожиданно сталкивается там с князем. Маслобоев предупреждает, чтобы он не связывался с Валковским, так как это человек подлый и жестокий.

В подтверждение своих слов сыщик рассказывает о князе такую историю. Когда-то Валковский сошелся в делах с одним заводчиком и надумал того обобрать. Для этого ему требовались некоторые документы. Доступ к ним имела дочь заводчика, красивая и очень доверчивая девушка. Князь соблазнил ее и даже дал письменное обещание жениться. Девушка выкрала документы, после чего уехала с Валковским за границу. Заводчик в итоге разорился, а за девушкой поехал вслед влюбленный в нее молодой купец. Для князя это был удачный повод обвинить «любимую» в неверности и выгнать ее, беременную, из дому. Но влюбленный купец помог женщине. Вместе они путешествовали по Европе, где и воспитывали дочь. Однако купец прожил недолго, и дочь заводчика вынуждена была вернуться к отцу, который ее не принял.

Иван и князь едут к Кате. Петр Александрович говорит, что хочет вернуть Ихменеву деньги. Иван ему не верит. Он знакомится с Катей и понимает, что это добрая и умная девушка. Она влюблена в Алексея, но готова уступить его Наташе. В то же время Иван понимает, что Катя больше подходит Алексею.

Князь приглашает Ивана Петровича поужинать в ресторане. Там он насмехается над молодым человеком и рассказывает ему о своих грязных интригах. Валковский цинично декларирует свое жизненное кредо: «я никогда и ни для кого не хочу упускать мою выгоду». Он называет Катю и Алешу дураками в последней степени и нагло заявляет, что Катины три миллиона ему очень нужны, поэтому брак состоится. Валковский разглагольствует о том, что для него ничего нет важнее собственного удовольствия и денег. Главная цель этого разговора: Катя собирается в деревню и Алеша должен ехать с ней. Князь предупреждает, что в интересах Ивана, который любит Наташу, сделать так, чтобы Алексей уехал без скандала. Иначе у Наташи будут неприятности.

Часть четвертая

После ужина с князем Иван возвращается домой. Там он находит больную Нелли, у которой случился эпилептический припадок. Нелли болеет давно и серьезно, поэтому Иван Петрович очень переживает за нее. Доктор, которого он пригласил, объясняет, что у девочки порок сердца, она обречена. Нелли капризничает и не желает пить лекарства.

Девочка поправилась, но ее поведение мало изменилось. Она сердится на молодого человека, не хочет с ним разговаривать. Однажды Иван не застал Нелли дома. Девочка оставила записку, что любит его и уходит навсегда. Она просилась в прислуги к доктору и Маслобоеву, но те вернули подростка Ивану Петровичу, который никак не мог понять поведения Нелли. Девочка все время плакала и злилась.

Пришел Ихменев, чтобы забрать Нелли к себе. Он решил, что забудет Наташу, словно она умерла, и возьмет на себя заботу о бедной сиротке. Но Нелли вновь назвала Николая Сергеевича злым и не согласилась идти в дом к Ихменевым. Наташа открывает Ивану глаза на поведение девочки – это первая любовь. Она ревнует его к Наташе.

Ихменев страдает от разлуки с дочерью. Анна Андреевна находит письмо, которое он писал Наташе, а Иван встречает его в подъезде Наташиного дома.

Между тем Алеша никак не может выбрать себе жену. Он даже спрашивает совета у Ивана, мечется между двумя невестами. Приближается отъезд, и Катя решается на встречу с Наташей. Девушки сошлись во мнении, что Катя будет лучшей парой Алексею. Соперницы расстаются подругами.

Наташа так тяжело перенесла отъезд любимого, что даже потеряла сознание. Иван бросился за доктором, а когда вернулся с ним, застал у Наташи князя. Валковский привез девушке деньги и предложение старого графа пойти к нему в содержанки. Иван и в порыве гнева ударил князя. Тот, струсив, тут же убежал. Оставив с Наташей доктора, Иван отправляется домой к Нелли. Он уговаривает девочку поехать к Ихменевым и рассказать историю своей матери. Иван надеется, что это повлияет на Николая Петровича.

Рассказ Нелли о том, как дедушка не хотел мириться с ее матерью и как та умерла без прощения, сильно потряс Ихменева. В порыве нахлынувших чувств он прощает дочь. Семейство воссоединилось.

Эпилог

Нелли осталась у Ихменевых и вскоре стала всеобщей любимицей. Николай Петрович получил место в Перми, его семейство собирается туда переехать.

Маслобоев рассказывает Ивану, что за дело он вел для Валковского. Оказалось, что мать Нелли – та самая женщина, что украла бумаги отца для князя. Нелли – законная дочь Валковского, так как ее родители заключили брак. Князь хотел найти ее мать, поскольку собирался снова выгодно жениться и боялся шантажа со стороны законной супруги. Иван хочет хлопотать о правах Нелли, но не успевает это сделать. Девочке становится хуже и вскоре она умирает.

За три дня до смерти Нелли призналась Ивану, что все знала. У нее в ладанке хранилась предсмертная записка матери к князю, где та умоляла не оставлять дочь. Но, вопреки желанию матери, гордая девочка не отдала письмо Валковскому. Она умерла, так и не простив отца.

  • «Униженные и оскорбленные», анализ романа Достоевского
  • «Преступление и наказание», анализ романа
  • «Идиот», анализ романа
  • Анализ образов главных героев в романе «Преступление и наказание»
  • «Братья Карамазовы», краткое содержание по главам романа Достоевского
  • «Белые ночи», краткое содержание по главам повести Достоевского
  • «Белые ночи», анализ повести Достоевского
  • «Братья Карамазовы», анализ романа Достоевского
  • «Бедные люди», анализ романа Достоевского
  • «Бесы», краткое содержание по главам романа Достоевского
  • «Идиот», краткое содержание по частям романа Достоевского
  • «Бедные люди», краткое содержание романа Достоевского
  • «Мальчик у Христа на елке», анализ рассказа Достоевского
  • «Бесы», анализ романа Федора Достоевского
  • «Преступление и наказание», краткое содержание по частям романа Достоевского

По произведению: «Униженные и оскорбленные»

По писателю: Достоевский Федор Михайлович


Униженные и оскорбленные, отзывы на спектакль, постановка МХАТ им.

Горького – Афиша-Театры

Спектакль

© Афиша

1/8

О спектакле Отзывы (5)

ЖанрыДраматический

Возраст12+

Продолжительность3 часа 10 минут, 1 антракт

Участники

  13

Татьяна Доронина

Режиссёр

Лидия Матасова

Актер

Юрий Болохов

Актер

Валентин Клементьев

Актер

Максим Дахненко

Актер

Андрей Чубченко

Актер

Ирина Фадина

Актер

Михаил Кабанов

Актер

Елена Катышева

Актер

Елена Коробейникова

Актер

Ксения Соломяная

Актер

Лариса Голубина

Актер

Лидия Кузнецова

Актер

Специальные предложения

Рецензия «Афиши» на спектакль

Елена Ковальская

810 отзывов, 248 оценок, рейтинг 1139

В тот день, когда я появилась на свет, в еще не разделившемся МХАТе играли пьесу «Шестое июля». Действующими лицами были Дзержинский, Свердлов и зампред ВЧК Лацис. К ним в придачу два часовых и восемь членов ЦК партии левых эсеров. Это я выяснила в горьковском МХАТе, фойе которого украшено любовно сохраненными афишами. Между афишами висят лозунги. «Коллектив должен бороться за осуществление самых крупных классических произведений, чтобы история человечества, лучшие из одухотворяющих человечество идей и образов ярко и сильно встали на сцене Художественного театра», — гласит один из них. Облокотившись на бюст Качалова, фотографируются зрители. Перед началом спектакля приятный мужской голос, обращаясь к «дамам, господам и юным зрителям», просит их последовать «заведенной сто лет назад мхатовской традиции и отключить мобильные телефоны». Большую часть публики и вправду составляют юные зрители. Меньшая доля господ в свою очередь наполовину состоит из наставников юных зрителей. Еще бы: играют «Униженных и оскорбленных», и по ходу действия девочки в дискотечных маечках комментируют то, что выпало из текста. Для девочек это просто инсценировка русской литературы. Девочки даже не догадываются, что на самом деле они присутствуют не на рядовой театральной премьере начала 21 века, а на событии из ряда вон. Это становится понятно с первых минут спектакля, когда на сцене оживает театр позапрошлого века — театр рисованных пейзажей и фанерных павильонов. Всего их было, если я не ошибаюсь, восемь штук: четыре гостиных, чердак, кабинет, петербургский дворик и церковная паперть. Перемены производятся раз в пятнадцать минут: персонажи замирают в немой сцене, например, героиня падает без чувств на руки кавалеру, после чего занавес закрывается, чтобы открыться через три минуты и явить новую декорацию. Но перемены павильонов — это полдела. «Униженные и оскорбленные» — это ожившее моралите, в котором действуют черти и ангелы, смерть и праведники, и которое в средние века игралось на церковной паперти. Поэтому наличие паперти в сценографии этого спектакля принципиально.

По сюжету у входа в церковь происходит прощание страдалицы Наташи и ветреного Алеши. Но эту же декорацию поставят на поклоны. И тогда происходит истинная кульминация действа: из храма выходят на поклон персонажи. Только кланяются они предварительно осенив себя крестом, повернувшись к храму передом, к людям задом. Деталь — из церкви выйдут только униженные и оскорбленные. Их притеснители и обидчики выйдут из-за кулисы: вход в храм богатым и подлым заказан. Тогда из-под колосников опускают портрет Достоевского, и под гимническую мелодию выходит сама режиссер-постановщик и художественный руководитель театра Татьяна Васильевна Доронина. И, заглушая шум аплодисментов, еще долго в памяти звучит исступленный крик Ихменева: «О! Пусть мы униженные, пусть мы оскорбленные, но мы опять вместе, и пусть, пусть теперь торжествуют эти гордые и надменные, унизившие и оскорбившие нас! Пусть они бросят в нас камень! Мы пойдем рука в руку…».

Бросить камень в театр, играющий свои спектакли, словно исполняя крайней важности миссию, рука не поднимется. Но вот факт: 28 ноября в горьковский МХАТ подкинули бомбу.

20 ноября 2001

Лучшие отзывы о спектакле «Униженные и оскорбленные»

   5

Irina Se

43 отзыва, 57 оценки, рейтинг 31

7

Меня несколько ошарашивают классические постановки классики. Со статичными декорациями, ярким гримом, париками, одеждами прошлого века и витиеватыми речами. Я напоминаю себе, что это Академический театр и стараюсь сосредоточиться на эмоциях, чувствах и мыслях. Всё строго и консервативно. Это иной подход к постановке и к просмотру.
*Достоевского я не читала.
История трогательная, Петербург мрачный, а люди — они разные. Князь Валковский — удивителен, Наташу жалко, Алёша же просто смешон. И когда семья воссоединяется — зрители рыдают. Самоотречение Ивана Петровича — та самая «любовь для себя», которая не всем по зубам. Мало кто отваживается любить без взаимности, без упреков о не_любви. Любовь Наташи — это подвиг. Пойти против семьи, против общественного мнения, обрекая себя на позор, — и остаться ни с чем. Лишь угли былого костра. Ну и еще одно подтверждение, что любовь зла и объект любви не всегда бывает достойным. Одно удивительно — как у такого делового князя вырос такой дурацкий сын?)

В общем, никаких заметок по существу спектакля. И труппу не знаю и пьеса незнакомая…
МХАТ как зал — это, конечно, гигант. Мягкие кресла, массивное дерево, несколько этажей и просторный лифт. Билетов распродано мало и весь бельэтаж пересадили в партер. Было даже как-то неловко сидеть меж людей, которые по праву сидели там и заплатили за билет в 4-6 раз больше моего. Так что бинокль не пригодился.
В 5 ряду посредине отлично видно. И почему бы театру не снизить немножко цену, чтобы билеты стали более доступными и зрителей было побольше? Не все же такие зоркие фанаты, что согласны сидеть с биноклем на балконе)

9 июня 2009

Anastasia

17 отзывов, 18 оценок, рейтинг 17

3

Решив ознакомиться с тем, как в столице ставят Достоевского, пошли с подругой на спектакль «Униженные и оскорбленные» в МХАТ Горького. Причем, что удивительно, рецензии были в основном положительные на этот спектакль, но я была просто удивлена насколько неискренне играли актеры. Единственное, кого можно было бы выделить это Елену Коробейникову (Нелли) ,Семенова Анатолия Владимировича (отца Наташи) и к сожалению не знаю фамилии актера, который играл Маслобоева (про себе мы его прозвали Джигурда) — на этих актеров действительно было приятно смотреть и от игры, которых порой даже бежали мурашки по коже. Также хочу отметить декорации, которые очень впечатлили, но вот пожалуй и все положительные воспоминания, которые остались от просмотра.То, что изображали из себя остальные актеры, это, извините меня, просто позор! Особенно неприятно было смотреть на мать Наташи, которая тщетно пыталась изобразить горе по своей дочери и выдавить скупую слезу. Достоевский, это класcика, и класcика тяжелая, где персонажи в основном, люди с неуровновешенной психикой, и чтобы играть такие роли надо их пропускать через себя и отдавать себя всего этой роли. Не умеешь, как говорится, не берись! На протяжении всего просмотра вертелась только одна мысль «Ну не верю я Вам!» Может быть конечно первые премьерные спектакли и были действительно хороши, не спорю, но видимо со временем желание актеров играть куда-то испарилось. Зал полупустой, аудитория, действительно, в основном, школьники, которых привели туда учителя, а те молодые люди, которые сами пришли на спектакль просто откровенно скучают и посматривают на часы — зачем для такой аудитории выкладываться на все 100? Только вот именно такой игрой детям и отбивают всякое желание в дальнейшем посещать театры! Я не хочу никого оскорбить, но просто выполнять свою работу надо хорошо, или не выполнять ее совсем.

5 мая 2009

Sorokin_A

1 отзыв, 1 оценка, рейтинг 0

7

Понравилось очень. Все так классически и массивно, что иногда кажется, что наблюдаешь жизнь потустороннего мира. На то он в принципе и Федор Михайлович.

Сложно было поверить… и в итоге так и не вышло поверить в низкую натуру Валковского (Клеменьева). Уж больно актер интеллигентен и честен. А может это идея режиссера? Но я верил ему много охотнее, нежели остальным персонажам. Он даже и пьян когда — ни распутен, ни хамлив, а честен скорее и терпелив.

Ихменев () понравился больше всего. Правдивость его монологов достигала несколько раз такого пика, что забываешь и о спектакле и о зале и обо всем мире. Наверно, ради этого в зал и приходят многие зрители. И очень важно, в самом конце во время его монолога «стоя на коленя» я плакал… и вместе со мной плакало еще больше полу-зала. И плакал я только потому, что он так хотел, ОН меня заставил плакать … не от счастья или от горя а просто плакать, плакать по-настоящему, как мы все в жизни плачем.

Впечатление смазала публика. Откровенно цирковая публика. Такое чувство, что многие шли на Баскова в Кремлевский, а пришли на Достоевского во МХАТ. Откровенно целующиеся парочки, шум бутылок с водой и мобильные телефоны. Все это атрибуты дегенерирующего уровня культуры нашей молодежи… но это тема уже отдельной статьи. А здесь только вывод: буду внимательнее выбирать спектакли по произведениям из школьной программы.

18 ноября 2007

Александр

4 отзыва, 3 оценки, рейтинг 3

Если лаконично — классическая сильная постановка, впечатляющая игра актеров, продуманные до мелочей декорации (особенно впечатлил Петербург, находившийся все время на заднем плане, и менявший свою подсветку в зависимости от времени суток и настроения на сцене).
Настоящая классика для человека, приходящего в театр отдохнуть душой.

2 марта 2006

Владимир

72 отзыва, 13 оценки, рейтинг 52

Знаете, я всё больше убеждаюсь, что чем сильнее профессиональная критика критикует, тем сильнее на самом деле спектакль. И это нормально, потому как бездарщина вызывает два-три слова и не зажигает критика. Чем профессиональнее поставлена пьеса, тем больше придираешься, и даже незначительные огрехи уже кажутся принципиальными ошибками. Такая ситуация произошла и с «Униженными и оскорблёнными». Эта пьеса была поставлена к 180-ти летию со дня рождения Достоевского. Это был единственный поклон великому писателю от московских театров. Как всегда — пьеса поставлена в лучших традициях русского и советского театров: превосходнейшие декорации, для каждого действия — своя, и, что меня поразило, очень быстро декорации между картинами сменялись, примерно за 20-30 секунд, — это огромное мастерство рабочих сцены и, естественно, режиссёра и художника. Про актёров я говорить много не буду. Труппа МХАТа им. Горького — великолепный профессиональный коллектив, в особенности мужская её половина. М. Дахненко, исполняющий главную роль, просто великолепен: очень обаятельный, сильный актёр, несомненно достойный звания заслуженного артиста. Всегда прекрасная Лидия Матасова в очередной раз заставила крикнуть ей в душе: «БРАВО»!!! Спасибо коллективу театра за такой подарок.

16 ноября 2004

Все отзывы

Подборки «Афиши»

 

спектаклей для детей и подростков с красивыми костюмами

новых книг сентября для детей и подростков

«Горький в парке Горького»: чем заняться с детьми и подростками

недавно объединенных московских театров, в которых идут спектакли для детей

Мероприятия

 

Создайте уникальную страницу своего события на «Афише»

Это возможность рассказать о нем многомиллионной аудитории и увеличить посещаемость

  • Абакан,
  • Азов,
  • Альметьевск,
  • Ангарск,
  • Арзамас,
  • Армавир,
  • Артем,
  • Архангельск,
  • Астрахань,
  • Ачинск,
  • Балаково,
  • Балашиха,
  • Балашов,
  • Барнаул,
  • Батайск,
  • Белгород,
  • Белорецк,
  • Белореченск,
  • Бердск,
  • Березники,
  • Бийск,
  • Благовещенск,
  • Братск,
  • Брянск,
  • Бугульма,
  • Бугуруслан,
  • Бузулук,
  • Великий Новгород,
  • Верхняя Пышма,
  • Видное,
  • Владивосток,
  • Владикавказ,
  • Владимир,
  • Волгоград,
  • Волгодонск,
  • Волжский,
  • Вологда,
  • Вольск,
  • Воронеж,
  • Воскресенск,
  • Всеволожск,
  • Выборг,
  • Гатчина,
  • Геленджик,
  • Горно-Алтайск,
  • Грозный,
  • Губкин,
  • Гудермес,
  • Дербент,
  • Дзержинск,
  • Димитровград,
  • Дмитров,
  • Долгопрудный,
  • Домодедово,
  • Дубна,
  • Евпатория,
  • Екатеринбург,
  • Елец,
  • Ессентуки,
  • Железногорск,
  • Жуковский,
  • Зарайск,
  • Заречный,
  • Звенигород,
  • Зеленогорск,
  • Зеленоград,
  • Златоуст,
  • Иваново,
  • Ивантеевка,
  • Ижевск,
  • Иркутск,
  • Искитим,
  • Истра,
  • Йошкар-Ола,
  • Казань,
  • Калининград,
  • Калуга,
  • Каменск-Уральский,
  • Камышин,
  • Каспийск,
  • Кемерово,
  • Кингисепп,
  • Кириши,
  • Киров,
  • Кисловодск,
  • Клин,
  • Клинцы,
  • Ковров,
  • Коломна,
  • Колпино,
  • Комсомольск-на-Амуре,
  • Копейск,
  • Королев,
  • Коряжма,
  • Кострома,
  • Красногорск,
  • Краснодар,
  • Краснознаменск,
  • Красноярск,
  • Кронштадт,
  • Кстово,
  • Кубинка,
  • Кузнецк,
  • Курган,
  • Курск,
  • Лесной,
  • Лесной Городок,
  • Липецк,
  • Лобня,
  • Лодейное Поле,
  • Ломоносов,
  • Луховицы,
  • Лысьва,
  • Лыткарино,
  • Люберцы,
  • Магадан,
  • Магнитогорск,
  • Майкоп,
  • Махачкала,
  • Миасс,
  • Можайск,
  • Московский,
  • Мурманск,
  • Муром,
  • Мценск,
  • Мытищи,
  • Набережные Челны,
  • Назрань,
  • Нальчик,
  • Наро-Фоминск,
  • Находка,
  • Невинномысск,
  • Нефтекамск,
  • Нефтеюганск,
  • Нижневартовск,
  • Нижнекамск,
  • Нижний Новгород,
  • Нижний Тагил,
  • Новоалтайск,
  • Новокузнецк,
  • Новокуйбышевск,
  • Новомосковск,
  • Новороссийск,
  • Новосибирск,
  • Новоуральск,
  • Новочебоксарск,
  • Новошахтинск,
  • Новый Уренгой,
  • Ногинск,
  • Норильск,
  • Ноябрьск,
  • Нягань,
  • Обнинск,
  • Одинцово,
  • Озерск,
  • Озеры,
  • Октябрьский,
  • Омск,
  • Орел,
  • Оренбург,
  • Орехово-Зуево,
  • Орск,
  • Павлово,
  • Павловский Посад,
  • Пенза,
  • Первоуральск,
  • Пермь,
  • Петергоф,
  • Петрозаводск,
  • Петропавловск-Камчатский,
  • Подольск,
  • Прокопьевск,
  • Псков,
  • Пушкин,
  • Пушкино,
  • Пятигорск,
  • Раменское,
  • Ревда,
  • Реутов,
  • Ростов-на-Дону,
  • Рубцовск,
  • Руза,
  • Рыбинск,
  • Рязань,
  • Салават,
  • Салехард,
  • Самара,
  • Саранск,
  • Саратов,
  • Саров,
  • Севастополь,
  • Северодвинск,
  • Североморск,
  • Северск,
  • Сергиев Посад,
  • Серпухов,
  • Сестрорецк,
  • Симферополь,
  • Смоленск,
  • Сокол,
  • Солнечногорск,
  • Сосновый Бор,
  • Сочи,
  • Спасск-Дальний,
  • Ставрополь,
  • Старый Оскол,
  • Стерлитамак,
  • Ступино,
  • Сургут,
  • Сызрань,
  • Сыктывкар,
  • Таганрог,
  • Тамбов,
  • Тверь,
  • Тихвин,
  • Тольятти,
  • Томск,
  • Туапсе,
  • Тула,
  • Тюмень,
  • Улан-Удэ,
  • Ульяновск,
  • Уссурийск,
  • Усть-Илимск,
  • Уфа,
  • Феодосия,
  • Фрязино,
  • Хабаровск,
  • Ханты-Мансийск,
  • Химки,
  • Чебоксары,
  • Челябинск,
  • Череповец,
  • Черкесск,
  • Чехов,
  • Чита,
  • Шахты,
  • Щелково,
  • Электросталь,
  • Элиста,
  • Энгельс,
  • Южно-Сахалинск,
  • Якутск,
  • Ялта,
  • Ярославль

Униженные и оскорбленные Федор Достоевский, Игнат Авсей — 9781847497802

  • Варианты доставки: Доставка на австралийский адрес
  • Когда моя книга будет отправлена ​​с вашего склада?
  • Когда прибудет мой заказ?
  • Отслеживание доставки
  • Международные заказы
  • Ограничения на доставку
  • Проблемы с доставкой

 

Варианты доставки: Доставка на адрес в Австралии

 

Служба Цена за заказ
Австралия широкий
Срок поставки 1
После отправки
Экономная доставка (отслеживается)
через почту Австралии

Заказные товары будут отправлены, как только они поступят на склад. Заказ может быть отправлен несколькими партиями, однако с вас будет взиматься только фиксированная плата.

7,95 $ 2-10 дней после поступления всех товаров на склад
 Экспресс-доставка 2  (отслеживается)
через StarTrack Express 3

Заказные товары будут отправлены экспресс-почтой, как только они поступят на склад. Заказ может быть отправлен несколькими партиями, однако с вас будет взиматься только фиксированная плата.

14,95 долл. США  1-2 дня после поступления каждого товара на склад

1 Ожидаемый срок доставки после отправки заказа выбранным вами способом доставки.
2 Экспресс доступен не для всех товаров.
3 Обратите внимание, что эта услуга не имеет приоритета над временными рамками статуса «Отправлено в», и что временные рамки «Обычно отправляются в» по-прежнему применяются ко всем заказам.

NB Все наши расчеты основаны на рабочих днях и предполагают, что отправка и доставка не осуществляются в праздничные и выходные дни.

 

Когда моя книга будет отправлена ​​с вашего склада?

После того, как мы получим ваш заказ, мы проверим его, завершим выставление счетов и подготовим ваши товары перед отправкой с нашего склада в Сиднее.

Вы заметите, что каждая страница продукта на веб-сайте содержит предполагаемый диапазон дат доставки для экономичной доставки, а также для экспресс-доставки, если она доступна для этого продукта.

Этот предполагаемый диапазон дат доставки представляет собой комбинацию:

  • время отправки вашего заказа с нашего склада и
  • время, необходимое для отправки вашего заказа вам.

В дополнение к предполагаемому диапазону дат доставки, на странице продукта вы найдете, сколько времени потребуется для отправки товара.

  Время отправки
Время, необходимое для проверки заказа, выставления счета, подготовки вашего товара (ов) и отправки.
Пояснение
Время отправки будет зависеть от статуса вашего товара(ов) на нашем складе.
Немедленная загрузка

Немедленная загрузка

Только цифровые загрузки

Отправка на следующий рабочий день

Обычно отправляется на следующий рабочий день +

В наличии на нашем складе.

Отправка в течение 4-5 рабочих дней

Обычно отправка в течение 4-5 рабочих дней +

Заказ размещен у поставщика, ориентировочное время прибытия на склад 4-5 рабочих дней.

Отправка в течение 5-14 рабочих дней

Обычно отправка в течение 5-14 рабочих дней +

Заказ размещен у поставщика, ориентировочное время прибытия на склад 5-14 рабочих дней.


+ Все наши расчеты основаны на рабочих днях и предполагают, что отправка и доставка не осуществляются в праздничные и выходные дни.

 

Когда прибудет мой заказ?

Расчетная дата доставки — это предполагаемая дата доставки вашего заказа в выбранное вами место доставки.

После отправки заказа вы получите электронное письмо с подтверждением и обновлением статуса.

  • Если вы заказываете несколько товаров и не все из них есть на складе, мы сообщим вам ожидаемое время их прибытия.
  • Для предметов, которых нет в наличии, мы будем предоставлять текущую предполагаемую отгрузку и сроки доставки.
  • Как только ваш заказ будет отправлен с нашего склада в Сиднее, вы получите электронное письмо со статусом «Заказ отправлен». Это будет содержать вашу информацию об отслеживании

Все наши оценки основаны на рабочих днях и предполагают, что отправка и доставка не осуществляются в праздничные и выходные дни.

 

Отслеживание доставки

Экономная доставка: Почта Австралии

Доставка Почтой Австралии можно отслеживать в пути с помощью eParcel. Вы можете отслеживать свою доставку, перейдя на страницу отслеживания AusPost и введя свой номер отслеживания. Электронное письмо с отправленным заказом будет содержать эту информацию для каждой посылки.

  • Доставка стандартной почтой Австралии обычно происходит в течение 2-10 рабочих дней с момента отправки. Обратите внимание, что сроки доставки могут варьироваться в зависимости от области доставки, и по разным причинам доставка может занять больше времени, чем первоначально предполагаемые сроки.
  • Если вы не получили посылку в установленное время, мы советуем вам сначала связаться с местным почтовым отделением, так как посылка может находиться там, ожидая вашего получения.
  • Если вы не получили никакой информации после обращения в Почту Австралии, свяжитесь с нами, чтобы подтвердить правильность сведений о доставке, зарегистрированных у нас. После этого мы свяжемся с вами и предложим соответствующие действия.

Экспресс-доставка через StarTrack Express

Вы можете отслеживать свою доставку, перейдя в StartTrack для отслеживания, используя свой номер накладной. Номер накладной высылается вам по электронной почте вместе со счетом-фактурой во время отгрузки.

  • Имейте в виду, что сроки доставки могут варьироваться в зависимости от региона доставки — приблизительное время доставки обычно составляет 1-2 рабочих дня.
  • По вопросам доставки вашего заказа обращайтесь в службу поддержки клиентов Star Track по телефону 13 23 45 и укажите указанный выше номер накладной.
  • Если вы не получили никакой информации после контакта со Star Track, пожалуйста, свяжитесь с нами, чтобы подтвердить правильность зарегистрированного у нас адреса доставки. После этого мы свяжемся с вами и предложим соответствующие действия.

Международная доставка

Чтобы отслеживать заказы, отправленные DHL, перейдите на страницу отслеживания DHL. Тарифы на международные направления доставки указаны ниже. При международной доставке мы задержим ваш заказ до тех пор, пока не сможем отправить вам все товары сразу.

Вес посылки Новая Зеландия Гонконг США и Канада Соединенное Королевство
До 1 кг $30 $35 40 долларов 45 долларов
1,5 кг $35 45 долларов 50 долларов 60 $
2 кг 40 долларов 50 долларов 60 $ 70 $
2,5 кг 45 долларов 60 $ 70 $ 80 долларов
3 кг 50 долларов 65 долларов 75 долларов $90
3,5 кг $55 $75 85 долларов 100 долларов
4 кг 60 $ 80 долларов $95 105 долларов
4,5 кг 65 долларов 85 долларов 100 долларов 115 долларов
5 кг 70 $ $95 110 $ $125

 

Если вес вашего заказа превышает 1,0 кг (2,2 фунта, что примерно эквивалентно 1 или 2 книгам в мягкой обложке), мы сообщим вам стоимость доставки и запросим ваше одобрение перед отправкой заказа.

Обратите внимание, что некоторые страны могут время от времени взимать с получателя пошлины за «импорт» посылок. Поскольку эти сборы являются обязанностью получателя, пожалуйста, проверьте таможенную службу в стране назначения, чтобы узнать, применимы ли сборы.

Чтобы отслеживать заказы, отправленные DHL, перейдите на страницу отслеживания DHL. Вы можете проверить, находится ли адрес доставки в удаленном районе, в DHL Remote Area Services.

Повторная доставка: Если ваш заказ возвращен нам компанией доставки из-за неверных или недостаточных сведений о доставке, с вас будет взиматься стоимость повторной доставки заказа. Обратите внимание, что если адрес доставки указан неверно и заказ был отправлен, в зависимости от выбранного варианта доставки мы не сможем изменить адрес доставки до тех пор, пока заказ не будет возвращен.

 

Проблемы с доставкой

В случае, если курьерская компания не сможет доставить ваш заказ из-за неверной информации об адресе, она вернет заказ обратно в Dymocks Online.

Dymocks Online сделает все возможное, чтобы обеспечить точность введенной вами информации. Мы не можем гарантировать, что ваш заказ прибудет в пункт назначения, если вы не предоставили правильные адресные данные и как можно больше информации, чтобы помочь курьерам при доставке, например. название компании, уровень, комплект и т. д.

Если ваш заказ еще не отправлен, вам необходимо отправить Dymocks Online электронное письмо с сообщением об ошибке и запросом на изменение деталей. Если ваш заказ имеет статус «упакован» или «отправлен», мы не можем гарантировать никаких изменений в деталях доставки.

К сожалению, вы будете нести ответственность за любые расходы, понесенные при возврате посылок отправителю, если предоставленная вами информация была неточной.

Униженные и оскорбленные Федором Достоевским — Электронная книга

Length:

558 pages

12 hours

Released:

Jun 27, 2018

ISBN:

9781787246003

Format:


Description

Prince Alexey, aka Alyosha, the son of Князь Валковский — наивный, но милый молодой человек, которым легко манипулирует его отец. Алеша убегает со своей девушкой Наташей, и в результате ее отец Николай проклинает ее. Единственный друг, который остается рядом с Наташей, — это Иван — ее друг детства, который глубоко влюблен в нее и которого Наташа отвергла, несмотря на их помолвку. Князь Вальковский пытается разрушить планы Алеши жениться на Наташе и хочет заставить его жениться на богатой княжне Катерине. Алеша влюбляется в Катерину, но по-прежнему любит Наташу. Он постоянно разрывается между этими двумя женщинами.

выпущено:

27 июня 2018 г.

ISBN:

9781787246003

Формат:


О авторе

Fyodor Dostoyevsky (1821-81). Его самые известные работы включают «Преступление и наказание», «Идиот» и «Братья Карамазовы». Он считается одним из крупнейших романистов Европы.


Предварительный просмотр книги

Униженные и оскорбленные — Федор Достоевский

IX

ЧАСТЬ I

ГЛАВА I

В прошлом году вечером 22 марта со мной случилось очень странное приключение. Весь этот день я ходил по городу, пытаясь найти ночлег. Мой старый был очень влажным, и у меня начался зловещий кашель. Еще с осени я хотел переехать, но продержался до весны. Целый день не мог найти ничего приличного. Во-первых, я хотел отдельную квартиру, а не комнату в чужих квартирах; во-вторых, хотя я мог бы обойтись и одной комнатой, но она должна быть большой и, конечно, в то же время должна быть как можно дешевле. Я заметил, что в замкнутом пространстве даже мысли тесно; Когда я размышлял над будущим романом, мне нравилось ходить взад и вперед по комнате. Кстати, мне всегда больше нравится размышлять над своими работами и мечтать о том, как они должны быть написаны, чем писать их на самом деле. И это действительно не от лени. Почему это?

Весь день я плохо себя чувствовал, а к закату мне стало совсем плохо. Наступило что-то вроде лихорадки. К тому же я весь день был на ногах и устал. К вечеру, перед тем, как стемнело, я шел по Вознесенскому проспекту. Я люблю мартовское солнце в Петербурге, особенно на закате, в ясную морозную погоду, конечно. Вся улица вдруг заблестела, залитая ярким светом. Все дома как бы вдруг заискрились. Их серые, желтые и грязно-зеленые тона на мгновение теряют всю свою мрачность, как будто на душе вдруг проясняется, как будто вздрагиваешь или как будто кто-то толкнул локтем. Новое мировоззрение, новый ход мыслей… Удивительно, что может сделать один солнечный луч для души человека!

Но луч солнца угас; мороз усилился и стал щипать нос: сгущались сумерки; газ вспыхнул в магазинах. Подойдя к Мюллеру, к кондитеру, я вдруг остановился как вкопанный и стал глядеть в ту сторону улицы, как будто предчувствуя, что со мной вот-вот произойдет что-то необыкновенное; и в это самое мгновение я увидел на противоположной стороне улицы старика с собакой. Я очень хорошо помню, что почувствовал неприятное ощущение, схватившееся за сердце, и сам не мог бы сказать, что это было за ощущение.

Я не мистик. Я почти не верю в предчувствия и предсказания, но со мной, как, вероятно, и с большинством людей, случались в жизни довольно необъяснимые случаи. Вот, например, этот старик: отчего же при этой встрече с ним я сразу предчувствовал, что в тот же вечер со мной произойдет что-то не совсем обыкновенное? Однако я был болен, а ощущения в болезни почти всегда обманчивы.

Старик, нагнувшись и постукивая палкой по мостовой, подошел к кондитерской медленной, слабой походкой, передвигая ногами, как палками, и как бы не гнув их. Я никогда в жизни не встречал такой странной, гротескной фигуры, и когда я встречал его раньше у Мюллера, он всегда производил на меня болезненное впечатление. Его высокая фигура, его согнутая спина, его мертвенное лицо с печатью восьмидесяти лет, его старое пальто, разорванное по швам, потрепанная круглая шляпа, не меньше двадцатилетней давности, закрывавшая голову, — лысый, но на один локон волос не седой, а желтовато-белый, — все его движения, которые как бы совершались как бы бесцельно, как бы работали пружинами, — все это не могло не поражать никого, кто встречался с ним в первый раз. Действительно, странно было видеть старика, так пережившего природный лонжерон, одного, без присмотра за ним, тем более, что он был похож на сумасшедшего, сбежавшего от своих смотрителей. Меня тоже поразила его необыкновенная худоба; у него, казалось, почти не было тела, как будто на его костях была только кожа. Его большие тусклые глаза, как бы посаженные в голубых ободках, всегда смотрели прямо перед собой, никогда не глядя в сторону и ничего не видя, — в этом я уверен; хоть и смотрел на тебя, но шел прямо на тебя, как будто перед ним было пустое пространство. Я замечал это несколько раз. Он только недавно стал появляться у Мюллера, его всегда сопровождала собака, и никто не знал, откуда он взялся. Ни один из посетителей у Мюллера не решился обратиться к нему, и он ни к кому из них не приставал.

А зачем он к Мюллеру тащится, что ему там делать? — думал я, стоя на противоположной стороне улицы и пристально глядя на него. Какая-то раздражительная досада, от болезни и усталости, поднялась во мне. О чем он думает? Я продолжал недоумевать. Что у него в голове? Но думает ли он о чем-нибудь вообще? Его лицо настолько мертво, что совершенно ничего не выражает. И где он мог взять эту отвратительную собаку, которая никогда не покидает его, как бы неотъемлемая часть его и которая так похожа на него?

Эта несчастная собака выглядела так, будто ей тоже было восемьдесят; да, так и должно было быть. Во-первых, она выглядела старше, чем когда-либо бывают собаки, а во-вторых, меня почему-то поразило в первый же раз, когда я ее увидел, что это не может быть собака, как все другие; что это была исключительная собака; что в этом должно быть что-то фантастическое, что-то сверхъестественное; что это мог быть какой-то Мефистофель в собачьем обличье, и что его судьба каким-то таинственным и неведомым образом связана с судьбой его хозяина. Глядя на него, можно было бы сразу допустить, что с момента его последней трапезы прошло, должно быть, лет двадцать. Он был худ, как скелет, или, что почти то же самое, как его хозяин. Почти все его волосы выпали, а хвост свисал между ног, голый, как палка. Его голова и длинные уши угрюмо наклонились вперед. Я никогда в жизни не встречал такой отвратительной собаки. Когда они оба шли по улице, хозяин впереди, а собака за ним, нос ее касался полы его пальто, как будто приклеенный к ней. И походка их, и весь вид их, казалось, почти кричали на каждом шагу: Мы старые, старые. Господи, сколько нам лет! Помню также, что однажды мне пришло в голову, что старик с собакой как-то сошли с какой-то страницы Гофмана, иллюстрированной Гаварни, и шествуют по этому миру ходячей рекламой издания.

Я перешел дорогу и последовал за стариком в кондитерскую.

В лавке старик вел себя очень странно, и Мюллер, стоя у его прилавка, начал в последнее время делать гримасу досады при входе незваного гостя. Во-первых, странный гость никогда ни о чем не просил. Каждый раз он шел прямо в угол к печке и садился там на стул. Если место у печки было занято, то, постояв некоторое время в растерянном недоумении перед занявшим его место господином, он, как бы озадаченный, отходил в другой угол, к окну. Там он упирался в стул, нарочно садился в него, снимал шляпу, клал ее на пол рядом с собой, клал палку возле шляпы, а затем, откинувшись на спинку стула, оставался неподвижным три или три часа. четыре часа. Он никогда не брал газету, не произносил ни слова, ни звука, а просто сидел, глядя прямо перед собой широко открытыми глазами, но с таким пустым, безжизненным взглядом в них, что, можно было бы поспорить, он видел и ничего не слышал о том, что происходило вокруг него. Собака, повернувшись два-три раза на одном и том же месте, угрюмо легла у его ног, заткнув нос между сапогами, тяжело вздыхая, и, вытянувшись во весь рост на полу, тоже просидела без движения весь вечер. как будто он плохо умер на время. Можно представить, что эти два существа целый день лежали где-то мертвыми, и лишь на закате ожили вновь, просто чтобы зайти в лавку Мюллера для выполнения какого-то таинственного, тайного долга. Посидев часа три-четыре, старик наконец вставал, брал шляпу и шел куда-то домой. Собака тоже встала и, по-прежнему с опущенным хвостом и поникшей головой, машинально последовала за ним тем же медленным шагом. Постоянные посетители лавки стали, наконец, всячески избегать старика и даже не садились рядом с ним, как будто он вызывал у них чувство отвращения. Он ничего этого не заметил.

Покупателями этой кондитерской были в основном немцы. Съезжались туда со всех концов Вознесенского проспекта, большею частью начальники лавок разного рода: плотники, булочники, маляры, шляпники, шорники, все патриархальные люди в немецком смысле слова. В целом у Мюллера сохранилась патриархальная традиция. Часто хозяин лавки присоединялся к какому-нибудь знакомому покупателю и садился рядом с ним за стол, когда выпивалось определенное количество пунша. Домашние собаки и маленькие дети иногда выходили повидать покупателей, и последние ласкали и детей, и собак. Все они знали друг друга, и все уважали друг друга. И пока гости были поглощены чтением немецких газет, через дверь, ведущую в комнаты лавочника, позвякивали Mein lieber Augustin, , на треснутом рояле играет старшая дочь, маленькая немка с льняными кудрями, очень похожая на белую мышку. Вальс был встречен с удовольствием. Я ходил к Мюллеру в начале каждого месяца читать русские журналы, которые там брали.

Войдя, я увидел, что старик уже сидит у окна, а собака как всегда лежит, растянувшись у его ног. Я сел в угол, не говоря ни слова, и внутренне спрашивал себя, зачем я пришел сюда, когда мне, в сущности, здесь нечего было делать, когда я был болен и лучше было бы поскорее домой попить чаю и лечь спать. . Мог ли я прийти сюда только для того, чтобы посмотреть на этого старика? Я был раздражен. Какое мне до него дело? — подумал я, вспоминая то странное, болезненное ощущение, с которым я только что смотрел на него на улице. И на что мне были все эти унылые немцы? Что означало это фантастическое настроение? Что означало это дешевое волнение по пустякам, которое я замечал в себе в последнее время и которое мешало мне жить и ясно смотреть на жизнь? Один проницательный рецензент уже заметил это в своей возмущенной критике моего последнего романа. Но хотя я колебался и сожалел об этом, но все же оставался на месте, а между тем болезнь меня все более и более одолевала, и мне не хотелось выходить из теплой комнаты. Я взял франкфуртскую газету, прочел пару строк и задремал. Немцы мне не мешали. Они читали и курили, и только раз в полчаса или около того сообщали друг другу какую-нибудь франкфуртскую новость отрывисто, вполголоса, или какую-нибудь шутку или эпиграмму знаменитого немецкого остряка Сапфира, после чего снова с удвоенной силой погружались в чтение. гордость за свою национальность.

Я дремала полчаса и проснулась от сильной дрожи. Конечно, нужно было вернуться домой.

Но тем временем драма в немом шоу, которое разыгрывалось в комнате, снова остановило меня. Я уже говорил, что, как только старик садился в свое кресло, он останавливал на чем-то свой взгляд и не отводил его весь вечер. В прошлом мне суждено было столкнуться с этим бессмысленным, настойчивым, невидящим взглядом. Это было очень неприятное, даже невыносимое ощущение, и я обычно пересаживался, как только мог. В эту минуту жертвой старика был маленький, кругленький, очень аккуратный немец, в туго накрахмаленном воротничке-стойке и с необыкновенно красным лицом, новый посетитель лавки, купец из Риги, которого звали, как я узнал впоследствии, , Адам Иваныч Шульц. Он был близким другом Мюллера, но пока ничего не знал ни о старике, ни о многих покупателях. Потягивая пунш и с наслаждением читая «Дорфбарбье», он вдруг поднял глаза и увидел устремленный на него неподвижный взгляд старика. Это смутило его. Адам Иваныч был очень обидчивым и чувствительным человеком, как и все превосходящих немцев. Ему казалось странным и оскорбительным, что на него так бесцеремонно смотрят. С затаенным негодованием он отвел глаза от бестактного гостя, пробормотал что-то про себя и спрятался за газету. Но через пять минут он не удержался и подозрительно выглянул из-за газеты; все тот же настойчивый взгляд, все тот же бессмысленный взгляд.

И в этот раз Адам Иваныч ничего не сказал. Но когда то же повторилось в третий раз, он вспылил и почувствовал себя обязанным защищать свое достоинство и не унижать в глазах столь джентльменского общества престижа прекрасного города Риги, о котором он, вероятно, чувствовал себя представителем. Нетерпеливым жестом он швырнул бумагу на стол, сильно постучал по ней палкой, к которой была привязана бумага, и, пылая личным достоинством, багровым от пунша и любви Propre, в свою очередь устремил свои налитые кровью глазки на стол. оскорбительный старик. Казалось, что оба они, немец и его нападавший, старались пересилить друг друга магнетической силой своих взглядов и ждали, кто первый смутится и опустит глаза. Стук палки и эксцентричная поза Адама Иваныча привлекли внимание всех посетителей. Все отложили свои дела и с серьезным и безмолвным любопытством наблюдали за двумя противниками. Зрелище становилось очень комичным, но магнетизм дерзких глаз маленького краснолицего джентльмена совершенно испарился. Старик продолжал смотреть прямо на разъяренного Шульца и совершенно не замечал, что он был предметом всеобщего любопытства; он был так невозмутим, как будто находился не на земле, а на луне. Терпение Адама Иваныча лопнуло наконец, и он взорвался.

Почему ты так пристально смотришь на меня? — закричал он по-немецки резким, пронзительным голосом и с угрожающим видом.

Но его противник продолжал молчать, как будто не понял и даже не услышал вопроса. Адам Иваныч решился говорить с ним по-русски.

Я тебя спрашиваю, зачем ты на меня так старательно смотришь? кричал он с удвоенной яростью, Я суду хорошо известен, а вы не известны! — добавил он, вскакивая со стула.

Но старик и глазом не моргнул. Среди немцев послышался ропот возмущения. Сам Мюллер, привлеченный шумихой, вошел в комнату. Когда он узнал, в чем дело, то вообразил, что старик глухой, и наклонился к его уху.

Мастер Шульц старательно просил вас не пялиться на него. — сказал он так громко, как только мог, пристально глядя на непонятного посетителя.

Старик машинально посмотрел на Мюллера; лицо его, до сих пор такое неподвижное, выражало следы беспокойной мысли, какого-то беспокойного волнения. Он смутился, нагнулся, вздыхая и задыхаясь, чтобы поднять свою шляпу, схватил ее вместе с палкой, встал со стула и с жалостной улыбкой нищего отвернулся от места, которое он взял по ошибке. , он приготовился выйти из комнаты. В кроткой и покорной поспешности бедного дряхлого старика было так много сострадания, столько душераздирающего, что все общество, начиная с Адама Иваныча и ниже, тотчас же стало иначе смотреть на положение. Видно было, что старик, далеко не способный кого-либо оскорбить, понимал, что его могут выгнать откуда угодно, как нищего.

Мюллер был добрым и сострадательным человеком.

Нет, нет, сказал он, ободряюще похлопав его по плечу, сиди спокойно. Абер герр Шульц просит вас особо не смотреть на него. Он хорошо известен при дворе.

Но и этого бедный старик не понял; он был взволнован больше, чем когда-либо. Он нагнулся, чтобы подобрать свой старый голубой платок, выпавший из шляпы, и стал звать свою собаку, которая неподвижно лежала на полу и, казалось, крепко спала, положив нос на лапы.

Азорка, Азорка, бормотал он старческим дрожащим голосом. Азорка!

Азорка не шевельнулась.

Азорка, Азорка, — тревожно повторил старик и ткнул собаку палкой. Но остался в том же положении.

Палка выпала из его рук. Он нагнулся, опустился на колени и обеими руками поднял голову Азорки. Бедная собака умерла. Незаметно он умер у ног своего хозяина от старости, а может быть, и от голода. Старик с минуту глядел на нее, как пораженный, как будто не понимая, что Азорка мертва; затем мягко нагнулся к своему старому слуге и другу и прижался своей бледной щекой к мертвой морде собаки. Прошла минута молчания. Мы все были тронуты. Наконец бедняга встал. Он был очень бледен и дрожал, как в лихорадке.

Вы можете его набить, сказал сочувствующий Мюллер, стремящийся утешить его любым способом (под набитый он имел в виду набитый). Можно хорошо набить, Федор Карлыч Крюгер прекрасно набивает; — Федор Карлыч Крюгер — мастер набивки, — повторил Мюллер, поднимая с земли палку и подавая старику.

Да, я отлично умею, скромно утверждал сам герр Крюгер, выезжая на фронт.

Это был высокий, долговязый и добродетельный немец, со спутанными рыжими волосами и в очках на крючковатом носу.

У Федора Карлыча Крюгера большой талант делать всякие пышные начинки, — добавил Мюллер, увлекшись собственной идеей.

Да, у меня большой талант делать всякие пышные начинки, Повторил еще раз герр Крюгер. И я задаром задушу тебе твою собаку, добавил он в приступе великодушного самопожертвования.

Нет, я заплачу за то, чтобы набить его! Исступленно вскричал Адам Иваныч Шульц, краснея вдвое прежнего, сияя в свою очередь великодушием и чувствуя себя невинной причиной несчастья.

Старик слушал все это, видимо, не понимая, по-прежнему дрожа всем телом.

Подождите! Выпейте стакан хорошего коньяка! закричал Мюллер, увидев, что загадочный гость пытается уйти.

Ему принесли бренди. Старик машинально взял стакан, но рука его дрожала, и, прежде чем он поднес его к губам, пролил половину и поставил обратно на поднос, не взяв ни капли. Потом со странной, совершенно неуместной улыбкой он вышел из лавки быстрыми, неровными шагами, оставив Азорку на полу. Все стояли в недоумении; послышались восклицания.

Швернот! Был ли fur eine Geschichte? сказали немцы, переглядываясь друг с другом круглыми глазами.

Но я бросился за стариком. В нескольких шагах от лавки, через ворота направо, переулок, темный и узкий, зажатый огромными домами. Что-то подсказывало мне, что старик, должно быть, завернул туда. Второй дом строился здесь по правую руку и был окружен лесами. Забор вокруг дома доходил почти до середины переулка, и для обхода забора были положены доски. В темном углу между забором и домом я нашел старика. Он сидел на краю деревянного тротуара, подперев голову обеими руками, упершись локтями в колени. Я сел рядом с ним.

Послушайте, сказал я, едва зная, с чего начать. Не горюй об Азорке. Пойдемте, я отвезу вас домой. Не волнуйся. Я сейчас же вызову такси. Где вы живете?

Старик не ответил. Я не мог решить, что делать. Прохожих в переулке не было. Внезапно он начал хватать меня за руку.

Душно! сказал он хриплым, еле слышным голосом, Душно!

Пойдем к тебе домой, Я закричал, вставая и силой поднимая его. Выпей чаю и ложись спать. . . . Я вызову такси. Я позову доктора… Я знаю доктора. . . .

Я не знаю, что еще я ему сказал. Он хотел было встать, но снова упал на землю и снова начал бормотать тем же хриплым сдавленным голосом. Я наклонился повнимательнее и прислушался.

На Васильевском острове, старик ахнул. Шестая улица. Шест … ая улица … эт

Он погрузился в молчание.

Вы живете на Васильевском острове? Но тогда вы ошиблись. Это было бы налево, а вы пришли направо. Я отведу тебя прямо. . .

Старик не шевелился. я взял его за руку; рука опустилась, как мертвая. Я посмотрел ему в лицо, потрогал его — он был мертв.

Мне казалось, что все это произошло во сне.

Этот случай доставил мне много неприятностей, в ходе которых моя лихорадка прошла сама собой. Дом старика был обнаружен. Жил он, однако, не на Васильевском острове, а всего в двух шагах от места своей смерти, в Клюгеновском корпусе, в пятом этаже, прямо под самой крышей, в отдельной квартирке, состоящей из крохотной прихожей и большой Низкая комната с тремя щелями вместо окон. Он жил очень бедно. Мебель его состояла из стола, двух стульев и очень-очень старого дивана, твердого, как камень, с торчащими во все стороны волосами; да и эти вещи оказались хозяйскими. Печь, по-видимому, давно не топили, и свечей тоже не нашлось. Я теперь всерьез думаю, что старик ходил к Мюллеру просто посидеть в освещенной комнате и погреться. На столе стояла пустая глиняная кружка, а рядом лежала черствая корка хлеба. Денег не нашли, ни гроша. Не было даже смены белья, чтобы похоронить его; кто-то дал свою рубашку для этой цели. Было ясно, что он не мог так жить, совершенно уединенно, и, без сомнения, кто-то должен был время от времени навещать его. В ящике стола нашли его паспорт. Погибший оказался иностранцем по происхождению, хотя и русским подданным. Его звали Джереми Смит, и он был инженером-механиком семидесяти восьми лет. На столе лежали две книги, краткая география и Новый Завет в русском переводе, с карандашными пометками на полях и забитыми ногтем. Эти книги я взял для себя. Хозяина и других жильцов допрашивали — все они почти ничего о нем не знали. В доме было много жильцов, почти все ремесленники или немки, которые сдавали жилье с питанием и обслуживанием. Смотритель квартала, начальствующий человек, тоже ничего не мог сказать о бывшем жильце, кроме того, что квартира сдавалась по шесть рублей в месяц, что покойный прожил в ней четыре месяца, но не заплатил ни копейки. , за последние два, так что пришлось бы его выгонять. Был задан вопрос, приходил ли кто-нибудь к нему, но никто не мог дать удовлетворительного ответа по этому поводу. Это был большой квартал, к такому Ноеву ковчегу придет много людей, всех и не упомнишь. Дворник, проработавший на квартирах пять лет и, вероятно, мог бы дать кое-какие сведения, две недели назад уехал домой, в родную деревню, с визитом, оставив на своем месте своего племянника, молодого парня, еще не знавшего половина жильцов в лицо. Не знаю доподлинно, чем кончились, наконец, все эти расспросы, но, наконец, старика похоронили. В течение этих дней, хотя у меня было много дел, я был на Васильевском острове, на Шестой улице и смеялся над собой, когда приехал туда. Что я мог видеть на Шестой улице, кроме обычного ряда домов? Но почему, спрашивал я себя, старик говорил о Шестой улице и Васильевском острове, когда умирал? Он был в бреду?

Я посмотрел на заброшенную квартиру Смита, и она мне понравилась, я взял ее себе. Главное в нем было то, что он был большим, хотя и очень низким, настолько, что я сначала подумал, что стукнусь головой о потолок. Но вскоре я к этому привык. Ничего лучшего нельзя было найти за шесть рублей в месяц. Его независимость соблазнила меня. Мне оставалось только устроиться на какую-нибудь службу, ибо совсем без слуги я жить не мог. Носильщик тем временем обязался приходить раз в день, чтобы сделать то, что было абсолютно необходимо. И кто знает, подумал я, может быть, кто-нибудь придет осведомиться о старике. Но прошло пять дней после его смерти, а никто еще не пришел.

ГЛАВА II

В то время, всего год назад, я еще работал в штате каких-то газет, писал статьи и был твердо уверен, что однажды мне удастся написать что-нибудь хорошее в большем масштабе. Я сидел тогда над длинным романом, но все кончилось тем, что я оказался здесь, в больнице, и, кажется, скоро умру. А раз я умираю, то зачем, спросите вы, писать воспоминания?

Я не могу не вспоминать постоянно весь этот горький последний год моей жизни. Я хочу все это записать, и если бы я не нашел этого занятия, я, кажется, умер бы от нищеты. Все эти впечатления прошлого возбуждают меня иногда до предела тоски, агонии. По мере того как я их буду писать, они будут становиться все более успокаивающими и гармоничными. Они будут меньше похожи на бред, на ночной кошмар. Так я себе представляю. Простое механическое упражнение по письму чего-то стоит. Это меня успокоит, охладит, вновь пробудит во мне мои старые литературные привычки, превратит мои воспоминания и больные мечты в работу — в занятие… Да, это хорошая мысль. К тому же будет что оставить моему служителю, если он только заклеит окно моей рукописью, когда поставит на зиму двойные рамы.

Но я начал свой рассказ, не знаю почему, с середины. Если все это будет написано, я должен начать с самого начала. Что ж, начнем с самого начала, хотя автобиография моя будет недолгой,

Я родился не здесь, а далеко в глухой провинции. Надо полагать, что мои родители были хорошими людьми, но я в детстве остался сиротой и воспитывался в доме Николая Сергеича Ихменьева, местного мелкого помещика, который из жалости взял меня к себе. У него был только один ребенок, дочь Наташа, ребенок на три года младше меня. Мы росли вместе, как брат и сестра. О, мое милое детство! Как глупо горевать и сожалеть об этом в двадцать пять лет и вспоминать об этом в одиночестве с восторгом и благодарностью! В те дни на небе было такое яркое солнце, такое непохожее на петербургское солнце, и так весело и весело бились наши сердечки. Тогда вокруг нас были поля и леса, а не груды мертвых камней, как сейчас. Как прекрасны были сад и парк в Васильевском, где был приказчиком Николай Сергеич. Мы с Наташей гуляли в этом саду, а за садом был большой сырой лес, где мы оба когда-то заблудились. Счастливых, золотых дней! Первое предвкушение жизни было таинственно и маняще, и так сладко было мельком увидеть его. В те дни за каждым кустом, за каждым деревом еще кто-то казался живым, таинственным, невидимым для нас, сказочная страна смешивалась с действительностью; и когда по временам вечерние туманы сгущались в глубоких лощинах и цеплялись серыми, извивающимися клочьями вокруг кустов, прилепившихся к каменистым ребрам нашего большого оврага, мы с Наташей, взявшись за руки, заглядывали с края в глубины внизу с робким любопытством, ежеминутно ожидая, что кто-нибудь выйдет или позовет нас из тумана на дне оврага; и что сказки нашей няни окажутся твердо установленной правдой. Однажды, много позже, мне случилось напомнить Наташе, как копия 9Для нас было приобретено 0466 Чтения для детей ; как мы тотчас же побежали к пруду в саду, где стояла наша любимая зеленая скамья под старым кленом, и устроились там, и стали читать Альфонсо и Далинду — сказку. Я до сих пор не могу вспомнить рассказ без странного трепета на сердце, и когда год тому назад я напомнил Наташе первые строчки: Альфонсо, герой моего рассказа, родился в Португалии; Дон Рамиро, его отец, и так далее, я чуть не прослезился. Должно быть, это казалось очень глупым, и, вероятно, поэтому Наташа тогда странно улыбнулась моему энтузиазму. Но она тотчас сдержала себя (это я помню) и стала вспоминать старые времена, чтобы утешить меня. Одно повлекло за собой другое, и она сама была тронута. Это был восхитительный вечер. Мы все перебрали, и как меня отправили в школу в уездный город-небеса, как она тогда плакала! — и наше последнее расставание, когда я навсегда уехал из Васильевского. Я выходил тогда из интерната и собирался в Петербург готовиться к университету. Мне тогда было семнадцать, а ей пятнадцать. Наташа говорит, что я была тогда такая неуклюжая, неуклюжая, что на меня нельзя было смотреть без смеха. В момент прощания я отвел ее в сторону, чтобы сказать ей что-то ужасно важное, но мой язык вдруг подвел меня и прилип к нёбу. Она помнит, что я был в большом волнении. Разумеется, наш разговор ни к чему не привел. Я не знал, что сказать, и, может быть, она не поняла бы меня. Я только горько заплакал и ушел, ничего не сказав. Мы снова виделись много позже в Петербурге; Это было два года назад. Старый Николай Сергеич приехал в Петербург по своему делу, а я только что начал свою литературную деятельность.

ГЛАВА III

Николай Сергеич происходил из хорошей семьи, давно уже пришедшей в упадок. Но после смерти родителей ему досталось прекрасное поместье, на котором было сто пятьдесят крепостных. В двадцать он пошел в гусары. Все прошло хорошо; но после шести лет службы в армии случилось ему в один злосчастный вечер проиграть в карты все свое имущество. Он не спал всю ночь. На следующий вечер он появился за карточным столом и поставил на карту свою лошадь — свое последнее имущество. Карта его была выигрышной, за ней последовали вторая и третья, и в полчаса он отыграл одну из своих деревень, хутор Ичменевку, насчитывавшую при последней переписи пятьдесят душ. Он отправил свои бумаги и ушел со службы на следующий день. Он навсегда потерял сотню крепостных. Через два месяца он получил демобилизацию в звании лейтенанта и уехал домой в свою деревню. Он никогда в жизни не говорил о своем проигрыше в карты и, несмотря на известное свое добродушие, непременно поссорился бы с тем, кто намекнул бы на это. В деревне он усердно занялся хозяйством и в тридцать пять лет женился на бедной девушке из хорошей семьи, Анне Андреевне Шумиловой, совершенно лишенной приданого, хотя и получившей образование в фешенебельной гимназии. французским эмигрантом по прозвищу Мон-Ревеч, привилегией, которой Анна Андреевна гордилась всю свою жизнь, хотя никто так и не смог узнать, в чем именно заключалось это образование. Николай Сергеич был превосходным хозяином. Окрестные помещики научились у него управлять своими поместьями. Прошло несколько лет, как вдруг из Петербурга в соседнее имение Васильевское, село которого имело девятьсот крепостных жителей, приехал помещик князь Петр Александрович Вальковский. Его приезд наделал большого шума во всей округе. Князь был еще молод, хотя и не в первой юности. Он был хорошего чина на службе, имел важные связи и состояние; был красивым мужчиной и вдовцом, что вызывало особый интерес у всех девушек и дам в округе. Говорили о блестящем приеме, оказанном ему губернатором, с которым он был в каком-то родстве; о том, как он вскружил головы всем дамам своей галантностью, и прочее, и прочее. Одним словом, он был одним из тех блестящих представителей аристократического петербургского общества, которые редко появляются в провинции, но производят там необыкновенную сенсацию. Князь, однако, был отнюдь не из самых вежливых, особенно с людьми, которые не могли быть ему полезны и которых он считал мало чем ниже себя. Он не счел нужным завести знакомство со своими соседями по деревне и сразу же нажил себе много врагов, пренебрегая этим. И потому все чрезвычайно удивились, когда ему вдруг взбрело в голову зайти к Николаю Сергеичу. Правда, последний был одним из его ближайших соседей. Князь произвел большое впечатление на семью Ихменьевых. Он очаровал их обоих сразу; Анна Андреевна была особенно увлечена им. В короткое время он сошелся с ними в интимных отношениях, ходил туда каждый день и приглашал их к себе домой. Он рассказывал им истории, шутил, играл на их жалком пианино и пел. Ихменевы не уставали удивляться, как можно было такого хорошего и обаятельного человека называть гордым, заносчивым, холодным эгоистом, каким его в один голос объявляли все соседи. Надо полагать, что князь очень любил Николая Сергеича, человека простодушного, прямого, бескорыстного и великодушного. Но вскоре все объяснилось. Князь специально приехал в Васильевское, чтобы отделаться от своего приказчика, блудного немца, зазнавшегося человека и искусного земледельца, с почтенной сединой, в очках и с крючковатым носом; но, несмотря на эти преимущества, он ограбил князя без стыда и меры и, что еще хуже, замучил до смерти нескольких крестьян. Наконец Иван Карлович был уличен в своих злодеяниях и разоблачен, глубоко обиделся, много говорил о немецкой честности, но, несмотря на все это, был отпущен и даже с некоторым позором. Князю нужен был приказчик, и выбор его пал на Николая Сергеича, отличного управляющего и человека, в порядочности которого не могло быть никаких сомнений. Князь, казалось, особенно желал, чтобы Николай Сергеич сам предложил занять этот пост. Но это не сбылось, и в одно прекрасное утро князь сделал предложение сам, в виде очень дружеской и смиренной просьбы. Николай Сергеич сначала отказался; но щедрое жалованье привлекало Анну Андреевну, и удвоенное радушие князя преодолевало все его колебания. Принц достиг своей цели. Можно предположить, что он был искусен в оценке характера. Во время своего краткого знакомства с Ихменевым он вскоре понял, с каким человеком ему приходится иметь дело, и понял, что его надо завоевать тепло и по-дружески, что нужно завоевать его сердце, а без этого деньги мало что сделают. с ним. Вальковскому нужен был приказчик, которому он мог бы слепо доверять навсегда, чтобы ему никогда больше не пришлось бывать в Васильевском, и на это он как раз и рассчитывал. Очарованность, которую он произвел на Николая Сергеича, была так сильна, что последний искренне поверил в его дружбу. Николай Сергеич был из тех очень простодушных и наивно-романтических людей, которые, что бы против них ни говорили, так очаровательны у нас в России и которые всей душой преданы всякому, к кому (бог знает почему) они тянутся. фантазии, а иногда доводят свою преданность до смешного.

Прошло много лет. Имение князя Валковского процветало. Отношения между владельцем Васильевского и его приказчиком продолжались без малейших трений с обеих сторон и не выходили за пределы чисто деловой переписки. Хотя князь и не вмешивался в дела Николая Сергеича, но иногда давал ему советы, поражавшие последнего своей необычайной проницательностью и практичностью. Видно было, что он не хотел тратить деньги понапрасну и умел их доставать. Через пять лет после посещения Васильевского князь прислал Николаю Сергеичу доверенность на покупку в той же губернии другого прекрасного имения с населением в четыреста крепостных. Николай Сергеич обрадовался. Успехи князя, известие о его повышении, о его повышении были так дороги его сердцу, как если бы они были успехами его родного брата. Но его радость достигла апогея, когда принц однажды выказал свое необычайное доверие, которое он ему оказал. Вот как это случилось… Но здесь я нахожу нужным упомянуть некоторые подробности жизни этого князя Валковского, который является в некотором роде ведущей фигурой в моем рассказе.

ГЛАВА IV

Я уже упоминал, что он был вдовцом. Он женился в ранней юности и женился из-за денег. От родителей в Москве, которые были совершенно разорены, он почти ничего не получил. Васильевское неоднократно закладывалось. Он был обременен огромными долгами. В двадцать два года князь, вынужденный в то время служить в казенном ведомстве в Москве, не имел ни гроша и вступил в жизнь нищим отпрыском древнего рода. Его спас брак с пожилой дочерью налогового подрядчика.

Подрядчик, конечно, обманул его с приданым, но все же он смог на деньги жены выкупить свое имение и снова встать на ноги. Дочь подрядчика, выпавшая на долю князя, едва умела писать, двух слов не могла связать, была некрасива и имела только одно большое достоинство: она была добродушна и покорна. Князь воспользовался этим ее качеством в полной мере. После первого года женитьбы он оставил свою жену, которая между тем родила ему сына, в Москве, на попечение ее отца-контрактника, и отправился служить в другую губернию, где, благодаря интересам могущественного связи в Петербурге, он получил видный пост. Душа его жаждала отличий, продвижения вперед, карьеры, и, поняв, что жить с женой ему нельзя ни в Петербурге, ни в Москве, он решил начать свою карьеру в провинции, пока не подвернется что-нибудь лучшее. Говорят, что даже в первый год женитьбы он утомил жену своим грубым поведением. Эта молва всегда возмущала Николая Сергеича, и он горячо защищал князя, заявляя, что тот не способен на подлый поступок. Но через семь лет умерла его жена, и скорбящий муж немедленно вернулся в Петербург. В Петербурге он действительно произвел небольшую сенсацию. Со своим состоянием, красотой и молодостью, многими своими блестящими качествами, своим остроумием, своим вкусом и неизменной веселостью он явился в Петербурге не как холуй и охотник за деньгами, а как человек, занимающий довольно самостоятельное положение. Говорят, что в нем действительно было что-то завораживающее; что-то доминирующее и мощное. Он был чрезвычайно привлекателен для женщин, а роман со светской красавицей принес ему скандальную известность. Он без остатка разбрасывался деньгами, несмотря на свою натуральную скупость, доходившую почти до скупости; он проигрывал деньги в карты, когда это было удобно, и мог проигрывать большие суммы, не обращая внимания. Но он приехал в Петербург не для развлечения. Он был полон решимости сделать свою карьеру и, наконец, утвердить свое положение. Он достиг этой цели. Граф Наинский, его знатный родственник, который не обратил бы на него внимания, если бы он приехал обыкновенным просителем, был так поражен его успехом в свете, что счел уместным и возможным оказать ему особое внимание и даже снизошел до того, чтобы принять его. его семилетний сын воспитывался в его доме. К этому периоду относится приезд князя в Васильевское и знакомство его с Николаем Сергеичем. Добившись, наконец, благодаря влиянию графа, видного поста в одном из самых важных иностранных посольств, он уехал за границу. Позже слухи о его делах были довольно расплывчатыми. Говорили о каком-то неприятном приключении, приключившемся с ним за границей, но что именно, никто не мог объяснить. Все, что было известно, это то, что ему удалось купить имение в четыреста крепостных, как я уже упоминал. Много лет спустя он вернулся из-за границы; он был высокого чина по службе и тотчас же получил очень видное место в Петербурге. До Ичменевки дошли слухи, что он собирается жениться во второй раз, что свяжет его с очень богатой, знатной и могущественной семьей. Он на большой дороге к величию, сказал Николай Сергеич, потирая от удовольствия руки. Я был тогда в Петербурге, в университете, и, помню, Николай Сергеич нарочно написал мне, чтобы я узнал, верно ли сообщение. Он писал и князю, чтобы заинтересовать меня, но князь оставил письмо без ответа. Я только знал, что сын принца, который был

, вы дошли до конца этого превью. читать дальше!

Страница 1 из 1


Отзывы

Что люди думают об Униженных и Оскорбленных

0

0 оценок / 0 Отзывов

Что вы думаете?

Rating: 0 out of 5 stars

Write a review (optional)

Reader reviews

    Humiliated And Insulted by Fyodor Dostoevsky


    Authors

    Fyodor Dostoevsky

    ISBN

    9781847497802

    Опубликовано

    01/04/2019

    Переплет

    Оплата

    Страницы

    416

    128.

    128.

    . мир моральной деградации, детских травм, безответной любви и непримиримых отношений. В центре истории молодой борющийся писатель, осиротевший подросток и развратный аристократ, который не только предвещает великие фигуры зла в более поздних произведениях Достоевского, но и сам по себе является мощным и оригинальным существом.
    Этот новый перевод улавливает воодушевление и шум оригинала, который по замыслу и исполнению дает освежающе незнакомый взгляд на автора.

    Other Titles by Fyodor Dostoevsky

    The Gambler

    by Fyodor Dostoevsky

    20.99

    4.99

    76% Off

    Vintage Classic Russians: Crime And Punishment

    by Fyodor Dostoevsky

    22.99

    22.99

    _ Скидка %

    Коллекционная библиотека Macmillan: Преступление и наказание

    от Fyodor Dostoevsky

    14,99

    14,99

    _% скин.

    7,99

    _% Off

    Коллекционная библиотека классики: Преступление и наказание — Новое издание.

    Федор Достоевский

    16,99

    16,99

    _% Скидка

    Преступление и наказание

    от Fyodor Dostoevsky

    16,99

    16,99

    _% с момента

    Преступление и наказание

    от Fyodor Dostoevsky

    .

    Федор Достоевский

    14,99

    14,99

    _% Скидка

    Современная библиотечная классика: Игрок

    Федор Достоевский

    20023 26.99

    _% Off

    Notes From The Underground

    by Fyodor Dostoevsky

    14.99

    14.99

    _% Off

    Vintage Classics: Brothers Karamazov

    by Fyodor Dostoevsky

    22.99

    22.99

    _ Скидка %

    Игрок

    от Федора Достоевского

    7,99

    7,99

    _% Скидка


    0020

    44,99

    15,99

    64% скидка

    Классика Чилтерна: Прайд и предрассудки

    от Джейн Остин

    39,99

    1999

    .

    15,99

    Скидка 64%

    Популярные пингвины: Лолита

    Владимира Набокова

    14,99

    14,99

    _% Скидка

    0

    0

    My Tales & Gods Andes0020

    by Edgar Allan Poe

    45.00

    15.99

    64% Off

    Chiltern Classics: The Picture Of Dorian Gray

    by Oscar Wilde

    39.99

    19.99

    50% Off

    Chiltern Classics: Emma

    от Джейн Остин

    39,99

    19,99

    50% скидка

    Сверхъестественные короткие рассказы ужасов

    45,00

    15,99

    64% Отключен

    0023 от Margaret Atwood

    14,99

    12,99

    13% скидка

    Животная ферма

    от Orwell George & Watson Don (Intro)

    12,99

    12.99

    _%

    3.

    от Джейн Остин

    39,99

    19,99

    50% СКИК

    ВИНТАЖА КЛАССИКА: Убить пересмешника

    от Harper Lee

    14. 99

    14.99

    _%.0020

    Chiltern Classics: Wuthering Heights

    by Emily Bronte

    39.99

    19.99

    50% Off

    Popular Penguins: The Secret History

    by Donna Tartt

    14.99

    14.99

    _% Off

    Lovecraft Краткие рассказы

    45,00

    15,99

    64% скидка

    Классика Чилтерна: убеждение

    от Джейн Остин

    39,99

    1999

    50%.0023 Chiltern Classics: Jane Eyre

    от Charlotte Bronte

    39,99

    19,99

    50%.

    45,00

    15,99

    64% скидка

    Популярные пингвины: девятнадцать восьмидесяти четырех

    от Джорджа Оруэлла

    14,99

    14,99

    _%.0681

    • Контактный телефон
      (07) 3291 7444
      [email protected]
      Контактная форма

      Образование / Книжные ярмарки
      [email protected]

      Социальный

    • Информация
      О QBD
      Лояльность
      Политика конфиденциальности
      Условия использования
      Партнеры
      Карта сайта
    • Помощь
      Отписаться
      Доставка
      Политика возврата
      Часто задаваемые вопросы
      О почтовом индексе

    Рекомендуемая розничная цена — это рекомендуемая розничная цена, установленная первоначальным издателем на момент выпуска.
    Рекомендуемая розничная цена, установленная зарубежными издателями, может отличаться от той, что установлена ​​местными издателями, из-за обменных курсов и стоимости доставки.
    Из-за наших конкурентоспособных цен мы, возможно, не продали все продукты по их первоначальной рекомендованной розничной цене.

    © 2022 QBD Books — ABN: 54 614 038 765

    Униженный и оскорбленный, Федор Достоевский | 9781847492692 | Бокен

    Жув печеньеворкерен

    Om bol.com voor jou nog beter te maken, gebruiken wij altijd functionele en analytische cookies (en daarmee vergelijkbare technieken). Ook willen мы куки plaatsen ом je bezoek aan bol.com en onze communicatie naar jou makkelijker en personlijker te maken. Met deze cookies kunnen wij en derde partijen jouw internetgedrag binnen en buiten bol.com volgen en verzamelen. Hiermee passen wij en derden onze веб-сайт, приложение, реклама и общение, а также другие интересы. Мы добавили файлы cookie в свою учетную запись. Кроме того, мы je account op een ander apparaat herkennen, hoef je niet opnieuw de keuze te maken. Дверь op ‘accepteren’ te klikken ga je hiermee akkoord. Je kunt je cookievoorkeuren altijd weer aanpassen. Лис эр более чем в ons cookiebeleid.

    Ga naar zoekenGa naar hoofdinhoud

    Автор: Федор Достоевский Федор Достоевский

    • Энгельс
    • Мягкая обложка
    • 9781847492692
    • Друк: 1
    • июль 2012 г.
    • 416 страниц
    Все характеристики продукта

    Саменваттинг

    Впервые опубликованная в 1861 году книга «Униженные и оскорбленные» погружает читателя в мир моральной деградации, детских травм, безответной любви и непримиримых отношений. В центре истории молодой борющийся автор, осиротевший подросток и развратный аристократ, который не только предвещает великие фигуры зла в более поздних произведениях Достоевского, но и сам по себе является мощным и оригинальным существом. Этот новый перевод улавливает воодушевление и бурю эмоций оригинала, что — по замыслу и исполнению — дает освежающе незнакомый взгляд на автора.

    Характеристики продукта

    Waar ben je naar op zoek?

    Wij vonden geen specifications voor jouw zoekopdracht ‘{ПОИСК}’.

    Инхуд

    Таал
    en

    Биндвейзе
    Мягкая обложка

    Oorspronkelijke выпущено
    26 июля 2012 г.

    Аантальная страница
    416

    Иллюстрации
    урожденная

    Бетроккенен

    Хофдаутер
    Федор Достоевский

    Хофдуитгеверий
    Алма Букс Лтд

    Верталирование

    Эрсте Верталер
    Игнат Авсей

    Оверидж Кенмеркен

    Дополнительный грубый шрифт
    урожденная

    Гевичт
    333 г

    Студибук
    урожденная

    Упаковка породы
    128 мм

    Verpakking hoogte
    32 мм

    Длина упаковки
    202 мм

    EAN

    EAN
    9781847492692

    Я вижу артикель в

    Категория
    • Литература и Римляне
    • Классикерс
    • Литературные римляне
    • Бокен

    Таал
    Энгельс

    Книга, электронная книга luisterboek?
    книга

    Учебник algemeen
    Альгемене Бёкен

    Select-bezorgopties
    Бесплатная версия

    Toon meerToon minder

    Nog geen отзывы

    Hoe controleren en plaatsen wij обзоры? Hoe controleren en plaatsen wij обзоры?

    Отрицательное, положительное, нейтральное: мы zetten een проверяем altijd онлайн. Мы контролировали, что мы сделали раньше, т.е. Мы контролируем, что это geschreven door iemand die het artikel heeft gekocht через bol.com en zetten dit er dan bij. De controles gebeuren Automaticisch, al kijken er soms mensen mee. Bol.com предлагает вам обзоры. Кроме того, дверь рецензента была прекращена, и он остался в рецензии самостоятельно.

    Мягкая обложка € 51,04 Электронная книга € 0,91 Электронная книга в Кобо Плюс Бесплатно для абонентов Мягкая обложка € 11,99

    51 04

    Аллен твидхэндс

    Гоед

    Uiterlijk 29 сентября в huis

    Веркооп дверь

    Богамо 4 — аутлет Бокен

    8,0

    Униженные и оскорбленные

    51,04 дверь verkoop: Bogamo 4 — розетка Boeken

    В winkelwagen В винкельвагене
    • Bestellen en betalen через bol. com
    • Prijs inclusief verzendkosten , входная дверь Bogamo 4 — выход Boeken
    • 30 dagen bedenktijd en бесплатно возврат

    Alle bindwijzen en edities (5)

    Toon meerToon minder
    • Waar wil je dit mee vergelijken? Je кан в целом vijf artikelen kiezen. Er nog plaats voor еще артикелен. андер артикель.
    Рецензия на книгу

    — Оскорбленные и униженные — Федор Достоевский


    Есть книги и есть книги. Есть книги, которые читаешь с мечтательным взором среди ленивой дремоты, плывя между различными стадиями, раскинувшимися между сознанием и бессознательным. Но есть книги, которые сильно выводят из ступора, вытаскивают из защитной утопической скорлупы, взбалтывают сердце и заставляют выкрикивать правду, которой вы вдруг обнажаетесь. Этот Роман великого русского — одна из таких книг. Прочитав ее и проплакав над страницами, хочется бродить, как Безумец Ницше с фонарем в руках. Он обнажает печаль в этом мире, который охватывает Землю в ее серой тусклости, простирающейся через континуум. В тот самый момент, когда вам так не терпится спрыгнуть со скалы, вы обнаруживаете дерзкую и упрямую зарю, пытающуюся вырваться на волю в самом дальнем конце хмурого темного неба. В этом мраке, темноте и внезапном свете в конце и заключается красота книги.

    Типично для Достоевского, история не играет с персонажами, чтобы выдвинуть сообщение с высоким лозунгом. Он создает живых, дышащих людей, проникает глубоко в сердца персонажей и смотрит на их испытания и невзгоды. Сообщение, которое выходит, является естественным производным и случайным. Персонажи разработаны с любовью и терпением, и они врастают в историю.

    История состоит из двух сюжетных линий, сходящихся в одну во второй части истории. Иван Петрович, или Ваня, как его ласково называют, — писатель и рассказчик. Он мост, который соединяет два сюжета, каждый из которых имеет параллельные мысли. По одну сторону сюжета стоит Наташа, дочь Николая Ихменева, в которую вырос и безмолвно влюблен Ваня, приемный ребенок помещика. Эта любовь пронизывает жизнь Наташи и Вани на подсознательном уровне, в то время как мир вокруг них движется быстро. Алоиша или Князь Алексей – сын коварного и хитрого Князя Вальковского, бывшего уже взрослым, эгоистичным ребенком. Мир князя Алексея вращается вокруг него самого, и хотя он влюбляется в Наташу, разница в их темпераментах, зрелости и взглядах на любовь приводит к огромной боли, особенно для Наташи. Николай и князь Вальковский связаны друг с другом общей историей, и время истории вовлечено в судебную тяжбу, в которой князь ошибочно обвиняет Николая в растрате его денег, а честный и нравственный помещик решает очистить свое имя. . Оба родителя выступают против союза несчастных влюбленных по разным причинам: принц — потому что это нарушило его планы вернуть ускользающее богатство, а Николай — потому что он ненавидел принца за предательство и оскорбление его чести. Наташа, без памяти влюбленная в юного принца, покидает свой дом, родителей. Ваня, остро осознавая безвыходность положения, для себя, для Наташи помогает ей сбежать, если можно так сказать. Он сам истекает кровью от боли, как пишет Достоевский,

    » Все мое счастье рухнуло с этого момента, и моя жизнь оборвалась пополам. Я чувствовала это остро.. Мысли мои путались, ноги подкашивались подо мной. И вот история моего счастья. » 

    Любой, кто любил и терял, может отождествить себя с тем моментом, когда жизнь разделяется на две определенные эпохи: ситуации до и после, окрашенные сильными контрастами, и то, как мастерски пишет автор. Ваня сводит их вместе, и потерянный, побежденный добирается до своего дома. В такие моменты горького поражения размеры окружающего нас мира меняются, он либо расширяется с такой скоростью, что мы задыхаемся, либо сжимается так быстро, что нам не остается места, чтобы оставаться в здравом уме. Иван говорит: « По мере того, как темнело, моя комната становилась все больше и больше, как будто стены отступали. » Николай расстраивается из-за того, что он выглядит как полное предательство дочери. 

    Это самая печальная часть любви, о которой пишет этот роман, и в то же время самая глубокая — любовь к ребенку. Он борется с собой. победить упрямое чувство любви, которое выживает и даже порой пересиливает гнев, предательство и поражение, которые навлекла на него его любящая дочь.Описывать любовь между мужчиной и женщиной как любовниками было бы легче, но описывать любовь между отцом и его дитя, посреди гнева, поражения и чувства утраты, берёт редкую тонкость пера.Любое сердце отца растает, когда он прочтёт, как беспомощен Николай, когда хочет проклясть дочь, но не может довести себя до нужного ожесточение сердца, чтобы быть в состоянии сделать это. Достоевский пишет здесь» В одиночестве, невидимый для всех, он с безграничной любовью глядел в лицо своего обожаемого ребенка, глядел и не мог наглядеться;.. он должен был закрыться ото всех, чтобы поговорить со своей драгоценной Наташей, воображая ее ответы и отвечая на них сам; а ночью с мучительной скорбью, с сдерживаемыми рыданиями ласкал и целовал милый образ и вместо ругательств привлекал прощение и благословение на ту, которую не хотел видеть и проклинал перед другими». и истекать кровью, читая это? Грусть, горе и глубокая любовь могут смягчить самое черствое сердце. Наташа помнит, как отец любил ее в 9 лет.1341 маленькая девочка; взрослый ребенок   но беспомощен перед любовью князя, которую она избрала, и сетует  что я должна быть женщиной..Ему и в голову не приходило…даже если бы он (Николай) и простил меня сейчас он встретит совсем другого человека.

    Как Ваня предсказал и предупредил Наташу, князь уходит от нее. Он попадается на механизацию отца и становится жертвой собственной неадекватности, сокрушаясь « она (Наташа) слишком меня любит, так что все несоизмеримо, и я за это страдаю, и она тоже».  Мягкая решимость и неустойчивый ум, и он встречается с Катериной, на которой в конце концов женится.

    Параллельная история рассказывает о старике Смите, который умирает в кафе. Ваня случайно находится там в момент смерти Смита вместе со своей собакой Азоркой. Он снимает квартиру Смита и находит посетительницу, обедневшую четырнадцатилетнюю девочку Нелли. Из бедственного положения девушку выручает Ваня. Она остается с ним, но ее омрачает несколько факторов, таких как ее недоверие к людям, ее прошлое, ее плохое здоровье (она эпилептик) и ее собственные чувства к Ване, которые она плохо понимает. По совету матери Наташи Ваня советует Нелли присоединиться к семье Николая, которая отказывается, так как ненавидит тот факт, что Николай бросил свою дочь из-за ложной гордости. Затем она рассказывает Ване, что ее мать была брошена дедушкой из-за ее брака, который Смит не одобрял. История, до боли грустная в первый раз рассказанная Ване, ломает все границы горя, словно с неба лились слезы, когда она повествует о том, как Смит бежал с внучкой, когда узнал, что его дочь, брошенная им , умирал и смог добраться до нее только для того, чтобы найти ее мертвой. Она рассказывает, что Азорка была той собакой, которую Смит подарил своей дочери, и рассказывает Николаю, 9 лет.0448 «Когда Мать ушла, она оставила Азорку. И поэтому он так любил Азорку. Он не простил маму, но когда собака умерла, он тоже умер. » Эта история трогает Николая, который прощает Наташу, к тому времени брошенную незрелым юным принцем, и возвращает ее домой. Нелли в эпилептическом припадке сдается насмерть, но с надеждой видит, как ее любимый Ваня находит любовь в Наташе.

    Это простая сказка, которая цепляет читателя своей честностью и силой эмоций. Когда закрываешь книгу, дочитав ее, улыбаешься в слезах. Я так и сделал, поцеловав свою пятилетнюю дочь, которая к тому времени крепко спала. Эта книга вне времени, национальности и пола.

    Это одна из таких книг, которую рецензируют как дань уважения. Вот такие книги, когда не прочитаны, это не потеря для книги или читателя, а потеря для читателя, который подошёл к книжной полке и не взял эту книгу в руки.

    Оценки: 5/5 (больше не дано)

    Обязательна к прочтению всем читателям литературы, писателям и отцам и дочерям.

    Впервые опубликовано: 1861

    Оскорбленные и униженные — Amazon Ссылка

    Аудиокнига недоступна | Audible.

    com

    Приносим извинения за неудобства.

    Что могло быть причиной этого?

    Проблемы с качеством звука

    Когда мы обнаруживаем проблему со звуком, она становится нашим приоритетом. Как только это будет исправлено, оно вернется в магазин как можно скорее.

    Издатель мог потерять права

    Когда у наших партнеров больше нет прав на название, мы должны удалить его из нашей коллекции.

    Устаревшая ссылка

    Если вы попали на эту страницу по сторонней ссылке, сообщите нам, где вы ее нашли, отправив электронное письмо по адресу [email protected]

    Готовы к отличному прослушиванию? Выберите из этого списка фаворитов слушателей.

    • Опасный человек

    • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
    • По: Роберт Крейс
    • Рассказал: Люк Дэниэлс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину. Он пошел в банк так же, как все ходят в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по пути на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — это только начало проблем для Джо и Иззи.

    • Лето 69-го

    • По: Элин Хильдербранд
    • Рассказал: Эрин Беннетт
    • Продолжительность: 13 часов 34 минуты
    • Полный

    Добро пожаловать в самое бурное лето 20 века. На дворе 1969 год, и для семьи Левиных времена меняются. Каждый год дети с нетерпением ждут возможности провести лето в историческом доме своей бабушки в центре Нантакета. Но, как и многое другое в Америке, здесь все по-другому.

    • 3 из 5 звезд
    • отличная история

    • По Клиент Амазонки на 07-09-19
    • Внутренний

    • Роман
    • По: Теа Обрехт
    • Рассказал: Анна Кламски, Эдоардо Баллерини, Юан Мортон
    • Продолжительность: 13 часов 7 минут
    • Полный

    На беззаконных, засушливых землях Аризонской территории в 1893 году разворачиваются две необыкновенные жизни. Нора — непоколебимая пограничница, ожидающая возвращения мужчин в своей жизни — своего мужа, отправившегося на поиски воды для выжженного дома, и старших сыновей, исчезнувших после бурной ссоры. Нора ждет своего часа со своим младшим сыном, который убежден, что таинственный зверь бродит по земле вокруг их дома.

    • 2 из 5 звезд
    • Я старался,

    • По Джулианна на 10-09-19

    В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 5 из 5 звезд
    • Хоумран

    • По ДалласД на 30-06-19

    Кэсси Хэнвелл родилась для чрезвычайных ситуаций. Как одна из немногих женщин-пожарных в своей пожарной части в Техасе, она повидала их немало и отлично справляется с чужими трагедиями. Но когда ее отчужденная и больная мать просит ее разрушить свою жизнь и переехать в Бостон, это чрезвычайное положение, которого Кэсси никогда не ожидала. Жесткая бостонская пожарная часть старой школы настолько отличается от старой работы Кэсси, насколько это возможно. Дедовщина, нехватка финансирования и плохие условия означают, что пожарные не очень рады видеть в бригаде «женщину».

    • 2 из 5 звезд
    • Здесь нет пламени

    • По Дина на 09-07-19
    • Контрабанда

    • Стоун Баррингтон, Книга 50
    • По: Стюарт Вудс
    • Рассказал: Тони Робертс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Стоун Баррингтон получает столь необходимый отдых и релаксацию под солнцем Флориды, когда с неба буквально падает беда. Заинтригованный подозрительными обстоятельствами этого события, Стоун объединяет усилия с остроумным и привлекательным местным детективом для расследования. Но они сталкиваются с проблемой: улики продолжают исчезать.

    • Шансы есть…

    • Роман
    • По: Ричард Руссо
    • Рассказал: Фред Сандерс
    • Продолжительность: 11 часов 17 минут
    • Полный

    Одним прекрасным сентябрьским днем ​​трое мужчин собираются на Мартас-Винъярд, друзья с тех пор, как встретились в колледже примерно в 60-х годах. Они не могли быть более разными ни тогда, ни даже сегодня: Линкольн был брокером по коммерческой недвижимости, Тедди — издателем крошечной прессы, а Микки — музыкантом не по возрасту. Но у каждого человека есть свои секреты, в дополнение к монументальной тайне, над которой никто из них не переставал ломать голову со времен Дня поминовения на выходных прямо здесь, на Винограднике, в 1971: исчезновение женщины, которую любил каждый из них — Джейси Кэллоуэй.

    • Аутфокс

    • По: Сандра Браун
    • Рассказал: Виктор Слезак
    • Продолжительность: 13 часов 59 минут
    • Полный

    Агент ФБР Дрекс Истон неустанно преследует одну цель: перехитрить мошенника, когда-то известного как Уэстон Грэм. За последние 30 лет Уэстон сменил множество имен и бесчисленное количество маскировок, что позволило ему выманить восемь богатых женщин из своего состояния до того, как они бесследно исчезли, их семьи остались без ответов, а власти — без зацепок. Единственная общая черта среди жертв: новый человек в их жизни, который также исчез, не оставив после себя никаких свидетельств своего существования… кроме одного подписного обычая.

    • Новая девушка

    • Роман
    • По: Даниэль Сильва
    • Рассказал: Джордж Гидалл
    • Продолжительность: 10 часов 16 минут
    • Полный

    Она была с ног до головы покрыта дорогой шерстью и пледом, вроде тех вещей, которые можно было увидеть в бутике Burberry в Harrods. У нее была кожаная сумка для книг, а не нейлоновый рюкзак. Ее лакированные балетки были блестящими и яркими. Она была приличной, новенькой, скромной. Но было в ней кое-что еще… В эксклюзивной частной школе в Швейцарии тайна окружает личность красивой темноволосой девушки, которая каждое утро прибывает в кортеже, достойном главы государства. Говорят, что она дочь богатого международного бизнесмена.

    • Опасный человек

    • Роман Элвиса Коула и Джо Пайка, книга 18
    • По: Роберт Крейс
    • Рассказал: Люк Дэниэлс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Джо Пайк не ожидал в тот день спасти женщину. Он пошел в банк так же, как все ходят в банк, и вернулся к своему джипу. Поэтому, когда Изабель Роланд, одинокая молодая кассирша, которая помогала ему, выходит из банка по пути на обед, Джо оказывается рядом, когда двое мужчин похищают ее. Джо преследует их, и двое мужчин арестованы. Но вместо того, чтобы положить конец драме, аресты — это только начало проблем для Джо и Иззи.

    • Лето 69-го

    • По: Элин Хильдербранд
    • Рассказал: Эрин Беннетт
    • Продолжительность: 13 часов 34 минуты
    • Полный

    Добро пожаловать в самое бурное лето 20 века. На дворе 1969 год, и для семьи Левиных времена меняются. Каждый год дети с нетерпением ждут возможности провести лето в историческом доме своей бабушки в центре Нантакета. Но, как и многое другое в Америке, здесь все по-другому.

    • 3 из 5 звезд
    • отличная история

    • По Клиент Амазонки на 07-09-19
    • Внутренний

    • Роман
    • По: Теа Обрехт
    • Рассказал: Анна Кламски, Эдоардо Баллерини, Юан Мортон
    • Продолжительность: 13 часов 7 минут
    • Полный

    На беззаконных, засушливых землях Аризонской территории в 1893 году разворачиваются две необыкновенные жизни. Нора — непоколебимая пограничница, ожидающая возвращения мужчин в своей жизни — своего мужа, отправившегося на поиски воды для выжженного дома, и старших сыновей, исчезнувших после бурной ссоры. Нора ждет своего часа со своим младшим сыном, который убежден, что таинственный зверь бродит по земле вокруг их дома.

    • 2 из 5 звезд
    • Я старался,

    • По Джулианна на 10-09-19

    В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе. Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

    • 5 из 5 звезд
    • Хоумран

    • По ДалласД на 30-06-19

    Кэсси Хэнвелл родилась для чрезвычайных ситуаций. Как одна из немногих женщин-пожарных в своей пожарной части в Техасе, она повидала их немало и отлично справляется с чужими трагедиями. Но когда ее отчужденная и больная мать просит ее разрушить свою жизнь и переехать в Бостон, это чрезвычайное положение, которого Кэсси никогда не ожидала. Жесткая бостонская пожарная часть старой школы настолько отличается от старой работы Кэсси, насколько это возможно. Дедовщина, нехватка финансирования и плохие условия означают, что пожарные не очень рады видеть в бригаде «женщину».

    • 2 из 5 звезд
    • Здесь нет пламени

    • По Дина на 09-07-19
    • Контрабанда

    • Стоун Баррингтон, Книга 50
    • По: Стюарт Вудс
    • Рассказал: Тони Робертс
    • Продолжительность: 7 часов 23 минуты
    • Полный

    Стоун Баррингтон получает столь необходимый отдых и релаксацию под солнцем Флориды, когда с неба буквально падает беда. Заинтригованный подозрительными обстоятельствами этого события, Стоун объединяет усилия с остроумным и привлекательным местным детективом для расследования. Но они сталкиваются с проблемой: улики продолжают исчезать.

    • Шансы есть…

    • Роман
    • По: Ричард Руссо
    • Рассказал: Фред Сандерс
    • Продолжительность: 11 часов 17 минут
    • Полный

    Одним прекрасным сентябрьским днем ​​трое мужчин собираются на Мартас-Винъярд, друзья с тех пор, как встретились в колледже примерно в 60-х годах. Они не могли быть более разными ни тогда, ни даже сегодня: Линкольн был брокером по коммерческой недвижимости, Тедди — издателем крошечной прессы, а Микки — музыкантом не по возрасту. Но у каждого человека есть свои секреты, в дополнение к монументальной тайне, над которой никто из них не переставал ломать голову со времен Дня поминовения на выходных прямо здесь, на Винограднике, в 1971: исчезновение женщины, которую любил каждый из них — Джейси Кэллоуэй.

    • Аутфокс

    • По: Сандра Браун
    • Рассказал: Виктор Слезак
    • Продолжительность: 13 часов 59 минут
    • Полный

    Агент ФБР Дрекс Истон неустанно преследует одну цель: перехитрить мошенника, когда-то известного как Уэстон Грэм. За последние 30 лет Уэстон сменил множество имен и бесчисленное количество маскировок, что позволило ему выманить восемь богатых женщин из своего состояния до того, как они бесследно исчезли, их семьи остались без ответов, а власти — без зацепок. Единственная общая черта среди жертв: новый человек в их жизни, который также исчез, не оставив после себя никаких свидетельств своего существования… кроме одного подписного обычая.

    • Новая девушка

    • Роман
    • По: Даниэль Сильва
    • Рассказал: Джордж Гидалл
    • Продолжительность: 10 часов 16 минут
    • Полный

    Она была с ног до головы покрыта дорогой шерстью и пледом, вроде тех вещей, которые можно было увидеть в бутике Burberry в Harrods. У нее была кожаная сумка для книг, а не нейлоновый рюкзак. Ее лакированные балетки были блестящими и яркими. Она была приличной, новенькой, скромной. Но было в ней кое-что еще… В эксклюзивной частной школе в Швейцарии тайна окружает личность красивой темноволосой девушки, которая каждое утро прибывает в кортеже, достойном главы государства. Говорят, что она дочь богатого международного бизнесмена.

    Когда Элвуда Кертиса, чернокожего мальчика, выросшего в 1960-х годах в Таллахасси, несправедливо приговаривают к исправительному учреждению для несовершеннолетних под названием Никелевая академия, он оказывается в ловушке в гротескной комнате ужасов. Единственное спасение Элвуда — его дружба с товарищем-правонарушителем Тернером, которая крепнет, несмотря на убежденность Тернера в том, что Элвуд безнадежно наивен, что мир извращен и что единственный способ выжить — это строить планы и избегать неприятностей.

    • Одно доброе дело

    • По: Дэвид Балдаччи
    • Рассказал: Эдоардо Баллерини
    • Продолжительность: 11 часов 41 минута
    • Полный

    На дворе 1949 год. Когда ветеран войны Алоизиус Арчер выходит из тюрьмы Кардерок, его отправляют в Пока-Сити на условно-досрочное освобождение с коротким списком разрешений и гораздо более длинным списком запретов: регулярно отчитываться перед офицером по условно-досрочному освобождению, не Не ходи в бары, уж точно не пей алкоголь, найди работу и никогда не общайся с распутными женщинами. Маленький городок быстро оказывается более сложным и опасным, чем годы службы Арчера на войне или его время в тюрьме.

    • Горькие корни

    • Роман Кэсси Дьюэлл
    • По: Си Джей Бокс
    • Рассказал: Кристина Делейн
    • Продолжительность: 9 часов 55 минут
    • Полный

    Бывший полицейский Кэсси Дьюэлл пытается начать все сначала со своей частной детективной фирмой. Виновная в том, что она не видела своего сына и измученная ночами в засаде, Кэсси, тем не менее, справляется… пока старый друг не просит об одолжении: она хочет, чтобы Кэсси помогла оправдать человека, обвиняемого в нападении на молодую девушку из влиятельной семьи. Вопреки собственному здравому смыслу, Кэсси соглашается. Но в стране Большого Неба в Монтане извращенная семейная верность так же глубока, как и связи с землей, и в этой истории всегда есть что-то большее.

    • Гостиница

    • По: Джеймс Паттерсон, Кэндис Фокс
    • Рассказал: Эдоардо Баллерини
    • Продолжительность: 7 часов 17 минут
    • Полный

    Гостиница в Глостере стоит одиноко на скалистом берегу. Его уединение подходит бывшему детективу бостонской полиции Биллу Робинсону, начинающему владельцу и трактирщику. Пока дюжина жильцов платит арендную плату, Робинсон не задает никаких вопросов. Как и шериф Клейтон Спирс, живущий на втором этаже. Затем появляется Митчелл Клайн с новым смертельно опасным способом ведения бизнеса. Его команда местных убийц нарушает законы, торгует наркотиками и совершает насилие у дверей гостиницы.

    • 5 из 5 звезд
    • Отличная Книга!!!!

    • По Шелли на 08-06-19
    • Поворот ключа

    • По: Рут Уэр
    • Рассказал: Имоджен Черч
    • Продолжительность: 12 часов 13 минут
    • Полный

     

    Когда она натыкается на объявление, она ищет что-то совершенно другое. Но это кажется слишком хорошей возможностью, чтобы ее упустить — должность няни с проживанием и ошеломляюще щедрой зарплатой. И когда Роуэн Кейн приезжает в Heatherbrae House, она поражена — роскошным «умным» домом, оснащенным всеми современными удобствами, красивым шотландским нагорьем и этой идеальной семьей. Чего она не знает, так это того, что она вступает в кошмар, который закончится смертью ребенка, а она сама окажется в тюрьме в ожидании суда за убийство.

    В течение многих лет слухи о «Болотной девочке» не давали покоя Баркли Коув, тихому городку на побережье Северной Каролины. Так в конце 1969 года, когда красавца Чейза Эндрюса находят мертвым, местные жители сразу подозревают Кию Кларк, так называемую Болотную девушку. Но Кия не то, что говорят. Чувствительная и умная, она годами выживала в одиночестве в болоте, которое называет своим домом, находя друзей среди чаек и уроки в песке.

    • Комар

    • Человеческая история нашего самого смертоносного хищника
    • По: Тимоти С. Винегард
    • Рассказал: Марк Дикинс
    • Продолжительность: 19 часов 7 минут
    • Полный

    Почему джин-тоник был любимым коктейлем британских колонистов в Индии и Африке? Чем Starbucks обязана своему мировому господству? Что защищало жизнь пап на протяжении тысячелетий? Почему Шотландия передала свой суверенитет Англии? Что было секретным оружием Джорджа Вашингтона во время американской революции? Ответом на все эти и многие другие вопросы является комар. Благодаря неожиданным открытиям и стремительному повествованию, The Mosquito  – это необыкновенная нерассказанная история о господстве комаров в истории человечества.

    Пожалуй, самая знаменитая и почитаемая писательница нашего времени дарит нам новую коллекцию документальной литературы — богатое собрание ее эссе, речей и размышлений об обществе, культуре и искусстве за четыре десятилетия.

    • 5 из 5 звезд
    • Освежающие мысли

    • По Клиент Амазонки на 04-02-19

    Однажды Лори Готтлиб становится терапевтом, который помогает пациентам в своей практике в Лос-Анджелесе. Следующий кризис заставляет ее мир рушиться. Входит Венделл, причудливый, но опытный терапевт, в чей кабинет она внезапно попадает. С его лысеющей головой, кардиганом и брюками цвета хаки он, кажется, пришел прямо из Центрального кастинга Терапевта. И все же он окажется совсем не таким.

    • Кохланд

    • Тайная история Koch Industries и корпоративной власти в Америке
    • По: Кристофер Леонард
    • Рассказал: Жак Рой
    • Продолжительность: 23 часа 15 минут
    • Полный

    Так же, как Стив Колл рассказал историю глобализации через ExxonMobil, а Эндрю Росс Соркин рассказал историю излишеств Уолл-стрит до Too Big to Fail , Kochland Кристофера Леонарда использует необычный рассказ о том, как крупнейшая частная компания в мире стала такой большой, чтобы рассказать историю современной корпоративной Америки.

    Несвобода прессы – это не просто очередная книга о прессе. [Левин] показывает, как те, кому сегодня доверено сообщать новости, разрушают свободу прессы изнутри — не действиями государственных чиновников, а собственным отказом от репортерской честности и объективной журналистики. Обладая глубоким историческим фоном, которым славятся его книги, Левин приглашает вас в путешествие по ранней американской патриотической прессе, которая с гордостью продвигала принципы, изложенные в Декларации независимости и Конституции.

    • Диапазон

    • Почему универсалы побеждают в специализированном мире
    • По: Дэвид Эпштейн
    • Рассказал: Уилл Дэмрон
    • Продолжительность: 10 часов 17 минут
    • Полный

    Дэвид Эпштейн изучил самых успешных в мире спортсменов, художников, музыкантов, изобретателей, прогнозистов и ученых. Он обнаружил, что в большинстве областей — особенно в сложных и непредсказуемых — универсалы, а не специалисты, стремятся преуспеть. Универсалы часто поздно находят свой путь и жонглируют многими интересами, а не сосредотачиваются на одном. Они также более креативны, более гибки и способны устанавливать связи, которые их более специализированные сверстники не видят.

    • Фокусное зеркало

    • Размышления о самообмане
    • По: Джиа Толентино
    • Рассказал: Джиа Толентино
    • Продолжительность: 9 часов 46 минут
    • Полный

     

    Джиа Толентино — несравненный голос своего поколения, борющийся с конфликтами, противоречиями и кардинальными изменениями, которые определяют нас и наше время. Теперь, в этом ослепительном сборнике из девяти совершенно оригинальных эссе, написанных с редким сочетанием подачи и резкости, остроумия и бесстрашия, она исследует силы, искажающие наше видение, демонстрируя беспрецедентную стилистическую мощь и критическую ловкость.

    • Техасское наводнение

    • Внутренняя история Стиви Рэя Вона
    • По: Алан Пол, Энди Аледорт, Джимми Вон — эпилог
    • Рассказал: Алан Пол, Энди Аледорт, полный состав
    • Продолжительность: 11 часов 39 минут
    • Полный

    Texas Flood предоставляет чистую правду о Стиви Рэе Вогане от тех, кто знал его лучше всего: его брата Джимми, его товарищей по группе Double Trouble Томми Шеннона, Криса Лейтона и Риз Винанс, а также многих других близких друзей, членов семьи, подруг, коллеги-музыканты, менеджеры и члены экипажа.

    • Пионеры

    • Героическая история поселенцев, принесших американский идеал Запада
    • По: Дэвид Маккалоу
    • Рассказал: Джон Бедфорд Ллойд
    • Продолжительность: 10 часов 23 минуты
    • Полный

    Номер один New York Times Бестселлер лауреата Пулитцеровской премии историка Дэвида Маккалоу заново открывает важную главу в американской истории, которая «сегодня актуальна как никогда» ( The Wall Street Journal ) — заселение Северо-Западной территории отважными первопроходцами, преодолевшими невероятные трудности, чтобы построить сообщество, основанное на идеалах, которые определят нашу страну.

    • Три женщины

    • По: Лиза Таддео
    • Рассказал: Тара Линн Барр, Марин Айрлэнд, Мена Сувари и другие
    • Продолжительность: 11 часов 24 минуты
    • Полный

    В пригороде Индианы мы встречаем Лину, домохозяйку и мать двоих детей, чей брак спустя десять лет потерял свою страсть. Изголодавшись по привязанности, Лина ежедневно борется с приступами паники и, воссоединившись со старым увлечением через социальные сети, заводит роман, который быстро становится всепоглощающим. В Северной Дакоте мы встречаем Мэгги, 17-летнюю ученицу средней школы, у которой якобы есть тайные физические отношения с ее красивым женатым учителем английского языка; последующий уголовный процесс перевернет их тихое сообщество с ног на голову.

    • становится

    • По: Мишель Обама
    • Рассказал: Мишель Обама
    • Продолжительность: 19 часов 3 минуты
    • Полный

    В своих мемуарах, содержащих глубокие размышления и завораживающее повествование, Мишель Обама приглашает слушателей в свой мир, рассказывая о событиях, сформировавших ее — от детства в южной части Чикаго до лет, когда она была руководителем, уравновешивая требования материнство и работа в ее время, проведенное на самом известном в мире адресе.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts