Основной движущей силой развития считается субъект: Движущие силы и условия развития личности

Содержание

методологические подходы – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Щипунов Олег Константинович

ИСТОЧНИКИ И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭТИКИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

В статье поставлена проблема социальной детерминации информационной этики. Источники ее развития сопоставляются с понятием «возможность» и соотносятся с системой социальных противоречий. Движущие силы развития информационной этики сопоставляются с понятием «действительность» и трактуются как совокупность объективных и субъективных факторов, способствующих разрешению социальных противоречий. Поскольку они разрешаются только через деятельность людей, то главной движущей силой выступают люди — субъекты этических отношений. Адрес статьи: www.gramota.net/materials/372016/6-2/55.html

Источник

Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики

Тамбов: Грамота, 2016. № 6(68): в 2-х ч. Ч. 2. C. 210-213. ISSN 1997-292X.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/3.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/3/2016/6-2/

© Издательство «Грамота»

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: [email protected]

9. НАРК. Ф. Р-2923. Оп. 2.

10. НАРК. Ф. Р-3088. Оп. 1.

11. НАРК. Ф. Р-3089. Оп. 1.

12. Тихонов О. Неюбилейные раздумья // Север. 2000. № 5-6. С. 132-136.

13. Филиппов В. Н. Журнал «Север» и общественно-политическая жизнь Карелии // Интеллигенция современной России: духовные процессы, исторические традиции и идеалы: тезисы докладов XIII международной научно-практической конференции (г. Иваново, 26-28 сентября 2002 г.). Иваново: Ивановский государственный ун-т, 2002. С. 224-226.

LITERARY-ARTISTIC AND SOCIAL-PUBLICISTIC MAGAZINES OF KARELIA IN THE MIDDLE OF THE 1950S — THE FIRST HALF OF THE 1960S

Shorokhova Irina Viktorovna, Ph. D. in History, Associate Professor Petrozavodsk State University [email protected] ru

The article reveals the basic directions of the development of the literary-artistic and social-publicistic magazines «Na Rubezhe (At the Turn)» and «Punalippu» in the middle of the 1950s — the first half of the 1960s. On the basis of unpublished sources the paper analyzes the change in the contents of the magazines, reasons for the growth of their popularity, identifies the main problems that were faced by the editorial boards of the Russian and Finnish magazines. The author comes to the conclusion about a significant contribution of the editors of the magazines «Na Rubezhe (At the Turn)» and «Punalippu» in the development of literature in Karelia, the preservation of its national culture and the formation of the republic inhabitants’ artistic taste.

Key words and phrases: «Na Rubezhe (At the Turn)»; «Punalippu»; D. Ya. Gusarov; U. Vikstrom; Finnish literature; literature of Karelia.

УДК 17.03

Философские науки

В статье поставлена проблема социальной детерминации информационной этики. Источники ее развития сопоставляются с понятием «возможность» и соотносятся с системой социальных противоречий. Движущие силы развития информационной этики сопоставляются с понятием «действительность» и трактуются как совокупность объективных и субъективных факторов, способствующих разрешению социальных противоречий. Поскольку они разрешаются только через деятельность людей, то главной движущей силой выступают люди — субъекты этических отношений.

Ключевые слова и фразы: этика; информационная этика; источники развития; движущие силы; социальные противоречия; социальная деятельность.

Щипунов Олег Константинович

Российский государственный социальный университет [email protected] т

ИСТОЧНИКИ И ДВИЖУЩИЕ СИЛЫ РАЗВИТИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭТИКИ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ

Традиционный подход [1; 7; 12] связывает информационную этику только с информационным обществом (мы не касаемся вопроса о корректности этого термина), поэтому весь спектр социальных детерминант принадлежит именно этому — современному — обществу. Автором разделяется подход к информационной этике как к понятию, характеризующему «универсальные черты этоса информационного обмена (как системы соответствующих этому процессу нравственных понятий и этических норм) на любом этапе социального развития» [16, с. 134]. Такое понимание заставляет по-новому осмысливать проблему социальных детерминант развития информационной этики, требует более широкого подхода к пониманию источников и движущих сил ее развития.

По И. А. Гобозову, важнейшая задача философии истории — выявление факторов детерминации исторического процесса, поскольку история — «сложный и многогранный процесс, в котором воедино связаны географические, материальные, духовные и другие факторы. Поэтому очень сложно найти среди них такой фактор, который бы играл решающую роль…» [6, с. 36]. Тем не менее философы разных времен и народов стремились выявить социальные детерминанты такого рода.

В результате сформировались следующие типы социального детерминизма: 1) географический (Ш. Монтескье, Л. И. Мечников и др.): система географических факторов — ведущий фактор «кооперации» людей и соответствующего развития общества; 2) духовный (идеалистический: Платон, Г. В. Ф. Гегель, философы Просвещения и др.): идеи (в другом варианте — мнения) управляют миром; 3) материалистический (К. Маркс, Ф. Энгельс и др.): материальные общественные отношения — ведущие детерминанты всех других форм деятельности людей. Одна из разновидностей такого детерминизма — технологический детерминизм, выявляющий особую роль техники и технологий.

Наряду с концепциями монофакторного детерминизма сформировался плюралистический подход: все социальные факторы детерминации равнозначны («теория факторов»: М. Вебер, Р. Арон и др.) [Там же, с. 45]. Эта концепция долгое время подвергалась критике, однако ныне академик Т. И. Ойзерман ставит вопрос о важности ее методологической роли и убедительно показывает, что «Маркс и Энгельс вполне сочетали материалистическое понимание истории с «теорией факторов»» [13, с. 201].

Важна также методологическая роль идеи «циклической причинности», в соответствии с которой социальное явление, порожденное «первичной» причиной, далее само влияет на породившую его причину. Еще Ф. Энгельс подчеркивал, что «различие между первичными и вторичными процессами вполне относительно. .. оно приводит нас к абсурду, если мы станем его рассматривать как нечто абсолютное» [21, с. 466].

Системный подход к пониманию общества позволяет интегрировать эти подходы и выявить новые аргументы в пользу идеи Т. И. Ойзермана: все упомянутые типы причин имеют место в системе социальных отношений, но по-разному детерминируют отдельные подсистемы и компоненты общества, рассматриваемого как система. Информационная этика как социальное явление, с одной стороны, сама имеет системный характер, с другой стороны, может рассматриваться в качестве компонента нормативной подсистемы общества.

В свою очередь, совокупность факторов социальной детерминации информационной этики может рассматриваться как система. В этой системе оказывается различной роль как источников общественного развития, так и его движущих сил. В философских публикациях на эту тему позиции авторов существенно различаются. Некоторые из них стремятся свести к понятию «движущие силы» всю совокупность факторов социальной детерминации [20, с. 150-152]. Другие исследователи отождествляют эти понятия: «Противоречия и движущие силы развития, на наш взгляд, — писал А. Е. Фурман, — представляют одно и то же» [19, с. 154].

По мнению Э. В. Островского, источники, факторы и причины общественных изменений — это фактически одно и то же, а их двуединую структуру образуют, с одной стороны, потребности общества и человека, с другой стороны, «мощные реформаторские и революционные движения» [14, с. 80].

Более того, во многих публикациях понятие «источники и движущие силы развития» превратилось в привычный фразеологизм, не требующий особых пояснений даже в тех текстах, где это понятие вынесено в заголовок публикации. Так, С. Л. Максименко заявляет рассмотрение «источников и движущих сил жизненной энергии» [11], однако в тексте статьи он даже не упоминает эти понятия, лишь однажды указав на «исток саморазвития» [Там же, с. 217]. А. В. Красильников и С. А. Сподина считают, что «одной из важнейших задач познания и преобразования общества является выявление источников и движущих сил регионального развития», однако фактически отождествляют «источники развития», «интересы и противоречия», «побудительные силы»: «Основными источниками развития являются интересы и противоречия, которые выражают внутреннюю движущую силу. Важнейшими побудительными силами и источниками развития регионов являются: их внутренняя неоднородность и противоречивость» [9, с. 68]. А. В. Ступкина задается вопросом: «каковы источники, движущие силы» применительно к культуре [18, с. 162], однако рассматривает идеалы и интересы, не фиксируя их принадлежности ни к источникам, ни к движущим силам развития культуры.

По мнению автора, методологически более плодотворна позиция, разделяющая методологические функции понятий «источники» и «движущие силы» развития. Так, В. А. Вазюлин, рассматривая общество как «органическое целое», подчеркивает, что «источником возникновения нового органического целого служит единство внутренних противоречий предшествующего развития» [5, с. 26]. Вместе с тем существует точка зрения о том, что источником развития является «та сторона противоречия, которая обусловливает его разрешение» [10, с. 17]. Однако лишь единство и борьба противоположностей как двух сторон противоречия ведет к развитию.

По-разному трактуется соотношение источников и движущих сил социального развития.

По С. Э. Крапивенскому, движущие силы исторического процесса — «это интересы как осознанные многообразные потребности общества в целом, больших и малых социальных групп внутри его, отдельных индивидов» [8, с. 335]. В. С. Барулин обобщает существующие точки зрения: «Движущие силы развития общества также понимаются по-разному: то они связываются с противоречиями общественного развития и их разрешением, то с социальным детерминизмом, то с объективными и субъективными факторами истории, то с деятельностью людей, то с комплексом перечисленных факторов» [3, с. 252]. Сам В. С. Барулин связывает их с деятельностью: «.качество быть движущей силой есть имманентное существенное качество человеческой деятельности вообще» [Там же, с. 255].

Этот подход наиболее плодотворен: противоречия выступают в качестве причины деятельности, если они преломляются через потребности и интересы людей, реализуемые в деятельности. Между противоречием и деятельностью людей, которая обусловлена необходимостью разрешения этого противоречия, лежит сложная цепь опосредований, которая в целом и дает картину движущих сил общественного развития. Можно говорить об иерархии источников ее развития: внутренние — собственные противоречия данной системы, внешние — противоречия той системы, элементом которой является данное явление, причем главную роль играют как раз внешние противоречия [15, с. 14-18].

Для выявления специфики источников и движущих сил социального (в том числе — этического) развития методологически плодотворным является соотнесение этих категорий с понятиями «возможность» и «действительность»: факторы, создающие возможность развития, выступают в качестве источников; факторы, превращающие эту возможность в реальную социальную действительность, выступают в качестве движущих сил. Плодотворность такого понимания показала Д. А. Ростовых на примере исследования социального интеллекта [17, с. 19-20].

Таким образом, в качестве важнейших источников общественного развития, в том числе развития информационной этики, выступают общественные противоречия. Д. С. Акимова показывает, что в процессе функционирования морали постоянно возникает и разрешается (или не разрешается) противоречие между сущим («в виде конкретных обстоятельств поступка») и должным («в виде идеальных целей и моральных ориентиров») [2, с. 84]. Но разрешать общественные противоречия возможно только посредством деятельности людей. Именно эта деятельность (а также система факторов, обусловливающая эту деятельность) может быть рассмотрена в качестве движущих сил развития общества. М. М. Бахтин в связи с пониманием добра как центральной категории этики показывает, что «все содержательно-смысловое: бытие как некоторая содержательная определенность, ценность как в себе значимая, истина, добро, красота и пр. — все это только возможности, которые могут стать действительностью только в поступке» [4, с. 123-125].

Система социальных противоречий, как источник развития информационной этики, многообразна. Эти противоречия проявляются во взаимодействии между различными сторонами социальной жизни, элементами социального организма, компонентами механизма этической регуляции. Так, существенную роль в развитии информационной этики играют противоречия:

• между объективными условиями социальной коммуникации и информационного обмена (в том числе конкретными типами информационных технологий), с одной стороны, и субъективным фактором коммуникативных отношений — с другой;

• между внедрением новых информационных технологий и отсутствием этических норм применения этих технологий;

• между потребностями рациональной организации информационно-коммуникативных процессов и иррациональными способами ее реализации и др.;

• между потребностями нравственного регулирования процессов социальной коммуникации в условиях новых (для конкретной исторической эпохи) информационных технологий и отсутствием сложившихся этических норм такого регулирования и др.

Этическая сфера общества, в том числе информационная этика, — это постоянное разрешений противоречий, деятельное преодоление трудностей социального взаимодействия, практическое разрешение этических проблем, в том числе в сфере информационного обмена. Уйти от социальных противоречий невозможно, однако возможно их преодолеть, информационная этика может рассматриваться как одно из важных средств их разрешения.

Понятие «движущие силы общества» охватывает те объективные и субъективные факторы, которые способствуют разрешению всего комплекса социальных противоречий. Поскольку они разрешаются только через деятельность людей, то главной движущей силой истории, ее главным субъектом выступают люди, человеческий фактор. Именно конкретная деятельность в условиях новых компьютерных технологий привела к необходимости формирования кодексов компьютерной этики [1, с. 8] и становлению компьютерной этики как специфического вида прикладной этики.

В процессе своего генезиса информационная этика выступает в качестве «вторичного» социального явления, порожденного системной совокупностью причин: экономических, политических, социальных, духовных, технико-технологических, этических и др. Однако сформировавшаяся и развивающаяся информационная этика сама является детерминирующим фактором развития информационно-коммуникационных процессов и может рассматриваться в качестве одной из движущих сил развития общества.

Список литературы

1. Авдеева И. А. Информационная, компьютерная и прикладная этика как теоретические составляющие этики глобального коммуникативного пространства // Вестник ТГУ. 2014. Вып. 9 (137). С. 7-12.

2. Акимова Д. С. Основные этапы этического размышления // Социальная политика и социология. 2011. № 5 (71). С. 82-89.

3. Барулин В. С. Социальная философия. М.: Изд-во МГУ, 1993. Ч. 1. 336 с.

4. Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники: ежегодник 1984-1985. М.: Наука, 1986. С. 80-160.

5. Вазюлин В. А. Логика истории. М.: Изд-во СГУ, 2005. 431 с.

6. Гобозов И. А. Введение в философию истории. М.: Гуманитарное знание, 1993. 305 с.

7. Коваль Е. В. Этика информационного общества как современный этап развития этики // Вестник Чувашского университета. 2009. № 4. С. 133-139.

8. Крапивенский С. Э. Социальная философия. Изд-е 3-е, испр. М.: ВЛАДОС, 2003. 416 с.

9. Красильников А. В., Сподина С. А. Основные источники и движущие силы развития региона как экономической системы // Вестник Югорского государственного университета. 2006. Вып. 5. С. 67-73.

10. Майстровский А. М. Структура и развитие непроизводственной техники: автореф. дисс. … к. филос. н. Л., 1980. 25 с.

11. Максименко С. Д. Источники и движущие силы жизненной энергии (нужды) личности // Мир психологии. 2013. № 4. С. 213-224.

12. Манжуева О. М. Основные составляющие информационной этики // Мир современной науки. 2014. № 3 (25). С. 106-110.

13. Ойзерман Т. И. Проблемы: социально-политические и философские очерки. М.: Перспектива, 2006. 656 с.

14. Островский Э. В. Общество как целостная развивающаяся система // Социальная философия / под ред. В. Н. Лавриненко. М.: ЮНИТИ, 1995. С. 75-85.

15. Отюцкий Г. П. Взаимосвязь политики и современной военно-технической революции (социально-философский анализ): автореф. дисс. … д. филос. н. М., 1993. 50 с.

16. Отюцкий Г. П., Щипунов О. К. Информационная этика как понятие и как социальное явление: методологический анализ // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2016. № 3 (65): в 2-х ч. Ч. 1. С. 132-136.

17. Ростовых Д. А. Социальный интеллект как фактор общественного развития в условиях информатизации: автореф. дисс. … к. филос. н. М., 2007. 26 с.

18. Ступкина А. В. Идеалы и интересы в диалектике культурных изменений // Вестник Ставропольского государственного университета. 2008. № 534. С. 161-166.

19. Фурман А. Е. Исторический материализм: курс лекций. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1970. 371 с.

20. Чинакова Л. И. Движущие силы развития общества — категория исторического материализма // Философские науки. 1977. № 2. С. 150-152.

21. Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд-е 2-е. М.: Политиздат, 1955. Т. 20.

SOURCES AND DRIVING FORCES OF INFORMATION ETHICS DEVELOPMENT: METHODOLOGICAL APPROACHES

Shchipunov Oleg Konstantinovich

Russian State Social University [email protected] ru

The article raises a problem of the social determination of information ethics. The sources of its development are compared with the notion «possibility» and are correlated with the system of social contradictions. The driving forces of information ethics development are contrasted with the notion «reality» and are interpreted as a totality of objective and subjective factors contributing to the solution of social contradictions. Since they are solved only through people’s activity, the latter — the subjects of ethic relations — act as the main driving force.

Key words and phrases: ethics; information ethics; development sources; driving forces; social contradictions; social activity.

УДК 124

Философские науки

В статье рассматривается проблема участия языкового фактора в конструировании социальной реальности, в связи с чем раскрываются философские основания для включения языка в проблематику социально-философского знания. В качестве таких оснований автор использует трансцендентально-герменевтические подходы к языку, выработанные в современных философских направлениях, и оценивает их эвристические возможности для решения заявленной проблемы.

Ключевые слова и фразы: язык; философия языка; социокультурные отношения; лингвистический инструментализм; лингвистический детерминизм; трансцендентально-герменевтический подход.

Янкова Наталия Алексеевна, к. филол. н.

Международный юридический институт [email protected] т

ПРОБЛЕМА УЧАСТИЯ ЯЗЫКА В ФОРМИРОВАНИИ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЕЁ РЕШЕНИЯ

Вовлечение языка в предметное поле философии соответствует общей тенденции развития современной философии с её антропоцентрическими проекциями, с её пристальным вниманием к проблемам лингвистического детерминизма как человеческого мышления, так и социальных процессов и явлений, что особенно актуально в условиях глобализации, когда в результате агрессивной лингвосоциокультурной экспансии обостряется кризис этнолингвистической идентичности. Активизация научных исследований, раскрывающих участие языка в бытии социального, соответствует смене парадигмы исследования природы языка, произошедшей в лингвистической философии неклассического и постнеклассического периодов, суть которой в переходе от инструментального к трансцендентально-герменевтическому пониманию этого феномена [6; 10; 15]. Включение проблематики языка в концептуальное поле философского познания было осуществлено еще в античной философии в связи с осмыслением мышления, бытия сознания, и на протяжении истории всей философской мысли проблема языка в большей или в меньшей степени поднимается в трудах мыслителей. Однако использование лингвистического компонента в системе методов философского анализа социального характерно для философии ХХ века.

Язык становится предметом философии еще в Древней Греции, прежде всего, в диалогах Платона, в частности в диалоге «Кратил» обосновывается идея суверенности разума и сознания [9]. В логических трудах Аристотеля закрепляется мысль о том, что языки отличаются только внешне, а их внутренняя структура универсальна и соответствует структуре мышления [1]. Эта мысль, построенная в отрыве от реального изучения языков, определяет первичность истинной мысли по отношению к истинной речи. Такой подход к языку, называемый лингвистическим инструментализмом, применятся вплоть до XIX в. От античных философов, создавших концептуальное ядро лингвистического инструментализма, он идёт к философским размышлениям о языке Средневековья, а затем — к мыслителям Нового времени, в работах которых данный подход получает новые обоснования в соответствии с ведущими мировоззренческими принципами данной эпохи: приоритет разумных оснований в понимании и конструировании реальности, первичность мышления по отношению к языку,

движущие силы развития китайской экономики

28 марта в газете «Деловой Казахстан» опубликована авторская статья Посла Лэ Юйчэна «реформы и инновации: движущие силы развития китайской экономики». В статье он анализировал доклад о работе Правительства Китая, с которым выступил Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян на сессии Всекитайского собрания народных представителей. Текст ниже следует:

Недавно в Пекине завершились ежегодные сессии ВСНП (Всекитайское собрание народных представителей) и ВК НПКСК (Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая). Выступление премьера Госсовета Китая Ли Кэцяна с отчетным докладом о работе правительства на сессии ВСНП — один из самых важных пунктов повестки дня.

Доклад является первым по счету после формирования нового правительства, поэтому привлек повышенное внимание всех сторон.В докладе подведены итоги социально-экономического развития Китая в 2013 году, представлен первый «табель успеваемости» нынешнего правительства. Объем ВВП Китая достиг 56,9 трлн юайней (9,3 трлн долл. США), выросший на 7,7% по сравнению с 2012 годом. Рост индекса потребительских цен составил в среднем 2,6%. Создано 13,1 млн новых рабочих мест, и эта цифра стала новым историческим максимумом. Совокупный объем внешней торговли превысил 4 трлн. долл., по этому показателю Китай вышел на первое место, обогнав США. В связи с продолжающимся влиянием международного финансового кризиса и сложным процессом восстановления мировой экономики, китайская экономика переживает период преодоления трудностей в ходе развития. Поэтому перечисленные успехи достигнуты очень нелегко.

Три четверти объема доклада посвящено планированию работы правительства на текущий год. Был поставлен основной курс — «достижение прогресса в стабильности», что подразумевает сохранение стабильности главных показателей экономики и социального развития. В осуществляемые цели включается: рост ВВП — около 7,5%, рост ИПЦ — 3,5%, новые рабочие места в городах и поселках — больше 10 млн, число зарегистрированных безработных в городах и поселках — не выше 4,6%. А «прогресс» означает новые прорывы и сдвиги в реформах и развитии. Исходя из направлений и акцентов работы правительства, определенных в докладе, можно назвать четыре «фокуса» развития Китая в этом году: углубление реформ, повышение внешней открытости, усиление стимулирующей роли инноваций и улучшение жизни народа.

1. Всестороннее углубление реформ станет главным стимулом к развитию Китая. Если уподобить китайскую экономику кораблю, то реформы — это неисчерпаемая движущая сила корабля. Внимание акцентируется на следующих направлениях реформ:

Во-первых, упростить административную процедуру и передать полномочия низовым звеньям. Эти меры стали первым и решительным шагом нового правительства Китая на пути углубления реформ. Сразу после вступления в должность премьер Ли Кэцян дал обещание: «У ведомств Госсовета имеется еще свыше 1700 функций административного утверждения. При действующем правительстве это число должно быть сокращено более чем на треть». На февраль этого года правительство поэтапно устранило или передало нижестоящим инстанциям 362 функции административного утверждения. А в отчетном докладе правительства была поставлена задача упразднить и передать низовым звеньям свыше 200 функций в течение года. Значит, обещание г-на Ли Кэцяна будет выполнено лишь за два года. В этом году главным образом будет углубляться реформа порядка утверждения для инвестиций, благодаря чему продвинется упрощение административных процедур в сфере инвестиций и предпринимательства. Что касается тех действительно необходимых статей административного утверждения, то их следует занести в перечень полномочий. Все, что вне перечня, не подлежит никакому рассмотрению и утверждению. Вместе с тем будет распространяться практика совершения процедур рассмотрения и утверждения в одном зале и делопроизводства в одном окошке и т. п., чтобы повысился уровень и качество обслуживания, оказанного правительством.

Во-вторых, крепко взяться за реформу финансово-налоговой системы. Необходимо перейти на полностью нормативную, открытую и прозрачную бюджетную систему. Все правительственные доходы нужно включать в сферу бюджета. Правительствам всех ступеней полагается представлять обществу свои бюджетные сметы и отчеты. Предстоит постепенно публиковать основные расходы и расходы по конкретным проектам ведомственных бюджетов, тем более, все бюджетные расходы на служебные приемы, покупки и использование служебных автомашин и служебные заграничные командировки. Все это требуется для того, чтобы финансы функционировали как бы «на солнце», чтобы они были доступны для простых людей и имелась возможность их контролировать. В этом проявляется решимость китайского правительства бороться с коррупцией в корне.

В-третьих, углублять реформу финансовой сферы. Здесь нужно будет продолжать либерализацию процентных ставок, повышать конвертируемость китайского юаня по капитальным операциям. Создавать режим депозитного страхования, продолжать реформу с введением порядка регистрации выпуска акций и гарантировать нормативное развитие облигационного рынка. Стимулировать развитие средних и малых банков и других финансовых учреждений, созданных на частном капитале. Стоит отметить, что в последние годы в Китае бурно развиваются онлайновые финансовые услуги. В прочитанном докладе впервые отмечена важность «стимулирования здорового развития онлайновых финансовых услуг», что передает толерантное отношение и поддержку правительства относительно данного инновационного действия на рынке.

В-четвертых, укреплять статус и роль частного сектора экономики. Частной собственности будут предоставлены равные с государственной собственностью рыночные и конкурентные условия. Будет разработан порядок участия негосударственного капитала в инвестиционных проектах центральных предприятий и продвинута группа проектов в сфере финансово-банковского дела, нефтяной промышленности, электроэнергетики, железнодорожного транспорта, телекоммуникаций, освоения ресурсов, коммунального хозяйства

и т. д. Все эти мероприятия обеспечат частной собственности большие площадки, где они смогут продемонстрировать все свои возможности, и придадут новый стимул развитию китайской экономики.

Как многократно подчеркивает г-н Ли Кэцян, реформа — это самый большой дивиденд экономики Китая. По мере ускоренной реализации мероприятий по углублению реформ, потенциал и жизненная сила китайской экономики будут дальше раскрываться, благодаря чему народ получит больше благ.

2. Продвигать повышение внешней открытости.

Во-первых, стимулировать трансформацию и модернизацию экспорта, а также сбалансирование развития торговли. Китай занял первое место по торговле товарами, однако по-прежнему остро стоят проблемы нерациональности структуры внешней торговли, низкого уровня научно-технического содержания, качества и рентабельности экспортных товаров. В докладе о работе правительства отмечено, что «предстоит развивать давальческую торговлю на основе трансформации и модернизации, поддерживать предприятия в создании их собственных брендов, путем поощрения экспорта крупного комплектного оборудования связи, железных дорог, электростанций и т. д. популяризировать оборудования китайского производства во всем мире». Это твердое подтверждение тому, что Китай будет стремиться к стимулированию качественного обновления экспорта. Вместе с тем китайская экономика не может развиваться без импортного передового оборудования, технологий и сырья, также постоянно растет спрос китайского народа к высококачественным иностранным потребительским товарам. Согласно докладу Китай будет проводить политику по поощрению импорта и увеличивать ввоз дефицитной в стране продукции. По статистике за будущие пять лет Китай будет импортировать товары общей стоимостью 10 трлн долл. Зарубежные предприятия, в том числе и казахстанские, получат большие выгоды от китайского рынка.

Во-вторых, повышать уровень открытости к иностранным инвестициям. Иноинвестиции играют важную роль в развитии китайской экономики. Как заявлено в докладе о работе правительства, «необходимо активно и эффективно использовать зарубежные инвестиции, стимулировать либерализацию допуска в сферу услуг, создавать деловую среду, в которой отечественные и иностранные предприятия работают на равных началах и в условиях справедливой конкуренции, чтобы Китай продолжал оставаться самой привлекательной для иностранных инвесторов страной в мире». Здесь «перечень» также годится для контроля над зарубежными инвестициями. То, что не включается в перечень, открыто иноинвестициям. Таким образом, упрощается процедура по рассмотрению и утверждению привлечения инвестиций. Кроме того, будет более быстрыми темпами повышаться уровень открытости сфер финансовых, образовательных, культурных, медицинских и других услуг. Большие шансы для иностранных инвестиций подразумевают большую конкуренцию для китайских предприятий, а конкуренция является стимулом к ускорению темпов развития. Жители Китая также получат больше удобств и выбора. В результате иностранные инвесторы и сам Китай добьются обоюдной выгоды.

В-третьих, содействовать двустороннему и региональному сотрудничеству. В настоящее время Китаем подписано 12 соглашений о свободной торговле, которые охватывают 20 стран и регионов. Идут переговоры по 6 подобным соглашениям, затрагивающим 22 стран. В докладе сказано, что следует принимать активное участие в создании зон свободной торговли, отвечающих высоким стандартам, стимулировать либерализацию и упрощение процедур в области торговли и инвестиций. Это обозначает, что Китай будет наращивать темпы реализации стратегии развития зон свободной торговли, благодаря чему будет в дальнейшем выявляться торговый потенциал Китая с другими странами. В докладе также подчеркнуто, что предстоит форсировать разработку и реализацию программ создания «экономического пояса Шелкового пути» и нового «Морского шелкового пути». Это, безусловно, расширит сферы сотрудничества Китая с соседними странами и принесет новые возможности для объединения интересов.

3. Осуществлять трансформацию и модернизацию экономической структуры путем инновационного развития. Цитата доклада: «следует стимулировать переход модели развития от преимущественной опоры на вложение компонентов производства большей опоре на инновацию. Инновациям нужно отводить самое важное место в процессе всего государственного развития в целом», что демонстрирует большое внимание китайского правительства к инновациям.

Для развития инноваций необходимо укреплять доминирующую роль предприятий в научно-техническом новаторстве. Модель макроэкономического развития может кардинально измениться только тогда, когда все предприятия стремятся к научно-техническим инновациям и трансформации модели развития. «Предстоит форсировать реформу научно-технической системы, укреплять положение предприятий как субъектов технической инновации, поощрять их на создание учреждений по исследованиям, выявляя их ведущую роль в формировании инновационных объединений производственных организаций, вузов и научно-исследовательских учреждений,» — отметил Ли Кэцян в докладе. Значение этих мер состоит в повышении инновационной активности предприятий, чтобы взаимодействие научно-технического развития и развитие экономики стало более тесным. Кроме того, в докладе еще выдвинуты конкретные требования к правительственным ведомствам в выполнении функций координации, институционального обеспечения и т. д.

Что касается урегулирования производственной структуры, то в докладе выдвинут принцип «занимать наступательную позицию, но не без необходимого отступления». «Наступать» значит проявлять еще большую активность. К примеру, обеспечивать преимущественное развитие производственного сервиса, продвигать совместное развитие сфер культурного творчества и проектировочного сервиса с соответствующими производствами, ускорять развитие страхового, коммерческого, научно-технического и другого сервиса. Серьезное внимание уделяется таким зарождающимся отраслям производств, как сферы мобильной связи нового поколения, интегральных схем, больших данных, передовых производств, нетрадиционных энергоисточников, новых материалов и т.д. «Отступать» — полагается более инициативно и последовательно. Для отраслей с серьезными избыточными производственными мощностями нужно ужесточать нормы экоохраны, энергозатрат, и т. д. Необходимо ликвидировать отсталые производственные мощности, и в этом году предстоит ликвидировать мощности по производству стали на 27 млн тонн, цемента — на 42 млн тонн, а плоского стекла — 35 млн стандартных ящиков.

4. Действенно гарантировать и улучшать жизнь.

Во-первых, продолжать усилия по решению вопроса трудоустройства. Важно при неуклонном осуществлении стратегии преимущественного решения вопроса трудоустройства и активной политики занятости оптимизировать среду трудоустройства и предпринимательства, ориентировать предпринимательство в свете инноваций и стимулировать трудоустройство за счет предпринимательства. Нужно усиливать динамику помощи городскому населению, которому самому трудно найти себе работу, чтобы осуществлять более полное и качественное трудоустройство. Что касается распределения доходов, то доходы городского и сельского населения должны увеличиваться с ростом экономики. Надлежит увеличивать доходы низкооплачиваемых категорий людей по разным каналам, непрерывно повышать удельный вес населения со средними доходами и уменьшить разницу в доходах. В отношении социального обеспечения ключевым будет продвижение реформы системы социальной помощи, дальнейшее повышение уровня прожиточного минимума в городе и на селе, а также повсеместное введение системы временной помощи, что гарантирует основные жизненные потребности крайне нуждающихся людей и освободит начинающих свой бизнес людей от различных преград. Эти меры позволяют нам ощутить большое внимание, выделенное правительством Китая, жизни простых трудящихся, в частности уязвимых групп населения.

Во-вторых, всемерно повысить уровень жизни населения на селе. Стимулирование гармоничного развития городов и сел является важной задачей работы нового правительства. В докладе о правительстве предложен целый ряд мер по улучшению жизни на селе и повышению уровня жизни крестьян в планах сокращения масштабов нищеты, улучшения медицины, образования, строительства инфраструктуры и т. д. Ли Кэцян подчеркнул, что будем продолжать бороться с бедностью, чтобы она не переходила из поколения в поколение. В этом году численность бедствующего населения деревни должна сократиться на 10 с лишним млн человек. Предполагается перестроить аварийное жилье для 2,6 млн сельских семей и реконструировать шоссейные дороги общей протяженностью 200 тыс. км. В полной мере будут улучшаться условия преподавания в школах бедных районов, не способных к выполнению программы обязательного обучения. Численность принятых в ведущие вузы из бедных сельских районов планируется дополнительно увеличить более чем на 10 процентов. Названные меры, направленные на повышение уровня жизни крестьян, непременно укрепят основу развития деревень Китая и принесут сельским жителям больше пользы.

В-третьих, важно взяться за решение проблем загрязнения окружающей среды. В течение последних лет наряду с быстрым экономическим развитием проблема загрязнения окружающей среды Китая становится все более острой. Большие города, как Пекин, Шанхай, многократно подвергаются тяжелому смогу, и это серьезно повлияло на здоровье населения. Китайское правительство придает большое значение вопросам загрязнения. В прошлом году во время поездки в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин подчеркнул: «Китай желает как золотых и серебряных рудников (обр. в знач.: экономические интересы), так и чистой воды и зеленых гор. Но лучше иметь чистую природу, чем золото и серебро». В этом году доклад о работе правительства снова выдвинул: «Мы должны так же, как объявляем войну бедности, твердо объявлять войну и экологическому загрязнению». Это мощное и убедительное объявление показало решимость Китайского правительства в борьбе с загрязнением.

В докладе классифицируются два основных направления устранения загрязнения окружающей среды, это — борьба с загрязнением, а также экономия энергоресурсов и сокращение вредных выбросов. С одной стороны, будет усилена борьба с загрязнением воздуха, воды и земли. Начиная с устранения мелких твердых частиц (PM2.5) и вдыхаемых твердых частиц (PM10), углубленно осуществлять контроль над загрязнением воздуха. Усилить защиту источников питьевой воды, продвигая упорядочение главных загрязненных бассейнов и осуществлять работы по реабилитации почвы. В этом году требуется ликвидировать 50 тыс. малых угольных котлов, продвигать реконструкцию угольных электростанций, в том числе путем оснащения сероочистительными установками — мощностью 15 млн кВт, денитрирующими установками — 130 млн кВт, пылеулавливающими установками — 180 млн кВт и т.д.

С другой стороны, предстоит стимулировать изменение способов производства и потребления энергии. Нужно усиливать экономию энергоресурсов, сокращение вредных выбросов и контроль за общим объемом энергопотребления. В этом году интенсивность энергопотребления предполагается снизить более чем на 3,9 процента, суммарные выбросы двуокиси серы и химическое потребление кислорода на 2 процента. Поощрять развитие ветроэнергетики, гелиоэнергетики и других новых источников энергии. Обеспечивать развитие экологически чистых производств, «зеленой» низкоуглеродной технологии и рециркуляционной экономики. Как упомянуто в докладе, следует превращать энергосберегающие и экоохранные отрасли в бурно процветающие, восходящие отрасли, и в этом отражается концепция правительства о возвращении инициативы в свои руки, чтобы угрозы превратились в новые возможности.

В докладе о работе китайского правительства в этом году представлен ряд важных планов для развития Китая, которые вливают могучую движущуюся силу в китайскую экономику, переживающую трансформацию и перемену. Успешная трансформация экономики Китая также переводит сотрудничество Китая с соседними странами на новый этап, характеризующийся повышением качества и эффективностью развития. Будучи важным стратегическим партнером Китая, Казахстан также находится в ключевом периоде бурного развития страны. Китайская сторона готова вместе с казахстанской использовать представившуюся историческую возможность совместного строительства «Экономического пояса Великого шелкового пути» и углубленной реформы Китая, непрерывно укреплять и расширять взаимовыгодное сотрудничество в различных областях, усердно развивать модернизационное сотрудничество Китая и Казахстана на благо двух стран!

Государство не может обеспечить рост

Экономический кризис 2014–2015 гг. породил глубокие пессимистические ожидания по поводу перспектив развития отечественной экономики. Несмотря на то что масштаб сокращения валового внутреннего продукта в эти годы вдвое меньше, чем в предыдущий кризис 2008–2009 гг., сама ситуация объективно тяжелее. Причина понятна. Начиная с 2014 г. реальная заработная плата сократилась уже более чем на 10%, на 20% выросло количество граждан с доходом ниже прожиточного минимума. Ничего подобного не было во время предыдущего кризиса, тогда показатели благосостояния семей не ухудшились и уровень бедности не увеличился.

Предыдущий кризис был вызван внешними шоками, и, как только мировые рынки стабилизировались, восстановились и поддержанные в период кризиса средствами резервного фонда доходы бюджета и домашних хозяйств. На этот раз на фоне устойчивого падения сырьевых рынков и взаимной санкционной перепалки ухудшение экономической ситуации произошло из-за сокращения доходов всех секторов экономики, включая бюджет и население. Все это произошло на фоне ранее начавшейся стагнации экономики в целом. Статистика неумолимо свидетельствует об утрате былой динамики отечественной экономики еще до геополитических событий 2014 г. Фактически рост валового внутреннего продукта и инвестиций в стране прекратился во второй половине 2012 г. В такой ситуации возврат к устойчивому росту не произойдет автоматически, а потребует пересмотра сложившихся в последнее десятилетие взглядов общества и политиков на источники и движущие силы экономического роста, включая роль государства в этом процессе.

Пятнадцатилетняя динамика развития отечественной экономики с начала нулевых по настоящее время четко разделилась на два периода – быстрого роста и стагнации. В 2000–2008 гг. валовой внутренний продукт увеличивался на 7% в среднем за год. Период 2009–2015 гг. характеризовался среднегодовым приростом в 0,3%, т. е. стагнацией. Период быстрого роста поддерживался притоком прямых инвестиций в обновление производственной инфраструктуры, в модернизацию основных фондов промышленности и локализацию отдельных конкурентных производственных технологий на территории страны. Выбранная тогда стратегия, направленная на улучшение инвестиционного климата и повышение доверия, оказалась эффективной. Активизировалось предпринимательство, произошло обновление и модернизация устаревших основных производственных фондов, заметно повысился уровень жизни людей, сократилась бедность, сформировалась прослойка образованного среднего класса, который является движущей силой развития и создания новой экономики.

Однако параллельно этим позитивным процессам в экономической политике тех лет начали формироваться контуры иной стратегии. Растущее на ценах нефтяное богатство, которое в основном аккумулировалось и перераспределялось государством через федеральный бюджет, не просто ослабило контроль за быстрым ростом публичных обязательств, но и способствовало существенному увеличению мощи и непродуктивного влияния государства на предпринимательство, экономическую конкуренцию и развитие общества в целом.

Во-первых, существенно выросли непроизводительные расходы государства. За счет притока средств от продажи нефти в государственный бюджет создавались государственные корпорации, на конкурентных коммерческих рынках существенно выросла роль коммерческих корпораций с государственным участием, функционирование которых финансово поддерживалось государством и формально оправдывалось тем, что частный бизнес не способен решить задачи, порученные этим структурам.

Во-вторых, что более важно, к этим чисто экономическим факторам, негативно повлиявшим на производственную эффективность, добавился фактор заметного увеличения рисков ведения бизнеса в стране. Нефтяное богатство стало материальной базой усиления влияния государства на предпринимательскую активность и на многие аспекты общественной жизни страны. По существу, «пакт» о равноудаленности бизнеса и власти, провозглашенный в начале 2000-х и подразумевавший основную роль государства в создании условий справедливой конкуренции и поддержке незыблемости права частной собственности, защищаемой правоприменительной и судебной системами, был постепенно заменен на более привычный с советских времен – государство (т. е. властная бюрократия) вправе вмешиваться в конкурентную экономику на основе целесообразности или выгоды, а бизнес и граждане – беспрекословные исполнители его воли. Как результат, наряду с чисто рыночным в стране сформировался влиятельный неконкурентный государственно-корпоративный уклад экономики. Сложилась неформальная «аффилированность» бизнеса с различными уровнями властно-бюрократических структур государственного управления, когда неаффилированный бизнес не может получить доступ к отдельным рынкам и инвестиционным проектам на справедливых конкурентных условиях. В такой среде конкуренция как главный мотивационный инструмент ослаблена, а бизнес-инициативы скорее связаны с перераспределением, слияниями и поглощениями – и в меньшей степени с созданием новых предприятий и производств.

Эта стратегия не сработала, приток незаработанного богатства лишь создал условия для опережающего роста издержек производства над динамикой производительности труда, прежде всего в государственных коммерческих корпорациях, хотя это коснулось и ряда частных компаний. Именно поэтому даже рекордно высокая цена на нефть, которая держалась вплоть до ее падения поздней осенью 2014 г., уже не стимулировала рост негосударственных инвестиций, а воплощалась скорее в оттоке капитала. Можно было увеличивать выручку и заработную плату без вложений в повышение эффективности производства и производительности труда. Следует признать, что стратегия усиления вмешательства государства в экономику и выбранные для этого формы и механизмы оказались непродуктивными и не привели к устойчивому экономическому росту, однако привнесли рост инвестиционных рисков и привели к снижению предпринимательской инициативы. Последовавшие в 2014 г. известные внешнеполитические события добавили градус экономической неопределенности и тоже внесли свою лепту в повышение уровня инвестиционных рисков.

В результате и низкий долг, и относительно низкая цена квалифицированной рабочей силы, и слабый рубль, и чуть ли не вполовину упавшая стоимость производственных активов и недвижимости пока слабо мотивируют инвесторов и стимулируют рост, тогда как это, пожалуй, единственно возможные в настоящих условиях реальные материальные факторы для запуска экономического роста в стране. Конкурентная экономическая система, беспрепятственно включенная в мировую систему обмена товарами и инвестициями, при таких факторах производства отреагировала бы бурным притоком инвестиций в локализацию производства и экспортной экспансией на рынках сырьевых товаров.

Понятно, что компании конкурентных секторов экономики, где вмешательство государства минимально, адаптируются, смогут поменять бизнес-модели и перейти к росту. Но будет ли этого достаточно для формирования состоятельного роста всей экономики, если низкая эффективность использования ресурсов в других секторах сохранится? Сомнительно. Поэтому для создания стабильных основ экономического роста рано или поздно придется заниматься названными выше проблемами. Без этого труд по разработке и осуществлению отдельных секторальных реформ окажется просто сизифовым.

Структурные меры по повышению конкуренции и снижению рисков сегодня главные предпосылки устойчивого роста. Из чисто экономических задач снижения рисков сюда относится контроль макроэкономической стабильности, что требует консолидации публичного сектора – приведения обязательств бюджета к уровню, обеспеченному гарантированными доходами от углеводородов, а также изменения структуры бюджета в пользу производительных расходов, к которым в первую очередь относятся инвестиции в человеческий капитал. Необходимо дать завершиться процессу оптимизации издержек компаний коммерческого сектора, не препятствовать этому и не субсидировать сохранение издержек и банкротства. Далее для создания справедливой конкуренции важно радикальное сокращение прямого участия государства в экономике за счет продажи государственных долей всех без исключения компаний, работающих на конкурентных коммерческих рынках.

Однако наиболее серьезные изменения необходимы в правоприменительной деятельности органов государственного регулирования и судов. Их деятельность сегодня в существенной мере определяет качество инвестиционного климата в стране. Государство могло бы отказаться от существующей практики «слишком активных» интервенций в общественную и хозяйственную жизнь и придерживаться равноправных и равнодоступных механизмов защиты прав собственности и распоряжения этими правами. Отношения всех субъектов хозяйственной жизни в их взаимодействии с государственными институтами должны быть равноправными и решаться в независимых судах. Поэтому реформа судебной системы должна иметь конечной целью перевод ее из статуса подчиненной исполнительной бюрократии в третью ветвь власти. В первую очередь процедура назначения и отстранения от должности судей должна быть отдана судейскому сообществу, т. е. ликвидирована «определяющая» роль председателей судов и административно-силовых структур государства, не имеющих законодательных полномочий влиять на эти решения. Одновременно надо ужесточить квалификационные требования к судьям и формировать их сообщество из круга лиц с соответствующим квалификационным уровнем, желательно не имеющих практического опыта силового правоприменения. Репутация судьи в общественном мнении должна стать главным критерием его деятельности.

Снижение высокого градуса геополитической неопределенности также в ряду снижения инвестиционных рисков. Выверенная временем истина такова, что вся государственная политика, включая внешнюю политику, должна быть подчинена заботе об экономических интересах страны и ее общества, и именно по этой причине политики должны обеспечивать международное признание легитимности своей внешнеполитической линии среди критической массы участников мейнстрима мирового политического процесса. Надеяться, что «мягкую силу» экономического прогресса в мире можно преодолеть иными мирными способами, не приходится.

Автор – профессор НИУ ВШЭ

Марксизм о роли народных масс – без прикрас

В марксистских воззрениях на народные массы особое значение имеет положение, которое исключительно высоко ставил В. И. Ленин, не случайно уже в декабре 1917 г. писавший в знаменитом наброске «Из дневника публи­циста (Темы для разработки)»: «Поднять наинизшие низы к историческому творчеству: “Mit dem Umfang der geschichtlichen Aktion wird auch der Umfang der Masse zunehmen, deren Aktion sie ist”»[1].

Чтобы показать, как чаще всего трактовалось это положение, процити­рую Т. И. Ойзермана: «Младогегельянцы сетовали по поводу “неудачи” соци­альных движений предшествующей истории, считая главной причиной “неудачи” участие в них народных масс. Маркс и Энгельс, напротив, разъясняют, что “деятельность действительного человечества есть не что иное, как деятельность массы человеческих индивидуумов”. И если широкие народные массы до сих пор недостаточно участвовали в общественно-политических движениях, значит, эти движения, во всяком случае, непосредственно, выражали чуждые им общественные интересы и потребности. Развитие материального производства с необходимостью выдвигает массы на авансцену истории; массы начинают осознавать, что их интересы противоположны интересам господствующего меньшинства; они все более сознательно, решительно включаются в общественно-исторический процесс. Это обобщение исторического опыта Маркс и Энгельс формулируют следующим образом: “Вместе с основательностью исторического действия будет, следовательно, расти и объем массы, делом которой оно является”[2]. Значит, народные массы – главная движущая сила общественного прогресса, ускорение которого связано с возрастанием роли народных масс в развитии общества. Этот теоретический вывод – научное открытие одной из объективных закономерностей всемирной истории»[3]. Возникает немало вопросов. Например, о ком и о чем идет речь в «Святом семействе»? Какова зона исторического действия формулы Маркса и Энгельса?

По мнению Т. И. Ойзермана, Маркс и Энгельс имели в виду народные массы; развитие материального производства обусловливает возрастание их роли, что является объективной закономерностью всемирной истории. Автор не видит различия между объемом массы, вершащей историческое действие, и объемом массы, делом которой это действие является, то есть между массой действующей и массой активно действующей. Далее, формула ставит вопрос о связи основательности исторического действия с объемом массы в будущем, а Т. И. Ойзерман придает этой связи общесоциологический характер. Насколько это оправданно?

Широко распространены выражения: народ – «решающая сила истории», «творец истории», «движущая сила развития общества», «субъект ис­тории». Но что такое народ? «…По традиции, – пишут современные леворадикальные теоретики М. Хардт и А. Негри, – под народом понимается нечто цельное. Конечно, население имеет всякого рода различия, но понятие народ сводит их на нет, благодаря чему население наделяется определенной иден­тичностью: народ един…»[4] С марксистской точки зрения это неверно. Народ далеко не всегда един. «Употребляя слово “народ”, – писал Ленин, – Маркс не затушевывал этим словом различия классов…»[5] Эти различия двояки: между классами в составе народа (например, между рабочим классом и крестьянством) и между классами в составе народа и реакционными классами, не входящими в состав народа. Структура народа и степень его единства отнюдь не константны, особенно в обществе, которому присущи антагонистические противоречия. Я солидарен с мнением, что народ – социальная общность, включающая в себя классы и социальные слои, способные участвовать в общественном прогрессе. Безосновательны многочисленные попытки отожде­ствления народа и толпы: в отличие от толпы народ созидателен, он произво­дит. Не менее безосновательно сознательно осуществляемое некоторыми обществоведами смешение понятий народ, население, нация, государство. Идеологические цели таких трактовок не оставляют сомнения.

Что касается понятия массы, то оно употребляется в разном смысле. Хардт и Негри утверждают: «Массы… определяются как противоположность народа, поскольку… их нельзя свести к единству или всего одной идентично­сти. Нет сомнения, что массы включают в себя разные виды и роды, но в действительности нельзя сказать, что массы состоят из разных социальных субъектов. Сущность массы в неразличимости: все черты своеобразия по­гружены в массу и скрыты ее толщею. Массы способны двигаться в унисон лишь потому, что составляют расплывчатый, единообразный конгломе­рат…»[6]

Использование понятия масса предполагает выяснение, о какой массе (о каких массах) идет речь, кто в нее входит, каково ее субъективное состоя­ние и т. д. В марксизме наиболее типичные словосочетания с термином «масса»: масса трудящихся, трудящиеся массы, широкие массы, народные мас­сы, масса рабочих и т. п. Несомненно, что трудящиеся массы образуют ядро всякого народа; нельзя, однако, согласиться с Б. Ф. Поршневым, который считал, что «вопрос о роли трудящихся масс и вопрос о роли буржуазии в историческом развитии надо рассматривать каждый в отдельности, а не смешивать их. Соединение этих вопросов в один… только служит помехой для изучения каждого из них. Под народными массами мы будем понимать трудящиеся массы, то есть в основном непосредственных производителей материальных благ»[7]. Такой подход схематизирует действительность, затрудняет конкретизацию рассматриваемых проблем. И в самом деле, работы марксистов о роли народных масс в истории переполнены славословием, но часто абстрактны или односторонни. Между тем трудящиеся классы до социалистиче­ской революции всегда жили в единстве с нетрудящимися классами, и разные отношения между теми и другими являлись важнейшим фактором исторического процесса. Это относится не только к разным фазам взаимодейст­вия буржуазии и рабочего класса. Слишком мало внимания уделяют марксисты таким переломным событиям истории, как гибель древних цивилиза­ций. Но Энгельс не зря писал: «Общественные классы IX века сформировались не в обстановке упадка гибнущей цивилизации, а в родовых муках новой цивилизации. Новое поколение – как господа, так и слуги – в сравнении со своими римскими предшественниками было поколением мужей. Отношения между могущественными землевладельцами и зависимыми от них крестьянами, эти отношения, которые в Риме вели к безысходной гибели античного мира, становились теперь исходным моментом нового развития…»[8]

Конкретный подход к народу требует прежде всего рассматривать его в развитии. Во всех трех эксплуататорских формациях состав и состояние на­рода на старте и на финише резко различались. Уже поэтому не выдерживает критики идея революции рабов, поддержанная Б. Ф. Поршневым. Такая рево­люция была просто невозможна. Маркс подчеркивал, что в древнем Риме классовая борьба происходила лишь внутри «привилегированного меньшинства, между свободными богачами и свободными бедняками, тогда как огромная производительная масса населения, рабы, служила лишь пассивным пьедесталом для этих борцов»[9]. По словам Энгельса, «…уничтожения рабст­ва победоносным восстанием древний мир не знает»[10]. В конце своей истории Рим лишился движущих сил, превратился в тупиковое, гибнущее общество. Попытки доказать, будто революционная смена рабства феодализмом («феодальная революция»?) длилась несколько столетий и была результатом ряда процессов, основаны на подмене событийного характера социальной революции описаниями перехода от одной формации к другой, причем оставляют в тени то обстоятельство, что основным источником феодализма в Европе стал многовековой синтез римских производительных сил и родового строя германцев (классический пример конвергенции двух общественно-экономических систем).

Произведенный Энгельсом анализ гибели Римской империи[11] примеча­телен тем, что он показывает общество, лишенное способности к саморазвитию и движущих сил социального прогресса. Марксизму чуждо абстрактно-схематическое представление об историческом процессе и его движущих силах. Показательно, что Ленин не исключал возможности революции против социалистического государства[12]. Она, скорее всего, может быть вызвана субъективными извращениями. Типичный пример – революция в Румынии, которая смела режим Чаушеску. Однако это не дает оснований считать революцией события августа 1991 г. в России[13].

Следует обратить внимание на ряд псевдомарксистских предрассудков, теоретических штампов по рассматриваемой проблематике. Едва ли не в любом учебнике по историческому материализму утверждалось: народ – творец истории. Не считаю, что это положение ошибочно. Однако творчество вообще, творчество истории тем более бывает разным, например объективным и субъективным. Объективным творчеством является всякая положительная, полезная для общества деятельность[14], в том числе и репродуктивная. Более того, объективное творчество народа, как правило, было пассивным. Не случайно Ленин, характеризуя обычную, повседневную жизнедеятельность на­родных масс в условиях эксплуататорского строя, писал, что масса стояла в тени, находилась в состоянии сна, вне исторического прогресса, играла пас­сивную роль, своей исторической бездеятельностью и своим историческим сном обусловливала застой и гниение и т. д.[15] Спрашивается, находясь в со­стоянии, очень далеком от оптимума, народные массы творили историю или нет? Да, ее творцами они, главным образом как производительная сила, были, но нет никаких оснований считать их субъектом истории. Это подтверждается и тем, что Ленин четко разграничивал периоды, когда народные массы являлись и не являлись таковым. Почти 40 лет тому назад я цитировал слова Ленина, которые сейчас особенно актуальны. Весной 1906 г., разобла­чая кадета Бланка, он писал: «…Когда история человечества продвигается вперед со скоростью локомотива, это – “вихрь”, “поток”, “исчезновение” всех “принципов и идей”. Когда история движется с быстротой гужевой перевоз­ки, это – сам разум и сама планомерность. Когда народные массы сами, со всей своей девственной примитивностью, простой, грубоватой решительно­стью, начинают творить историю, воплощать в жизнь прямо и немедленно “принципы и теории”, – тогда буржуа чувствует страх и вопит, что “разум от­ступает на задний план” (не наоборот ли, о герои мещанства? не выступает ли в истории именно в такие моменты разум масс, а не разум отдельных лич­ностей, не становится ли именно тогда массовый разум живой, действенной, а не кабинетной силой?). Когда непосредственное движение масс придавлено расстрелами, экзекуциями, порками, безработицей и голодовкой, когда вылезают из щелей клопы содержимой на зубатовские деньги профессорской науки и начинают вершить дела за народ, от имени масс, продавая и предавая их интересы горсткам привилегированных, – тогда рыцарям мещанства кажется, что наступила эпоха успокоенного и спокойного прогресса, “наступила очередь мысли и разума”…

…именно революционные периоды отличаются большей широтой, большим богатством, большей сознательностью, большей планомерностью, большей систематичностью, большей смелостью и яркостью исторического творчества по сравнению с периодами мещанского, кадетского, реформистского прогресса. А господа Бланки… убожество выдают за исторически-творческое богатство. Они бездеятельность задавленных или придавленных масс рассматривают, как торжество “систематичности” в деятельности чи­новников, буржуев. Они кричат об исчезновении мысли и разума, ко­гда… именно просыпается мысль и разум миллионов забитых людей, просы­пается не для чтения только книжек, а для дела, живого, человеческого дела, для исторического творчества»[16].

В данном случае под историческим творчеством Ленин имел в виду ак­тивное творчество масс. Что же такое социальная активность? Активность – родовое свойство субъекта. Всякий субъект, его сознание и деятельность в принципе активны. Однако в каждый данный момент активность любого субъекта в силу относительности его знаний ограничена, а следовательно, субъект в какой-то степени и пассивен. Эта пассивность связана и с тем, что субъект невозможен без объекта, объект же – более или менее пассивная сто­рона во взаимодействии с субъектом, которая тем не менее воздействует на субъект, как вызывая, так и умеряя его активность. Но особое значение со­отношение активности и пассивности приобретает, когда оно рассматривает­ся в социальной плоскости. В течение тысячелетий активность людей была ограничена совокупностью социально-экономических факторов, их деятель­ность искажалась, деформировалась, ибо широкие массы большей частью подвергались эксплуатации, а человек труда при этом не являлся субъектом труда. Наиболее очевидно это проявляется в буржуазном обществе, где отношение «между субъектом и объектом выворачивается наизнанку»[17]. Данное положение имеет особое значение для анализа жизнедеятельности групповых общностей. Истоки этого также раскрыты К. Марксом: «Так как отдельный индивид не может сбросить с себя своей личной определенности, но может преодолеть внешние отношения и подчинить их себе, то кажется, будто во втором случае он пользуется большей свободой. Однако ближайшее иссле­дование этих отношений, этих условий показывает, что индивиды известного класса и т. д. не могут преодолеть эти условия en masse (в целом. – В. Б.), не уничтожив их. Отдельное лицо может случайно с ними справиться, но не масса закабаленных ими людей, ибо само существование такой массы выражает подчинение, и притом неизбежное подчинение индивидов этим отно­шениям…»[18]. Здесь обнажены корни того, что на протяжении длительных ис­торических периодов народные массы были пассивны.

Активность и пассивность предстают перед нами как полярные субъек­тивные состояния социальных субъектов, свидетельствующие о степени раз­витости последних. Имеются в виду целостные состояния, то есть речь идет о социальной активности. В принципе социальная активность должна проявляться в различных сферах общественной жизни, включает в себя экономическую, политическую, культурную и иные формы активности, причем социальная активность массы и индивидуума (например, класса и члена класса) существенно различается, что соответствует приведенным мыслям Маркса из экономических рукописей 1857–1859 гг. Однако понимание социальной активности как целостного явления, особенно если речь идет о массовом субъекте, отнюдь не равнозначно пониманию ее как всестороннего феномена. Отдельные рабочие при капитализме нередко проявляют активность в труде, рабочий класс в целом – лишь в форс-мажорных обстоятельствах. В антагонистических обществах вспышки активности широких масс, связанные с войнами, вос­станиями, революциями, носили спорадический характер. Следовательно, возможны различные модификации социальной активности. Одной из них является гражданская активность. Это понятие охватывает или совокупность актуальных в данный момент аспектов социальной активности, или полити­ческую и правовую самодеятельность людей.

Хотя активность и пассивность – полярные субъективные состояния социальных субъектов, граница между ними подвижна. Активность социального субъекта не безгранична, а его пассивность – не бессубъектность. Субъективное состояние прежде всего предстает перед нами как состояние деятельности. Поскольку деятельность не внешне, не вынужденно, а внутренне необходима социальному субъекту, не навязана ему, а соответствует основным его побуждениям, характеризуется ярко выраженной субъективной стороной, – постольку она активна, оценивается как самодеятельность, инициативная деятельность. Если же субъективная сторона деятельности развита слабо, отношение субъекта к деятельности негативно, ее цели не соответствуют интересам и потребностям действующих, то есть деятельность вызвана внешними обстоятельствами, совершается под давлением или по принуждению, не является необходимой для субъекта, напоминающего известным об­разом «выдрессированную силу природы» (Маркс), – то деятельность пассивна. Таким образом, тому или иному состоянию деятельности предшествует и сопутствует определенное социально-психологическое состояние. Взаимосвязь между тем и другим – важный канал воздействия на поведение масс. Наконец, проблема имеет и компаративный срез: более интенсивная, энергичная деятельность представляется более активной, и наоборот. Это обстоятельство также используется для влияния на субъективное состояние людей.

Особого внимания заслуживает малоисследованное многообразие форм субъективного состояния масс. Дело в том, что между активностью и пассивностью имеется немало промежуточных субъективных состояний, которые нередко остаются вне внимания теоретиков и политиков. Между тем данный фактор может приобретать первостепенное значение. Так, провал ныне восхваляемой столыпинской реформы прежде всего объяснялся массовым активным и (в значительной степени) пассивным сопротивлением крестьянства, которое в большинстве своем сохранило приверженность общинному хозяйствованию. Примеров пассивной формы активной деятельности и активной формы пассивной деятельности можно привести великое множество. При этом решающее значение имеет вопрос об объективной направленности активности. Часть французского крестьянства участвовала в революции, другая часть сражалась в Вандее. Не всякая пассивность – зло, не всякая активность – благо.

Ленин указывал в 1907 г.: «Можно быть главным двигателем победы другого класса, не умея отстоять интересов своего класса. Революционная социал-демократия, не изменяя себе, не вправе ограничиться этим. Она должна помочь пролетариату из пассивной роли главного двигателя подняться до активной роли вождя…»[19] Важна мысль о связи роли и активности масс. В марксистской литературе эта связь в значительной мере потеряна, что не было случайностью: по многим различным причинам связь в самой действительности отсутствовала, прерывалась, затруднялась и т. п. Тем важнее нащупать, теоретически проследить связь роли и активности масс, раскрыть ее прошлое, выявить ее механизмы, перспективы и возможности. Вместо этого многие исследователи устраивали своеобразную свалку из роли, активности масс, ускорения социального прогресса и других явлений.

Это в полной мере относится к работам такого крупного ученого, как Б. Ф. Поршнев. Я выбрал его труды потому, что они широко используются и сегодня (Ф. С. Файзуллин, В. И. Искрин). Но им присущи серьезные противоречия. Сводя народ к непосредственному производителю материальных благ, Поршнев существенно ограничивает его роль как творца истории, ибо исключаемые им из состава народа даже в период их способности участвовать в прогрессе эксплуататорские классы были на известном этапе наиболее активной частью народа. В то же время он возражает против ограничения роли народных масс сферой производства, против того, что в классово-антагонистических обществах «роль народных масс сводилась в основном к роли непосредственных производителей материальных благ, тогда как их борьба не была ни решающей, ни вообще существенной силой исторического развития»[20]. Не хочу сказать, что эта мысль неверна. Но она чрезмерно абстрактна. А дьявол, как известно, скрывается в деталях. От внимания Б. Ф. Поршнева ускользали или недооценивались им важные детали:

1) классово-антагонистические формации резко отличались друг от друга. Рабство вообще не могло самостоятельно превратиться в иной способ производства; феодализм приобретает такую способность, но она в классическом варианте могла быть реализована только под руководством буржуазии; лишь при капитализме складывается трудящийся класс, пролетариат, способный стать гегемоном борьбы за социализм;

2) роль народных масс от формации к формации действительно возрастала, но в основном за счет объективных факторов; возрастание степени свободы и соответственно субъективности в сфере производства происходило главным образом на индивидуальном уровне; массовая активность трудящихся носила стихийный спорадический характер; следовательно, нет оснований действие формулы Маркса и Энгельса распространять на всю историю. Японский марксист Янагида Кэндзюро справедливо, хотя и несколько шероховато, отмечал, что в первобытной общине историческим субъектом являлись все члены общины в целом; в классово-антагонистическом обществе «исторический субъект неизменно оказывался монополией привилегированных господствующих классов каждого данного общества». Борьба за со­циализм превращает пролетариат в субъект истории[21];

3) между ускорением исторического процесса и возрастанием роли народных масс на самом деле существует (взаимо)связь, но не столько каузальная, сколько функциональная. Наивно полагать, что эта взаимосвязь проста и прямолинейна, как баллистическая траектория, которую в творческом одиночестве прокладывали трудящиеся массы. Способ ее реализации раскрыт в следующем положении: «Основа, на которой каждый новый класс ус­танавливает свое господство, шире той основы, на которую опирался класс, господствовавший до него; зато впоследствии также и противоположность между негосподствующим классом и классом, достигшим господства, разви­вается тем острее и глубже»[22].

Принципиальные изменения в процессе возрастания роли народных масс происходят при капитализме, когда вследствие гигантского развития производительных сил складываются объективные предпосылки для уничтожения эксплуатации человека человеком. Впервые появляется класс, который не только стремится установить справедливый общественный строй, но и способен на это. Но капитализм, порождая собственного могильщика и условия своего самоотрицания, создает также невиданные средства самозащиты, он гигантски активен, агрессивен и изощрен по отношению к эксплуатируемым классам. Победа над таким противником и утверждение своей власти требует от рабочего класса научного подхода, сознательности и организован­ности, инициативности и активности. Достижение этой победы предполагает громадные усилия заинтересованных в ней масс и не может быть стихийным. Это и выражают формула из «Святого семейства» и ее многочисленные ленинские интерпретации.

На протяжении длительных периодов российской истории социальная активность широких масс питалась главным образом стремлением к свободе (борьба против иностранных завоевателей, народные восстания, стремление освоить новые территории, где нет угнетателей и притеснителей, участие в оппозиционных движениях и т. п.). Постепенно стал складываться политический характер этого стремления. Соответствующая тенденция сформировалась в конце XIX в., была связана с развитием капиталистических отношений и выразилась в возникновении и демократизации революционного движения, которое прошло: 1) дворянский; 2) разночинно-интеллигентский; 3) массовый (рабоче-крестьянский) этапы. 2-й и 3-й этапы были связаны с перипетиями реформирования российского социума вообще и аграрной сферы в особенности. Перманентное углубление противоречий, невыносимые для широких масс социально-экономические и политические условия жизни за короткий исторический срок породили три революционные волны, разрушившие до основания самодержавие и помещичье-бур-жуазный строй и открывшие эпоху перехода к социализму.

Октябрьская революция вызвала невиданный подъем активности ши­рочайших масс населения в России. В послеоктябрьский период произошла трансформация этой активности из разрушительной в созидательную, из ограниченной главным образом сферой классовой борьбы – во всестороннюю.

Это гигантски усилило творческое начало в жизни советского общества. Размах активности, достигнутый в 1917–1921 гг., был так велик, что, несмотря на далеко не лучшие условия, распространился на несколько десятилетий. Но с конца 20-х гг. XX в. субъективное состояние широких масс в советском обществе подвергалось противоречивому воздействию, что в конечном счете привело к отрицательным последствиям. Крайне негативно на субъективном состоянии народа сказались консервация и углубление господства государ­ственной формы общественной собственности, бюрократизация управления и усиливавшийся формализм советской демократии, репрессивный характер режима, изъяны идеологической работы.

Особенно пагубной была недооценка роли трудовых коллективов. Будучи специфическими социальными субъектами, они представляли собой форму существования и единства основных слоев населения СССР. Их роль не была осмыслена до конца, и не случайно в последние десятилетия советской эпохи о них так много говорили и писали. Но в обсуждениях преобладал формально-нормативный подход. Трудовые коллективы так и не стали хозяйствующими субъектами. Их ошибочно трактовали как ячейки общества, что способствовало бюрократизации управления, затрудняло подход к трудовым коллективам как к социальным субъектам, вело к их смешиванию с предприятиями, искажало их соотношение с трудящимися классами. О классах много говорили, но их сознание и организация по существу вырождались. В итоге и классы, и трудовые коллективы теряли свое политическое лицо. Движущие силы советского общества оказались в кризисном состоянии[23].

Фактическое принижение значения народных масс было связано и с ошибками в трактовке роли партии. Партия рассматривалась как субъект раз­вития советского общества, с чем нельзя согласиться. Партия – часть, авангард рабочего класса, субъект политического руководства, но решающая роль принадлежит народу, причем эффективность его деятельности тем выше, чем он активнее. Это в советском обществе постоянно провозглашалось, но все меньше обеспечивалось. Между тем именно с этим связано преодоление противоречий, выражающихся в ситуациях порочного круга, «зигзагов» в развитии, что неоднократно подчеркивал Ленин[24]. Не-оправданная массовость партии, выполнение ею все большего числа несвойственных ей функций привели к вырождению данного института, к его бюрократизации и отчуждению от него народа, который из субъекта развития общества все больше превращался в инерционную, квиетистскую массу. Все это не могло не сказаться на соотношении массовой и индивидуальной активности людей. В советском обществе центр тяжести в развитии самодеятельности постепенно смещался с массовых форм на индивидуальные. Это было связано с рядом обстоятельств. Октябрьская революция вызвала небывалый подъем массовой социальной активности рабочих, кре­стьян, солдат, значительной части интеллигенции. Одним из факторов преобладания массовых форм активности было недостаточное развитие большинства индивидов. Но в течение нескольких десятилетий ситуация непрерывно менялась. Хотя общий уровень народной самодеятельности был высок, он недостаточно подкреплялся материально, организационно, идеологически и постепенно стал снижаться. Все больше преобразовывалась структура социальной активности. Бюрократизация общества сковывала политическую активность масс, классов; рост образования, научно-технический прогресс и изменение характера труда, урбанизация, усложнение межнациональных отношений, возвышение потребностей множества людей повышали их личную активность, но объективные условия, существовавшие в различных сферах жизни, по-прежнему недостаточно способствовали гармоничному сочетанию личных, коллективных и общественных интересов. Более того, учащались конфликты, столкновения этих интересов.

Все это во многом обусловило нарастание трудностей развития СССР и в конечном счете поражение советского строя и поворот страны к реставрации капитализма. Формула Маркса и Энгельса воспринималась не только прямолинейно, но и как объективное предначертание. Это совершенно не соответствует действительности. КПСС, занимаясь чем угодно, не обеспечила выполнения своей важнейшей функции: «Чем больше размах, чем больше широта исторических действий, тем больше число людей, которое в этих действиях участвует, и, наоборот, чем глубже преобразование, которое мы хотим произвести, тем больше надо поднять интерес к нему и сознательное отношение, убедить в этой необходимости новые и новые миллионы и десятки миллионов (курсив мой. – В. Б.). В последнем счете потому наша рево­люция все остальные революции далеко оставила за собой, что она подняла через Советскую власть к активному участию в государственном строитель­стве десятки миллионов тех, которые раньше оставались незаинтересован­ными в этом строительстве…»[25]

Ленин считал это положение одним из самых глубоких и в то же время самым простым и понятным. Это объясняется тем, что он рассматривал фор­мулу как один из важнейших принципов партии нового типа, как нечто само собой разумеющееся и обязательное при решении любых масштабных задач. Но КПСС последнего периода своего существования утратила способность эффективно работать с массами. Была потеряна функциональная взаимосвязь между возрастанием роли народных масс и ускорением общественного прогресса, роль народных масс как решающего фактора функционирования и развития общества резко уменьшилась, и бесконтрольная бюрократия при полном попустительстве партийных верхов и полной беспомощности партийных низов повернула страну к капитализму.

К сожалению, многие из отмеченных в данной статье недостатков, присущих интерпретациям марксистских взглядов на роль и активность народных масс, имеют место и сегодня. Это негативно отражается на решении актуальных практически-политических проблем современной России.

[1] Ленин, В. И. Полн. собр. соч. – Т. 35. – С. 189.

[2] Марк, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 2. – С. 90. (Это положение я буду для краткости впредь называть формулой. – В. Б.)

[3] Ойзерман, Т. И. Формирование философии марксизма. – М., 1974. – С. 371–372.

[4] Хардт, М., Негри, А. Множество: война и демократия в эпоху империи / пер. с англ. – М., 2006. – С. 4.

[5] Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 11. – С. 124.

[6] Хардт, М., Негри, А. Указ. соч. – С. 4.

[7] Поршнев, Б. Ф. Феодализм и народные массы. – М., 1964. – С. 208.

[8] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 20. – С. 154.

[9] Там же. – С. 375.

[10] Там же. – С. 155.

[11] См.: Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 20. – С. 146–150.

[12] См.: Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 30. – С. 51.

[13] См.: Беленький, В. Х. Преобразования в России и народные массы. – Красноярск, 2001. – С. 3–5.

[14] См.: Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 46. – Ч. 2. –С. 113.

[15] См.: Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 9. – С. 208; Т. 39. – С. 328; Т. 45. – С. 30 и т. д.

[16] Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 12. – С. 327–329.

[17] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 47. – С. 127.

[18] Там же. – Т. 46. – Ч. 1. – С. 107.

[19] Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 15. – С. 380–381.

[20] Поршнев, Б. Ф. О начале человеческой истории. – М., 1974. – С. 210.

[21] См.: Янагида Кэндзюро. Философия истории. – М., 1969. – С. 214–215, 227. Автор употреблял понятия «исторический субъект» и «субъект истории» как аналогичные.

[22] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. – Т. 3. – С. 48.

[23] См.: Беленький, В. Х. Преобразования в России и народные массы. – Красноярск, 2001. – Гл. 4.

[24] См.: Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 39. – С. 21; Т. 42. – С. 364.

[25] Ленин, В. И. Указ. соч. – Т. 2. – С. 140.

Цифровизация Калмыкии не за горами

В Республике Калмыкия в ближайшие пять лет ожидается активное развитие цифровой экономики, которое повлияет на все сферы жизни республики. Об этом корреспонденту ComNews рассказал министр цифрового развития Республики Калмыкия Алексей Этеев в ходе Межрегионального фестиваля по робототехнике и информационным технологиям Digital Nomads.

По словам Алексея Этеева, развитие цифровизации региона реализуется через несколько проектов, ключевой задачей которых является повышение качества жизни населения и развитие республики Калмыкия в целом.

Основным направлением деятельности Министерства цифрового развития Республики Калмыкия является формирование иновационно развитой, устойчивой системы связей субъектов региона и общества, способной непрерывно поддерживать свое функционирование и развитие.

Одним из значимых проектов, реализуемых в настоящее время министерством в Калмыкии, по словам Алексея Этеева, является внедрение среди органов государственной власти в республике системы электронного документооборота «Дело». «Данный проект должен быть реализован в течение 2018-2020 гг. На сегодняшний день к системе подключены региональные органы власти, до конца 2020 г. подключить к ней планируется всех специалистов министерств и ведомств республики», — сообщил Алексей Этеев.

Другим значимым проектом министерства, реализуемым на территории Калмыкии, он обозначил создание и развитие в республике Системы-112. «В настоящее время Система-112 развернута во всех экстренных оперативных службах республики, а также единых дежурно-диспетчерских службах муниципальных районов. В рамках проекта создан Центр обработки вызовов Системы-112. Звонки принимаются в круглосуточном режиме. В 2019 г. Система-112 введена в постоянную эксплуатацию», — проинформировал Алексей Этеев.

В качестве значимого проекта, реализующегося министерством в Калмыкии, он также выделил образовательный проект «Яндекс.Лицей», реализация которого началась в 2019 г. Данный проект входит в состав регионального проекта «Кадры для цифровой экономики», реализуемого Министерством по национальной программе «Цифровая экономика».

«Проект предусматривает обучение на бесплатной основе в течение двух лет школьников 8-9-х классов основам программирования, в том числе промышленного. По окончании обучения по программе «Яндекс.Лицея» ученики получат сертификаты, которые позволят им трудоустроиться в разнообразные ИТ-компании в качестве стажера или младшего разработчика. Обучение по программе будет проводиться в Калмыкии в двух школах Элисты — МБОУ «Элистинская классическая гимназия» и МБОУ «Русская национальная гимназия имени преподобного Сергия Радонежского» четырьмя преподавателями. Набор школьников 8-9-х классов на программу стартовал 30 августа. Занятия начнутся с 1 октября», — сообщил Алексей Этеев.

Ключевым проектом, который в ближайшее время будет реализован в республике Калмыкия станет возведение Технопарка. Данная площадка станет центром реализации инновационных проектов во всех отраслях, что позволит региону стать более привлекательным для инвестиций и выведет реализацию научно-технических разработок на качественно новый уровень.

Другими региональными проектами, реализуемыми министерством в рамках нацпрограммы «Цифровая экономика», по его словам, являются такие проекты, как «Информационная инфраструктура», «Информационная безопасность», «Цифровые технологии» и «Цифровое государственное управление».

«Инновации в условиях меняющейся экономики являются движущей силой, которая носит уже не только технический характер, а является социальным явлением. Необходимо формировать подвижную модель управления изменениями в цифровой сфере, вместе выбирать вектор дальнейшего развития и достигать новых технологических высот», – отметил Алексей Этеев.

ФАС России | Взаимодействие и обмен опытом – движущая сила для совершенствования регулирования

Взаимодействие и обмен опытом – движущая сила для совершенствования регулирования

Представители ФАС России приняли участие в мероприятиях, проведенных 25 – 27 февраля 2020 года Организацией экономического сотрудничества и развития

 

26 февраля 2020 года в г. Париже (Франция) во второй раз прошел День конкуренции. ФАС России представляла заместитель начальника отдела особо важных расследований Управления по борьбе с картелями Полина Мелкоедова. Участие наряду с Россией приняли более 400 человек из более чем 40 стран мира.

 

В ходе мероприятия с докладами выступили ведущие эксперты мира в сфере конкуренции. Ключевыми темами обсуждения стали вопросы перспективы регулирования конкуренции в цифровом веке, в частности особенности регулирования антимонопольных запретов в сфере финансовых технологий и контроль компаний-гигантов на цифровых рынках. Участники рассмотрели также роль конкурентных ведомств в согласовании сделок слияний и поглощений на динамичных рынках и роль конкуренции на рынке труда.

 

В преддверие Дня конкуренции, 25 февраля 2020 года, представители ФАС России приняли участие в семинаре, посвященном вертикальным ограничениям и слияниям. Эксперты обменялись опытом в расследовании и рассмотрении дел по вертикальными соглашениям, обсудили виды ограничений, их влияние на рынок, в том числе разграничение онлайн продаж от традиционных рынков.

 

Завершающим мероприятием стал семинар, посвященный вопросам торговых соглашений. Участники обсудили роль конкурентных ведомств в процессе заключения торговых соглашений, необходимость включения в торговые соглашения положений, регулирующих вопросы конкуренции, отдельное внимание было уделено обеспечению исполнения обязательств по соглашениям.

 

Как отметил заместитель руководителя ФАС России Андрей Цыганов, «участие ФАС России в мероприятиях ОЭСР – уникальная возможность для обмена опытом с зарубежными коллегами и выработки общего понимания основных проблем и вызовов новой экономики. Такие встречи – это еще и совместный поиск решения возникающих проблем в области антимонопольного регулирования. Принципы открытости на протяжении 30 лет являются основополагающими для развития российского антимонопольного органа. Мы считаем взаимодействие и обмен опытом движущей силой для совершенствования и антимонопольного законодательства, и практики регулирования».

Конвенция об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Конвенция об охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения

Принята 20 октября 2005 года Генеральной конференцией Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры

Генеральная конференция Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, собравшаяся с 3 по 21 октября 2005 г. в Париже на свою 33-ю сессию,

утверждая, что культурное разнообразие является неотъемлемой отличительной чертой человечества,

сознавая, что культурное разнообразие является общим наследием человечества и что необходимо дорожить им и сохранять его на благо всех,

сознавая, что культурное разнообразие создает богатый и многообразный мир, который расширяет диапазон выбора и обеспечивает питательную среду для человеческих возможностей и ценностей, являясь, таким образом, движущей силой устойчивого развития для сообществ, народов и наций,

напоминая о том, что культурное разнообразие, расцветающее в условиях демократии, терпимости, социальной справедливости и взаимного уважения между народами и культурами, необходимо для обеспечения мира и безопасности на местном, национальном и международном уровнях,

особо отмечая важность культурного разнообразия для полного осуществления прав человека и основных свобод, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека и в других общепризнанных документах,

подчеркивая необходимость интеграции культуры в качестве одного из стратегических элементов в национальную и международную политику развития, а также в международное сотрудничество в целях развития, в том числе с учетом Декларации тысячелетия Организации Объединенных Наций (2000 г.), в которой особое внимание уделяется искоренению нищеты,

принимая во внимание, что культура приобретает различные формы во времени и в пространстве и что это разнообразие проявляется в уникальных и многообразных формах самобытности и культурного самовыражения народов и обществ, которые составляют человечество,

признавая важность традиционных знаний как источника нематериального и материального богатства, и в частности систем знаний коренных народов, и их позитивный вклад в устойчивое развитие, а также необходимость обеспечения их надлежащей охраны и поощрения,

признавая необходимость принятия мер для охраны разнообразия форм культурного самовыражения, включая его содержание, особенно в тех ситуациях, когда формам культурного самовыражения может угрожать исчезновение или серьезный ущерб,

подчеркивая важность культуры для социальной сплоченности в целом, и в частности ее возможности для повышения статуса и роли женщин в обществе,

сознавая, что культурное разнообразие укрепляется в результате свободного распространения идей и что оно обогащается благодаря постоянным обменам и взаимодействию между культурами,

вновь подтверждая, что свобода мысли, выражения мнений и информации, а также многообразие средств информации создают условия для расцвета форм культурного самовыражения в обществах,

признавая, что разнообразие форм культурного самовыражения, включая традиционные формы, является важным фактором, дающим людям и народам возможность выражать свои идеи и ценности и обмениваться ими с другими,

напоминая о том, что языковое разнообразие является основополагающим элементом культурного разнообразия, и вновь подтверждая ту важнейшую роль, которую образование играет в деле охраны и поощрения форм культурного самовыражения,

учитывая важное значение жизнеспособности культур, в том числе для лиц, принадлежащих к меньшинствам и коренным народам, которая проявляется в их свободе создавать, распространять и передавать свои традиционные формы культурного самовыражения и иметь к ним доступ, с тем чтобы использовать их для своего собственного развития,

подчеркивая жизненно важную роль культурного взаимодействия и творчества, обогащающих и обновляющих формы культурного самовыражения и повышающих роль тех, кто участвует в развитии культуры в интересах прогресса общества в целом,

признавая важность прав интеллектуальной собственности для обеспечения поддержки тем, кто участвует в культурном творчестве,

будучи убеждена, что культурная деятельность и культурные товары и услуги носят как экономический, так и культурный характер, поскольку они являются выражением форм самобытности, ценностей и смысла, и поэтому к ним нельзя относиться как к чему-то, имеющему только коммерческую ценность,

отмечая, что процессы глобализации, которым способствует быстрое развитие информационных и коммуникационных технологий, создавая невиданные условия для более широкого взаимодействия культур, одновременно бросают вызов культурному разнообразию, особенно с точки зрения опасности углубления диспропорций между богатыми и бедными странами,

сознавая, что на ЮНЕСКО возложены конкретные задачи обеспечивать уважение разнообразия культур и рекомендовать заключение таких международных соглашений, которые она считает необходимыми для содействия свободному распространению идей словесным и изобразительным путем,

ссылаясь на положения принятых ЮНЕСКО международных правовых документов, касающихся культурного разнообразия и осуществления культурных прав, и в частности на Всеобщую декларацию 2001 года о культурном разнообразии,

принимает 20 октября 2005 года настоящую Конвенцию.

I. Цели и руководящие принципы

Статья 1 — Цели

Целями настоящей Конвенции являются:

a) охрана и поощрение разнообразия форм культурного самовыражения;

b) создание условий для расцвета и свободного взаимодействия различных культур на взаимовыгодной основе;

c) поощрение диалога между культурами в целях обеспечения более широких и сбалансированных культурных обменов во всем мире в интересах взаимоуважения культур и культуры мира;

d) поощрение межкультурного взаимодействия в целях развития взаимопроникновения культур в духе наведения мостов между народами;

e) поощрение уважения к разнообразию форм культурного самовыражения и повышение осознания ценности этого разнообразия на местном, национальном и международном уровнях;

f) подтверждение важности взаимосвязи между культурой и развитием для всех стран, в особенности развивающихся, и поддержка действий, предпринимаемых на национальном и международном уровнях с целью обеспечить признание подлинной ценности этой взаимосвязи;

g) признание особого характера культурной деятельности и культурных товаров и услуг как носителей самобытности, ценностей и смысла;

h) подтверждение суверенного права государств на поддержку, принятие и осуществление политики и мер, которые они считают надлежащими для охраны и поощрения разнообразия форм культурного самовыражения на своей территории;

i) укрепление международного сотрудничества и солидарности в духе партнерства, в частности для расширения возможностей развивающихся стран в области охраны и поощрения многообразия форм культурного самовыражения.

Статья 2 — Руководящие принципы
1. Принцип уважения прав человека и основных свобод

Охрана и поощрение культурного разнообразия возможны только тогда, когда гарантированы права человека и такие основные свободы, как свобода выражения мнений, информации и коммуникации, а также возможность для отдельных лиц выбирать формы культурного самовыражения. Никто не может использовать положения настоящей Конвенции для ущемления прав человека и основных свобод, провозглашенных во Всеобщей декларации прав человека и гарантируемых международным правом, или для их ограничения.

2. Принцип суверенитета

В соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и принципами международного права государства обладают суверенным правом принимать меры и проводить политику по охране и поощрению разнообразия форм культурного самовыражения на своей территории.

3. Принцип равного достоинства и уважения всех культур

Охрана и поощрение разнообразия форм культурного самовыражения предполагают признание равного достоинства и уважения всех культур, включая культуры лиц, принадлежащих к меньшинствам и коренным народам.

4. Принцип международной солидарности и сотрудничества

Международное сотрудничество и солидарность должны быть направлены на предоставление всем странам, особенно развивающимся, возможности создавать и укреплять свои средства культурного самовыражения, включая свою индустрию культуры, как формирующуюся, так и уже существующую, на местном, национальном и международном уровнях.

5. Принцип взаимодополняемости экономических и культурных аспектов развития

Поскольку культура является одной из главных движущих сил развития, культурные аспекты развития имеют столь же важное значение, что и его экономические аспекты, и люди и народы обладают основным правом принимать в них участие и пользоваться их плодами.

6. Принцип устойчивого развития

Культурное разнообразие является ценным достоянием для людей и обществ. Охрана, поощрение и поддержание культурного разнообразия — одно из важнейших требований обеспечения устойчивого развития в интересах нынешнего и будущих поколений.

7. Принцип равного доступа

Важными факторами обеспечения культурного разнообразия и поощрения взаимопонимания являются равный доступ к насыщенной гамме разнообразных форм культурного самовыражения во всем мире и доступ культур к средствам самовыражения и распространения.

8. Принцип открытости и сбалансированности

Когда государства принимают меры по поддержанию разнообразия форм культурного самовыражения, они должны стремиться содействовать надлежащим образом их открытости для других культур мира и обеспечивать, чтобы такие меры соответствовали целям, которые преследуются настоящей Конвенцией.

II. Сфера применения

Статья 3 — Сфера применения

Настоящая Конвенция применяется в отношении политики и мер, принимаемых участниками в связи с охраной и поощрением разнообразия форм культурного самовыражения.

III. Определения

Статья 4 — Определения

Для целей настоящей Конвенции устанавливается следующее:

1. Культурное разнообразие

«Культурное разнообразие» означает многообразие форм, с помощью которых культуры групп и обществ находят свое выражение. Эти формы самовыражения передаются внутри групп и обществ и между ними.

Культурное разнообразие проявляется не только через применение различных средств, с помощью которых культурное наследие человечества выражается, расширяется и передается благодаря многообразию форм культурного самовыражения, но и через различные виды художественного творчества, а также производства, распространения, распределения и потребления продуктов культурного самовыражения, независимо от используемых средств и технологий.

2. Культурное содержание

«Культурное содержание» означает символический смысл, художественный аспект и те культурные ценности, истоками которых является культурная самобытность или которые отображают такую самобытность.

3. Формы культурного самовыражения

«Формами культурного самовыражения» являются такие формы самовыражения, которые представляют собой результат творчества отдельных лиц, групп или обществ и которые имеют культурное содержание.

4. Культурная деятельность и культурные товары и услуги

«Культурная деятельность и культурные товары и услуги» означает такую деятельность и такие товары и услуги, которые, когда они рассматриваются с точки зрения конкретного свойства, употребления или цели, воплощают или несут в себе формы культурного самовыражения, независимо от своей возможной коммерческой ценности. Культурная деятельность может быть самоцелью или может способствовать производству культурных товаров и услуг.

5. Индустрия культуры

«Индустрия культуры» означает те отрасли, которые производят и распространяют культурные товары и услуги, определенные в пункте 4 выше.

6. Культурные политика и меры

«Культурные политика и меры» означает такие политику и меры, касающиеся культуры, будь то на местном, региональном, национальном или международном уровнях, которые либо сосредоточены на культуре как таковой, либо предназначены для оказания непосредственного влияния на формы культурного самовыражения отдельных лиц, сообществ или обществ, включая создание, производство, распространение и распределение культурной деятельности и культурных товаров и услуг, а также на доступ к ним.

7. Охрана

«Охрана» означает принятие мер, направленных на сохранение, защиту и увеличение разнообразия форм культурного самовыражения.

«Охранять» означает принимать такие меры.

8. Межкультурное взаимодействие

«Межкультурное взаимодействие» означает существование и равноправное взаимодействие различных культур, а также возможность создания общих форм культурного самовыражения на основе диалога и взаимного уважения.

IV. Права и обязательства участников

Статья 5 — Общая норма, касающаяся прав и обязательств

1. Участники в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций, принципами международного права и общепризнанными документами в области прав человека подтверждают свое суверенное право разрабатывать и осуществлять свою культурную политику и принимать меры по охране и поощрению разнообразия форм культурного самовыражения, а также по укреплению международного сотрудничества для достижения целей настоящей Конвенции.

2. Когда участник осуществляет политику и принимает меры по охране и поощрению разнообразия форм культурного самовыражения на своей территории, его политика и меры должны соответствовать положениям настоящей Конвенции.

Статья 6 — Права участников на национальном уровне

1. В рамках своей культурной политики и мер, определенных в статье 4.6, и с учетом своих собственных конкретных условий и потребностей каждый участник может принимать меры, направленные на охрану и поощрение разнообразия форм культурного самовыражения на своей территории.

2. Такие меры могут включать следующее:

a) регламентирующие меры, направленные на охрану и поощрение разнообразия форм культурного самовыражения;

b) меры, которые надлежащим образом обеспечивают возможности для того, чтобы национальная культурная деятельность и культурные товары и услуги нашли свое место среди всей совокупности видов культурной деятельности и культурных товаров и услуг, имеющихся на их территории, с точки зрения их создания, производства, распространения, распределения, а также пользования ими, включая меры, касающиеся языка, используемого в связи с такой деятельностью, товарами и услугами;

c) меры, направленные на предоставление независимой национальной индустрии культуры и деятельности неорганизованного сектора реального доступа к средствам производства, распространения и распределения культурной деятельности и культурных товаров и услуг;

d) меры, направленные на оказание государственной финансовой помощи;

e) меры, направленные на оказание поддержки некоммерческим организациям, а также государственным и частным учреждениям, творческим работникам и другим специалистам в области культуры в развитии и поощрении свободного обмена и распространения идей, форм культурного самовыражения, культурной деятельности и культурных товаров и услуг, а также на стимулирование творческого и предпринимательского духа их деятельности;

f) меры, направленные на создание и поддержку, в зависимости от необходимости, соответствующих государственных учреждений;

g) меры, направленные на поощрение и поддержку творческих работников и других лиц, участвующих в создании форм культурного самовыражения;

h) меры, направленные на поощрение разнообразия средств информации, в том числе путем развития общественного радиовещания.

Статья 7 — Меры поощрения форм культурного самовыражения

1. Участники стремятся к созданию на своей территории такой среды, которая помогает отдельным лицам и социальным группам:

a) создавать, производить, распространять и распределять свои собственные формы культурного самовыражения и иметь доступ к ним с уделением должного внимания особым условиям и потребностям женщин, а также различных социальных групп, включая лиц, принадлежащих к меньшинствам и коренным народам;

b) иметь доступ к различным формам культурного самовыражения, возникшим как на их территории, так и в других странах мира.

2. Участники стремятся также признавать важный вклад творческих работников, других лиц, вовлеченных в творческий процесс, культурных общин, а также организаций, поддерживающих их работу, и их центральную роль в обогащении разнообразия форм культурного самовыражения.

Статья 8 — Меры по охране форм культурного самовыражения

1. Без ущерба для положений статей 5 и 6 участник может определить те особые ситуации, когда формы культурного самовыражения на его территории подвержены риску уничтожения, им угрожает серьезная опасность или они так или иначе нуждаются в срочной защите.

2. Участники могут принимать любые надлежащие меры по охране и сохранению форм культурного самовыражения в ситуациях, указанных в пункте 1, в соответствии с положениями настоящей Конвенции.

3. Участники сообщают Межправительственному комитету, о котором говорится в статье 23, о всех мерах, принятых с учетом требований конкретной ситуации, а Комитет может вынести соответствующие рекомендации.

Статья 9 — Обмен информацией и транспарентность

Участники:

a) представляют раз в четыре года в своих докладах ЮНЕСКО соответствующую информацию о мерах, принятых для охраны и поощрения разнообразия форм культурного самовыражения на их территории и на международном уровне;

b) назначают координатора, который отвечает за обмен информацией, касающейся настоящей Конвенции;

c) делятся и обмениваются информацией, касающейся охраны и поощрения разнообразия форм культурного самовыражения.

Статья 10 — Образование и повышение информированности общественности

Участники:

a) содействуют лучшему и более глубокому пониманию важности охраны и поощрения разнообразия форм культурного самовыражения, в частности с помощью программ в области образования и повышения информированности общественности;

b) сотрудничают с другими участниками и международными и региональными организациями для достижения целей настоящей статьи;

c) прилагают усилия по стимулированию творчества и укреплению производственного потенциала путем разработки образовательных программ и программ профессиональной подготовки и обменов в области индустрии культуры. Эти меры должны осуществляться таким образом, чтобы они не оказывали негативного воздействия на традиционные формы производства.

Статья 11 — Участие гражданского общества

Участники признают основополагающую роль гражданского общества в охране и поощрении разнообразия форм культурного самовыражения. Участники поощряют активное участие гражданского общества в предпринимаемых ими усилиях в интересах достижения целей настоящей Конвенции.

Статья 12 — Поощрение международного сотрудничества

Участники стремятся укреплять свое двустороннее, региональное и международное сотрудничество в целях создания условий, способствующих поощрению разнообразия форм культурного самовыражения, обращая особое внимание на ситуации, указанные в статьях 8 и 17, в частности с тем, чтобы:

a) содействовать диалогу между участниками по вопросам культурной политики;

b) укреплять стратегический и управленческий потенциал государственного сектора в общественных культурных учреждениях посредством культурных обменов и обмена передовым опытом между специалистами и на международном уровне;

c) укреплять партнерские отношения как с гражданским обществом, неправительственными организациями и частным сектором, так и между ними в целях развития и поощрения разнообразия форм культурного самовыражения;

d) содействовать применению новых технологий и стимулировать партнерские связи в целях расширения обмена информацией и улучшения культурного взаимопонимания, а также поощрения разнообразия форм культурного самовыражения;

e) поощрять заключение соглашений о совместном производстве и совместном распространении.

Статья 13 — Интеграция культуры в процесс устойчивого развития

Участники стремятся включать вопросы культуры в свою политику в области развития на всех уровнях в целях создания условий, способствующих устойчивому развитию, и в этих рамках содействуют учету аспектов, связанных с охраной и поощрением разнообразия форм культурного самовыражения.

Статья 14 — Сотрудничество в целях развития

Участники стремятся поддерживать сотрудничество в целях устойчивого развития и сокращения масштабов нищеты, особенно в связи с конкретными потребностями развивающихся стран, для содействия формированию динамичного сектора культуры посредством, в частности, следующего:

а) укрепления индустрии культуры в развивающихся странах путем:

i) создания и укрепления потенциала производства и распространения в области культуры в развивающихся странах;

ii) содействия расширению доступа к глобальному рынку и международным сетям распространения для их культурной деятельности и их культурных товаров и услуг;

iii) создания условий для формирования жизнеспособных местных и региональных рынков;

iv) принятия, по возможности, надлежащих мер в развитых странах в целях облегчения доступа на их территорию для культурной деятельности и культурных товаров и услуг из развивающихся стран;

v) поддержки творческой деятельности и создания, насколько это возможно, условий, обеспечивающих мобильность творческих работников из развивающихся стран;

vi) поощрения соответствующего взаимодействия между развитыми и развивающимися странами, в частности, в области музыкального и кинематографического искусства;

b) создания потенциала путем обмена информацией, опытом и специальными знаниями, а также подготовки людских ресурсов в развивающихся странах, как в государственном, так и в частном секторе, в областях, касающихся, в частности, стратегического и управленческого потенциала, разработки и осуществления политики, поощрения и распространения форм культурного самовыражения, развития малых, средних и микропредприятий, применения технологий, а также повышения квалификации и передачи профессиональных навыков;

с) передачи технологии и специальных знаний и опыта путем принятия надлежащих мер стимулирования, особенно в области индустрии и предприятий культуры;

d) обеспечения финансовой поддержки путем:

i) создания Международного фонда культурного разнообразия, как это предусматривается статьей 18;

ii) предоставления, по мере необходимости, официальной помощи в целях развития, в том числе технической помощи, в целях стимулирования и поддержки творческой деятельности;

iii) использования других форм финансовой помощи, таких, как ссуды под низкий процент, субсидии и другие механизмы финансирования.

Статья 15 — Механизмы взаимодействия

Участники поощряют развитие партнерских отношений между государственным и частным секторами и некоммерческими организациями и в их рамках в целях сотрудничества с развивающимися странами в деле укрепления их потенциала в области охраны и поощрения разнообразия форм культурного самовыражения. С учетом реальных потребностей развивающихся стран особое внимание в рамках этих новаторских форм партнерских отношений уделяется дальнейшему развитию инфраструктуры, людских ресурсов и разработке политики, а также обмену культурной деятельностью и культурными товарами и услугами.

Статья 16 — Преференциальный режим для развивающихся стран

Развитые страны содействуют культурным обменам с развивающимися странами путем предоставления на надлежащей институциональной и юридической основе преференциального режима для их творческих работников и других специалистов и работников в области культуры, а также для их культурных товаров и услуг.

Статья 17 — Международное сотрудничество в ситуациях возникновения серьезной угрозы для форм культурного самовыражения

Участники сотрудничают в целях оказания помощи друг другу, и в частности развивающимся странам, в ситуациях, упомянутых в статье 8.

Статья 18 — Международный фонд культурного разнообразия

1. Настоящим учреждается Международный фонд культурного разнообразия, именуемый далее «Фонд».

2. В соответствии с Положением о финансах ЮНЕСКО этот Фонд является целевым фондом.

3. Средства Фонда состоят из:

a) добровольных взносов участников;

b) средств, ассигнованных с этой целью Генеральной конференцией ЮНЕСКО;

c) взносов, пожертвований или завещанного имущества, поступивших от других государств, организаций и программ системы Организации Объединенных Наций, других региональных или международных организаций, а также государственных или частных органов или частных лиц;

d) любых процентных начислений на средства этого Фонда;

e) сумм сборов и поступлений от мероприятий, организованных в пользу Фонда;

f) любых других средств, предусмотренных Положением о Фонде.

4. Решение об использовании средств Фонда принимает Межправительственный комитет на основе руководящих принципов, определенных Конференцией участников, о которой говорится в статье 22.

5. Межправительственный комитет может принимать взносы и помощь в других формах на общие и конкретные цели, связанные с определенными проектами, при условии, что такие проекты одобрены им.

6. Внесение взносов в Фонд не может сопровождаться никакими политическими, экономическими или иными условиями, не совместимыми с целями настоящей Конвенции.

7. Участники стремятся регулярно вносить добровольные взносы на цели осуществления настоящей Конвенции.

Статья 19 — Обмен информацией, ее анализ и распространение

1. Участники соглашаются обмениваться информацией и специальными знаниями и опытом, касающимися сбора данных и статистики о разнообразии форм культурного самовыражения, а также информацией о передовой практике его охраны и поощрения.

2. ЮНЕСКО, используя существующие механизмы в рамках Секретариата, содействует сбору, анализу и распространению всей соответствующей информации, статистических данных и сведений о передовой практике.

3. ЮНЕСКО также создает и обновляет банк данных по различным секторам и частным и некоммерческим правительственным организациям, деятельность которых связана с формами культурного самовыражения.

4. Для содействия сбору данных ЮНЕСКО уделяет особое внимание вопросам создания потенциала и расширения специальных знаний и опыта участников, которые обращаются с просьбой об оказании им такой помощи.

5. Сбор информации, определенной в настоящей статье, дополняет информацию, собираемую в соответствии с положениями статьи 9.

V. Связь с другими правовыми актами

Статья 20 — Связь с другими правовыми актами: взаимная поддержка, взаимодополняемость и равнозначность

1. Участники признают, что они должны добросовестно выполнять свои обязательства по настоящей Конвенции и всем другим международным договорам, участниками которых они являются. Поэтому, исходя из равнозначности этой Конвенции по отношению к другим международным договорам:

а) они поощряют отношения взаимной поддержки между этой Конвенцией и другими международными договорами, участниками которых они являются; и

b) при толковании и применении других международных договоров, участниками которых они являются, или принятии ими других международных обязательств, участники учитывают соответствующие положения настоящей Конвенции.

2. Ничто в настоящей Конвенции не может толковаться как изменяющее права и обязательства участников по другим международным договорам, участниками которых они являются.

Статья 21 — Международные консультации и координация

Участники обязуются способствовать утверждению принципов и целей настоящей Конвенции на других международных форумах. Для этих целей участники, при необходимости, консультируются друг с другом, действуя в духе этих целей и принципов.

VI. Органы Конвенции

Статья 22 — Конференция участников

1. Настоящим учреждается Конференция участников. Конференция участников является высшим пленарным органом настоящей Конвенции.

2. Конференция участников собирается на очередную сессию один раз в два года, по мере возможности в рамках Генеральной конференции ЮНЕСКО. Она может собраться на внеочередную сессию, если она примет такое решение или если с такой просьбой в Межправительственный комитет обратится не менее трети участников.

3. Конференция участников принимает свои правила процедуры.

4. Функции Конференции участников состоят, в частности, в следующем:

a) избрании членов Межправительственного комитета;

b) получении и рассмотрении докладов участников настоящей Конвенции, препровождаемых Межправительственным комитетом;

c) утверждении оперативных руководящих принципов, разрабатываемых по ее просьбе Межправительственным комитетом;

d) принятии таких иных мер, которые могут быть сочтены необходимыми для содействия достижению целей настоящей Конвенции.

Статья 23 — Межправительственный комитет

1. В рамках ЮНЕСКО создается Межправительственный комитет по охране и поощрению разнообразия форм культурного самовыражения, именуемый далее «Межправительственный комитет». В его состав входят представители 18 государств — участников Конвенции, избираемых на четырехлетний срок Конференцией участников после вступления в силу настоящей Конвенции в соответствии со статьей 29.

2. Межправительственный комитет проводит заседания ежегодно.

3. Межправительственный комитет осуществляет свою деятельность под управлением Конференции участников и в соответствии с ее руководящими указаниями и подотчетен ей.

4. Как только число участников Конвенции достигнет 50, число членов Межправительственного комитета увеличивается до 24.

5. Выборы членов Межправительственного комитета проводятся в соответствии с принципами справедливого географического распределения и ротации.

6. Без ущерба для иных обязанностей, предусматриваемых для него настоящей Конвенцией, Межправительственный комитет осуществляет следующие функции:

a) содействие достижению целей настоящей Конвенции, а также поощрение и мониторинг ее осуществления;

b) разработка и представление на утверждение Конференции участников, по ее просьбе, оперативных руководящих принципов осуществления и применения положений Конвенции;

c) препровождение Конференции участников докладов участников Конвенции вместе со своими комментариями и кратким изложением их содержания;

d) выработка надлежащих рекомендаций в ситуациях, которые были доведены до его сведения участниками согласно соответствующим положениям Конвенции, в частности статьи 8;

е) установление процедур и других механизмов консультаций, направленных на утверждение принципов и целей настоящей Конвенции в рамках других международных форумов;

f) выполнение любых других задач, которые могут быть поручены ему Конференцией участников.

7. В соответствии со своими правилами процедуры Межправительственный комитет может в любое время предложить государственным или частным организациям или физическим лицам принять участие в его заседаниях в целях проведения с ними консультаций по конкретным проблемам.

8. Межправительственный комитет разрабатывает свои правила процедуры и представляет их на утверждение Конференции участников.

Статья 24 — Секретариат ЮНЕСКО

1. Органам Конвенции оказывает помощь Секретариат ЮНЕСКО.

2. Секретариат готовит документацию Конференции участников и Межправительственного комитета, а также проект повестки дня их заседаний, оказывает содействие в выполнении их решений и представляет доклады по их выполнению.

VII. Заключительные положения

Статья 25 — Урегулирование споров

1. В случае возникновения спора между участниками настоящей Конвенции относительно толкования или применения Конвенции участники стремятся к его урегулированию путем переговоров.

2. Если соответствующим участникам не удается прийти к согласию путем переговоров, они могут совместно прибегнуть к добрым услугам третьей стороны или обратиться к ней с просьбой о посредничестве.

3. Если добрые услуги или посредничество не оказывались или если переговоры, добрые услуги или посредничество не привели к урегулированию спора, участник может прибегнуть к урегулированию в соответствии с процедурой, изложенной в Приложении к настоящей Конвенции. Участники добросовестно рассматривают предложение, которое вносится Согласительной комиссией для урегулирования спора.

4. Любой участник может в момент ратификации, принятия, утверждения или присоединения заявить о том, что он не признает вышеуказанную согласительную процедуру. Любой участник, сделавший такое заявление, может в любое время его отозвать, уведомив об этом Генерального директора ЮНЕСКО.

Статья 26 — Ратификация, принятие или утверждение Конвенции государствами-членами или их присоединение к ней

1. Настоящая Конвенция подлежит ратификации, принятию или утверждению государствами — членами ЮНЕСКО или требует их присоединения к ней согласно их соответствующим конституционным процедурам.

2. Документы о ратификации, принятии, утверждении или присоединении сдаются на хранение Генеральному директору ЮНЕСКО.

Статья 27 — Присоединение

1. Настоящая Конвенция открыта для присоединения всех государств, которые не являются членами ЮНЕСКО, но являются членами Организации Объединенных Наций или одного из ее специализированных учреждений, и которых Генеральная конференция ЮНЕСКО приглашает присоединиться к ней.

2. Настоящая Конвенция также открыта для присоединения территорий, которые имеют полное внутреннее самоуправление и признаны таковыми Организацией Объединенных Наций, но не получили полной независимости в соответствии с резолюцией 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи, и которые компетентны в вопросах, охватываемых настоящей Конвенцией, включая компетенцию заключать договоры по таким вопросам.

3. В отношении организаций региональной экономической интеграции применяются следующие положения:

а) настоящая Конвенция открыта также для присоединения любой организации региональной экономической интеграции, на которую, с учетом оговорок, содержащихся в нижеследующих пунктах, в полной мере налагаются те же обязательства, вытекающие из положений Конвенции, что и на государства-участники;

b) в случае, когда одно или несколько государств — членов такой организации также являются участниками настоящей Конвенции, эта организация и это или эти государства-члены договариваются о разграничении ответственности за выполнение своих обязательств по настоящей Конвенции. Такое разграничение вступает в силу по завершении процедуры уведомления, описанной в подпункте (с). Организация и государства-члены не могут осуществлять права, вытекающие из настоящей Конвенции, одновременно. Кроме того, для целей осуществления своего права голоса в отношении вопросов, относящихся к их компетенции, организации экономической интеграции располагают числом голосов, равным числу их государств-членов, являющихся участниками настоящей Конвенции. Эти организации не могут воспользоваться своим правом голоса, если это право осуществляют их государства-члены, и наоборот;

с) организация региональной экономической интеграции и ее государство или государства-члены, которые договорились о разграничении ответственности, как это предусмотрено подпунктом (b), информируют участников о таком предлагаемом разграничении следующим образом:

i) в своем документе о присоединении эта организация четко указывает на разграничение ответственности в вопросах, регулируемых Конвенцией;

ii) в случае последующего изменения соответствующего разграничения ответственности организация региональной экономической интеграции информирует депозитария о любом предложении, касающемся такого изменения ответственности; в свою очередь депозитарий информирует об этом изменении участников;

d) предполагается, что государства — члены организации региональной экономической интеграции, которые становятся участниками Конвенции, по-прежнему обладают компетенцией в отношении всех вопросов, не являющихся предметом передачи полномочий организации, о которой четко заявлено или сообщено депозитарию;

е) под «организацией региональной экономической интеграции» понимается организация, которая состоит из суверенных государств, являющихся членами Организации Объединенных Наций или одного из ее специализированных учреждений, которой эти государства передали свои полномочия в отношении вопросов, регулируемых настоящей Конвенцией, и которая надлежащим образом уполномочена, в соответствии с ее внутренними процедурами, стать участником Конвенции.

4. Документ о присоединении сдается на хранение Генеральному директору ЮНЕСКО.

Статья 28 — Координатор

Став участником настоящей Конвенции, каждый участник назначает координатора, о котором говорится в статье 9.

Статья 29 — Вступление в силу

1. Настоящая Конвенция вступает в силу по истечении трех месяцев со дня сдачи на хранение тридцатого документа о ратификации, принятии, утверждении или присоединении, но только для тех государств или организаций региональной экономической интеграции, которые сдали на хранение свои соответствующие документы о ратификации, принятии, утверждении или присоединении в этот день или ранее. Она вступает в силу для любого другого участника через три месяца после сдачи на хранение его документа о ратификации, принятии, утверждении или присоединении.

2. Для целей настоящей статьи никакой документ, сданный на хранение организацией региональной экономической интеграции, не должен прибавляться к числу документов, уже сданных на хранение государствами — членами этой организации.

Статья 30 — Федеральные или неунитарные конституционные системы

Поскольку международные соглашения налагают на участников одинаковые обязательства независимо от их конституционных систем, в отношении участников, которые имеют федеральную или неунитарную конституционную систему, действуют следующие положения:

a) в отношении положений настоящей Конвенции, выполнение которых подпадает под правовую юрисдикцию федерального или центрального законодательного органа, федеральное или центральное правительство несет те же обязательства, что и участники, которые не являются федеративными государствами;

b) в отношении положений настоящей Конвенции, выполнение которых подпадает под юрисдикцию каждого из субъектов, входящих в состав государства, таких, как штаты, графства, провинции или кантоны, которые в соответствии с конституционной системой федерации не обязаны принимать законодательные меры, федеральное правительство информирует, если это необходимо, компетентные органы таких субъектов, как штаты, графства, провинции или кантоны, об упомянутых положениях со своей рекомендацией относительно их принятия.

Статья 31 — Денонсация

1. Любой участник настоящей Конвенции может ее денонсировать.

2. О денонсации сообщается в письменной форме в документе, который сдается на хранение Генеральному директору ЮНЕСКО.

3. Денонсация вступает в силу через двенадцать месяцев после получения документа о денонсации. Она никоим образом не затрагивает финансовых обязательств, которые участник, денонсирующий Конвенцию, должен выполнять вплоть до даты вступления в силу выхода из Конвенции.

Статья 32 — Функции депозитария

Генеральный директор ЮНЕСКО как депозитарий настоящей Конвенции информирует государства — члены Организации, государства, не являющиеся членами Организации, и организации региональной экономической интеграции, упомянутые в статье 27, а также Организацию Объединенных Наций о сдаче на хранение всех документов о ратификации, принятии, утверждении или присоединении, упомянутых в статьях 26 и 27, а также документов о денонсации, предусмотренных в статье 31.

Статья 33 — Поправки

1. Любой участник настоящей Конвенции может, посредством письменного сообщения, адресованного Генеральному директору, предлагать поправки к настоящей Конвенции. Генеральный директор рассылает такое сообщение всем участникам. Если в течение шести месяцев с даты рассылки сообщения не менее половины участников положительно отреагируют на запрос, Генеральный директор представляет такое предложение на следующей сессии Конференции участников для обсуждения и возможного принятия.

2. Поправки принимаются большинством в две трети голосов присутствующих и участвующих в голосовании участников Конвенции.

3. Поправки к настоящей Конвенции после их принятия представляются участникам для ратификации, принятия, утверждения или присоединения.

4. В отношении участников, которые ратифицировали, приняли или утвердили поправки к настоящей Конвенции или присоединились к ним, такие поправки вступают в силу через три месяца после сдачи на хранение документов, упомянутых в пункте 3 настоящей статьи, двумя третями участников. В дальнейшем для каждого участника, который ратифицирует, принимает, утверждает поправку или присоединяется к ней, указанная поправка вступает в силу через три месяца после сдачи на хранение этим участником документа о ратификации, принятии, утверждении или присоединении.

5. Процедура, описанная в пунктах 3 и 4, не применяется в отношении поправок к статье 23, касающихся числа членов Межправительственного комитета. Эти поправки вступают в силу в момент их принятия.

6. Государство или организация региональной экономической интеграции, упомянутое(ая) в статье 27, которое(ая) становится участником настоящей Конвенции после вступления в силу поправок в соответствии с пунктом 4 настоящей статьи, если не будет выражено иного намерения, считается:

a) участником настоящей Конвенции с внесенными в нее таким образом поправками; и

b) участником настоящей Конвенции без внесенных в нее поправок в отношении любого участника, не связанного действием таких поправок.

Статья 34 — Аутентичные тексты

Настоящая Конвенция составлена на английском, арабском, испанском, китайском, русском и французском языках, причем все шесть текстов являются равно аутентичными.

Статья 35 — Регистрация

В соответствии со статьей 102 Устава Организации Объединенных Наций настоящая Конвенция регистрируется Секретариатом Организации Объединенных Наций по просьбе Генерального директора ЮНЕСКО.

Приложение

Согласительная процедура

Статья 1 — Согласительная комиссия

Согласительная комиссия создается по просьбе одного из участников, являющегося стороной в споре. Если эти участники не договорятся об ином, то в состав Комиссии входят пять членов, из которых по два назначаются каждым соответствующим участником, а председатель избирается по общей договоренности назначенными таким образом членами.

Статья 2 — Члены Комиссии

В спорах между более чем двумя участниками стороны, имеющие общие интересы, назначают своих членов Комиссии по общей договоренности. В тех случаях, когда два или несколько участников имеют отдельные интересы или когда у них возникают разногласия относительно того, имеют ли они общие интересы, они назначают своих членов самостоятельно.

Статья 3 — Назначения

Если в течение двух месяцев с даты обращения с просьбой о создании Согласительной комиссии эти участники назначат не всех ее членов, то Генеральный директор ЮНЕСКО, по просьбе участника, предложившего создать такую Комиссию, производит необходимые назначения в течение последующего двухмесячного периода.

Статья 4 — Председатель Комиссии

Если в течение двух месяцев с момента назначения последнего из членов Согласительной комиссии она не изберет своего председателя, то Генеральный директор ЮНЕСКО, по просьбе одной из сторон, назначает председателя в течение последующего двухмесячного периода.

Статья 5 — Решения

Согласительная комиссия принимает свои решения большинством голосов своих членов. Если стороны спора не договорятся об ином, она сама определяет порядок своей работы. Она вносит предложение об урегулировании спора, которое стороны добросовестно рассматривают.

Статья 6 — Разногласия

Решение по разногласиям относительно компетенции Согласительной комиссии выносит сама Комиссия.

Преобразуется ли движущая сила экономического роста? Свидетельства из Китая

Преобразование традиционных движущих сил в новые и их изменяющиеся во времени характеристики имеют большое значение для экономических преобразований Китая. В этой статье мы пытаемся исследовать преобразование движущих сил экономического роста в Китае и изменяющиеся во времени характеристики движущих сил путем построения модели панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов за период 1998–2015 гг. Эмпирические результаты показывают, что экономика Китая претерпела преобразование движущих сил.В частности, движущие силы экономического роста Китая были преобразованы из традиционных (человеческий капитал и валовое накопление основного капитала) в новые (инновационный потенциал и структурные преобразования). Кроме того, мы обнаруживаем, что характеристики движущих сил изменяются во времени и неоднородны. Инновационный потенциал и структурные преобразования имеют более решающее влияние на экономический рост. Наконец, на основе выводов количественного анализа можно сделать некоторые важные выводы для политики, способствующие экономическому росту.Китайскому правительству следует принять различные меры, способствующие усилению инновационного потенциала и ускорению структурных преобразований.

1. Введение

Движущая сила экономического роста — это постоянная тема, которая длилась долгое время. Эволюция мировой экономики — это скачок от использования в основном простого труда к использованию в основном умственного труда. С повышением уровня экономического развития все более простой труд будет заменяться интеллектом.Знания, инновации [1, 2], технологии [3], информация и другие нематериальные элементы играют решающую роль в экономическом росте. Посредством экономических преобразований стимулируйте жизнеспособность новых факторов производства и продвигайте рациональный поток и эффективную агломерацию новых факторов производства, таких как знания, технологии, информация и данные. Следовательно, устойчивый экономический рост требует преобразования движущих сил экономического роста. Преобразование движущей силы экономического роста происходит через новую модель, формы, технологии, материалы и энергию для замены старых, для реализации модернизации промышленности и перехода от количественного, эпитаксиального и трудоемкого экономического роста к качеству, коннотации, и наукоемкий экономический рост.

Как развивающаяся страна, Китай уделяет большое внимание преобразованию движущих сил экономического роста. Экономика Китая пережила годы устойчивого и быстрого роста после реформ и открытости [4]. Хорошо известно, что экономический рост Китая в основном обусловлен огромными инвестициями и энергоемкой промышленностью [5]. В настоящее время экономика Китая переходит от фазы быстрого роста к стадии качественного развития. Однако режим экономического роста Китая, основанный на трудозатратах и ​​инвестициях и энергоемкий, привел к увеличению потребления энергии и повлек за собой серьезные экологические, ресурсные, экологические и социальные проблемы, тем самым подорвав «зеленую» производительность [6] и приведя к менее устойчивому экономическому росту.Чтобы поддерживать устойчивое экономическое развитие, Китай должен претерпеть экономические преобразования. Следовательно, это ключевой этап для преобразования модели роста, улучшения экономической структуры и стимулирования новых движущих сил экономического роста. Следовательно, для стимулирования экономического роста чрезвычайно важно точное понимание преобразования движущей силы экономического роста и его изменяющихся во времени характеристик.

В процессе трансформации движущих сил экономического роста Китая экологическая совокупная факторная производительность (GTFP) может эффективно отражать устойчивость экономического роста [7].В широком смысле GTFP, также называемый совокупной факторной производительностью окружающей среды (TFP), чаще всего определяется как TFP, который учитывает факторы окружающей среды и потребление энергии [8, 9]. GTFP — важный показатель для измерения экономической жизнеспособности, поскольку он может отражать двигатель и качество экономического развития [10]. Обзор доступной литературы показывает, что в методологической разработке типичного индекса продуктивности был достигнут ряд успехов. Метод измерения GTFP в основном включает метод невязки Солоу [11], стохастический пограничный анализ (SFA) и DEA.Метод остатков Солоу и SFA основаны на производственной функции и требуют больших выборочных данных, которые подчиняются условиям самой функциональной формы и непригодны не только для ситуации, включающей несколько входов и выходов, но и для задач малых выборок, таким образом , в результате чего возникает определенный разрыв между предположениями и реальностью [12]. Однако DEA — это метод, основанный на линейном программировании, для измерения относительной эффективности организационных единиц. По сравнению с методом остатков Солоу и SFA, DEA не требуется для подбора производственной функции и параметров оценки и подходит для ситуации, включающей несколько входов и выходов.Более того, наша проблема представляет собой небольшую выборку, и мы использовали три входа и три выхода для измерения GTFP. Поэтому в этой статье DEA — более мощный инструмент для измерения GTFP.

Начиная с основополагающих исследований Caves et al. [13] наблюдается бурный рост работ по изучению индекса продуктивности с использованием метода DEA. Методы включают индекс производительности Мальмквиста ( M ) [13], индекс производительности Люенбергера ( L ) [14], индекс производительности Мальмквиста – Люенбергера (ML) [15], глобальный индекс производительности Мальмквиста (GM) [16], Индекс GML [17] и индекс GML на основе SBM-DDF [10].В частности, индекс производительности M не является циклическим и не учитывает влияние экологически вредных побочных продуктов. Индекс производительности GML не только циклический и невосприимчив к невозможности линейного программирования, но также учитывает нежелательный результат. Чтобы учесть потенциальную нехватку технологических ограничений, Фукуяма и Вебер [18] предлагают направленный SBM технической неэффективности. Чтобы более точно измерить GTFP, объединив преимущества описанного выше метода, Лю и Синь [10] построили индекс GML на основе SBM-DDF.По сравнению с вышеупомянутыми методами, этот метод может не только эффективно решать радиальные и ориентированные проблемы и достигать глобальной сопоставимости в сфере производства, но также принимать во внимание нежелательные результаты. Индекс GML, основанный на SBM-DDF, широко применяется для расчета GTFP [19]. Поэтому в этой статье для измерения GTFP используется индекс GML, основанный на SBM-DDF.

Согласно вышеизложенному, детерминанты GTFP можно рассматривать как движущие силы экономического роста.Различные основные исследования изучали влияющие факторы GTFP и изучались с разных точек зрения [20]. Например, Chen et al. [21] показали, что экологическое регулирование, технологические инновации, независимые исследования и разработки, а также структура прав собственности и прав собственности являются определяющими факторами GTFP. Кроме того, некоторые ученые провели эмпирический анализ, чтобы обнаружить, что технологические изменения [22], экологическое руководство [23], степень открытости, финансовое развитие [24–26] и денежно-кредитная политика [27] являются основными факторами, влияющими на GTFP и экономическую рост.

Цель данной статьи — пролить свет на преобразование движущих сил экономического роста в Китае. В этой статье мы расширяем и дополняем существующую литературу в следующих трех аспектах. Первый вклад в этой статье заключается в том, что мы приводим доказательства экономического роста с точки зрения GTFP. Главный вклад этой точки зрения состоит в том, что мы можем получить представление об устойчивости экономического роста, наблюдая за GTFP.

Вторым важным вкладом наших исследований является то, что мы пытаемся глубже изучить разговор о движущих силах экономического роста, разделив движущие силы на традиционные и новые движущие силы.В последние несколько лет быстрый экономический рост Китая обеспечивался за счет трудовых ресурсов и инвестиций, которые мы считали основными традиционными движущими силами экономического роста. Однако этот режим способствует росту, но влечет за собой серьезные экологические, ресурсные, экологические и социальные проблемы, что приводит к менее устойчивому экономическому росту. Таким образом, настоятельно необходимо стимулировать новые движущие силы экономического роста. Повышение инновационного потенциала может ускорить технический прогресс, тем самым способствуя экономическому развитию.В то же время оптимизация и обновление промышленной структуры уменьшит экологическое равенство, а также повысит эффективность распределения ресурсов, тем самым улучшив GTFP. Таким образом, мы рассматриваем инновационный потенциал и структурную трансформацию промышленности как новые движущие силы экономического роста.

Третий вклад нашей работы — найти эмпирические доказательства изменяющихся во времени характеристик традиционных и новых движущих сил, которые способствуют GTFP. Эти изменяющиеся во времени характеристики имеют решающее значение для принятия Китаем соответствующей политики, способствующей экономическому росту.Однако подавляющее большинство литературы сосредоточено на теоретических исследованиях преобразования движущих сил экономического роста. Существует мало эмпирических данных о изменяющихся во времени характеристиках преобразования движущих сил экономического роста. В этой статье мы построим такой эмпирический анализ. Используя выборку из 30 китайских провинций за периоды 1998–2015 гг., Мы построили модель панельных данных с изменяющимися во времени коэффициентами, чтобы использовать характеристики преобразования движущих сил экономического роста.

Работа идет следующим образом: Раздел 2 знакомит с методами, используемыми в этой статье. В разделе 3 мы представляем выбор переменных и источник данных. В разделе 4 мы проводим тематическое исследование. Раздел 5 включает заключение.

2. Методы

В этом разделе мы в основном сосредотачиваемся на методах, которые мы используем в этой статье. Во-первых, в разделе 2.1 мы вводим глобальный индекс Мальмквиста – Люенбергера (GML), основанный на функции направленного расстояния (DDF), основанной на измерении слабых мест, для измерения GTFP.В разделе 2.2 представлена ​​панельная регрессионная модель, адаптированная для исследования преобразования движущих сил экономического роста. В разделе 2.3 мы кратко представляем модель панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов, которая используется для дальнейшего исследования изменяющихся во времени характеристик вклада традиционных и новых движущих сил в GTFP.

2.1. GML На основе SBM

Каждая провинция Китая считается органом, принимающим решения (DMU). Во-первых, следуя вкладу О [17], мы производим набор глобальных производственных возможностей (PPS), включая желаемые результаты (реальный ВВП), и нежелательные результаты (сточные воды и отработанный газ), и вводимые ресурсы (т.е.е., затраты труда, затраты капитала, затраты энергии),. Глобальный PPS определяется следующим образом: где обозначает вес каждой провинции. Если, это указывает на постоянную отдачу от масштаба (CRS). Если это означает, что переменная возвращается к масштабу (VRS). В этой статье предполагаются CRS.

Во-вторых, опираясь на исследования Фукуямы и Вебера [10, 18], мы строим глобальную SBM-DDF, которая охватывает нежелательный выпуск, следующим образом: где представляет собой векторы направления для уменьшения затрат труда, капитала и энергии, увеличивая реальные ВВП и сокращение сточных вод и газа, соответственно, и обозначает резервные векторы для избыточных затрат труда, капитала и энергии, неадекватного реального ВВП и избыточных сточных вод и газа, соответственно.Если значение больше 0, фактические затраты труда, капитала и энергии, а также сточные воды и газ больше, чем граничные затраты труда, капитала и энергии, а также сточные воды и газ, в то время как фактический реальный ВВП меньше, чем граница реального ВВП.

Наконец, мы строим индекс GML следующим образом: где представляет глобальные SBM-DDF, основанные на нерадиальных и неориентированных измерениях. Индекс GML обозначает переход от периода t к периоду t + 1. Если GML больше 1, это указывает, что GTFP увеличивается.Если GML равен 1, GTFP находится в стабильном состоянии. В противном случае GTFP уменьшается.

Однако индекс GML — это не GTFP, а скорее скорость его изменения. Таким образом, требуется регрессивное лечение. Следуя работе Лю и Синя [10], мы предполагаем, что GTFP каждой провинции в 1997 году равен 1. Тогда GTFP в 1998 году будет GTFP в 1997 году, умноженный на индекс GML :. Аналогичным образом можно рассчитать GTFP других лет.

2.2. Модель панельной регрессии

Движущие силы экономического роста преобразуются в Китае.После реформы и открытости Китай в полной мере использовал преимущества наличия ресурсов и демографических дивидендов, чтобы сформировать сравнительные преимущества в производстве, переработке и производстве продукции, чтобы способствовать экономическому росту. После вступления Китая во Всемирную торговую организацию более важным стал инвестиционный режим развития. Однако с 2010 года постепенно возникали противоречия в экономическом развитии: экономическая структура была несбалансированной, эффективность инвестиций снизилась, несущая способность окружающей среды продолжает снижаться, а экономическая ограниченность ресурсов и окружающей среды постепенно усиливается.Темпы экономического роста Китая несколько снизились [5]. С ростом затрат на рабочую силу преимущества традиционной движущей силы постепенно ослабевают. Традиционная модель роста больше не адаптирована к новой ситуации, и традиционные движущие силы экономического роста заменяются новыми. Другими словами, Китай преобразует движущие силы экономического роста.

Чтобы исследовать преобразование движущих сил экономического роста, мы определяем панельную регрессионную модель. За последнее десятилетие стало популярным использование панельных данных в эконометрических исследованиях [28].Подход с использованием панельных данных охватывает данные по поперечным сечениям и по временным рядам, что обеспечивает всесторонний анализ для изучения факторов, влияющих на преобразование движущих сил экономического роста [14]. Модель панельной регрессии обычно предполагает неоднородность данных, что позволяет нам полностью уловить их с помощью индивидуальных и временных эффектов. Модель панельных данных должна быть протестирована перед оценкой параметров модели, чтобы облегчить правильную настройку модели в [29].Панельные регрессионные модели оцениваются с использованием недавно разработанных методов, таких как средние групповые оценки, которые допускают неоднородность в оценке коэффициентов наклона. Следовательно, он может предоставить более эффективную оценку и информацию для выявления факторов, влияющих на преобразование движущих сил экономического роста. Чтобы изучить традиционные и новые движущие силы, влияющие на экономический рост, мы выполняем следующую панельную регрессионную модель: где и представляют провинцию и время, соответственно, и обозначают эффект провинции, который отражает ненаблюдаемую неоднородность по провинциям.зеленый — совокупная факторная производительность, обозначает человеческий капитал, обозначает валовое накопление основного капитала, представляет инновационный потенциал и относится к структурным преобразованиям.

2.3. Модель панельных данных изменяющегося во времени коэффициента

Влияние движущих сил экономического роста на экономический рост меняется во времени. Преобразование движущих сил экономического роста — это динамичный и непрерывный процесс, и процесс преобразования занимает некоторое время. После реформы и открытости Китай в основном полагался на землю, капитал и дешевую рабочую силу для содействия экономическому развитию.Труд и капитал имеют важное влияние на экономический рост. Однако в последние годы экономическое развитие Китая достигло определенной степени, и экономический рост, обусловленный элементами, постепенно замедлился, что не может поддерживать постоянный высокий рост. В то же время постепенно появляются земельная напряженность, нехватка ресурсов, ухудшение экологической среды и другие негативные проблемы [20]. Для поддержания устойчивого экономического роста необходимо улучшить GTFP за счет повышения инновационного потенциала и структурных преобразований.Иными словами, в настоящее время инновационный потенциал и структурные преобразования играют более важную роль в экономическом росте. Одним словом, разные этапы экономического развития имеют разные движущие силы экономического роста. Поэтому Китаю крайне важно понимать изменяющиеся во времени характеристики вклада традиционных и новых движущих сил в экономический рост.

Модели переменных коэффициентов были разработаны Хасти и Тибширани [30] и являются расширением классических моделей линейной регрессии в том смысле, что коэффициенты регрессии заменяются функциями от определенных переменных (часто время t ).Модели регрессии с переменным коэффициентом считаются очень полезными инструментами для анализа взаимосвязи между ответом и группой ковариат [31]. Модель с переменными коэффициентами позволяет коэффициентам зависеть от некоторых информативных переменных и гибкости модели. Поэтому модели с переменными коэффициентами были популярны в лонгитюдных данных и в исследованиях панельных данных и применялись в таких областях, как финансы и экономика. Кроме того, поскольку они принимают пространственно-временные характеристики, панельные данные могут хорошо описывать и отображать систематические и динамические характеристики объектов принятия решений.

Модель панельных данных с переменными коэффициентами включает модели панельных данных с изменяющимися во времени и индивидуальными коэффициентами. Модель панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов позволяет нам обнаруживать изменяющиеся во времени воздействия традиционных и новых движущих сил на GTFP. Поскольку в разное время можно ожидать различных реакций на GTFP, для нас более подходящим является использование модели панельных данных с изменяющимся во времени коэффициентом для обнаружения изменяющихся во времени характеристик вклада традиционных и новых движущих сил в GTFP.Методы оценки модели панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов включают метод внутригрупповой дисперсии и метод фиктивных переменных наименьших квадратов. В этой статье мы используем метод фиктивных переменных наименьших квадратов для оценки коэффициентов. Таким образом, мы строим модель панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов для провинции и в момент времени t следующим образом: где — фиктивная переменная, и представляет провинцию и время, соответственно, обозначает общую производительность факторов зеленого цвета, обозначает валовой основной капитал. формирование, представляет собой инновационный потенциал и относится к структурным преобразованиям; обозначает вектор оцениваемых параметров в уравнении; и — член ошибки.

3. Выбор переменных и источник данных

В этом разделе мы представляем выбор переменных и источник данных. В разделе 3.1 мы представляем образцы. В разделе 3.2 мы кратко описываем переменные, используемые для измерения GTFP. В разделе 3.3 мы выбираем движущие силы.

3.1. Образцы

Эта работа проводится в Китае и посвящена преобразованию движущих сил экономического роста. Учитывая целостность и доступность данных, в выборку не включены Тибет, Гонконг, Макао и Тайвань.Мы делим выборку на три подвыборки: восточная, средняя и западная области. Восточная область (образец 1) включает Пекин, Шанхай, Тяньцзинь, Цзянсу, Гуандун, Ляонин, Хайнань, Хэбэй, Фуцзянь, Шаньдун и Чжэцзян. Средняя зона (образец 2) включает Аньхой, Хубэй, Хунань, Хэнань, Цзянси, Хэйлунцзян, Цзилинь и Шаньси. Западная область (образец 3) включает Ганьсу, Гуанси, Сычуань, Внутреннюю Монголию, Нинся, Цинхай, Шэньси, Синьцзян, Юньнань, Чунцин и Гуйчжоу. Годовые данные используются для 30 китайских провинций за период с 1997 по 2015 год.Данные получены из базы данных макросов Easy Professional Superior (EPS) и Национального статистического бюро.

3.2. Переменные для измерения GTFP

В этом исследовании измеряется GTFP в 30 провинциях Китая. При измерении GTFP учитывались три аспекта: экономика, ресурсы и окружающая среда. Согласно существующей литературе, мы знаем, что труд, капитал и энергия являются наиболее часто используемыми показателями затрат ресурсов [10], в то время как реальный валовой внутренний продукт (ВВП) является наиболее часто используемым показателем экономики и желаемого выпуска [32], и сточные воды, отходящие газы и твердые отходы являются наиболее часто используемыми экологическими индикаторами и нежелательными выходными данными при измерении GTFP [33].В этой статье из-за доступности данных мы используем три показателя ресурсов (затраты труда, затраты капитала и затраты энергии) в качестве входных переменных, один показатель экономики (реальный ВВП) в качестве желаемого результата и два экологических показателя (сточные воды и отработанный газ) как нежелательные выходы для измерения GTFP. Эти индикаторы входов и выходов определены следующим образом.

3.2.1. Затраты труда

Затраты труда относятся к количеству труда. Из-за мобильности рабочей силы объем затрат труда в разное время в году разный, поэтому в качестве показателя принимается количество занятых на конец года [20], где единицей является десять тысяч человек.Данные о рабочей силе 30 провинций Китая с 1997 по 2015 год были получены непосредственно из макро базы данных EPS.

3.2.2. Вложение капитала

Вложение капитала измеряется запасом капитала. Мы используем метод постоянной инвентаризации для оценки основного капитала, для которого основное уравнение состоит в следующем: фактический основной капитал в провинции за период и валовое накопление основного капитала в области за период. т . По сравнению с инвестициями в основной капитал всего общества, валовое накопление основного капитала немного лучше, чем первое, при измерении основного капитала [10].Поэтому для расчета основного капитала мы используем валовое накопление основного капитала. Дополнительно представляет собой норму амортизации. Для расчета основного капитала в разных провинциях приняты разные нормы амортизации. Из-за частичного отсутствия данных по китайским провинциям, мы следуем исследованию Чжана [34] для оценки основных фондов китайских провинций и принимаем 9,6% в качестве нормы амортизации. Базовый период — 1997 год. Уставный капитал рассчитан в 100 млн. Долл. США в постоянной цене 1997 года.Соответствующие данные за 1997–2015 гг. Предоставлены Национальным статистическим бюро.

3.2.3. Потребляемая энергия

Общее потребление энергии, ВВП, деленное на ВВП на единицу потребления энергии, используется для измерения затрат энергии. Общее потребление энергии относится к общему потреблению различных видов энергии производственными секторами страны в определенный период времени и показывает масштаб, состав и темпы увеличения энергозатрат [4, 35]. Единица потребляемой энергии — 10000 т у.е., данные взяты из базы данных макросов EPS.

3.2.4. Желаемый выпуск

Как и в большей части существующей литературы, мы используем реальный ВВП для представления желаемого выпуска. Для обеспечения сопоставимости данных они пересчитаны на основе 1997 года. Данные получены из Национального статистического бюро.

3.2.5. Нежелательный выход

Существующая литература, касающаяся нежелательных выходов, в основном включает три формы: сточные воды, отработанный газ и твердые отходы. Однако из-за отсутствия данных о твердых бытовых отходах в провинции он был исключен из этого исследования.Поэтому мы используем общий сброс промышленных сточных вод и общий сброс промышленных сточных газов в качестве нежелательных результатов для расчета GTFP. Единица сточных вод составляет 10 000 тонн, а единицы отработанного газа — 100 миллионов кубометров. Данные за период с 1997 по 2015 гг. Получены из макро базы данных EPS.

3.3. Движущие силы

В этой статье мы выбираем GTFP в качестве объясненной переменной. Человеческий капитал и валовое накопление основного капитала рассматриваются как традиционные движущие силы, в то время как инновационный потенциал и структурные преобразования рассматриваются как новые движущие силы.

Во-первых, человеческий капитал, который рассчитывается путем умножения количества занятых на конец года на их среднюю продолжительность обучения в школе, считается важной движущей силой экономического роста [36]. Человеческий капитал обычно представляет собой сумму знаний, технических навыков, способностей и качеств, которые могут создавать экономическую и социальную ценность. Средняя продолжительность обучения обычно использовалась в качестве эмпирической спецификации количества человеческого капитала [37]. Доля сотрудников с начальным, младшим, средним и высшим образованием по отношению к общему количеству сотрудников рассчитывает средние годы обучения рабочих в определенной области.Влияние человеческого капитала на GTFP включает несколько каналов. С одной стороны, увеличение человеческого капитала напрямую влияет на GTFP, повышая производительность труда в производстве. С другой стороны, человеческий капитал является важным вкладом в НИОКР и, следовательно, косвенно увеличивает производительность труда за счет ускорения технологических изменений [38]. Человеческий капитал способствует производству и внедрению новых технологий, повышению эффективности использования ресурсов и GTFP, тем самым способствуя экономическому росту. Данные о человеческом капитале можно получить из базы данных макросов EPS.

Во-вторых, валовое накопление основного капитала рассматривается как решающая движущая сила GTFP. Экономическому росту может способствовать валовое накопление основного капитала за счет создания огромных выгод, увеличения инвестиций за счет создания расширенных рынков и экономии за счет масштаба, а также передачи информации, технологий и знаний. Для обеспечения сопоставимости данных они пересчитываются на основе 1997 года. Данные поступают непосредственно из Национального статистического бюро.

В-третьих, инновационный потенциал является важной движущей силой роста производительности [1].Технологические инновации играют важную роль в оптимизации структуры энергетики и в содействии экономическому росту. Как указывает Пан и др. [39], информация о выдаче патентов содержится в патентных заявках. Одновременно необходимо отложить рассмотрение патентных заявок на выдачу патентов, поскольку выдача патентов не может полностью отражать текущий уровень регионального инновационного потенциала. Поэтому в этой статье для расчета инновационного потенциала используется натуральный логарифм патентных заявок, а исходные данные были получены из базы данных макросов EPS.

В-четвертых, структурная трансформация измеряется коэффициентом отраслевой структуры, который может отражать отраслевое распределение. В соответствии с принципом промышленной эволюции для расчета коэффициента отраслевой структуры мы принимаем сумму доли добавленной стоимости трех отраслей, составляющих добавленную стоимость основной отрасли. Структурные преобразования приводят к изменениям в энергопотреблении и выбросах загрязняющих веществ, что, как следствие, оказывает большое влияние на GTFP.Утверждается, что различия в отраслевой структуре неизбежно могут повлиять на GTFP. Данные структурных преобразований были собраны из базы данных макросов EPS.

Измерения и источники традиционных и новых движущих сил показаны в Таблице 1.


92

Движущая сила Переменная Измерение Источник
Обычный Человеческий капитал На основе лет трудового образования и измеряется миллионами людей Макробаза данных EPS
Валовое накопление основного капитала Валовое накопление основного капитала Национальное бюро статистики

Новый Инновационный потенциал Журнал (заявки на патенты) База данных макросов EPS
Структурная трансформация Коэффициент промышленной структуры База данных макросов EPS

Примечания: в этой таблице показаны измерения и источники традиционных и новых движущих сил экономического роста.

4. Практический пример

В этом разделе мы в основном проводим тематическое исследование. Во-первых, мы представляем характеристики GTFP 30 китайских провинций в Разделе 4.1. В разделе 4.2 мы анализируем результаты преобразования движущих сил экономического роста. В разделе 4.3 мы дополнительно анализируем результаты изменяющихся во времени характеристик вкладов традиционных и новых движущих сил в GTFP.

4.1. Стилизованные факты о GTFP

На основе приведенных выше данных программное обеспечение MaxDEA используется для измерения GTFP в 30 китайских провинциях с 1998 по 2015 год, а средний GTFP Китая и его восточных, средних и западных областей представлен на Рисунке 1. .

В отношении GTFP Китая наблюдается рост пространственной неоднородности. С одной стороны, с национальной точки зрения, GTFP Китая увеличился с 0,983 до 1,159 в период с 1998 по 2015 год, показывая общую тенденцию к росту. Это означает, что в течение рассматриваемого периода развитие GTFP в Китае постоянно росло. Это в основном связано с растущим осознанием ущерба от загрязнения окружающей среды и важности устойчивого экономического развития в Китае. Следовательно, Китай попытался ускорить преобразование способа экономического роста, приняв серию мер по энергосбережению и сокращению выбросов, которые могут способствовать экономическому росту, уменьшению загрязнения окружающей среды и улучшению GTFP.

С другой стороны, с точки зрения регионального распределения существует пространственная неоднородность GTFP. Во-первых, в восточных регионах GTFP демонстрирует тенденцию к росту. Это соответствует тому факту, что провинции в восточной части являются почти развитыми провинциями, такими как Пекин, Шанхай, Тяньцзинь, Цзянсу и Гуандун, которые обладают сильной экономической мощью, богатыми образовательными ресурсами, удобным транспортом и передовыми экологическими технологиями. В результате их GTFP поддерживается на высоком уровне, что является беспроигрышной ситуацией для устойчивого экономического роста и защиты окружающей среды.Тем не менее, GTFP в средней и западной областях подразумевает тенденцию к падению, а затем к повышению. GTFP ниже 1 в период с 1998 по 2015 год, что является низким уровнем. Это в основном связано с относительно слабой экономической базой средних и западных провинций и неадекватностью внедрения технических талантов, а также с нехваткой технологических инноваций и оборудования для борьбы с загрязнением, что привело к отставанию экологических технологий от восточных прибрежных районов. .В то же время центральным и западным провинциям также необходимо осуществить перенос сильных загрязнений, больших инвестиций и трудоемких производств из восточных провинций, тем самым еще больше усугубив загрязнение окружающей среды и вызвав низкий показатель GTFP.

Таким образом, GTFP среди 30 китайских провинций имеет пространственную неоднородность. Это соответствует нынешнему дисбалансу в региональном экономическом развитии Китая. Высокотехнологичные отрасли промышленности развиваются в развитых регионах, в то время как отрасли с высоким уровнем загрязнения и энергоресурсы переносятся в менее развитые регионы, что приводит к большему загрязнению окружающей среды и сокращению GTFP этих менее развитых провинций.

4.2. Преобразование движущих сил экономического роста

Прежде чем исследовать преобразование движущих сил экономического роста, мы проводим панельный тест на единичный корень. Для предварительного исследования мы выполняем панельный тест единичного корня, применяя тест Левина – Лин – Чу (LLC), предложенный Левином и др. [40] и тест Дики-Фуллера с дополнениями Фишера (ADF), предложенный Маддалой и Ву [41]. Результаты панельного теста с единичным корнем представлены в таблице 2. Критерием принятия решения является то, что переменная является стационарной, если тесты с единичным корнем подтверждают отсутствие отклонения нулевой гипотезы на 10% уровне значимости.Результаты тестов LLC и Fisher-ADF показывают, что все переменные отвергают нулевую гипотезу (нестационарность) на уровне значимости 10%. То есть все переменные, использованные в этом исследовании, стационарны.


Переменные LLC Тест Fisher-ADF

GTFP

90.0004 90,0004 -2.409 (0,008) 145,170 (0,000)
gf −3,398 (0,000) 167,332 (0,000)
дюйм −5,810 (0,000) st −4,769 (0,000) 175,940 (0,000)

Примечания: значения указаны в скобках. Период выборки — с 1998 по 2015 год.

Затем мы используем тесты Хаусмана, чтобы выбрать конкретную модель панельной регрессии.Результаты тестов Хаусмана отклоняют нулевую гипотезу в полной выборке и выборке 1, в то время как они не отклоняют нулевую гипотезу в выборках 2 и 3. Другими словами, мы должны использовать модель фиксированных эффектов (FE) для полной выборки. и образец 1 и модель случайных эффектов (RE) для образцов 2 и 3 для реализации регрессионного анализа. Стандартизированные коэффициенты модели панельной регрессии задокументированы в таблице 3, где в столбцах 2, 3, 4 и 5 указано влияние движущих сил на GTFP в полной выборке и в выборках 1, 2 и 3 соответственно.

124


Полный образец Образец 1 Образец 2 Образец 3

h 0,696
(0,0599) (0,109) (0,118) (0,0363)

gf −0,719 −0129

.485 0,051 -1,344
(0,0299) (0,0608) (0,0576) (0,0196)

0,07 дюйма 0,062 0,062 0,062 0,758
(0,0290) (0,0634) (0,0502) (0,0160)

st 2,83127 0,211
(0,0674) (0,122) (0,127) (0,0493)

N
R 2 0,258 0,564

Примечания: в этой таблице коэффициентов представлены стандартные коэффициенты регрессии.Символы, и обозначают значимость на уровнях 1%, 5% и 10% соответственно. Стандартные ошибки указаны в скобках.

Экономика Китая претерпела преобразование движущих сил. Из стандартизованных результатов, представленных в таблице 3, очевидно, что в полной выборке или в подвыборках 1 и 2 новые движущие силы (инновационный потенциал и структурные преобразования) способствуют экономическому росту больше, чем обычные движущие силы (человеческий капитал и валовой основной капитал). формирования), что означает трансформацию движущих сил экономического роста Китая с традиционных на новые.Это согласуется с текущим преобразованием движущих сил экономического роста в экономическом развитии Китая.

Воздействие различных движущих сил на GTFP пространственно неоднородно. В полной выборке обычной движущей силой, влияющей на GTFP, является валовое накопление основного капитала, тогда как новыми движущими силами являются инновационный потенциал и структурные преобразования. Результаты предполагают, что человеческий капитал имеет незначительное влияние на GTFP, тогда как валовое накопление основного капитала оказывает значительное негативное влияние на GTFP.Другими словами, в полной выборке обычной движущей силой, влияющей на GTFP, является только валовое накопление основного капитала. Это негативное влияние может быть тесно связано со следующим явлением: с развитием экономики эффективность инвестиций в Китае снижается. Кроме того, в полной выборке новые движущие силы, инновационный потенциал и структурная трансформация, имеют значительное и положительное влияние на GTFP. Причины могут заключаться в том, что повышение инновационного потенциала и преобразование промышленной структуры может повысить эффективность распределения ресурсов и GTFP.

В восточном регионе валовое накопление основного капитала и инновационный потенциал оказывают значительное негативное влияние на GTFP, в то время как структурные преобразования оказывают положительное и значительное влияние на GTFP. Эти результаты могут быть вызваны тем, что восточные провинции всегда обладали богатым капиталом, передовыми экологическими технологиями и сильным инновационным потенциалом. Следовательно, преобразование промышленной структуры повысит производительность. Однако повышение производительности может оказаться неблагоприятным для окружающей среды, что приведет к еще большему загрязнению окружающей среды, что приведет к сокращению GTFP.Трансформация промышленной структуры способствует повышению эффективности распределения ресурсов и GTFP.

В средней части ни традиционные, ни новые движущие силы не оказывают значительного влияния на GTFP, в то время как как традиционные, так и новые движущие силы оказывают значительное влияние на GTFP в западной части. Средние регионы развивают свою экономику за счет привлечения капитала и технологий, одновременно внося большое количество загрязнения окружающей среды.Следовательно, ни традиционные, ни новые движущие силы не оказывают существенного влияния на GTFP. Западные регионы, которые остаются на низком уровне, развивают свою экономику и GTFP за счет повышения уровня человеческого капитала и инновационного потенциала, внедрения передовых технологий и ускорения трансформации промышленной структуры. В целом, между различными областями существуют пространственные неоднородные воздействия. Эти неоднородные воздействия могут быть тесно связаны со следующим явлением: разные провинции достигли разного уровня экономического развития и разных режимов экономического развития.

4.3. Изменяющееся во времени влияние традиционных и новых движущих сил на GTFP

В таблице 4 представлены результаты модели панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов для наших 30 китайских провинций за период с 1998 по 2015 годы. Столбцы 2, 3 и 4 в В таблице 4 представлены данные о влиянии валового накопления основного капитала, инновационного потенциала и структурных преобразований на GTFP, изменяющееся во времени. На рисунке 2 интуитивно представлены изменяющиеся во времени характеристики вклада традиционных и новых движущих сил в GTFP.


Год gf inno is

1998 0,130 −0,265 −0,293
2000 0,045 −0,199 −0,231
2001 −0,031 −0.130 −0,224
2002 −0,049 −0,121 −0,177
2003 −0,096 −0,084

−0,084

9 −0,050

−0,125
2005 −0,141 −0,044 −0,108
2006 −0,188 0,002

.205 0,007 -0,045
2008 -0,227 0,014 0,019
2009 -0,232 0,010

0,131
2011 −0,249 0,015 0,144
2012 −0,251 −0,003 0,244 2013Примечания : символы, и обозначают значимость на уровнях 1%, 5% и 10% соответственно.

Изменяющиеся во времени характеристики традиционных и новых движущих сил, которые вносят вклад в GTFP, неоднородны.Как видно из Таблицы 4 и на Рисунке 2, вклады в GTFP среди различных движущих сил неубедительны, что указывает на то, что изменяющиеся во времени воздействия традиционных и новых движущих сил, которые вносят вклад в GTFP, различны. С одной стороны, вклад традиционных движущих сил (валовое накопление основного капитала) не является многообещающим. Этот результат согласуется с исследованием Ли и Лин [5], в котором изучалось влияние модели экономического роста, основанного на инвестициях, на экологическую производительность в 30 провинциях Китая и обнаружено, что модель роста, основанная на инвестициях, которая обычно приводит к чрезмерной эксплуатации ресурсов и увеличивает загрязнение окружающей среды, оказывает негативное влияние на зеленую продуктивность.Это главным образом связано с тем, что с XXI века эффективность инвестиций Китая снизилась.

С другой стороны, новые движущие силы на GTFP работают хорошо. Вклад инновационного потенциала и структурных преобразований увеличивается, возможно, потому, что они могут оптимизировать и модернизировать промышленную и энергетическую структуру и повысить эффективность распределения ресурсов, тем самым уменьшая загрязнение окружающей среды, улучшая GTFP и способствуя экономическому росту.

5. Выводы

Основная цель этого исследования — изучить преобразование движущих сил экономического роста в Китае и изменяющиеся во времени характеристики движущих сил. Для достижения этих целей мы пытаемся изучить экономический рост с точки зрения GTFP, в котором предыдущее исследование экономического роста в основном фокусировалось на росте дохода на душу населения или национального дохода [42, 43], с использованием индекса GML, основанного на SBM- DDF для измерения GTFP 30 провинций Китая в период 1998–2015 гг.Затем мы строим панельную регрессионную модель, чтобы обнаружить преобразование движущих сил экономического роста, в которой существующие исследования изучали только факторы, влияющие на экономический рост [36, 44]. Наконец, мы применяем модель панельных данных изменяющихся во времени коэффициентов для дальнейшего исследования изменяющихся во времени характеристик традиционных и новых движущих сил, которые вносят вклад в GTFP.

На основании эмпирических результатов можно сделать следующие важные выводы. Во-первых, GTFP Китая растет и пространственно неоднороден.С одной стороны, с национальной точки зрения, GTFP Китая демонстрирует общую тенденцию к росту. С другой стороны, с точки зрения регионального распределения, GTFP в восточных регионах демонстрирует тенденцию к росту. Тем не менее, GTFP в средней и западной областях подразумевает тенденцию к падению, а затем к повышению. Эти неоднородные воздействия соответствуют нынешнему дисбалансу в региональном экономическом развитии Китая.

Кроме того, экономика Китая претерпела преобразование движущих сил. В частности, движущие силы экономического роста Китая были преобразованы из традиционных (человеческий капитал и валовое накопление основного капитала) в новые (инновационный потенциал и структурные преобразования).Это соответствует текущему преобразованию движущих сил экономического роста в экономическом росте Китая. Кроме того, влияние различных движущих сил на GTFP пространственно неоднородно. Во-первых, в полной выборке обычной движущей силой, влияющей на GTFP, является валовое накопление основного капитала, тогда как новыми движущими силами являются инновационный потенциал и структурные преобразования. Во-вторых, в восточном регионе валовое накопление основного капитала и инновационный потенциал оказывают значительное негативное влияние на GTFP, в то время как промышленная трансформация оказывает положительное и значительное влияние на GTFP.В-третьих, в средней части ни обычные, ни новые движущие силы не оказывают значительного влияния на GTFP, в то время как в западной части как обычные, так и новые движущие силы оказывают значительное влияние на GTFP. Эти неоднородные воздействия могут быть тесно связаны со следующим явлением: разные провинции достигли разного уровня экономического развития и разных режимов экономического развития.

Кроме того, изменяющиеся во времени характеристики традиционных и новых движущих сил подразумевают, что Китай находится в периоде трансформации от традиционных движущих сил к новым движущим силам.Вклад различных движущих сил в GTFP неубедителен, что указывает на то, что изменяющиеся во времени воздействия традиционных и новых движущих сил, которые вносят вклад в GTFP, различны. С одной стороны, вклад обычных движущих сил не является многообещающим. Это главным образом связано с тем, что с XXI века эффективность инвестиций Китая снизилась. С другой стороны, влияние новых движущих сил на GTFP хорошо. Вклад инновационного потенциала и структурных преобразований увеличивается, возможно, потому, что они могут оптимизировать и модернизировать промышленную и энергетическую структуру и повысить эффективность распределения ресурсов, тем самым уменьшая загрязнение окружающей среды, улучшая GTFP и способствуя экономическому росту.

Соответственно, для улучшения GTFP в этих 30 китайских провинциях могут быть приняты следующие меры. Во-первых, для стимулирования экономического роста китайское правительство должно принять различные меры, способствующие усилению инновационного потенциала и ускорению структурных преобразований. Во-вторых, эти результаты показывают нам, что GTFP в менее развитых провинциях Китая не является оптимистичным, и на практике как промышленность, так и правительство должны предпринять больше действий, чтобы справиться с нежелательными результатами промышленного предприятия, тем самым улучшая экономический рост и снижая экологическую безопасность. загрязнение.

Эта статья имеет несколько ограничений и может быть расширена путем дальнейших исследований в следующих отношениях. Во-первых, хотя GTFP можно измерить с помощью индекса GML на основе SBM-DDF, входные и выходные данные не могут быть полностью представлены из-за отсутствия данных. Если позволит более высокая доступность данных, будущая работа может улучшить показатели затрат и результатов, представленные здесь, и расширить охват других, не менее важных инновационных ресурсов, использования природных ресурсов, таких как земля, море, леса или минеральные ресурсы, и загрязнения окружающей среды. , например, выбросы углекислого газа, сульфида и твердых отходов.Еще одно ограничение заключается в том, что эмпирические исследования в этой статье основаны на анализе макроданных для анализа движущих сил экономического роста. Дальнейшие исследования могли бы расширить перспективы микро-перспектив.

Доступность данных

Данные, использованные для подтверждения результатов этого исследования, включены в статью.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

Благодарности

Работа поддержана Национальным фондом естественных наук Китая (грант №61672223).

движущая сила развития

Цитирование

CTA. 1996. Информация — движущая сила развития. Spore 62. CTA, Вагенинген, Нидерланды.

Реферат / Описание

Структурная перестройка приводит к быстрым изменениям в структуре ответственности руководства и властных структур не только в странах АКТ, но и во всем мире. Изменения затрагивают всех, от государства до частного сектора. Правительства есть…

Банкноты

Структурная перестройка приводит к быстрым изменениям в структуре ответственности руководства и властных структур не только в странах АКТ, но и во всем мире. Изменения затрагивают всех, от государства до частного сектора. Правительства снова сосредотачиваются на управлении и управлении экономической системой, в основном путем принятия отраслевой политики, теперь, когда они свободны от прямой ответственности за управление экономикой.

В этой новой среде экономический рост является прямым результатом множества разрозненных и часто индивидуальных усилий.В этой ситуации доступ к информации жизненно важен для принятия управленческих решений и, следовательно, является движущей силой развития. Однако необходимая информация очень сложна и охватывает экономические, социальные и технические области. Чтобы обеспечить эффективное производство и доставку этой информации, все стороны в процессе разработки должны быть вовлечены и должны быть поддержаны политическими обязательствами на национальном уровне.

В более ранней статье Spore (Spore 61, стр. 7) Бернар Ньонга, камерунский агроном и член-основатель Support Services for Local Development Initiatives (SAILD), спросил: «Как мы можем улучшить способность мелким производителям определять свои собственные стратегии развития, если у них нет доступа к необходимой информации? »

В том же выпуске мы рассказали о группе сельских жителей Гаити, которые решили инвестировать в производство пастеризованных фруктовых соков, даже не беспокоясь о технических аспектах или доступе к кредитам.Как бы они взяли на себя эту смелую инициативу, если бы не знали, что их соотечественники в городах потребляют большое количество этих соков, импортируемых по очень высокой цене? Это демонстрирует центральную роль информации как предпосылки развития, и эти вопросы одинаково актуальны для всех экономических и социальных слоев, а не только для мелких фермеров или сельской бедноты.

Эти примеры могут быть карикатурными, но они подтверждают недавние выводы о потребностях в информации для развития сельских районов, особенно обсуждения на конференции CTA по этой теме, состоявшейся в Монпелье в июне 1995 года.Положиться на предложение или удовлетворить спрос?

Спустя десять лет после первой конференции CTA в Монпелье появилось множество информации и информационных продуктов. Однако они в основном приходят с Севера и в основном касаются технических вопросов, начиная от результатов исследований и заканчивая так называемой соответствующей технологией. Таким образом, более 4000 книг по развитию в странах АКТ были опубликованы организациями развития, исследовательскими центрами и европейскими неправительственными организациями, и существует около 500 периодических изданий, посвященных этой теме.Информационные системы, доступные в настоящее время в странах АКТ, были инициированы поставщиком, чтобы «сделать доступным» и распространить технические знания, обычно получаемые на Севере. Они в основном нацелены на целевые группы, в которые входят планировщики, исследователи и агенты по распространению знаний, которые должны передавать информацию конечным бенефициарам — обычно мелким фермерам. У этих «обучающих» инициатив были те же недостатки, что и у строго контролируемых нисходящих стратегий развития, с которыми они похожи по концепции.Рафаэль Ндиай, сенегальский участник конференции в Монпелье, напомнил аксиому о том, что целевые группы труднодостижимы, потому что они постоянно перемещаются: «Если они мобильны, это поможет убежать от тех, кто нацелен на них». Следует также отметить, что попытки жителей деревни получить доступ к информации, скорее всего, потерпят неудачу при отсутствии местных связей.

Феликс Надьеджоа из Африканского института экономического и социального развития в Абиджане считает, что нынешние системы доставки информации несколько плохо приспособлены к потребностям «тех, кто преобразует информацию в действия» и сами должны быть трансформированы.«Это уже не вопрос предложения. Мы не должны предлагать, а должны удовлетворять спрос. Давайте набраться смелости, чтобы порвать с традициями и докопаться до сути. Информационные потребности должны определяться самими фермерскими организациями ». Мы больше не можем делать вид, что передача информации пассивным бенефициарам или целевым группам эффективна. Мы должны больше относиться к ним как к активным партнерам, которым при поиске информации также есть что предложить. Два примера иллюстрируют этот момент: «местные знания» мелких производителей, которые в настоящее время являются модной темой в исследовательских кругах, и рыночные цены, без которых торговцы (которые обычно очень скрытны) не смогли бы вести свой бизнес.Тунджи Титиола, нигериец, работающий в Африканском ресурсном центре знаний коренных народов, точно сказал, что «больше нельзя говорить только о мелких фермерах, но о сельском сообществе в целом, которое включает в себя различные типы людей и профессий». Рафаэль Ндиай добавляет, что «сельскохозяйственный сектор простирается от охотников-собирателей до менеджеров агробизнеса. Многие из этих секторов игнорировались за последние 10 лет. Доступ к информации должен быть доступен всем. Многие сейчас думают, что наиболее подходящей системой является та, которая обслуживает потребности деревни или семьи, а не только ферму или фермера.Это верно, например, для Кении, где три тысячи крупных производителей и три миллиона мелких фермеров не имеют одинаковых потребностей в предоставлении информации или одинаковой реакции на нее.

Глобальная игра

Разнообразный характер реальных информационных потребностей затрудняет их точное определение. Однако анализ запросов, полученных службами вопросов / ответов в нескольких европейских организациях, проливает некоторый свет на этот вопрос. Более половины полученных запросов относятся к сельскому хозяйству, хотя организации имеют широкую основу и охватывают многие области, такие как управление, энергетика, водоснабжение, промышленное развитие и строительство.В сельском хозяйстве, однако, наблюдается переход от чисто технических вопросов к экономическим аспектам, особенно сельскому кредитованию, малому бизнесу, маркетингу, а также организации и управлению фермерскими группами и кооперативами.

Формулировка этих запросов показывает, что сейчас люди ориентируются на гораздо более широкую область знаний, включая весь спектр информации, необходимой для создания и ведения бизнеса. Секторы образования и здравоохранения, поскольку они влияют на уровень жизни, также способствуют развитию таким же образом, как и рост производства.Это смещение акцента на получение более широкого спектра информации не связано с разочарованием в технических вопросах. Действительно, все чаще исследуются новые технические области, такие как возобновляемые источники энергии, использование побочных продуктов агропромышленности и экологически безопасное производство. Включение социально-экономических исследований в сельскохозяйственные исследования в целях комплексного развития само по себе свидетельствует о том, что улучшенные технологии не имеют большой ценности, если они не могут по какой-либо причине использоваться целевой группой.Чтобы избежать той же участи, что и «технические пакеты» служб распространения знаний, которые, кажется, исчезли, информационные пакеты должны иметь более глобальный характер и включать экономические данные, особенно о рынках и доступе к рынкам, а также техническую информацию.

Императив взаимодействия

За исключением экспортных культур и экспортной торговли, на которые в основном влияют внешние рынки, развитие сельских районов в первую очередь зависит от информации об опыте на местном и национальном уровне.Таким образом, пригородная сеть молочных заводов в провинциальном городе Мали может быть примером для аналогичных систем в том же географическом масштабе во многих других местах. Точно так же быстрая доступность информации о местном спросе и ценах важна для пригородного садоводства, где эти «зеленые пояса» расположены благоприятно для поставок свежей продукции. Эта информация может быть доступна в сельской местности различными способами, но особенно по местному радио.

Поскольку он предназначен для стимулирования производства и принятия решений, экономическая информация должна быть точной, актуальной, особенно в отношении изменений цен, и быть легко доступной.Одна из основных проблем классической системы заключается в том, что в открытой экономике такой информацией владеют покупатели, и из-за ее стратегической ценности эти покупатели не заинтересованы в ее публикации. Таким образом, консультации и диалог между всеми сторонами чрезвычайно важны для развития. Эти прямые каналы связи необходимо поощрять на всех уровнях, от местного до регионального, чтобы все участники этого сектора стали источником информации. Это будет действовать аналогично тому, как это происходит сейчас в сельской местности через профессиональные ассоциации и группы (см. Вставку 1).От местного до международного

Открытие экономики означает, что приоритет должен быть отдан политике, связанной с предоставлением информации. Для таких организаций, как CTA, которые помогают разрабатывать коммуникационные стратегии, вмешательство на национальном уровне имеет решающее значение. Для эффективного функционирования требуется децентрализованная структура, предлагающая различные типы информации, в которой местные службы работают в тесном сотрудничестве со средствами массовой информации, такими как радио и местные газеты.

Из-за тесных и постоянных контактов между сельскими организациями и местными ассоциациями, государственных и частных каналов связи и служб поддержки развития необходимо пересмотреть роль централизованных источников информации и специалистов.Доступ к важным банкам данных и справочным материалам по-прежнему важен. Однако на местном уровне информационный персонал должен больше участвовать в мобилизации и коммуникации, а не в простом хранении или классификации информации, поступающей извне. Преимущества этого подхода заключаются в том, что они смогут создавать свои собственные информационные банки на основе потребностей своих пользователей. Эти изменения в роли профессионалов в области информации, включая прямое общение и активную обработку информации, требуют специальной подготовки, особенно в области анализа информационных потребностей.<Картинка>

слушаю радио в деревне

Все каналы обмена с газетами и представителями средств массовой информации должны быть улучшены по всей цепочке от сельской или городской базы до национального уровня. Например, как отмечает Пол Осборн из Управления по развитию сети в Нидерландах, «помощь в публикации в основном направляется европейским издателям, которые уже имеют значительные сравнительные преимущества перед своими коллегами на Юге».

На региональном уровне сотрудничество между вовлеченными людьми и национальными информационными системами будет поддерживаться существующими региональными организациями и региональными комитетами по оценке, программированию и мониторингу, созданными с помощью CTA.Коммуникационный бизнес — далеко не единственный, кто помогает оживить процесс приватизации. Отсутствие системы измерения его воздействия на стратегии развития в странах АКТ, тем не менее, приводит к недооценке его воздействия. В дополнение к своим рекламным кампаниям, крупные транснациональные компании с наилучшим управлением направляют значительную часть своих ресурсов на сбор и распространение информации. Мотивация их рабочей силы — основная цель этого упражнения.

Пример не может быть напрямую перенесен на Юг, но нельзя ожидать, что страны АКТ увеличат темпы развития, если их люди не будут хорошо мотивированы.

Движущие силы в обществе —

Из книги «Холистическое общество»

Движущая сила — это основная причина делать или не делать что-то. Это высшая цель, вокруг которой мы живем определенным образом и которая указывает на нашу систему ценностей. Это лежит в основе нашей мотивации иметь конкретную работу, общаться и быть с определенными людьми, обучаться, выбирать развлечения и так далее. Он устанавливает наше отношение к жизни, к людям, к себе, к Богу… ко всему.Движущая сила — наш главный источник энергии, и она предопределяет наш жизненный путь, если мы по нему следуем. Следовательно, если мы знаем, что является нашей движущей силой как личности и как общество, мы сможем увидеть главное направление в нашей жизни и знать, что впереди нас. Для цивилизации движущая сила формирует стимулы, которые правящие классы поощряют среди управляемых. Он присутствует во всех отношениях и является краеугольным камнем, на котором строит себя каждая цивилизация. Чем лучше мы это знаем, тем яснее мы сможем обозначить положительные и отрицательные последствия этого.Движущая сила определяет путь развития общества. Очень часто люди не полностью осознают свою мотивацию к определенному поведению, но простое наблюдение и честная оценка их действий легко выявят это. Поглощенные множеством проблем, многие люди не видят направлений деятельности различных социальных групп и общества в целом. Если нет согласия между этикой индивида и общества, перед человеком возникает экзистенциальная дилемма: перенаправить определенный коллектив или отделиться от него, чтобы сохранить индивидуальную целостность.Помимо периода возникновения и развития определенного сообщества или целой цивилизации, движущая сила предопределяет также периоды упадка, что означает необходимость трансформации и внутренней реорганизации сообщества. Мы можем выделить две общие и диаметрально противоположные движущие силы, которые присутствуют в жизни каждого человека и каждого общества. Первый — это служение себе, а второй — служение целому.

Служение самому себе

Построение общества, которое развивается (или деградирует), руководствуясь служением себе как его главной движущей силой, является сознательным, целенаправленным и отслеживаемым процессом, который формирует основные социальные отношения с прошлых тысячелетий до наших дней.Эта движущая сила присутствует в политике, международных отношениях, экономике, системах здравоохранения, образовании, юрисдикции, религии и так далее. Каждая религиозная, политическая, экономическая или другая форма социальной организации, которая вселяет страх за выживание и поощряет конкретное поведение с материальным вознаграждением или предоставлением статуса, в то время как регулирующее нежелательное поведение с помощью санкций, является типом системы, обслуживающей эгоистичную систему. Этот вывод очевиден, потому что он основан на поощрении или сдерживании определенного поведения человека или группы людей путем воздействия на их эго, а не на использовании мер для поддержки процесса осознания последствий своих действий для всего окружения.Один из самых простых способов определить, служит ли социальная система себе, — это взглянуть на принципы распределения благ между ее членами. Если они выделяются как форма вознаграждения и лишаются как форма санкции, мы можем сделать вывод, что это эгоистическая система, потому что управление влияет на эго человека или организации. Все действующие в настоящее время правовые системы, большинство основных религий и вся капиталистическая экономика функционируют в служении себе. Доминирование этой движущей силы в нашем мире настолько тотально, что человека можно легко обмануть, говоря, что другая мотивация, другой принцип неустойчивы, и другой порядок будет невозможным.Наиболее пропагандируемая неправда в этих системах состоит в том, что эгоизм и личный интерес являются глубочайшими мотивами для развития, и такое отношение сохраняется на протяжении тысячелетий. Значительная часть людей, которые сохранили свои гуманные взгляды и все еще способны любить, неохотно участвуют в эгоистической системе главным образом по двум причинам: первая состоит в том, что не существует альтернативного предложения системы, служащей целому, и во-вторых, товары, которые они получают за свою работу, могут быть использованы для поддержки близких родственников и материального обеспечения желаемых проектов.Следовательно, для этой большой группы людей это участие является компромиссом, в котором существует серьезный идеологический конфликт, а не выбором, основанным на общих принципах развития. Принятие этого заблуждения о том, что эгоизм является сильнейшим мотиватором для абсолютного и неопровержимого тезиса, предполагало ограниченный набор инструментов для руководства обществом. Их основная характеристика состоит в том, что они влияют на эго своих членов, что приводит к неясности целей сообщества. Это приводит к постепенному социальному саморазрушению, ограничению мировоззрения и взаимному отчуждению между членами общества.Эти методы и инструменты воздействия рассматриваются отдельно в следующих главах. Типичными чертами являются примитивность, грубость, нелогичность, ограничение свободы личности, даже если его действия направлены на позитивные изменения в обществе и приведут к гармоничному творческому самовыражению. Конечной стеной тюрьмы, в которой становятся корыстные общества, является отсутствие чувства цели к жизни и непонимания причин, стоящих за каждой формой социальной организации.Эгоистические социальные системы рассматривают выживание как самоцель и как главную цель участия в социальных отношениях. Эта точная характеристика присутствует во всех корыстных обществах, и она является основой преобразования их членов, чтобы они стали безразличными к другим, бесчеловечными и конкурентоспособными. Ирония ритма функционирования каждой корыстной системы заключается в том, что ее ценности и действия, которые призваны защищать ее любой ценой, ведут к ее самоуничтожению. Причина в том, что субъекты в системе, которые достигают доминирующего положения, в определенный момент осознают, что они тоже стали пленниками, и они восстают против нее и всех субъектов в ней.Если правители поймут, что их истинная цель — преобразовать систему в систему, которая служит всему целому, или освободить ее членов для включения в такую ​​систему, можно предотвратить множество страданий. Несмотря на то, что выживание указывается как основная цель для всех участников этих систем, оно также должно осуществляться за счет других и окружающей среды. Система представлена ​​людям только как защитник общества, что может быть правдой, если отношения построены так, чтобы служить интересам всего.Когда этого не происходит, это становится катализатором самых серьезных конфликтов и причиной неуверенности и незащищенности людей. Заявленные идеалы гуманизма, высшей этики и равенства превратились в пустые лозунги. Методы управления внутри эгоистической системы включают нарушение прав одного идеала ради защиты другого. Примером может служить нарушение прав человека одной группы людей с целью повышения безопасности другой. Государство — это система служения себе, которая требует от граждан подчиняться своим органам.Каждый участник имеет разную ценность для системы и используется для ее стабильного существования. Правовой порядок государства функционирует как внешняя воля, навязанная гражданам, которой они должны следовать. Невыполнение его ведет к репрессивным санкциям, которые всегда направлены на права нарушителя и почти всегда не приводят к изменению его моделей поведения. Мировоззрение, которое придерживается человека о самом себе, состоит в том, что он является незначительной пылинкой в ​​системе, которая приобретает большую ценность, если он делает других зависимыми от себя.В экономических отношениях мы видим этот принцип среди частных корпораций, которые должны создавать зависимость потребителей от своей продукции. Сотрудники корпораций, которые понимают, что в настоящий момент они нужны организации, ведут переговоры о лучшем вознаграждении, используя то обстоятельство, что их труд нужен. Политические лидеры приобретают социальный вес не потому, что у них есть разумные решения для конкретных социальных проблем и видение развития, а потому, что они могут собрать электорат, независимо от того, что их политическое послание.Принцип того, чтобы тебя ценили, потому что ты делаешь других зависимыми от себя, верен также в пропаганде религий. Религия становится социально приемлемой и традиционной, в зависимости от количества ее последователей, независимо от того, как ее доктрина влияет на них. Для того, чтобы методы управления, влияющие на эго человека, были эффективными, необходимо, чтобы его научили идентифицировать себя только через свое эго. Это предопределит направление его поиска счастья и то, как найти смысл своей жизни, сосредоточившись преимущественно на экономическом благополучии и способностях получить статус в обществе.Способность человека найти высшую цель в утверждении непереходных гуманистических и экологических ценностей рассматривается в эгоистической системе как слабость и наивность, потому что он не будет в полной мере использовать преимущества определенной ситуации. Истинная причина стимулирования этой движущей силы заключается в том, что, когда она становится ведущей для участников системы, они теряют чувство высшей цели и смысла жизни и становятся маневренными, как пешки на шахматной доске. Их способность вносить позитивные изменения в общество постепенно снижается.Чем больше человек или организация принимают самообслуживание как ведущую движущую силу, тем больше они отдаляются от своей человечности и высшей цели существования. В конце концов, человек или организация, принимающие этику эгоистической системы, забывают или пренебрегают естественным порядочным отношением к другим существам, включая планету. Каждый человек и каждый коллектив, у которых нет чувства единства со всеми другими, несмотря на их различия, и которые живут только для своего выживания, используются в чьих-то эгоистичных интересах.Поэтому предположение о том, что важнейшим направлением развития является эгоистичное, является тонкой формой контроля над всеми участниками системы. Этот контроль не обязательно должен применяться через юридические полномочия конкретного учреждения, он заключается в поддержании отношения и социальной модели, в которой разные сообщества не могут найти общую основу для совместного сосуществования. Когда участники любой социальной системы убеждены, что они должны руководствоваться своими личными интересами и быть готовы игнорировать интересы других, их поведение всегда становится вредным для всего окружения.Эго, понимаемое как форма, защищающая индивидуальную идентичность от внешнего мира, не проблематично как само по себе. Его сбалансированное развитие является абсолютной необходимостью для каждого человека и каждой организации, чтобы мыслить себя отдельной, автономной и защищенной реальностью. Самая большая проблема, которая порождает движущую силу служения себе, — это поместить эго в центр существования человека, потому что это приводит к ассимиляции окружающей среды с его эго. Результатом является достижение чрезвычайно эгоистичного отношения, которое не позволяет человеку увидеть проблемы, которые он создает, и оптимальные решения для них.Даже если интересы других понимаются, ими пренебрегают или используют их для извлечения выгоды из соответствующего предмета. Стимуляция этой движущей силы всеми участниками эгоистической системы приводит к инъекции среды и превращению ее в зону соперничества и конфликта. Когда интересы ограниченной организации — семьи, корпорации, партии, религиозной или иной организации преследуются способом, который не соответствует интересам в целом, это также является формой самообслуживания.Некоторые из этих организаций способны строить конструктивные и гармоничные внутренние отношения между своими членами, но если они действительно эгоистично взаимодействуют с внешним миром и пытаются использовать его и преследовать его, они по-прежнему действуют как субъекты, служащие себе. Следовательно, если человек предан своей организации и самоотверженно работает для ее развития, но функционирует в служении себе, его участие по-прежнему поддерживает ту же движущую силу. Недостаточно быть бескорыстным, чтобы не быть частью эгоистической движущей силы, но необходим общий эффект организации, в которой он работает, для достижения благотворного влияния на окружающую среду через развитие целого.Движущая сила служения себе ведет к искаженному определению социальных приоритетов. Когда он руководит организацией, результатом является защита плохо функционирующего статус-кво за счет всей окружающей среды, которой постепенно наносится все больший и больший ущерб. Типичным примером такого поведения в глобальном масштабе является отсутствие у государств воли к борьбе с изменением климата и отсутствие общего плана преобразования экономики, чтобы она стала социально справедливой и экологически чистой.Эгоистические системы рассматривают животных, растения и Землю как вещи, которыми люди могут пользоваться здесь и сейчас. Незначительны законодательные изменения в нескольких штатах, чтобы сместить это видение в их сторону. По-прежнему преобладает понимание того, что они в первую очередь являются экономическим ресурсом, который можно использовать для создания зависимости больших групп людей из-за их потребности в пище. Единство в системе служения себе достигается, когда люди соглашаются с тем, что их будут использовать в эгоистических целях, но им также предоставляется право использовать других.Управление в таких системах — это планирование эксплуатации. Он включает анализ того, для каких целей и в какой степени кого-то можно использовать в эгоистичных целях. Развитие участника направлено и ограничено в соответствии с потребностями системы. Это означает, что если системе требуется большое количество низкоквалифицированных работников, она должна быть уверена, что люди выбывают из системы образования и их экономически принуждают искать соответствующую должность в качестве рабочего. Современные западные общества создают гетто для больших групп своих меньшинств и поощряют нелегальную иммиграцию, чтобы вынудить их занять низкие позиции на рынке труда.Другой замечательный недостаток эгоистической системы состоит в том, что для оправдания ее органов необходимо множество проблем, и поэтому их полное решение — нежелательный результат. Примеры таких социальных проблем рассматриваются в следующих главах.

Обслуживание в целом

Если служение себе, а именно эгоизм, является хорошо известной характеристикой индивидуального и запрограммированного образа мышления при управлении социальными процессами, то служение Целому требует более подробного описания.Известные подходы и методы управления государством или частным бизнесом необоснованно игнорируют эту движущую силу. В следующих главах будет представлено, какими были бы положительные изменения для общества в целом, если бы служение движущей силой Целому было бы интегрировано в различные социальные структуры. Можем ли мы рационально определить, что такое Целое? Кто является тем субъектом, интересы которого мы защищаем как высшие и приоритетные над всеми остальными? Что считается основным идеалом в центре социальной системы? Как мы должны организовать общество, чтобы его можно было назвать целостным (служащим Целому)? Есть ли у нас примеры социальных моделей, которые развивает эта движущая сила? Давайте определим Целое через его части, то есть через понимание субъектов в нем.Все это живые существа, о которых знают члены соответствующей системы и для которых разумно предположить, что они появятся. Он состоит из всех людей, животных, растений и других существ, которых мы находим. Целое включает в себя также Космос, все вселенные, галактики, планеты, Землю. Среди его субъектов — живые существа из прошлого, те, что находятся в настоящем, и те, которые могут быть в будущем. Представление о живом существе обычно ассоциируется с биологическим существом.Если научно доказано, что существуют другие сознательные существа, которые не имеют известной биологической структуры с Земли, их также следует рассматривать как часть Целого и субъектов целостной модели. Более подробная информация о предметах целостной модели представлена ​​во второй главе. Чтобы дать правильные ответы на поставленные выше вопросы, необходимо, прежде всего, прояснить, какая мотивация лежит в основе обслуживания движущей силы целому и какое отношение она создает для человека и общества.На самом глубоком уровне и в центре этой движущей силы стоит знание о единстве всего, о существовании общего Источника жизни и способности человека воспринимать себя как свое уникальное проявление. Эти знания и интуитивное чувство формируют стремление к построению гармоничных отношений между участниками, которые будут поддерживать оптимальное развитие всех. Это единство не лишает индивидуальности субъектов, не стандартизирует их, но признает их равную важность и поощряет их творческое и уникальное развитие в направлении, уважительном по отношению к другим.Его следует отличать от императивного объединения, типичного для эгоистических систем, которое деформирует участников и превращает их в выживших индивидов, эксплуатирующих окружающую среду. Следовательно, идентичность, которая образует движущую силу служения целому, выходит за рамки эгоистичного преследования эгоистических целей, но распространяется на понимание принадлежности ко всему окружению. Служение целому также следует отличать от безличного взгляда и бездушного отношения к людям.Отличие мотивации служения себе заключается в том, что человек не достигает благополучия для себя и своих близких за счет других. Человеку невозможно и, что более важно, нет необходимости пытаться разрешить все проблемы в мире. Служение целому не означает перегружать себя огромными проблемами и обязанностями, и оно также не связано с принятием на себя чужого бремени. Это своевременные локальные действия в нынешней среде, которые приводят к глобальной гармонизации всей системы.Правильное название этой движущей силы — «служить целому», а не «служить другим», потому что последнее исключает человека из сферы действия. Это исключение неверно и нежелательно, потому что он сам несет высшую ответственность за свое собственное развитие, и только он имеет свободу выбирать его направление. На основе знания единства всех индивид развивает свое отношение не только к рассмотрению и уважению интересов других, но также к адекватному и альтруистическому удовлетворению их посредством развития отношений, которые у них действительно есть.Такой тип взаимодействия между людьми приводит к их гармоничному развитию и положительному изменению всего окружения. Одно из основных различий между обеими движущими силами заключается в том, что служение целому требует уравновешивания личных интересов с интересами других и удовлетворения их путем поиска взаимовыгодных решений, в то время как служение себе связано с извлечением выгоды из интересов других. для того, чтобы получить для себя. Эгоистические структуры полагаются на институционализированный авторитет, чтобы формировать реальность и отношения в обществе, вместо того, чтобы предоставлять людям надлежащие инструменты, чтобы делать это самостоятельно.Чтобы достичь такого уровня послушания среди своих членов, эгоистическая структура пропагандирует абсолютное доверие к установленным источникам информации, поскольку они находятся под контролем. Социальная структура, которая функционирует на службе целому, с другой стороны, полагается на предоставление участникам необходимых инструментов для построения широкого, богатого и критического мировоззрения. Лицам, обладающим опытом в определенной области, предлагается поделиться своими глубокими знаниями и точкой зрения, но в то же время все остальные могут выбирать, как оценивать выводы этих экспертов.Критическое мышление требуется в системах служения целому и игнорируется в системах служения себе. Это важное различие между обеими формами организации сообщества приводит к выводу, что эгоистическая система догматична и внушительна, тогда как холистическая — созидательная и соответствующая. В то время как эгоистическая система оценивает количество энергии, которое человек может получить от других, чаще всего в форме денег, целостная система оценивает качество и количество энергии, которую человек обеспечивает для целого.На личном уровне одним из наиболее надежных способов понять, какая движущая сила направляет нас при выборе конкретной профессии, является утвердительный ответ на следующие вопросы:

  1. Достаточно ли хорошо я способствую обществу, выполняя свою трудовую деятельность?
  2. Собирался ли я заниматься той же профессией, если бы у меня было финансовое обеспечение и не было никакого экономического принуждения?
  3. Собираюсь ли я заниматься той же профессией, даже если я получу очень щедрое предложение, которое принесет мне больше денег, но новая работа принесет гораздо меньше пользы интересам общества?

Движущая сила служения целому — это перевод человека на новый уровень самосознания и самореализации.Это результат культивирования чувства единства между ним и окружающей средой, которое можно воспринимать как расширение сознания. До сегодняшнего дня нет исторических свидетельств, которые могли бы показать, что государство управляется посредством стимулирования движущей силы службы в целом. Несмотря на этот факт, мы можем найти одну конкретную социальную структуру, которая очень успешно функционирует, используя эту силу вдохновения. Это любящая семья. Есть много типов семей, в которых строятся гармоничные отношения между членами.В семье, которая служит хорошим примером социальной структуры, существует любовь, взаимное уважение, признание интересов ее членов, доверие и хорошее общение. Короче говоря, эта семья называется любящей. Эта форма социальной организации известна многим. Ведь обычно избегают соперничества между членами и заменяют его сотрудничеством и поиском надлежащей семейной роли для каждого члена. Отношения в нем прочные и характеризуются высоким уровнем доверия.Мотивация к развитию отношений и их улучшению у всех участников. Любящей семье удается хорошо функционировать, когда эгоистичные настроения ее членов не являются ведущими и таких действий избегают. Удовлетворение и радость от бескорыстного служения, приносящего пользу всей семье и всем ее членам, дают нам основания рассматривать эту социальную структуру как пример сообщества, которое строит свои внутренние отношения в служении целому. Качества, которые каждый участник развивает в любящей семье, включают честность, уважение, заботу о других, доброту и другие.Таким образом, очевидно, что правильное функционирование этой социальной системы создает положительный характер среди ее членов таким образом, что раскрывается их духовный потенциал. Можно использовать частичные аспекты этой социальной модели в качестве примера структурирования более крупных сообществ, включая частные корпорации и даже государства. Семья может быть доброй и заботиться только о своих членах и быть беспринципной по отношению к посторонним. Например, диктаторская семья или эксплуататорская семейная корпорация могут иметь внутреннюю атмосферу понимания и поддержки, но бесчеловечный террор преобладает против их подчиненных и внешнего мира.Следовательно, помимо внутренних отношений, внешние должны также иметь положительные характеристики, упомянутые выше, чтобы сообщество можно было рассматривать как служащее целому. Огромная проблема того, как в настоящее время функционируют более крупные сообщества, заключается в том, что не существует хорошо продуманных глобальных социальных моделей и макросоциальных систем, которые руководствуются движущей силой служения целому. Впервые это может быть выполнено путем формирования целостного общества.

(PDF) ИНТЕРНЕТ КАК ДВИГАТЕЛЬ РАЗВИТИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Проблемы информационного общества, 2016, №1, 31–40

40 www.jpis.az

Заключение

Следует отметить, что каждая прогрессивная новинка на протяжении

истории развития цивилизации влекла за собой определенные проблемы. Однако человечество всегда извлекало выгоду из прогрессивных инноваций

и умело преодолевать проблемы. Интернет — явление, не имеющее аналогов в истории

и не сравнимое ни с одним другим инструментом. Следовательно, ни одна из технологических новинок

не смогла изменить и развить человечество так, как это делает Интернет.Тенденции развития

глобальных сетей настолько динамичны и разветвлены, что невозможно точно спрогнозировать

ее перспективы. Поскольку преимущества Интернета для человечества огромны, негативные последствия

также охватывают все области. Тем не менее, прошлый и богатый опыт человечества и нынешние усилия

показывают, что люди смогут устранить негативные последствия Интернета для

ради лучших возможностей и более удобной жизни.

Список литературы

1. Алгулиев Р.М., Махмудов Р.Ш. Многогранный взгляд на феномен Интернета. Экспресс-

информация. Серия «Информационное общество», Баку, Пресса «Информационные технологии», 2010, 96 с.

2. Тоффлер Э. Третья волна. М: ООО «Издательство АСТ», 1999, 784 с.

3. http://www.internetworldstats.com

4. Алгулиев Р.М., Махмудов Р.Ш. Сущность Интернета и некоторые научные подходы к

его особенностям // Проблемы информационного общества, Баку, 2012, № 1, с.41-51.

5. Тоффлер А. Адаптивная корпорация, Гауэр, 1985, 217 с.

6. Берре А.Дж., Гомес-Перес А., Тутшку К. Интернет будущего — FIS 2010: Третий симпозиум по Интернету будущего

Симпозиум, Берлин, Германия, 20-22 сентября 2010 г., Proceedings, Springer, 2010, 157 стр.

7. http://www.emarketer.com

8. Махмудов Р.Ш. Дистанционные трудовые отношения: мировая практика и перспективы применения

в Азербайджане // Проблемы информационного общества, Баку, 2010, № 1, с.56-62.

9. Алгулиев Р.М., Фаталиев Т.Х. Некоторые аспекты становления электронной науки // Известия

Бакинского Государственного Университета. Серия физико-математических наук, 2008, № 4, с. 77-83.

10. Алгулиев Р.М., Махмудов Р.Ш. Некоторые концептуальные вопросы информатизации образования

// Известия Азербайджанского государственного педагогического университета. Серия педагогико-психологических

наук, 2007, № 9, с. 9-16.

11. Формирование и сохранение культурного наследия в информационном обществе, публикация ЮНЕСКО

, 2003 г.Пер. с англ., Санкт-Петербург, 2004.110 с.

12. Кастельс М. Расцвет сетевого общества: информационная эпоха: экономика, общество и

Культура, Vol. 1, John Wiley & Sons, 2011, 656 с.

13. Махмудов Р.Ш. Современное состояние экономики облачных технологий и анализ перспектив развития

// Проблемы информационного общества, Баку, 2014, № 2, с. 14-23.

14. Алгулиев Р.М., Махмудов Р.Ш. Интернет вещей // Информационное общество, № 3, с.42-48

15. Алгулиев Р.М., Имамвердиев Ю.Н. Инциденты информационной безопасности, Баку, Пресса «Информационные

Технологии», 2012, 219 с.

16. Алгулиев Р.М., Махмудов Р.Ш. Вопросы интернет-зависимости и методы борьбы.

Экспресс-информация. Серия «Информационное общество», Баку, «Информационные технологии»,

2009, 62 с.

17. Алгулиев Р.М., Махмудов Р.Ш. Проблемы регулирования Интернета. Экспресс-информация.

Серия «Информационное общество», Баку, Пресса «Информационные технологии», 2010, 115 с.

Характеристика перехода к устойчивому развитию: цели, задачи, тенденции и движущие силы

В течение 15 лет понятие устойчивого развития имело широкую политическую привлекательность, но оказалось трудным для точного определения. Большинство определений включают заботу о развитии, справедливости и окружающей среде. Недавние исследования начали сосредотачиваться на концепции перехода к устойчивости, описанной Советом по устойчивому развитию Национального исследовательского совета как удовлетворение потребностей стабилизирующего будущего населения мира при одновременном сокращении голода и бедности и поддержании систем жизнеобеспечения планеты ( 1).Мы опираемся на консенсус, воплощенный в международных и региональных соглашениях и планах действий, чтобы определить небольшой набор целей, количественных задач и связанных показателей. Затем мы проиллюстрируем возможности ускорения прогресса к переходу, исследуя текущие исследования процессов, которые влияют на достижение четырех таких целей. Две из целей (сокращение голода и повышение грамотности) выбираются на основе консенсуса по удовлетворению потребностей человека, а две другие (стабилизация концентрации парниковых газов и поддержание наличия пресной воды) выбираются на основе консенсуса по сохранению систем жизнеобеспечения.

Описание перехода к устойчивому развитию

Определение устойчивости — это, в конечном счете, социальный выбор в отношении того, что развивать, что поддерживать и как долго. В результате мы приступаем к работе по характеристике перехода к устойчивому развитию, анализируя обширную, хорошо задокументированную совокупность согласованного на международном уровне консенсуса по вопросам развития и окружающей среды. При проведении этого обзора мы тщательно проводили различие между целями, индикаторами, задачами, тенденциями и движущими силами.В этой таксономии цели — это общие качественные утверждения о задачах. Такое заявление, как «адекватное жилье для всех» Повестки дня Хабитат, является целью потребностей человека (2), а заявление Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата «стабилизация концентраций парниковых газов в атмосфере на уровне, который не позволял бы опасное антропогенное вмешательство в климатическую систему »- цель системы жизнеобеспечения (3). Индикаторы — это количественные показатели, которые выбираются для оценки прогресса в достижении или отклонении от поставленной цели.Например, показатели адекватного жилья включают меры доступа к улучшенной питьевой воде и улучшенным санитарным услугам (4). Индикаторы концентраций парниковых газов включают показатели двуокиси углерода (CO 2 ) и потенциала глобального потепления в атмосфере (3). В целях используются индикаторы для конкретизации целей с конечными точками и расписаниями, например сокращение вдвое количества людей, не имеющих доступа к чистой воде или улучшенным санитарным условиям, к 2015 году (5) или сокращение общих выбросов парниковых газов как минимум на 5% по сравнению с уровнями 1990 к 2008–2012 гг. (6).Тенденции — это изменения значений показателей с течением времени, а движущие силы — это процессы, которые влияют на тенденции и нашу способность достигать согласованных целей. §

Самый поразительный результат нашего обзора — это различия между согласованными целями и задачами по удовлетворению человеческих потребностей и сокращению голода и бедности и по поддержанию систем жизнеобеспечения и живых ресурсов. Соглашения об удовлетворении человеческих потребностей более четко сформулированы и институционализированы.Важный набор соглашений, примером которого является Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций (5), определяет конкретный набор целей и задач для улучшения здоровья, обеспечения образования и доступа к воде и санитарии, а также сокращения голода и бедности. Только цели в сфере занятости лишены какой-либо конкретики и целевых показателей. Все эти цели институционализированы в специализированных учреждениях и программах Организации Объединенных Наций (Всемирная организация здравоохранения, Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций, Всемирный банк, Программа развития Организации Объединенных Наций, Организация Объединенных Наций Программа по населенным пунктам и Международная организация труда), которые отслеживают тенденции, оценивают прогресс и реализуют программы, связанные с каждой целью.

Для сравнения, существуют буквально сотни соглашений, которые охватывают ключевые аспекты системы жизнеобеспечения Земли и живых ресурсов, но практически не достигаются консенсуса. Глобальные договоры имеют широкое понятие, но в лучшем случае имеют расплывчатые цели. Договоры с четко сформулированными целями, такие как Монреальский и Киотский протоколы, являются редким исключением. Наиболее распространенные природоохранные соглашения носят региональный характер и применяются лишь к небольшому числу стран. Институты, которые отслеживают тенденции, оценивают прогресс и реализуют программы по этим соглашениям, слабы по сравнению с теми, которые связаны с человеческими потребностями, характеристика, которая в конечном итоге снижает нашу способность поддерживать системы жизнеобеспечения и живые ресурсы Земли.Например, годовой операционный бюджет Всемирного союза охраны природы составляет менее одной десятой от бюджета Продовольственной и сельскохозяйственной организации.

Мы можем предложить по крайней мере три дополнительных объяснения этих различий в целях, задачах и учреждениях для удовлетворения человеческих потребностей и сокращения голода и бедности, а также для поддержания систем жизнеобеспечения и живых ресурсов. Во-первых, усилия по удовлетворению человеческих потребностей были прочно закреплены в Уставе Организации Объединенных Наций, подписанном в 1945 году, и быстро институционализированы в специализированных учреждениях (7).Напротив, окружающая среда не стала действительно международной проблемой до 1972 г., когда прошла Конференция Организации Объединенных Наций по проблемам окружающей человека среды (8), когда страны неохотно создавали новые крупные межправительственные организации (9). Во-вторых, хотя человеческие потребности рассматриваются как универсальные, многие экологические проблемы изначально были определены как местные проблемы, а позже стали рассматриваться как трансграничные проблемы, которые лучше всего решать с помощью региональных институтов. Глобальные экологические проблемы со временем возникали медленно в ответ на действительно глобальные атмосферные проблемы или повсеместные проблемы, такие как вода или биоразнообразие.В-третьих, по окружающей среде труднее достичь консенсуса из-за расхождения между заботами о естественных системах и их пониманием по сравнению с более ограниченными антропоцентрическими проблемами, которые сосредоточены только на тех аспектах, которые наиболее непосредственно служат человеческим потребностям. Например, в большинстве договоров о рыболовстве устанавливаются цели и задачи по поддержанию устойчивого вылова конкретных экономически ценных видов, а не по заботе о морских экосистемах, в которых обитают эти избранные виды.

Цели, индикаторы и задачи

Из хорошо задокументированного набора целей, показателей и задач для удовлетворения человеческих потребностей и сокращения голода и бедности мы определили пять целей и семь задач, представленных в таблице 1.Ни одна из этих целей не была достигнута, и большинство из них не дает текущих показателей прогресса (10). Хотя первоначальные цели, первоначально установленные на 2000 год, были подтверждены Декларацией тысячелетия 2000 года или Всемирной встречей на высшем уровне по устойчивому развитию в 2002 году, целевые сроки обычно переносятся на 2015 год.

Таблица 1.
Приоритетные цели, задачи и индикаторы человеческих потребностей

Для этих целей и задач мы искали небольшой набор индикаторов, которые можно было бы использовать для отметки достижения целей и задач и коллективного определения прогресса в направлении перехода к устойчивому развитию или от него.Мы рассмотрели обширную работу по индикаторам устойчивого развития (11–17) и были предупреждены Советом по устойчивому развитию, который пришел к выводу, что «нет единого мнения относительно уместности текущего набора индикаторов или научной основы для их выбора. Их эффективность ограничена отсутствием согласия о том, что развивать, что поддерживать и как долго »(1). Однако, сосредоточив внимание на «выходных» показателях, таких как «детская смертность» или «недоедание», вместо часто используемых «исходных» показателей, таких как «уровни иммунизации» или «расходы на продовольственную помощь», и исключив сильно коррелированные показатели, мы определили семь индикаторы, которые эффективно отображают прогресс в достижении целей.Выбранные индикаторы не одинаково хорошо измеряются, сообщаются или оцениваются на глобальном уровне. Таким образом, в последнем столбце Таблицы 1 мы оцениваем качество отчетности и оценки по каждому показателю. Показателям, которые измерялись, составлялись отчеты и оценивались на регулярной основе на глобальной основе, достаточной для установления долгосрочной тенденции, присваивается буквенная оценка «А». Буква «B» указывает на то, что индикатор измеряется в настоящее время и, вероятно, будет измеряться в будущем. Индикаторы получают оценку «C», если они не измеряются напрямую, а только оцениваются посредством обширного моделирования и экстраполяции, и они получают «D», когда доступны только приблизительные современные оценки с использованием косвенных значений.

Труднее добиться международного консенсуса из множества отдельных природоохранных соглашений. Для этого мы используем общие темы, которые фигурируют в региональных соглашениях как вероятные предшественники более всеобъемлющих международных соглашений по поддержанию систем жизнеобеспечения и живых ресурсов Земли. Как показано в Таблице 2, цели этого консенсуса в первую очередь структурированы окружающей средой: атмосферой / климатом, океанами, пресной водой, землепользованием / земным покровом, наземным биоразнообразием и токсичными веществами.За тремя исключениями отсутствуют глобальные цели, что является дополнительным свидетельством более слабого экологического консенсуса.

Таблица 2.
Цели, задачи и показатели приоритетной системы жизнеобеспечения

Таким образом, неудивительно, что только один из предложенных показателей оперативно производится на глобальной основе: общие выбросы парниковых газов. Это исключение предполагает, что индикаторы, считающиеся действительно важными, можно было бы экономично производить на оперативной основе с небольшими инвестициями.Между тем, большинство других показателей, таких как землепользование / изменение покрова или безвозвратный забор пресной воды, время от времени производятся отдельными учеными или группами по прихоти научных финансовых агентств. Некоторые индикаторы, такие как состояние биологического сообщества океана, требуют дополнительных фундаментальных исследований.

Технической проблемой такого исследования является необходимость разработки индикаторов, которые объединяют несколько концептуально связанных тенденций в единую шкалу. Показатели общей шкалы существенно отличаются от составных индексов, которые арифметически объединяют разрозненные показатели в единую общую оценку, такую ​​как Индекс экологической устойчивости (14) и Индекс благополучия экосистемы (13).Показатели общей шкалы используют научные методы для установления эквивалентности общей единице измерения, тогда как составные индексы используют субъективные методы для определения общей оценки без связанных единиц. Поучителен прошлый опыт с Монреальским протоколом по веществам, разрушающим озоновый слой, и Киотским протоколом к ​​Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата. За счет объединения множества различных газовых примесей, участвующих в озоноразрушающей способности или потенциале глобального потепления, полученные упрощения, по-видимому, сыграли важную стимулирующую роль в переговорах и выполнении каждого соглашения.За исключением выбросов SO x , все предложенные выше показатели систем жизнеобеспечения и живых ресурсов являются агрегированными. Даже с SO x будет приветствоваться метод агрегирования выбросов нескольких загрязнителей тропосферного воздуха в общую меру.

Хотя основные цели перехода к устойчивости (удовлетворение человеческих потребностей, сокращение голода и бедности и поддержание систем жизнеобеспечения) в значительной степени согласованы по масштабу, относительная важность, конкретные показатели и цели могут сильно различаться.Чтобы зафиксировать такую ​​изменчивость, а также использовать существующие национальные источники данных, аналитики часто используют страны в качестве единицы анализа. Мы считаем, что для выявления изменчивости первого порядка более продуктивным является анализ переходов к устойчивому развитию на региональном уровне, когда каждый регион состоит из нескольких стран, определяемых «равноправными» отношениями, такими как географическое положение, доход или какой-либо другой фактор. Регионализация не позволяет аналитикам игнорировать некоторые важные географические различия, сводя к минимуму вероятность того, что определенные страны откажутся от процесса измерения, опасаясь быть выделенными из-за низких оценок по определенному показателю.

Движущие силы

Какие силы и процессы, лежащие в их основе, являются основными движущими силами к целям и задачам устойчивого развития или от них? Как можно ускорить благоприятные силы и замедлить вредные силы? Используя в качестве примеров по две потребности человека и системы жизнеобеспечения, мы анализируем текущие исследования, чтобы определить основные силы, которые служат основными движущими силами к целям устойчивого развития или от них.

Уменьшение голода. Существует три основных типа голода: хронический голод в семье, эпизодический голод и голод с особыми потребностями. Кажется, что каждым движет несколько разные силы. Наиболее широко используемым показателем хронического голода в домохозяйствах является количество проживающих в домохозяйствах с недостаточным доходом или его эквивалентом для обеспечения здоровья, роста детей и трудоспособности. По текущим глобальным оценкам, 800–900 миллионов человек, страдающих хроническим голодом, наибольшее их число находится в Азии, а наибольшая доля населения — в Африке (18).

Число хронически голодных людей можно оценить с помощью четырех переменных: численность населения, средний доход на человека, распределение доходов среди населения и определение черты дохода от голода или ее эквивалента, ниже которого считается, что население голодно. Принимая во внимание силы, движущие этими переменными, можно легко определить способы ускорения положительной тенденции к сокращению численности населения и росту доходов и с меньшей готовностью замедлить пагубные тенденции в распределении доходов и потребностях.

Силы, управляющие этими четырьмя переменными, были рассмотрены в исследовании сценария, подготовленном для исследования Совета по устойчивому развитию Национального исследовательского совета, в котором базовый эталонный сценарий действующих сил сравнивался со сценарием голода и сокращения выбросов углерода. Желаемое сокращение голода заключалось в сокращении хронического голода в домохозяйствах наполовину в каждом из двух поколений: к 2025 году и снова к 2050 году. Приложенные усилия были изучены с учетом различных комбинаций роста населения и доходов, распределения доходов или справедливости, а также доходов, необходимых для борьбы с голодом оставаться в пределах возможного, если не вероятного.Ключевым моментом, как и следовало ожидать, было перераспределение доходов. Таким образом, используя предполагаемый масштаб мировой экономики, близкий к эталонному сценарию, численность населения немного ниже, а средний глобальный доход немного выше, голод можно сократить вдвое за счет более равномерного распределения доходов. Внутри стран распределение доходов должно быть близко к сегодняшнему европейскому, а между странами 7-кратная разница в доходах на душу населения между богатыми и бедными странами в 1995 г. должна сократиться до 3-кратной в 2050 г. (1).

Тенденции эпизодического голода и голода с особыми потребностями могут быть решены более непосредственно с помощью международной и национальной политики. Эпизодический голод вызван голодом, который возникает из-за стихийных бедствий или войны, а также из-за изменений в правах, вызванных изменениями относительной стоимости труда или продуктов, финансовыми кризисами или усилиями структурной перестройки, которые сокращают социальные услуги и программы. Уменьшение голода, вызванного стихийными бедствиями, является большим успехом глобальной системы экстренной продовольственной помощи, которая опирается как на государственные, так и на частные усилия, а голод, вызванный голодом, существует только там, где продолжаются войны и жестокие конфликты.Таким образом, национальная и международная политика, направленная на оказание чрезвычайной продовольственной помощи и оказание поддержки бедным, их доходам и продуктам, а также помощь гражданскому населению во время конфликта, помогает уменьшить этот тип голода.

Что касается голода с особыми потребностями, то глобальные усилия по устранению основных причин недоедания среди детей помогли снизить уровень истощения и задержки роста у детей, а также дефицит основных питательных микроэлементов, таких как йод, витамин А и дефицит железа. Текущие усилия по иммунизации, кормлению детей и обеспечению микронутриентами можно ускорить (19).

Повышение грамотности. Образование¶ является одной из основных потребностей человека, которая ценится как за свою внутреннюю потребность, так и за роль движущей силы в достижении других целей, связанных с бедностью, равенством и здоровьем. Успех в образовании наиболее широко измеряется с точки зрения затрат, таких как общий охват начальным или средним образованием, и таких результатов, как грамотность, окончание начальной и средней школы и повышение посещаемости женского пола. Чистый охват начальным образованием медленно вырос с 80% в 1990 году до 84% в 1998 году.В то же время разрыв в посещаемости начальной школы между мужчинами и женщинами сократился с 8% до 7% (20). Однако показатель завершения начальной школы (процент детей, доходящих до 5 класса) оставался неизменным на уровне 76% в 1990–1995 годах и 75% в 1995–1999 годах (21, 22). Общий охват средним образованием вырос с 27% в 1960 году до 55% в 1990 году и 64% в 1997 году (23).

Грамотность — один из первых навыков, приобретаемых в рамках программ формального или неформального образования. Наиболее часто используемое определение грамотности — это способность человека «с пониманием читать и писать короткие простые высказывания о своей повседневной жизни» (24).Национальный (или региональный) уровень грамотности взрослого населения является надежным показателем посещаемости начальной школы, но более слабым показателем посещаемости средней школы. Мы используем грамотность взрослых в качестве основного образовательного показателя «образовательного перехода» и рассматриваем его основные движущие силы.

Большинство стран находятся в процессе перехода образования к полной грамотности и, возможно, к всеобщим достижениям в области полного начального и среднего образования для всех взрослых. Глобальный уровень неграмотности взрослого населения снизился с ≈37% в 1970 г. до <21% в 2000 г. (25).Однако существует огромное глобальное неравенство; Уровень грамотности взрослого населения в 2000 г. колебался от 16% в Нигере до> 99% в Латвии (26). Тем не менее, похоже, что все нации с неполной грамотностью движутся по аналогичному сигмовидному пути к универсальной способности читать и писать (см. Рис. 1, который опубликован в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS www.pnas.org). Для двух третей стран повышение грамотности взрослых женщин с 10% до 90% занимает от 55 до 100 лет или от трех до четырех поколений и дольше для оставшейся трети стран (27).Повышение с 10% начального образования взрослых (и даже меньше среднего) до 90% среднего образования среди взрослых занимает ≈150 лет или семь поколений.

В ряде стран наблюдается исключительно быстрый рост грамотности. Этими странами (и датой их соответствующей переписи) являются Ботсвана (1993 г.), Танзания (1988 г.), Бруней (1981 г.) и Китай (1993 г.). Страны с самым низким уровнем грамотности — Бангладеш (1991 г.), Никарагуа (1971 г.), Сейшельские Острова (1971 г.), Гайана (1982 г.) и Южная Африка (1980 г.).Как можно ускорить переход к грамотности?

Исторически главным ключом к повышению грамотности взрослого населения является зачисление детей в школу, а программы обучения взрослых являются второстепенным фактором. Похоже, что на уровень зачисления влияют три силы: низкий, но достаточный уровень расходов на базовую школу на ребенка школьного возраста [в несоциалистических странах порог составлял ≈ 500 долларов валового внутреннего продукта (ВВП) на душу населения в 1997 году]; доля взрослых, имеющих среднее образование; и сколько из этих хорошо образованных взрослых хотят или могут стать учителями.При любом заданном уровне зачисления детей в школу вероятность того, что ребенок будет посещать школу, положительно связана с небольшим размером семьи, доходом домохозяйства, уровнем образования родителей, мужским полом и местом жительства в городе.

Скорость, с которой рост охвата школьным образованием переводится в уровень грамотности взрослого населения, в значительной степени зависит от возрастной структуры населения. Чем больше процент молодых людей представлен в общей численности населения, тем быстрее обучение грамоте в школе влияет на общий уровень грамотности взрослого населения.Но грамотности взрослых также можно обучать напрямую, и успешные программы обучения взрослых были реализованы в странах, где общий уровень грамотности взрослого населения составляет> 60%, а правительство целенаправленно взяло на себя обязательство искоренить неграмотность в короткие сроки.

Некоторые из вышеупомянутых факторов подлежат немедленному политическому или социальному вмешательству; другие нет (например, доля взрослых со средним образованием). Усиление этих факторов, которые можно изменить в краткосрочной перспективе, ускорит переход к полной или 90% грамотности взрослого населения.Эти факторы включают сокращение размера семьи (через программы планирования семьи), обеспечение достаточных средств для начальных школ, наем большого количества учителей (даже если число хорошо образованных взрослых невелико) и целенаправленное обучение от 1 до 10 лет. ограниченная приверженность программам обучения грамоте взрослого населения, если общий уровень грамотности превышает 60%. Действительно, есть некоторое противоречие между наблюдениями о том, что как небольшие семьи, так и молодые люди способствуют переходу к грамотности. Однако преимущество молодежи уместно только в контексте показателей охвата школьным образованием, где мало возможностей для приобретения грамотности во взрослом возрасте.Учитывая, что рост населения является основной движущей силой, ограничивающей нашу способность добиваться прогресса в достижении других целей устойчивого развития, очевидно, имеет больше смысла дополнять политику, поощряющую маленькие семьи, целенаправленными кампаниями по повышению грамотности взрослых, чем поощрять создание больших семей.

Стабилизирующие концентрации парниковых газов. Усилия по управлению темпами и масштабами будущего изменения климата будут включать управление растущими концентрациями парниковых газов и аэрозолей в атмосфере.С 1900 г. выбросы CO 2 от ископаемого топлива увеличились более чем в 11 раз, выбросы метана — в 3 раза, а выбросы закиси азота — примерно вдвое (28). Сульфатные аэрозоли (SO x ), уменьшающие потепление, выросли более чем в 5,5 раза по сравнению с уровнями 1900 года (29). Однако, по всей видимости, они достигли пика в 1989 г. и снизились на 2,6% с 1990 по 2000 г. (30). Гораздо меньше известно о глобальных тенденциях в отношении других радиационно активных агентов, таких как выбросы черного углерода (сажи) или образование тропосферного озона.В совокупности с 1850 по 2000 год антропогенная деятельность, по оценкам, является ответственным за чистое воздействие на климат ≈1,2 Вт / м 2 или 0,8 Вт / м 2 за столетие (31). Для хорошо смешанных газов (CO 2 , CH 4 , хлорфторуглероды и N 2 O) интенсивность климатического воздействия достигла пика в 1980 г. и составила почти 5 Вт / м 2 за столетие. Хотя в 2000 году этот показатель снизился до ≈2 Вт / м 2 на столетие, в первую очередь из-за поэтапного отказа от веществ, разрушающих стратосферный озоновый слой, он все еще составляет 2.В 5 раз больше, чем с 1850 по 2000 год (31). Текущий рост воздействия на климат обусловлен увеличением концентраций CO 2 с гораздо меньшим вкладом CH 4 и N 2 O. Несмотря на большую неопределенность относительно роли черного углерода, недавние оценки ранжируют его общий эффект. больше, чем у CH 4 (32). Дополнительное воздействие в будущем ожидается по мере насыщения земных поглотителей углерода и выбросов сульфатов, которые уменьшают снижение воздействия из-за опасений по поводу подкисляющих отложений.Оценки чистого климатического воздействия в 2100 году варьируются от 4 до 9 Вт / м 2 (темпы роста 2,8–7,8 Вт / м 2 за столетие) в зависимости от предположений о населении, экономическом росте, справедливости и технологиях (33) . Сценарии стабилизации воздействия на климат требуют некоторой комбинации сокращения выбросов CO 2 , технологии связывания углерода и уменьшения загрязнения воздуха (черный углерод и озон).

Антропогенные выбросы CO 2 связаны с производством и потреблением энергии [6.4 петаграммы углерода (ПгК / год в 2000 г.] и, в меньшей степени, по изменению землепользования / земного покрова (2,1 ПгС / год в 1990 г.) (33). Будущие выбросы будут зависеть от сложных взаимодействий между ростом населения, экономическим ростом и технологическими инновациями. Самый низкий из общепринятых прогнозов предполагает, что к 2050 году население мира достигнет ≈8 миллиардов человек, что на 25% больше по сравнению с нынешним уровнем. На население, в свою очередь, больше всего влияет общий коэффициент фертильности, на который, в свою очередь, влияют образование, доход, возможности для женщин и здоровье (34).Экономический рост, измеряемый ВВП в постоянных долларах, опережал рост населения, но со временем уменьшался. Среднегодовой рост мирового ВВП на душу населения неуклонно сокращался с 3,3% в год в 1960-х годах до 0,95% в год в 1990-х годах (23). Недостаточно изучены силы, способствующие долгосрочному экономическому росту. Текущая литература предлагает важную роль для образования (т.е. качества рабочей силы), инвестиций в инфраструктуру, исследования и разработки, а также институциональных факторов, таких как качество управления и верховенство закона (30).Если мы хотим достичь нашей цели по сокращению вдвое числа людей, живущих в бедности, и в то же время стабилизировать климат, то будущий экономический рост должен быть нацелен на тех, кто больше всего в нем нуждается, и на деятельность с меньшим объемом выбросов. С технологической точки зрения, длительные инвестиционные циклы для дорогостоящего капитального оборудования, необходимого для повышения общей эффективности (выбросы CO 2 на единицу энергии), ограничат скорость, с которой многие промышленно развитые страны смогут сократить выбросы, связанные с энергетикой (35–37 ).Новые индустриальные страны могут иметь больше возможностей для использования преимуществ более эффективных технологий, как это сделал Китай, где недавние выбросы ископаемого топлива неуклонно снижались с 824 миллионов метрических тонн C в 1997 году до 775 миллионов метрических тонн C в 2000 году, несмотря на продолжающийся рост населения и экономический рост. (38). Некоторые также высказали предположение о возможности построения кривой «Кузнеца», в которой выбросы снижаются сверх определенной степени достатка (ВВП на душу населения). Если это так, ожидается, что этот эффект не будет значительным до тех пор, пока уровень благосостояния не будет намного выше нынешнего уровня самых богатых стран (39).Выбросы CO 2 в результате антропогенного изменения землепользования / земного покрова в первую очередь обусловлены чистыми темпами обезлесения — этой теме мы рассмотрим в нашей сопутствующей статье (59).

Что касается других парниковых газов, выбросы CH 4 в основном связаны с выращиванием риса и крупного рогатого скота, выбросы N 2 O в основном связаны с сельскохозяйственным применением удобрений, антропогенное производство тропосферного озона в основном связано с выработкой электроэнергии использование ископаемого топлива в транспортных средствах и выбросы черного углерода дополнительно обусловлены отоплением и приготовлением пищи в домах (31).С тропосферным озоном и черным углеродом справиться легче, чем с сельскохозяйственным использованием и побочными продуктами, связанными с CH 4 и N 2 O.

Поддержание доступности пресной воды. Хотя гидрологический цикл является глобальной системой, доступность пресной воды в основном решалась как локальная проблема, которая определяется местным спросом, доступностью, транспортными расходами и многими другими особенностями гидрологического цикла, которые варьируются в зависимости от масштаба. Тем не менее, многие населенные пункты либо испытывают нехватку воды, либо, вероятно, испытают ее в ближайшем будущем, что растущее согласие приходит к выводу, что пресная вода должна быть проанализирована в глобальном контексте.Между 1900 и 1995 годами глобальный забор воды для орошения, промышленности и домашнего использования увеличился более чем в шесть раз, что более чем вдвое превышает темпы роста населения (40, 41). В то же время загрязнение воды ухудшило доступный запас пресной воды. Чтобы обеспечить эту воду, плотины увеличили постоянный запас воды в речных системах на 700% с 1950 года, хотя и сопровождались принудительным перемещением людей, разрушением водно-болотных угодий и снабжением питательными веществами, а также необходимостью регулирования русла и стока рек ( 42).

Силы, определяющие потребление воды, различаются по секторам: почти 70% забора пресной воды и 87% безвозвратного забора используется для сельскохозяйственных целей, в первую очередь для орошения (43). Эффект от этих водозаборов усиливается загрязнением сельскохозяйственных вод из-за стока питательных веществ (например, азота) и токсичных веществ (например, пестицидов и гербицидов) и засоления, а также разрушения водно-болотных угодий. Спрос на орошение в сельском хозяйстве, в свою очередь, обусловлен необходимостью накормить растущее население с растущими ожиданиями в области питания и тем фактом, что орошаемое земледелие дает значительно более высокие урожаи, чем неорошаемое земледелие.Спрос на зерно имеет тенденцию расти вместе с доходом, поскольку более обеспеченные слои населения потребляют больше мясных продуктов с большим содержанием зерна. Эта тенденция обратилась вспять в некоторых странах с высоким уровнем дохода, таких как США, где потребители сократили потребление говядины в пользу продуктов из птицы (44). Развитие сельскохозяйственных технологий, таких как капельное орошение, методы точного земледелия и генетически модифицированные культуры, может сократить количество воды, потребляемой на единицу продукции.

Внутреннее потребление пресной воды определяется целым рядом факторов, включая доход, структуру поселений, инфраструктуру и относительную доступность (43).Хотя потребление пресной воды в домашних хозяйствах положительно коррелирует с доходом на душу населения (45), есть некоторые свидетельства того, что эта тенденция начинает меняться при очень высоких уровнях дохода (46). Однако быстрорастущие города в полузасушливых регионах (например, Феникс, Аризона и Ченнаи, Индия) опережают местные возобновляемые источники энергии, создавая спрос на крупномасштабную инфраструктуру хранения и транспортировки воды. По оценкам, в развивающихся странах примерно половина воды, забираемой для бытовых нужд в развивающихся странах, теряется из-за утечек, незаконных подключений и вандализма (41).Быстрая урбанизация без адекватных инвестиций в инфраструктуру санитарии создает стресс для источников пресной воды ниже по течению из-за увеличения загрязнения. В беднейших странах бытовое водоснабжение неадекватно, и бедняки страдают как от болезней, связанных с нечистой водой, так и с очень высокими затратами на доставку воды.

Промышленное потребление пресной воды включает два основных компонента: производство и преобразование энергии. В обрабатывающей промышленности разные географические регионы и отдельные секторы демонстрируют совершенно разные модели потребления.Например, государства бывшего Советского Союза используют ≈89 м 3 /1000 долларов добавленной стоимости, тогда как Западная Европа использует 19 м 3 /1000 долларов, а Китай — 5 метров 3 /1000 долларов. Аналогичные географические различия существуют и для преобразования энергии. Также подсчитано (на основе данных США), что производство чугуна и стали использует примерно в четыре раза больше воды на единицу добавленной стоимости, чем химическое производство (43). Значительные различия в водозаборе и использовании для аналогичных целей предлагают прекрасные возможности для повышения эффективности использования и подачи, а также для создания замкнутых циклов использования, более эффективных средств предотвращения и контроля загрязнения воды и более подходящего ценообразования на воду (1).

Общие черты движущих сил. Три набора сил, влияющих на человеческое воздействие на системы жизнеобеспечения и живые ресурсы, являются общими для большинства анализов: население, достаток или доход и технология, так называемая идентичность I = PAT (47, 48). Например, исследования выбросов углерода, связанных с энергетикой, структурированы с использованием тождества Кая, где выбросы CO 2 являются функцией населения, достатка (ВВП на душу населения), энергоемкости (единицы энергии / ВВП) и технологий ( CO 2 выбросов на единицу энергии).Дальнейшее разложение учитывает различия между секторами экономики (например, сельское хозяйство по сравнению с транспортом) и энергетическими технологиями (например, ядерной, угольной, нефтяной, природным газом и возобновляемыми источниками энергии). Опытные аналитики стараются признать, что переменные в таких разложениях не являются фундаментальными движущими силами сами по себе и не являются независимыми друг от друга (30, 49).

Аналогичный подход может быть применен к человеческим потребностям с расширенной концепцией дохода и институциональной справедливости, заменяющей технологию.Помимо обычно упоминаемых экономических показателей справедливости (например, коэффициента GINI, уровня бедности и разрыва бедности), существуют также институциональные компоненты справедливости, которые трудно измерить с экономической точки зрения. Примеры включают доступ и качество здравоохранения, образования, жилья и занятости. В зависимости от контекста на эти факторы «институциональной справедливости» будут влиять степень и характер, с которым доступ предоставляется государством как общественное благо (т.е. права), а также различные формы явной или подразумеваемой дискриминации.

В случае хронического голода в домохозяйстве текущие оценки явно учитывают численность населения, средний доход на человека, распределение доходов среди населения и определение черты дохода от голода или ее эквивалента, ниже которой население считается голодный. Аналогичным образом, набор в начальную и среднюю школу был смоделирован с точки зрения населения школьного возраста, национальных расходов на человека школьного возраста, дохода домохозяйства, размера семьи и уровня образования родителей.В этом контексте доход домохозяйства является прямым показателем неравенства внутри страны, тогда как размер семьи и уровень образования родителей связаны с неравенством на одно поколение ранее. Вместе эти два тематических исследования предполагают возможность общей взаимосвязи между развитием и взаимодействиями между целевой группой населения (например, население школьного возраста), достатком (ВВП на душу населения) и справедливостью (процент соответствующего населения в домохозяйствах с доходом выше среднего). порог дохода или прав), который можно выразить как D = PAE .Как и в случае с I = PAT , важно понимать, что население, достаток и равенство не являются основными движущими силами и не являются независимыми друг от друга.

Каждый из четырех обзоров движущих сил также выявляет потенциальные «рычаги изменения», переменные, которые одновременно контролируют скорость изменений и являются предметом политического вмешательства. Одна такая переменная, которая согласуется во всех четырех случаях, — это популяция. Нет никаких сомнений в том, что рост населения мира затрудняет прогресс по всем аспектам устойчивости.Однако рост населения подвержен политическому вмешательству. Действительно, согласованная политика и программы могут привести к сокращению численности населения на 10%, согласно прогнозам на 2050 год (34). Точно так же образование является не только важной целью само по себе, но и важной предпосылкой для долгосрочных успехов в сокращении бедности и технологических нововведениях. Наличие учителей является ключевым фактором, ограничивающим скорость обучения (27). Политика преодоления этого барьера включает привлечение учителей из стран-доноров, добровольные и обязательные программы государственной службы и кампании по повышению грамотности взрослых.Возможности для сокращения голода, скорее всего, можно найти в программах по сокращению неравенства доходов за счет сочетания льгот и сокращения бедности.

После учета численности населения рычаги изменения критических тенденций в системах жизнеобеспечения, как правило, сосредоточены на технологиях. Временной горизонт капиталовложений, по-видимому, является ограничивающим фактором для снижения выбросов парниковых газов. Этот временной горизонт можно сократить за счет сочетания инвестиционных стимулов и налогов или нормативных актов, которые препятствуют продолжению эксплуатации неэффективного основного оборудования.Аналогичным образом, на скорость водозабора в будущем, скорее всего, повлияет скорость, с которой фермеры изобретают и внедряют водосберегающие сельскохозяйственные технологии и методы. Этот показатель может быть увеличен за счет использования экономических и нормативных стимулов наряду с агрессивными государственными и частными службами распространения знаний.

Существует также ряд заманчивых, хотя и анекдотических случаев, которые предполагают, что изменения в предпочтениях потребителей могут значительно изменить будущие сценарии к лучшему (48, 50).Некоторые из этих историй являются классическими примерами гипотезы Кузнеца. Например, альтруистическая готовность потребителей платить больше за кофе, выращенный в тени, снижает давление в отношении некоторых видов вырубки лесов. Другие, такие как замена говядины в Соединенных Штатах, вызваны корыстными интересами к здоровью (51).

Наконец, следует отметить, что минимальные согласованные цели и задачи, которые в настоящее время характеризуют переход к устойчивости, и силы, влияющие на их достижение, несомненно, изменятся со временем.Успех в достижении этих скромных целей повысит уровень глобальных устремлений, в то время как продолжающаяся медлительность снизит его. Таким образом, возможно, самым мощным рычагом перемен является согласованная готовность правительств, бизнеса и гражданского общества продвигать хорошо понятные действия, необходимые для достижения текущих целей Декларации тысячелетия и Всемирного саммита по устойчивому развитию на 2015 год.

Пространственно-временные характеристики и движущие силы расширения строительных площадок в экономическом поясе реки Янцзы, Китай

Abstract

В связи с быстрым экономическим ростом и ростом населения, расширение строительных площадей в экономическом поясе реки Янцзы в Китае становится значительным, что имеет значительные социальные и экономические последствия.Это исследование использует индекс скорости расширения и индекс интенсивности расширения для изучения пространственно-временных характеристик расширения земель под застройку в экономическом поясе реки Янцзы с 2000 по 2017 год. На основе модели STIRPAT движущие силы расширения земель под строительство измеряются с помощью анализа главных компонентов и обычного наименьшего Квадратная регрессия. Результаты показывают, что: (1) существует четкая модель расширения во временной последовательности в провинциях / городах экономического пояса реки Янцзы, с быстрым расширением на начальном этапе, умеренным расширением на среднем этапе и быстрым расширением на более позднем этапе. .(2) Пространственный анализ демонстрирует первое расширение в нижнем течении на ранней стадии, быстрое расширение верхнего течения на средней и более поздней стадии и устойчивое расширение среднего течения на протяжении всего периода исследования. (3) Существуют статистически значимые корреляции между расширением земель под застройку и ВВП, инвестициями в основные фонды социальной сферы, численностью населения на конец года, темпами урбанизации населения, площадью дорог на душу населения и количеством специалистов в области науки и техники, а также среднего и высшего образования. отраслевые ценности.Из этих факторов важными общими движущими силами расширения земель под строительство в этом регионе являются ВВП, инвестиции в основной капитал в социальной сфере, уровень урбанизации населения и значение второй отрасли. Результаты исследования имеют важное значение для политики, особенно в отношении скоординированного развития городских агломераций и устойчивого развития промышленности, когда речь идет о расширении земель под строительство.

Образец цитирования: Cai W, Fangyuan T (2020) Пространственно-временные характеристики и движущие силы расширения строительных площадей в экономическом поясе реки Янцзы, Китай.PLoS ONE 15 (1):
e0227299.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227299

Редактор: Бинг Сюэ, Институт перспективных исследований в области устойчивого развития, ГЕРМАНИЯ

Поступила: 12 мая 2019 г .; Принята к печати: 16 декабря 2019 г .; Опубликовано: 24 января 2020 г.

Авторские права: © 2020 Cai, Fangyuan. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Первый автор (W. Cai) получил финансирование от Молодежного фонда гуманитарных и социальных наук Министерства образования Китая (http://www.moe.gov.cn/) (номер гранта: 15YJCZH004). Спонсор не принимал участия в планировании исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: У авторов нет конкурирующих интересов.

Введение

С ускоренной урбанизацией и быстрым экономическим развитием в Китае земли под застройку расширяются с повышенной скоростью, и эта тенденция сохранится в следующие несколько лет [1, 2]. Хотя расширение земель под строительство обеспечивает пространство для городского строительства и экономического и социального развития, оно также порождает ряд проблем, включая чрезмерное заселение сельскохозяйственных пахотных земель, что угрожает продовольственной безопасности и разрушению экологической среды. Экспроприация земли в Китае привела к появлению значительного числа безземельных фермеров, недовольных переселением и компенсациями, что привело к ряду социальных проблем [3].Очень важно изучить расширение площадей под строительство, чтобы способствовать развитию экономики, общества и экологии [4]. Пространственный и временной анализ расширения земель под застройку может выявить механизмы расширения, в то время как количественные методы могут выявить вклад различных движущих сил расширения, обеспечивая ориентиры для более целенаправленной политики [5]. Характеристики и механизмы расширения земель под застройку привлекли большое внимание правительств и ученых.

Существует множество исследований, посвященных расширению земель под застройку в разных странах.Одно плодотворное исследование было проведено в 1995 г. Международной программой по изучению геосферы и биосферы и Международной программой человеческого измерения, которая запустила исследовательскую программу «Изменение землепользования / покрова» и получила восторженные отклики от многих международных организаций и правительств [6, 7]. Многие ученые выполнили большое количество исследований по расширению площадей под застройку с точки зрения влияния изменений в земле строительства [8], измерения модели [9] и движущего механизма [10], а также эффективного изучения влияния социальных и социальных факторов. экономическое развитие [11], численность населения [12], транспорт [13], уровень жизни жителей [14], а также процесс урбанизации [15].Kantakumar et al. [16] проанализировали пространственно-временные характеристики расширения строительных площадок в Пуне, Индия, с использованием технологии дистанционного зондирования. Проблема расширения городов вокруг Улан-Батора в Монголии была исследована с использованием пространственных данных, ориентированных на объекты [17]. Аждари и др. [18] взяли Шираз, Иран, в качестве примера, чтобы обсудить и проанализировать взаимосвязь между пространственными движущими силами расширения городов и социально-экономической изоляцией. Гарбарино и др. изучили субальпийские леса Larix decidua и проанализировали движущие факторы изменения землепользования [19].Основываясь на переходах между растительным покровом и использованием в водоразделе реки Тихуана, Ojeda-Revah et al. обсуждались пространственные и временные изменения в землепользовании [20].

Исследование движущих сил изменений в землепользовании в Китае началось в конце 1990-х годов. Большинство исследований сосредоточено на пространственных характеристиках и механизме расширения строительных площадок, движущих силах и измерении расширения, а также на реакции экологической среды на расширение [21, 22]. Исследования рассматривают эту проблему в общенациональном масштабе [23, 24], на уровне провинции [25] и городской агломерации [26], а также в городских районах [27, 28] и окраинных районах [29, 30].Специально для экономического пояса реки Янцзы, гигантского экономического пояса, охватывающего восточный и западный Китай, больше исследований сосредоточено на расширении строительных площадок в отдельных городах или провинциях. Hu et al. исследовали движущие факторы расширения строительных площадок в Ухане, провинция Хубэй, с 2003 по 2012 годы [31]. На примере крупных и средних городов в провинции Хубэй Ю [32] изучил факторы, влияющие на расширение строительных площадок, с точки зрения разницы во времени и пространстве. Lv [33] обсудил движущие факторы расширения земель под строительство городов в Ханчжоу, провинция Чжэцзян.Движущие силы расширения земель городского строительства в городе Уси, провинция Цзянсу, были изучены с помощью анализа путевых коэффициентов [34]. В настоящее время недостаточно исследований по расширению площадей под застройку и его движущей силе в экономическом поясе реки Янцзы в целом. Таким образом, в данной статье анализируется степень расширения и исследуются основные факторы, способствующие расширению строительных площадок в этом регионе.

Согласно статистическому ежегоднику Китая и городскому статистическому ежегоднику Китая, ВВП экономического пояса реки Янцзы достиг 37.3 триллиона юаней, что составляет около 45,3% от общего объема производства Китая в 2017 году. На его долю приходится около 1/5 площади суши Китая, что составляет более 2/5 от общего объема производства страны [35, 36]. В набросках плана развития экономического пояса реки Янцзы, выпущенного в сентябре 2016 года, была установлена ​​новая модель развития экономического пояса реки Янцзы с «одной осью, двумя крыльями, тремя полюсами и множеством точек». «Одна ось» означает строительство оси зеленого развития вдоль реки Янцзы, опирающейся на золотой водный путь реки Янцзы и центральную роль Шанхая, Ухани и Чунцина.«Два крыла» соответственно относятся к двум основным транспортным каналам Хуруи (Шанхай-Жуйли, Юньнань) и Хуронг (Шанхай-Чэнду, Сычуань), которые являются основой для развития экономического пояса реки Янцзы. «Три полюса» относятся к трем городским агломерациям, охватывающим дельту реки Янцзы, среднее течение реки Янцзы и города Чэнду-Чунцин, что позволяет полностью играть радиационную роль центральных городов. «Многоточечный» означает выполнение вспомогательной роли городов на уровне префектур за пределами трех городских агломераций и усиление их экономического взаимодействия с центральными городами для стимулирования регионального экономического развития.

Экономический пояс реки Янцзы обладает уникальными преимуществами и большим потенциалом развития благодаря выгодному географическому положению и уникальным природным ресурсам. Таким образом, выявление пространственно-временных характеристик расширения земель под застройку в экономическом поясе реки Янцзы и изучение его движущих сил имеют большое значение для устойчивого экономического и социального развития экономического пояса реки Янцзы и устойчивого использования земельных ресурсов.

В анализе использовалось несколько методов, включая анализ относительной степени серого [37], модель STIRPAT [38], анализ главных компонентов (PCA) [39], множественный регрессионный анализ [40, 41] и метод анализа совместной интеграции, основанный на Eviews. программное обеспечение [4].Однако существует проблема мультиколлинеарности переменных в множественном регрессионном анализе, в то время как совместный интеграционный анализ не может выявить причинно-следственную связь между переменными [5]. Кроме того, результаты корреляции Грея неясны относительно предельного вклада движущих факторов. Тан и Ни [42] предположили, что, поскольку сложно количественно оценить движущие силы, влияющие на расширение земель под застройку, с помощью единственного корреляционного анализа и подгонки, этот вопрос можно лучше изучить с конкретной точки зрения при создании аналитической основы.

Существует много типов методов анализа, основанных на модели STIRPT. Zhang et al. далее указал на комбинацию регрессии PCA и обыкновенных наименьших квадратов (OLS) для эффективного устранения проблемы мультиколлинеарности экономических переменных и предложил использовать этот метод в эмпирических исследованиях движущих сил расширения строительных площадей [5]. используйте этот метод. Что касается области исследований, текущие исследования расширения земель под застройку и его движущей силы в основном сосредоточены на отдельных городах и провинциях, в меньшей степени на региональных городских кластерах и, в частности, на экономическом поясе реки Янцзы.Далее, ссылаясь на соответствующие исследования и принимая во внимание конкретные характеристики исследуемого региона, в этом документе выбираются движущие факторы с точки зрения уровня городского экономического развития, интенсивности социальной политики, демографических факторов, уровня урбанизации, условий городского дорожного движения, технического уровня и отраслевая структура для анализа взаимосвязи между ними.

В этой статье строится модель STIRPAT и объединяется PCA с регрессией OLS для исследования расширения и движущих сил расширения строительных площадей в провинциях / городах экономического пояса реки Янцзы в Китае, а также различий и скоординированного развития между провинциями / городами. в этом регионе.В статье впервые представлены область и метод исследования. Затем он проанализировал пространственно-временные характеристики расширения земли под застройку в этом регионе с 2000 по 2017 год путем измерения индекса скорости расширения (ESI) и индекса интенсивности расширения (EII) земли под застройку. Модель STIRPAT использовалась для изучения и сравнения движущих сил в каждой провинции / городе. Затем последовали выводы и обсуждения результатов исследования.

Данные и метод

Площадь и источники данных

Экономический пояс реки Янцзы — это экономический круг вокруг реки Янцзы, занимающий площадь около 205 человек.7104 км 2 , что составляет 21,27% от общей площади суши Китая. Есть 11 провинций / городов, включая Шанхай, Цзянсу, Чжэцзян, Аньхой, Цзянси, Хубэй, Хунань, Чунцин, Сычуань, Юньнань и Гуйчжоу (рис. 1). Экономический пояс реки Янцзы делится на верхнее (Чунцин, Сычуань, Гуйчжоу и Юньнань), среднее (Аньхой, Цзянси, Хубэй и Хунань) и нижнее (Цзянсу, Чжэцзян и Шанхай).

Эта цифра изменена с карты ЦРУ Китая (общественное достояние): https: //www.cia.правительство / библиотека / публикации / the-world-factbook / index.html. Цифра включает только города / провинции в экономическом поясе реки Янцзы в Китае. Он не идентичен исходному изображению и поэтому предназначен только для иллюстративных целей.

Поскольку нет информации о земельных участках под застройку в Шанхае, в данной статье рассматривается расширение земель под строительство только в оставшихся 10 провинциях / городах, кроме Шанхая [33]. Подобный случай также можно найти у Zhang et al. [43], где по той же причине Шанхай был исключен из анализа согласования между масштабом территории городской застройки и городским населением.Для оставшихся 10 провинций / городов в исследовании была предпринята попытка охватить больший период времени, поэтому общий набор данных не мал для анализа в статье. Кроме того, есть также опубликованные исследования с использованием аналогичных или меньших наборов данных (Zhao [4], Zhang [44] и Lv [30]). Социально-экономические данные были получены из Китайского статистического ежегодника, Китайского городского статистического ежегодника, статистических ежегодников провинций / городов и региональной экономической базы данных Китая в соответствующие годы. Некоторые недостающие данные были получены с помощью интерполяции.

Методы

ESI и EII. Скорость и тенденция расширения земли под застройку измеряются с помощью ESI, что означает среднегодовой темп расширения земли под застройку. Его абсолютное значение представляет скорость, а его символ обозначает тенденцию. Чтобы облегчить сравнение и анализ пространственных различий между каждой пространственной единицей, площадь каждой пространственной единицы для скорости расширения была стандартизирована, в результате был получен EII, который указывает диапазон расширения региональной земли под застройку [40].Формулы следующие:
(1)
(2)

Где A 0 — площадь земли под застройку в первый год; A т — площадь земли под строительство в году t; Δt — временной интервал; S — общая земельная площадь региона.

Выбор движущих сил.

Расширение земель под строительство происходит под влиянием множества природных, экономических, социальных и технологических факторов. В краткосрочной перспективе на нее в основном влияют политика правительства, технические и экономические факторы, в то время как естественная биология также может быть ограничивающим фактором в долгосрочной перспективе [45, 46].Вы и Ян обнаружили, что влияние экономических, социальных и демографических факторов со временем будет усиливаться, в то время как естественные факторы постепенно уменьшают свое влияние на рост городов [47]. Shao et al. [48] ​​считают, что влияние природных факторов окружающей среды на расширение площадей под застройку относительно стабильно и невелико в короткие сроки. Таким образом, это исследование не включает в анализ естественные факторы.

В данном исследовании специально отбираются индикаторы для оценки воздействия экономических и социальных факторов на расширение земель под застройку.Экономические факторы тесно связаны с развитием городов и численностью населения, особенно в исследованиях по расширению площадей под строительство. Вэнь резюмировал движущий механизм расширения земель под строительство и полагал, что основные движущие факторы можно разделить на три категории: экономические факторы (ВВП, объем производства вторичных и третичных отраслей, уровень доходов и инвестиций), социальные факторы (население, урбанизация) и политические факторы (политика развития, землеустройство и национальные руководящие принципы), среди которых социально-экономические факторы являются основным направлением исследования [49].Wang et al. проанализировали пространственную и временную эволюцию земель под строительство городов в экономической зоне реки Янцзы, и результаты показали, что на расширение земель под строительство городов повлияли численность населения, ВВП, промышленная структура, экономическая деятельность, инфраструктура и другие факторы [50]. Сюй и Хуанг [39] проанализировали движущий механизм расширения городов с точки зрения населения, экономики, уровня жизни жителей и уровня развития транспорта. Chen et al. [51] предположили, что на расширение городов влияют условия дорожного движения, и измеряли экономическое развитие городов, условия дорожного движения и влияние городского населения на расширение городских земель.Таким образом, это исследование включает ВВП, численность населения на конец года, уровень урбанизации населения и площадь дорог на душу населения для оценки воздействия экономических факторов.

Хотя влияние социальных факторов было открыто признано, их воздействие может быть более трудным для количественной оценки. Пэн и Цзоу [38] предположили, что социальная политика оказывает большое влияние на социальные инвестиции, и поэтому выбрали инвестиции в основные социальные активы, чтобы представить силу политики при анализе движущих сил расширения земель под строительство.Бао и Ван [23] предположили, что влияние государственной политики будет отражаться на социально-экономических результатах, и, таким образом, государственная политика может быть проанализирована наряду с другими факторами. В сочетании с приведенными выше обсуждениями наша модель также включала общий объем инвестиций в основной капитал для анализа влияния факторов политики.

Кроме того, Zhang et al. [5] указали, что, хотя большинство исследований сосредоточено на таких факторах, как экономика, урбанизация и инвестиции в основной капитал, неадекватно принимаются во внимание политические нормы, промышленная структура и технологии.В частности, для экономического пояса реки Янцзы в этом исследовании утверждается, что технические и промышленные структурные факторы могут иметь большое влияние. В 2017 году около двух пятых студентов колледжей и студентов колледжей страны проживают в экономическом поясе реки Янцзы (Китайский статистический ежегодник, 2018). Поскольку вдоль экономического пояса реки Янцзы имеются обильные образовательные ресурсы, а с учетом национальной стратегии промышленного развития, реализованной в экономическом поясе реки Янцзы, как упоминалось ранее, технические факторы и промышленная структура могут иметь большое влияние на расширение земель под строительство.

Таким образом, в анализ включены восемь социальных и экономических факторов, а именно: ВВП (представляет собой экономическое развитие городов), инвестиции в основные фонды социальной сферы (представляет силу социальной политики), население на конец года (представляет население), население уровень урбанизации (представляет урбанизацию), площадь дорог на душу населения (представляет условия городского дорожного движения), количество научных и технических специалистов (представляет технический уровень), значения вторичной и третичной промышленности (представляет структуру промышленности).В качестве зависимой переменной была выбрана площадь строительных площадок и проанализирована ее взаимосвязь с выбранными движущими силами. ВВП и инвестиции в основные средства социальной сферы приводятся к фактическим переменным в соответствии с уравнением 3. Индекс потребительских цен в 2000 году составлял 100:
(3)

Индексы, использованные в этом исследовании, и их источники данных показаны в Таблице 1 ниже:

Модель

STIRPAT.

В 1970-х годах экологи и ученые-экологи предложили модель IPAT для анализа взаимосвязей между экономическим ростом и окружающей средой, то есть I = PAT [52, 53].Впоследствии York et al. [54] добавили влияние населения, достатка и технологий и предложили модель STIRPAT. Модель является эффективным методом анализа влияния человеческого фактора на давление на окружающую среду. Модель STIRPAT привлекла внимание многих ученых и широко применяется в исследовательских областях, включая экологические следы, выбросы углерода, использование энергии и площадь пахотных земель. Выражение выглядит следующим образом:
(4)

Где I представляет давление окружающей среды; P — численность населения; А обозначает богатство; Т 3 — технический уровень; а — коэффициент модели; b, c и d — индексы населения, достатка и технологий соответственно; e — остаточная стоимость модели.

В соответствии с приведенным выше обсуждением, в этой статье строится модель STIRPAT для количественного измерения взаимосвязи между расширением площадей под строительство и его движущими силами. Этот метод широко используется в других областях, таких как исследования факторов, влияющих на выбросы углерода [55, 56], но он редко применяется при обсуждении движущей силы расширения строительных площадок. Кроме того, исследования обычно используют эту модель для анализа одного города / провинции, в то время как ограниченные исследования с использованием этой модели в региональных городах, где региональный поток факторов может иметь решающее значение.Кроме того, применение этой модели к региону облегчает проведение сравнительных исследований по расширению земель под застройку. Модель строится следующим образом: во-первых, с помощью PCA строится линейная связь между комплексной переменной и независимой переменной; во-вторых, регрессия OLS применяется для оценки линейной связи между зависимой переменной и всеобъемлющей переменной; наконец, результат первого шага помещается в результат второго шага для получения взаимосвязей между зависимой переменной и независимой переменной.Выражение выглядит следующим образом:
(5)

Возьмите логарифм обеих сторон:
(6)

Где Y — площадь земли под строительство; β — постоянная; G — ВВП; E — социальные инвестиции в основной капитал; P — численность населения на конец года; R — площадь дороги на душу населения; L — количество специалистов в области науки и техники; U — уровень урбанизации населения; S — вторичная отраслевая стоимость; T — значение в сфере услуг; и ε — случайный член модели. a 1 、 a 2 、 a 3 、 a 4 、 a 5 、 a 6 、 a 7 、 a 8 — коэффициенты эластичности, представляющие изменение 1 % 、 a 2 % 、 a 3 % 、 a 4 % 、 a 5 % 、 a 6 % 、 a 7 % 、 a 8 % от Y соответственно, когда G, E, P, R, L, U, S, T изменяются на 1%.

Результат и анализ

Характеристики временных рядов

Изменения в площади строительных площадок в провинциях / городах в экономическом поясе реки Янцзы с 2000 по 2017 год показаны на Рис. 2 ниже:

При постоянном экономическом и социальном развитии в этот период очевидна тенденция к увеличению площади под строительство. В целом, общая площадь строительных площадок увеличилась почти вдвое со среднегодовым темпом роста 7,03%. С 2000 по 2006 год площадь строительных площадок увеличивалась медленно — с 7184.33 км 2 до 11500,69 км 2 , увеличивается на 719,39 км 2 ежегодно. ESI и EII показали тенденцию к снижению, и изменения в площади земель под застройку ежегодно уменьшались. В течение 2006 и 2012 годов площадь строительных площадок увеличилась с 11500,69 км 2 до 16338,94 км 2 . Скорость расширения сначала увеличилась, а затем замедлилась, с ежегодным увеличением на 806,37 км 2 . ESI и EII показали перевернутую W-образную форму. С 2008 по 2009 год из-за экономического кризиса в Китае, региональный рынок серьезно сократился, что ограничило развитие городов и расширение земель под застройку.Скорость расширения и интенсивность расширения строительных площадок были ниже по сравнению с предыдущими годами. С 2012 по 2017 год расширение площадей под строительство начало увеличиваться с 16338,94 км 2 до 21183,14 км 2 , со среднегодовым увеличением на 968,84 км 2 . ESI и EII демонстрируют восходящую тенденцию, но сопровождались большими колебаниями.

В частности, в каждой провинции / городе площадь строительных площадок Чунцин, Сычуань, Гуйчжоу и Юньнань в верховьях увеличилась на 1099.63 км 2 , 1838,42 км 2 , 714,90 км 2 и 865,57 км 2 соответственно, увеличившись в 3,40, 1,85, 2,63 и 3,13 раза соответственно по сравнению с 2000 годом. Площадь строительных площадок Аньхой, Цзянси, Хубэй и Хунань в среднем течении увеличились на 1288,30 км 2 , 1019,36 км 2 , 1035,33 км 2 и 898,13 км 2 соответственно, что в 1,72, 2,34, 0,79 и 1,11 раза соответственно по сравнению с 2000 годом. Площадь строительных площадок Цзянсу и Чжэцзян в низовьях увеличилась на 3089.54 км 2 и 2 149,63 км 2 , в 2,31 и 3,16 раза соответственно больше, чем в 2000 году. ESI и EII провинций / городов в экономическом поясе реки Янцзы демонстрируют колеблющуюся тенденцию. С 2000 по 2006 год ESI земли под застройку постепенно снижался, в то время как EII оставался относительно стабильным. ESI и EII земли под застройку с 2006 по 2012 год соответствуют общей тенденции экономического пояса реки Янцзы, оба из которых демонстрируют очевидные колебания. В результате экономического кризиса 2008 года ESI и EII земель под застройку во всех провинциях / городах этого региона сократились, хотя и по-разному.С 2012 по 2017 год как ESI, так и EII демонстрировали тенденцию к увеличению-снижению-увеличению. В частности, ESI Чжэцзяна, Чунцина, Юньнани, Хубэя и Хунани сильно колеблется, в то время как ESI других провинций остается относительно стабильным. Что касается EII, то в Чжэцзян, Цзянсу, Хубэй, Чунцин и Хунань колебания больше, чем в других провинциях.

Характеристики временных рядов расширения земель под строительство проанализированы на региональном и областном уровне. Результаты показывают, что расширение строительных площадок в верхнем, среднем и нижнем течении в экономическом поясе реки Янцзы имеет очевидные этапные характеристики, соответствующие общей схеме расширения строительных площадок.В целом, расширение строительных площадей в экономическом поясе реки Янцзы можно рассматривать с разных этапов: быстрое расширение на раннем этапе (2000–2006 гг.), Умеренное расширение на среднем этапе (2006–2012 гг.) И быстрое расширение на более позднем этапе. (2012–2017 гг.).

Пространственные характеристики

При анализе пространственных характеристик расширения земель под застройку период исследования разбивается на три интервала: 2000–2006, 2006–2012 и 2012–2017 годы. Согласно Андреа [57], ESI и EII земли под застройку в 10 провинциях / городах были разделены на пять категорий (таблица 2), а пространственные характеристики расширения земель под застройку были проанализированы на рисунках 3–8.

Рис. 8. ESI земли под застройку в провинциях / городах в экономическом поясе реки Янцзы с 2012 по 2017 год.

Источник: Рис. 3–8 основаны на Рис. 1 и получены с помощью картографического программного обеспечения Arcgis в соответствии с результатами анализа.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0227299.g008

Результаты показывают, что существуют значительные региональные различия в ESI и EII строительных земель в экономическом поясе реки Янцзы. Земля под застройку расширяется вместе с социально-экономическим развитием.В целом, строительные земли в нижнем течении расширяются быстрее, чем в среднем и верхнем течении, и демонстрируют тенденцию перехода от высокоскоростной и высокоинтенсивной области расширения к среднему и верхнему участку, показывая очевидные несоответствия в пространственных структурах.

С 2000 по 2006 год низовья демонстрируют характеристики быстрого и высокоинтенсивного расширения площадей под застройку, а ESI и EII земель под застройку были выше, чем в среднем по региону. Хубэй в среднем течении и Сычуань в верхнем течении характеризуются медленным и малопрочным расширением.Верхнее течение Гуйчжоу, Юньнань и Чунцин имеют более высокие темпы расширения, в то время как интенсивность расширения отстает от других провинций и городов одновременно. Скорость и интенсивность распространения умеренные в среднем течении.

С 2006 по 2012 год пространственные различия между всеми провинциями / городами в отношении интенсивности и скорости расширения земель под застройку начали уменьшаться. За исключением Цзянсу, который все еще сохранял высокую интенсивность роста, и Хубэй, который развивался от низкой интенсивности на первом этапе до средней интенсивности на втором этапе, интенсивность расширения других провинций / городов снизилась по сравнению с тем, что было на первом этапе.Что касается ESI, Сычуань и Хубэй развивались от низкого расширения на первом этапе до среднего расширения в этот период, в то время как скорость расширения других провинций / городов снизилась. Кроме того, в низовьях Чжэцзяна произошли значительные изменения: от экспансии с высокой скоростью и высокой интенсивностью к расширению с низкой скоростью и низкой интенсивностью.

С 2012 по 2017 год, за исключением Аньхой, Цзянси, Хубэй, Хунань и Юньнань, строительные земли в других провинциях / городах значительно расширились и постепенно переместились в верховья.В этот период экономика Гуйчжоу, Сычуани и Чунцина быстро развивалась, что привело к изменению режима землепользования и содействию модернизации промышленной структуры, а также сыграло активную роль в быстром расширении площадей под строительство в верховьях. В целом, земли под застройку в исследуемом регионе демонстрируют пространственные характеристики первого расширения нижнего течения, быстрого расширения верхнего течения в среднем и позднем периоде и стабильного расширения среднего течения. Более того, различия в пространственной структуре в этом регионе постепенно сокращались, а расширение площадей под строительство, как правило, было стабильным и более сбалансированным.

Анализ движущих сил

Анализ частичной корреляции.

Корреляционный анализ был использован для анализа корреляции между выбранными восемью движущими силами и площадью строительной площадки. Затем проводятся тесты значимости, чтобы определить, можно ли использовать выбранные факторы в качестве движущих сил. Результаты показывают, что все коэффициенты корреляции восьми движущих сил и площади строительной земли превышают 0,6, и все они прошли двусторонний тест значимости на уровне 0.01. Таким образом, выбранные факторы могут быть включены в модель для анализа движущих сил расширения земель под строительство.

PCA.

Сначала получается логарифм исходных данных зависимых переменных и независимых переменных. Во-вторых, для обеспечения сопоставимости данных логарифмические данные вводились в программное обеспечение SPSS22.0 для стандартизованной обработки, чтобы устранить размерные различия между независимыми переменными. Обработанные данные были представлены как ZY, ZG, ZE, ZP, ZR, ZL, ZU, ZS и ZT соответственно.Наконец, стандартизованные данные были введены в программное обеспечение SPSS22.0 для PCA. Частичная корреляция между переменными проверялась тестами KMO. Как правило, PCA можно выполнить, если статистика KMO больше 0,7. Корреляционный анализ показывает, что значения теста KMO для всех провинций / городов больше 0,7 (таблица 3), а значимость статистики сферических тестов меньше 0,01, что указывает на целесообразность факторного анализа. С помощью PCA получаются два основных компонента, а именно комплексные переменные, которые соответственно представлены F1 и F2.Результаты показывают, что степень интерпретации двух комплексных переменных к исходным переменным превышает 90% (таблица 3), что указывает на то, что степень соответствия между комплексными переменными и исходными переменными является относительно хорошей. Коэффициенты корреляции между комплексными переменными и каждой исходной переменной, полученной из PCA, можно увидеть в таблице 4.

регрессия OLS.

OLS используется для регрессионного анализа между ZY (объясненная переменная) и F1 и F2 (независимые переменные).Результаты показывают, что все подходящие модели R 2 для ZY, F1 и F2 в провинциях / городах больше 0,9, а значимость t-тестов ниже 0,01, что указывает на то, что модель хорошо подходит (Таблица 5).

По таблицам 4 и 5 и формулам (6) можно получить коэффициент упругости движущих сил (таблица 6). Коэффициенты эластичности существенно различаются, поскольку уровни экономического и социального развития и обеспеченность ресурсами сильно различаются в пределах этого региона. Движущие силы каждой провинции / города классифицируются в соответствии с уровнем коэффициента эластичности, и для проведения статистического анализа выбираются три самые большие движущие силы.Результаты показывают, что инвестиции в основные средства социальной сферы и уровень урбанизации населения, ВВП, а также стоимость вторичной промышленности являются важными движущими силами в шести, пяти и четырех провинциях / городах, соответственно. Другие силы имеют лишь несколько общих воздействий. Таким образом, сила социальной политики, урбанизация, экономическое развитие городов и промышленная структура являются основными движущими силами расширения земель под строительство в этом регионе.

Уровень урбанизации населения является основной движущей силой расширения земель под застройку в Чунцине, Сычуани, Гуйчжоу и Юньнани, что указывает на то, что урбанизация имеет большое влияние в провинциях / городах, расположенных выше по течению.Основная причина заключается в том, что экономическое и социальное развитие верхнего течения отстает от среднего и нижнего течения в целом, а расширение строительных площадей первого в основном происходит за счет процесса урбанизации. Для сравнения, на расширение строительных площадок в Аньхой, Цзянси, Хубэй и Хунани дополнительно влияет ВВП. Эти провинции находятся в центральном Китае, которые географически превосходят провинции / города в верхнем течении. Следовательно, эти провинции также могут подвергаться воздействию радиации от различных ресурсов в прилегающих районах, и, таким образом, экономическое и социальное развитие оказывает значительное положительное влияние на расширение земель под строительство.Общие движущие силы Цзянсу и Чжэцзян в нижнем течении отличаются от таковых в среднем и верхнем течении. Их основными движущими силами являются инвестиции в основной капитал в социальную сферу и стоимость вторичной промышленности. Цзянсу и Чжэцзян расположены в восточном Китае. В отличие от среднего и верхнего течения, урбанизация играет слабую роль в расширении площадей под строительство. Основная причина заключается в том, что в этих двух провинциях экономическое развитие и урбанизация относительно высоки и, таким образом, имеют ограниченное влияние на расширение земель под строительство.

Помимо общих движущих сил, каждая провинция / город также имеет разные важные движущие силы. Расширение строительных площадок в Цзянсу и Юньнань также сильно зависит от населения. Население этих двух провинций растет быстрее, что создает дополнительный спрос на жилые и инфраструктурные земли, способствуя расширению строительных площадок. Стоимость сферы услуг является наиболее влиятельным фактором в Аньхой и Сычуани, за ней следуют урбанизация и ВВП. Это можно объяснить тем фактом, что Аньхой и Сычуань проходят модернизацию промышленной структуры и развивают третичную промышленность.В этом случае первоначальная площадь земли недостаточна для удовлетворения новых требований, что приводит к увеличению площади под строительство. Условия дорожного движения также сильно влияют на расширение строительных площадок в Хунани и Чунцине. В этих двух провинциях за последние годы значительно улучшились условия дорожного движения за счет строительства метро, ​​высокоскоростных рельсов и городских дорог, что привело к расширению площадей под строительство. Однако для Гуйчжоу нет общих движущих сил с другими провинциями / городами, и вместо этого главными движущими силами являются технический уровень, условия дорожного движения и население.Рост числа технического персонала в Гуйчжоу лишь меньше, чем в Чжэцзяне. Это означает, что улучшение технического уровня также может вызвать приток населения и способствовать промышленному развитию, что отчасти объясняет постоянное увеличение площади строительных площадок.

Выводы и обсуждения

В этой статье пространственно-временные характеристики расширения земель под застройку в экономическом поясе реки Янцзы с 2000 по 2017 год изучались с помощью ESI и EII.Затем, на основе модели STIRPAT, движущие силы были количественно измерены с помощью регрессии PCA и OLS. Результаты показывают, что: (1) существует четкая модель расширения во временной последовательности в провинциях / городах экономического пояса реки Янцзы, с быстрым расширением на начальном этапе, умеренным расширением на среднем этапе и быстрым расширением на более позднем этапе. . (2) Пространственный анализ показывает первое расширение в нижнем течении на ранней стадии, быстрое расширение верхнего течения на средней и более поздней стадии и устойчивое расширение среднего течения на протяжении всего периода исследования.Более того, различия в пространственной структуре между провинциями и городами постепенно сужаются, а расширение земель под строительство имеет тенденцию становиться все более стабильным и сбалансированным. (3) Существуют статистически значимые корреляции между расширением земель под строительство и ВВП, инвестициями в основные фонды социальной сферы, численностью населения на конец года, темпами урбанизации населения, площадью дорог на душу населения, количеством научных и технических специалистов, а также вторичной и третичной промышленностью. значения. Из этих факторов важными общими движущими силами провинций / городов экономического пояса реки Янцзы являются ВВП, социальные инвестиции в основной капитал, уровень урбанизации населения и значение второй отрасли.Для каждой провинции / города разные уровни экономического развития и условия ресурсов привели к различиям в важных движущих силах. Помимо общих движущих сил, население, условия городского дорожного движения и ценность третичного сектора также являются важными движущими силами в определенных провинциях / городах.

Результаты исследования показывают, что расширение земель под застройку в экономическом поясе реки Янцзы имеет очевидные временные и периодические характеристики в течение периода исследования.Этот вывод согласуется с Zhang & Zhu [32], который указывает, что провинции и города экономического пояса реки Янцзы действительно демонстрируют очевидные характеристики этапов и региональных различий в расширении земель под строительство. Что касается движущих сил расширения строительных площадей, результаты этого документа показывают, что региональный ВВП, инвестиции в основной капитал в социальной сфере, уровень урбанизации и стоимость вторичной промышленности являются важными общими движущими силами провинций и городов в экономическом поясе реки Янцзы, что указывает на то, что эти факторы играют важную роль в содействии расширению площадей под строительство.Это также согласуется со многими другими исследованиями (Peng & Zou [38], Liu et al [46], He et al. [28]), посвященными отдельным городам. Результаты исследования городской агломерации в дельте реки Янцзы, приведенные в этой статье, аналогичны результатам исследования других отдельных городов соответствующими учеными, что указывает на то, что этот метод подходит для изучения городской агломерации в экономическом поясе реки Янцзы. Это также указывает на то, что влияние межрегионального потока факторов на расширение земель под застройку аналогично исследованию для отдельного города без учета потока факторов.Это означает, что аналогичный вывод может быть получен при использовании моделей STIRPT и комбинированного PCA с OLS для городской агломерации в экономическом поясе реки Янцзы.

Однако это исследование показывает немного иную картину относительно моделей расширения по сравнению с существующей литературой. Результаты Ли и др. [57] показывают, что расширение площадей под строительство в экономическом поясе реки Янцзы за последние 30 лет представляет собой линейный процесс увеличения, который в основном проявляется как «замедление (1986–1996) — быстрое (1996–2006) — замедление (2006–2016)». .Для сравнения, в этой статье показана тенденция к быстрому расширению в ранний период (2000–2006 гг.), Замедление роста в средний период (2006–2012 гг.) И быстрое расширение в поздний период (2012–2017 гг.). Это несоответствие может быть объяснено выбором области исследования и индексов. Ли и др. [57] фокусируется только на типичных городах в экономическом поясе реки Янцзы, в то время как в данной статье рассматривается весь экономический пояс реки Янцзы. Кроме того, к этому исследованию были добавлены факторы структуры промышленности, которые редко учитывались учеными.Как показал Чжао [4], с увеличением мобильности межрегионального фактора и усилением промышленной политики трансформация и модернизация промышленной структуры будут играть значительную роль в продвижении расширения земель под строительство. Это также объясняет, почему данное исследование показывает быстрое расширение площадей под строительство с 2012 по 2017 год.

Применяя модели STIRPT и объединяя PCA с OLS к городской агломерации в экономическом поясе реки Янцзы, это исследование приходит к аналогичным выводам с существующими исследованиями, в основном сосредоточенными на отдельных городах.Это добавляет к существующей литературе, что межрегиональный поток факторов следует за воздействием факторов, которые имеют существенное влияние на расширение земель под строительство. Таким образом, это имеет важные политические последствия, поскольку китайские города уделяют все большее внимание скоординированному развитию городских агломераций.

Кроме того, путем включения индексов структуры промышленности, это исследование раскрывает значение вторичных отраслевых ценностей, что особенно важно, поскольку модернизация промышленности является одним из основных направлений экономического развития Китая, а экономический пояс реки Янцзы выступает в качестве пионера в этом отношении.Это также означает, что выводы этого исследования могут быть важными ссылками на другие районы Китая, где речь идет о расширении земель под городское строительство, а в то же время ведется модернизация промышленности.

Однако, поскольку данные по Шанхаю отсутствуют, результаты исследований экономического пояса реки Янцзы могут быть не полностью исчерпывающими. Кроме того, это исследование не включает влияние природных факторов на расширение земель под застройку, поскольку ранее в этой статье утверждалось, что их воздействие не является значительным в короткий период.Если речь идет о более длительном промежутке времени и для лучшей применимости результатов исследования, необходимо провести дополнительную работу, чтобы найти способы решения этих проблем.

Ссылки

  1. 1.
    Сицилиано Г. Стратегии урбанизации, развитие сельских районов и изменения в землепользовании в Китае: многоуровневая комплексная оценка. Политика землепользования , 2012, 29 (1), 165–178.
  2. 2.
    Фоли Дж., Дефриз Р., Аснер Г., Барфорд К., Бонан Г., Карпентер С. и др.Глобальные последствия землепользования. Наука , 2005, 309 (5734).
  3. 3.
    Чжао К., Чжан А. и Ли П. Движущая сила расширения земель городского строительства: анализ данных на основе провинциального издания. Журнал природных ресурсов , 2011, 26 (8), 1323–1332 (на китайском языке).
  4. 4.
    Чжао К., Чжан А. и Сюй В. Анализ пространственно-временных различий движущей силы расширения земель городского строительства в Китае. Наука о ресурсах , 2011, 33 (05), 935–941 (на китайском языке).
  5. 5.
    Чжан Л., Чен С., Ван В. и Сюй X. Обзор и взгляд на движущую силу расширения строительных площадей на фоне быстрой урбанизации. География аридных территорий , 2013, 36 (01), 164–175 (на китайском языке).
  6. 6.
    Тернер, Э., Баулис, X. и Бокстел, Н. План научных исследований / исследований в области землепользования и изменения земного покрова. Отчет МПГБ №35 и Отчет HDP №7. Стокгольм: IGBP, 1995.
  7. 7.
    Ламбин, Э., Баулис, X., Бокстел, Н.Изменение землепользования и растительного покрова, стратегия реализации. Отчет IGBP № 48 и Отчет IHDP № 10. Стокгольм: IGBP, 1999.
  8. 8.
    Лонг Х., Лю Ю. и Хоу Х. Влияние перехода землепользования из-за быстрой урбанизации на экосистемные услуги: последствия для городского планирования в новом развивающемся районе Китая. Habitat International, 2014, 44, 536–544.
  9. 9.
    Цао Ю., Бай З. и Чжоу В. Градиентный анализ расширения земель городского строительства в городской зоне Чунцин в Китае. Журнал городского планирования и развития , 2015, 141 (1) (на китайском языке)
  10. 10.
    Ву К. и Чжан Х. Динамика землепользования, модели расширения застроенных земель и анализ движущих сил быстрорастущего мегаполиса Ханчжоу, восточный Китай (1978–2008 гг.). Прикладная география, 2012, 34 (5), 137–145.
  11. 11.
    Куанг В., Чи В. и Лу Д. Сравнительный анализ расширения мегаполисов в Китае и США: модели, темпы и движущие силы. Ландшафт и городское планирование, 2014, 132 (10), 121–135.
  12. 12.
    Хуан З., Вэй Ю. и Хе К. Расширение городских земель в условиях переходной экономики в Китае: анализ многоуровневого моделирования. Habitat International, 2015, 47, 69–82.
  13. 13.
    Маршалл Дж. Площадь городских земель и рост населения: новое соотношение масштабирования для расширения мегаполисов. Городские исследования, 2007, 44 (10), 1889–1904.
  14. 14.
    Зондаг Б., Бок М. и Геерс К. Моделирование и оценка доступности: модель взаимодействия землепользования и транспорта TIGRIS XL для Нидерландов.Компьютерная среда и городские системы, 2015, 49, 115–125.
  15. 15.
    Ван З., Фанг К. и Чжан Х. Пространственное расширение и потенциал использования земли под строительство в дельте реки Янцзы. Журнал географических наук , 2015, 25 (7), 851–864
  16. 16.
    Кантакумар Л.Н., Кумар С. и Шнайдер К. Пространственно-временная городская экспансия в мегаполисе Пуна, Индия, с использованием дистанционного зондирования. Habitat International, 2016, 51, 11–22.
  17. 17.
    Цуцумида Н., Сайзен И., Мацуока М. и Исии Р. Решение проблемы расширения городов с использованием пространственных данных с ориентацией на объекты в периферийном районе Улан-Батора, Монголия. Habitat International, 2015, 47, 196–204.
  18. 18.
    Аждари А., Сасани М.А. и Солтани А. Изучение взаимосвязи между пространственными движущими силами городской экспансии и социально-экономической сегрегацией: случай Шираза. Habitat International, 2018, 81, 33–44.
  19. 19.
    Гарбарино М., Лингва Э., Вайсберг П. Дж., Боттеро А., Мелон Ф. и Мотта Р. История землепользования и топографические градиенты как движущие факторы субальпийских лесов Larix decidua. Ландшафтная экология , 2013, 28 (5), 805–817.
  20. 20.
    Охеда-Ревах Л., Бокко Г., Эскурра Э. и Эспехель И. Переходы между растительным покровом и землепользованием в двухнациональном водоразделе реки Тихуана в период быстрой индустриализации. Прикладная наука о растительности , 2008, 11 (1), 107–116.
  21. 21.
    Чжан Ю., Чен Л. и Сун Л. Исследование различия движущих механизмов расширения городских земель в Китае. Наука о ресурсах , 2016, 38 (01), 30–40 (на китайском языке).
  22. 22.
    Чен К. и Цзэн З. Анализ пространственных характеристик и движущих факторов роста городов в Чанше с 2000 по 2015 гг. Сельская экономика и технологии, 2018, 29 (15), 284–286 (на китайском языке).
  23. 23.
    Бао Л. и Ван Дж. Анализ расширения площадей под строительство городов в материковом Китае. Китайская наука о земле , 2009, 23 (08), 68–72 (на китайском языке).
  24. 24.
    Чжан К.И Су С. Детерминанты городской экспансии и их относительная важность: сравнительный анализ 30 крупных мегаполисов Китая. Habitat International, 58, 89–107.
  25. 25.
    Гао Дж., Вэй Ю. Д., Чен В. и Чен Дж. Экономический переход и расширение городских земель в провинциальном Китае. Habitat International, 2014, 44, 461–473.
  26. 26.
    Лу М. и Фэн К. Исследование движущих сил изменения и дифференциации земель городского строительства в регионе Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй. Исследования городского развития , 2008, 25 (09), 23–28, 41 (на китайском языке).
  27. 27.
    Чен Дж., Гао Дж. И Чен В. Расширение городских земель и переходные механизмы в Нанкине, Китай. Habitat International, 2016, 53, 274–283.
  28. 28.
    Хэ З., Чжао В. и Хе Дж. Дистанционный динамический мониторинг и анализ движущих сил городского развития в Чжэнчжоу. Географические исследования, 2011, 30 (12), 2272–2280 (на китайском языке).
  29. 29.
    Ли М., Zhang Z., Lo Seen D., Sun J. & Zhao X. Пространственно-временные характеристики разрастания городов в китайских портовых городах с 1979 по 2013 год. Устойчивость, 2016, 8, 1138.
  30. 30.
    Лв Л., Чжоу С. и Рен К. Количественное исследование пространственных характеристик и факторов, влияющих на расширение строительных площадок в городских окраинах — на примере района Цзяннин, Нанкин. Региональные исследования и разработки , 2008, (03), 103–107 (на китайском языке).
  31. 31.
    Ху Ю., Цай Г., Сюй X. и Чжан М. Эмпирическое исследование движущей силы расширения строительных площадок в Ухане, основанное на сером корреляционном анализе. Вестник почвенно-водного хозяйства, 2014, 34 (06), 214–218 (на китайском языке).
  32. 32.
    Ю. Т. Пространственно-временные различия влияющих факторов расширения земель под застройку в крупных и средних городах провинции Хубэй. Докторская диссертация, Хуачжунский сельскохозяйственный университет, 2014 г. (на китайском языке).
  33. 33.
    Lv, F.Исследование движущих факторов расширения земель под строительство в Ханчжоу. Докторская диссертация, Сычуаньский сельскохозяйственный университет, 2014 г. (на китайском языке).
  34. 34.
    Ши К. Анализ движущих сил расширения земель под городское строительство в Уси. Журнал Инженерного института Сюйчжоу (издание по общественным наукам), 2010, 25 (04), 33–37 + 71 (на китайском языке).
  35. 35.
    Се Х., Чжу З., Ван Б., Лю Г. и Чжай К. Способствует ли расширение площадей под строительство городов региональному экономическому росту в Китае? Данные из 108 городов в экономическом поясе реки Янцзы.Устойчивое развитие, 2018, 10, 4073.
  36. 36.
    Фанг К., Чжоу К. и Ван З. Стратегия устойчивого развития городских агломераций в экономическом поясе реки Янцзы и ключевые точки поэтапного развития. Успехи географической науки , 2015, 34 (11), 1398–1408 (на китайском языке).
  37. 37.
    Ху Й., Цай Г., Сюй Х. и Чжан М. Эмпирическое исследование движущей силы расширения строительных площадок в Ухане на основе анализа серой корреляции. Бюллетень по охране почв и водоемов, 2014 г., 34 (06), 214–218 (на китайском языке).
  38. 38.
    Пэн Х. и Цзоу Ю. Анализ движущих факторов расширения строительных площадок в городе Чаншу-Чжучжоу-Сянтань на основе модели STIRPAT. Картографическая и пространственно-географическая информация, 2008, 41 (06), 149–152 (на китайском языке).
  39. 39.
    Сюй К. и Хуанг Ю., Измерение и анализ движущих механизмов расширения городов в типичных регионах дельты Жемчужной реки. Геодезия и картография , 2008, 43 (01), 45–53 (на китайском языке).
  40. 40.Хуан Б., Чжан Х., Сун Д. и Ма Ю. Анализ движущих сил расширения строительных площадей в материковом Китае с 2000 по 2010 год. Acta ecologica sinica , 2017, 37 (12), 4149–4158 (на китайском языке).
  41. 41.
    Шу Б., Чжан Х. и Ли Ю. Анализ пространственно-временных вариаций движущих сил пространственного расширения городских земель с использованием логистической регрессии: тематическое исследование портовых городов в городе Тайцан, Китай. Habitat International, 2014, 43, 181–190.
  42. 42.Тан С. и Ни С. Генетический анализ движущих сил региональных изменений в землепользовании. География и географическая информатика , 2005, 21 (3), 47–50 (на китайском языке).
  43. 43.
    Чжан Л. и Чжу Д. Исследование взаимосвязи между масштабами городских строительных площадок и городским населением — тематическое исследование городов в экономическом поясе реки Янцзы. Развитие Китая , 2008, 18 (03), 14–19 (на китайском языке).
  44. 44.
    Чжан, X.Исследование изменения земель под строительство городов и движущих факторов в провинции Цзянсу. Докторская диссертация, Нанкинский педагогический университет, 2017.
  45. 45.
    Бреймо А. К., Ониши Т. Пространственные детерминанты изменения городского землепользования в Лагосе, Нигерия. Политика землепользования, 2007 г., 24 (2), 502–515.
  46. 46.
    Лю Б., Лю Х., Го Дж. И Чен Дж. Анализ пространственных и временных характеристик и движущих факторов расширения земель городского строительства в провинции Цзилинь. Разработка ресурсов и рынок , 2008, 34 (10), 1377–1382, 1388 (на китайском языке).
  47. 47.
    Ю Х. и Ян Х. Расширение городов в 30 мегаполисах Китая: категоризация профилей движущих сил для информирования политики урбанизации. Политика землепользования , 2017, 68, 531–551.
  48. 48.
    Шао Дж., Ли Ю., Вэй С., Се Д. Перспективы исследования движущих сил региональных изменений в землепользовании. Прогресс наук о Земле , 2007 (08), 798–809. (на китайском языке)
  49. 49.
    Вэнь Ю., Гао Дж. И Лян Д. Анализ социальных и экономических движущих сил расширения строительных площадок в провинции Хэнань на основе модели STIRPAT. Региональные исследования и разработки , 2016, 35 (01), 121–126. (на китайском языке)
  50. 50.
    Ван Д. Цзи X. и Хуанг X. Анализ пространственно-временной модели развития городских земель под застройку в экономическом поясе реки Янцзы с 1990-х годов. Современные городские исследования, 2018 (04), 30–36. (на китайском языке)
  51. 51.
    Чен В., Ли Дж., Сюн Дж. И Чжан Дж. Различия в движущих силах расширения городских земель в Китае на основе GWR. Журнал Хэнаньского университета (естественнонаучное издание) , 2018, 5 (13), 522–530 (на китайском языке).
  52. 52.
    Эрлих П.Р. и Холдренс Дж. П. Влияние роста населения. Science , 1971, 171, 1212–1217. pmid: 5545198
  53. 53.
    Йорк Р., Роза Э.А. & Дитц Т. Раскол в современности? Оценка антропогенных источников глобального изменения климата с помощью модели STIRPAT. Международный журнал социологии и социальной политики , 2003, 23 (10), 31–51.
  54. 54.
    Халид А.М. Влияние потребления энергии и деятельности человека на выбросы углерода в Пакистане: применение модели STIRPAT. Экология и исследования загрязнения, международные , 2019, 26 (13), 13453–13463. pmid: 304
  55. 55.
    Кочак Э. и Улучак З. Влияние расходов на НИОКР в области энергетики на сокращение выбросов CO2: оценка модели STIRPAT для стран ОЭСР. Экология и международные исследования загрязнения l, 2019, 26 (14), 14328–14338. pmid: 30864038
  56. 56.
    Андреа Б. Роберт Харт и статистическая революция в Китае. Современные азиатские исследования , 2006, 40 (3), 605–629.
  57. 57.
    Ли Дж. Куанг Х., Тан К. и Ван П. Пространственно-временные характеристики и экологическая реакция на расширение городов в экономическом поясе реки Янцзы. Ресурсы и окружающая среда в бассейне реки Янцзы , 2008, 27 (10), 2153–2161.

Изменения в землепользовании и их движущие силы в холмистой экологической зоне восстановления на основе ГИС и РС северного Китая

Настройка территории проекта, индикаторы наблюдения и методы испытаний были основаны на Спецификациях для оценки услуг лесных экосистем в Китае (LY / T 1721–2008), Система индикаторов для долгосрочного наблюдения за лесными экосистемами (LY / T 1606–2003) и методология наблюдений для долгосрочных исследований лесных экосистем (LY / T 1952–2011) 29 .

Район исследования и условия окружающей среды

Эксперимент проводился в городе Тайань Синтай и провинции Шаньдун (35 ° 58′-36 ° 08′N, 117 ° 27′-117 ° 33′E), расположенном в горах Именг. южно-центральной провинции Шаньдун в Китае (рис. 2), где высота над уровнем моря колеблется от 310 м до 413 м. Этот район имеет типичный муссонный климат и расположен в умеренно-теплой зоне с отчетливыми сезонными изменениями. Среднее годовое количество осадков составляет 798,4 мм, и почти 70% годового количества осадков выпадает с июня по сентябрь.Среднегодовое испарение в этом регионе составляет 1942,6 мм, а средняя годовая температура составляет около 12,0 ° C. Тип почвы в этом исследовании называется коричневой почвой и аналогичен американской классификации почв Eutrochrepts; средняя толщина слоя почвы 20 см; pH почвы составляет 6,5–6,9, что свидетельствует о более высоких потерях почвы и воды. Таким образом, в исследуемой области необходимо улучшение управления экологической средой. Программа экологического восстановления горы Иймэн была реализована в 2003 году и разделена на две части, каждая из которых рассчитана на пять лет, а именно на 2003–2007 и 2008–2012 годы.По результатам флористико-растительного анализа 30 , типы растительности на исследуемой территории относятся к хвойным и широколиственным лесам умеренно-теплого пояса и к флоре Китая Северного Китая. Кроме того, хвойные леса включают Platycladus orientalis (L.) и Pinus thunbergii Parl .; лиственные широколиственные леса включают Cotinus coggygria Scop., Robinia pseudoacacia Linn., Prunus Armeniaca Mill., Julans regia Linn. И т.д .; среди кустарников — Vitex negundo Linn. var. negundo и Ziziphus jujuba var. spinosa Hu и др .; виды на пастбищах: Zoysia japonica Steud., Rubia manjith Roxb. ex Flem., Themeda japonica Tanaka и Setaria viridis ( Linn.) Beauv. и т. д. 28 .

Рисунок 2

Карта расположения исследуемой территории Карта была создана программой Auto CAD2007.

Источник даты

На основе программного обеспечения RS (Erdas Imagine 8.7) и технологии ГИС (ArcGIS 9.3) мы обработали изображения дистанционного зондирования LANDSAT TM за три типичных периода: 2003, 2007 и 2012 гг. (А именно: 25 июня , 2003; 9 июня 2007 г.; 21 июня 2012 г. и разрешение мультиспектрального изображения 30 м, путь / ряд 122/36). Чтобы уменьшить ошибку обработки изображений, требовалось геометрическая коррекция, повышение резкости изображения и удаление облаков, а также рисование бляшек для выполнения преобразований взаимодействия человека и компьютера в соответствии с изображениями оттенка, насыщенности, формы, тени, текстуры, положения и размер.Затем мы провели всесторонний анализ и исправление результатов перевода, используя топографическую карту, геологическую карту, карту почвы, текущие данные о землепользовании и комбинированную съемку местности с помощью GPS. Кроме того, в соответствии с национальным стандартом , классификацией существующей ситуации с землепользованием (GB / T 21010–2007) и фактической ситуацией на исследуемой территории, землепользование на исследуемой территории было разделено на шесть типов землепользования: а именно возделываемые земли, лесные угодья, пастбища, акватории и земли для водоснабжения, городские поселки и земли горнодобывающих предприятий и неиспользуемые земли.

Методы исследования

(1) Степень динамики землепользования (): Для количественного описания диапазона и скорости LUCC была введена степень динамики землепользования, уравнение для расчета выглядит следующим образом: 31,32 .

где — степень динамики землепользования для конкретного типа землепользования, определяемая как изменение землепользования в процентах за год; и представляют площадь под конкретным типом землепользования в год, соответственно; время в годах.

(2) Комплексный индекс степени землепользования (): Этот индекс в основном отражает влияние человеческого фактора на земельную систему; для количественного измерения уровня интенсивного землепользования Zhuang et al. положил принципы классификации, значения классификации индекса классификации степени землепользования (Таблица 7) и выражение 33 .

Таблица 7 Классификационные значения индекса классификации степени землепользования

где — комплексный индекс степени землепользования, интервал его значений находится между [100, 400]; — классификационный индекс степени землепользования класса i th ; — процент площади классификации степеней землепользования класса i th ; — классификационный номер степени землепользования.

Используя комплексный индекс степени землепользования, мы можем получить значение изменения степени землепользования; его выражение выглядит следующим образом:

где — величина изменения степени землепользования; и представляют собой комплексный индекс степени землепользования для времени a и b класса i th , соответственно.

Если положительно, это указывает на период развития регионального статуса землепользования; если отрицательный, это предполагает период корректировки или спада регионального статуса землепользования.

(3) Матрица передачи землепользования: матрица динамической передачи может описывать взаимное преобразование между типами землепользования 34 , которое может использоваться для холмистой экологической зоны восстановления для моделирования процесса землепользования и затем формирования земли. использовать таблицу матрицы динамических изменений. В сочетании с региональным влиянием данных Landsat TM мы можем полностью объяснить период времени во время обмена различными типами землепользования.

(4) Метод анализа факторов движущих сил изменения землепользования: На основе данных снимков Landsat TM RS за 2003, 2007 и 2012 годы и относительных данных статистического ежегодника истории (2003–2012) 35 , Движущие силы изменения характера землепользования в зоне экологического восстановления горы Иймэн были дополнительно разделены на следующие 9 факторов, а именно: годовые осадки (X 1 , мм), уклон местности (X 2 , °), плотность населения (X 3 , чел / км 2 ), мелиорация земель (X 4 ,%), площадь обрабатываемых земель на душу населения (X 5 , hm 2 / на душу населения), на душу населения площадь лесных и травяных угодий (X 6 , hm 2 / на душу населения), объем животноводства на душу населения (X 7 , кг на душу населения), стоимость продукции сельского хозяйства на душу населения (X 8 , юаней / на душу населения), производство зерна на душу населения (X 9 , кг на душу населения) (Таблица 8).И метод анализа главных компонентов 36 был применен, чтобы помочь понять механизмы изменения землепользования, связанные с этими факторами.

Таблица 8 Факторы движущей силы изменения землепользования в зоне экологического восстановления в горах Иймэн.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts