Принцип активности это в психологии: Принцип активности.

Содержание

49. Принцип активности в психологии.

Активность личности — особый вид деятельности или особая деятельность, отличающаяся интенсификацией своих основных характеристик (целенаправленности, мотивации, осознанности, владения способами и приёмами действий, эмоциональности), а также наличием таких свойств как инициативность и ситуативность.

Термин активности широко используется в различных сферах науки как самостоятельно, так и в качестве дополнительного в различных сочетаниях.

Большое значение придаётся «принципу активности». Н. А. Бернштейн (1966), вводя в психологию этот принцип, представлял его суть в постулировании определяющей роли внутренней программы в актах жизнедеятельности организма. В действиях человека существуют безусловные рефлексы, когда движение непосредственно вызывается внешним стимулом, но это как бы вырожденный случай активности. Во всех же других случаях внешний стимул только запускает программу принятия решения, а собственно движение в той или иной степени связано с внутренней программой человека.

В случае полной зависимости от неё мы имеем место с так называемыми «произвольными» актами, когда инициатива начала и содержание движения задаются изнутри организма.

По мнению К. А. Абульхановой-Славской (1991) посредством активности человек решает вопрос о согласовании, соизмерении объективных и субъективных факторов деятельности. Мобилизуя активность в необходимых, а не в любых формах, в нужное, а не в любое удобное время, действуя по собственному побуждению, используя свои способности, ставя свои цели. Тем самым, оценивая активность, как часть деятельности, как её динамическую составляющую реализуемую ситуативно то есть в нужный момент времени.

Ещё одна трактовка понятия активности предложена В. А. Петровским (1996), предлагающим рассматривать личность как подлинный субъект активности. Прослеживая историю форм деятельности субъекта, он выделяет три последовательных этапа в истории становления деятельности.

1) Функционирование или жизнедеятельность особи как предпосылку деятельности.

2) Деятельность, как условие выживания субъекта. Деятельность снимает присущие предыдущей ступени развития ограничения. Посредством деятельности субъект получает возможность достичь предмет, прежде удалённый от него, но необходимый для функционирования.

3) Активность, как высшую форму развития деятельности. В процессе развития человека возникают новые, вспомогательные формы взаимодействия с миром, нацеленные на обеспечение и поддержание самой возможности деятельности субъекта. Эти формы движения складываются внутри предшествующих деятельностей и, перерастая в деятельность, носящую самоподчиненный характер, они становятся тем, что может быть названо активностью субъекта.

(Субъективность и есть активность)

Принцип системности означает рассмотрение любого предмета научного анализа с определенных позиций: выделение составляющих систему элементов и структурно – функциональных связей.

Принцип системности – методологический подход к анализу психических явлений, рассматривающий соответствующие явление как систему.

Изоморфизм – наличие однозначного или частичного соответствия структуры одной системе структуры другой.

Холизм – первичное невыводимое начало, которое вне сохранения целостности теряет свою сущность (целостность). (Душа организм личность сознание)

Элементаризм (атомизм) – принцип, предлагающий соединение в целом элементов, сущности которых не изменяются целым.

Концепция системности (системного подхода) Б.Ф Ломова (декан ЛГУ) в которой разрабатывается системная методология как средство решения теоретических задач психологии, и интегратора разнородного психологического знания.

Пути реализации системного подхода:

  1. рассмотрение явления в нескольких планах (аспектах) : микро и макро.

  2. рассмотрение психических явлений как многомерных.

  3. многоуровневость и иерархичность.

  4. множественность отношений – множественность разнопорядочность свойств.

  5. системный подход связан с изменением в понимании принципа детерминизма.

В.С. Мерлин: системный подход — средство изучения интеграции.

В.А.Ганзен: системный подход — переработчик специальных шагов, осуществляющихся с целью получения целостности описания психических явлений.

В.Д.Шадриков: главное место занимает идея системогенеза деятельности.

Положения системного подхода:

  1. системность деятельности. Динамика деятельности – подвижность отдельных составляющих деятельности.

  2. единство сознания и деятельности: взаимообусловленность развития; регулированное воздействие на сознание.

  3. социальная природа деятельности (совм. практическая деятельность – исходная форма)

Механизм развития психики – интериоризация, переход внешней деятельности во внутреннюю.

Признаки деятельности:

Активность личности — Психологос

​​​​​​​Активность личности — особый вид деятельности или особая деятельность, отличающаяся интенсификацией своих основных характеристик (целенаправленности, мотивации, осознанности, владения способами и приёмами действий, эмоциональности), а также наличием таких свойств как инициативность и ситуативность.

Подходы к определению понятия активности личности

Термин активности широко используется в различных сферах науки как самостоятельно, так и в качестве дополнительного в различных сочетаниях. Причём в некоторых случаях это стало настолько привычным, что сформировались самостоятельные понятия. Например, такие как: активный человек, активная жизненная позиция, активное обучение, активист, активный элемент системы. Понятие активности приобрело такой широкий смысл, что при более внимательном отношении его использование требует уточнений.

Словарь русского языка даёт общеупотребительное определение «активного» как деятельного, энергичного, развивающегося. В литературе и бытовой речи понятие «активности» часто употребляется как синоним понятия «деятельности». В физиологическом смысле понятие «активности» традиционно рассматривается как всеобщая характеристика живых существ, их собственная динамика. Как источник преобразования или поддержания ими жизненно значимых связей с окружающим миром. Как свойство живых организмов реагировать на внешние раздражения. Активность при этом соотносится с деятельностью, обнаруживаясь как её динамическое условие, как свойство её собственного движения. У живых существ активность изменяется в соответствии с эволюционными процессами развития. Активность человека приобретает особое значение как важнейшее качество личности, как способность изменять окружающую действительность в соответствии с собственными потребностями, взглядами, целями. (А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1990).

Большое значение придаётся «принципу активности». Н. А. Бернштейн (1966), вводя в психологию этот принцип, представлял его суть в постулировании определяющей роли внутренней программы в актах жизнедеятельности организма. В действиях человека существуют безусловные рефлексы, когда движение непосредственно вызывается внешним стимулом, но это как бы вырожденный случай активности. Во всех же других случаях внешний стимул только запускает программу принятия решения, а собственно движение в той или иной степени связано с внутренней программой человека. В случае полной зависимости от неё мы имеем место с так называемыми «произвольными» актами, когда инициатива начала и содержание движения задаются изнутри организма.

В социологии используется понятие социальной активности. Социальная активность рассматривается как явление, как состояние и как отношение. В психологическом плане существенным представляется характеристика активности как состояния — как качество, которое базируется на потребностях и интересах личности и существует как внутренняя готовность к действию. А также как отношения — как более или менее энергичная самодеятельность, направленная на преобразование различных областей деятельности и самих субъектов.

В психологии в рамках деятельностного подхода, также наблюдается некоторое непринципиальное расхождение в трактовке активности. Психологическая теория деятельности рассматривает макроструктуру деятельности в виде сложного иерархического строения. В её состав включают несколько уровней, в числе которых называют: особые виды деятельности, действия, операции, психофизиологические функции. Особенные виды деятельности в этом случае выступают как совокупность действий, вызываемых одним мотивом. К ним обычно относят игровую, учебную и трудовую деятельность. Их же называют формами активности человека. (Ю. Б. Гиппенрейтер 1997).

Б. Г. Ананьев, помимо указанных, к множеству «активно-деятельностных форм отношения человека к миру» причисляет также боевую и спортивную деятельность, познание, общение, управление людьми, самодеятельность. (Л. И. Анциферова, 1998). Активность, в данном случае, соответствует особенной форме деятельности или особенной деятельности.

По мнению К. А. Абульхановой-Славской (1991) посредством активности человек решает вопрос о согласовании, соизмерении объективных и субъективных факторов деятельности. Мобилизуя активность в необходимых, а не в любых формах, в нужное, а не в любое удобное время, действуя по собственному побуждению, используя свои способности, ставя свои цели. Тем самым, оценивая активность, как часть деятельности, как её динамическую составляющую реализуемую ситуативно то есть в нужный момент времени.

Ещё одна трактовка понятия активности предложена В. А. Петровским (1996), предлагающим рассматривать личность как подлинный субъект активности. Прослеживая историю форм деятельности субъекта, он выделяет три последовательных этапа в истории становления деятельности. 1) Функционирование или жизнедеятельность особи как предпосылку деятельности; Функционирование — первое и простейшее проявление жизни — может быть описано в плане взаимодействия субъекта с объектом, в ходе которого обеспечивается целостность присущих субъекту телесных структур. Функционирование опирается на возможности непосредственного взаимодействия субъекта с его окружением. Отлучение живых тел от источников их существования оказывается гибельным, так как способности к функционированию ещё недостаточно для преодоления возникших барьеров. 2) Деятельность, как условие выживания субъекта. Деятельность снимает присущие предыдущей ступени развития ограничения. Посредством деятельности субъект получает возможность достичь предмет, прежде удалённый от него, но необходимый для функционирования. 3) Активность, как высшую форму развития деятельности. В процессе развития человека возникают новые, вспомогательные формы взаимодействия с миром, нацеленные на обеспечение и поддержание самой возможности деятельности субъекта. Эти формы движения складываются внутри предшествующих деятельностей и, перерастая в деятельность, носящую самоподчиненный характер, они становятся тем, что может быть названо активностью субъекта.

Активность и деятельность, соотнесение понятий

Одной из главных теоретических проблем при рассмотрении понятия активности личности является соотнесение понятий «активности» и «деятельности». Трудность заключается в том, что в большом количестве случаев эти термины выступают как синонимы.

На основе анализа позиций специалистов, выделяют ряд общих существенных признаков активности личности. К ним относятся представления об активности как:

  • форме деятельности, свидетельствующем о сущностном единстве понятий активности и деятельности;
  • деятельности, к которой у человека возникло собственное внутреннее отношение, в которой отразился индивидуальный опыт человека;
  • личностно значимой деятельности: форме самовыражения, самоутверждения человека с одной стороны и о человеке, как о продукте активного и инициативного взаимодействия с окружающей социальной средой — с другой;
  • деятельности направленной на преобразование окружающего мира;
  • качестве личности, личностном образовании, проявляющимся во внутренней готовности к целенаправленному взаимодействию со средой, к самодеятельности, базирующейся на потребностях и интересах личности, характеризуемой стремлением и желанием действовать, целеустремлённостью и настойчивостью, энергичностью и инициативой.

Представление об активности как форме деятельности, позволяет утверждать, что активности должны быть присущи основные составляющие деятельности (В. Н. Кругликов, 1998). В психологии к ним относят: цель или целенаправленность, мотивацию, способы и приёмы, с помощью которых осуществляется деятельность, а также осознанность и эмоции. Говоря о цели, подразумевают, что любая деятельность осуществляется для чего-то, то есть, что она направлена на достижение определённой цели, которая трактуется как сознательный образ желаемого результата и определяется мотивацией субъекта деятельности. Человек, находясь под воздействием комплекса внешних и внутренних мотивов, выбирает главный из них, который превращается в цель деятельности направленной на его достижение. Поэтому цель можно также рассматривать как главный осознанный мотив. Отсюда становится понятным, что продуктивная деятельность носит мотивированный и осознанный характер. Однако не все мотивы, в отличие от целей, осознаются человеком.

Это не означает, однако, что неосознаваемые мотивы не представлены в сознании человека. Они проявляются, но в особой форме, в форме эмоций, как элемент эмоциональной составляющей деятельности. Эмоции возникают по поводу событий или результатов действий, которые связаны с мотивами. В теории деятельности эмоции определяются как отражение отношения результата деятельности к её мотиву. (Ю. Б. Гиппенрейтер, 1997). Кроме того, они выступают одним из оценочных критериев выбора направления действий. Способы и приёмы выступают элементом деятельности, но не просто как средство для осуществления действия, к которому приспосабливаются движения, а как элемент схемы действия, как орудие, обогащающее последнее ориентацией на отдельные свойства предмета-орудия (Д. Б. Эльконин, 1987). Определяя активность как особую форму деятельности требуется осознавать её отличия, её особенности. В качестве отличительных черт предлагается рассматривать интенсификацию основных характеристик деятельности, а также присутствие двух дополнительных свойств: инициативности и ситуативности (В.
Н. Кругликов, 1998).

Интенсификация отражает тот факт, что во всех характеристиках активности в явной форме просматриваются элементы качественно-количественных оценок. Наблюдается повышение выраженности и интенсивности её составляющих, а именно усиление осознанности, субъективности, личностной значимости целей, отмечается более высокий уровень мотивации и владения субъектом способами и приёмами деятельности, повышенная эмоциональная окрашенность.

Под инициативностью понимается почин, внутреннее побуждение к деятельности, предприимчивость и их проявление в деятельности человека. Очевидно, что инициатива тесно связана и выступает проявлением мотивации, степени личностной значимости деятельности для человека, является проявлением принципа активности, свидетельствуя о внутренней включенности субъекта в процесс деятельности, о ведущей роли в нём внутреннего плана. Она свидетельствует о волевых, творческих и психофизических способностях личности. Тем самым, выступает интегративным показателем соотнесения личностных особенностей и требований деятельности.

Ситуативность активности может рассматриваться как характеристика, свидетельствующая о переходе деятельности в иное качество — качество активности в том случае, когда усилия, направленные на достижение цели превосходят нормированный уровень деятельности и необходимы для её достижения. При этом уровень активности может рассматриваться с двух позиций — внешней по отношению к субъекту и внутренней. В первом случае активность может соответствовать нормативно определённой цели или превышать её. Для характеристики такой активности используют понятия «надситуативной» и «сверхнормативной активности» (А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский, 1990, В. Ф. Бехтерев, 1996, Р. С. Немов, 1985) под которыми понимается способность субъекта подниматься над уровнем требований ситуации или, соответственно, официально предъявляемых обществом нормативными требованиями. Во втором случае активность рассматривается с точки зрения субъекта и соотносится с внутренне определяемой целью, отвечающей не внешним, социально обусловленным, а его личным внутренним целям.

Для личности активность всегда «нормативна», поскольку соответствует поставленной цели, в случае достижения которой деятельность теряет свою энергетическую основу — мотивацию и развиться до уровня надситуативности, очевидно, не может. Деятельность, которая не позволила субъекту достичь поставленной цели, традиционно считается недостаточно активной или «пассивной», то есть в принципе, не может называться активностью.

Уровень активности, её длительность, устойчивость и другие показатели зависят от согласованности и оптимальных сочетаний разных компонентов: эмоционального, мотивационного и др. В связи с чем, в зависимости от способа связи психических и личностных уровней активности она может приобретать оптимальный или неоптимальный характер. Например, поддерживать определённый уровень активности можно двумя способами: перенапряжением всех сил, что ведёт к утомлению, падению активности, и за счёт эмоционально-мотивационного подкрепления. (К. А. Абульханова-Славская, 1991). Именно эти два подхода, например, отличают традиционное обучение в высшей школе, построенное с опорой на лекционные занятия и инновационные формы обучения, опирающиеся на методы активного обучения активное обучение.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПСИХОЛОГИИ МЕТОДОЛОГИЯ ЭТО СИСТЕМА

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПСИХОЛОГИИ

МЕТОДОЛОГИЯ – ЭТО СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ ОРГАНИЗАЦИИ ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, СИСТЕМА ПРАВИЛ И НОРМАТИВОВ ПОЗНАНИЯ И СПОСОБОВ ПОСТРОЕНИЯ ТЕОРИИ. 1) Общенаучный метод – это система принципов, нормативов общих для всех областей знания. 2) Конкретнонаучный метод – применение общенаучной методики для специальной конкретной науки.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ В ПСИХОЛОГИИ ОПРЕДЕЛЯЮТ ГРАНИЦЫ И ПРАВИЛА ПОСТРОЕНИЯ ТЕОРИИ , ОПРЕДЕЛЯЮТ КРУГ НАУЧНЫХ ПРОБЛЕМ, ВЛИЯЮТ НА ФОРМУЛИРОВКУ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ГИПОТЕЗ.

К МЕТОДОЛОГИЧЕСКИМ ПРИНЦИПАМ ПСИХОЛОГИИ ОТНОСЯТСЯ: -принцип активности; -принцип единства сознания и деятельности; -принцип детерминизма; -принцип развития; — принцип историзма; — принцип системности.

ПРИНЦИП АКТИВНОСТИ Личность является активным субъектом преобразования мира, в том числе и идеального (мира и преобразования). Некоторые психологические теории строятся на противоположном принципе реактивности, согласно которому, человек представляет собой особого рода «машину», которая пассивно откликается на воздействия внешней среды. Такой подход используется в бихевиоризме, в ассоциативной психологии и некоторых течениях когнитивной психологии.

ПРИНЦИП АКТИВНОСТИ На теоретическом уровне исследования принцип активности связан с изучением динамических аспектов поведения, в частности, с проблемой мотивации.

ПРИНЦИП ЕДИНСТВА СОЗНАНИЯ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Психика возникает и развивается в рамках деятельной активности человека. Поэтому лучший способ исследования психических явлений это изучение в условиях реальной деятельности или моделирование компонентов ведущей деятельности. Сознание человека представляет собой внутренний план осуществляемой им деятельности, а деятельность — внешняя форма выражения сознания, процесс его опредмечивания. Психика познаваема только в деятельности, которую она регулирует.

ПРИНЦИП ДЕТЕРМИНИЗМА Разрабатывался и обосновывался С. Л. Рубинштейном. Детерминизм — причинная обусловленность, всеобщая закономерная связь природы, общества, мышления, закономерная и необходимая зависимость психических явлений от порождающих их факторов. Данный методологический принцип психологии предполагает необходимость учета влияния различных причин, факторов на возникновение и развитие психических явлений.

ПРИНЦИП ДЕТЕРМИНИЗМА Принцип детерминизма связан с вопросом о природе психических явлений, их сущности. Этот подход вытеснил интроспективную методологию и соответствующую ей организацию психологического исследования. Вместо самонаблюдения пришел объективный метод.

ПРИНЦИП ДЕТЕРМИНИЗМА Современная психология, и психология личности в частности, применяют принцип детерминизма для объяснения закономерностей психической жизни человека, для поиска связей и отношений, возникающих между сознанием и деятельностью. Центром этих отношений, по мнению С. Л. Рубинштейна, является личность.

ПРИНЦИП РАЗВИТИЯ Разрабатывался А. Н. Леонтьевым. Предполагает рассматривать психические явления в постоянном изменении, движении и развитии, разрешении противоречий под влиянием системы внешних и внутренних детерминант. Существует единство онтогенетических, филогенетических и социальноисторических детерминант развития и проявления психики. Данный принцип ориентирует психологов на изучение условий возникновения психических явлений, тенденций их изменения, качественных и количественных характеристик этих изменений.

ПРИНЦИП РАЗВИТИЯ С. Рубинштейн включил понятие развития в систему понятий общей психологии и возвел его в статус важнейшего методологического принципа психологической науки.

ПРИНЦИП ИСТОРИЗМА Разработан Л. С. Выготским, А. Н. Леонтьевым. Психическое развитие и, в частности, развитие человеческого сознания происходит в процессе общественно-исторического становления и определяются общественно-историческими формациями и конкретно-историческими особенностями социализации в разных культурах. Таким образом, общественное бытие людей определяет их сознание, а образ жизни и стиль жизни определяет образ их мыслей и чувств, и, в свою очередь, так же определяется ими.

ПРИНЦИП СИСТЕМНОСТИ Разрабатывался Б. С. Ломовым. Система – совокупность элементов, которые находятся в связи друг с другом и образуют целостное единство. Человек включается в разнообразные связи и вступает в различные отношения с окружающими его предметами, он обладает множеством психических свойств, но живет и действует как единое целое.

ПРИНЦИП СИСТЕМНОСТИ Принцип системности определяет следующие направления (задачи) исследования: 1) выделение уровней изучаемой системы и ее отдельных компонентов, где уровень определяется как объединение и организация схожих по степени сложности свойств, а компонент как автономная единица определенного уровня; 2) выявление принципов и механизмов организации системы в единое целое.

www.

Psyarticles.ru — учебные статьи по психологии

Учебные материалы по психологии и психологические статьи — основное содержание сайта.

Проект в значительной степени рассчитан на самообразование читателей, ранее систематически не изучавших психологию, однако может оказаться полезным и для специалистов, расширяющих свой профессиональный кругозор.

Материалы сайта представляют собой наиболее важные и интересные фрагменты из учебных пособий и научных работ из самых разнообразных отраслей психологии.

Проект будет полезен психологам и врачам, студентам и преподавателям, специалистам в области управления, а также широкому кругу читателей, интересующихся вопросами современной психологии.

Предпосылки возникновения конфликта в процессе общения

Рассмотрим особенности поведения человека в конфликтной ситуации прежде всего в процессе общения. В процессе человеческих взаимоотношений, как вы уже знаете из предыдущих разделов, процесс общения предполагает наличие следующих трех факторов: восприятия, эмоций и обмена информацией. В конфликтных ситуациях легко забыть об этом. Поэтому кратко рассмотрим, что же может создавать почву для их возникновения.

Социально-психологические предпосылки. Первая трудность — это разногласия из-за несовпадения ваших рассуждении с рассуждениями другой стороны. Ведь то, какой вы видите проблему, зависит от того, с какой колокольни, образно говоря, смотрите на нее.

Специфика конфликтов в образовательных процессах

В культурно-историческом подходе Л.С. Выготского процессы образования рассматриваются, с одной стороны, как предназначенные для разрешения противоречий развития общества, с другой — как обладающие внутренне противоречивым характером.

Мы придерживаемся именно этого подхода, и вслед за Л.С. Выготским и его последователями исходим из того, что конфликт представляет собой механизм развития человеческой деятельности и соответственно личности.

Современная психология: ее задачи и место в системе наук

В последние годы наблюдается бурное развитие психологической науки, обусловленное многообразием теоретических и практических задач, встающих перед нею. В нашей стране интерес к психологии особенно показателен — ей наконец-то начинают уделять то внимание, которого она заслуживает, причем практически во всех отраслях современного образования и бизнеса.

Основной задачей психологии является изучение законов психической деятельности в ее развитии. В течение последних десятилетий значительно расширились диапазон и направления психологических исследований, появились новые научные дисциплины.

Методы психологии

Методы научных исследований — это те приемы и средства, с помощью которых ученые получают достоверные сведения, используемые далее для построения научных теорий и выработки практических рекомендаций.

Сила науки во многом зависит от совершенства методов исследования, от того насколько они валидны и надежны, как быстро и эффективно данная отрасль знаний способна воспринять и использовать у себя все самое новое, передовое, что появляется в методах других наук.

Алгоритм оценки достоверности информации в результате психофизиологического исследования с применением полиграфа

Двадцать лет назад использование прибора способного отличить ложь от правды – «детектора лжи» было исключительной прерогативой спецслужб ведущих мировых держав. За прошедшие годы ситуация кардинально изменилась.

Проверки на «детекторе», стали доступными для широкого круга потребителей – правоохранительных органов, руководителей коммерческих и банковских структур, представителей кадровых служб, частных охранных предприятий и просто граждан, желающих получить достоверную информацию.

Процесс формирования двигательного навыка. Принцип активности и его развитие Н.А. Бернштейном

Переходим к следующей важной теме, совершенно по-новому раскрытой Н. А. Бернштейном, — механизмам формирования навыка. Эта проблема очень важна для психологии, так как формирование навыков составляет, как вы уже знаете, основу всякого обучения.

Процесс формирования навыка описан у Бернштейна очень подробно. Он выделил много частных фаз — порядка семи, которые объединяются в более общие периоды. Для первого знакомства достаточно будет разобрать эти периоды.

Проблема психодинамического диагноза

Психодинамическая диагностика, в отличие от дискретно-описательного диагностического подхода, укоренившегося в отечественных медицинской и психологической традициях, представляет собой прежде всего диагностику структуры личности с точки зрения ее развития.

Подобный подход, обеспечивающий целостный и всесторонний анализ личности и ее психопатологии, определяет и специфику терапевтических методов.

Психологическая профилактика конфликтов в коллективе

Многие организационные конфликты легче предупредить, чем разрешить.

Поскольку центральными фигурами конфликтов в организации являются конкретные личности, то такая профилактика должна быть личностно-ориентированной.

Остановимся на некоторых особо значимых организационно-управленческих условиях, способствующих снижению конфликтности личности.

Четыре элемента процесса убеждения

Процесс убеждения складывается из следующих элементов: агент влияния (источник сообщения), само сообщение, условия, в которых передается сообщение (контекст), и реципиент, то есть тот индивид, которому предназначено сообщение.

Само сообщение, в зависимости от его содержания, от того, как оно сформулировано и в какой форме преподнесено, также может либо убеждать, либо внушать. Но может и не иметь вообще никакого эффекта.

Повышение уровня сознания. Насколько это важно?

Тема самосовершенствования и развития человеческих качеств, можно сказать, вечная, при этом мудрые люди часто повторяют, что самой важной задачей для каждого человека является развитие его собственного сознания.

Несмотря на очевидную важность темы, серьезных и качественных материалов, посвященных этому вопросу, не так уж и много, хотя периодически все же появляются интересные работы.

Обзор методологических принципов в психологии



В данной статье представлен обзор различных источников, в которых был продемонстрирован перечень методологических принципов. Был проведен анализ и сравнение данных, предоставленных в различных источниках.

Ключевые слова: методология, методологические принципы, принцип верификации, принцип корреспонденции, принцип фальсификации, принцип асимметрии, принцип достаточного основания, принцип детерминизма, принцип соответствия, принцип дополнительности, принцип объективности, принцип диалектико-материалистического детерминизма психики и мира психических феноменов, принцип активности психического отражения и регуляции поведения и деятельности, принцип развития и самодвижения психики, принцип системности, структурности, многоуровневости и иерархичности психики, принцип самоорганизации живых систем и организмов, принцип единства личности, сознания и деятельности, принцип единства психики и деятельности, принцип объективности, принцип развития.

Прежде всего следует дать определение понятию «методология». В психологии данный термин раскрывается следующим образом, «методология (от греч. methodos — путь исследования или познания, logos — понятие, учение) — система принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе. Методология воплощается в организации и регуляции всех видов человеческой деятельности, не только научной, но и технической, педагогической, политической, управленческой, эстетической и др. Методология носит всеобщий характер, но она конкретизируется применительно к различным сферам практической и теоретической деятельности. Область методологии включает обширный комплекс конкретно-научных приемов исследования: наблюдение, эксперимент, моделирование и др». [5]. Изучив данное определение видно, что методология присутствует в различных сферах человеческой деятельности.

Перейдем к термину «методологические принципы», в статье будут рассмотрены различные принципы, взятые из работ отечественных психологов. Электронный словарь предоставляет следующее определение данному термину, а именно, «методологические принципы — кратко сформулированные теоретические положения, обобщающие достижения науки в определенной области и служащие основанием для дальнейших исследований» [7].

После рассмотрения основных понятий, относящиеся к данной тематике статьи, можно перейти к обзору методологических принципов, представленных в различных источниках.

Первый источник, который был взят на рассмотрение, это работа Корниловой Т. В. и Смирнова С. Д. «Методологические основы психологии» [3]. В данной работе авторы выделяли следующие принципы: принцип верификации; принцип корреспонденции; принцип фальсификации; принцип асимметрии. Рассмотрим данные принципы более подробно. Принцип верификации, по мнению Корниловой и Смирнова, «предполагает установление истинности или ложности научных предложений путем сравнения их с фактами опыта. Различие между значениями и смыслами в научном языке при этом отрицалось». Принцип корреспонденции представляет собой «согласование предложения и факта». Принцип фальсификации определялся авторами следующим образом, данный принцип представляет собой «общие высказывания, касающиеся формулировок законов, могут быть проверены на истинность в эмпирическом исследовании». Принцип асимметрии заключается, по мнению авторов, в том, «что гипотезу можно фальсифицировать, но нельзя подтвердить на основе опытных данных» [3].

Следующий источник, который был взят на обзор, является работа Новикова А. М. и Новикова Д. А. «Методология научного исследования» [6]. В данной работе авторы выделили четыре принципа: принцип достаточного основания; принцип детерминизма; принцип соответствия; принцип дополнительности. По мнению Новикова А. М. и Новикова Д. А. принцип достаточного основания «является фундаментом всякой науки: всякая истинная мысль должна быть обоснована другими мыслями, истинность которых доказана». Принцип детерминизма, как считают авторы, «будучи общенаучным, организует построение знания в конкретных науках. Выступает в форме причинности как совокупности обстоятельств, которые предшествуют во времени какому-либо данному событию и вызывают его». Что касается принципа соответствия, то авторы отмечают следующее, это «закономерная связь в форме предельного перехода между теорией атома, основанной на квантовых постулатах, и классической механикой». Принцип дополнительности представляет собой тот случай, когда «воспроизведение целостности явления требует применения в познании взаимоисключающих «дополнительных» классов понятий» [6].

В работе Константинова В. В. «Методологические основы психологии» [2] представлено большое количество принципов, разберем только некоторые их них. Константинов В. В. выделяет следующие принципы: принцип объективности; принцип диалектико-материалистического детерминизма психики и мира психических феноменов; принцип активности психического отражения и регуляции поведения и деятельности; принцип развития и самодвижения психики; принцип системности, структурности, многоуровневости и иерархичности психики; принцип самоорганизации живых систем и организмов; принцип единства личности, сознания и деятельности. Далее подробно представлен каждый принцип, показанный в работе автора. Принцип объективности, по мнению Константинова В. В. можно определить следующим образом, это «принцип беспристрастности, т. е. стремление постичь истину и встать выше сиюминутных стремлений, желаний, избежать субъективных оценок». Принцип диалектико-материалистического детерминизма психики и мира психических феноменов, как считает автор, «ориентирует исследователя на поиск причин, условий и факторов, которые обусловливают возникновение и функционирование психических явлений». Принцип активности психического отражения и регуляции поведения и деятельности, Константинов В. В. объясняет следующим образом, что «все психические явления результаты непосредственного или опосредствованного психического отражения, содержание которого детерминировано объективным миром». Принцип развития и самодвижения психики предусматривает, по мнению автора, «постепенное и скачкообразное усложнение психики как в процессуальном, так и содержательном аспектах, понимание психического как единства непрерывного и дискретного». В принципе системности, структурности, многоуровневости и иерархичности психики, автор отмечает, что «психика рассматривается как целостность, в которой все психические явления являются ступенями, включенными в определенную иерархию, где нижние ступени психического субординированны». Принцип самоорганизации живых систем и организмов «предусматривает изучение психики и психических феноменов исходя из идей гомеостаза, а также исследование функций психики, обеспечивающих активное приспособление и адаптацию к условиям окружающей среды». Мнение автора, «что сознание — личностно и деятельно, личность — сознательна и деятельна, деятельность — сознательна и личностна» заключатся в принципе единства личности, сознания и деятельности [2].

В монографии Мазилова В. А. «Методология психологической науки: история и современность» [4] был выделен один принцип психофизиологического параллелизма. Стоит привести содержание данного принципа, который был представлен автором в своей монографии. Данный принцип «позволял «запараллелиться» с «настоящей» наукой, но сохранить свою самостоятельность» [4]. Для Мазилова В. А. была важна самостоятельность принципа, что он и описывает в своем труде.

Последним источником в обзоре по методологическим принципам является работа авторов: Волкова Б. С., Волковой Н. В., Губанова А. В. «Методология и методы психологического исследования» [1]. В своем труде авторы выделили следующие принципы: принцип детерминизма; принцип единства психики и деятельности; принцип объективности; принцип развития. Содержание принципа детерминизма авторы рассматривают через разбор специфики детерминанта психического развития. Волков Б. С., Волкова Н. В., Губанов А. В. пишут следующее, что «специфика детерминант психического развития ребенка: а) особая роль обучения и воспитания в процессе формирования личности: воспитание — процесс многоплановый и многофакторный; научное объяснение опирается на взаимосвязанный характер детерминации; б) степень сформированности головного мозга ребенка, его нервной системы в целом». Принцип единства психики и деятельности авторы рассматривают через анализ процесса обучения и воспитания детей: «а) учитывать связь психического развитая ребенка с его ведущей деятельностью; б) фиксировать и анализировать поведение и действия ребенка: в ведущей деятельности; в зарождающейся деятельности; в сохраняющейся деятельности, наряду с ведущей». Принцип объективности у авторов рассматривается через «равенство экспериментальной и контрольной групп: учитывать социально-экономические, исторические, этнические различия при сравнении детей: по уровню психического развития; по содержательной характеристике деятельности: по обучаемости и т д. Психические явления рассматривать такими, какими они являются на самом деле». Принцип развития заключается в том, чтобы «изучать психическое явление в системе трех координат: актогенеза, онтогенеза, историогенеза. Учитывать: психологические особенности возраста, предшествующего изучаемому; тенденции развития в последующих возрастных ступенях» [1].

После проведения анализа специальной литературы можно отметить, что большое количество авторов занимаются проблемой исследования методологических принципов. В приведенных выше источниках рассматриваются разнообразное количество принципов, большинство принципов не повторяются в других источниках. За исключением принципа детерминизма и принципа объективности, но также отмечается, что данные принципы объясняются по-разному, но суть принципа одна.

В статье были приведены термины «методология», «методологические принципы» и даны определения для более детального понимания понятий. В статье был проведен обзор различных источников, в которых были представлены различные методологические принципы, также был проведен анализ специальной литературы и проведено сравнение информации, предоставленной в источниках.

Литература:

  1. Волков Б. С. Волкова Н. В., Губанов А. В. Методология и методы психологического исследования / Науч. редактор Б. С. Волков: Учебное пособие для вузов. — 4-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проект; Фонд «Мир». 2005.— 352 с.
  2. Константинов В. В. Методологические основы психологии. Завтра экзамен. — СПб.: Питер, 2010. — 240 с.
  3. Корнилова Т. В., Смирнов С. Д. Методологические основы психологии. — СПб.: Питер, 2006. — 320 с.
  4. Мазилов В. А. Методология психологической науки: история и современность. Монография. Ярославль: МАПН, 2007. 362 с.
  5. Мир психологии // Методология. URL: http://psychology.net.ru/dictionaries/psy.html
  6. Новиков А. М., Новиков Д. А. Методология научного исследования. — М.: Либроком. — 280 с.
  7. Словари и энциклопедии на Академике // Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. URL: https://psychology_pedagogy.academic.ru

Основные термины (генерируются автоматически): принцип, принцип объективности, автор, принцип развития, источник, принцип детерминизма, достаточное основание, психическое отражение, психическое развитие, специальная литература.

Принципы общей психологии

Определение 1

Общая психология – это раздел науки, изучающий возникновение и формирование познавательных процессов, состояний и закономерностей психики человека, и обобщающий различные психологические исследования и знания.

Объектом изучения общей психологии является психика живых существ, то, как они взаимодействуют с окружающим миром, как они реализуют свои желания и побуждения. С точки зрения современной науки, психика является посредником между субъективным и объективным, а также дает знание о том, что такое внутреннее и внешнее, телесное и душевное.

Предметом психологии является человек как субъект деятельности, системные качества его саморегуляции; закономерности становления и функционирования психики человека, его способности отражать мир, познавать его и регулировать своё взаимодействие с ним.

Задачей психологии является систематизация знаний и подача их в такой форме, чтобы каждый образованный человек мог самостоятельно изучать эту дисциплину.

С этой наукой сталкиваются представители разных профессий – не только психологи, но и социологи, юристы и так далее, так как многим необходимо знать закономерности развития психики человека, формирование внутренних процессов, свойства личности.

Общая психология обращает внимание на психическую активность человека, его характер, мышление, темперамент, испытываемые эмоции, восприятие, способности памяти. Эти данные рассматриваются не обособленно, а во взаимосвязи с жизнью человека и окружающего его мира. Важно то, что происходит внутри человека во время мыслительных и познавательных процессов, и как происходят взаимоотношения человека с людьми разных социальных групп.

Основные принципы общей психологии

Определение 2

Принципы психологии – это исходные положения, которые определяют понимание сути и истоков психики людей, особенности ее развития и формирования, механизмы функционирования и формы проявлений, а также способы подхода к ее изучению и изменению.

Принципы психологии содержат в себе основные закономерности, присущие психике человека. Эти принципы выявились в результате длительных и кропотливых исследований.

Принципами общей психологии являются:

  1. Принцип отражения. Данный принцип раскрывает понимание того, чем является сущность психика человека, ее характеристики и особенности.
  2. Принцип детерминизма. Данный принцип раскрывает причины возникновения и развития психики. Психика человека – это не самостоятельный «предмет». Она формируется в результате взаимодействия различных факторов биологического, природного, социального происхождения.
  3. Принцип активности. Данный принцип подразумевает, что при изучении психических явлений необходимо учитывать, что внешние и внутренние факторы влияют на формирование психики человека.
  4. Принцип развития. Данный принцип отражает развитие психики. Он объясняет, что она динамична, а не статична. Необходимо рассматривать психику человека, как результат социального взаимодействия, а также взаимодействия окружающего мира, в том числе межличностного отношения, на сознание человека
  5. Принцип единства и взаимосвязи. Данный принцип основывается на знании о том, что только субъективное (как человек мыслит, во что верит) и объективное (как человек поступает, реагирует на определенные события) проявление психики может дать полный ответ на вопрос, что такое психика человека.
  6. Принцип системного подхода. Данный принцип утверждает, что только системный подход в изучении психики человека может считаться верным. Необходимо учитывать не только психологические факторы, но и физиологические.
  7. Принцип относительной самостоятельности. Данный принцип указывает, что любое психологическое и физиологическое явление имеет свое разнообразие, закономерности и принципы развития.
  8. Принцип личностного подхода, учета общественных интересов. Данный принцип утверждает, что правдивые знания могут выявляться только в результате исследования интересов, потребностей, жизненного опыта и особенностей группы людей.

Методы общей психологии

Для того, чтобы воплощать существующие принципы в реальности, используют некоторые практические методы исследований. К ним относится:

  • наблюдение;
  • беседа;
  • эксперимент;
  • тестирование;
  • вспомогательные и промежуточные методы исследования.

Процесс наблюдения подразделяется на следующие этапы:

  1. Постановка целей и задач.
  2. Определение ситуации, объекта и предмета.
  3. Определение способов, оказывающих на исследуемый объект наименьшее влияние и обеспечивающих получение необходимых знаний.
  4. Определение способа учета данных.
  5. Обработка полученных данных.

Беседа включает в себя общение исследователя и исследуемого с обсуждением проблем и вопросов, ответы на которые нужны как исследователю, так и исследуемому.

Эксперимент подразумевает искусственное создание необходимых условий для испытуемого и фиксирование результатов.

Тестирование – это процесс, заключающийся в ответе на короткие аналогичные для всех задания обычно с готовыми вариантами ответа. Тесты помогают определить наличие определенных психических качеств у испытуемой группы людей или отдельного человека. Некоторые тесты могут делать прогнозы развития или деградации болезни, а также устанавливать диагноз.

Школы общей психологии

Также существует множество школ, которые придерживаются вышеперечисленных принципов и используют методы исследования в своей практике. К таким школам может относиться:

  • психоанализ;
  • структурализм;
  • фрейдизм
  • трансперсональная психология;
  • бихевиоризм;
  • гештальтпсихология;
  • индивидуальная психология;
  • когнитивная психология;
  • функционализм;
  • гуманистическая психология;
  • аналитическая психология;
  • отечественная психология.

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Педагогическая психология: Оценка · Вопросы · Теория и исследования · Методы · Техника X предмет · Специальное изд. · Пастораль


Теория деятельности (АТ) — советская психологическая метатеория, парадигма или структура, уходящая своими корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, получив широкое распространение как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

Содержание

  • 1 История теории деятельности
    • 1.1 Выготский
    • 1.2 Леонтьев
    • 1.3 Запад
    • 1.4 Теория деятельности и информационные системы
  • 2 Объяснение теории деятельности
    • 2.1 Деятельность
    • 2.2 Уровни теории деятельности
    • 2.3 Внутренняя плоскость действия
    • 2.4 Творчество человека
    • 2.5 Обучение и неявные знания
  • 3 приложения
    • 3.1 Разработка программного обеспечения
  • 4 Каталожные номера
  • 5 См. также

История теории деятельности

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии дали начало различным взаимодополняющим и переплетающимся направлениям развития. В этом отчете основное внимание будет уделено двум наиболее важным из этих направлений. Первая связана с Московским институтом психологии и, в частности, с тройкой молодых и одаренных исследователей Льва Семеновича Выготского (1896–1934), Александр Романович Лурия (1902–77) и Алексей Николаевич Леонтьев (1903–79). Выготский основал культурно-историческую психологию, важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, как продолжил, так и выступил против работы Выготского. Леонтьевская формулировка общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области АТ, которые в большей степени касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Второе крупное направление развития АТ связано с такими учеными, как П. К. Анохин (1898-1974) и Н. А. Бернштейн (1896-1966), более непосредственно занимающимися нейрофизиологическими основами деятельности; его основание связано с советским философом психологии С. Л. Рубинштейном (1889-1960). Эта работа впоследствии была развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и др., а в настоящее время наиболее известна благодаря работам по системно-структурной теории деятельности, проводимым Г. З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненной целью Выготского было создание психологии, адекватной исследованию сознания. Он заявил, что сознание конструируется через взаимодействие субъекта с миром и является атрибутом отношения между субъектом и объектом». (естественные) психические процессы с помощью психологических средств (искусственных устройств для овладения психическими процессами) и интернализации». понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно привести к изменению объектов». Лурия объясняет это так: «Выготский полагал, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение. .. он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании орудий или знаков, где орудие (или знак) может Взамен элементарной схемы S R S » для раздражителя, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S означает стимул, x средство (орудие или знак) и R рефлекс.

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно лежать не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в богатую сеть существенных связи.»

Леонтьев

После ранней смерти Выготского Леонтьев стал руководителем исследовательской группы по теории деятельности и значительно расширил рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть Леонтьева. взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности восходят, по крайней мере, в первоначальном виде, к работам Леонтьева. Леонтьев впервые исследовал психологию животных, рассматривая различные степени, в которых можно сказать, что животные обладают психическими процессами. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не является достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к действительности, которое он назвал деятельность . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно было объяснить только формированием у них многофазных планов с помощью орудий.

Затем Леонтьев перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют конечному удовлетворению потребности. Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной трудовой деятельности. Это привело его к различию между видами деятельности , которые удовлетворяют потребность, и действий , составляющих деятельность.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, которой занимается человек, отражается в его психической деятельности, т. е. (по его выражению) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в ее жизненный смысл или значение.

Запад

Теория деятельности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи. (Первая международная конференция по теории деятельности состоялась только в 1986. Самая ранняя несоветская статья, на которую ссылается Нарди, — это статья Юрье Энгестрёма 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к исходной советской традиции… или относящийся к международному, многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающему их дальше».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева. Хотя изложение Леонтьева ясно и хорошо структурировано, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрёма. Каптелинин замечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы [Леонтьева]. содержит три взаимодействующих сущности — индивидуума, предмета и общности — вместо двух компонентов — индивидуума и предмета — в исходной схеме [Леонтьева]».

Были внесены некоторые изменения, очевидно, путем импорта понятий из теории взаимодействия человека и компьютера. Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же понятие коллективного субъекта было введено в 1970-х и 1980-х годах (Леонтьев ссылается на «совместную трудовую деятельность», но имеет в качестве субъектов деятельности только отдельных лиц, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже. Подход Нарди вкратце сводится к следующему: Нарди увидел Теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не сильно предсказательная теория. Объект теории деятельности состоит в том, чтобы понять единство сознания и деятельности… Теоретики деятельности утверждают, что сознание не является набором дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и уж точно не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: ты есть то, что ты делаешь». Нарди также утверждал, что «теория деятельности предлагает сильное понятие опосредование — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [как] сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни». Она объяснила, что «основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описывал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь…» и «Теория деятельности с ее акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как принципиально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе; «обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно моделировать одинаково для людей и машин».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека с компьютером «в значительной степени игнорировала изучение артефактов, настаивая на мысленных представлениях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это, прежде всего, социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет определить сознание, т. е. все психические функции, включая воспоминание, решение, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов». психология отличает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и последствиях теории деятельности для неявного знания и обучения.

Деятельность

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом для получения желаемого результата. Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). Например, деятельностью может быть работа автоматизированного колл-центра. Как мы увидим позже, в деятельность могут быть вовлечены многие субъекты, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, карьерный рост или получение контроля над жизненно важным источником организационной власти). Простым примером действия в колл-центре может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет платежную запись клиента (объект) таким образом, чтобы платежные данные были правильными (результат), используя графический интерфейс для базы данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность есть форма деятельности, направленная на объект, и деятельности отличаются друг от друга по к своим объектам. Превращение объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее материальным».

Затем Куутти добавляет третий термин, орудие, которое «посредничает» между деятельностью и объектом. «Инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в процесс трансформации с «кристаллизованным» в нем исторически накопленным опытом и навыками, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения этого конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные признаки объекта остаются невидимыми для субъекта…».

Орудия, как замечает Вереникина, — это «социальные объекты с определенными способами действия, выработанные общественно в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям практические действия».

Уровни теории деятельности

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина, перефразируя Леонтьева, поясняет, что «несовпадение действия и операции… проявляется в действиях орудиями, т. е. материальными предметами, которые кристаллизуются операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, скажем, разобрать машину, то он должен использовать различные операции; не имеет значения, как человек операции были изучены, потому что формулировка операции происходит иначе, чем формулировка цели, которая инициировала действие».

Уровни деятельности также характеризуются по своему назначению: «Деятельность ориентирована на мотивы, т. е. на объекты, побуждающие сами по себе. Каждый мотив есть предмет, материальный или идеальный, удовлетворяющий потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные действиям; они направлены на конкретные осознанные цели. Действия реализуются через операции, которые определяется реальными условиями деятельности».

Энгестрём разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструментом может быть все, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты мышления. Правила охватывают как явные, так и неявные нормы, условности и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в связи с процесс превращения объекта в результат».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе. Таким образом, способ, которым действие вписывается в контекст, устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они являются как явными, так и неявными и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: это описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов. Одним из таких понятий является внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность имеет место в двух плоскостях: внешнем плане и внутреннем плане. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «Способность человека производить манипуляции над внутренним представлением внешних объектов до начала действий с этими объектами в реальности».

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивация»). Например, программист при написании программы может решать задачи, связанные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего карьерного опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты сгруппированы в сообщества, с правилами, опосредующими отношения между субъектом и сообществом, и разделением труда между объектом и сообществом. Предмет может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Человеческое творчество

Человеческое творчество играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди… по существу являются творческими существами» в «творческом, непредсказуемом характере». Тихомиров также анализирует важность творческая деятельность , противопоставляя ее рутинной деятельности , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией баланса в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание

Теория деятельности имеет интересный подход к сложным проблемам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленной темой теоретиков менеджмента, но его часто представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение. Теория деятельности предлагает потенциальную корректировку этой тенденции. Например, обзор Энгестрёма работы Нонаки о создание знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает в себя предварительные этапы формирования целей и проблем, которых нет в Нонаке. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и понимание учащимися того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявное знание , которое, по словам Нонаки, «является очень личным и трудно формализуемым, что затрудняет общение с другими или обмен ими с другими». Леонтьева концепция операция дает важное представление об этой проблеме. Кроме того, ключевая идея интернализации первоначально была введена Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции». Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестрём как «ключевой психологический процесс». механизм», открытый Выготским и далее обсуждаемый Вереникиной.

Приложения

Разработка программного обеспечения

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Подробности и дополнительную информацию см. в специальном выпуске «Совместная работа с компьютерной поддержкой» по теме «Теория деятельности и практика проектирования» .

Список литературы

  • Леонтьев А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека с компьютером. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Hasan, H., Gould, E. and Hyland, P. (Eds) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18. University of Wollongong Press, 1998, Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмилес (редактор). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск Теория деятельности и практика проектирования . 11(1-2), 2002. См. также Теория деятельности и практика проектирования.

См. также

  • Распределенное познание
  • Расположенное познание

de:Tätigkeitstheorie fr: Теория активности

На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотр авторов).

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Педагогическая психология: Оценка · Вопросы · Теория и исследования · Методы · Техника X предмет · Специальное изд. · Пастораль


Теория деятельности (АТ) — советская психологическая метатеория, парадигма или структура, уходящая своими корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889 г.-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, получив широкое распространение как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

Содержание

  • 1 История теории деятельности
    • 1.1 Выготский
    • 1.2 Леонтьев
    • 1.3 Запад
    • 1.4 Теория деятельности и информационные системы
  • 2 Объяснение теории деятельности
    • 2.1 Деятельность
    • 2.2 Уровни теории деятельности
    • 2.3 Внутренняя плоскость действия
    • 2.4 Творчество человека
    • 2.5 Обучение и неявные знания
  • 3 приложения
    • 3. 1 Разработка программного обеспечения
  • 4 Каталожные номера
  • 5 См. также

История теории деятельности

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии дали начало различным взаимодополняющим и переплетающимся направлениям развития. В этом отчете основное внимание будет уделено двум наиболее важным из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с 9-м институтом психологии.0060 тройка молодых и одаренных исследователей Льва Семёновича Выготского (1896–1934), Александра Романовича Лурии (1902–77) и Алексея Николаевича Леонтьева (1903–79). Выготский основал культурно-историческую психологию, важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, как продолжил, так и выступил против работы Выготского. Леонтьевская формулировка общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области АТ, которые в большей степени касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Второе крупное направление развития АТ связано с такими учеными, как П. К. Анохин (1898-1974) и Н. А. Бернштейн (1896-1966), более непосредственно занимающимися нейрофизиологическими основами деятельности; его основание связано с советским философом психологии С. Л. Рубинштейном (1889-1960). Эта работа впоследствии была развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и др., а в настоящее время наиболее известна благодаря работам по системно-структурной теории деятельности, проводимым Г. З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненной целью Выготского было создание психологии, адекватной исследованию сознания. Он заявил, что сознание конструируется через взаимодействие субъекта с миром и является атрибутом отношения между субъектом и объектом». (естественные) психические процессы с помощью психологических средств (искусственных устройств для овладения психическими процессами) и интернализации». понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно привести к изменению объектов». Лурия объясняет это так: «Выготский полагал, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение… он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании орудий или знаков, где орудие (или знак) может Взамен элементарной схемы S R S » для раздражителя, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S означает стимул, x средство (орудие или знак) и R рефлекс.

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно лежать не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в богатую сеть существенных связи.»

Леонтьев

После ранней смерти Выготского Леонтьев стал руководителем исследовательской группы по теории деятельности и значительно расширил рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть Леонтьева. взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности восходят, по крайней мере, в первоначальном виде, к работам Леонтьева. Леонтьев впервые исследовал психологию животных, рассматривая различные степени, в которых можно сказать, что животные обладают психическими процессами. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не является достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к действительности, которое он назвал деятельность . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно было объяснить только формированием у них многофазных планов с помощью орудий.

Затем Леонтьев перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют конечному удовлетворению потребности. Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной трудовой деятельности. Это привело его к различию между видами деятельности , которые удовлетворяют потребность, и действий , составляющих деятельность.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, которой занимается человек, отражается в его психической деятельности, т. е. (по его выражению) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в ее жизненный смысл или значение.

Запад

Теория деятельности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи. (Первая международная конференция по теории деятельности состоялась только в 1986. Самая ранняя несоветская статья, на которую ссылается Нарди, — это статья Юрье Энгестрёма 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к исходной советской традиции… или относящийся к международному, многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающему их дальше».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева. Хотя изложение Леонтьева ясно и хорошо структурировано, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрёма. Каптелинин замечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы [Леонтьева]. содержит три взаимодействующих сущности — индивидуума, предмета и общности — вместо двух компонентов — индивидуума и предмета — в исходной схеме [Леонтьева]».

Были внесены некоторые изменения, очевидно, путем импорта понятий из теории взаимодействия человека и компьютера. Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же понятие коллективного субъекта было введено в 1970-х и 1980-х годах (Леонтьев ссылается на «совместную трудовую деятельность», но имеет в качестве субъектов деятельности только отдельных лиц, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже. Подход Нарди вкратце сводится к следующему: Нарди увидел Теория деятельности как «. .. мощный и проясняющий описательный инструмент, а не сильно предсказательная теория. Объект теории деятельности состоит в том, чтобы понять единство сознания и деятельности… Теоретики деятельности утверждают, что сознание не является набором дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и уж точно не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: ты есть то, что ты делаешь». Нарди также утверждал, что «теория деятельности предлагает сильное понятие опосредование — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [как] сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни». Она объяснила, что «основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описывал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь. ..» и «Теория деятельности с ее акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как принципиально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе; «обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно моделировать одинаково для людей и машин».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека с компьютером «в значительной степени игнорировала изучение артефактов, настаивая на мысленных представлениях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это, прежде всего, социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет определить сознание, т. е. все психические функции, включая воспоминание, решение, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов». психология отличает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и последствиях теории деятельности для неявного знания и обучения.

Деятельность

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом для получения желаемого результата. Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). Например, деятельностью может быть работа автоматизированного колл-центра. Как мы увидим позже, в деятельность могут быть вовлечены многие субъекты, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, карьерный рост или получение контроля над жизненно важным источником организационной власти). Простым примером действия в колл-центре может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет платежную запись клиента (объект) таким образом, чтобы платежные данные были правильными (результат), используя графический интерфейс для базы данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность есть форма деятельности, направленная на объект, и деятельности отличаются друг от друга по к своим объектам. Превращение объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее материальным».

Затем Куутти добавляет третий термин, орудие, которое «посредничает» между деятельностью и объектом. «Инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в процесс трансформации с «кристаллизованным» в нем исторически накопленным опытом и навыками, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения этого конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные признаки объекта остаются невидимыми для субъекта. ..».

Орудия, как замечает Вереникина, — это «социальные объекты с определенными способами действия, выработанные общественно в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям практические действия».

Уровни теории деятельности

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина, перефразируя Леонтьева, поясняет, что «несовпадение действия и операции… проявляется в действиях орудиями, т. е. материальными предметами, которые кристаллизуются операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, скажем, разобрать машину, то он должен использовать различные операции; не имеет значения, как человек операции были изучены, потому что формулировка операции происходит иначе, чем формулировка цели, которая инициировала действие».

Уровни деятельности также характеризуются по своему назначению: «Деятельность ориентирована на мотивы, т. е. на объекты, побуждающие сами по себе. Каждый мотив есть предмет, материальный или идеальный, удовлетворяющий потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные действиям; они направлены на конкретные осознанные цели. Действия реализуются через операции, которые определяется реальными условиями деятельности».

Энгестрём разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструментом может быть все, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты мышления. Правила охватывают как явные, так и неявные нормы, условности и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в связи с процесс превращения объекта в результат».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе. Таким образом, способ, которым действие вписывается в контекст, устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они являются как явными, так и неявными и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: это описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов. Одним из таких понятий является внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность имеет место в двух плоскостях: внешнем плане и внутреннем плане. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «Способность человека производить манипуляции над внутренним представлением внешних объектов до начала действий с этими объектами в реальности».

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивация»). Например, программист при написании программы может решать задачи, связанные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего карьерного опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты сгруппированы в сообщества, с правилами, опосредующими отношения между субъектом и сообществом, и разделением труда между объектом и сообществом. Предмет может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Человеческое творчество

Человеческое творчество играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди… по существу являются творческими существами» в «творческом, непредсказуемом характере». Тихомиров также анализирует важность творческая деятельность , противопоставляя ее рутинной деятельности , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией баланса в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание

Теория деятельности имеет интересный подход к сложным проблемам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленной темой теоретиков менеджмента, но его часто представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение. Теория деятельности предлагает потенциальную корректировку этой тенденции. Например, обзор Энгестрёма работы Нонаки о создание знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает в себя предварительные этапы формирования целей и проблем, которых нет в Нонаке. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и понимание учащимися того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявное знание , которое, по словам Нонаки, «является очень личным и трудно формализуемым, что затрудняет общение с другими или обмен ими с другими». Леонтьева концепция операция дает важное представление об этой проблеме. Кроме того, ключевая идея интернализации первоначально была введена Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции». Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестрём как «ключевой психологический процесс». механизм», открытый Выготским и далее обсуждаемый Вереникиной.

Приложения

Разработка программного обеспечения

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Подробности и дополнительную информацию см. в специальном выпуске «Совместная работа с компьютерной поддержкой» по теме «Теория деятельности и практика проектирования» .

Список литературы

  • Леонтьев А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека с компьютером. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Hasan, H., Gould, E. and Hyland, P. (Eds) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18. University of Wollongong Press, 1998, Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмилес (редактор). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск Теория деятельности и практика проектирования . 11(1-2), 2002. См. также Теория деятельности и практика проектирования.

См. также

  • Распределенное познание
  • Расположенное познание

de:Tätigkeitstheorie fr: Теория активности

На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотр авторов).

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Педагогическая психология: Оценка · Вопросы · Теория и исследования · Методы · Техника X предмет · Специальное изд. · Пастораль


Теория деятельности (АТ) — советская психологическая метатеория, парадигма или структура, уходящая своими корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889 г.-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, получив широкое распространение как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

Содержание

  • 1 История теории деятельности
    • 1.1 Выготский
    • 1.2 Леонтьев
    • 1.3 Запад
    • 1.4 Теория деятельности и информационные системы
  • 2 Объяснение теории деятельности
    • 2.1 Деятельность
    • 2.2 Уровни теории деятельности
    • 2.3 Внутренняя плоскость действия
    • 2.4 Творчество человека
    • 2.5 Обучение и неявные знания
  • 3 приложения
    • 3.1 Разработка программного обеспечения
  • 4 Каталожные номера
  • 5 См. также

История теории деятельности

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии дали начало различным взаимодополняющим и переплетающимся направлениям развития. В этом отчете основное внимание будет уделено двум наиболее важным из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с 9-м институтом психологии.0060 тройка молодых и одаренных исследователей Льва Семёновича Выготского (1896–1934), Александра Романовича Лурии (1902–77) и Алексея Николаевича Леонтьева (1903–79). Выготский основал культурно-историческую психологию, важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, как продолжил, так и выступил против работы Выготского. Леонтьевская формулировка общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области АТ, которые в большей степени касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Второе крупное направление развития АТ связано с такими учеными, как П. К. Анохин (1898-1974) и Н. А. Бернштейн (1896-1966), более непосредственно занимающимися нейрофизиологическими основами деятельности; его основание связано с советским философом психологии С. Л. Рубинштейном (1889-1960). Эта работа впоследствии была развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и др., а в настоящее время наиболее известна благодаря работам по системно-структурной теории деятельности, проводимым Г. З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненной целью Выготского было создание психологии, адекватной исследованию сознания. Он заявил, что сознание конструируется через взаимодействие субъекта с миром и является атрибутом отношения между субъектом и объектом». (естественные) психические процессы с помощью психологических средств (искусственных устройств для овладения психическими процессами) и интернализации». понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно привести к изменению объектов». Лурия объясняет это так: «Выготский полагал, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение. .. он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании орудий или знаков, где орудие (или знак) может Взамен элементарной схемы S R S » для раздражителя, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S означает стимул, x средство (орудие или знак) и R рефлекс.

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно лежать не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в богатую сеть существенных связи.»

Леонтьев

После ранней смерти Выготского Леонтьев стал руководителем исследовательской группы по теории деятельности и значительно расширил рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть Леонтьева. взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности восходят, по крайней мере, в первоначальном виде, к работам Леонтьева. Леонтьев впервые исследовал психологию животных, рассматривая различные степени, в которых можно сказать, что животные обладают психическими процессами. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не является достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к действительности, которое он назвал деятельность . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно было объяснить только формированием у них многофазных планов с помощью орудий.

Затем Леонтьев перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют конечному удовлетворению потребности. Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной трудовой деятельности. Это привело его к различию между видами деятельности , которые удовлетворяют потребность, и действий , составляющих деятельность.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, которой занимается человек, отражается в его психической деятельности, т. е. (по его выражению) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в ее жизненный смысл или значение.

Запад

Теория деятельности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи. (Первая международная конференция по теории деятельности состоялась только в 1986. Самая ранняя несоветская статья, на которую ссылается Нарди, — это статья Юрье Энгестрёма 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к исходной советской традиции… или относящийся к международному, многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающему их дальше».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева. Хотя изложение Леонтьева ясно и хорошо структурировано, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрёма. Каптелинин замечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы [Леонтьева]. содержит три взаимодействующих сущности — индивидуума, предмета и общности — вместо двух компонентов — индивидуума и предмета — в исходной схеме [Леонтьева]».

Были внесены некоторые изменения, очевидно, путем импорта понятий из теории взаимодействия человека и компьютера. Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же понятие коллективного субъекта было введено в 1970-х и 1980-х годах (Леонтьев ссылается на «совместную трудовую деятельность», но имеет в качестве субъектов деятельности только отдельных лиц, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже. Подход Нарди вкратце сводится к следующему: Нарди увидел Теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не сильно предсказательная теория. Объект теории деятельности состоит в том, чтобы понять единство сознания и деятельности… Теоретики деятельности утверждают, что сознание не является набором дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и уж точно не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: ты есть то, что ты делаешь». Нарди также утверждал, что «теория деятельности предлагает сильное понятие опосредование — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [как] сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни». Она объяснила, что «основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описывал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь…» и «Теория деятельности с ее акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как принципиально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе; «обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно моделировать одинаково для людей и машин».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека с компьютером «в значительной степени игнорировала изучение артефактов, настаивая на мысленных представлениях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это, прежде всего, социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет определить сознание, т. е. все психические функции, включая воспоминание, решение, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов». психология отличает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и последствиях теории деятельности для неявного знания и обучения.

Деятельность

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом для получения желаемого результата. Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). Например, деятельностью может быть работа автоматизированного колл-центра. Как мы увидим позже, в деятельность могут быть вовлечены многие субъекты, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, карьерный рост или получение контроля над жизненно важным источником организационной власти). Простым примером действия в колл-центре может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет платежную запись клиента (объект) таким образом, чтобы платежные данные были правильными (результат), используя графический интерфейс для базы данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность есть форма деятельности, направленная на объект, и деятельности отличаются друг от друга по к своим объектам. Превращение объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее материальным».

Затем Куутти добавляет третий термин, орудие, которое «посредничает» между деятельностью и объектом. «Инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в процесс трансформации с «кристаллизованным» в нем исторически накопленным опытом и навыками, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения этого конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные признаки объекта остаются невидимыми для субъекта…».

Орудия, как замечает Вереникина, — это «социальные объекты с определенными способами действия, выработанные общественно в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям практические действия».

Уровни теории деятельности

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина, перефразируя Леонтьева, поясняет, что «несовпадение действия и операции… проявляется в действиях орудиями, т. е. материальными предметами, которые кристаллизуются операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, скажем, разобрать машину, то он должен использовать различные операции; не имеет значения, как человек операции были изучены, потому что формулировка операции происходит иначе, чем формулировка цели, которая инициировала действие».

Уровни деятельности также характеризуются по своему назначению: «Деятельность ориентирована на мотивы, т. е. на объекты, побуждающие сами по себе. Каждый мотив есть предмет, материальный или идеальный, удовлетворяющий потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные действиям; они направлены на конкретные осознанные цели. Действия реализуются через операции, которые определяется реальными условиями деятельности».

Энгестрём разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструментом может быть все, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты мышления. Правила охватывают как явные, так и неявные нормы, условности и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в связи с процесс превращения объекта в результат».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе. Таким образом, способ, которым действие вписывается в контекст, устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они являются как явными, так и неявными и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: это описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов. Одним из таких понятий является внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность имеет место в двух плоскостях: внешнем плане и внутреннем плане. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «Способность человека производить манипуляции над внутренним представлением внешних объектов до начала действий с этими объектами в реальности».

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивация»). Например, программист при написании программы может решать задачи, связанные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего карьерного опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты сгруппированы в сообщества, с правилами, опосредующими отношения между субъектом и сообществом, и разделением труда между объектом и сообществом. Предмет может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Человеческое творчество

Человеческое творчество играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди… по существу являются творческими существами» в «творческом, непредсказуемом характере». Тихомиров также анализирует важность творческая деятельность , противопоставляя ее рутинной деятельности , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией баланса в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание

Теория деятельности имеет интересный подход к сложным проблемам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленной темой теоретиков менеджмента, но его часто представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение. Теория деятельности предлагает потенциальную корректировку этой тенденции. Например, обзор Энгестрёма работы Нонаки о создание знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает в себя предварительные этапы формирования целей и проблем, которых нет в Нонаке. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и понимание учащимися того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявное знание , которое, по словам Нонаки, «является очень личным и трудно формализуемым, что затрудняет общение с другими или обмен ими с другими». Леонтьева концепция операция дает важное представление об этой проблеме. Кроме того, ключевая идея интернализации первоначально была введена Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции». Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестрём как «ключевой психологический процесс». механизм», открытый Выготским и далее обсуждаемый Вереникиной.

Приложения

Разработка программного обеспечения

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Подробности и дополнительную информацию см. в специальном выпуске «Совместная работа с компьютерной поддержкой» по теме «Теория деятельности и практика проектирования» .

Список литературы

  • Леонтьев А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека с компьютером. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Hasan, H., Gould, E. and Hyland, P. (Eds) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18. University of Wollongong Press, 1998, Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмилес (редактор). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск Теория деятельности и практика проектирования . 11(1-2), 2002. См. также Теория деятельности и практика проектирования.

См. также

  • Распределенное познание
  • Расположенное познание

de:Tätigkeitstheorie fr: Теория активности

На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотр авторов).

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Педагогическая психология: Оценка · Вопросы · Теория и исследования · Методы · Техника X предмет · Специальное изд. · Пастораль


Теория деятельности (АТ) — советская психологическая метатеория, парадигма или структура, уходящая своими корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889 г.-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, получив широкое распространение как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

Содержание

  • 1 История теории деятельности
    • 1.1 Выготский
    • 1.2 Леонтьев
    • 1.3 Запад
    • 1.4 Теория деятельности и информационные системы
  • 2 Объяснение теории деятельности
    • 2.1 Деятельность
    • 2.2 Уровни теории деятельности
    • 2.3 Внутренняя плоскость действия
    • 2.4 Творчество человека
    • 2.5 Обучение и неявные знания
  • 3 приложения
    • 3. 1 Разработка программного обеспечения
  • 4 Каталожные номера
  • 5 См. также

История теории деятельности

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии дали начало различным взаимодополняющим и переплетающимся направлениям развития. В этом отчете основное внимание будет уделено двум наиболее важным из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с 9-м институтом психологии.0060 тройка молодых и одаренных исследователей Льва Семёновича Выготского (1896–1934), Александра Романовича Лурии (1902–77) и Алексея Николаевича Леонтьева (1903–79). Выготский основал культурно-историческую психологию, важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, как продолжил, так и выступил против работы Выготского. Леонтьевская формулировка общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области АТ, которые в большей степени касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Второе крупное направление развития АТ связано с такими учеными, как П. К. Анохин (1898-1974) и Н. А. Бернштейн (1896-1966), более непосредственно занимающимися нейрофизиологическими основами деятельности; его основание связано с советским философом психологии С. Л. Рубинштейном (1889-1960). Эта работа впоследствии была развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и др., а в настоящее время наиболее известна благодаря работам по системно-структурной теории деятельности, проводимым Г. З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненной целью Выготского было создание психологии, адекватной исследованию сознания. Он заявил, что сознание конструируется через взаимодействие субъекта с миром и является атрибутом отношения между субъектом и объектом». (естественные) психические процессы с помощью психологических средств (искусственных устройств для овладения психическими процессами) и интернализации». понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно привести к изменению объектов». Лурия объясняет это так: «Выготский полагал, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение… он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании орудий или знаков, где орудие (или знак) может Взамен элементарной схемы S R S » для раздражителя, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S означает стимул, x средство (орудие или знак) и R рефлекс.

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно лежать не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в богатую сеть существенных связи.»

Леонтьев

После ранней смерти Выготского Леонтьев стал руководителем исследовательской группы по теории деятельности и значительно расширил рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть Леонтьева. взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности восходят, по крайней мере, в первоначальном виде, к работам Леонтьева. Леонтьев впервые исследовал психологию животных, рассматривая различные степени, в которых можно сказать, что животные обладают психическими процессами. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не является достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к действительности, которое он назвал деятельность . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно было объяснить только формированием у них многофазных планов с помощью орудий.

Затем Леонтьев перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют конечному удовлетворению потребности. Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной трудовой деятельности. Это привело его к различию между видами деятельности , которые удовлетворяют потребность, и действий , составляющих деятельность.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, которой занимается человек, отражается в его психической деятельности, т. е. (по его выражению) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в ее жизненный смысл или значение.

Запад

Теория деятельности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи. (Первая международная конференция по теории деятельности состоялась только в 1986. Самая ранняя несоветская статья, на которую ссылается Нарди, — это статья Юрье Энгестрёма 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к исходной советской традиции… или относящийся к международному, многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающему их дальше».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева. Хотя изложение Леонтьева ясно и хорошо структурировано, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрёма. Каптелинин замечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы [Леонтьева]. содержит три взаимодействующих сущности — индивидуума, предмета и общности — вместо двух компонентов — индивидуума и предмета — в исходной схеме [Леонтьева]».

Были внесены некоторые изменения, очевидно, путем импорта понятий из теории взаимодействия человека и компьютера. Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же понятие коллективного субъекта было введено в 1970-х и 1980-х годах (Леонтьев ссылается на «совместную трудовую деятельность», но имеет в качестве субъектов деятельности только отдельных лиц, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже. Подход Нарди вкратце сводится к следующему: Нарди увидел Теория деятельности как «. .. мощный и проясняющий описательный инструмент, а не сильно предсказательная теория. Объект теории деятельности состоит в том, чтобы понять единство сознания и деятельности… Теоретики деятельности утверждают, что сознание не является набором дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и уж точно не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: ты есть то, что ты делаешь». Нарди также утверждал, что «теория деятельности предлагает сильное понятие опосредование — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [как] сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни». Она объяснила, что «основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описывал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь. ..» и «Теория деятельности с ее акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как принципиально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе; «обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно моделировать одинаково для людей и машин».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека с компьютером «в значительной степени игнорировала изучение артефактов, настаивая на мысленных представлениях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это, прежде всего, социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет определить сознание, т. е. все психические функции, включая воспоминание, решение, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов». психология отличает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и последствиях теории деятельности для неявного знания и обучения.

Деятельность

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом для получения желаемого результата. Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). Например, деятельностью может быть работа автоматизированного колл-центра. Как мы увидим позже, в деятельность могут быть вовлечены многие субъекты, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, карьерный рост или получение контроля над жизненно важным источником организационной власти). Простым примером действия в колл-центре может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет платежную запись клиента (объект) таким образом, чтобы платежные данные были правильными (результат), используя графический интерфейс для базы данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность есть форма деятельности, направленная на объект, и деятельности отличаются друг от друга по к своим объектам. Превращение объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее материальным».

Затем Куутти добавляет третий термин, орудие, которое «посредничает» между деятельностью и объектом. «Инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в процесс трансформации с «кристаллизованным» в нем исторически накопленным опытом и навыками, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения этого конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные признаки объекта остаются невидимыми для субъекта. ..».

Орудия, как замечает Вереникина, — это «социальные объекты с определенными способами действия, выработанные общественно в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям практические действия».

Уровни теории деятельности

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина, перефразируя Леонтьева, поясняет, что «несовпадение действия и операции… проявляется в действиях орудиями, т. е. материальными предметами, которые кристаллизуются операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, скажем, разобрать машину, то он должен использовать различные операции; не имеет значения, как человек операции были изучены, потому что формулировка операции происходит иначе, чем формулировка цели, которая инициировала действие».

Уровни деятельности также характеризуются по своему назначению: «Деятельность ориентирована на мотивы, т. е. на объекты, побуждающие сами по себе. Каждый мотив есть предмет, материальный или идеальный, удовлетворяющий потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные действиям; они направлены на конкретные осознанные цели. Действия реализуются через операции, которые определяется реальными условиями деятельности».

Энгестрём разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструментом может быть все, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты мышления. Правила охватывают как явные, так и неявные нормы, условности и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в связи с процесс превращения объекта в результат».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе. Таким образом, способ, которым действие вписывается в контекст, устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они являются как явными, так и неявными и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: это описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов. Одним из таких понятий является внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность имеет место в двух плоскостях: внешнем плане и внутреннем плане. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «Способность человека производить манипуляции над внутренним представлением внешних объектов до начала действий с этими объектами в реальности».

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивация»). Например, программист при написании программы может решать задачи, связанные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего карьерного опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты сгруппированы в сообщества, с правилами, опосредующими отношения между субъектом и сообществом, и разделением труда между объектом и сообществом. Предмет может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Человеческое творчество

Человеческое творчество играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди… по существу являются творческими существами» в «творческом, непредсказуемом характере». Тихомиров также анализирует важность творческая деятельность , противопоставляя ее рутинной деятельности , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией баланса в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание

Теория деятельности имеет интересный подход к сложным проблемам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленной темой теоретиков менеджмента, но его часто представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение. Теория деятельности предлагает потенциальную корректировку этой тенденции. Например, обзор Энгестрёма работы Нонаки о создание знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает в себя предварительные этапы формирования целей и проблем, которых нет в Нонаке. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и понимание учащимися того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявное знание , которое, по словам Нонаки, «является очень личным и трудно формализуемым, что затрудняет общение с другими или обмен ими с другими». Леонтьева концепция операция дает важное представление об этой проблеме. Кроме того, ключевая идея интернализации первоначально была введена Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции». Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестрём как «ключевой психологический процесс». механизм», открытый Выготским и далее обсуждаемый Вереникиной.

Приложения

Разработка программного обеспечения

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Подробности и дополнительную информацию см. в специальном выпуске «Совместная работа с компьютерной поддержкой» по теме «Теория деятельности и практика проектирования» .

Список литературы

  • Леонтьев А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека с компьютером. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Hasan, H., Gould, E. and Hyland, P. (Eds) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18. University of Wollongong Press, 1998, Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмилес (редактор). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск Теория деятельности и практика проектирования . 11(1-2), 2002. См. также Теория деятельности и практика проектирования.

См. также

  • Распределенное познание
  • Расположенное познание

de:Tätigkeitstheorie fr: Теория активности

На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотр авторов).

Теория деятельности | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательный | Развивающие | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клинический | Образовательные | промышленный | Профессиональные товары | Мировая психология |

Педагогическая психология: Оценка · Вопросы · Теория и исследования · Методы · Техника X предмет · Специальное изд. · Пастораль


Теория деятельности (АТ) — советская психологическая метатеория, парадигма или структура, уходящая своими корнями в социокультурный подход. Его основателями были Алексей Николаевич Леонтьев и С. Л. Рубинштейн (1889 г.-1960). Он стал одним из основных психологических подходов в бывшем СССР, получив широкое распространение как в теоретической, так и в прикладной психологии, в таких областях, как образование, обучение, эргономика и психология труда.

Содержание

  • 1 История теории деятельности
    • 1.1 Выготский
    • 1.2 Леонтьев
    • 1.3 Запад
    • 1.4 Теория деятельности и информационные системы
  • 2 Объяснение теории деятельности
    • 2.1 Деятельность
    • 2.2 Уровни теории деятельности
    • 2.3 Внутренняя плоскость действия
    • 2.4 Творчество человека
    • 2.5 Обучение и неявные знания
  • 3 приложения
    • 3.1 Разработка программного обеспечения
  • 4 Каталожные номера
  • 5 См. также

История теории деятельности

Истоки теории деятельности можно проследить до нескольких источников, которые впоследствии дали начало различным взаимодополняющим и переплетающимся направлениям развития. В этом отчете основное внимание будет уделено двум наиболее важным из этих направлений. Первый связан с Московским институтом психологии и, в частности, с 9-м институтом психологии.0060 тройка молодых и одаренных исследователей Льва Семёновича Выготского (1896–1934), Александра Романовича Лурии (1902–77) и Алексея Николаевича Леонтьева (1903–79). Выготский основал культурно-историческую психологию, важное направление деятельностного подхода; Леонтьев, один из основных основоположников теории деятельности, как продолжил, так и выступил против работы Выготского. Леонтьевская формулировка общей теории деятельности в настоящее время является наиболее влиятельной в постсоветских разработках в области АТ, которые в большей степени касались социально-научных и организационных, а не психологических исследований.

Второе крупное направление развития АТ связано с такими учеными, как П. К. Анохин (1898-1974) и Н. А. Бернштейн (1896-1966), более непосредственно занимающимися нейрофизиологическими основами деятельности; его основание связано с советским философом психологии С. Л. Рубинштейном (1889-1960). Эта работа впоследствии была развита такими исследователями, как Пушкин, Зинченко и Гордеева, Пономаренко, Зараковский и др., а в настоящее время наиболее известна благодаря работам по системно-структурной теории деятельности, проводимым Г. З. Бедным и его сотрудниками.

Выготский

Вереникина обсуждает вклад Выготского, начиная с замечания, что «жизненной целью Выготского было создание психологии, адекватной исследованию сознания. Он заявил, что сознание конструируется через взаимодействие субъекта с миром и является атрибутом отношения между субъектом и объектом». (естественные) психические процессы с помощью психологических средств (искусственных устройств для овладения психическими процессами) и интернализации». понятие инструмент как форма «опосредованного действия», которое «внешне ориентировано [и] должно привести к изменению объектов». Лурия объясняет это так: «Выготский полагал, что высшие психические процессы имеют социальное происхождение. .. он предположил, что простейшую форму [сознательного] поведения человека можно найти в использовании орудий или знаков, где орудие (или знак) может Взамен элементарной схемы S R S » для раздражителя, « R » для рефлекса) он предложил новую схему S x R ), где S означает стимул, x средство (орудие или знак) и R рефлекс.

Таким образом, продолжает Лурия, объяснение сложных явлений, таких как человеческая деятельность, «должно лежать не в ее сведении к отдельным элементам, а, скорее, в ее включении в богатую сеть существенных связи.»

Леонтьев

После ранней смерти Выготского Леонтьев стал руководителем исследовательской группы по теории деятельности и значительно расширил рамки. В этой статье можно лишь кратко рассмотреть Леонтьева. взносы. Многие из изложенных ниже особенностей теории деятельности восходят, по крайней мере, в первоначальном виде, к работам Леонтьева. Леонтьев впервые исследовал психологию животных, рассматривая различные степени, в которых можно сказать, что животные обладают психическими процессами. Он пришел к выводу, что рефлексионизм Павлова не является достаточным объяснением поведения животных и что животные имеют активное отношение к действительности, которое он назвал деятельность . В частности, поведение высших приматов, таких как шимпанзе, можно было объяснить только формированием у них многофазных планов с помощью орудий.

Затем Леонтьев перешел к людям и указал, что люди совершают «действия», которые сами по себе не удовлетворяют потребность, но способствуют конечному удовлетворению потребности. Часто эти действия имеют смысл только в социальном контексте совместной трудовой деятельности. Это привело его к различию между видами деятельности , которые удовлетворяют потребность, и действий , составляющих деятельность.

Леонтьев также утверждал, что деятельность, которой занимается человек, отражается в его психической деятельности, т. е. (по его выражению) материальная реальность «представляется» сознанию, но только в ее жизненный смысл или значение.

Запад

Теория деятельности, за исключением нескольких публикаций в западных журналах, оставалась неизвестной за пределами Советского Союза до середины 1980-х годов, когда ее подхватили скандинавские исследователи. (Первая международная конференция по теории деятельности состоялась только в 1986. Самая ранняя несоветская статья, на которую ссылается Нарди, — это статья Юрье Энгестрёма 1987 года: «Обучение путем расширения»). Это привело к переформулировке теории деятельности. Куутти отмечает, что термин «теория деятельности» «может использоваться в двух смыслах: относящийся к исходной советской традиции… или относящийся к международному, многоголосому сообществу, применяющему оригинальные идеи и развивающему их дальше».

Некоторые изменения являются систематизацией работ Леонтьева. Хотя изложение Леонтьева ясно и хорошо структурировано, оно не так хорошо структурировано, как формулировка Юрьё Энгестрёма. Каптелинин замечает, что Энгестрём «предложил схему деятельности, отличную от схемы [Леонтьева]. содержит три взаимодействующих сущности — индивидуума, предмета и общности — вместо двух компонентов — индивидуума и предмета — в исходной схеме [Леонтьева]».

Были внесены некоторые изменения, очевидно, путем импорта понятий из теории взаимодействия человека и компьютера. Например, введено понятие правил , которого нет у Леонтьева. Так же понятие коллективного субъекта было введено в 1970-х и 1980-х годах (Леонтьев ссылается на «совместную трудовую деятельность», но имеет в качестве субъектов деятельности только отдельных лиц, а не группы).

Теория деятельности и информационные системы

Применение теории деятельности к информационным системам основано на работах Бонни Нарди и Кари Куутти. Работа Куутти рассматривается ниже. Подход Нарди вкратце сводится к следующему: Нарди увидел Теория деятельности как «… мощный и проясняющий описательный инструмент, а не сильно предсказательная теория. Объект теории деятельности состоит в том, чтобы понять единство сознания и деятельности… Теоретики деятельности утверждают, что сознание не является набором дискретных бестелесных когнитивных действия (принятие решений, классификация, запоминание), и уж точно не мозг; скорее, сознание находится в повседневной практике: ты есть то, что ты делаешь». Нарди также утверждал, что «теория деятельности предлагает сильное понятие опосредование — весь человеческий опыт формируется инструментами и знаковыми системами, которые мы используем». Кроме того, она определяет «некоторые из основных проблем теории деятельности: [как] сознание, асимметричные отношения между людьми и вещами и роль артефактов в повседневной жизни». Она объяснила, что «основной принцип теории деятельности состоит в том, что понятие сознания является центральным для описания деятельности. Выготский описывал сознание как явление, объединяющее внимание, намерение, память, рассуждение и речь…» и «Теория деятельности с ее акцент на важности мотива и сознания, которые принадлежат только людям, рассматривает людей и вещи как принципиально разные. Люди не сводятся к «узлам» или «агентам» в системе; «обработка информации» не рассматривается как нечто, что можно моделировать одинаково для людей и машин».

Нарди утверждал, что область взаимодействия человека с компьютером «в значительной степени игнорировала изучение артефактов, настаивая на мысленных представлениях как на надлежащем месте изучения», а теория деятельности рассматривается как способ устранения этого дефицита.

В более поздней работе Нарди и др. , сравнивая теорию деятельности с когнитивной наукой, утверждают, что «теория деятельности — это, прежде всего, социальная теория сознания» и, следовательно, «… теория деятельности хочет определить сознание, т. е. все психические функции, включая воспоминание, решение, классификация, обобщение, абстрагирование и т. д. как продукт нашего социального взаимодействия с другими людьми и использования нами инструментов». психология отличает сознательные функции от бессознательных.

Объяснение теории деятельности

В этом разделе представлено краткое введение в теорию деятельности и некоторые краткие комментарии о человеческом творчестве в теории деятельности и последствиях теории деятельности для неявного знания и обучения.

Деятельность

Теория деятельности начинается с понятия деятельности. Деятельность рассматривается как система человеческого «действия», посредством которой субъект работает над объектом для получения желаемого результата. Для этого субъект использует инструменты, которые могут быть внешними (например, топор, компьютер) или внутренними (например, план). Например, деятельностью может быть работа автоматизированного колл-центра. Как мы увидим позже, в деятельность могут быть вовлечены многие субъекты, и каждый субъект может иметь один или несколько мотивов (например, улучшение управления поставками, карьерный рост или получение контроля над жизненно важным источником организационной власти). Простым примером действия в колл-центре может быть телефонный оператор (субъект), который изменяет платежную запись клиента (объект) таким образом, чтобы платежные данные были правильными (результат), используя графический интерфейс для базы данных (инструмент).

Куутти формулирует теорию деятельности в терминах структуры деятельности. «Деятельность есть форма деятельности, направленная на объект, и деятельности отличаются друг от друга по к своим объектам. Превращение объекта в результат мотивирует существование деятельности. Объект может быть материальным, но может быть и менее материальным».

Затем Куутти добавляет третий термин, орудие, которое «посредничает» между деятельностью и объектом. «Инструмент одновременно и разрешает, и ограничивает: он расширяет возможности субъекта в процесс трансформации с «кристаллизованным» в нем исторически накопленным опытом и навыками, но он также ограничивает взаимодействие с точки зрения этого конкретного инструмента или инструмента; другие потенциальные признаки объекта остаются невидимыми для субъекта…».

Орудия, как замечает Вереникина, — это «социальные объекты с определенными способами действия, выработанные общественно в процессе труда и возможны только потому, что они соответствуют целям практические действия».

Уровни теории деятельности

Деятельность моделируется как трехуровневая иерархия. Куутти схематизирует процессы в теории деятельности как трехуровневую систему.

Вереникина, перефразируя Леонтьева, поясняет, что «несовпадение действия и операции… проявляется в действиях орудиями, т. е. материальными предметами, которые кристаллизуются операции, а не действия или цели. Если перед человеком стоит конкретная цель, скажем, разобрать машину, то он должен использовать различные операции; не имеет значения, как человек операции были изучены, потому что формулировка операции происходит иначе, чем формулировка цели, которая инициировала действие».

Уровни деятельности также характеризуются по своему назначению: «Деятельность ориентирована на мотивы, т. е. на объекты, побуждающие сами по себе. Каждый мотив есть предмет, материальный или идеальный, удовлетворяющий потребность. Действия — это процессы, функционально подчиненные действиям; они направлены на конкретные осознанные цели. Действия реализуются через операции, которые определяется реальными условиями деятельности».

Энгестрём разработал расширенную модель деятельности, которая добавляет еще один компонент, сообщество («те, кто разделяет один и тот же объект»), а затем добавляет правила для посредничества между субъектом и сообществом, а также разделение труда для посредничества между объектом и сообществом .

Куутти утверждает, что «Эти три класса следует понимать широко. Инструментом может быть все, что используется в процессе трансформации, включая как материальные инструменты, так и инструменты мышления. Правила охватывают как явные, так и неявные нормы, условности и социальные отношения внутри сообщества. Разделение труда относится к явной и неявной организации сообщества в связи с процесс превращения объекта в результат».

Теория деятельности, таким образом, включает понятие о том, что деятельность осуществляется в социальном контексте или, в частности, в сообществе. Таким образом, способ, которым действие вписывается в контекст, устанавливается двумя результирующими понятиями:

  • правила: они являются как явными, так и неявными и определяют, как субъекты должны вписываться в сообщество;
  • разделение труда: это описывает, как объект деятельности относится к сообществу.

Внутренний план действий

Теория деятельности предоставляет ряд полезных концепций, которые можно использовать для устранения недостатка выражения для «мягких» факторов, которые неадекватно представлены в большинстве структур моделирования процессов. Одним из таких понятий является внутренний план действия. Теория деятельности признает, что каждая деятельность имеет место в двух плоскостях: внешнем плане и внутреннем плане. Внешний план представляет объективные компоненты действия, а внутренний план представляет субъективные компоненты действия. Каптелинин определяет внутренний план действий как «Способность человека производить манипуляции над внутренним представлением внешних объектов до начала действий с этими объектами в реальности».

Подробнее см. Вереникина.

Рассмотренные выше концепции мотивов, целей и условий также способствуют моделированию мягких факторов. Один из принципов теории деятельности состоит в том, что многие виды деятельности имеют множественную мотивацию («полимотивация»). Например, программист при написании программы может решать задачи, связанные с несколькими мотивами, такими как увеличение его или ее годового бонуса, получение соответствующего карьерного опыта и содействие достижению целей организации.

Теория деятельности далее утверждает, что субъекты сгруппированы в сообщества, с правилами, опосредующими отношения между субъектом и сообществом, и разделением труда между объектом и сообществом. Предмет может быть частью нескольких сообществ, а само сообщество может быть частью других сообществ.

Человеческое творчество

Человеческое творчество играет важную роль в теории деятельности, согласно которой «люди… по существу являются творческими существами» в «творческом, непредсказуемом характере». Тихомиров также анализирует важность творческая деятельность , противопоставляя ее рутинной деятельности , и отмечает важный сдвиг, вызванный компьютеризацией баланса в сторону творческой деятельности.

Обучение и неявное знание

Теория деятельности имеет интересный подход к сложным проблемам обучения и, в частности, неявного знания . Обучение было излюбленной темой теоретиков менеджмента, но его часто представляли абстрактно, отдельно от рабочих процессов, к которым должно применяться обучение. Теория деятельности предлагает потенциальную корректировку этой тенденции. Например, обзор Энгестрёма работы Нонаки о создание знаний предлагает усовершенствования, основанные на теории деятельности, в частности, предполагая, что процесс организационного обучения включает в себя предварительные этапы формирования целей и проблем, которых нет в Нонаке. Ломпшер, вместо того чтобы рассматривать обучение как передачу , видит формирование целей обучения и понимание учащимися того, что им необходимо усвоить, как ключ к формированию учебной деятельности.

Особое значение для изучения обучения в организациях имеет проблема неявное знание , которое, по словам Нонаки, «является очень личным и трудно формализуемым, что затрудняет общение с другими или обмен ими с другими». Леонтьева концепция операция дает важное представление об этой проблеме. Кроме того, ключевая идея интернализации первоначально была введена Выготским как «внутренняя реконструкция внешней операции». Впоследствии интернализация стала ключевым термином теории неявного знания и была определена как «процесс воплощения явного знания в неявное знание». Интернализация была описана Энгестрём как «ключевой психологический процесс». механизм», открытый Выготским и далее обсуждаемый Вереникиной.

Приложения

Разработка программного обеспечения

Теория деятельности применяется для решения сложных неуловимых проблем проектирования. Подробности и дополнительную информацию см. в специальном выпуске «Совместная работа с компьютерной поддержкой» по теме «Теория деятельности и практика проектирования» .

Список литературы

  • Леонтьев А. Проблемы развития психики . Английский перевод, Прогресс Пресс, 1981, Москва. (Русский оригинал 1947).
  • Нарди, Бонни А. (ред.) . Контекст и сознание: теория деятельности и взаимодействие человека с компьютером. MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1996.
  • Вереникина И. «Культурно-историческая психология и теория деятельности». В Hasan, H., Gould, E. and Hyland, P. (Eds) Информационные системы и теория деятельности: инструменты в контексте , 7–18. University of Wollongong Press, 1998, Вуллонгонг.
  • Дэвид Ф. Редмилес (редактор). Совместная работа с компьютерной поддержкой (CSCW), специальный выпуск Теория деятельности и практика проектирования . 11(1-2), 2002. См. также Теория деятельности и практика проектирования.

См. также

  • Распределенное познание
  • Расположенное познание

de:Tätigkeitstheorie fr: Теория активности

На этой странице используется лицензированный Creative Commons контент из Википедии (просмотр авторов).

Теория деятельности — обзор

ScienceDirect

РегистрацияВойти

Его предположение о том, что AT потенциально может соединять макро- и микросистемы, полезно.

Источник: Онлайн-обучение и его пользователи, 2016 г.

PlusAdd to Mendeley

К. МакАвиниа, онлайн-обучение и его пользователи, 2016 г.

3.2.1 Краткая история теории деятельности (Wertsch, 1981) и работах советских психологов 1920-х и 1930-х годов (Blin, 2005; CRADLE, 2011; Engeström, 1987, 1993; Jonassen & Rohrer-Murphy, 19).99; Куутти, 1996; Рассел, 2002). Теория была развита А.Н. Леонтьева из принципов, изначально выдвинутых Львом Выготским в книге

«Мысль и язык » (1986). Выготский, А.Р. Лурия и Леонтьев искали новые подходы к психологии, считая бихевиоризм и психоанализ неадекватными (Выготский, 1986) и опираясь на критику социальной теории Марксом (CRADLE, 2011). Их предложением была «концепция артефактно-опосредованного и объектно-ориентированного действия » (CRADLE, 2011), и они отвергли бихевиористские идеи активности как реакции на стимул. Выготский предположил, что обучение является социальным и ситуативным: младенец приходит к пониманию мира через взаимодействие с ним (Беллами, 19 лет). 96), так и за счет создания артефактов. Сознание и деятельность были одним и тем же, а человеческая деятельность опосредовалась средствами культуры, включая язык и знаки. Для Выготского использование и создание артефактов были частью человеческого развития: разум не был объективной сущностью, а развивался посредством деятельности (Выготский, 1978).

Не всегда ясно, где грань между культурно-исторической школой и развитием АТ в частности (Бэннон, 1997), и, как следствие, АТ часто называют ЧАТ или «теорией культурно-исторической деятельности» (Kaptelinin & Nardi, 2006a, p. 36). Признавая ценность этой дискуссии и связи АТ с ее наследием в культурно-исторической психологии, термин «теория деятельности» будет использоваться в этой книге, опираясь на применение теории, в частности, в онлайн-обучении в последние годы.

Оригинальная визуализация своей теории Выготским исследуется Расселом (2002). Она показывает бихевиоризм как реакцию на стимул, в то время как простая медитативная модель, напротив, имеет три узла:1290 субъект использует инструменты для достижения объекта . Объект является мотивом деятельности, а деятельность опосредована артефактом или артефактами, иногда называемыми инструментами, инструментами или технологиями. Процесс работы Субъекта над Объектом с использованием Артефакта приводит к Результату. Результат может быть непреднамеренным и даже нежелательным, и он может качественно отличаться от Объекта.

Модель Выготского впоследствии была расширена Леонтьевым для учета социально-опосредованного характера деятельности и роли других индивидов в деятельности (ЧАТ-ДВР, 2011; CRADLE, 2011) Леонтьев предположил, что деятельность также зависело от разделения труда между людьми (Kaptelinin, Nardi, 2006c). Выготский предположил, что человеческую деятельность можно анализировать как «предметно-ориентированное действие, опосредованное культурными орудиями и знаками» (Engeström & Miettinen, 19).99, с. 4), но именно Леонтьев (1981) расширил рассмотрение места индивидуальной деятельности в группе. Энгестрем и Миеттинен (1999) отмечают, что другие теоретические труды Джона Дьюи и Г. Х. Мид обращались к природе деятельности и были связаны с творчеством Леонтьева. Однако, согласно Энгестрёму и Миеттинену, другие теоретики не проводили связи между всеми «узлами» в системе деятельности: индивид, опосредующий артефакт, объект, сообщество, правила и разделение труда . Леонтьев также учитывал место «автоматических» или бессознательных моментов деятельности. Он предположил, что деятельность состоит из действий и операций (CHAT-DWR, 2011; CRADLE, 2011; Kuutti, 1996). Таким образом, существует общая деятельность , «движимая предметным мотивом» (ЧАТ-ДВР, 2011), уровень действия , который является целенаправленным и способствует деятельности в целом, и, наконец, уровень операция (Леонтьев, 1981). Операции являются автоматическими и определяются условиями, в которых осуществляется деятельность.

Как было широко задокументировано, большая часть работ советской школы была неизвестна за пределами Советского Союза до тех пор, пока они не были переведены и не стали более доступными в 1970-х годах. Энгестрем и Миеттинен (1999) предполагают, что историческое развитие теории часто упускалось из виду — возможно, из-за ее первоначальных истоков в марксистской философии. Возможно, по политическим причинам он не часто обсуждался теоретиками на Западе. Вполне вероятно, что исторические корни АТ также способствовали резкой критике в России в XIX в.90-е годы, после краха коммунистических режимов в Восточной Европе и политических перемен. Энгестрем и Миеттинен (1999), прослеживая развитие АТ со времен Второй мировой войны, говорят, что она использовалась в основном в детской психологии и в исследованиях овладения языком, а также в изучении обучения. Однако с 1980-х годов количество областей, в которых он используется, стало намного больше, что повлияло на образование, взаимодействие человека и компьютера (HCI) и обсуждение ситуативного обучения, распределенного познания и сообществ практики.

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www. sciencedirect.com/science/article/pii/B978008100626

34

M.S. Виске, Д.Э. Спайсер, в Международной энциклопедии образования (третье издание), 2010 г.

Педагогическое образование с точки зрения теории деятельности институты формируют и формируются друг другом в процессе обучения. Это делает его особенно подходящим для анализа роли структуры TfU, сетевых технологий и профессиональных сообществ в обучении учителей.

Основываясь на идеях Выготского (1981), теория деятельности изображает такие виды деятельности, как подготовка учителей и профессиональное развитие без отрыва от работы, как постоянно меняющиеся, сложные, самоорганизующиеся системы. Он рассматривает деятельность как потенциальный генератор как индивидуального, так и организационного обучения.

Энгестрем (1987) и совсем недавно Рот и Ли (2007) использовали теорию деятельности для описания того, как несколько отдельных элементов играют решающую роль в опосредовании – буквально находясь в середине – процессов индивидуального и группового обучения, как показано в парадигматическом треугольнике теория культурно-исторической деятельности, представленная в Рисунок 1 . Деятельность по развитию мастерства как учителя опосредована разделением труда и социальными правилами, которые структурируют взаимодействие внутри определенного сообщества, например институциональной среды школы. Разделение труда и правила устанавливаются и смещаются в течение длительных периодов времени, обслуживая коллективные мотивы, составляющие предмет или цель деятельности. Особое значение для нашего обсуждения обучения учителей имеют инструменты-посредники, используемые в таких сообществах. Эти инструменты могут включать концепции (например, компоненты конкретной образовательной структуры), а также материальные инструменты (например, интерактивные цифровые инструменты и веб-сайты). Инструменты и элементы сообщества формируют то, как субъект(ы) или учащийся(и) ориентируются, думают и действуют в конкретной деятельности и для нее.

Рис. 1. Модель системы социально распределенной деятельности Энгестрема. Воспроизведено из Engeström, Y. (1987). Обучение путем расширения : Теоретико-деятельностный подход к исследованиям в области развития , с. 78. Хельсинки: Ориента-Консалтит.

Системы деятельности находятся в постоянном движении, поскольку участники улаживают напряженность между различными элементами. Обучение можно рассматривать как разрешение противоречий между элементами, позволяющее субъекту воспользоваться преимуществами расширенного диапазона действий, включая доступ к более широкому репертуару опосредованных средств, взятие на себя новых ролей и создание надежных способов работы в рамках существующих ограничений. Следовательно, как Энгестрём (1987), появляются новые объекты или цели и система деятельности в целом способна эволюционировать.

Мы используем теорию деятельности для изучения педагогического образования в рамках различных систем деятельности, которые ориентируют субъектов на достижение цели или объекта, широко охарактеризованного как мастерство преподавания или педагогический опыт. Мы подчеркиваем, как два вида инструментов — сетевые цифровые технологии и структура TfU — расширяют спектр возможных действий для тех, кто стремится к совершенствованию преподавания, что способствует глубокому и гибкому пониманию учащихся. Теория деятельности освещает влияние этих инструментов в трех различных условиях педагогического образования: университетский курс для выпускников, онлайн-курс для практикующих педагогов и школьный округ.

Просмотреть главуКнига покупки

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780080448947006710

Лаборатория сравнительного познания человека, международное издание (третье издание) , 2010

Теоретическая основа

ЧАТ относится к междисциплинарному подходу к изучению обучения и развития человека, связанному с именами советских российских психологов Л. С. Выготского, А. Р. Лурии и А. Н. Леонтьева. (В последние годы велись оживленные споры о том, в какой степени эти три мыслителя представляют единую теоретическую точку зрения. Согласно одной линии интерпретации, те, кто следуют Выготскому, сосредоточили внимание на процессах опосредования, приняв опосредованное действие в контексте как базовая единица анализа (Wertsch и др. ., 1995). Это направление работы часто называют социокультурными исследованиями. Напротив, говорят, что последователи Леонтьева выбирают деятельность в качестве основной единицы анализа (Каптелинин, 1996). Для наших нынешних целей эти различия не являются центральными, и мы будем рассматривать различные формулировки как выражения одного семейства теоретических положений.) Ниже приведены некоторые теоретические принципы этого подхода: через артефакты. Исходной посылкой культурно-исторической школы было то, что психологические процессы человека связаны с такой формой поведения, при которой материальные объекты (например, молотки, изображения, жесты и звуки голоса) и соответствующие им идеальные объекты (например, значения и ценности) ) включаются в человеческие действия и модифицируются на протяжении поколений как средство регулирования взаимодействия людей с миром и друг с другом. Артефакты, включенные в человеческую деятельность, не изменяют условий существования человека и не реагируют обратно на психологические процессы этого человека. Следовательно, такие артефакты являются как символическими, так и материальными посредниками. Такого рода опосредованное действие Выготский называл культурной привычкой поведения, позволяющей людям начать регулировать себя извне.

2.

Деятельность как существенная единица анализа . Анализ психических функций человека должен быть поставлен в отношении к исторически накопленным формам человеческой деятельности, которые являются ближайшими местами человеческого опыта. Ранние российские теоретики ЧАТ продемонстрировали, что, по крайней мере, в некоторых институциональных условиях (среди которых школа и занятия в классе были в центре внимания) можно сделать опосредованные действия-в-действии/контексте подлинным объектом изучения. Современные исследования чрезвычайно расширили диапазон деятельности и институтов, на которые ученые смогли обратить свое внимание (Engeström 9).1282 и др. ., 1999).

3.

Культурная организация жизни человека. Под двойным акцентом на посредничестве и деятельности подразумевается центральное место культуры в жизни человека. Культура присутствует в форме инструментов, знаков, культурных практик, архитектурных сооружений, социальных институтов и т. д., которые опосредуют человеческую деятельность. Он состоит из всех материальных/идеальных артефактов, накопленных за всю историю социальной группы, независимо от того, является ли эта история долгой или короткой.

4.

Примат социального . С точки зрения ЧАТ отношение детей к миру с самого начала является социальным отношением. Однако, особенно вначале, дети максимально зависимы от взрослых не только в силу своей физической незрелости, но и в силу отсутствия у них каких бы то ни было знаний о культурном инструментарии той социальной группы, в которой они рождаются. Таким образом, социальные другие играют первостепенную роль в развитии психических процессов, поскольку только благодаря уже инкультурированным взрослым, устраивающим усвоение ребенком культурного наследия социальной группы, становятся возможными специфически человеческие, культурно опосредованные формы психологической жизни.

5.

Генетический анализ. Выготский (1978) использовал понятие генетики в смысле поиска истоков современных явлений путем изучения их истории. Индивидуальное человеческое развитие (онтогенез), считал он, является эмерджентным результатом процессов филогенетической, культурно-исторической и микрогенетической истории.

Посмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780080448947015141

P. Cobb, в Международной энциклопедии социальных и поведенческих наук, 2001

2 Распределенное познание

на рассуждения отдельных лиц или небольших групп людей, когда они решают определенные проблемы или выполняют определенные задачи. Поэтому эмпирические исследования, проводимые в рамках этой традиции, как правило, включают детальный микроанализ деятельности индивидуума или небольшой группы. Кроме того, в то время как исследователи ЧАТ часто рассматривают рассуждения людей как акты участия в относительно широких системах культурных практик, теоретики распределенного познания обычно ограничивают свое внимание непосредственной физической, социальной и символической средой. Это ограничение анализа рассуждениями людей в их непосредственном окружении является одним из признаков того, что эта традиция развилась из господствующей когнитивной науки. Некоторые из ведущих ученых этой традиции, такие как Джон Сили Браун, Алан Коллинз и Джеймс Грино, сначала добились известности в сообществе когнитивистов, прежде чем существенно изменить свои теоретические взгляды, что способствовало возникновению распределенного взгляда на познание. .

Термин «распределенный интеллект» или «распределенное познание» наиболее тесно связан с Роем Пи (1993). Пи ввел этот термин, чтобы подчеркнуть, что, по его мнению, познание распределяется между умами, людьми, а также символической и физической средой. Как он и другие теоретики распределенного познания ясно показывают в своих работах, эта точка зрения прямо бросает вызов фундаментальному предположению господствующей когнитивной науки. Это предположение, что познание ограничено кожей или черепом и может быть адекватно объяснено исключительно с точки зрения построения людьми внутренних ментальных моделей внешнего мира. Вместо этого сторонники теории распределенного познания рассматривают познание как распространение в непосредственную среду, так что среда становится ресурсом для рассуждений.

Придя к такому заключению, теоретики распределенного познания находились под влиянием ряда исследований, проведенных исследователями ЧАТ, одним из наиболее часто цитируемых исследований является исследование Скрибнера (1984). В этом расследовании Скрибнер проанализировал рассуждения работников молочной фермы, когда они выполняли заказы, упаковывая продукты в ящики разных размеров. Ее анализ показал, что грузчики не выполняли чисто мысленные вычисления, а вместо этого использовали структуру ящиков в качестве ресурса в своих рассуждениях. Например, если в заказе требовалось 10 единиц определенного продукта, а шесть единиц уже находились в ящике с 12 единицами, опытные грузчики редко вычитали шесть из 10, чтобы определить, сколько дополнительных единиц им нужно. Вместо этого они могут понять, что заказ на 10 единиц оставит два слота в ящике пустыми, и просто сразу поймет, взглянув на частично заполненный ящик, что необходимы четыре дополнительных единицы. В рамках своего анализа Скрибнер убедительно продемонстрировала, что грузчики разработали стратегии этого типа 9.1282 на месте , когда они занимались своими повседневными делами по выполнению заказов. Для теоретиков распределенного познания это указывало на то, что система, которая думала, была загрузчиком во взаимодействии с ящиком. Таким образом, с распределенной точки зрения способы познания загрузчиков рассматриваются как возникающие отношения между ними и непосредственным окружением, в котором они работали.

Одна из причин, по которой теоретики распределенного познания придают такое значение исследованию Скрибнера и другим исследованиям, проведенным исследователями ЧАТ, заключается в том, что они фиксируют то, что Хатчинс (1995) называется «познание в дикой природе». Этот акцент на рассуждениях людей, когда они участвуют как в повседневной жизни, так и на рабочем месте, резко контрастирует с традиционными школьными задачами, которые часто используются в основных исследованиях когнитивистики. В дополнение к вопросу о том, составляют ли рассуждения людей о школьных задачах жизнеспособный набор случаев, на основе которых можно разработать общие модели познания, несколько теоретиков распределенного познания также подвергли критике текущее школьное обучение. При этом они расширили свое внимание за пределы традиционного для когнитивной науки акцента на структуру конкретных задач, обратив внимание на характер деятельности в классе, в рамках которой задачи приобретают значение и значимость для учащихся.

Браун и др. (1989) разработали один такой критический анализ, отметив, что школьное обучение обычно направлено на обучение учащихся абстрактным понятиям и общим навыкам, исходя из предположения, что учащиеся смогут применять их непосредственно в самых разных условиях. Оспаривая это предположение, Brown et al. утверждают, что надлежащее использование концепции или навыка требует участия в деятельности, аналогичной той, в которой концепция или навык были разработаны и фактически используются. По их мнению, хорошо задокументированный вывод о том, что большинство учащихся не развивают широко применимые концепции и навыки в школе, объясняется радикальными различиями между занятиями в классе и занятиями как по дисциплинам, так и в повседневной внешкольной обстановке. Они утверждают, что успешные учащиеся учатся соответствовать ожиданиям учителя, полагаясь на специфические особенности занятий в классе, которые чужды занятиям в других условиях. Разрабатывая это объяснение, Brown et al. рассматривать концепции и навыки, которые учащиеся фактически развивают в школе, как отношения между учащимися и материальными, социальными и символическими ресурсами школьной среды.

На основании двух приведенных выше примеров, о работниках молочной фермы и о студентах, полагающихся на то, что можно было бы назвать поверхностными подсказками в классе, можно сделать вывод, что теоретики распределенного познания не обращаются к более сложным типам рассуждений. Исследователи, работающие в этой традиции, на самом деле проанализировали ряд высокотехнологичных, связанных с работой видов деятельности. Наиболее примечательным из этих исследований является, пожалуй, анализ Хатчинса (1995) навигационной команды военного корабля, когда они привели свой корабль в гавань Сан-Диего. В соответствии с другими исследованиями этого типа, Хатчинс утверждает, что вся навигационная команда и используемые ею артефакты составляют подходящую единицу для когнитивного анализа. С точки зрения распределённости именно эта система людей и артефактов осуществляла навигацию и по которой распределялось познание. Разрабатывая свой анализ, Хатчинс уделяет особое внимание роли артефактов как элементов этой когнитивной системы. Он утверждает, например, что картограф сделал большую часть рассуждений для мореплавателя, использующего карту. Это наблюдение характерно для распределенного анализа и подразумевает, что для понимания когнитивного процесса важно понять, как части этого процесса фактически отложились в инструментах и ​​артефактах. Поэтому сторонники теории распределенного познания утверждают, что среда человеческого мышления полностью искусственна. По их мнению, именно создавая среду, населенную когнитивными ресурсами, люди создают когнитивные способности, которые они проявляют в этой среде. Как следствие, утверждение о том, что артефакты служат не только для усиления когнитивного процесса, но и для его реорганизации, является основным принципом точки зрения распределенного познания.

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B0080430767046684

A. Havnes, in International Encyclopedia of Education (Third10)

Подведение итогов

Как уже упоминалось, ЧАТ — это подход, который находился и все еще находится в процессе разработки. Его развитие не является линейным процессом в смысле одного непрерывного движения к новым стадиям, где следующая стадия или осмысление берет верх над предыдущей. Во-первых, новые концепции не следовали непосредственно из предыдущих. Например, теория деятельности Леонтьева в какой-то степени отклонялась от акцента Выготского на знаково-опосредованном действии и опосредующей роли языка. Во-вторых, новые разработки также подразумевают переосмысление основных элементов более ранних версий теории. Таким образом, исходные представления Выготского, например, о социальном происхождении индивидуального развития, зоне ближайшего развития и опосредующих средствах все еще находятся в стадии развития и подлежат переосмыслению. Верч (1998) разработал и расширил понятие Выготского о средствах опосредования, а Коул (1996) — о роли культуры в психическом функционировании. Леонтьевское понятие предметной деятельности было развито, например, Энгестремом (1987), а в недавнем специальном выпуске журнала «Разум, культура и деятельность» интерпретация предмета деятельности была пересмотрена Каптелининым ( 2005) и Стеценко (2005) среди прочих.

Следует подчеркнуть, что философское и теоретическое обоснование ЧАТ началось не с Выготского. Например, Валсинер и ван дер Веер (2000) подробно остановились на влиянии на Выготского его современников в СССР, США и Европе. Сам ЧАТ с самого начала разрабатывался и применялся в различных культурно-исторических фазах и условиях. Чтобы понять развитие ЧАТ, необходимо рассмотреть как его внешние отношения с социальными, культурными и политическими условиями, так и внутреннюю динамику теории — ее потенциал как исследовательской платформы и ее внутренние противоречия и дилеммы.

Применяя ЧАТ в качестве платформы для исследований, важно понимать, что он не является прямым и последовательным. Три концептуализации, которые структурировали это представление теории, иллюстрируют не только то, как ее можно применять в исследованиях как индивидуального развития, так и организационного развития, но также и то, как взаимодействуют эти линии развития.

Посмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect. com/science/article/pii/B9780080448947004644

W. Hacker, в Международной энциклопедии социальных и поведенческих наук, 2001

Несколько версий теорий деятельности в психологии концентрируются на целенаправленной деятельности как на ключевой части человеческого поведения. Целеустремленность означает не строго запланированную деятельность, а оппортунистически организованную, достигающую ожидаемых и желаемых результатов путем прокручивания запланированных эпизодов. Целенаправленная деятельность организуется в циклических единицах контура управления, одновременно вложенных одна в другую более или менее иерархически. Теории деятельности описывают деятельность и действия с точки зрения фаз или стадий (например, модель Рубикона) и уровней контроля. Деятельность осуществляется схемами действий, которые опять же могут быть разложены на операции. Центральным параметром управления деятельностью с точки зрения теорий деятельности является самостоятельная (или интериоризованная) цель, которая интегрирует в себе предвосхищение желаемого результата и намерение достичь его собственными усилиями.

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B0080430767016545

, 1994

b Когнитивные маркеры планов

Перспектива, обеспечиваемая теорией деятельности, предполагает, что разработка планов и ожиданий также влияет на память о деятельности. Проработка может быть проиндексирована рядом характеристик действия, таких как сложность, опыт актера и цель действия. Однако исследования влияния этих характеристик проводятся редко, и менее ясны данные о том, когда и при каких обстоятельствах формулировка планов, предшествующих осуществлению действий, способствует обработке памяти. Тем не менее, есть некоторые наводящие на размышления свидетельства того, что мысленные символы предполагаемой обработки действительно влияют на оперативную память.

Когда планирование также включает в себя представление точных компонентов, участвующих в выполнении действия или последовательности действий, планирование приводит к повышению производительности. Значительное количество исследований указывает на эффективность мысленной репетиции и, в частности, обработки воображения при выполнении широкого круга действий, таких как бросок в баскетбол, бросание мячей для гольфа, метание дротиков и размахивание теннисной ракеткой (например, Фельц и Ландерс, 1983; Холл и Эрффмейер, 19 лет.83; Минас, 1980). Фактически, некоторые данные свидетельствуют о том, что подготовительные образы полезны в той мере, в какой они включают в себя представление результата действия, а не только самой последовательности действий (Hird, Landers, Thomas, & Hornan, 1991; Woolfolk, Murphy, Gottesfeld, & Aiken). , 1985), и что подготовительные образы более эффективны, когда они связаны с высокой степенью когнитивной сложности, например, связанной с исполнением танцевальных движений (Feltz & Landers, 1983). Результаты этих исследований не показывают, что качества этих планов влияют на память о предстоящей деятельности, так как усиление связано с выполнением деятельности, а не с памятью о ней; тем не менее, эти результаты указывают на особенности планирования, которые могут быть важны для ретроспективных эффектов расширенных планов. Действительно, при изучении танцевальной памяти, в частности у опытных танцоров, качества этих планов влияли на память о движениях (Foley et al., 19).91).

Основа усиливающих эффектов воображаемых действий до сих пор является предметом споров (например, Brunia, 1984; Hird et al., 1991; Woolfolk et al., 1985), но данные свидетельствуют о том, что мысленная практика таких движений активирует определенные моторные планы, уже представленные в памяти — те же самые планы, которые участвуют в выполнении этих движений. Это также указывает на то, что особенности планирования могут влиять на выполнение действия, а также на память о действии. Мышечная активность возникает, когда испытуемые представляют себя совершающими действия (Фримен, 19 лет).31; McGuigan, 1978), «подготавливая» систему к действию. Ментальные образы более эффективны для людей, которые уже в какой-то степени умеют выполнять воображаемые действия (Corbin, 1972; Foley, Bouffard, Raag, & DiSanto-Rose, 1991; Richardson, 1967). действия (Минас, 1980). Предположительно, первоначальное выполнение действий увеличивает вероятность того, что субъекты смогут планировать и предвидеть последовательность намеченных действий, улучшая память на эти действия. Наконец, и взрослые, и дети иногда путают то, что они сделали, с тем, что они себе представляли (Андерсон, 19 лет).84; Foley & Johnson, 1985), а взрослые иногда путают то, что они сделали, и то, что они собирались сделать (Norman, 1981), предполагая, что представление себя, выполняющего действие, может включать в себя инициацию основных двигательных программ. В совокупности эти исследования показывают, что преднамеренные планы включают в себя детали последовательности движений, предоставляя входные данные, которые могут влиять на память о действии, а также на его выполнение. Хотя мы не знаем, в какой степени мысленная проработка плана дополнительно способствует памяти о деятельности, эффекты сценариев дают некоторые подсказки. Если мы думаем о сценариях как об источниках ожидания, а о планах — как о сценариях, спроецированных на будущее, то можно ожидать, что детали и сложность плана также повлияют на память из-за мощного воздействия сценариев на запоминание.

Есть некоторые свидетельства того, что детализированные элементы плана улучшают память, исходя из объединенных результатов исследования Ratner et al. (1987) исследование, описанное ранее, и выводы Baker-Ward, Ornstein и Holden (1984). Бейкер-Уорд и др. предложили 4-, 5- и 6-летним детям играть с игрушками так, как они хотят. Детям сказали, что позже их попросят вспомнить названия некоторых игрушек. Дети всех возрастов реагировали по-разному, если их предупреждали о проверке памяти. Дети на самом деле играли с целевыми игрушками меньше, чем с игрушками, которые их не просили вспомнить, но дети визуально осматривали целевые игрушки, как бы изучая их, с большей частотой, чем игрушки, которые их не просили вспоминать. Эти визуальные осмотры, а также спонтанное навешивание детьми ярлыков на игрушки можно интерпретировать как случаи планирования запоминания. Однако, в отличие от исследований Ratner et al., эти действия по планированию не улучшали память дошкольников, хотя у 6-летних они улучшались.

Если мы посмотрим на особенности операций планирования в двух наборах исследований, то есть намеки на основания различий в эффектах. Дети в Ratner et al. исследование разработало планы действий, но дети в Baker-Ward et al. изучение разработанных планов запоминания. Возможно, различия во влиянии на память можно объяснить различиями в действиях и запоминании; однако это кажется маловероятным. Акредоло, Пик и Олсен (1975) обнаружили, что даже трехлетние дети, которым велели запомнить местонахождение упавшей связки ключей, позже определяли это место более точно, чем дети, которых не просили запомнить это место. Таким образом, у детей, которых просили планировать запоминание, улучшалась память. Этот вывод предполагает, что некоторые другие различия в исследовании Ratner et al. и Бейкер-Уорд и др. исследования важны для объяснения различных эффектов на память. В работе Ратнера и соавт. В ходе исследования план создавался непосредственно перед действием, к которому он относился, и был встроен в деятельность. Возможно, более важно то, что планирование было очень конкретным, отражая особенности действий, которые должны были быть произведены для изготовления глины. В Baker-Ward et al. В исследовании подготовительные действия детей не носили конкретного характера и не представляли особенностей того, что им предстояло запомнить (в данном случае предметов). В Acredolo et al. При изучении особенности плана запоминания (взгляд или указание на место) отражали запоминаемое действие. Возможно, планы влияют на память в большей степени, когда символические черты плана накладываются на черты действия.

View chapterPurchase book

Read full chapter

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S0065240708600506

Frank Upward, in Archives, 2005

The records continuum model , объект и процесс

Разрабатывая модель континуума на основе теории деятельности, основанной на ведении документации середины 1990-х годов, я осознавал необходимость учитывать как объектный подход, так и системный процессный подход к ведению документации. Примерно в то же время, когда я разрабатывал модель 2 континуума записей, канадские архивисты, чьи работы я читал, подробно рассматривали объектный и процессный подходы. Лусиана Дюранти распаковывала то, что я за неимением лучшего термина назову классическим объектным подходом к ведению документации в рамках архивной науки, и только что закончила обзор архивной науки, опубликованный в Энциклопедия библиотековедения и информатики . Терри Кук готовил свой ориентированный на процесс трактат о развитии архивных идей в двадцатом веке. В этом разделе я рассматриваю некоторые точки зрения, которые можно извлечь из этих работ. 11

Дюранти, канадский ученый с опытом работы в Италии, открыла для многих англоязычных архивистов обсуждение латинских теорий делопроизводства и представила свои собственные научные взгляды на итальянские акценты на науке дипломатии. Ее отчеты об архивной науке могут вернуть читателя (ну, во всяком случае, этого) к влиянию на западное мышление греко-римской классической традиции в целом и аристотелевской общей метафизики в частности с ее упором на изучение существенные аспекты конкретных частностей (аспекты, которые отличают их от других вещей), идентификация общих атрибутов, под которые подпадают частности (их классификация), и воздействие на них пространства-времени (их физика). 12

Она предлагает форму исследования, в которой рассматриваются характеристики архивных документов, архивов и процессов ведения учета и архивирования, концентрируясь на влиянии процессов на сам объект ведения учета. Это включает в себя то, как документы связываются и объединяются в поддающиеся сопровождению массивы записей (архивная связь типа, рассмотренного в главе 5 этой книги), и, что более спорно в электронной среде, способ, которым они защищены от изменения или модификации после того, как они покидают хранилище. сохраняя заботу о своих создателях и передавая в руки архивных учреждений (архивный лимит). Она уделяет особое внимание темам подлинности и надежности записей, которые Дюранти задокументировал как проблемы в самых ранних итальянских архивных практиках, о чем свидетельствуют кодексы Юстиниана старого Рима.

В двадцатом веке итальянские теоретики архивного дела, такие как Казанова, Лодолини, Каруччи и сама Дюранти, продолжали исследовать создание архивов с учетом особенностей итальянского и другого опыта. 13 Казанова, по словам Дюранти, был первым, кто подробно обсудил архивную практику как науку в 1928 году. оперативные учетные записи, а не частичные, и объединение документов в организованный архив в результате контролируемых процессов агрегирования.

Классическое прочтение модели — это прочтение на этом общем метафизическом уровне. Он определяет очень широкие категории и устанавливает отношения, существующие между этими категориями в рамках пяти континуумов. Конкретные детали, вещи — это то, что модель описывает как континуум «контейнеров для хранения записей» — [архивный] документ, запись, архив и архивы , которые имеют общую форму, но представляют собой различные комплексы эта форма. Сама форма растягивается, изменяется и расширяется в пространстве-времени, как того и ожидает физика. Потенциал всех объектов учета стать общедоступными документами, частью множественного мира за пределами организации и отдельного человека, обозначен в модели квадратной скобкой вокруг архива в первом измерении контейнерного континуума. Влияние процессов архивного связывания на учетные действия проявляется во внешних измерениях захвата и организации, влиянии на то, что делается с объектом, расширяя его атрибуты и изменяя его природу как вещи.

Прослеживая модель как способ мышления до Аристотеля, я не претендую на ее происхождение, но я указываю на повторяющуюся потребность разных эпох в новом открытии общей метафизики ведения записей для своего времени и технологий. Аристотелевское бытие как бытие ‘, вещь во всем, что выделяет ее как эту вещь, всегда будет представлять интерес для тех, кто управляет информационными объектами любого рода, но модель движется от этой точки зрения к постмодернистской точке зрения. становление как становление. Как, например, показано в главе 5 этой книги, постоянное добавление метаданных процесса означает, что архивная связь, связи между записями постоянно перестраиваются в пространстве-времени. В архивном учреждении нет конечных продуктов, нет устоявшихся и стабильных существ, есть только многие из тех, которыми на данный момент пренебрегают и забывают (а есть такие, которыми можно постоянно пренебрегать и забывать?). Объекты учета выделяются процессами их формирования и продолжающегося формирования, а не внутренней природой.

Второе исследование, которое я рассматриваю в этом разделе, проведенное Терри Куком, представляет собой исследование идей о становлении архивов, выдвинутых архивистами в течение двадцатого века. В подробном отчете он бросает вызов аспектам классического взгляда на архивы как на конечный продукт, находящийся под опекой архивариусов, утверждая, что архивариус постепенно превращается в нечто «после содержания под стражей», больше не рассматриваемое как смотритель или морозильник, в латинском языке. представление о ресурсе, который сформировали и поддерживают другие.

Он просит архивариусов перейти от объекта, вещи к общему метафизическому взгляду и создать более динамичный реляционный взгляд на процессы, формирующие объект, включая собственное постоянное участие архивариусов в формировании архивов как социокультурного ресурса. Он связывает пост-тюремное мышление с постмодерном, особенно в его возрождении акцента на происхождении как изучении динамических отношений между создателями записей, функциями и «записями», сутью постмодернистского взгляда на становление. Кук ясно дает понять, что он не обсуждает полный отказ от архивного учреждения как физического пункта приема архивных объектов; он скорее определяет расширенную основу для размышлений об опеке и вариантах, доступных для ее реализации. 14

Чтобы увидеть намерения Кука в отношении пост-тюремного периода через модель, а также увидеть связи с постмодернистским мышлением в пост-тюремных идеях, которые ожили в период с начала до середины 1990-х годов в таких работах, как его, нужно поднимите глаза над континуумом контейнеров для хранения записей и прочитайте круги и линии в динамической относительной манере, ставя под сомнение значение точек и соединяя их различными способами. Открытый и множественный подходы к хранению могут быть обсуждены с помощью модели после того, как рекурсивное участие все размеры в построении архивов в этом более случайным образом применяются. Особенно важно рекурсивное вовлечение действия в первом измерении, единственном месте в модели, которое соответствует тому, что делается. Почему бы нам не поступить так, например, чтобы архивы формировались мгновенно в связке с созданием документов? Другие измерения являются формирующими измерениями, областями, в которых находятся как атрибуты, формирующие наши действия, так и внешние свидетельства этих действий, в соответствии с теориями структурирования и конструирования в социологии (см. следующий раздел этой главы). Можем ли мы достаточно прочно установить эти другие измерения в качестве факторов, влияющих на действие, чтобы можно было установить микросекунды старых архивов? Или мы продолжим создавать одномерные документы, двумерные записи или трехмерные архивы на протяжении десятилетий, даже несмотря на то, что наши технологии позволяют использовать четырехмерные подходы?

Постмодернистское прочтение, конечно, также вызовет сомнения и вопросы в каждой точке, пересечении и отношениях внутри модели. Что такое след? Существует ли он в качестве доказательства? Как документальные доказательства соотносятся с юридическими доказательствами? Как доказательства связаны с памятью? Кто на самом деле создатель? Человек или организация, которая их нанимает? В чем разница между индивидом как «корпусом» (целостным юридическим лицом, юридическое признание, давшее нам слово «корпорация») и как актором? Насколько хорошо создаваемые документы отражают действия?

И, конечно же, есть большие вопросы субъективности и причастности, поднятые Куком. Архивариус (когда он носит шляпу архивариуса, как это указано в теории деятельности, основанной на делопроизводстве) вовлечен в социокультурную роль благодаря сосредоточению внимания на объектах делопроизводства, непрерывных процессах их формирования и постоянной роли, которую архивариусы могут играть как акторы в процессов оценки или в качестве субъектов, создающих механизмы для сбора, организации и объединения записей и обеспечения их широкого распространения. Архивистам в этом режиме нужны инструменты анализа, соответствующие функционированию и способу изменения этих объектов, процессам, растягивающим и оформляющим данные и документы в архивы — это было одной из причин разработки модели Как было (и будет) документы, созданные, захваченные в виде записей, организованные как часть корпоративного или индивидуального хранилища документов или внесенные во множество общедоступных документов? Поддерживали ли процессы потребность в доказательствах и потребности в поиске, чтобы сделать их не только доступными для корпоративной, индивидуальной или общественной памяти, но и заслуживающими доступа в первую очередь для целей доказывания? Это вопросы, которые архивариусы, в том числе и, возможно, особенно в справочных центрах, должны задавать своим системам, стратегиям и деятельности ежедневно.

Просмотр книги Глава Черта

Читать полная глава

URL: https://www.sciendirect.com/science/article/pii/b9781876938840500081

Cristopher Paul Barlett Phdtt Теория деятельности

Первоначально предназначенная для описания того, как и почему статистика преступности увеличивалась во время экономического и социального роста и улучшений, теория рутинной деятельности постулирует, что изменения в «рутинной деятельности» в повседневной жизни влияют на антисоциальное реагирование (Cohen & Felson, 19).79). В частности, Коэн и Фелсон (1979) утверждают, что преступность вероятна, когда рутинные модели деятельности нарушаются из-за смещения к трем сущностям, которые важны для преступного поведения: мотивированные преступники, уязвимые цели и отсутствие людей, способных остановить поведение. . Эти три сущности как интерактивно, так и индивидуально значимы для антисоциального реагирования. Например, если количество правонарушителей и целей в данном временном и физическом пространстве остается постоянным, но число лиц, обладающих способностью остановить антиобщественное действие, уменьшается (или увеличивается), то последующее антиобщественное действие вероятно (или маловероятно) . Теория рутинной деятельности утверждает, что баланс между этими тремя сущностями имеет решающее значение; однако последствия любого структурного (или макроуровня) сдвига могут нарушить баланс, что приведет к антисоциальному реагированию. Эта теория получила широкое эмпирическое подтверждение: эмпирические данные свидетельствуют о том, что изменения в рутинной деятельности, которые приближают женщин студенческого возраста к правонарушителям, с большей вероятностью становятся жертвами преследования (Mustaine & Tewksbury, 19).99) и сексуальные домогательства (Clodfelter, Turner, Hartman, & Kuhns, 2010).

Восприимчивые цели. Теория рутинной деятельности утверждает, что сущностью, вовлеченной в антиобщественное поведение, является наличие подходящей цели, то есть человека, который, вероятно, станет жертвой. Какие характеристики делают человека более или менее уязвимым для онлайн-атаки? Reyns (2015) утверждал, что те, кто посещает опасные веб-сайты, делится личной информацией в Интернете и публикует точную информацию, могут стать мишенью, и результаты показали, что размещение неточной и личной информации (но не посещение рискованных веб-сайтов) связано с более высокой вероятностью: (1) фишинговая виктимизация; (2) хакерская виктимизация; и (3) виктимизация вредоносных программ. Эти типы поведения не только серьезны, но и переменные, традиционно измеряемые в этой области, указывают на ситуационное решение в отношении онлайн-поведения. Например, человек решает опубликовать личную информацию о себе в Интернете; однако эти типы решений не являются личностными переменными. Другими словами, существуют ли личностные профили, которые делают человека более склонным к кибервиктимизации, чем другие? В своем метаанализе Kowalski et al. (2014) показали, что виктимизация в результате киберзапугивания была более вероятной, если человек часто пользовался Интернетом, участвовал в рискованном онлайн-поведении, а также был жертвой традиционного буллинга и имел низкий уровень социального интеллекта (рис. 6.4 и 6.5).

Рисунок 6.4. Метаанализ факторов риска виктимизации от киберзапугивания.

Адаптировано из Kowalski, R.M., Giumetti, G.W., Schroeder, A.N., & Латтаннер, М. Р. (2014). Запугивание в эпоху цифровых технологий: критический обзор и метаанализ исследований киберзапугивания среди молодежи. Психологический бюллетень , 140 , 1073–1137. дои: 10.1037/a0035618.

Рисунок 6.5. Метаанализ защитных факторов для совершения киберзапугивания.

Адаптировано из Kowalski, R.M., Giumetti, G.W., Schroeder, A.N., & Латтаннер, М. Р. (2014). Запугивание в эпоху цифровых технологий: критический обзор и метаанализ исследований киберзапугивания среди молодежи. Психологический бюллетень , 140 , 1073–1137. дои: 10.1037/a0035618.

Согласно проведенному Ковальски и др. (2014) анализу факторов риска и защитных факторов виктимизации от киберзапугивания, личностный профиль человека, который часто находится в сети (как рискованное, так и не рискованное использование), который уже стал жертвой с помощью традиционных методов и который не имеет прочной социальной структуры, скорее всего, будет считаться подходящей мишенью для издевательств в Интернете.

Хранители. =В онлайн-мире подходящие опекуны могут проявляться множеством способов. К ним относятся, помимо прочего, физическая опека (антивирусные программы, системы компьютерной фильтрации), которая создает физический барьер для предотвращения распространения действий киберзапугивания, социальная опека (родители или сверстники), которые являются лицами, которые могут помочь или помочь тем, кто стал жертвой онлайн до, во время или после кибератаки или личная опека, которая состоит из собственного самоконтроля, знаний или рисков и последствий онлайн-поведения, а также личного поведения, которое может помочь уменьшить действия киберзапугивания (например, обновление компьютерных паролей для предотвращения взлома) (Босслер и Холт, 2009 г.). Результаты множества исследований были неоднозначными в отношении силы переменных опекунства. Например, Босслер и Холт (2009) показали, что вероятность заражения компьютерным вирусом в значительной степени не связана с измеренными ими переменными опекунства; тем не менее, Рейнс, Хенсон и Фишер (2011) обнаружили, что наличие трекера профиля и наличие отклоняющихся сверстников положительно связано с киберпреследованием при контроле множества контрольных переменных (например, возраст, этническая принадлежность, количество рискованных действий в автономном режиме), но наличие частный онлайн-профиль не предсказывал киберпреследования. Наконец, Меш (2009 г.) показали, что дети, у которых есть правила, касающиеся того, какие веб-сайты разрешены для посещения, с меньшей вероятностью станут кибервиктимами, но незначительные эффекты были показаны для других типов опеки (например, веб-сайты для мониторинга программного обеспечения и фильтры).

Мотивированные правонарушители. Можно утверждать, что применение теории рутинной деятельности к киберзапугиванию фокусируется на жертве, а не на нарушителе киберзапугивания. Действительно, большая часть цитируемых исследований опеки и подходящих целей в рамках теории рутинной деятельности изучала важность этих переменных с точки зрения вероятности стать жертвой онлайн. Традиционно мотивированный компонент правонарушителя в этой теории также имеет сильную направленность на виктимизацию. Reyns (2015) измерил онлайн-взаимодействие с мотивированными правонарушителями в своем анализе, который состоял из острых вопросов о том, насколько человек присутствует в сети, где могут скрываться онлайн-хищники, что позволяет прогнозировать различные типы онлайн-виктимизации. Тем не менее, мы утверждаем, что именно этот компонент теории рутинной деятельности оказывает влияние на предсказатели киберзапугивания, когда точка зрения смещается с «находится ли человек в присутствии онлайн-агрессора» на «какие аспекты делают человека склонным к киберзапугиванию другого». ” В главе 2 «Киберзапугивание, запугивание и агрессия: сложные отношения» и в главе 3 «Корреляты киберзапугивания» этот вопрос рассматривается в явном виде, поэтому в этой главе мы не будем подробно останавливаться на факторах риска совершения киберзапугивания.

Доказательства. Теория рутинной деятельности (Cohen & Felson, 1979) представляет интересный взгляд на изучение киберзапугивания. С точки зрения преступника эта теория утверждает, что человек должен быть мотивирован и иметь возможность атаковать другого в Интернете; однако такие характеристики сами по себе не предсказывают совершение киберзапугивания. Эта теория утверждает, что жертва и отсутствие опеки также необходимы. Другими словами, человек может находиться в сети с намерением причинить вред другому и все же может не найти цель или найти цель, но осознавать, что электронное средство может отслеживать его общение в сети. Со статистической точки зрения эта теория уникальна тем, что поведение киберзапугивания является самым высоким, когда статистическое взаимодействие мотивированного агрессора является высоким, присутствует подходящая жертва и снята опека (рис. 6.6). Мы не знаем ни одного исследования, в котором использовалась бы теория рутинной деятельности таким образом. Если проводится такое исследование, необходимо соблюдать осторожность с некоторыми статистическими предположениями о независимости (хулиган и жертва, вероятно, зависят друг от друга).

Рисунок 6.6. Прогнозируемое трехстороннее взаимодействие, постулируемое теорией рутинной деятельности. (А) Присутствие потерпевшего; (B) Отсутствие потерпевшего.

Просмотреть главуКнига покупок

Прочитать главу полностью

URL: https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780128166536000066

Избирательная оптимизация и компенсация

Вместо минимизации активности с возрастом, как предполагает разъединение, или просто максимизации уровней активности, как это может быть предложено теорией активности, Пол и Маргарет Балтес (1990) предложил модель выборочной оптимизации и компенсации (SOC) для описания типичных моделей активности в более позднем возрасте. С этой точки зрения люди склонны с возрастом сокращать спектр своей деятельности ввиду как функциональных потерь, так и сокращения возможностей и избирательно концентрироваться на приоритетных для них областях. Оптимизация предполагает максимально эффективное использование их времени, усилий и навыков в выбранных ими областях деятельности. Компенсация включает использование вспомогательных средств, таких как очки, слуховые аппараты, и психологических ресурсов, таких как мнемоника, для улучшения памяти. Процессы SOC могут происходить на сознательном или бессознательном уровне, активно или пассивно (Балтес и др., 19).99; Freund and Baltes, 2000), с целью минимизации потерь и максимизации потерь при стремлении к личным целям.

В какой степени модель SOC полезна для прогнозирования или объяснения результатов в реальных ситуациях? В обзоре эмпирических данных Ouwehand et al. (2007) нашли лишь несколько исследований, большинство из которых были проведены Балтесом и его командой. Этот обзор был посвящен «успешному старению» и показал, что компенсация и оптимизация, в частности, связаны с успешным старением. Год спустя был опубликован обзор Freund (2008), который показал, что использование SOC способствовало эффективному использованию ресурсов и тем самым улучшало самочувствие. Интересно, что использование SOC коррелирует с показателями благополучия у молодых людей (Wiese et al., 2000) и, следовательно, полезно для людей во взрослом возрасте (Wiese and Freund, 2000). Использование большего количества SOC на работе и в семье связано с меньшим количеством сообщений о стрессовых факторах на работе и в семье и, следовательно, с меньшим количеством конфликтов между работой и семьей в поперечном разрезе (Baltes and Heydens-Gahir, 2003). Тем не менее, использование SOC является ресурсоемким, и SOC реже используется в пожилом возрасте по сравнению с молодым пожилым возрастом (Freund and Baltes, 2002). Пожилые люди с большим количеством ресурсов сообщают об использовании большего количества SOC, чем пожилые люди с меньшими ресурсами (Lang et al., 2002). В некоторых исследованиях (Freund and Baltes, 2002) предполагается, что отбор увеличивается, а компенсация снижается с возрастом, и были обнаружены доказательства квадратичной зависимости между SOC и возрастом, что предполагает пик в среднем возрасте (Teshale and Lachman, 2016).

В какой степени компоненты отбора, оптимизации и компенсации меняются с возрастом людей? В поперечном исследовании Фройнд и Балтес (2002) обнаружили, что, по самооценке, стратегии SOC увеличиваются от молодого до среднего возраста и снижаются после 67 лет. Другое поперечное исследование с участием 200 пожилых людей в возрасте 72–103 лет выявило связанное с этим снижение оптимизации и компенсации продолжается и в преклонном возрасте (Freund and Baltes, 1998; Baltes et al. , , 1999). Кросс-секционные исследования, конечно, проблематичны, потому что мы не можем отделить возрастные эффекты от когортных эффектов.

Ротермунд и Брандштадтер (Rothermund and Brandstädter, 2003) в лонгитюдном исследовании 762 человек в возрасте от 58 до 81 года обнаружили, что использование компенсации накапливается до 70 лет, а затем резко снижается из-за сокращения ресурсов. Эти результаты подтверждаются более ранним исследованием Балтеса и Ланга (1997), которые обнаружили, что люди с ограниченными ресурсами были более подвержены снижению повседневного функционирования, чем те (в возрасте 70–102 лет), которые были богаты ресурсами в пожилом возрасте.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts