Амбивалентность эмоций: Амбивалентность. Что такое «Амбивалентность»? Понятие и определение термина «Амбивалентность» – Глоссарий

Содержание

Амбивалентность. Что такое "Амбивалентность"? Понятие и определение термина "Амбивалентность" – Глоссарий

Амбивалентность (от лат. ambo – оба + valentia – сила): двойственное отношение человека к чему-либо. Чаще всего речь идет о двойственности переживания, которое претерпевает человек, испытывая противоречивые чувства к одному и тому же объекту. Этот термин сформулировал и ввел в употребление швейцарский психиатр Эйген Блейлер. Он считал амбивалентность основным симптомом шизофрении.

Амбивалентность по Блейлеру делится на три вида. Первый вид – эмоциональная амбивалентность. Это внутренне противоречивое эмоциональное состояние или переживание, которое связано с двойственным отношением к человеку, предмету, явлению и которое человек одновременно и принимает, и отвергает. Примером эмоциональной амбивалентности может послужить ревность одного человека к другому: амбивалентность здесь выражается в том, что «ревнующий» испытывает одновременно любовь и ненависть по отношению к близкому человеку. Второй вид амбивалентности – волевая (она же мотивационная), которая выражается в вечном колебании между двумя противоположными решениями. Зачастую это приводит к тому, что человек, не в силах выбрать какой-либо один вариант, в итоге отказывается от принятия решения вообще.

Последний тип – интеллектуальная амбивалентность. В этом случае в рассуждениях человека характерно чередование диаметрально противоположных и противоречащих друг другу идей.

Зигмунд Фрейд считал, что амбивалентность – это более широкий термин, означающий изначальное сосуществование присущих человеку противоположных глубинных побуждений, самыми фундаментальными из которых являются влечение к жизни и влечение к смерти.

В современной психологии есть два понимания амбивалентности:

1. В психоанализе амбивалентность – это сложная гамма чувств, которую человек испытывает к кому-либо. Предполагается, что амбивалентность нормальна по отношению к тем, чью роль в жизни человека нельзя определить однозначно. Если же чувства только положительные или только отрицательные (то есть – однополярны), то это считается проявлением идеализации и обесценивания. В таком случае предполагается, что чувства человека изначально амбивалентны, но он этого не осознает.

2. В клинической психологии и психиатрии под амбивалентностью понимается то, что в психоанализе называется «расщеплением Эго», то есть – полярная смена отношения пациента к кому-либо/чему-либо. Одно и то же явление или человек утром может вызывать только отрицательные, днем – положительные, а вечером – снова только отрицательные эмоции.

что такое амбивалентность и почему трудно уволиться с нелюбимой работы — T&P

Слово «амбивалентность» то используют как синоним равнодушия, то относят к тем непонятным терминам, которые смутно помнятся по школьным урокам физики. В новом выпуске рубрики «Словарный запас» T&P разбираются, что оно означает и как его использовать в повседневной речи.

В первой половине XX века термин использовали в основном в психиатрии, но постепенно он перешел в другие науки и повседневную речь. Примеры амбивалентного поведения в жизни встречаются часто. Например, если человек понимает, что алкоголь вредит здоровью, но не может от него отказаться, то можно говорить об амбивалентном отношении к трезвости. Когда хочется уволиться с нелюбимой работы, но принять решение не получается, потому что она приносит стабильный доход, — это тоже амбивалентность. Литературный пример, который любил приводить Фрейд, — противоречивые чувства Отелло к Дездемоне в трагедии Шекспира.

Первым слово «амбивалентность» использовал швейцарский психиатр Эйген Блейлер. В 1908 году врач опубликовал работу, в которой назвал заболевание, известное как «преждевременное слабоумие», новым именем — шизофрения. Блейлер дал описание основным симптомам шизофренического мышления, среди которых, кроме аутизма, деперсонализации и расстройства ассоциаций, он особенно выделял «амбивалентность» (лат. ambo — «оба», valentia — «сила») — одновременное наличие у человека взаимоисключающих мыслей. Из-за этой двойственности мышления личность раскалывается на две антагонические субличности, и больной идентифицирует себя то с одной, то с другой. Врач писал о таком состоянии следующее: «Любовь и ненависть (у больного. — Прим. ред.) к одному и тому же лицу могут быть одинаково пламенны и не влияют друг на друга. Больному одновременно хочется есть и не есть, он одинаково охотно исполняет то, что хочет, и чего не хочет, в одно и то же время думает: «Я такой же человек, как и вы» и «Я не такой, как вы». «Бог» и «черт», «здравствуй» и «прощай» для него равноценны и сливаются в одно понятие».

Психиатр выделял три типа амбивалентности. Эмоциональной амбивалентностью он описывал одновременное позитивное и негативное чувство к человеку, предмету или событию. Например, при ревности можно испытывать и любовь, и ненависть, а ностальгия вызывает не только радость от приятного воспоминания, но и грусть от того, что событие осталось в прошлом.

Волевая амбивалентность значит, что человек не может сделать выбор и в итоге часто вообще отказывается принимать решение. Такие сомнения наглядно иллюстрирует притча про Буриданова осла: голодное животное стоит между двумя одинаково привлекательными стогами сена и не может выбрать ни один. Избегая выбора, человек часто испытывает облегчение, но в то же время стыдится своей нерешительности — то есть один вид двойственности порождает другой.

Третий тип, интеллектуальная амбивалентность, — это когда в рассуждениях чередуются взаимоисключающие идеи. К примеру, уверенность в справедливости «божественного промысла» сменяется атеизмом. Считается, что именно такой «раскол» мышления в первую очередь указывает на развитие шизофрении.

При этом Блейлер отмечал, что противоречивое поведение — не обязательно признак шизофрении. По его мнению, оно может быть свойственно совершенно здоровым людям, особенно с шизоидным типом личности. Тревожиться стоит, если человек постоянно страдает от двойственности идей, чувств или затрудняется принимать решения, а его настроение и реакции меняются очень быстро, когда это ничем не мотивировано. Психологи обращают внимание на то, что сомнения и неопределенность являются естественной составляющей жизни. Причинами амбивалентности, если речь не идет о патологии психики, может быть нерешительность, замкнутость, фобии, склонность к самокритике или наоборот — перфекционизм, подсознательный страх совершить ошибку и потерпеть неудачу, эмоциональная и интеллектуальная незрелость. Считается, что алкоголь, наркотики, наркоз и сильный стресс усиливают проявления амбивалентности. Как правило, осознать состояние сложно, потому что это подсознательный процесс.

Как говорить

Неправильно: «Весь день у меня было вялое, амбивалентное состояние, поэтому из дома я так и не вышел».

Правильно: «Меня доводит до отчаяния собственная амбивалентность: повышение на работе одновременно и радует, и пугает».

Правильно: «Амбивалентное отношение Коли к деньгам удивляет: он то экономит на каждой мелочи, то спускает всю зарплату за день».

Амбивалентность | New Style

Термин «амбивалентность» состоит из двух частей: «ambo» – «оба» и «valentia» – «сила». В психологии он появился в начале прошлого века благодаря работам швейцарского психиатра Эйгена Блейлера.

Так он назвал противоречивые чувства, возникающие у нас в отношении человека, которого мы и принимаем, и отвергаем одновременно.

Зигмунд Фрейд считал, что двойственность является неотъемлемой характеристикой человеческой натуры, поэтому мы все можем испытывать противоречивые или даже экстремальные чувства. Одно из самых ярких проявлений таких чувств – сочетание любви и ненависти.

Оно нередко присутствует в любовных, дружеских, детско-родительских и других значимых для нас отношениях. К счастью, в подавляющем большинстве случаев любовь и привязанность преобладают над ненавистью, однако криминальные хроники свидетельствуют о том, что множество преступлений совершается именно в отношении близких людей.

По мере того как растёт плотность событий и ускоряется темп современной жизни, наша двойственность дополняется целым спектром противоречивых переживаний, которые сменяют друг друга под натиском новой информаций.  По сравнению с предыдущими поколениями нашим современникам доступен огромный выбор возможностей почти во всех областях жизни. Поэтому в идеале нам следовало бы постоянно «обновлять свои программы» – переосмысливать отношения и возможности и точно определять свои приоритеты. Однако наш мозг ленится это делать без особой на то необходимости. Поэтому мы и застреваем во взаимоисключающих желаниях и эмоциональном хаосе.

Я приведу хорошо всем известные примеры амбивалентных намерений: «Хочу есть и худеть», «Хочу жениться и быть свободным». На первый взгляд, они выглядят, как набор взаимоисключающих действий, однако если вдуматься, то они маскируют настоящее желание. Вполне понятно, что большинство из нас любит вкусно поесть и никому не интересно просто так худеть. Этим занимаются только когда хотят стать стройными и красивыми. Жить в браке, оставаясь свободным, я бы перевела так: «Хочу семью, но не собираюсь себя ею ограничивать». Проще говоря: «Хочу неравных отношений с женой».

Амбивалентное намерение у нас возникает, когда мы не можем отказаться от того, что для нас важно, и в то же время принимаем решение, для которого такой отказ совершенно необходим. И вот тут нас, как говорится, «двоит»: мы мечемся и не можем понять, что и когда делать…

Эта проблема чаще всего возникает у тех, кому в детстве родители или школьные учителя внушали: «Будешь делать то, что надо, то, что тебе скажут». Когда родители решают за детей, что им есть, во что одеваться, с кем дружить и так далее, ими, как правило, движут благие намерения. Однако результат у такого строгого воспитания чаще всего бывает довольно грустный.

Не меньший вред наносит негативная реакция взрослых на проявление детской самостоятельности, когда её расценивают как ошибку. Либо начинают стыдить, обвинять или наказывать ребёнка. Такое отношение может обидеть или породить страх и чувство вины, сформировать убеждение, что любви он не достоин. Или другое: «Лучше ничего не хотеть и не делать, раз делать то, что хочу, наказуемо». Таким выводам сопутствуют падение самооценки и протест против взрослых. Поскольку дети не могут  позволить себе проявить гнев в отношении родителей, они направляют его на себя. Для этого им нужно разделить себя на «хорошего» и «плохого», чтобы потом наказать свою «плохую» часть.

Когда мы с детства растим в себе разрушительные эмоции, такие как гнев, вина и обида, мы всё дальше и дальше отодвигаемся от того, чего хотим. А потом, во взрослой жизни, столкнувшись с необходимостью выбирать между «хочу» и «надо», нам привычнее и спокойнее склониться в сторону последнего. Одним из последствий такого выбора является самоограничение, стремление довольствоваться только тем, что необходимо, – мы запрещаем себе желать большего и не раскрываем своего потенциала.

И здесь я хочу напомнить про силу наших желаний, ведь то, что мы по-настоящему хотим, уже «заряжено энергией», которая нужна, чтобы это осуществить. А у тех, кто не осознаёт, чего он хочет, такой энергии гораздо меньше, то есть они не достигаторы.

Всем нам известно, что амбивалентность чувств и противоречивость намерений характерны для подросткового возраста. Вследствие несбалансированности  гормонального статуса подростков постоянно перебрасывает из детского состояния во взрослое и обратно. Этот процесс происходит у них так часто и быстро, что они не успевают его осознать. И нам остаётся только гадать, с кем мы сейчас говорим: со взрослым или с ребёнком? Из-за этой неопределённости подростки часто испытывают тревогу и растерянность, мрачнеют, а иногда даже перестают радоваться жизни. К счастью, большинство этих проблем проходит по мере того, как они взрослеют. От эмоциональной раскачки и информационных перегрузок современные подростки защищают себя клиповым мышлением и быстрым переключением внимания. Поэтому в учёбе и общении им важно выключаться, делать паузы. А чтобы лучше усвоить материал или поделиться своими впечатлениями, им необходимы картинки, фотографии и видео.

Что можно порекомендовать взрослым, которые столкнулись с детской или подростковой амбивалентностью? Во-первых, оглянуться назад и постараться вспомнить, когда и как она начала проявляться, что было запрещено, и какие выводы из этого мог сделать ваш ребёнок. Во-вторых, начинайте с ним обсуждать то, что вы собираетесь делать. Узнайте, что для него важно, каковы его предпочтения, что он думает. Как бы преждевременно это для вас ни прозвучало, но по мере его взросления вам все равно придётся это учитывать и договариваться.

И наконец, в простых, житейских ситуациях, например, когда вы покупаете одежду, готовите завтрак или планируете, как провести выходные, разрешите ребёнку самому выбирать, что и когда для него лучше.

 

Что такое амбивалентность в психологии

Психологический термин амбивалентность стоит понимать как двойственное отношение к чему-либо: объекту, личности, явлению. Это неопределенное чувство, при котором одновременно присутствуют абсолютно противоположные, антагонистические эмоции по отношению к одному и тому же предмету, причем обе эмоции могут переживаться в максимальной мере, с максимальной силой.

Говоря упрощенно, человек одновременно переживает позитивные и негативные чувства по отношению к кому-то или чему-то. Такие противоречивые эмоции могут возникать спонтанно, а могут быть явлением довольно продолжительным.

Амбивалентное поведение может быть признаком эмоциональной нестабильности, а иногда и первым признаком развития психических заболеваний, таких как шизофрения. Однако она может возникать и просто на фоне стресса, сложного эмоционально-психологического фона, напряжения или ряда неразрешенных ситуаций.

Изначально этот термин встречался исключительно в работах по психологии и психиатрии, но позже стал общепринятым. Психологический глоссарий описывает три формы амбивалентности: эмоциональная амбивалентность, волевая и интеллектуальная. Эту классификацию ввел психиатр Блейлер, который впервые занялся изучением данного явления и ввел соответствующее понятие в словарь терминов.

1. Амбивалентность переживаний (эмоциональная или чувственная) – это двойственность чувств и эмоций, которые человек испытывает к одному и тому же объекту. Яркий пример – это ревность в парных отношениях, когда человек испытывает одновременно и чувство любви и привязанности, и сильные негативные эмоции к своему партнеру. Также очень часто амбивалентными являются чувства матери к ребенку или ребенка к родителям, когда мать испытывает к сыну или дочери одновременно любовь и агрессию.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

2. Амбивалентность ума (интеллектуальная) – это двойственный взгляд на вещи, когда личность имеет одновременно два противоположных мнения на один и тот же счет. Грубо говоря, человек может думать об одном и том же предмете или явлении, что это – плохо, и одновременно – что это хорошо и правильно. Этот тип мышления может проявляться периодически или быть постоянным.

3. Волевая амбивалентность характеризуется двойственностью решений. Человеку с таким типом характера очень сложно принять решение, он мечется между двумя вариантами, ежесекундно принимая то одно, то другое, совершенно противоположное.

Рекомендуем: Как научиться принимать решения?

Многие психологи считают амбитендентность присущей каждому без исключения человеку, но разница заключается лишь в степени ее проявления. Незначительная двойственность эмоций, волевых решений или интеллектуальной сферы может проявляться время от времени у любого психически здорового человека: это может быть связано со стрессом, повышенным жизненным темпом или просто столкновением с трудной или нетипичной жизненной ситуацией.

Сильно выраженная амбивалентность – это уже в психологии имеет определение болезненного состояния психики и может быть свидетельством разных видов психических или невротических расстройств.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Поведение

Полная гармония мыслей, чувств и намерений, уверенность в своих желаниях и силах, точное понимание собственных мотивов и целей – это чаще эталон, но редко можно встретить такого человека, которому все вышеперечисленное свойственно. Частично амбивалентность поведения проявляется у большинства людей – как детей, так и взрослых.

Такое поведение может включать в себя амбивалентность интеллектуального мышления, воли, намерений. Например, человек хочет выпить воды и имеет возможность сделать это, но не делает. Не потому, что ему лень или это сопряжено с какими-либо преградами и препятствиями, а просто он и хочет, и вместе с тем не хочет.

Рекомендуем: Как побороть свою нерешительность?

Такой «раскол» может быть следствием стресса или неуверенности в себе, он может быть обусловлен неумением или боязнью принимать ответственность на себя, духовной незрелостью. Но может он проявляться и на фоне невротических расстройств. Также амбивалентный характер возникает на фоне сильных переживаний, конфликтов, травм.

Как правило, амбивалентное отношение и поведение возникает как следствие полярных эмоций, чувств и переживаний. Проявляющееся периодически, оно может не нести угрозы и не свидетельствовать о расстройстве психики, но если оно присутствует у человека постоянно, то наверняка указывает на проблемы в его психическом или эмоциональном состоянии.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Амбивалентное поведение может проявляться в том, что человек совершает непредсказуемые поступки, которые противоречат друг другу. Он может выражать спонтанно разные, противоположные эмоции, отношения к человеку или предмету, доказывать поочередно две полярные точки зрения, и так далее. Такое поведение указывает на двойственный и нестабильный характер человека, который находится постоянно «на распутье» и не может прийти к одной точке.

Рекомендуем: Что делать, когда не уверена в себе?

Двойственность поступков, как следствие двойственности идей, мыслей и чувств, может принести человеку немало страданий, так как он испытывает мучения при необходимости сделать выбор, принять важное решение, определиться.

Его характер может принести массу переживаний и близким, которые не могут на этого человека положиться, зная, что он – не человек слова, его сложно назвать ответственным и быть в нем уверенными. Этот человек не имеет четко сформированного мировоззрения и часто попросту лишен своей уверенной и окончательной точки зрения.

Полярность чувств

Амбивалентность эмоций проявляется в двойственном отношении человека к другому человеку, к партнеру, к предмету, явлению или событию. Когда человек амбивалентен, он может испытывать одновременно любовь и ненависть к своему партнеру, радоваться и грустить по поводу некоего события, испытывать страх и удовольствие, желание и отвращение по отношению к какому-либо явлению.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Если такая двойственность проявляется в пределах определенных рамок, то это – норма, даже более того, многие психологи уверяют, что амбивалентность эмоций можно считать признаком развитого интеллекта и большого творческого потенциала. Они указывают на то, что человек, не способный к амбивалентному переживанию, не в состоянии воспринимать мир полно, видеть его с разных ракурсов и передавать всю его полноту.

Человек же, способный воспринимать негативную и позитивную сторону того или иного явления одновременно, удерживать в голове две идеи, точки зрения или оценки, способен мыслить широко, креативно и нестандартно. Считается, что все творческие люди так или иначе амбивалентны. Однако чрезмерная степень проявления амбивалентности может указывать на невротическое расстройство, и в этом случае необходима помощь специалиста.

Рекомендуем: Что такое адаптация?

Амбивалентность считается нормой особенно в отношении к объекту или субъекту, чье влияние можно считать неоднозначным. А это можно сказать о любом близком человеке, будь то родственник, ребенок, родитель или партнер. Если человек испытывает к этой личности однозначно позитивное отношение, без двойственности, то это можно считать идеализацией и «очарованием», которое, очевидно, может смениться со временем разочарованием, и эмоции будут однозначно негативные.

Любящий родитель периодически испытывает негативные эмоции к своему ребенку: страх за него, недовольство, раздражение. Любящий супруг иногда переживает негативные эмоции, такие как ревность, обида и так далее. Это – нормальные аспекты психологии, и это характеризует здоровую психику человека.

Значение самого слова «амбивалентность» говорит о том, что этот термин применяется лишь в том случае, если человек испытывает полярные эмоции и чувства именно одновременно, а не сначала – одно, затем – другое. При этом не всегда два полярных переживания ощущаются ярко и одинаково явно, иногда одно из них присутствует неосознанно для самого человека. Такой человек может не понимать, что чувствует одновременно разные (противоположные) эмоции к кому-либо, но это будет так или иначе проявляться.

Рекомендуем: Альтруизм: определение понятия

В психологии людей разделяют на два типа. Первый – высокоамбивалентный, это человек, склонный к двойственным чувствам, мнениям и мыслям, а второй – низкоамбивалентный, стремящийся к единой точке зрения, к однозначности переживаний и ясности. Считается, что крайности и в том, и в другом случае не являются признаком здоровой психики, и средний уровень амбивалентности – это нормально и даже хорошо.

В некоторых жизненных ситуация нужна высокая степень амбивалентности, способность видеть и чувствовать полярное, но в других ситуациях это лишь будет помехой. Человек со стабильной психикой и высокой степенью осознанности должен стремиться управлять собой и чувствовать этот аспект, который может стать его инструментом. Автор: Василина Серова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Любовь и ненависть "в одном флаконе"

Татьяна Ткачук: Приблизительно столетие назад швейцарский психиатр Блейлер, работавший в Цюрихе и писавший в соавторстве с Зигмундом Фрейдом, ввел термин «амбивалентность чувств» - то есть двойственность в отношении к человеку или явлению, одновременное его принятие и отвержение. Блейлер полагал, что если противоречивые чувства сменяют друг друга немотивированно быстро – мы имеем дело с шизофреником. А вот его коллега Фрейд считал, что любовь и ненависть одновременно – это врожденное свойство любой человеческой натуры, и лишь когда оно слишком ярко выражено, это свидетельствует о невротическом складе психики.

О том, как уживаются любовь и ненависть «в одном флаконе», сегодня говорят философ, психолог, ректор Института психоанализа и социального управления профессор Павел Семенович Гуревич и системный семейный психотерапевт, член Европейской Ассоциации психотерапевтов Ольга Березкина.

Давайте сразу начнем с того, о чем спорили Фрейд и Блейлер: на ваш взгляд, способность испытывать амбивалентные чувства – то есть, двойственные чувства – говорит о том, что человек, мягко скажем, неуравновешен, а если еще конкретнее – болен? Павел Семенович...




Павел Гуревич

Павел Гуревич: Я полагаю, что Блейлер, который больше всего работал с людьми с пограничной психикой, полагал, что сама двойственность чувств выражает расщепленность сознания, - поэтому это является свидетельством патологии. А у Фрейда совсем другая трактовка. Он считает, что это наше антропологическое свойство. Чувства животных всегда одновалентны. А вот у человека есть такая странность: в изнанке любого чувства - будь то любовь, будь то страх или бесстрашие – всегда таится противоположность этому чувству. Поэтому я присоединяюсь к точке зрения Фрейда.


Татьяна Ткачук: Вы ближе к Фрейду?


Павел Гуревич: Да. Я полагаю, что можно очень легко проследить, как каждый человек демонстрирует эту полярность чувствований.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Ольга, каков ваш взгляд?




Ольга Березкина

Ольга Березкина: Ну, на самом деле, я тоже согласна с Фрейдом. Более того, проблема возникает не оттого, что человек демонстрирует полярные чувства, а с их осознанием. Потому что существуют некие запреты. Например: «Ты должен этого человека любить, если ты любишь». Если ты вдруг чувствуешь, что ты его вот в эту данную секунду не любишь, он тебя безумно раздражает, или еще с ним что-то такое происходит, то ты можешь себя казнить, и осознавать это очень сложно. Причем, очень часто люди, которых мы действительно любим, делают нам очень больно, но мы все равно, типа, не должны на них злиться. И это, наверное, основная проблема, которая ведет ко всяким психологическим бедам, вплоть до патологических расстройств и заболеваний.


Татьяна Ткачук: Но, в принципе, вы тоже согласны с тем, что если человек такие противоречивые чувства испытывает, ему не надо, услышав сейчас наш эфир, сразу обеспокоиться необходимостью бежать к психиатру и как-то исследовать свою психику. То есть это, в общем, нормально. Другой вопрос – как ты к этому относишься, и что с этим делать, да?


Ольга Березкина: Да. Более того, я могу поспорить с Павлом Семеновичем, потому что и животные испытывают противоречивые чувства. Вот, например, собака, которая кормит щенков, она их, с одной стороны, безумно любит и кормит, но когда они ее кусают, она говорит «гав».


Татьяна Ткачук: Да, она защищает себя. И иногда даже на третий день собаки стряхивают с себя этих несчастных малюсеньких щенков и «говорят»: «Хватит! Кормите сами, как хотите», - и уходят.


Ольга Березкина: «Хотя бы полчасика подождите».


Татьяна Ткачук: Спасибо. Павел Семенович, прошу.


Павел Гуревич: Я думаю, что, в общем, приписывание амбивалентности чувств для животных – это чисто человеческий взгляд, когда мы, по меркам человеческой психики, оцениваем поведение животных.


Татьяна Ткачук: Но так делают все «собачники», скажу вам по секрету…


Павел Гуревич: Ради Бога! Но все-таки специфика человеческих чувствований состоит в том, что всегда они имеют в своей изнанке противоположность. И на уровне здравого смысла... Я хотел бы это пояснить, ну, скажем, Катуллом, римским поэтом, V век до нашей эры: «Я ненавижу и люблю. «Почему?», – ты спросишь, быть может. Не знаю, но так чувствую я». То есть, если бы мы приписали Фрейду только одно открытие – что каждое чувство может смениться противоположным, то есть, вот есть верность, и есть предательство, есть любовь, и есть ненависть, - то тогда Фрейд был бы малоинтересен. Вот именно парадокс заключается в том, что эти два чувствования, как вы правильно сказали, «в одном флаконе» в человеке. Он любит, и в то же время – ненавидит.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Социологи, исследуя стереотипы поведения современной женщины, в числе множества других вопросов задавали и такой вопрос: «Можно ли любить и ненавидеть одновременно?». Меня немного удивили их выводы: те женщины, кто на этот вопрос ответил «нет» - то есть, нельзя любить и ненавидеть одновременно, - продемонстрировали, по мнению социологов, косность, отсутствие гибкости во взглядах, суждениях и стереотипах поведения.

Ольга, неужели для того, чтобы тебя не сочли косным и негибким, обязательно нужно хоть чуть-чуть да хотеть задушить того, кого любишь ты любишь?


Ольга Березкина: Ну, в принципе, да, иногда бывает. Не то, что ты все время испытываешь безумную любовь и безумную ненависть, но иногда ты, действительно, испытываешь эти чувства одновременно. Вот представьте: тебя схватили в объятия и крепко-крепко и долго держат. В какой-то момент тебе хочется вздохнуть, и ты эти объятия уже должен разжать. Я имею в виду не обязательно сильные объятия, а эмоциональные, психологические. Человек с трудом выдерживает (ну, в зависимости от человека) очень близкие отношения долго, и он должен себя как-то от них, от очень близких отношений, от растворения в другом, иногда защитить.


Татьяна Ткачук: То есть, Павел Семенович, иными словами, если любовь не имеет вот такой окраски... То есть, если объятия не хочется скинуть с себя и не хочется «приправить перчиком» такую вот любовь, то это говорит о том, что, в общем, чувство более примитивное, правильно я понимаю?


Павел Гуревич: Вряд ли. Вы знаете, вот на уровне бытовой лексики мы часто слышим такие фразы: «Я так его люблю, что просто убила бы его!». Вот вам и весь фокус! То есть, одновременно эти чувства испытывает каждый человек. Он может быть славным, бесстрашным, но в душе его гнездится страх. И это так причудливо сочетается в наших человеческих чувствах, что, например, когда во французском фильме рассказывают о том, как мужчина и женщина разводятся, и их адвокаты спрашивают друг друга... Один задает вопрос: «Неужели эти люди когда-то любили друг друга?!..», - другой отвечает: «Еще как любили! Иначе откуда эта ненависть?..».

То есть, я не склонен рассматривать проявление двойственности как выражение патологии или примитивности. Другое дело, что дальше, наверное, наше изложение, наш разговор затронет тему и в невротическом варианте, когда вот эта двойственность проявляется более рельефно. Но это уже другая плоскость темы.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

И прошу вас, Ольга, вы хотели что-то добавить к тому, о чем говорил Павел Семенович.


Ольга Березкина: Я хотела бы обратить внимание еще на один аспект чувств, которые расположены на шкале «любовь – ненависть». Я это воспринимаю, действительно, как некую шкалу. Одно и то же чувство, окрашенное по-разному. Если человек кого-то очень любит и думает все время о нем, он находится с ним в близких отношениях. Если он кого-то также сильно ненавидит, то он вкладывает туда столько же эмоциональной энергии, и тоже находится в этих близких отношениях. Фактически это говорит о том, что люди безумно связаны и друг для друга очень много значат.


Татьяна Ткачук: Или один для другого? Это ведь может быть не взаимно.


Ольга Березкина: Может быть не взаимно. Но обычно настоящее чувство взаимно.


Татьяна Ткачук: Ну, мы поговорим о взаимности и невзаимности в контексте этой программы чуть позднее.

А сейчас я хотела бы задать такой вопрос. Амбивалентность чувств, ну, в самом ярком проявлении (это то, о чем сейчас говорила Ольга) – сочетание любви и ненависти – проявляется, на самом деле, в самых разных взаимоотношениях – взаимоотношениях мужчины и женщины, матери и ребенка, подростка и учителя, подростка с его друзьями.

Павел Семенович, вот права ли я, полагая, что в тех отношениях, которые мы не выбираем, которые являются данностью для нас, вот которые даются один раз и на всю жизнь, то есть я имею ввиду, конечно, пары «родитель – ребенок» – вот такие любовь и ненависть могут цвести одновременно ярче всего?


Павел Гуревич: Я думаю, что да. Потому что об этом достаточно ясно свидетельствует криминальная хроника. Самые большие преступления обычно совершаются в семье, между людьми, которые, казалось бы, повязаны самыми глубокими и нежными чувствами.


Татьяна Ткачук: Должны быть повязаны.


Павел Гуревич: Да, должны быть повязаны. Но, на самом деле, происходит быстрая смена. Но я еще раз подчеркиваю, что речь идет не о смене состояний, а о том, что каждая любовь содержит в себе початок ненависти. Это очень полезно знать каждому человеку, родственникам. Потому что иногда думают: «Если есть любовь, то исключена ненависть. Если мама нежно относится к своему ребенку, то ненависти быть не должно». Или если ребенок по определению любит своих родителей, то он не будет беседовать с киллерами... Вот недавно в какой-то передаче я слышал. Девочка заказывает киллеру убийство своих родителей, которые запрещают ей ходить на дискотеку. И при этом, когда ее спрашивают: «А как бы вы хотели, чтобы состоялась эта смерть? Вы хотите, чтобы их зарезали, удушили?», - она сказала: «Это все равно. Но чтобы было не очень больно».


Татьяна Ткачук: Да... Ну, и потом вот этот подростковый бунт, когда начинаются первые конфликты с родителями, и первые серьезные конфликты, когда подросток первый раз пишет в свой дневник, пугаясь сам этих слов: «Я ненавижу свою мать!», - это одно из самых ярких, наверное, проявлений того, о чем мы говорим.

Ольга, прошу.


Ольга Березкина: Я хочу обратить внимание на то, что эти отношения в паре «родитель – ребенок», конечно, там чувства самые сильные вначале, потому что они жизненно важны и для ребенка, и для матери, даже биологически. Но если взрослый человек говорит, что он ненавидит своих родителей, это означает, что он недостаточно зрелый. Потому что по мере взросления, после прохождения этого подросткового возраста чувства должны становиться спокойнее – человек становится более эмоционально независимым. И если он испытывает по-прежнему такие бешеные чувства к своим родителям...


Татьяна Ткачук: ...значит, не произошла сепарация.


Ольга Березкина: Правильно, да. Хотя вы мне говорили, что не надо терминов употреблять (смеется)


Татьяна Ткачук: Я прошу прощения… (смеется)

Мы принимаем первые звонки. Сергей из Москвы дозвонился. Сергей, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Я врач по специальности. И мне кажется, что конфликт возникает не из-за наличия вот этих противоположностей, а тогда, когда некий механизм взвешивания вот этих противоположностей устает, перенапрягается. Вот мне так кажется. Спасибо.


Татьяна Ткачук: «Механизм взвешивания противоположностей» - мне кажется, это близко к тому, о чем говорила Ольга в начале программы, что важен не сам конфликт чувств, а то, как мы осознаем этот конфликт.

Ольга, прошу – несколько слов.


Ольга Березкина: Что это значит – «механизм взвешивания»? Он у зрелого человека должен сформироваться, когда один и тот же человек воспринимается как плохой и как хороший. И это нормально – это один и тот же человек. Это некая психологическая работа, которую совершает каждый человек, взрослея. И у меня есть много таких случаев. Если он вдруг осознает, что он страшно не любит свою маму, а должен любить (я говорю уже о взрослых людях, со своими детьми), то люди очень часто болеют – у них плохо с сердцем становится или какая-то другая патология. Они себя, таким образом, наказывают. Если же ты понимаешь, что тебе что-то в маме не нравится, но ты все равно к ней относишься нормально, или она не та самая гадина, из-за которой у тебя не сложилась вся жизнь, а тебе 40 лет, вместо того, чтобы что-то делать, можно бесконечно... Знаете, люди почитают психоаналитические статьи сами – и теперь понимают, почему у них в жизни так все плохо, и очень сильные такие чувства испытывают.


Татьяна Ткачук: Главное – найти виноватого, а дальше уже по отношению к этому виноватому развить целый спектр негативных чувств.


Ольга Березкина: Ну да.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Еще звонок принимаем. Александр Иванович из Московской области, добрый день.


Слушатель: Добрый день, уважаемые господа. У вас такая передача, претендующая на серьезный научный уровень. Поэтому надо определиться. Ведь на Западе слова «любовь» нет. Там эти отношения опустили до скотского уровня и обозвали «сексом». Что вы имеете в виду под любовью и под сексом? В чем (хотя бы в двух-трех словах) их принципиальная разница? И что вы имеете в виду, когда говорите «это секс и ненависть» либо «любовь и ненависть»? Тут надо четко определиться. Потому что произошло смешение понятий. Это первое.

Второе. Пример из другой области...


Татьяна Ткачук: Александр Иванович, давайте мы на первый вопрос сразу вам ответим, а потом вы второй вопрос зададите.

Павел Семенович, можно было бы попросить нашего слушателя объяснить, что он имеет в виду под словом «Запад», потому что это очень обширное понятие. Насколько я помню, во всех языках «любовь» и «секс» называются разными словами, для этого есть разные слова.


Павел Гуревич: Безусловно.


Татьяна Ткачук: Ну, прошу – несколько слов буквально, и мы передадим слово слушателю.


Павел Гуревич: Дело в том, что, конечно, «сексуальная революция» прошла в европейских странах. Но мы сегодня видим уже некоторое противостояние этой революции. Опять в моде любовные отношения, нежные, семейные, румянец на щеках. К чему же так обобщать?..


Татьяна Ткачук: Другое дело, что, может быть, наш слушатель клонит к тому, я так думаю, что, наверное, в страсти наиболее ярко проявляется амбивалентность человеческих эмоций.


Павел Гуревич: Наверное, да.


Татьяна Ткачук: Но мы чуть позже об этом поговорим.

Александр Иванович, задавайте свой второй вопрос.


Слушатель: Это не вопрос, а комментарий. Например, Мейерхольд, великий русский режиссер, он выбирал только то, что он искренне, истинно любил – те пьесы. И работая над этой пьесой, он доводил и коллектив, и себя до изнеможения. И когда его спрашивали близкие люди: «Как дела с вашей пьесой?», - он говорил: «Эта сволочь-пьеса меня уложит в гроб». То есть, любовь и ненависть – это когда кто-то любит человека, и он хочет, чтобы этот человек был у него навечно, он хочет, чтобы это была, в конце концов, его собственность. Пример – гарем. Вот посадить его, чтобы не было страха, что это уйдет. А это, естественно, как говорится, у одного вызывает страсть, а у другого – ненависть. А по поводу того, что...


Татьяна Ткачук: Спасибо, Александр Иванович. Теперь уже мы вас прервем, потому что у нас еще один слушатель на линии. А потом мы прокомментируем ваше мнение.

Валентин из Рязани, прошу вас. Здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Первый вопрос. Может ли быть сильное чувство без эмоций, скажем, ненависть и любовь, так сказать, на уровне головы?


Татьяна Ткачук: А как это – чувство без эмоций? Это тогда уже не чувство.


Слушатель: Я поэтому и спросил. И второй вопрос. Вот если психология берется лечить психические заболевания, то по определению она может справляться, видимо, и с чувствами, если она берет на себя такие обязанности. Спасибо.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Валентин.

Ну, что касается звонка предыдущего слушателя. Я думаю, что с Мейерхольдом – это блестящий пример, который полностью комментирует то, о чем мы сейчас в студии говорим. Что касается гарема... ну, там была другая тема затронута – тема страха потерять. Мне кажется, что это чуть-чуть в другую сторону.

Теперь два вопроса. Первый вопрос – «чувство без эмоций». И второй... Немножко упустила я формулировку вопроса, но мне кажется, психиатрия занимается психическими заболеваниями, а не психология. Ольга, прошу.


Ольга Березкина: Что касается чувств и их осознания – это связано очень сильно с той средой, в которой человек рос, и как он учился свои чувства опознавать, не бояться и как к ним относиться. Многие люди так боятся чувств, любых чувств, что когда они их осознают, то им становится плохо. Им легче рассуждать. То есть такая защита, что «любовь – это тогда, когда я...», и так далее. В принципе, каждый человек пытается как-то с чувствами справиться, их осознавая. Это один из первых шагов.


Татьяна Ткачук: Но ведь еще есть такой тип людей, у которых понятия любви подменяются какими-то другими понятиями. То есть, любовь к родителям – это, прежде всего, чувство долга и какие-то обязанности по отношению к ним. Любовь к ребенку – это желание воспитать по какой-то системе. Но вот, видимо, слушатель говорил об отсутствии какого-то тепла и каких-то сильных всплесков эмоциональных.


Ольга Березкина: Может быть, и об этом он говорил. Но, в принципе, люди все равно испытывают эмоции, потому что они живые, и это – физиологический процесс. Другое дело, что они с ними делают, с этими эмоциями.

А что касается того, как они выражают свою любовь... Они могут выражать ее как угодно, даже деньгами, если они по-другому не могут. Понимаете? Или вниманием. Просто люди разные, и они по-разному выражают свою любовь. Есть такие пары, которые всю жизнь так ругаются – и это составляет смысл их любви и смысл их жизни. И при этом их разорвать невозможно. Как только они куда-то разъезжаются на час – они тут же друг к другу стремятся.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Павел Семенович, а как вообще амбивалентность чувств, двойственность, о которой мы сегодня говорим, связана с типом личности?


Павел Гуревич: Ну, я думаю, что, действительно, можно выделить некоторые типы личности, которые в большей степени подвержены этой двойственности. Скажем, истерический характер, безусловно. Настасья Филипповна или какой-то другой персонаж ярче выражает этот переход от одного состояния к другому. А если мы возьмем, скажем, человека мыслительного типа, то страстность его натуры выражена меньше. Вот я так понял вопрос нашего радиослушателя, что чувства могут быть без эмоций. То есть, на самом деле, если это – эмоции, то это страсть. Страсть – это то, что выделяет человека и возвышает над животным миром. Потому что это другая система ориентаций для человека, которых нет у животных.


Татьяна Ткачук: Говорят, что у дельфинов есть…


Павел Гуревич: Возможно. Властолюбие, корыстолюбие, любовь, преданность, верность, фанатизм – вот это все мир наполненных, полнокровных человеческих чувств. И если мы имеем дело с эмоциональным человеком, то, конечно, он больше подвержен демонстрации этой полярности. Истерический тип, наверное, больше подвержен этому.

Но если мы говорим о патологических состояниях, то там, конечно, прав Блейлер, который накопил достаточный эмпирический материал, когда он видел эту расщепленность.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович.

Еще примем один звонок. Георгий из Московской области, здравствуйте.


Слушатель: Здравствуйте. Огромное спасибо за передачу. У меня такой вопрос. Почему бы не перейти к сути – политкорректность цивилизации, которая после «рок-революции» наступила? Это было открытием для бизнес-владык, что политкорректность, воспитанная рок-Митрофанушками, она... новый лозунг: «Митрофанушки всех стран, объединяйтесь!».


Татьяна Ткачук: Георгий, готова Ольга вам отвечать.

Ольга, пожалуйста.


Ольга Березкина: Я думаю, что политкорректность – это тот способ, которым в определенных культурах скрывают негативные чувства. И если в этом покопаться, то, обычно, это такой способ культурный – скрыть негативные чувства к кому-то, это культурное явление.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

Больше всего тема «любви - ненависти» обсуждается, как я выяснила, готовясь к этой программе, на различных интернет-форумах, а их буквально сотни. То есть, практически во всех городах России, от малых до великих, в женских и мужских (что меня удивило!) чатах, - споры кипят нешуточные. Вот несколько мнений пишущих: «Ненависть может быть к любимому в двух случаях: если любишь безответно, и если простить что-то глобальное не можешь». И тут же этому человеку возражают: «Нет, это уже не высшая любовь, потому что в ненависти всегда есть эгоизм, а высшей любви он неизвестен». «Если спутницей любви становится боль, то ненавидишь именно эту боль, а не человека, которого любишь». И последнее высказывание, мужчина пишет: «Несмотря на всю шизоидность моей натуры, не раздвоиться мне настолько, чтобы ненавидеть того, кого я хоть как-то люблю. Господа, вы путаете ненависть с раздражением, обидой, завистью – с настоящей же ненавистью любовь не совместима никак и никогда».

Ольга, прошу ваш комментарий, если какая-то реплика вас зацепила.


Ольга Березкина: На самом деле, мне понравилась последняя реплика. Потому что, действительно, вот такие очень сильные чувства – любовь и ненависть одновременно – испытывают, наверное... Все равно они сменяются, вот в этот момент одно чувство не осознается. Действительно, не очень уравновешенные люди, которые... Вот Павел Семенович сказал, что они пограничные, но у меня немножко другая терминология. Обычно эти чувства, кстати говоря, если истерическая личность, они не очень глубокие, поэтому они очень быстро сменяются.


Татьяна Ткачук: То есть, и то, и то поверхностное, получается?


Ольга Березкина: Ну, в общем, мне кажется, что в значительной степени... Конечно, люди разные, но вот истерической личности свойственно не очень... Я понимаю, что вы со мной не согласны. Но я высказываю свое мнение.


Татьяна Ткачук: Ольга, а я вот сразу Павла Семеновича спрошу. Павел Семенович, тогда, действительно, может быть, мы говорим об обиде, о зависти, о раздражении (Ольга часто сегодня это слово упоминала – «раздражает человек»), может быть, это не ненависть, на самом деле?


Павел Гуревич: Ради Бога, можно говорить о том, что любящие ссорятся, можно говорить о том, что они эгоистичны. Но я лично считаю, опираясь на собственную клиническую практику, что чем глубже любовь, тем больше в ней заложено противоположностей. Каждый любящий человек должен быть готов к тому, что его любовь может обернуться изнанкой.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, а вот что это значит – «любовь может обернуться изнанкой»? То есть, может обернуться, а может и не обернуться? Кто или что этот конфликт провоцирует? Это ведь внутренний конфликт личности некий…


Павел Гуревич: Да, это внутренний конфликт. Но для того, чтобы выразить существо этого конфликта, нужна конкретность. Вот о чем идет речь. В одном случае, как я уже пытался вспомнить «Демона» Лермонтова, который любит Тамару, и объясняя свои чувства – глазами, конечно, романтического поэта Лермонтова: «В любви, как в злобе, верь, Тамара, я неизменен и велик...». То есть, речь не идет о том, что «немножко любил» и «немножко ненавидел».


Татьяна Ткачук: То есть, если велик, то во всем – и в том, и в том.


Павел Гуревич: Если велик, то во всем! И чем больше чувство любви, тем больше разного рода предостережений должно быть. Когда говорят: «Я тебя безумно люблю!», - то это может немножечко и насторожить. Потому что тогда надо очень бережно...


Татьяна Ткачук: Но это же идиома. Ведь люди же не вкладывают прямой смысл в эти слова, а особенно, если чувство взаимное.


Павел Гуревич: Да, это идиома, а чувства-то реальные существуют.


Татьяна Ткачук: Ольга, прошу.


Ольга Березкина: Каждое слово, оно, действительно, отражает значительно глубже нашу психологию, чем нам кажется. Вот мы говорим, что безумно любим, то есть, действительно, теряем разум. А вообще, я слышала такое определение психиатров, что такое любовь – это невроз навязчивых состояний.


Татьяна Ткачук: Да-да, в этой студии это тоже звучало не раз…

Звонок принимаем. Алексей Петрович из Москвы. Добрый день.


Слушатель: Добрый день. Вот вы сказали очень хорошо по поводу отношений взрослых детей и родителей: «Она – гадина, из-за которой не сложилась жизнь», - а тебе 40 лет. Но эта ситуация не заканчивается этим, она развивается и дальше. То есть, стремление наказать родителей за то, что они сделали в детстве, за то, что они заставляли тебя ходить, скажем, в немецкую школу (или в английскую школу), в музыкальную школу, на спортивное плавание и так далее.


Татьяна Ткачук: Отыграться, да?


Слушатель: Да. А потом отвергается это все. Скажем, если учился в немецкой школе – немецкий язык забрасывается, учится английский язык, а к немецкому не прикасаются. К музыкальному инструменту не прикасаются.

А что касается родителей, то наказывать их можно, например, так. Раза три выбросить библиотеки или выбросить три пишущих машинки, потому что, скажем, один из родителей занимается творчеством. Вот такие моменты. И в то же самое время...


Татьяна Ткачук: Алексей Петрович, а вы нас хотите спросить что-то –это нормально или нет?


Слушатель: Я просто говорю, что вы остановились, но по моим жизненным наблюдениям, этот процесс продолжается еще в другом русле.


Татьяна Ткачук: То есть, происходит некое сведение счетов с родителями за то, что было в детстве?


Слушатель: Да, сведение счетов. И я согласен, что взросления нет. Потому что человеку 38 лет, а он продолжает играть в компьютерные игры, показывать свою ненависть к родителям, хотя одновременно и с заботой, но забота – скорее всего, показать, что они от него зависят материально.


Татьяна Ткачук: Понятно, Алексей Петрович. Я просто добавлю сюда как бы другую сторону медали. Вот очень сложные отношения родителей к выросшим детям, в которых смешивается и какое-то разочарование, потому что не все получилось, и какое-то отчаяние, потому что ребенок вырос, и вдруг тебе кажется, что ты ему не нужен уже больше совсем. Ведь это тоже очень противоречивые чувства, и они тоже могут долго длиться. Уже этому ребенку, может быть, в свою очередь, 35-40 лет, а мать (или отец) может переживать очень сложные чувства по отношению к тому, кого растил с пеленок, и который казался до какого-то момента таким понятным, теплым, родным и простым, а потом оказался совсем непростым.

Ольга, прошу... Вот такое продление на всю жизнь неких сложных эмоций...


Ольга Березкина: Я могу сказать, что я таким людям очень сочувствую. Причем, я сочувствую как родителям, так и детям. Потому что вот то, что этот... Я так представила, у меня такая фантазия есть, что это родитель рассказывает о своем ребенке или о ребенке своих знакомых. И смысл жизни обоих родителей и детей до 38 лет, он в борьбе. Они друг от друга не могут отступиться. Причем, не только ребенок, но и родители. Понимаете, они же должны жить какой-то другой жизнью. А они же его все время тюкают, наверняка, все время ему что-то говорят. Это об очень глубоких отношениях, которые патологичны сами по себе, потому что, ну, в 38 лет нельзя так друг к другу относиться. Скорее всего, этот человек никогда не заведет семью...


Татьяна Ткачук: Вот смотрите, мы все время сами себе противоречим. С одной стороны, мы уже 40 минут в студии говорим о том, что никакой патологии в этом нет, что свойственно это всем людям, что мы с этим рождаемся. Вы оба склонились к точке зрения Фрейда, а не его швейцарского коллеги. И в то же время каждый раз, когда мы рассматриваем какие-то конкретные примеры, звучат слова, что это значит, что не произошло сепарации, то есть отделения вовремя от родителей, что отношения патологические, что вам таких людей жалко…

Павел Семенович, я такой вопрос задам. Вот в паре «мать - ребенок» мать может испытывать какие-то сиюминутные гнев и раздражение по отношению к ребенку, но это всегда происходит на фоне любви и беспокойства за его судьбу, за его здоровье. В паре «мужчина - женщина» один из партнеров может испытывать и гнев, и стыд, и досаду, но на фоне зачастую обожания и преклонения перед партнером. Всегда ли одна из этих противоречивых эмоций – устойчива, и она как бы является базисной, а вторая – ситуативна, она мелькает молнией на небе и исчезает? Или же они могут быть совершенно равноправны, и обе быть базисными?


Павел Гуревич: Они не ситуативны. И если вы мне позволите, то давайте вернемся к ситуации, когда Фрейду понадобилось слово «двойственность», «амбивалентность». Имеется в виду работа «История маленького Ганса». Фрейд показывает сложный замес этих чувствований на материале 5-летнего ребенка, который желает устранить своего любимого отца и занять его место. То есть, когда вы задаете вопрос – является ли это нормой или патологией? – то, на самом деле, с одной стороны, это – норма, потому что это обычная ситуация, комплекс Эдипа, который существует во всех культурах, и это родовая судьба каждого человека…


Татьяна Ткачук: Это психоаналитик в вас сейчас заговорил…


Павел Гуревич: Да. А с другой стороны, конечно, это кажется патологией. Потому что все зависит от того, как мы рассматриваем этого ребенка. Если мы рассматриваем его руссоистски, о чем мы все время... Вот так мне как-то показалось, что у нас представлена такая благостная интонация: «Ребенок должен, родитель должен испытывать полноценные чувства». А ведь на самом деле каждый проходит через этот Эдипов комплекс. И поэтому, с другой стороны, это кажется абсолютно болезненным процессом, абсолютно патологичным. То есть, я бы это таким образом выразил: да, это антропологическая данность, да, это качество человека, но кто сказал, что человек – это идеальное существо?..


Татьяна Ткачук: Любопытный ход! Вот этого я от вас не ожидала.

Звонки примем. Олег из Москвы, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Здесь приводился пример (кажется, в предыдущем звонке) огромной нагрузки на ребенка, и вследствие этого – недовольство родителями. Но, по-моему, это вообще частный случай любой нагрузки на человека влюбленного. Потому что если человек не просто кого-то соблазнил, а именно влюблен, то он уважает свой объект любви. И ему кажется, что он недостоин его, и что его успехи недостаточны. И таким образом, это вызывает стресс, огромную нагрузку психологическую. И в сущности, это связано не с тем, что человека любимого ты ненавидишь, а ты ненавидишь те усилия, которые, как тебе кажется, ты должен приложить, чтобы быть его достойным.


Татьяна Ткачук: Вы знаете, Олег, мне кажется, что там даже более сложный механизм. Ты ведь встаешь на цыпочки для того, чтобы быть выше, красивее, лучше, достойнее, и какое-то время ты ходишь на этих цыпочках, пока ты получаешь как бы за это, как тебе кажется, внимание своего партнера. Но на цыпочках долго ходить невозможно, и рано или поздно ты встанешь на всю стопу. И вот в этот момент ты будешь ненавидеть подспудно человека, который заставил тебя столько времени в столь уродской и в столь неестественной позе проходить.

Продолжайте вашу мысль. Извините, что прервала.


Слушатель: То есть, значит, я правильно понимаю, что, на самом деле, ненависть не к объекту, а к тем усилиям и к тем разочарованиям, возможно, которые связаны с процессом любви.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Олег. Вот на форуме (я приводила одну из цитат) человек утверждает, что это - ненависть к боли, которую любовь вызывает. В общем, примерно близко. Павел Семенович, так все-таки ненависть к объекту или к тому, что с тобой с самим происходит, когда ты находишься в состоянии любви к этому объекту?


Павел Гуревич: Нет, я все-таки продолжаю настаивать на том...


Татьяна Ткачук: Настаивать на своем.


Павел Гуревич: ...что это глубинное, трудноутолимое чувство, труднонасыщаемое чувство. И тщетно искать здесь педагогический аспект. Потому что вот любил ли Алеко Земфиру? Да, конечно, любил. А открылась ли она ему в том, что она любит другого человека? Да, открылась. А зачем он ее убил? Он мог и не убивать ее.

Вот почему так бывает, что в семье, где существуют благостные отношения, на самом деле вдруг совершается бытовое преступление, люди убивают друг друга? И не потому, что это некое поверхностное чувство, а глубинное чувство, на чем я и настаиваю.


Татьяна Ткачук: Спасибо. Ольга...


Ольга Березкина: Я хочу все-таки... я начинаю уже спорить с Павлом Семеновичем. Потому что если в семье все время благостные отношения, то, значит, все конфликты и все отрицательные чувства, они вытесняются. И в какой-то момент человек не знает, что делать с собственной агрессией, со своими чувствами. И в какой-то момент они просто выходят, как платину прорывает, из-под контроля. И человек, в принципе, способен справиться и со своей любовью, и со своей ненавистью, ну, заплатив какую-то цену.


Павел Гуревич: Я не понял, а в чем спор-то? Да, конечно, чувства накапливаются и дают исход, безусловно.


Ольга Березкина: Это связано с тем, какие отношения в семье, и как в семье, где он усваивает, обращаются с чувствами.


Павел Гуревич: Конечно. Там существует особая эмпирика, существуют особые социальные условия, поэтому, может быть, ненависть к человеку – это, может быть, ненависть к боли, разочарование по поводу того, что не получилось так, как хотелось. Но это всегда органика.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Спасибо, Ольга.

И нам дозвонился Сергей из Москвы. Сергей, добрый день.


Слушатель: Здравствуйте. Хотел бы напомнить вам один физический принцип: если есть два тела (или два заряда, например), то на дальних расстояниях они притягиваются, но если мы их близко-близко сдвинем, то они будут отталкиваться, будут включены силы отталкивания. Так вот, оптимальное состояние двух тел - когда они одинаково притягиваются и одинаково отталкиваются. И для этого нужна дистанция, то есть, пространство некое, у каждого должно быть личное пространство. Это первый мой комментарий...


Татьяна Ткачук: То есть, вы против слияния полного, да?


Слушатель: Да.


Татьяна Ткачук: …которое неизбежно приведет к отторжению, к отталкиванию.


Слушатель: Конечно.


Татьяна Ткачук: Давайте второй тезис.


Слушатель: Зашла речь о великовозрастных «детях», и тут, мне кажется, вы не учитываете или забыли о специфике нашей страны. То есть, все наши перипетии советские, постсоветские, все сложности наших десятилетий, все они успешно преодолевались только семьей. И это уже у нас в генах, что ни партия, ни власть, ни государство не даст человеку того... и не даст способности выживать, кроме как семья, внутрисемейные отношения. И войну так пережили. И поэтому мои бабушка с дедушкой пестовали мою маму, и также это распространяется, например, и на наше поколение.


Татьяна Ткачук: Ну, Сергей, это очень спорный вопрос. А как же кризис традиционного понятия «семья» сегодняшний, растущее число разводов?.. С одной стороны, вы правы, конечно, а с другой стороны, все немножко сложнее, чем ваш взгляд такой.


Слушатель: Мне кажется, что как раз ушли вот эти прежние установки, и они как-то разрушаются, но если бы они, может быть, были бы более мудрыми, более гибкими, то, как в Италии, как во всех романских, латинских странах, был бы культ семьи, который помог бы и нам пережить эти времена.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Сергей. Поняла идею. Вот не думаю я, не будучи психологом все-таки сама по образованию, что даже если бы семья была крепка как никогда, то это сняло бы проблему того, о чем мы сегодня говорим. Потому что проблема-то коренится в психике конкретного человека, каждого из нас с вами. Но, тем не менее, Ольге передаю слово.

Ольга, ваш комментарий.


Ольга Березкина: Хочу сказать, что такие не выросшие «дети» есть не только у нас, а в той же Италии и в Америке есть, и так далее. И это не говорит о том, что это хорошо или плохо, то, насколько крепка семья в какой-то момент. Во-первых, надо понять, что люди имеют в виду под крепостью семьи. Она может быть внешне крепка, а внутри там могут быть всякие скандалы, и при этом они тоже очень крепкие.

Я бы хотела немножко вернуться к тому комментарию, когда притягиваются и отталкиваются...


Татьяна Ткачук: ...плюсы и минусы на расстоянии и вблизи.


Ольга Березкина: Действительно, что у каждого человека есть оптимально комфортная ему в данный момент эмоциональная дистанция. И если ему эту дистанцию в данный момент пережать, ну, например, слишком близкие отношения – это зависит тоже от истории его и от особенностей его психического строения, - он не может выдерживать, он пытается вырваться. Вы же знаете, что есть безумное количество пар влюбленных, когда один убегает, а другой его преследует, а потом это может точно так же поменяться. Потому что это спектр – от любви до ненависти и от далеких расстояний до близких расстояний. Поэтому мне кажется, что и норма, и патология, она тоже лежит где-то на этом спектре. Это не дискретно.


Татьяна Ткачук: Спасибо.

Принимаем еще звонок. Любовь Николаевна из Московской области, добрый день.


Слушатель: Добрый день. Я бы хотела сказать еще вот о чем. Вот любовь и ненависть, они зависят еще и не от самого человека, а от объекта, на который это распространяется. Например, моя мама была добрым и умным человеком, и поэтому у меня никогда не было к ней никаких двойственных чувств. А также и окружающие меня люди. Если человек умный и добрый, то у меня к нему нет двойственных чувств никогда.


Татьяна Ткачук: Любовь Николаевна, спасибо вам за звонок. Я уже поняла вашу мысль. Очень важный момент, на самом деле, вы затронули.

Павел Семенович, сейчас буду вас пытать. Вот смотрите: Фрейд объяснял, что амбивалентность чувств развивается там, где мы имеем дело со сложным объектом, чьи отдельные особенности, как он писал, по-разному влияют на наши потребности и ценности. Скажем, можно любить человека за доброту и ненавидеть его за вспыльчивость. В то же время он утверждал, что в любой сильной привязанности за нежной любовью кроется враждебность, и проявляется она именно к самым любимым лицам, в тех случаях, где ее меньше всего можно было бы ожидать…

Я вот до конца не могу понять: все-таки любой ли человек может вызвать у меня вспышку любви и ненависти одновременно, или только какой-то конкретный, какого-то особого склада характера и личности, какой-то особо сложный человек? То есть, в конце концов, от него это зависит или от меня, от особенностей его психики или от моих особенностей психики?


Павел Гуревич: Мы все время говорим об одном и том же – мы говорим об антропологической природе человека, о том, каков он, этот человек. Мы пытаемся создать некоторый силуэт этого человека, у которого, действительно, существует двойственность чувств. Храбрый полководец, как писал Иосиф Бродский, который одержал массу побед, возвращается в столицу в страшном страхе. Что здесь – ситуативный страх, страх перед объектом, перед Сталиным, или это все-таки какой-то дефект его смелости? Если этот человек смелый по определению, то он должен войти в столицу тоже мужественным, а он боится. Такова природа человека.

Поэтому я каждый раз, когда мы возвращались к этому вопросу, пытался сказать о том, что Фрейд показывает, прежде всего, как мы обнаруживаем наши чувствования.


Татьяна Ткачук: Павел Семенович, извините, вот прерву вас сейчас. То есть, если вернуться к звонку слушательницы, независимо от того, какая мама – добрая, простая, заботливая, ласковая, не вызывает она сложных чувств у слушательницы. И слушательница говорит о том, что, на ее взгляд, это зависит очень от того, какие люди нас окружают. А вы все-таки считаете, что это не зависит от того, с кем мы имеем дело, а это зависит только от нас, только от нашей психики, от нашей антропологической такой особенности?


Павел Гуревич: Весь фокус в том, что когда человек говорит о том, что у него нет этой двойственности, то в ходе клинического анализа она все-таки обнаруживается.


Татьяна Ткачук: Вот тут большой вопрос: стоит ли ее обнаруживать, если сам человек ее не чувствует и не страдает от этого?


Павел Гуревич: Нет, это не увлечение психиатра, который вытаскивает эту двойственность, а это по жизни так получается. Когда мы говорим: «Испытывали ли вы ненависть к своей маме?», - «Что вы, как можно?!.. Моя мама чудная, великолепная!». А почему же совершается такое количество преступлений?.. Почему, например, - вот мы затронули тему сепарации, - французы ругают нас за то, что у нас дети живут с родителями? Они говорят: «Это доэдипальное состояние. Вы должны отделить детей. Они должны жить отдельно». К вопросу о дистанции, притяжении и отталкивании.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Павел Семенович. Ольга, прошу.


Ольга Березкина: В общем-то, в принципе, наверное, я согласна, прежде всего, с тем, что взрослые дети должны жить отдельно, если есть для этого условия. Потому что они тогда смогут сформироваться так, чтобы как-то по-своему начать свою жизнь. Не потому, что мама так считала...


Татьяна Ткачук: Это другая тема. Ольга, не уходите от темы.


Ольга Березкина: Хорошо. А что касается того, от чего зависит, вызывает у нас любовь или ненависть какой-то человек, то чаще всего это, во-первых, зависит от того, в насколько близких эмоциональных отношениях мы с ними находимся. Потому что сильные чувства вызывают у нас те люди, к которым мы по каким-то причинам (которые мы сейчас не будем рассматривать) находимся в близких эмоциональных отношениях, они для нас эмоционально очень много чего значат.


Татьяна Ткачук: И тогда не важно – простой человек или сложный сам по себе, по своему...


Ольга Березкина: Я в своей жизни ни разу простого человека не встречала. Понимаете? Другое дело, что самые сильные чувства человек испытывает, когда он маленький, и он пытается овладеть окружающим миром, окружающими чувствами. И часто у него может вызвать необоснованно, казалось бы, безумное чувство какой-то человек, который мимо него прошел и что-то сказал. Если это начать исследовать, то выяснится, что он похож на его старшего брата, который чего-то у него в детстве отобрал. Или так всегда делала тетя, которая его унижала, когда к нему приезжала в гости. А при этом это некая проекция чувств.


Татьяна Ткачук: Спасибо, Ольга.

И последний вопрос успею вам обоим задать. Конфликтные эмоции, взаимодействуя между собой, они друг друга изменяют? То есть, примитивно говоря, становится ли моя любовь меньше, хуже и слабее оттого, что иногда к ней примешивается ненависть?


Павел Гуревич: Ну, разумеется. Хотя я бы все-таки позволил себе двоякий ответ. В некоторых случаях замес ненависти усиливает любовь, а в некоторых – ослабляет это чувство.


Татьяна Ткачук: Но влияние происходит, безусловно, да?


Павел Гуревич: Безусловно.


Татьяна Ткачук: Ольга, каков ваш взгляд?


Ольга Березкина: Чувства вообще эволюционируют. Человек меняется... И то, как мы любим маму, когда нам 3 года, и то, как мы ее любим, когда нам 16 лет, и то, когда мы ее любим, когда нам 50 лет, - это разные чувства. Поэтому, естественно, что любовь и ненависть...


Татьяна Ткачук: Кстати, видимо, и пропорция любви и ненависти может меняться?


Ольга Березкина: Ну, вот мы же взяли, что есть любовь, и есть ненависть. На самом деле, если мы будем рассматривать эти чувства, то в них тоже есть куча всяких аспектов разных. Пропорции любви... Ну, нельзя сказать, что наше отношение к человеку – это смесь любви и ненависти, такой коктейль. В нем есть много чего другого.


Татьяна Ткачук: Ну, и слава Богу. У нас есть еще много эфиров впереди, чтобы о другом тоже успеть поговорить. Но, к сожалению, сегодня подошло к концу наше время.

Если чувствуешь ненависть – значит, не любишь. Если любишь – значит, не можешь ненавидеть. Это – только на первый взгляд… Почему-то многие литературные герои известных писателей в тот или иной сложный момент своей жизни размышляли именно на эту тему: как это возможно – отвращение и удовольствие одновременно? Похоже, не зря об амбивалентности наших чувств написаны целые трактаты психологами и психиатрами. Потому что, как мы выяснили еще раз сегодня в течение этой программы, простыми созданиями нас с вами никак не назовешь…

Я благодарю за участие в эфире философа, психоаналитика Павла Гурев ича и семейного психотерапевта Ольгу Березкину.


Амбивалентность чувств | Мир Психологии

Амбивалентность чувств

Амбивалентность чувств (от лат. ambo — оба + valentia — сила) - внутренне противоречивое эмоциональное состояние или переживание, связанное с двойственным отношением к человеку, предмету, явлению и характеризующееся его одновременным принятием и отвержением, напр. переживание ревности, в котором могут сочетаться чувства любви и ненависти. Син. эмоциональная Амбивалентность.

Термин Амбивалентность чувств был предложен швейцарским психологом и психиатром Э. Блейером для обозначения свойственных шизофреникам противоречивых отношений и реакций, которые быстро сменяют друг друга. Этот термин вскоре получил более широкое употребление и в психологии.

Амбивалентными стали называть сложные противоречивые чувства (или Эмоции), появляющиеся у человека в связи с многообразием его потребностей и многогранностью самих явлений окружающей действительности, которые одновременно привлекают к себе и вместе с тем отпугивают, вообще вызывают положительные и отрицат. чувства.

Психологический словарь. И. Кондаков

Амбивалентность чувств

  • Словообразование - происходит от лат. ambo - оба valentis - имеющий силу.
  • Категория - реакция личности.
  • Специфика - характеризуются двойственностью в отношении к человеку или явлению при одновременном его принятии и отвержении. Так, например, в ревности взрослого человека происходит объединение чувств любви и ненависти.
  • Исследования - в соответствии с теорией З.Фрейда, Амбивалентность эмоций может господствовать на прегенитальной фазе психического развития ребенка. При этом наиболее характерным является то, что одновременно возникают агрессивные и сексуальные желания.

Психомоторика: cловарь-справочник. Дудьев В.П.

Амбивалентность чувств - несогласованность, противоречивость нескольких одновременно испытываемых эмоциональных отношений к какому-л. объекту.

Неврология. Полный толковый словарь. Никифоров А.С.

нет значения и толкования слова

Оксфордский толковый словарь по психологии

нет значения и толкования слова

предметная область термина

 

назад в раздел : словарь терминов  /  глоссарий  /  таблица

Амбивалентность эмоций.

Одновременное существование противоречивых по отношению к событию, объекту эмоций. При шизофрении.

+ Неадекватность эмоций — противоречие по знаку по отношению к значимости ситуации. При шизофрении.

+ Нарушение эмоциональной реактивности:

  1. Паталогический аффект – бурно протекающие эмоции гнева, ярости, ужаса при котором наступает сужение сознания (сумеречное состояние сознания). После аффекта наступает разрядка, и он завершается амнезией (частичной или полной). При органическом поражении головного мозга.

  2. Апатия – отсутствие эмоций, равнодушное отношение к самому себе / близким, вялость побуждений. При тяжёлой астении, шизофрении, общем поражении мозга.

  3. Эмоциональная тупость – бедность эмоций, отсутствие отклика на событие.

  4. Повышенная эмоциональная лабильность – повышение скорости смены положений на отрицательные эмоции и наоборот.

  5. Взрывчивость (эксплозивность) – это недержание эмоций, склонность к гневным, раздраженным и разрушительным действиям, при этом эмоции неадекватны ситуации.

  6. Тугоподвижность эмоций - неспособность переключаться с одной эмоции на другую, застревание. При эпилепсии.

Расстройства воли.

Воля – способность контролировать свои действия, при этом подавляя непосредственные желания.

Расстройства воли наблюдаются при шизофрении, общем повреждении головного мозга.

  1. Ослабление волевой активности

+ Абулия – полное исчезновение всякой волевой деятельности

+ Ступор – двигательное оцепенение с повышением тонуса: больной в позе эмбриона, мутизм (отказ от внешней речи), отсутствие навыков опрятности.

У детей бывает редко. Наблюдается удержание какой-либо позы.

  1. Патологическое усиление волевой активности:

+ Гипербулия – повышение волевой активности, которое сопровождается расторможенным поведением, усилением влечений, гиперсексуальностью

+ Двигательное возбуждение – неумолимое стремление к движению, при этом действия могут быть нецелесообразными

+ Кататоническое возбуждение – больные повторяют стереотипные бесполезные движения

  1. Извращения волевой активности:

+ эхопраксия – больной копирует поведение и жесты окружающих

+ эхолалия – повторение фраз

+ мутизм – отказ от использования внешней речи

+ стереотипия – стереотипное повторение движений

+ кататолепсия (восковая гибкость) - сохранение позы, которую больному легко придают

+ патология внушаемости – беспрекословное подчинение требованиям окружающих

Характеристика некоторых психиатрических заболеваний и отклонений

Аутизм

Термин был введён психиатром Э. Блейером, для обозначения мышления, оторванного от реальности. Впервые аутизм у детей описал в 1843 г. – Лео Каннер (назвал «РДА»). То, что он описал в последствии было названо синдром Каннера. В настоящее время термин аутизм объединяет несколько расстройств «расстройства аутистического спектра» (РАС).

F84.0 – детский аутизм (РДА = синдром Каннера)

F84.1 – атипичный аутизм (при котором хоть 1 признак РДА отсутствует), интеллект может быть любого уровня.

F84.2 – синдром Ретта

F84.3 – синдром Аспергера

Синдром Аспергера в отличие от синдрома Каннера как правило не сопровождается интеллектуальной недостаточностью, при С Каннера может быть как УО, так и отставание в рамах ЗПР, так и низкая норма или любой другой уровень интеллектуального развития.

При синдроме Аспергера лучше зрительный контакт и ребёнок активнее пользуется речью в общении и познании. При С Аспергера тоже как РДА есть нарушения коммуникации, также нарушается эмоциональный контакт, но они менее выражены.

Синдром Ретта – встречается у девочек, мальчики умирают в период беременности. На фоне нормального или несколько задержанного двигательного и речевого развития около 30 месяца проявляют признаки отрешённости, начинают регрессировать.

Симптомы расстройств аутистического спектра:

  1. Нарушения сенситивного взаимодействия с миром.

Малая активность в общении.

Малая активность в контактах с информацией (Информация запоминается механически, целыми блоками, при этом использоваться она может только в узких ограниченных условиях).

  1. Аномальность реакций на сигналы окружающей среды

Как правило, речь идёт о сверх чувствительности к звуку, свету, цвету, запаху, прикосновениям. Однако к одним сигналам ребёнок может быть сверх чувствителен, а к другим пассивен.

  1. Отрешённость от мира, нарушение коммуникации

В более лёгких случаях, есть страх перед контактами, трудности формирования навыков общения. Особенно страдают эмоциональная сторона общения. Постепенно ребёнок привыкает к своему окружению, но эти контакты всё равно ограничены.

  1. Стремление к постоянству, стереотипность в поведении

Контакт с миром ограничен, он бессознательно желает восполнить недостающую информацию от мира или приводить себя в тонус. Так возникает аутостимуляция, она служит двум целям:

+ помогает восполнить недостаток информации

+ вводит ребёнка в привычную для него ситуацию, в которой снижено чувство дискомфорта

Стереотипии:

+ движения

+ действия с предметами

+ эхолалии

+ стереотипные игры

  1. Нарушение целенаправленности поведения

В более тяжёлых случаях – «полевое» поведение: определяется не потребностью ребёнка или просьбой взрослого, а функцией предмета, попавшего в поле восприятия

В более лёгких случаях речь идёт о плохой способности ставить цель, удерживать и достигать её.

  1. Особые эмоциональные и поведенческие нарушения

Склонность к большому количеству страхов (невротичных и бредоподобных)

Негативизм – протестность поведения

Агрессия (направленная на один предмет или генерализованная) и самоагрессия

Часто самоагрессия проявляется из аутостимуляции, когда ситуация для ребёнка становится всё более дискомфортной и аутостимуляция не помогает

По тяжести дефекта и сложности адаптации:

  1. Группа детей, которые почти не имеют взаимодействия с миром, не имеют внешней речи

  2. Контакты с миром более активны, но эти контакты стереотипны, примитивны. Речь примитивна, из штампов и эхолалий, отказ от личных местоимений первого лица, глаголы в часто инфинитивах. У этих детей больше всего стереотипий и страхов.

  3. Формы контакта с миром более развёрнутые, могут иметь речь, но используют в узких ситуациях. Могут показывать стереотипные интересы.

  4. Доступна произвольная регуляция поведения, но есть задержка в развитии речи и социальном развитии. В общении застенчивы, тормозимы, опираются на мнение определённых людей. Не гибки. Костно следуют сформированным нормам поведения.

Психопатии

Психопатии следует отличать от акцентуализации характера. Акцентуацизация – выраженное проявление какой-либо черты характера в пределах нормы. Акцентуализация не является психиатрическим диагнозом. Психопатия – это патология характера, диагноз психиатрический.

Признаки:

- тотальность проявления – выраженная черта характера, проявляется во всех сферах жизни, в обычных и стрессовых ситуациях;

- стабильность черты – однажды проявившись, черта не исчезает со временем; - всегда есть признаки социальной дизадаптации.

Формы психопатий

+ Конституциональная (ядерная) психопатия: обусловлена наследственными факторами.

+ Приобретённая психопатия (психопатическое развитие): обусловлена неблагоприятными условиями среды.

+ Органическая психопатия: обусловлена органическим поражением головного мозга в ранний период развития (до 3 лет).

Классификация типов акцентуализации и психопатии по А. Е. Личко

Классификация предложена на основе классификации психопатий взрослых П.Б.Ганушкина и Р.Е.Сухаревой, а также на основе типов акцентуализации К.Леонгарда.

Личко даёт описание проявлений психопатий в подростковом и детском возрасте.

  1. Гипертимный.

Повышенный фон настроения.

С детства такие дети подвижные, шумные, очень общительные, недисциплинированные, конфликтные; когда кто-то хочет подавить их желания и дисциплинировать, возникают вспышки гнева. Отношение такого подростка к своему будущему очень оптимистичное, отношение к себе завышено. Склонен к алкоголизации.

  1. Циклоидный.

Бывает только в рамках акцентуализации.

Цикличные изменения настроения.

Положительный фон меняется на отрицательный и наоборот. Такие циклы длятся у типичных 1-2 недели, у лабильных 2-3 дня. В сниженной фазе испытывают тоску, вялость, раздражительность, сонливость. В повышенной фазе активны, мотивированы к деятельности, люди не раздражают, будущее кажется радужным.

  1. Лабильный.

Чаще в рамках акцентуализации, редко переходит в психопатию.

Быстрая, частая изменчивость настроения, при этом поводы для изменения бывают незначительными.

Эти изменения могут проходить в течении одного часа. При повышенном настроении наблюдается положительное отношение к себе и к своему будущему, на отрицательном фоне – противоположное.

  1. Астеноневратический.

Бывает только в рамках акцентуализации.

На фоне этой акцентуализации высок риск развития невроза.

Повышенная утомляемость (при любых видах деятельности), склонность к ипохондрии (стремление искать у себя болезни, прислушиваться к ощущениям и охотная готовность всегда лечиться), раздражительность: вспышки гнева по незначительным поводам, после них могут быть раскаянья и слёзы.

  1. Сензитивный.

Повышенная чувствительность ко всему, что вызывает положительные/отрицательные эмоции, чувство неполноценности, много социальных проблем, большое количество страхов.

  1. Психастенический.

Чрезмерная скрупулёзность в делах, привязанность к близкому, склонность к мучительному самокопанию и к анализу поведения других людей, повышенная моральная ответственность (педантичность), много страхов, может быть противоречивость в личности (когда-то нерешительный, когда-то самоуверенный), часто сомневается в правильности своих действий, что способствует формированию навязчивых идей и тиков.

  1. Шизоидный.

Часто соотносится с синдромом Аспергера.

Замкнутость, отгороженность от мира, нежелание общаться, при этом ускорение интеллектуального развития.

В подростковом возрасте – черты усиливаются, подросток уходит в мир своих фантазий, в которых он получает то, чего не может получить в реальности.

В тяжелых случаях стремление полностью отгородиться от людей и жить только в «своём» мире.

  1. Эпилептоидный.

Склонность к десфорации (гнев), при этом это настроение не исчезает быстро, расстройство влечений (садистские склонности – мучает животных, исподтишка дразнится, бьёт младших, в подростковом возрасте – садистский оттенок сексуальных контактов), склонность получать сексуальное удовольствие от самоудавливания, особая склонность к алкоголизации, потребность пить до отключения сознания. Яркая скрупулёзность в делах, аккуратность (до почерка), требование дисциплины от других, стремление влавствовать.

  1. Истероидный.

Ненастная жажда внимания, восхищения, уважения.

Если не получает положительное внимание, достигает внимания к своим отрицательным поступкам. У подростка может быть вызывающее поведение, алкоголизация, противоправное поведение. Успехи в учёбе и других делах определяются тем, ставят ли его в пример другим. Склонность к суицидальным действиям.

  1. Неустойчивый.

Если лабильный неустойчив в своих эмоциях, то неустойчивый – в волевых проявлениях (поведение).

Слабоволие.

Прыгает с интереса на интерес, буквально следует мнению/давлению сильного сверстника/социального окружения. Склонен к алкоголизации, токсикомании, наркомании. Ранний сексуальный опыт, извращённые сексуальные контакты.

  1. Конформный.

Только в рамках акцентуализации.

Слепое следование (некритичное) мнению, моде, образцам поведения других людей, что определяет высокий риск алкоголизации и наркомании.

  1. Смешанный.

Часто переходит в психопатии. Совмещение двух, например: гипертимно-неустойчивый, лабильно-сенситивный, эпилепотоидно-истероидный.

Шизофрения (Исаев, Демьянов)

Одним из самых сложных по психопатологической картине заболеваний является шизофрения. Эта болезнь может начинаться от раннего до позднего периода жизни. Она сопровождается в первую очередь характерными нарушениями мышления, эмоций и воли, приводит к специфическому дефекту психики и личности в целом, протекая непрерывно или приступообразно в течение многих лет.

Шизофрения – хронически текущее прогредиентное психическое заболевание, характеризующееся диссоциотивностью психических функций, т.е. утрата единства психических процессов с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа: аутизм (прогрессирующая интровертированность), эмоциональное оскуднение (уплощение), снижение активности (падение энергетического потенциала), разнообразные продуктивными психопатологическими расстройствами (галлюцинации, бред, аффективные нарушения и тд).

Первый признак шизофрении – заключается в том, что она имеет начало и течение.

Второй признак – развитие стойких изменений психики после периода выраженных и меняющихся по своей интенсивности симптомов. Для шизофрении характерны не сами изменения психики, а их своеобразие.

+ Утрата единства психических процессов обнаруживается в форме разнообразных расстройств: нарушения естественно-логического строя мышления, выпадения руководящих целевых представлений в речевом потоке, оторванность высказываний от содержания ситуации, несоответствие эмоций высказываниям и поведению.

+ Аутизм представляет оторванность и отгороженность от реальности, погружение в мир собственных внутренних переживаний. Больной в своих переживаниях своеобразно инкапсулируется от внешнего мира. У одних больных аутизм появляется в пассивности, при этом больной не проявляет участия в делах окружающих. Другие погружены в бредовые переживания и не могут вести себя так, чтобы это соответствовало окружающей реальности.

+ Эмоциональное уплощение характеризуется утратой интереса к прежним увлечениям, привязанностям, поддержанию приличного внешнего вида, выполнению необходимых гигиенических процедур, в безразличности и инертности к жизненным побуждениям.

+ Снижение активности – отсутствие инициативы и побуждений к деятельности, снижение воли.

Третий признак – продуктивные психопатологические расстройства – непостоянны.

Наиболее часто встречаются галлюцинации, бредовые идеи, кататонические расстройства.

Ценность эмоциональной амбивалентности | Новости Статья


Эмоциональная амбивалентность - это особенно сложная эмоция, характеризующаяся напряжением и конфликтом, который возникает, когда кто-то испытывает одновременно положительные и отрицательные эмоции.

Вы можете подумать, что выражение эмоциональной амбивалентности во время переговоров - это слабость. И вы были бы правы - если переговоры ведутся с нулевой суммой, единственный способ выиграть - это проиграть партнеру. В таких переговорных ситуациях выражение амбивалентности может побудить других воспользоваться преимуществом.Но на некоторых переговорах демонстрация эмоциональной амбивалентности может оказаться преимуществом.

Согласно новому исследованию, проведенному Наоми Б. Ротман, доцентом кафедры менеджмента и организационного поведения в Lehigh, выражение эмоциональной амбивалентности в переговорах может быть продуктивной тактикой влияния - больше, чем гнев или нейтралитет - и может привести к лучшим результатам. для всех.

Однако, чтобы амбивалентность была плодотворной, переговоры должны проходить в «кооперативном» контексте, в котором можно совершать сделки и расширять ресурсы, которые приводят к беспроигрышному результату: например, разговор между кандидат на работу и потенциальный работодатель, который рассматривается как имеющий потенциал роста для обеих сторон.

Ротман и ее коллега Грегори Норткрафт, заместитель декана факультета Колледжа бизнеса и экономики Университета Иллинойса, опубликовали свои выводы в новом документе под названием «Раскрытие интегративного потенциала: выраженная эмоциональная амбивалентность и результаты переговоров» в выпуск журнала «Организационное поведение и процессы принятия решений» за январь 2015 г.

Несмотря на то, что количество исследований простых эмоций, таких как счастье или гнев, и их влияния на результаты переговоров, растет, работа Ротман и ее коллег является одной из первых, кто изучает влияние сложных эмоций на результаты переговоров.

Авторы предполагают, что выражение амбивалентности полезно, потому что оно побуждает к напористому (не уступчивому) поведению партнеров по переговорам. Такое напористое поведение имеет решающее значение для увеличения пирога на переговорах, поскольку оно помогает участникам переговоров избегать односторонних уступок и компромиссов, предусматривающих разделение разногласий, и вместо этого поощряет решение проблем, которое способствует обнаружению и разработке соглашений, которые объединяют желания обеих сторон

Объединение сотрудничества и напористость создает «золотую середину» переговоров - и это выражение эмоциональной амбивалентности, которая позволяет переговорщикам достичь ее.

«Одним из наиболее важных выводов наших выводов является то, что, хотя многие предполагают, что выражение эмоциональной амбивалентности во время переговоров означает слабость и, следовательно, сделает человека уязвимым для нападения - возможно, потому, что это сигнализирует о неуверенности. Наши результаты показывают, что коленная реакция людей на подавление амбивалентности может быть ошибочной », - сказал Ротман.

Она добавила: «Результаты могут побудить бизнес-менеджеров и лидеров подумать о создании совместной рабочей среды и затем выразить свою эмоциональную амбивалентность, чтобы выразить открытость к вкладу и поощрить взаимовыгодное решение проблем.”

По рассказу Лори Фридман

Опубликовано:

12 декабря 2014 г., пятница

Боль эмоциональной амбивалентности

Источник: идентификатор аккаунта 809499 / Pixabay

Однажды, когда я учился в начальной школе, я увидел несколько слов, нацарапанных на парте почерком старшего школьника: «Я люблю тебя и ненавижу тебя». Предложение произвело на меня сильное впечатление. Раньше мне никогда не приходило в голову, что можно любить и ненавидеть кого-то одновременно.Я еще не был знаком с идеей эмоциональной амбивалентности.

Теперь я думаю, что одна из причин, по которой слова, написанные чернилами на парте в классе, произвели на меня такое впечатление, заключалась в том, что я уже испытал эмоциональную амбивалентность. Я просто не знала, что чувствовала именно это. Это предложение сразу осветило часть моей эмоциональной жизни и проинформировало меня, что я не одинок и не отличался от других: другие люди, как свидетельствует автор предложения, тоже могли чувствовать то же самое.

В то время я уже знал, что люди - особенно маленькие дети - могут делать противоречивые заявления о своих чувствах к кому-то. Ребенок, расстроенный тем, что он или она не добивается своего, может сказать родителю или брату или сестре: «Я ненавижу тебя». Однако мне кажется, я интуитивно уловил, что такие утверждения часто бывают пустыми и недостоверными, выражая бессилие и разочарование. Когда мы очень молоды, у нас не так уж много способов обеспечить себе то, что мы хотим, и мы также не в силах заставить других людей дать нам эти вещи.Каким-то образом мы узнаем, что можем добиться своего, если убедим других, что наша любовь к ним условна - что это зависит от того, поступают ли они так, как нам нравится. Если они этого не делают, мы говорим, что ненавидим их, надеясь причинить им достаточно боли, чтобы они изменили свое мнение.

Однако все мы, включая детей, можем испытывать настоящую эмоциональную амбивалентность. (Фрейд зашел так далеко, что предположил, что все дети глубоко амбивалентны по отношению к однополым родителям.) У нас могут быть как положительные, так и отрицательные чувства к одному и тому же объекту в одно и то же время.Я хотел бы здесь обсудить это явление более подробно, сосредоточив внимание на двойственном отношении к людям. Почему мы когда-либо испытываем двойственность?

Иногда характеры людей сложные. Нам нравится чье-то чувство юмора, но не его ненадежность, или мы ценим храбрость человека, но думаем, что ему не хватает сострадания. Однако в других случаях источник амбивалентности иной: он связан не столько с характером другого, сколько с его отношениями с нами в частности.Таким образом, вы можете любить дядю, но чувствовать, что он склонен сравнивать вас со своим собственным сыном, и вы находите это отталкивающим, или вы любите свою сестру, но думаете, что она слишком кокетлива с вашим супругом или пытается «Укради своих друзей».

Эмоциональная амбивалентность часто бывает болезненной, особенно амбивалентность второго рода, связанная с вашими конкретными отношениями с другим, а не с его характером. Римский поэт Катулл, который, возможно, был первым автором, описавшим состояние, которое меня здесь интересует, заметил эту боль.В стихотворении для своей возлюбленной, которую он назвал Лесбия (вероятно, вымышленное имя), Катулл написал:

Ненавижу и люблю. Зачем я это делаю, возможно, спросите вы.
Не знаю, но я чувствую, что это происходит, и меня мучают.

Двойственные отношения с любимым человеком могут быть более болезненными, чем просто плохие. Плохие отношения похожи на холодную погоду, к которой мы знаем, как подготовиться - мы можем либо вообще не выходить (читай: прекращать контакт), либо идти подготовленными, одетыми соответствующим образом (то есть мы активируем свои защитные механизмы).Амбивалентный - это что-то вроде погоды, которая на вас меняется. Вы не можете знать, что делать и что надевать. Когда вы расслабляетесь, готовясь принять тепло, вас накрывает волна холода.

Для некоторых эмоциональная амбивалентность настолько болезненна, что они не любят ее даже в искусстве и выбирают художественную литературу, не требующую сохранения противоречивого отношения к одному и тому же вымышленному персонажу. Иногда режиссеры якобы ставят перед собой задачу создать эмоционально сложную художественную литературу, но не делают этого до конца.Например, фильм « Американский гангстер » рассказывает историю преступника (Дензел Вашингтон), которого изображают так сочувственно, что зрители болеют за него, а не испытывают смешанные чувства. Возможно, это связано с тем, что режиссер Ридли Скотт испытал внутреннее сопротивление идее истинной амбивалентности или, возможно, он не доверял способности аудитории развлекать эмоциональные сложности. И все же для человека с определенным вкусом эмоциональная амбивалентность в искусстве может доставить изысканное эстетическое удовольствие, хотя и смешанное с некоторой болью.Однако вряд ли кому-то нравится эмоциональная амбивалентность в реальной жизни.

Эмоциональную амбивалентность бывает трудно распознать в себе. Это не совсем разумное отношение: любим мы этого человека или нет? Мы не уверены. В разных случаях мы можем прийти к разным выводам.

Когда другие люди относятся к нам неоднозначно, мы тоже можем не признать этого. Возможно, мы думаем, что только те, кто имеет к нам чистую, неподдельную любовь, вообще имеют любовь. Когда мы обнаруживаем какую-либо враждебность, ненависть или зависть со стороны другого, мы можем сделать вывод, что выражения любви и дружбы не соответствуют действительности и не соответствуют действительности.Или мы пытаемся объяснить негатив и убедить себя, что мы это воображаем. Тем не менее, мы знаем на собственном опыте, что существуют амбивалентные отношения, включающие как любовь к другому, так и ненависть к нему. Если мы можем иметь такое отношение к другим, значит, они могут иметь такое отношение к нам (если только мы не предполагаем, что наша собственная психология радикально отличается от психологии других людей).

Важные сведения о взаимоотношениях

Что нам делать с эмоциональной амбивалентностью и связанной с ней болью?

Иногда мы можем освободиться от этого, например, когда человек, амбивалентный по отношению к отчиму в детстве, приходит позже в жизни, чтобы увидеть ситуацию с точки зрения родителей.Теперь, став взрослой, возможно, со своей семьей, она осознает трудности быть родителем, не говоря уже о том, чтобы быть отчимом, и начинает сочувствовать людям, которые ее воспитали. Двойственность сменяется сочувствием, признательностью и любовью.

К сожалению, это не всегда возможно. Но я полагаю, что есть кое-что еще: мы можем научиться принимать нашу собственную амбивалентность, не пытаясь отрицать ни положительные, ни отрицательные чувства. Я подозреваю, что одна из основных причин, по которой эмоциональная амбивалентность может быть настолько болезненной, заключается в том, что мы пытаемся от нее избавиться, но не можем.Мы пытаемся убедить себя, что у нас есть только положительные или только отрицательные чувства к кому-то, но это просто неправда, и каждый раз оказывается, что мы неправы. Все может быть проще, если мы, подобно Уолту Уитмену, примем идею о том, что в нас есть множество; и другие тоже.

Изображение в Facebook: Cherries / Shutterstock

Здорова ли амбивалентность? У исследователей смешанные чувства

Иногда мы культивируем амбивалентность как форму самозащиты.| Reuters / Пол Ханна

Осознаем мы это или нет, но большинство из нас рассматривает амбивалентность как образ мышления, которого следует избегать. Десятилетия исследований показали, что сохранение как отрицательного, так и положительного отношения к чему-либо вызывает у нас дискомфорт и тревогу. Чаще всего амбивалентность рассматривается как слабость, вызывающая ненужный конфликт.

Вот почему большинство людей стремятся разрешить свои двойственные чувства и занять ту или иную позицию.Это особенно верно, когда речь идет об эмоционально окрашенных вопросах, таких как аборты и смертная казнь - у нас есть естественная тенденция избегать контраргументов.

Однако бывают моменты, когда мы подсознательно создаем и принимаем амбивалентность, пытаясь защитить себя. Когда мы чего-то очень сильно хотим, но боимся, что не получим этого - скажем, дома мечты или новой работы - мы защищаем свое эго от будущих разочарований, преуменьшая положительные стороны желаемого объекта и сосредотачиваясь на его потенциальных недостатках.Мы говорим себе, что дом мечты на самом деле может быть слишком большим или что работа вашей мечты может быть слишком напряженной.

Социальный психолог Кристиан Уиллер, профессор Стэнфордской высшей школы бизнеса, и Тали Райх, профессор Йельской школы менеджмента, недавно решили понять, что нам нужно, чтобы целенаправленно принять амбивалентность - отношение, к которому мы, естественно, склонны. рассматривать как отвращение.

«Мы верили, что для того, чтобы кто-то прошел через умственную гимнастику, необходимую для развития амбивалентности, это должно быть что-то действительно важное для него», - говорит Уиллер.

Искусство саботажа

Уиллер и Райх предположили, что люди культивируют амбивалентность, чтобы защитить свои чувства перед лицом неопределенности, подобно тому, как люди иногда саботируют себя, сильно выпивая, откладывая дела на потом или прилагая минимальные усилия - с подсознательной целью сохранить лицо, если они этого не делают. не получится.

Чтобы проверить свою гипотезу, Уиллер и Райх разработали шесть исследований, в которых манипулировали амбивалентностью людей с помощью ряда вымышленных и реальных сценариев.Результаты были опубликованы в статье «Хорошо и плохо от амбивалентности: желание амбивалентности в условиях неопределенности результата», опубликованной в апреле в журнале Journal of Personality and Social Psychology .

В одном исследовании около 240 человек были убеждены, что они принимают участие в исследовании роли воображения и визуализации в восприятии, когда они фактически участвовали в исследовании амбивалентности. Их попросили представить, что они старшеклассники, которые подали заявку в лучший университет, который они посетили и который они любили.Хотя они подавали документы в другие школы, они действительно хотели именно этого. В воображаемом сценарии их шансы на попадание также оценивались - 10%, 50% или 90%. Кроме того, участникам были предоставлены результаты опроса U.S. News & World Report , в котором сравнивались их школа первого выбора и их резервная школа в таких областях, как зарплата после окончания учебы, плата за обучение и средний рейтинг учителей.

Затем участники узнали о результатах своих заявок. Некоторым было отказано, а некоторые были приняты школой первого выбора, но всем сказали, что они получили эту новость через месяц после того, как узнали, что их приняли в резервную школу.Затем участники ответили на вопросы о своем видении ситуации и самих себя.

Как и подозревали Уиллер и Райх, те, у кого есть 50% шанс попасть в свою лучшую школу - те, кто больше всего не уверен в исходе - также относились к этому наиболее неоднозначно.

Защита от отказа

В другом исследовании (также называемом исследованием техники визуализации и воображения) участникам было предложено представить, что они покупают свой первый дом. На этот раз исследователи манипулировали уровнем амбивалентности, либо преувеличивая, либо преуменьшая положительные аспекты желаемого дома - его размер, задний двор, окрестности, вид.Участники заполнили анкету, в которой измерялось их двойственное отношение к дому, вероятность того, что они сделают предложение, и какой процент от запрашиваемой цены они готовы предложить по шкале от 50% до 150%.

Цитата

Ambivalence чем-то напоминает страховой полис. Это хорошо, когда вам это нужно, но за это приходится платить.

Атрибуция

Кристиан Уиллер

Те, у кого была небольшая амбивалентность, которые получили дом, как правило, относились к нему лучше, чем те, кто получил дом, но имел много двойственного отношения к нему, показывая, что меньше вложения в результат, если он окажется, обходится дорого. Вы хотели.«Хотя амбивалентность может помочь защитить нас от отказа, если мы амбивалентны и получаем то, что хотим, тогда мы не чувствуем в этом особого удовлетворения», - говорит Уилер.

В дополнительном исследовании студентов, приближавшихся к выпуску колледжа и прошедших собеседование при приеме на работу, попросили назвать компанию и название работы, которую они больше всего хотели бы. Затем они заполнили опрос, в котором спрашивали, насколько вероятно, что, по их мнению, они получат предложение, и каково их отношение к нему. Как только они были уведомлены о предложениях работы, студенты заполнили вторую анкету, в которой измерялось, насколько хорошо они себя чувствовали с учетом результатов.

«Это была реальная жизнь, поэтому мы не могли повлиять на то, получат ли эти студенты работу, но мы обнаружили, что люди, наиболее неуверенные в своих шансах получить предложение о работе, также относились к этому весьма неоднозначно», - говорит Уиллер. «Но эта двойственность также навредила их представлению о себе, когда они получили работу, которую хотели».

Уиллер и Райх были удивлены, обнаружив, что двойственность может сделать вещи, которые мы хотим, менее желанными, как только мы их получим. «Это немного похоже на страховой полис, - говорит Уиллер.«Это хорошо, когда вам это нужно, но за это приходится платить. Вы порождаете эти чувства к чему-то, и это меняет ваше представление о себе и о результате »

Риск возникновения амбивалентности?

Поскольку амбивалентность может служить средством самозащиты, Уиллер предполагает, что она потенциально может снизить наше отвращение к риску, что часто требуется для достижения высоких результатов.

Например, страх быть отвергнутым - особенно для тех, кто ищет работу - часто мешает человеку договориться о более высокой начальной зарплате, даже несмотря на то, что переговоры, как было показано, приводят к среднему ежегодному увеличению заработной платы на 5000 долларов.В такой ситуации человек, у которого возникли противоречия в отношении получения этой работы, может быть больше шансов рискнуть и попросить повышения зарплаты.

«Амбивалентность дает нам эту эмоциональную преграду, поэтому она может заставить нас рискнуть», - говорит Уиллер. «И хорошо известно, что люди склонны больше избегать риска, чем следовало бы. В зависимости от ситуации готовность пойти на больший риск может привести к лучшим результатам ».

Двойственные эмоции: что такое и как их измерить

Говорить об эмоциях - сложная задача, но если речь идет о амбивалентных эмоциях , все становится еще сложнее.Когда мы говорим об эмоциональной амбивалентности, мы имеем в виду состояние, в котором человек одновременно испытывает эмоции разной валентности, положительные и отрицательные эмоции по отношению к человеку или объекту одновременно.

В ситуации эмоциональной амбивалентности человек может испытывать противоречивые и противоположные эмоции, такие как счастье-печаль или уверенность-страх. Таким образом, включены базовые и продвинутые эмоции. Но в каких ситуациях воспроизводятся амбивалентные эмоции?

Приведем несколько примеров…

  1. Люди могут испытывать любовь и ненависть к одному человеку одновременно.Мы можем очень сильно любить кого-то и в то же время после печального события испытывать определенное отвержение.
  2. Перед вручением приза или результатом чего-то важного для нас мы можем чувствовать ожидание получить то, что хотим, и в то же время опасаться, что все пойдет не так, как мы ожидали.
  3. Представьте, что вы и ваш лучший друг покупаете лотерею, и выигрышный номер принадлежит ему. Вы будете испытывать радость за своего друга, но в то же время и грусть из-за того, что не выиграли.

«Мне нравится поэтическая амбивалентность шрама, в котором есть два послания: здесь больно, здесь заживает» - Луи Мадейра

Этот тип амбивалентных эмоций - это то, что каждый может испытать в определенное время и представляет собой проблему как на психологическом, так и на физическом уровне.Для многих исследователей амбивалентность всегда ассоциировалась с эмоциональной слабостью, поскольку она может вызывать внутренние конфликты у испытуемого. Часто амбивалентность - это бессознательный метод защиты, к которому мы обращаемся, чтобы защитить себя. Например, чтобы минимизировать ущерб от отказа. Кристиан Уиллер, исследователь поведения потребителей в Stanford , является одним из авторов, отстаивающих необходимость намеренно прибегать к амбивалентности.

Другие авторы, такие как Фонг, посредством исследований с реальными испытуемыми показали, что люди, испытывающие амбивалентные эмоции, лучше справляются с творческими задачами и, столкнувшись с ситуацией амбивалентности, их суждения и оценки имеют тенденцию быть более точными.Кроме того, люди, которые сталкиваются с подобными ситуациями, легче учатся противостоять негативным и травмирующим событиям.

Как обнаруживаются амбивалентные эмоции?

Обычно люди, у которых перед событием развиваются амбивалентные эмоции, говорят о «смешанных чувствах» или с трудом могут объяснить смесь отрицательной и положительной валентностей, в которой они оказались. Выразить этот факт так же сложно, как и измерить его.

Такие авторы, как Экман, Фризен или Плутчик, говорили о способности лица проявлять через мышцы более одной эмоции, так что с помощью распознавания эмоций на лице мы могли узнать эмоции, которые испытывает субъект.Этот тип инструментов анализа позволяет не только узнать эмоции в режиме реального времени, но и узнать, какие из них преобладают. Что-то действительно интересное, если говорить об амбивалентности.

Источник: Emotion Research Lab

С помощью программного обеспечения для распознавания лиц, такого как Emotion Resarch Lab, вы можете анализировать в реальном времени эмоции, которые испытывает человек, и, следовательно, это будет один из самых точных инструментов для оценки амбивалентных эмоций и того, какая из них может быть преобладающей.

То же самое происходит с анализом тональности текста.Существуют определенные выражения, такие как «В данный момент я не знаю, люблю ли я тебя или ненавижу» или «Я рад за тебя, но мне также жаль его», которые выражают эмоциональную амбивалентность. С помощью инструментов анализа мы можем измерить валентность и интенсивность ключевых слов в каждом предложении и узнать, какая эмоция может преобладать, даже если объект анализа содержит небольшой текст.

«Как грустно было любить и ненавидеть одновременно!» - Толстой

Зачем измерять двойственные эмоции?

Знание эмоциональных процессов, даже если они амбивалентны, может быть очень конструктивным.Психологически это может помочь нам понять, как люди относятся к различным событиям и как они развиваются. Это также может быть полезно для выявления расстройств личности или того, как склонность к позитиву или негативу может в большей или меньшей степени помочь справиться с травмирующими ситуациями.

На уровне маркетинга он позволяет измерять суждения и мнения о продуктах, рекламных кампаниях, музыке, фильмах… и знать всю сложность эмоций, которые они пробуждают. Это также позволяет нам анализировать на культурном уровне реакцию на различные события и события.

Все это должно быть связано с технологиями при разработке все более персонализированных инструментов и помощников. Если бы личный помощник, такой как Siri, Alexa, Google Assistant или Cortana, мог измерять амбивалентные эмоции, что я мог бы сделать с этими данными? Во-первых, если бы они могли измерить базовые эмоции, возможности были бы безграничны, но в случае эмоциональной амбивалентности это также было бы очень ценным ресурсом.

В то время как включение распознавания лиц приходит к нашим помощникам, преобразование голосовых команд в текст или использование слов может обнаружить такую ​​амбивалентность.Помощник может распознать модели поведения перед определенными ответами или событиями и оценить, является ли это проблемой личности. Он также может принимать во внимание реакции в процессе поиска или повседневные действия, чтобы знать вкусы и реакции, вызванные продуктами, фильмами и т. Д., И, таким образом, создавать рекомендации. Просто для идей…

Tagged Аффективные вычисления, амбивалентные эмоции, анализ эмоций, эмоциональная амбивалентность, эмоциональные слова, эмоции, распознавание лиц, лингвистический анализ

Как ориентироваться в сложных эмоциях - Тирлби

Амбивалентность: принятие сложности

Итак: амбивалентность по определению, обладает двумя потенциально противоречащими друг другу чувствами по поводу одного предмета.Многие из нас предпочли бы простоту - иметь одно чувство по поводу чего-то одновременно.

Амбивалентность - признак сложности! Это также естественный результат долголетия или нескольких видов инвестиций в одно предприятие. Это не хорошо и не плохо, просто часто то, как одни следует за другими.

Амбивалентность - это также естественное состояние, к которому мы приближаемся, когда рассматриваем какие-то изменения в жизни.

Некоторые факты об изменениях: люди движутся к переменам, когда они готовы к ним и их поддерживают.Вы не можете заставить измениться того, кто этого не хочет. Обычно стадии выглядят так: предварительное размышление, созерцание, подготовка, действие, поддержание.

Вот где появляются качели

В этом конкретном случае приближения перемен амбивалентность приобретает особенно двоичное качество. Эмоциональная сложность амбивалентности часто сводилась к необходимости принять решение: двигаться к переменам или нет. В этом случае я часто говорю людям, что амбивалентность подобна качелям.

Если мы возьмем одну половину качелей (изменение), останется только другая половина (без изменений).

Часто благонамеренный друг или терапевт может проявить то, что называется «рефлексом выпрямления». . » Друг может СЛОЖНО упасть на одну сторону качелей в духе заботы о вас. Учитывая, что люди упрямы, это глубоко укоренилось в человеческой природе, и если вы амбивалентны и ваш друг сильно на вас склоняется, чтобы переехать в Амстердам / бросить курить / поступить в аспирантуру, у вас останется единственный вариант сопротивляться любому из тех вещей. Внешнее давление не устраняет амбивалентность.

Тяжелый груз нормативности

Иногда бывает, что одна половина качелей имеет вес, потому что это решение или поведение так тщательно подтверждается внешними обстоятельствами / сверхкультурой. Это может выглядеть так:

Вы замужем за приятным человеком, но думаете о том, чтобы выйти из брака по причинам, не связанным с их вежливостью. На стороне «остаться» будет вес, потому что есть культурный императив - вступить и остаться в браке.

Вы сидели на диете большую часть своей жизни, но недавно изменили свое отношение к еде и немного прибавили в весе. Вы чувствуете себя лучше, но испытываете давление, заставляющее вернуться к состоянию "управления" своим весом из-за культурного императива худобы.

Подобные вещи - некоторые решения имеют взвешенное давление или подтверждение, которое коренится не в вашем собственном благополучии, а в различных культурных императивах, которые не имеют ничего общего с вашим счастьем. Признание культурного давления, которое вы испытываете в рамках своей собственной амбивалентности (« должны» - это мощно, ), может ослабить некоторое давление вокруг этих решений.

Как поддержать амбивалентных людей

Держитесь подальше от качелей и не говорите им, что делать. Подтвердите их противоречивые чувства. Сохраняйте отношения с ними, пока они находятся в состоянии внутреннего конфликта. Не вступайте в контакт, если они пытаются перенести конфликт в ваше общение. Это мой лучший совет по данному вопросу.

Как разрешить собственную амбивалентность

Прежде всего, некоторая амбивалентность неразрешима. Вы можете любить свою маму, а она, возможно, не защищала вас, когда вы были маленькими, и это может быть правдой.

Иногда это невозможно, потому что мы жаждем чего-то, на что мы не можем повлиять, изменения. Мы тоскуем по детству, которого у нас не было, а также оплакиваем то, которое было у нас. Нам стыдно, что мы не подали заявку на эту интересную работу, но мы также знаем, что на самом деле мы этого не хотели.

Сложность амбивалентности заключается в том, что она тянет за собой часть нашего мозга, которая любит двоичные файлы и дихотомии: есть только два варианта! Один хороший, а другой плохой! Только вам решать!

Границы часто более мягкие.Иногда амбивалентность является результатом очень похожего выбора. В других случаях чувство стыда из-за нашего предпочтительного выбора. Фактический желаемый результат часто ближе к середине, чем либо / или. Доверьтесь третьему варианту.

Если вам нужна помощь в поиске двери № 3, позвоните мне.

Амбивалентность | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·



Амбивалентность - это состояние, в котором эмоции, мысли или действия противоречат друг другу, когда они связаны с объектом, идеей или человеком (например, чувство одновременно любви и ненависти к кому-то или чему-то).Этот термин также обычно используется для обозначения ситуаций, когда испытываются «смешанные чувства» более общего вида или когда человек испытывает неуверенность или нерешительность в отношении чего-либо.

Амбивалентность в психоанализе [править | править источник]

В психоаналитической терминологии, однако, применяется более тонкое определение: термин (введенный в дисциплину Блейлером в 1911 году) относится к лежащей в основе эмоциональной установке, в которой сосуществующие противоречивые импульсы (обычно любовь и ненависть) происходят из общий источник и, таким образом, считаются взаимозависимыми .Более того, когда этот термин используется в этом психоаналитическом смысле, обычно не следует ожидать, что человек, воплощающий эту «амбивалентность», на самом деле почувствует обе две противоречивые эмоции как таковые: за исключением обсессивного невроза, при котором обе стороны больше или менее «уравновешен» в сознании, та или иная из конфликтующих сторон обычно вытесняется. (Так, например, «любовь» анализанда к своему отцу может быть вполне сознательно пережита и открыто выражаться - в то время как его «ненависть» к тому же объекту может сильно подавляться и выражаться лишь косвенно, и, таким образом, проявляться только в анализе).

Еще одно важное различие состоит в том, что в то время как психоаналитическое понятие «амбивалентности» рассматривает ее как порожденную всеми невротическими конфликтами, повседневные «смешанные чувства» человека могут легко быть основаны на вполне реалистичной оценке несовершенной, непоследовательной или противоречивой природы. рассматриваемой вещи.

Интеллектуальная амбивалентность [править | править источник]

Интеллектуальная амбивалентность относится к неспособности или нежеланию связать себя с определенным ответом, позицией или заключением в мыслях («да или нет»), как правило, либо потому, что определенной позиции намеренно избегают, либо от нее уклоняются по каким-то личным мотивам, либо потому что отсутствуют достаточные основания (логические или экспериментальные доказательства), подтверждающие определенную позицию.Преобразование интеллектуальной амбивалентности в определенную позицию часто является задачей критики или критики. Основная проблема интеллектуальной амбивалентности заключается в том, что она не дает четкого руководства или ориентации для действий и лидерства. Трудно действовать или руководить на основе того, что что-то «может быть, а может и не быть», что что-то «может быть, а может и не быть хорошей идеей» и т. Д. Чтобы действовать или руководить, необходимы определенные идеи, а не неопределенность который лишает возможности делать выбор и принимать решения.Таким образом, часто случается, что кто-то на руководящей должности делает вид, что он очень "определен" в отношении проблемы, потому что функция требует ее , даже если он или она на самом деле неоднозначно относятся к проблеме.

Эротическая амбивалентность [править | править источник]

Эротическая амбивалентность относится к состоянию одновременно сексуального влечения и отталкивания кем-то или чем-то - или, в более общем смысле, неопределенного в отношении того, что сексуально привлекает или отталкивает.Это не обязательно должен быть симптом невроза, это может быть просто вопрос незнания, непринятия решения, личных характеристик, смешанных предпочтений или чувства неуверенности. Подобная амбивалентность в некоторых обстоятельствах может сама по себе быть источником влечения или отталкивания, поскольку придает эротическому поведению непредсказуемый или таинственно неуловимый аспект.


Книги [править | править источник]

статей [править | править источник]

Книги [править | править источник]

статей [править | править источник]

Эмоционально амбивалентные работники более креативны, изобретательны

Архив

5 октября 2006 г.

Согласно новому исследованию, люди, которые испытывают эмоциональную амбивалентность - одновременно испытывая положительные и отрицательные эмоции, - более креативны, чем те, кто чувствует себя просто счастливым или грустным или испытывает их отсутствие вообще.

Это потому, что люди, которые испытывают смешанные эмоции, интерпретируют этот опыт как сигнал о том, что они находятся в необычной среде, и, таким образом, реагируют на это, опираясь на свои способности творческого мышления, сказала Кристина Тинг Фонг, доцент Вашингтонского университета бизнеса. Школа. Эта повышенная чувствительность к распознаванию необычных ассоциаций, которые счастливые или грустные работники, вероятно, не могли обнаружить, - вот что ведет к творчеству на рабочем месте, добавила она.

«Из-за сложности многих организаций опыт работы на рабочем месте часто вызывает смешанные эмоции у сотрудников, и часто предполагается, что смешанные эмоции вредны для рабочих и компаний», - сказал Фонг, чье исследование опубликовано в октябрьском номере Академии наук. Журнал менеджмента.«Вместо того, чтобы предполагать, что амбивалентность приведет к негативным результатам для организации, менеджеры должны признать, что эмоциональная амбивалентность может иметь положительные последствия, которые можно использовать для успеха организации».

Фонг провела два исследования. В первом она попросила 102 студента колледжа написать об определенных эмоциональных переживаниях в своей жизни с целью вызвать в них чувства счастья, печали, нейтральности или амбивалентности. Затем она попросила их выполнить обычно используемый критерий творчества под названием «Тест удаленных партнеров», который исследовал их способность распознавать общие темы среди, казалось бы, не связанных между собой слов.Результаты показали, что, хотя не было различий между счастливыми, грустными и нейтральными людьми, люди, которые чувствовали себя эмоционально амбивалентными, значительно лучше справлялись с этой творческой задачей.

Во втором исследовании она показала 138 студентам либо отрывок из фильма комедии «Отец невесты», либо скучную заставку. В видеоклипе молодая женщина накануне дня своей свадьбы рассказывала отцу о радостях, связанных с ее предстоящей свадьбой, и о печали, связанной с взрослением и вступлением во взрослую жизнь.Заставка и клип были выбраны так, чтобы люди чувствовали себя нейтрально или амбивалентно соответственно. Затем студенты прошли тест Remote Associates.

Она обнаружила, что эмоционально амбивалентные люди, которые смотрели клип, проявляли повышенный творческий потенциал по сравнению с теми, кто смотрел заставку, но только тогда, когда они считали свою эмоциональную амбивалентность необычной. Удивительно, по ее словам, не было обнаружено никакой связи между положительными эмоциями и творчеством или отрицательными эмоциями и творчеством.

Согласно Фонгу, одно из следствий этого исследования состоит в том, что, когда люди испытывают смешанные эмоции, они видят в этом сигнал о том, что они находятся в ситуации, которая может содержать множество необычных ассоциаций, и поэтому им необходимо реагировать более творчески. мышление.

«Менеджерам, которые хотят повысить творческий потенциал своих сотрудников, может быть полезно пойти по стопам таких компаний, как дизайнерская фирма IDEO или Walt Disney, которые гордятся тем, что поддерживают нестандартную рабочую среду.На определенном уровне велосипеды, свисающие с потолка в IDEO, и красочная непринужденная обстановка в Disney, вероятно, помогают их сотрудникам оттачивать свои способности, чтобы придумывать новые и инновационные идеи ».

Фонг сказала, что в предыдущих исследованиях она обнаружила, что женщины, занимающие руководящие должности, более склонны к эмоциональной амбивалентности, чем женщины, занимающие должности с более низким статусом.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts