Восприятие человека: Восприятие человека человеком | Понятия и категории

Содержание

Что влияет на восприятие в процессе общения

Автор: Анатолий Bacильeвич Бaтapшeв, доктор педагогических наук, кандидат психологических наук, почетный член Международной академии психологических наук, действительный член Международной академии наук педагогического образования и Балтийской педагогической академии.

 

Представление о другом человеке тесно связано с уровнем собственного самосознания. Анализ осознания себя через другого человека производится с помощью двух понятий: идентификация и рефлексия.

Идентификация — это один из механизмов познания и понимания другого человека, заключающийся чаще всего в неосознанном уподоблении себя значимому другому. Здесь значимый другой — это человек, являющийся авторитетом для данного субъекта общения и деятельности. Обычно это происходит тогда, когда в реальных ситуациях взаимодействия индивид делает попытки поставить себя на место партнера по общению. При идентификации устанавливается определенная эмоциональная связь с объектом.

Следует различать понятия «идентификация» и «референтность». Если для первого понятия основой является процесс уподобления субъекта партнеру по общению, т. е. уподобление значимому другому, то для второго понятия («референтность») главным является зависимость субъекта от других людей, выступающая как избирательное отношение к ним.

Объектом референтных отношений может выступать или группа, членом которой является субъект, или другая группа, с которой он себя соотносит, не будучи реальным ее участником. Функцию референтного объекта может выполнять и отдельный человек, в том числе не существующий реально (литературный герой, вымышленный идеал для подражания и т. п.) И в том и в другом случае субъект заимствует для себя цели, ценности, идеи, нормы и правила поведения объекта референтности (группы, отдельного человека.

Понятие «идентификация» по своему содержанию близко к понятию «эмпатия».

Эмпатия — это постижение эмоциональных состояний другого человека в форме сопереживания. Механизм эмпатии в определенной мере схож с механизмом идентификации. Эта схожесть состоит в умении поставить себя на место другого, взглянуть на вещи с его точки зрения. Однако это не обязательно означает отождествление с этим другим человеком (как это происходит при идентификации). Просто при эмпатии принимается во внимание линия поведения партнера, субъект относится к нему с сочувствием, но межличностные отношения с ним строятся, исходя из стратегии своей линии поведения.

Рефлексия — это осознание индивидом того, как он воспринимается партнером по общению, т. е. как будет партнер по общению понимать меня. При взаимодействии взаимно оцениваются и изменяются определенные характеристики друг друга.

 

Каузальная атрибуция

Познавая друг друга, люди не ограничиваются получением сведений путем наблюдения. Они стремятся к выяснению причин поведения партнеров по общению и выяснению их личностных качеств. Но так как информация о человеке, полученная в результате наблюдения, чаще всего недостаточна для надежных выводов, наблюдатель начинает приписывать вероятностные причины поведения и характерологические черты личности партнера по общению. Эта причинная интерпретация поведения наблюдаемого индивида может существенно влиять и на самого наблюдателя.

Таким образом, каузальная атрибуция — это интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. Слово «каузальный» означает «причинный». Атрибуция — это приписывание социальным объектам характеристик, не представленных в поле восприятия.

На основе исследования проблем, связанных с каузальной атрибуцией, исследователи сделали вывод о том, что атрибутивные процессы составляют основное содержание межличностного восприятия. Показательно, что одни люди склонны в большей мере в процессе межличностного восприятия фиксировать физические черты (в этом случае сфера «приписывания» существенно сокращается), другие воспринимают преимущественно психологические черты характера окружающих. В последнем случае открывается широкий простор для приписывания.

Выявлена определенная зависимость «приписывания» от установки в процессе восприятия человека человеком. Особенно значительна эта роль приписывания, как отмечает Г. М. Андреева, при формировании первого впечатления о незнакомом человеке. Это было выявлено в экспериментах А. А. Бодалева. Так, двум группам студентов была показана фотография одного и того же человека. Но предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый.

После этого каждой группе было предложено составить словесный портрет этого человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок — о решимости «идти до конца в преступлении» и т. д. Соответственно во второй группе те же глубоко посаженные глаза говорили о глубокой мысли, а выдающийся подбородок — о силе воли в преодолении трудностей на пути познания и т. д.

Подобные исследования должны дать ответ на вопрос о роли характеристик, которые дают партнерам по общению в процессе межличностного восприятия, и степени влияния установок на эти характеристики.

 

Эффект ореола (гало-эффект)

Это формирование оценочного впечатления о человеке в условиях дефицита времени на восприятие его поступков и личностных качеств. Эффект ореола проявляется либо в форме позитивной оценочной пристрастности (положительный ореол), либо в негативной оценочной пристрастности (отрицательный ореол).

Так, если первое впечатление о человеке в целом благополучное, то в дальнейшем все его поведение, черты и поступки начинают переоцениваться в положительную сторону. В них выделяются и преувеличиваются в основном лишь положительные моменты, а отрицательные недооцениваются или не замечаются. Если же общее первое впечатление о человеке в силу сложившихся обстоятельств оказалось отрицательным, то даже положительные его качества и поступки в последующем или не замечаются вовсе, или недооцениваются на фоне гипертрофированного внимания к недостаткам.

 

Эффекты новизны и первичности

С эффектом ореола тесно связаны эффекты новизны и первичности. Эти эффекты (новизны и первичности) проявляются через значимость определенного порядка предъявления информации о человеке для составления представления о нем.

Эффект новизны возникает тогда, когда по отношению к знакомому человеку наиболее значимой оказывается последняя, т. е. более новая информация о нем.

Эффект первичности же возникает, когда по отношению к незнакомому человеку более значимой оказывается первая информация.

Все описанные выше эффекты можно рассматривать как частные случаи или варианты проявления особого процесса, сопровождающего восприятие человека человеком, называемого стереотипизацией.

 

Стереотипизация

Это восприятие и оценка социальных объектов на основе определенных представлений (стереотипов). Стереотипизация проявляется в приписывании сходных характеристик всем членам какой-либо социальной группы без достаточного осознания возможных различий между ними.

Стереотип — это упрощенное, зачастую искаженное, характерное для сферы обыденного сознания представление о какой-либо социальной группе или отдельном человеке, принадлежащем к той или иной социальной общности. Стереотип возникает на основе ограниченного прошлого опыта в результате стремления строить выводы на базе недостаточной информации. Чаще всего стереотипы возникают относительно групповой принадлежности человека.

Стереотипизация является одной из важнейших характеристик межгруппового и межличностного восприятия и сопровождается проявлениями социальных установок, эффектов ореола, первичности и новизны. В межличностной перцепции стереотипизация выполняет две основные функции:

  1. поддержание идентификации;
  2. оправдание возможных негативных установок по отношению к другим группам.

 

Особенное распространение получили так называемые этнические стереотипы, когда на основе ограниченной информации об отдельных представителях тех или иных этнических групп строятся предвзятые выводы относительно всей группы. Стереотипизация в процессе познания людьми друг друга может привести к двум различным следствиям. С одной стороны, к определенному упрощению процесса познания другого человека, и тогда это упрощение ведет к замене образа человека штампом, например «все бухгалтеры — педанты», «все учителя — назидатели». С другой стороны, это ведет к предубеждениям, если суждение о социальном объекте строится на основе прошлого ограниченного опыта, который чаще всего может оказаться негативным.

 

Только практические современные знания и навыки. Учитесь чему хотите по абонементу, со скидкой.

 

Восприятие — Когнитивная способность

Что такое пространственное восприятие?

Пространственное восприятие — это способность человека осознавать отношения со своим окружением (экстероцептивные процессы) и с самим собой (интероцептивные процессы). Пространственное восприятие формируют два вида процессов: экстероцептивные — процессы, которые создают представление о нашем пространстве при помощи чувств, и интероцептивные — процессы, создающие представление о нашем теле, его позиции или направлении. Пространство — это то, что нас окружает: объекты, элементы, люди и т.д. Пространство также является частью нашего мышления, так как именно оттуда мы черпаем информацию для нашего жизненного опыта. Для того, чтобы получить полную информацию о характеристиках окружающего мира, человек использует две системы.

Когда мы говорим о пространственном восприятии, обычно под «пространством» мы подразумеваем всё, что нас окружает: предметы, объекты, люди и т.д. Однако пространство также является частью нашего мышления, поскольку мы храним в памяти полученный нами жизненный опыт.

Хорошее пространственное восприятие позволяет нам понять состояние окружающего нас мира и наше с ним взаимоотношение. К пространственному восприятию также относится понимание соотношения объектов при изменении их положения в пространстве. Кроме того, оно помогает нам представлять объекты в двух или трёх измерениях, что даёт возможность визуализировать их под различными углами зрения вне зависимости от перспективы, с которой мы смотрим.

  • Зрительная система: в сетчатке глаза находятся зрительные рецепторы, которые отвечают за информацию, получаемую от окружающей среды при помощи зрения.
  • Тактильно-кинестетическая система: находится вокруг тела человека и предоставляет информацию о положении различных частей тела, движении конечностей, а также характеристиках обнаруженных физических поверхностей, в том числе их скорости и неподвижности.

Самой важной характеристикой этой когнитивной способности является то, что с её помощью мы воспринимаем окружающий мир посредством размеров, форм, расстояний и т.д. Благодаря этому навыку мы можем воспроизвести предметы «в уме», как в 2D, так и 3D, а также предвидеть изменения в окружающем нас пространстве.

Пространственное восприятие важно и необходимо нам с самого детства, мы постоянно используем эту когнитивную способность. Например, когда мы идём, одеваемся или даже когда рисуем. С другой стороны, пространственное восприятие постоянно помогает нам не натыкаться на окружающие предметы. Когда мы ведём машину, мы стараемся не пересекать разделительные полосы, а также не задевать колёсами тротуар при парковке. В эти моменты мы обращаем внимание на дистанцию, положение и размеры объектов по отношению к нам. Даже когда нам нужно добраться до места, в котором мы раньше не были, нам нужно сориентироваться, и для этого также необходим данный навык.

Когда мы тренируем пространственное восприятие, мы развиваем способность осознавать расположение окружающих нас объектов. Для этого очень важно понимать расположение объектов, понятия дистанции, скорости и местонахождения (наверху, внизу, сверху, снизу и т.д.).

Пространственное восприятие может быть нарушено при некоторых расстройствах развития, таких, как аутизм, синдром Аспергера, церебральный паралич и другие. Страдающие этими заболеваниями не могут правильно воспринимать стимулы окружающего пространства, объединять их в единое целое и интерпретировать.

Примеры пространственного восприятия

За развитие этой когнитивной способности отвечает левое полушарие. С помощью этого полушария мы выполняем математические и пространственные расчёты, которые непосредственно связаны с пространственным восприятием, пониманием пространства. Представьте, что если из-за травмы мозга будет повреждено левое полушарие, это может вызвать трудностости с ориентированием, распознаванием и толкованием, таким образом, пространственное восприятие будет нарушено.

Патологии и расстройства, связанные с нарушением пространственного восприятия

Таким образом, обладать хорошим пространственным восприятием означает иметь способность стоять, двигаться, ориентироваться, принимать различные решения, анализировать ситуации и события в нашем окружении, а также взаимоотношение с ним нашего тела.

Пример: вы решаете пойти в новое кафе в торговом центре. При входе разглядываете план и находите местоположение кафе. Для чтения карт и понимания знаков в двух измерениях нам необходимо пространственное восприятие.

Как измерить и оценить пространственное восприятие?

Пример: пространственное восприятие необходимо нам, чтобы положить на место коробки, книги, например, на полку или в кладовку. При этом мы перебираем в уме возможное расположение и выбираем оптимальный для себя вариант.

Пример: когда мы должны определить маршрут или направление движения, мы должны выбрать наиболее подходящую нам позицию. Для этого нам нужно сориентироваться одним из двух способов: либо с помощью декартовой системы координат, базирующейся на использовании сторон света (север, юг, восток и запад) либо используя точку отсчёта. Например, взять за точку отсчёта какой-то объект — дерево, дом или иной, для того, чтобы вернуться в нужное нам место.

  • Тест на Программирование VIPER-PLAN: необходимо как можно быстрее провести шар по лабиринту за минимальное количество шагов.
  • Тест на Концентрацию VISMEM-PLAN: на экране в случайном порядке будут появляться стимулы. Далее символы будут загораться по очереди в определённом порядке под звуковые сигналы. Необходимо наблюдать как за изображением, так и за звуком. Во время вашей очереди игры нужно будет воспроизвести последовательность.

Как реабилитировать или улучшить пространственное восприятие?

Все когнитивные способности, включая пространственное восприятие, можно улучшить с помощью тренировки. CogniFit («КогниФит») даёт возможность делать это профессионально.

Пластичность мозга лежит в основе реабилитации пространственного восприятия и других когнитивных способностей. CogniFit («КогниФит»)
предлагает батарею упражнений, созданных для реабилитации дефицита пространственного восприятия и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи укрепляются при использовании функций, которые от них зависят. Таким образом, при регулярной тренировке пространственного восприятия укрепляются нейронные связи задействованных при этом отделов мозга. Поэтому когда наши глаза передают пространственную информацию мозга и он начинает её обрабатывать, нейронные соединения становятся более быстрыми и эффективными, и наше пространственное восприятие улучшается.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении синаптической пластичности и процессов нейрогенеза. Это позволило создать персонализированную программу когнитивной стимуляции для каждого пользователя. Программа начинается с точной оценки пространственного восприятия и других основных когнитивных функций. По итогам тестирования программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») автоматически предложит персональную когнитивную тренировку для улучшения пространственного восприятия и других когнитивных функций, которые, по результатам оценки, в этом нуждаются.

Чтобы улучшить пространственное восприятие, тренироваться нужно правильно и регулярно. CogniFit («КогниФит») предлагает инструменты оценки и реабилитации этой когнитивной функции. Для корректной стимуляции необходимо уделять 15 минут в день тренировке, два или три раза в неделю.

Программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») доступна онлайн. Разнообразные интерактивные упражнения представлены в форме увлекательных умных игр, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») представит подробный график прогресса когнитивного состояния.

ДИАПАЗОН СЛУХА ЧЕЛОВЕКА – ЧТО МЫ МОЖЕМ СЛЫШАТЬ?

Диапазон слуха человека включает в себя уровни громкости и высоты звуков, который может слышать человека, не чувствуя дискомфорта.

Нас окружает огромное количество разнообразных звуков, от едва слышимого пения птиц и шороха листьев до более громких звуков, таких как музыка, крик и промышленный шум. Этот набор звуков называется диапазоном слышимости.

Громкость и высота
Диапазон слухового восприятия человека включает высоту звуков (высокий или низкий звук) и громкость. Высота измеряется в герцах (Гц), громкость – в децибелах (дБ).

Для нормально слышащего человека диапазон слухового восприятия начинается на низких частотах, около 20 Гц. Это примерно соответствует самой низкой педали органа с лабиальными трубами. На другом конце диапазона находится самая высокая частота, которая не вызывает дискомфорта, на уровне 20,000 Гц. В то время как частоты от 20 до 20 000 Гц являются границами диапазона слухового восприятия человека, наш слух наиболее восприимчив в диапазоне 2000 — 5000 Гц.

Что касается громкости, человек слышит, начиная с уровня 0 дБ УЗД. Звуки на уровне выше 85 дБ УЗД могут быть опасны для вашего слуха, если их воздействие на вас длительное.

Вот несколько примеров привычных звуков, выраженных в децибелах:

Удивительно, но есть звуки, которые не могут слышать даже люди с безупречным слухом. Мы не можем улавливать звук собачьего свиста, но собака может, потому что у собак слуховой диапазон гораздо шире, чем у людей. Более низкие частоты, например, рев ветряной турбины, также находятся вне диапазона слухового восприятия и воспринимаются как вибрации, а не звуки.

Диапазоны восприятия у людей с нарушением слуха
Если у человека нарушен слух, то изменяется и диапазон его слухового восприятия. Для большинства людей потеря слуха будет сначала чувствоваться на высоких частотах. Пение птиц, некоторые речевые звуки, музыкальные инструменты (например, флейта) очень сложно услышать людям с потерей слуха.

Чтобы определить ваш диапазон слышимости, аудиолог проведет обследование вашего слуха и зафиксирует полученные результаты на аудиограмму – график, который показывает результаты теста слуха. Затем аудиолог перенесет результаты теста на другой график и сравнит его с показателями нормально слышащего человека. Специалисты по слухопротезированию используют данные аудиограммы для того, чтобы настроить слуховые аппараты.

Вот как выглядит аудиограмма´:

Левому уху соответствует голубая линия; правому — красная. Область под линией показывает уровни слуха, который человек может слышать, а область выше линии показывает уровни, которые человек не слышит.

Чтобы выяснить уровень вашего слуха, аудиолог будет предлагать вам несколько сигналов и просить вас поднять руку или нажать кнопку каждый раз, когда вы слышите сигнал. Обычно тест начинается с уровня, на котором вы можете слышать, а затем громкость будет уменьшаться, пока вы не сможете ничего слышать. Затем специалист повторит то же самое уже с более низкими или высокими частотами.

Этот тест также поможет определить ваш слуховой порог, то есть уровень, на котором вы не слышите. Этот порог наносится на график в виде двух отдельных линий для каждого уха.

Ваша аудиограмма может рассказать многое о вашем слухе, включая частоты и уровни громкости, на которых вы можете слышать. Это важная информация, так как каждый звук, который вы слышите, имеет свою частоту.
Пение птиц соответствует более высоким частотам, а звук тубы – низким частотам.  

Ниже показаны распространенные звуки, нанесенные на стандартную аудиограмму:

У человека с такой аудиограмма есть потеря слуха в левом ухе, что мешает ему слышать такие звуки, как пение птиц. Такому человеку будет легче слышать более низкие частоты (например, звук двигателя грузовика).

Следующий шаг
Вам кажется, что ваш слуховой диапазон не идеален? Обратитесь к  специалисту по слухопротезированию, чтобы пройти полное обследование. Он сможет определить, какие звуки вы слышите, а какие нет, и составит дальнейший план действий. 

Зайдите в раздел КОНТАКТЫ, чтобы найти ближайшего к вам специалиста.

Восприятие слабовидящими и незрячими посетителями Музейных экспонатов

Марта Любимова — тифлопедагог, научный сотрудник
ФГБНУ «Институт коррекционной  педагогики» РАО

Наверное, нет человека, которому не было бы интересно знакомиться с чем-то новым. Любознательность присуща всем — и зрячим, и слабовидящим, и незрячим. К сожалению, далеко не всегда для слабовидящих и незрячих создаются комфортные условия. Поэтому слабовидящие и незрячие зачастую отрицательно отвечают на вопросы о том, любят ли они ходить в музеи, понравилась ли им та или иная выставка, картина, скульптура и т. п. Их позиция закономерна, поскольку в большинстве случаев поход в музей оборачивается для слабовидящих и незрячих в лучшем случае знакомством с произведениями искусства «на слух», когда экскурсовод или зрячие друзья рассказывают о том, что собой представляет та или иная работа. Вряд ли такие описания дают точное представление о картинах, скульптурах и т. п. Как же сделать музеи по-настоящему доступными для слабовидящих и незрячих посетителей? Как сделать опыт знакомства с произведениями искусства максимально исчерпывающим?

Прежде чем говорить непосредственно об адаптации музея для слабовидящих и незрячих посетителей, стоит разобраться, какими бывают особенностями зрения и какие трудности они вызывают.

В целом, можно выделить следующие группы посетителей с особенностями зрения:

  1. Незрячие:
    1. тотально незрячие — совсем ничего не видят;
    2. незрячие с остаточным зрением — могут различать свет, контуры объектов, цвет, видеть отдельными участками поля зрения.
  2. Слабовидящие — имеют снижение остроты зрения различной степени.
  3. Люди с пониженным зрением — имеют трудности при визуальном восприятии информации, которые поддаются частичной или полной коррекции (посредством очков и т. п.), также могут иметь проблемы с бинокулярностью1, из-за чего испытывают трудности с определением расстояния до объекта и т. п.

У тотально незрячих и незрячих с остаточным зрением ведущим анализатором восприятия является тактильный. Осязание дает максимально точное представление об объекте, а слово лишь дополняет тактильный образ. Это особенно важно помнить при работе с незрячими детьми и взрослыми, которые потеряли зрение в раннем возрасте, поскольку у них либо вообще нет визуальных представлений об окружающем мире, либо их зрительный опыт недостаточен для восприятия искусства в привычном для зрячих формате. Если давать тотально незрячим только словесное описание объектов, это может привести к вербализму. Под вербализмом понимается использование человеком слов и понятий, неподкрепленных реальным опытом и фактически лишенных для него конкретного смысла. Человек знает эти слова лишь теоретически, формально и не может соотнести их с каким-либо образом. У слабовидящих, людей с пониженным зрением и людей без нарушений зрения подобной проблемы обычно не возникает, поскольку даже при знакомстве с чем-либо по описанию они «подключают» зрительные ассоциации.

Пример

Представим, что два человека — зрячий и незрячий — не знают, как выглядит мамонт. Как рассказать об этом животном?

Можно сказать так: мамонт — это большое, похожее на слона животное, около пяти метров в высоту, с густой коричневой шерстью и изогнутыми бивнями. Скорее всего, зрячий человек по этому описанию без труда представит, как выглядел мамонт, поскольку имеет визуальные образы таких понятий, как «метр», «коричневый», «слон» и т. п. (Однако у разных людей представления будут отличаться, поскольку визуальные образы зависят от опыта и личных особенностей. ) Что же касается незрячих, такое описания даст им в лучшем случае фрагментарное понимание того, как выглядел мамонт: большой, значит, не обхватить руками, густая шерсть — скорее всего, мягкий на ощупь; при этом характеристики «около пяти метров   в высоту» и «похож на слона» для могут оказаться «пустыми» или не совпадающими с реальностью.

В ситуации, подобной «описанию мамонта», может оказаться любой незрячий посетитель музея. Даже получив положительный ответ на вопрос о том, знает ли незрячий, как выглядит тот или иной объект, вы не сможете точно сказать, верны ли его представления, совпадают ли они с действительностью, пока не предложите такому посетителю, например, тактильную модель какой-либо работы.

Работая с незрячими от рождения или с раннего возраста, всегда помните, что в их жизни существуют только те объекты, которые они держали в руках. Поэтому лучше дать потрогать один объект, чем описать десять.

Конечно, есть понятия, которые невозможно представить в тактильной форме: например, цвет. Стоит ли вообще знакомить незрячих с этой категорией? Конечно. Однако следует использовать названия цветов, которые наиболее часто употребляются в речи («синий», а не «кобальт», «желтый», а не «охра» и т. д.) и давать характеристику, основанную на их эмоциональном содержании   и задействующую другие органы чувств. Незрячие, хотя и не могут в полной мере представить цвета, понимают их эмоциональную нагрузку и имеют представление о том, какого цвета те или иные предметы (например, трава зеленая, но, если художник изобразил ее другого цвета, это несет в себе дополнительную информацию о содержании картины или художественной технике, в которой она исполнена).

Сказанное выше в первую очередь относится к слепорожденным людям (в педагогическом сообществе к этой категории относят тех, кто потерял зрение до трех лет; считается, что до этого возраста ребенок накапливает и помнит слишком мало визуальных образов). Кроме того, нельзя забывать о том, что описывать объект надо, даже если нет возможности познакомиться с ним тактильно. В этом случае следует тщательно подбирать слова и использовать 

Восприятие визуальной информации человеком, не имеющим нарушения зрения

сравнительные характеристики только с теми объектами, которые с большой вероятностью встречались незрячему человеку в повседневной жизни.

Незрячие с остаточным зрением и слабовидящие могут воспринимать визуальную информацию, но образ, как правило, размыт и неточен. Чтобы наглядно представить особенности визуального восприятия разными категориями людей, Наталия Лесина подготовила несколько иллюстраций.

На иллюстрации показано, как воспринимает визуальную информацию человек без нарушений зрения. 

 

Восприятие визуальной информации слабовидящими и незрячими людьми с остаточным зрением

На иллюстрациях представлены варианты того, как воспринимают окружающий мир незрячие с остаточным зрением и слабовидящие.

Конечно, особенности восприятия визуальной информации разнятся в зависимости от диагноза, однако незрячие с остаточным зрением и слабовидящие в любом случае видят искаженную картинку, на обработку которой требуется больше времени и сил. Зачастую человеку необходимо приблизиться к объекту, посмотреть на него под определенным углом и т. п.

Люди с пониженным зрением имеют корректируемые проблемы визуального восприятия, однако не стоит полагать, что, например, очки способны полностью компенсировать их проблемы. Поэтому, увидев человека в очках с толстыми линзами, ведущего себя неуверенно, спросите, не нужна ли ему помощь.

Как музей может помочь посетителям, испытывающим трудности при зрительном восприятии музейных экспонатов? Есть два пути, скорее дополняющих, нежели заменяющих друг друга:

  • создание условий для тактильного восприятия объектов;
  • тифлокомментирование — подробное и корректное словесное описание объектов.

Тактильное восприятие экспонатов требует особой подготовки. Необходимо с осторожностью выбирать объекты для тактильного осмотра: слабовидящие люди могут наклоняться над той или иной работой, подносить ее близко к глазам, вплотную подходить к ней и т. п. Поэтому, если непосредственный тактильный осмотр оригинального экспоната может быть травмоопасен или если экспонат хрупкий или особо ценный, следует создать его тактильную модель.

Предоставление скульптур для тактильного осмотра, как правило, не вызывает проблем, особенно если эти скульптуры не превышают человеческого роста. Однако если работа значительно больше человека, стоит изготовить уменьшенную тактильную модель  или рельефную иллюстрацию, а также познакомить посетителей с какой-либо выполненной в натуральную величину деталью скульптуры, чтобы они могли понять истинные размеры произведения.

В любом случае стоит заранее подумать о том, какие именно экспонаты будут предоставлены для тактильного знакомства. Необходимо обеспечить беспрепятственный доступ к ним, наладить хорошее освещение, создать их словесное описание и — при необходимости — тактильные модели. Вполне возможно, что незрячему или слабовидящему человеку потребуется помощь при осмотре экспонатов, поэтому с его согласия вы можете наложить его руку на те элементы, которые требуют внимания. Не следует указывать своей рукой — человек может не увидеть ваш жест. Если на экспонатах есть роспись, посетителей можно познакомить с ней посредством рельефной иллюстрации.

Тифлокомментирование (подробнее см. статью Галины Новоторцевой «Разработка и адаптация образовательных программ», с. 71) — это лаконичное описание предмета, пространства или действия, которые незрячий или слабовидящий человек не способен воспринять из-за нарушений зрения. Такое описание обычно подготавливает специалист — тифлокомментатор. Если в музее существует постоянная экспозиция, необходимо заранее написать текст тифлокомментария. Зачитать готовый текст тифлокомментария может любой сотрудник музея. Тифлокомментирование — самый доступный представления информации незрячим людям в условиях музея. Тифлокомментарий не должен заменять информацию, которую обычно предоставляют на экскурсиях: историческую справку и т. д. Подготовленный тифлокомментарий всегда лучше спонтанного, так как можно подобрать более точные слова, выверить названия различных объектов и/или элементов, которые изображены, обдумать, как лучше преподнести информацию. Комментарий должен содержать информацию, максимально точно описывающую изображенный сюжет простыми, доступными словами. Не стоит забывать, что тифлокомментирование дополняет тактильный образ, но не заменяет его.

В некоторых регионах России, в том числе в Москве, проводится обучение тифлокомментированию. Например, этим занимаются Всероссийское общество слепых (ВОС), ИПРПП ВОС «Реакомп» и другие организации. Кроме того, если у музея нет своих тифлокомментаторов, также можно обратиться в ВОС за помощью. В крайнем случае любой сотрудник музея, изучив некоторые особенности восприятия слабовидящих и незрячих, сможет самостоятельно подготовить текст тифлокомментария. Такой тифлокомментарий необходимо обсудить со слабовидящими и незрячими посетителями и внести в него в правки. Со временем составлять описания экспонатов для слабовидящих и незрячих посетителей будет все проще, а качество тифлокомментариев значительно повысится. В любом случае отсутствие специалистов не повод отказываться от идеи инклюзии, ведь каждый шаг на пути к доступному для всех музею важен.

Ниже даны некоторые рекомендации по составлению тифлокомментария:

  • Следует давать описание объекта, которое включает в себя информацию о форме, размере, материале, цвете и т. п. Нужно называть и подробно описывать элементы, тактильное восприятие которых затруднено (мелкие, имеют плохой рельеф и т. п.).

Дать человеку с серьезными нарушениями зрения представление о графических работах и архитектурных сооружениях несколько сложнее. Однако здесь, как и при знакомстве с объемными работами, есть несколько вариантов:

  • Тифлокомментирование графических изображений, недоступных для тактильного восприятия;
  • Предоставление рельефно-графических копий графических изображений;
  • Создание макетов архитектурных сооружений.

Тифлокомментирование графических изображений и архитектурных сооружений построено на тех же принципах, что создание тифлокомментария для скульптур и других объемных работ. В любом случае комментатор становится буквально глазами посетителя, поэтому необходимо найти слова, максимально точно передающие атмосферу изображения, но при этом не содержащие личностной оценки. В ряде случаев стоит обратить внимание на мелкие и темные детали графического произведения.

Оптимальным  решением  в  случае  знакомства  слабовидящих   и незрячих людей с графической работой (или архитектурным сооружением) будет создание рельефно-графической копии — как всего произведения целиком, так и отдельных его деталей, дополненной тифлокомментарием.

Рельефные копии — важный шаг в обеспечении всеобщего доступа к информации, однако крайне важно, чтобы такие пособия были правильно выполнены.

Самые серьезные и  распространенные  ошибки  при  работе  над рельефно-графической иллюстрацией — создание выполненной в мельчайших подробностях копии графического изображения и стремление к ее визуальной привлекательности. Стоит также отметить, что посредством рельефно-графической иллюстрации можно воспроизвести визуальные элементы живой природы: рисунок на крыле бабочки и т. д.

Оказать помощь в адаптации графической работы и создании ее рельефно-графической иллюстрации могут сами незрячие люди. Кроме того, можно проконсультироваться  с  тифлопедагогами. Ну и конечно, любое пособие должно быть протестировано незрячими людьми, рекомендации которых следует учесть при его доработке.2

Макеты архитектурных сооружений создаются по тем же принципам, что и рельефно-графические копии графических изображений.

Посетителей с нарушением зрения гораздо больше, чем кажется, — это в том числе пожилые люди. Именно поэтому визуальную продукцию (стенды, буклеты и т. д.) стоит сразу оформлять в соответствии с требованиями для слабовидящих и незрячих, а не размещать специальный адаптированный вариант рядом с «обычным» (грамотно адаптированные объекты для слабовидящих людей, как правило, удобны всем). Важно помнить, что идеальный дизайн — это универсальный, поскольку он человекоориентирован и удобен для всех. И конечно, нельзя забывать, что если незрячий или слабовидящий человек пришел в музей, он имеет такое же, как зрячий, право на доступ к информации.

1.  Бинокулярность (бинокулярное зрение) — способность видеть обоими глазами одновременно, благодаря чему рассматриваемый предмет воспринимается как единое целое. Кроме того, бинокулярное зрение обеспечивает стереоскопическое (объемное) восприятие объектов и точное определение их взаимного расположения в пространстве. — Примеч. ред.

2.Однако привлекая к тестированию программ людей с инвалидностью, необходимо учитывать их опыт и профессиональную подготовку. Если человек не обучался на тифлопедагога или не проходил специальную подготовку, как специалист по адаптации, его мнение следует воспринимать как отзыв, а не как прямое руководство к действию. — Примеч. ред.


Литература

  1. Майданов А. С. Восприятие незрячими красоты / А. С. Майданов. М.: Канон+ РООИ «Реабилитация»,
  2. Ваньшин С. Н., Ваньшина, О. П. Тифлокомментирование, или словесное описание для слепых: инструкт.-метод. пособие / С. Н. Ваньшин, О. П. Ваньшина. М.:

У мух и людей восприятие оптических иллюзий оказалось одинаковым — Наука

ТАСС, 24 августа. Нейрофизиологи выяснили, что мухи-дрозофилы и люди одинаково воспринимают оптические иллюзии. Кроме того, ученые выяснили механизм возникновения подобных обманов зрения: они могут быть связаны с нейронами, которые помогают насекомым и людям распознавать движущиеся объекты. Результаты работы опубликовал научный журнал Proceedings of the National Academy of Sciences.

«Иллюзию движения на статических картинках мухи воспринимают абсолютно так же, как это делаем мы. Последний общий предок людей и мух жил почти полмиллиарда лет назад, но оба вида выработали похожую стратегию распознавания движения. Если мы поймем, как они работают, то сможем узнать секреты устройства зрения человека», – рассказал один из авторов исследования, доцент Йельского университета (США) Деймон Кларк.

За последние десять лет биологи нашли множество свидетельств того, что те звуки и изображения, которые мы слышим или видим – это не объективное отражение реальности. Органы чувств и мозг человека активно «редактируют» картину мира, дополняя ее или удаляя ненужные элементы. К примеру, недавно ученые обнаружили, что люди не слышат биение своего собственного сердца, поскольку мозг отфильтровывает сигнал, который попадает в звуковую кору из ушей.

Аналогичным образом нервная система человека при ходьбе и беге стабилизирует картинку, несмотря на то, что положение глаз и давление внутри них постоянно меняется во время движения. Есть и пример обратного явления: вдохи и выдохи существенным образом влияют на процесс принятия решений и свободу воли человека, однако сам индивид этого не осознает.

Кларк отмечает, что платой за эту «дополненную реальность» становится то, что подобные приемы по очистке и улучшению качества воспринимаемой картинки или звука достаточно часто порождают иллюзии или не позволяют человеку корректно распознать объект, с которым он имеет дело. Примером такой иллюзии может послужить опубликованный в 2015 году снимок платья, которое одним пользователям казалось сине-черным, а другим – бело-золотым.

В последние годы ученые начали активно исследовать, насколько эта особенность работы зрения характерна для других представителей фауны. Есть множество свидетельств того, что животные часто используются иллюзии, чтобы отпугивать хищников и паразитов, а также привлекать внимание особей противоположного пола. Однако пока нейрофизиологи и зоологи не знают, как именно они работают.

Игра света и тени

Кларк и его коллеги выяснили, как появляется одна из самых распространенных иллюзий подобного рода, которую вызывают статические объекты, покрытые градиентной заливкой. Опыты показывают, что люди и млекопитающие считают, будто покрытый таким узором объект движется – при том, что на самом деле этого не происходит.

Нейрофизиологи пока не могут объяснить, как возникает эта иллюзия. Одни называют причиной то, что мозг людей и животных обрабатывает светлые и темные участки изображения с разной скоростью. Другие предполагают, что мозг путает градиенты с быстрыми передвижениями глаз и пытается «удалить» их с картинки, что и вызывает фантомное движение.

Йельские нейрофизиологи выяснили, что первая теория была ближе к истине. Для этого ученые наблюдали за мушками-дрозофилами. Ученые избирательно отключали у насекомых некоторые нейроны в центрах зрения, которые предположительно задействованы в распознавании движений.

Для этих экспериментов ученые сажали дрозофил в специальную миниатюрную «клетку» и наблюдали за тем, как менялось их поведение при отключении того или иного набора нервных клеток. Параллельно ученые проверяли, как такие же иллюзии влияют на людей, спрашивая их о том, в какую сторону «двигалась» комната и что они ощущали.

Благодаря этому ученые выделили две группы нервных клеток, T4 и T5. Первая из них распознает движения светлых участков на изображении, а вторая – темных. Отключая одну из них, исследователи заставляли мушек считать, что иллюзия двигалась в одну сторону. Если же они нейтрализовывали обе, то мушки переставали видеть ее вовсе.

Наблюдения за добровольцами показали, что схожим образом работают и центры зрения человека. Совместное изучение их структуры и уникальных особенностей, характерных для людей и мушек, поможет понять, как эволюция «изобрела» эту способность зрительных систем почти всех многоклеточных животных, подытожили исследователи.

Психология цвета, психология восприятия цвета :: студия Ледокол

Психология восприятия цвета

Ассоциации, вызванные цветом (для восточно-европейской целевой аудиториии)

Психология цвета – психологами давно установлено, что цвет значительно влияет на психоэмоциональное восприятие человеком различных вещей. Ведь цвета обращаются к чувствам, а не к логике человека. При создании дизайна, будь-то фирменный стиль компании или упаковка нового продукта, нужно учитывать определенную зависимость между цветовым решением и естественным восприятием его человеком. Все должно работать на цель — привлечь внимание, заинтересовать, вызвать нужные эмоции.

При разработке логотипов и других графических элементов мы исходим из того, что образ созданный нами должен иметь визуальную силу и гармонию. Значение цвета в рекламе огромно. Грамотно поставленная задача и профессионализм дизайнера – важные составляющие в успешности любого проекта.

То, как будут воспринимать Ваш продукт потребители зависит от многих факторов. Дизайн и цвет упаковки, как известно, определяет первое впечатление покупателя о товаре. Цвет может привлекать и отталкивать, вселять чувство спокойствия и комфорта или наоборот возбуждать, тревожить. Каждый цвет имеет свой психологический подтекст (смысл).

Приведенная здесь информация является общей, без подробного анализа воздействия того или иного цвета на человека. Также следует учитывать, что в различном окружении один и тот же цвет может восприниматься по-разному: например, красное пятно на белом, нейтрально-сером и желтом фонах будет восприниматься по-разному.

Желтый

Желтый цвет является ярким, стимулирующим цветом, он увеличивает концентрацию, улучшает память, организует, способствует быстрому принятию решений. Помогает понять новые идеи. Желтый — цвет солнца, энергичный, но без агрессии, цвет оптимизма, свободы, открытости, подвижности, общительности. Настраивает на коммуникабельность. Этот цвет открытости и общительности. Помогает придать уравновешенность эмоциям, обрести внутреннее спокойствие, усмирить душевное волнение.

Люди, предпочитающие этот цвет, не любят глупцов, любят, чтобы ими восхищались, не любят быть загнанными в угол. Им свойственны высокая самооценка, уверенность в себе, деятельность. Желтый цвет может «наделять» предмет интеллектом. Данный цвет будет удачен в рекламе хай-тек продукции, товаров для детей, турфирм, рекламных агентств. Его часто используют в упаковке продуктов питания, в частности хлеба, мучных изделий, круп. Вызывает положительные ассоциации в рекламе.

Возможные негативные ассоциации: На уровне стереотипов существует мнение, что Желтый является цветов разлуки. Также Желтый может вызывать ассоциации, связанные с ревностью, завистью, осуждению других, «Цвет сплетен» (желтая пресса).

Оранжевый

Оранжевый цвет в небольших количествах будит в нас мысли о радости, веселье и ярком солнце. Оранжевый цвет высвобождает эмоции, поднимает самооценку, способствует хорошему настроению, является отличным антидепрессантом. Помогает вызвать прилив жизненных сил, дает оптимистический тонус. Считается цветом здоровья и творчества. Оранжевый цвет прибавляет активность, но при этом дает ощущение внутреннего равновесия и душевной гармонии. Основная ассоциация, связанная с оранжевым цветом – это пряность, пикантность.

Именно это слово может определять наше отношение к оранжевому цвету. Этот цвет лучше всего использовать в рекламе медикаментов, товаров для детей, услуг в области здравоохранения и образования. Чтобы оранжевый цвет не вызывал раздражения можно использовать различные его оттенки. Пастельный оранжевый цвет приближается к персиковому – а этот цвет в сознании людей обычно связывается со свежестью и здоровьем, естественным цветом кожи и косметикой.

Возможные негативные ассоциации: Избыток оранжевого кажется нам нахальным и наглым. А избыток наглости уже выглядит вульгарным и дешевым.

Однако существуют другие оттенки восприятия оранжевого цвета, которые используют многие производители. Зачастую оранжевый цвет ассоциируется с низкой ценой и доступностью. Недаром его так широко используют в сети ресторанов быстрого обслуживания.

Красный

Из всех цветов спектра красный цвет вызывает наиболее сильную физиологическую реакцию – учащение сердцебиения. Красный цвет не позволит вам пройти мимо, он сразу же притягивает внимание и управляет ситуацией. В природе красный цвет-это цвет изобилия, он вызывает сильные эмоции, которые будут зависить от ситуации, т.к. ассоциативно он может быть цветом любви, ярости, праздника, веселья. Красный цвет олицетворяет могущество, прорыв, волю к победе, как правило его выбирают люди, которые всегда добиваются своей цели, он способствует заявлению о силе и возможностях.

Настраивает на решительность, способен вызвать у человека сильное желание к действию, энергичному усилию – например, купить рекламируемый товар. Взывает к вниманию. Обладает и определенным сексуальным зарядом.

Возможные негативные ассоциации: Изобилие красный цвета может вызывать раздражение и даже ярость. Для достижения гармонии его можно сочетать с другими более спокойными оттенками, например серым.

Розовый

Розовый цвет символизирует радость, юность, доброту, дружелюбие, женственность. Как и красный это цвет любви и цветов. Также можно сказать, что розовый — это цвет мечты и надежды, cтереотипно он часто воспринимается как женский. Люди предпочитающие розовый цвет, как правило, мечтательны, добросовестны, но более деликатны, они стараются избегать споров и конфликтов. Прекрасен для сферы личных отношений: усиливает чувства, делает людей более внимательными, ласковыми и чуткими. Розовый цвет часто используется в косметике, особенно для юных девушек, этот цвет предпочитают производители игрушек; часто применяется в рекламе парфюмерной продукции, товаров для женщин и детей, услуг брачных агентств, семейных центров. Игрушки, одежда, предназначенные для девочек традиционно розового цвета.

Возможные негативные ассоциации: Хрупкость, расплывчатость, слабость, несерьезность. Возможно легкомысленность (ослабление влияния красного), выставление себя на показ.

Бордо

Бордовый цвет — показатель солидности, уверенности, консерватизма. Он умеренный, ассоциируется со стабильностью, устойчивостью. Люди, предпочитающие этот цвет, уверенные в себе, без лишних эмоций, напористые, но предприимчивые, с хорошими организаторскими способностями. Бордовый считается изысканным цветом, поэтому его часто используют в оформлении ресторанов, мебельных салонов.

Возможные негативные ассоциации: Тяжелый, угнетающий. Использование этого цвета должно быть умеренным, т.к. в большом количестве он может «давить» на психику, нагнетать депрессию. Может ассоциироваться с цветом старины, но в сочетании с серым становится показателем достатка и солидности.

Фиолетовый

Цвет духовной силы человека. Помогает сосредоточиться на главном, вызывает вдохновение. Его любят творческие люди, люди с нестандартным мышлением, он способен уравновесить духовное и материальное. Ассоциируется с чем-то эксклюзивным, креативным. Фиолетовый цвет хорошо стимулирует работу мозга, его часто используют на упаковках шоколада, изюма, орехов. В последнее время фиолетовый часто стал использоваться при оформлении современных инетерьеров, раньше он считался величественным цветом, который всегда присутствовал в одежде королей.

Возможные негативные ассоциации: Оттенками фиолетового часто рисуют молнии, что наталкивает на мысли о сверхъестественном, мистическом. Этот цвет может восприниматься совершенно по разному, для кого-то это цвет власти, духовности и мудрости, а для кого-то – фанатизм, отчуждение и даже смерть.

Голубой

Голубой — цвет мира и всеобщей гармонии. Этот цвет связан с интелектом и умением умиротворять с помощью слов. Ассоциируется с честностью, искренностью, чистотой, тишиной, прохладой, но самые сильные ассоциации — это земной шар, вода, небо, мир, лед. Это комфортный цвет, вызывает ощущение благополучия, безопасности, доверия. Голубой цвет не такой холодный, как синий, поэтому находясь в одной гамме, он более комфортный, свежесть и прохлада голубого совсем другая нежели морозность синего. Парфюмерно-косметические компании, а также производители разнообразных средств гигиены активно пользуются этой психологической особенностью цвета, используя его на упаковках своей продукции.

Люди, предпочитающие этот цвет дружелюбны, они умеют выслушать, не раздражительны, мудры. Голубой цвет настраивает на область чувств, но более возвышенных, скорее платонических, нежели приземленных. Голубой – цвет мира и всеобщей гармонии. Он дает возможность почувствовать незримую связь со Вселенной, и способен придать предмету целостный вид, а вопросу/делу – глобальность и благоприятный исход. Игрушки, одежда, предназначенные для мальчиков традиционно голубого цвета.

Возможные негативные ассоциации: В зависимости от места использования, голубой цвет может считаться не серьезным, сентиментальным. Иногда, глядя на голубые вещи бывает сложно сосредоточиться, смотреть на голубое небо или на голубой предмет — две разные вещи. Голубой, как и розовый несколько банальный и стереотипный.

Синий

Синий — это концентрический цвет, он посвящает все только себе. У этого цвета «нет дна», он никогда не кончается, затягивая в себя. Синий цвет – это постоянство, упорство, настойчивость, преданность, самоотверженность, серьезность, строгость. Он имеет очень сильную психологическую ценность, являясь цветом убеждения, но не таким эмоционально давящим, как красный. Символизирует вечные ценности, высоту и глубину, мудрость и строгость. Темно-синий цвет считается деловым, профессиональным и авторитетным – недаром его так любят бизнесмены. Помогает сконцентрироваться на самом необходимом. Синяя деталь в каталоге или рекламном проспекте сразу привлечет к себе внимание, но в отличие от красной, практически никогда не вызовет отрицательных эмоций.

Возможные негативные ассоциации: Синий не только цвет неба, но и цвет ночи, может ассоциироваться с магией, непонятными вещами, колдовством, угнетением, фанатизмом.

Зеленый

Зеленый — цвет жизни и природы, символизирующий процветание и новые начинания. Он исцеляет, расслабляет и смягчает человека, поэтому его часто используют при оформлении лечебных учреждений, на упаковках медикаментов, косметических и моющих средств. Зеленый нейтрализует действие остальных цветов, помогает рассеивать негативные эмоции. Приносит спокойствие и умиротворенность, помогает сконцентрироваться и принять решение. Имеет сильную ассоциацию с весной, молодостью, обновлением и натуральностью.

Возможные негативные ассоциации: В большом количестве вызывает чрезмерную расслабленность, переходящую в вялость, скуку и лень, поэтому его следует сочетать с другими цветами. Цвет, который ничего не требует и никуда не зовет (смотрит мимо всех). Имеет множество оттенков, которые иногда дают абсолютно противоположное значение. «Зеленым» называют профессионалы необученного человека, новичка (по смыслу — неопытный, молодой). Зеленый цвет избегают на упаковках сладкого, т.к. психологами доказано, что в восприятии людей зеленый цвет «горький» или «кислый», но никак не сладкий.

Белый

Белый — цвет спокойствия, чистоты и безмятежности. Белый цвет характеризуется совершенством и завершенностью, демонстрирует абсолютное и окончательное решение, полная свобода для возможностей и снятие препятствий. Его фундаментальное качество – равенство, т.к. белый заключает в себе все цвета, они в нем равны. Его ключевые значения: свет, покой, целомудрие, сосредоточенность, девственность. Чаще всего он используется в качестве фона, все цвета на нем выглядят сочно и ярко. Белый был цветом социального согласия и мира.

Возможные негативные ассоциации: Переизбыток белого цвета может привести к чувству превосходства или к ощущению собственной неполноценности. Может быть цветом отрешенности, холодности, безразличия.

Черный

Черный всегда скрывает в себе все, что несет, являясь самым “загадочным” цветом. Уравновешивает белый цвет (без тьмы нет света, инь и янь). Соотносится с бесконечностью, помогает сосредоточиться и отгородиться от всех посторонних цветов. В чистом виде, он используется довольно редко, т.к. вызывает неготивные эмоции. Обычно его сочетают с более теплыми и яркими цветами для придания большей контрастности. Черный цвет является классическим, черные костюмы на мужчнинах — неотъемлемая часть делового стиля. Незаменим при создании четких форм и линий.

Возможные негативные ассоциации: Вызывает чувство горечи, тяжести, уныния. Зачастую ассоциируется с трауром. Помочь в таком случае может сочетание его с красным цветом, он добавит черному динамики, стремления.

Коричневый

Коричневый — цвет прочности, солидности, стабильности, практичности. Символы коричневого цвета: почва, дерево, земля, осень. Имеет абстрактные символы — трудолюбие, выносливость, консерватизм. Коричневый цвет наряду с черным и темно-синим часто доминирует в одежде богатых и уверенных в себе людей, что подчеркивает их чувство собственного достоинства. Коричневый — цвет кофе и ароматных специй, его изысканно обыгрывают в оформлении интерьеров кофеен и ресторанов. Люди, предпочитающие этот цвет, желают физического отдыха, покоя, концентрации, поэтому он может использоваться в офисной тематике.

Возможные негативные ассоциации: Коричневый цвет может показаться скучным, даже депрессивным, вызывать ассоциации с табаком, курением, неприятными запахами.

Серый

Серый цвет соединяет белый и черный, образуя собой гармонию двух противоположных цветов. Сам по себе нейтральный, обладает утонченной красотой, особенно при сочетании с яркими цветами. Серый — цвет интелекта, он расслабляет, помогает чувствовать себя спокойно. Он универсален и консервативен, может использоваться практически в любых сферах деятельности для создания лаконичности, утонченности.

Возможные негативные ассоциации: Серый может ассоциироваться с плохой погодой, болезнями, чувством ненужности, тоски, усталости. Его способность к умиротворению может смениться чувством бесконечной меланхолии и печали. Его редко используют при создании упаковки для моющих средств, шампуней, а также средств гигиены ,т.к. в психологическом восприятии людей, серый — цвет города, соверменных офисов, асфальта, пыли, но никак не шампуней.

Золотистый

Золотистый цвет символизирует роскошь, сияние, солнце, безупречность. Олицетворяет стремление к власти и демонстрации своего превосходства. Золотой — цвет работы, карьерного роста и богатства, как правило его используют в сочетании с другими цветами, для придания им большей значимости, блеска. Золотой — один из самых опасных цветов, используя его в больших количествах есть шанс превратить елегантную роскошь в безвкусицу. Его любят использовать на упаковках кофе, чая, сигарет, психологически это делает вкус «богатым».

Возможные негативные ассоциации: Золотой может восприниматься совершенно по-разному, вызывать ассоциации расточительности, излишней праздности, плохого вкуса.

Серебристый

Серебряный цвет выходит из серого, выражает стремление к свободе и попытку преодолеть все ограничения. Воплощает в себе благородность, безопасность, прочность. Слова ассоциации: освещение, отражение, проникновение, беспристрастность, плавность. Серебряный достаточно холодный цвет, на упаковках его используют в малых количествах, он «скромнее» нежели золото и своим холодным блеском добавляет предметам гордой аристократичности. Чаще всего этот цвет используют производители машин и техники, благодаря прямой ассоцииации с металлом, серебристый кажется прочнее, надежнее.

Возможные негативные ассоциации: Как и серый, серебристый может считаться цветом безразличия, а за счет металлического блеска более холодным и неприступным. Другие ассоциации: лживость, двуличность, иллюзорность.

Немного о психологии сочетания цветов

Психологами установлено, что количество используемых цветов непосредственно влияет на эффективность воздействия рекламного сообщения. Если эффективность восприятия черно-белого изображения принять за 100%, то эффективность двухцветного возрастает на 20%, а многоцветного — на 40%. В рекламных целях, как правило, принято не применять более двух различных цветов, но их можно разнообразить за счет похожих оттенков, поскольку это создает ощущение цветовой последовательности и не раздражает зрения.

При создании нового продукта очень важно учитывать, что в последствии он становится более успешным при правильном использовании цветовой гаммы, которая со временем становится фирменной цветовой гаммой. Нужно также учитывать тот факт, что цвета имеют свойство отображаться один в другом. Это значит, что стоящие рядом цвета могут усиливать, или сводить на нет, действие друг друга. Так, сигареты в коричнево-белой пачке, за счет белого цвета, кажутся слабее тех, что в коричневой. Они же в коричнево-синей или коричнево-золотой приобретают не только крепкий, но и несколько, аристократичный вкус.

Иногда несколько цветов расположенных рядом дают совершенно неожиданный эффект. Например, красный олицетворяет энергию, движение, опасность, ярость, а чёрный – тайну, печаль, грусть, но сочетание же красного и чёрного сразу же преобразуется во что-то экстравагантное, пикантное, манящее. А вот сочетание красного с другим, ярким и эмоционально насыщенным цветом, может смотреться безвкусно и раздражать глаз. Поэтому все цвета должны гармонировать друг с другом, уравновешивать, но не подавлять. Цвет, который должен нести главный психологический и эмоциональный посыл должен быть главным и доминирующим.

5 экспериментов, раскрывающих особенности зрительного восприятия — Блог о визуальной грамотности

Каждое утро мы открываем глаза и видим мир вокруг. Мы идем готовить кофе, смотрим в окно, чтобы понять, какая сегодня погода, и делаем другие привычные дела. Мы не задумываемся над тем, что каждое утро запускаем сложный психологический процесс визуального восприятия. Однако его понимание поможет по-другому взглянуть на многие вещи, сделать их более осмысленными.

До сих пор психологи не расшифровали всех тонкостей зрительного восприятия, но некоторые эксперименты позволяют совершенно точно судить о конкретных психологических механизмах.

Эксперимент с полой маской 

Эффект полой маски — оптическая иллюзия. Источник: http://tonistasworld.blogspot.ru/2014/02/

Психолог Ричард Грегори во второй половине прошлого столетия в результате своих наблюдений открыл:

мозг автоматически достраивает изображение по имеющимся у него данным.

Возьмем полую маску и повернем её обратной стороной. Мозг сравнивает увиденное с существующим визуальным опытом — нос, щеки, подбородок должны быть выпуклыми, поэтому мы видим привычное для нашего мозга лицо. Лицо Альберта Эйнштейна.

В мозге человека существует специальный отдел, обрабатывающий лица (веретенообразная извилина — в височной доле мозга чуть выше ушей). С ним связана не только оптическая иллюзия с выпуклой маски. Благодаря этой извилине мы способны распознавать тончайшие оттенки эмоций в лицах. И видеть лица там, где их нет.

Фото поверхности Марса (1976 год). Источник: http://blog.seniorennet.be/peter2011/archief.php?ID=2052426

Выводы

  • Восприятие (и не только зрительное) базируется на уже имеющейся информации и конкретном чувственном опыте.
  • При зрительном восприятии очень важен контекст — окружающая визуальная информация, подписи, имеющийся у человека опыт.
  • Мозг «заточен» на восприятие лиц и эмоций.

Эксперимент с контрастными цветами

4 эксперимента на сочетания цветов

Доктор наук из Флориды Томас Саноки и его ученик Ноа Сульман анализировали связь цветов и памяти. Они показывали испытуемым по очереди два сочетания цветов и просили их сравнить — насколько похожа палитра на предыдущую и насколько она гармонична (приятна для восприятия).

Оказалось, что нам свойственно запоминать изображения с гармоничной трехцветной гаммой. Мы способны удерживать в памяти большое количество различных цветовых сочетаний, при этом трехцветные сочетания запоминаются лучше, чем палитры из 4-х и более цветов.

Выводы

  • Запоминаются изображения с гармоничной гаммой, состоящей не более, чем из 3-х цветов.
  • Контраст (например, черные буквы на белом фоне) фокусирует внимание и улучшает восприятие.

 

Эксперимент с двумя разными изображениями

Эффект бинокулярного соперничества by VonHaarberg (Own work, based on Red-Blue binocular rivalry.png) [CC BY-SA 4.0 (http://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0)%5D, via Wikimedia CommonsГруппа ученых во главе с Франком Тонгом в 1998 году исследовала эффект, которые возникает, если одновременно смотреть на два разных изображения. Они назвали это бинокулярным соперничеством. Зрительные сигналы левого и правого глаз «соперничают» друг с другом.

Эффект бинокулярного соперничества. Источник: http://www.dvinfo.net/forum/3d-stereoscopic-production-delivery/517198-binocular-rivalry-consciousness.html

При наложении картин друг на друга одна доминирует над другой и мы не можем сфокусировать внимание на чем-то конкретном. Хотим мы того или нет, но зрение будет перескакивать с одного на другое, и сложно понять, что конкретно мы видим. Хотя это всего лишь лицо и здание.

Эксперимент можно повторить самостоятельно. Для этого нужно сделать трубочку из газеты и смотреть через нее одним глазом вдаль. Ко второму глазу нужно поднести ладонь, прислонив её к трубочке из газеты. Подождать 10 секунд и медленно отодвигать ладонь, продолжая смотреть в трубочку из газеты. Вы совершенно четко увидите окружающие предметы сквозь круглую дыру в ладони.

Выводы

  • При одновременном наблюдении двух расположенных близко изображений в течение короткого времени мы не сможем понять, что именно видим.
  • При наложении изображений друг на друга нужно делать одно более контрастным, чем другое.

 

Эксперимент с влиянием шрифта на настроение

Хорошая и плохая типографика

Огромное внимание сегодня уделяется типографике. Это не только шрифты (гарнитура), но и многие другие элементы, служащие одной цели — улучшить зрительное восприятие текста.

Оказывается, что типографика влияет не только на настроение читателя, но и на его способность к решению задач.

Это доказали экспериментально представители Microsoft Кевин Ларсен и МТИ Розалинд Пикард.

Две группы по 10 испытуемых читали один и тот же текст, но с разной типографикой. Периодически их спрашивали, сколько прошло времени. Известен факт, что люди за приятным занятием считают, что время проходит быстро, тогда как неприятное занятие субъективно кажется «растянутым» во времени. После прочтения текста нужно было решить нестандартную задачу (прикрепить к стене кнопками свечу так, чтобы воск не капал вниз).

Результаты подтвердили предположения исследователей.

Обе группы оценили время неправильно — читатели плохой типографики преувеличили затраченное время, а хорошей — недооценили, то есть им показалось, что они прочитали быстрее, чем на самом деле.

С необычной задачей справилось менее половины испытуемых, читавших текст с хорошей типографикой. Во второй группе с задачей не справился ни один участник.

Выводы

  • Хорошая типографика — красивый, «удобочитаемый» шрифт, гармоничные межстрочный и межбуквенный интервалы, контрастность — приятнее нашему мозгу. Мы получаем от такого чтения больше удовольствия.
  • Качество типографики влияет и на способность человека справляться с проблемными ситуациями.

 

Эксперимент с восприятием «сути сцены»

Восприятие сути сцены по Кастелано и Хендерсен

Наше восприятие (и мышление) опирается на стандартные ситуации и зрительные образы, на те, что мы видели много раз. Благодаря особенности, которую называют восприятие сути сцены, мы можем «восстановить» полную картину происходящего, увидев на доли секунды фрагмент этой картины.

Буквально «суть сцены» — это способность воспринять и осознать большое количество информации по одному быстрому взгляду на стандартную картину происходящего.

Например, переключая телевизор с канал на канал, вы представляете (мысленно видите) то, что идет на каждом из каналов. Не останавливаясь на долгое время, по одному кадру вы можете определить то, что там показывают.

Эксперимент Моники Кастелано и Джона Хендерсона касался восприятия сути сцены в зависимости от цвета. Испытуемым быстро показывали сотни фотографий стандартных мест — город, берег моря, дом и др. — и просили назвать что они видят. Фотографии были разных цветов — обычные (море синее, трава зеленая), черно-белые и необычных цветов (небо зеленое, трава синяя).

Узнавание сцены происходило очень быстро в тех случаях, когда использовались естественные цвета. Монохромные и нестандартные цвета затрудняли восприятие привычных объектов.

Нестандартные цвета затрудняют восприятие привычных объектов. Источник: https://flic.kr/p/7HzMaQ

Выводы

  • Мы способны воспринять 80% зрительной информации за 36 миллисекунд и при этом понимать привычные объекты.
  • Черно-белые изображения затрудняют понимание сути изображения по сравнению с цветными.
  • Стандартные, привычные цвета предметов и объектов ускоряют и упрощают восприятие по сравнению с нетипичными цветами.

 

Источники

Поделиться ссылкой:

Понравилось это:

Нравится Загрузка…

Похожее

Human Perception — обзор

5.2 Модели человеческого восприятия в когнитивном анализе данных и принятии решений

В компьютерных процессах анализа данных, а также принятия решений полезно использовать модели восприятия, характерные для человеческого разума. Суть этого решения заключается в использовании алгоритмов, которые могут быть перенесены в область системных решений при автоматическом анализе данных. Чем полнее эта передача и получение информации о том, как выполняются определенные когнитивные задачи, чтобы использовать ее в компьютерном анализе данных, тем точнее система имитирует человеческий разум.Конечно, не существует системных (компьютерных) решений, полностью совпадающих с работой человеческого разума, но эти два процесса анализа, происходящие из разных миров, постоянно становятся все более похожими.

Системные решения моделируются, среди прочего, на основе решений, описывающих функционирование материального мира, определения значения материи и энергии в этом мире и определения информации и интеллекта. Модели этого типа идут рука об руку с решениями, которые определяют операционные правила человеческого восприятия и становятся основой для построения когнитивных решений, используемых для анализа и принятия решений на основе понимания данной ситуации.

Модели человеческого восприятия, используемые для задач анализа когнитивных данных, которые поддерживают процессы принятия решений, включают [7]:

1.

Модель представления информации в человеческом мозгу — Эта модель показывает, что каждый фрагмент информации которая доходит до человеческого мозга, сохраняется в виде определенного представления. Это представление однозначно и однозначно относится к данной информации. Все информационные представления:

индивидуальные — для каждого человека и компьютерных систем, построенных им,

уникальны — в своем сознании каждый человек присваивает различные представления разным частям информации (рис.5.2).

Рисунок 5.2. Модель представления когнитивной информации.

Информация, записанная в любой форме, например предложения, слова, строки символов, изображения, ситуации, события и т.п., достигает человеческого мозга, где исследуется ее структура. Этот процесс направлен на представление информации в человеческом мозгу. Эта информация проходит процедуры обработки, которые могут выполняться с использованием знаний, которыми обладает человек. Это вид полученных знаний.Затем создаются структуры знаний, и эти структуры в сочетании с определенными ожиданиями порождают определенное поведение. Этот набор сгенерированных моделей поведения используется для записи информации в форме выбранного мысленного представления. Эти представления могут принимать различные формы, например:

мысленных образов,

слов — представляющих данный язык,

следов памяти,

суждения,

схемы,

концепции и идеи,

ментальные модели,

понятия,

структуры знаний .

2.

Модель нейроинформатики (NeI) — Это решение, которое фокусируется на структуре человеческих нейронов и указывает на сходство между человеческими и компьютерными процессами интерпретации и описания данных. Это биологический / психологический взгляд на то, как знания и информация представлены в человеческом мозгу. Эти представления расположены на нейронном уровне и изображаются с помощью математических моделей. Нейроинформатика представляет собой область когнитивной информатики, в которой описывается человеческая память.Эта память считается основой как естественного, так и искусственного интеллекта.

3.

Модель когнитивной информатики — Основанная на идентифицируемых и описываемых сходствах в структуре естественного человеческого разума и соответствующего ему искусственного «разума». В этой модели элементы человеческого разума, используемые для когнитивных задач, связаны со своими искусственными аналогами, созданными когнитивной информатикой. Психические процессы, характерные для человека, а именно восприятие, память, мышление, анализ и интерпретация данных, рассуждение и прогнозирование, переносятся в область компьютерных решений для создания когнитивных роботов и машин.Для человека конструкция когнитивной модели напоминает структуру блочной когнитивной системы / системы принятия решений, а для компьютера — структуру ее искусственного аналога.

4.

Когнитивные компьютерные модели —Созданы путем объединения трех основных компонентов:

искусственный интеллект,

когнитивная наука и

система приложения и решения (рис.5.3).

Рисунок 5.3. Схема когнитивной компьютерной модели.

Эти примитивы со связями и отношениями между ними составляют модели когнитивных компьютеров. Модели когнитивных компьютеров создаются путем объединения когнитивных решений из области искусственного интеллекта, в которых идентифицируются процессы естественного интеллекта, принятые для целей машинного анализа, и когнитивных процессов, которые составляют основу семантического анализа данных.Системные приложения разрабатываются с использованием решений, принятых в области искусственного интеллекта. Когнитивные компьютерные модели активируют процессы естественного интеллекта, чтобы различать правильные решения и правильные когнитивные структуры. Процессы семантического анализа выполняются когнитивными решениями, которые составляют основу прикладных решений. Искусственный интеллект также влияет на дизайн программного обеспечения, которое является частью разрабатываемых приложений.

5.

Модели когнитивных машин — Модели были разработаны путем объединения трех компонентов, которые включают:

искусственный интеллект,

когнитивная наука и

системные приложения и решения (рис.5.4).

Рисунок 5.4. Схема модели когнитивной машины.

Все компоненты модели со связями и отношениями между ними составляют решения, называемые когнитивными машинами. Когнитивные машины — это роботы, используемые для различных задач, связанных с возникновением и выполнением когнитивных процессов. Чаще всего это гуманоидные роботы или искусственные мозговые структуры. Модели когнитивных машин создаются путем применения когнитивных решений к задачам искусственного интеллекта и активации процессов человеческого интеллекта для определения оптимальных когнитивных решений и структур.Кроме того, процессы семантического описания используются для выполнения когнитивных решений, которые составляют основу разрабатываемых приложений. Модели искусственного интеллекта используются для построения механизмов управления, которые образуют компоненты разрабатываемых решений.

Модели восприятия и анализа человеческих данных, основанные на выполнении когнитивных процессов, используются не только в процессе анализа данных, но и в тех, которые улучшают процесс принятия решений. В случае когнитивных систем процессы принятия решений понимаются как тип процессов, которые помогают принимать оптимальные решения на основе глубокого анализа проблемы, т.е.е., понимание данных. Этот процесс чрезвычайно сложен, и решения этого типа лучше всего иллюстрируют гуманоидные роботы, которые при выполнении возложенных на них задач анализируют ситуацию и принимают решение о выполнении действий, аналогичных тем, которые выполняет человек. Конечно, выполнение этих действий зависит от интеллекта конкретного робота, а также от способности обучать роботов новому поведению и принимать решения, о которых они не знали раньше. Следовательно, это решения, которые зависят от ситуации, ранее неизвестны и предлагают новые возможности для развития.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: начало более

  • Роман

  • От:
    Линда Холмс

  • Рассказал:
    Джулия Уилан, Линда Холмс

  • Продолжительность: 9 часов 6 минут

  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд

  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От

    Каролина Девушка
    на
    10-12-19

Различий между глубокими нейронными сетями и человеческим восприятием | MIT News

Когда мать называет ваше имя, вы знаете, что это ее голос — независимо от громкости, даже при плохой связи по мобильному телефону.И когда вы видите ее лицо, вы понимаете, что это ее лицо — если она далеко, если освещение плохое или вы плохо разговариваете по FaceTime. Эта устойчивость к вариациям является отличительной чертой человеческого восприятия. С другой стороны, мы подвержены иллюзиям: мы можем не различать звуки или изображения, которые на самом деле разные. Ученые объяснили многие из этих иллюзий, но нам не хватает полного понимания инвариантности наших слуховых и зрительных систем.

Глубинные нейронные сети также выполняют задачи распознавания речи и классификации изображений с впечатляющей устойчивостью к вариациям слуховых или визуальных стимулов.Но похожи ли инварианты, изучаемые этими моделями, на инварианты, усваиваемые человеческими системами восприятия? Группа исследователей Массачусетского технологического института обнаружила, что они разные. Вчера они представили свои выводы на конференции по нейронным системам обработки информации 2019 года.

Исследователи сделали новое обобщение классической концепции: «метамеры» — физически различные стимулы, которые производят одинаковый эффект восприятия. Самые известные примеры метамерных стимулов возникают из-за того, что у большинства людей в сетчатке глаза есть три разных типа колбочек, которые отвечают за цветовое зрение.Воспринимаемый цвет любой длины волны света может быть точно согласован с определенной комбинацией трех огней разного цвета, например красного, зеленого и синего огней. Ученые девятнадцатого века пришли к выводу из этого наблюдения, что у людей есть три разных типа детекторов яркого света в наших глазах. Это основа для электронных цветных дисплеев на всех экранах, на которые мы смотрим каждый день. Другой пример из зрительной системы: когда мы фиксируем взгляд на объекте, мы можем воспринимать окружающие визуальные сцены, различающиеся на периферии, как идентичные.В слуховой области можно наблюдать нечто подобное. Например, «текстурный» звук двух стаей насекомых может быть неразличимым, несмотря на различия в акустических деталях, составляющих их, потому что они имеют схожие совокупные статистические свойства. В каждом случае метамеры дают представление о механизмах восприятия и ограничивают модели зрительной или слуховой системы человека.

В текущей работе исследователи случайным образом выбирали естественные изображения и звуковые фрагменты произнесенных слов из стандартных баз данных, а затем синтезировали звуки и изображения, чтобы глубокие нейронные сети сортировали их по тем же классам, что и их естественные аналоги.То есть они генерировали физически различные стимулы, которые идентично классифицируются моделями, а не людьми. Это новый способ думать о метамерах, обобщающий концепцию замены компьютерных моделей воспринимающими людьми. Поэтому они назвали эти синтезированные стимулы «модельными метамерами» парных естественных стимулов. Затем исследователи проверили, могут ли люди идентифицировать слова и изображения.

«Участники услышали короткий фрагмент речи и должны были определить из списка слов, какое слово было в середине ролика.Для естественного звука эта задача проста, но для многих метамеров модели людям было трудно распознать звук », — объясняет первый автор Дженель Фезер, аспирантка факультета мозга и когнитивных наук (BCS) Массачусетского технологического института. член Центра мозга, разума и машин (CBMM). То есть люди не стали бы относить синтетические стимулы к тому же классу, что и произносимое слово «птица» или изображение птицы. Фактически, метамеры модели, созданные для соответствия откликам самых глубоких слоев модели, обычно не распознавались людьми как слова или изображения.

Джош Макдермотт, адъюнкт-профессор BCS и исследователь CBMM, приводит следующий случай: «Основная логика состоит в том, что если у нас есть хорошая модель человеческого восприятия, скажем, распознавания речи, то если мы выберем два звука, которые, согласно модели, являются то же самое и представить эти два звука слушателю-человеку, этот человек также должен сказать, что эти два звука одинаковы. Если слушатель-человек вместо этого воспринимает стимулы как разные, это явный признак того, что представления в нашей модели не совпадают с представлениями человеческого восприятия.”

Примеры модельных метамерных стимулов можно посмотреть на видео ниже.

Вместе с Фезером и Макдермоттом в статье выступают Алекс Дуранго, студент, получивший степень бакалавра, и Рэй Гонсалес, научный сотрудник, оба из BCS.

Существует еще один тип отказа глубоких сетей, который получил много внимания в СМИ: состязательные примеры (см., Например, «Почему мой классификатор просто принял черепаху за винтовку?»).Это стимулы, которые кажутся похожими на людей, но неправильно классифицируются модельной сетью (по замыслу — они сконструированы таким образом, чтобы их классифицировать неправильно). Они дополняют стимулы, генерируемые группой Фезера, которые звучат или кажутся разными для людей, но предназначены для совместной классификации в модельной сети. Уязвимости модельных сетей, подверженных состязательным атакам, хорошо известны — программы распознавания лиц могут ошибочно идентифицировать личность; автоматизированные транспортные средства могут не распознавать пешеходов.

Важность этой работы заключается в улучшении моделей восприятия за пределами глубоких сетей. Хотя стандартные состязательные примеры указывают на различия между глубокими сетями и человеческими системами восприятия, новые стимулы, генерируемые группой Макдермотта, возможно, представляют собой более фундаментальный провал модели — они показывают, что общие примеры стимулов, классифицируемых глубокой сетью как одинаковые, производят совершенно разные восприятия. для людей.

Команда также придумала способы модификации модельных сетей, чтобы получить метамеры, которые были бы более правдоподобными для людей звуками и изображениями.Как говорит Макдермотт: «Это дает нам надежду на то, что в конечном итоге мы сможем разработать модели, которые пройдут тест на метамеры и лучше улавливают человеческие инварианты».

«Метамеры моделей демонстрируют значительную неспособность современных нейронных сетей соответствовать инвариантам в зрительных и слуховых системах человека», — говорит Фезер. «Мы надеемся, что эта работа предоставит полезную линейку поведенческих мер для улучшения представления моделей и создания лучших модели сенсорных систем человека ».

Контраст и человеческое восприятие в дизайне | Автор: Эд Ороско

Создавая лучший опыт, понимая, как мы видим мир.

Фото Perchek Industrie на Unsplash

В этой статье мы собираемся изучить концепцию контраста и его фундаментальную роль в UX и визуальном дизайне.

Начнем с определения контраста.

Контрастность — это свойство двух сопоставленных элементов отличаться друг от друга.

Контраст определяет то, как наши органы чувств воспринимают окружающую среду и свойства объектов, с которыми мы взаимодействуем. По словам автора Dan M. Mrejeru:

Основываясь на контрасте, восприятие отличает сигнал от шума и передний план от фона.- Соловецкий Эрзац: об эволюции современного человеческого мозга объясняет:

Давайте взглянем на пару примеров.

Мы воспринимаем вариации микротональности в музыке как колебания одной и той же ноты, также известные как вибрато. Однако мы интерпретируем широкие симметричные различия в частотах последующих нот как музыкальные. И наоборот, асимметричные частоты считаются диссонансными.

Небольшие колебания температуры также почти незаметны. Вам будет сложно отличить 75 ℉ (23.8 ℃) и 76 ℉ (24,4 ℃), но вы заметите изменение температуры, когда выйдете из дома холодным зимним утром.

Из всех видов контраста, которые наши органы чувств способны воспринимать , визуальный контраст является основным типом контраста для пользовательского интерфейса и цифрового дизайна .

Основная продукция цифровых продуктов — визуальная.

Стимулы, создаваемые оборудованием наших устройств, остаются постоянными, будь то сенсорный экран или клавиатура.Что меняется, так это то, что мы видим на дисплее, что определяется программным обеспечением.

Для создания полезного программного обеспечения необходимо знать о различных типах визуального контраста в дизайне.

Существует пять типов визуального контраста в UX и визуальном дизайне:

  • Цвет
  • Пропорции
  • Форма
  • Близость и пространство
  • Движение

Давайте рассмотрим их подробнее.

Наши глаза эволюционировали, чтобы воспринимать часть электромагнитного спектра, которую мы называем видимым светом.

Длины волн этого спектра варьируются от примерно 400 до 700 нанометров (нм). Наш мозг обрабатывает волны разной длины как разные цвета. Например, мы воспринимаем длины волн от 490 до 450 нм как синий цвет.

Чем больше разница в длинах волн в паре цветов, тем выше контраст между ними.

Но, конечно, есть исключение.

Несмотря на то, что красный и фиолетовый имеют очень разные длины волн, между ними нет большого контраста .Почему? Что ж, я не мог найти научную причину, но моя теория заключается в том, что оба этих цвета находятся на пределе того, что видят наши глаза.

Более короткие длины волн, чем красный, называются инфракрасным светом, а более длинные волны, чем фиолетовый, дают нам ультрафиолетовый свет. Оба они невидимы для человеческого глаза.

Мы полагаем, что сэр Иссак Ньютон первым придумал организовать видимый спектр в виде круговой диаграммы, породившей хроматическое колесо. Это отличный способ проиллюстрировать контрастное соотношение между цветами, которые мы видим.

Хроматическое колесо.

Противоположные цвета на хроматическом круге создают резкий контраст . Мы называем их дополнительными цветами. И они хорошо смотрятся вместе. Как синий и желтый, цвета солнечного дня на пляже.

Пропорция — это соотношение размеров между двумя элементами . Чем значительнее разница в размерах, тем больше будет визуальный контраст. Это также относится к сторонам любого объекта.

Причина, по которой мы так чувствительны к существенным различиям в пропорциях, связана с нашей эволюцией. Люди любят симметрию . И нам не очень нравится асимметрия.

Как указывает Дэн М. Мреджеру, наш мозг интерпретирует асимметрию как опасную:

Симметрия играет важную роль в естественном отборе, потому что в природе асимметрия является признаком болезни, угрозы или опасности [sic] — Эрзац Соловков: On Эволюция современного человеческого мозга.

Как и при экстремальных температурах, наши органы чувств особенно реагируют на вещи, которые могут быть вредными. Вот почему мы так чувствительны к асимметрии и почему вы съеживаетесь, когда кадр искривлен (борьба реальна).

Как вы относитесь к этой скамейке? Фото Алессандры Каретто на Unsplash

Но, как вы, наверное, догадались, есть исключение из правил. Оказывается, есть определенный тип асимметрии, с которым мы более чем согласны, нам это нравится, и это золотое сечение. По словам Иоганна Кеплера:

Геометрия имеет два великих сокровища; одна — Теорема Пифагора; другой — разделение линии на крайнее и среднее соотношение.Первое мы можем сравнить с мерой золота, второе — с драгоценным камнем.
— Johannes Kepler

Вы можете написать целые книги, исследуя значение золотого сечения в дизайне, но мы не собираемся спускаться в эту кроличью нору. Достаточно сказать, что мы воспринимаем его так же пропорционально, как и совершенную симметрию. Можно сказать, что это идеальная асимметрия .

Когда все остальные переменные равны, два объекта разной геометрии будут выглядеть по-разному, контрастируя друг с другом.

Контраст формы особенно заметен при работе с типом . Пара букв одинакового размера и цвета будет выглядеть по-разному. Мы приписываем звукам и понятиям разные формы, и это позволяет нам писать и читать.

monotype.com

Некоторые дизайнеры мастерски умеют сочетать шрифты, что является искусством комбинирования различных шрифтов, которые хорошо смотрятся вместе.

Имейте в виду, что некоторые шрифты имеют больший контраст и, следовательно, более разборчивы.Если вы хотите узнать больше о свойствах шрифтов и типографики, я рекомендую вам ознакомиться с «Элементами типографского стиля» Роберта Брингхерста.

Объекты в природе, которые расположены близко друг к другу, обычно связаны между собой. И наоборот, чем больше расстояние между ними, тем меньше они связаны друг с другом.

Не вдаваясь в метафизику, это проистекает из того факта, что в процессе эволюции пары объектов, вредных друг для друга, не доживут до воспроизводства и, следовательно, вымрут.

Но вы, конечно, догадались. Есть исключения, например, паразиты и вирусы.

Ключевой концепцией здесь является то, что в вашем интерфейсе вы можете использовать восприятие пространства, чтобы указать пользователю, какие группы элементов связаны между собой и должны интерпретироваться как единое целое. Это называется разбиением на части.

Вы также можете использовать пространство, чтобы направлять взгляд пользователя к тому, на чем вы хотите, чтобы он сосредоточился. Помните : восприятие отличает сигнал от шума, поэтому, если вы хотите выделить что-то, поместите это в центр большого количества негативного пространства.

В дизайне разделение между элементами или группами элементов называется белым или отрицательным пространством.

Типичный современный пример использования интервалов и фрагментов в дизайне — это, конечно, Apple.

Использование интервалов и разделения — отличный способ разбить большие фрагменты информации на небольшие фрагменты, уменьшая когнитивную нагрузку.

И, наконец, что не менее важно, наши глаза фантастически обнаруживают движение.

Ямка, в которой наша острота зрения наиболее резкая, составляет лишь около 1% всего поля зрения.Остальное, известное как периферическое зрение, имеет низкое разрешение.

Диаграмма, отображающая степени эксцентриситета поля зрения.

Тем не менее, существует большое количество исследований, которые показывают, что наше периферическое зрение действительно настроено на обнаружение движения (Bartram, Ware & Calvert, 2001).

Независимо от того, обнаруживаем ли мы это с помощью фовеального или периферического зрения, с помощью анимации объекты выделяются на их фоне.

Определены расширенные роли дофамина и серотонина в человеческом восприятии

Исследования, проведенные международной исследовательской группой, показали, как нейротрансмиттеры дофамин и серотонин, передающие сигналы в человеческом мозгу с субсекундной скоростью, по-видимому, интегрируются и формируют то, как люди воспринимают мир и предпринимают действия, основанные на их восприятии.Наблюдения, которые считаются первыми в своем роде в человеческом мозге, показывают, что дофамин и серотонин играют гораздо более важную роль в нервной системе человека, чем это было известно ранее.

Результаты исследования также демонстрируют, что исследователи могут непрерывно и одновременно измерять активность как дофамина, так и серотонина, рецепторы и участки захвата которых являются терапевтическими мишенями для лечения различных заболеваний, от депрессии до болезни Паркинсона, в мозге человека. Результаты, представленные в Neuron , могут помочь ученым лучше понять расширенную роль, которую системы дофамина и серотонина играют в восприятии и принятии решений, а также их роль в здоровье человека, и, таким образом, дать важную информацию о психических и неврологических расстройствах.

«Огромное количество людей во всем мире принимают фармацевтические препараты, чтобы нарушить работу систем передачи дофамина и серотонина, чтобы изменить свое поведение и психическое здоровье», — сказал старший автор исследования П. Рид Монтегю, доктор философии, профессор и директор Центра Исследования в области нейробиологии человека и Лаборатория нейровизуализации человека в Биомедицинском научно-исследовательском институте Фралина в Технологическом Карилионе штата Вирджиния. «Впервые была измерена текущая активность этих систем, и было определено, что она участвует в восприятии и когнитивных способностях.Эти нейротрансмиттеры одновременно действуют и интегрируют активность в совершенно разных временных и пространственных масштабах, чем кто-либо ожидал ».

П. Рид Монтегю, доктор философии, профессор и директор Центра исследований нейробиологии человека в Биомедицинском научно-исследовательском институте Фралина в Технологическом институте Вирджинии, сказал, что дофамин и серотонин действуют с субсекундной скоростью, чтобы формировать то, как люди воспринимают мир и предпринимают необходимые действия. по их восприятию. [Технологический институт Вирджинии] Монтегю, который является почетным профессором Wellcome Center for Human Neuroimaging в Университетском колледже Лондона и профессором физики в Технологическом колледже Вирджинии, и его коллеги сообщили о своих исследованиях в статье под названием «Sub-second Передача сигналов дофамина и серотонина в полосатом теле человека во время принятия решений по восприятию.”

Дофамин и серотонин — нейромодуляторы, которые традиционно были связаны с обработкой вознаграждения, а именно с тем, насколько хорошо или плохо люди воспринимают результат после совершения действия. «Каждый выбор, который кто-то выполняет, включает в себя получение информации, ее интерпретацию и принятие решений о том, что они воспринимают», — сказал Кеннет Кишида, доктор философии, автор исследования и доцент кафедры физиологии, фармакологии и нейрохирургии в Wake Лесная медицинская школа.«Существует целый ряд психических состояний и неврологических расстройств, при которых этот процесс изменяется у пациентов, и главными подозреваемыми являются дофамин и серотонин».

Недавние исследования на животных также показали, что дофамин и серотонин «… также участвуют в сенсорном выводе и принятии решений, основанных на таком выводе», — пишут исследователи. Однако они отметили: «… нашему пониманию этих систем препятствует отсутствие химически специфических методов изучения нейромодуляции у людей в быстром масштабе времени.”

Теперь исследователи решили эту проблему с помощью электрохимического метода, известного как циклическая вольтамперометрия с быстрым сканированием, в котором используется небольшой микроэлектрод из углеродного волокна, на который подается низкое напряжение, что позволяет в реальном времени определять активность дофамина и серотонина. В ходе исследования команда зафиксировала колебания дофамина и серотонина с помощью специально разработанных электродов у пяти пациентов, перенесших операцию по имплантации электродов для глубокой стимуляции мозга для лечения эссенциального тремора или болезни Паркинсона.Пациенты бодрствовали во время операции, играя в компьютерную игру, предназначенную для количественной оценки аспектов мышления и поведения во время проведения измерений. В каждом раунде игры каждый участник кратко рассматривал облако точек, и его просили оценить направление, в котором они движутся.

Исследователи Технологического института штата Вирджиния вместе с учеными из Центра исследований неврологии человека Института биомедицинских исследований Фралина создают микроэлектроды из углеродного волокна для определения активности дофамина и серотонина в реальном времени у пациентов-людей.[Технологический институт Вирджинии] Задача была разработана автором-корреспондентом Дэном Бангом, доктором философии, докторантом сэра Генри Веллкома, и Стивом Флемингом, доктором философии, сэром Генри Дейлом / членом Королевского общества, оба из Wellcome Center for Human Neuroimaging at University College London . Монтегю обратился к своим коллегам Бангу и Флемингу из Университетского колледжа Лондона с просьбой разработать для пациентов во время операции тест, который мог бы выявить субсекундную передачу сигналов дофамина и серотонина в режиме реального времени, а также сделать выводы о внешнем мире отдельно от их часто описываемой роли в вознаграждении связанные процессы.

«Я сказал, что у меня есть этот новый метод измерения дофамина и серотонина, но мне нужно, чтобы вы помогли с этой задачей», — объяснил Монтегю. «Используя циклическую вольтамперометрию с быстрым сканированием, адаптированную для использования у нейрохирургических пациентов, мы впервые измерили субсекундные изменения в доставке дофамина и серотонина в полосатое тело человека во время задачи визуального восприятия — широко используемой лабораторной системы для изучения когнитивных функций у людей и других людей. — приматы », — отметили авторы.

Результаты показали, что дофамин и серотонин участвовали в простых решениях восприятия вне традиционного контекста вознаграждения и потери.«Наши результаты показывают, что субсекундная передача сигналов дофамина и серотонина в полосатом теле человека участвует в выводе в реальном времени о внешнем мире, помимо их часто описываемой роли в процессах, связанных с вознаграждением», — отметили авторы. «Дополнив стандартную парадигму случайного движения точек, мы смогли отделить неопределенность относительно сенсорного стимула от трудности, связанной с принятием решения об этом стимуле». И хотя исследования проводились на пациентах, у которых была диагностирована болезнь Паркинсона или эссенциальный тремор, команда предположила, что есть несколько причин, по которым результаты «… вероятно, распространятся на здоровый мозг.”

Банг далее прокомментировал: «Эти нейромодуляторы играют гораздо более широкую роль в поддержке человеческого поведения и мышления, и, в частности, они участвуют в том, как мы обрабатываем внешний мир. Например, если вы двигаетесь по комнате при выключенном свете, вы двигаетесь иначе, потому что не знаете, где находятся объекты. Наша работа предполагает, что эти нейромодуляторы, в частности серотонин, играют роль в передаче сигналов о том, насколько мы не уверены во внешней среде ».

Относительный размер микроэлектрода, используемого для регистрации активности дофамина и серотонина во время процедур глубокой стимуляции мозга.[Технологический институт Вирджинии] Как пришли к выводу исследователи: «В целом, наше исследование открывает дверь к более глубокому пониманию нейромодуляторных систем, которые остаются плохо изученными из-за отсутствия химически специфических методов измерения быстрых нейромодуляторов у людей… Эти первые из них — Добрые наблюдения в человеческом мозге показывают роль субсекундной передачи сигналов дофамина и серотонина в аспектах познания и действий, не связанных с вознаграждением ».

Монтегю и Кишида вместе с Терри Лоренцем, доктором философии, доцентом-исследователем, и Джейсоном Уайтом, доктором философии, старшим научным сотрудником, теперь оба работают в Институте биомедицинских исследований Фралина, начали работу над новым статистическим подходом для определения сигналов дофамина и серотонина. во время учебы в Медицинском колледже Бейлора в Хьюстоне, штат Техас.«Кен принял вызов — провести быструю нейрохимию у людей во время активного познания», — сказал Монтегю. «Многие другие хорошие группы ученых не смогли этого сделать. Помимо вычисления огромных объемов данных, есть сложные проблемы, которые необходимо решить, в том числе большие, фундаментальные алгоритмические задачи ».

До недавнего времени только медленные методы, такие как ПЭТ-сканирование, могли измерять влияние нейротрансмиттеров, но они и близко не соответствовали частоте или объему посекундных измерений циклической вольтамперометрии с быстрым сканированием.Измерения в новом исследовании проводились в Баптистском медицинском центре Уэйк Форест с участием нейрохирургических бригад во главе с Адрианом У. Лакстоном, доктором медицины, и Стивеном Б. Таттером, доктором медицины, доктором философии. «Энтузиазм нейрохирургов по поводу этого исследования вызван теми же причинами, которые побудили их стать врачами — в первую очередь, они хотят делать все возможное для своих пациентов, и у них есть настоящая страсть к пониманию того, как работает мозг для улучшения исходы для пациентов », — сказал Кишида, который следил за сбором данных в операционной во время операций.«Оба являются совместными учеными вместе с Чарльзом Бранчем, главой отделения нейрохирургии в Уэйк Форест, который был замечательным сторонником этой работы».

Точно так же Монтегю сказал: «Вы не можете сделать это без настоящих хирургов, партнеров плечом к плечу, и, конечно, не без людей, которые позволяют вам делать записи из своего мозга, пока им имплантируют электроды для облегчения симптомов. неврологического расстройства … Исследование действительно потребовало много тяжелой работы и объединенного созвездия людей, чтобы получить эти результаты.”

ученых выяснили, как эмоции влияют на восприятие времени — Ассоциация психологических наук — APS

У людей непростые отношения с часами, если судить по современным идиомам. Когда мы развлекаемся, время летит незаметно. Когда нам скучно, это тянет. Иногда это на нашей стороне; в других случаях он идет против нас.

Разрыв между тем, как проходит время, и тем, как мы его переживаем, занимал психологов более 150 лет. Пионеры психофизики, такие как Густав Теодор Фехнер и Эрнст Генрих Вебер, заложили основы этого направления исследований в 1800-х годах, исследуя тонкости человеческого восприятия.

Перенеситесь в 21 век, и изучение восприятия времени служит отличительной чертой интегративных исследований, сочетающих лингвистику, нейробиологию, когнитивную психологию и исследование внимания, чтобы изучить, как люди чувствуют, как проходят минуты и часы.

Внутренний хронометрист

На протяжении десятилетий ученые концептуализировали восприятие времени в соответствии с теоретическими моделями, которые, по сути, создавали биологический секундомер в мозгу, который замедлялся и ускорялся в соответствии с вниманием и возбуждением.Совсем недавно исследователи начали искать те области мозга, которые отвечают за внутреннее хронометрирование. Используя новые технологии, такие как функциональная МРТ, ученые, такие как сотрудник APS Уоррен Х. Мек из Университета Дьюка, пришли к выводу, что в основе обработки времени лежит большая сеть нейронных областей, а не просто одна структура мозга. Европейские нейробиологи, в том числе лауреат Нобелевской премии Эдвард Мозер, использовали оптогенетику (биологический метод, используемый для контроля и мониторинга отдельных нейронов) с мышами, чтобы идентифицировать определенные области мозга, которые влияют на наше субъективное хронометраж.

В центре внимания нейробиологов к восприятию времени ученые продолжают признавать неотъемлемую роль счастья, печали, страха и других эмоций в том, как мы ощущаем течение секунд и минут. Сотрудник APS Джеймс МакКин Кеттел Михай Чиксентмихайи из Клермонтского университета впервые определил, как приятные впечатления могут повлиять на нашу сосредоточенность на времени. Чиксентмихайи, как известно, ввел термин «поток», чтобы описать ощущение от того, что вы так счастливо погружены в какую-либо деятельность — будь то спорт, работа или творческий проект, — что все отвлекающие факторы отсутствуют.Ключевой особенностью переживания потока является искаженное ощущение времени — обычно ощущение того, что время прошло быстрее, чем обычно.

Последующие исследования выявили чистое стремление к вознаграждению, от опыта до материальных благ, как ингредиент временных иллюзий. Эти исследования часто включают эффект странности — феномен, при котором встреча с новыми стимулами увеличивает воспринимаемую продолжительность. Ученый-психолог из Дартмутского университета Питер Ульрик Це и его коллеги продемонстрировали этот эффект в 2004 году, когда показали участникам исследования повторяющиеся изображения, мигающие на экране компьютера, за которыми следует одно новое изображение.Хотя все изображения оставались на экране одинаковое количество времени, участники сообщили, что странное изображение, казалось, длилось дольше, чем другие.

Ученые-психологи из Нидерландов недавно продемонстрировали влияние потенциального вознаграждения, связанного с эффектом чудаков. В серии лабораторных экспериментов Мишель Файлинг и Ян Теувес из Vrije Universiteit Amsterdam показали участникам серию изображений, одно из которых отличалось от остальных. Участники указали, остается ли странное изображение на экране дольше или короче, чем остальные изображения.Когда они могли получить награду за правильный ответ в виде большого количества баллов, они воспринимали необычные изображения как продолжительные по сравнению с чудаками, которые не приносили им баллов.

Погоня за удовольствием

Согласно исследованию 2012 года, проведенному в Университете Алабамы, получение возможности заработать вознаграждение может сделать секунды или минуты продолжительными, но желание может иметь совсем другой эффект. В серии экспериментов психологи Филип Гейбл и Брайан Пул исследовали «мотивацию подхода», стремление к достижению целей, положительный опыт или жизненно важные ресурсы, такие как еда и вода.Они обнаружили, что по сравнению с нейтральными состояниями или позитивными состояниями с низкой мотивацией приближения, позитивные состояния с высокой мотивацией приближения сокращают восприятие времени.

В одном из экспериментов исследователи научили участников различать изображения, показанные для «короткого» (например, 400 мс) или «длительного» (до 1600 мс) периода времени. Затем участники просматривали изображения, которые были нейтральными (геометрические формы), позитивными и низкими мотивами подхода (цветы) или позитивными и высокими мотивами подхода (вкусные десерты).Для каждого изображения они должны были указать, отображалось ли оно в течение короткого или длительного периода времени.

Как и предполагали исследователи, участники считали, что соблазнительные изображения десертов показывались в течение более короткого промежутка времени (независимо от фактической продолжительности), чем нейтральные геометрические формы или приятные изображения цветов.

Исследователи также обнаружили, что предполагаемое количество времени для соблазнительных картинок было связано с тем, когда участники поели в тот день.Те участники, которые недавно ели, что, по-видимому, снизило их мотивацию к еде, посчитали, что картинки с десертами показывались дольше, чем их более голодные сверстники.

Второе исследование, в котором участники сообщали, что время течет быстрее, когда они смотрели на картинки с десертами, ожидая, что они смогут съесть эти десерты позже, подтвердило эти выводы.

Гейбл и Пул предполагают, что состояния с высокой мотивацией подхода заставляют нас чувствовать, как будто время летит быстро, потому что они сужают наши процессы памяти и внимания, помогая нам отсеивать ненужные мысли и чувства.

«Просто быть довольным или удовлетворенным может не заставить время лететь», — сказал Гейбл, когда исследование было опубликовано, — «но возбуждение или активное преследование желаемого объекта может».

Авторы исследования предполагают, что это явление может иметь полезную функцию: если для достижения цели требуется ожидание или упорная тяжелая работа в течение определенного периода времени, было бы преимуществом, если бы этот период казался коротким.

Делаем паузу

Исследования показывают, что другие положительные эмоции могут иметь противоположный эффект на восприятие времени.В 2012 году исследователи поведенческих наук из Стэнфордского университета и Университета Миннесоты опубликовали свои результаты трех экспериментов, посвященных изучению последствий переполненных трепетом переживаний. Участники этих экспериментов занимались такими видами деятельности, как просмотр впечатляющих видеороликов, на которых люди в повседневных ситуациях сталкиваются и взаимодействуют с огромными животными или наблюдают, например, за водопадами. По сравнению с участниками, которые выполнили менее впечатляющие действия, участники в условиях страха сообщили, что чувствуют, что время течет медленнее.Дополнительные результаты экспериментов показывают, что благоговение заставляло людей чувствовать больше «настоящим моментом» и заставляло их видеть, что время более изобильно.

Сама природа может замедлить наше чувство времени. В серии исследований психологи из Карлтонского университета в Канаде проверяли, воспринимают ли люди время, движущееся на природе медленнее, чем в городских условиях. В экспериментах, которые включали как виртуальную, так и реальную среду, участники прогуливались либо по естественной среде, такой как лесная тропа, либо по шумным городским местам, таким как Нью-Йорк.Они оценили продолжительность опытов в минутах и ​​секундах. Первые три эксперимента включали изображения, и исследователи не обнаружили значительной разницы в оценках фактической продолжительности времени между природой и городскими условиями. Но во всех трех исследованиях участники в естественных условиях сообщали о более медленном течении времени по сравнению с участниками в городских условиях. И когда исследователи фактически брали участников на прогулки в естественных или городских условиях, те, кто находился в естественных условиях, сообщали о более объективном и субъективном восприятии прошедшего времени.Лица, находящиеся на природе, также сообщали о том, что чувствуют себя более расслабленными, чем люди, живущие в городских условиях.

Страх

По словам Сильви Друа-Воле, профессора психологии развития и когнитивной психологии Университета Клермон-Овернь, Франция, и одного из самых плодовитых исследователей эмоций и эмоций из всех человеческих эмоций, страх является наиболее интенсивным изучаемым в исследованиях оценки времени. восприятие времени.

Действительно, нейробиолог и писатель Дэвид Иглман несколько лет назад классно показал связь между страхом и иллюзиями времени.Иглман привязал хронометрические устройства к запястьям участников экспериментов и отправил их на 15-этажный спуск в парке развлечений. Отвечая на вопрос позже, большинство людей переоценили продолжительность падения.

Ученые выдвигают гипотезу о том, что угрожающие стимулы — самые врожденные беспокоящие формы новизны — вызывают интенсивные физиологические реакции, искажающие наше внутреннее ощущение течения времени. В исследовании, опубликованном в 2011 году, Дройт-Волет и ее коллеги попросили студентов университетов оценить свое настроение как до, так и после показа им различных фрагментов видео, которые вызывали настроение страха, печали или нейтральной эмоции.В сеансе «страха» участники смотрели отрывки из фильмов ужасов, включая «Крик» и «Сияние». Во время «грустной» сессии они смотрели отрывки из душераздирающих драм, таких как «Филадельфия» и «Город ангелов». А «нейтральная» сессия включала информационные видеоролики (например, прогнозы погоды и новости фондового рынка). Как и ожидалось, фильмы ужасов вызывали у студентов чувство страха, тогда как драмы вызывали печаль, а нейтральные ролики вызывали минимальные эмоциональные эффекты.

Кроме того, непосредственно перед и после просмотра каждого набора категорий видео участники должны были оценить продолжительность стимула (синяя точка).Дройт-Волет и его коллеги обнаружили искажение во времени после просмотра ужасных фильмов по сравнению с предыдущим (исходные оценки), тогда как после просмотра грустных и нейтральных клипов не наблюдалось никаких изменений во временных оценках. Под влиянием страха участники оценивали продолжительность стимула как большую. Результаты показывают, что страх искажает наше восприятие времени, чтобы мы были готовы действовать как можно быстрее в случае опасности.

APS Джеймс Маккин Кеттелл, научный сотрудник Ричард А. Брайант, продемонстрировал этот эффект в полевых условиях 10 лет назад, когда он и тогдашняя аспирантка Лия А.Кэмпбелл провела исследование с участием более 60 человек, впервые совершивших прыжки с парашютом. Брайант и Кэмпбелл попросили участников оценить уровень своего страха и волнения, когда они готовились к работе. Через 30 минут после завершения прыжка на высоту 14000 футов новички оценили в минутах время, прошедшее с момента, когда они начали надевать свое парашютное снаряжение, до момента приземления. Те, кто оценил себя выше по шкале страха, давали более длительные оценки опыта по сравнению с теми, кто получил высокие баллы по волнению.

Время впереди

Исследователи все чаще изучают мозг, чтобы лучше понять взаимосвязь между эмоциями и восприятием времени. Особый интерес вызывают нейротрансмиттеры, такие как дофамин и норэпинефрин, которые играют роль в ответной реакции на вознаграждение и угрозу соответственно. Работа открывает большие перспективы для исследования симптомов психических и моторных расстройств, которые связаны как с аномальным уровнем дофамина, так и с нарушением восприятия времени.И нейровизуализация в сочетании с новыми статистическими методами может помочь раскрыть новое понимание индивидуальных различий в субъективном восприятии времени, написал Уильям Дж. Мэтьюз из Кембриджского университета в статье 2014 года.

Другие эмпирические исследования предполагают более длительный взгляд, сосредотачиваясь на том, как мы переживаем прошедшие месяцы и годы, а не на минутах, прошедших во время автомобильной аварии или прогулки по пляжу. Исследование также имеет важное значение для нашего понимания клинических состояний, таких как дефицит внимания / гиперактивность и посттравматические стрессовые расстройства, депрессия и шизофрения, все из которых связаны с неустойчивой временной осведомленностью.

Восприятие времени даже появляется как мера результата для других психологических явлений, включая социальные взаимодействия. Например, в исследовании 2015 года ученые-психологи под руководством сотрудника APS Гордона Б. Московица из Университета Лихай показали, что белые люди — особенно те, кто беспокоится о том, чтобы казаться расистами, — воспринимают время как более медленное, наблюдая за лицами чернокожих мужчин. Это могло бы объяснить ряд примеров неявных предубеждений, таких как врачи непреднамеренно проводят меньше времени с чернокожими пациентами по сравнению с белыми пациентами, сообщают они в Psychological Science .

Открытия временных иллюзий имеют значение для, казалось бы, бесконечного потока жизненных действий. За стремлением людей сохранять терпение в пробках, уделять время семье и друзьям, уложиться в срок или даже дать точный отчет очевидца лежат наши личные оценки секунд и минут, идущих вперед.

Список литературы

Кэмпбелл, Л. А., и Брайант, Р. А. (2006). Как время летит: исследование начинающих парашютистов. Исследование поведения и терапия, 45 , 1389–1392. DOI: 10.1016 / j.brat.2006.05.011

Давыденко, М., и Питц, Дж. (2017). Время растет на деревьях: влияние природных условий на восприятие времени. Журнал экологической психологии, 54 , 20–26. DOI: 10.1016 / j.jenvp.2017.09.003

Дройт-Волет, С. (2013). Восприятие времени, эмоции и расстройства настроения. Журнал физиологии — Париж, 107 , 255–264. DOI: 10.1016 / j.jphysparis.2013.03.005

Дройт-Волет, С., Файоль, С. Л., и Гил, С. (2011). Восприятие эмоций и времени: эффекты настроения, вызванного фильмом. Frontiers in Integrative Neuroscience, 5 , 33. doi: 10.3389 / fnint.2011.00033

Failing, M., & Theeuwes, J. (2016). Вознаграждение меняет восприятие времени. Познание, 148 , 19–26.

Гейбл, П. А., и Пул, Б. Д. (2012). Время летит незаметно, когда ты получаешь удовольствие, мотивированное подходом. Психологическая наука, 23 , 879–886. DOI: 10.1177 / 0956797611435817

Мэтьюз, W.Дж., И Мек, В. Х. (2014). Восприятие времени: плохие и хорошие новости. WIREs Когнитивная наука, 5 , 429–446. DOI: 10.1002 / wcs.1298.

Московиц, Г. Б., Олчайсой Октен, И., и Гуч, К. М. (2015). О расе и времени. Психологическая наука, 26 , 1783–1794. DOI: 10.1177 / 0956797615599547

Радд М., Вохс К. Д. и Аакер Дж. (2012). Благоговение расширяет восприятие времени людьми, изменяет процесс принятия решений и улучшает самочувствие. Психологическая наука, 23 , 1130–1136.DOI: 10.1177 / 0956797612438731

Цзе П.У., Интрилигатор Дж., Ривест Дж. И Кавано П. (2014). Внимание и субъективное расширение времени. Восприятие и психофизика, 66 , 1171–1189.

Веселимся, когда время летит

В то время как многие исследования восприятия времени показывают, как эмоциональные сигналы могут изменить индивидуальную оценку прошедшего времени, некоторые использовали противоположный подход и продемонстрировали, как манипуляции с часами сами по себе могут повлиять на вовлеченность и удовольствие.

В серии экспериментов, проведенных почти десять лет назад, студентам были назначены различные условия, в которых они выполняли такие задачи, как:

  • сборка словесных головоломок;
  • прослушивание коротких отрывков с раздражающими звуками;
  • слушают и оценивают песню, которую они выбрали из списка из 12 популярных песен; и
  • читает, а затем вспоминает подробности из сфабрикованных научных новостных статей, связанных со временем.

Для каждого эксперимента исследователи-психологи под руководством Аарона М.Сакетт из Университета Св. Томаса в Миннесоте манипулировал внешними сигналами времени (например, искусственно ускоряя или замедляя таймеры, отображаемые на экране компьютера). Сакетт и его коллеги обнаружили, что участники, которые сообщили о том, что время проходит неожиданно быстро, оценивают задачи, более увлекательны, шум — менее раздражающе, а песни — более приятными по сравнению с теми, кому было предложено перетащить время.

Сакетт и его коллеги заявили, что результаты показывают, что «ощущаемое искажение времени действует как метакогнитивный сигнал, который люди неявно приписывают своему удовольствию от опыта (т.е., время летело, так что опыт, должно быть, был забавным) ».

Номер ссылки

Сакетт А.М., Мейвис Т., Нельсон Л.Д., Конверс Б.А. и Сакетт А.Л. (2010). Вы веселитесь, когда время летит: гедонистические последствия субъективной временной прогрессии. Психологическая наука, 21 , 111–117. DOI: 10.1177 / 0956797609354832

Альфа-активность отражает величину индивидуальной предвзятости в восприятии человека

Временные и идиосинкразические предубеждения во восприятии времени

Задача участников заключалась в том, чтобы определить, какой из двух стимулов в аудиовизуальной паре асинхронных стимулов был представлен первым.На первом сеансе отбора мы определили идиосинкразические предубеждения каждого участника. Если бы участник проявлял тенденцию (по набору сбалансированных асинхронных запусков стимула) чаще воспринимать вспышку первой, мы бы считали, что реакция первой вспышки (Vfirst) соответствует предвзятости этого человека (смещение-сопоставление) и звуку- первый ответ (Afirst) в сравнении с предвзятостью (рис. 1 B ). Мы вычислили PSS как показатель предвзятости человека (Grabot and van Wassenhove, 2017) и JND для каждого человека и состояния (рис.1 В ). В запланированной выборке 12 участников были склонны к ответам Vfirst (отрицательный PSS, среднее ± SD = -44 ± 46 мс) и 12 участников были смещены в сторону ответов Afirst (положительный PSS, среднее ± SD = 38 ± 31 мс).

Рис. 1.

Схема эксперимента. A , Сеанс проверки был основан на задаче оценки временного порядка и включал три условия: отсутствие адаптации, адаптация с опережением звука (A200V) и адаптация с опережением визуального восприятия (V200A). Мы оценили индивидуальную предвзятость восприятия временного порядка (PSS ), адаптированные PSS (PSS A200V и PSS V200A ) и JND. B , Схема психометрической кривой, полученной после сеанса скрининга. PSS был определен как SOA, для которого производительность участника была на уровне случайности (50%). JND были определены как SOA, для которых производительность участника составляла 30% (JND1) и 70% (JND2) производительности. Если участник имеет отрицательный PSS, как показано здесь, т. Е. Звук должен быть представлен первым, чтобы он / она мог воспринимать одновременность, он / она имеет повышенную тенденцию отвечать Vfirst (реакция смещения сопоставления) по сравнению с Afirst (против -объективный ответ). C , В сеансе ЭЭГ два JND, полученные для каждого условия в сеансе скрининга, использовались как SOA. D , Контрасты правильности и смещения полностью ортогональны, и они включают одинаковое количество пар ведущих аудиоданных и опережающих визуальных сигналов.

Чтобы вызвать временную предвзятость, мы проверили восприятие участников после длительного воздействия постоянных опережающих звуковых или визуальных задержек в 200 мс (условия A200V и V200A). Как и ожидалось, повторная калибровка значительно изменила воспринимаемую одновременность (Таблица 2).Однофакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями показал, что существует значительный эффект повторной калибровки на PSS ( F (2,23) = 3,48, p = 0,039, η 2 p = 0,67; фиг. 2 А ). Апостериорный тест показал, что PSS после повторной калибровки A200V значительно снизился по сравнению с повторной калибровкой V200A [ t (23) = −2,51, p = 0,019, CI95 = (−23, −2) мс, размер эффекта = 12 мс, BF = 2,80]. Кроме того, PSS значительно различалась между A200V и условиями без перекалибровки [ t (23) = −2.34, p = 0,028, CI95 = (−29, −2) мс, величина эффекта = 16 мс, BF = 2,04], но не между V200A и условиями без перекалибровки [ t (23) = — 0,45, p = 0,657, CI95 = (-17, 11) мс, размер эффекта = 3 мс, BF = 0,23].

Рисунок 2.

Поведенческие результаты. A , Каждая строка показывает PSS участника для каждого условия (серый — нет; красный — A200V; синий — V200A). На вставке показаны усредненные по группе PSS для каждого условия (планки ошибок показывают ± 1 SEM).Звездочки указывают уровень значимости однофакторного дисперсионного анализа с повторными измерениями (* p <0,05). B , Поведенческие результаты сеанса ЭЭГ. Процент ответов с первой вспышкой показан для каждого SOA (JND1 и JND2) и условия адаптации (столбцы ошибок показывают ± 1 SEM).

Таблица 2.

Усредненные по группе PSS и JND для каждого условия (среднее ± стандартное отклонение)

Повторная калибровка также вызвала изменение перцепционной чувствительности, измеренное по разнице между JND1 и JND2 (обозначено ΔJND).Однофакторный дисперсионный анализ с повторными измерениями показал, что существует значительный эффект повторной калибровки ( F (2,23) = 3,85, p = 0,028). Апостериорный тест показал, что ΔJND без повторной калибровки значительно отличается от A200V [ t (23) = −2,30, p = 0,031, CI95 = (−54, −3) мс, величина эффекта = 28 мс, BF = 1,90] и условия V200A [ t (23) = −2,22, p = 0,037, CI95 = (−63, −2) мс, величина эффекта = 32 мс, BF = 1 .66], показывая, что суждения временного порядка стали менее чувствительными после повторной калибровки.

Поведенческие результаты сеансов ЭЭГ

Те же участники затем выполнили ту же задачу оценки временного порядка во время записи ЭЭГ. Здесь мы использовали только два аудиовизуальных SOA в качестве стимулов на одно условие (нет, условия A200V и V200A), определяемые как индивидуальные JND1 / 2, извлеченные для каждого человека из сеанса скрининга. Поведенческие данные подтвердили, что выбор JND для эксперимента ЭЭГ был подходящим и привел к ожидаемому проценту ответов Vfirst (30% для JND1 и 70% для JND2; рис.2 B ): тест t с одной выборкой показал, что разница между фактическим процентом ответов Vfirst и априорным процентом статистически не отличается [ t (143) = 1,23, CI95 = (- 0,009, 0,038), p = 0,220, BF = 0,19]. Использование задержки звука (JND1) и задержки вспышки (JND2) для каждого человека позволило нам ортогонализировать правильность и предвзятость ответов, обеспечивая при этом достаточное количество испытаний на ответ (рис.1 D ). Поскольку наша популяция состояла из 12 участников, предпочитающих ответы «сначала вспышки», и 12 участников, предпочитающих ответы «сначала звук», правильность и предвзятость ответов также ортогональны ответам (Afirst, Vfirst).

Альфа-активность отражает процессы, которые помогают преодолеть идиосинкразическую предвзятость

Учитывая предполагаемую роль активности предстимульного альфа-диапазона в формировании последующих перцептивных реакций, мы количественно оценили связь между альфа-активностью и идиосинкразическими предубеждениями.Чтобы выяснить, предсказывает ли мощность альфа правильность или предвзятость последующего ответа, мы извлекали мощность альфа от -600 до -200 мс до начала первого стимула в условиях отсутствия повторной калибровки и вводили это в 2 × 2 ANOVA в сочетании с аспатиотрансляционным кластером. перестановочный тест (рис. 3 A ). Важно отметить, что контрасты для правильности и предвзятости были ортогональными с учетом плана эксперимента и контролировались в соответствии с физическим порядком предъявления стимулов.Мы обнаружили значительный положительный кластер смещения по левым передно-центральным датчикам (от -598 до -438 мс, значение кластера = 291,50, p = 0,044), предполагая, что увеличение альфа-мощности предсказывает реакцию смещения сопоставления (рис. . 3 A , правый). Не было обнаружено никакого эффекта (даже при уменьшении p <0,15) на правильность, равно как и не было какого-либо значительного взаимодействия. Байесовский анализ показал, что есть положительные или существенные доказательства того, что альфа-мощность, усредненная по левому фронтальному кластеру, не отличается между правильным и неправильным ответом (BF = 0.21), что нет эффекта взаимодействия (BF = 0,27), и подтвердили решающие доказательства эффекта предвзятости (BF = 112).

Рис. 3.

Альфа-сила пресимула и идиосинкразическое смещение. A , Статистические карты из ANOVA-тестирования для основных эффектов (правильность, смещение соответствия) и взаимодействия, выполненного для условия отсутствия повторной калибровки на мощности предварительного стимула (7,1–12,8 Гц). Был обнаружен один положительный значимый кластер предвзятости. Каждая топография показывает среднюю карту t во временном окне 100 мс, начиная с указанного момента времени.Гистограмма показывает степень альфа в пределах значимого кластера для каждого ответа (среднее значение ± SEM для участников). B , Контраст в пространстве источника предстимульной альфа-мощности между ответами смещения совпадения и против смещения между -600 и -200 мс. Центр масс скопления, соответствующий нескорректированному p <0,05, расположен в левой роландической крышке. Шестьдесят четыре процента кластера покрывают левые лобные области, 27% левые височные области и 9% левые постцентральные области и островок (на основе атласа AAL). C , Корреляция между PSS и разностью α (Afirst-Vfirst) проверена с использованием теста перестановки на основе пространственно-временного кластера. Был обнаружен один значительный кластер. D , Индекс POS использовался, чтобы определить, имеет ли мгновенная альфа-фаза разная концентрация в двух условиях. Никаких значимых кластеров не обнаружено.

Чтобы локализовать нейронные генераторы, лежащие в основе эффекта предвзятости, мы выполнили реконструкцию источника на предстимульной альфа-активности и противопоставили ответы смещения сопоставления и против смещения.Это выявило скопление в левой височно-лобной области, соответствующее левой фронтальной топографии (Рис. 3 B ). Центр масс этого скопления (при нескорректированном p <0,05) располагался в левой роландической крышке (координаты MNI: -60, + 5, +6, что соответствует области Бродмана 44). Согласно атласу AAL, этот кластер включал выдающиеся части левой лобной нижней крышки, роландической крышки и верхней височной области, при этом 64% точек сетки, содержащихся в кластере, приходились на левые лобные области, 27% - на левую височную область и 9% в левой постцентральной области и островке (рис.3 В ).

Если активность предстимульного альфа-диапазона действительно отражает процессы, которые помогают преодолеть идиосинкразическую предвзятость, разница в силе между ответами (первый и первый) должна не только показывать общую связь с предвзятостью, но также должна масштабироваться пропорционально силе индивидуума. предвзятость, отсюда и величина индивидуального PSS. Чтобы проверить это, мы вычислили корреляцию Пирсона между разницей в мощности предварительного стимула (Afirst-Vfirst) и индивидуальным PSS, извлеченным из условия отсутствия повторной калибровки (рис.3 С ). Это выявило значительный кластер над левыми передно-центральными датчиками (от -598 до -438 мс, значение кластера = 436,09, p = 0,037), расположение которого согласовывалось с результатами дисперсионного анализа, приведенного выше. В этом кластере коэффициент корреляции между разностью мощности альфа и PSS составлял R = 0,61 [CI 95% на основе начальной загрузки = (0,27, 0,82), BF = 11; Рис. 3 C ]. В качестве контроля мы также проверили в том же кластере, коррелирует ли разница мощности альфа между правильным и неправильным ответом с PSS, и не обнаружили никаких доказательств значимой корреляции ( R = -0.04, p = 0,864, BF = 0,16).

Мы исследовали, является ли этот результат специфичным для альфа-диапазона, повторив приведенный выше анализ для тета-, низкого и высокого β-диапазонов. Не было обнаружено значимых кластеров смещения ни в одной из этих полос (рис. 4). Однако высокая активность бета-диапазона была связана с правильностью (от -298 до -218 мс, значение кластера = -395,21, p = 0,002), со снижением мощности бета-излучения в затылочных центральных электродах, предсказывающих правильный ответ. Чтобы исследовать количество свидетельств в пользу нулевой гипотезы, мы вычислили байесовский фактор для парного теста t для каждого датчика и каждой временной точки.67,5, 75,4 и 70,5% точек данных в диапазонах тета, низкого β и высокого β соответственно показали положительные и существенные доказательства нулевой гипотезы (BF <1/3), тогда как только 1,2, 0,8 и 1,3% значений точки данных в тех же полосах показали положительные и существенные доказательства (BF> 3) разницы в предвзятости (таблица 3). Учитывая большое количество протестированных точек данных, мы рассматриваем эти несколько «значимых» точек данных как ложноположительные, поскольку их количество не превышает порогового значения при α = 0.05. Напротив,> 5% точек данных в диапазоне высокого бета показали положительные и существенные доказательства разницы в правильности, что соответствует найденному значительному кластеру.

Таблица 3.

Байесовские факторы для результатов тета- и бета-диапазонов

Рисунок 4.

Специфичность для альфа-диапазона. Мы проверили, связана ли мощность предварительного стимула в других частотных диапазонах (тета, низкий β и высокий β) с правильностью ответа, предвзятостью и их взаимодействием. Не было эффекта смещения ни в одном частотном диапазоне, что позволяет предположить, что этот эффект специфичен для альфа-диапазона.В высоком бета-диапазоне 20–30 Гц пониженная мощность предсказывала правильный ответ (среднее значение ± стандартная ошибка среднего для всех участников). См. Таблицу 3 для байесовских коэффициентов.

Мы также исследовали, является ли фаза альфа-активности предиктором того, был ли следующий ответ правильным или предвзятым, поскольку предыдущие исследования предполагали связь между альфа-фазой, эффективностью обнаружения и предшествующим ожиданием (Busch et al., 2009; Sherman et al. , 2016). Непараметрическая основанная на перестановках процедура индекса POS (VanRullen, 2016) не выявила значительного влияния на правильность или предвзятость (рис.3 D ).

Престимул α отражает как идиосинкратические, так и временные смещения

Затем мы исследовали взаимодействие между идиосинкразическим смещением и временными смещениями, вызванными повторной калибровкой. Если альфа-активность отражает нейронные процессы, на которые влияют оба типа смещений, можно ожидать, что взаимосвязь между альфа-мощностью и смещенностью ответов останется неизменной в условиях повторной калибровки. Если, однако, индекс α показывает только идиосинкразическое смещение, мы могли бы ожидать, что объяснительная сила различается в зависимости от условий перекалибровки, потому что влияние любых долгосрочных смещений затеняется временным влиянием перекалибровки.Чтобы решить эту проблему, мы сосредоточились на кластере (то есть на электродах и временных точках), который показал значительный эффект α как для контраста ANOVA, так и для корреляционного анализа в условиях отсутствия повторной калибровки (от -598 до -438 мс, 19 электродов; рис. 3 A , C ).

Чтобы количественно определить, является ли мощность альфа-сигнала предиктором либо исходной идиосинкразической систематической ошибки, либо обновленной систематической ошибки, возникающей в результате повторной калибровки, мы разделили испытания из условий A200V и V200A (1) в соответствии с правильностью и смещением относительно повторно откалиброванных смещений (PSS A200V и PSS V200A ) или (2) относительно исходной идиосинкразической предвзятости (PSS ).Затем мы ввели эти значения альфа-мощности в линейную модель смешанного эффекта с правильностью факторов, предвзятостью, их взаимодействием и участниками в качестве случайного эффекта (рис. 5 A ). При использовании адаптированных PSS значение α было значимо связано с предвзятостью (χ 2 (1) = 4,90, p = 0,027, BF = 2,06), но не с правильностью (χ 2 (1) ). = 0,13, p = 0,715, BF = 0,22), и взаимодействие не было значимым (χ 2 (1) = 1.06, p = 0,303, BF = 0,20). При использовании неадаптированного PSS факторы не были значимыми (смещенность: χ 2 (1) = 0,26, p = 0,611, BF = 0,24; правильность: χ 2 (1) = 0,13 , p = 0,720, BF = 0,23; взаимодействие: χ 2 (1) = 0,43, p = 0,509, BF ​​= 0,02). Кроме того, сравнение моделей, основанное на тесте отношения правдоподобия, показало, что модель, использующая адаптированные PSS (LL = 96,1), объясняла значительно большую дисперсию, чем неадаптированная модель (LL = 94.5, χ 2 = 2,76, p <10 −3 ). Расчетный байесовский фактор показал, что вероятность появления модели с адаптированными PSS в 10 раз выше, чем у модели с PSS . Эти результаты позволяют предположить, что альфа-сила предварительного стимула предсказывает, будет ли последующий ответ следовать или нет мгновенному и контекстуально адаптированному смещению.

Рис. 5.

Альфа-сила предстимула и временные смещения. Мы исследовали, модулируется ли также мощность престимульного альфа путем длительной и краткосрочной временной повторной калибровки. A , Испытания в условиях A200V и V200A были классифицированы в соответствии с ( Ai ) адаптированными PSS (PSS A200V и PSS V200A ) или ( Aii ) неадаптированными PSS (PSS ). № ). Альфа-мощность вычислялась согласно смещению и правильности для этих двух классификаций и усреднялась по кластеру конъюнкции, полученному на основе дисперсионного анализа и корреляционного анализа (рис. 3 A , C ). Двусторонний дисперсионный анализ (факторы: смещение, правильность) показал, что фактор смещения был значимым только тогда, когда испытания были классифицированы в соответствии с адаптированными PSS (* p <0.05; н.с. , незначительно). B , Модель одного испытания использовалась для объяснения ответа в текущем испытании N (respN) на основе текущего стимула (стимN) и предыдущего ответа (respN-1). Показаны оценки коэффициентов для каждого человека (черные точки) и среднее значение по участникам (красный). C , Взаимосвязь между мощностью N альфа до испытания и реакцией испытания N-1 исследовали путем разделения испытаний в соответствии с стимулом, реакцией или предвзятостью ответа в испытаниях N-1.Никаких значимых кластеров не обнаружено.

Зависимости между испытаниями

Временная перекалибровка не только наблюдается после продолжительного воздействия, но также может проявляться на основе испытания за испытанием (Van der Burg et al., 2013, 2015). Мы исследовали, повлияло ли и как предыдущее испытание на активность альфа-диапазона до следующего испытания и способствовало ли поведенческой реакции в последующем испытании. Во-первых, мы спросили, влияет ли предыдущий стимул (стимN-1) или предыдущий ответ (respN-1) на последующий ответ (respN), сравнивая способность различных линейных моделей, основанных на различных комбинациях этих предикторов, предсказывать последующий ответ. ответ (таблица 1).Модель, обеспечивающая наиболее экономичный учет данных (в соответствии с критерием BIC на уровне группы), представляла собой модель, в которой в качестве предикторов использовались стимы N и respN-1 (BIC = 43 848; Таблица 1). Оценки модели и значения t , усредненные по участникам, были следующими: β (точка пересечения) = -0,97 ± 0,84, p <0,05 для 21/24 участников; β (стимN = Alead) = 1,63 ± 0,76, p <0,05 для 23/24 участников; β (respN-1 = Первый) = 0.06 ± 0,97, p <0,05 для 20/24 участников; df = 1 546 ± 70 (среднее ± стандартное отклонение; рис. 5 B ). Поскольку предыдущее исследование показало, что временная перекалибровка проба за пробой обусловлена ​​предыдущим стимулом, а не предыдущей реакцией (Van der Burg et al., 2018), мы реализовали второй анализ, чтобы лучше сопоставить влияние стимулятора N-1. и респН-1. Для этого мы удалили естественную корреляцию между этими двумя предикторами, уравняв для каждого участника количество попыток между ответами (Afirst или Vfirst) на данный предыдущий стимул (Alead или Vlead), и пересчитали линейную модель с этими предикторами.Тем не менее, стимN-1 был значимым предиктором только для 6 из 24 участников (β = -0,143 ± 0,285, t = -0,801 ± 1,529, p <0,05 для 6 участников), тогда как respN-1 был значимым для большинства участников. участников (β = 0,157 ± 0,962, t = 1,062 ± 5,945, p <0,05 для 21 участника; df = 947 ± 203; среднее ± стандартное отклонение). Следовательно, в настоящих данных последующие ответы больше связаны с предыдущим ответом, чем предыдущий стимул.

Затем мы спросили, была ли альфа-активность перед последующим испытанием связана со стимулами или поведением в предыдущем испытании (рис.5 С ). Мы отсортировали испытания в соответствии с порядком стимулов (Alead против Vlead), реакцией (Afirst против Vfirst) и предвзятостью (систематическая ошибка соответствия против систематической ошибки) предыдущего испытания. Тест перестановки на основе пространственно-временных кластеров не выявил значительных эффектов. В частности, для смещения один кластер над фронтальными электродами не прошел порог значимости 0,05 ( p = 0,111; от -498 до -418 мс; байесовский анализ: 57,5% точек данных с BF <1/3, 0 .7% с BF> 3), что свидетельствует о том, что предыдущие стимулы или ответы не влияли на альфа-активность до стимула для последующего испытания.

Используя дополнительный анализ, мы далее исключили, что α опосредует или модулирует влияние ответа в предыдущем испытании на текущее испытание: анализ опосредованности силы альфа от левого лобного кластера не выявил значимого опосредования (путь от respN -1 к степени альфа: a = 0,022, p = 0,051; путь от степени альфа к степени respN: b = 0.05, p = 0,031; термин посредничества: ab = 5.2e-5, p = 0.424). Кроме того, логистическое моделирование последующего ответа не выявило взаимодействия между α и предыдущим ответом (β (перехват) = -0,01 ± 0,53, p <0,05 для 20/24 subj; β (respN-1 = Alead) = 0,07 ± 0,78, p <0,05 для 20/24 subj; β (α) = 0,04 ± 0,07, p <0,05 для 2/24 subj, β (α * respN-1) = -0,04 ± 0,12, р <0.05 для 3/24 subj; df = 1 546 ± 70; среднее ± стандартное отклонение).

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts