Отрицание в психологии: Защитный механизм: отрицание

Содержание

Защитный механизм: отрицание

Определение 1

В психологии отрицание рассматривается как защитный механизм психики от обстоятельств и чувств, которые могут разрушительно на нее воздействовать. Психоанализ определяет отрицание как непринятие личностью неприемлемых влечений, мыслей и чувств.

Опасность отрицания

Психика человека может чрезмерно склоняться к игнорированию, что может стать причиной развития и функционирования патологических особенностей личности, нарушений функционирования психики и расстройств.

Распространенными ситуациями, которые отрицает психика человека, являются:

  • Игнорирование болезни. Боязнь заболевания и его последствий, человек отказывается замечать ее явные признаки или симптомы. Это явление опасно, так как человек может своевременно не обращаться к врачу, специалисты за лечением, вследствие чего болезнь стремительно развивается. В таком случае забота и поддержка близких может вызывать у человека неприятие и раздражение.
  • Игнорирование зависимости. Приверженцы алкогольной зависимости считают, что способны прекратить употребление алкоголя и наркотиков в любой момент. Их мнение не позволяет им обратиться за помощью в специализированные учреждения. Следует отметить, что признание наличия проблемы является одним из основополагающих мотивов в выздоровлении.
  • Игнорирование страха. Люди, занимающиеся экстремальными видами спорта, обычно отрицают опасность их деятельности, страх притупляется. Часто это приводит к тому, что они начинают халатно относиться к технике безопасности и это приводит к печальным последствиям.
  • Игнорирование проблем в семейной жизни. Люди в браке часто привыкают друг к другу так, что становятся для своего партнера не интересными, тем самым отдаляясь от него. Партнеры игнорируют очевидные признаки неблагополучия союза, поэтому множество семейных союзов распадаются из-за того, что оба партнера имеют защитные психологические механизмы.
  • Отрицание смерти близкого.
    Первой реакцией при получении сведений о гибели родного человека является отрицание. Механизм отрицания дает человеку возможность выполнять необходимые действия при случившемся.

Стадии переживания

Психологи выделяют 5 стадий, через которые человеку необходимо пройти, прежде чем принять травмирующую ситуацию, например, постановку определенного неблагоприятного диагноза:

  1. Отрицание: неверие в то, что произошло, ожидание чуда и опровержения полученной информации.
  2. Гнев: поиск ответов на вопрос «почему?», человека начинают раздражать люди, столкнувшихся с такой же проблемой, поиск виновных.
  3. Торг: своеобразное желание «откупиться» от неизбежного, готовность отдать средства для исправления ситуации, совершение бесконтрольных трат, углубление в религию.
  4. Депрессия: человек теряет надежду, у него не остается сил бороться с проблемой, снижается аппетит, появление мыслей о самоубийстве.
  5. Принятие: смирение с произошедшим, принятие ситуации как должной.

Психологи пришли к выводу, что не каждый человек проходит эти 5 стадий. Они могут проживаться в другом порядке или человек может проходить лишь некоторые из них. В таких случаях отрицание встречается часть и является важной составляющей процесса принятия неизбежного.

Механизм отрицания обеспечивает удержание от сознания содержание, которое может нанести ущерб психике. Действие сильных травмирующих факторов сглаживается, и психика мобилизует свои ресурсы к адаптации в сложившейся ситуации.

Ошибки при отрицании

Выделяют 2 ошибки, которые совершаются при отрицании информации, среди них следующие:

  • Смещение акцента с любви на ненависть, в итоге в сознании остается только ненависть, например, смещение с любви к себе и партнеру на неприятие каких-либо качеств.
  • Нахождение причины, мешающей исполнению желаемого. Все многообразие жизни видится под одним углом, человек должен видеть многофакторность и многопричинность в жизни – именно это поможет осознать, например, отсутствие виновных и практическую невозможность их наказания.

Путь отрицания прост, он характеризуется усилением негативных эмоций, чувством отдаленности и сужением восприятия. Что необходимо делать для того, чтобы справляться с болью и страхом? Вот некоторые ответы на этот вопрос:

Фокусирование на чувстве любви. Однако ситуация иногда может быть такой невыносимой, что человек откажется от чувства любви вовсе. Например, убийцы и маньяки – это люди, далеко зашедшие в своем отрицании и навсегда отказавшиеся от любви. Именно усилением чувства любви следует реагировать на сильную боль. Этот путь ведет к расширению сознания, увеличению способности справляться со страхом и болью. Сужающий свое сознание отрицанием человек не только становится источником страданий, но и оказывается неспособным испытывать ощущение счастья.

Осознание многопричинности произошедшего. Не стоит отделяться от тех, кто причинил боль.

Отрицание – примитивная защита

Почему механизм отрицания называют примитивным? Психоаналитики отмечают, что он возникает на самых ранних этапах формирования человеческой психики. Например, ребенок испугался и заплакал, но внезапно ему принесли конфетку и его внимание переключилось на нее. Так, фактически он забыл о существовании негативного опыта.

Детская психика защищается от негатива при помощи отрицания. Если бы дети все помнили, им было бы гораздо хуже, поэтому механизм отрицания удаляет из сознания тревожные и беспокоящие аспекты действительности.

Влияние отрицания на психологию человека

В человеческом сознании может являться преобладающим механизм отрицания. В таком случае психоаналитики говорят о гипомании, поскольку отрицание негативных сторон действительности, вызывающие тревогу, в реальности приводит к развитию маниакального состояния.

Так, механизм отрицания действует, когда женщина отказывается проходить ежегодный гинекологический осмотр, отрицая, что у нее может быть какое-либо заболевание. Этот простой пример является нормальной реакцией. Тем самым женщина защищает себя от чувства беспокойства, которое связано с посещение врача, с ожиданием результатов исследований.

Отрицание в реальности всегда приводит к психологическому заболеванию, исчезновению негативных эмоций, что проявляется в маниакальности. Люди могут часто использовать уверенную фразу «Все хорошо». Такие представители говорят, что легко забывают плохое или в их жизни вообще не происходило ничего страшного и плохого.

Обратной стороной отрицания является депрессия. В обществе человек может прикрываться маской оптимиста, использовать в общении юмор и шутки, но только близкие видят, как плохо таким людям.

В психиатрии преобладание механизма отрицания приводит к маниакально-депрессивному психозу.

Для поддержания работы механизмов защиты на оптимальном уровне требуется постоянное расходование энергии. Такие затраты могут быть не только существенными, но и непосильными для личности, что приводит к появлению невротических симптомов и нарушениям адаптируемости.

«Я не» — психологическая защита отрицание, Психология – Гештальт Клуб

«Я не», или «Три дня я гналась за вами, чтобы сказать, как вы мне безразличны». Отрицание — одна из самых ранних и примитивных психологических защит, строится на иллюзии, что если что-то отвергнуть, отринуть, убрать с глаз долой из восприятия, то оно исчезнет. Ребенок прячется от скандалящих между собой родителей, и когда перестает видеть и слышать их конфликт, он перестает его затрагивать, первая реакция на какое-то катастрофическое событие — обычно отрицание даже у взрослых. Отрицание может отсрочить осознание какого-то факта до момента, когда будут ресурсы его переварить, если бы только белочка сама не забывала, где спрятала орешек. Реальность частично игнорируется: я не хочу видеть, я не смотрю, для меня этого нет, значит этого вообще нет. Но ничто не исчезает из-за нашего отказа воспринимать это… 

Отрицание всегда возникает как реакция на утверждение, то есть сначала должно возникнуть чувство или мысль, а потом оно подвергается отрицанию. В психике нет конструкта «я не» самого по себе, когда мы думаем или говорим «я не» — это попытка отвергнуть или задвинуть то, что так или иначе внутри или вовне проявилось в форме утверждения. Если человек часто сам с собой использует конструкцию «я не» — вполне можно предполагать, что он многое отрицает в себе, какие-то свои чувства, мысли, желания и т.д. Чем сильнее что-то нежелательное проявляется, тем сильнее приходится его отрицать. Одно дело говорить «я радостный\спокойный\умиротворенный» — другое дело говорить «я не грустный», чтобы сказать «я не грустный», должно возникнуть чувство или мысль «мне грустно», и ее нужно отвергнуть. Одно дело, если был снаружи вопрос «тебе грустно?» — тогда ответ с «не» вполне может быть логичен, когда без внешнего вопроса построение фразы идет через «не» — это значит, что посылка, чувство, мысль возникли внутри и там же были сразу отвергнуты.

Многие чувства нас учат отрицать прямо с детства, кого какие. Родители могут сами не знать, что с этим делать, как грустить, как сожалеть, как беспокоиться, как испытывать стыд и т.д. Ребенка некому научить обходиться с этими чувствами, и он учится их отрицать автоматически. Чем отличается отрицание от вытеснения? Вытеснение — это «знал, но решил забыть», то есть прежде чем что-то вытеснено, оно хоть как-то мелькает в поле осознания.

Отрицание происходит раньше, то, что отрицается, является слепым пятном, вообще не понятно, что там. Что-то как-то плохо, но разглядеть, что плохо — в подробностях невозможно, потому что слепое пятно. Уже и может есть больше ресурсов чтобы посмотреть на это, но так просто самостоятельно — это слепое пятно сложно убрать, после многолетней тренировки отрицания. 

В чем проблема этого механизма? То, что сильно эмоционально заряжено, но подвергнуто отрицанию, очень сильно управляет нами. Эмоциональный заряд говорит о потребностях, если бы мы знали о них, мы бы могли их прямо удовлетворять или как-то осознанно с ними обходиться. То, что отвергнуто, не исчезает от этого, но исподволь толкает на те или иные поступки, возникают конфликты между осознаваемой мотивацией и этими теневыми чувствами и мотивами. Как-будто стремишься к одному, но как-то все время приходишь к совсем другому. Могут возникать ошибки восприятия, ошибки оценки ситуации и других людей, потому что это правда слепые пятна, мешающие видеть реальность четко.

Например, если невозможно сталкиваться с виной по поводу нашего ущерба для кого-то, то нужно будет отрицать и свое чувство вины, и чувства другого, и его ущерб.

Что с этим делать? Отрицание — очень сильная штука, самому у себя его выследить довольно сложно. Потому что когда-то мы не знали, как с этим быть, и зачем тогда это видеть, там больно, там плохо, туда не хочется ни смотреть, ни дотрагиваться. Мы научились не смотреть и не видеть. В терапии основное — ресурс, терапевт создает безопасное пространство, где можно с опорой, иногда буквально держась за руку, посмотреть на что-то. Второе — терапевт замечает это слепое пятно, замечает противоречия, замечает, как часто клиент строит фразу с отрицания, замечает не только то, что клиент говорит, но и то, что он не говорит, и это не менее важно.

Отрицание и всемогущий контроль: как работают методы психологической защиты

Что такое психологическая защита и зачем она нужна в повседневной жизни? Варвара Негрий, преподаватель психологии и эксперт с 10-летним опытом консультаций, на вебинаре 11 июня рассказала о разных видах и формах психологической защиты и о том, как работают защитные механизмы личности. После теоретической части эксперт предложила слушателям десять практических кейсов психологической защиты.

Наталья Мазунина, специалист отдела лидерства РООИ «Перспектива»:
«Вебинар получился не только очень информативным, но и имел практическую направленность: участники имели возможность буквально сразу же применить полученные знания на предложенных экспертом кейсах. Спасибо эксперту за интересную подачу и комплексный подход!»

Участники вебинара активно включились в процесс решения представленных экспертом задач и, используя полученные знания, успешно «сдали экзамен».

Варвара Негрий, руководитель отдела повышения квалификации МГУ им. М.В.Ломоносова:
«Мне понравилось, как был организован вебинар. Техподдержка оперативно реагировала, отвечая на запросы участников. Отдельная благодарность судропереводчику и ведущему. Они превосходно справились. Аудитория вебинара была очень отзывчива, она быстро усваивала информацию и тут же применила новые знания на примерах. Было очень приятно видеть благодарные отклики. Спасибо всем за активное участие!»

Кратко об эксперте и программе вебинара:
см. анонс «Как работают механизмы психологической защиты?»

Общее количество слушателей вебинара 11 июня 2020:
378 человек (316 электронных адресов) из 122 городов, посёлков, сёл и хутора (56 регионов России; Казахстан, Киргизстан, Молдова и Приднестровье, Украина, Израиль, Испания и Швеция).

Из отзывов слушателей вебинара «Психологическая защита личности»:

Юлия Горелова, г. Энгельс (Саратовская обл.): «Спасибо! Очень понятно! Шикарные примеры! Спасибо за Ваш труд! Отдельная благодарность за возможность использования материала!»

Надежда Трушанова, г. Московский (Москва): «Мне очень понравился вебинар! Спасибо!»

Светлана Желяскова, г. Кишинёв (Молдова): «Спасибо большое! Вебинар был очень интересным. На канал в youtube уже подписана. Жду с нетерпением новых вебинаров. Вы не представляете, насколько важную и нужную работу делаете!»

Ольга Катрич, с. Спасское (г. Спасск-Дальний, Приморский край): «Очень интересно».

Анна Новикова, г. Сергиев Посад (Московская обл.): «Спасибо огромное! Варвара, Вы замечательный профессионал. Спасибо организаторам!!»

Видеозапись вебинара 11.06.2020
(синхронный перевод на русский жестовый язык – Наталья Белова):

Ксения Полушина, г. Екатеринбург: «Спасибо, очень познавательно и интересно!»

Анастасия Лазарева, г. Лобня (Московская обл.): «Спасибо! Все очень наглядно и доступно».

Елена Мурзенко, с. Новая Усмань (Воронежская обл.): «Спасибо большое за полезную информацию».

Александра Ахмедова, г. Тамбов: «Спасибо! Очень информативно!»

Анастасия Снегирева, г. Москва: «Спасибо большое! Очень доступно и понятно».

Вебинар проводится в рамках проекта РООИ «Перспектива» «Расширение прав и возможностей молодежи с ограниченными возможностями здоровья посредством лидерства, изменений в обществе и деятельности по профессиональной ориентации».  

см. все вебинары Web-школы РООИ «Перспектива» – Лидерство

Отрицание: этого не может быть потому что этого просто не может быть

Приходилось ли вам видеть, как человек, услышав шокирующее известие, восклицает «Этого не может быть!» или «Неправда!». Если да, то вы могли наблюдать действие такого  механизма психологической защиты как отрицание.

Отрицание — механизм психологической защиты, проявляется как отвержение мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне.

Для чего это нужно?

Отрицание, как и любая психологическая защита, необходимо нашей психике. С его помощью наше сознание защищается от слишком болезненных для него переживаний, мыслей или фактов.  Такие механизмы как бы смягчают реальность и подают её нашему сознанию уже адаптированной, так, чтобы мы смогли её принять.

Для человека естественно использовать отрицание, когда он получает печальное известие, однако и менее трагические события могут запустить этот процесс.

Отрицание — одна из самых ранних и примитивных психологических защит; часто его применяют дети.

«Если я закрою глаза, то ничего страшного не случится» — так рассуждает любой напуганный ребенок. Но некоторые люди, даже повзрослев, продолжают придерживаться такой позиции и в случае опасности просто «прячут голову в песок».

Такие люди гордятся своим оптимистическим отношением к жизни, их девиз — «Что ни случается, всё к лучшему». При этом подобная позиция мешает им по-настоящему принять трудности, бороться с ними и извлекать уроки из своих ошибок.

Американский психоаналитик Нэнси Мак-Вильямс приводит в своей известной работе по психодиагностике такой пример отрицания: её клиенты, супружеская пара, рожали одного за другим троих детей, которые умирали во младенчестве. Пара отказывалась оплакивать умерших детей, не желала проходить генетическую экспертизу и несмотря на протесты двоих здоровых сыновей была полна решимости родить еще одного ребенка, говоря, что на всё воля Бога.

В данном случае имеет место факт отрицания людьми генетического нарушения. Для них слишком болезненным является тот факт, что с ними что-то не так и им проще ссылаться на волю высших сил, чем предпринять какие-то меры по предотвращению повторяющейся ситуации.

Другой пример отрицания можно описать выражением «любовь слепа», когда влюбленный человек не замечает недостатков объекта своей любви, идеализирует его. Или когда один из партнеров объявляет о разрыве отношений, а другой не верит в это и продолжает надеяться на воссоединение.

Каковы последствия?

Отрицание привносит и позитивные моменты в жизнь человека. Люди, часто использующие эту психологическую защиту, отличаются энергичностью и оптимизмом. В состоянии отрицания люди склонны предпринимать самые активные действия, они не видят опасностей и трудностей и иногда такой настрой приносит успех. Солдаты на войне просто не могли бы идти в бой, если бы со всей очевидностью приняли реальность грозящей им опасности.

Однако уход в отрицание в случае серьезных жизненных трудностей приводит к гораздо более печальному исходу. Например, человек, отрицающий свое заболевание, рискует упустить драгоценное время лечения, а женщина, живущая с тираном и отрицающая серьезность побоев, может поплатиться за свою иллюзию жизнью.

Как правило использование отрицания не говорит о наличии каких-то психических расстройств и встречается в той или иной степени у каждого человека. Однако бывает и так, что человек на протяжении долгого времени не принимает совершенно очевидные факты и это даже может грозить его жизни или здоровью.

Осознавать свои механизмы психологической защиты, применять их осознанно, усиливая или ослабляя в нужный момент, анализировать последствия их применения — вот залог продуктивной и гармоничной жизни!

Читайте также

Механизмы психологических защит и толерантность Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

A UNÎVERSÛM:

ПСИХОЛОГИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ

МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТ И ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Протасова Ирина Николаевна

канд. психол. наук, доцент кафедры педагогики и психологии

Алтайского государственного гуманитарно-педагогического университета

имени В.М. Шукшина 659333, РФ, г. Бийск, ул. Короленко, 53 E-mail: protasovai [email protected] ru

MECHANISMS OF PSYCHOLOGICAL DEFENSES AND TOLERANCE

Irina Ргв1а8вуа

Candidate of psychological sciences, Associate professor of the Department of Pedagogy and Psychology of Shukshin Altai State humanitarian and Pedagogical University

659333 Russia, Biysk, Korolenko, 53

АННОТАЦИЯ

В статье категория толерантности рассматривается с точки зрения ее неоднозначности, многозначности, дискуссионности. Обосновываются трудности практики проявления толерантности в педагогической деятельности. Рассматриваются возможности научного анализа бессознательного (механизмов психологической защиты) в формировании толерантности как мировоззренческой установки.

В представленном исследовании проверялась гипотеза о том, что в формирование мировоззренческих установок, связанных с толерантностью-интолерантностью, определенный вклад вносят бессознательные компоненты, связанные с механизмами психологических защит.

Для диагностики толерантности был использован экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев,

Протасова И.Н. Механизмы психологических защит и толерантность // Universum: Психология и образование : электрон. научн. журн. 2016. № 3-4 (22) URL: http://7universum.com/ru/psy/archive/item/3041

Л. А. Шайгерова). Диагностика психологических защит проводилась при помощи теста «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х.Р. Конт в адаптации Е.С. Романовой, Л.Р. Гребенникова). В исследовании принимали участие 67 студентов 2-3 курсов разных факультетов педагогического вуза (мужчины — 31,3 %, женщины — 68,7 %).

Представлены данные о структуре связей толерантности с защитными механизмами. Показана связь интолерантности с защитными механизмами подавления, проекции и замещения, индексом напряженности психологических защит.

Наиболее значимые связи с интолерантностью показал защитный механизм «проекция». Для этнической интолерантности и показателя общей интолерантности корреляция значима на уровне 0,01. Для личностной интолерантности корреляция значима на уровне 0,05. Защитный механизм «замещение» оказался связанным с социальной и общей интолерантностью, (P<0,05). Достоверные связи обнаружились у защитного механизма «подавление» с личностной интолерантностью (P<0,05).

Полученные данные позволяют рассматривать интолерантность как индикатор напряженности ряда психологических защит, а психологические защиты как неосознаваемые компоненты установочной интолерантности.

ABSTRACT

The concept of tolerance is considered in the context of its ambiguity, multiple meaning and debatability. Some challenges of tolerance realization in teaching are grounded. Possible ways of scientific analysis of unconsciousness (psychological defense mechanisms) in formation of the tolerance as a worldview attitude are considered.

In presented study we tested the hypothesis on the contribution of the unconscious components associated with psychological defense mechanisms in forming tolerance or intolerance.

To assess the tolerance we used «The tolerance index» questionnaire (G. U. Soldatova, O.A. Kravtsova, O.E. Khukhlaev, L.A. Shaigerova). To measure the

psychological defense mechanisms we used the Life Style Index Questionnaire (R. Plutchic, H. Kellerman and H. Conte translated by E.C. Romanova, L.R. Grebennikov). Participant were 67 students of 2-3 year from different faculties of pedagogical university (men — 31,3 %, women — 68,7 %).

Some data on the structure of links between the tolerance and psychological defense mechanisms is presented. Correlations of intolerance with psychological defense mechanisms of suppression, projection, substitution and with tension index of psychological defenses are demonstrated.

The most significant correlations with intolerance showed the defense mechanism of projection. The correlation with ethnic intolerance and index of general intolerance the correlation was significant at p < 0,01; the correlation with personal intolerance was significant at p < 0,05. The defense mechanism of displacement turned out to be associated with social and general intolerance (p < 0,05). The defense mechanism of suppression showed association with personal intolerance (p < 0,05).

Obtained data allows to consider the intolerance as an indicator of tension of some psychological defense mechanisms, and the last ones may be considered as unconscious components of attitudinal intolerance.

Ключевые слова: толерантность, интолерантность, сенсуальная толерантность, диспозициональная толерантность, психологическая защита, вытеснение, отрицание, замещение, компенсация, реактивное образование, проекция, интеллектуализация, регрессия.

Keywords: tolerance, intolerance, sensual tolerance, dispositional tolerance, psychological defense, displacement, denial, replacement, compensation, jet formation, projection, intellectualization, regression.

Со времени принятия в 1995 году по инициативе ЮНЕСКО Декларации Принципов Толерантности отмечается постоянный рост научных публикаций, посвященных проблематике толерантности. В Декларации, имеющей

безусловную гуманитарную направленность, терпимость (толерантность) характеризовалась как добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира [2].

Толерантность как научная категория в настоящее время представлена исследованиями в области медицины, физиологии и психофизиологии, психологии, социологии, культурологии, этнологии и многих других наук.

В философской, социологической, психологической литературе проявления интолерантности (прежде всего этнической), ксенофобии рассматривались, прежде всего, как источник социальной, межличностной напряженности [5; 12; 17-19].

Вместе с тем, казалось бы, неоспоримо гуманитарная идея толерантности, воплощаясь в практике взаимодействия людей, на деле представляется далеко не бесспорной.

М.Б. Хомяков отмечал, что широкая толерантность некоторых либеральных обществ зачастую оборачивалась ксенофобией. По его мнению, неудивительно, что и российское общество, также не чуждое скептицизма и даже цинизма по отношению к самым различным ценностям, легко переходит от безразличия к насилию и нетерпимости [18, с. 27].

Безразличие, индифферентность, отсутствие реакции в самом деле может выглядеть как толерантность, но является ли ею? Какие проявления можно отнести к толерантности или ее антиподу — интолерантности? В самом деле, определение самого понятия «толерантность» является одной из сложнейших проблем.

Как синонимы толерантности рассматриваются: либеральность, мягкость, невзыскательность, нетребовательность, снисходительность, снисхождение, терпение, терпимость [13]. Синонимы интолерантности — ксенофобия, фанатизм, непримиримость, жесткость, несносность, аллергия, невыносимость, недопустимость, строгость, суровость [16].

Налицо исключительная широта понятия с множеством смысловых оттенков. Скажем, за снисходительностью может скрываться презрение, за терпением — ярость, а фанатизм можно проявлять, борясь за толерантность.

По мнению А.А. Реана, традиционное понимание толерантности в психологии скорее психофизиологическое и характеризует ослабление реагирования на неблагоприятный фактор под влиянием снижения чувствительности к его воздействию. Рассматривая социально-психологическое представление о толерантности, связанное с терпимостью к различным мнениям, непредубежденностью в оценке людей и событий, А.А. Реан выделил два вида терпимости: сенсуальную и диспозиционную. Сенсуальная терпимость, по его мнению, сродни классической толерантности [12].

Сниженная чувствительность, ослабление реагирования

на неблагоприятные факторы, порождают индифферентность, безразличие, которое внешне вполне может выглядеть как снисходительность или либеральность, не имея ничего общего с этими аспектами толерантности.

В основе диспозиционной терпимости А.А. Реан усматривает принципиально иной механизм. Диспозиционная терпимость характеризует предрасположенность, готовность личности к определенной (терпимой) реакции на среду, проявляющейся на когнитивном (социально-перцептивном), аффективном и поведенческом уровнях реагирования [12].

В этом определении толерантности можно увидеть все основные структурные элементы установки. Следовательно, диспозиционная терпимость характеризует установку сознания.

Толерантное сознание, в котором сходятся духовно-экзистенциальные аспекты бытия личности: ответственность, свобода, автономия, инициатива и креативная решительность, — характеризовал В.И. Кабрин [4, с. 43]. В этом определении толерантность напрямую связывается с личностной зрелостью. В контексте нашего исследования представляет интерес категория «бессознательной толерантности». Указывая на «забальзамированную» со времен 3. Фрейда дихотомию «сознание — бессознательное», В.И. Кабрин

отмечал, что само указание на «бессознательное» уже означает включение его в поле сознания в качестве формы его инобытия [4, с. 45].

Эти идеи легли в основу модели тренинга креативности, в котором была предпринята попытка порождать и закреплять явления бессознательной толерантности. По мнению авторов (В.И. Кабрин и др.), направленность толерантной личности, «ищущей компромисс» ориентирована на другую личность, на межличностную коммуникацию. «Бессознательно толерантная» личность направлена на себя и через себя на контакт с неизвестностью. Этот эффект особенно важен для ориентирования и эффективного «выживания» в ситуациях неопределенности [5].

Напрашивается вывод о том, что истоки интолерантности в личностной незрелости, страхе неопределенности при столкновении с чем-то чуждым, непохожим, отсутствующим в опыте — другой точкой зрения, позицией, формой поведения.

Безусловно, толерантность, рассматриваемая как установка сознания, наряду с сознательными компонентами, содержит в себе и бессознательные, безотчетные, которые влияют на формирование поведения не менее эффективно, не поддаваясь контролю. Проблема их выделения и описания является актуальной для лучшего понимания природы толерантности-интолерантности.

Сложность понятия толерантности, его фундаментальная противоречивость наиболее отчетливо обозначена М.Б. Хомяковым: с одной стороны, имеется то, что кажется нам морально ошибочным, а с другой — мы, как субъекты морали, должны допускать существование этого ошибочного. Следовательно, толерантность в собственном смысле требуется только по отношению к тому, к чему вообще нельзя относиться терпимо [19, с. 25].

Коллектив авторов, работавших в рамках Федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001-2005 годы)», решая проблему границ толерантности, пришел к заключению, что ограничение толерантности бывает

необходимым даже тогда, когда речь идет о фундаментальных гуманистических ценностях. По их мнению, чтобы толерантность могла действенно выполнять свои функции, она должна включать существенные элементы нетерпимости. Предлагаемый ими принцип «нетерпимость к нетерпимости» предполагает сочетание толерантности с нетерпимостью к явлениям, в которых заложен разрушительный потенциал: преступности, терроризму, ксенофобии, расизму, антисемитизму и другим подобным явлениям [17].

Различия людей — социальные, гендерные, этнические, возрастные, индивидуально-психологические и прочие — атрибутивная характеристика человеческого бытия. Принятие этих различий как факта означает признание права людей на уникальность, непохожесть, своеобразие. Толерантность, по нашему мнению, должна выступать как профессионально значимая характеристика личности в целом ряде профессий, определяемых как тип «человек-человек», поскольку обеспечивает возможность взаимодействия людей, заведомо отличающихся друг от друга. Особое значение толерантность должна иметь в педагогической деятельности. Вместе с тем в работах, посвященных профессионально значимым качествам учителя, толерантность, на наш взгляд, недооценена.

В классической работе А.К. Марковой «Психология труда учителя» близкими к понятию толерантности можно считать профессиональные позиции учителя как субъекта равноправного общения, гуманиста, психотерапевта.

Л.М. Митиной в списке профессионально-значимых качеств были представлены более пятидесяти личностных свойств учителя [8]. Толерантность в этот список не попала.

И.А. Зимняя включила толерантность в состав компетенций, относящихся к социальному взаимодействию человека и социальной сферы, наряду с сотрудничеством, социальной мобильностью и пр. [3].

Вместе с тем наше исследование имплицитных представлений студентов -будущих педагогов — о профессионально значимых качествах учителя показало,

что толерантность осознается как ценная личностная характеристика [11]. В блок свойств, выделенных самими опрашиваемыми при составлении портрета учителя, названный нами «Гуманизм во взаимодействии», попали гуманизм, доброта, доброжелательность, милосердие, чуткость, отзывчивость, внимательность, тактичность, справедливость, терпимость, толерантность. Налицо почти полное совпадение с синонимами толерантности. Это самый весомый блок — на него приходится 25 % высказываний.

Вместе с тем строгость, доминантность, требовательность — качества, в которых легко обнаруживаются проявления интолерантности, — также считаются необходимыми, хотя их вес существенно меньше [11]. Об этой стороне педагогической деятельности упоминает и А.К. Маркова, называя ее существенным элементом педагогического целеполагания — способность учителя вырабатывать сплав из целей общества и своих собственных и затем предлагать их для принятия и обсуждения учениками [7].

Б.М. Хомяков упоминает о концепции Д. Милля, вводящего принцип, ограничивающий свободу индивида, — принцип моральной зрелости человека для свободы и автономного выбора. Д. Милль говорит о варварстве и детстве, как не способных к свободному выбору [18, с. 29].

Учитель имеет дело с детьми априори морально незрелыми. Для этой категории людей даже с точки зрения идеолога толерантности Д. Милля ограничения свободы допустимы и даже показаны.

Учитель в отношении толерантности постоянно находится в состоянии некоторой амбивалентности в силу самой природы педагогического труда. С одной стороны, помощь, заботу, содействие развитию как профессиональные функции невозможно реализовать без толерантности. С другой стороны, профессиональная позиция учителя предполагает отбор социально желательных проявлений, а следовательно, оценку, корректировку, контроль, управление и даже диктат в отношении ребенка. Все это, без сомнения, допустимо отнести к проявлениям интолерантности.

Можно, конечно, рассуждать о «сплаве из целей общества и своих собственных» и затем о принятии их учениками, ну а вдруг они их не примут? Учитель в каждый миг своей профессиональной жизни дрейфует от одного полюса к другому, от толерантности — к интолерантности. Ни в одной другой профессии эмоциональное сгорание и профессиональные деформации не проявляют себя так ярко, как в педагогической.

Важность толерантности не исчерпывается ее профессиональной востребованностью. И в обыденной жизни человек сталкивается с постоянной необходимостью определять границы собственной толерантности. Интолерантность (нетерпимость) связана с переживанием сильных отрицательных эмоций, психологического напряжения при столкновении с теми, кто проявляет собственную уникальность, непохожесть, своеобразие. По нашему мнению, в поведенческих проявлениях интолерантности находит отражение психологическое неблагополучие, а может быть, и личностная незрелость — неготовность иметь дело с неопределенностью.

Исследования Э. Деси и др. показали, что отношение к другому без стремления его контролировать (будь то друг, партнёр, коллега, ученик и др.), поддержка его автономии связаны с более высокими уровнями психологического благополучия [20].

По существу, человек, проявляющий интолерантность, ведет битву с ветряными мельницами и обречен на неуспех, поскольку не существует способов ликвидировать различия людей. Почему он это делает? Один из героев пьесы Ж.П. Сартра Гарсен произносит фразу, ставшую крылатой: «Ад -это Другие» [15].

Другой, отличающийся от меня, со своей картиной мира, точкой зрения, жизненной позицией несет в себе фундаментальную угрозу моей картине мира, точке зрения, жизненной позиции. Он заставляет усомниться в собственной правоте.

Л.А. Регуш, А.В. Орлова к психологическим детерминантам профессиональных деструкций педагогов относят разные формы

психологической защиты: отрицание, рационализация, вытеснение, проекцию, идентификацию, отчуждение [9].

В нашем исследовании проверялась гипотеза о существовании связи защитных механизмов личности с толерантностью. Мы исходили из предположения о том, что в формирование убеждений, мировоззренческих установок, связанных с толерантностью-интолерантностью, определенный вклад вносят бессознательные компоненты, связанные с механизмами психологических защит. Как известно, психологические защиты выступают одним из инструментов разрешения внутриличностных конфликтов. В интолерантных установках внутриличностный конфликт прорывается вовне.

По мнению Е.В. Битюцкой, механизмы защиты способствуют уменьшению эмоционального напряжения, тревоги, делают возможным сохранение гармоничности и уравновешенности структуры личности. Однако психологическая цена использования психологических защит — искаженная, фальсифицированная картина ситуации либо ее игнорирование [1].

В контексте нашего исследования важной является идея о том, что существование защит может обеспечить возможность косвенного измерения уровней внутриличностного конфликта, поскольку дезадаптированные индивиды должны использовать защиты в большей степени, чем адаптированные [14].

Необходимо отметить, что исследование взаимосвязей толерантности и механизмов психологических защит проводилось Л.В. Марищук, Т.И. Юхновец. Авторами обследовалась довольно специфическая выборка -студенты-психологи в количестве 27 человек. Было установлено наличие большого количества статистически значимых умеренных корреляционных связей по шкалам методики «Изучение толерантности» (В. Бойко) и шкалам теста «Механизмы психологической защиты» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х.Р. Конт) [6].

Л.В. Марищук, Т.И. Юхновец обнаружили связи как положительного, так и отрицательного характера. В частности, по данным авторов, слабые

корреляционные связи обнаруживаются у механизма психологической защиты «проекция» и показателей интолерантности (пять шкал из восьми возможных), механизма психологической защиты «замещение» и показателей интолерантности (5 из 8 шкал), «регрессия» (3 из 8 шкал), механизма «подавления» с 1 из шкал интолерантности. Вместе с тем толерантность положительно связана с «отрицанием».

На наш взгляд, ограниченность и специфичность выборки не позволяют сделать окончательных выводов о взаимосвязи интолерантности с механизмами психологических защит и нуждаются в уточнении.

Для диагностики толерантности в нашем исследовании был использован экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У. Солдатова, О.А. Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А. Шайгерова) [10]. Структурой опросника предусмотрено получение данных об этнической толерантности, социальной толерантности, толерантности как черты личности. Суммарный показатель по трем шкалам показывает общий уровень толерантности. Содержательно толерантность как черта личности, по нашему мнению, совпадает с диспозиционной терпимостью, характеризующей определенные установки личности, ее систему отношений к действительности: к другим людям, к их поведению, к себе, к воздействию других людей на себя, к жизни вообще [по 12].

Диагностика психологических защит осуществлялась при помощи теста «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик, Г. Келлерман, Х.Р. Конт в адаптации Е.С. Романовой, Л.Р. Гребенникова) [14]. В основе теста лежит представление о механизмах психологических защит как производных основных эмоций. По результатам обследования в индивидуальном профиле находят отражение уровни выраженности таких защитных механизмов, как вытеснение, отрицание, замещение, компенсация, реактивное образование, проекция, интеллектуализация (рационализация) и регрессия.

По мнению авторов теста, выраженность психологических защит может служить косвенным подтверждением наличия внутриличностного конфликта. Механизмы психологической защиты понимаются как производные эмоций,

поскольку каждая из основных защит онтогенетически развивалась для сдерживания одной из базисных эмоций [14].

В исследовании принимали участие 67 студентов 2-3 курсов разных факультетов педагогического вуза (АГГПУ им. В.М. Шукшина). Количество юношей (мужчины) — 31,3 %, девушек (женщины) — 68,7 %.

Полученные результаты были обработаны в программе SPSS.19 с использованием дисперсионного и корреляционного анализа.

Определенный интерес в нашем исследовании представляют описательные статистики, характеризующие уровень толерантности студентов — будущих педагогов.

Таблица 1.

Средние значения показателей толерантности (N=67)

Толерантность Среднее значение Среднеквадратичная отклонения

Этническая толерантность 24,61 5,263

Социальная толерантность 26,24 4,034

Личностная толерантность 28,45 3,640

Толерантность общая 79,24 8,780

Наименьшие значения зафиксированы по шкале этнической толерантности, наибольшие — по шкале личностной толерантности, которая, по нашему мнению, представляет диспозициональные аспекты толерантности (установку сознания). Суммарный показатель толерантности невысок, но находится в пределах границ умеренно выраженной толерантности (61-99) по критериям разработчиков теста [10].

Одним из аспектов исследования, привлекающих наше внимание, являются гендерные различия в толерантности, поскольку традиционно педагогической деятельностью преимущественно занимаются женщины.

Таблица 2.

Показатели толерантности в мужской и женской выборках

Толерантность пол N Среднее значение Стандартная отклонения

Этническая толерантность муж 21 22,90 5,495

жен 46 25,39 5,022

Социальная толерантность муж 21 26,62 5,581

жен 46 26,07 3,151

Личностная толерантность муж 21 29,00 4,817

жен 46 28,20 2,986

Общая толерантность муж 21 78,33 11,280

жен 46 79,65 7,481

Как видно из таблицы 2, показатели этнической и общей толерантности несколько ниже у мужчин.

Для сравнения средних показателей толерантности в мужской и женской выборках был использован дисперсионный анализ. Результаты представлены таблице 3.

Таблица 3.

Данные однофакторного дисперсионного анализа показателей толерантности с учетом фактора пола

ANOVA

Сумма квадратов ст.св. Средний квадрат Г Знач.

Этническая толерантность Между группами 89,144 1 89,144 3,332 ,073

Внутри групп 1738,766 65 26,750

Всего 1827,910 66

Социальная толерантность Между группами 4,422 1 4,422 ,269 ,606

Внутри групп 1069,757 65 16,458

Всего 1074,179 66

Личностная толерантность Между группами 9,328 1 9,328 ,701 ,406

Внутри групп 865,239 65 13,311

Всего 874,567 66

Толерантность общая Между группами 25,078 1 25,078 ,322 ,572

Внутри групп 5063,101 65 77,894

Всего 5088,179 66

Достоверные различия в толерантности мужской и женской выборок не были обнаружены. Можно лишь отметить, что в нашем исследовании характерной чертой мужской толерантности является большая вариативность показателей, женская выборка демонстрирует гомогенность оценок.

В показателях средних значений механизмов психологических защит с учетом фактора пола при помощи дисперсионного анализа были обнаружены статистически достоверные различия в отношении двух защитных механизмов: подавления и реактивного образования. Результаты представлены в таблице 4.

Таблица 4.

Данные однофакторного дисперсионного анализа показателей механизмов психологических защит с учетом фактора пола

АШУА

Сумма квадратов ст.св. Средний квадрат Г Знач.

Отрицание Между группами ,890 1 ,890 ,133 ,716

Внутри групп 433,528 65 6,670

Всего 434,418 66

Подавление Между группами 21,587 1 21,587 5,760 ,019

Внутри групп 243,578 65 3,747

Всего 265,164 66

Регрессия Между группами 26,718 1 26,718 3,162 ,080

Внутри групп 549,223 65 8,450

Всего 575,940 66

Компенсация Между группами ,535 1 ,535 ,122 ,728

Внутри групп 285,764 65 4,396

Всего 286,299 66

Проекция Между группами 3,679 1 3,679 ,540 ,465

Внутри групп 442,977 65 6,815

Всего 446,657 66

Замещение Между группами 1,085 1 1,085 ,120 ,730

Внутри групп 588,527 65 9,054

Всего 589,612 66

Интеллектуализация Между группами 5,507 1 5,507 1,174 ,283

Внутри групп 304,941 65 4,691

Всего 310,448 66

Реактивное образование Между группами 104,366 1 104,366 18,702 ,000

Внутри групп 362,738 65 5,581

Всего 467,104 66

Индекс напряженности Между группами 1,227 1 1,227 1,109 ,296

Внутри групп 71,885 65 1,106

Всего 73,112 66

Средние показатели механизма подавления в мужской выборке -5,57 баллов, в женской — 4,35 баллов. Различия достоверны для Р<0,02.

Средние значения механизмов реактивного образования в мужской выборке — 3,8 баллов, в женской — 6,5 баллов. Достоверность различий очень велика, вероятность ошибки практически равна нулю.

Типичные гендерные различия в механизмах психологических защит можно охарактеризовать следующим образом: мужчины относительно чаще женщин используют механизм подавления, за которым стоит совладание с проявлением тревоги [по 14]. Подавление относят к самым примитивным видам защит, связанным с отсутствием переработки содержания.

Реактивное образование можно назвать типичным «женским» защитным механизмом, за которым стоят гедонистические эмоции. Это защита чуть более высокого порядка связана с преобразованием или искажением содержания мыслей, чувств, поведения, превращением их в свою противоположность.

Отдельные характеристики из описания защитного поведения в норме, связанного с механизмом реактивного образования [по 14], практически полностью совпадают с нормативным портретом учителя: подчеркнутое стремление соответствовать общепринятым стандартам поведения, озабоченность «приличным» внешним видом, вежливость, любезность, бескорыстие, общительность, неприятие всего того, что связано с отношениями полов.

Установление структуры связей толерантности и механизмов психологических защит проводилось при помощи метода Пирсона.

Таблица 5.

Данные корреляционного анализа показателей толерантности и механизмов психологических защит

Толерантность Механизмы психологических защит

Отрицание Подавление Регрессия Компенсация Проекция Замещение Интеллектуализация Реактивное образование Индекс напряженности

Этническая толерантность 0,177 0,036 -0,096 -,105 -391** -,134 0,011 -,097 -,203

Социальная толерантность -,012 -,151 -,055 -,055 -0,238 -246* -,019 0,036 -,226

Личностная толерантность 0,1 -251* -146 -,069 -,245* -,215 0,017 0,047 -,196

Толерантность общая 0,149 -0,156 -129 -0,106 -,449** -,285* -0,003 -0,015 -,300*

**. Корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя).

*. Корреляция значима на уровне 0,05 (двухсторонняя).

Данные корреляционного анализа позволяют прийти к заключению о том, что психологические защиты вносят определенный вклад в формирование толерантной установки сознания и могут быть отнесены к факторам «бессознательной толерантности» или, точнее, «бессознательной интолерантности», поскольку характер связей обратный. С показателями толерантности оказались статистически достоверно связаны такие защитные механизмы, как подавление, проекция и замещение.

В психоэволюционной теории эмоций Р. Плутчика и структурной теории личности Г. Келлермана, лежащих в основе методики «Индекс жизненного стиля», утверждается, что «замещение» развивалось для совладания с выражением гнева, «подавление» — для совладания с выражением тревоги, «проекция» — с выражением недоверия или неприятия. В каждом случае страх является общим элементом, участвующим в конфликте эмоций [14].

Эти защитные механизмы в соответствии с теорией Г. Келлермана -Р. Плутчика могут быть отнесены к примитивным, характеризующим эмоционально незрелую личность. «Подавление» — защита с отсутствием переработки содержания, «проекция» и «замещение» — защиты с преобразованием или искажением содержания мыслей, чувств, поведения.

Наиболее значимые связи с интолерантностью показал защитный механизм «проекция». Для этнической интолерантности и показателя общей интолерантности корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя). Для личностной интолерантности корреляция значима на уровне 0,05 (двухсторонняя).

Механизм проекции позволяет переносить собственную неполноценность на других. В качестве характерных черт защитного поведения Г. Келлерман и Р. Плутчик называют: контроль, отсутствие внушаемости, повышенную критичность, гордость, самолюбие, эгоизм, злопамятность, обостренное чувство справедливости, заносчивость, подозрительность, ревнивость, враждебность, упрямство, несговорчивость, нетерпимость к возражениям, замкнутость, пессимизм, повышенную чувствительность к критике

и замечаниям, требовательность к себе и к другим, стремление достичь высоких показателей в любом виде деятельности [по 14].

Защитный механизм «замещение» оказался связанным слабыми, но статистически достоверными связями с социальной и общей интолерантностью (корреляция значима на уровне 0,05).

В соответствии с теорией Г. Келлермана — Р. Плутчика «замещение» развивается для сдерживания эмоции гнева в отношении более сильного, старшего или значимого субъекта, выступающего как фрустратор. Характерные поведенческие реакции: импульсивность, раздражительность, вспыльчивость, требовательность к окружающим, реакции протеста в ответ на критику, отсутствие чувства вины [по 14].

Слабые, но достоверные связи обнаруживаются у защитного механизма «подавление» с личностной интолерантностью (корреляция значима на уровне 0,05).

Защитный механизм «подавление» развивается для сдерживания страха, проявления которого неприемлемы для позитивного самовосприятия. Способы реализации механизма подавления на поведенческом уровне: инертность и пассивность, уход в себя, безынициативность, склонность быть зависимым от кого-либо, тщательное избегание ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх, покорность, робость, забывчивость, боязнь новых знакомств [по 14].

Общая толерантность (суммарный ее показатель по трем шкалам) оказалась связанной с индексом напряженности психологических защит (корреляция значима на уровне 0,05). Характер связи обратный: чем выше уровень защитных механизмов, тем ниже уровень толерантности.

Проведенное нами исследование позволяет сделать заключение о том, что формирование толерантного сознания, толерантных установок не может быть реализовано традиционными способами информирования, просвещения и пр. в силу их обусловленности бессознательными механизмами психологических защит. Интолерантность личности может служить

индикатором напряженности ряда психологических защит, которые в свою очередь выступают как неосознаваемые компоненты установочной интолерантности.

Список литературы:

1. Битюцкая Е.В. Современные подходы к изучению совладания с трудными жизненными ситуациями // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2011. — № 1. — С. 100-111.

2. Декларация принципов толерантности / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=633 (дата обращения: 24.03.2016).

3. Зимняя И.А. Ключевые компетенции — новая парадигма результата современного образования // Интернет-журнал «Эйдос». — 2006. — 5 мая / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://www.eidos.ru/journal/2006/0505.htm. (дата обращения: 24.03.2016).

4. Кабрин В.И. Исследование и развитие определенных качеств толерантности в тренинговых группах с различной степенью директивности / В.И. Кабрин, П.Н. Савин, Я.Б. Частоколенко, Л.В. Шабанов // Вестник ТГУ. — Томск, 2005. — № 285. — С. 61-68.

5. Кабрин В.И. Психология как наука толерантности: коммуникативный подход // Сибирский психологический журнал. — 2004. — № 20. — С. 15-20.

6. Марищук Л.В. Психологические особенности толерантности студентов-психологов с разным уровнем развития профессионального самосознания / Л.В. Марищук, Т.И. Юхновец // Весщ БДПУ. — Серыя 1. Педагопка. Шхалопя. Фшалопя. — 2009. — № 4 (62). — С. 34-41.

7. Маркова А.К. Психология труда учителя: Кн. для учителя. — М.: Просвещение, 1993. — 192 с.

8. Митина Л.М. Учитель как личность и профессионал. — М.: Дело, 1994. -216 с.

9. Педагогическая психология / под ред.: Л.А. Регуш, А.В. Орловой. -СПб. [и др.] : Питер, 2011. — 414 с.

10. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности / под ред. Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой и др. — М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, 2003. — 112 с.

11. Протасова И.Н. Представления студентов о профессионально значимых личностных качествах педагога // Психологическое здоровье и психологическая культура в современном Российском образовании / Материалы V всероссийской научн.-практ. конфер., Барнаул, 31 октября -1 ноября 2013 года / под ред. Л.С. Колмогоровой. — Барнаул: АлтГПА, 2013. — С. 158-161 / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.uni-altai.ru/ped-pshyhol/ipp-science/ (дата обращения: 8.03.16).

12. Психология адаптации личности. Анализ. Теория. Практика / А.А. Реан, А.Р. Кудашев, А.А. Баранов. — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК, 2006. — 479 с.

13. Психология. А-Я. Словарь-справочник / пер. с англ. К.С. Ткаченко. — М.: ФАИР-ПРЕСС. М. Кордуэлл. 2000. — 448 с.

14. Романова Е.С., Гребенников Л.Р. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование, диагностика. — Мытищи: Издательство «Талант», 1996. — 144 с.

15. Сартр Жан-Поль: Пьесы: [пер. с фр./ Сартр Жан-Поль; вступ. ст. С. Великовского]. — (Театр). Кн.1. Гудьял-Пресс, 1999 — 557 с.

16. Словари и энциклопедии на Академике / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://dic.academic.ru/ (дата обращения: 24.03.2016).

17. Толерантность против ксенофобий / под ред. В.И. Мукомеля и Э.А. Паина. -М.: Институт социологии РАН, 2005. — 112 с.

18. Хомяков М.Б. Толерантность и ее границы // Национальный психологический журнал. — 2011. — № 2 / [Электронный ресурс]. — Режим доступа: URL: http://cyberleninka.ru/article/n7tolerantnost-i-ee-granitsy (дата обращения: 24.03.2016).

19. Хомяков М.Б. Толерантность — парадоксальная ценность // Журнал социологии и социальной антропологии. — 2003. — Т. 6. — № 4. — С. 98-112.

20. Deci E.L., La Guardia J.G., Moller A. C. et al. On the benefits of giving as well as receiving autonomy support: Mutuality in close friendships // Personality and Social Psychology Bulletin. — 2006. — № 32. — Р. 313-327. doi: 10.1177/0146167205282148 [Полный текст].

References:

1. Bityutskaya E.V. Modern approaches to the study of coping with difficult life situations. Vestnik of Moscow University. Seriia 14. Psikhologiia [Vestnik Moskovskogo universiteta. Series 14. Psychology]. 2011, No. 1, pp. 100-111. (In Russian).

2. The Declaration of principles on tolerance. Available at: www.conventions.ru/view_base.php?id=633 (Accessed 24 March 2016).

3. Zimnja I.A. Core competencies — a new paradigm of contemporary education result. Internet-zhurnal «Eidos» [Online magazine «Eidos»]. 2006. 5 May. Available at: www.eidos.ru/journal/2006/0505.htm. (Accessed 24 March 2016).

4. Kabrin V.I. Research and development of certain qualities of tolerance in the training groups with varying degrees of above. Vestnik TGU [Herald of the TSU]. Tomsk, 2005, no. 285. pp. 61-68. (In Russian).

5. Kabrin V.I. Psychology as the science of tolerance: a communicative approach. Sibirskii psikhologicheskii zhurnal [Siberian psychological journal]. 2004, no. 20. pp. 15-20. (In Russian).

6. Marisuk L.V. Psychological characteristics of tolerance of students-psychologists with different levels of development of professional consciousness. Vestsi BDPU. Seryia 1. Pedagogika. Psikhalogiia. Filalogiia [News BSPU. Series 1. Pedagogy. Psychology. Philology]. 2009, no. 4 (62), pp. 34-41. (In Belarusian).

7. Markova A.K. Psychology labor teacher. Moscow, Prosveshchenie Publ., 1993, 192 p. (In Russian).

8. Mitina L.M. Teacher as a person and a professional. Moscow, Delo Publ., 1994, 216 p. (In Russian).

9. Regus L.A, Orlova A.V. Pedagogical psychology., St. Petersburg, Piter Publ., 2011, 414 p. (In Russian).

10. Soldatova G.U., Sajgerova L.A., etc. Psychodiagnostics and research workshop on tolerance. Moscow, MGU im. M.V. Lomonosova Publ., 2003, 112 p. (In Russian).

11. Protasova I.N. Representations of students about professionally significant personal qualities of teachers. Psikhologicheskoe zdorov’e i psikhologicheskaia kul’tura v sovremennom Rossiiskom obrazovanii [Psychological health and psychological culture in a modern Russian education]. Barnaul, AltGPA Publ., 2013, pp. 158-161 Available at: www.uni-altai.ru/ped-pshyhol/ipp-science (Accessed 8 March 2016).

12. Rean A., Kudashev A., Baranov A. Psychology adaptation of personality. Analysis. Theory. Practice. St. Petersburg, PRAIM-EVROZNAK Publ., 2006, 479 p. (In Russian).

13. Psychology. A-H. Dictionary-reference book. Moscow, FAIR-PRESS. M. Korduell Publ. 2000, 448 p. (In Russian).

14. Romanova E.S., Grebennikov L.R. Psychological defense Mechanisms: the Genesis, functioning, diagnosis. Mytishchi, Talant Publ., 1996, 144 p. (In Russian).

15. Sartre Jean-Paul: Plays. (Theatre). Book 1. Gud’ial-Press Publ., 1999, 557 p. (In Russian).

16. Dictionaries and encyclopedias on Academician. Available at: http://dic.academic.ru (Accessed 24 March 2016)

17. Mukomela V.I. and Paina E.A. Tolerance against ksenofobij. Moscow, RAN Institut sotsiologii Publ., 2005, 112 p. (In Russian).

18. Homjakov M.B. Tolerance and its border. Natsional’nyi psikhologicheskii zhurnal [National psychological journal]. 2011, no. 2. Available at: http://cyberleninka.rU/article/n/tolerantnost-i-ee-granitsy (Accessed: 24 March 2016).

19. Homjakov M.B. Tolerance-the paradoxical value. Zhurnal sotsiologii i sotsial’noi antropologii [Journal of sociology and social anthropology]. 2003, Vol. 6. no 4, pp. 98-112. (In Russian).

20. Deci E.L., La Guardia J.G., Moller A.C. et al. On the benefits of giving as well as receiving autonomy support: Mutuality in close friendships. Personality and Social Psychology Bulletin. 2006. No. 32. P. 313-327. doi: 10.1177/0146167205282148.

6 видов психозащит, которые оберегают нас от травматического опыта — Нож

Человек — существо высокоадаптивное, но, в отличие от барсуков, крыс и сахарных поссумов, которых эволюция тоже научила хорошо и быстро приспосабливаться к цветущему многообразию мира, homo sapiens может управлять уровнем своего адаптационного скилла.

Есть врожденные задатки (разный темперамент, особенности телесной конституции и т. п.), повышающие нашу приспособляемость, но практически при любых вводных человек волен «прокачать» ее, равно как и свести на нет.

Адаптация на уровне физиологии — способность организма поддерживать состояние, нужное для выживания и развития. Иммунная система защищает нас от воздействия вредных веществ и микроорганизмов, гомеостаз сохраняет тело в норме при различных воздействиях внешней среды.

Что касается психики, то ее адаптационные механизмы — это психологические защиты. Они смягчают негатив и функционируют неосознанно, как и наше тело, работающее на автомате. О психологических защитах как основе процесса сопротивления писал еще в конце XIX века Зигмунд Фрейд, а его дочь Анна Фрейд продолжила тему в труде «Эго и механизмы защиты».

Стройной классификации психологических защит нет, но можно говорить о наиболее типичных и распространенных.

1. Отрицание

Отказ признавать травмирующий опыт, негативные эмоции, шокирующую информацию; нежелание признавать свое бедственное положение или тяжелый диагноз.

Разбивший чашку ребенок может, глядя в глаза, утверждать, что он этого не делал, сам веря в это — ситуация настолько травматична, что психика не примиряется с фактом уничтожения ценного предмета. И отрицает этот факт.

Госпитализированный с острым инфарктом пациент лежит под капельницей, опутанный проводами аппаратуры. С ним в палате — другие такие же госпитализированные. Он слышит, как врачи обсуждают его диагноз. Казалось бы, понятно, что с ним произошло.

Но понимания нет. Через какое-то время, когда он уже пошел на поправку, пациент отправляется прогуляться в больничный двор и встречает врача. Тот делает ему замечание: «Вам нельзя выходить на улицу после такого тяжелого инфаркта!»

Диагноз становится настолько шокирующим откровением, что по возвращении в палату у больного случается повторный удар.

Психологическую защиту сняли слишком неделикатно…

Отрицание может быть перцептивным (искажающим восприятие) и когнитивным (искажающим сознание). Преподаватель, который не может установить в лектории дисциплину, смиряется с шумом в аудитории одним из таких способов:

  • «шумят, но не громко — это нормально, у других то же самое» (бессознательное искажение на уровне восприятия — ложная информация снижает тревогу, поддерживает самооценку),
  • «шумят, потому что им интересно — они живо обсуждают мой спич» (когнитивное искажение — отрицание осознается, но воспринимается противоположным образом — как положительное).

2. Вытеснение

Подавление или исключение травмирующей информации — вытесненное избирательно «забывается», но всегда стремится вернуться из бессознательного. Чтобы поддерживать вытеснение, нужно затрачивать энергию, а этого нельзя делать вечно. При определенных обстоятельствах (например, во сне, во время болезни или при алкогольной интоксикации) травмирующая информация возвращается — это как минимум очень неприятно…

Механизм вытеснения срабатывает благодаря особенностям восприятия: если на органы чувств воздействует стимул, не сочетающийся с остальными психическими явлениями, он остается за пределами сознания. Так, например, привыкают к заводскому шуму или бою часов.

3. Рационализация

Обоснование собственного поведения, ситуации или травмирующего опыта, при которых «объективность» аргументов и их выбор — мнимые, а желание оправдать себя не осознается.

Например, малодушие может быть рационализировано осторожностью, неоправданная агрессия — необходимостью «защищаться», «быть сильным» и т. п.

Это не самообман, поскольку сохраняется уверенность, что ты «говоришь правду», «служишь идеалам», «отстаиваешь принципы».

Есть несколько типов рационализации:

  • актуальная — защитный механизм рационального объяснения срабатывает после совершения неприемлемого поступка («мне не оставили выбора, на моем месте любой поступил бы так же»),
  • предвосхищающая — подготовка, планирование и воспроизводство логики самооправдания до наступления травмирующей ситуации («я ненавижу начальника-сатрапа, но еще больше ненавижу себя, когда расхваливаю его, говоря тосты — скоро корпоратив, мне опять придется это делать. Прощу себя за это, ведь на мне ипотека»),
  • прямая/непрямая — «не буду писать „Тотальный диктант“ — боюсь плохого результата. Да и все боятся, просто скрывают» (прямая рационализация) / «не буду писать, добираться до места его проведения далеко, придется рано вставать, да и дел выше крыши» (непрямая),
  • для себя и других — по принципу «не очень-то и хотелось» — неуспех объясняется себе и окружающим занижением качеств изначально желаемого. Лиса из поучительного сочинения Эзопа рационализирует, не получив вожделенный виноград — «он зеленый». Этот вид психологической защиты связан с другим — с обесцениванием.

4. Обесценивание

Лишение человека/вещи/чувства/ситуации ценности. Защитный механизм включается либо при самооправдании, либо при невозможности пережить чужой успех, либо чтобы побороть страх перед кем-либо.

«Как бороться с клещом? 1. Кусай первым. 2. Размещай мемы про клещей — осмеянный клещ слаб».

Обесценить можно самого себя:

  • «если я не добился этого, значит, мне это не нужно — это ерунда»,
  • «если у меня не получилось добиться этого, я этого не стою».

Можно другого:

  • «да кто он такой, его никто не знает, только кучка таких же идиотов (о человеке, добившемся успеха)»,
  • «получил „пять“ на экзамене? наверное, почти все так же сдали — предмет же проходной. Но все равно рад за тебя, поздравляю».

Часто обесценивание является оборотной стороной другого механизма защиты — идеализации.

5. Примитивная идеализация

Она выражается в бессознательном представлении о ком-либо как о всемогущем защитнике. Инфантильная установка, корнями уходящая в уверенность из раннего детства: родители способны на все.

На определенном этапе такая установка может помочь ребенку обрести почву под ногами, необходимую для дальнейшего нормального развития.

Читайте также:

Ребенок навсегда: как формируется созависимость и почему она мешает выстраивать личные границы

Ребенок спрашивает: «Почему идет дождь?» Ему не так важно получить разъяснение, почему вода льется с неба. Главное — удостовериться, что мир функционирует «правильно», он безопасен, и родители знают, как с этим миром управляться. Для ребенка логично обидеться на родителей за то, что они утром в субботу «не остановили дождь, ведь мы планировали пойти в зоопарк».

С возрастом придет понимание того, как формируются осадки, но сама логика «родители способны на все» может остаться. Ощущение, что на кого-то можно целиком и полностью положиться, временно избавляет от тревоги, но создает сильнейшую эмоциональную зависимость.

Склонные к идеализации люди постоянно находятся в поиске нового обладателя всемогущества, рано или поздно находят его и неминуемо разочаровываются, запуская в ход предыдущий механизм защиты — обесценивание.

Читайте также:

Созависимые отношения: как перестать играть роль жертвы, агрессора или спасателя и стать психологически самодостаточным

Еще один механизм психозащиты, идущий из детства, — примитивная изоляция. Это уход от эмоционального напряжения в фантазию, сон или измененное сознание. Детство закончилось, а привычка засыпать, чтобы избавиться от тягостного эмоционального фона или переизбытка эмоций, может остаться.

Более «взрослый» вариант примитивной изоляции — интеллектуализация.

6. Интеллектуализация

В отличие от предыдущего типа, эта защита сохраняет эмоциональное состояние, испытываемое как травмирующее, но переводит его «на интеллектуальный уровень». Человек отстраняется от своих чувств и переживаний, теоретизирует по их поводу, рационально объясняя их механизмы.

Зависимость поведения от эмоций таким образом снижается — и это положительный эффект такой защиты. Формируется взвешенное, спокойное, предсказуемое поведение, которое воспринимается окружающими как зрелое.

Минус интеллектуализации — искаженное восприятие действительности (это относится к любой психозащите). Снижается уровень эмпатии, а это не способствует общению и особенно близким отношениям.

***

Перечисленными вариантами перечень психологических защит не ограничивается. Но можно выделить так называемые протективные (они не допускают травматический опыт в сознание — проекция, отрицание, вытеснение, идеализация) и дефензивные (они допускают травмирующую информацию — рационализация, интеллектуализация).

Например, механизм интроекции присоединяет личность к чужому «я», чужой среде или образу жизни. Пример — подражание киноактерам или звездам музыкальной индустрии: копирование прически, манеры одеваться и т.п. Принцип «мы все — одна семья» в корпорациях-сектах также срабатывает благодаря механизму интроекции.

При проекции человек ошибочно воспринимает внутреннее как приходящее извне («в этом городе злость разлита в воздухе, такое ощущение, что каждый здесь меня ненавидит»).

Реактивное образование (или инверсия желаний) заменяет травмирующие мысли и чувства на прямо противоположные (гиперопека — следствие бессознательной неприязни к ребенку, мальчики «обижают» девочек, скрывая от самих себя симпатию к ним).

Не исключено, что в XXI веке появятся новые виды психологических защит. Не исключено, что узнаем мы о них только тогда, когда уже вовсю будем ими пользоваться.

Психологические защиты клиентов. Отрицание, расщепление, проективная идентификация.

Статья для психологов и гештальт-терапевтов. Из лекции Елены Коссе «Клиническая диагностика».  

Психологи́ческая защи́та (защитный механизм) — понятие глубинной психологии, обозначающее неосознаваемый психический процесс, направленный на минимизацию отрицательных переживаний.

Защиты бывают первого и второго порядка. С течением жизни обычно защита архаичная превращается во вторичную. Но не всегда.

Отрицание определяется, когда клиент не видит и не замечает происходящего в его жизни (как будто этого нет)

Вытеснение – когда клиент забыл о чем-то, но можно вернуть в сознание.

Пример отрицания

Клиент отрицает тяжелую болезнь его мамы. Мама давно лежит. Он приходит к ней в комнату и начинает планировать совместную поездку по Испании. Мама поддерживает его, это семейный сговор.

Пример отрицания. Женщина отрицает, что у ее ребенка аутизм. Она приходит в элитную школу и записывает его в самый сильный класс.

В случае вытеснения, клиенту можно напомнить, и он вспомнит о факте «точно, все время забываю!»

Проективная идентификация- процесс, когда вы заставляете другого играть какую-то роль в определенной ситуации, эмоционально давите на него и вызываете определенные чувства.

Пример проекции

Клиенту кажется, что вы раздражены. Вы спрашиваете: Почему ты так думаешь. Он отвечает: брови насуплены, лоб наморщен. Вы говорите, я не рассержена, просто я так внимательно тебя слушаю. Клиент расслабляется. В случае проективной идентификации клиент будет делать все, чтобы вы раздражились.

Невротик лоялен, он может не поверить вам «да я видел, что она сердилась, но она просто хочет казаться доброй, ок. Я прав, но ладно.»

Газла́йтинг (от английского названия пьесы «Газовый свет») — форма психологического насилия, главная задача которого — заставить человека сомневаться в адекватности своего восприятия окружающей действительности. Психологические манипуляции, призванные выставить индивида «дефективным», ненормальным.

Пример проективной идентификации.

Терапевт всегда испытывала стыд рядом со своим клиентом. Мужчина небольшого роста, нарциссического типа,  когда он садился напротив, он всегда умудрялся смотреть на нее свысока. Никогда не благодарил. Презрительная мимика, ощущение обесценивания. На самом деле он очень стыдился себя, приходил в стыде и растерянности. Терапевт ему казалась очень успешной, и поэтому он защищался, заставляя ее тоже чувствовать себя маленькой, растерянной. Когда он уходил, ощущение «хороший я терапевт» -возвращалось. Потом она узнала, что на самом деле он ее очень уважал, но сказать об этом не мог.

Терапия

Попасть с клиентом в проективную идентификацию -значит начинать чувствовать с клиентом что-то необычное, например, начинать сильно заботиться, волноваться о нем.  Либо испытывать раздражение или огромную неприязнь. Такие люди делают все, чтобы в контакте с ним испытывали именно такие эмоции, нелюбимые дети у матери -отвращение. Клиенты, которые были козлами отпущения в семье – проецируют отвержение. Есть и позитивная проективная идентификация -см. гипертим.

Наша задача -выйти из проективной идентификации и превратить это в терапию. В результате мы получим защиты второго порядка -проекцию, ретрофлексию.

Работать эффективно  такими клиентами сможет терапевт со сформированной профессиональной идентичностью и наблюдающим «я»:  он понимает, что клиент, например,  делает все, чтобы его не любили, и что это защита в форме проективной идентификации.

Пример проективной идентификации.

Бизнесмен выглядит слишком юным и «мимишечным», похож на щенка, это мешает ему в работе, партнеры не воспринимают его всерьез. Это может быть проективная идентификация с жесткой третирующей матерью, когда он был милым, она становилась к нему лояльнее (см. «истероид»).

Еще один пример:

Защита в форме проективной идентификации

Инфантильная мама двух сыновей была тактильна, бегала по дому неодетая и все время тискала своих подросших сыновей. Единственной защитой для юноши было перестать мыться, чтобы вызывать у женщин ничего, кроме отвращения.

Эти методы используются, когда ребенок не может выстроить защиту более зрелым способом.

Незрелая психика ребенка черно-белая, он не допускает, что в каждой ситуации существует и плюс и минус.

Пример терапевта.

Дочке не хочется общаться, это видно. Мама спрашивает: хочешь, я пойду? «Нет, побудь» Она не может оттолкнуть мать, и признать, что можно любить человека и при этом в какой-то момент не хотеть с ним общаться. Она может только любить или ненавидеть. Расщепление выражается в том, что она обожает мать, но третирует няню.

У незрелого клиента нет пока ресурсов, чтобы посмотреть на происходящее, увидеть его объемно, быть может, ужаснуться и принять ситуацию.

Пример расщепления:

Богатая семья, где детей балуют и дают все блага. Но в тот момент, когда ребенок женится и приводит своей партнера в семью, он лишается всякого финансирования. У взрослого сына расщепление, он приходит в терапию в уверенности: у меня щедрые родители. Он не видит второй стороны монеты и не понимает, что у него есть право уйти и  выбор – свобода и бедность или деньги и несвобода.

С клиентами, у которых есть расщепление возникает сопротивление, если начать прикасаться к родительскому образу: не трогайте, родители хорошие.

Реальность очень тяжела для таких людей, и расщепление помогает ее не видеть.

Читайте также: начало лекции «Клиническая диагностика. Точки диагностики. Психотик, невротик, пограничный тип.»

Читайте также: о защитах 1 и 2 порядка в  книге «Психоаналитическая диагностика» Н.Мак-Вильямс.

Все виды психологических защит и механизмы прерывания контакта: таблица.

20 распространенных защитных механизмов, которые люди используют для устранения беспокойства

У всех нас есть мысли, чувства, импульсы и воспоминания, с которыми бывает трудно справиться. В некоторых случаях люди справляются с трудными чувствами, используя так называемые защитные механизмы. Эти защитные механизмы представляют собой бессознательные психологические реакции, которые защищают людей от чувства тревоги, угроз самооценке и вещей, о которых они не хотят думать или иметь дело.

Термин появился в психоаналитической терапии, но постепенно проник в повседневный язык.Вспомните, когда вы в последний раз называли кого-то «отрицающим» или обвиняли кого-то в «рационализации». Оба этих примера относятся к типу защитного механизма.

Веривелл / JR Bee

Что такое защитный механизм?

Защитный механизм, наиболее часто используемый Зигмундом Фрейдом в его психоаналитической теории, — это тактика, разработанная эго для защиты от тревоги.

Считается, что защитные механизмы защищают разум от чувств и мыслей, с которыми сознательному уму слишком сложно справиться.

В некоторых случаях считается, что защитные механизмы не позволяют неуместным или нежелательным мыслям и импульсам проникать в сознание.

Как работают защитные механизмы?

В модели личности Зигмунда Фрейда эго — это аспект личности, имеющий дело с реальностью. Делая это, эго также должно справляться с конфликтующими требованиями ид и суперэго.

  • Идентификатор : Часть личности, которая стремится удовлетворить все желания, потребности и импульсы.Ид — это самая основная, основная часть нашей личности, и она не принимает во внимание такие вещи, как социальная целесообразность, мораль или даже реальность удовлетворения наших желаний и потребностей.
  • Суперэго : Часть личности, которая пытается заставить эго действовать идеалистически и морально. Суперэго состоит из всей внутренней морали и ценностей, которые мы получаем от наших родителей, других членов семьи, религиозных влияний и общества.

Чтобы справиться с тревогой, Фрейд считал, что защитные механизмы помогают защитить эго от конфликтов, создаваемых ид, суперэго и реальностью.Так что же происходит, когда эго не может справиться с требованиями наших желаний, ограничениями реальности и нашими собственными моральными стандартами?

Согласно Фрейду, тревога — это неприятное внутреннее состояние, которого люди стремятся избежать. Беспокойство действует как сигнал эго, что все идет не так, как должно. В результате эго использует какой-то защитный механизм, чтобы помочь уменьшить это чувство тревоги.

Типы тревоги

Не все типы беспокойства одинаковы.Причины этих тревог не одни и те же. Фрейд выделил три типа тревоги:

  • Моральное беспокойство : Страх нарушения наших собственных моральных принципов
  • Невротическая тревога : Бессознательное беспокойство о том, что мы потеряем контроль над побуждениями Ид, что приведет к наказанию за ненадлежащее поведение
  • Беспокойство о реальности : Страх реальных событий. Причину этого беспокойства обычно легко определить. Например, человек может бояться укуса собаки, находясь рядом с опасной собакой.Самый распространенный способ уменьшить это беспокойство — избегать угрожающего объекта.

Хотя мы можем сознательно использовать эти механизмы, во многих случаях эти защиты работают бессознательно, искажая реальность.

Например, если вы столкнулись с особенно неприятной задачей, ваш разум может решить забыть о вашей ответственности, чтобы избежать страшного задания. Помимо забывания, к другим защитным механизмам относятся рационализация, отрицание, вытеснение, проекция, отторжение и формирование реакции.

Хотя все защитные механизмы могут быть нездоровыми, они также могут быть адаптивными и позволяют нам нормально функционировать.

Наибольшие проблемы возникают, когда защитные механизмы используются чрезмерно, чтобы избежать проблем. В психоаналитической терапии цель может состоять в том, чтобы помочь клиенту раскрыть эти бессознательные защитные механизмы и найти более эффективные и здоровые способы справиться с тревогой и стрессом.

10 ключевых защитных механизмов

Дочь Зигмунда Фрейда, Анна Фрейд, описала 10 различных защитных механизмов, используемых эго.Другие исследователи также описали множество дополнительных защитных механизмов.

Блог Терапия, Терапия, Блог Терапии, Блог Терапия, Терапия, ..

Зигмунд Фрейд первоначально разработал концепцию отрицания как защитного механизма. Отрицание предполагает отказ от факта, который человеку слишком больно принять.

Элизабет Кублер-Росс расширила модель Фрейда и предложила, что отрицание — это первая стадия принятия своей смерти. Отрицание сейчас широко принято как обычная стадия или аспект горя.

Модель Зигмунда Фрейда

Фрейд утверждал, что существует три типа отрицания:

1. Простое отрицание происходит, когда кто-то отрицает, что происходит что-то неприятное. Например, человек с неизлечимой формой рака может отрицать, что он / она умрет.
2. Минимизация происходит, когда человек признает неприятный факт, отрицая его серьезность. Человек, собирающийся развестись, может, например, отмахнуться от развода как от ничего страшного.
3. Проекция возникает, когда человек признает серьезность и реальность неприятного факта, но обвиняет кого-то другого. Например, больной раком может настаивать на том, что его или ее врач оказывает неадекватную помощь и что другой врач может предоставить другой результат.

Гриф Модель Хотя изначально она была разработана Элизабет Кублер-Росс как часть пяти стадий умирания, многие специалисты в области психического здоровья сейчас утверждают, что отрицание — это обычная стадия принятия потери любого рода.Другие стадии, определенные Кублер-Росс, — это гнев, торг, депрессия и принятие. Скорбящий человек не обязательно может проходить эти стадии в указанном порядке, и скорбящий человек может переходить от одного этапа к другому. Например, человек, чей партнер умирает, может сначала отрицать, что партнер умирает, затем рассердиться, а затем начать торговаться с врачом, чтобы получить другое лечение, прежде чем снова вернуться к фазе отрицания.

Другие виды отказа

Несколько экспертов по психическому здоровью расширили модель Фрейда, включив в нее другие формы отрицания, в том числе:

  • Отрицание отрицания: отрицание неприятного факта и настойчивость в том, что человек не испытывает отрицания.
  • Отказ от цикла: неспособность признать происходящее. Жертва домашнего насилия, например, может отрицать, что его или ее супруг ранее участвовал в поведении, которое привело к жестокому обращению.
  • Отказ от ответственности: непризнание вины лица в неприятном событии, вызванном этим человеком. Например, водитель, который ударил и ранил другого человека, может отрицать последствия аварии, отрицать ответственность или даже оправдывать свои действия.

Артикул:

  1. Американская психологическая ассоциация. APA Краткий психологический словарь . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 2009. Печать.
  2. Колман, А. М. (2006). Оксфордский психологический словарь . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Последнее обновление: 15.06.2018

Пожалуйста, заполните все обязательные поля, чтобы отправить свое сообщение.

Подтвердите, что вы человек.

Отказ — бессознательная защита

Несколько дней назад подруга потеряла мобильный телефон.Она продолжала искать свой телефон (какое-то время хорошее занятие) целую вечность. Через какое-то время я почувствовал себя утомленным, увидев, сколько раз она проверяла сумку в поисках телефона. Примерно в это время ее отец вошел в комнату и попросил у нее телефон, потому что ему нужен был чей-то номер; она сказала, что напишет ему немного.

Ее ответ показался мне ложью. Я нашел это странным, но ничего не сказал. Примерно через час ее телефон был потерян. Она немного прихорашивалась, пошла к отцу и сказала ему, что потеряла телефон, поэтому не может помочь ему с номером.

Тут меня осенило, что она не лгала, а отрицала!

Что такое отказ?

Отрицание — это защитный механизм! Это бессознательный отказ признать или признать то, что произошло или происходит в настоящее время.

Тогда что врет?

Многие люди путают между ложью и отрицанием . Однако есть разница.

Ложь — это чаще всего преднамеренная тактика управления впечатлениями, манипуляций и избегания ответственности.Например. после того, как мальчик был пойман на краже в магазине, он полностью отрицал это, чтобы спастись от наказания! Здесь отрицание деяния включает в себя умышленную ложь. Ложь может быть сознательной, а иногда и бессознательной для обычных лжецов, то есть они могут лгать автоматически, даже не задумываясь.

Отрицание происходит бессознательно! Его цель — избавить человека от невыносимых чувств. Во многих случаях могут быть неопровержимые доказательства того, что что-то потеряно, но человек будет продолжать отрицать свою потерю не потому, что он лжет, а потому, что он даже не верит, что потеря произошла .

Цель отказа

Человек отказывается бессознательно избегать крайне неприятного ощущения, с которым ему придется столкнуться. Например, после того, как ему поставили диагноз неизлечимой болезни, человек может полностью опровергнуть сообщения и отказаться от лечения от него.

Специалисты в области психического здоровья ставят отказ на первую стадию совладания ! Отрицание — это также первая стадия , из пяти стадий потери, , концептуализированная Элизабет Кублер-Росс в ее книге о смерти и умирании.

Следовательно, когда происходит неприятное событие, первый импульс недоверия начинает процесс совладания . Например, известие о том, что самолет, в котором находился ваш друг, разбился, может вас опровергнуть. Вам может показаться, что этого не произошло, и вы можете проверить и перепроверить с другими. Или, скажем, в случае с моими друзьями, неверие в то, что ее телефон был потерян, изначально спасло ее от чувства вины и гнева!

Отказ имеет подтипы

  1. Простое отрицание: Во многих случаях люди могут полностью отрицать реальность .Например, жена может полностью отрицать факт смерти мужа.
  2. Минимизация: Часто люди снижают интенсивность на , признавая факт, но отрицая его серьезность . Например. Заядлый курильщик может признать, что пристрастился к курению, но утверждает, что с ней ничего не случится. Следовательно, она отрицает последствия курения. Таким образом, это минимизирование становится смесью отрицания, а также рационализации .
  3. Проекция: В Отрицании люди могут принять факт и даже его интенсивность, но могут закончить тем, что обвинят кого-то или что-то вместо того, чтобы признать это.Например, муж после избиения своей жены может сказать: «Она спровоцировала меня избить ее» — здесь он отрицает ответственность за свои действия.

Отрицание — бессознательный инструмент, очень мощный по своей природе. Временно этого достаточно, но не всегда полезно как способ смягчить эмоциональную боль.

Отрицание — Психология — Психическое здоровье и поведение

Второй ингредиент, или второй уровень, — это пассивное признание, когда нарушения слишком постоянны, чтобы оставаться незамеченными.Люди адаптировали множество способов косвенного решения таких проблем. Поднятая бровь, полуулыбка или кивок могут означать как «я видел это», так и «я пропущу это».

Признание является пассивным по уважительным причинам: открытая конфронтация с любимым человеком или с самим собой чревата серьезным разрывом или жизненным изменением, которое может быть более ужасным, чем преступление. И чаще, чем предполагается, тонкий жест может быть достаточным предупреждением, чтобы вызвать изменение в поведении, даже собственном.

Пытаясь точно подсчитать, как часто люди не обращают внимания на нарушения или наказывают их в своих группах, команда антропологов из Нью-Мексико и Ванкувера провела симуляцию игры для измерения уровней сотрудничества.В этой игре один на один игроки решают, вносить ли вклад в общий инвестиционный пул, и они могут отказаться от своего партнера, если посчитают, что вклад этого игрока слишком скуден. Исследователи обнаружили, что как только игроки установили доверительные отношения, основанные на множестве взаимодействий — однажды, фактически, они присоединились к одной и той же клике, — они были готовы игнорировать четыре или пять эгоистичных нарушений подряд, не отрезая друг от друга друга. Они отсекают посторонних после единственного нарушения.

Используя компьютерную программу, антропологи запускали симуляцию на протяжении многих поколений, в сущности, ускоряя ленту эволюции этого общества игроков.И уровень игнорирования нарушений доверия сохранился; то есть этот образец прощающего поведения определял стабильные группы, которые увеличивали выживаемость и эволюционную пригодность индивидов.

«Об этом можно думать по-разному», — сказал ведущий автор, Дэниел Хрушка из Института Санта-Фе, исследовательской группы, которая занимается сложными системами. «Во-первых, вы переезжаете и действительно нуждаетесь в помощи, но друг не отвечает на ваш звонок. Что ж, может его нет в городе, и это вовсе не дезертирство.Способность не замечать или прощать — это способ преодолеть превратности повседневной жизни ».

Нигде люди не используют навыки отрицания с большей эффективностью, чем в отношениях с супругом или партнером. В серии исследований Сандра Мюррей из Университета Буффало и Джон Холмс из Университета Ватерлоо в Онтарио показали, что люди часто идеализируют своих партнеров, переоценивая их сильные стороны и преуменьшая их недостатки.

Обычно это сочетание отрицания и исправления — например, ревность рассматривается как страсть, а в упрямстве — как сильное чувство правильного и неправильного.Но исследования показали, что партнеры, которые таким образом идеализируют друг друга, с большей вероятностью будут оставаться вместе и сообщать о том, что они довольны отношениями, чем те, кто этого не делает.

Отказ

Объяснения> Поведение > Механизмы преодоления> Отказ

Описание | Пример | Обсуждение | Ну и что?

Описание

Отказ — это просто отказ признать, что событие произошло.В пострадавший просто ведет себя так, как будто ничего не произошло, и ведет себя так, как будто другим может показаться странным.

В своей полной форме это полностью подсознательно, и пациенты могут быть как озадачены поведением людей вокруг них, как эти люди поведение пострадавших. Он также может иметь значительный сознательный элемент, где больной просто «закрывает глаза» на неудобные ситуация.

Пример

Мужчина слышит, что его жена убита, но отказывается поверить в это, все еще накрывая для нее стол и сохраняя ее одежду и другие инвентарь в спальне.

Человек, имеющий роман, не думает о беременности или о сексе передаваемые заболевания.

Люди признают свои успехи и находят «веские причины» для своих неудачи, обвинение в ситуации, других людей и т. д.

Алкоголики категорически отрицают, что у них есть проблемы.

Оптимисты отрицают, что что-то может пойти не так. Пессимисты отрицают, что они могут добиться успеха.

Обсуждение

Отрицание — это форма подавления, когда мысли изгнаны из памяти.Если я не думаю об этом, значит, я не страдать от связанного с этим стресса приходится с ним бороться. Однако люди, участвующие в Отказе, могут заплатить высокую цену с точки зрения экстрасенс энергия, необходимая для поддержания состояния отрицания.

Подавление и отрицание — два основных механизма защиты, которые использует.

Детям легче отрицать, поскольку с возрастом эго созревает и понимает больше об «объективной реальности», в которой он должен действовать.

Отказ является одним из Оригинал Анны Фрейд Защитные механизмы.

Когда вам кажется, что вы отрицаете ситуацию, другой человек может присоединиться к вам. отказ или, возможно, придется справиться с этим не так прямо, как они иначе могло бы.

См. Также

Избегание, Компартментализация, Идеализация, Рационализация, Репрессии, отрицание

Почему люди так часто отрицают? • Регистр

Также в колонке на этой неделе:

Почему люди так часто отрицают?

На вопрос Рона Джеймса из Манчестера, Великобритания

В психологическом смысле отрицание — это защитный механизм, при котором человек, столкнувшись с болезненным фактом, отвергает реальность этого факта.Они будут настаивать на том, что этот факт не соответствует действительности, несмотря на то, что могут быть неопровержимые и неопровержимые доказательства.

Есть три формы отрицания. Простое отрицание — это полное отрицание болезненного факта. Минимизирующее отрицание — это когда болезненный факт признается, но его серьезность преуменьшается. Отрицание переноса — это когда признается болезненный факт, признается также серьезность, но моральная ответственность человека в ситуации, связанной с болезненным фактом, преуменьшается.

Когда человек находится в отрицании, он использует отвлекающие или беглые стратегии, чтобы уменьшить стресс и помочь ему справиться. Влияние этого на психологическое благополучие неясно.

Концепция отрицания была сформулирована Зигмундом Фрейдом (1856-1939) и подробно развита его дочерью Анной Фрейд (1895-1982) во втором томе (1936) ее восьмого тома Writings of Anna Freud . Эта концепция существует уже много десятилетий. Отрицание — важный фактор общественного здравоохранения.

Американская кардиологическая ассоциация называет отрицание основной причиной, по которой лечение сердечных заболеваний часто откладывается. То же самое и с раком. Доктора М.С. Вос и Дж. К. де Хаес из отделения психиатрии больницы Броново в Гааге, Нидерланды, недавно отметили, что, основываясь на их исследовании больных раком, опубликованном в журнале Psychooncology в июле 2006 г., до 47% пациенты отрицают тот факт, что у них был диагностирован рак, до 70 процентов отрицают влияние диагноза на их жизнь и до 42 процентов отрицают, что он каким-либо образом влияет на их чувства.

Они добавляют: «С психоаналитической точки зрения отрицание — это патологический, неэффективный защитный механизм. С другой стороны, согласно модели стресса и совладания, отрицание можно рассматривать как адаптивную стратегию защиты от подавляющих событий и чувств».

В этом к людям призыв отрицания. Отрицание позволяет кому-то оставаться неизменным, несмотря на реальность. Отрицание — это путь наименьшего психологического и морального сопротивления.

Через пять лет после терактов 11 сентября в Нью-Йорке и Вашингтоне 40 процентов жителей Нью-Йорка все еще в той или иной степени «напуганы», «травмированы» или иным образом «не могут смотреть в лицо реальности», согласно экспертам по общественному психическому здоровью Нью-Йорка. . В таком психологическом состоянии люди не умеют рассуждать наилучшим образом — их легко сбить с толку, ими манипулировать и обмануть.

Отрицая глобальное потепление, людям не нужно ни о чем думать, получать информацию, менять свои модели потребления, активно участвовать в реформах или каким-либо образом изменять свое поведение.Политики с отрицанием переноса могут избавиться от любого морального императива и предпринять необходимые политические инициативы, которые, по мнению ученых, являются обязательными для выживания нашего вида.

Стивен Хуан, доктор философии. антрополог Сиднейского университета. Присылайте ваши вопросы Odd Body по адресу [email protected]

отказ | Психология вики | Фэндом

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Отрицание — это защитный механизм, постулированный Зигмундом Фрейдом, в котором человек сталкивается с фактом, который слишком неудобно принимать, и вместо этого отвергает его, настаивая на том, что это неправда, несмотря на то, что может быть подавляющим доказательством. [1] Субъект может полностью отрицать реальность неприятного факта (простое отрицание), признать факт, но отрицать его серьезность (минимизация), или признать как факт, так и серьезность, но отрицать ответственность (перенос). Концепция отрицания особенно важна для изучения зависимости. Теория отрицания была впервые серьезно исследована Анной Фрейд. Она классифицировала отрицание как механизм незрелого ума, потому что он противоречит способности учиться и справляться с реальностью.Когда отрицание происходит в зрелом сознании, оно чаще всего ассоциируется со смертью, умиранием и изнасилованием. Более поздние исследования значительно расширили сферу применения и полезность этой концепции. Элизабет Кюблер-Росс использовала отрицание как первую из пяти стадий психологии умирающего пациента, и эта идея была расширена, чтобы включить реакцию выживших на известие о смерти. Таким образом, когда родителям сообщают о смерти ребенка, их первая реакция часто бывает такой: «Нет! У вас, должно быть, не тот дом, вы не можете иметь в виду нашего ребенка!»

В отличие от некоторых других защитных механизмов, постулируемых психоаналитической теорией (например, вытеснения), общее существование отрицания довольно легко проверить даже неспециалистам.С другой стороны, отрицание — один из наиболее спорных защитных механизмов, поскольку его можно легко использовать для создания неопровержимых теорий: все, что говорит или делает субъект, что, кажется, опровергает теорию интерпретатора, объясняется, а не как доказательство того, что теория интерпретатора является несостоятельной. неправильно, но поскольку субъект «отрицает».

Часто цитируемый [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст] пример ложного отрицания — это психолог, который, вопреки всем свидетельствам, настаивает, что его пациент гомосексуален: любая попытка пациента опровергнуть теорию (как указав на его сильное стремление к женщинам) является свидетельством отрицания и, следовательно, свидетельством лежащей в основе теории [Как делать ссылки и ссылки на резюме или текст] .Это напряжение может стать серьезным, особенно в таких областях, как жестокое обращение с детьми и восстановление памяти. Сторонники часто отвечают на утверждения о ложных воспоминаниях, утверждая, что субъекты являются настоящими жертвами, которые вернулись к отрицанию [Как сделать ссылку и ссылку на резюме или текст] . Критики отвечают (некоторые серьезно, некоторые менее), что именно сторонники отрицают несостоятельность своих теорий [Как делать ссылки и ссылки на резюме или текст] .

Концепция отрицания важна в программах из двенадцати шагов, где отказ или обращение отрицания формируют основу первого, четвертого, пятого, восьмого и десятого шагов.Способность отрицать или преуменьшать — важная часть того, что позволяет наркоману продолжать свое поведение перед лицом свидетельств, которые для постороннего кажутся подавляющими. Это называют одной из причин того, что принуждение редко бывает эффективным при лечении зависимости — привычка отрицать сохраняется.

Понимание и недопущение отрицания также важно при лечении различных заболеваний. Американская кардиологическая ассоциация называет отрицание основной причиной задержки лечения сердечного приступа.Поскольку симптомы очень разнообразны и часто имеют другие возможные объяснения, у пациента есть возможность отрицать экстренную ситуацию, часто с фатальными последствиями. Пациенты часто откладывают маммографию или другие анализы из-за боязни рака, даже если это явно неадекватно. Бригада по уходу и, в частности, медперсонал обязаны обучать пациентов из групп риска избегать такого поведения.

Отрицание факта : Эта форма отрицания заключается в том, что кто-то уклоняется от факта, лгая.Эта ложь может принимать форму откровенной лжи (поручение), упущения определенных деталей, чтобы придумать историю (упущение), или ложного согласия с чем-либо (согласие, также называемое «одобрительным» поведением). Тот, кто отрицает факты, обычно использует ложь, чтобы избежать фактов, которые, по их мнению, могут быть потенциально болезненными для себя или других.

Отказ от ответственности : Эта форма отказа включает уклонение от личной ответственности путем обвинения, минимизации или оправдания.Обвинение — это прямое утверждение, перекладывающее вину, и оно может совпадать с отрицанием фактов. Сведение к минимуму — это попытка сделать эффекты или результаты действия менее вредными, чем они могут быть на самом деле. Оправдание — это когда кто-то делает выбор и пытается сделать его приемлемым из-за своего восприятия «правильного» в ситуации. Кто-то, отказываясь от ответственности, обычно пытается избежать потенциального вреда или боли, отвлекая внимание от себя.

Отказ от воздействия : Отказ от воздействия означает, что человек избегает размышлений или понимания того вреда, который его поведение причинило себе или другим.Поступая так, этот человек может избежать чувства вины, и это может помешать ему развить раскаяние или сочувствие к другим. Отказ от воздействия уменьшает или устраняет чувство боли или вреда от неправильных решений.

Отказ в осведомленности : Этот тип отказа лучше всего обсудить, рассмотрев концепцию обучения, зависящего от состояния [2] . Люди, использующие этот тип отрицания, избегают боли и вреда, заявляя, что они находились в другом состоянии осознания (например, в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а иногда и в связи с психическим здоровьем).Этот тип отрицания часто совпадает с отказом от ответственности.

Отказ от цикла : Многие, кто использует этот тип отрицания, скажут такие вещи, как «это только что произошло». Отрицание цикла — это когда человек избегает смотреть на свои решения, ведущие к событию, или не учитывает свою модель принятия решений и то, как повторяется вредное поведение. Боль и вред, которых можно избежать с помощью этого типа отрицания, в большей степени связаны с усилием, необходимым для того, чтобы сместить фокус с единичного события на рассмотрение предшествующих событий.Это также может служить способом обвинить или оправдать поведение (см. Выше).

Отказ в отказе : Многим людям может быть трудно идентифицировать это в себе, но это серьезное препятствие на пути к изменению вредного поведения.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts