Экспрессивность в психологии это: Мотивация и личность. Глава 10. Экспрессивный компонент поведения — Гуманитарный портал

Содержание

Мотивация и личность. Глава 10. Экспрессивный компонент поведения — Гуманитарный портал


Преодоление и экспрессия

Преодоление (субъективная компонента функционального поведения) всегда детерминировано тем или иным позывом, потребностью, целью, намерением или функцией, оно всегда имеет назначение. Человек идёт на почту, чтобы отправить письмо, заходит в магазин, чтобы купить себе еды, мастерит полку, чтобы поставить на неё книги, или выполняет работу, за которую получает деньги. В самом понятии «преодоление» (coping) (296) уже заложена попытка решения некой проблемы или, по меньшей мере, столкновение с некой проблемой.

«Преодоление» — не самодостаточное понятие, оно всегда отсылает нас к чему-то, что лежит за его пределами, и это может быть текущая или базовая потребность организма, средство или цель поведения, целенаправленное поведение или поведение, индуцированное фрустрацией.

Экспрессивное поведение или то, что подразумевают под этим термином психологи, как правило, немотивировано, хотя, разумеется, обязательно чем-то детерминировано. (Спешу напомнить, что экспрессивное поведение имеет множество детерминант, поиск базового удовлетворения не служит для него единственно возможной причиной.) Экспрессивное поведение — это своего рода зеркало, оно отражает, обозначает или выражает некое состояние организма. Более того, экспрессивное поведение, как правило, становится частью этого состояния, например, глупыми выходками идиота; улыбкой и бодрой, пружинистой походкой здорового человека; приветливым выражением лица добряка; красотой красивой женщины; тяжело опущенными плечами, пониженным тонусом и унылой миной подавленного человека; почерком, походкой, жестикуляцией, улыбкой, манерой танца. Все эти внешние экспрессивные проявления не имеют под собой никакой цели, никакого намерения. Они ни на что не направлены. Они не служат удовлетворению ни одной из базовых потребностей. Внутренние и внешние детерминанты

Характерной чертой функционального поведения есть то, что оно в большей степени, чем экспрессивное поведение, определяется внешними детерминантами. Преодоление, как правило, представляет собой функциональную реакцию на некую критическую или проблемную ситуацию или на некую потребность, удовлетворение которой обеспечивается физической и/или культурной средой. В конечном итоге функциональное поведение, как мы уже видели, представляет собой попытку устранения внутреннего дефицита при помощи внешних удовлетворителей.

В отличие от функционального поведения, основные детерминанты экспрессивного поведения находятся в характере человека (см. ниже). Если функциональное поведение можно охарактеризовать как взаимодействие характера с непсихической реальностью, в результате которого происходит их взаимное приспособление, то экспрессивное поведение следует рассматривать как эпифеномен характера, как побочный его продукт. Таким образом, если первый тип поведения подчиняется и законам физического мира, и закономерностям характерологической структуры индивидуума, то второй — преимущественно законам психологической, или характерологической реальности. Наглядной иллюстрацией этому тезису может стать искусство «ангажированное» и «свободное», «продажное» и «непродажное».

Из вышесказанного можно сделать несколько выводов.

  1. Если мы хотим исследовать характер человека, то мы должны обратить внимание на его экспрессивное поведение. Достаточно обширный опыт использования проективных (или экспрессивных) тестов подтверждает этот вывод.
  2. Возвращаясь к извечному спору о том, что такое психология человека и с какой стороны за неё браться, мы можем смело заявить, что приспособительное, целенаправленное, мотивированное, инструментальное поведение — не единственный психологический феномен, требующий исследования.
  3. Вычленение из общего континуума поведения функционального и экспрессивного компонентов имеет некоторое отношение к проблеме взаимоотношения психологии с другими науками.

Нельзя отрицать того факта, что изучение физического мира полезно с точки зрения лучшего понимания функционального поведения, но оно вряд ли прольет свет на природу экспрессивного поведения. Этот тип поведения, по-видимому, имеет сугубо психологическую природу, подчиняется своим собственным правилам и законам, и поэтому его следует изучать непосредственно, то есть при помощи психологических методов, остерегаясь использования методов других естественных наук.

Связь с научением

Функциональное поведение в своих чистых проявлениях, как правило, выступает продуктом научения, тогда как чисто экспрессивное поведение обычно не связано с научением. Нет нужды обучать человека чувству беспомощности, тому, как выглядеть здоровым или казаться глупым, как проявлять свой гнев или удивление. Но для того, чтобы ездить на велосипеде, мастерить книжные полки или зашнуровывать ботинки, человеку нужно поучиться, нужно овладеть определёнными навыками и приёмами. Различие между функциональным и экспрессивным поведением можно проиллюстрировать, если провести аналогию с психологическими методиками — например, с тестами достижений, с одной стороны, и тестом Роршаха, с другой.

Функциональное поведение нуждается в подкреплении, человек прекратит свои действия, если увидит, что они не достигают желанного результата, тогда как экспрессивное поведение, как правило, не требует подкрепления или вознаграждения, не зависит от удовлетворения потребности.

Возможность контроля

Обусловленность функционального поведения внешними факторами, а экспрессивного — внутренними — проявляется также и в том, насколько подконтрольно поведение, насколько успешно справляются с этой задачей сознательные и бессознательные механизмы (сдерживание, подавление, вытеснение). Экспрессивное поведение всегда спонтанно, оно почти не поддаётся контролю, его трудно скрыть, изменить, подделать, подавить. (Уже в самих понятиях «контроль» и «экспрессия» заложено противопоставление.) То же самое можно сказать и про мотивированное самовыражение, о котором мы говорили выше.

Даже несмотря на то, что такого рода самовыражение человек обретает в процессе обучения, постепенно освобождаясь от внутренних запретов, его спонтанность и свобода истинны, реальны и потому так же неподконтрольны, как естественные источники экспрессивного поведения.

Эмоциональные реакции, почерк, манера танцевать, петь, говорить — всё это примеры экспрессивных реакций, которые, если и попадают под контроль сознания, то лишь на весьма короткое время. Человек не властен над своей экспрессией, критическое отношение к ней не может быть длительным — рано или поздно либо в силу усталости, либо из-за отвлечения внимания, либо по каким-то иным причинам контроль ослабнет, и верх снова возьмут глубинные, бессознательные, автоматические, характерологические детерминанты [6. Экспрессивное поведение нельзя назвать произвольным в полном смысле этого слова. Экспрессия отличается от преодоления ещё и тем, что она не требует от человека усилий. Функциональное поведение всегда сопряжено с некоторой долей напряжения, усилия. (Опять же оговорюсь, что творчество — это особый случай.)

Хочу заранее предостеречь от одной ошибки. Вас может одолеть искушение счесть спонтанность и экспрессивность заведомо полезными для организма характеристиками, а самоконтроль — напротив, заведомо вредоносным. Но это не так. Конечно, в большинстве случаев субъективное переживание спонтанности приносит человеку удовольствие, хотя бы потому, что предполагает заведомо большую раскованность, искренность, лёгкость, чем старания контролировать своё поведение, и в этом смысле спонтанность полезна как для здоровья организма, так и для оздоровления взаимоотношений с другими людьми, о чём говорит, например, Джурард (217). Однако можно посмотреть на самоконтроль с иной точки зрения. Если мы представим его в образе сдержанности, то вряд ли сможем отрицать, что некоторые аспекты сдержанности вполне благоприятны и даже полезны для человека, не говоря уже о том, что иногда для успешного взаимодействия с внешним миром человеку просто необходимо контролировать себя. Контроль не обязательно означает фрустрацию или отказ от удовольствий. Те способы самоконтроля, которые я называю «аполлоническими» вовсе не ставят под сомнение необходимость удовлетворения базовых потребностей; наоборот, они направлены на то, чтобы человек получил ещё большее удовлетворение. К таким способам контроля я отношу отложенное удовлетворение (например, в половых отношениях), грациозность (в танце или в плавании), эстетизацию (например, в еде), стилизацию (например, в поэзии), соблюдение церемониала, сакрализацию и другие, которые позволяют человеку не просто делать что-то, а делать это хорошо.

Считаю нужным ещё раз напомнить, что в здоровой личности гармонично сосуществуют обе эти тенденции. Здоровый человек не только спонтанен. Он спонтанен и экспрессивен тогда, когда хочет быть спонтанным и экспрессивным. Он способен расслабиться, отказаться от самоконтроля, способен, что называется, расстегнуть пиджак, когда находит это уместным.

Но он умеет также контролировать себя, может отложить удовольствие на потом, он вежлив, он старается не обижать людей, умеет промолчать и умеет держать себя в руках. Он воплощает в себе и дионисийство, и аполлонизм, он способен быть стоиком и эпикурейцем, экспрессивным и функциональным, сдержанным и раскованным, искренним и отстранённым, веселым и деловитым, он живёт настоящим, но умеет думать о будущем.

Здоровый, самоактуализирующийся человек поистине универсален; в отличие от среднестатистического человека он осуществляет гораздо большую часть возможностей, заложенных в человеческой природе. Его арсенал реакций гораздо шире, чем у обычного человека, и он движется в направлении к абсолютной человечности, то есть к полному раскрытию своего человеческого потенциала.

Воздействие на среду

Функциональное поведение по своей природе — не что иное, как попытка изменить окружающий мир, и эта попытка, как правило, оказывается более или менее успешной.

Экспрессивное поведение напротив, как правило, не стремится вызвать изменения окружающей среды, а если и приводит к таковым, то непреднамеренно.

Рассмотрим такой пример. Некий человек — предположим, коммерсант, — хочет продать свой товар и вступает в разговор с потенциальным покупателем. Ясно, что в этой ситуации продавец сознательно направляет беседу в нужное ему русло, приводит различные аргументы, чтобы заставить собеседника приобрести у него товар. Однако манера общения нашего коммерсанта неприятна, он слишком навязчив (или недружелюбен, или высокомерен), и это вызывает у его собеседника желание поскорее отделаться от него. На этом примере мы видим, что экспрессивные аспекты поведения могут определённым образом воздействовать на ситуацию, однако нужно отметить, что наш коммерсант вовсе не стремился к столь нежеланным для себя эффектам, он не старался быть навязчивым или высокомерным и, скорее всего, так и не понял, что произвёл на своего собеседника плохое впечатление. Отсюда мы можем заключить, что даже если экспрессивное поведение воздействует на внешнюю действительность, то воздействие это имеет немотивированный, непреднамеренный, эпифеноменальный характер.

Средства и цели

Преодоление, или функциональное поведение, всегда носит инструментальный характер, всегда служит средством достижения некой цели. И наоборот — всякое целенаправленное поведение (за исключением тех случаев, когда человек сознательно, добровольно отказывается от преодоления) следует считать функциональным.

Различные формы экспрессивного поведения либо не имеют никакого отношения к средствам и целям (например, почерк), либо сами по себе служат целью (например, пение, танец, игра на фортепьяно и тому подобное). Поведение и сознание

Акты чистой экспрессии не осознаются человеком или осознается только частично. Обычно человек не отдаёт себе отчёта в том, как он ходит, как стоит, как улыбается и как смеётся. Мы обращаем внимание на эти вещи только тогда, когда разглядываем фотографии, просматриваем домашние видеозаписи, или же когда кто-нибудь поправляет или передразнивает нас. Но это скорее исключения, нежели правило. Осознанные акты экспрессии, такие как выбор одежды, прически, мебели, следует рассматривать как примеры смешанного поведения, в котором присутствует изрядный элемент функциональности. Функциональное поведение, как правило, осознается полностью, хотя иногда, в крайне редких случаях может иметь неосознанный характер.

Самоосвобождение и катарсис. Незавершённые акты. Синдром разведчика

Есть особый тип поведения, в котором объединяются экспрессивная природа и функциональный смысл. Несмотря на свою экспрессивность, оно исполняет определённые функции, а порой становится сознательным выбором организма. Я говорю о тех поведенческих актах, которые Леви называл актами освобождения. Примеры, которыми проиллюстрировал этот тип поведения сам Леви (271), кажутся мне несколько технократичными, поэтому позволю себе привести более подходящий, на мой взгляд, пример. Мне кажется, что наиболее полным образом этот тип поведения обнаруживается в ругательствах, непроизвольно слетающих с уст человека, или в ситуациях, когда человек, оставшись наедине с собой, даёт волю своему гневу и ярости. Всякое ругательство, несомненно, экспрессивно, поскольку выражает состояние организма. Это не функциональный акт, потому что он не имеет своей целью удовлетворение базовой потребности.

Он приносит человеку удовлетворение, но удовлетворение особого рода. Такие поведенческие акты вызывают изменения в состоянии организма, но изменения эти носят эпифеноменальный характер, выступают как побочный продукт поведения.

Мне думается, что подобного рода акты освобождения можно определить как поведение, способствующее устранению внутреннего дискомфорта в организме, снятию внутреннего напряжения. Такое поведение 1) позволяет завершить незавершённый акт; 2) снимает накопившуюся враждебность, тревогу, возбуждение, радость, восторг, экстаз и другие аффекты, перенапрягающие ресурсы организма, позволяет им выплеснуться в экспрессивно-двигательном акте, а также 3) есть одной из форм «чистой» активности, активности ради активности, в которой не может себе отказать ни один здоровый организм. То же самое можно сказать о самораскрытии (217).

Вполне возможно, что катарсис как форма психотерапии, о которой говорили Брейер и Фрейд, в сущности есть лишь несколько более сложным вариантом вышеописанного поведения.

Катарсис также можно определить как полное (и в известном смысле несущее удовлетворение) высвобождение сдержанного, незавершённого акта, как поток воды, спущенной из запруды.

Наверное, любое признание, любую форму самообнажения можно рассматривать как акт освобождения. Быть может, даже столь специфический феномен как психоаналитический инсайт подпадает под это определение; если бы мы достаточно хорошо изучили этот феномен, то, вероятно, с полным правом рассматривали бы его как акт освобождения или акт завершения.

Не следует путать вышеописанный тип поведения, который берёт своё начало из стремления к завершению незавершённого акта или серии актов, с персеверативным поведением, которое представляет собой исключительно функциональную реакцию организма на возникшую угрозу. Персеверативное поведение детерминировано угрозой базовым, парциальным и/или невротическим потребностям, и потому его следует рассматривать в рамках теории мотивации, тогда как представленный здесь тип поведения скорее должен быть отнесён к разряду идеомоторных феноменов, которые, в свою очередь, тесно связаны с такими нейрофизиологическими переменными, как уровень сахара в крови, количество выделяемого адреналина, возбудимость вегетативной нервной системы и рефлексы. То есть для того, чтобы понять, почему пятилетний ребёнок получает такое удовольствие, прыгая на пружинном матраце, нет нужды исследовать его мотивационную жизнь, достаточно просто вспомнить, что существуют такие физиологические состояния, которые требуют моторного выражения. Когда человек не имеет возможности выразить себя, когда он вынужден скрывать свою истинную природу, когда он не может быть самим собой, он чувствует примерно такое же напряжение, как разведчик в тылу врага.

Естественность, искренность, безыскусность гораздо менее утомительны, чем притворство и фальшь.

Репетиционный синдром; настойчивое и безуспешное преодоление; «обезвреживание» проблемы

Повторяющиеся ночные кошмары невротика, еженощные пробуждения пугливого ребёнка (или взрослого человека), неспособность ребёнка отвлечься от своих страхов, тики, ритуалы и прочие символические акты, диссоциативные акты, невротические «выплески» — всё это проявления репетиционного синдрома (от лат. repetitio — повторение), о котором я считаю нужным порассуждать особо. 31

О важности данного феномена говорит хотя бы тот факт, что Фрейд, когда столкнулся с ним, вынужден был внести коррективы в некоторые из базовых положений своей теории.

После него к этой проблематике обращались такие исследователи, как Фенихель (129), Куби (245), Касании (223), их соображения могут помочь нам понять природу данного феномена. По мнению этих авторов, поведенческие акты репетиционного круга можно рассматривать как настойчивые потуги — иногда успешные, но чаще тщетные — разрешить практически неразрешимую проблему. В качестве примера, хорошо иллюстрирующего этот тезис, представьте себе повергнутого на ковер борца. До тех пор, пока у него остаются силы, он старается подняться на ноги, хотя прекрасно понимает, что, поднявшись, будет снова уложен противником на ковер. Иначе говоря, в основе этих поведенческих актов лежит упрямое и почти безнадёжное желание организма овладеть ситуацией. Исходя из этого положения, мы должны рассматривать их как особую форму преодоления или, по крайней мере, как попытку такого преодоления. Эти акты отличаются от простых персевераций и тем более от актов освобождения, — феномен освобождения не предполагает преодоления, освобождение лишь завершает незавершённое и разрешает неразрешённое.

Впечатлительный ребёнок, напуганный сказкой о сером волке, будет снова и снова мысленно возвращаться к напугавшему его образу, тема волков будет всплывать в его играх, разговорах, вопросах, фантазиях, рисунках. Можно сказать, что таким образом ребёнок пытается «обезвредить» проблему, сделать её менее болезненной. Чаще всего он достигает желанного результата, многократно представляя себе страшный образ, он постепенно привыкает к нему, перерабатывает и перестаёт бояться его, узнает способы защиты, пробует различные приёмы, которые должны помочь ему стать хозяином положения, совершенствует удачные и отказывается от неудачных и так далее.

Логично было бы заключить, что навязчивость исчезает с исчезновением причины, вызвавшей её. Однако, как в таком случае объяснить тот факт, что иногда навязчивость не желает отступать? Видимо, нужно признать, что индивидууму, несмотря на все его старания, не всегда удаётся победить её, не всегда удаётся стать хозяином положения.

По-видимому, люди, у которых не сформировано базовое чувство уверенности, люди, постоянно ощущающие угрозу, не умеют красиво проигрывать. Здесь уместно было бы вспомнить эксперименты Овсянкиной (367) и Зейгарник (493), посвящённые изучению персеверации незавершённых действий или, иначе говоря, персеверации неразрешённых проблем.

Исследователи пришли к выводу, что эта тенденция возникает только тогда, когда существует угроза личности, когда поражение означает для человека утрату безопасности, уверенности в себе, самоуважения и тому подобных вещей.

Учитывая данные этих исследований, мы можем внести в нашу формулировку одно существенное уточнение. Навязчивость, то есть безуспешные попытки преодоления, неизбежны тогда, когда существует угроза базовым потребностям организма, когда организм не в состоянии устранить эту угрозу.

Разделив персеверации на экспрессивные и функциональные, мы не только получим два подкласса поведенческих актов, но и увеличим общий объём актов, которые можно назвать персеверативными. Например, к разряду «экспрессивных персевераций» или «завершающих актов» мы отнесем не только акты освобождения, но и моторные выплески напряжения, различные формы выражения возбуждения, как приятного, так и неприятного для организма, и широкий ряд идеомоторных тенденций в целом. Следуя той же логике, под рубрикой «навязчивое преодоление» можно (и даже полезно) объединить такие феномены, как не преодолённое чувство обиды или унижения, бессознательное чувство зависти и ревности, настойчивые попытки компенсировать некогда пережитое унижение, компульсивное стремление к частой смене партнёров у скрытых гомосексуалистов и прочие тщетные усилия, направленные на устранение угрозы. Я позволю себе смелое предположение и заявлю, что, пересмотрев некоторые концептуальные положения теории неврозов, мы в конце концов придём к выводу, что и сам невроз — это не что иное, как неэффективная, безуспешная попытка преодоления.

Безусловно, всё вышесказанное ещё не означает, что отныне отпадает необходимость в дифференциальной диагностике. Для того, чтобы помочь конкретному пациенту, страдающему навязчивыми ночными кошмарами, мы должны определить, экспрессивен ли его кошмар или функционален, или природа этого кошмара двойственна. Ниже я приведу примеры, почерпнутые мною из работы Мюррея (353). 32

Определение невроза

Мы постепенно приходим к пониманию того, что классический невроз в целом, так же как и любой отдельный невротический симптом, имеет функциональную природу. Фрейд, несомненно, внёс наиболее значительный вклад в науку, показав, что невротический симптом имеет функции и цели и может вызывать эффекты самого разного рода (первичная выгода).

Однако, к нашему несчастью, к разряду невротических оказались приписанными не только функциональные, но и экспрессивные симптомы. Мне же представляется, что во избежание путаницы было бы полезно уточнить само понятие невротической симптоматики. Я предлагаю называть невротическими только такие поведенческие проявления, которые несут в себе ту или иную функцию, поведение же экспрессивного характера стоило бы обозначить каким-то иным понятием (см. ниже).

Существует довольно простой — по крайней мере, с точки зрения теории — признак, позволяющий нам отличить истинно невротические симптомы, то есть симптомы функциональные, целенаправленные, от симптомов псевдоневротических, симптомов экспрессивной природы. Если симптом несёт в себе некую функцию, если он что-то делает для человека, то очевидно, что человеку будет трудно отказаться от него. Предположим, что мы нашли способ полностью освободить пациента от невротических симптомов.

Вряд ли такая процедура принесёт ему облегчение, скорее она причинит ему вред, так как может обострить его тревогу или иные болезненные переживания. Это всё равно что вынуть часть фундамента из-под дома. Даже если эта часть не столь прочна, как соседняя, она, хорошо или плохо, но поддерживает здание, — решительно изъяв её, мы рискуем разрушить все строение. 33

Однако, если симптом не функционален, если он не имеет жизненно важного значения для организма, его устранение не причинит вреда пациенту, скорее наоборот — оно пойдёт ему на пользу. Симптоматическую терапию, как правило, критикуют на том основании, что она игнорирует взаимосвязь симптомов. Болезненный симптом, на первый взгляд самостоятельный, на самом деле может играть жизненно важную роль для целостности психической организации пациента, и потому терапевт не имеет права «изымать» симптом, не уяснив его значение.

Из этого положения закономерно вытекает другое. Если симптоматическая терапия действительно опасна, когда мы имеем дело с истинно невротическими симптомами, то она же совершенно безвредна, когда мы имеем дело с экспрессивной симптоматикой. Устранение симптома экспрессивного характера не причиняет пациенту вреда, напротив, оно может облегчить его состояние. Это означает, что симптоматическая терапия может найти гораздо более широкое применение, нежели предписывает ей психоанализ [463, 487. Многие гипнотерапевты и поведенческие терапевты считают, что опасность симптоматической терапии сильно преувеличена.

На основании всего вышеизложенного закономерно заключить, что традиционное понимание неврозов страдает чрезмерной упрощённостью. В общей картине симптоматики невроза всегда можно обнаружить как функциональные, так и экспрессивные симптомы, и мы должны научиться различать их, отделять одни от других, как отделяем причину от следствия.

Так, например, причиной многих невротических симптомов бывает чувство беспомощности, такую симптоматику следует рассматривать как реактивное образование, с помощью которого человек пытается преодолеть ощущение беспомощности или хотя бы сжиться с ним. Реактивное образование, безусловно, функционально, но само чувство беспомощности экспрессивно, оно не приносит человеку пользы, оно не выгодно для него. Оно предстаёт перед организмом как данность, и человеку не остаётся ничего другого, как реагировать на эту данность.

Катастрофическое поведение; безнадёжность

Иногда мы сталкиваемся с тем, что все попытки организма преодолеть угрозу терпят крах. Так бывает, когда внешняя угроза слишком велика или когда защитные системы организма слишком слабы, чтобы противостоять угрозе.

Гольдштейн первым провёл глубокий анализ симптоматики пациентов, страдающих травматическими повреждениями мозга, и показал разницу между функциональными реакциями, или реакциями, направленными на преодоление угрозы, и катастрофическим поведением, возникающим в результате невозможности преодоления этой угрозы.

Катастрофическое поведение обнаруживается также у пациентов, страдающих фобиями (260) и тяжёлыми посттравматическими неврозами [2. Наверное, с ещё большей наглядностью он проявляется у невротизированных крыс, у которых оно принимает форму лихорадочного поведения (285). Конечно, этих крыс нельзя назвать невротиками в строгом смысле этого слова. Невроз — это болезненный способ организации поведения, тогда как поведение этих животных абсолютно дезорганизовано.

Другой характеристикой катастрофического поведения служит его антифункциональность, нецеленаправленность; другими словами, оно скорее экспрессивно, нежели функционально. Следовательно, такое поведение нельзя назвать невротическим, для его обозначения стоило бы использовать другие термины. Можно назвать его катастрофическим, можно дезорганизованным, можно попытаться найти какое-то иное название. Однако вы можете предпочесть иную точку зрения на эту проблему, например, ту, что предлагает в своей работе Кли (233).

Ещё одним примером такого рода экспрессии, в корне отличной от невротического преодоления, служит глубокое чувство безнадёжности или уныния, характерное для людей и обезьян (304), вынужденных жить в условиях хронической депривации, обречённых на бесконечные разочарования. В какой-то момент эти люди (и обезьяны) просто перестают сопротивляться обстоятельствам, однажды они понимают, что борьба бессмысленна. Им не на что надеяться, а значит, не за что бороться. Вполне возможно, что апатия шизофреника объясняется этим же чувством безнадёжности, а следовательно, её следует интерпретировать не как форму преодоления, а как отказ от преодоления. Мне кажется, что апатия как симптом кардинально отличается от буйного поведения кататонического шизофреника или бредовых идей параноидного пациента. Буйство и бред очевидно функциональны; это реакции, направленные на преодоление, они свидетельствуют о том, что организм сопротивляется болезни, что он не утратил надежды. В теории это может означать, что прогноз при кататонических и параноидных формах будет более благоприятным, чем при простой форме шизофрении, и практика подтверждает это предположение.

Так же дифференцированно следует подходить к интерпретации суицидальных попыток, к анализу поведения смертельно больных людей и к анализу отношения пациента к болезни. В этих ситуациях отказ от преодоления также значительно снижает вероятность благоприятного исхода.

Психосоматические симптомы

Дифференциация поведения на функциональное и экспрессивное может оказаться особенно полезной в сфере психосоматической медицины. Именно этой области знания наивный детерминизм Фрейда нанёс наибольший вред. Ошибка Фрейда заключалась в том, что он предполагал за поведением обязательную взаимосвязь с «бессознательной мотивацией».

Обнаруженный им феномен так называемых ошибочных действий он интерпретировал исключительно с точки зрения бессознательных мотивов, словно не замечая существования иных детерминант поведения. Он обвинял в антидетерминизме любого, кто только предполагал возможность существования иных источников забывания, оговорок и описок. Многие психоаналитики и по сей день склонны объяснять поведение человека исключительно действием бессознательных мотивов.

Следует признать, что при анализе неврозов предвзятость психоаналитиков не так вопиюща, поскольку практически все невротические симптомы действительно имеют под собой бессознательную мотивацию (разумеется, наряду с другими детерминантами).

Однако в психосоматической медицине такой подход породил страшную неразбериху. Очень многие соматические реакции не несут в себе никакой функции, очевидной цели, они не имеют под собой никакой мотивации — ни бессознательной, ни осознанной. Такие симптомы как повышенное кровяное давление, запор, желудочная язва и тому подобное, служат скорее всего эпифеноменами, побочными продуктами сложной цепи физических и соматических процессов. Ни один язвенник не стремился заработать язву, не нуждался в ней; его болезнь не несёт ему прямой выгоды. (Я пока оставляю в стороне вопрос о вторичной выгоде.) А вот в чём он действительно нуждался, так это в том, чтобы скрыть от окружающих свою пассивность или подавить свою агрессию или соответствовать неким идеалам. Эти цели могут быть достигнуты только ценой соматического здоровья, но эта цена всегда неожиданна для человека, он не предвидит её. Другими словами, психосоматические симптомы не приносят человеку той (первичной) выгоды, какую приносят невротические симптомы.

Блестящий пример тому — исследование Данбер (114), доказавшее, что существует особый тип людей, склад личности которых увеличивает риск травмы. Эти люди настолько беспечны, настолько неосмотрительны, что поскальзываются, запинаются и падают на ровном месте, получая при этом различного рода переломы и вывихи. Они не ставят перед собой задачи сломать руку или ногу, эти переломы — не цель этих людей, а рок, довлеющий над ними.

Впрочем, некоторые исследователи допускают гипотетическую возможность того, что соматические симптомы приносят человеку определённую выгоду, но я бы сказал, что эти симптомы правильнее было бы отнести к разряду конверсионных или невротических симптомов. Если же соматический симптом возникает в результате некоего невротического процесса, как непредвиденная соматическая расплата за него, он требует иного названия; его имеет смысл назвать, например, физионевротическим или экспрессивно-соматическим. Не стоит смешивать побочные продукты невротического процесса с самим процессом.

Прежде чем закончить обсуждение этой темы, считаю нужным упомянуть о наиболее выразительном классе симптомов. Это симптомы, которые отражают генерализованные, организмические состояния человека, такие как депрессия, хорошее здоровье, активность, апатия и тому подобное. Если человек подавлен, то он подавлен весь, целиком. И совершенно очевидно, что запор в данном случае выступает не функциональным, а экспрессивным симптомом (хотя у некоторых пациентов даже запор может стать целенаправленным поведенческим актом, например, ребёнок настойчиво отказывается испражняться, демонстрируя тем самым бессознательную враждебность по отношению к назойливым приставаниям матери). То же самое можно сказать об утрате аппетита и о мутизме, нередко сопровождающих апатию, о хорошем мышечном тонусе здорового человека, о нервозности неуверенного в себе человека.

Возможность двоякой интерпретации психосоматических расстройств прекрасно продемонстрирована в работе Сонтага (433). Автор исследовал пациентов с кожными заболеваниями.

Он рассказывает о пациентке, страдавшей сильной угревой сыпью. Манифестация и троекратные повторные возникновения этого симптома по времени совпадали с эпизодами тяжёлого эмоционального стресса и конфликта, связанного с сексуальными проблемами. В каждом из трёх эпизодов угри как нарочно появлялись на лице и теле женщины накануне полового контакта. Вполне возможно, что женщина бессознательно желала оказаться неприглядной для того, чтобы избежать полового контакта; возможно также, что она таким образом наказывала себя за свои прошлые прегрешения. Другими словами, сыпь могла выступать как функциональный, невротический симптом, симптом, несущий определённую выгоду пациентке. Но убедительных аргументов в пользу такой интерпретации у нас нет; да и сам Сонтаг допускает, что вся эта история вполне может быть цепью случайных совпадений.

Можно также предположить, что угревая сыпь была выражением генерализованного организмического нарушения, вызванного конфликтом, стрессом, тревогой, что в её появлении был элемент экспрессии. Нужно сказать, что работа Сонтага весьма необычна, и её необычность состоит именно в том, что автор чутко уловил ту основополагающую дилемму, которая обязательно встаёт перед исследователем при анализе такого рода случаев; Сонтаг допускает возможность альтернативной интерпретации симптома — рассмотрения его и как функционального, и как экспрессивного.

Большинство же авторов, не располагая даже тем количеством данных, которыми располагал Сонтаг, не утруждают себя рассмотрением альтернатив и либо смело объявляют симптом невротическим, либо с не меньшей решительностью заявляют, что в нём нет ничего невротического.

Очень часто мы склонны видеть потаённый смысл в том, что на самом деле не больше, чем простое совпадение. Для лучшего понимания того, почему симптомы требуют особой осторожности при интерпретации, хочу в качестве примера привести один случай, о котором я где-то читал. Пациент, женатый мужчина, завёл интрижку на стороне, в связи с чем испытывал мучительные угрызения совести. Мало того, каждый раз после половой близости с любовницей у него на теле высыпала сыпь. Судя по настроению, которое царит ныне в медицинских кругах, можно предположить, что очень многие врачи сочли бы эту сыпь невротическим симптомом, они заявили бы, что мужчина таким образом наказывает себя.

Однако внимательный осмотр пациента показал возможность менее замысловатого объяснения. Оказалось, что кровать его любовницы кишела клопами!

Свободные ассоциации как самовыражение

Дифференциация поведения на два класса поможет нам лучше понять процесс свободных ассоциаций. Если вы следом за мной придёте к выводу, что свободные ассоциации — по сути своей экспрессивный феномен, вы поймёте, в чём причина действенности этого метода.

Если задуматься, то вся эта глыба психоанализа, огромное количество теорий, созданных на его основе, и методик, рождённых им, держится на единственной процедуре — на методе свободных ассоциаций. В связи с этим кажется просто невероятным, что эта процедура так плохо изучена.

Исследований по этой проблеме практически не проводится, она так и не стала предметом серьёзного научного обсуждения. Мы знаем, что свободные ассоциации приводят к катарсису и инсайту, но до сих пор можем лишь гадать, отчего так происходит.

Для начала обратимся к проективным тестам, таким как тест Роршаха, поскольку они представляют собой наглядный и всем известный образец экспрессии. Образы, о которых сообщает пациент в процессе тестирования, не имеют целью решить какую-то проблему, они просто отражают его взгляд на мир.

Поскольку экспериментальная ситуация почти не структурирована, и потому мы можем быть уверены в том, что образы, сообщаемые пациентом, почти всецело детерминированы структурой его характера и почти совсем не детерминированы требованиями внешней ситуации. Отсюда мы можем заключить, что имеем дело с актом экспрессии, а не преодоления. Именно поэтому, на основании содержания этих образов, мы вправе делать выводы о характере пациента.

Мне кажется, что метод свободных ассоциаций несёт в себе тот же смысл и может быть использован в тех же целях, что и тест Роршаха. Метод свободных ассоциаций, так же как тест Роршаха, наилучшим образом работает в неструктурированной ситуации. Если мы согласимся, что в основе свободы свободного ассоциирования лежит отказ от диктата внешней реальности, реальности, которая требует от человека подчинения сиюминутной конкретике, законам физического, а не психического мира, то мы поймём, почему проблема адаптации с такой обязательностью навязывает индивидууму целеполагание. Проблема адаптации активизирует и делает насущными те возможности организма, которые помогают ему преодолеть требования насущного. Насущное становится организационным принципом, в соответствии с которым разнообразные возможности организма воплощаются в действительность именно в той последовательности, которая единственно возможна и необходима для решения этой внешней задачи.

Говоря о структурированной ситуации, мы имеем в виду ситуацию, логика которой предопределяет и направляет реакции организма. Совсем другое дело — неструктурированная ситуация. В неструктурированной ситуации внешняя реальность не столь важна, не столь значима для организма. Она не предъявляет к организму ясно выраженных требований, не указывает ему на единственно возможный, единственно «правильный» ответ. Именно в этом смысле неструктурирован тест Роршаха, все реакции организма в данном случае равновозможны и одинаково верны. Проблема, встающая перед испытуемым, разглядывающим пятна Роршаха, прямо противоположна проблеме студента, всматривающегося в чертеж, сопровождающий геометрическую задачу; ситуация, в которой оказался студент, настолько жёстко структурирована, что в ней возможен лишь один-единственный, правильный ответ, который никак не связан с мыслями, чувствами и надеждами человека.

Всё вышесказанное с полным правом можно повторить и относительно метода свободных ассоциаций, быть может, даже с большей убедительностью, так как здесь пациенту не предлагается никакого стимульного материала. Перед ним не поставлено никакой конкретной задачи, никакой конкретной цели, наоборот, он должен избегать любого целеполагания.

Только тогда, когда пациент в конце концов научается ассоциировать легко и свободно, когда он сможет «выдать» те образы, мысли, воспоминания, которые проносятся в его сознании, не подвергая их цензуре, не пытаясь связать логически, только тогда они перестают быть ответом на внешний стимул и становятся отражением его характера, и чем меньше проступает в его ответах внешняя реальность, тем выше экспрессия, представленная в них. Совершенный испытуемый излучает эти ассоциации из самой сердцевины личности, из её ядра, в котором заключена его сущность.

Все ассоциации индивидуума будут детерминированы только его потребностями, фрустрациями и установками, то есть его личностной структурой. То же самое можно сказать и о сновидениях: их также следует считать выражением характерологической структуры индивидуума, так как внешняя реальность не оказывает практически никакого влияния на содержание сновидений. Тики, нервозность, оговорки, ошибки, забывание, хотя и функциональны по своей природе, тоже содержат экспрессивный компонент.

Значение свободных ассоциаций состоит в том, что они обнажают суть человека. Ориентация на достижение, на разрешение проблемы, на преодоление — всё это лишь поведенческие феномены, феномены, связанные с адаптацией личности, детерминированные требованиями внешней реальности, тогда как структура личности в большей степени детерминирована законами психической реальности, нежели законами логики или физической среды. Фрейдовское Эго, именно оно непосредственно связано с реальностью и поэтому, чтобы успешно взаимодействовать с ней, должно подчиняться ее законам.

Для того, чтобы добраться до сердцевины личности, для того, чтобы проникнуть в суть человека, нужно ослабить, если не исключить полностью, детерминирующее воздействие реальности и законов логики. Именно для этого психоаналитику и его пациенту нужны тихая комната, кушетка и благожелательная атмосфера; устремляясь именно к этой цели они пытаются освободиться от всех запретов и обязательств, которые возложила на них культура. Только тогда, когда пациент научается выражать свою сущность словами, когда слова теряют своё функциональное значение, только тогда мы можем наблюдать все благотворные эффекты метода свободных ассоциаций.

Отдельная проблема теоретического плана встаёт перед нами, когда мы приступаем к изучению преднамеренных или сознательных актов экспрессии. Давно замечено, что такие акты могут выполнять функцию своего рода обратной связи, вызывая изменения в характерологической структуре человека.

Довольно часто, работая со специально отобранными для этого людьми, я обнаруживал, что если регулярно просить человека изобразить какое-то качество или эмоцию (храбрость, нежность, гнев и так далее), то в конце концов человеку всё легче проявлять эти качества в реальных ситуациях, ему всё легче на самом деле быть храбрым, нежным или сердитым. Как правило, испытуемые, отбираемые для подобных терапевтических экспериментов, — это люди, в личности которых исследователь почувствовал те или иные подавленные тенденции. В таких случаях сознательная экспрессия способна изменить человека.

И последнее, что я хочу сказать по этому поводу. Я убеждён, что высшей формой выражения своеобразия личности есть искусство. Любая научная теория, любое открытие, любое изобретение в большей мере детерминировано требованиями внешней ситуации, нежели уникальной природой её автора. Не родись Менделеев, кто-нибудь другой обязательно составил бы периодическую таблицу химических элементов. Но полотна Сезанна могли выйти только из-под кисти Сезанна. Только художник незаменим.




Экспрессия — что это и как она проявляется? Что такое экспрессия, формы ее проявления

Экспрессия начинается там, где заканчивается мышление, так сказал Альбер Камю, а мы могли бы добавить — и начинаются эмоции. Действительно, на вопрос, что такое экспрессия, можно ответить со стороны психологии, искусства и даже генной инженерии. Но суть, ядро этого слова, заключено в одном очень экспрессивном существительном — чрезвычайности. Чрезвычайности мыслей, движения, образа жизни, порывов, скорости. Пожалуй, с этого и начнем.

Что такое экспрессия

Латинское слово ex-pressio, то есть — выдавливание, выжимание, нагнетание, заставляет посмотреть на знакомое нам понятие с другой стороны. То есть буквально слово экспрессия означало насильственное вызывание каких-либо чувств и эмоций.

Наши словари трактуют это яркое слово иначе и ближе для привычного восприятия — выразительность, чувственность, эмоциональность на грани обнажения личности.

Но по факту экспрессия — это довольно капризный диагноз, который выносится в определенном соответственно параметрам, принятым в этом обществе за норму. Допустим, нет ничего предосудительного для русского человека в том, чтобы, здороваясь со знакомым, придержать его руку в своей. Для истинного британца, как-то не воспитанного на дружественных телесных контактах, такой жест будет выглядеть экспрессивным, если не сказать — ненормальным.

Экспрессия в психологии

Психология не считает, что экспрессия — такое чувственно-эмоциональное поведенческое проявление, ведь человек, демонстрируя себя, преподносит значительную часть своей личности не в словах или поступках, а в собственном облике. Сила чувств, наше самовыражение, основанное на прочном фундаменте из убеждений, привычек, и «эмоциональной слепоте» (зрительно оцениваем окружающих, но не себя), — все это откладывается на манере одеваться, носить макияж, опрятности или неряшливом виде.

Экспрессивная личность присутствует в каждом, ведь синонимами экспрессии являются колоритность, сочность, живость натуры, а нет ни одного человека, периодически не испытывающего в себе яркого подъема, силы, рельефности — каждому знакомо это чувство, горячей волной поднимающееся изнутри. Только кому-то достаточно выпить чашечку кофе, чтобы подняться на высоту эмоций, а кому-то нужно совершить внутреннее преодоление, добиться признания.

Экспрессия в искусстве

Самое наглядное и выразительно проявление экспрессии мы встречаем в искусстве, будь то волнующая картина, скрипичный концерт или зажигательный танец. Для оценки произведения как примера экспрессии не нужно вдаваться в анализ. Если вы ощутили в себе душевное движение, значит, то, что вызвало его, — экспрессивно в той или иной мере.

С его «живыми» иконами, Иероним Босх, переворачивающий сознание невиданной жутью своих полотен, — экспрессионисты. Майкл Флетли, почти забытый Король Айседора Дункан — экспрессионисты. Эпохой экспрессионизма считают расцвет готического направления в Западной Европе, а сейчас того же титула удостоились творческие плоды направления hi-tech.

Зеркало личности

Внутреннюю экспрессию спрятать невозможно, потому что человек не способен отказаться от своей личности. Злой нелюдимый затворник сможет поменять истинное лицо на маску добродушного «соседушки», но не пройдет и десяти минут, как угрюмость начнет продираться сквозь улыбку. Это то же самое, как если калека вдруг начнет притворяться здоровым. Поверят ли ему?

Что такое экспрессия и как она работает, хорошо наблюдать на революционно настроенных людях, генераторах энергии и маятниках, раскачивающих весь окружающий мир вокруг себя. Их секрет в направленном действии своего душевного подъема, в том, что свою искру они несут с уверенным пониманием того, что она светит и греет, а не стыдливо пряча ее под полой. Поэтому основной синоним экспрессии, стоящий на первом месте, — это яркость. Яркая личность всегда экспрессивна, ибо обнаженность чувств есть зеркало — всякий глядящий в него увидит суть. В зеркало же, занавешенное комплексами и предрассудками, затянутое паутиной, и глядеть никому не хочется.

Универсальный язык

Лексическое значение экспрессии — это выразительное, яркое проявление эмоций и личных качеств человека.

Экспрессия здорового человека всегда адаптивна к обществу, образующему культурную ячейку. Смех — нормальная реакция на шутку, и он будет понят как жителем Африки, так и австралийским поселенцем. Но продолжительность естественной реакции на анекдот, сила ее проявления и характер дополнительных жестов регулируются принципами допустимого в конкретной среде. Относится это и к прочим примерам универсального языка экспрессивности: плачу, грусти, радости, восторгу, страху.

Регулируемые социумом нормы не кажутся сильно ограничивающими, но лишь потому, что каждый из нас воспитан в понятиях того, что позволительно, а что нет. Люди, внутренний мир которых не вписывается в установленные рамки, и есть истинные экспрессионисты.

Экспрессия генов

Что такое экспрессия генов, можно понять, только зная приблизительное строение клетки и ту информацию, которую она несет.

Любой человек — из плотно подогнанных клеток, и всего их в пределах 50 трлн. Внутри каждой клетки находится ядро, но само по себе оно только оболочка для ценного набора ДНК, образующего цепочку вокруг концентрата нашей личности — хромосомы. Информация в хромосоме — это сведения о цвете наших глаз, о форме ногтей, о сухости или жирности кожи. Эти сведения не слиты в единый резервуар, а строго разделены на кирпичики — гены. Если только представить, что комплект каждой клетки содержит 20 тыс. генов, то становится понятной сложность каждой личности в отдельности. Мы просто обязаны быть индивидуальностями, обладая таким спектром противопоставлений.

Как и у людей, у каждого из генов есть своя обязанность, которую он «вывозит» или нет. Кто-то регулярно совершает переработку, а кто-то скромно отмалчивается в стороне. И это и есть, собственно, экспрессия генов — характер их активности. Это нельзя назвать отклонением — невозможно всем работать с одинаковой скоростью, и неизменно часть генов будет обладать высокой экспрессией, а часть — низкой. Это не хорошо и не плохо, это абсолютная норма.

Наука, изучающая экспрессию генов, — генная инженерия, ставит впереди себя задачи, знакомые нам разве что по фантастическим фильмам. Одной из целей, возложенных на изучение генной экспрессии, является вечная молодость.

«Какая экспрессия!» — восхищенно выдохнет ценитель искусства, глядя на картину художника. «Очень экспрессивная девушка!» — скажет человек о своей собеседнице, эмоционально рассказывающей о взволновавшем ее событии. Что же такое экспрессия? Это понятие встречается в искусстве и в медицине, в биологии и в психологии. Мы употребляем его, когда говорим о чем-то ярком, динамичном и очень эмоциональном.

Понятие «экспрессия» происходит от латинского слова «выражение» — expression. Не стоит путать с espresso – способом приготовления крепкого кофе. В психологии под экспрессией понимается процесс демонстрации эмоций, трансляция их окружающим, то есть эмоциональная выразительность.

Отражают отношение человека к окружающему миру и к самому себе. Их центры находятся в древней подкорковой зоне головного мозга, что объясняет связь наших эмоциональных состояний с различными физиологическими функциями организма. Когда человек переживает сильные чувства, происходят изменения в сердечно-сосудистой системе, пищеварительной, гормональной и т. д.

Эти изменения могут быть визуально заметны, они показывают, какие чувства и настроения испытывает человек. Например, мы замечаем бледность кожи испуганного человека или покрасневшие от смущения щеки, дрожащие от волнения пальцы рук или выступивший на лбу пот, не говоря уже об улыбке, смехе и слезах. Все это экспрессивные реакции, выражающие эмоциональное состояние.

Кстати, они характерны не только для человека, но и для высших животных, что свидетельствует о древности выразительных движений:

  • вздыбленная шерсть, подергивание хвоста у кошек;
  • очаровательная улыбка или оскал собак и т. д.

Но экспрессия человека только этими, во многом рефлекторными реакциями не ограничивается.

Формы экспрессии

Эмоции и формы их выражения играют важную роль в , без них невозможно взаимопонимание людей. Недаром же замкнутый, скрывающий свои чувства человек вызывает недоверие и подозрительность.

Мимика

Выражение лица – это первое, что мы замечаем, встречаясь с человеком. Особенно привлекают внимание глаза. Экспериментально было установлено, что даже рассматривая портрет человека на картине, зритель постоянно обращается взглядом к его глазам.

С помощью выражения глаз – изменения их формы, размера зрачка, движений, свечения радужки – человек может передавать самые разные чувства. Так, Л. Н. Толстой в своих произведениях описал 85 разных выражений глаз. Взгляд может быть огненный, пылающий и холодный, ледяной, в нем может сверкать ненависть и отвага или застыть презрение, он способен светиться любовью или потухнуть от горя.

Экспрессия человеческих глаз имеет потрясающую силу, недаром же зрительный контакт считается самым мощным средством эмоционального воздействия. Поэтому прямой взгляд в глаза в древности считался угрозой, да и сейчас нередко расценивается как демонстрация человеком своего превосходства. А стремящийся что-то скрыть человек старается не смотреть собеседнику в глаза, трус и индивид тоже отводит взгляд.

Второе по значимости место среди мимических средств занимает . И если мы снова обратимся к творчеству Л. Н. Толстого, то в его произведениях сможем найти описание 97 оттенков улыбки. Это экспрессивное движение настолько важно в общении, что существуют специальные тренинги, где людей учат правильно улыбаться.

Всего на лице человека находится 57 мимических мышц, движения которых могут выражать неисчислимое количество разнообразных чувств и настроений. Кстати, в улыбке могут быть задействованы 53 мышцы из этих 57. Поэтому научиться красивой, искренней улыбке совсем непросто. Для того чтобы с ее помощью передать радость от общения с собеседником, нужно эту радость действительно испытывать.

Пантомимика

Включает всю совокупность телодвижений, жестов и поз, которые участвуют в выражении эмоций. Характер движений человека вообще рефлекторно меняется в зависимости от его настроения. Жестикуляция, положение тела в пространстве, походка выдают наши чувства, даже если мы того не желаем.

  • Грустный, подавленный человек идет шаркающей походкой, опустив плечи и голову, он практически не жестикулирует, словно у него нет сил на это.
  • Для счастливого и бодрого человека характерна уверенная, пружинистая походка и широкий шаг. Он идет, словно танцует, и жестикуляция у него свободная и широкая, кажется, он готов обнять весь мир.
  • Резкие, рубящие жесты, напряженные, плохо скоординированные движения выдадут разозленного человека.

Наиболее заметна в общении экспрессия рук, их движения дополняют или опровергают то, что говорит человек, но они всегда очень информативны. Округлые, плавные движения руками бывают у спокойного человека в доброжелательном настроении. Прося о помощи, мы протягиваем руки открытыми ладонями к собеседнику, защищаясь, скрещиваем руки на груди, а злясь, сжимаем кулаки.

О пантомимике как форме экспрессивных движений можно говорить очень долго, недаром же языку телодвижений посвящены целые книги.

Вербальная (речевая) экспрессия

Не только движения, но и речь человека буквально пропитана эмоциями. В любом языке существует множество слов для передачи чувств и настроений, причем это разные части речи – существительные, глаголы, прилагательные, наречия и т. д.

  • гнев – сердитый – гневаться;
  • радость – радоваться – радостный – радостно;
  • возлюбленный – любовь – любить;
  • презирать – презренный – презрение и т. д.

А если к словам добавить традиционные в русском языке приставки и суффиксы, то становится ясно, что с помощью только вербальных средств можно выразить разнообразные оттенки и нюансы эмоциональных состояний. Это успешно используют талантливые писатели, заставляя читателей переживать и радоваться, смеяться и плакать, возмущаться или скучать.

Настроения и чувства можно передать и с помощью слов, не относящихся к эмоциональной лексике. В русском языке для этого нужно только использовать соответствующие суффиксы и приставки. Например:

  • рука – рученька – ручонка – ручища;
  • тихо – тихонько – тихонечко;
  • кот – котик – котище – котяра;
  • большой – большенький – большущий – большученный и т. д.

А можно так построить фразу, что экспрессия в ней будет выражена с помощью сочетания слов. Например: «Эх, какой же грандиозный писатель» или «Это не человек, а ураган какой-то!»

Экспрессия речи проявляется в усилении ее эмоциональности, и лексика – это лишь одно из средств. Не менее важную роль играют экстра- и паралингвистика. Паралингвистика – это интонационные особенности нашего голоса, его тембр и громкость. С помощью интонации мы можем передавать разнообразные чувства и настроения, и нередко ее экспрессия значит даже больше, чем содержание самого речевого высказывания. Думаю, вы не раз сталкивались с ситуацией, когда собеседник уверяет, что у него все в порядке, но, судя по его голосу, это далеко не так.

Одной только интонации без слов достаточно для выражения эмоций, поэтому мы можем понять чувства иностранца. Экспрессивность интонации используется в музыке, которая, по сути, ее копирует.

Громкость и тембр речи тоже связаны с эмоциями:

  • слишком громкий голос свидетельствует о повышенном эмоциональном возбуждении;
  • тихий – о низком эмоциональном тонусе;
  • дрожащий – о страхе или неуверенности;
  • визгливый – о раздражении и злости;
  • мягкий, бархатный о положительном настрое на собеседника;
  • хриплый – смесь возбуждения и тревоги.

Экстралингвистика – это паузы и различные звуки, которые сопровождают речь. Главная функция экстралингвистики – экспрессивная, она передает эмоции в чистом виде, и к ней относятся различные многозначные паузы, ахи, охи, вздохи, плач, смех и т. д.

Экспрессия в искусстве

Искусство – это одна из форм общения людей, передающая в первую очередь эмоциональную информацию. Есть такая точка зрения, что искусство родилось из людей в сильных эмоциях, точнее в тех, что им не хватает в реальности. И часто экспрессивная функция является основной для произведений искусства.

  • Главным образом это относится к музыке, которая для передачи настроения использует интонации человеческой речи. И музыка способна не только передавать чувства, но и пробуждать их у человека, вызывать эмоциональный резонанс.
  • Более сложными и неоднозначными экспрессивными средствами обладает изобразительное искусство. Оно воздействует на эмоциональную сферу человека с помощью цветовой гаммы, экспрессии мазков и динамики линий. Долгое время экспрессивной стороне живописи не придавалось серьезного значения, так как целью этого вида искусства считалось максимально реалистичное изображение мира. Изменили эту точку зрения на рубеже XIX-XX веков художники-импрессионисты, которые стали использовать изобразительные средства (главным образом цвет) для передачи нюансов настроения.
  • Танец и балет используют экспрессию движений, которые не менее выразительны, чем звуки, слова и краски.
  • В литературе главную роль играют выразительные способности слова.
  • А вот театр может использовать всю палитру экспрессивных средств, доступных человеку.

Экспрессивность как качество личности

Способность человека с помощью передавать свои эмоциональные состояния называют экспрессивностью. В той или иной степени это качество присуще всем людям. Но некоторые личности настолько ярко и бурно демонстрируют свои чувства, что о них говорят как об экспрессивных натурах.

Уровень экспрессивности зависит не только и не столько от ситуации или состояния человека, сколько от его . Они являются устойчивыми, часто носят врожденный характер и связаны с темпераментом. К таким свойствам личности, определяющим ее повышенную экспрессивность, относятся следующие:

  • возбудимость нервной системы; преобладание возбуждения над торможением, что свойственно ;
  • подвижность нервных процессов, что приводит к быстрой смене настроения;
  • высокая скорость реакций – моментально все чувства отражаются на лице, в движениях и интонации;
  • высокий уровень активности – энергичные и деятельные сангвиники, как правило, более экспрессивны, чем флегматики;
  • чувствительность нервной системы, которая приводит к бурным эмоциональным реакциям даже на незначительные раздражители.

Экспрессивность человека зависит также еще от нескольких факторов. Например, от пола и возраста. Женщины обычно более экспрессивны, чем мужчины, так как у них подвижнее нервная система. Дети эмоциональнее, чем взрослые, они легко возбуждаются и не привыкли скрывать свои чувства. Поэтому их экспрессия намного заметнее.

Интересно, что уровень экспрессивности зависит и от национальной принадлежности человека. Это связано как с психологическим фактором (национальным характером), так и с культурным – традициями и обычаями. Так, более экспрессивные народы живут на юге. Думаю, все представляют, как бурно жестикулируют и выражают свои эмоции испанцы, португальцы, итальянцы, жители Латинской Америки и кавказские народы. А как экспрессивно поют и танцуют индусы! Эмоциональные по природе японцы сдержаны, так как этого требуют их культурные традиции. А вот жители Северной Европы, особенно Скандинавии и Прибалтики, экспрессивностью не отличаются.

Экспрессия не просто играет важную роль во взаимодействии людей, многие психологи считают ее ядром . Способность человека выражать свои эмоции и управлять процессом экспрессии сыграла важную роль в эволюции homo sapiens и в развитии цивилизации.

Экспрессия

Выразительность; сила проявления чувств, переживаний. Экспрессивные реакции являются внешним проявлением эмоций и чувств человека — в мимике, пантомимике, голосе и жестах. Хотя экспрессия у человека генетически детерминирована, она сильно зависит от процесса научения, направляемого нормами социальными/При этом могут возникнуть определенные формы экспрессии, не имеющие никакой «природной» связи с некоей эмоцией.
Формы экспрессии у лиц одной культуры относительно однородны. Существуют и универсальные формы экспрессия, что могут быть понятны людям разных культур, и те, что можно понять лишь в рамках данной культуры. Так, слезы — почти универсальный признак горя и печали, но форму этой реакции — когда, как и сколь долго можно плакать — определяют нормы культуры. Экспрессия сильно влияет на характер отношений межличностных. Избыточная или недостаточная экспрессия, ее неадекватность конкретной ситуации могут стать одним из источников конфликтов.

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест
.
С. Ю. Головин
.
1998
.

ЭКСПРЕССИЯ

(англ. expression —
выражение, напр. лица, глаз; изображение).

1. Любой внешний показ, демонстрация, имитация с помощью движений, поз и звуков.

2. Непосредственно наблюдаемые внешние сигналы и знаки, информирующие о внутреннем состоянии субъекта. Напр., эмоциональная
Э. — сигналы и знаки
(вербальные, жестовые, мимические), информирующие об эмоциональном состоянии субъекта; речевая
Э. — способность речи выражать психическое состояние говорящего (в т. ч. эмоциональное).

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК
.
Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко
.
2003
.

Синонимы
:

Смотреть что такое «экспрессия» в других словарях:

    ЭКСПРЕССИЯ
    — (лат., от exprimere выражать). Выразительность: в живописи, в музыке, сценической игре и проч. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЭКСПРЕССИЯ выразительность, преимущ. в сценич. игре и в живописи.… … Словарь иностранных слов русского языка

    экспрессия
    — См … Словарь синонимов

    экспрессия
    — и, я. expression f. <, лат. expressio выражение. 1. устар. Выражение, слово. Если на пассаж <пасквиля>, до меня касающийся, ответствовать труд заслуживает, всенижайше предлагаю, не употребить ли следующих, или тому подобных экспрессий:… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

    Экспрессия
    — * экспрэсія * expression 1. . 2. Синтез белка в клетке, который кодируется геном, конкретным для каждого из белков. Процесс Э. включает в себя транскрипцию ДНК, процессинг полученного продукта мРНК и его трансляцию в активный белок. В этом случае … Генетика. Энциклопедический словарь

    ЭКСПРЕССИЯ
    — [рэ], эксрессии, мн. нет, жен. (лат. expressio выражение) (книжн.). То, что придает выразительность чему нибудь, что делает что нибудь выразительным. Он спел романс о большой экспрессией. Экспрессия жеста, лица, слова. «Вы поглядите, сколько… … Толковый словарь Ушакова

    экспрессия
    — экспрессия. Произносится [экспрэссия] и [экспрессия] … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

    ЭКСПРЕССИЯ
    — ЭКСПРЕССИЯ, выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей … Современная энциклопедия

    ЭКСПРЕССИЯ
    — выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей … Большой Энциклопедический словарь

    ЭКСПРЕССИЯ
    — ЭКСПРЕССИЯ, и, ж. (книжн.). Выражение чувств, переживаний, выразительность. Декламировать с большой экспрессией. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

    экспрессия
    — (гена) Тематики биотехнологии EN expression … Справочник технического переводчика

Книги

  • Жест и экспрессия , Пасквинелли, Барбара. В этой энциклопедии «душевные движения», выраженные языком тела — жесты, позы, экспрессия — рассматриваются сквозь призму изобразительного искусства; их смысл и значение объясняется на…

Различными путями — неотъемлемая часть жизни человека в обществе. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы увидеть, насколько различаются внешние проявления эмоций у разных людей: на один и тот же анекдот один человек лишь хмыкнет, в то время как его товарищ разразится неудержимым смехом. Говоря о силе и выразительности проявления чувств, психологи употребляют слово «экспрессия», которое, впрочем, сейчас шагнуло далеко за рамки психологии. Но при этом, употребляя его, мало кто задумывается, что такое «экспрессия» на самом деле.

Определение с точки зрения психологии

Основное значение слова «экспрессия», используемое в психологии, — выразительность, сила проявления чувств и переживаний. Здесь ее делять на несколько аспектов, в совокупности представляющих собой так называемую кинесику — зрительно воспринимаемый диапазон движений, несущих информацию как с точки зрения только одного из участников общения, так и с точки зрения всех людей, участвующих в коммуникации.

Составляющие экспрессии человека

В современной психологии решение вопроса о том, что такое экспрессия, неотделимо от изучения ее компонентов — выразительных движений, изменяющихся согласно состоянию человека и его отношению к происходящему. Здесь можно выделить две классификации, отечественную и принятую в зарубежной психологии. В отечественной психологии выделяются следующие составляющие человеческой экспрессивности, иногда называемые «средствами экспрессии»:

  • выразительные движения лица — его мимика;
  • пантомимика — совокупность выразительных движений тела, включающая в себя позу, походку, жесты;
  • вокальная мимика человека — выражение эмоций через интонации и изменение тембра голоса.

Совокупность этих аспектов отечественные психологи называют экспрессивным репертуаром человека. Англо-американская психологическая традиция рассматривает исключительно кинесику — воспринимаемые визуально смыслово-значимые движения человека. Здесь рассматриваются жесты, движения глаз и позы, каждое из которых в определенной культуре имеет свое смысловое значение. Культурная разница также учитывается в психологии при сборе данных о способах выражения чувств разными людьми. В целом набор жестов и интонаций отслеживается, осознается и контролируется человеком, что обеспечивает ему более простое донесение своих чувств до собеседника, а также способствует достижению целей.

Экспрессивность как качество личности

Ответив на вопрос о том, что такое экспрессия, следует отдельно рассмотреть такую значимую часть человеческого «Я», как экспрессивность. Под экспрессивностью личности подразумевают умение человека живо и выразительно показать окружающим свои чувства и эмоции. Чем более выражено это качество, тем более эмоциональным кажется человек. Человека с минимальной выраженностью экспрессивности принято называть сдержанным. Как правило, такие люди достаточно скупы в жестах, их лицо отражает достаточно мало эмоций, да и те не слишком отчетливы, интонации их голоса ровны и мало подвержены изменениям под воздействием чувств, которые могут кипеть внутри человека.

Другие значения слова

Помимо основного, психологического смысла, слово «экспрессия» имеет еще несколько значений, также достаточно употребляемых в речи. Экспрессией называют выразительность чего-либо: жестов, слов, действий на сцене или в какой-то ситуации. Иногда подразумевается излишне подчеркнутая, в чем-то даже избыточная выразительность. Кроме этого, слово имеет также отдельное значение, в котором его употребляют для обозначения биологического процесса. Биолог, отвечая на вопрос о том, что такое экспрессия, скажет, что это преобразование информации от гена в определенный белок или РНК.

— (лат., от exprimere выражать). Выразительность: в живописи, в музыке, сценической игре и проч. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ЭКСПРЕССИЯ выразительность, преимущ. в сценич. игре и в живописи.… … Словарь иностранных слов русского языка

экспрессия
— выразительность; сила проявления чувств, переживаний. Экспрессивные реакции являются внешним проявлением эмоций и чувств человека в мимике, пантомимике, голосе и жестах. Хотя экспрессия у человека генетически детерминирована, она сильно зависит… … Большая психологическая энциклопедия

См … Словарь синонимов

экспрессия
— и, я. expression f. <, лат. expressio выражение. 1. устар. Выражение, слово. Если на пассаж <пасквиля>, до меня касающийся, ответствовать труд заслуживает, всенижайше предлагаю, не употребить ли следующих, или тому подобных экспрессий:… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

Экспрессия
— * экспрэсія * expression 1. . 2. Синтез белка в клетке, который кодируется геном, конкретным для каждого из белков. Процесс Э. включает в себя транскрипцию ДНК, процессинг полученного продукта мРНК и его трансляцию в активный белок. В этом случае … Генетика. Энциклопедический словарь

— [рэ], эксрессии, мн. нет, жен. (лат. expressio выражение) (книжн.). То, что придает выразительность чему нибудь, что делает что нибудь выразительным. Он спел романс о большой экспрессией. Экспрессия жеста, лица, слова. «Вы поглядите, сколько… … Толковый словарь Ушакова

экспрессия
— экспрессия. Произносится [экспрэссия] и [экспрессия] … Словарь трудностей произношения и ударения в современном русском языке

Выразительность; яркое, значительное проявление чувств, настроений, мыслей … Большой Энциклопедический словарь

ЭКСПРЕССИЯ, и, ж. (книжн.). Выражение чувств, переживаний, выразительность. Декламировать с большой экспрессией. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

экспрессия
— (гена) Тематики биотехнологии EN expression … Справочник технического переводчика

Книги

  • Жест и экспрессия , Пасквинелли, Барбара. В этой энциклопедии «душевные движения», выраженные языком тела — жесты, позы, экспрессия — рассматриваются сквозь призму изобразительного искусства; их смысл и значение объясняется на…
  • Жест и экспрессия , Барбара Пасквинелли. В этой энциклопедии «душевные движения», выраженные языком тела — жесты, позы, экспрессия — рассматриваются сквозь призму изобразительного искусства; их смысл и значение объясняется на…

Что такое экспрессия, формы ее проявления

«Какая экспрессия!» — восхищенно выдохнет ценитель искусства, глядя на картину художника. «Очень экспрессивная девушка!» — скажет человек о своей собеседнице, эмоционально рассказывающей о взволновавшем ее событии. Что же такое экспрессия? Это понятие встречается в искусстве и в медицине, в биологии и в психологии. Мы употребляем его, когда говорим о чем-то ярком, динамичном и очень эмоциональном.

Экспрессия и эмоции

Понятие «экспрессия» происходит от латинского слова «выражение» — expression. Не стоит путать с espresso – способом приготовления крепкого кофе. В психологии под экспрессией понимается процесс демонстрации эмоций, трансляция их окружающим, то есть эмоциональная выразительность.

Эмоции отражают отношение человека к окружающему миру и к самому себе. Их центры находятся в древней подкорковой зоне головного мозга, что объясняет связь наших эмоциональных состояний с различными физиологическими функциями организма. Когда человек переживает сильные чувства, происходят изменения в сердечно-сосудистой системе, пищеварительной, гормональной и т. д.

Эти изменения могут быть визуально заметны, они показывают, какие чувства и настроения испытывает человек. Например, мы замечаем бледность кожи испуганного человека или покрасневшие от смущения щеки, дрожащие от волнения пальцы рук или выступивший на лбу пот, не говоря уже об улыбке, смехе и слезах. Все это экспрессивные реакции, выражающие эмоциональное состояние.

Кстати, они характерны не только для человека, но и для высших животных, что свидетельствует о древности выразительных движений:

  • вздыбленная шерсть, подергивание хвоста у кошек;
  • очаровательная улыбка или оскал собак и т. д.

Но экспрессия человека только этими, во многом рефлекторными реакциями не ограничивается.

Формы экспрессии

Эмоции и формы их выражения играют важную роль в общении, без них невозможно взаимопонимание людей. Недаром же замкнутый, скрывающий свои чувства человек вызывает недоверие и подозрительность.

Процесс обмена эмоциями — необходимая часть жизни сообщества. Невозможность поделиться своими чувствами с близкими людьми вызывает у человека ощущение одиночества и потерянности. Но и мы сами нуждаемся в своеобразной эмоциональной подпитке, в восприятии эмоций других людей, в том коктейле чувств, настроений, переживаний, без которого невозможна полноценная жизнь. Поэтому за десятки тысячелетий эволюции люди выработали множество средств и форм демонстрации своих эмоций. Они так и называются — экспрессивные средства.

Мимика

Выражение лица – это первое, что мы замечаем, встречаясь с человеком. Особенно привлекают внимание глаза. Экспериментально было установлено, что даже рассматривая портрет человека на картине, зритель постоянно обращается взглядом к его глазам.

С помощью выражения глаз – изменения их формы, размера зрачка, движений, свечения радужки – человек может передавать самые разные чувства. Так, Л. Н. Толстой в своих произведениях описал 85 разных выражений глаз. Взгляд может быть огненный, пылающий и холодный, ледяной, в нем может сверкать ненависть и отвага или застыть презрение, он способен светиться любовью или потухнуть от горя.

Экспрессия человеческих глаз имеет потрясающую силу, недаром же зрительный контакт считается самым мощным средством эмоционального воздействия. Поэтому прямой взгляд в глаза в древности считался угрозой, да и сейчас нередко расценивается как демонстрация человеком своего превосходства. А стремящийся что-то скрыть человек старается не смотреть собеседнику в глаза, трус и неуверенный в себе индивид тоже отводит взгляд.

Второе по значимости место среди мимических средств занимает улыбка. И если мы снова обратимся к творчеству Л. Н. Толстого, то в его произведениях сможем найти описание 97 оттенков улыбки. Это экспрессивное движение настолько важно в общении, что существуют специальные тренинги, где людей учат правильно улыбаться.

Всего на лице человека находится 57 мимических мышц, движения которых могут выражать неисчислимое количество разнообразных чувств и настроений. Кстати, в улыбке могут быть задействованы 53 мышцы из этих 57. Поэтому научиться красивой, искренней улыбке совсем непросто. Для того чтобы с ее помощью передать радость от общения с собеседником, нужно эту радость действительно испытывать.

Пантомимика

Пантомимика включает всю совокупность телодвижений, жестов и поз, которые участвуют в выражении эмоций. Характер движений человека вообще рефлекторно меняется в зависимости от его настроения. Жестикуляция, положение тела в пространстве, походка выдают наши чувства, даже если мы того не желаем.

  • Грустный, подавленный человек идет шаркающей походкой, опустив плечи и голову, он практически не жестикулирует, словно у него нет сил на это.
  • Для счастливого и бодрого человека характерна уверенная, пружинистая походка и широкий шаг. Он идет, словно танцует, и жестикуляция у него свободная и широкая, кажется, он готов обнять весь мир.
  • Резкие, рубящие жесты, напряженные, плохо скоординированные движения выдадут разозленного человека.

Наиболее заметна в общении экспрессия рук, их движения дополняют или опровергают то, что говорит человек, но они всегда очень информативны. Округлые, плавные движения руками бывают у спокойного человека в доброжелательном настроении. Прося о помощи, мы протягиваем руки открытыми ладонями к собеседнику, защищаясь, скрещиваем руки на груди, а злясь, сжимаем кулаки.

О пантомимике как форме экспрессивных движений можно говорить очень долго, недаром же языку телодвижений посвящены целые книги.

Вербальная (речевая) экспрессия

Не только движения, но и речь человека буквально пропитана эмоциями. В любом языке существует множество слов для передачи чувств и настроений, причем это разные части речи – существительные, глаголы, прилагательные, наречия и т. д.

  • гнев – сердитый – гневаться;
  • радость – радоваться – радостный – радостно;
  • возлюбленный – любовь – любить;
  • презирать – презренный – презрение и т. д.

А если к словам добавить традиционные в русском языке приставки и суффиксы, то становится ясно, что с помощью только вербальных средств можно выразить разнообразные оттенки и нюансы эмоциональных состояний. Это успешно используют талантливые писатели, заставляя читателей переживать и радоваться, смеяться и плакать, возмущаться или скучать.

Настроения и чувства можно передать и с помощью слов, не относящихся к эмоциональной лексике. В русском языке для этого нужно только использовать соответствующие суффиксы и приставки. Например:

  • рука – рученька – ручонка – ручища;
  • тихо – тихонько – тихонечко;
  • кот – котик – котище – котяра;
  • большой – большенький – большущий – большученный и т. д.

А можно так построить фразу, что экспрессия в ней будет выражена с помощью сочетания слов. Например: «Эх, какой же грандиозный писатель» или «Это не человек, а ураган какой-то!»

Экспрессия речи проявляется в усилении ее эмоциональности, и лексика – это лишь одно из средств. Не менее важную роль играют экстра- и паралингвистика. Паралингвистика – это интонационные особенности нашего голоса, его тембр и громкость. С помощью интонации мы можем передавать разнообразные чувства и настроения, и нередко ее экспрессия значит даже больше, чем содержание самого речевого высказывания. Думаю, вы не раз сталкивались с ситуацией, когда собеседник уверяет, что у него все в порядке, но, судя по его голосу, это далеко не так.

Одной только интонации без слов достаточно для выражения эмоций, поэтому мы можем понять чувства иностранца. Экспрессивность интонации используется в музыке, которая, по сути, ее копирует.

Громкость и тембр речи тоже связаны с эмоциями:

  • слишком громкий голос свидетельствует о повышенном эмоциональном возбуждении;
  • тихий – о низком эмоциональном тонусе;
  • дрожащий – о страхе или неуверенности;
  • визгливый – о раздражении и злости;
  • мягкий, бархатный о положительном настрое на собеседника;
  • хриплый – смесь возбуждения и тревоги.

Экстралингвистика – это паузы и различные звуки, которые сопровождают речь. Главная функция экстралингвистики – экспрессивная, она передает эмоции в чистом виде, и к ней относятся различные многозначные паузы, ахи, охи, вздохи, плач, смех и т. д.

Экспрессия в искусстве

Искусство – это одна из форм общения людей, передающая в первую очередь эмоциональную информацию. Есть такая точка зрения, что искусство родилось из потребности людей в сильных эмоциях, точнее в тех, что им не хватает в реальности. И часто экспрессивная функция является основной для произведений искусства.

  • Главным образом это относится к музыке, которая для передачи настроения использует интонации человеческой речи. И музыка способна не только передавать чувства, но и пробуждать их у человека, вызывать эмоциональный резонанс.
  • Более сложными и неоднозначными экспрессивными средствами обладает изобразительное искусство. Оно воздействует на эмоциональную сферу человека с помощью цветовой гаммы, экспрессии мазков и динамики линий. Долгое время экспрессивной стороне живописи не придавалось серьезного значения, так как целью этого вида искусства считалось максимально реалистичное изображение мира. Изменили эту точку зрения на рубеже XIX-XX веков художники-импрессионисты, которые стали использовать изобразительные средства (главным образом цвет) для передачи нюансов настроения.
  • Танец и балет используют экспрессию движений, которые не менее выразительны, чем звуки, слова и краски.
  • В литературе главную роль играют выразительные способности слова.
  • А вот театр может использовать всю палитру экспрессивных средств, доступных человеку.

Экспрессивность как качество личности

Способность человека с помощью вербальных и невербальных средств передавать свои эмоциональные состояния называют экспрессивностью. В той или иной степени это качество присуще всем людям. Но некоторые личности настолько ярко и бурно демонстрируют свои чувства, что о них говорят как об экспрессивных натурах.

Уровень экспрессивности зависит не только и не столько от ситуации или состояния человека, сколько от его индивидуально-психологических особенностей. Они являются устойчивыми, часто носят врожденный характер и связаны с темпераментом. К таким свойствам личности, определяющим ее повышенную экспрессивность, относятся следующие:

  • возбудимость нервной системы; преобладание возбуждения над торможением, что свойственно холерикам;
  • подвижность нервных процессов, что приводит к быстрой смене настроения;
  • высокая скорость реакций – моментально все чувства отражаются на лице, в движениях и интонации;
  • высокий уровень активности – энергичные и деятельные сангвиники, как правило, более экспрессивны, чем флегматики;
  • чувствительность нервной системы, которая приводит к бурным эмоциональным реакциям даже на незначительные раздражители.

Экспрессивность человека зависит также еще от нескольких факторов. Например, от пола и возраста. Женщины обычно более экспрессивны, чем мужчины, так как у них подвижнее нервная система. Дети эмоциональнее, чем взрослые, они легко возбуждаются и не привыкли скрывать свои чувства. Поэтому их экспрессия намного заметнее.

Интересно, что уровень экспрессивности зависит и от национальной принадлежности человека. Это связано как с психологическим фактором (национальным характером), так и с культурным – традициями и обычаями. Так, более экспрессивные народы живут на юге. Думаю, все представляют, как бурно жестикулируют и выражают свои эмоции испанцы, португальцы, итальянцы, жители Латинской Америки и кавказские народы. А как экспрессивно поют и танцуют индусы! Эмоциональные по природе японцы сдержаны, так как этого требуют их культурные традиции. А вот жители Северной Европы, особенно Скандинавии и Прибалтики, экспрессивностью не отличаются.

Экспрессия не просто играет важную роль во взаимодействии людей, многие психологи считают ее ядром личности. Способность человека выражать свои эмоции и управлять процессом экспрессии сыграла важную роль в эволюции homo sapiens и в развитии цивилизации.

Эмоциональная экспрессия

   В широком смысле экспрессия — это выражение чего-либо. Данный термин используется как в искусстве (живопись, театр, музыка), так и в психологии. В искусстве экспрессия является художественным приёмом, когда определенные детали намеренно очень выразительны и выпуклы. В психологии всё аналогично. С точки зрения психологии экспрессия — это характеристика личности, которая определяет силу и интенсивность проявления человеком своих эмоций. Иными словами экспрессивность — это то, насколько сильно человек выражает свое эмоциональное состояние при взаимодействии с окружающими людьми.
   В окружении каждого из нас найдется человек, который проявляет все свои эмоции очень бурно (бурно радуется по любому поводу и бурно грустит). Такие люди экспрессивны. А есть и такие, которые всегда спокойны и невозмутимы.  Общеизвестно, что уровень экспрессивности разный у различных народов и наций (так, итальянцы более экспрессивны, нежели эстонцы).
Экспрессивность человека напрямую влияет на его взаимоотношения с окружающими людьми. Может как оттолкнуть их (при экспрессивном выражении злости, негодования и прочих отрицательных эмоций), так и сблизить (например, бурно выражаемая радость от встречи). Кроме того, экспрессия является прекрасным способом снятия эмоционального стресса.  
В зависимости от интенсивности проявления чувств меняется характер взаимодействия людей. То есть важны не только сами эмоции, которые человек проявляет, но и интенсивность их выражения. От интенсивности проявления эмоцией будет зависеть, какую форму примет общение. Например будет ли конфликт или же его участники смогут его погасить на начальном этапе, бурно не выражая свое негодование и недовольство.
   Экспрессия состоит из двух компонентов: эмоциональная (проявление эмоций) и динамическая (экспрессия движений). Динамическая экспрессия — это не только движения рук, поза или походка, но и мимика. Динамическая экспрессия активно изучается наукой с точки зрения взаимосвязи между проявлением эмоций и движениями, которые люди при этом совершают. В разных культурах одни и те же жесты могут нести различную смысловую нагрузку. Ученые отмечают взаимосвязь между экспрессивностью человека и его внешним обликом. Это отражается на выборе одежды, аксессуаров, цвета волос. Чем более экспрессивен человек, тем более ярко и экстравагантно он выглядит. Противоположным экспрессивности является импрессивность. Последняя характеризуется отсутствием яркого выражения человеком своих чувств и эмоций. Такие люди проживают все в себе, они могут показаться со стороны холодными и бесчувственными. Но это не так. Экспрессивность или импрессивность определяют только способ выражения во вне своих чувств и эмоций и не характеризуют интенсивность и продолжительность эмоций.
   Как правило, гармонично развитая личность может проживать эмоции как ярко и бурно, так и уметь их скрывать.

это что такое, средства экспрессивности

Экспрессивность – это весь комплекс стилистических, семантических речевых признаков, которые позволяют выражать субъективную позицию говорящего в отношении предмета или адресата. Слово имеет латинский корень expressio, что обозначает выражение. Экспрессивность – одно из речевых свойств, что связано непосредственно с эмоциональной оценкой сообщаемой информации, субъективно воспринимаемой и бессознательно выражаемой говорящим. И также в целом экспрессивность перекликается с личными особенностями раскрытия говорящим его чувств. Так либо иначе, многие психологи, лингвисты отождествляют понятия экспрессивности и эмоциональности, аффективности в средствах речи.

Некоторые, уже ставшие общеупотребимыми в языке выражения, изначально являлись его экспрессивными оборотами, и лишь позднее закрепились в известные фигуры речи и особенности структуры стиха.

Что такое экспрессивность

Экспрессивность речи позволяет говорящему человеку, помимо основного содержания высказывания, передать некую информацию о себе, личное отношение к тому, о чем он говорит. Причем такая передача в основном происходит бессознательно.

По экспрессивности речи можно понять, к какой социальной группе, категории относится человек, какие качества ему свойственны – и если это сообщение импульсивно, непроизвольно, посему часто является наиболее правдивым.

Экспрессивность высказывания часто обнаруживает подлинное отношение говорящего к предмету, отношение подчас негативное, какое он не выразил бы, не находясь на пике эмоций: иронии, скепсиса, снисхождения, пренебрежения. То есть, он субъективно ставит предмет ниже себя, возвышается над ним, что и делает его речь экспрессивной. Говорящему же при том кажется, что он выразил некие объективные свойства предмета.

Намного реже экспрессивность высказывания несет понижающую установку – когда говорящий принижает себя. Это было распространено ранее в истории, например, когда простолюдин обращался к чиновнику, называя себя не Иван или Петр, а Ивашка, Петрушка. Есть простой способ увидеть прямое следствие этой человеческой особенности бессознательно наделять себя высоким положением, проследив количество в речи суффиксов, выражающих повышающую и понижающую установки – десятки уничижительных, принижающих, уменьшительных против всего лишь нескольких суффиксов, позволяющих выразить возвышенное отношение. Повышающей экспрессивной установке также часто свойственно отношение сверху вниз не лишь к предмету высказывания, а и к слушателям. В сообщении говорящий словно подчеркивает, что он принадлежит к некой престижной группе, к которой слушающие не принадлежат. Это хорошо прослеживается в криминальном или молодежном сленге.

При лингвистическом анализе речи и контент-анализе, которые используют психологи, можно определить несколько степеней выраженности экспрессии: начиная от незначительной формы отклонения от литературной речи и до чрезвычайной резкости. Первая, мягкая степень экспрессивности показывает, что говорящий хорошо освоил и знает предмет, о каком он говорит, поэтому наделяет свою речь некоей эмоциональной составляющей. В высшей степени экспрессивная речь может выражать фамильярность, грубость, пренебрежительность, устрашение, содержать нецензурные элементы. Инструменты такого анализа – это исследование выбора слов, морфем, окончаний, ударения, а также, если возможно интонации и жестикуляции.

Каковы механизмы выражения позиции сверху вниз? Первый – это использование вместо нейтрального наименования предмета жаргонного или просторечного слова, морфемы, суффикса.

Второй – принижение разными средствами, такими как устранение, усечение основного наименования предмета с сохранением только его дополнительных наименований.

Для наглядного раскрытия понятия экспрессивность пример самый простой мы можем привести из уголовно-криминального жаргона, в котором документ называется «ксивой», что отражает мнение говорящего о его высокой осведомленности и пренебрежении к нему.

Еще экспрессивность пример находит в молодежном сленге – говоря, например, «развлекуха», молодежь с помощью выбора суффикса «уха» выражает свое снисхождение или небрежность. Количество слов с подобными суффиксами, выражающими отрицательную оценку, сегодня значительно увеличилось, что особенно наглядно прослеживается на просторах интернета.

Экспрессивность речи еще может иметь своей причиной стремление к экономичности в средствах выражения. Это позволяет сделать речь более прагматичной, а эмоциональная составляющая позволяет задействовать образность восприятия.

Средства экспрессивности

Экспрессивные средства могут быть разделены на фонетические, лексические, морфологические, синтаксические и паралингвистические средства.

Фонетические средства экспрессивности – это нехарактерные для повседневного языка изменения звуков. К примеру, намеренное растягивание, интонационное выделение, акцентирование.

Морфологические экспрессивные средства касаются особенностей в словообразовании. Сюда относятся, к примеру, суффиксы, позволяющие придать слову уменьшительную, пренебрежительную, другую форму.

Экспрессивные средства лексического рода касаются выбора словосочетаний, словарного состава, включающего оценочный компонент, частицы усиления, междометия.

На уровне синтаксическом экспрессивность находит выход в перекомпоновке слов в нехарактерный для обычной речи порядок, в необязательных для передачи сухой информации повторах.

Также средства экспрессивности живого акта коммуникации могут быть не лишь языковыми, а и паралингвистическими, к каким относятся: мимика, жестикуляция, громкость речи, ее темп, тембр говорящего.

Средства экспрессивности должны быть разделены и по знаку их коннотации – на положительные и отрицательные. Понятие коннотация раскрывается через свой латинский корень connoto – дополнительное значение. И обозначает оценочную, эмоциональную, стилистическую окраску сообщения. В более широком понимании коннотация есть любая компонента, что дополняет конкретное предметное содержание и придает эмоциональный личный оттенок. Считается, что экспрессивные средства речи вторичны по отношению к сухой информационной сути сообщения, однако подчас именно эмоциональная окраска наделяет сообщение окончательным смыслом или даже искажает или полностью меняет его относительно изначальной предметной компоненты сообщения.

Отрицательная коннотация связана с внутренним негативным отношением автора сообщения в адрес предмета или явления, о котором он говорит. Именно отрицательная коннотация используется как наиболее частая экспрессивная форма речи, поскольку обилие сдерживаемых эмоций через такой опосредованный вариант находит свой выход.

Явление отрицательной коннотации активно изучается психологами, так как содержит в себе большой объем материала, богатый источник сведений об истинных эмоциях человека, его комплексах, способах психологических защит, локусе контроля, самооценке, ментальности, принадлежности к социальной группе и отношениям внутри нее, общей удовлетворенности жизнью. Особый интерес отрицательная коннотация как экспрессивное средство выражения имеет для психоаналитиков, которые, исследуя ее, получают информацию о глубинных слоях личности своего пациента.

Положительная коннотация связана с восхищением, воодушевлением, яркими впечатлениями говорящего о предмете.

Многообразие использования средств речи в общественном употреблении затрудняет четкую их классификацию, делает невозможной выделить все средства по единственному признаку. Например, это сложно пронаблюдать в переходе экспрессивности от лексики к синтаксису. Экспрессивные средства изучаются лингвистами и психологами для конкретного языка отдельно в его разделах грамматики, стилистики, фонетики, лексикологии.

Благодаря использованию данных средств речь приобретает экспрессивный характер, тем самым становится способной не лишь передавать номинальную информацию, а и эмоциональные тона сообщения, психологическое состояние того, кто высказывается, его часто бессознательную позицию, адресованную к слушателям или предмету.

Автор: Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Мы в телеграм! Подписывайтесь и узнавайте о новых публикациях первыми!

Экспрессивное поведение. Мотивация и личность

Экспрессивное поведение

Экспрессия в отличие от мотивированного и целенаправленного копинга должна быть определена как относительно немотивированное и нецеленаправленное поведение. Есть множество примеров относительно немотивированного поведения, и нам предстоит вкратце обсудить некоторые из них. Следует заметить, что почти все они игнорировались психологией: это отличная иллюстрация того, как наука со слишком ограниченным взглядом на жизнь порождает ограниченный мир. Для плотника, который является только плотником, весь мир сделан из дерева.

Бытие

Экспрессивное поведение обычно появляется тогда, когда люди становятся сами собой, раскрываются, развиваются и созревают, никуда не движутся (в смысле подъема по социальной лестнице), не прилагают энергичных усилий к достижению чего — либо, т. е. не делают напряженных попыток изменить положение дел, по отношению к текущему моменту[22]. В качестве плацдарма для размышлений о бытии как таковом может послужить концепция ожидания. Кошка, которая греется на солнце, ожидает не больше, чем дерево. Ожидание предполагает потерянное, недооцененное время, которое прошло для организма впустую и представляет собой побочный продукт чрезмерно ориентированного на средства отношения к жизни. Чаще всего это бессмысленная, неэффективная и расточительная реакция, поскольку 1) нетерпение, как правило, не является благом, в том числе с точки зрения эффективности, и 2) даже ориентированные на средства переживания и поведение могут доставлять удовольствие, наслаждение и быть ценными по своей сути, не требуя так сказать, дополнительных расходов. Путешествие — отличный пример того, как некоторый отрезок времени может или вызывать высочайшее наслаждение как наивысшее переживание, или быть потерянным впустую. Другой пример — образование. То же можно сказать в целом и о межличностных отношениях.


С этим связана определенная инверсия представления о потерянном времени. Ориентированный на практическую пользу, удовлетворение своих потребностей, целеустремленный человек считает потерянным время, не использованное для достижения цели. Несмотря на то что такое отношение вполне оправданно, мы можем сказать, что в не меньшей степени оправдано и иное отношение, при котором считают потраченным впустую время, не принесшее с собой никаких пиковых переживаний, т. е. наслаждения. «Если вы наслаждаетесь, теряя время, значит оно не потеряно даром». «Некоторые вещи кажутся необходимыми, но они — то и есть самые главные».

Отличной иллюстрацией того, как наша культура не позволяет непосредственно подойти к наивысшим переживаниям, являются прогулки, походы на байдарках, игра в гольф и т. п. Обычно такого рода деятельность превозносят за то, что она позволяет людям побыть на открытом воздухе, ближе к природе, на солнышке или в живописных местах. По существу, все это случаи, в которых то, что должно было вылиться в немотивированную деятельность и наивысшие переживания, ставится в рамки целенаправленного и направленного на достижения результата поведения, предназначенного для успокоения западной совести.

Искусство

Создание произведений искусства может быть относительно мотивированным (когда оно стремится к коммуникации, к пробуждению эмоций, к тому, чтобы показать что — то другому человеку и определенным образом воздействовать на него) или относительно немотивированным (когда оно носит в первую очередь экспрессивный, а не коммуникативный характер, скорее глубоко личный, чем межличностный). Тот факт, что экспрессия может оказывать непредвиденное воздействие межличностного характера, не относится к делу.

Однако напрямую относится к делу вопрос: существует ли потребность в экспрессии? Если это так, то эстетическая экспрессия, а также феномены очищения и освобождения столь же мотивированы, как поиск пищи или любви. В связи с различными вопросами в предыдущих главах мы отмечали, что, по нашему мнению, вскоре появятся данные, которые заставят нас признать существование потребности выражать через действие любые импульсы, возникающие в организме. То, что это приведет к парадоксам, явствует из того факта, что любая потребность или любая способность представляет собой импульс и, следовательно, ищет выражения. Следует ли определить это как отдельную потребность или импульс, или, скорее, следует расценивать это как универсальную характеристику любого импульса?

Здесь у нас нет необходимости выбирать ту или иную из названных альтернатив, поскольку наша единственная цель показать, что все они упускались из виду. Какая бы из них ни оказалась наиболее полезной, она заставит признать: 1) категорию отсутствия мотивации или 2) необходимость коренной реконструкции всей теории мотивации.

Для современного человека не менее важен и вопрос об эстетическом опыте. Это столь богатый и ценный опыт для такого множества людей, что они просто сочтут неприемлемой или посмеются над любой психологической теорией, которая отвергает или упускает его из виду, безотносительно того, какие научные обоснования могут быть причиной для такого пренебрежения. Наука должна принимать во внимание реальность в целом, а не только ее обедненные и обескровленные фрагменты. То обстоятельство, что эстетическая реакция бесполезна и не имеет целенаправленного характера и что мы ничего не знаем о ее мотивациях, если они вообще существуют в принятом смысле, свидетельствует лишь о бедности нашей официальной психологии.

Даже эстетическое восприятие, если говорить о когнитивном аспекте, может рассматриваться как относительно немотивированное по сравнению с обычными типами познания[23]. Даосистское бесстрастное восприятие разносторонности феномена (с особым вниманием не к пользе, но к способности вызвать наивысшие переживания) — одна из особенностей эстетического восприятия[24].

Оценка

Не только эстетическое переживание, но и многие другие его виды также пассивно воспринимаются организмом и доставляют ему удовольствие. Удовольствие как таковое едва ли можно назвать мотивированным; но как бы то ни было, оно является завершением или целью мотивированной деятельности, эпифеноменом удовлетворения потребности.

Мистический опыт, опыт благоговения, восторга, изумления, таинственности и восхищения — все это обладающие субъективной ценностью переживания одного и того же пассивного эстетического рода, переживания, которые прокладывают себе путь в организме, затопляя его, как делает это музыка. Они тоже являются наивысшими переживаниями, однако скорее самоцелью, чем переживаниями инструментального характера, поскольку ничуть не меняют внешний мир. Это высказывание верно и в отношении досуга, если он определяется надлежащим образом (Pieper, 1964).

Возможно, здесь уместно упомянуть о двух видах такого удовольствия: 1) функционального удовольствия и 2) удовольствия от самой жизни (биологическое удовольствие, переживание радости жизни). Эти проявления можно в первую очередь наблюдать у ребенка, который вновь и вновь повторяет только что приобретенное умение делать что — то просто от восторга, который сопровождает его успех при выполнении определенной функции. Хорошим примером могут быть танцы. Что же касается элементарного наслаждения жизнью, то любой больной, страдающий расстройством пищеварения, или испытывающий тошноту человек может подтвердить реальность этого первичного биологического наслаждения (ощущения радости жизни), которое является непроизвольным, непрошеным, немотивированным побочным продуктом восприятия себя живым и здоровым.

Игра

Игра может представлять собой как копинг, так и экспрессивное поведение, что в наши дни совершенно ясно из литературы об игровой терапии и игровой диагностике. По — видимому, существует вероятность того, что этот общий вывод заменит собой разнообразные функциональные, целевые и мотивационные теории игры, предлагавшиеся в прошлом. Поскольку ничто не мешает нам использовать дихотомию копинга — экспрессии применительно к животным, мы можем ожидать более практических и реалистических интерпретаций игры у животных. Все, что от нас требуется, чтобы приступить к исследованиям этой новой сферы, это признать возможность того, что игра может быть бесцельной и немотивированной, являться феноменом, связанным скорее с бытием, чем с энергичным стремлением к цели, самой целью, а не средством. Вероятно, то же самое можно сказать о смехе, веселье, развлечении, радости, экстазе, эйфории и т. д.

Интеллектуальная экспрессия

Интеллектуальная экспрессия — идеология, философия, теология, когниция и т. д. — это еще одна сфера, которая не поддается средствам официальной психологии. Мы полагаем, что причиной этого отчасти может служить то, что мышление в целом со времен Дарвина и Дьюи автоматически рассматривается как решение проблем, т. е. как функциональное и мотивированное. Однако при благоприятных условиях жизни, в которых находится здоровый человек, мышление, подобно познанию, может быть спонтанным и пассивным восприятием или созиданием, немотивированной, не требующей усилий счастливой экспрессией природы и существования организма, когда событиям скорее позволяют произойти, чем заставляют их сделать это, так же как это происходит, например, с благоуханием цветка или с яблоками на дереве.









Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — это… Что такое ЭКСПРЕССИВНОСТЬ?

ЭКСПРЕССИВНОСТЬ
(от лат. expresse — выразительно, ясно) — в лингвистике — характеристика языковых единиц и речевых актов, как средств выражения субъективного (личного) оценочного отношения говорящего к содержанию или адресату речи; Э. усиливается паралингвистическими средствами общения (громкость, темп, тембр речи, мимика, позы, жесты).

Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК.
Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко.
2003.

Синонимы:

  • ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ
  • ЭКСТЕРОЦЕПТИВНОЕ ПОЛЕ

Смотреть что такое «ЭКСПРЕССИВНОСТЬ» в других словарях:

  • экспрессивность — см. выразительность Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011. экспрессивность сущ., кол во синонимов: 13 …   Словарь синонимов

  • ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — (в генетике) степень выраженности признака, определяемого данным геном. Может меняться в зависимости от генотипа, в который входит данный ген, и от условий внешней среды …   Большой Энциклопедический словарь

  • ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — [рэ], экспрессивности, мн. нет, жен. (книжн.). отвлеч. сущ. к экспрессивный. Экспресивность речи. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • экспрессивность — ЭКСПРЕССИВНЫЙ, ая, ое; вен, вна (книжн.). Содержащий экспрессию, выразительный. Экспрессивные средства речи. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — (от лат. expressio выражение), степень фенотипич. проявления одного и того же аллеля определённого гена у разных особей. Термин «Э.» введён Н. В. Тимофеевым Ресовским в 1927. При отсутствии изменчивости признака, контролируемого данным аллелем,… …   Биологический энциклопедический словарь

  • ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — (от лат. expressio выразительность) гена, степень фенотипического проявления гена. Экологический энциклопедический словарь. Кишинев: Главная редакция Молдавской советской энциклопедии. И.И. Дедю. 1989 …   Экологический словарь

  • экспрессивность — — [http://www.dunwoodypress.com/148/PDF/Biotech Eng Rus.pdf] Тематики биотехнологии EN expressivity …   Справочник технического переводчика

  • Экспрессивность — * экспрэсіўнасць * expressivity степень фенотипического проявления конкретного гена (аллеля) как мера силы его действия, определяемая статистически по степени развития признака (см.). Э. гена у обоих полов может быть одинаковой или различной,… …   Генетика. Энциклопедический словарь

  • Экспрессивность — (от лат. expressio  выражение)  совокупность семантико стилистических признаков единицы языка, которые обеспечивают её способность выступать в коммуникативном акте как средство субъективного выражения отношения говорящего к содержанию или… …   Лингвистический энциклопедический словарь

  • ЭКСПРЕССИВНОСТЬ — Степень стенотипического проявления гена как мера силы его действия, определяемая по уровню развития признака. Экспрессивность гена у разных особей может быть одинаковой или различной, постоянной или изменяющейся. На экспрессивность влияют гены… …   Термины и определения, используемые в селекции, генетике и воспроизводстве сельскохозяйственных животных

Выразительность — психологические злоупотребления, термины, понятия.

Назад
| Следующий
| Содержание


1.26 ВЫРАЖЕНИЕ — ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЯ, ПОНЯТИЯ

====
Выразительность

ЗНАЧЕНИЕ:
Умение проявлять свои чувства, раскрывать свои эмоции другим.

АКТУАЛЬНОСТЬ
К НАРУШЕНИЮ: Отношения с жестоким обращением часто мешают человеку, подвергающемуся насилию, выразить свое мнение;
обидчик может жестко контролировать обидчика.Однако выразительность
жизненно важен для психического здоровья. В процессе восстановления после жестокого обращения человек, подвергшийся насилию, должен научиться
быть более выразительным. Это будет связано как с положительными, так и с отрицательными эмоциями. Пока
понимание и признание своего гнева и разочарования важно, очень разрушительно
такие эмоции, как ярость и агрессивное поведение, не должны полностью выражаться действием. Этот
это тонкий баланс между признанием своих негативных чувств, позволением другому
человек знает об этом, но не разыгрывает эти негативные чувства.

ЛИЧНОЕ
ПРИМЕЧАНИЕ ОТ РИКА ДОБЛА: Я считаю, что выразительность или выражение — основная потребность всех
люди. Отсутствие самовыражения означает, что вы живете в клетке и что жизнь может показаться
бессмысленно. Учиться петь, когда хочется петь, или смеяться, когда хочется
смех необходим. Также важно научиться понимать гнев, как и
сдерживайте гневные действия. Однако никому не нравится человек, который «носит свое сердце своим
рукав.»Эмоции и выражения, как и все остальное, необходимо поддерживать в равновесии с
другие нужды.

СВЯЗАННЫЙ
СЛОВА И ФРАЗЫ: значимые, значимые, показательные

=== Статьи реальных людей об игривости
=== Статьи реальных людей о страсти
=== Статьи реальных людей о чувствительности


Пред.
| Следующий
| Содержание

Условия нарушения и
Понятия

66 Термины A – Z

Оглавление

Щелкните ссылку ниже, чтобы перейти к списку в алфавитном порядке

Приемлемый
Баланс
Созависимый
Бред
Смущение
Чувства
Привычка
Идентичность
Неспособность к обучению
Манипулирование
Нарциссический PD
Чрезмерная реакция
Пассивно-агрессивная
Сопротивляемость
Эгоистичная
Травма
Неустойчивый
Насилие в сети

.com

Домашняя страница
Блог личных наблюдений
Содержание
Самопомощь, восстановление
Типы, категории
Ссылки
Ссылка на нас

Детская выразительность связана с семьей и культурой

Культура и семейная среда влияют на выражение лица детей и создают различия между детьми одной национальности, свидетельствуют результаты исследования четырех групп молодых китайских и американских девочек.

В исследовании, опубликованном в февральском выпуске Emotion (Vol. 6, No. 1), сравнивалось выражение лица китайских девочек, усыновленных европейско-американскими семьями, с выражением лица девочек из материкового Китая, китайско-американских девочек и европейцев. -Американские девушки, которых не удочерили.

Во время исследования ведущий исследователь Линда А. Камрас, доктор философии, профессор психологии Университета ДеПол в Чикаго, и ее коллеги снимали на видео выражения лиц трехлетних девочек, когда они просматривали умеренно негативные изображения, например, щенка в грязная клетка или счастливые, например, кролик в очках Граучо Маркса.В целом, исследование показало, что девушки европейского происхождения более выразительны, чем девушки из Китая и материкового Китая. В целом приемные китайские девушки были более выразительными, чем китайско-американские и материковые китайские девушки.

Исследователи также попросили матерей детей оценить их собственную эмоциональную выразительность, строгость родителей и уровень раздражения, которое они испытывают как родители.

Они обнаружили, что строгость матери, включая ее отношение к уместности детской эмоциональной выразительности по сравнению с сдержанностью, в значительной степени предсказывала выразительность ее дочери, что привело их к выводу, что семейная жизнь оказывает более сильное влияние, чем этническая принадлежность, на выразительность ребенка.

«Есть разница в выразительности между разными группами, — говорит Камрас, — но отношение матери имеет большее значение».

В целом социологи согласны с тем, что обычаи эмоционального выражения сильно различаются в разных культурах, но меньше единодушных в том, почему эти различия существуют, говорит Камрас.

В то время как некоторые исследователи предполагают, что врожденные различия в том, как младенцы из разных этнических групп реагируют на стресс, лежат в основе последующих различий в эмоциональной выразительности, работа Камраса поддерживает теории других исследователей о том, что культурная и семейная среда влияет на выразительность ребенка.Далее Камрас планирует изучить эмоциональную выразительность приемных детей старшего возраста и людей из разных поколений китайско-американских семей.

— К. Манси

Универсальное выражение наших эмоций

Эмоции играют важную роль в нашей повседневной жизни. Каждый день мы проводим огромное количество времени, наблюдая за эмоциями других людей, интерпретируя то, что могут означать эти сигналы, и определяя, как реагировать и справляться с нашими собственными сложными эмоциональными переживаниями.

Эмоции в психологии и исследованиях

Эмоции также являются важной темой в психологии, и исследователи потратили много энергии на понимание цели эмоций и разработку теорий о том, как и почему возникают эмоции. Исследователи также многое узнали о реальном выражении эмоций.

Эмоции можно выражать вербально (словами и тоном голоса) или с помощью невербального общения, включая использование языка тела или мимики.

Язык тела, такой как сутулость или скрещенные руки, может использоваться для передачи различных эмоциональных сигналов. Однако один из наиболее важных способов выражения эмоций — это мимика.

Универсальны ли эмоции?

Вы, наверное, слышали, что сигналы и жесты языка тела иногда имеют разное значение в разных культурах, но применима ли одна и та же идея к выражению лица? Люди в других странах и культурах выражают эмоции таким же образом?

В своей книге « The Expression of the Emotions in Man and Animals » 1872 года знаменитый натуралист Чарльз Дарвин утверждал, что человеческое выражение эмоций является врожденным и универсальным для разных культур.Исследователь и эксперт по эмоциям Пол Экман обнаружил, что по большей части выражения лица, используемые для передачи основных эмоций, как правило, одинаковы в разных культурах.

Хотя он обнаружил, что человеческое лицо способно создавать удивительное разнообразие выражений (более 7000!), Они, как правило, подпадают под шесть основных эмоций.

6 универсальных эмоций

  • Счастье
  • Сюрприз
  • Печаль
  • Гнев
  • Отвращение
  • Страх

Исследователи показали фотографии людей, выражающих эти эмоции людям из разных культур, и люди со всего мира смогли определить основные эмоции, стоящие за этими выражениями.Экман считает, что эти базовые эмоции, вероятно, являются не только врожденными, но и, скорее всего, жестко запрограммированы в мозгу.

Культурные вариации

Однако существуют важные культурные различия в том, как мы выражаем эмоции. Правила отображения — это различия в том, как мы управляем выражением лица в соответствии с социальными и культурными ожиданиями.

В одном классическом эксперименте исследователи тайно наблюдали за японскими и американскими участниками, когда они просматривали ужасные изображения и видео таких вещей, как ампутации и операции.Люди из обоих слоев общества демонстрировали схожие выражения лиц, гримасничали и выражали отвращение к кровавым изображениям.

Однако, когда в комнате присутствовал ученый, когда участники смотрели эти сцены, японские участники с большей вероятностью скрывали свои чувства улыбками. Почему присутствие ученого изменило реакцию зрителей?

В японской культуре, как правило, менее приемлемо демонстрировать сильные отрицательные эмоции перед другими, чем в американской культуре.Маскируя выражения лиц, японские зрители придерживались правил демонстрации своей культуры.

Способность выражать и интерпретировать эмоции играет важную роль в нашей повседневной жизни.

Хотя многие выражения эмоций являются врожденными и, вероятно, заложены в мозгу, существует множество других факторов, которые влияют на то, как мы раскрываем свои внутренние чувства. Социальное давление, культурные влияния и прошлый опыт — все это может помочь сформировать выражение эмоций.

Философские и психологические основы JSTOR

Abstract

Психологические и философские точки зрения используются для исследования причин, по которым определенные люди воспринимают деятельность как личную выразительную, в то время как другие могут счесть ее нейтральной или даже отталкивающей.Рассмотрены отношения между личной выразительностью и внутренней мотивацией, потоком и самоактуализацией. Показано, что конструкция личной выразительности уходит своими корнями в философию эвдемонизма. Образ жизни, совместимый со своим даймоном или «истинным я», порождает когнитивно-аффективное состояние, называемое «эвдемонией», которое отличается от гедонического наслаждения. Паттерн личностно-экспрессивной личности описывается интеграцией концепций из различных теорий, включая (а) чувство личной идентичности, (б) самоактуализацию, (в) внутренний локус контроля и (г) принципиальные моральные рассуждения.Предлагается серия эмпирических исследований для проверки выдвинутых теоретических концепций личностной выразительности.

Информация журнала

The Journal of Mind and Behavior (JMB) признает, что разум и поведение позиционируются, взаимодействуют и причинно связаны друг с другом разнонаправленными способами; Журнал призывает исследовать эти взаимосвязи. JMB особенно интересуется научной работой в следующих областях: психология, философия и социология экспериментирования и научного метода; проблема разума и тела в психиатрии и социальных науках; критическое рассмотрение основ мышления и практики DSM-биопсихиатри-соматотерапии; вопросы, относящиеся к этическому изучению познания, самосознания и высших функций мышления у нечеловеческих животных.

Информация об издателе

Небольшое академическое издательство, посвященное междисциплинарному подходу в психологии, психиатрии и смежных областях. Издатель журнала «Разум и поведение». Спонсор симпозиумов и конференций по теориям сознания и проблеме разума и тела в социальных науках.

Не сосредотачивайтесь на самом выразительном лице аудитории

Исследования показали, что, когда люди выступают перед группой, внимание людей, как правило, заостряется на наиболее эмоциональных лицах, из-за чего они переоценивают среднее эмоциональное состояние группы.В этой статье авторы делятся двумя дополнительными выводами: во-первых, чем больше группа, тем больше искажение внимания. Во-вторых, предвзятость внимания сильнее для лиц, выражающих отрицательные эмоции, чем для лиц, выражающих положительные эмоции, а это означает, что наша способность судить об эмоциональном состоянии группы не просто смещена в сторону более сильных эмоций — она ​​особенно склонна к более негативным оценкам. Основываясь на этих выводах, авторы предполагают, что, выступая с докладом или встречаясь с большой группой людей, мы должны попытаться намеренно сканировать аудиторию более равномерно, чтобы противодействовать нашим естественным предубеждениям внимания и получить более точную картину общей эмоциональной ситуации в группе. состояние.

Представьте, что вы предлагаете идею группе людей. Когда вы говорите, вы быстро просматриваете аудиторию, ваше внимание перескакивает с лица на лицо. Люди улыбаются? Или они выглядят сбитыми с толку, скучающими, может быть, даже сердитыми?

Выражение лица дает важные подсказки об эмоциях людей. Независимо от того, являетесь ли вы младшим сотрудником или руководителем высшего звена, судить за доли секунды о том, что чувствует ваша аудитория, является критически важным навыком. Но даже самые эмоционально интеллигентные из нас могут с трудом понять, как именно делаются эти суждения за доли секунды и, что более важно, точны они или нет.И это становится еще более сложным, когда вы начинаете пытаться читать социальные сигналы не только от одного человека, но и от группы людей.

Исследования показывают, что, глядя на группу, люди, как правило, сосредотачиваются на лицах, выражающих более сильные эмоции — будь то эмоции положительные или отрицательные — и уделяют меньше внимания лицам, передающим менее сильные эмоции. В контексте публичных выступлений эта предвзятость внимания может формировать впечатление ораторов о том, как их принимают: поскольку люди уделяют больше внимания своим более эмоционально экспрессивным членам аудитории, они склонны заключать, что общая реакция аудитории более интенсивна. чем есть на самом деле.

Чтобы лучше понять, как проявляются эти предубеждения (а также как вы можете начать их преодолевать), мы — вместе с нашими коллегами Тимоти Суини, Миной Чикарой и Джеймсом Гросс — провели серию исследований, посвященных этой тенденции к усилению эмоций групп. В одном эксперименте участникам были показаны изображения групп до 12 человек. Лица на изображениях были откалиброваны для каждого отображения определенной эмоциональности, что позволило нам вычислить «объективное» среднее эмоциональное состояние группы.Затем мы попросили участников оценить среднее эмоциональное состояние групп и сравнить их ответы с фактическими уровнями эмоций, изображенными на каждом изображении.

Как и ожидалось, мы обнаружили, что участники постоянно переоценивали эмоциональность групп. Но мы также обнаружили два интересных новых результата:

Во-первых, чем больше группа, тем больше наши участники переоценивают ее эмоциональное состояние. Поскольку степень эмоциональности распределялась между лицами случайным образом (точно так же, как в реальных группах будет случайное распределение более и менее эмоционально выразительных людей), более крупные группы имели большую вероятность содержать очень эмоциональные лица, чем группы меньшего размера.А поскольку внимание людей имеет тенденцию задерживаться на этих очень эмоциональных лицах, они в конечном итоге оценивают большие группы как более эмоциональные в среднем.

Во-вторых, участники переоценили эмоции группы в отношении отрицательных выражений, таких как гнев, немного больше, чем для положительных, таких как счастье. Предыдущие исследования показывают, что внимание людей естественным образом больше привлекают лица, выражающие отрицательные эмоции, чем лица, передающие положительные, но наше исследование показало, что этот эффект справедлив как для групп, так и для отдельных лиц.Способность людей судить об эмоциональном состоянии группы не просто смещена в сторону более сильных эмоций — она ​​особенно склонна к более негативным оценкам.

Чтобы лучше понять механизм этой тенденции переоценивать эмоции группы, мы провели второе исследование, в котором попросили участников оценить эмоции группы, отслеживая их взгляд с помощью устройства отслеживания взгляда. Мы обнаружили, что по мере того, как участники сканировали изображение группы, их взгляд постоянно задерживался на более эмоциональных лицах, что приводило к их перевесу при оценке среднего эмоционального состояния группы.

Наше исследование идет рано, и мы хотим быть осторожными при назначении еды на вынос. Но что интересно, это последнее открытие указывает на потенциальное средство от предвзятого отношения к переоценке эмоций группы: поскольку сосредоточение внимания на эмоциональных лицах имеет тенденцию чрезмерно усиливать наше восприятие эмоциональности группы, намеренное более равномерное сканирование как эмоциональных, так и неэмоциональных лиц может привести к для более точного восприятия вашей аудитории. Мы также подозреваем, что тенденция к усилению сильных эмоциональных реакций может быть особенно заметной в виртуальном контексте, поскольку вы с большей вероятностью пропустите более слабые эмоциональные сигналы на экране, чем при личной встрече (думаем, это предположение, которое потребует дополнительных исследований для подтверждения). ).

Так что в следующий раз, когда вы предложите идею, выступите с докладом или даже просто войдете в комнату и начнете ощущать атмосферу, постарайтесь активно смотреть на всех, а не позволять сосредоточиться только на одном или двух очень эмоциональных лицах. Хотя это не избавит вас полностью от естественного предубеждения внимания, оно должно дать вам более точную оценку того, что на самом деле чувствует ваша аудитория.

Emotion | Введение в психологию

Что вы научитесь делать: объяснять теории эмоций и то, как мы выражаем и распознаем эмоции

По мере прохождения повседневной жизни мы испытываем множество эмоций (которые мы часто называем «чувствами»).Эмоции — это субъективные состояния бытия, которые, говоря физиологически, включают физиологическое возбуждение, психологическую оценку и когнитивные процессы, субъективные переживания и экспрессивное поведение. Эмоции часто являются движущей силой мотивации (положительной или отрицательной) и выражаются и передаются с помощью широкого спектра форм поведения, таких как тон голоса и язык тела.

Наша психологическая оценка ситуации основана на нашем опыте, происхождении и культуре.Следовательно, у разных людей могут быть разные эмоциональные переживания в похожих ситуациях. Однако способность воспроизводить и распознавать эмоциональные выражения лица кажется универсальной. Тем не менее, культуры различаются по тому, как часто и при каких обстоятельствах «нормально» выражать различные эмоции, а также по тому, как интерпретируются различные выражения эмоций.

Цели обучения

  • Сравните и сопоставьте двухфакторную теорию Кэннон-Барда, Джеймса-Ланге, Шехтера-Зингера и другие теории эмоций

В повседневной жизни мы испытываем множество эмоций.Эмоция — это субъективное состояние бытия, которое мы часто описываем как наши чувства. Слова «эмоция» и «настроение» иногда используются как синонимы, но психологи используют эти слова для обозначения двух разных вещей. Обычно слово «эмоция» указывает на относительно интенсивное субъективное аффективное состояние, которое возникает в ответ на что-то, что мы переживаем (рис. 1). Часто считается, что эмоции переживаются сознательно и преднамеренно. С другой стороны, настроение относится к длительному, менее интенсивному аффективному состоянию, которое не возникает в ответ на что-то, что мы переживаем.Состояния настроения могут не распознаваться сознательно и не несут в себе интенциональности, связанной с эмоциями (Beedie, Terry, Lane, & Devonport, 2011). Здесь мы сосредоточимся на эмоциях, а вы узнаете больше о настроении в главе, посвященной психологическим расстройствам.

Рисунок 1 . Малыши могут быстро проходить через эмоции, будучи (а) очень счастливыми в один момент и (б) очень грустными в следующий. (кредит А: модификация работы Керри Чешика; кредит б: модификация работы Керри Чешик)

Мы можем быть на высоте радости или в глубине отчаяния или.Мы можем злиться, когда нас предают, бояться, когда нам угрожают, и удивляться, когда происходит что-то неожиданное. В этом разделе будут описаны некоторые из наиболее известных теорий, объясняющих наши эмоциональные переживания, и дается понимание биологических основ эмоций. Этот раздел завершается обсуждением повсеместной природы выражения эмоций на лице и нашей способности распознавать эти выражения у других.

Теории эмоций

Наши эмоциональные состояния представляют собой сочетание физиологического возбуждения, психологической оценки и субъективных переживаний.Вместе они известны как компоненты эмоции . Эти оценки основаны на нашем опыте, происхождении и культуре. Следовательно, у разных людей могут быть разные эмоциональные переживания, даже когда они сталкиваются с похожими обстоятельствами. Со временем было предложено несколько различных теорий эмоций, показанных на рисунке 2, для объяснения того, как различные компоненты эмоций взаимодействуют друг с другом.

Теория Джеймса-Ланге эмоций утверждает, что эмоции возникают в результате физиологического возбуждения.Вспомните, что вы узнали о симпатической нервной системе и нашей реакции «бей или беги» при угрозе. Если бы вы столкнулись с какой-либо угрозой в окружающей среде, например с ядовитой змеей на заднем дворе, ваша симпатическая нервная система инициировала бы значительное физиологическое возбуждение, которое заставило бы ваше сердце учащенно биться и учащалось бы ваше дыхание. Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, вы испытаете чувство страха только после того, как произойдет это физиологическое возбуждение.Кроме того, разные модели возбуждения будут связаны с разными чувствами.

Другие теоретики, однако, сомневались в том, что физиологическое возбуждение, возникающее при различных типах эмоций, достаточно отчетливо, чтобы приводить к большому разнообразию эмоций, которые мы испытываем. Таким образом, была разработана теория Кэннона-Барда эмоций. Согласно этой точке зрения, физиологическое возбуждение и эмоциональное переживание происходят одновременно, но независимо (Lang, 1994). Итак, когда вы видите ядовитую змею, вы чувствуете страх точно в то же время, когда ваше тело начинает реагировать на борьбу или бегство.Эта эмоциональная реакция будет отдельной и независимой от физиологического возбуждения, даже если они возникают одновременно.

Теории Джеймса-Ланге и Кэннон-Барда получили эмпирическую поддержку в различных исследовательских парадигмах. Например, Хвалис, Динер и Галлахер (1988) провели исследование эмоциональных переживаний людей, перенесших травмы спинного мозга. Они сообщили, что люди, которые не могли получать автономную обратную связь из-за своих травм, все еще испытывали эмоции; тем не менее, люди, менее осознающие вегетативное возбуждение, имели тенденцию испытывать менее сильные эмоции.Совсем недавно исследование, посвященное изучению гипотезы обратной связи по лицу , показало, что подавление выражения эмоций на лице снижает интенсивность некоторых эмоций, испытываемых участниками (Davis, Senghas, & Ochsner, 2009). В обоих этих примерах ни одна из теорий не подтверждается полностью, потому что физиологическое возбуждение не кажется необходимым для эмоционального переживания, но это возбуждение, по-видимому, участвует в повышении интенсивности эмоционального переживания.

Двухфакторная теория Шехтера-Зингера эмоций — это еще один вариант теорий эмоций, который учитывает как физиологическое возбуждение, так и эмоциональные переживания.Согласно этой теории, эмоции состоят из двух факторов: физиологического и когнитивного. Другими словами, физиологическое возбуждение интерпретируется в контексте, чтобы произвести эмоциональное переживание. Возвращаясь к нашему примеру с ядовитой змеей на заднем дворе, двухфакторная теория утверждает, что змея вызывает активацию симпатической нервной системы, которая в контексте обозначается как страх, а наш опыт — это страх.

Рисунок 2 . Этот рисунок иллюстрирует основные утверждения двухфакторных теорий эмоций Джеймса-Ланге, Кэннона-Барда и Шехтера-Зингера.(кредит «змейка»: модификация работы «tableatny» / Flickr; кредит «лицо»: модификация работы Кори Занкера)

Важно отметить, что Шехтер и Сингер считали, что физиологическое возбуждение очень похоже для разных типов эмоций, которые мы испытываем, и поэтому когнитивная оценка ситуации имеет решающее значение для реальной переживаемой эмоции. Фактически, можно было бы ошибочно приписать возбуждение эмоциональному переживанию, если бы обстоятельства были правильными (Schachter & Singer, 1962).

Чтобы проверить свою идею, Шахтер и Зингер провели хитрый эксперимент. Участники мужского пола были случайным образом распределены в одну из нескольких групп. Некоторым участникам вводили адреналин, который вызывал телесные изменения, имитирующие реакцию симпатической нервной системы «бей или беги»; однако только некоторым из этих мужчин было сказано ожидать этих реакций как побочных эффектов инъекции. Другим мужчинам, которым вводили адреналин, сказали, что либо у инъекции не будет побочных эффектов, либо возникнет побочный эффект, не связанный с симпатической реакцией, например зуд в ногах или головная боль.Получив эти инъекции, участники ждали в комнате с кем-то еще, кого они считали еще одним объектом исследования. На самом деле другой человек был сообщником исследователя. Конфедерация демонстрировала сценарии эйфорического или гневного поведения (Schachter & Singer, 1962).

Когда тех испытуемых, которым сказали, что они должны ожидать появления симптомов физиологического возбуждения, спросили о любых эмоциональных изменениях, которые они испытали, связанных с эйфорией или гневом (в зависимости от того, как их соратник вёл себя), они не ответили ни на что.Однако мужчины, которые не ожидали физиологического возбуждения в результате инъекции, с большей вероятностью сообщали, что они испытали эйфорию или гнев из-за поведения назначенного им сообщника. В то время как все, кто получил инъекцию адреналина, испытали одно и то же физиологическое возбуждение, только те, кто не ожидал возбуждения, использовали контекст, чтобы интерпретировать возбуждение как изменение эмоционального состояния (Schachter & Singer, 1962).

Сильные эмоциональные реакции связаны с сильным физиологическим возбуждением.Это заставило некоторых предположить, что признаки физиологического возбуждения, включая учащенное сердцебиение, частоту дыхания и потоотделение, могут служить инструментом для определения того, говорит ли кто-то правду или нет. Предполагается, что большинство из нас проявят признаки физиологического возбуждения, если будут вести себя нечестно с кем-то. Полиграф , или тест на детекторе лжи, измеряет физиологическое возбуждение человека, отвечая на серию вопросов. Кто-то, обученный чтению этих тестов, будет искать ответы на вопросы, связанные с повышенным уровнем возбуждения, как потенциальные признаки того, что респондент мог быть нечестным в этих ответах.Хотя полиграфы все еще широко используются, их достоверность и точность весьма сомнительны, поскольку нет никаких доказательств того, что ложь связана с каким-либо конкретным паттерном физиологического возбуждения (Saxe & Ben-Shakhar, 1999).

Взаимосвязь между нашим переживанием эмоций и нашей когнитивной обработкой их, а также порядок, в котором они возникают, остается темой исследований и дискуссий. Лазарус (1991) разработал когнитивно-опосредованную теорию , согласно которой наши эмоции определяются нашей оценкой стимула.Эта оценка является посредником между стимулом и эмоциональной реакцией, и она является немедленной и часто неосознаваемой. В отличие от модели Шахтера-Зингера, оценка предшествует когнитивному ярлыку. Вы узнаете больше о концепции оценки Lazarus, когда изучите стресс, здоровье и образ жизни.

Два других видных взгляда вытекают из работ Роберта Зайонка и Жозефа Леду. Зайонц утверждал, что некоторые эмоции возникают отдельно от нашей когнитивной интерпретации или до нее, например, чувство страха в ответ на неожиданный громкий звук (Zajonc, 1998).Он также верил в то, что мы могли бы небрежно назвать интуитивным чувством, — что мы можем испытать мгновенное и необъяснимое приязнь или неприязнь к кому-то или чему-то (Zajonc, 1980). Леду также считает, что некоторые эмоции не требуют познания: некоторые эмоции полностью обходят контекстную интерпретацию. Его исследования в области нейробиологии эмоций продемонстрировали основную роль миндалины в возникновении страха (Cunha, Monfils, & LeDoux, 2010; LeDoux 1996, 2002). Стимул страха обрабатывается мозгом одним из двух путей: от таламуса (где он воспринимается) непосредственно к миндалине или от таламуса через кору, а затем к миндалине.Первый путь быстрый, а второй позволяет больше обрабатывать детали стимула. В следующем разделе мы более подробно рассмотрим нейробиологию эмоциональных реакций.

Психология в музыке

Нейробиолог Джоспе Леду не просто изучает эмоциональную обработку и кондиционирование у крыс — он также является солистом своей группы The Amygdaloids. Его группа часто объясняет в своих песнях психологическую музыку. См. Пример этого в песне Fearing.

Смотри

Просмотрите теории эмоций в следующем видео по психологии ускоренного курса.

Подумай над

  • Подумайте о случаях в своей жизни, когда вы были в абсолютном приподнятом настроении (например, возможно, баскетбольная команда вашей школы только что выиграла в соревновании по мячу на национальном чемпионате) и очень боялись (например, вы собирались выступить с речью в своем публичном выступлении). класс в комнату, полную 100 незнакомцев). Как бы вы описали физическое проявление вашего возбуждения? Были ли заметные различия в физиологическом возбуждении, связанном с каждым эмоциональным состоянием?

Глоссарий

язык тела: выражение эмоций через положение тела или движение

Теория эмоций Кэннона-Барда: физиологическое возбуждение и эмоциональное переживание происходят одновременно

когнитивно-опосредованная теория: наши эмоции определяются нашей оценкой стимула

компонентов эмоции: физиологическое возбуждение, психологическая оценка и субъективный опыт

эмоция: субъективное состояние, часто описываемое как чувства

Гипотеза лицевой обратной связи: выражений лица способны влиять на наши эмоции

Теория эмоций Джеймса-Ланге: эмоций возникают из физиологического возбуждения

Полиграф: Тест на детекторе лжи, который измеряет физиологическое возбуждение людей, когда они отвечают на серию вопросов

Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера: Эмоции состоят из двух факторов: физиологического и когнитивного

Вызовы для вывода эмоций из движений лица человека — Ассоциация психологических наук — APS

Психологическая наука в интересах общества (Том 20, номер 1)
Прочитать полный текст (PDF, HTML)

Faces предлагают информацию, которая помогает нам ориентироваться в нашем социальном мире, влияя на то, кого мы любим, кому доверяем, помогаем и даже осуждаем виновных в преступлении.Но в какой степени лицо человека отражает его эмоции? И насколько мы можем точно интерпретировать эмоцию или намерение, вызванные поднятой бровью, скрученной губой или суженным глазом? Понимание того, какие движения лица могут рассказать об эмоциях человека, имеет серьезные последствия для того, как люди взаимодействуют друг с другом в гостиной, классе, зале суда и даже на поле боя.

В этом выпуске журнала Психологическая наука в интересах общества (том 20, выпуск 1), Лиза Фельдман Барретт и соавторы Ральф Адольфс, Стейси Марселла, Аликс М.Мартинес и Сет Д. Поллак исследуют научные доказательства широко распространенного предположения, что эмоции человека могут быть легко выведены из его или ее выражения лица. Авторы сомневаются, что существующие исследования достаточно сильны, чтобы оправдать то, как они все чаще используются теми, кто их потребляет (например, технологические компании пытаются понять, как «читать эмоции»; школы обучают детей выражению эмоций; проходят обучение федеральные агенты. для обнаружения эмоций и прогнозирования поведения по движениям лица; специалисты по психическому здоровью, использующие движения лица для диагностики и лечения психических расстройств).Они также рекомендуют исследования, которые дадут более достоверное представление о том, как люди двигают лицом, чтобы выразить эмоции.

Исследования, проведенные на сегодняшний день, показывают, что люди склонны верить тому, что авторы называют распространенным представлением , что определенные эмоции проявляются определенными конфигурациями лицевых мышц. Чтобы оценить, поддерживает ли наука распространенное мнение, авторы сосредотачиваются на доказательствах, касающихся шести категорий эмоций — гнева, отвращения, страха, счастья, печали и удивления, — которые были в центре внимания большей части исследований эмоций.Однако их отчет не о том, являются ли эти шесть эмоций основными (или единственными) эмоциональными категориями, а о том, раскрывает ли определенное выражение лица эмоциональное состояние человека.

Барретт и его коллеги предполагают, что можно обосновать, что выражение лица что-то раскрывает об эмоциональном состоянии человека, если соблюдены четыре критерия: надежность (например, хмурое лицо появляется, когда кто-то злится), специфичность (например, хмурое лицо редко появляется, когда кто-то не злится), обобщаемость (т.е. закономерности надежности и специфичности должны встречаться в разных исследованиях и для разных групп населения) и достоверности (т. е. даже когда выражение лица постоянно ассоциируется с эмоцией, необходимо продемонстрировать, что человек, изображающий выражение, действительно находится в ожидаемое эмоциональное состояние). Принимая во внимание эти четыре критерия, авторы исследуют исследования выработки выражения (то есть того, как люди на самом деле двигают лицом во время эмоциональных эпизодов) и восприятия эмоций (т.д., какие эмоции на самом деле возникают при взгляде на движения лица). Они охватывают исследования здоровых взрослых в развитых странах, здоровых взрослых, живущих в небольших отдаленных культурах, здоровых младенцев и детей, а также врожденно слепых людей.

Обзор исследований, посвященных формированию мимики во время эмоциональных событий, указывает на отсутствие поддержки общепринятого мнения. Исследования показывают, например, что улыбка может сигнализировать о подчинении, а не о счастье.Более того, недостаток систематических и контролируемых наблюдений за движениями лица и эмоциями у людей из отдаленных культур ограничивает знание условий, при которых выражения лица могут быть связаны с конкретными эмоциями. Барретт и его коллеги предполагают, что использование нейтральных фраз, таких как «конфигурация лица» или «паттерн лицевых движений», может быть более точным с научной точки зрения, чем вводящие в заблуждение фразы «эмоциональное выражение» или «эмоциональное проявление», учитывая, что каждый паттерн лицевых движений необязательно сигнализировать об определенной эмоции.

Исследования того, как люди воспринимают эмоции по выражению лица, также не подтвердили широко распространенное мнение. Когда людей просят сопоставить выражения лица с эмоциями, они могут сделать это надежно, но когда их просят создать ярлык эмоции по выражению лица, надежность оказывается низкой. Более того, недавние исследования в отдаленных культурах не обнаружили, что конфигурация лица специфична для данной эмоции, даже несмотря на то, что люди могли вывести некоторые социальные значения из выражений лица (например,g., жители Тробрианских островов из страха назвали предложенную конфигурацию лица сигналом о намерении атаковать). Таким образом, эти результаты, похоже, не подтверждают критерии надежности, специфичности, обобщаемости и валидности для установления прямой связи между выражением лица и эмоциональным состоянием.

В целом, эти результаты показывают, что движения лица, которые обычно считаются сигналом определенных эмоций, независимо от контекста, человека и культуры, не являются универсальной диагностикой эмоциональных состояний.Но поскольку распространенное мнение влияет на исследования и понимание эмоций общественностью, необходимы новые исследования эмоций. Барретт и его коллеги приходят к выводу, что существует острая необходимость в исследовании, чтобы изучить, как люди на самом деле двигают лицом, чтобы выразить эмоции и другую социальную информацию в различных контекстах, составляющих повседневную жизнь, а также в тщательном изучении механизмов, с помощью которых люди воспринимают проявления эмоций друг в друге. Они предлагают использовать в будущих исследованиях междисциплинарные методы, включая нейробиологию и машинное обучение; включать крупномасштабные исследования, объединяющие лабораторию и мир и оценивающие движения лица, осанку и походку, тон голоса, изменения вегетативной нервной системы, взгляд, а также контекстные переменные в различных ситуациях; поддерживать разработку вычислительных моделей; и выйти за рамки классических взглядов на эмоции, проверяя новаторские гипотезы о природе эмоций.

В сопроводительной статье Алан Коуэн (факультет психологии Калифорнийского университета в Беркли), Диса Заутер (факультет социальных и поведенческих наук Амстердамского университета), Джессика Л. Трейси (факультет психологии Университета Британской Колумбии), и Дахер Келтнер (факультет психологии Калифорнийского университета в Беркли) предлагают исчерпывающий атлас человеческих эмоций. Исследователи, которые возглавили инициативы по созданию полных карт человеческих эмоций и использовали такие методы, как моделирование нейронной активности, для изучения структуры и динамики эмоциональных переживаний, считают, что существуют десятки разновидностей эмоций, различающихся языком и вызываемых в различных ситуациях.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts