Бессознательное в личности человека: Тема 10. Сознательное и бессознательное

Содержание

Бессознательное психическое и творческий процесс

Творчество — высшая и наиболее сложная форма психической деятельности, отсюда — важность разработки вопроса о роли бессознательного в структуре художественного творчества и восприятия не только для психологии искусства, но и для исследования других видов психической деятельности. Как указывается во вступительной статье к шестому разделу второго тома «Бессознательное», соучастие неосознаваемой психической деятельности в процессе художественного творчества — факт реальный и настолько важный, что без учета его невозможно раскрытие ни психологических процессов творчества, ни психологической структуры художественного образа. Художественное творчество — особая форма обобщенного отражения действительности, говорящая на специфическом языке, и раскрыть своеобразие языка искусства невозможно без обращения к проблеме бессознательного, без учета закономерностей его деятельности. В акте творчества существует опора на бессознательное, которая обеспечивает художнику специфическую остроту видения, но бессознательное — лишь соучастник творческого процесса и может функционировать только в системе сознание-бессознательное, поэтому то, что утверждает произведение искусства, определяется не бессознательным и не сознанием, а личностью художника, включающей и ею сознание и его бессознательное. Такова позиция советской психологии в вопросе о связи бессознательного психического с художественным творчеством. С этих позиций подходят к проблеме авторы представленных в разделе статей, в которых обсуждается целый ряд интересных и важных вопросов, связанных с активностью бессознательного в творческом процессе и проявлением его в структуре произведения.

Н. Я. Джинджихашвили ТА. Флоренская ставят вопрос о природе катарсиса, имеющий непосредственное отношение к обсуждаемой проблеме.

В статье Н. Я. Джинджихашвили «К вопросу о психологической необходимости искусства» заново осмысливается идея социологизации Потребности катарсиса, предложенная Фрейдом. В отличие от своих Предшественников, Фрейд социологизировал потребность катарсиса, но определял ее лишь как средство компенсации нереализованных потребностей, а в искусстве видел способ иллюзорного примирения принципа реальности и принципа удовольствия, сузив тем самым познавательно-преобразовательную роль искусства. Л. С. Выготский указывал, что Фрейд правильно социологизировал катарсис как потребность компенсации, но следует при этом «ввести в круг своего исследования всю человеческую Жизнь, а не только ее первичные и схематические конфликты».

Н. Я. Джинджихашвили предлагает заменить понятие «компенсации» понятием «выравнивания» сознания с бытием, которое обозначает более широкое и диалектическое взаимодействие сознания и реальности и которое он называет «балансорной установкой сознания». Он различает пассивный и активный виды балансорной установки: пассивный подразумевает сугубо галлюцинаторное удовлетворение психики и выражается в замещении реальности грезой, галлюцинацией; она обусловлена состоянием эмоционального дефицита; активный дополнительно включает в себя эффект «отрезвления» от галлюцинаций и направлен на преобразование реальности. Удовлетворение балансорной установки сознания, ее активной формы, обеспечивается в искусстве, которое, в отличие от чисто игровой деятельности, не ограничивается устранением эмоционального дефицита, галлюцинаторной «отработкой чувств», но в конечном счете всегда направлено на преобразование самой реальности. Это и есть психологическая потребность катарсиса. « В то же время не следует забывать, — замечает автор статьи, — что этот процесс носит характер галлюцинаторный и провоцируется эмоциональным дефицитом психической жизни. Иными словами, не следует забывать, что существование художественной деятельности обусловлено также потребностью в той форме балансорного действия сознания, которую мы назвали пассивной. Сама по себе эта потребность неизбывна и непреходяща и сводится к устранению чувственного дефицита».

В статье Т. А. Флоренской «Катарсис как осознание (Эдип Софокла и Эдип Фрейда)» предпринята попытка на материале трагедии Софокла противопоставить катарсис как «расширение границ индивидуального сознания» психоаналитическому толкованию катарсиса. Вызывает возражение основной тезис этой статьи: «Катарсис — это осознание, но не в смысле фрейдовского погружения в низины подсознательного. Это — расширение границ индивидуального сознания до всеобщего».

Но «расширение границ индивидуального сознания до всеобщего» не может осуществиться без погружения в «низины» нашей психики, нашего бессознательного, ибо именно благодаря этому погружению совершаются познавательные процессы в акте художественного творчества и происходит синтез, являющийся результатом обобщения сугубо личного опыта с объективным общечеловеческим опытом. Это и создает познавательно преобразовательную значимость искусства. Без учета специфики психических процессов совершающихся на уровне бессознательного, проблема катарсиса не может быть решена.

В статье Т. А. Флоренской содержится замечание о том, что метод Фрейда сосредоточен на осознании бессознательного и мало касается последующей работы с осознанными влечениями и что Фрейд не указывает, каковы методы сублимации.

Следует сказать, что при психоанализе психосинтез происходит спонтанно, без специальных методов и приемов, как завершение познавательных процессов. Осознание бессознательного ведет к перестройке психологических установок личности. Не существует также специальных методов сублимации, ибо сублимация является естественным результатом синтеза, без синтеза сублимация не совершается. Поэтому Фрейд и сосредоточил свое внимание на методах осознания бессознательного.

В статье ставится вопрос: всегда ли возможно направить энергию инстинктов на другие цели, и почему это возможно? Принципиально не исключено, по мнению автора, что «Джинн, вырвавшийся из бутылки, может не захотеть нового пленения» и освобожденные инстинкты овладевают личностью: либо приведут ее к полной дезорганизации, либо перестроят сознание «сообразно своему характеру».

В качестве Джинна, вырвавшегося из бутылки, неосознаваемые влечения проявляют себя в психозах и неврозах, создавая дезорганизацию психики и импульсивное поведение. При психоанализе эти инстинктивные влечения постепенно опосредуются сознанием и осознание их продолжается до тех пор, пока они полностью не включатся в нормальную работу психики. Соответственно переключается и их психическая энергия, поэтому они не могут в процессе опосредования овладеть сознанием и «перестроить» его «сообразно своему характеру». Инстинктивные влечения направляются на сознательные цели, т. е. сублимируются, при правильной методике и технике анализа бессознательного, недостаточное овладение ею, кустарщина в лечении неврозов может давать нервные срывы, т. н. ятрогении.

Статья Э. А. Вачнадзе ставит на обсуждение очень интересный вопрос о сходстве и различии между сюрреализмом и патологическим художеством. Вопрос сам по себе не нов: им занимались и психиатры и искусствоведы, нова попытка подойти к нему с точки зрения психологии установки Д. Н. Узнадзе.

Сюрреализм и художество психотиков объединяет символическое выражение, которое создается сгущением (агглютинация), алогичностью и другими процессами, характерными для закономерностей функционирования бессознательного. Творческая продукция обоих видов художества отличается интенсивностью непосредственного выражения бессознательного, говорит на его «языке», подчиняется его «особой логике». Различие между ними заключается в самой сущности продукции: художник-сюрреалист творит произведение искусства, психотик же создает нагромождение символических образов, выражающих его бредовое состояние и не имеющих художественной ценности.

В своем сопоставительном анализе Э. А. Вачнадзе исходит из учения Д. Н. Узнадзе о наличии в психике человека двух планов психической деятельности, плана импульсивного поведения и плана объективации; иерархическая связь между ними обусловливает адекватную структуру поведения, нарушение этой связи приводит к патологии. По мнению Э, А. Вачнадзе, у психотиков, страдающих дефектом объективации, т. с. нарушением познавательной способности, изобразительная деятельность протекает на первом уровне поведения, у сюрреалистов же — на уровне объективации.

К статье Э.А. Вачнадзе мы хотели бы прибавить следующее. Чтобы ответить на вопрос о том, благодаря чему психика сюрреалистов при чрезмерной активности бессознательного сохраняет, в отличие от психотиков, способность к познавательным процессам, ее недостаточно сравнивать с психозами, но следует также сравнивать с т. н. неврозами перенесения — истерией и неврозом навязчивости. Патология неврозов перенесения заключается в том, что находящиеся в вытеснении, иногда давно забытые, переживания активизируются, но не объективируются и потому проявляют себя в сознании символически — в форме симптомов, симптомокомплексов, фобий, и конверсии, запретов и навязчивых действий, но при этом у субъекта сохраняется к ним критическое отношение и осознание реальности. Когда и при психоанализе эти бессознательные содержания осознаются, психическая норма восстанавливается. Мы полагаем, что сюрреалисты сохраняют способность к познавательным процессам потому, что они, как и невротики, способны к процессу перенесения. В отличие от них, психотики не обладают этой способностью, т. к. не могут отделить свое «я» от объекта, что является условием логического мышления, и остаются слитыми с ним. Поэтому они не могут осуществить актов объективации и переносят в художество свои бредовые идеи и представления.

В ряде статей предпринята попытка дать анализ бессознательного психического в структуре художественного произведения, т. е. ввести его в практику литературоведческого исследования.

В статье Р. Г. Каралашвили дан тонкий анализ произведений Г. Гессе. Автор совершенно правомерно увязывает творчество Г. Гессе с его жизненным опытом и духовным формированием его личности, ссылаясь при этом на высказывания самого писателя, имеющие важное значение для понимания не только его собственного творчества, но и творческого процесса как такового. Г. Гессе сравнивал функцию искусства с функцией исповеди, а само искусство считал длинным, многообразным, извилистым путем самовыражения личности художника. Психоанализ вошел в жизненный опыт Г. Гессе, и Р. Г. Каралашвили рассматривает его художественные произведения как документацию самопознания и самовыражения, а его творчество как непрерывный процесс осознания таинственных бездн собственного бессознательного.

Очень интересно понимание самим Г. Гессе природы и функции художественного персонажа. В романе «Степной волк» он пишет, что никакое «я» не являет собой единства, но всякое «я» представляет собой множество: эта многоликость души выражается писателем в персонажах произведения, на которые следует смотреть не как на независимые существа, а как на части, стороны, разные аспекты души писателя. Соответственно интерпретирует творчество Г. Гессе и автор разбираемой статьи: «… персонажи в романах и повестях позднего Гессе являются не отдельными и независимыми личностями, не суверенными литературными образами, а знаками-символами, репрезентирующими те или иные стороны души автора».

Представленный в статье анализ творчества Г. Гессе свидетельствует о том, что некоторые положения аналитической психологии Юнга — при подходе к ней с позиций диалектического материализма — могут быть использованы при комплексном изучении художественного творчества.

В статье Д. И. Ковды рассматривается весьма важный и мало разработанный в научной литературе вопрос о роли эмоций в творческом процессе. Автор совершенно правомерно увязывает эмоции со сферой бессознательного, где они объединяют ряды представлений и регулируют их течение; скрытые мотивы и личностные интересы оказывают влияние на осознанные переживания и обусловливают целостную психическую реакцию субъекта, которая определяет и направляет воображение и фантазию. Автор объясняет природу творческой фантазии, опираясь на учение Д. Н. Узнадзе: неосознаваемые психологические установки создают избирательную направленность внимания на соответствующие ситуации и свойства объектов, определяя тем самым идею и сюжет произведения; потребность в реализации этих установок обусловливает самовыражение; творческая индивидуальность писателя вытекает из всей системы его личностных установок.

Подход к проблеме с позиций учения Д. Н. Узнадзе о психологической установке, несомненно, следует считать позитивным, т. к. он помогает дать объяснение целому ряду вопросов, связанных с проблемой творчества. Однако для понимания всей сложности творческих процессов требуется проникновение в глубинные слои психики, где функционируют особые «механизмы» бессознательного. Одно понятие установки не обеспечивает этой возможности, т. к. оно не исчерпывает всей сложной сферы бессознательного. Конкретный анализ художественных произведений, если он предпринимается только с позиций психологической установки, также оказывается малоэффективным и далеко не полным. Подойти к решению столь сложной проблемы дают возможность предложенная А, Е. Шерозия теория сознания и бессознательного психического и концепция «значимых переживаний» Ф. В. Бассина.

Мы в нашей работе «Бессознательное и художественная фантазия» попытались, основываясь на теории А. Е. Шерозия и концепции Ф. В. Бассина, а также введя в творческий процесс понятие о некоторых «механизмах» первичных психических процессов, разработанных Фрейдом, дать психологический анализ некоторых узловых моментов сюжета «Войны и мира» Л. Н. Толстого и показать участие бессознательного психического в замысле и становлении художественных образов романа.

В настоящей статье мы остановимся на вопросе о некоторых скрытых «механизмах» неосознаваемой психической деятельности, принимающих участие в творческом процессе.

Бессознательное психическое подчиняется своим собственным законам, не имеющим ничего общего с законами нашего сознательного Мышления. Эта закономерность распространяется на все виды психического поведения: и на сновидения, и на неврозы, и на бодрственное Поведение психически здорового человека, и на творческий процесс. Различие этих видов психической деятельности определяется не различными психологическими «механизмами», а тем, сохраняется ли между Процессами бессознательного и сознания соотношение, необходимое для осуществления актов объективации, т. е. познавательных процессов. В бодрственном поведения нормального человека сохраняется равновесие между деятельностью обеих сфер психики, что дает возможность осуществляться актам объективации и целенаправленному поведению. То же происходит и в акте творчества, но специфика творческого процесса заключается в интенсификации нормальной психической деятельности, что способствует активизации познавательных процессов. В акте художественного творчества опора на бессознательное, эмоциональную сферу, приводит к эмотивному, чувственному, «нерасчленяющему» познанию, характерному именно для художественной деятельности. В патологии нарушение равновесия между сознанием и бессознательным вызывается чрезмерной активизацией бессознательного, не опосредуемого сознанием, благодаря чему часть энергии тратится на «психологическую защиту» сознания от натиска импульсивных сил. Это происходит — в разной степени — при неврозах и психозах, но при неврозах объективации не поддается лишь определенная часть вытеснения и способность к познавательным процессам сохраняется, а при психозах она в основном парализована. В сновидениях активность сознания минимальна, поэтому объективация не совершается. Таким образом, психологические «механизмы» бессознательного одинаковы для всех видов психической деятельности, а тот или иной вид ее зависит, как нам представляется, от соотношения активности бессознательного и сознания в едином психическом процессе и от сохранности способности к познавательным процессам. Фрейд изучал бессознательное на сновидениях и т.н. неврозах перенесения (истерия, невроз навязчивости) и сумел раскрыть тайные механизмы его работы. Это дает нам возможность судить о первичных психических процессах и в акте творчества и ввести понятие о психологических «механизмах» бессознательного в творческий процесс и в структуру художественного образа.

В художественном творчестве реализуется сущностная потребность человека в самовыражении. Фрейд указывал, что в психологическом романе писатель раздробляет свое «я» на части и вследствие этого персонифицирует в нескольких героях свои душевные конфликты. В каждом художественном образе выражаются те или иные аспекты личности писателя, тенденции его сознания и его бессознательного и в то же время находит отражение объективная реальность. Одни персонажи могут выражать по преимуществу тенденции сознания писателя, другие — преимущественно тенденции его бессознательного; часто в разных ситуативных положениях в одном и том же образе выступают на передний гшан то осознаваемые, то неосознаваемые побуждения автора, но во всех случаях можно говорить лишь о преобладающем выражении тех или других, т. к. сознание и бессознательное неоспоримо участвуют в создании художественного образа в качестве необходимых соучастников единого творческого процесса, как и всякого другого нормального законченною психического акта, и могут быть выражены не иначе, как через личность.

Самовыражение реализуется благодаря механизму проекции. Фрейд, который ввел это понятие в психологию, понимал под проекцией «перенесение внутреннего процесса вовне», заключающееся в том, что субъект отвергает чувства и побуждения, исходящие из влечения, переносит их из внутреннего восприятия во внешний мир и приписывает их другим.

Проекция, как указывает Фрейд, дает возможность познать психические акты, которые человек отказывается признать у самого себя, т. е. позволяет ввести их в общую душевную связь при помощи акта познания. Механизм проекции Фрейд приписывал как психопатологии, так и здоровой психике. Проекцией неосознаваемых желаний он считал истерические фобии, конверсии, симптомы невроза навязчивости, паранойю, сновидения.

Проекция в творческом процессе выступает как механизм «психологической защиты», которая считается советской психологической наукой эвристичным понятием и связывается с областью бессознательного. Идея «психологической защиты» разрабатывается в советской психологии в трудах Ф. В. Бассина с позиций теории установки Д. Н. Узнадзе и его школы.

Роль проекции в акте художественного творчества заключается в том, что благодаря этому психическому акту, определенные чувства и побуждения писателя, вытесняемые его сознанием, переносятся из внутреннего восприятия вовне и приписываются литературному персонажу. Таким образом, автор в созданных им героях снова находит свои внутренние душевные процессы, но переживает и объективирует их уже не как свои собственные, а как присущие «другому» — его персонажу. Именно это обстоятельство способствует самовыражению писателя в акте творчества. Проекция дает нам возможность заглянуть в самые затаенные глубины души писателя, а его творческая фантазия может рассказать нам о нем больше, чем самый усердный собиратель фактов и даже чем он сам, и позволяет судить о его психической конституции.

В структуре художественного образа главную роль играют механизмы идентификации и перенесения. Понятие идентификации Фрейд разрабатывал в связи со сновидениями и психопатологией. Он приписывал этот механизм и нормальному бодрственному мышлению. Мы рассмотрим этот механизм с точки зрения его роли в структуре художественного образа.

Фрейд считал идентификацию самым ранним проявлением эмоциональной привязанности субъекта к другому человеку, и первым амбивалентным в своем выражении способом, которым «я» выделяет какой-нибудь объект. Всякая эмоциональная привязанность к человеку реализуется только через идентификацию. Она способствует выражению наших чувств, как дружественных, так и враждебных, и участвует в формировании идеалов личности. Только благодаря этому механизму, по мнению Фрейда, возможно проникновение во внутренний мир другого человека, наше понимание чужого «я». От идентификации он вел путь к вчувствованию.

Механизм идентификации осуществляет отождествление субъекта и объекта, при котором соединяются в одно целое их отдельные свойства, качества, признаки; при этом идентификация является только частичной, в высшей степени ограниченной: она заимствует лишь одну черту или ограниченное число черт объектного лица. При объединении возникает новая единица, в которой каждое из идентифицируемых лиц может быть представлено всего-навсего какой-то особенностью, деталью, именем, внешностью, манерой или же ситуацией, характерной для него. Фрейд выделяет три типа идентификации, отличающиеся друг от друга мотивом выбора объекта: 1) идентификация с объектом, который принимается за идеал, — здесь идентификация стремится выразить то, чем субъект хочет быть, какими качествами он желает обладать; подобная идентификация носит дружественный характер; 2) идентификация с объектом из желания быть на его месте, находиться в его ситуации, здесь выражается тенденция соперничества и идентификация принимает враждебный характер; 3) идентификация с лицом, к которому субъект испытывает объектную привязанность.

Мы вводим понятие идентификации в творческий процесс и считаем, что указанные выше три типа идентификации участвуют в сложении структуры художественного образа. Приведем несколько примеров работы этого механизма в структуре художественного образа. Объектом идентификации в качестве идеала выбран для образа Пьера Безухова друг писателя Д. Л. Дьяков, для образа Андрея Болконского — брат писателя С. Н. Толстой. По второму типу идентификации складывается, например, образ Анатоля Курагина (идентификация писателя с Анатолием Шостак на основе тенденции соперничества). Примером третьего типа идентификации (на основе объектной привязанности) может служить образ Наташи Ростовой (идентификация Л. Толстого с Таней Берс). Часто в одном и том же образе сходятся два типа идентификации, т. к. сама идентификация амбивалентна с самого начала. Например, идентификация Л. Н. Толстого с С. Н. Толстым в образе Андрея Болконского носит не только дружественный характер, но имеет своим мотивом также бессознательное желание писателя быть на месте брата в его любовной ситуации, т. е. носит и враждебный характер. В то же время один и тот же тип идентификации может дать несколько различных образов в одном произведении в зависимости от проецируемых тенденций автора: образы Пьера Безухова, Андрея Болконского, старого князя Болконского структурированы по первому из указанных типов идентификации, но выражают различные аспекты личности Толстого.

Как нетрудно убедиться из сопоставления литературных персонажей с т. н. «прототипами», идентификация переносит в художественный образ лишь ограниченное число черт или качеств объекта и некоторые из его жизненных ситуаций, в основном же образ «заполняется» сознательными и бессознательными тенденциями самого художника, за каждым художественным образом стоит одно из множественности «я» самого автора. Например, Сергей Николаевич Толстой выбран в качестве объекта идентификации для образа Андрея Болконского как идеал comme il faut, Д. А, Дьяков — для Пьера Безухова как высокий нравственный авторитет, но сами образы настолько не похожи на своих «прототипов», что на связь между ними обычно не указывают, несмотря на то, что эти лица принадлежали к ближайшему окружению Л. Н. Толстого. Однако об этой связи свидетельствуют жизненные ситуации, вошедшие в сюжет. Из жизни брата автор взял лишь историю его любовных отношений с Т.А. Берс, да и ту видоизменил, «придумав» измену Наташи и попытку ее побега с Анатолем; из жизни Д. А. Дьякова воспроизведено лишь его объяснение с Т. А. Берс в сцене разговора Пьера с Наташей после ее разрыва с князем Андреем, в остальном же судьба Андрея Болконского и Пьера Безухова — плод фантазии писателя, создавшей те ситуации, где его собственные желания и влечения нашли наиболее адекватное и желаемое выражение и реализацию.

В структуре художественного образа идентификация выступает в единстве с другим важнейшим механизмом первичных психических процессов — перенесением. Это понятие также введено Фрейдом. Согласно законам бессознательного, импульс может проявиться не там, где он возник, и перенестись в более поздние времена и отношения, — это явление Фрейд назвал перенесением. Перенесение вызывается склонностью бессознательных влечений в поисках путей удовлетворения направляться ассоциативным путем на все новые объекты. Благодаря перенесению происходит замещение одного представления другим вдоль ассоциационного ряда и слияние объектов перенесения, создающее в сновидениях и неврозах т. н. сгущение.

Перенесение можно непосредственно наблюдать при неврозах на перенесении невротика на врача. Невротик бессознательно идентифицирует его со всеми объектами своей аффективной направленности, в том числе и с вытесненными, врач становится как бы замещающим их объектом, на который невротик переносит свои значимые переживания и конфликты. Перенесение на врача дает возможность разгадать смысл бессознательных фантазий и понять истинные мотивы невротического поведения. Поэтому перенесение, подобно сновидению, можно было бы назвать «окном» в бессознательное. Перенесение на врача эффективно используется при психотерапии неврозов.

Роль перенесения в структуре художественного образа заключается в том, что оно создает агглютинацию, которая соответствует сгущению в сновидениях и неврозах. Агглютинация делает образ коллективным лицом, на который переносится психическая энергия составляющих его элементов. Наиболее эмоционально насыщены те образы, для образования которых потребовалась наибольшая работа агглютинации. Благодаря перенесению в фантазии находят способ проявить себя в качестве отпрысков бессознательного самые интимные влечения из глубинных слоев психики. Они скрываются в замаскированном виде под явным содержанием сюжета.

Перенесение с точки зрения установки Д. Н. Узнадзе можно определить как действие фиксированных установок, стремящихся к реализации.

Идентификация и перенесение тесно связаны между собой и в акте творчества, как и в сновидениях и неврозах, друг без друга не функционируют. Они определяют структуру художественного образа. Таким образом, структура художественного образа складывается на уровне бессознательного.

Изложенное понимание психологических «механизмов» бессознательного в акте художественного творчества дает возможность проникнуть вглубь творческих процессов, установить связь литературного персонажа с личностью писателя, раскрыть структуру художественного образа, определить истинные побудительные мотивы творческой фантазии и художественных решений и ввести анализ бессознательного в практику литературоведческого исследования.

Мы полагаем, что очередная задача, стоящая перед литературоведением при комплексном подходе, — выработка методики анализа бессознательного в структуре художественного произведения, что обеспечит исследование творчества на уровне современной науки.

Выступления на Тбилисском симпозиуме по проблеме бессознательного (1979) и статьи, присланные после симпозиума для опубликования в IV томе монографии, свидетельствуют о том, что вопросы, обсуждавшиеся в разделе «Проявление бессознательного психического в структуре художественного творчества и восприятия», вызвали большой интерес и оживленную полемику. К сожалению, эти материалы по техническим причинам в IV томе не публикуются, поэтому мы позволим себе лишь бегло коснуться некоторых из вопросов, обсуждаемых в них.

Вопрос о целесообразности применения психоанализа при исследовании художественного творчества. Исследование бессознательного в структуре художественного произведения методом психоанализа, по мнению Р. Г. Каралапгоили, помогает раскрытию важных связей и аспектов, которые иначе остаются неясными и непонятными. Однако плодотворным психоаналитический подход к произведению искусства может быть лишь в том случае, если он не превращается в самоцель и способствует выявлению эстетической природы произведения и той имманентной ясности, которая в нем заключена.

Действительно, большинство работ, посвященных психоанализу литературного творчества, ограничивается поисками т. н. «комплексов» или сексуальной символики в структуре произведения, что преследует сугубо психоаналитические цели и практически бесполезно для литературоведческого исследования. В частности, у нас этим грешит книга о Гоголе И. Ермакова, известного издателя психоаналитической литературы в России в 20 гг. Сам Фрейд, неоднократно обращавшийся к творчеству писателей и художников (Шекспир, Гете, Достоевский, Леонардо да Винчи и др.), не ставил себе целью психологическое исследование того или иного произведения искусства, он лишь показывал отдельные проявления бессознательного в структуре сюжета, демонстрируя, как неосознаваемые мотивы и влечения могут направлять творческую фантазию художника. Даже его наиболее фундаментальная работа, посвященная литературному произведению, — «Бред и сны в «Градиве» Иенсена» является отнюдь не литературоведческим, но психиатрическим исследованием.

Анализ бессознательного в структуре художественного творчества имеет смысл и позитивное значение лишь тогда, когда он увязывается с личностью автора, включающей и его сознание и его бессознательное, ибо смысл произведения и значение его в системе эстетических ценностей эпохи определяется не бессознательным и не сознанием автора, а его личностью.

Вопрос о том, является ли искусство, говоря словами Л. С. Выготского, «средством для разряда нервной энергии».

Для художника творчество, — действительно, «средство для разрядов нервной энергии», ибо в акте творчества происходят познавательные процессы, осуществляемые в акте объективации, которые ведут к разрешению внутренних конфликтов и разрядке аффективной напряженности. Творчество служит удовлетворению сущностных потребностей человека (познавательной, потребности творчества, самовыражения и самореализации и др.), что вызывает положительные эмоции. То же происходит и в акте восприятия художественного творчества. Для воспринимающего изображаемое действие служит как бы проекцией его собственных переживаний; идентифицируя себя с персонажами произведения, он психически проигрывает роли, которые имеет потребность реализовать в объективной действительности. Таким образом, переживаемое действие служит для воспринимающего ситуацией, где его потребность находит возможность своего удовлетворения.

И, наконец, вопрос о том, ставит ли писатель свой талант под угрозу, подвергаясь психоанализу.

Опосредование бессознательного при помощи техники психоанализа никоим образом не ведет к понижению творческого потенциала писателя потому, что резервы его бессознательного, его эмоциональной сферы, не могут иссякнуть до тех пор, пока личность сохранна биологически и психически; наоборот, психоанализ — это путь к активизации потенциальных творческих возможностей личности.

Бессознательное природа, функции, методы исследовать, rn.1V, Тбилиси, 1985, с 307-317

Четырёхчастная модель психики, содержащая 2 бессознательных //Психологическая газета

Дополненная версия статьи «Новая образная четырёхчастная  модель  психики, содержащая  два  бессознательных», опубликованной в сетевом научно-практическом издании «Антология Российской психотерапии и психологии». Выпуск 3. (материалы итогового международного Конгресса 2017, стр.148 – 154.).

 

1. Одно или двухчастная модель психики? Битва гигантов.

В психологии и медицине до сих ведутся жаркие дискуссии по поводу того, насколько психологические качества и психогенные заболевания человека имеют социальную обусловленность или они биологически детерминированы1. Существуют целые школы, придерживающиеся противоположных мнений. Одни считают, что это соотношение составляет 90 % — 10% в пользу онтогенеза (воспитание, социальные факторы). Приверженцы этой школы принимают человека при рождении в большей степени за «чистый лист бумаги», на котором старшие (родители, воспитатели и др.), а потом уже и сам человек создают портрет личности. Здесь ответственность за качество этого портрета, естественно возлагается на старших, участвующих в правильном воспитании в детский период. И на наставников, помогающих скорректировать, при желании, этот портрет в более зрелый период.

Другие считают, что это соотношение составляет 10% — 90% в пользу филогенеза (наследственная предрасположенность). Приверженцы этой школы считают, что человек в момент рождения уже готовый психологический портрет, а воспитание, как в фотографии, просто процесс проявки этого портрета. Они также считают, что если процесс проявки (воспитания) будет грамотным, то будут активизированы конструктивные качества человека, если неграмотным – то деструктивные. Более того, эти приверженцы утверждают, что если предрасположенность отягощённая, то процесс воспитания может оказаться вообще неэффективным. При этом часто приводится народное наблюдение — «От осины не рождаются апельсины». В этом случае ответственность за содержание психики человека возлагается также на родителей, как носителей наследственных качеств, и их род.

Авторы для представления своих теорий нередко используют образные модели. Рассмотрим эволюцию этих образных модельных представлений.

Наиболее известная двухчастная модель психики (Фрейд, 1923), являющаяся развитием идей Дюркгейма и представляющая собой следующий образ — наездник на лошади (рис.1). 


Этой моделью Фрейд заявляет о двух автономных, независимых друг от друга, самостоятельных инстанциях психики – бессознательное (лошадь, ИД) и сознание (наездник, ЭГО). Согласно его теории, в процессе воспитания создаётся ещё третья часть – суперЭго (морально-нравственный компонент), носителем которого является всё тот же наездник (сознание). Поэтому в этой модели СуперЭго не имеет отдельного представительства. Фрейд, опираясь на свой огромный клинический опыт, пришел к выводу, что человек — марионетка в руках некой внутренней структуры, которую он назвал – бессознательное. Он утверждал, что человеком управляют биологические инстинкты и что сознание не подвластно инстинктам.

Этим  он заявил себя приверженцем биологической школы, школы филогенеза. На основании этой модели им были созданы клинический метод – психоанализ и теория возникновения внутренних конфликтов между сознанием и бессознательным, которую он назвал – психодинамической теорией личности. Эта модель получила широкое распространение в мировой психологии и в гражданском мире – искусстве, литературе. Подобной биологической модели придерживались такие видные специалисты как Лоренц (теория врождённой агрессии), Олпорт – Айзенк – Кеттелл (теория диспозициональной, генетической, биологической предрасположенности).

С другой стороны, было немало противников этой теории, утверждающих приоритет социума. Это — Адлер (индивидуальная теория), Юнг (аналитическая теория и теория эгрегоров), Эрик Эриксон (эго–теория), Эрих Фромм (радикального гуманизма), Хорни (социокультурная), Скиннер (оперантного научения), Маслоу (гуманистическая),  Бандура (социально – когнитивная), Карл Роджерс (клиент – центрированная, феноменологическая), Бек (когнитивно – поведенческая), Эллис (рационально – эмотивная), Перлз (гештальт–терапевтическая) и др.

В отечественной психологии однозначно получила распространение одночастная модель (рис.2), утверждающая приоритет сознательных, общественных отношений, в которой признавалось единство и непрерывность сознания и бессознательного и утверждалось, что бессознательное – это определённая степень интенсивности сознания. Нами представляется, что, следуя логике здравого смысла, в этой модели за бессознательное ошибочно принимаются подсознательные, условно-рефлекторные навыки реагирования. Нами также представляется, что в структуру бессознательного нельзя включать продукты сознания, выработанные в онтогенезе, как это утверждается в /1, стр. 43/. В этой модели отсутствует автономность сознания и бессознательного. Образный вид такой модели как единой и непрерывной системы является, по нашему представлению, — кентавр.

Эта модель берёт своё начало от Лейбница, и была взята в основу философских работ Маркса – что психологические качества человека имеют социальную природу и обусловлены общественными отношениями. В своей книге «К критике политической экономии (1859)» он пишет: «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет сознание».

На наш взгляд, эта научная платформа Маркса о приоритете влияния социума на структуру личности стала основанием создания и развития теории отношений Мясищева В.Н. (патогенетическая психотерапия) и её продолжателей — Карвасарский Б.Д., Исурина Г.Л., Свядощ А.М., Александров А.А., Добряков И.В., Ковпак Д.В. и др. (личностно-ориентированная, реконструктивная психотерапия) (ленинградская школа).

На этой же платформе приоритета социального стоит фактически вся отечественная советская и российская психология (Ананьев Б.Г., Леонтьев А.Н., Выготский Л.С., Рубинштейн С.Л.,  Узнадзе Д.Н., Платонов К.К., Макаренко А.С., Ломов Б.Ф., Асмолов А.Г., Братусь Б.С., Козлов В.В.( ЯрГУ), Козлов Н.И. («СИНТОН») и др.). По поводу этих двух моделей (рис.1 и рис.2) в отечественной науке и медицине шла острая дискуссия, более того изучение биологической модели Фрейда в своё время было запрещено и политически преследовалось.

Справедливости ради, следует отметить, что среди отечественных учёных фрейдовской двухинстанционной модели придерживается проф. Макаров В.В. По поводу существования в психике человека независимых от сознания инстанций он пишет: «Известно, что комплексы – это психические инстанции, лишенные контроля со стороны сознания. Они отщеплены от него и ведут особого рода самостоятельное функционирование в бессознательной части психики, откуда могут постоянно препятствовать или же содействовать работе сознания. Комплекс несет в себе определенный энергетический заряд и образует как бы отдельную маленькую личность. Комплексы, образуя целостную структуру психики индивида, являются относительно автономными группами ассоциаций, живущих собственной жизнью, зачастую не только несовпадающей, но даже противоречащей намерениям человека2.

Мы видим, что общим голосованием с подавляющим преимуществом в мире пока выигрывает социальная модель психики. Но надо помнить, что наука не решается массовым мнением числа голосов. Еще великий русский учёный Михаил Васильевич Ломоносов по этому поводу говорил: «Один опыт я ставлю выше, чем тысячу мнений, рождённых только воображением».

Новое поколение отечественных учёных уже не столь категорично оценивает роль биологических и социальных факторов (Решетников М.М., Леонтьев Д.А., Реан А.А.) и занимают осторожную позицию, не отдавая предпочтение той или иной модели.

Здесь мы видим, что рядовому психологу или психотерапевту для своей работы остановиться на какой-либо теории чрезвычайно трудно. В коллективной монографии «Психология ХХI века» по этому поводу говорится: «В настоящее время, область психологии, занимающаяся проблематикой структуры личности, представляет собой нагромождение самых разнообразных, существенно отличающихся, зачастую противоречащих друг другу, созданных на основе предположений, аксиом, умопостроений, предпочтений и лишь изредка – фактов»3.

Следует подчеркнуть, что вокруг этого вопроса о природе структуры личности возникла недопустимая в науке ситуация – обособленность школ, не желающих слышать друг друга. Из всех перечисленных отечественных и зарубежных учёных только двое – Айзенк и Кеттелл демонстрируют естественнонаучный подход и опираются в своих теориях на объективную научную аргументацию.

Айзенк по этому поводу пишет: «Авторы теорий личности в которых отсутствует эмпирические подтверждения не желают аргументированно отвечать на критику в свой адрес, что неизбежно ведёт к обособлению различных подходов и делает невозможным (курсив мой) развитие единой теории личности»4. Кеттелл, продолжая эту мысль, говорит, что это привело к такой ситуации, когда «небольшие ростки точно сформулированных гипотез легко теряются в буйных зарослях непроверяемых, но грандиозных теорий»5.

Здесь следует сообщить, что пока спорят учёные, в это время в современной истории имеет место прецедент в лице бывшего премьер–министра Сингапура Ли Куань Ю, который в своей государственной политике помощи семьям выбрал на основании психологических исследований 80-х годов в США (близнецовый метод) биологическую сторону. В своей книге «Из третьего мира в первый»,2016 г. (стр.120) он пишет: 80% ЛИЧНОСТИ человека закладываются природой, а примерно 20% — является результатом воспитания». Такое внимание на государственном уровне к использованию объективной психологии внесло существенный вклад в процветание этого государства и в рывок из третьего мира в первый. Почему-то психологи или игнорируют, замалчивают этот факт, или просто не знают о нём.

2. Наглядный пример преобладающего опыта бессознательного над опытом сознания.

В коллективной монографии «Проблемы психологического исследования. Указатель 1050 докторских диссертаций 1935-2007» под ред. проф. Анцупова А.Я. приводится такой пример: представьте себе шар в диаметре 1 метр и на нём лежит горошина размером в 1 миллиметр. Именно такое соотношение представляет себе объём опыта существования бессознательного по отношению к опыту существования сознания.

Психика, как явление жизни, возникла на Земле примерно 500 миллионов лет назад и первоначальный уровень психического отражения являлся бессознательным. Сознание, свойственное человеку, возникло примерно 500 тысяч лет назад. Таким образом время эволюции сознания в процессе развития психики составляет примерно 0,1% от времени эволюции бессознательного. Отсюда можно сделать вывод, что бессознательное играет в повседневной жизни человека гораздо более значительную, а скорее превалирующую роль, чем это принято считать.

В психотерапевтической педагогике принимается во внимание правило, что в моменты стресса, аффекта, сильной усталости, алкогольного опьянения, вожделения сознание предельно сужается и управление поведением человека берёт на себя бессознательное. Но при этом могут проявляться прежде скрытые агрессивные, разрушительные реакции. Пока это предугадать невозможно.

Поэтому очень важно научиться определять содержание психики бессознательного, что и является главной задачей данной работы.

3. Трех и четырёхчастная модель. Продолжение поиска.

Возвращаясь к обсуждению моделей следует сказать, что кроме одно и двухчастной модели в научной литературе имеется трёх и четырёх частная модель. Трёхчастная модель (лошадь-наездник-тележка) подсказана нам работой академика Вейна А.М. на основании утверждения, что между вегетативно-эндокринными реакциями и психоэмоциональными состояниями имеется сопряжение6.


Сопряжение – от слова упряжка, которая жёстко соединяет лошадь и беговую тележку. Носителем вегетативно–эндокринных реакций является тело, поэтому в модель необходимо включить третий элемент – тележку, сопряжённую с лошадью.

Здесь может возникнуть вопрос: «Почему у Фрейда отсутствует тележка. Почему Фрейд не учёл в своей модели физиологию тела?». Ответ на этот вопрос он даёт сам: «У меня нет никаких ни теоретических, ни терапевтических знаний, так что мне приходится вести себя так, как если бы передо мной было только психологическое» (курсив мой)7. Как говорится, комментарии здесь излишни. Неучитывание телесного, психофизиологического вклада в психику в модели Фрейда, как будет показано ниже, является ошибочным.

Четырёхчастная модель в психологии известна как модель Гурджиева, которая им была привлечена из индийской духовной мифологии. Образ этой модели: экипаж — карета (тело), лошадь (эмоции, бессознательное), кучер (сознание) и сидящий в карете хозяин (дух, хозяин) 8.

Вклад российского учёного Георгия Ивановича Гурджиева в мировую психологию личности ещё не оценён по достоинству современными психологами и эта оценка ждёт своего времени.

Недостаток модели Вейна – разрозненность её частей, приводящая к введению 3-х автономных инстанций, а в модели Гурджиева – 4-х инстанций9.

4. Авторская модель.

Автором, на основании приборных психофизиологических измерений и психологического тестирования членов полных семей (отец, мать, дети), создана психодеформационная теория личности, в которой экспериментально установлена во-первых, корреляция психофизиологических дисфункций и психологических деформаций, и во-вторых — передача психофизиологических, а, следовательно, и психологических, признаков по наследству (Табидзе А.А., 2010, 2015) 10,11.

Таким образом, результаты наших исследований в виде передачи психофизиологических признаков по наследству подтверждают биологическую природу личности человека и, следовательно, подтверждается модель Фрейда, что структуру личности человека составляют две автономные инстанции – сознание и бессознательное.

В результате перед нами встала задача – построить образную модель, которая удовлетворяла бы двум требованиям – состояла бы из двух автономных инстанций (сознательное и бессознательное) и содержала бы все четыре части (тело, эмоции, интеллект, дух). Ни одна из приведённых моделей не отвечает этим требованиям.

Автор предлагает четырёхчастную модель (рис. 5), представляющую две автономные инстанции и четыре части. Для обсуждения модели из двух инстанций целесообразно использовать понятия – сущность (бессознательное) и личность (сознание).

Первая инстанция – бессознательное, это физиологически жестко связанные карета + кентавр + дух = сущность и вторая инстанция – сознание, интеллект, кучер, наездник (личность) (Табидзе А.А., 2016) 12.

Сущность – это замкнутая система – дух не имеет возможности покинуть салон автомобиля, ребёнок-кентавр не способен отсоединиться от корпуса автомобиля-тела.

Следует обратить внимание, что автономность сущности обусловлена наличием автономной вегетативной нервной системы (тело, ВНС), чего нет в модели Фрейда и в модели Мясищева. Перечислим три ошибочные позиции модели Фрейда.

Первая позиция – отсутствие физиологического содержания бессознательного, нет материального носителя бессознательного. В нашей модели физиологическое (телесное) содержание бессознательного представлено в образе корпуса автомобиля с растениями на крыше. Считается, что здесь носителем бессознательного является автономная вегетативная нервная система. То, что корпус автомобиля живой – указано растущими на крыше растениями. Слово «вегето» означает – оживлять, расти, произрастать. Вегетативная и центральная нервные системы – это две автономные системы.

Вторая позиция — наличие только одного бессознательного (лошади). В нашей модели два бессознательных (первое ребёнок — кентавр и второе — дух), являющихся следствием действия двух базовых инстинктов человека – инстинкта сохранения индивида (ИСИ) и инстинкта сохранения вида (ИСВ). Так мы выходим на обоснование наличия в психике человека двух категорий — категорий добра и зла, духовного и эгоцентричного.

Как будет показано ниже – эти две модели рис.1 и рис.5 не противоречат друг другу. Просто при дисфункциональном психофизиологическом состоянии человека инстинкт самосохранения за счёт гормонов стресса блокирует, отключает проявление духа (инстинкта сохранения вида) и авторская модель переходит в модель Фрейда (точнее, Вейна) с одним инстинктом, инстинктом самосохранения, проявляемого в виде эгоцентризма.

Третья позиция – фундаментальное положение теории Фрейда и теории Мясищева, что основа травм человека – онтогенез (влияние социума в пре- и перинатальный период и период раннего детства) в нашей модели не подтверждается. В нашей модели – основа травм человека – филогенез (наследственная предрасположенность к травмированию). Передаётся не сломанная рука, а хрупкость костей. Это вытекает из наших измерений, демонстрирующих передачу психофизиологических признаков по наследству. В случае, когда оба родителя являются носителями дисфункциональных, деструктивных признаков, то с высокой вероятностью у них рождается ребёнок с дисфункциональными признаками, переходящими в детстве в психологические аддиктивные формы и психогенные расстройства. Т.е.  ребёнок рождается уже с мечом в руке (см. рис. 5). Если родители являются носителями конструктивных психофизиологических признаков, то с высокой вероятностью у них рождается ребёнок с конструктивными признаками, с букетом в руке (см.рис.5). Поэтому в нашей модели на рисунке ребёнок – кентавр держит в одной руке меч, а в другой – букет.

Представленная четырёхчастная модель соответствует развиваемой в настоящее время четырёх частной био-психо-социо-духовной парадигме психотерапии 9.

5. Эмоциональный интеллект и степень его зрелости – ключ к моделям.

Широко используемый тест Кеттелла – единственный в психологической практике, отличающийся своей полнотой (4 группы качеств – эмоциональная, волевая, коммуникативная и интеллектуальная группы) и многогранностью ( 16 факторов).

В процессе психологического консультирования естественно оценить психологический портрет клиента на предмет его соответствия той или иной модели. Для этого мы определяем – наличествуют ли в нём психологические деформации или нет. Из 16 факторов теста Кеттелла к психологическим деформациям относится на наш взгляд эмоциональная группа из 4-х следующих эмоциональных фактора – тревожность ( O ), напряжённость ( Q4), подозрительность ( L ) и эмоциональная неустойчивость ( C ). Этот выбор согласуется с рекомендациями работ по психодиагностике 13,14. В работе /15 / по аналогии с понятием IQ нами введено понятие степени психо-эмоциональной зрелости EQ.
 
В настоящее время в психологии и бизнесе проявляется большой интерес к эмоциональному интеллекту /16,17,18 /. В литературе этот термин можно встретить как показатель эмоционального интеллекта Холла, или Гоулдмана, Люсина, Бар-Она, Райбака, MSCEIT и  др.   Чтобы отличить это понятие EQ от понятий  других научных работах, даётся обозначение в авторской версии EQ(Tabidze)= EQ(Tab).

EQ(Tab) = C + L + O + Q4.

Необходимо привести важное замечание, подчёркнутое Шабановым С. и Алёшиной А. в своей книге18 как «глобальная драма эмоционального интеллекта»: «Без осознания эмоций мы не можем ими управлять, но осознать эмоции трудно, практически невозможно». Мы предлагаем оценивать (или измерять) степень зрелости эмоционального интеллекта в первом приближении суммой этих 4-х эмоциональных психологических качеств EQ (tab), где каждый полярный фактор принимает значение от -5 до +5.

Ещё одна новизна образной модели заключается в том, что перед кучером расположен ИНТЕРФЕЙС. Это панель с предупредительными четырьмя лампами неисправности автомобиля (факторы Кеттелла) – напряжённость (двигатель перегрет), тревожность (нет масла), подозрительность (темнота, электрика не работает), эмоциональная неустойчивость (нет тормозов). Тогда модель принимает более завершенный вид. Если горят (диагностируются) все 4-е красные лампы (рис.6) и значение EQ отрицательное ( EQ(tab) = — 15), то перед нами эмоционально незрелый человек с дисфункциональной физиологией, гомеостаз которой направлен только на выживание, на выполнение инстинкта самосохранения.

Этот единственный инстинкт не оставляет человеку в момент опасности никакого выбора, поэтому на агрессивный стимул этот человек неизбежно отвечает агрессивной реакцией. Единственный рефлекс – ответная агрессия.

Сокрушительная сила этого рефлекса заключена в том, что он имеет два вида бессознательного гормонального подкрепления19. Первый – гормональная разовая премия от достижения цели при виде поверженного соперника, и второй, более мощный, гормональная многоразовая премия от многократного предвкушения в воображении будущего превосходства.

Это согласуется с тем, что Фрейд был вынужден ввести в свою психодинамическую теорию кроме ЭРОСА (инстинкт стремления к удовольствию), ещё и понятие ТАНАТОСа, инстинкт стремления к агрессии и насилию, как к специфическому удовольствию превосходства. При столкновении интересов эмоционально незрелых людей война неизбежна.

Если диагностируются зелёные лампы – спокойствие (О), расслабленность ( Q4 ), доверчивость ( L ), эмоциональная устойчивость ( С ) – то перед нами эмоционально зрелый человек (рис.7) ( EQ(tab) = + 10), способный проявить  на агрессивный стимул  неагрессивную реакцию, т.е. подставить вторую щёку и, таким образом, погасить возможный конфликт. У такого человека состояние специфического агрессивного удовольствия не возникает и для него понятие ТАНАТОСа отсутствует.

ИНТЕРФЕЙС – это обязательное средство обратной связи для кучера, показывающее готовность функционального состояния организма адекватно воспринимать и адекватно отражать проявления внешнего мира.

Мы знаем, что, если горят аварийные лампы на передней панели автомобиля, то водитель никогда не выйдет на трассу, а примет срочные меры, чтобы првести машину в порядок. Именно такая реакция должна быть у любого человека, на ИНТЕРФЕЙСе которого диагностируются красные факторы теста Кеттелла (рис.6).  На ИНТЕРФЕЙС могут быть выведены не только психологические, но и психофизиологические показатели в режиме реального времени.

6. Статистика социума.

Из наших психодиагностических исследований больших групп (более 500 человек) людей вытекают следующие усреднённые результаты. В существующем социуме нас окружает около 20%  эмоционально зрелых личностей,  30%  незрелых личностей, у которых EQ(tab) меньше -10 и   50% промежуточных, неустойчивых (EQ(tab) около нуля), которые под действием негативного влияния СМИ и сложных бытовых условий легко переводятся в эмоционально незрелые. И в результате мы имеем около 80% незрелых личностей, легко склоняемых к социальным катаклизмам /20/. Отсюда естественно вытекает задача психологии – способствовать повышению эмоциональной компетентности, эмоциональной зрелости широких слоёв населения.
       
Настоящая работа является продолжением развития идей проф. Вострикова А.А. о применении психотерапевтических методов в педагогике и психологии 21.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ. С учётом степени зрелости эмоционального интеллекта все обсуждаемые выше психологические теории могут быть, на наш взгляд, хорошо интерпретированы предлагаемой образной четырёхчастной моделью. Таким образом, эта модель может быть предложена в качестве создания единой, обобщённой теории личности в психологии, психотерапии и бизнесе.

Литература

1. «Клиническая психология». Учебник для ВУЗов. Под ред. Б.Д. Карвасарского.-СПб.: Питер, 2014.-896с.                                                                                                 

2. Макаров В.В.  Предисловие к книге «Проституция: психология и психиатрия», 2013. http://ruspsy.net/phpBB3/viewtopic.php?f=542&t=1115&p=1600#p1600                           

3. Психология XXI века. Учебник для вузов. Под ред. В.Н.Дружинина., Н 57 М, 2003, — 863 с., стр. 611  

4. Eysenck H.J.  Personality and Individual Differences. 1991, v. 12, p. 773 – 790.                                                                

5. Сattell R.B. Handbook of modern personality psychology of human mating, 1993, v.100 p. 204 -232.                

6. «Вегетативные расстройства. Клиника, диагностика лечение». Под ред. Академика Вейна А.М., ООО «Медицинское информационное агентство», 2003, — 752 с.                                                                                               

7. Freud S. Project of scientific psychology. – 295. Цит. по Решетников М.М. Психическое расстройство. Лекции. Санкт – Петербург. Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2008, — 373 с., стр. 160.                                                       

8. Гурджиев Г.И. «Взгляды из реального мира». Встречи с замечательными людьми., 2004, — 636 с., стр. 460.                                                    

9. Макаров В.В. «Горизонты психотерапии». Журнал «Психотерапия», 2011, № 10, стр.47 – 53.                                    

10. Табидзе А.А. «О возможностях приборной диагностики», Журнал «Психотерапия», 2010, №4, стр. 29 -34.                                                                                                

11. Табидзе А.А. «О механизмах социальных конфликтов или попытка сопоставления психоаналитической и психодеформационной концепции личности», Журнал «Психотерапия», 2015, № 10, стр. 63 – 72.                                                                                               

12. Табидзе А.А. «Образная четырёхчастная модель психики, содержащая два бессознательных».  Амбулаторная и больничная психотерапевтическая и психологическая помощь сегодня. Материалы 13 и 14 Всероссийской общественной профессиональной медицинской психотерапевтической конференции., Выпуск 13, Москва, 2016, стр.178 -181.

13. Батаршев А.В. «Диагностика черт личности и акцентуаций: практическое руководство»-М., Психотерапия, 2006. -288 с., стр.99.

14. Справочник практического психолога. Психодиагностика. Под общ. ред. С.Т.Посоховой.- М.,: АСТ; СПБ.: Сова, 2005.-671 с., стр.163   

15. Табидзе А.А. «Тест Кеттелла и его новая интерпретация с позиций клинической психологии», Сетевой журнал «Медицинская психология в России», 2015, № 5, с. 35.

16. Дениэл Гоулман. «Эмоциональный интеллект в бизнесе» — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2013,-512 с.

17. Энтони Мерсино. «Эмоциональный интеллект для менеджеров проектов», Изд. «ЛитагентМИФ», 2017.

18.  Сергей Шабанов, Алёна Алёшина «Эмоциональный интеллект российская практика», М.: Манн, Иванов и Фарбер., 2013

19. Судаков С.К. «Гипотеза двухступенчатого механизма положительного подкрепления». Тезисы IV Международной междисциплинарной конференции» Современные проблемы системной регуляции физиологических функций»,17-18 сентября 2015 г., г. Москва, -762 с., (стр. 23-24).                                                                         

20. Табидзе А.А. «Психологические и психофизиологические детерминанты личности как основа национальной безопасности».  Безопасность России: современные вызовы и угрозы. Сб. Материалов научно-практической конференции под. общ.ред. А.В.Опалева; РАЕН., Акад.Ген.Прокуратуры РФ, -М., 2017, -200 с. http://ruspsy.net/phpBB3/viewtopic.php?f=126&t=2403                                                    

21. Востриков А.А., Табидзе А.А. «Психотерапевтическая педагогика». Книга 2. Учебное пособие. Изд-во «Продуктивная педагогика», Томск, 2008. – 236 с.

Сознание и бессознательное (Немов Р.С. Психология)

Немов Р.С. Психология: В 3 кн. Кн.1. – М.: Владос, 1999
 
Сознание и бессознательное. Понятие бессознательного. Проявления бессознательного начала в психических процессах, свойствах и состояниях человека. Бессознательное в личности человека. Сновидения как проявление бессознательного. Соотношение между сознательной и бессознательной регуляцией поведения человека. Виды бессознательных психических явлений.

СОЗНАНИЕ И БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Сознание не является единственным уровнем, на котором представлены психические процессы, свойства и состояния человека, и далеко не все, что воспринимается и управляет поведением человека, актуально осознается им. Кроме сознания, у человека есть и бессознательное. Это – те явления, процессы, свойства и состояния, которые по своему действию на поведение похожи на осознаваемые психические, но актуально человеком не рефлексируются, т.е. не осознаются. Их по традиции, связанной с сознательными процессами, также называют психическими.

Бессознательное начало так или иначе представлено практически во всех психических процессах, свойствах и состояниях человека. Есть бессознательные ощущения, к которым относятся ощущения равновесия, проприоцептивные (мышечные) ощущения. Есть неосознаваемые зрительные и слуховые ощущения, которые вызывают непроизвольные рефлексивные реакции в зрительной и слуховой центральных системах.

Неосознаваемые образы восприятия существуют и проявляются в феноменах, связанных с узнаванием ранее виденного, в чувстве знакомости, которое иногда возникает у человека при восприятии какого-либо объекта, предмета, ситуации.

Бессознательная память – это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью. Это та память, которая управляет мышлением, воображением, вниманием, определяя содержание мыслей человека в данный момент времени, его образы, объекты, на которые направлено внимание. Бессознательное мышление особенно отчетливо выступает в процессе решения человеком творческих задач, а бессознательная речь – это внутренняя речь.

Есть и бессознательная мотивация, влияющая на направленность и характер поступков, многое другое, не осознаваемое человеком в психических процессах, свойствах и состояниях. Но главный интерес для психологии представляют так называемые личностные проявления бессознательного, в которых, помимо желания, сознания и воли человека, он проявляется в своих наиболее глубоких чертах. Большой вклад в разработку проблематики личностного бессознательного внес З.Фрейд.

Бессознательное в личности человека – это те качества, интересы, потребности и т.п., которые человек не осознает у себя, но которые ему присущи и проявляются в разнообразных непроизвольных реакциях, действиях, психических явлениях. Одна из групп таких явлений – ошибочные действия: оговорки, описки, ошибки при написании или слушании слов. В основе второй группы бессознательных явлений лежит непроизвольное забывание имен, обещаний, намерений, предметов, событий и другого, что прямо или косвенно связано для человека с неприятными переживаниями. Третья группа бессознательных явлений личностного характера относится к разряду представлений и связана с восприятием, памятью и воображением: сновидения, грезы, мечты.

Оговорки представляют собой бессознательно детерминированные артикуляционные речевые действия, связанные с искажением звуковой основы и смысла произносимых слов. Такие искажения, особенно их смысловой характер, неслучайны. З.Фрейд утверждал, что в них проявляются скрытые от сознания личности мотивы, мысли, переживания. Оговорки возникают из столкновения бессознательных намерений человека, других его побуждений с сознательно поставленной целью поведения, которая находится в противоречии со скрытым мотивом. Когда подсознательное побеждает сознательное, то возникает оговорка. Таков психологический механизм, лежащий в основе всех ошибочных действий: они «возникают благодаря взаимодействию, а лучше сказать, противодействию двух различных намерений»1. 1Фрейд 3. Введение в психоанализ. Лекции. – М, 1991. – С. 25.

Забывание имен представляет собой другой пример бессознательного. Оно связано с какими-то неприятными чувствами забывающего по отношению к человеку, который носит забытое имя, или к событиям, ассоциируемым с этим именем. Такое забывание обычно происходит против воли говорящего, и данная ситуация характерна для большинства случаев забывания имен.

Особую категорию бессознательного составляют сновидения. Содержание сновидений, по Фрейду, связано с бессознательными желаниями, чувствами, намерениями человека, его неудовлетворенными или не вполне удовлетворенными важными жизненными потребностями.

Явное, осознаваемое содержание сновидения не всегда, за исключением двух случаев, соответствует скрытым, бессознательным намерениям и целям того человека, кому это сновидение принадлежит. Эти два случая – детские сновидения дошкольников и инфантильные сновидения взрослых людей, возникшие под влиянием непосредственно предшествующих сну эмоциогенных событий прошедшего дня.

В своем сюжетно-тематическом содержании сновидения почти всегда связаны с неудовлетворенными желаниями и являются символическим способом устранения нарушающих нормальный сон импульсов, порождаемых этими желаниями. Во сне неудовлетворенные потребности получают галлюцинаторную реализацию. Если соответствующие мотивы поведения неприемлемы для человека, то их явное проявление даже во сне блокируется усвоенными нормами морали, так называемой цензурой. Действие цензуры искажает, запутывает содержание сновидений, делая их алогичными, непонятными и странными. Благодаря бессознательному смещению акцентов, замене и перегруппировке элементов явное содержание сновидения под действием цензуры становится совершенно непохожим на скрытые мысли сновидения. Для их расшифровки требуется специальная интерпретация, называемая психоанализом.

Сама цензура является бессознательным психическим механизмом и проявляется в пропусках, модификациях, перегруппировке материала памяти, сновидений, представлений. Подсознательные мысли, по Фрейду, превращаются в сновидениях в зрительные образы, так что в них мы имеем дело с примером бессознательного образного мышления.

Бессознательные явления вместе с предсознательными управляют поведением, хотя функциональная роль их различна. Сознание управляет самыми сложными формами поведения, требующими постоянного внимания и сознательного контроля, и включается в действие в следующих случаях: (а) когда перед человеком возникают неожиданные, интеллектуально сложные проблемы, не имеющие очевидного решения, (б) когда человеку требуется преодолеть физическое или психологическое сопротивление на пути движения мысли или телесного органа, (в) когда необходимо осознать и найти выход из какой-либо конфликтной ситуации, которая сама собой разрешиться без волевого решения не может, (г) когда человек неожиданно оказывается в ситуации, содержащей в себе потенциальную угрозу для него в случае непринятия немедленных действий.

Подобного рода ситуации возникают перед людьми практически беспрерывно, поэтому сознание как высший уровень психической регуляции поведения постоянно присутствует и функционирует. Наряду с ним многие поведенческие акты осуществляются на уровне пред- и бессознательной регуляции, так что в реальной действительности одновременно в управлении поведением участвуют многие различные уровни его психической регуляции.

Вместе с тем следует признать, что в свете имеющихся научных данных вопрос об отношениях между сознательными и другими уровнями психической регуляции поведения, в частности бессознательным, остается сложным и не решается вполне однозначно. Основной причиной этого является тот факт, что существуют разные типы бессознательных психических явлений, которые по-разному соотносятся с сознанием. Есть бессознательные психические явления, находящиеся в области предсознания, т.е. представляющие собой факты, связанные с более низким уровнем психической регуляции поведения, чем сознание. Таковы бессознательные ощущения, восприятие, память, мышление, установки.

Другие бессознательные явления представляют собой такие, которые раньше осознавались человеком, но со временем ушли в сферу бессознательного. К ним относятся, например, двигательные умения и навыки, которые в начале своего формирования представляли собой сознательно контролируемые действия (ходьба, речь, умение писать, пользоваться различными инструментами).

Третий тип бессознательных явлений – те, о которых говорит З.Фрейд в приведенных выше суждениях, касающихся личностного бессознательного. Это – желания, мысли, намерения, потребности, вытесненные из сферы человеческого сознания под влиянием цензуры.

Каждый из типов бессознательных явлений по-разному связан с поведением человека и его сознательной регуляцией. Первый тип бессознательного есть просто нормальное звено в общей системе психической поведенческой регуляции и возникает на пути продвижения информации от органов чувств или из хранилищ памяти к сознанию (коре головного мозга). Второй тип бессознательного также можно рассматривать как определенный этап на этом пути, но при движении как бы в обратном направлении по нему: от сознания к бессознательному, в частности к памяти. Третий тип бессознательного относится к мотивационным процессам и возникает при столкновении разнонаправленных, конфликтных с точки зрения морали мотивационных тенденций.


как бессознательные процессы формируют нашу личность

Рубрики : Нейронаука, Переводы, Психология

О силе бессознательного психологи говорят уже более века, однако пока нет каких-то серьезных экспериментальных доказательств существования этого пласта психики. Рассказываем вам об одном недавнем исследовании, авторы которого, профессор психологии Дэвид Оукли и профессор нейропсихологии Питер Халлиган, провели ряд экспериментов с использованием фМРТ и пришли к выводу, что сознание не просто не контролирует эмоции, чувства и мысли, оно, наоборот, идет на поводу у них и постфактум создает для этих чувств и мыслей объяснения, создавая таким образом нашу персональную историю. Это проливает новый свет на то, как могут взаимодействовать между собой сознательное и бессознательное.

Часто мы полагаем, что наше поведение, убеждения или мнение о чем либо, – все это результат обстоятельного размышления. Нам кажется, что внутри нашей головы заседает некий «исполнительный комитет», который думает, строит планы, приходит к заключениям и спускает нам готовые решения, которые мы претворяем в жизнь. Эта модель исполнительного контроля «сверху вниз» десятилетиями превалировала в умах и устраивала не только обывателей, но и ученых.

Сегодня большинство экспертов рассматривают человеческое сознание как комбинацию двух различных феноменов. Первый — это личное сознание, которое мы переживаем от одного момента к другому и которое является источником знания о том, кто мы есть в реальном мире и где находимся. Оно помогает в распознавании явлений объективной реальности и позволяет видеть возможности и угрозы. А второй — это содержание сознания: наши мысли, чувства, впечатления, намерения и воспоминания.

В статье «Погоня за радугой: бессознательная природа бытия», опубликованной в ноябре 2017 года во Frontiers of Psychology, приводится «революционное» утверждение о том, что на самом деле наши мысли и чувства не есть результат работы привычной логики, а являют собой производное быстрых бессознательных процессов, и что «сознание» не подразумевает исполнительной, причинной или контролирующей связи с любым из привычных нам психологических процессов, обычно приписываемых ему. Исследователи отмечают, что опыт сознания — это пассивное сопровождение бессознательных процессов «внутреннего вещания» и создание личного повествования.

Проще говоря, мы не сознательно выбираем наши мысли или чувства — мы всего лишь осознаем их и встраиваем в собственную историю.

Психоаналитики, опираясь на свой клинический опыт, говорят об этом уже целый век, но использование магнитно-резонансной томографии мозга во время сессий гипноза позволило привести еще несколько аргументов в пользу главенства бессознательных механизмов нашего мозга в формировании личности человека.

Исследование организовали Дэвид Оукли, почетный профессор психологии университетского колледжа в Лондоне, и Питер Халлиган, профессор нейропсихологии из Университета Кардиффа в Уэльсе. Они использовали метод гипнотического воздействия, который применялся для лечения нейропсихологических и нейропсихиатрических расстройств, и параллельно вели регистрацию активности мозга испытуемых, чтобы проследить наличие сигналов между мозгом и телом.

В результате экспериментов удалось выявить закономерность, показывающую, что в чрезвычайно суггестивных (внушаемых) состояниях люди могут менять свои убеждения, настроение и восприятие. К примеру, участники исследования поднимали руку, даже когда мозг не получал сознательный сигнал об этом, и это выглядело как непреднамеренное действие, а исследователям удавалось внушить испытуемым, что инопланетяне заставляли их делать это.

«В одном эксперименте исследователи записывали мозговую активность участников в трех ситуациях: когда они поднимали руку преднамеренно, когда она была поднята рычагом, и когда она двигалась в ответ на гипнотическое внушение о том, что его поднимает рычаг. Одни и те же области мозга были активны во время непроизвольного и предполагаемого «чуждого» движения, тогда как активность мозга для преднамеренного действия была иной. Таким образом, гипнотическое внушение можно рассматривать как средство передачи идеи или убеждения, которое, когда оно принято, способно изменять восприятие или поведение человека».

The Conversation

Ученые пришли к выводу, что наш мозг в меньшей степени создан для генерации выводов и заключений, а в большей — для распознавания того, что мы чувствуем. Авторы статьи отмечают, что «содержание сознания» не полностью происходит из «опыта сознания», а берет начало в «неосознаваемой деятельности мозга».

Хорошо объясняет данное утверждение метафора радуги:

«Индивидуальное сознание подобно радуге, которая сопутствует физическим процессам в атмосфере, но не оказывает на них никакого влияния».

Английский биолог и популяризатор науки Томас Генри Хаксли (Гексли) сравнивал сознательную часть психики с чем-то вроде парового гудка на поезде, сопровождающего работу двигателя, но не обладающего внутренним влиянием или контролем над ним (Хаксли, 1874).

Таким образом, личная осознанность реальна, она присутствует одновременно с неосознаваемыми процессами жизнедеятельности нашего мозга (или психической сферы), но не является причинной и не оказывает никакого влияния на наши психологические процессы.

Авторы пишут, что бессознательная деятельность генерирует практически все содержание нашего сознания посредством такого механизма, как «непрерывное самореферентное личное повествование ⓘСамореференция (самоотносимость) — явление, которое возникает в системах высказываний в тех случаях, когда некое понятие ссылается само на себя.». За кулисами сознательной деятельности наши мысли, чувства и эмоции относительно того или иного опыта взаимодействуют достаточно быстро и весьма эффективно, экономя наш сознательный ресурс, что необходимо для нашего выживания.

Чем же собственно является непрерывное «самореферентное индивидуальное повествование»? По мнению авторов — это сумма накопленного опыта и тех впечатлений, которые он когда-то вызвал.

Этот «банк данных» не статичен, он постоянно обновляется по мере воздействия на нас нового жизненного опыта. Это скорее процесс, у него текучий и изменчивый характер, поэтому лучше называть это повествованием или нарративом. Благодаря этому процессу мы можем общаться с другими людьми, понимать их, сближаться и сотрудничать для общего блага.


Читайте также Какова ваша история? Психологическая сила нарратива

В связи с вышенаписанным возникает вопрос: так насколько же мы ответственны за наше поведение, а в какой степени оно находится вне контроля нашего сознания?

Учитывая, что большая часть мыслей и чувств не подлежит нашему контролю, можем ли мы быть полностью ответственны за выбор, который делаем, за свое мнение, убеждения или поведение? И если мы не в полной мере за это отвечаем, то кто разделит с нами эту ответственность?

В своем интервью TheConversation исследователи говорят, что считают «свободу воли и личную ответственность идеями, инсталлированными в нас общественным устройством».

Эти идеи лишь выражают общепринятое мнение о том, как все устроено, но могут способствовать ошибочному пониманию того, как и почему мы себя ведем тем или иным образом и по какому пути развивается наше общество.

C другой стороны, такая инсталляция идеи о свободной воле помогает нам говорить о себе как о личности, передавать наш нарратив Другому, обогащать опыт и формировать более тесные связи, способствуя общественной кооперации и эволюции.


Подборка по теме
— Проблема сознания в психологии и философии: кто управляет нашими
— Как возникают эмоции, о существовании которых мы не подозреваем?
— Проблема свободы воли: философия против нейронауки

По материалам: The Conversation, Big Think
Обложка: Hypnos / British museum / Wikimedia Commons

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Сознательное бессознательное: о личности и массе

Зрители проходят в небольшой зал, где вокруг подвешенного микрофона в несколько рядов плотно друг к другу стоят стулья. Рассаживаются вместе с актерами. У каждого зрителя в руках бумажка с репликой, которую в определенный момент надо произнести. Актеры от лица своих героев рассказывают истории первой любви. Иногда они обращаются к соседям — так если бы они были старыми знакомыми. Одна актриса прямо передо мной запечатлела долгий поцелуй на губах девушки, пришедшей на спектакль.

Когда микрофон загорается, любой желающий может рассказать о своей первой лав стори. Сначала зрители испытывают смущение, молчат, затем атмосфера теплеет, становится более интимной. Первые любови вспыхивают вместе с микрофоном, незнакомцы делятся подзабытыми воспоминаниями с незнакомцами. Встает немолодой человек и, улыбаясь, рассказывает о том, как он в пригородной электричке встретил женщину. Лет 30 назад они были влюбленными, увиделись в поезде, сели рядом, начали вспоминать, а остальные пассажиры слушали их трогательный разговор.

Сцена из спектакля «Совместные переживания»

© meyerhold.ru

Все происходящее напоминает сеанс групповой психотерапии — таков спектакль «Совместные переживания», поставленный в Центре Мейерхольда. Выходя из зала с бумажкой-репликой «ну, это любовь» я думал, что постановка, несмотря на свою незатейливость, задевает важный нерв современности. Она растворяет человека в группе людей, соединяя его сознательное с коллективным бессознательным. При этом зритель не чувствует себя зрителем, но становится участником спектакля-сеанса, он не смотрит, а действует.

Через некоторое время в том же ЦИМе я посмотрел нашумевшую в свое время постановку «Конармия» Максима Диденко. Самое сильное впечатление — работа актеров уже ставшего легендарным курса Дмитрия Брусникина. Они выступают даже не ансамблем, а биомассой, коллективным телом, которое поет, играет на музыкальных инструментах, танцует, извивается, обнажается. Актеры буквально перетекают друг в друга, да, периодически кто-то выходит на авансцену с сольным номером и печально поет, например, о том, что «на Волыни нет больше шмелей», но отдельный голос быстро тонет в молодом многоголосье.

Примерно с такими же впечатлениями я вышел после просмотра контемпорари-данс постановки «Все пути ведут на север» («Балет Москва»). На сцене работают семь мужчин-актеров — их индивидуальности размыты, есть только согласное гуденье насекомых в виртуозной пластической форме. Если один отбивается от стаи и выходит на авансцену, то ненадолго, остальные поджидают беглеца, пульсация сцепленных рук и ног продолжается — лавина тел движется на север.

Сцена из спектакля «Совместные переживания»

© meyerhold.ru

Эти три спектакля — абсолютно разные по форме, содержанию и степени художественности — объединяет одно: триумф коллективного, общего, полифонического. Голос (тело) актера не уникален — постулируется универсальность шума, нойза, массы, бессознательного.

Современный мир требует от человека осознанного индивидуализма. Твой голос, твое решение, твой выбор, твоя недвижимость, твой личный помощник et cetera. Человеку предлагают купить сотни удовольствий — предполагается, что он сидит в уютных апартаментах, независимый и уверенный, окруженный возможностями, технологиями и рекламой. Смотрит на результаты своих действий (в социальной, профессиональной или политической сфере), но на деле наблюдает за собой в отражении себя.

Индивидуальное переживание — абстрактно, коллективное — действенно.

Индивидуальное сознание обладает независимостью и ежедневно теряет ее. Ибо независимость предполагает наличие удовольствий и возможностей их приобрести, что ставит человека в подчиненное положение от этих самых удовольствий и своего социального статуса. Ничего не купишь, если не обладаешь стабильной работой, высокой зарплатой. За индивидуальную независимость приходиться платить высокую цену — временем, свободой, подлинностью.

Переживание себя как индивидуальности — осознанная необходимость, но также и травма, ибо пространство личного замкнуто пределами личности, позитивные и негативные переживания смешиваются, образуя взрывоопасный микс. Истинным и жизнетворческим индивидуальное переживание будет тогда, когда человек захочет с ним расстаться.

Индивидуальное переживание — абстрактно, коллективное — действенно. Современному человеку важно соединить абстракцию с действием, быть индивидуумом и массой, проявиться на фотопленке жизни не только зрителем, но и актором, перформером. Наблюдать и действовать.

Если бы зрители во время спектакля «Совместные переживания» просто смотрели на сцену, где бы актеры рассказывали о первой любви, они бы находились на дистанции по отношению к ним и самим себе. Вовлеченность в общее — вот что заставило их раскрепоститься, потерять свою независимость и обрести нечто большее — свободу.

Сцена из спектакля «Совместные переживания»

© meyerhold.ru

Актеры-брусникинцы и танцоры «Балета Москва» раскрыли себя через других участников действия. Думаю, что мы все порой должны становиться актерами, танцорами, биомассой, непосредственными участниками спектакля-действия.

Коллективные практики могут быть какими угодно — демонстрации, техно-рейвы, хэппенинги, обсуждения, любые массовые ивенты, врывающиеся в общественное, а значит и политическое поле. Английский арт-критик и писатель Джон Берджер в «Блокноте Бенто» пишет, что протест важен не своими последствиями, а непосредственным переживанием человека того, в чем он участвует. Иными словами, главным являются не требования протестующих, а ощущение себя частью живого, неравнодушного организма. Не независимое наблюдение за толпой, а свободное действие внутри нее.

Почему так популярны массовые рейвы? Вроде бы ничего такого не происходит, играет диджей, никакого особенного шоу, не за чем наблюдать, однако масса людей танцует, пульсирует, движется. Они переживают совместную конвульсию, коллективную практику саунда и пластики, здесь и сейчас царит деятельное и бессознательное. Конечно, от рейв-опенэйра до политического поля далековато, но ведь неслучайно, что самый раскованный город в мире Берлин — столица техно.

Сознательное бессознательное (личность, растворенная в массе) — это, с одной стороны, расковывание себя, а с другой — оборона от современного контролирующего и властного левиафана. Он может принимать разные обличия: капитал, полицейское государство, реклама, корпорация, медиа. Индивидуум может только наблюдать за тем, как левиафан подчиняет его себе (он способен критиковать, но это пассивная позиция), масса же действует здесь и сейчас, она противостоит власти тем, что показывает, демонстрирует саму себя, движется так, как ей хочется в данную минуту. Помню, как-то в одном из берлинских клозетов (а все они похожи на арт-инсталляции) я увидел постер к музыкальному концерту. На нем были изображены танцующие веселые люди под дулами полицейских автоматов. Лучшей метафоры придумать сложно, ибо левиафана пугает любое неконтролируемое им коллективное движение.

Личность — это независимость. Коллектив личностей — это свобода.

http://style.rbc.ru/view/theater/58c25e2a9a794728a09bcbd5

Я сам обманываться рад!

Для практиков рекламы очевидно, что в центре любой рекламной кампании, любого рекламного обращения, должен находиться потенциальный потребитель предлагаемого товара или услуги. Эффективность рекламного сообщения в первую очередь зависит от четкой проработки портрета потребителя: определение его психологических и социальных установок и стереотипов, понимание его стиля жизни. Для того, чтобы предугадать мотивацию человека и соответствующим образом повлиять на нее, необходимо выявить те структурные элементы психики, которые могут быть управляемы, а, следовательно, и изменяемы в зависимости от задач маркетолога.

Выявление таких элементов или «точек воздействия» — главная задача психологии рекламы, которая, в большинстве случаев, основывается в своих разработках на теории личности различных психологических школ.

Сейчас чрезвычайно возрос интерес к теории аналитической психологии Карла Густава Юнга, которая позволяет cформировать в психике потребителя целостный бренд-имидж товаров и услуг. В рамках данной статьи будут кратко рассмотрены основные положения теории личности аналитической психологии К. Г. Юнга (структура личности, сознательное и личностное бессознательное, коллективное бессознательное, сновидения) применительно к практике рекламы.

Структура личности

Карл Густав Юнг предлагает представить психику человека в виде земного шара, выделяя при этом три слоя. На поверхности этого шара, подобно земной коре, располагается сознание человека. Под структурой сознания находится гораздо более обширный пласт забытых или подавленных личных воспоминаний, чувств, поведенческих моделей, который Юнг назвал личным бессознательным. Под ним заключено ядро психики — коллективное бессознательное, заполненное древними образами и поведенческими реакциями, которые многократно повторялись в истории человечества.

Структура личности, Карл Густав Юнг

Согласно представлениям Юнга, человеческая психика носит целостный характер и представляет собой единство взаимодополняющих и постоянно взаимодействующих друг с другом сознательных и бессознательных процессов.

Практика рекламы

Соглашаясь с таким взглядом на структуру личности человека, маркетолог может с легкостью отвергать все обвинения, направленные в адрес рекламы в том, что она пытается в обход рациональной аргументации воздействовать на психику человека, используя лишь иррациональные аргументы, обращаясь к «низменным» мотивам поведения человека.

Также следует, что в реальности существуют различные уровни психологической структуры человека, каждый из которых имеет свои законы восприятия (в данном случае — восприятие рекламного сообщения), и взаимодействует с остальными.

При создании эффективного рекламного сообщения необходимо воздействовать как на сознательные, так и на бессознательные структуры психики потребителя, поскольку «сознательное» поведение человека очень часто обусловлено глубинными психологическими процессами и является лишь отражением бессознательного.

Смотрите также Воздействие на сознание потребителя

Сознание и личное бессознательное

Сознание для сторонников аналитической психологии — это всего лишь одна из структур человеческой психики, которая включает в себя только то, что осознается человеком в каждый конкретный момент времени. Как замечает Юнг, «сознание способно нести весьма малое информационное содержание одновременно». Где же тогда находятся все впечатления человека, накопленные им в течение жизни? Для Юнга ответ на этот вопрос ясен — в личном бессознательном человеческой психики. Личное бессознательное содержит персональные переживания человека, принадлежащие непосредственно самому индивиду, который может сделать их сознательными, то есть интегрировать в свое сознание. Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когда-то осознавались, но теперь подавлены и забыты; также в него входят и те чувственные впечатления, которым недостает эмоциональной яркости для того, чтобы быть отмеченными в сознании. Воспоминания и впечатления, хранящиеся в личном бессознательном, могут иметь как отрицательный, так и положительный эмоциональный заряд, что, как будет показано ниже, принципиально важно для практики рекламы.

Юнг предлагает пример, иллюстрирующий связь сознательного и бессознательного аспектов мышления: «Приведем знакомый каждому случай, когда мы теряем мысль, забываем, что хотели сказать, хотя секунду назад слово “вертелось” на языке. Когда идея выскальзывает из нашего сознания, она, однако, не перестает существовать. Идея не исчезла, она стала подсознательной. Наше подсознание бывает занято множеством временно угасших образов, впечатлений, мыслей, которые продолжают влиять на наше сознательное мышление».

Развивая идею забывания (вытеснения), Юнг делит его на два вида: произвольное и непроизвольное.

Непроизвольное забывание — психологический процесс, при котором отдельные осознанные идеи теряют свою энергию в результате переключения внимания, а мы сами как бы «оставляем в тени» своего сознания те вещи, о которых ранее думали. Забытые идеи пребывают под порогом сознания, как раз ниже порога памяти, — откуда могут всплыть в любой момент, иногда даже после многих лет, казалось бы, полного забвения.

Произвольное забывание — другой процесс, благодаря которому пополняется личное бессознательное человека. Такое забывание служит механизмом защиты и относится к неприятным и нежелательным воспоминаниям, с которыми память стремиться расстаться.

Кроме того, личное бессознательное включает в себя все впечатления нашей жизни независимо от того, попали ли эти впечатления в область нашего сознания. Человек обычно не испытывает большую часть тех ощущений, которые постоянно на него воздействуют, пока они не превышают некоего порогового значения. Между тем все ощущения — звуки, запахи, визуальные образы, изменения температуры — отмечаются нашими рецепторными системами и переносятся в область нашего личного бессознательного, минуя сознание.

Практика рекламы

Во-первых, процесс вытеснения, то есть постоянного обмена информацией, эмоциональными впечатлениями между сознанием и личным бессознательным человека, позволяет на практике конкурировать товарам или услугам одной группы, появившимся на рынке в разное время, на основе мероприятий брендинга. В противном случае, на каждом товарном рынке мы имели бы одну марку-монополиста, которая с самого начала была бы прочно закреплена в сознании потребителя, в то время как все другие марки, пришедшие на данный рынок позже, не имели бы никакой реальной возможности конкурировать с лидером. В реальности, благодаря процессам произвольного и непроизвольного забывания (вытеснения), в сознании потребителя формируются целые пирамиды брендов, конкурирующих на каждом из рынков. В самом общем виде такая пирамида состоит из одной марки-лидера, двух ближайших конкурентов и четырех конкурентов второго уровня.

Вывод о том, что в личном бессознательном хранятся остатки эмоциональных впечатлений о всех конкурирующих марках, когда-либо привлекших внимание потребителя, дает возможность более слабым маркам временно вытеснить из сознания потребителя образ марки-лидера. Задача маркетолога — «поднять» из личного бессознательного эмоциональные впечатления, касающиеся продвигаемой марки, в сознание. Свойство сознания, позволяющее ему удерживать в каждый данный момент времени только незначительное количество информации, дает возможность рекламируемой марке на время завладеть вниманием потребителя. Однако, подобные маркетинговые мероприятия должны быть очень четко «выстроены» с точки зрения своей эмоциональной аргументации, формируя в сознании потребителя прочные ассоциативные связи. В противном случае, личное бессознательное человека просто не сможет правильно идентифицировать новое рекламное сообщение с измененной эмоциональной аргументацией и сопоставить его с уже имеющимися в подсознании эмоциональными впечатлениями от предыдущих сообщений того же рекламодателя.

Во-вторых, конкуренция между фирмами в рамках предложенной рыночной пирамиды — это своего рода игра «в царя рыночной горы». Конкуренция между марками различных товаров и услуг в пределах одного рынка не в последнюю очередь формирует и структуру конкурентных рынков. Грамотно разработанная рекламная программа способна завоевать определенную нишу в сознании потребителя, а значит, и определенную рыночную нишу для компании-рекламодателя, даже если она и не занимает лидирующее положение на данном рынке и не располагает крупными рекламными ассигнованиями.

В-третьих, теория личного бессознательного предлагает возможность воздействия на рецепторные системы человека (слух и обоняние) на подпороговом уровне.

Известен психологический эксперимент, проведенный еще в начале нашего столетия и ставивший перед собой цель выяснить степень воздействия на поведение покупателей так называемого «неосознанного» или «подпорогового» запаха. Во время эксперимента (в нем участвовало 250 человек) показывали четыре пары дамских чулок одинакового качества в одинаковой упаковке. Первая пара сохраняла натуральный запах шелка, упаковка второй пары была пропитана запахом нарцисса, третья пара несла запах фруктов, четвертая — популярных в то время духов. Запахи были почти неуловимы: из 250 испытуемых только шесть человек заметили запахи. Тем не менее, 50% испытуемых выбрали чулки с запахом нарцисса («потому что они хорошего качества»), 24% — с запахом фруктов и 18% — с запахом духов. Чулкам с натуральным запахом отдали предпочтение только 8% участников эксперимента. Таким образом, чулки с запахом нарцисса выбрали вдвое больше человек, чем это следовало бы из простой вероятностной модели. При этом испытуемые приписывали изделиям дополнительное вымышленное качество.

Естественно, что на практике подобная закономерность помогает продвигать на рынок прежде всего те товары, главным потребительским качеством которых является запах или звук. Так, производители парфюмерии могут воздействовать на покупателей, окружая посетителей магазина запахом какой-либо определенной марки, с целью стимулирования ее сбыта.

Другим психологическим приемом рекламного воздействия может быть усиление подсознательного впечатления с целью перевода его в осознанное. Говоря словами Юнга, — «всколыхнуть “забытые” воспоминания».

В одной из книг Юнга приведена рекламная фотография, на которой изображена выложенная из детских игрушечных моделей автомобилей торговая марка концерна “Volkswagen”. Эта реклама призвана «зацепить» сознание зрителя, вызывая прилив детских бессознательных воспоминаний. Аналогичным приемом воспользовался производитель мороженого, продвигая его под маркой «48 копеек», также апеллируя к детским воспоминаниям наших соотечественников. Если эти воспоминания приятны, то удовольствие, вызванное ими, может переноситься на товар и на его товарную марку.

Положение о том, что личное бессознательное включает в себя все впечатления нашей жизни, объясняет огромную роль наружной рекламы, особенно в условиях крупного города. Наружная реклама (рекламные щиты, растяжки, световая реклама и др.), помимо информативной нагрузки выполняет и другую функцию. Эти рекламные носители обеспечивают «фоновый эффект», который помогает проникновению торговой марки производителя в область личного бессознательного. Затем эти воспоминания «поднимаются» в область сознания при совершении покупки, зачастую предопределяя выбор покупателя.

Мерцающее сердце Нью-Йорка, площадь Таймс Сквер

Действенность подобного «фонового эффекта» особенно ярко проявляется в реализации мероприятий спортивного маркетинга. Носителями рекламной информации крупнейших мировых производителей являются рекламные щиты, расположенные вдоль гоночных трасс и по периметру футбольных полей, информация на бортах хоккейных площадок. Логотипы компаний располагаются на нагрудных номерах лыжников и легкоатлетов, на машинах и шлемах гонщиков серии «Формула-1», на майках футболистов и ракетках теннисистов.

Какие же преимущества получает рекламодатель, тратя на такое размещение рекламы миллионы долларов?

Такая реклама как бы встроена в сам ход спортивного состязания, в саму телевизионную трансляцию. От этой информации невозможно «убежать», переключая каналы телевидения, как только начинается рекламный блок.

Время контакта такой рекламы со зрительской аудиторией несравнимо по продолжительности с аналогичным временем сообщения в обычном рекламном блоке. Мы можем видеть логотип фирмы-спонсора на борту машины «Формула-1» в течение всей более чем двухчасовой гонки.

В то время как сознание потребителя в ходе трансляции всецело занято ходом самого соревнования, рекламная информация, минуя сознание, непрерывно записывается на уровне личного бессознательного. Внимание телезрителя в ходе трансляции чрезвычайно сконцентрировано, находясь при этом в послепроизвольной фазе, которая наиболее продуктивна для запоминания любой информации, в том числе и рекламной.

Рекламные баннеры на гоночной трассе «Формула-1»

Восприятие рекламной информации во время телерепортажа идет на положительном эмоциональном фоне, ведь именно для получения такого рода эмоций мы и садимся к телевизору. В идеальном случае происходит перенос положительных эмоций, полученных при просмотре спортивной программе, на рекламируемую марку, а, следовательно, и на сам товар.

Коллективное бессознательное

Понятия коллективного бессознательного и архетипа (как структурного элемента коллективного бессознательного) являются центральными в теории аналитической психологии К. Г. Юнга, которую нередко называют также «архетипической психологией». В то же время эти два понятия являются основными для теории массовых коммуникаций (в том числе и рекламной коммуникации).

«Как сознание может исчезать в подсознании, так и новое содержание, никогда не находившееся в сознании, может появиться в подсознании. Можно почувствовать, что в сознании вот-вот появится нечто — тогда мы говорим: «идея витает в воздухе» или «у меня нехорошее предчувствие». Открытие того, что подсознание — не просто обиталище прошедшего, но и вместилище будущих психологических явлений и идей, находящихся в зачаточном состоянии, привело меня к новому взгляду на психологию… Кроме воспоминаний из далекого прошлого, из подсознания могут появиться совершенно новые мысли и творческие идеи, которые ранее никогда не посещали сознание», — пишет Юнг.

Таким образом, в коллективном бессознательном отражены мысли и чувства, общие для всех людей и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого.

Содержание коллективного бессознательного не принадлежит одной личности, индивиду, а относится ко всему человечеству, этносу, народу, социальной группе. Но, вместе с тем (и это чрезвычайно важно для рекламной коммуникации), коллективное бессознательное включает в себя не только воззрения и установки людей, но и неличностные коллективные чувства и эмоции людей.

По мнению Юнга, мы рождаемся не только с биологической, но и с психологической наследственностью, которая в какой-то степени определяет поведение и опыт.

Фактически, в пределах коллективного бессознательного формируется своего рода «психофонд» человечества или нации, содержащий мифологические образы и легенды, эмоциональные переживания и психологические установки, присущие всему человечеству или отдельному этносу.

Существование коллективного бессознательного подтверждается многочисленными совпадениями деталей различных религиозных учений, аналогиями мифологических сюжетов и легенд народов мира, повторением образов и сюжетов произведений живописи разных эпох и направлений. Подобная схожесть прослеживается и в рекламном творчестве. При анализе и разборе подборок рекламных объявлений начала века, работ современных мастеров рекламы США и Японии, стран Западной Европы и Южной Америки, становится крайне заметным, насколько визуальные образы и эмоциональные аргументы, содержащиеся в них, перекликаются друг с другом даже в мелочах.

Аналитическая психология К. Г. Юнга объясняет подобные совпадения, говоря о существовании всеобщей психологической взаимосвязи между представителями различных этносов и цивилизации разных континентов и эпох.

Подтверждение идеи коллективного бессознательного («всеобщей коллективной души»), Юнг нашел, анализируя тысячи сновидений своих пациентов.

Сновидения

Главный подход к бессознательному, согласно представлениям Юнга, осуществляется через анализ сновидений. Сновидения — главное соединительное звено между сознательными и бессознательными процессами. Юнг пишет: «Сны образуют мост между присущими нам сознательными способами выражения мыслей и более примитивными, но и более яркими и образными, формами самовыражения». Иными словами: сон — язык подсознания.

Юнг выделяет три основных функции сновидений:

Компенсаторная функция играет важную роль в саморегуляции психологических процессов человека. Сновидения обнаруживают те аспекты человека, которые обычно не осознаются, они раскрывают бессознательные мотивации человека в различных жизненных (в том числе и конфликтных) ситуациях. В нашей сознательной жизни мы подвергаемся разного рода негативным влияниям, поэтому «общая функция сновидений заключается в восстановлении нашего душевного равновесия. Нам сниться именно то, что требуется для точной регулировки психологического баланса.

Обучающая (игровая) функция заключается в том, что опыт, получаемый нами в сновидениях, также реален, как и тот, что мы получаем в повседневной жизни. В сновидениях мы испытываем те же самые чувства страха, печали, голода, жажды, что и в реальной жизни, но переживаемых в фантастической обстановке.

Синтезирующая функция. Сновидение, по мнению Юнга, — единственная психологическая функция, которая объединяет, с одной стороны, материал, поступающий в личное бессознательное из сознания, а с другой, материал, поступающий из глубин коллективного бессознательного.

Практика рекламы

«Реклама — это сон наяву» — так утверждают многие ведущие специалисты рекламного дела. Для практиков рекламы чрезвычайно важно, что большинство сновидений, по Юнгу, имеют классическую структуру драмы: экспозиция, развитие сюжета, кульминация и развязка. Поэтому именно такая структура развития рекламного сюжета выглядит оптимальной. Более того, многие из типичных сюжетов сновидений, которые были проанализированы Юнгом, могут быть использованы в качестве очень любопытных сценариев рекламных видеороликов.

«Сон», Сальвадор Дали, 1937 год

Следует отметить и то, что абсолютное большинство эффективных рекламных сообщений выполняют либо компенсаторную, либо обучающую функцию. Основываясь на часто бессознательной мотивации покупателя, реклама помогает разрешить психологический диссонанс, возникающий при наличии какой-либо неудовлетворенной потребности. С другой стороны реклама может исполнять роль «тренера», проигрывая на экране или на страницах газет и журналов все этапы процесса подготовки и совершения покупки, которые затем происходят в ходе ее реального совершения.

Как уже говорилось выше, при создании рекламного сообщения необходимо апеллировать как к личному, так и к коллективному бессознательному человека. Поэтому, как и сновидению, рекламному сообщению необходимо обладать синтезирующей функцией, то есть, с одной стороны, учитывать индивидуальные особенности потребителя или потребительской группы, а с другой — использовать эмоциональные аргументы, обращенные к образам (символам) коллективного бессознательного данной страны или региона.

Знаки и символы управляют миром, а не слово и закон.

Конфуций, древний мыслитель и философ Китая

Конечно, можно спорить о том, что конкретно имел в виду Конфуций в те далекие времена. Однако на нынешнем этапе конкуренция между товарами и услугами перешла из области товарной, или ценовой, в область конкуренции между образами (имиджами) торговых марок этих товаров и услуг. Реклама, нацеленная на формирование образа марки, снабжает товары и услуги дополнительными символическими ценностями, которые не имеют прямого отношения к ценностям функциональным. Побеждает тот товар (та марка), чей образ (имидж) оказался более привлекательным для массового покупателя.

Таким образом, основной задачей в повышении ценности торговой марки и формировании ее благоприятного образа является установление прочных «эмоциональных связей» между товаром, его торговой маркой и символической ценностью этого товара с точки зрения потребителя.

С позиции К. Г. Юнга, образ торговой марки — это целостный комплекс архетипических символов, психологических программ, эмоционально закрепленных ассоциаций, прочно связанных друг с другом и активно управляющих выгодным для рекламодателя поведением покупателя.

Что такое архетип?

К. Г. Юнг высказал гипотезу о том, что коллективное бессознательное, представляющее собой отражение опыта предыдущих поколений, состоит из мощных первичных образов, так называемых «архетипов». По мнению Юнга, архетипы являются структурными единицами, своего рода строительными блоками коллективного бессознательного.

Архетипы — врожденные идеи или воспоминания, которые располагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом.

Архетипы проявляются, наполняясь конкретным содержанием посредством архетипических образов (символов), которые продуцирует тот или иной архетип. Юнг пишет: «Как растение порождает цветок, душа (архетип) создает свои символы».

Архетипы как таковые недоступны непосредственному наблюдателю и раскрываются лишь через их проекцию на внешние объекты, что проявляется в виде архетипических образов, которые, в свою очередь, являются основой мифов, верований, сновидений, произведений искусства и рекламы. Архетипы, неся в себе эмоциональную энергию, чрезвычайно сильно влияют на человека, захватывая и удерживая его внимание.

Знак и символ

По мнению Юнга, знак, всегда замещает что-то другое. Он заключает в себе определенный известный смысл, который можно выразить другим образом. Основной признак знака — способность реализовывать функцию замещения. Слово замещает вещь, предмет, понятие; деньги замещают стоимость, общественно необходимый труд; карта замещает местность; продолжая мысль — логотип замещает образ фирмы, марка товара замещает образ этого товара. «Знак всегда меньше, чем представляемое им понятие, тогда как символ всегда заключает в себе больше, чем его очевидное и сразу приходящее на ум значение». Символ — это естественный и спонтанно возникающий продукт, в отличие от знака, символ есть что-то «само в себе — динамическое и живое».

Следует отметить, что простые идеи, выраженные символом, несут эмоциональную окраску, приобретают новую силу, расширяют свой смысл от частного случая к обобщению. Так, стилизованное изображение сердца на логотипе центра переливания крови будет являться лишь знаком, но сердце, вырезанное на дереве или выложенное из маргарина в рекламном объявлении соответствующего продукта, есть уже символ, а не знак.

Другое очень важное различие между символом и знаком состоит в том, что знак имеет по своей природе практическое, недвусмысленное значение: «не курить», «опасность», «выход», «вход», «проезд закрыт». Символ же имеет гораздо больше значений, иногда противоречащих друг другу. Поэтому, если для символа многозначность является положительным качеством, — чем более многозначен символ, тем он содержательнее, то для знака многозначность явление негативное, — чем однозначнее понимается знак, тем конструктивнее его можно использовать.

Система «архетип — архетипический образ (символ) — знак» действует как основа архетипического моделирования образа марки. Этот метод основан на понимании человеческой психики как элемента коллективного бессознательного. Коллективное бессознательное и его структурные элементы — архетипы — проявляются в сознании человека в сновидениях, мифах и легендах через архетипические образы (символы), которые служат центральными элементами в формировании образа торговой марки.

Таким образом, рекламные образы марок являются в данной методике отражением архетипов коллективного бессознательного человека, которые представлены в рекламном творчестве с помощью архетипических символов и их функциональных заменителей — знаков.

Основные принципы архетипического моделирования образа марки

Использование существующей системы ценностей потребителя и обращение к бессознательному человека.

Кажется невозможным или, по крайней мере, чрезвычайно дорогостоящим пытаться изменить систему ценностей и мотивации потребителя, его установок с помощью рекламных сообщений. Задача маркетолога при моделировании образа марки — «встроить» продвигаемый образ товара в уже существующую систему ценностей, чтобы именно эта марка актуализировала ту или иную потребность и выглядела в глазах потребителя как решение «товарной проблемы», как удовлетворение этой потребности. Очевидно, что любая реклама должна помочь сделать торговую марку такой, какой ее себе представляет покупатель.

Использование архетипического символа как образа марки включает суггестивный эффект (эффект внушения), что снижает уровень критичности при восприятии рекламной информации (потребитель не задействует механизмы анализа и оценки).

Архетипическое моделирование использует энергетику архетипических символов. Адресуя потребителю рекламное сообщение, создатель рекламы фактически использует архетипические образы (символы) в качестве ключа к подсознанию потребителя. Проникая в глубинные слои психики, автор рекламного сообщения высвобождает энергетический потенциал того или иного архетипа, который действует самостоятельно, склоняя потребителя к тому или иному товарному предпочтению.

Архетипическое моделирование образа марки позволяет достичь эмоциональной связи между маркой и архетипическим символом. Оно направлено на формирование ассоциативных связей между продвигаемым товаром и его торговой маркой. Задача маркетолога — сформировать «эмоциональную связку» между товаром и архетипическим символом, вокруг которого строится образ продвигаемой марки.

Благодаря энергетике архетипического образа, такая «эмоциональная связка» позволяет товару приобрести символическую ценность в глазах потребителя. Так, пленка “KODAK” сейчас воспринимается на западе не столько как часть американского образа жизни, часть семейных отношений.

Таким образом, архетипическое моделирование позволяет переносить символическое значение архетипического образа на торговую марку товара, а затем и на сам товар. Примером этого может служить реклама сигарет “Marlboro”, благодаря которой человек, курящий сигареты “Marlboro”, испытывает чувства независимости, мужественности, силы. Их же предположительно испытывает архетипический символ марки — ковбой “Marlboro”.

Однако наиболее сложным для маркетолога является формирование не просто заданных ассоциаций между товаром, торговой маркой этого товара и архетипическим образом, а достижение чувства эмпатии (сопереживания, доверия, уверенности в объекте) между товаром и его маркой с одной стороны, и потребителем — с другой.

Использование «драматической рекламы» для формирования образа марки

Коллективное бессознательное является основой для формирования архетипических образов, которые проявляются в сновидениях и мифах. Как было сказано выше, сновидения и мифы чаще всего имеют классическую структуру драмы: экспозиция (введение), развитие сюжета, кульминация и развязка. Поэтому «драматическая реклама», построенная с учетом законов драматургии может быть наиболее эффективной.

Такая реклама «драматизирует» ситуацию, вовлекая марку и наблюдателя в действие персонажей рекламного сообщения. Например, реклама “Mc Donald’s” показывает отца, который взял в ресторан сына. У мальчика недавно появился брат, и он чувствует себя заброшенным. В ресторане отец говорит сыну, что тот стал старшим братом, на чью помощь он рассчитывает. Зритель испытывает теплые чувства без какого-либо назойливого призыва.

Кроме того, «драматическая реклама» позволяет в большей мере, чем любой другой вид рекламы, формировать чувство эмпатии потребителя к товару и его торговой марке. Зрители полностью окунаются в ее драматический сюжет и испытывают чувства персонажей.

Архетипическое моделирование образа марки требует от рекламодателя выделения значительного рекламного бюджета и последовательного его освоения.

Рекламодателю, желающему видеть свою торговую марку на вершине «рыночной пирамиды», необходимо следить за тем, чтобы ассоциативные связи между архетипическим символом и маркой были постоянно активизированы, находились на границе сознания и личного бессознательного потребителя, а не опускались в глубины его подсознания.

Проще говоря, для формирования устойчивой связи между рекламодателем (его торговой маркой) и потребителем необходимо постоянное подкрепление установленных ассоциативных связей, а, следовательно, необходим значительный бюджет на рекламную кампанию и четкий план ее проведения. Если “Marlboro” прекратит свою рекламную деятельность, то «Страну “Marlboro”» займет кто-нибудь другой.

С другой стороны, для установления прочных ассоциативных связей в сознании потребителя мероприятия по формированию образа марки должны носить последовательный и стабильный характер. Нельзя часто менять основные положения рекламной кампании, менять архетипические символы, вокруг которых эта кампания строится. Однако это совсем не означает, что рекламные сообщения должны выходить в неизменном виде на протяжении многих лет. Со временем может изменяться не только товар или услуга, их конкурентное положение на рынке, но и само значение архетипического символа. Поэтому рекламодателю необходимо корректировать ассоциативные связи, возникающие между потребителем и маркой. Однако главное требование будет неизменным: эффективная реклама должна оставаться последовательной, должна вызывать близкие ассоциации.

Архетипическое моделирование позволяет достичь целостности образа марки. Образ торговой марки эффективен лишь тогда, когда он воспринимается потребителем как единое целое, отдельные части которого гармонично увязаны друг с другом, действуя в одном направлении и формируя благоприятное отношение к товару или услуге.

Иными словами, целостный образ марки должен гармонично восприниматься как сознанием, так и бессознательным человека, а все основные структурные элементы образа марки должны быть сбалансированы, задействуя при этом возможно большее число каналов коммуникации.

Среди структурных элементов (формальных приемов), лежащих в основе формирования образа марки, можно выделить как наиболее интересные и важные следующие: миф (легенда) марки и визуальный рекламный образ.

Миф (легенда) торговой марки.

Во-первых, миф, в силу своей архетипичности, — это психологически доступный всем ответ на проблемы общей значимости. Во-вторых, миф представляет собой определенную «грамматику поведения», которая основывается на психологических инстинктах человека, являющимися психологическими программами поведения, запускаемыми архетипами коллективного бессознательного. «Будучи реальным и священным, миф становится типичным, а, следовательно, и повторяющимся, так как является моделью и, до некоторой степени, оправданием всех человеческих поступков».

К. Г. Юнг отмечает вневременной характер мифа, подчеркивая, что мифологические сюжеты позволяют потребителю испытывать «чувство вечного», а также без труда и, что не менее важно, адекватно встраивать предъявленный образ торговой марки или же сам товар в сюжетную линию рекламного сообщения.

Говоря о мифотворчестве при формировании образа марки, хочется еще раз подчеркнуть значимость мифологического (драматического) сюжета в рекламе: «Каждый популярный роман (в нашем случае рекламный ролик) должен представлять типичную борьбу Добра и Зла, героя и негодяя (современное воплощение дьявола), и повторять один из универсальных мотивов фольклора — преследуемую молодую женщину, спасенную любовь, неизвестного благодетеля и тому подобное». Яркие примеры такого подхода в рекламе — ролики “LEVI’S”, «сказочно-байкерская» реклама “Coca-Cola”.

Архетипическое моделирование при создании мифа (легенды) марки структурно следует «естественным» мифологическим сюжетам коллективного бессознательного человека:

— персонажи мифа (с четко прописанными поведенческими и личностными характеристиками)
— тщательно проработанное пространство действия персонажей
— сюжетная линия действия, (повторяет схему классической драмы)
— «магические помощники», в качестве которых рассматривается торговая марка или чаще сами рекламируемые товары или услуги: как ключевой отличительный признак мифотворчества в рекламе.

Закрепляя желаемые ассоциации через предъявление архетипических символов, данные товары наделяются некими сверхценностями (Успех, Престиж, Молодость, Здоровье, Любовь, Счастье). В этом случае на фоне развертывающегося мифологического сюжета товар или услуга представляется подсознанию потребителя как нечто сверхъестественное, обладающее «чудесными» качествами, которые жизненно необходимы герою (персонажу) рекламного сообщения. При этом потребитель отождествляет себя с этим героем, часто даже не подозревая об этом.

В практике формирования образа марки миф играет столь значительную роль, прежде всего, по двум причинам:

— мифы непроверяемы. Их принципиально нельзя опровергнуть, можно лишь подтвердить новыми примерами. Часто сама реальность на фоне мифа может выглядеть лишь как досадное исключение. Именно в этом заключается одно из главных преимуществ рекламных сообщений, построенных на мифологических сюжетах — это сообщения неопровергаемы, поэтому, для потребителей свойственна низкая критичность при восприятии подобной рекламной информации (психологический механизм защиты от когнитивного диссонанса)

— мифологические сюжеты и их герои легко узнаваемы. Потребителю предъявляется не новая информация, не незнакомый сюжет, в хитросплетениях которого ему еще необходимо разобраться, а как бы реализация уже знакомой архетипической ситуации, стереотипа, для восприятия которого в подсознании человека уже имеются готовые «закодированные» психологические программы адекватного реагирования.

Визуальный рекламный образ — «лицо» марки

В самом общем виде можно говорить о том, что мифотворчество (использование мифологического сюжета) при формировании образа марки позволяет организовать определенную систему координат для облегчения восприятия смысла рекламного сообщения, обозначив его сюжетную линию. Однако, именно введение в процесс формирования образа марки визуального рекламного образа (синонимические понятия — «постоянный рекламный персонаж», «лицо марки», «герой рекламного ролика») позволяет торговой марке приобрести черты индивидуальности, наделить ее особенными «чертами характера», «стилем поведения», формируя у потребителя чувство эмпатии к рекламируемой торговой марке, а, следовательно, и к самому товару. Примеров удачного визуального рекламного образа достаточно и в отечественной, и в зарубежной практике — тетя Ася, ковбой Marlboro, «живые» шоколадки “M&M»s” и т.д.

Образ героя в рекламе производителя замороженных и консервированных овощей

Очень часто формирование визуального образа торговой марки позволяет придать ей некоторые «личностные» черты, которые заставляют потребителя думать о рекламируемой марке как о человеке. Это важно потому, что «сознательно или бессознательно покупатели считают свою собственность частью самих себя. Люди приобретают или усиливают свое чувство самовосприятия через товары, которые они приобретают, и то, что эти товары символизируют, как для них самих, так и для тех, с кем они контактируют».

Важной составляющей этого процесса является удачный выбор двух элементов, составляющих основу визуального ряда любого рекламного сообщения, цель которого — формирование благоприятного образа торговой марки. Это — выбор героя (персонажа) рекламного сообщения и выбор образа-носителя этого сообщения.

Правильный выбор героя (персонажа) рекламного сообщения очень важен, поскольку он позволяет при удачном стечении обстоятельств (достаточное количество повторений и адекватность выбора) перенести личностные качества героя на саму торговую марку, а через нее и на рекламируемый товар. Потребитель привыкает к герою рекламного сообщения больше, чем к абстрактному образу марки. Дело в том, что герой автоматически соотносится с персонажами архетипического мифа и прямо входит в бессознательные структуры психики потребителя.

В качестве героев рекламных сообщений чаще всего используются мифологические архетипические образы Воина, Красавицы, Мудреца, Шута, Царя, Нищего, Простака, Золушки — так или иначе, образ героя рекламы соотноситься с самыми глубокими архетипическими представлениями человека.

Использование образа-носителя

Образ героя рекламного сообщения занимает центральное место в развитии сюжетной линии рекламы. Однако, рекламное произведение нуждается в «поддерживающих элементах», которые образуют «интерьер» для развития основной сюжетной линии, в окружении которого действует герой рекламного сообщения.

В практике архетипического моделирования наиболее часто используются следующей архетипические образы-носители:

— образы детей и животных
— образы домашнего очага и семейных отношений
— образы природных ландшафтов и природных явлений
— образы богатства, престижа, элегантности.

Образ-носитель призван вызвать, с одной стороны, комплекс бессознательных ассоциаций, которые снижают уровень критичности в восприятии продвигаемого товара или услуги, открывают подсознание потребителя рекламному предложению, а с другой, повысить уровень эмпатии к торговой марке товара. Большинство таких образов-носителей представляют собой ничто иное, как архетипические образы коллективного бессознательного определенной группы людей, населяющей то или иное социокультурное пространство.

Структура психики в зеркале психоанализа

Структура психики в зеркале психоанализа

До Фрейда психология в качестве объекта исследования имела, как правило, нормального, физически и психически здорового человека и исследовала феномен сознания. Анализ бессознательного психического ограничивался или областью философских рассуждений о несводимости психики человека только лишь к сознанию, или сферой физиологических исследований о бессознательных двигательных актах индивида.

Неврологические учения второй половины XIX века, сосредоточив внимание на патологических отклонениях от традиционно признанных норм разума, обнажили необходимость исследования внутрипсихических характеристик личности и под углом зрения их болезненных нарушений.

Это предполагало постижение скрытых мотивов поведения человека, а следовательно, и более глубинное изучение структуры личности, поскольку исследователь постоянно сталкивался с такими поведенческими характеристиками, которые не покрывались областью сознательного и рационального в человеке.

И Фрейд как психопатолог, изучая характер и причины возникновения неврозов, оказался перед необходимостью исследования природы психического, в том числе тех структур психики, которые не вписывались в собственно «сознательное » в человеке. Таким образом, сами задачи и объект исследования привели его к допущению таких психических актов, которые наряду с сознательными составляют специфическое содержание психики.

В делении психики на сознательное и бессознательное Фрейд, как уже отмечалось, не был первооткрывателем. Он на это и не претендовал, подчеркивая, что понятие бессознательного содержится в высказываниях поэтов, философов, которые понимали всю важность этого феномена для раскрытия внутренней жизни человека. Однако фрейдовское понимание бессознательного отлично от тех трактовок его, которые имели место в различных философских системах. «Для Фрейда, как отмечает один из исследователей, бессознательное было вопросом факта, «сферой » человеческого духа и неотъемлемой частью человеческой деятельности «. Его в первую очередь интересует конкретное содержание бессознательного. Пытаясь постичь существо протекания бессознательных процессов, он подвергает бессознательное аналитическому расчленению. Фрейд выделяет, вопервых, скрытое, латентное бессознательное: сознательное представление о чемлибо, которое в последующее время может перестать быть таковым, но при определенных условиях способно снова стать сознательным; вовторых, вытесненное бессознательное: представления, которые не могут стать сознательными потому, что им противодействует какаято сила, и устранение этой противодействующей силы возможно лишь на основе специальной психоаналитической процедуры, с помощью которой соответствующие представления доводятся до сознания. Первый вид бессознательного Фрейд называет предсознательным, отличая его от вытесненного бессознательного или собственно бессознательного психического, с которым в основном и имеет дело психоанализ.

Исследуя сферу бессознательного, Фрейд, подобно многим мыслителям прошлого, поднимает вопрос о том, каким образом человек может судить о своих бессознательных представлениях. Если последние не являются предметом сознания, не осознаются человеком, то можно ли вообще говорить о наличии в психике бессознательных представлений?

Полемизируя с философами, которые давали отрицательный ответ на этот вопрос и считали, что следовало бы говорить лишь о слабо осознаваемых, но не бессознательных представлениях, Фрейд решительно кладет в основу своих теоретических постулатов понятие о бессознательной душевной деятельности.

При этом, в отличие от отвлеченных рассуждений мыслителей прошлого, которые также допускали существование бессознательного психического, он опирался на конкретный материал, полученный из клинических наблюдений над людьми, страдающими неврастенией. Фрейд пришел к выводу, что бессознательное является неизбежной фазой психической деятельности каждого индивида: любой психический акт начинается как бессознательный и только в дальнейшем осознается, но может так и остаться бес сознательным, если на пути к сознанию встречает непреодолимую для себя преграду. Фрейд, таким образом, повторим еще раз, не ограничился только констатацией самого факта существования в психике человека бессознательных представлений, но стремился вскрыть механизм перехода психических актов из сферы бессознательного в систему сознания.

Фрейд понимал, что бессознательное человек может распознать только путем перевода его в сознание. Но каким образом это возможно и что значит сделать нечто сознательным? Можно допустить, что внутренние бессознательные акты доходят до поверхности сознания или, наоборот, сознание проникает в сферу бессознательного, где «улавливает » и распознает эти акты. Но такие допущения не дают еще ответа на поставленный вопрос. Как же выйти из тупика? И здесь

Фрейд находит решение, аналогичное тому, о котором в свое время говорил еще Гегель, высказывая остроумную мысль, что ответ на вопросы, которые оставляет без ответа философия, заключается в том, что они должны быть иначе поставлены. Не ссылаясь на Гегеля, Фрейд именно так и поступает. Вопрос: «каким образом чтолибо становится сознательным? » он облекает в форму вопроса: «каким образом чтолибо становится предсознательным? «. Для Фрейда предсознательным, а впоследствии и сознательным может стать только то, что некогда уже было сознательным восприятием, позабытым за давностью времени, но в той или иной степени сохранившим следы воспоминаний.

В ряде случаев Фрейд пренебрегает своим членением бессознательного и вполне намеренно. Выделенные им психические системы собственно бессознательного и предсознательного он объединяет в одну в тех случаях, когда анализирует взаимоотношения бессознательного и сознания в структуре психики личности. В общем плане психика человека представляется Фрейду расщепленной на две противостоящие друг другу сферы сознательного и бессознательного, которые являются существенными характеристиками личности. Но во фрейдовской структуре личности эти сферы представлены не равнозначно: бессознательное он считал центральным компонентом, составляющим суть человеческой психики, а сознательное лишь особой инстанцией, надстраивающейся над бессознательным; своим происхождением сознательное обязано бессознательному и выкристаллизовывается из него в процессе развития психики.

Хотя представления Фрейда о структурных уровнях человеческой психики и менялись на протяжении его теоретической деятельности, принципиальное деление на сферы сознательного и бессознательного в том или ином виде сохранялось во всех созданных им моделях личности.

Созданная здесь Фрейдом модель личности предстает как комбинация трех элементов, находящихся в определенном соподчинении друг с другом: «Оно » (Id) глубинный слой бессознательных влечений, психическая «самость «, основа деятельного индивида, такая психическая инстанция, которая руководствуется своими собственными законами, отличными от законов функционирования остальных составных частей личности; «Я » (Ego) сфера сознательного, посредник между бессознательным, внутренним миром человека и внешней реальностью, в том числе природными и социальными институтами, соизмеряющий деятельность бессознательного с данной реальностью, целесообразностью и внешнеполагаемой необходимостью; «СверхЯ » (SuperEgo) внутриличностная совесть, инстанция, олицетворяющая собой установки общества, своего рода моральная цензура, которая возникает как посредник между бессознательным и сознанием в силу неразрешимости конфликта между ними, неспособности сознания обуздать бессознательные порывы, стремления, желания человека и подчинить их требованиям культурной и социальной реальности.

Пытаясь проникнуть в механизмы работы человеческой психики,

Фрейд исходит из того, что выделенный им глубинный, природный ее слой «Оно » функционирует по произвольно выбранной программе получения наибольшего удовольствия. Но поскольку в удовлетворении своих страстей и вожделений индивид сталкивается с внешней реальностью, которая противостоит «Оно «, в нем выделяется «Я «, стремящееся обуздать бессознательные влечения и направить их в русло социально одобренного поведения. На первый взгляд может даже показаться, что именно «Я «, это сознательное начало, является той движущей силой, которая заставляет «Оно » изменять направление своей деятельности в соответствии с санкциообразующими нормативами социального бытия. Однако во фрейдовской структуре личности дело обстоит иначе: не «Я » управляет «Оно «, а наоборот, «Оно » исподволь, невластно диктует свои условия «Я «. Для образного описания взаимоотношений между «Я » и «Оно » Фрейд прибегает к аналогии сравнительного отношения между всадником и лошадью, подобно тому как в свое время А. Шопенгауэр использовал эту же аналогию для раскрытия отношений между интеллектом и волей. Если воля, по Шопенгауэру, только внешне подчинена интеллекту, как конь узде, а на самом деле, подобно коню, может, закусив удила, обнаруживать свой дикий норов и отдаваться своей первобытной природе, то фрейдовское «Оно » также являет собой лишь видимость подчинения «Я «: как всаднику, не сумевшему обуздать лошадь, остается вести ее туда, куда ей хочется, так и «Я » превращает волю «Оно » в такое действие, которое является будто бы его собственной волей ‘. Как покорный слуга бессознательных влечений, фрейдовское «Я » пытается сохранить свое доброе согласие с «Оно » и внешним миром. Поскольку ему это не всегда удается, в нем самом образуется новая инстанция «Сверх Я » или «ИдеалЯ «, которая царит над «Я » как совесть или бессознательное чувство вины, Во фрейдовской модели личности «СверхЯ » указывается как бы высшим существом, отражающим заповеди, социальные запреты, власть родителей и * авторитетов. Если «Я » это главным образом представитель внешнего мира, то «СверхЯ » выступает по отношению к нему как защитник интересов «Оно «. По своему положению и функциям в психике человека «СверхЯ » призвано осуществлять сублимацию бессознательных влечений, то есть переключение социально неодобренного порыва «Оно » в социально приемлемый импульс «Я «, и в этом смысле как бы солидаризируется с «Я » в обуздании влечений «Оно «. Но по своему содержанию фрейдовское «СверхЯ » оказывается все же близким и родственным по отношению к «Оно «, поскольку является «наследником эдипова комплекса и, следовательно, выражением самых мощных движений

Оно и самых важных libid’ных судеб его » «. «СверхЯ » даже противостоит «Я » как поверенный внутреннего мира «Оно «, что может привести к конфликтной ситуации, чреватой нарушениями в психике человека. Таким образом, фрейдовское «Я » предстает в виде «несчастного сознания «, которое, подобно локатору, вынуждено поворачиваться то в одну, то в другую сторону, чтобы оказаться в дружеском согласии как с «Оно «, так и со «СверхЯ «.

Хотя Фрейд признавал «наследственность » и «природность » бессознательного, субъективно он верил в способность осознания бессознательного, что наиболее рельефно было им выражено в формуле: » «Там, где было «Оно «, должно быть «Я » «. Задачу психоанализа он видел в том, чтобы бессознательный материал человеческой психики перевести в область сознания, чтобы раскрытие природы бессознательного помогло человеку овладеть своими страстями и сознательно управлять ими в реальной жизни. Таков был замысел .фрейдовского психоанализа. Однако объективные результаты применения психоаналитического метода в исследовании природы человека не оказались плодотворными. Фрейдовский структурный анализ человеческой психики не только не позволил создать скольконибудь целостного представления о внутренней жизни индивида, раскрыть мотивацию его поведения, но многие установки и положения, сформулированные основоположником психоанализа, со временем обнаружили свой явно ненаучный и иллюзорный характер.

источник: azps.ru

Что такое бессознательное?

Что такое бессознательное?

В психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда бессознательный разум определяется как резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами сознательного осознания.

В рамках этого понимания большая часть содержимого бессознательного считается неприемлемым или неприятным, например, чувство боли, беспокойства или конфликта. Фрейд считал, что бессознательное продолжает влиять на поведение, даже если люди не осознают этих основных влияний.

Как это работает

При осмыслении бессознательного может быть полезно сравнить разум с айсбергом. Все, что находится над водой, представляет собой сознательное осознание, в то время как все, что находится под водой, представляет собой бессознательное.

Подумайте, как бы выглядел айсберг, если бы вы могли видеть его целиком. На самом деле над водой видна лишь небольшая часть айсберга. То, что вы не можете увидеть с поверхности, — это огромное количество льда, составляющего основную часть айсберга, погруженного глубоко в воду.

Вещи, которые представляют наше сознание, — это просто «верхушка айсберга». Остальная информация, которая находится за пределами сознательного осознания, лежит под поверхностью. Хотя эта информация может быть недоступна сознательно, она все же оказывает влияние на текущее поведение.

Воздействие бессознательного

Бессознательные мысли, убеждения и чувства потенциально могут вызвать ряд проблем, в том числе:

  • Гнев
  • Смещение
  • Компульсивное поведение
  • Сложные социальные взаимодействия
  • Бедствие
  • Проблемы во взаимоотношениях

Фрейд считал, что многие наши чувства, желания и эмоции подавляются или удерживаются вне осознания, потому что они просто слишком опасны.Фрейд считал, что иногда эти скрытые желания и желания дают о себе знать через сны и оговорки (также известные как «оговорки по Фрейду»).

Фрейд также считал, что все наши основные инстинкты и побуждения также содержатся в бессознательном уме. Например, инстинкты жизни и смерти были обнаружены в бессознательном. Жизненные инстинкты, иногда известные как сексуальные инстинкты, связаны с выживанием. Инстинкты смерти включают в себя такие вещи, как мысли об агрессии, травмах и опасности.

Такие побуждения не попадают в сознание, потому что наше сознание часто рассматривает их как неприемлемые или иррациональные. Чтобы не допустить осознания этих побуждений, Фрейд предложил людям использовать ряд различных защитных механизмов, чтобы не допустить их повышения до осознания.

использует

Фрейд считал, что осознание содержания бессознательного важно для снятия психологического стресса. Совсем недавно исследователи изучили различные методы, чтобы увидеть, как бессознательные влияния могут влиять на поведение.Есть несколько различных способов, с помощью которых информация из бессознательного может быть доведена до сознательного осознания или изучена исследователями.

Свободная ассоциация

Фрейд считал, что он может вызвать бессознательные чувства с помощью техники, называемой свободными ассоциациями. Он просил пациентов расслабиться и сказать все, что приходит в голову, не задумываясь о том, насколько тривиальным, неуместным или смущающим это может быть.

Отслеживая эти потоки мыслей, Фрейд считал, что может раскрыть содержимое бессознательного разума, в котором существовали подавленные желания и болезненные детские воспоминания.

Сонник

Фрейд также предположил, что сны — это еще один путь к бессознательному. Хотя информация из бессознательного иногда может появляться во сне, он полагал, что это часто было в замаскированной форме.

Таким образом, с точки зрения Фрейда, толкование сновидения потребовало бы изучения буквального содержания сновидения (известного как явное содержание), чтобы попытаться раскрыть скрытый, бессознательный смысл сновидения (скрытое содержание).

Фрейд также считал, что сны — это форма исполнения желаний. Поскольку эти бессознательные побуждения не могли быть выражены в бодрствующей жизни, он считал, что они находят выражение в снах.

Подавление непрерывной вспышки

Современные исследования в области когнитивной психологии показали, что даже представления, на которые мы не обращаем внимания, могут оказывать сильное влияние на поведение. Используя технику, называемую непрерывным подавлением вспышки, исследователи могут отображать изображение так, чтобы люди не видели его сознательно, потому что вместо этого они отвлекаются на другой визуальный дисплей.Взаимодействие с другими людьми

Исследования показали, что люди будут оценивать определенные визуальные эффекты более негативно, когда они сочетаются с негативным или менее желательным «невидимым» изображением (например, изображением сердитого лица). Несмотря на то, что люди не осознают, что даже видят эти негативные образы, воздействие на них все же влияет на их поведение и выбор.

Возможные ловушки

Сама идея о существовании бессознательного не без противоречий.Ряд исследователей подвергли критике представление о существовании бессознательного и оспаривают его.

В последнее время в области когнитивной психологии исследователи сосредоточились на автоматических и неявных функциях для описания вещей, которые ранее приписывались бессознательному. Согласно этому подходу, существует множество когнитивных функций, которые происходят вне нашего сознательного осознания. Это исследование может не поддерживать концептуализацию бессознательного Фрейдом, но оно предлагает доказательства того, что вещи, о которых мы не осознаем сознательно, все еще могут влиять на наше поведение.

Одна из главных ловушек работы Фрейда — отсутствие у него научной методологии в развитии его теорий. Многие из его идей были основаны на тематических исследованиях или наблюдениях за одним человеком. В отличие от ранних психоаналитических подходов к бессознательному, современные исследования в области когнитивной психологии основываются на научных исследованиях и эмпирических данных, подтверждающих существование этих автоматических когнитивных процессов.

История бессознательного

Идея о том, что существуют силы за пределами сознательного осознания, существовала тысячи лет.Термин «бессознательное» впервые был придуман философом Фридрихом Шеллингом в конце 18 века, а позже был переведен на английский поэтом Сэмюэлем Тейлором Кольриджем.

В области психологии понятие бессознательных влияний затрагивалось мыслителями, включая Уильяма Джеймса и Вильгельма Вундта, но именно Фрейд популяризировал эту идею и сделал ее центральным компонентом своего психоаналитического подхода к психологии.

Швейцарский психиатр Карл Юнг также считал, что бессознательное играет важную роль в формировании личности.Однако он считал, что существует личное бессознательное, состоящее из подавленных или забытых воспоминаний и побуждений человека, а также того, что он называл коллективным бессознательным. Считалось, что коллективное бессознательное содержит унаследованные от предков воспоминания, общие для всего человечества.

Хотя многие идеи Фрейда с тех пор потеряли популярность, современные психологи продолжают исследовать влияние бессознательных психических процессов, включая связанные темы, такие как бессознательная предвзятость, имплицитная память, имплицитные установки, прайминг и бессознательное обучение.

Слово от Verywell

Хотя Зигмунд Фрейд не изобретал концепцию бессознательного, он популяризировал ее до такой степени, что теперь она во многом ассоциируется с его психоаналитическими теориями. Понятие бессознательного продолжает играть роль в современной психологии, поскольку исследователи стремятся понять, как работает разум вне сознательного осознания.

Сознательное и бессознательное Фрейда

Знаменитый психоаналитик Зигмунд Фрейд считал, что поведение и личность возникли в результате постоянного и уникального взаимодействия конфликтующих психологических сил, действующих на трех разных уровнях осознания: предсознательном, сознательном и бессознательном.Он считал, что каждая из этих частей ума играет важную роль в влиянии на поведение.

Чтобы понять теорию Фрейда, важно сначала понять, что, по его мнению, делает каждая часть личности, как она действует и как эти три элемента взаимодействуют, внося свой вклад в человеческий опыт. Каждый уровень осведомленности играет определенную роль в формировании человеческого поведения и мышления.

Веривелл / Джошуа Сон

О Зигмунде Фрейде

Зигмунд Фрейд был основателем психоаналитической теории.Хотя в то время его идеи считались шокирующими и вызывают споры и разногласия даже сейчас, его работы оказали глубокое влияние на ряд дисциплин, включая психологию, социологию, антропологию, литературу и даже искусство.

Термин психоанализ используется для обозначения многих аспектов работы и исследований Фрейда, включая фрейдистскую терапию и методологию исследования, которую он использовал для развития своих теорий. Фрейд во многом полагался на свои наблюдения и тематические исследования своих пациентов, когда формировал свою теорию развития личности.

Три уровня разума Фрейда

Фрейд разделил разум на отдельные уровни, каждый со своими ролями и функциями.

  • Предсознательное состоит из всего, что потенциально может быть перенесено в сознание.
  • Сознательный разум содержит все мысли, воспоминания, чувства и желания, которые мы осознаем в любой данный момент. Это аспект нашей умственной обработки, о котором мы можем думать и говорить рационально.Это также включает нашу память, которая не всегда является частью сознания, но может быть легко извлечена и осознана.
  • Подсознание — это резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами нашего сознательного осознания. Бессознательное содержит неприемлемое или неприятное содержимое, такое как чувство боли, беспокойства или конфликта.

Фрейд сравнил три уровня разума с айсбергом. Верхушка айсберга, которую вы видите над водой, представляет сознательный разум.Та часть айсберга, которая погружена под воду, но все еще видна, является предсознательным. Большая часть айсберга, который скрывается под ватерлинией, представляет собой бессознательное.

Оговорка по Фрейду

Один из способов понять, как работают сознательные и бессознательные умы, — это взглянуть на то, что известно как оговорка. Многие из нас в какой-то момент испытали то, что обычно называют ошибкой по Фрейду. Считается, что эти искажения раскрывают скрытые бессознательные мысли или чувства.

Фрейд считал, что, хотя подсознание в значительной степени недоступно, его содержимое иногда может неожиданно пузыриться, например, во сне или оговорках.

Примером оговорки по Фрейду может служить мужчина, который случайно использует имя бывшей подруги, обращаясь к нынешней девушке. Хотя большинство из нас могло бы подумать, что это простая ошибка, Фрейд полагал, что опечатка свидетельствует о внезапном вторжении бессознательного разума в сознательный, часто из-за неразрешенных или подавленных чувств.

Доступ к бессознательным мыслям

Согласно Фрейду, мысли и эмоции за пределами нашего осознания продолжают оказывать влияние на наше поведение, даже если мы не осознаем (не осознаем) этих основных влияний.

Бессознательное может включать подавленные чувства, скрытые воспоминания, привычки, мысли, желания и реакции. Воспоминания и эмоции, которые слишком болезненны, смущают, стыдны или огорчены, чтобы их осознанно воспринимать, хранятся в огромном резервуаре, который составляет бессознательное.

Чтобы определить корни психологического расстройства, Фрейд использовал такие методы, как анализ сновидений и свободные ассоциации (обмен, казалось бы, случайными мыслями), чтобы выявить истинные чувства.

Роль предсознательного разума

Содержимое сознательного ума включает в себя все то, что вы активно осознаете. Тесно связанное с этим предсознательное сознание содержит все, что вы потенциально можете втянуть в сознательное осознавание. Предсознательное также действует как своего рода охранник, контролируя информацию, которой позволено войти в сознание.

Предсознательные воспоминания — это не то же самое, что воспоминания, к которым легко получить доступ, например, воспоминания о вашем пути домой. Это не подавляемые воспоминания, которые мы извлекаем для определенной цели в определенное время.

Слово от Verywell

Хотя многие идеи Фрейда потеряли популярность, важность бессознательного стала, пожалуй, одним из его самых важных и устойчивых вкладов в психологию. Психоаналитическая терапия, которая исследует, как бессознательный разум влияет на поведение и мысли, стала важным инструментом в лечении психических заболеваний и психологического стресса.Взаимодействие с другими людьми

Подсознание | Simply Psychology

  1. Зигмунд Фрейд
  2. Бессознательный разум

Фрейд и бессознательный разум

Д-р Сол МакЛеод, опубликовано в 2009 г., обновлено в 2015 г.


Зигмунд Фрейд не был изобретателем идеи сознательного подсознание, но он, безусловно, был ответственен за то, чтобы сделать это популярным, и это было одним из его основных вкладов в психологию.

Фрейд (1900, 1905) разработал топографическую модель психики, в которой он описал особенности структуры и функций разума.Фрейд использовал аналогию с айсбергом для описания трех уровней разума.

Фрейд (1915) описал сознательный разум, который состоит из всех психических процессов, о которых мы знаем, и это рассматривается как верхушка айсберга. Например, в этот момент вы можете испытывать жажду и решили выпить.

Предсознательное содержит мысли и чувства, о которых человек в настоящее время не подозревает, но которые легко могут быть доведены до сознания (1924). Он существует чуть ниже уровня сознания, перед бессознательным умом.Предсознательное похоже на ментальную комнату ожидания, в которой мысли остаются до тех пор, пока им «не удастся привлечь внимание сознательного» (Freud, 1924, p. 306).

Это то, что мы имеем в виду в повседневном использовании слова «доступная память». Например, в настоящее время вы не думаете о номере своего мобильного телефона, но теперь он упоминается, и вы можете легко его вспомнить.

Легкие эмоциональные переживания могут быть в предсознательном, но иногда травмирующие и сильные отрицательные эмоции подавляются и, следовательно, недоступны в предсознательном.

Наконец, бессознательное включает психические процессы, которые недоступны сознанию, но которые влияют на суждения, чувства или поведение (Wilson, 2002).

Согласно Фрейду (1915), бессознательный разум является первичным источником человеческого поведения. Подобно айсбергу, самая важная часть ума — это та часть, которую вы не видите.

Наши чувства, мотивы и решения на самом деле сильно зависят от нашего прошлого опыта и хранятся в бессознательном.

Фрейд применил эти три системы к своей структуре личности или психики — ид, эго и суперэго. Здесь Ид рассматривается как полностью бессознательное, в то время как эго и суперэго имеют сознательные, предсознательные и бессознательные аспекты.


Подсознание

Подсознание

Хотя мы полностью осознаем, что происходит в сознании, мы не имеем представления о том, какая информация хранится в подсознании.

Бессознательное содержит всевозможные важные и тревожные материалы, которые нам нужно держать вне поля зрения, потому что они слишком опасны, чтобы полностью осознавать их.

Подсознание действует как хранилище, «котел» примитивных желаний и импульсов, сдерживаемых и опосредованных предсознательной областью. Например, Фрейд (1915) обнаружил, что некоторые события и желания часто были слишком пугающими или болезненными для его пациентов, чтобы их признать, и полагал, что такая информация заперта в подсознании. Это может произойти в процессе репрессий.

Подсознание содержит наши биологически обоснованные инстинкты (эрос и танатос) для примитивных побуждений к сексу и агрессии (Freud, 1915).Фрейд утверждал, что наши примитивные побуждения часто не достигают сознания, потому что они неприемлемы для нашего рационального, сознательного «я».

Люди используют ряд защитных механизмов (например, подавление), чтобы не знать, каковы их бессознательные мотивы и чувства.

Фрейд (1915) подчеркивал важность бессознательного, и основное предположение теории Фрейда состоит в том, что бессознательный разум управляет поведением в большей степени, чем люди думают. В самом деле, цель психоанализа — выявить использование таких защитных механизмов и, таким образом, сделать бессознательное сознательным.

Фрейд считал, что влияние бессознательного проявляется множеством способов, включая сны и оговорки, ныне широко известные как «оговорки по Фрейду». Фрейд (1920) привел пример такой оплошности, когда британский член парламента назвал коллегу, на которого он был раздражен, «почетным членом ада», а не из Халла.


Критическая оценка

Критическая оценка

Первоначально психология скептически относилась к идее о психических процессах, действующих на бессознательном уровне.Для других психологов, решивших придерживаться научного подхода (например, бихевиористов), концепция бессознательного оказалась источником значительного разочарования, поскольку не поддается объективному описанию и чрезвычайно трудно объективно проверить или измерить.

Однако разрыв между психологией и психоанализом сузился, и понятие бессознательного теперь является важным направлением психологии. Например, когнитивная психология определила бессознательные процессы, такие как процедурная память (Tulving, 1972), автоматическая обработка (Bargh & Chartrand, 1999; Stroop, 1935), а социальная психология показала важность неявной обработки (Greenwald & Banaji, 1995). ).Такие эмпирические данные продемонстрировали роль бессознательных процессов в поведении человека.

Однако эмпирические исследования в психологии выявили пределы фрейдистской теории бессознательного, и современное понятие «адаптивного бессознательного» (Wilson, 2004) отличается от психоаналитического.

Действительно, Фрейд (1915) недооценил важность бессознательного, и с точки зрения аналогии с айсбергом, под водой находится гораздо большая часть разума.Разум действует наиболее эффективно, отводя значительную часть сложной сложной обработки на бессознательное.

В то время как Фрейд (1915) рассматривал бессознательное как единое целое, психология теперь понимает разум как совокупность модулей, которые развивались с течением времени и действуют вне сознания.

Например, универсальная грамматика (Хомский, 1972) — это подсознательный языковой процессор, который позволяет нам решить, правильно ли составлено предложение.Отдельно от этого модуля находится наша способность быстро и эффективно распознавать лица, что демонстрирует, как бессознательные модули работают независимо.

Наконец, в то время как Фрейд считал, что примитивные побуждения оставались бессознательными для защиты людей от переживания тревоги, современный взгляд на адаптивное бессознательное состоит в том, что большая часть обработки информации происходит вне сознания по причинам эффективности, а не подавления (Wilson, 2004).

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2015). Подсознание . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/unconscious-mind.html

Ссылки на стиль APA

Bargh, J. A., & Chartrand, T. L. (1999). Невыносимая автоматичность бытия. Американский психолог, 54 (7) , 462.

Хомский Н. (1972). Язык и разум . Нью-Йорк: Харкорт Брейс Йованович.

Фрейд, С. (1915). Бессознательное . SE, 14: 159-204.

Фрейд, С.(1924). Общее введение в психоанализ , пер. Жоан Ривьер.

Гринвальд, А. Г., и Банаджи, М. Р. (1995). Неявное социальное познание: отношения, самооценка и стереотипы. Психологический обзор , 102 (1), 4.

Струп, Дж. Р. (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. Журнал экспериментальной психологии , 18 (6), 643.

Tulving, E. (1972). Эпизодическая и смысловая память. В E. Tulving и W. Donaldson (Eds.), Организация памяти , (стр. 381–403). Нью-Йорк: Academic Press.

Уилсон, Т. Д. (2004). Незнакомцы с собой . Издательство Гарвардского университета.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2015). Подсознание . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/unconscious-mind.html

сообщить об этом объявлении

Изучение бессознательного в психологии личности — видео и стенограмма урока

Подсознание и эго

Фрейд назвал ваш рациональный разум или часть, которая пытается сделать вещи «нормальными» в вашей жизни и обществе, в котором вы живете, ваше эго .Ваша личность в значительной степени построена на том, как ваше эго взаимодействует с окружением и людьми, которых вы знаете. Например, вы знаете, что для вас было бы неуместным (мягко говоря!) Пытаться убить того, кто вас рассердил, и ваше эго найдет способы обойти ваше инстинктивное желание мести или удовлетворения в зависимости от вашей личности. Возможно, вы говорите что-то неприятное. Возможно, вы держите свой гнев внутри и изливаете его на какой-нибудь предмет, когда приходите домой, например, ударяя по подушке.Возможно, вы напишете об этом рассказ или пойдете домой и заплачете в подушку, вместо того чтобы ударить кулаком. Все это методы, которые ваша личность может выбрать для высвобождения инстинктивной энергии, которая поднимается из вашего подсознания.

В вашем подсознании есть множество ассоциаций, воспоминаний, эмоциональных привязанностей и убеждений, которые обычно не всплывают на поверхность, но могут иметь большое влияние в определенные периоды вашей жизни. Они дергают вас за веревочки, как будто вы какая-то марионетка, заставляя вас делать то, что вы обычно не хотели бы делать, — иногда даже то, что причиняет вред вам или другим.Например, ваш разум может не отпускать гнев на человека, который рассердил вас в нашем последнем примере. Фактически, вы можете быть шокированы интенсивностью вашей ярости. Вы обнаруживаете, что переживаете это весь вечер, пока, наконец, не прорветесь: «Я могу убить его за это!» Ваше подсознание соперничает за внимание, пытается взять верх, и эта часть вашего разума может не иметь проблема с идеей кого-то убить!

Более того, подсознание воспринимает вещи, о которых вы не подозреваете, что видите, хранит информацию, о которой вы не подозреваете, и имеет свой собственный набор побуждений и намерений, которые вам неизвестны.Например, психологи определили целую область побуждений и потребностей, которую они называют вашими инстинктами. У вас есть инстинкт выживания, полового размножения, решения или мира, и все это влияет на ваши действия. Вы хотите, чтобы фильмы заканчивались определенным образом. Вас привлекают определенные люди, хотя вы действительно не знаете, почему. Иногда ты боишься, когда не знаешь, почему ты напуган. Вы чувствуете себя лучше, когда эти инстинкты встречаются, и чувствуете дискомфорт, когда они не реализованы или не разрешены.

Причины в вашем подсознании. Наряду с основными инстинктами он также содержит воспоминания, которые мы подавили или скрыли. Он изобилует побуждениями и желаниями, которые цивилизованное общество считает варварскими. В нем есть вещи, о которых слишком больно, неудобно или даже опасно думать. Он побуждает делать то, чего не делают цивилизованные люди. В нем хранятся воспоминания, с которыми невозможно справиться. Он содержит проблемы, которые мы решили игнорировать. Он содержит то, что психиатр Карл Юнг назвал нашим теневым «я» или темной стороной.

Краткое содержание урока

Давайте рассмотрим то, что мы узнали, в частности, о слоях разума, как обрисовал Зигмунд Фрейд, когда он изучал людей с психическими заболеваниями. Сознательный разум — это тот, с которым мы наиболее знакомы, в котором мы думаем, принимаем решения, говорим и воображаем вещи, используя эту «когнитивную» область сознания. Подсознание , бессознательное, , содержит воспоминания, которые вы подавили или забыли, инстинктивные желания и потребности, а также другие скрытые аспекты вашего разума, о которых вы не знаете.

Мы также узнали о вашем эго. Ваше эго — это рациональная часть вас, которая пытается осмыслить различные побуждения и желания, которые у вас есть, и превратить их в эффективную деятельность в жизни. Фрейд сказал, что, по сути, это та часть нашего разума, которая пытается поддерживать нормальную жизнь. Вот почему бессознательный разум и эго часто расходятся между собой. Лучшее понимание своего бессознательного, вероятно, может дать вам инструменты для более эффективной жизни.

Фрейдистская теория личности

Зигмунд Фрейд считается отцом психиатрии.Среди его многочисленных достижений, пожалуй, самая далеко идущая схема личности в психологии: теория личности Фрейда . Он стал предметом множества дополнений, модификаций и различных интерпретаций его основных положений. Несмотря на множество реинкарнаций, теорию Фрейда многие критикуют (например, за предполагаемый сексизм), и она остается в центре горячих дискуссий о ее актуальности сегодня.

Этимология

Фрейд был единственным в своем роде мыслителем. Не может быть сомнений в том, что на него повлияли более ранние размышления о человеческом разуме, особенно идея о том, что внутри разума существует активность на сознательном и бессознательном уровне, но его подход к этим темам был в значительной степени концептуальным.Его теоретические мысли были столь же оригинальны, как и уникальны. Для Фрейда это свидетельство того, что независимо от того, согласны ли вы, не согласны или неоднозначны в отношении его теории, она остается теоретическим краеугольным камнем в его области знаний.

Определение

Человеческая личность: Взрослая личность возникает как совокупность переживаний раннего детства, основанных на том, как эти переживания сознательно и бессознательно обрабатываются на стадиях развития человека и как эти переживания формируют личность.

Не каждый человек выполняет необходимые задачи на каждом этапе развития. Когда они этого не делают, результатом может быть психическое состояние, требующее психоанализа для достижения надлежащего функционирования.

Стадии развития

Полагая, что большинство человеческих страданий определяется во время детского развития , Фрейд делал акцент на пяти стадиях психосексуального развития. По мере того, как ребенок проходит эти стадии, могут возникать неразрешенные конфликты между физическими влечениями и социальными ожиданиями.

Это следующие этапы:

  • Оральный (0–1,5 лет): фиксация на всем оральном. При неудовлетворительном удовлетворении существует вероятность развития негативных оральных привычек или поведения.
  • Анальный (от 1,5 до 3 лет): Как указано, эта стадия в первую очередь связана с формированием здоровых привычек приучения к туалету.
  • Phallic (возраст 3-5 лет): Развитие здоровых заменителей сексуального влечения мальчиков и девочек к родителям противоположного пола.
  • Латентность (от 5 до 12 лет): развитие здоровых бездействующих сексуальных чувств к противоположному полу.
  • Генитальный (12 — взрослая жизнь): все задачи из предыдущих четырех этапов интегрированы в сознание, что позволяет начать здоровые сексуальные чувства и поведение.

Именно на этих стадиях развития переживания фильтруются через три уровня человеческого разума. Именно из этих структур и внутренних конфликтов, возникающих в уме, формируется личность.Согласно Фрейду, хотя между этими тремя уровнями существует взаимозависимость, каждый уровень также служит определенной цели в развитии личности. В рамках этой теории способность человека разрешать внутренние конфликты на определенных этапах своего развития определяет будущую способность справляться и функционировать как полностью зрелый взрослый.

Супер-эго

Каждая стадия обрабатывается в рамках концепции Фрейда о человеческом разуме как о трехуровневой системе, состоящей из суперэго, эго и ид.Супер-эго действует на сознательном уровне. Он служит своего рода центром проверки происходящего. Именно на этом уровне общество и руководство родителей сопоставляются с личным удовольствием и выгодой в соответствии с указаниями своей личности. Очевидно, это приводит в движение ситуации, созревшие для конфликта.

Эго

Подобно судье в судебном процессе, как только переживания обрабатываются через Супер-Эго и Ид, они попадают в Эго, чтобы обеспечить удовлетворительный результат. Первоначально Фрейд использовал слово эго для обозначения самоощущения, но позже пересмотрел его, чтобы обозначить набор психических функций, таких как суждение, терпимость, проверка реальности, контроль, планирование, защита, синтез информации, интеллектуальное функционирование и память.

Id

Фрейд, эгоцентрический центр человеческой вселенной, считал, что на этом уровне Ид постоянно борется за то, чтобы добиться своего во всем, что мы делаем.

Critique

Так что же нам остается? По словам Джима Моррисона в песне, которую он написал для The Doors, «Я хочу мир, и я хочу его СЕЙЧАС!» кажется, у многих на кончиках губ. Это могло быть озаглавлено Ode к Id .

Есть много психических заболеваний, из-за которых идентификация стоит на первом месте при принятии решений.В частности, есть те, чьи жизни живут на полностью нарциссическом уровне. Затем есть люди с антиобщественными личностями, психотическими заболеваниями и т. Д. В мире Фрейда принципы его теории больше всего затрагивают невротиков.

В результате Фрейд изложил свой план лечения: психоанализ . Лечение применялось много лет, и ему было дано множество адаптаций. С другой стороны, психоанализ предоставляет клиенту структуру и время для решения невротических проблем.С отрицательной стороны всегда высказывается озабоченность по поводу стоимости. Поскольку для того, чтобы психоанализ стал эффективным, требуется время, это сопряжено с непомерно высокими затратами.

Истоки личности

Хотя такие меры, как «Большая пятерка» и Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI), могут эффективно оценивать личность, они мало что говорят о том, откуда взялась личность. В этом разделе мы рассмотрим две основные теории происхождения личности: психодинамический и гуманистический подходы.

Психодинамические теории личности: роль бессознательного

Один из наиболее важных психологических подходов к пониманию личности основан на теории австрийского врача и психолога Зигмунда Фрейда (1856–1939), который основал то, что сегодня известно как психодинамический подход — подход к пониманию человеческого поведения, основанный на роли человека. бессознательных мыслей, чувств и воспоминаний. к пониманию личности. Многие люди знают о Фрейде, потому что его работа оказала огромное влияние на наши повседневные представления о психологии, а психодинамический подход является одним из наиболее важных подходов к психологической терапии (Roudinesco, 2003; Taylor, 2009).Фрейд, вероятно, самый известный из всех психологов, отчасти благодаря своим впечатляющим наблюдениям и анализу личности (существует 24 тома его сочинений). Как и все теории, многие гениальные идеи Фрейда оказались, по крайней мере, частично неверными, и тем не менее другие аспекты его теорий все еще влияют на психологию.

На Фрейда повлияла работа французского невролога Жана-Мартена Шарко (1825–1893), который опрашивал пациентов (почти все женщины), переживавших то, что в то время было известно как истерия .Хотя он больше не используется для описания психологического расстройства, истерия в то время относилась к набору личностных и физических симптомов, которые включали хроническую боль, обмороки, судороги и паралич.

Шарко не смог найти биологической причины симптомов. Например, некоторые женщины потеряли чувствительность в руках, но не в руках, и это казалось невозможным, учитывая, что нервы в руках такие же, как и в руках. Шарко экспериментировал с использованием гипноза, и он и Фрейд обнаружили, что под гипнозом многие истеричные пациенты сообщали о том, что они пережили травмирующий сексуальный опыт, такой как сексуальное насилие, в детстве (Dolnick, 1998).

Фрейд и Шарко также обнаружили, что во время гипноза воспоминание о травме часто сопровождалось излиянием эмоций, известным как катарсис , и что после катарсиса симптомы пациента часто становились менее выраженными. Эти наблюдения привели Фрейда и Шарко к выводу, что эти расстройства были вызваны психологическими, а не физиологическими факторами.

Фрейд использовал наблюдения, сделанные им и Шарко, для разработки своей теории об источниках личности и поведения, и его идеи занимают центральное место в фундаментальных темах психологии.Что касается свободы воли, Фрейд не верил, что мы можем контролировать собственное поведение. Скорее он считал, что любое поведение предопределено мотивациями, лежащими за пределами нашего осознания, в бессознательном. Эти силы проявляются в наших снах, в невротических симптомах, таких как навязчивые идеи, когда мы находимся под гипнозом, и во фрейдистских «оговорках», в которых люди выражают свои бессознательные желания на языке. Фрейд утверждал, что мы редко понимаем, почему мы делаем то, что делаем, хотя мы можем придумывать объяснения нашему поведению постфактум.Для Фрейда разум был подобен айсбергу, поскольку многие мотивы бессознательного были намного больше, но также были вне поля зрения по сравнению с сознанием, которое мы осознаем (рис. 11.8 «Разум как айсберг»).

Рисунок 11.8 Разум как айсберг

В концептуализации личности Зигмунда Фрейда самые важные мотивации бессознательны, так же как большая часть айсберга находится под водой.

Id, Ego и Superego

Фрейд предположил, что разум разделен на три компонента: id , эго и суперэго , и что взаимодействия и конфликты между компонентами создают личность (Freud, 1923/1943).Согласно теории Фрейда, id в психодинамической психологии компонент личности, составляющий основу наших самых примитивных импульсов. — это компонент личности, лежащий в основе наших самых примитивных импульсов . Ид совершенно бессознательно и управляет нашими наиболее важными мотивами, включая сексуальное влечение ( либидо, ) и агрессивное или деструктивное влечение ( Thanatos ). Согласно Фрейду, id движется принципом удовольствия — желанием немедленного удовлетворения наших сексуальных и агрессивных побуждений.Идентификатор почему мы курим сигареты, пить алкоголь, просмотр порнографию, говорят средние шутки о людях, а также участвовать в другом забавном или опасном поведении, часто цена делает более продуктивную деятельность.

В отличие от Ид, суперэго. В психодинамической психологии компонент личности, который представляет наше чувство морали и долга. представляет наше чувство морали и должно . Суперэго говорит нам обо всем, чего мы не должны делать, или об обязанностях и обязательствах общества.Суперэго стремится к совершенству, и когда мы не выполняем его требования, мы чувствуем себя виноватыми.

В отличие от ид, которое связано с принципом удовольствия, функция эго основана на принципе реальности — идее о том, что мы должны отложить удовлетворение наших основных мотиваций до подходящего времени с подходящим выходом. Эго В психодинамической психологии — компонент личности, который в значительной степени является сознательным контролером или лицом, принимающим решения. — это в значительной степени сознательный контролер или лицо, принимающее решения . Эго служит посредником между желаниями Ид и ограничениями общества, содержащимися в Суперэго (рис. 11.9 «Эго, Ид и Суперэго во взаимодействии»). Мы можем захотеть кричать, кричать или ударить, но, тем не менее, наше эго обычно говорит нам подождать, подумать и выбрать более подходящий ответ.

Рисунок 11.9 Взаимодействие Эго, Ид и Суперэго

Фрейд считал, что психологические расстройства, и особенно переживание тревоги, возникают, когда существует конфликт или дисбаланс между мотивациями Ид, Эго и Суперэго.Когда эго обнаруживает, что Оно слишком сильно давит для получения немедленного удовольствия, оно пытается исправить эту проблему, часто с помощью защитных механизмов. Бессознательные психологические стратегии, используемые для того, чтобы справиться с тревогой и поддерживать положительное представление о себе. стратегии, используемые для того, чтобы справиться с тревогой и поддерживать положительное представление о себе . Фрейд считал, что защитные механизмы необходимы для эффективного совладания с повседневной жизнью, но любым из них можно злоупотреблять (таблица 11.4 «Основные защитные механизмы Фрейда»).

Таблица 11.4. Основные защитные механизмы Фрейда

Защитный механизм Определение Возможный пример поведения
Рабочий объем Отвод угрожающих импульсов от источника тревоги к более приемлемому источнику Студентка, которая злится на своего профессора из-за низкой оценки, набрасывается на своего соседа по комнате, который является более надежной мишенью для ее гнева.
Выступ Маскировка угрожающих импульсов путем приписывания их другим Мужчина с сильным бессознательным сексуальным желанием женщин утверждает, что женщины используют его как сексуальный объект.
Рационализация Создание самооправданных объяснений нашего негативного поведения Студентка драматического факультета убеждает себя, что роль в пьесе не так уж и важна.
Образование реакции Превращение неприемлемых мотивов в их полную противоположность Джейн испытывает сексуальное влечение к другу Джейку, но публично заявляет, что сильно не любит его.
Регрессия Возвращение к более раннему, более детскому и безопасному этапу развития Студент колледжа, обеспокоенный важным экзаменом, начинает сосать свой палец.
Репрессии (или отрицание) Изгнание мыслей, вызывающих беспокойство, в бессознательное Человек, который становится свидетелем того, как его родители занимаются сексом, позже не может ничего вспомнить об этом событии.
Сублимация Направление неприемлемых сексуальных или агрессивных желаний в приемлемые действия Человек занимается спортом, чтобы сублимировать агрессивные влечения.Человек создает музыку или искусство, чтобы сублимировать сексуальные влечения.

Самая противоречивая и наименее обоснованная с научной точки зрения часть теории Фрейда — это ее объяснения развития личности. Фрейд утверждал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий , каждая из которых сосредоточена на удовольствии от разных частей тела (Таблица 11.5 «Стадии психосексуального развития Фрейда»). Фрейд считал, что сексуальность начинается в младенчестве и что соответствующее разрешение каждой стадии имеет значение для дальнейшего развития личности.

Таблица 11.5 Стадии психосексуального развития Фрейда

Этап Примерный возраст Описание
Устный От рождения до 18 месяцев Удовольствие исходит изо рта в форме сосания, кусания и жевания.
Анал От 18 месяцев до 3 лет Удовольствие приходит от опорожнения кишечника и мочевого пузыря, а также от ограничений, связанных с приучением к туалету.
Фаллический От 3 лет до 6 лет Удовольствие исходит от гениталий, а конфликт возникает из-за сексуальных желаний по отношению к родителю противоположного пола.
Задержка 6 лет до полового созревания Сексуальные чувства менее важны.
Генитальный Период полового созревания и старше Если предыдущие стадии были достигнуты должным образом, развивается зрелая сексуальная ориентация.

На первой из предложенных Фрейдом стадий психосексуального развития, которая начинается с рождения и длится примерно до 18 месяцев, основное внимание уделяется рту.Во время этой оральной стадии младенец получает сексуальное удовольствие от сосания и питья. Младенцы, которые получают слишком мало или слишком много удовлетворения, становятся фиксированными или «запирающимися» на оральной стадии и, вероятно, регрессируют к этим точкам фиксации при стрессе, даже во взрослом возрасте. Согласно Фрейду, ребенок, получающий слишком мало орального удовлетворения (например, недокормленный или оставшийся без присмотра), станет орально зависимым как взрослый и, скорее всего, будет манипулировать другими, чтобы удовлетворить свои потребности, вместо того, чтобы стать независимым.С другой стороны, ребенок, который был перекормлен или чрезмерно удовлетворен, будет сопротивляться взрослению и пытаться вернуться к прежнему состоянию зависимости, действуя беспомощно, требуя удовлетворения от других и действуя нуждающимся образом.

Анальная стадия , длящаяся от 18 месяцев до 3 лет, — это когда дети впервые испытывают психологический конфликт. На этой стадии дети хотят получать удовольствие от испражнения, но их также учат пользоваться туалетом, чтобы отсрочить это удовлетворение.Фрейд считал, что если это приучение к туалету будет слишком жестким или слишком мягким, дети будут зацикливаться на анальной стадии и, как взрослые, станут регрессировать к этой стадии под воздействием стресса. Если ребенок получал слишком мало анального удовлетворения (то есть, если родители были очень суровы в отношении приучения к туалету), взрослая личность будет анальной удерживающей — скупой, с навязчивым стремлением к порядку и опрятности. С другой стороны, если бы родители были слишком снисходительны, результатом была анальная экспульсивная личность , характеризующаяся отсутствием самоконтроля и тенденцией к беспорядку и беспечности.

Фаллическая стадия , которая длится от 3 до 6 лет, — это когда пенис (для мальчиков) и клитор (для девочек) становятся первичной эрогенной зоной сексуального удовольствия. На этой стадии Фрейд считал, что у детей развивается сильное, но неосознанное влечение к родителю противоположного пола, а также желание устранить однополого родителя как соперника. Фрейд основал свою теорию сексуального развития мальчиков («Эдипов комплекс») на греческом мифологическом персонаже Эдипе, который по незнанию убил своего отца и женился на его матери, а затем выколол себе глаза, когда узнал, что он сделал.Фрейд утверждал, что мальчики обычно в конечном итоге отказываются от любви к матери и вместо этого идентифицируют себя с отцом, также принимая на себя личностные характеристики отца, но что мальчики, которым не удается успешно разрешить Эдипов комплекс, в более позднем возрасте будут испытывать психологические проблемы. Хотя в теориях Фрейда это было не так важно, у девочек фаллическую стадию часто называют «комплексом Электры» в честь греческого персонажа, который отомстил за убийство своего отца, убив свою мать. Фрейд считал, что девушки часто испытывают зависть к пенису , — чувство депривации, которое, предположительно, испытывают девушки из-за того, что у них нет пениса.

Стадия задержки — это период относительного затишья, который длится от 6 до 12 лет. В это время Фрейд считал, что сексуальные импульсы подавлялись, из-за чего мальчики и девочки почти не интересовались представителями противоположного пола.

Пятая и последняя стадия, половая стадия , начинается примерно в 12-летнем возрасте и продолжается до зрелого возраста. Согласно Фрейду, сексуальные импульсы возвращаются в течение этого периода времени, и если развитие до этого момента идет нормально, ребенок может перейти к развитию зрелых романтических отношений.Но если предыдущие проблемы не были должным образом решены, вероятны трудности с установлением интимных любовных привязанностей.

Последователи Фрейда: неофрейдисты

Теория Фрейда была настолько популярна, что привела к появлению ряда последователей, в том числе многих учеников самого Фрейда, которые разработали, модифицировали и расширили его теории. Взятые вместе, эти подходы известны как неофрейдистские теории Теории, основанные на принципах Фрейда, которые подчеркивают роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но придают меньше доказательств сексуальности как основной движущей силе личности и более оптимистичны в отношении перспектив развития личности. личностный рост и изменение личности у взрослых.. Неофрейдистские теории — это теории, основанные на принципах Фрейда, в которых подчеркивается роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но меньше доказательств сексуальности как основной движущей силы личности, и они более оптимистичны в отношении перспектив роста и изменения личности. в личности взрослых .

Альфред Адлер (1870–1937) был последователем Фрейда, который разработал собственную интерпретацию теории Фрейда. Адлер предположил, что основной мотивацией человеческой личности был не секс или агрессия, а скорее стремление к превосходству.По словам Адлера, мы хотим быть лучше других и достигаем этой цели, создавая уникальную и ценную жизнь. Мы можем пытаться удовлетворить нашу потребность в превосходстве за счет школьных или профессиональных достижений, или за счет удовольствия от музыки, спорта или других занятий, которые кажутся нам важными.

Адлер считал, что психологические расстройства начинаются в раннем детстве. Он утверждал, что дети, которых родители либо слишком лелеют, либо чрезмерно игнорируют, позже, вероятно, разовьют комплекс неполноценности — психологическое состояние, при котором люди чувствуют, что они не оправдывают ожиданий, что приводит к заниженной самооценке. , со склонностью пытаться чрезмерно компенсировать негативные чувства.Люди с комплексом неполноценности часто пытаются продемонстрировать свое превосходство над другими любой ценой, даже если это означает их унижение, доминирование или отчуждение. По словам Адлера, большинство психологических расстройств возникает в результате ошибочных попыток компенсировать комплекс неполноценности для достижения цели превосходства.

Карл Юнг (1875–1961) был еще одним учеником Фрейда, который разработал свои собственные теории о личности. Юнг соглашался с Фрейдом в отношении силы бессознательного, но считал, что Фрейд переоценивал важность сексуальности.Юнг утверждал, что в дополнение к личному бессознательному существует также коллективное бессознательное, согласно Карлу Юнгу, совокупность общих наследственных воспоминаний, или совокупность общих наследственных воспоминаний . Юнг считал, что коллективное бессознательное содержит множество архетипов, или универсальных межкультурных символов, которые объясняют сходство между людьми в их эмоциональных реакциях на многие стимулы. Важные архетипы включают мать, богиню, героя и мандалу или круг, которые, по мнению Юнга, символизируют стремление к целостности или единству.Для Юнга основная мотивация, которая направляет успешную личность, — это самореализация , или познание и развитие себя в максимально возможной степени.

Карен Хорни (последний слог ее фамилии рифмуется со словом «глаз»; 1855–1952), немецкий врач, который применил теории Фрейда для создания теории личности, которая, по ее мнению, была более сбалансированной между мужчинами и женщинами. Хорни считал, что некоторые части теории Фрейда, особенно идеи Эдипова комплекса и зависти к пенису, были предвзяты против женщин.Хорни утверждала, что чувство неполноценности у женщин объясняется не отсутствием пениса, а их зависимостью от мужчин — подход, от которого им трудно отказаться из-за культуры. Для Хорни основной мотивацией, которая направляет развитие личности, является желание безопасности , способность развивать подходящие и поддерживающие отношения с другими.

Еще одним важным неофрейдистом был Эрих Фромм (1900–1980). Фромм сосредоточил внимание на негативном влиянии технологий, утверждая, что рост их использования заставляет людей чувствовать себя все более изолированными от других.Фромм считал, что независимость, которую приносит нам технология, также создает потребность «убежать от свободы», то есть стать ближе к другим.

Направление исследований: Как страх смерти вызывает агрессивное поведение

Фромм считал, что основной мотивацией человека было избежать страха смерти, и современные исследования показали, как наши опасения по поводу смерти могут повлиять на наше поведение. В этом исследовании людей заставили противостоять своей смерти, написав о ней или иным образом напомнив о ней, а затем наблюдали влияние на их поведение.В одном соответствующем исследовании McGregor et al. (1998) продемонстрировали, что спровоцированные люди могут быть особенно агрессивными после того, как им напомнили о возможности их собственной смерти. Участники исследования были отобраны на основе предшествующих отчетов, которые придерживались политически либеральных или политически консервативных взглядов. Когда они прибыли в лабораторию, их попросили написать короткий абзац, описывающий их мнение о политике в Соединенных Штатах. Кроме того, половину участников (характерное условие смертности ) попросили «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о собственной смерти» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет. для вас, когда вы физически умираете, и когда вы физически мертвы.Участники контрольного условия экзамена также думали о негативном событии, но не о том, что связано со страхом смерти. Им было поручено «кратко описать эмоции, которые вызывает у вас мысль о следующем важном экзамене» и «как можно конкретнее записать, что, по вашему мнению, произойдет с вами, когда вы будете физически сдавать следующий экзамен, и один раз вы физически сдаете следующий экзамен ».

Затем участники читают сочинение, которое предположительно было написано другим человеком.(Другой человек не существовал, но участники не знали об этом до конца эксперимента.) Эссе, которое они прочитали, было подготовлено экспериментаторами как очень негативное по отношению к политически либеральным взглядам или очень негативное по отношению к политическим. консервативные взгляды. Таким образом, половина участников была спровоцирована другим человеком, прочитав утверждение, которое сильно противоречило их собственным политическим убеждениям, тогда как другая половина читала эссе, в котором взгляды другого человека поддерживали их собственные (либеральные или консервативные) убеждения.

На этом этапе участники перешли к тому, что, по их мнению, было совершенно отдельным исследованием, в котором они должны были дегустировать и создавать свои впечатления от некоторых продуктов. Кроме того, им сказали, что участникам исследования необходимо передать образцы пищи друг другу. В этот момент участники узнали, что еда, которую они собирались попробовать, была острым острым соусом, и что они собирались давать соус тому самому человеку, чье эссе они только что прочитали.Кроме того, участники прочитали некоторую информацию о другом человеке, которая указала на то, что он очень не любит острую пищу. Участникам предложили попробовать острый соус (он был действительно острым!), А затем попросили перелить его некоторое количество в чашку, чтобы другой человек мог попробовать. Кроме того, им сказали, что другой человек должен будет съесть весь соус.

Как видно на рис. 11.10 «Агрессия как функция очевидности и провокации смертности», McGregor et al.обнаружили, что участники, которым не напомнили об их собственной смерти, даже если они были оскорблены партнером, не в ответ дали ему много острого соуса. С другой стороны, участники, которые были спровоцированы другим человеком и которым также напомнили об их собственной смерти, вводили значительно больше острого соуса, чем участники в трех других условиях. МакГрегор и др. (1998) утверждали, что размышления о собственной смерти вызывают серьезную озабоченность по поводу сохранения заветного мировоззрения (в данном случае наших политических убеждений).Когда мы обеспокоены смертью, у нас появляется больше мотивации защищать эти важные убеждения от вызовов, которые бросают нам другие, в данном случае агрессия через острый соус.

Рисунок 11.10 Зависимость агрессии от существенности и провокации смертности

Участники, которых спровоцировал незнакомец, не согласный с ними по важным мнениям, и которым также напомнили об их собственной смерти, давали партнеру значительно более неприятный острый соус, чем участники в трех других условиях.

Источник: адаптировано из McGregor, H.A., Lieberman, J.D., Greenberg, J., Solomon, S., Arndt, J., Simon, L.,… Pyszczynski, T. (1998). Управление терроризмом и агрессия: доказательства того, что значимость смертности мотивирует агрессию против других, угрожающих мировоззрению. Журнал личности и социальной психологии, 74 (3), 590–605.

Сильные стороны и ограничения фрейдистского и неофрейдистского подходов

Фрейд, вероятно, оказал большее влияние на общественное понимание личности, чем любой другой мыслитель, и он также в значительной степени определил область психологии.Хотя фрейдистские психологи больше не говорят об оральных, анальных или генитальных «фиксациях», они все же продолжают верить, что наш детский опыт и бессознательные мотивации формируют нашу личность и наши привязанности к другим, и они по-прежнему используют психодинамические концепции, когда проводят психологическое обследование. терапия.

Тем не менее теории Фрейда, а также теории неофрейдистов во многих случаях не прошли проверку эмпиризмом, и в результате они стали менее влиятельными сейчас, чем в прошлом (Crews, 1998).Проблема состоит в том, что, во-первых, трудно строго проверить теорию Фрейда, потому что прогнозы, которые она делает (особенно в отношении защитных механизмов), часто расплывчаты и неопровержимы, а во-вторых, те аспекты теории, которые можно часто проверять. не получили большой эмпирической поддержки.

В качестве примеров, хотя Фрейд утверждал, что дети, подвергшиеся чрезмерно суровому приучению к туалету, будут зацикливаться на анальной стадии и, таким образом, будут склонны к чрезмерной опрятности, скупости и упрямству во взрослом возрасте, исследования обнаружили мало надежных связей между приучением к туалету и взрослой личностью. (Фишер и Гринберг, 1996).А со времен Фрейда необходимость подавления сексуальных желаний, казалось бы, стала гораздо менее необходимой, поскольку общества терпимо относились к более широкому разнообразию сексуальных практик. И все же психологические расстройства, которые, как считал Фрейд, вызваны этим подавлением, не уменьшились.

Также мало научных подтверждений для большинства защитных механизмов Фрейда. Например, исследования не смогли предоставить доказательств существования репрессий. Было обнаружено, что люди, подвергшиеся травматическому опыту на войне, слишком хорошо помнят свои травмы (Kihlstrom, 1997).Хотя мы можем попытаться протолкнуть информацию, вызывающую беспокойство, в наше подсознание, это часто имеет иронический эффект, заставляя нас думать об информации даже сильнее, чем если бы мы не пытались ее подавить (Newman, Duff, & Baumeister, 1997). Это правда, что дети мало помнят о своем детском опыте, но, похоже, это верно как для отрицательного, так и для положительного опыта, верно и для животных, и, вероятно, лучше объяснить с точки зрения неспособности мозга формировать долгосрочные воспоминания, чем с точки зрения подавления.С другой стороны, важная идея Фрейда о том, что выражение или обсуждение своих трудностей может быть психологически полезным, была поддержана в текущих исследованиях (Baddeley & Pennebaker, 2009) и стала опорой психологической терапии.

Особая проблема для проверки теорий Фрейда состоит в том, что почти все, что противоречит предсказанию, основанному на теории Фрейда, можно объяснить с помощью использования защитного механизма. Согласно теории Фрейда, человек, который выражает много гнева по отношению к своему отцу, может быть замечен как переживающий Эдипов комплекс, который включает конфликт с отцом.Но человека, который вообще не выражает гнева по отношению к отцу, также можно рассматривать как переживающего Эдипов комплекс, подавляя гнев. Поскольку Фрейд выдвинул гипотезу, что это возможно, но не указал, когда репрессия произойдет, а когда не произойдет, эту теорию трудно опровергнуть.

С точки зрения важной роли бессознательного Фрейд, по крайней мере, частично был прав. Все больше и больше исследований демонстрируют, что большая часть повседневного поведения определяется процессами, которые находятся за пределами нашего сознательного понимания (Kihlstrom, 1987).И все же, хотя наши бессознательные мотивации влияют на каждый аспект нашего обучения и поведения, Фрейд, вероятно, переоценил степень, в которой эти бессознательные мотивации в первую очередь сексуальны и агрессивны.

В совокупности можно справедливо сказать, что теория Фрейда, как и большинство психологических теорий, не была полностью правильной и что со временем ее пришлось модифицировать по мере того, как стали доступны результаты новых исследований. Но фундаментальные идеи о личности, предложенные Фрейдом, а также использование разговорной терапии в качестве важного компонента терапии, тем не менее, по-прежнему являются важной частью психологии и используются клиническими психологами каждый день.

Сосредоточение внимания на себе: гуманизм и самореализация

Психоаналитические модели личности были дополнены в 1950-х и 1960-х теориями гуманистических психологов Подход к психологии, который включает в себя понятия самооценки, самоактуализации и свободы воли. понятие свободы воли. Утверждая, что люди свободны выбирать свою собственную жизнь и принимать собственные решения, психологи-гуманисты сосредоточились на основных мотивах, которые, по их мнению, движут личностью, сосредоточив внимание на природе самооценки, набора убеждений о том, кто мы есть., Набор убеждений о том, кто мы есть , и самооценка Положительные чувства к себе., наши положительные чувства к себе .

Один из самых выдающихся гуманистов, Абрахам Маслоу (1908–1970), концептуализировал личность в терминах иерархии мотивов в форме пирамиды (рис. 11.11 «Иерархия потребностей Маслоу»). В основе пирамиды лежат мотивации самого низкого уровня, включая голод и жажду, безопасность и принадлежность. Маслоу утверждал, что только тогда, когда люди способны удовлетворить потребности более низкого уровня, они могут перейти к достижению потребностей более высокого уровня в самооценке и, в конечном итоге, к самоактуализации — мотивации для развития нашего врожденного потенциала в максимально возможной степени., что является мотивацией для максимального развития нашего врожденного потенциала .

Маслоу изучал, как успешные люди, включая Альберта Эйнштейна, Авраама Линкольна, Мартина Лютера Кинга, Хелен Келлер и Махатму Ганди, смогли вести такую ​​успешную и продуктивную жизнь. Маслоу (1970) считал, что самоактуализированные люди творческие, спонтанные и любящие себя и других. У них, как правило, несколько глубоких дружеских отношений, а не много поверхностных, и, как правило, они частные.Он чувствовал, что этим людям не нужно подчиняться мнению других, потому что они очень уверены в себе и поэтому могут свободно выражать непопулярные мнения. Самореализованные люди также, вероятно, будут иметь пиковых переживаний, или трансцендентные моменты спокойствия, сопровождаемые сильным чувством связи с другими.

Рисунок 11.11. Иерархия потребностей Маслоу

Абрахам Маслоу концептуализировал личность в терминах иерархии потребностей.Самая высокая из этих мотиваций — самоактуализация.

Возможно, самым известным теоретиком гуманизма является Карл Роджерс (1902–1987). Роджерс положительно относился к человеческой природе, рассматривая людей в первую очередь как моральных и полезных для других, и считал, что мы можем полностью реализовать свой потенциал эмоционального удовлетворения, если самооценка будет характеризоваться безусловным положительным отношением к поведению, включая искренность, открытость опыту, прозрачность умеет слушать других, самораскрывается и сопереживает.- набор моделей поведения, включая искренность, открытость опыту, прозрачность, способность слушать других, а также самораскрытие и сочувствие . Когда мы относимся к себе или другим с безоговорочно позитивным отношением, мы выражаем понимание и поддержку, даже если мы можем признать свои ошибки. Безусловное позитивное отношение позволяет нам признать свои страхи и неудачи, отказаться от претензий и в то же время почувствовать себя полностью принятыми такими, какие мы есть. Принцип безусловного положительного отношения стал основой психологической терапии; терапевты, которые используют его в своей практике, более эффективны, чем те, кто этого не делает (Prochaska & Norcross, 2007; Yalom, 1995).

Хотя есть критика психологов-гуманистов (например, что Маслоу в своих исследованиях сосредоточился на исторически продуктивных, а не деструктивных личностях и, таким образом, сделал слишком оптимистические выводы о способности людей творить добро), идеи гуманизма настолько сильны и оптимистичны. что они продолжали влиять как на повседневный опыт, так и на психологию. Сегодня движение за позитивную психологию отстаивает многие из этих идей, и исследования документально подтвердили, в какой степени позитивное и открытое мышление имеет важные положительные последствия для наших отношений, нашей удовлетворенности жизнью, а также нашего психологического и физического здоровья (Seligman & Csikszentmihalyi, 2000). ).

Направление исследования: несоответствия в себе, тревога и депрессия

Тори Хиггинс и его коллеги (Хиггинс, Бонд, Кляйн и Штрауман, 1986; Штрауман и Хиггинс, 1988) изучали, как различные аспекты самооценки связаны с характеристиками личности. Эти исследователи сосредоточились на типах эмоционального дистресса, который мы можем испытать в результате того, как мы в настоящее время оцениваем нашу самооценку. Хиггинс предполагает, что эмоции, которые мы испытываем, определяются как нашим восприятием того, насколько хорошо наше собственное поведение соответствует стандартам и целям, которые мы поставили перед собой (наши внутренние стандарты , ), так и нашим восприятием того, как другие думают о нас (наши внешние стандарты ).Более того, Хиггинс утверждает, что разные типы несоответствий в себе приводят к различным типам отрицательных эмоций.

В одном из экспериментов Хиггинса (Higgins, Bond, Klein, & Strauman., 1986) участников сначала попросили описать себя, используя метод самоотчета. Участники перечислили 10 мыслей, которые, по их мнению, описывают то, кем они являются на самом деле; это собственно самооценка . Затем участники также перечислили 10 мыслей, которые, по их мнению, описывают тип человека, которым они «в идеале хотели бы быть» (идеальная самооценка ), а также 10 мыслей, описывающих способ, которым кто-то другой — например, родитель — думает, что они «должны быть» ( должно быть самооценкой ).

Затем Хиггинс разделил своих участников на две группы. Те с низкими несоответствиями в самооценке были теми, кто перечислил похожие черты во всех трех списках. Их идеал, обязанность и действительная самооценка были очень похожи, поэтому они не считались уязвимыми для угроз их самооценке. Другая половина участников, с высокими расхождениями в самооценке , были теми, для кого черты характера, перечисленные в списках идеалов и должностей, сильно отличались от тех, которые перечислены в фактическом списке «я».Ожидалось, что эти участники будут уязвимы для угроз самооценке.

Затем, на более позднем сеансе исследования, Хиггинс сначала попросил людей выразить свои текущие эмоции, в том числе связанные с печалью и тревогой. После получения этой базовой меры Хиггинс активировал для участников либо идеальные, либо должные несоответствия. Участников, участвовавших в исследовании «Идеальное несоответствие себя », основанном на состоянии , попросили подумать и обсудить свои собственные и родительские надежды и цели в отношении них.Участники должны были самовсасывать условие перечислили свои собственные убеждения и убеждения своих родителей относительно их долга и обязательств. Затем все участники снова указали свои текущие эмоции.

Как вы можете видеть на рис. 11.12 «Результаты Хиггинса, Бонда, Кляйна и Штрамана, 1986», для участников с низким несоответствием самооценки размышления об их идеале или собственном «я» не сильно повлияли на их эмоции. Однако для участников с высоким расхождением в самооценке формирование идеальной самооценки усиливало их печаль и уныние, в то время как формирование я-концепции должного усиливало их тревогу и волнение.Эти результаты согласуются с идеей о том, что несоответствия между идеальным и реальным я заставляют нас испытывать печаль, неудовлетворенность и другие эмоции, связанные с депрессией, тогда как несоответствия между реальным и должным я с большей вероятностью приводят к страху, беспокойству, напряжению и другие эмоции, связанные с тревогой.

Рисунок 11.12 Результаты Хиггинса, Бонда, Кляйна и Штраумана, 1986 г.

Хиггинс и его коллеги задокументировали влияние расхождений в самооценке на эмоции.Для участников с низкими расхождениями в самооценке (правые столбцы) вид слов, относящихся к себе, мало повлиял на эмоции. Для людей с высокими расхождениями в самооценке (левая полоса), прайминг идеального «я» усиливает уныние, в то время как прайминг «должного» усиливает возбуждение.

Источник: адаптировано из Хиггинса, Э. Т., Бонда, Р. Н., Кляйна, Р., и Штраумана, Т. (1986). Само-несоответствие и эмоциональная уязвимость: как влияют масштабы, доступность и тип несоответствия. Журнал личности и социальной психологии, 51 (1), 5–15.

Один из важнейших аспектов подхода Хиггинса заключается в том, что, как и наша личность, на наши чувства также влияет как наше собственное поведение, так и наши ожидания относительно того, как другие люди видят нас. Это проясняет, что даже если вас могут не особо заботить достижения в школе, ваша неуспеваемость может вызывать негативные эмоции, потому что вы понимаете, что ваши родители действительно считают это важным.

Основные выводы

  • Один из важнейших психологических подходов к пониманию личности основан на психодинамическом подходе к личности, разработанном Зигмундом Фрейдом.
  • Для Фрейда разум был подобен айсбергу, поскольку многие мотивы бессознательного были намного больше, но также были вне поля зрения по сравнению с сознанием, которое мы осознаем.
  • Фрейд предположил, что разум разделен на три компонента: ид, эго и суперэго, и что взаимодействия и конфликты между этими компонентами создают личность.
  • Фрейд предложил использовать защитные механизмы, чтобы справиться с тревогой и поддерживать положительное представление о себе.
  • Фрейд утверждал, что личность развивается через серию психосексуальных стадий, каждая из которых сосредоточена на получении удовольствия от разных частей тела.
  • Неофрейдистские теоретики, в том числе Адлер, Юнг, Хорни и Фромм, подчеркивали роль бессознательного и раннего опыта в формировании личности, но не приводили меньше доказательств сексуальности как основной движущей силы личности.
  • Психоаналитические и поведенческие модели личности были дополнены в 1950-х и 1960-х годах теориями гуманистических психологов, включая Маслоу и Роджерса.

Упражнения и критическое мышление

  1. Основываясь на вашем понимании психодинамических теорий, как бы вы проанализировали свою личность? Есть ли в теории аспекты, которые могут помочь вам объяснить ваши собственные сильные и слабые стороны?
  2. Основываясь на вашем понимании гуманистических теорий, как бы вы попытались изменить свое поведение, чтобы лучше соответствовать основным мотивам безопасности, принятия и самореализации?
  3. Подумайте о своих несоответствиях в самооценке.Есть ли у вас несоответствие между фактическим идеалом или фактическим разумом? Что для вас важнее и почему?

Документ без названия

Документ без названия Глава 13: ЛИЧНОСТЬ

I. ОПРЕДЕЛЕНИЯ

    1. Последовательность — Все люди склонны вести себя, думать, и чувствовать себя определенным образом, что довольно стабильно во времени и ситуация. В то время как некоторые вещи меняются, другие остаются очень стабильный.

    2. Личность — Личность обычно определяется как уникальные и относительно стабильные модели поведения человека, мысли и чувства.

    3. Поведенческая позиция — Строгий бихевиорист возражают против существования личности. Они утверждают, что поведение определяется ситуацией, в которой вы находитесь, и последовательностью в поведение можно объяснить постоянством ситуации.

    4. Личность и ситуации — Большинство психологов утверждал бы, что существует взаимодействие между личностями черты характера и ситуации. Например, обман. Ты бы обманул если бы вы были в правильной ситуации и знали бы, что не стали бы попасться?

II. ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ ФРЕЙДА

1. Уровни сознания — Фрейд смотрел на то, кем мы были осознавать в любое время (на сознательном уровне) как только верхушку айсберг.Под этим уровнем находилось подавляющее большинство нашего сознания. Предсознательное чуть ниже сознательного уровня. Этот содержит воспоминания и хранимые знания, которые мы не сразу известно, но которые мы можем получить в любое время. Под предсознательным и формирует самую большую часть человеческого разума бессознательное . Это мысли, желания и порывы, которыми мы не являемся. осведомленный. Несмотря на то, что мы не знаем об этом, Фрейд видел эти как контроль нашего поведения, и это цель психоанализа — добраться до этих бессознательных факторов.

2. Три составляющих личности

(a) Id : Присутствует при рождении. Работает на свое удовольствие принцип. Он служит вашим инстинктам и требует немедленного удовлетворение.

(b) Эго : Развивается позже, когда начинает учиться и мыслить логически. Поймите, что иногда вам, возможно, придется отложить удовлетворение или найти другие способы получить его.Работает по принципу реальности, пытается найти реалистичные способы удовлетворить инстинкт.

(c) Суперэго : Это идеальная моральная часть. Стремится к совершенству, а не к удовольствиям или реальности. Работает заставляя вас чувствовать вину или стыд за плохие поступки. Развивается около 5-6 лет.
3. Стадии психосексуального развития — Пять стадий развития. В центре внимания сексуальный инстинкт.По мере того, как вы созреваете сексуальный интерес смещается в разные эрогенные зоны. Каждый этап сосредоточен вокруг определенной эрогенной зоны.
(a) Оральная стадия — (от рождения до 1 года) Эрогенная зона это рот. Эротическое удовольствие приходит от сосания, кусания, плевания, и т. д.
(b) Анальная стадия — (1-3 года) Это когда ребенок идет в туалет тренированные, мышцы сфинктера начинают созревать. Анус эрогенный зона и дефекация становятся методом получения эротического удовольствия.
(c) Фаллическая стадия — (3-6 лет) Область гениталий становится эрогенной зона и ребенок получает сексуальное удовольствие от мастурбации. Развивать сильное сексуальное влечение к родителю противоположного пола. Эдип Комплекс : у мальчика появляется желание спать с матерью. и они начинают завидовать отцу, поэтому хотят их уничтожить. Когда его кастрационная тревога становится достаточно сильной, он разрешает конфликт, отождествляя себя с отцом, действуйте как он, и это способ, которым он может опосредованно переживать мать.Девочки опыт Электра Комплекс похож на мальчиков, за исключением того, что девочка развивает зависть к пенису и желание отца в надежде, которую он разделяет его пенис с ней. Разрешение не такое ясное, как у мальчиков, оно просто исчезает, когда она понимает, что у нее не может быть отца, но это приводит к менее развитому Супер-Эго, потому что его развитие не основанный на таком же страхе (кастрации).
(d) Латентный период — (6-12 лет) Половые инстинкты относительно тихий.Так продолжается до полового созревания.
(e) Генитальная стадия — (12+) Теперь интересуюсь сексом с противоположным лицом секс. Основная цель — воспроизводство.

III. ДРУГИЕ ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЕ ВЗГЛЯДЫ

1. Юнг — Юнг был учеником Фрейда, но двое из них была горькая ссора. Юнг соглашался с Фрейдом в важности бессознательного, но предложил другую важную часть, коллективную Без сознания . Это часть бессознательного, которую разделяют всеми людьми и передается новым поколениям биологически.Он содержит архетипов, предрасполагающих нас смотреть на мир определенным образом. Два важных архетипа: анима и анимус . Анимус — мужское начало сторона женщин, а анима — женская сторона мужчин. Когда мы ищем себе пару мы ищем того, кто может спроецировать это скрытое часть нашей личности. Юнг также ввел термин интроверт . и экстравер t для описания застенчивых и замкнутых людей, или разговорчивый и общительный.

2. Карен Хорни — Теория Фрейда была очень сексистской. Хорни можно было считать одной из первых феминисток, когда она критиковала Фрейду за его идеи о женской сексуальности. Ее внимание было больше на социальные факторы в формировании развивающегося ребенка, а не сексуальные факторы.

IV. ГУМАНИСТИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ

1. Обзор — Хотя у конкретных теорий есть свои различия, все гуманистические теории основаны на гораздо более оптимистическом взгляде человеческой природы.Они предполагают, что все люди стремятся к личному рост и развитие.

2. Теория Я Роджерса — Карл Роджерс предположил, что все люди стремятся стать полноценными людьми . Это психологически здоровые люди, которые довольны жизнью. самый полный. Почему мы не все так? Потому что между самооценки (наши представления о себе) и реальности. Это вызывает беспокойство, и чтобы уменьшить это беспокойство, мы делаем такие вещи, как искажать наше восприятие реальности или отрицать реальность.Это приводит к дезадаптации и личному несчастью. Это происходит потому, что мы растем в атмосфере условно положительного отношения , наши родители одобряют нас только тогда, когда мы ведем себя определенным образом. Чтобы преодолеть это, нужна атмосфера безусловного позитива. считайте , где вы знаете, что вас примут, несмотря ни на что ты делаешь или говоришь.

3. Маслоу — иерархия потребностей Маслоу уже обсуждалась но это тоже считается гуманистической теорией.Ключ здесь это самоактуализация , вершина иерархии. Маслоу рассматривал психологически здоровых людей как достигших самоактуализации. Они раскрыли свой истинный потенциал, осознают свои недостатки а также их сильные стороны, и они заинтересованы в сохранении свои собственные стандарты, которые не обязательно должны быть обществом.

4. Самораскрытие — Это просто акт раскрытия интимная информация о себе другому человеку.это формы основа многих терапевтических подходов, особенно гуманистических. подходы. Это работает? Похоже, это помогает как психологическим и физическое здоровье, хотя может быть лучше, если это будет взаимно, то есть человек, которому вы раскрываете, раскрывает обратно.

V. ТЕОРИИ ЧЕРТОВ

1. Обзор — Эти теории сосредоточены на выявлении ключевые аспекты личности, по которым люди могут отличаться. Спросить класс для примеров черт.

2. Теория черт Олпорта — Разделенная личность Олпорта черты характера на несколько основных категорий.
(a) Вторичные черты — Они наименее важны, и они оказывают небольшое и относительно специфическое влияние на личность.
(b) Центральные черты — Это более важные и от пяти до десяти черт, которые лучше всего описывают человека. Это уникальность личности человека.
(c) Кардинальная черта — Это единственная, чрезвычайно важная черта которые характеризуют некоторых людей.Не у всех это есть, но у кого-то как у Майкла Милкена может быть один (жадность).

3. Ключевые аспекты личности — Исследования выявили пять надежных параметров, характеризующих личность.
(а) Экстраверсия — Социальный, разговорчивый, веселый, чтобы застенчивый, молчаливый и осторожный (интроверсия).

(b) Доброжелательность — Добродушный, нежный, отзывчивый, полезен для раздражительных, подозрительных и отказывавшихся от сотрудничества.

(c) Добросовестность — Внимательность, самодисциплина и ответственны к беспечным, безвольным и беспринципным.

(d) Эмоциональная устойчивость — Уравновешенность, спокойствие, сдержанность и отсутствие от ипохондрического до нервного, тревожного, возбудимого и ипохондрического.

(e) Открытость опыту — Образный, чуткий, интеллектуальный к нечувствительным, узким и грубым.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts