Отчуждение это в психологии: Отчуждение. Что такое «Отчуждение»? Понятие и определение термина «Отчуждение» – Глоссарий

Содержание

Отчуждение (часть 1. Что это и какое оно бывает).

Отчуждение — беда нашей современной цивилизации. Его легко можно увидеть в глазах людей, с которыми сводит жизнь. В том, что они говорят. В том, что они делают. Да и сами можем быть людьми отчужденными — не подозревая об этом.

Состояние отчуждения возникает тогда, когда исчезает чувство личной сопричастности к тому, что делаешь — неважно, на работе, дома или в одиночестве. Личная сопричастность — это, иными словами, смысл происходящего. Отчужденный человек не видит смысла в том, что он делает, он не имеет никакой личной заинтересованности, но это только первое условие для возникновения данного переживания. Второе — ощущение бессилия и невозможности что-либо поменять. Например, работаешь на нелюбимой работе, в которой не видишь ни малейшего смысла, и при этом считаешь, что уходить с нее — некуда. Соединение смыслоутраты с утратой субъектности (ощущения себя как активного творца свой жизни) и приводит к состоянию отчуждения.

Каковы основные признаки отчуждения?

а) Формализм. Если человек что-то начинает делать формально, только для галочки или отчетности, не вкладывая во что-либо никаких личных переживаний — это прямое указание на отчуждение.

б) Скука. Скука, как я ранее уже писал, возникает там, где собственные желания и потребности или «задвигаются» подальше, или вовсе предаются забвению. Хорошим тестом на отчуждение будет вопрос «почему ты занимаешься этим?» Можно получить один из трех ответов: я занимаюсь этим, потому что хочу именно этого; я занимаюсь этим, потому что вынужден это делать; я делаю это, потому что мне больше нечем заняться (т.е. от скуки). Отчуждение возникает у людей, давших второй вариант ответа; у тех, кто дал третий, отчуждение уже есть и перешло в наиболее сложную форму — отчуждение от себя. Наибольшую растрату энергии переживают именно те, кому нечем заняться.

в) Ощущение жизни «на автопилоте». Автопилот подразумевает, что ты отключаешься от управления, уходишь куда-нибудь покурить или поспать. Но если мы говорим о процессе жизни, то «уход покурить» — это бегство от жизни.

г) Ощущение личной несвободы. 15-летний подросток так выразил это ощущение: «Я чувствую себя чужим в этой жизни. За меня все решают другие. Я никогда не буду тем, кем хочу. Я просто загнанная тварь. И даже когда я все вокруг крушу — моей свободы не становится больше». Взрослые чаще любят говорить следующее: «я вам сочувствую, но ничем помочь не могу — инструкция…». Больше правды было бы в слове «не хочу», но значительно проще отказаться от своей субъектности, чем от образа «хорошего человека».

д) Одиночество, ощущение того, что тебя никто не может понять.

е) Ощущение пустоты, опустошенности

Экзистенциальный психолог С.Мадди говорит еще о четырех формах, в которых проявляется отчуждение:

Авантюризм — склонность к экстремальным поступкам, рискованным занятиям, немотивированная агрессия.

Нигилизм — убежденность в отсутствии смысла и активное его отрицание. На эмоциональном уровне нигилизм связан с раздражением, цинизмом, отвращением, желанием замечать только негатив, отрицанием каких-либо позитивных явлений. Такие люди способны отравить любую радость — им надо убедить других, что мир именно таков, каким видят его они.

Бессилие — полная утрата веры в способность влиять на значимые жизненные ситуации.

Вегетативность — это самая тяжелая форма отчуждения как «экзистенциального недуга», фактическое сведение собственной жизни к простому удовлетворению физиологических потребностей. Нет ничего, что казалось бы стоящим и интересным, апатия, тоска и скука, очень низкий уровень активности.

От чего человек отчуждается? Можно выделить несколько основных сфер отчуждения, в каждой из которых в той или иной степени проявляются уже названные признаки отчуждения.

1. Отчуждение от работы. Если взять наиболее близкую мне картинку из образования, то это лектор, который монотонным голосом читает лекцию по бумажке, совершенно не реагируя на аудиторию, и при этом требующий полной отчетности и записывания лекции чуть ли не слово в слово. Формализм, скука, «автопилот», тоска просто разлиты в аудиториях с подобным подходом. Лектор уже давно не заинтересован в том, что делает, он, по сути, превратил себя в «говорильный аппарат»… Вспоминаю рассказ жены о том, как у нее на работе организовали курсы повышения квалификации. Должны были выступать лекторы из Москвы, а сами курсы были во Владивостоке. Но все оказалось проще: лекторы из Москвы прислали вместо себя конспекты, а местные преподаватели просто читали их с кафедры, и это при том, что те же самые конспекты были на руках у слушателей. Отчуждение полное.

2. Отчуждение от учебы. Классическая картинка: студент выходит отвечать на семинаре. Достает конспект и занудным голосом начинает читать. Спят все. На замечание, что «чтение с выражением проходят в начальных классах» следует недоуменный взгляд и полное непонимание того, что можно, вообще-то, и от себя что-нибудь интересное рассказать (по теме, разумеется). Школьники проявляют свою отчужденность через заявление о том, что «мне это в жизни не пригодится».

3. Отчуждение от семьи. В этих семьях вполне может поддерживаться видимость благополучия, но главная их особенность — людей в них уже нет, есть функции мужа, жены, ребенка. Нет искренней заинтересованности и тепла, зато много ритуальных, повторяющихся изо дня в день разговоров. Отчужденный от семьи человек общается с нею исключительно формально.

4. Отчуждение от общества. Исследование, проведенное мною в 2010-2011 годах показало, что именно этот вид отчуждения наиболее выражен у российских граждан. Отчуждение от общества — это ощущение чуждости себе региона или страны проживания в целом; отчуждение от политического строя. Характерное выражение — «эта страна», или «сами знаете, в какой стране живем» («это ж Россия!»). Отчуждение от общества характерно для людей, которые стремились играть активную роль в политической и общественной жизни, но, столкнувшись со всеобщим равнодушием и инертностью, разочаровываются. Немало среди отчужденных просто активных людей, которые, например, пытались сподвигнуть соседей на уборку территории вокруг дома, но потерпели поражение.

5. Отчуждение от других людей (межличностное отчуждение). Часто оно переживается в форме одиночества.

6. Отчуждение от себя. Это самый тяжелый вид отчуждения, так как человек, по сути, отказывается от себя. При самоотчуждении теряется понимание собственных потребностей и желаний в целом, тотальная скука (а не в отдельном виде деятельности), отказ от собственных усилий по изменению складывающейся «само собой» жизни. Защищаясь от ощущения собственной внутренней пустоты, человек может хвататься за маску, за видимый образ, выбирая образ жизни в стиле «казаться, выглядеть», а не «быть». Казаться счастливым, а не быть им. Казаться успешным, а не быть успешным… Самоотчуждение возникает и тогда, когда человек полностью жертвует свою жизнь кому-либо другому или какой-нибудь идее. Например, мама, которая всю жизнь посвятила детям и только детям, совершенно забыв про себя (и не замечая того, что детей эта ситуация как правило, не радует).

Исследуя самоотчуждение, я выделил по критерию выраженности отчуждения и самоотчуждения три условных группы людей. В первую группу попали те, кто испытывает отчужденность в какой-либо одной сфере жизни (кроме самоотчуждения — его у них не было), но в целом достаточно удовлетворенные ею, имеющие определенные цели, позитивно относящиеся к себе (и в меру критичные). Это аутентичные, «подлинные» люди. Во вторую группу «угодили» те, кто открыто переживают свою отчужденность, говорят о том, что у них есть свои интересы и планы, но они не могут их реализовать, потому что… «детей надо поднимать», «любимым делом не прокормишься», «нет времени ни на что», «нет возможностей…». Это отчужденная группа. И в третьей группе оказались те, чьи результаты сильно противоречили друг другу. Эти люди говорили, что в их жизни много смысла, что они вполне благополучны и у них особых проблем нет, но при этом они раз за разом обнаруживали бессмысленность собственного труда, низкий уровень симпатии к самим себе, принятия себя и интереса к себе. То есть они сами себя отвергали, но при этом поддерживая внешний «фасад», который так требуется в современном обществе. Именно они тратили и тратят наибольшее количество энергии, и они, переживая те или иные проблемы, к психологу не пойдут. «Она идет по жизни смеясь…» — песня А.Макаревича про этих людей…

Что делать с отчуждением? Об этом в следующем посте.

Отчуждение. Понятие и точки зрения

 

Руслан Исфандияров

Отчуждение. Понятие и точки зрения

 

«Отчуждение»(нем. Entäußerung в русском языке по смыслу наиболее близко следующим значениям: «лишение», «отнимание», «отбирание», «изъятие», «отнятие», т.е. обратная сторона процесса присвоения – «отсвоение») – это объективное отделение субъекта от процесса его деятельности и ее результата, которые выходят из-под власти самого действующего субъекта и подчиняются внешней по отношению к субъекту силе. Такой внешней силой может быть только другой субъект и, таким образом, отчуждение есть то, что реализует господство одних субъектов над другими.

«Самоотчуждение»(нем. Entfremdung, в русском языке более всего соответствует значениям слов из синонимического ряда: «отчуждённость», «самоотрешенность», «самоотстраненность», «разобщённость», «отдаление», «размолвка», «отрыв от») – это особая форма отчуждения, наблюдаемая при взгляде внутрь субъекта, т.е. на то, какие изменения внешний объективный процесс и результат отчуждения оказывают на происходящее в самом субъекте. Самоотчуждение – это отделение, разобщенность, отрыв человека от своей сущности (иными словами, потеря субъектности) и, как следствие, от других людей (через отчуждение субъекта от своих отношений с другими субъектами) и в целом от всей системы (общества, человечества, мира, природы).

Примечание. В ранних переводах эти два термина (Entäußerung и Entfremdung) переводились на русский язык одним словом «отчуждение».

 

Отчуждение по Марксу

Введение понятия в оборот

Проблему отчуждения Маркс наиболее детально рассматривает в своей работе «Философско-экономические рукописи», написанной в 1844 г, но опубликованной только в 30-е годы XX века. Англоязычной публике эта работа и вовсе была неизвестна вплоть до 1959 года. [1, с. 375-414]. В своем труде Маркс фокусирует внимание на проблеме «отчужденного труда» как основной формы отчуждения, и показывает, что жизненная потребность участия в свободном, творческом труде есть важнейшая часть человеческой природы («родовой сущности»). Исходя из этого, следует вывод, что капитализм систематически разрушает эту потребность человека как чуждую своей специфике. [2]

Типы отчуждения

Отчуждение от результата труда

Продукт(результат) трудаестьтруд, закрепленныйвнекоторомпредмете(осуществленный, овеществленный в нем), т.е. опредмеченный. Такое опредмечивание позволяет обращаться с трудом как с товаром. При эксплуатации происходит как освоение этого предмета со стороны владельца средств производства, так и утрата рабочим предмета труда. Таким образом, получается, что предмет, производимый трудом рабочего, противостоит ему как некая чуждая сущность. Суть этого противостояния заключается в умалении рабочего: рабочий вкладывает в предмет свою жизнь, но отныне вложенная жизнь принадлежит не ему, а владельцу предмета, которым рабочий сам не является. Чем значительнее продукт, тем меньше сам рабочий, так как в рабочем уже нет того, что было вложено им в продукт труда. [3, с. 832-835]. Иными словами, рабочий в ходе труда по крайней мере частично «опустошается»за счет отчуждения от него направленного на труд усилия.

По Марксу, отчуждение от результата «подытоживает» отчуждение от процесса труда. [3, с. 836] Иными словами отчуждение от результата труда вторично по отношению к отчуждению от процесса труда.

Отчуждение от процесса труда

Маркс утверждает, что отчуждение проявляется не только в конечном результате, но и в самом процессе трудовой деятельности. Так как результат труда есть отчуждение, то и сам процесс труда есть не что иное, как деятельное отчуждение, которое лишь подытоживается в отчуждении результата труда.

Заключается это отчуждение в том, что такой труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим его сущности. Поэтому он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, не развертывает свою духовную и физическую энергию, а изнуряет и разрушает свой дух, не реализует себя и свои устремления. В процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя, и только вовне процесса труда он чувствует себя самим собой.

Поэтому отчужденный труд есть труд не добровольный, а принудительный. Он есть не выражение потребности в труде, а средство для удовлетворения потребности где-то вне труда, там, где он может принадлежать сам себе. Но вне труда сосредоточена по большей части деятельность животного характера, т.е. такая, которая является лишь обеспечением жизнедеятельности: еда, питье, сон, половой акт, приведение в порядок жилища, украшение себя. [3, с.836-837] Таким образом, отчужденный труд есть низведение рабочего до уровня животного.

Первые два типа отчуждения (от процесса и от результата труда) вместе составляют такое явление, как эксплуатация. Является ли эксплуатацией отчуждение от результата труда без отчуждения от процесса или отчуждение от процесса без отчуждения от результата – вопрос дискуссионный. Однако первое больше похоже на ограбление, а второе на специфическую форму «опеки». Также предметом отдельного обсуждения может быть оценка устойчивости системы, в которой присутствует одна форма отчуждения и отсутствует другая.

Отчуждение от своей сущности

По Марксу, человек есть «родовая сущность» в том смысле, что творит и созидает себя (свой род) и окружающий мир (природу – свое неорганическое тело) в качестве универсальной и свободной сущности.

Отчужденный труд не дает выразиться «родовой сущности» человека, то есть тому, что в нем уже присутствует и требует быть реализованным. Отчужденный труд отсекает от человека трансцендентальное, которое может быть выражено по большей части в свободном творческом труде. Таким образом, человек, занимающийся отчуждаемым от него трудом, отделяется от своей творческой сущности, от того, что делает его человеком. В результате, эта сущность низводится до уровня средства к индивидуальному существованию. [3, с. 838-841] Другими словами, это потеря субъектности личности.

Отчуждение от окружающего мира (людей, природы)

Физическая и духовная жизнь человека неразрывно связана с природой, так как человек ее часть. Отчужденный труд человека, отчуждая от него творческую сущность, отчуждает также от него и то, к чему должно быть приложено это стремление – природу. Непосредственным следствием отчуждения человека от результата труда, от процесса труда и от своей сущности является отчуждение от других людей. Более того, любое отчуждение только и может быть выявлено не иначе как отношением человека к другим людям. В условиях отчужденного труда каждый человек рассматривает другого, руководствуясь положением (отношением), в котором находится он сам как работник. [3, с.841-843] Это приводит к появлению в социуме такого явления как «атомизация».

Отчуждение и частная собственность

Если результат труда не принадлежит рабочему, то должно быть то, чему он принадлежит. Аналогично, если деятельность (процесс труда) не принадлежит рабочему, то должно быть то, чему она принадлежит. По Марксу, этим чуждым существом может быть только другой человек (эксплуататор), а не бог и не природа сама по себе.

Отношение рабочего к отчужденному труду порождает отношение эксплуататора к этому же труду. Таким образом, частная собственность есть результат и необходимое следствие отчужденного труда, внешнего отношения рабочего к своей сущности и природе. Позднее это отношение отчужденного труда и частной собственности превращается в отношение взаимного воздействия. То есть в кульминационной стадии развития частной собственности частная собственность становится и продуктом отчуждения, и средством отчуждения. [3, с. 843-844]

Отчуждение с позиций социальной психологии (Эрих Фромм)

Фромм как социальный психолог исследует, прежде всего, типы самоотчуждения субъекта: от общества и от самого себя. Второе рассматривается не только как внутренний процесс, затрагивающий лишь индивидуума, но и во взаимосвязи с тем как этот процесс влияет на изменение общества как целого.

Потеря связей – есть обретение свободы от того, с чем эти связи соединяли. Но свобода индивида двойственна по своей природе, она может быть как позитивной, так и негативной. Если освобождение предусматривает решение проблемы отчуждения – то это позитивная свобода. Если освобождение не предусматривает преодоления отчуждения, а наоборот, усиливает отчуждение человека от общности (от мира, от людей, от природы) и от самого себя, то это есть негативная свобода.

Такая свобода является бременем для человека. Если человек не способен выдержать это бремя, он хочет убежать от свободы в новое рабство ради обретения общности с людьми. Однако такой путь, особенно ярко проявившийся в установлении фашистских режимов в континентально-европейских странах в период между двумя мировыми войнами, есть суррогат общности, – так как это попытка идти вспять, против движения истории. А это непродуктивно, как непродуктивна детская модель поведения для зрелого человека (регрессия).

Сброс феодальных оков и рождение лично свободного «индивида», который волен самостоятельно распоряжаться своей рабочей силой, есть освобождение. Но эта свобода была по сути своей негативной, потому что для большинства людей, не наделенных собственностью, столкновение с воздействием капиталистического характера производственных отношений обернулось крайней степенью усиления отчуждения и самоотчуждения при разрыве связей с какой-либо общностью. Человек стал изолирован и бессилен, стал орудием внешних целей, отчужденным от себя самого и от других людей.

Капитализм обусловил такой характер человеческих отношений, который усилил чувство изоляции и беспомощности человека. «Закон рынка» проник во все общественные и личные отношения настолько, что связи между людьми утратили человеческий смысл и приобрели характер манипуляций, при котором человек используется как средство. Отношения между людьми стали такими отношениями между конкурентами, которые должны основываться на безразличии. Таким же безразличием проникнуты и отношения между нанимателем и наемным работником, между производителем и потребителем. [4, с.118-119]

Отчуждение между людьми в силу утери человеческого характера отношений между ними привело к тому, что эти отношения выродились в отношения вещей. Но наиболее разрушительные последствия этого процесса связаны с проникновением отчуждения внутрь человека в форме его отношения к самому себе, как к вещи. Человек продает не только товары, он продает самого себя и ощущает себя товаром.

Рынок решает, сколько стоят те или иные человеческие качества, и даже определяет (диктует) само их существование. У человека нет никакой уверенности в собственной ценности, не зависящей от его популярности и рыночного успеха. Если на него есть спрос, то он считает себя «кем-то»; если же он непопулярен, он и в собственных глазах попросту никто. [4, с.119-120]

По Фромму, свобода тогда становится позитивной (то есть полностью реализующей способности индивида), когда она сопряжена со спонтанной активностью. Спонтанным поведением Фромм называет такое поведение, которое обусловлено внутренними побудительными мотивами, а не навязанными извне. Иными словами, это свободная творческая деятельность личности. «Спонтанность, утверждая индивидуальность личности, в то же время соединяет ее с людьми и природой. Основное противоречие, присущее свободе, – рождение индивидуальности и боль одиночества – разрешается спонтанностью всей жизни человека». [4, с.249]

Однако отчуждение и самоотчуждение является тем, что блокирует проявление какой-либо спонтанности. И, наоборот, при преодолении отчуждения спонтанная реализация вновь объединяет человека с миром и с самим собой. Фромм видит проявление спонтанной активности в основном в следующих сферах человеческой деятельности [4, с.248]:

Труд, который должен быть творчеством, соединяющим человека с природой в акте творения.

Любовь, которая является соединением с человеком без потери своей индивидуальности.

Так же, как Маркс утверждал, что отчуждение от результатов труда есть «подытоживание» отчуждения от процесса труда, тем самым указывая на вторичность результата по отношению к процессу, так и Фромм считает, что для человека «важна именно деятельность сама по себе, а не ее результат» [4, с.249]. Происходит это потому, что только те «качества, которые вытекают из нашей спонтанной активности, придают личности силу и тем самым формируют основу ее полноценности… При всякой спонтанной деятельности индивид сливается с миром. Но его личность не только сохраняется, она становится сильнее. Ибо личность сильна постольку, поскольку она деятельна». [4, с.249]

Вот как Э. Фромм описывает отчужденную и неотчужденную активность, связывая процессы отчуждения и самоотчуждения:

«В случае отчужденного труда я не ощущаю себя субъектом своей деятельности; скорее я считаю результат своего труда чем-то посторонним, стоящим выше меня и даже противоречащим мне. При отчужденной активности, в сущности, не я действую, действие совершается мною под влиянием внешних и внутренних сил. Но сам я отделен от результата своей деятельности». [5, с. 141-142]

«В случае неотчужденной активности я ощущаю самого себя субъектом своей деятельности. Неотчужденная активность – это процесс сотворения, созидания чего-то, и я сам являюсь творцом. Разумеется, моя активность есть проявление моих способностей, а сам я проявляю себя в своем труде, то есть я и моя деятельность едины. Такую неотчужденную активность я называю продуктивной («спонтанной» в более ранних работах – прим.) активностью».[5, с. 142]

Отчуждение и коммунистические идеи

Социалисты утверждали, что остановить экономическое развитие невозможно, но можно спасти общество от отчуждения, дегуманизации и подчинения машине. Единственно верный путь для этого — движение вперед, создание нового общества, освобожденного от эгоизма и алчности. [5, с.235].

Социализм оставался светским и атеистическим, но процесс освобождения не мог не сопрягаться с психологическими и антропологическими категориями (по сути, фундаментальными «религиозными» категориями). К ним обращается Маркс, рассуждая об отчуждении: «Частная собственность сделала нас столь глупыми и односторонними, что какой-нибудь предмет является нашим лишь тогда, когда мы им обладаем, т. е. когда он существует для нас как капитал или когда мы им непосредственно владеем, едим его, пьем, носим на своем теле, живем в нем и т.д., — одним словом, когда мы его потребляем… Поэтому на место всех физических и духовных чувств стало простое отчуждение всех этих чувств — чувство обладания» [6, с.120].

Для Маркса «коммунизм был не конечной целью, а лишь определенной ступенью исторического развития общества, призванной освободить людей от тех социально-экономических и политических условий, при которых они теряют человеческий облик и становятся рабами вещей, машин и собственной алчности». [5, с. 256].

Таким образом, социализм, как синтез религиозной традиции и одухотворенного и осмысленного научного и политического действия, предлагал комплексный путь спасения от отчуждения, которое, по Марксу, должно было пройти в четыре этапа [5, с. 256-257]:

— Помочь осознать рабочим (как представителям класса, наиболее страдающего от отчуждения) всю глубину их бедственного положения.

— Показать причины их страданий, которые коренятся в природе капитализма.

— Объяснить, что от страданий (отчуждения) можно избавиться, только уничтожив порождающие их условия.

— Открыть новый образ жизни, новую социальную систему, освобождающую общество и человека.

Рационализация М. Вебера и Отчуждение

Рационализация

Рационализация – это процесс проникновения расчета и управления во все сферы человеческих отношений, как то: политика, религия, экономическая организация и т.д.

Рационализация в представлении Вебера — ведущая историческая тенденция западного капиталистического общества. Понятие рационализации отражает веберовскую точку зрения на капиталистическое общество как на «железную клетку», в которой индивид, лишенный религиозного смысла и моральных ценностей, во все возрастающей степени подвергается государственному надзору и воздействию бюрократического регулирования.

Рационализация как процесс протекает в следующих сферах:

— В экономике

— В религии

— В праве

— В политике

— В моральном поведении

— В науке

— В обществе в целом

В экономической сфере рационализация проявляется в виде организации фабричного производства бюрократическими средствами и расчетов выгод с помощью оценивающих процедур. А в обществе в целом — в распространении бюрократических методов управления, государственного контроля и администрирования. [7, Глава 2.5.2. Идеальные типы социальных действий]

Сходство и различие во взглядах Маркса и Вебера на отчуждение

Марксово понятие отчуждения и рационализация Вебера довольно близкие понятия. Однако они близкие по смыслу явления действительности – описывают с разных позиций. Близость понятий рационализации и отчуждения проявляется в том, что они оба подразумевают отделение индивида от общины, семьи, церкви и его подчинение правовому политическому и экономическому регулированию на фабрике, в школе и в государстве.

Различие с Марксом в понимании отчуждения в том, что, по Веберу, отделение индивидуального рабочего от средств производства есть результат рационализации в экономической сфере (конкретнее, в части управления в условиях разделения труда).

Для эффективного управления деятельностью при разделении труда требуется, в частности, разделение на труд управляющего и труд оператора (по аналогии с программирующим и исполнительным трудом по Ф. Тейлору[1]). А такое разделение в целях рационализации управления возможно только при отчуждении рабочих от средств производства. Именно такое отчуждение предотвращает вмешательство рабочих в процесс управления. Это вмешательство есть, по Веберу, иррациональный фактор, хотя сам Вебер и не приветствует отчуждение как таковое и списывает это на сущностную иррациональность экономического порядка своего времени.

«По линии Вебера выходит, что чем большую свободу действий получают менеджеры, тем рациональнее организовано производство. Напротив, чем меньше у них свободы и чем сильнее ощущается вмешательство рабочих в процесс управления, тем больше технической и экономической иррациональности». [8, Глава 31. Отчуждение и формы его проявления]

Таким образом, мы видим, что Марксово отчуждение и Веберовская рационализация описывают одни и те же явления, но с разных позиций. Отличие Вебера от Маркса в том, что первый рассматривает эти процессы, исходя из задач управления, что есть, по Марксу, одна из функций «надстройки». Для Вебера же отчуждение на производстве лишь частное проявление рационализации в экономической сфере, которая, помимо этого, происходит и в других сферах. По Марксу, отчуждение людей друг от друга и от самих себя, а также в других сферах жизнедеятельности, есть следствие отчуждения от процесса труда и от его результата.

Это противоречие между Марксом и Вебером, на мой взгляд, есть противоречие между монистическими материализмом и идеализмом.

 

Список использованной литературы:

1.    Фромм Э. Марксова концепция человека. Сборник «Душа человека». М.: «Республика», 1992

2.    PhilGasper. Статья«Capitalism and alienation», ЖурналInternational Socialist Review, Выпуск74, November–December 2010

3.    Маркс К. Капитал: критика политической экономии. Т.1. – М. : Эксмо, 2011

4.    Фромм Э. Бегство от свободы – М.: АСТ: Астрель, 2011

5.    Фромм Э. Иметь или быть? – М.: АСТ: Астрель, 2011

6.    Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42.

7.    Анурин В.Ф. Основы социологических знаний: Курс лекций по общей социологии. – Н. Новгород: НКИ, 1998

8.    Кравченко А.И. Социология Макса Вебера: труд и экономика. М.: На Воробьевых, 1997

 


[1]Ф. У. Тейлор «Принципы научного менеджмента», Глава 2. Основы научного управления. § 7. Четыре основных черты научной организации управления

Разрыв отношений с близкими: заблуждения, причины и возможные плюсы

  • Кристин Ро
  • BBC Future

Автор фото, BBC/Getty

Стать чужаком для своей семьи — это случается чаще, чем можно предположить. Для общества такие отношения часто — как клеймо. Однако, считают психологи, порой жизнь в стороне от своих близких гораздо здоровее, а иногда — единственный выход.

У Нандити Годболе произошел разрыв с остальными членами ее состоятельной индийской семьи на почве… еды.

Годболе пишет книги о том, как готовить, а ее родственники, привыкшие нанимать для готовки повара, считают ее увлечение недостойным. А уж когда вышла ее последняя книга, в которой Годболе углубилась в историю своей семьи, разлад стал еще более явным.

Родственники посчитали, что, рассказав о том, что не должны знать посторонние, Годболе пошла против традиционной семейной иерархии. Некоторые даже перестали с ней разговаривать.

Эта история, конечно, по-своему уникальна, но то, что пережила Нандити Годболе из-за разрыва отношений с семьей, вовсе не редкость.

Семейное отчуждение можно описать как отдаление и потеря привязанности, углубляющиеся с годами (а то и с течением десятилетий) внутри одной семьи.

При этом не всегда можно понять, в какую сторону развивается ситуация — в сторону ухудшения или улучшения. Для ученых это сравнительно новая сфера исследований.

Но явление это очень распространенное. Например, в британской благотворительной организации Stand Alone, оказывающей поддержку тем людям, которые страдают от разрыва отношений с близкими, полагают, что такое происходит в одной из каждых пяти семей Соединенного Королевства.

Автор фото, BBC/Getty

Подпись к фото,

Сейчас тема разлада с близкими людьми обсуждается куда чаще, чем в прошлые годы

Американское исследование обнаружило, что из более чем 2 тыс. пар «мать-ребенок» 10% матерей находятся в ситуации отчуждения со своей взрослой дочерью или сыном.

Во время другого исследования (тоже в США) выяснилось, что более 40% его участников в какой-то из моментов своей жизни испытывали отчужденность внутри своей семьи. Причем в определенных социальных группах это почти такое же обычное дело, как развод.

Основательница Stand Alone Бекка Бланд (у которой — собственный опыт жизни в разладе с близкими людьми, она не общается с родителями) отмечает, что эта тема сейчас обсуждается куда шире, чем раньше — даже лет пять назад.

Это подтверждает и статистика запросов Google Trends: люди все чаще вводят в окно поисковика слова, описывающие ситуацию отчужденности — такое происходит прежде всего среди пользователей Канады, Австралии и Сингапура.

Бланд считает, что в немалой степени помогла этому Меган Маркл, когда та вошла в британскую королевскую семью.

Супруга принца Гарри, герцогиня Сассекская, занявшая в 2018 году первое место по поисковым запросам в британском «Гугле» (и второе в американском), подстегнула интерес публики к внутрисемейным конфликтным ситуациям в связи с ее сложными отношениями с отцом.

С таким же интересом было воспринято и признание в интервью 2018 года знаменитого актера Энтони Хопкинса, в котором он поведал, что вот уже 20 лет почти не разговаривает со своей дочерью.

Такие подробности из жизни знаменитостей, как правило, помогают обычным людям переварить свой собственный непростой жизненный опыт и попытаться объяснить его для себя.

И хотя примеры отчужденности можно найти в любой стране мира, чаще это случается в определенном типе общества или государства.

Один из определяющих факторов такой: насколько существенную поддержку правительство оказывает гражданам. В странах с развитой системой социального обеспечения люди просто не в такой степени нуждаются в крепких семейных узах и помощи родственников. И поэтому у них есть выбор — поддерживать ли отношения с тем или иным членом семьи.

Например, в Европе, чем дальше на юг, тем более родители и взрослые дети склонны к тесным отношениям, поскольку в странах южной Европы помощь государства скуднее.

Автор фото, BBC/Getty

Подпись к фото,

Феномен чужака в своей семье чаще встречается в странах с хорошо развитой системой соцобеспечения

Финансовые факторы пересекаются и с другими — например, с расовым или образовательным. Скажем, в Германии более высокий уровень образования повзрослевших детей часто идет нога в ногу с более высоким уровнем конфликтов с родителями.

Предполагают, что члены семьи, получившие хорошее образование, обычно мобильнее географически и менее нуждаются друг в друге финансово.

Исследование Меган Гиллиган и ее коллег, посвященное конфликтам в американских семьях на почве ухода за членами семьи, показало различия в опыте взрослых детей в зависимости от расовой принадлежности.

Однако вычленить влияние культуры или класса бывает сложно. Гиллиган, геронтолог из Университета штата Айова, отмечает, что в США представители этнических меньшинств, как правило, более полагаются на поддержку членов семьи.

В Уганде, где совсем недавно для выживания было важно держаться друг друга, своего родственного круга, отчуждение в семьях поднимает голову, рассказывает Стивен Вандера, демограф из Университета Макерере в Кампале.

Во время недавнего исследования Вандеры и его коллег обнаружилось, что 9% угандийцев в возрасте 50 лет и старше живут одни. Для этой африканской страны — на удивление высокий показатель.

Конечно, это не совсем то же самое, что и отчуждение. Но, как говорит Вандера, по мере того, как семьи становятся меньше по размерам, более нуклеарными, с ростом урбанизации, процент угандийцев, живущих в постоянном конфликте с родственниками, будет расти.

Такое не произойдет быстро. «Культурные нормы по-прежнему сильны, и пока они не ослабнут, пройдет время», — подчеркивает он. Но, по его мнению, уже лет через 20 все изменится.

Автор фото, BBC /Getty

Подпись к фото,

По мере того как семьи будут становиться все малочисленнее и с развитием урбанизации, феномен отчуждения будет встречаться все чаще

Это, конечно, не означает, что правительства должны снизить финансовую помощь пожилым людям, чтобы вынудить семьи поддерживать крепкие связи.

Скажем, испанская семейная культура всегда считалась более «принудительной», чем, например, норвежская, где межпоколенческие отношения, как правило, более дружеские, потому что выбраны добровольно, а не из финансовых соображений.

Почему так случается

Причиной утери внутрисемейных связей часто становится развод родителей — и в таких случаях особенно страдают отношения с отцом.

Распространенная причина также — разрыв отношений с родственником, принадлежащим к маргинализированному меньшинству (сексуальному, религиозному и т.п.).

Но довольно часто такой разрыв происходит спокойно и без особого драматизма. Как объясняет Гиллиган, обычно это случается постепенно, а не в силу какого-то одного серьезного события.

Люди, с которыми она проводила собеседования, часто говорили: «Я не могу точно сказать, как это случилось».

Автор фото, BBC/Getty

Подпись к фото,

Часто разрыв между близкими родственниками происходит постепенно и отражает давно накапливающееся напряжение в отношениях

Но даже если разрыв произошел после какого-то события, он все равно отражает давно накапливавшееся напряжение.

Те семьи, члены которых хотели бы восстановить отношения, помириться, должны отдавать себе отчет в том, что их конфликт вряд ли стал результатом изолированного случая. Им придется пристальней изучить собственное прошлое.

Тем, кто хочет помириться или не допустить отчуждения, можно порекомендовать: не спешите с осуждением другого.

Исследование Гиллиган, в котором принимали участие матери, 10% которых жили, не общаясь со своими взрослыми детьми, показало: наиболее важным фактором их отчуждения друг от друга было несовпадение ценностей.

Например, «если мать дорожила своими религиозными взглядами и практикой, а ребенок открыто пренебрегал ими, мать находила это по-настоящему оскорбительным», рассказывает Гиллиган.

Разумеется, это касается не только религии. Другая мать, высоко ценившая правдивость, порвала отношения с сыном-обманщиком. Еще одна женщина, придававшая большое значение собственной независимости, перестала разговаривать с дочерью, которая, как казалось матери, слишком зависела от мужчины.

Автор фото, BBC/Getty

Подпись к фото,

Выросшие дети часто вспоминают об эмоциональной тирании в доме, а вот их родители редко говорят об этом

Фактически это пренебрежение чужими персональными ценностями делало разрыв куда более вероятным, чем при нарушении общественных норм — скажем, если бы ребенок совершил преступление.

Причем, согласно исследованию, общие ценности были более важны для матерей, чем для отцов. Матери просто не могли переступить через это.

Ну и как это часто бывает, стороны (родители и дети) давали совершенно различное толкование одной и той же ситуации.

В Великобритании взрослые дети, например, наиболее часто упоминали о эмоциональных обидах, которые привели к разрыву с родителями — о постоянных попытках контроля через унижение, критику и т.д.

А вот родители гораздо чаще говорили о таких вещах, как развод или несовпадение ожиданий.

«Взрослый ребенок и его мать обычно не обсуждают друг с другом, что именно их огорчает, поэтому я думаю, что они находятся на разных страницах понимания одной и той же ситуации», — говорит она.

Ну и естественно, если один из них занимает оборонительную позицию и не желает слушать другого, то эти два человека не способны что-то друг другу объяснить.

Бланд это представляется результатом того, что поколения имеют совершенно разные концепции семейной жизни.

Автор фото, BBC/Getty

Подпись к фото,

У разных поколений — разное представление о том, какой должна быть семья

По ее словам, в послевоенной Великобритании сложилось очень консервативное представление о том, какой должна быть семья. Люди привыкли думать о семейной жизни в терминах долга и самопожертвования, что порой приводило к тому, что они мирились с эмоциональным, а то и физическим насилием.

Для детей того поколения несовпадение ценностей или ожиданий также играет роль. И еще один важный фактор — родительский фаворитизм.

Положительные стороны отчуждения

Но все не так однозначно. Точно так же, как традиционные табу относительно разводов удерживали женщин в браках, полных насилия и эксплуатации, так и догматическая вера в незыблемость, священность семьи может означать для кого-то страдание без необходимости.

Как подчеркивает Гиллиган, «если отношения между родственниками полны конфликтов, если они доставляют такие страдания, то, возможно, наилучший выход как для родителей, так и для их выросших детей — разорвать эти отношения».

И люди это понимают. Как сообщают в организации Stand Alone, для более чем 80% людей, выбравших разрыв отношений с близкими, это ассоциируется как минимум с несколькими позитивными вещами — такими как свобода и независимость. Это способ преодолеть прошлое.

Важно также заметить, что разрыв — это не обязательно навсегда. Люди могут восстанавливать отношения, вновь сближаться.

Да и конфликты не всегда возникают сразу со всеми остальными членами семьи.

Например, во вьетнамских семьях, несмотря на то, что для родителей неприемлема принадлежность к ЛГБТ или к трансгендерам, братья и сестры относятся к этому куда терпимей.

Отчуждение в семье переносится болезненно еще и из-за того, что непонятно, как долго оно продлится и закончится ли вообще.

Автор фото, BBC/Getty

Подпись к фото,

Для более чем 80% опрошенных разрыв отношений ассоциировался с обретенной свободой и независимостью

«Безусловно, разрыв отношений с кем-то из членов семьи тяжел психологически, но он еще и предосудителен в глазах общества», — отмечает Гиллиган.

Например, в статье одного интернет-издания для пенсионеров автор винит в отчуждении индивидуализм, разводы, психотерапию и «незрелость детей».

И даже психотерапевты часто ставят в вину своим пациентам то, что те не общаются с кем-то из близких родственников. Особенно легко за это подвергаются остракизму женщины. Некоторым людям даже приходится свести к минимуму свои социальные контакты, только чтобы не посвящать других в свои семейные проблемы.

Но, как подчеркивают специалисты, людей, которые и так изолированы от своей семьи, не стоит загонять в угол, усугубляя ситуацию.

Еще один аспект: с точки зрения ученых, такой остракизм затрудняет понимание того, сколько же людей в действительности отчуждено от своих семей.

Особенно трудно это выяснить в тех странах и культурах, где считается неприемлемым обсуждать семейные конфликты.

Автору книг о вкусной и здоровой пище Нандити Годболе все это очень знакомо. «Я смирилась с тем, что людям потребуется время для того, чтобы восстановить со мной отношения. А некоторые, возможно, так и не сделают этого, — говорит она. — Я спокойно к этому отношусь».

Так что даже если отчуждение и трудно преодолеть, то нет никаких причин стыдиться этого — как и многих других болезненных ситуаций в жизни.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ КОНСТРУКТ И МЕТОДЫ ЕГО ИЗМЕРЕНИЯ)

Вестник СПбГУ. Сер. 16. Психология. Педагогика. 2016. Вып. 4 37

22. ЗнаменскаяИ. И., МарковА. В., БахчинаА. В., АлександровЮ. И. Отношение к«чужим» при

стрессе: системная дедифференциация //Психологический журнал. 2016. Т. 37, №4. С. 44–58.

23. КуперК. Индивидуальные различия. М.: Аспект Пресс, 2000. 527с.

24. EganV., HughesN., PalmerE. J. Moral disengagement, the dark triad, and unethical consumer at-

titudes //Personality and Individual Di erences. 2015. Vol. 76. P. 123–128.

25. ЕгороваМ. С., СитниковаМ. А., ПаршиковаО. В. Адаптация короткого опросника «Темной

триады» //Психологические исследования. 2015. Т. 8, №43. С. 1. URL: http://psystudy.ru (дата обра-

щения: 02.09.2016).

Для цитирования: Ледовая Я. А., Тихонов Р. В., Боголюбова О. Н., Казенная Е. В., СорокинаЮ. Л.

Отчуждение моральной ответственности: психологический конструкт иметоды его измерения //

Вестник СПбГУ. Серия 16. Психология. Педагогика. 2016. Вып.4. С.23–39.

DOI: 10.21638/11701/spbu16.2016.402

References

1. Milgrem S. Podchinenie avtoritetu. Nauchnyi vzgliad na vlast’ i moral’ [Obedience to Authority: An

Experimental View]. Moscow, Alpina non- ction Publ., 2016. 242p. (In Russian)

2. Zimbardo F. E ekt Liutsifera. Pochemu khoroshie liudi prevrashchaiutsia v zlodeev [ e Lucifer E ect:

Understanding How Good People Turn Evil]. Transl. from Engl. by A. Stativk. Moscow, Alpina non- ction

Publ., 2013. 740p. (In Russian)

3. Kohlberg L.  e Psychology of Moral Development:  e Nature and Validity of Moral Stages. Essays

on Moral Development. Ed. by L. Kohlberg. Vol. 2:  e Philosophy of Moral Development. San Francisco,

Harper & Row Publishers. 1984. 768p.

4. Antsyferova L. I. Sviaz’ moral’nogo soznaniia s nravstvennym povedeniem cheloveka (po materialam

issledovanii Lourensa Kolberga i ego shkoly) [An association between moral consciousness and human

moral behavior (based on research by Lawrence Kohlberg]. Psikhologicheskii zhurnal [Psychological Journal],

1999, vol. 20, no.3, pp. 5–17. (In Russian)

5. Gulevich O. A. Sotsial’naia psikhologiia spravedlivosti [Social psychology of justice]. Moscow, Institut

psikhologii RAN Publ., 2011. 284p. (In Russian)

6. Bandura A. Moral Disengagement: How People Do Harm and Live With  emselves. New York, NY,

Worth Publishers, 2016. 446p.

7. Bandura A. Selective moral disengagement in the exercise of moral agency. Journal of moral educa-

tion, 2002, vol. 31, no.2, pp. 101–119.

8. Bandura A. Social foundations of thought and action: A social cognitive theory. Englewood Cli s, NJ,

Prentice-Hall, Inc, 1985. 544p.

9. Moore C. Moral disengagement. Current Opinion in Psychology, 2015, vol. 6, pp. 199–204.

10. Sternberg R. J. When Good, Not So Good, and Downright Evil People Do Bad  ings: A Review of

Moral Disengagement. Available at: http://www.apa.org/international/pi/2016/03/moral-disengagement.

aspx (accessed: 10.09.2016).

11. Ledovaia Ia. A., Bogolyubova O. N., Tikhonov R. V. Stress, blagopoluchie i Temnaia triada [Stress,

Well-being and the Dark Triad]. Psikhologicheskie issledovaniia, 2015, vol. 8, no.43. P. 5. Available at: http://

psystudy.ru (accessed: 15.08.2016).

12. Bandura A., Barbaranelli C., Caprara G. V., Pastorelli C. Mechanisms of moral disengagement in

the exercise of moral agency. Journal of Personality and Social Psychology, 1996, vol. 71, no.2, pp. 364–

374.

13. Gini G., Pozzoli T., Hymel S. Moral disengagement among children and youth: A meta-analytic

review of links to aggressive behavior. Aggressive Behavior, 2013, vol. 40, no.1, pp. 56–68.

14. Wood J., Moir A., James M. Prisoners’ gang-related activity: the importance of bullying and moral

disengagement. Psychology, Crime & Law, 2009, vol. 15, no.6, pp. 569–581.

15. Moore C., Detert J. R., Baker V. L., Mayer D. M. Why Employees Do Bad  ings: Moral Disengage-

ment And Unethical Organizational Behavior. Personnel Psychology, 2012. vol. 65, no.1, pp. 1–48.

16. Kavussanu M., Hatzigeorgiadis A., Elbe A.-M., Ring C.  e moral disengagement in doping scale.

Psychology of Sport and Exercise, 2016, vol. 24, pp. 188–198.

17. Leidner B, Castano E, Zaiser E, Giner-Sorolla R. Ingroup Glori cation, Moral Disengagement, and

Justice in the Context of Collective Violence. Personality and Social Psychology Bulletin, 2010, vol. 36, no.8,

pp. 1115–1129.

Cоциальное отчуждение

Процесс превращения деятельности и ее результатов в силу, господствующую над людьми, подавляющую и разрушающую их социально-биологическую и нравственно-психическую целостность; объективно-исторический процесс отторжения от человека его сущностных сил и продуктов его деятельности и превращения их в чуждые, враждебные, а зачастую и в порабощающие его самого силы.

В истории осмысления феномена социального отчуждения выделяются психологическая и математическая точки зрения. Сторонники первой считают социальное отчуждение вечным и неустранимым явлением, неизбежным злом, вытекающим из социально-психической природы человека. Сторонники второй рассматривают отчуждение как преходящее социальное явление, которое коренится в природе социальных отношений. Впервые процесс духовного отчуждения (как объективацию) рассмотрел в своей концепции “абсолютного духа” Г. Гегель. Отождествляя отчуждение и опредмечивание, он считал, что мировой дух отчуждается (объективируется) в природу и общество . Вопрос о реальном упразднении отчуждения у него не вставал.

Социологическую интерпретацию отчуждения впервые дал К . Маркс  в “Экономическо-философских рукописях”, где он выводил его из результатов распределения труда , частной собственности, эксплуатации. Он выделил следующие виды отчуждения: от условий труда, от орудий (средств производства), от продуктов труда, от родовой сущности человека, человека от человека, человека от общества, человека от природы, самоотчуждение (отчуждение человека от самого себя). В капиталистическом производстве отчуждение в сфере труда обусловливает все другие формы отчуждения в надстроечной сфере (политика, право , религия, наука, искусство и т.д.).

Преодоление политического отчуждения, по К. Марксу, возможно при условии устранения товарного (материально-экономического) отчуждения. Отчуждение преодолевается в результате пролетарской революции.

В условиях становления информационного общества  происходит процесс появления новых форм О. с. В общении друг с другом люди прибегают к услугам посредников (“отчужденных сущностных сил”) – языка, денег, права и проч. Происходит уменьшение эксплуатации человека, но возрастает отчуждение.

В противовес марксистскому взгляду для преодоления реального экономического отчуждения западные исследователи выдвинули идею “системы участия” (во владении и распределении прибыли), а для преодоления политического отчуждения – идею участия (соучастия) в процессе выработки, принятия и осуществления государственных решений всеми гражданами (например, через всеобщее избирательное право и право референдума, коммунальное управление). Таким образом, сторонники существования вечного О. с. говорят о поисках компенсаторных методов его минимизации, о развитии адаптационных механизмов работников. Сторонники концепции преходящего феномена отчуждения связывают свои надежды с ликвидацией рыночного хозяйства, с превращением принудительного труда в свободную творческую деятельность личности  (с неотчужденным трудом в неотчуждаемом обществе).

Что компаниям делать с невыносимыми начальниками

За последние 100 лет достигнут существенный прогресс в улучшении условий труда, хотя до сих пор существуют предприятия с невыносимым режимом труда, колл-центры без окон и фабрики, где приходится дышать асбестовой пылью. Но все же по большей части работникам живется сегодня не в пример лучше, чем раньше.

И все же есть одна повсеместно возникающая нерешенная проблема – выгорание. Только в США из-за стресса, связанного с работой, экономика теряет $300 млрд в год. В такую сумму оцениваются потери из-за прогулов, снижения производительности труда, судебные и медицинские издержки. В исследованиях раз за разом повторяется вывод, что стресс и выгорание являются главными катализаторами текучки кадров, несчастных случаев и травм, а также злоупотребления алкоголем и наркотиками. И причина, как правило, одна: плохое руководство.

В теории задача руководителей – быть примером надежности для сотрудников в трудные моменты. В реальности руководители чаще выступают источником стресса, нежели защитой и опорой. В результате возникает выгорание, отчуждение, психологический и физический дискомфорт. В первую очередь это касается управленцев, допускающих оскорбительное, разрушительное поведение. Однако порой причиной стресса, снижения мотивации и рабочего настроя в коллективе является банальная некомпетентность руководителей. Отсутствие технической квалификации, представлений о том, как давать и получать обратную связь, неспособность оценить потенциал сотрудника или результаты работы подчиненных – вот лишь некоторые признаки некомпетентности.

Если организация стремится улучшить рабочую обстановку, начинать следует с повышения качества руководства. Это даст больший эффект в снижении уровня стресса на работе, чем любая другая мера. Здесь важно учитывать четыре важнейших урока.

1. Профилактика лучше, чем лечение. Организации тратят гораздо больше времени и денег на подготовку руководящих кадров, чем на их отбор, а должно быть наоборот. Как показывают исследования, показатели работы руководителя, включая тенденцию к нагнетанию напряжения в коллективе, часто можно предсказать, используя научные системы оценки и данные. Нет ни малейшего повода принимать на работу руководителей, которые терроризируют и разобщают коллектив. Более того, не получится просто натренировать кого-то быть приятным, справедливым и заботливым, если эти качества не в природе человека.

Соответственно, организации должны тратить больше времени на тщательный отбор кандидатов, претендующих на руководящие должности. Обладают ли они необходимой квалификацией? Насколько они любознательны, умны, обучаемы? И главное, развиты ли у них эмоциональный интеллект, эмпатия и профессиональная этика? Используя научные методы оценки для измерения этих поведенческих черт, компании смогут избежать проблем с руководством в будущем.

2. Уволить невыносимых руководителей выгоднее, чем нанимать суперзвезд. Как показывает недавнее исследование Гарвардской школы бизнеса, увольнение невыносимых, неконструктивных руководителей дает вдвое большую отдачу, чем приглашение на руководящие должности самых лучших кандидатов. Неконструктивное поведение распространяется быстрее и дальше, чем созидательное, а когда негативный образ действий складывается на самом высшем уровне, это может поразить корпоративную культуру подобно вирусу.

Организации могут избежать этой распространенной напасти, если будут не только ориентироваться на сильные стороны руководителей, но и принимать во внимание их потенциальные недостатки. Ведут ли они себя как невыносимые и склонные к крайностям люди? Главный вывод исследования: для компании эффективнее нанимать руководителей с данными «выше среднего», но стабильного склада, чем суперзвезд с несносным характером.

3. Устойчивость может компенсировать последствия плохого руководства. Психологическая устойчивость в последнее время становится одним из самых востребованных качеств. Возможно, именно потому, что она помогает выстоять коллективу с плохим руководителем. Некомпетентные руководители могут скрывать свою некомпетентность, нанимая устойчивых сотрудников с высоким уровнем эмоционального интеллекта, так как те покажут заинтересованность в работе даже при плохом качестве управления и несправедливом обращении.

Организациям, таким образом, нужно удостовериться, что уровень эмоционального интеллекта и психологической устойчивости в коллективе не слишком высок. Если в основном нанимать позитивных и благосклонно настроенных сотрудников, а не тех, кто анализирует ситуацию и склонен к честным прямым суждениям, будет труднее обнаружить проблемы в руководстве.

4. Иногда чем скучнее управленец, тем лучше для компании. Неопределенность – один из самых распространенных факторов стресса. Поэтому скучные управленцы с гораздо меньшей долей вероятности будут провоцировать нервное напряжение в коллективе, чем пламенные, эксцентричные или харизматичные лидеры. Особенно если они непредсказуемы и склонны взрываться по разным поводам.

Для начала, возможно, имеет смысл при оценке лидерского потенциала меньше полагаться на собеседования и иные непродолжительные коммуникации. Умение показать себя с лучшей стороны очень мало говорит о способности быть действительно эффективным руководителем. Вместо этого проанализируйте послужной список и рекомендации каждого кандидата. Так вы узнаете больше об их стиле руководства и характере.

Компаниям имеет смысл тратить меньше времени и денег на разные льготы вроде тренажеров и игровых зон в офисах, выездных праздников и органических снеков и больше следить за тем, чтобы на сотрудников не давили несносные и посредственные руководители. Для создания благоприятной среды важно нанимать компетентных руководителей. На поиск нужного человека может потребоваться больше времени, но результат того стоит.

Об авторе: Томас Чаморро-Премузик – главный специалист по кадрам в ManpowerGroup, профессор бизнес-психологии в колумбийском университете

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Деперсонализация››

Психолог Тэн образно сравнивал больного с синдромом отчуждения с бабочкой, у которой бывшие гусеничные понятия и воспоминания противоречат новым восприятиям и чувствам бабочки. Тэн, несомненно, здесь раскрывает внутреннюю противоречивость данного патологического переживания. С другой стороны, в этом сравнении проглядывает примитивность и упрощенность понимания психолога-сенсуалиста. Подобной точки зрения придерживался и психиатр Гризингер, который говорит, что с наступающей болезнью мозга развивается масса новых для личности чуждых восприятий, представлений и влечений. Они противостоят старому «Я», как нечто чуждое, часто удивляющее и вызывающее страх.

Это были первые попытки анализа сложного феномена. К этому анализу Тэн, Рибо, Крисгабер и Гризингер подходили с точки зрения эмпирической ассоциационной психологии. Они утверждали, что жалобы больных основываются на том, что их чувственные восприятия действительно изменились имеют характер неясности, смытости : неотчетливости. Для доказательства, что здесь нарушается самовосприятие, они сравнивают восприятие при отчуждении с восприятием внешних предметов через окрашенное стекло: окраска предметов хотя и меняется, но все же более или менее предметы распознаются. А между тем повседневная клиническая практика противоречит этим наивным теоретическим взглядам. Больные обычно говорят, что акт восприятия сам по себе вовсе не изменен, они видят и слышат также хорошо, как и раньше, но в них что-то изменилось, потому мир для них стал чуждым и нереальным. Так, больной Эстеррейха, говоривший о нереальности своих восприятий, заявлял: «Я вижу свет также ясно и ярко, как и раньше, свет остался полностью тот же». Больной Балля говорил: «Все было странным, и чуждым, хотя все сохраняло свои прежние формы и цвета». Один из наших больных говорил: «Все вижу и понимаю хорошо, но чего-то во мне не хватает, не понимаю, чего именно».

Это положение экспериментально подтвердили и Раймонд: путем опытных исследований им не удалось обнаружить никаких изменений со стороны органов чувств. Ферстер, затем Леруа, Дени, Камю и Шильдер также не нашли никаких нарушений чувственной сферы у своих больных. Интересно отметить, что клиницисты, сторонники сенсуалистического направления, в своих клинических описаниях явление отчуждения в восприятиях связывают с нарушениями всей личности больного, ибо сама клиническая практика наталкивает их на это. Но, когда дело доходит до психологического анализа, то они, не учитывая данных клиники, грубо атомизируют личность и рассматривают нарушение восприятий изолированно от психической деятельности в целом. При этом восприятие они рассматривают как элементарную функцию.

Согласно концепции Вернике, Шторх, Дени и Камю разделяют любое восприятие на два элемента—на специфически чувственный и органический, образованный ощущением висцеральной, мускульной и суставной деятельности. Отчуждение восприятия возникает вследствие его диссоциации на почве исчезновения органического элемента, составляющего интегрированную часть восприятия. Данная точка зрения, несомненно, более прогрессивна.

Эстеррейх на основе взглядов Вундта, Фогта и др. утверждает, что любое ощущение, восприятие сопровождается чувственным, тоном. Переживание отчуждения восприятия возникает в результате торможения чувственного тона. Леви считает, что каждый психический процесс, в том числе и восприятие, обладает специальным «чувством действия». В области восприятия оно выступает как особое «чувство восприятия». Отчуждение восприятия, по его мнению, есть результат нарушения этого «чувства восприятия».

Дюга и Мутье говорят, что в основе отчуждения восприятий лежит нарушение акта внимания. Шильдер справедливо возражает этим авторам, указывая, что наоборот, в этих состояниях воля больных пристально направляется на восприятие объекта. Гефдинг, Гсйманс, Леруа, Пик и другие предполагают, что в переживании отчуждения восприятий выпадают те ассоциации, с которыми связано чувство «знакоместа» данного объекта. Однако Шильдер и Эстеррейх возражают против этого взгляда, так как больные фактически узнают окружающие предметы и потому никогда не говорят, что предметы являются чуждыми, а всегда говорят, что «как будто» они чуждые. Е. Штерринг считает это возражение не правильным, так как акт узнавания может происходить не только через «чувство знакомости», но и через воспоминания.

Точка зрения Шильдера гласит, что отчуждение восприятия возникает не от собственного расстройства восприятия, а от «неистинности» его проявления, которая есть результат изменения «центрального я». Таковы основные взгляды о нарушении характера восприятий при отчуждении.

Клинические факты в большинстве случаев показывают, что больные с явлениями отчуждения чаще всего жалуются на нарушение восприятий всех видов, особенно зрительных. Они говорят о каком-то странном изменении воспринимаемого окружающего предметного мира. Сравнивают эго состояние с туманом, пеленой, вуалью, сеткой, с какой-то преградой, которые отделяют их органы чувств от внешнего мира. Один больной К сравнивал себя с котом, который находится в мешке Другой больной 3. говорил: «Я вижу окружающее так, как будто нахожусь на дне моря и осматриваю дно: все туманно, неопределенно, изменчиво». Большая часть больных жалуется на переживания чуждости, нереальности и сноподобности в процессе восприятия окружающей действительности. Им хочется преодолеть эту оболочку сноподобности и чуждости и испытать вновь радость полноценного восприятия реального чувственного мира.

Особые переживания возникают при восприятии людей. Больные говорят, что люди им кажутся неживыми, неодушевленным;. мертвыми куклами, механизмам», автоматами Один из наших больных М. говорил: «Сижу на лекции, смотрю на преподавателя, и, странное дело. он мне представляется каким-то безжизненным, механизмом, автоматическим объектом, состоящим из кожи, мышц и костей».

Иногда больным кажется, что внешние объекты восприятия приобретают самостоятельную активность, насильно врываясь в сознание: «Вещи как будто врываются сами в поле зрения, сами лезут в глаза», несмотря на то, что они этого не хотят и пытаются освободиться от данной навязчивой фиксации. Бывают и моменты, когда кажется, чти все предметы в поле зрения с одинаковой силой входят в сознание. Обычно здоровая личность обладает способностью активно выделять отдельные явления из окружающей обстановки, в то же время отвлекаясь от других. Здесь, по-видимому, понижается способность как активного выделения предметов, так и активного отвлечения от остального воспринимаемого фона.

Больные часто жалуются на нарушение со стороны слуховых восприятий. Внешние звуки, речь людей, музыка, даже собственный голос, кажутся глухими, отдаленными, нереальными, неопределенными и непонятны ми по смыслу. Собственный голос кажется не своим, чужим, исходящим извне. Больные отмечают у себя изменения также и л области осязания, вкуса и обоняния. При ощупывании предметов кажется, что существует какая-то преграда между пальцами и объектом, и даже собственные пальцы кажутся чужими. Нарушение характера восприятий относится не только к внешнему миру, но и к собственному телу. При непосредственном рассматривании своего тела и при наблюдении своей внешности в зеркале или при ощупывании отдельных частей тела больному кажется, что тело нереальное, чужое, не принадлежащее его личности или вовсе отсутствует. Иногда при усилении переживания исчезании своего тела, «растворения тела в окружающем» больные в страхе ощупывает себя, туго опоясывается, часто подпрыгивает, трется об стены или же просит других потрогать его с целью удостовериться в действительном существовании своего тела.

При анализе всех указанных переживании отчуждения внешнего мира и своего тела в процессе их восприятия невольно возникает вопрос — а действительно ли нарушены восприятия больных? Этот вопрос возникает в связи с тем, что объективные данные и экспериментальные исследования и заявления ряда больных как будто говорят о сохранности всех видов восприятии. Однако это не так. Шильдер совершенно неправ, когда он утверждает, что все восприятия у этих больных сохранены и что дело только в том, что центральное «я» личности направлено не по прежнему пути.

С другой стороны, нельзя согласиться и с представителями сенсуалистического взгляда, которые говорят о простом нарушении элементарного акта восприятия. Дело обстоит гораздо сложнее. Поэтому нужно считать, более прогрессивными те взгляды, которые обосновывают внутри восприятия две стороны, противоречащие друг другу при состоянии отчуждения.

В таких случаях иногда помогают высказывания больных с одаренным и тонко наблюдающим интеллектом. Один из наших больных Г. говорил: «Я все воспринимаю не так, как раньше (как будто между мной и миром стоит какая-то преграда, и я не могу слиться с ним; я все вижу и понимаю, но чувствую не так, как раньше чувствовал и переживал, точно утерял какое-то тонкое чувство; каждый предмет я как бы фетишизирую…». Другой больной К. нереальный характер своих восприятий сравнивает с восприятием лунного ландшафта: «Застывшее освещение, резко очерченные тени, холодные блики яркого света—на всем лежит печать странной, тревожной неподвижности, холодного мертвенного ощущения. Такое впечатление, что все веши и явления потеряли свойственный им какой-то внутренний смысл, а я бесчувственно созерцаю только (присущую им мертвую оболочку, форму». Третий больной З. также указывает, что когда он смотрит на окружающее, то каждая вещь обращает на себя внимание своей странностью и заставляет задумываться над ее смыслом: «Внешний вид предмета как-то отделяется от реального era смысла, назначения этой вещи в жизни».

Таким образом, больные говорят, что внешний вид, образ предмета не изменен, но этому внешнему виду, образу как будто но хватает какого-то тонкого чувства, как будто он теряет свой внутренний смысл, и в результате образ предмета принимает вид пустой, мертвой оболочки, формы.

Обычно в норме, когда мы воспринимаем внешний предмет, наше восприятие включает в себя, с одной стороны, чувственный единичный образ, и с другой — его внутренний логический смысл, его содержание, которое придает образу характер телесной живости, конкретности, реальности и знакомости (т. е. имеющей отношение к личности) Внутреннее единство этих двух сторон вис приятия обеспечивает его познавательную способность.

Исходя из принципа, что наши восприятия являются чувственны» проявлением предметной деятельности сознания, нужно отметить, что характер восприятий у больных при переживании отчуждения действительно нарушен. Нарушение идет не за счет изменения элементарного единичного образа, а за счет его интегрирующего гностического чувства, которое в норме придает образу характер телесности и достоверной реальности, а в патологическом состоянии придает ему характер чуждости и нереальности. Наша точка зрения о механизмах возникновения явлений психического отчуждения в сферах восприятии, мышления, эффективности и со. знания будет изложена в специальной главе о гностическом чувстве.

Отчуждение

Отчуждение
В социальных науках отчуждение
обычно
применяется к описанию (а) состояния души; и (б) условия
из
рабочие в капиталистической системе. В теории Келли отчуждение
объективно
сгенерировано.Он интерпретирует психологическое отчуждение с точки зрения
отношения, и может, кроме того, объяснить неправильное толкование
отчуждающий
социальные условия его объяснением сужения.

Писание о терапевтическом использовании PCP, Kelly (1965, стр.
768-769) рекомендует психологам, чтобы помочь клиентам добиться перемен.
должен
собрать доказательства того, является ли клиент «инкорпорированным» или
«отчуждены» другими. Конструкция указывает на то, что люди
«включены», когда другие считают их похожими на себя и
скорее всего, встретят свои конструкции положительно.Люди
отчуждаются при нахождении сотрудниками в доменах повседневной
жизнь
в отличие от
точка быть странной. По мнению Келли, это важно для
психолог
узнать, какие группы людей готовы принять клиента как «несколько
нравятся себе «, и в каких областях клиент определяется как» другой «.
Такое знание степени отчуждения клиента дает
подсказки относительно типов проверки, которые
клиент может получить доступ, как он
переделывает свою систему построения и таким образом указывает пути исцеления.А
настойчивый
Было обнаружено, что отсутствие валидации представляет особые проблемы для депрессивных людей. Среди клиентов
кто страдал от депрессии,
Махлуф-Норрис
и Норрис (1973) обнаружили особую форму отчуждения,
«самоизоляция». Это было
подтверждается в интерпретации клиентами
сами объективно непохожи
другие, и все более непохожие
их
идеальный
себя. Признание себя недействительным представляет собой форму отчуждения
г.
ужалить
из которых иногда могут быть притуплены принятием «невротического»
приспособление, такое как навязчивая идея.

По мнению социологов, социальные структуры также могут
вызвать отчуждение. Хотя Келли не исследует социальное измерение
отчуждения, аспекты теории личного построения проливают свет на то, как
Социальное
условия могут повлиять на конструктивные системы. Из анализа Маркса
индустриализация
можно сделать вывод, что влияние капиталистической системы на
качество
человеческая жизнь обязательно отчуждает. По этой системе владельцы
в
средства производства планируют, что и как будет производиться; они также
решить, как
продукты будут распространяться.Как следствие, рабочие
отчужден от
их способность думать и принимать решения о своих собственных
поведение и
отчуждены от социальных механизмов, делающих их труд полезным.
Они есть,
в терминах Маркса, отчужденные от своего «родового бытия», от решающего
составляющие человечества. Когда социальная структура навязывает отчуждение,
однако там
нет оснований полагать, что люди осведомлены о своих обстоятельствах,
или это
они реалистично трактуют свою ситуацию.Действительно, исследования показали
что рабочие,
которые объективно отчуждены, умеют удовлетворительно функционировать в
очень
каркасы (индустриальные и квазииндустриальные), создающие отчуждающие
условия (Seeman,
1965; Уиллис, 1977). Согласно теории личного построения,
исследовать
Приведенные здесь данные приводят к гипотезе о том, что работники, являющиеся
жертвы
социальное отчуждение не осознают своего состояния, потому что прибегают к сужению
сужение «поля восприятия, чтобы минимизировать видимое
несовместимости »(Келли, 1965, стр.564). Такое неверное толкование
объективный социально-экономический тупик раскрывает бегство от деловых отношений
с
непримиримые условия, представленные отчуждением, согласно исследованию Симана
(1959): бессилие, социальная изоляция, самоотчуждение,
нормальность и
бессмысленность.

В отличие от окончательного призыва к
терапевты для облегчения
отчуждение , что является следствием
отношения с
другие или отношения с собой (например, «самоизоляция») ,
это в конечном итоге
спорный вопрос, должен ли психолог помогать клиенту
преодолеть ограничение
что позволяет ей справиться с поставленной задачей
отчуждение вследствие
социальная структура.

Ссылки
  • Келли,
    Г. А. (1965) Психология личного
    конструкции. Vol. 2.
    Новый
    Йорк: У. В. Нортон.
  • Махлуф-Норрис,
    Ф. и Норрис, Х.(1973)
    обсессивно-компульсивный синдром как невротическое средство для уменьшения
    неуверенность в себе. Британский журнал психиатрии, Vol. 122: 277-288.
  • Симан,
    М. (1959) О смысле отчуждения. Американский
    Социологическое обозрение, 24
    (6), стр. 783-791.
  • Симан,
    М. (1965) О личных последствиях
    отчуждение в работе. Американский социологический обзор, 32 (2), стр.273–285.
  • Уиллис,
    П. (1977) Учимся трудиться: как работать
    классные дети получают работу из рабочего класса.
    Вестмид, Фармборо, Великобритания: Саксонский
    Жилой дом.

Девора Калекин-Фишман

Отчуждение — чувства, люди, общество и чувства

Состояние эмоциональной отделенности от других и от собственных чувств.

Резиденция Ветви Давидианцев в Уэйко, Техас. Чувство отчуждения иногда заставляет людей объединяться в небольшие сплоченные группы, например, в культы. ( AP / Wide World Photos. Воспроизведено с разрешения.)

Отчуждение — это сильное чувство изоляции и одиночества, которое возникает по разным причинам. Отчуждение может происходить в ответ на определенные события или ситуации в обществе или в личной жизни. Примеры событий, которые могут привести к чувству отчуждения человека, включают потерю харизматического лидера группы или открытие того, что человек, служивший образцом для подражания, имеет серьезные недостатки.Примеры личных событий: смерть в семье , смена работы, развод или уход из дома в первый раз. Хотя большинство людей может обнаружить, что такие события вызывают временное чувство разочарования или одиночества, небольшой процент не сможет преодолеть эти события и будет чувствовать себя безнадежно брошенным по течению и одиноким.

Многие социологи наблюдали и комментировали усиление этого чувства отчуждения среди молодых людей с 1960-х годов.Они объясняют это отчуждение множеством социальных условий: быстрыми изменениями в обществе в этот период, ростом злоупотребления алкоголем и наркотиками, насилием в средствах массовой информации или отсутствием общих ценностей в культуре в целом. Некоторые социологи отмечают, что люди становятся отчужденными, когда они воспринимают правительство, занятость или учебные заведения как холодные и безличные, не реагирующие на тех, кто нуждается в их услугах. Целые группы могут испытывать отчуждение — например, этнические меньшинства или жители городских кварталов, которые чувствуют, что возможности и преимущества основного общества для них недоступны.

Чувство отделенности от общества — не единственный способ пережить отчуждение: иногда человек чувствует отчуждение как дисгармонию со своим истинным «я». Это состояние развивается, когда человек принимает социальные ожидания (например, взять на себя семейный бизнес), которые противоречат его истинным целям, чувствам или желаниям (возможно, стать учителем). Он может казаться успешным в роли, которую другие ожидают от него, но его истинное желание скрыто, оставляя его в глубоком противоречии и одиночестве.

На рабочем месте рабочие места становятся все более специализированными после 1700-х годов и промышленной революции. Сотрудники могут видеть слабую связь между выполняемыми ими задачами и конечным продуктом или услугой и поэтому могут чувствовать сильное одиночество в загруженной рабочей среде. В 1840-х годах американский писатель и философ Генри Дэвид Торо (1817-1862) заметил, что «масса людей ведет жизнь в тихом отчаянии. То, что называется смирением, есть подтвержденное отчаяние». Торо справился со своим чувством отчуждения, отступив к уединенной простой жизни на берегу Уолденского пруда в сельском Массачусетсе.Там он чувствовал себя менее изолированным — хотя и жил в одиночестве — чем когда он жил в городе, окруженном людьми. Живя в городе, он ежедневно сталкивался с чувством отчуждения, поскольку его действия не отражали его истинных чувств и желаний.

Отчуждение у разных людей выражается по-разному. Некоторые становятся замкнутыми и апатичными; другие могут отреагировать враждебностью и насилием; третьи могут дезориентироваться, отвергая традиционные ценности и поведение, принимая диковинную внешность и беспорядочные модели поведения.Поскольку общество претерпевает быстрые изменения, а традиционные ценности и стандарты поведения бросают вызов, некоторые люди находят мало, во что они могут верить, и поэтому им трудно построить реальность, в которой они могут найти себе место. Именно по этой причине социальные и культурные убеждения играют такую ​​важную роль в возникновении или предотвращении чувства отчуждения.

Психологи помогают людям справиться с чувством отчуждения, разрабатывая упражнения или разрабатывая конкретные задачи, чтобы помочь человеку стать более вовлеченным в жизнь общества.Например, выявляя истинные чувства отчужденного человека, психолог может предложить волонтерскую деятельность или сменить работу, чтобы привести человека в контакт с обществом таким образом, который имеет для него или нее значение.

Некоторые предлагали лечить эпидемию отчуждения среди молодежи Америки путем поощрения социальных решений, а не индивидуальных решений. Одним из таких социальных решений является идея коммунитаризма, движение, начатое в начале 1990-х годов Амитаи Эциони, профессором социологии из Университета Джорджа Вашингтона в Вашингтоне, округ Колумбия.Ч. Эциони стал популярным оратором и писателем в середине 1990-х годов, опубликовав свою книгу « Дух сообщества». Etzioni выступает за возврат к общественным ценностям, чтобы заменить безудержное отчуждение от современной культуры, образование для укрепления общей общественной морали с упором на семейные ценности и строгое соблюдение мер по борьбе с преступностью. Однако это движение встретило серьезную критику; Гражданские либертарианские группы обеспокоены убеждениями общин, что определенные права могут и должны быть ограничены для блага общества.

Дополнительная литература

Д’Антонио, Майкл. «Я или Мы». Мать Джонс (май-июнь 1994 г.): 20+.

Фостер, Хэл. «Культ отчаяния». Нью-Йорк Таймс (30 декабря 1994 г.): A3.

Гиннесс, Альма, изд. Азбука человеческого разума . Плезантвилл, Нью-Йорк: Ассоциация Ридерз Дайджест, 1990.

Джексон, Ричард. «Один в толпе: ломая изоляцию детства». Журнал школьной библиотеки (ноябрь 1995 г.): 24.

Аптон, Джулия.«Поколение беженцев». Католический мир ( сентябрь-октябрь 1995 г.): 204+.

Отчуждение и психодинамика работы

1
Обсуждая концепцию отчуждения с точки зрения психодинамики работы, мы немедленно вступаем в конфликт с двумя традициями: психиатрической традицией, которая ограничивает понятие отчуждения смыслом, исключающим любое клиническое исследование работы, и политической традицией. который питает недоверие к психологизму.Однако психодинамика труда основана на клиническом подходе, который эмпирически расположен между патологией и организацией труда, между субъектом и социальными отношениями.

2
Если работа в вопросе [en причина ] в психопатологиях, являются ли эти вопросом работы [de причина ]? Поскольку отчужденный труд или отчуждающий труд противостоит человеку как видовому существу: «Сказать, что человек есть видовое существо, значит сказать, что человек возвышается над своей субъективной индивидуальностью, что он признает себя универсальной целью и таким образом преодолевает себя. как конечное существо.Другими словами, он — индивидуальный представитель Человека »(Bottigelli in Marx 1972, 61)? Пусть будет так! Но как же тогда определить отчужденный труд? И если мы можем назвать его характеристики, можно ли утверждать, что отчужденный труд всегда отчуждает? Действительно, люди не позволяют отчуждаться так легко, как можно подумать. Более того, оказывается, что даже в отчуждении работа зачастую менее вредна, чем быть брошенным с работы. И если мы раздвинем противоречие еще дальше, то есть также ситуации, в которых труд, даже когда он доминирует, появляется как средство самореализации или как средство эмансипации.

3
Можно ли разобраться в столь противоречивых клинических данных? Упражнение неочевидно, но концепция отчуждения у Маркса и постмарксистов достаточно открыта, чтобы мы осмелились задаться вопросом, может ли психология труда способствовать артикуляции его значения.

4
Я начну с некоторых проблем, связанных с самоубийствами на рабочем месте. Затем я исследую новые патологии, возникающие в сфере труда, чтобы ввести понятие «социальное отчуждение». В-третьих, я буду обсуждать взаимосвязь между отчуждением и отключением от реальности в сфере труда.В-четвертых, я буду обсуждать критику функционалистского разума, с помощью которого мы пытаемся объяснить отчуждение, и рассмотреть взаимосвязь между отчуждением и добровольным рабством в труде. Наконец, я вернусь к сущности отчуждения в свете психологии труда.

5
Примерно десять лет мы наблюдаем самоубийства на рабочем месте. Недавнее исследование, проведенное в Нижней Нормандии (Gournay et al 2004), показывает, что каждый год во Франции происходят сотни самоубийств и попыток самоубийства с серьезными последствиями на рабочем месте.Поначалу кажется, что самоубийство сигнализирует об отчуждении, доведенном до крайности: о смерти субъекта.

6
Однако при ближайшем рассмотрении результаты анализа становятся более тонкими. Ведь если самоубийство может быть признаком полного психического отчуждения, это не всегда так. Если мы понимаем душевное отчуждение как исчезновение разума, то это не совсем полно в суициде, как и в других психопатологических явлениях.

7
В случае с г-жой В. формы управления в высокотехнологичной компании, в которой она работала, были , задействованы .Обсуждение этого дела показывает, как несправедливость, жертвой которой она стала, постепенно вызвала декомпенсацию ее психологической уязвимости, с которой до тех пор успешно боролись именно ее страсть к своей работе и успех в профессиональной жизни. С материальной точки зрения, у нее были средства избежать несправедливости, целью которой она была, и она не только могла оставить свою работу, но и ей предложили новую работу в другом месте. Но она фактически «испортилась». И из-за этого разрыва в психологическом балансе которого упрямство является симптомом, она упорно борется против несправедливости.Психологически она не могла смириться с капитуляцией, которая могла бы стать первым шагом в процессе освобождения от нее. В этом смысле она проявляла признаки психического отчуждения в психопатологическом смысле этого слова. В другом смысле, однако, этот жест выглядит совершенно преднамеренным и, согласно ее собственному объяснению, представляет собой суверенный отказ принять неприемлемое, позволить несправедливости восторжествовать и способствовать увековечиванию беззакония, которое распространяло свое господство на всех сотрудников. .Таким образом, она также свидетельствовала о поразительной воле к сопротивлению. Совершив самоубийство, она показала — ужасный парадокс — свое желание защитить человеческое достоинство; она стремилась уважать ценность, которая имеет некоторую связь с универсальной «сущностью» прав человека.

8
Если в случае с г-жой В.Б. присутствует психическое отчуждение, мы должны признать, что драма, взятая в целом, также имеет моральное и политическое измерение: изоляция г-жи В.Б. ее коллегами, которые согласились подчиниться несправедливому управлению, сыграла свою роль главная роль в суицидальном повороте событий.В этом смысле самоубийство действительно имеет значение по отношению к отчуждению в политическом смысле в современном социальном и профессиональном мире. Это знаменует собой еще один шаг в крахе любви к миру в том смысле, который дал этому термину Ханна Арендт, шаг в упадок политики и рост «пустыни» (Arendt 2005, 203).

9
Другие патологии сейчас все больше поражают рабочих.

10
Это самое удивительное для нас, потому что было заявлено, что технический прогресс, особенно в области автоматизации и робототехники, предвещал если не конец работы, то, по крайней мере, значительное снижение рабочей нагрузки.Однако, как ни странно, происходит обратное: мы наблюдаем распространение патологий перегрузки.

11
Эти патологии перегрузки, наиболее известной из которых является выгорание , затрагивают все профессии, связанные с оказанием помощи, помощи или заботы, особенно социальных работников, лиц, осуществляющих уход, поставщиков ближайших услуг [1] и государственных услуг в Генеральная. Однако выгорание начинает распространяться или, по крайней мере, признаваться таковым в других профессиях, в более общем плане распространяясь на все профессии «обслуживания клиентов».

12
Другая патология перегрузки — это карши , состояние, известное в Европе и Соединенных Штатах, но которое было переопределено японцами. Это внезапная смерть, обычно от инсульта, иногда от сердечного приступа, которая случается у субъектов в возрасте до сорока лет, у которых нет фактора риска сердечно-сосудистых заболеваний. Другими словами, единственная причина, которую мы можем определить, — это рабочая нагрузка с расписанием, которое обычно превышает семьдесят часов в неделю. Обратите внимание, что это согласно японским цифрам, которые, в частности, не включают время, проведенное в кружках контроля качества, и все это в дополнение к расписанию рабочего времени.В течение примерно пятнадцати лет это условие было признано в Японии, что вызвало ряд инициатив в форме ассоциаций по борьбе с карши и выплате компенсаций семьям жертв.

13
Другие патологии перегрузок являются опорно-двигательным расстройством , также известное как повторяющиеся травмы деформации. Хочу уточнить, что это патологии организма, а не патологии психики. Это патологии конечностей, поражающие оболочки синовиальных сухожилий, сами сухожилия и суставы, с выпотом и воспалением, иногда требующим тщательного ухода (например, синдром запястного канала).

14
Тем не менее — и это очень важно — мы не можем понять резкое увеличение числа этих скелетно-мышечных расстройств, не осознавая место в центре процесса для страдания, которое больше связано с психологическим функционированием (Grenier-Pezé 2000). Это периферические проявления, центральным моментом которых является душевное расстройство. Кроме того, эти скелетно-мышечные расстройства возникают во многих ситуациях, когда бы мы не ожидали, что они вызывают такого рода проблемы.Офисная работа в сфере обслуживания не должна приводить к подобным травмам.

15
Это также вызывает растущую озабоченность. В основном они принимают форму депрессивных синдромов или синдромов спутанности сознания. Эти синдромы спутанности сознания связывают расстройства памяти, которые часто являются первыми симптомами, с дезориентацией в пространстве и времени и нарушениями хода мыслей. Это одна из основных форм патологии домогательства в острой фазе. Наконец, патологии преследования могут также, реже, принимать форму синдромов преследования, которые трудно поддаются лечению, и психосоматических расстройств.Судя по собранным данным, это, по-видимому, патологии, затрагивающие системы матки, молочной железы и щитовидной железы. Мы только начинаем понимать, почему эти патологии появляются гораздо чаще других.

16
Домогательства на рабочем месте не новость. Он стар, как сама работа. Что нового, так это патологии. Они новы, потому что сейчас их так много, в то время как когда-то они были гораздо реже. Между домогательствами, с одной стороны, и патологиями, с другой, мы должны сделать вывод, что люди становятся все более уязвимыми по отношению к этому преследованию.Эту уязвимость можно проанализировать. Результаты довольно точные. Это связано с разрушением так называемых защитных ресурсов, особенно коллективной защиты и солидарности. Это определяющий элемент увеличения количества патологий. Другими словами, патологии преследования — это, прежде всего, патологии изоляции.

17
Для простоты я не буду описывать посттравматические расстройства, которые возникают после нападения со стороны клиентов, клиентов или преступников (ограбления).

18
Обусловлен ли рост этих патологий единственной причиной или множеством независимых причин? Этот вопрос обсуждается, но я лично нашел бы общий знаменатель, а именно изменение методов организации работы, что также представляет собой значительный прогресс в средствах и методах господства, о котором я более подробно остановлюсь ниже.Вместе с этой трансформацией господства и в связи с ней возникают новые формы рабства.

19
Если этот анализ может быть подтвержден, он приведет к заключению, что новые патологии, связанные с работой, действительно являются симптоматическим выражением радикального изменения модальностей доминирования, острием которого является работа. Тогда мы вправе считать, что эти патологии — особые формы психического отчуждения, прежде всего в психиатрическом смысле — могут быть указанием на новые формы отчуждения — на этот раз в марксистском смысле — в процессе труда.

20
Если мы сочтем этот анализ симптомов отчуждения в психиатрическом смысле правдоподобным или приемлемым, он предполагает, что в основе их количественного увеличения среди трудящихся лежит не только прогресс господства, но, соответственно, разрушение структур единства. и глубокая деградация «мира» в смысле Арендта, иными словами, общего пространства умопостигаемости, в котором разворачивается множественность человеческих существ: патология изоляции («одиночество») и запустения («одиночество») ( Арендт 1951 и 1978).

21
Когда пустыня перерастает в мир труда, отступают не только коллективная защита и солидарность. Те, кто субъективно вовлекается в задачу и честно сталкивается с проблемами преодоления разрыва между предписанной работой и реальной работой, постепенно приобретают опыт мира, который в первую очередь является опытом реального. Другими словами, переживание реального, то есть того, что заявляет о себе работающему субъекту своим сопротивлением овладению, также является субъективным переживанием неудач, неуверенности, бессилия и сомнения.В этом одиноком мире знание мира, открытое субъекту через переживание реальности, становится трудным делиться с другими, потому что одиночество размыло «почву» не только общего смысла, но и доверия . Но доверие — это необходимое условие для того, чтобы осмелиться озвучить свой опыт реальности. Обмен опытом заключается не только в демонстрации своих достижений, но и в разговоре именно о тех неудачах, в которых проявляется сопротивление техническому мастерству.Но говорить о своих трудностях на работе, о своих неудачах и сомнениях — это также означает риск оказаться некомпетентным и не имеющим критического опыта в мире. И когда, преодолевая это препятствие, работники, осознающие свою ответственность, рискуют поделиться своим опытом с другими, в этом одиноком мире им часто отвечают молчанием или отрицанием. Особенно, когда сообщается об опыте, который противоречит предполагаемому мастерству, подразумеваемому сертификатами общего качества или заявлениями о целях, результатах и ​​прибыльности, заявленными в контрактах.

22
Другими словами, подлинный опыт мира, полученный через опыт реального, становится непередаваемым в одиноком мире новых технологий господства над миром труда. Эта ситуация может принять трагичный оборот. Несмотря на то, что указанные работники имеют подлинную связь с реальным миром, что заставляет их, например, сомневаться в безопасности или качестве работы, они оказываются изолированными и отвергнутыми, если они не обнаруживают себя, просто потому, что не соглашаются хранить молчание, становясь объектами стратегий дестабилизации (профессионального преследования).Они оказываются в психологически трудном положении: либо из-за того, что их неоднократно отвергают, они в конечном итоге сомневаются в достоверности собственного опыта и затем могут рисковать депрессией, либо они продолжают защищаться от всех других и затем оказываются в состоянии депрессии. ему угрожают неблагоприятные последствия самоотнесения и он может скатиться к паранойе.

23
Франсуа Сиго описал эту ситуацию (1990) как « социальное отчуждение, ». Здесь действительно следует искать отчуждение в психопатологическом смысле, коренящееся в непризнании (другими, подчиняющимися закону молчания и подчинения управленческого господства) качества и правдивости отношения субъекта к реальному.

24
Анализ также требует, чтобы мы обращали свой взор на то, что происходит среди сотрудников, на тех, кто уходит, на тех, кто знает правду, но отрицает ее, на тех, кто отказывается оказывать поддержку и солидарность, на тех, кто отказывается свидетельствовать.

25
Пассивность по отношению к процессу, охватившему изолированного коллегу, процессу социального отчуждения, играет важную роль в развитии патогенеза. Во многих случаях можно показать, что спираль, в которой оказывается жертва, не только известна другим, но даже является предметом настоящей рекламной кампании, рассчитанной на то, чтобы произвести впечатление и напугать.Таким образом, преследование действует как эффективное средство запугивания тех, кто его становится свидетелем. Более того, эта огласка незаметно делает их соучастниками техник психологической дестабилизации.

26
Вот почему отчуждение в психиатрическом смысле, когда его происхождение лежит в социальном отчуждении, на самом деле вовлекает других, которые, удаляясь, отрицают и предают себя. В некоторой степени согласие путем отзыва также способствует отчуждению. Потому что, в конце концов, отказавшись от коллективной борьбы за признание реальности, они дистанцировались от самих себя, они уже начали отрицать себя.Таким образом, социальное отчуждение относится не только к наиболее видимой жертве процесса, иными словами, к сумасшедшему субъекту, но и к коллективной группе. И в тишине единство постепенно разрушается. Если рассматривать с клинической точки зрения, повреждение еще более серьезное, но ему уделяется мало внимания, потому что оно происходит в неизвестности. Отчуждение от других — это не только потеря отношения к себе и, в процессе, к человеческому существу. Стирание связей, которые люди в группе основывают на своем общем знании реальности, наделенном их общим опытом работы, оставляет пустым .И эта пустота постепенно заполняется страхом и подозрительностью, если не активным недоверием между людьми в группе, которая потеряла структуру, которая составляла ее как группу, команду или сообщество принадлежности. Подведение итогов всех этих процессов, которые так хорошо сочетаются друг с другом, означает не упускать из виду неснижаемо аффективное измерение отчуждения. Одиночество — это упадок порядка жизни, : упадок единства и одно из его конкретных выражений в повседневном мире, сообщество.Пустыня под микроскопом клинических исследований также является эмоциональной пустыней.

27
Согласно принятому нами подходу, вдохновленному антропологией технологий Франсуа Сиго, отчуждение, по-видимому, тесно связано с сдерживанием признания. И для психологии труда, как и в антропологии технологий, признание себя другими на рабочем месте не может быть сведено к интерсубъективному процессу, связывающему себя с другими, и наоборот. Признание другими неприменимо к изолированному эго.Это касается подлинности или правдивости отношения «я» к реальному, опосредованного работой . Признание направлено на познание себя, переживание себя, отношения себя с реальным. Признание в психологии труда всегда и неразрывно является признанием реального.

28
Нарушая основы признания в работе, новые методы организации труда в первую очередь подталкивают людей к форме индивидуального отчуждения, характеризуемой термином «социальное отчуждение».«Но помимо этого, они также связаны с риском коллективного отчуждения, возникающего при коллективном отключении от реальности, которое Сигаут предлагает назвать« культурным отчуждением ».

29
Например, стандарты тотального управления качеством чаще, чем в прошлом, вынуждают работников скрывать любые отклонения, которые они делают от своих инструкций, для достижения поставленных целей (устранение разрыва между идеализированной концепцией организации работа и реальность трудового процесса).Таким образом, каждого все чаще призывают участвовать в искаженном и приукрашенном описании реальности, которое скрывает отклонения, но также и реальность. Это может доходить до самих балансов. Таким образом, отчеты о деятельности рискуют все больше и больше отклоняться от реалий труда и производства.

30
Это, безусловно, один из наиболее тревожных аспектов «культурного отчуждения», заключающийся в том, что бизнес-лидеры поздравляют и хвалят себя на основе описаний, утративших связь с реальностью.Затем они оказываются в положении, аналогичном положению генералов французской армии, поздравляющих друг друга с непобедимостью линии Мажино, в то время как нацисты готовили Panzer Divisionen , центральный комитет политической партии, потерявшей связь с народом. или члены культа.

31
Можно было бы обоснованно думать, что реальность будет сопротивляться культурному отчуждению. Это действительно происходит, и в последние годы мы стали свидетелями некоторых особенно ярких примеров возвращения к реальности.Так было на заводе AZF в Тулузе, который обладал всеми сертификатами полного управления качеством, но, тем не менее, в результате взрыва погибло сорок человек; как с Vivendi, Enron, WorldCom, Credit Lyonnais и так далее.

32
Нынешняя ситуация уникальна тем, что это возвращение к реальности, даже когда оно попадает в заголовки газет, не вызывает каких-либо серьезных проблем с организацией работы. В катастрофе обычно возлагается ответственность за виновную, которая предстает перед судом, но связь между катастрофой и новыми организационными методами, такими как системы тотального управления качеством и индивидуализированная оценка эффективности, с порождаемыми ими искажениями в общении, не подвергается сомнению. .

33
Отчуждение, когда оно принимает форму коллективного отрицания реальности, предвещает опасность того, что все человеческие действия могут быть обращены против него самого.

34
Как только культурное отчуждение установлено, оно может обрести мощную власть над разумом, выдерживающую самые радикальные испытания реальности. Какое место, помимо последствий «линии Мажино» и других катастроф, имеющих военно-политический характер, следует отвести современным ошибкам, влияющим на мир управления экономикой? Недавние промышленные и финансовые катастрофы поднимают новые вопросы о пределах области отчуждения: если такого возвращения к реальности недостаточно, чтобы разорвать спираль отчуждения, что тогда может положить этому конец?

35
И если мы теперь вернемся к теме страдания как такового, окажется, что культурное отчуждение также имеет значительную психологическую цену.Культурное отчуждение — это дрейф, который происходит частично из-за искаженного описания реальности (см. Приукрашенные отчеты о деятельности), а частично из-за эвфемизации или сокрытия опыта реальности и мошенничества, совершаемого для получения или сохранения сертификатов качества (стандарты ISO). Все участвуют во лжи, порождающей культурное отчуждение. Клинические исследования показывают нам, что многие случаи психопатологической декомпенсации связаны с обязательством участвовать в искажении коммуникации или в подавлении любого личного нежелания или несогласия с таким обманом.Психологической причиной этой декомпенсации является «этическое страдание», другими словами, страдание, возникающее в результате конфликта между моральными убеждениями и предписанием участвовать в действиях, которые он осуждает. В результате возникает чувство предательства, которое в контексте одиночества может привести к ухудшению. Заметим, однако, что эта декомпенсация имеет элемент жалости: она является результатом субъективного поражения в индивидуальной борьбе с отчуждением.

36
Серьезно относиться к упадку образа жизни означает опираться на само клиническое исследование, чтобы описать мир труда, другими словами, социальный мир.Описание мира с точки зрения субъективного опыта работы может дать нам средства описания мира с точки зрения реальности это именно то, что в лучшем случае раскрывается в опыте работы, который также является опытом страдания. . Таким образом, принятие точки зрения субъективного страдания означает изменение направления описания, определенного социологической традицией, даже в ее марксистской разновидности. Согласно Марксу, источником отчуждения является частная собственность, которая лишает человека продукта его деятельности.Частная собственность первична по отношению ко всем остальным промежуточным звеньям отчуждения. Субъективный анализ, исходя из клинических исследований, предполагает, что решающим фактором является, скорее, господство и конкретные формы власти, через которые оно проходит, чтобы действовать. И если мы будем как можно ближе к клиническому исследованию, мы, возможно, должны скорректировать этот первый подход, который все еще слишком поверхностен. В основе отчуждения труда мы находим не столько частную собственность, сколько господство, и не столько господство, сколько особую форму, принимаемую в данный момент отношениями между господством и рабством или господством и сопротивлением.

37
Таким образом, используя клинические исследования и психопатологию труда, мы приходим к конкретному описанию новых форм господства, которое не соответствует ни социологам, ни экономистам, не говоря уже, конечно, о доминировании. менеджеров, но, тем не менее, именно он сейчас вдохновляет всех остальных. Доминирующее социологическое описание без каких-либо существенных различий перефразирует идею «автономии», а вместе с ней «расширения прав и возможностей», «мягких навыков» и т. Д.(Périlleux 1998, Zarifian 1998 и, наоборот, Ehrenberg 1998). Однако описание новых форм доминирования из клинических исследований приводит нас к выявлению индивидуализированных оценок эффективности в сочетании с общими стандартами управления качеством, поскольку primum movens .

38
Во-первых, индивидуальные оценки производительности стали возможны благодаря компьютеризированному мониторингу деятельности, который позволяет индивидуально контролировать действия и процедуры каждого работника.Следует отметить, что этот контроль не является пассивным, но требует сотрудничества агента, который должен периодически или непрерывно собирать данные о своей активности на терминале или компьютере. В его полностью развитой форме, которая уже широко распространена как в промышленности, так и в сфере услуг, это предполагает самоконтроль.

39
Индивидуальная оценка в сочетании с контрактами на основе результатов, управлением по целям, центрам результатов или центрам прибыли приводит к общей конкуренции между агентами, отделами внутри одной компании, дочерними предприятиями, филиалами, мастерскими и т. Д.

40
Эта конкуренция в сочетании с угрозой увольнений ведет к глубокой трансформации трудовых отношений и может нанести ущерб трудовым отношениям, когда она связана с более или менее извращенными системами стимулов. Но когда оценка привязана не к вознаграждениям, а к санкциям или угрозам увольнения, ее отрицательные последствия становятся очевидными. Индивидуализация приводит к сценарию «каждый сам за себя», чувству конкуренции, доходящей до нечестности среди коллег и растущего недоверия между агентами.Это очень ясно видно в случае сотрудников, рабочих и технических специалистов, но это также верно и для менеджеров, включая менеджеров, которые вынуждены постоянно контролировать друг друга, чтобы не отставать и не рисковать потерять то, что у них есть. конечно, но и безопасность их работы.

41
Конечным результатом оценки и аналогичных методов в основном является далеко идущий разрыв доверия, единства и солидарности. И помимо этого, это эрозия ресурсов, которые защищают от патогенного воздействия боли и давления на рабочем месте.Изоляция и недоверие укоренились, прокладывая путь для так называемых патологий одиночества , которые, как мне кажется, являются одним из общих знаменателей новых патологий на рабочем месте.

42
Затем оценки можно использовать для получения рычагов воздействия на сотрудников, создавая значительный риск перегрузки , вызывая за собой процесс патологий перегрузки, которые мы уже обсуждали. Рассматриваемые оценки, индивидуальные оценки работы, в любом случае вызывают возражения, потому что они произвольны.Количественная и объективная оценка труда, по сути, может быть только поводом для произвола, потому что легко показать, что существенное в труде не может быть оценено объективно и количественно. Это обязательно вызывает смущенное чувство несправедливости, которое также ускоряет наступление декомпенсации, особенно в форме депрессивных синдромов и синдромов преследования.

43
Другая область в области оценки может быть определена как источник или причина обострения психопатологии на рабочем месте.С помощью любого количества подходов, будь то психологические, эргономические или социологические, мы можем продемонстрировать, что полное управление качеством невозможно. Действительно, существует неразрешимая разница между прогнозами, планами и методами, другими словами, инструкциями, с одной стороны, и реальным конкретным трудом, с другой. Вопреки утверждениям многих доктрин, никогда не бывает идеального производства работы ни в промышленном и сельскохозяйственном секторах, ни в финансовом или коммерческом секторах.Все знают это по опыту.

44
Введение тотального управления качеством, которое на самом деле является химерой, неизбежно подталкивает сотрудников к отклонениям, обману или мошенничеству, поскольку они должны пройти тесты и аудиты, чтобы получить сертификат ISO 9000 или 13000. Объявление тотального управления качеством не как цель, а как обязательство порождает ряд негативных последствий с катастрофическими последствиями. Неизбежные мошенничества, порождаемые тотальным менеджментом качества, действительно влекут за собой огромные психологические издержки не только с точки зрения увеличения рабочей нагрузки, как может подтвердить каждый, но и с точки зрения психологических проблем.Принуждение лгать, обманывать или обманывать инспекций ставит многих агентов в нестабильное положение в отношении их профессии, профессиональной этики и личной этики.

45
Это приводит к психологическим страданиям, связанным с синдромами дезориентации, замешательства, утраты доверия к себе и другим, кризисами идентичности и депрессиями, которые могут привести к самоубийству, особенно когда сотрудников заставляют участвовать в практиках, которые с моральной точки зрения предосудительны. их.

46
Таким образом, клинический анализ причин увеличения психических заболеваний на работе в конечном итоге указывает на организационные причины. Принципы научного менеджмента с его методами мониторинга, контроля и надзора действительно заменяются, даже на конвейере, новыми методами, которые в сочетании с двумя принципами индивидуальной оценки эффективности и полного управления качеством создают патологии перегрузки и другие новые патологии тоже.

47
Это определение новых форм организации труда, которые также являются новыми методами доминирования, приводит к результатам, которые сильно отличаются от социологических описаний с точки зрения расширения прав и возможностей и гибкости работы.Напротив, субъективное описание немедленно указывает на резкое сокращение индивидуальных и коллективных полномочий под эгидой индивидуальной оценки и тотального управления качеством (Dejours 2004). Фактически, новые методы организации труда используют и другие средства, которые уже несколько лет дополняют первую технику. Эти средства можно разделить на три категории:

48
Индивидуальные оценки результатов работы нарушают солидарность, что, конечно же, является их основной целью в контексте доминирования труда.Но они также пытаются подорвать основы сотрудничества, подрывая доверие и поощряя нелояльное поведение между коллегами, оказавшимися в конкуренции друг с другом. Одиночество влияет и на руководителей, а не только на «подчиненных». Менеджер, изолированный от других, наедине со своим контрактом, основанным на целях, не может получить выгоду от взаимопомощи или сотрудничества. Он боится, что не выдержит, и компания тоже. Теперь могут быть применены новые средства: индивидуальная помощь, новый вид помощи в достижении результатов, который устраняет внутреннее сотрудничество, привносимый извне «тренером», который обычно имеет психологическую подготовку.Теория и используемые методы мало что значат. Все, что имеет значение, — это эффективность тренера в поддержании морального духа нерешительного босса, другими словами, в самых тривиальных терминах, для поддержания его энтузиазма к управлению.

49
Быстрый рост коучинга показывает, что он отвечает требованиям страдающих менеджеров и руководителей. Коучинг отвечает их потребностям, и для компании он стал приемлемым способом противодействия негативным последствиям индивидуальных оценок эффективности, которые разрушают сотрудничество.

50
Другой широко используемый метод — это «управление стрессом». Он также направлен на устранение неблагоприятных последствий организации работы, которые, как правило, вызывают перегрузку, переутомление, истощение и, как следствие, снижение активности, раздражительность по отношению к коллегам и риск психопатологических декомпенсаций (ср. Патологии перегрузка).

51
Использование стрессовой фразеологии можно рассматривать как средство доминирования на рабочем месте. Это помогает преобразовать критическое мышление в бихевиоризм, препятствующий как анализу доминирования, так и анализу страданий, оставляя видимой только глобализацию, нематериальный fatum , с одной стороны, и издержки для систем медицинского страхования, с другой.Любопытно, что затраты на коучинг и управление стрессом, которые хоть и высоки, но финансируются непосредственно компаниями, не учитываются в терминологии стресса.

52
У нас нет времени здесь заниматься анализом, который показал бы, как модель человеческого существа, выраженная фразеологией стресса, служит ингредиентом при изготовлении согласия, поскольку помогает агентам не думать об их общей человечности и делать напрасными или невозможными любые попытки переосмыслить принципы организации работы.Усвоив фразеологию стресса, агенты перестают думать о себе как о субъектах. Эта когнитивная капитуляция по большей части является добровольной, поскольку размышление об условиях, наложенных на них, вместе с их будущим, как обещание повторного присвоения, немедленно и неизбежно ведет к деятельности, которая увеличивает страдания. Простота фразеологии стресса не только продиктована бизнесом и «коммуникацией» в СМИ, но также необходима для защиты от мышления. Здесь мы находим другое лицо изготовления согласия, близкое к теме отчуждения, поскольку оно представляет собой один из способов, которыми индивиды отрицают себя.

53
Возникновение новых патологий в мире труда демонстрирует эффективность значительных изменений в методах господства в нашем обществе. В той мере, в какой эти методы успешно разрушают солидарность, мы должны признать актуальность так называемой теории «центральности работы» в отношении политики. Нарушая солидарность профсоюзов, эти методы решительно подрывают социальную критику и борьбу против этого господства во всех слоях общества.

54
Однако успех новых методов доминирования, индивидуализированной оценки эффективности и общего управления качеством в возможной комбинации с коучингом и управлением стрессом нельзя приписывать, как это часто думают, неумолимой логике экономической системы, закону свободный рынок, глобализация и экономическая конкуренция.

55
Действительно, индивидуальные оценки эффективности реализуются с помощью методов, которые с практической точки зрения отнимают много времени.Тщательный анализ различных конкретных форм оценки показывает, что они влекут за собой бремя, которое значительно увеличивает рабочую нагрузку.

56
Эти новые методы господства могут быть успешными только в том случае, если значительная часть рабочих, менеджеров и подчиненных будет активно участвовать в их успехе. Более того, даже те, кто им подчиняется, также должны активно им помогать.

57
Никакая организация, правительство, учреждение или бизнес не функционируют, если их агенты строго соблюдают инструкции.Ведь если бы это было так, рабочие замедлили бы рост, и система вышла бы из строя. Однако в случае оценки стремление заставить ее работать тем более важно, что легко показать, что какие бы методы ни использовались, они неизбежно ненадежны и несправедливы. Следовательно, они обязаны своим успехом не своей технической пригодности для труда, а скорее тому факту, что они обеспечивают господство дополнительной властью.

58
Вот почему мы не можем согласиться с гипотезой о том, что распространение несправедливых методов, осуждаемых рабочими, навязывается им против их воли.Напротив: они его нетерпеливые слуги.

59
Здесь мы касаемся вопроса отношения между отчуждением и добровольным рабством . Недавно в самих мировых судьях была введена система индивидуальной оценки работы — с надбавкой за результативность! И даже совсем недавно план психического здоровья, опубликованный Министерством здравоохранения Франции под руководством Национального управления здравоохранения, потребовал введения индивидуальной оценки профессиональной практики ( évaluation personalisée des pratiques professionalnelles , или EPP) для все французские психиатры.Никто не знает, на каком основании это могло быть разработано, поскольку никто даже не знает, как описать с точки зрения работы деятельность психиатра, поскольку она сложна и варьируется от одного практикующего врача к другому, от одного клиента к другому и от одного пациента. поле работы в другое.

60
Неважно: поскольку это предусмотрено законом, оно будет реализовано.

61
Здесь легко определить место приверженности в успехе или неудаче этих новых национальных нормативных актов. Психиатрам достаточно просто позволить этому случаю sensu stricto , чтобы подход немедленно потерпел неудачу.Пусть это происходит: другими словами, соглашайтесь на оценку или самооценку, но также строго сообщайте, что они не знают, как это делать, и поэтому никоим образом не могут способствовать успеху проекта. Это было бы еще проще, поскольку они не только должны быть оценены, но, кроме того, каждый психиатр должен лично оплачивать центральному агентству стоимость оценки, целью которой он будет.

62
Несмотря на эти препятствия, система обязательно будет внедрена.Как? Именно через небольшое количество психиатров, которые охотно поддержат оценку. Отобранный организациями, близкими к Министерству и Национальному управлению здравоохранения, URML ( union régionale de médecine libérale , или Региональный союз либеральной медицины), несколькими практикующими, которые совершенно некомпетентны в науке о работе, как и фактически все практикующие врачи Франции, тем не менее, будут уполномочены Национальным органом здравоохранения проводить оценку своих коллег.Также очевидно, что среди практикующих врачей те, кто наиболее активно заботится о своих пациентах, не имеют ни вкуса, ни желания участвовать в этих оценочных упражнениях, которые не будут способствовать их повседневной борьбе с клиническими и практическими проблемами, а могут только вызвать их. потерять больше своего и без того короткого и ценного времени. Таким образом, неизбежно практикующие врачи, которые меньше всего инвестируют в клиническую практику или обладают меньшим опытом, примут предложение стать оценщиками, что позволит им уйти от практических обязанностей по оказанию помощи.

63
Таким образом, они будут вознаграждены за власть над своими коллегами. Здесь мы находим конкретную форму того, что Ла Боэти называл «мелкими вождями [ тиран ]», без которых власть тирана [ тиран ] не может продолжаться: «[W] всякий раз, когда правитель делает себя диктатором, все нечестивые отбросы нации — я не имею в виду стаю мелких воров и безухих хулиганов, которые в республике не важны ни в зле, ни в добре, — но все те, кто развращены пламенными амбициями или необычайной алчностью, собираются вокруг него и поддержать его, чтобы иметь долю в добыче и стать мелкими вождями под властью большого тирана »(La Boetie 1574/1942, 43-44).

64
Если они докажут свою приверженность, и только при условии, что они проявят большую готовность, то независимо от того, с какими серьезными препятствиями они неизбежно столкнутся, оценка профессиональной практики в психиатрии будет установлена ​​во Франции. Без обязательств система рухнет сама по себе in statu nascendi .

65
Однако важно отметить, что психиатры, даже самые критичные к закону, уже, кажется, смирились с его соблюдением.Таким образом, рвение заседателей как мелких вождей имеет все шансы быть переданным при согласии и подчинении большинства.

66
В любом случае решающим шагом, от которого зависит успех проекта, является внедрение ПОП в какой-то части профессии, пусть и небольшой в количественном отношении. Как только небольшое количество людей согласится подать на него заявку, Национальное управление здравоохранения объявит не только, что программа EPP возможна, но и что она была успешной. Этот шаг имеет решающее значение: первая волна ПОП должна быть успешной при отсутствии какого-либо содержания, основы, теоретического или практического обоснования, поскольку ее цель не в улучшении качества помощи, которое невозможно определить, а в повышении качества обслуживания. засилье врачей.

67
Вот почему URML предложил бесплатно оценить всех практиков, которые будут добровольцами в течение первого года программы EPP.

68
Напомним из предыдущего обсуждения, что новые патологии, возникающие на рабочем месте, отражают распад «мира» и рост одиночества. Однако, в отличие от Арендт, эта часть исследования, основанная на клинических исследованиях, привела к изменению причинного пути. Для Арендт именно разрушение мира порождает лабораторий животных, и условия современного человека.Согласно психодинамике труда, именно работа и, более конкретно, ее организация представляет собой важнейшее средство новаторства, экспериментирования и трансформации господства, посредством которого терпят поражение человеческий мир и политика.

69
Присущий любой стратегии организации работы, как в тейлоризме и японской модели (онизма), так и в индивидуальной оценке эффективности, действительно всегда есть желание разделить работников и пресечь любые попытки самоорганизации, которые могут конкурировать с предписанной организацией труда. Работа.

70
Рассматриваемое с точки зрения клинического исследования, отчуждение не сводится к новым психическим патологиям, которые мы наблюдаем в настоящее время в мире труда, поскольку, как это ни парадоксально, эти патологии являются скорее трагическим выражением борьбы с отчуждением. Отчуждение характеризуется скорее исчезновением признаков сопротивления процессу, который глубоко противоречит человеческому виду.

71
Однако эти новые патологии показывают прогресс процесса, который можно связать или спутать с отчуждением как таковым, поскольку может быть достигнуто соглашение о сущности отчуждения.

72
Может ли психология труда помочь определить содержание концепции отчуждения в социально-историческом контексте, в котором мы сейчас живем? С точки зрения, которую мы здесь обрисовали, отчуждение не следует понимать как процесс, воплощенный в поведении индивидов. Скорее, это концепция, расположенная на определенном уровне абстракции, относящаяся в первую очередь к определенному движению или ориентации: ориентации на отрицание человеческого вида. Что здесь подразумевается под человеческим существом? Это то, из чего люди получают свое призвание к самореализации посредством своей способности выражать себя в своих действиях и работе, расширяя себя через культуру.

73
В основе человеческого существа — способность и воля к работе. Однако при условии, что мы понимаем «труд» в строго философском смысле, который Маркс дает этому термину, другими словами, живого труда . В марксистской концепции живого труда есть идея о том, что осуществление человеческой сущности является культурным, в этой культуре как раз то, чем люди чтят жизнь. Для Маркса труд в своей основе живой, индивидуальный и субъективный.

74
Отчуждение обозначает не состояние, а скорее направление, ориентацию, которую люди могут принять, выбирая путь, ведущий их к отрицанию своей сущности, другими словами, к отрицанию жизни, к бесчестию. Отчуждение означает не столько отказ от свободы, сколько отвлечение внимания или забвение аксиологического измерения живого труда.

75
Если живой труд действительно лежит в основе человеческого освобождения, то отчуждение было бы частично связано со смертельной опасностью обращения труда против самого себя, другими словами, искажения человеческой деятельности живого труда с целью превратить его в мертвый труд.

76
Доминирование — не причина отчуждения. Весь живой труд всегда и везде находится в ловушке господства, и если живой труд является человеческим родовым существом, то это еще и потому, что именно через него люди могут преодолеть господство, освободиться как от господства других, так и от господства других. господство природы. И по этому же принципу живой труд производит свободу. С разработанной здесь точки зрения отчуждение составляет первичных . Люди не являются собой.Именно благодаря живому труду они иногда могут освободиться от возложенных на них определений и вернуть себе свою сущность.

77
Но эта способность восстанавливать себя живым трудом невозможна для человека в одиночестве. Он может реализовать эту способность, это расширение, только если сила его воли к жизни не всегда и не встречает господства, стремящегося разочаровать его в этой способности. Другими словами, если он встречает alter egos , которые, как и он сам, ищут способы почтить жизнь, и если он может установить и защитить основы сотрудничества с ними.

78
Новые формы психической патологии на рабочем месте показывают, что пустыня сейчас быстро распространяется. Потому что в последние годы люди добровольно соглашаются на разработку форм организации труда , которые, другими словами, разрушают мир. В пространстве солидарности и политики современное общество поддерживает неоднозначное отношение к отчуждению.

79
Источник отчуждения не в частной собственности. Его корни лежат значительно ниже этого — в добровольном подневольном труде и его современных формах, которые действуют в основном через участие в индивидуальной оценке работы.Но Маркс это уже показал. Живой труд по своей сути субъективен. Он не принадлежит к видимому миру, а потому не может быть оценен объективно и количественно.

80
Отчуждение начинается с поражения мысли, которое представляется серьезным риском каждый раз, когда люди забывают, что жизнь разума и его ипостась, культура, имеют ценность только постольку, поскольку они имеют прочную связь с реальным, что может быть подтверждено только путем ссылки. к живому труду и благоговение перед ним. «Продуктивная жизнь — это жизнь вида.Это жизнь, порождающая жизнь. Весь характер вида — его видовой характер — содержится в характере его жизнедеятельности; а свободная сознательная деятельность — видовой характер человека »(Маркс 1844/2007, 75). «Видовая деятельность или человек как видовое существо — это человек как участник человечества, другими словами, человек, способный реализовать свою сущность» (цитата Фейербаха: Aron 2002, 104).

81
Новые формы страданий и патологий на рабочем месте отражают поражение мысли перед лицом современных пророчеств, которые утверждают, что все в этом мире поддается количественному определению и должно быть определено количественно, и торжествующе провозглашают, что работа является ценностью, которая исчезает.

Отчуждение | общество | Britannica

Отчуждение , в социальных науках, состояние чувства отчужденности или отделенности от своего окружения, работы, продуктов труда или самого себя. Несмотря на свою популярность в анализе современной жизни, идея отчуждения остается неоднозначным понятием с неуловимым смыслом, наиболее распространенными являются следующие варианты: (1) бессилие, ощущение того, что судьба не находится под собственным контролем, а определяется внешними факторами. агенты, судьба, удача или институциональные механизмы, (2) бессмысленность, относящаяся либо к непостижимости, либо к непротиворечивому значению в любой сфере деятельности (такой как мировые дела или межличностные отношения), либо к общему чувству бессмысленности жизни, ( 3) отсутствие норм, отсутствие приверженности общим социальным условностям поведения (отсюда широко распространенное отклонение, недоверие, безудержная индивидуальная конкуренция и т. Д.), (4) культурное отчуждение, чувство отстраненности от установленных в обществе ценностей (как, например, в интеллектуальных или студенческих восстаниях против традиционных институтов), (5) социальная изоляция, чувство одиночества или исключенности в социальных отношениях (например, среди членов группы меньшинств), и (6) самоотчуждение, возможно, наиболее трудное для определения и, в некотором смысле, основная тема, понимание того, что в той или иной форме индивид находится вне связи с самим собой.

Признание концепции отчуждения в западной мысли также было неуловимым. Хотя статьи об отчуждении не появлялись в основных справочниках по социальным наукам до 1930-х годов, эта концепция явно или неявно существовала в классических социологических работах 19-го и начала 20-го веков, написанных Карлом Марксом, Эмилем Дюркгеймом, Фердинандом Тоннис, Максом Вебером и Георг Зиммель.

Возможно, наиболее известное использование этого термина было у Маркса, который говорил об отчужденном труде при капитализме: работа была вынужденной, а не спонтанной и творческой; рабочие мало контролировали рабочий процесс; продукт труда был экспроприирован другими для использования против рабочего; а сам рабочий стал товаром на рынке труда.Отчуждение заключалось в том, что работники не получали удовлетворения от работы.

Марксизм, однако, представляет собой только одно направление мысли об отчуждении в современном обществе. Второй поток, который гораздо менее оптимистичен в отношении перспектив отчуждения, воплощен в теории «массового общества». Наблюдая за нарушениями, вызванными индустриализацией в 19-м и начале 20-го веков, Дюркгейм и Тоннис — а в конечном итоге также Вебер и Зиммель — каждый по-своему задокументировали уход традиционного общества и, как следствие, потерю чувства общности.Современный человек был изолирован, как никогда раньше — анонимным и безличным в урбанизирующейся массе, оторванным от старых ценностей, но без веры в новый рациональный и бюрократический порядок. Возможно, наиболее яркое выражение этой темы содержится в понятии дюркгейма «аномия» (от греческого anomia, «беззаконие»), социального состояния, характеризующегося безудержным индивидуализмом и распадом обязательных социальных норм. И Вебер, и Зиммель продолжили дюркгеймовскую тему. Вебер подчеркивал фундаментальный сдвиг в сторону рационализации и формализации социальной организации; личных отношений стало меньше, а обезличенная бюрократия увеличилась.Зиммель подчеркивал противоречие в социальной жизни между субъективным и личным, с одной стороны, и все более объективным и анонимным — с другой.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Приведенные выше определения отчуждения — бессилия, бессмысленности, отсутствия норм, культурного отчуждения, социальной изоляции и самоотчуждения — могут служить только приблизительным руководством, потому что в любой из категорий могут существовать радикально разные концепции идеи.Таким образом, в отношении самоотчуждения можно «потерять связь» с самим собой несколькими совершенно разными способами. Более того, авторы разошлись не только в своих определениях, но и в предположениях, лежащих в основе этих определений. Два таких противоположных предположения — нормативное и субъективное. Во-первых, те, кто наиболее близко придерживался марксистской традиции (например, Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Джордж Фридман и Анри Лефевр), рассматривали отчуждение как нормативную концепцию, как инструмент для критики сложившегося положения дел в свете некоторых стандарт, основанный на человеческой природе, «естественном законе» или моральных принципах.Вдобавок марксистские теоретики настаивали на отчуждении как на объективном условии, совершенно независимом от индивидуального сознания — следовательно, можно быть отчужденным на работе независимо от того, какие чувства он испытывает к опыту работы. С другой стороны, некоторые писатели подчеркивали, что отчуждение — это социально-психологический факт: это переживание бессилия, чувство отчужденности. Такое предположение часто встречается при анализе и описании девиантного поведения и в работах таких теоретиков, как Роберт К.Мертон и Талкотт Парсонс.

Многие попытки измерить и проверить уровень отчуждения среди различных групп населения (например, городских жителей или рабочих конвейеров) дали неоднозначные результаты, которые ставят под сомнение полезность отчуждения как концептуального инструмента для исследований в области социальных наук. Некоторые социологи пришли к выводу, что эта концепция по сути философская.

Отчуждение родителей: время что-то изменить

В январе 2014 года моя статья «Новые голоса» была опубликована в журнале Психолог .«Время замечать; время вмешаться »рассмотрел вопрос об отчуждении родителей — неоправданном или, казалось бы, неоправданном отказе ребенка от достаточно хорошего, любящего родителя. В ноябре 2016 года номер был показан на шоу Виктории Дербишир. «Замечаем» ли мы сейчас отчуждение родителей? Правильно и эффективно ли мы, психологи, «вмешиваемся»?

Особенность Виктории Дербишир сосредоточена в основном на чистом отчуждении — преднамеренном поведении одного из родителей с целью настроить ребенка против другого родителя — на фоне призывов к криминализации этого, как и в других юрисдикциях.Сэр Энтони Дуглас, генеральный директор Cafcass, определил сложное психологическое существование отчужденных детей, сравнив его с жизнью в культе. Он сообщил, что сотрудники Суда по семейным делам хорошо осведомлены об отчуждении, и обрисовал свою роль в изучении часто неоднозначных «фактов» в семейных делах, чтобы прийти к безопасному и всестороннему анализу потребностей, желаний и чувств ребенка. Дуглас также признал ключевым фактором в любом случае отчуждения временные рамки для ребенка. Отчужденная позиция коррелирует с продолжительностью периода отсутствия контактов с родителем.

Юристы в судебных разбирательствах по семейному праву регулярно дают мне указания провести оценку, когда ребенок отказывается от контакта, родитель препятствует контакту или когда есть подозрение на отчуждение родителей. К сожалению, мой опыт показывает, что эти дела часто рассматривались в суде по семейным делам, обычно без значимого контакта, в течение трех, четырех или даже пяти лет, прежде чем они были «идентифицированы» знающим опекуном. Документация по делу свидетельствует о неспособности идентифицировать раннее отчуждающее поведение, недостаточном изучении выраженных детьми желаний и чувств и недостаточном анализе сопутствующей информации.В большинстве этих случаев ребенок испытывает психологический стресс; часто они испытали значительный эмоциональный вред, а иногда есть свидетельства психологического насилия над детьми. Это вопросы благосостояния детей, а не вопросы организации детей, однако они решаются в рамках частного семейного права, состязательный характер которого часто усугубляет процесс отчуждения.

Отчуждение родителей еще не до конца понятно повсеместно в Великобритании. Сложность конфликта после разлуки и раздражения редко сводится к тому, чтобы один родитель плохо себя вел.Это чистое и серьезное отчуждение родителей часто связано с глубинной психопатологией. Не пора ли нам, психологам в Великобритании, быть более активными, чтобы гарантировать, что весь спектр случаев отчуждения будет правильно идентифицирован и что соответствующие целевые меры будут предложены при первой же возможности?

Существуют протоколы оценки (Fidler et al., 2012). Растет база данных о надлежащих юридических и терапевтических вмешательствах (Templer et al., 2016). Отвечая на призыв сэра Энтони улучшить руководство для Cafcass, разве Британское психологическое общество не обязано руководить такими рекомендациями в соответствии с нашими специальными знаниями и стратегической целью максимального воздействия психологии на государственную политику? Общество недавно собрало многопрофильную группу на семинаре по родительскому отчуждению. Я твердо верю, что настало время сотрудничать в области руководства, оценки и предоставления услуг для этих детей и семей, где они срочно необходимы, по всей Великобритании.

Доктор Сью Уиткомб CPsychol AFBPsS
Решения для семейной психологии CIC

Ссылки

Фидлер, Б.Дж., Бала, Н. и Сайни, М.А. (2012). Дети, которые сопротивляются родительскому контакту после разлучения родителей: дифференцированный подход для юристов и специалистов в области психического здоровья. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Темплер, К., Мэтьюсон, М., Хейнс, Дж. И Кокс, Г. (2016). Рекомендации по передовой практике в ответ на отчуждение родителей: результаты систематического обзора [Предварительная онлайн-публикация]. Журнал семейной терапии . DOI: 10.1111 / 1467-6427.12137

Незначительное злоупотребление аргументами родительского отчуждения в делах об опеке

Разлучение с семьей, при котором возникает вопрос об опеке над ребенком, может стать сложным, болезненным и спорным. Но некоторые из этих семей также сталкиваются с дополнительной проблемой: отчуждением родителей, когда один из родителей ведет психологическую кампанию, чтобы безосновательно настроить ребенка против другого родителя.

Дженнифер Харман, адъюнкт-профессор психологии CSU

, адъюнкт-профессор психологии Университета штата Колорадо Дженнифер Харман и другие исследовали родительское отчуждение и его последствия в течение многих лет и объясняют, что это отличается от отчуждения.В умеренных и тяжелых случаях отчужденный ребенок будет однозначно и необоснованно отвергать целевого родителя без истинной причины. Научно обоснованное явление имеет вполне реальные последствия не только для другого родителя (более 40% родителей, которые в настоящее время умеренно или сильно отчуждены, думали о самоубийстве в прошлом году), но и для детей, которые часто имеют долгосрочные психологические проблемы. (включая гнев или недостаток сочувствия).

Но также были и противоположные аргументы, утверждающие, что отчуждение родителей часто используется неправильно, чтобы игнорировать или отвергать заявления о жестоком обращении, или что обвинения в отчуждении приводят к гендерным предубеждениям в отношении женщин, поскольку суды определяют опеку над детьми.

Харман и ее соавтор, судебный психолог и адвокат Демосфен Лорандос, хотели расследовать некоторые из этих утверждений. Для этого они разработали тщательное открытое научное исследование, чтобы оценить, как обвинения в отчуждении родителей влияют на решения судов, касающиеся опеки над детьми. Их результаты были опубликованы в Интернете 14 декабря в Psychology, Public Policy & Law , журнале Американской психологической ассоциации.

Ставить под сомнение сомнительные выводы

Поводом для нового исследования послужило утверждение от 2019 года ученого-юриста, который утверждал, что она и ее команда нашли эмпирические доказательства того, что заявления об отчуждении родителей использовались для игнорирования обвинений в жестоком обращении, часто отдавая детей на попечение потенциальных нарушителей — и что это также приводит к тому, что женщины с большей вероятностью теряют опеку.Исследователи также были обеспокоены тем, что эта новая работа часто упоминалась в аргументах в США и за рубежом в отношении политики и законов, предлагающих игнорировать отчуждение родителей в делах об опеке над детьми.

«Это было тревожно, — сказал Харман. Еще больше их беспокоило то, что отчет группы юристов не был опубликован в рецензируемом исследовательском журнале и не содержал прозрачности в отношении их методологии и данных, даже когда команда Хармана запрашивала дополнительную информацию. «Чем больше мы копались в ней, тем хуже она выглядела», — сказала она.

Итак, Харман и Лорандос решили: «Давайте проведем настоящий тест, используя научные, прозрачные методы, и посмотрим, найдем ли мы такие же результаты», — сказал Харман. «Хорошая наука требует воспроизведения. И никогда не следует пытаться изменить политику на основе одного исследования, не говоря уже о методологически ошибочном ».

Они знали, что это слишком важный вопрос, чтобы оставлять утверждения, основанные на неясной и сомнительной исследовательской практике. «На карту поставлены семьи и благополучие детей», — добавила она.

Расчищая путь для надежной науки

Прежде чем приступить к кодированию и анализу данных, Харман и Лорандос представили свои гипотезы и методы на Open Science Framework, открытой веб-платформе, которая поддерживает исследования и сотрудничество. «Мы хотели сделать это правильно и прозрачно», — сказал Харман. «Все наши данные там, и любой сможет их просмотреть».

После того, как 19 ассистентов-исследователей, все слепые к гипотезе исследования, изучили 967 отчетов о судебных делах на уровне апелляций, в которых было обнаружено или предположительно произошло отчуждение родителей, «мы не нашли никакой поддержки тому, что она утверждает.На самом деле мы обнаружили обратное », — сказал Харман. Другими словами, они обнаружили, что иски об отчуждении родителей не использовались для отмены обвинений в жестоком обращении.

Авторы считают, что это хорошая новость, и указывают на то, что системы защиты детей на самом деле работают хорошо. Они обнаружили, например, что тем, кто занимался отчуждением ребенка от другого родителя, уделялось меньше времени на воспитание детей. И, с другой стороны, если родитель утверждал, что стал жертвой кампании отчуждения, но их обвинение не было сочтено экспертом заслуживающим доверия, у них не было больше шансов получить больше родительского времени.

Пол также, похоже, не играл роли в решениях об опеке, в которых предполагалось отчуждение. И только примерно в дюжине из почти 1000 изученных дел об опеке суды сочли отчуждение родителей более вопиющим, чем прошлые подозрения в других злоупотреблениях, которые они передали последнему опекуну. Исследователи не нашли никаких доказательств того, что дети были переданы под опеку родителей, активно жестоко обращающихся с ними.

«Обнадеживает то, что суд, похоже, не воспринимает легкомысленно какие-либо обвинения в отчуждении или жестоком обращении со стороны родителей», — сказал Харман.«Наши данные доказывают, что суды говорят:« Это серьезно, и это влияет на детей, и мы должны защищать этих детей от такого рода жестокого обращения »».

К сожалению, утверждение 2019 года об обратном все еще набирает обороты, хотя «данные совершенно не подтверждают это», — сказал Харман. Она надеется, что их новое надежное исследование поможет повернуть вспять к твердой науке в этой области исследований.

Потому что, если бы претензии об отчуждении родителей были отвергнуты, когда они на самом деле были правдой, «это затронуло бы тысячи, если не миллионы семей, переживающих развод или последствия расторжения отношений с другим родителем», — сказала она.

Кафедра психологии находится в Колледже естественных наук.

Политическое отчуждение и психологическое благополучие уличных бюрократов: посредническая роль отчужденности | Журнал исследований и теории государственного управления

Аннотация

В эпоху реформ нового государственного управления политика государственного сектора часто создает несоответствие между социальными и экономическими ценностями, что может привести к отчуждению от государственной политики — чувство оторванности профессионалов от государственной политики.Политическое отчуждение может вызвать волнения среди государственных специалистов и иметь несколько негативных последствий для их благополучия и отношения к работе. Негативные последствия политического отчуждения могут препятствовать предоставлению государственных услуг. Однако существующих исследований политического отчуждения и его последствий для благосостояния уличных бюрократов мало. Таким образом, неизвестно, как директивные органы могут обуздать политический разрыв и противодействовать его негативным последствиям. Чтобы внести свой вклад как в теорию, так и в практику общей политики отчуждения, наше исследование выдвинуло гипотезу о том, что два измерения общей бессмысленности политики — бессмысленность клиентов и социальная бессмысленность — отрицательно связаны с психологическим благополучием уличных бюрократов.Мы предполагаем, что эти негативные отношения связаны с отчуждением. Данные опроса с запаздыванием во времени, собранные у 401 государственного специалиста и проанализированные с помощью моделирования структурными уравнениями, подтвердили наши гипотетические взаимосвязи. Настоящее исследование расширяет номологические сети антецедентов и последствий отчужденной приверженности и предлагает важные выводы, которые могут помочь политикам противостоять проблемам, связанным с отчуждающей приверженностью государственных специалистов и психологическим благополучием.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts