Роль это в психологии: DSpace at Saint Petersburg State University: Invalid Identifier

Содержание

Психологические роли и статусы

По линии Взрослый-Взрослый мы работаем, по линии Дитя-Дитя любим, развлекаемся, по линии Родитель-Родитель сплетничаем. В этих случаях, партнеры равны друг другу в психологическом отношении. Это взаимодействия психологического равноправия — первый тип.

Анализ параллельных взаимодействий позволил Берну сформулировать важнейший закон общения: пока взаимодействия параллельны, процесс общения будет протекать гладко и долго. Конфликта не будет.

Переход из конфликтных ситуаций в правильные «параллельные» коммуникации осуществляется через состояние «Я-Взрослый»

Что же такое психологическая гибкость?

Посмотрите еще раз на рисунок. Те места, где Взрослый соединен с Родителем и Дитятей, можно назвать суставами души. При хорошей психологической гибкости взаимоотношения между этими частями легко меняются.

Если же отсутствует психологическая гибкость, суставы души срастаются. Родитель и Дитя заслоняют поле деятельности, предназначенное для Взрослого. Человек тогда занимается не продуктивной деятельностью, а выполняет капризы своего Дитяти. Денег нет, но Родитель требует угостить, устроить пышный праздник. Реальной опасности нет, но Дитя требует дополнительных усилий для ненужной защиты. Если человек все время занят делами Родителя (предрассудки) или Дитяти (страхи, иллюзии), он теряет самостоятельность и перестает понимать, что происходит во внешнем мире, становится регистратором событий. «Я все понимал, но ничего не мог с собой поделать…»

У психологически гибкого человека на первый план выходит то та, то другая часть личности, а остальные отходят на заднюю позицию в зависимости от вида деятельности.

Психологически гибкий и адекватный выглядит следующим образом.

Он не будет падок на лесть и восхищение, идущие с детской позиции партнера, а удары идущие в сторону Дитя пройдут мимо.

Во время вечеринки он будет от души веселиться, танцевать, даже если занимает большой пост. Он даст возможность своему Дитяти порезвиться.

Он будет без напряжения будет выполнять правила или то, что требуют обычаи, выпустив вперед хорошо обученного Родителя, отправив подальше свое Дитя и используя навыки своего Взрослого.

В сексе он также будет раскрепощен и изобретателен. А его взрослый выдворит из спальни ворчливого Родителя.

Только на миг задумайтесь, в каком мире мы сейчас живем? Ведь мы живем в сказке. Мы живем в мире, о котором мечтали наши предки. Эти мечты они выражали в сказках о ковре самолете, о сверхскоростных богатырских конях, о зеркале, глядя в которое можно видеть, что делается во всем мире. Ведь все, что в нас, все, что на нас, и все что вокруг нас — это работа нашего Разума. Это и наша одежда, и наша еда и наше жилище и машины и самолеты. А телевизоры, видеомагнитофоны и сотовые телефоны. И стоит ли портить себе очарование нашей жизни из-за того, что какой-то человек обидел или оскорбил нас.

Во время шторма нельзя обучаться навигации, поэтому надо постоянно тренировать свои естественные реакции чтобы грамотно гасить и предотвращать конфликты.

Итак, переход из конфликтных ситуаций в правильные осуществляется через состояние «Я-Взрослый» . Следовательно:

Первая задача в турнирах — овладеть умением оставаться подольше во взрослой позиции.

Что для этого надо сделать? Как восстановить подвижность в суставах души? Как оставаться объективным Взрослым?

Чтобы этому научиться надо освоить 27 необходимых навыков. Для этого все стадии турниров последовательно развивают какой-то один из этих 27 предлагаемых навыков.

вторая задача в турнирах — Необходимо выиграть время для принятия серьезных решений.

Полезно использовать вопросы: «Правда ли это?», «Применимо ли это?», «Откуда я взял эту идею?» Когда у вас плохое настроение, спросить, почему ваш Родитель бьет ваше Дитя.

третья задача в турнирах — вывести во взрослую позицию своего партнера по общению.

Литература.

Берн. «Игры, в которые играют люди»

Дополнительно:

Томас Харрис «Я о’кей — вы о’кей»

Мариэлом Джеймсом и Дороти Джонгеворд — «Рожденный побеждать: трансактный анализ с гештальт-экспериментами.

Роль социальной психологии в жизни каждого из нас

Любой человек, который не принял аскетизм и не изолировал себя от других, является частью общества. И потому нельзя недооценивать роль социальной психологии в жизни. Она посвящена изучению паттернов поведения взаимодействующих людей, а также тому, как под воздействием общества формируется восприятие картины мира человека, его мысли и чувства.

Каждый из нас включен во множество социальных групп: семьи, коллег, друзей, знакомых и т.п. И каждая из этих групп диктует свои правила поведения в зависимости от статуса и социального положения человека. Однако столь великое множество условий вовсе не означает, что их сложно изучить. Социальная психология объясняет, как человек приспосабливается к ним и как при этом он может использовать эти правила в своих интересах. Об этом – в нашей статье.

Суть понятия «социальная психология» становится ясна из самого словосочетания. Очевидно, что это учение, находящееся на стыке двух наук — социологии и психологии.

В свою очередь, психология нередко рассматривает социальные факторы развития личности, в то время как социология изучает внеличностные причины социальных процессов и явлений, а также взаимодействие людей в обществе.

Симбиоз обеих наук несет в себе исключительно полезные знания. Ведь он дает нам представление об индивидуумах как с точки зрения их внутреннего мира, так и относительно их поведения в жизни социума. В социальной психологии принято выделять несколько разделов — политическую психологию, психологию потребительского поведения, организационную психологию, историческую психологию, этническую психологию и психологию взаимоотношения полов. Их изучение может быть весьма полезным, позволяющим открыть новые возможности личности.

В данной статье поговорим об одном из самых интересных разделов социальной психологии в жизни человека, а именно о взаимосвязи поведения отдельной личности в рамках общественных отношений, а также о способности одного человека влиять на поведение окружающих людей и социума в целом.

Например, человек, который занят творчеством или интеллектуальным трудом, будет гораздо продуктивнее выполнять свою работу, если в этот момент он будет один, то есть, скрыт от глаз наблюдателей. Наоборот, человек, занимающийся физическим трудом, гораздо с большим энтузиазмом возьмется за дело в присутствии зрителей. О чем это говорит? Это доказывает, что мы в значительной степени зависим от мнения других, и наше поведение сильно разнится, когда мы одни, или в окружении общества.

Как это объяснить? Все просто! Даже те, кто говорят, что мнение посторонних для них не важно, в определенной мере лукавят, так как человек — социальное существо, а, значит, на уровне подсознания мы зависим от других людей, даже если это не имеет отношения к реальной жизни, а просто придумано в наших головах. К примеру, мы придерживаемся определенных правил и рамок поведения, чтобы создать свой имидж. Иногда мы ждем одобрения нашим поступкам ненамеренно, в других случаях, действуем продуманно ради результата.

Публичные люди ведут себя определенным образом, чтобы получить поддержку своих поклонников или последователей, хотя в повседневной жизни они могут быть совершенно другими. Мы все хотим преподносить себя окружающим так, как придумали в своей голове, показать только достоинства и умолчать о недостатках. Поэтому, невозможно быть абсолютно свободным от мнения общества. Человек в любом случае зависит от реакций окружающих.

  • Люди всегда формируют у себя то или иное мнение об окружающих

    Каждому из нас в разной степени свойственна оценка окружающих через призму клише, которые можно назвать социальными. К примеру, мы приписываем стереотипы по антропологическому признаку, то есть в зависимости от нации, к которой относится человек. Социальные стереотипы привязаны к статусу в обществе, должности, роду деятельности. Эмоциональные стереотипы рождаются исходя из физиологических качеств людей. Поэтому во время общения мы воспринимаем других через шаблоны, хотя можем вообще об этом не задумываться.

    Необходимо учиться воспринимать людей не на основе навязанных мнений, а только исходя из личного опыта. Можно привести в пример пословицу: «Суди человека не по одежке, а по уму».

    Никогда не вешайте на человека «ярлык». Не спешите делать поспешные выводы. Присмотритесь к человеку, пообщайтесь с ним, задавайте открытые вопросы. И только тогда, когда Вы поймете кто перед Вами, с какими жизненными принципами и установками, только тогда можно сделать определенные выводы.

  • Люди часто вживаются в роли, навязанные им окружением

    Общество присваивает определенную роль каждому его члену. И наше поведение во многом зависит именно от этого. Самый яркий пример — повышение социального статуса за счет продвижения по карьерной лестнице. Тот, кто еще вчера был рядовым сотрудником, а сегодня стал начальником, резко меняет свое поведение — становится высокомерным, важным, слишком серьезным, общается снисходительно с теми, с кем еще недавно был на равных, давая понять, что теперь он лучше других.

    Может быть и обратная ситуация, когда роль, навязанная окружением, делает человека бесхребетным, слабым, угнетенным. Те, кто особенно сильно подвержен общественному влиянию, могут под давлением окружающих даже пойти на ужасные поступки, например, совершить преступление.

    Важно постоянно заниматься личностным развитием, чтобы иметь твердый внутренний стержень и сильный характер. Это позволит противостоять негативному влиянию общественного мнения, и не играть роли, которые губительны для вашей самооценки.

    Стать угодным для всех, с заискивающим взглядом и постоянным ответом «Да» на любую просьбу приведет человека к саморазрушению. Все мы помним пословицу: «Век живи, век учись». Самосовершенствуйтесь, стремитесь к более высокому результату своей деятельности. И даже в какой-то момент, когда от Вас отвернулись коллеги, друзья, не впадайте в депрессию. Подготовьте список книг, курсов и тренингов, которые Вы планируете посетить, чтобы стать лучшим! Стремитесь к успеху, и он не заставит себя долго ждать.

  • Важно уметь не только говорить, но и слышать

    Основная форма человеческого общения — диалог. Мы постоянно общаемся с друзьями, коллегами, любимыми, родными и близкими, просто знакомыми, или, даже случайными прохожими. В любой компании обязательно найдется такой человек, который любит вставить свое слово по поводу и без, и, буквально, не дает никому  высказаться. Так выражается сильная потребность в разговорном общении. У кого-то она выражена ярко, у кого-то нет, но она есть у всех.

    Лучшим собеседником всегда является тот, кто может просто молча выслушать другого, даже если очень хочется перебить. Попробуйте поступить именно так в очередной беседе. Вас удивит эффект — с вами искренне захотят общаться больше. Еще это отличный способ тренировки самообладания и самодисциплины.

    Здесь я порекомендую дыхательную технику. Когда Вы спешите выпалить, перебить собеседника, успокойтесь. Дышите ровно.

    Вдохнули, задержали дыхание на счет 1, 2, 3, 4 и выдыхаем на тот же счет. И внимательно продолжайте слушать, степенно отвечая на вопросы и комментируя.

  • Установки людей определяют восприятие окружающей реальности

    Принципы и взгляды на жизнь также в огромной степени определяют поведение человека. Они заставляют его действовать особым образом в ответ на сложившуюся ситуацию. При этом если задать специфическую установку, то человек может предстать перед вами в совершенно непривычном свете.

    Не судите о ситуации, исходя из чужих представлений о ней. Доверяйте только себе, своим взглядам, суждениям, личному опыту. Это позволит наиболее адекватно воспринимать происходящее, а также получать максимально достоверную информацию о других.

  • Люди ведут себя так, как этого от них ждут окружающие

    Кто-то может быть настолько зависим от чужого мнения, что поступает только так, как этого требует от него общество. Такая зависимость может деструктивно влиять на личность, из-за чего человек испытывает постоянный стресс, дискомфорт, невозможность постоять за себя, выразить свое реальное мнение и т.д.

    Помните, что вы не можете и не должны находиться во власти чужого мнения. Ваши взгляды, поступки и поведение — это только ваше личное дело. Вы не обязаны оправдывать ни чьих ожиданий. В любой ситуации важно оставаться собой.

  • Люди стараются оправдывать свои поступки и склонны осуждать чужие

    Все мы проживаем разные сценарии жизни и попадаем в разные ситуации. Поэтому наше поведение может оцениваться другими, исходя из их личного опыта.

    Чтобы научиться объективно смотреть на поступки людей, можно прибегнуть к определенной практике. Для этого, постарайтесь абстрагироваться каждый раз, когда вы испытываете недоумение, раздражение или злость по отношению к окружающим. Подумайте, как бы вы повели себя на их месте? Действительно ли они виноваты в сложившейся ситуации, или вы сделали бы все по-другому? Что бы вы почувствовали? Скорее всего, станет ясно, что ваше мнение по ситуации не вполне справедливо. Нужно учиться быть терпимее и тактичнее по отношению к окружающим. Это позволит избежать негативных эмоций.

    Похожие статьи

    Регулярная практика такого навыка позволит вам быть жизнерадостным человеком, не обращающим внимание на ошибки других людей.

    А главное, не судите людей. Мы не знаем, что пришлось пережить человеку, который кажется нам неправым. Какой жизненный путь он прошел, с чем пришлось столкнуться. «Не судите, да не судимы будете».

  • Люди склонны примерять на себя чужие сценарии

    Когда мы слышим рассказ чужой истории, мы невольно представляем себя ее участником, думая, что бы мы сделали или почувствовали в тот момент? Так проявляется наша идентификация с другими людьми. То же самое происходит во время чтения книги или просмотра художественного фильма. Соотнося себя с героями, мы лучше понимаем чужие чувства и переживания, а также более полно усваиваем получаемую информацию, учимся состраданию и сочувствию.

    Идентификация может быть и вполне сознательной. Этот прием можно использовать как в повседневной жизни, так и для решения сложных ситуаций. К примеру, вы зашли в тупик в решении важного вопроса, не знаете, как поступить правильно. Вспомните вашего любимого героя из фильма или литературного произведения. Ответьте себе на вопросы: «Как бы он поступил на моем месте?», «Что почувствовал?». Это поможет натолкнуть вас на правильные действия.

    «Бойся первых порывов души, они всегда бывают неверными».  Возьмите белый лист бумаги, расчертите его на две половины. В первой половине листа напишите положительные моменты, во второй отрицательные. По окончании посмотрите, что у Вас получилось. Сравните все ЗА и ПРОТИВ и только после этого принимайте решение.

  • Люди складывают свое мнение о человеке в первые пять минут общения

    Хотя и считается, что первое впечатление зачастую обманчиво, лучше постараться запомниться собеседнику в хорошем свете, если вы планируете дальнейшее общение. Именно первое впечатление, которое вы производите, формирует мнение о вас у окружающих. Поэтому, собираясь на свидание или собеседование при трудоустройстве, позаботьтесь о своем опрятном внешнем виде, держитесь уверенно, соблюдайте правила этикета. От первых пяти минут общения с новым человеком будет в большой степени зависеть, как сложатся ваши отношения в будущем. 

  • Мы притягиваем в свою жизнь то, о чем думаем

    Мы постоянно встречаем на жизненном пути новых людей, с нами происходят определенные события. Зачастую эти люди и события соответствуют нашему образу жизни, мышлению, принципам и убеждениям. Почему так происходит? Можно назвать это материализацией мыслей. Если постоянно думать о том, что все плохо, мир ужасен, а люди вокруг злые, именно это и будет изо дня в день подтверждаться реальной жизнью. Напротив, те, кто излучают позитив, сами окружены счастливыми моментами и приятными людьми.

    Позитивный настрой — главный атрибут счастливой и полноценной жизни. Запоминайте, или даже записывайте все события, которые принесли вам радость в течение дня. Старайтесь оставить в памяти только позитивные моменты и эмоции. Оптимистичный настрой — это не временное состояние, а стиль жизни.

  • События нашей жизни часто соответствуют нашим ожиданиям

    Если постоянно думать о чем то, говорить об этом, переживать, ждать, то, скорее всего, именно это и случится в вашей жизни. Наши мысли могут в значительной степени влиять не только на нашу судьбу, но и на поведение окружающих. Негативные установки способны настолько завладевать нашим подсознанием, что они начинают вытеснять позитивные. Поэтому кажется, что нежелательные события происходят в жизни чаще, чем исполнение мечтаний.

    Чтобы чувствовать себя счастливым и достигать успеха во всех начинаниях, важно мыслить позитивно. Если все время жаловаться на судьбу, это не поможет в решении жизненных проблем, но закрепит в подсознании изначальный настрой на неудачу. Настраивайтесь на то, что все будет хорошо, но трезво оценивайте ситуацию.

  • Общение людей в социуме происходит в соответствии со многими закономерностями, ведь социальная психология относится к наукам, которая обладает специфическими особенностями. Главным объектом исследования здесь является человек. Данная наука призвана объяснить, как поведение и взаимодействие индивидов в обществе может влиять на эффективность нашей деятельности и улучшение комфорта. Поэтому изучение социальной психологии может быть интересно и полезно всем.

    Научитесь благодарить людей. Всегда говорите СПАСИБО или БЛАГОДАРЮ. Тем самым Вы получите больше положительных эмоций в свою жизнь, научитесь видеть прекрасное. Мы сегодня имеем то, о чем думали вчера. Поэтому прочь негативные мысли. Только положительный настрой и вера в успешное и счастливое будущее привет Вас к успеху во Всех начинаниях!

    Жизненные роли: Взрослый-Родитель-Ребенок

    Согласно трансактного анализа Эрика Берна у человека есть 3 ролевые позиции: Взрослый, Ребенок, Родитель.
    Роль Родителя, Взрослого и Ребенка – присутствуют в любом возрасте человека. Когда ребенок маленький – он заботится и моделирует в игре роль родителя для своих игрушек. Роль взрослого так же присутствует сразу в маленьком ребенке – когда он заявляет, чего хочет и отстаивает свои границы. На протяжении всей жизни мы общаемся с позиции этих ролей. Однако использовать по ситуации нужную роль не всегда получается. И тогда происходят нестыковки в отношениях, неудачи в профессиональном росте и ошибки в воспитании детей. Гармоничный человек реагирует с разных ролей в зависимости от ситуации. Он уверенно идет по жизни, сам счастлив и может сделать счастливым своих детей и своего партнера.
    Гармоничный человек имеет хорошо развитую роль Взрослого, Ребенка, Поддерживающего и заботливого родителя и щепотку осуждающего и критикующего.


    Давайте проанализируем из каких ролей вы взаимодействуете:

     

    Взрослая позиция – это умение выстраивать партнерские отношения, умение руководить людьми, принимать решения и нести за них ответственность. Это без оценочная позиция, когда вы просто выражаете свое мнение и уважаете мнение других людей, вашего партнера, члена семьи или оппонента.
    Взрослой позиции свойственны фразы типа: «Я собираюсь в кино, если хочешь присоединяйся», «Мне нравится отдыхать в этом городе, я бы еще раз поехала туда», «Мне нравится эта кофта, пожалуй я ее куплю». В отношениях роль Взрослого помогает вам обозначить и отстаивать свои границы. Транслировать: «со мной все хорошо и с тобой все хорошо». Если вы о чем-то договорились и другой человек не выполняет обязательств – вы спокойно и в то же время уверенно спросите, почему он так себя ведет, а не будете умалчивать, затаивать обиду или подавлять свой гнев под маской оправдания его несостоятельности и некомпетентности. Затаивать обиду также как и закатывать истерики – это трансляция из вашего внутреннего ребенка. А взрослая позиция – это уверенно и спокойно отстаивать свои права. Осознавать свой гнев и уметь конструктивно его выразить.
    Слабо развитая взрослая роль ведет к неудачам в личной жизни, финансовой нестабильности. Поэтому роль взрослого в независимости от возраста очень важна и ее нужно развивать.

    Позиция ребенка – это любое проявление творчества, непосредственности. Такие предложения как: пойдем в кино, в кафе, весело проведем время, посмотрим фотки и т.д. исходят из детской позиции. Таким людям легко дружить, но сложно выстраивать партнерские отношения, тем более двигаться по служебной лестнице не говоря уже о собственном бизнесе.
    В плюсе хорошо развитая роль ребенка говорит о том, что в любом возрасте человек умеет радоваться, расслабляться, получать от жизни удовольствие, доверять, принимать. С таким человеком комфортно окружающим, с ним душевно и весело. В профессии это выражение творческой энергии, в отношениях – это комфорт и удовольствие.
    Но есть и минусы ярко выраженной роли ребенка при отсутствии взрослой позиции. Это неумение выстраивать партнерские отношения. В конфликте вместо того, чтобы обозначить свою позицию и отстоять свои интересы, учитывая и точку зрения другого, такие люди склонны обижаться или закатывать истерики, одним словом рефлексировать и усугублять конфликт, вместо того чтобы найти оптимальное решение и выйти из него. С ведущей детской ролью человек не может принимать решения, поэтому часто говорит: «я не знаю, что делать, запутался» и т.д. Часто такие люди отличаются наивностью.
    В то же время слабо развитая роль ребенка, либо вообще ее отсутствие, говорит о травмированной психике человека в раннем детстве, когда родители были холодны или излишне критичны, запрещали ребенку бегать, кричать, заниматься любимыми делами, т. е. проявлять свою непосредственность и спонтанность. У таких людей со слабо выраженным либо отсутствующим ребенком трудности в выборе профессии, они не удовлетворены тем, что имеют, но и что хотят тоже не понимают. В отношениях люди жесткие, правильные, держат себя и своих членов семьи в рамках, люди часто точных наук и профессий: бухгалтера, экономисты, финансисты, область IT и т.д. Они успешны в работе, но не счастливы в личной жизни, их дети часто страдают от излишнего контроля и давления в семье.
    Выход – развивать в себе творчество, позволять себе радости жизни, общение с друзьями, беззаботное веселье, удовольствия, проработать детские травмы с психологом.

     

    Роль Родителя: Родитель бывает 3-х категорий: Заботливый, Поддерживающий и Осуждающий — Критикующий.

    Вы в роли заботливого родителя если: вы что-то приготовили и накормили, позаботились, постирали, погладили, встретили, проводили, помогли донести сумку, помогли деньгами и т. д. Люди с ярко выраженной ролью заботливого родителя это: врачи, службы спасения, работники общепита, детских садов, интернатов и т.д.
    Зачастую людям легче позаботиться о ком-то, чем поддержать словом. Такая тенденция передается из поколения в поколение, когда наши бабушки и дедушки пережив войну и голод, проявляли свою любовь и заботу в добыче еды и обеспечении безопасности. Но это было тогда, но как модель воспитания передалось нашим родителям. Сейчас мы живем в относительно спокойное время, где первичные потребности удовлетворены, поэтому возникает следующая более значимая потребность в тепле, принятии, поддержке.

    Итак, поддерживающая родительская роль – это когда вы можете поддержать человека словами или взглядом, улыбкой или просто обнять в нужный момент. У таких людей с ярко выраженной ролью поддерживающего родителя хорошо развита эмпатия, способность поставить себя на место другого человека, посочувствовать, понять и услышать, поддержать.

    И роль осуждающего, критикующего родителя – это любая оценка, замечания, критика, осуждение. Такие люди часто судят и себя и других. Для них всегда найдется кто-то лучше того кого они осуждают. Такая роль человеку также нужна и важна, чтобы понимать, что нравится, а что нет, понимать свои желания и предпочтения и принципы. Вы можете осуждать поступки людей и так не поступать самому.  В осуждении кого-то люди часто сплачиваются и даже преследуют и мстят.
    В плюсе такая роль помогает окружающим в чем-то меняться, стать более профессиональными, например в рабочем коллективе. Стать собраннее и дисциплинированнее, лучше учиться и активнее работать, например членам семьи или в какой-то организации.  Однако такая критика и осуждение хороша ровно до того момента, когда вы можете себя остановить, не наступая на личные границы ваших членов семьи или сослуживцев. Ваш Взрослый всегда на страже и контролирует все роли и родителя и ребенка, присутствующие в вас. Вы уважаете других, уважаете себя и не позволяете себе и другим что-то навязывать, критиковать, осуждать, кого-то спасать, чересчур заботиться вплоть до обесценивания сил другого человека, пусть даже это ваш ребенок. Но он прежде всего личность, со своими ролями и границами, и вовсе не ваша собственность. Поэтому держите свою роль Осуждающего родителя под контролем.

    Когда эта роль сильно выражена, человек критикует всех и всем недоволен, рядом с ним всем неуютно, в семье такой человек деспот, он и сам страдает, что от него отворачиваются многие и друзья и собственные выросшие дети. На работе такой человек может идти по головам, но и сам попадает в свои же ловушки осуждения, когда доходит до осуждения вышестоящего начальства и властей, в результате чего лишается работы. Поэтому, если вам легко критиковать и осуждать – значит эта роль такого родителя у вас завышена. Развивайте больше партнерские отношения, старайтесь уважать мнение другого человека, замените спор на диалог.

    В течении дня посмотрите за собой с какой роли вы общаетесь? Возможно вы чересчур заботитесь о других, даже когда вас не просят, например на работе? Или слишком критичны? Или вы такой весельчак по жизни, но в карьерном росте и в отношениях вы не успешны? Проанализируйте, какой роли в вас больше, а какая роль слабая и ее нужно развивать?

    Юлия Лежнина.

    Что происходит с гендерными ролями и семьей в современной России? — Видео

    Добрый вечер, друзья! Рада приветствовать тех, кто пришел сегодня, чтобы поговорить со мной о том, как трансформируются российская семья и гендерные роли в ней.

    Скажу пару слов о себе. Я работаю в Высшей школе экономики в Институте социальной политики и в Институте социологии РАН. Я — социолог. Более того, социолог-структурщик. Мне интересны массовые сдвиги, которые происходят в нашем обществе. В этой связи я предлагаю вам сегодня больше обращать внимание не на цифры, а именно на тренды, которые описывают социальную динамику, наблюдающуюся в нашем обществе. Я буду ссылаться на данные Института социологии РАН за разные годы. То есть я буду апеллировать к тому, что происходило еще до 2000-х годов, потому что исследования у нас велись, но цифры буду показывать в основном начиная с 2001-го и заканчивая 2017 годом.

    Социологи любят погружать все процессы, которые они изучают, в определенный контекст, потому что для того, чтобы что-то интерпретировать, нужно задать определенную рамку, к которой будет привязана та или иная динамика. Я не буду отдельно акцентировать ваше внимание на терминах и концепциях, но в целом я буду говорить о модернизационной динамике и о смене основных социокультурных паттернов. Что я имею в виду? Общество меняется. Наше российское общество меняется наряду со всеми другими. И меняется оно в абсолютно разных ипостасях. Меняется система экономических отношений, меняется система производственной сферы. Мы видим определенную динамику институтов в политической сфере, и точно так же мы видим смещение определенных социокультурных аспектов, которые проживает российское общество. Мы говорим о том, что наблюдается динамика культурных паттернов. Из состояния традиционного, которое ориентировано на воспроизводство системы как таковой, мы переходим в какое-то новое состояние. Состояние современное или модернизированное.

    По большому счету этому переходу сопутствуют такие процессы, как рационализация сознания населения и трансляция этого процесса в различные активности — в социальной, экономической, культурной сферах. Это в первую очередь повышение толерантности к многообразию и вообще появление всяческого плюрализма. И в общем-то сегодня я вам покажу, как развиваются плюрализм и многообразие различных форм жизни в семейной сфере. Иногда я буду отсылать к такому термину, как демографическая модернизация, потому что демографическая сфера — это тоже та сфера, которая изменяется по ходу общего процесса модернизации, и в демографическую сферу также проникают новые культурные образцы, которые трансформируют паттерны, связанные с рождаемостью, брачностью и так далее. Именно об этой модернизации, которая затрагивает очень многие сферы жизни, мы и будем сегодня говорить применительно к семье и гендерным ролям.

    Очень часто мне задают вопрос, он всегда едва ли не первый: у нас кризис семьи, когда семья исчезнет как таковая? Но что это вообще за кризис? О чем мы говорим? В общем-то кризиса семьи как такового нет. Семья для россиян важна. Была, есть и будет. В этой связи очень важно разделять такие вещи, как семья, брак и какие-то другие институции, связанные с семьей. И если мы говорим именно о семье, то ее ценность не ослабевает ни в российском обществе, ни на постсоветском пространстве. Семья продолжает быть ценностью. Вопрос только в том, какой ценностью она является.

    Семья составляет неотъемлемую часть жизненного успеха. Около 80% населения — в разные годы цифра может отличаться — говорят, что для жизненного успеха нужно иметь счастливую семью. Для трех четвертей населения семья — это предмет гордости. Семья важна, но при этом она не является достаточным условием для того, чтобы считать свою жизнь успешной. Наличие счастливой семьи — это некоторое необходимое, но не единственное условие для того, чтобы каким-то образом себя позиционировать. В целом россияне себя не позиционируют через семейные роли — мужа, жены, матери, отца и так далее.

    Поэтому семья — это базовый элемент жизненного проекта россиян, но это не сфера приложения усилий. В отличие, например, от карьеры. Мы говорим, что мы строим карьеру, прилагаем усилия, через карьерные достижения мы представляем себя этому миру. Семья же из терминальной ценности становится инструментальной. И чем дальше, тем больше мы сталкиваемся с тем, что достижительные установки в плане семьи у населения не выражены. Эта некоторая девальвация достижения счастья в семейной сфере локализуется в первую очередь в тех точках, где привычно размываются традиционные образцы. Это — мегаполисы, это — молодежь, это — высокообразованное население. И это в общем-то достаточно стабильная на протяжении последних лет история.

    Несколько другой процесс происходит с такой институцией, как брак. Когда я говорила о том, что кризиса семьи нет, это не значит, что брак также сохраняет свою значимость в жизни россиян. С браком происходят трансформации. Это уже достаточно хорошо проработанная, активно изучаемая и обсуждаемая тема: каким становится брак, как население относится к официальному браку. А он действительно постепенно размывается. Все более лояльным и толерантным становится отношение к разводам, к так называемому гражданскому браку или сожительству, к множественности браков и так далее. Кстати, если мы говорим о гражданским браке и сожительстве, то сегодня для россиян это такая проба пера, предварительный этап перед тем, как вступить официально в семейную жизнь. Но процесс затягивается, а в случае второго брака вообще рискует не перейти в формальную стадию. Отложенная регистрация брака, отложенное рождение детей — с этим мы и имеем дело.

    Отдельная история с семьей расширенной. Хотя это последний бастион, который сдает какие-то культурные паттерны, свою значимость расширенная семья для россиян потихонечку начинает терять. То есть расширенная семья все меньше и меньше рассматривается как непосредственный, постоянный круг общения. Пока еще около трех четвертей — 70% — населения постоянно общаются с семьей, которая не входит в состав домохозяйства, то есть проживает отдельно. Но в базовом понимании семья сегодня — это нуклеарная семья, которая проживает одномоментно в одном домохозяйстве.

    Следующая норма для семейной сферы — это дети. Дети были и продолжают быть нормой. Более того, на текущий момент нормой продолжают быть двое детей. И опять же воспитать хороших детей россияне в своей жизни планируют. Для них это кажется вполне решаемой задачкой. Вот есть семья, она входит в мой жизненный проект, есть дети, они тоже входят в мой жизненный проект. Безусловно, мы сталкиваемся с различными явлениями типа чайлдфри, которые набирают обороты. Но, еще раз оговорюсь, я, как социолог-структурщик, в первую очередь интересуюсь достаточно массовыми явлениями и тенденциями. И на сегодня мы остаемся все теми же традиционалистами в вопросах рождения детей, их количества и так далее.

    Как в целом живут российские семьи? Живут они, конечно, по-разному, но сами говорят, что хорошо. Чтобы там ни происходило в сексуальной сфере, с материальными проблемами, которые, кстати, очень сказываются на отношениях в семье, с детьми в целом все хорошо. В крайнем случае удовлетворительно. Но все-таки доминирующие оценки — хорошо. Хотя не без проблем. Проблемы в семье — это одна из самых популярных позиций, с которыми сталкиваются семьи. Они всегда в пятерке. Особенно остро эта динамика нарастает, когда речь идет о кризисных моментах, потому что проблемы в семье очень связаны с другими проблемами, например, материальными.

    Что мы наблюдаем в гендерной расстановке семьи? И как складывается динамика в этой области на протяжении последних лет? Давайте поговорим о роли кормильца. Это одна из первых ассоциаций, которая приходит в голову, когда мы говорим о гендерной расстановке в семье. Есть супруг, есть супруга, муж и жена. Обычно мужчина — кормилец, женщина — хранительница очага. Это традиционная установка. Что происходит сегодня? В целом все похоже в том плане, что мужчины продолжают доминировать в роли кормильца. Но женщины уже тоже вносят достаточно заметный, а иногда доминирующий вклад в бюджеты российских домохозяйств. Особенно если мы говорим о старших возрастах. В совсем старших возрастах, понятно, может быть влияние пенсий, когда есть нетрудовой доход и он является основным. После карьерного пика женщины начинают вносить даже заметно больший вклад в семейные доходы как кормилец.

    Что касается такой ролевой расстановки, как принятие решений в семье,— это немножко другая история. Опять же традиционный расклад: есть мужчина, который принимает решения, берет на себя ответственность, он — лидер, и ведомая женщина. Какой же современный расклад? А современный расклад не очень понятный. Если на тему кормильца мы можем однозначно сказать, что или мужчина, или женщина, или какая-то смешанная система, то в части принятия решений мы получаем большую линейку вариативности.

    Например, уже достаточно продолжительное время мы в Институте социологии РАН тестируем четыре модели принятия решений в семье. Первая модель — патерналистская, когда решение в семье принимает мужчина, или старший мужчина, или на крайний случай старшая женщина, если мужчины в семье нет. Но это в общем такая маскулинная модель. Вторая модель — утилитаристская, когда решение принимает тот, кто может его обеспечить ресурсно, то есть кто больше зарабатывает, тот и рассказывает, как тратить деньги. Это традиционные модели опять же с доминирующей ролью мужчины в прямом или в косвенном виде. Третья модель — консенсусная. Это модель, которая диктует принятие решений в процессе переговоров. И это уже современная модель, когда усилена роль женщины в принятии решений в семейных вопросах. Проблемы и задачи выносятся на семейный совет, и все принимают участие в принятии этого решения. Четвертая модель — прагматическая, когда решения принимает тот, кто лучше ориентируется в конкретной сфере. Если мы говорим о финансовых вопросах, то кто лучше понимает в финансах, тот и будет принимать решения. Если мы говорим о строительстве, например, дома, и имеем супруга инженера, пусть он занимается этим вопросом. То есть здесь мы ищем точку максимальной функциональной грамотности. И не важно, кто это будет, какое поколение, мужчина или женщина. Последние две модели — условно современные, условно модернизированные, где в общем-то и женщине уже может отводиться доминирующая, лидирующая роль.

    Как меняется соотношение этих моделей с течением времени? Казалось бы, модернизация означает смену традиционного современным. То есть по большому счету должны сокращаться доли тех, кто является приверженцем традиционных моделей, и наращиваться доли тех, кто является приверженцем моделей современных. Что мы видим? Например, в 2000 году доминирующей моделью была консенсусная модель — модель с размытой ответственностью, с размытой процедурой принятия решений, когда его принимают все сообща. Что происходит через десять лет? Она опять доминирующая, но с заметно меньшей долей. Дальше — еще меньшей. Мы видим, что со временем консенсусная модель не набирает обороты. Хотя вроде современная, разделяемая очень активно в первую очередь женщинами. Что происходит с прагматической моделью? Ситуация примерно та же. Опять мы видим некоторое схлопывание пула тех, кто считает, что именно так должны приниматься решения в семье. Что происходит с традиционной моделью, классической, патерналистской? Она расцветает пышным цветом. И если до 2000-х годов динамика была обратной, то есть традиционные модели потихонечку сужались и давали простор современным моделям принятия решений, то сейчас все наоборот.

    Мы называем это ренессансом традиционализма или демодернизационным откатом. Но это — правда, и это стабильно, из года в год, наблюдается с начала 2000-х годов. Если мы сравниваем восприятие этих моделей мужчинами и женщинами, то мужчины в большей степени традиционалисты. Они любят, когда им отводятся лидирующие позиции в принятии решений. В то время как женщины хотят хотя бы пообсуждать. Если мы говорим о том, как складывается ситуация в динамике, то мужчины потихонечку прислушиваются к этому женскому запросу. И среди них доля тех, кто ориентирован на консенсусное или прагматическое принятие решений, увеличивается. Женщины же в какой-то момент, а именно в начале 2000-х, встали, оглянулись, подумали и развернулись на 180 градусов. То есть сначала женщины настаивали на том, что их роль в принятии решений в семье должна нарастать в связи с их функциональной грамотностью, потребностью, необходимостью и правом в принятии решений. И они подтягивали мужчин за собой. Сейчас же мужчины прислушались и идут навстречу, а женщины развернулись.

    Этот демодернизационный откат ярче всего наблюдается именно в среде женщин. А если покопаться еще глубже, то в среде молодых женщин из крупных городов и благополучных социальных слоев. Наиболее ярко эти развороты, которые как-то колебательно присутствуют в нашей жизни, видны в кризисные периоды. Когда мы сталкиваемся с проблемой, особенно с экономическим кризисом, она подрывает в том числе семейную ситуацию. Я уже говорила о том, что проблемы материального характера связаны с тем, как складываются отношения в семье, возникают ли проблемы в семье и так далее. И вот эти наши экономические шоки заставляют задуматься и сделать некоторый крен в сторону традиционных установок.

    Сейчас можно утверждать, что традиционалистские паттерны укоренены в нашем обществе. И сколько бы мы ни говорили о модернизации, в том числе в семейной сфере, об эмансипации, о роли женщин и о том, что мы точно идем в сторону выравнивания позиций мужчин и женщин в вопросах распределения ролей в принятии решений в семье, скорее, мы пока нащупали какую-то точку равновесия. Да, безусловно, модели вариативны, и мы ищем разные опции, но доминирует в нас традиционная установка.

    Кстати, если мы говорим, например, о семейном статусе, то наличие партнера повышает вероятность задействования в семье патерналистских моделей. То есть пока нет семьи или уже нет семьи, нет супружеских отношений, мужчины и женщины активнее говорят о том, что решения должны быть приняты либо тем, кто может их принимать более эффективно, либо после каких-то совместных обсуждений. Но как только выстраивается семейная пара, там доля тех, кто говорит о том, что вообще-то мужчина должен принимать решения, становится больше. Интересно, но факт.

    Если говорить о немножко другой истории с гендерными ролями, то есть отойти от проблемы принятия решений или лидирующей позиции, то вообще-то семьи бывают разные. То есть традиционное восприятие семьи — это союз мужчины и женщины для воспроизводства себя в детях и отношений в следующем поколении. Для чего создают современную семью? А создают ее для реализации разных задач. И трансформация семьи и гендерных ролей в текущий момент по большому счету связана с тем, что возникает многообразие форм семьи в разрезе того, для чего эти семьи людям нужны. То есть не кто принимает решение или не кто выступает основным кормильцем в семье, а для чего они нужны? И семьи бывают разные.

    Самая распространенная модель — семьи, которые создают определенный комфорт, в них удобно — удобно жить, удобно коммуницировать. Они не мешают работать или достигать каких-то других вершин, связанных с внесемейной сферой. Это такая семья как зона комфорта, в которой супруги не имеют вредных привычек, они умные, интеллектуально развитые, уверенные в себе, при этом мужчина обеспечивает материальный достаток. Эта модель чаще распространена среди молодежи, хотя сказать, что она исключительно молодежная, нельзя. Более ярко эта модель представлена в крупных городах, в мегаполисах, в первую очередь в Москве. Жизнь динамичная, задач много, и отвлекаться на какие-то дополнительные проблемы, требующие материального, эмоционального и физического ресурса, в общем-то не хочется.

    Другая модель, тоже распространенная примерно в трети случаев, это семья как домохозяйство. Экономическая единица, дом — полная чаща, мужчина, обеспечивающий материальный достаток, хозяйственные, практичные супруги, у которых именно в доме с очагом все хорошо. Добрая, хорошая женщина. Такие семьи не локализуются в каких-то возрастных группах, они равномерно размазаны между различными возрастными когортами.

    Еще один тип семьи: семья — любовное гнездышко. Вообще с любовью в российском обществе как-то тяжело. О любви не мечтают, и встретить настоящую любовь заветным желанием не является. Или является крайне редко. То есть как мечта — встретить любовь — наблюдается вообще меньше чем у 10% населения. Как заветное желание, которое можно загадывать золотой рыбке, тоже не больше чем у 20%. Соответственно, когда появляется потребность в семье или выстраиваются роли, связанные с какими-то любовными отношениями, это отдельный тип семьи. Здесь привлекательные супруги — физически сильны, здоровы, сексуальны. Женщина, кстати, должна быть верной. С мужчиной — есть варианты, то есть это требование не так критично, как в отношении женщин. В общем-то это следующая по распространенности в российском обществе модель.

    Четвертый тип — тип семьи как семьи для детей. Это модель как раз максимально приближенная к традиционным формам, когда семья воспроизводится. Дети — это самоценность, главное, вокруг чего крутится семейная жизнь. Соответственно, верность и любовь к детям — это первоочередные характеристики, которые ценят в супругах их партнеры. Таким образом, у нас действительно наблюдается динамика. И наблюдается она, с одной стороны, в виде модернизации, перехода от традиционного к современному в части роли женщин как кормильца в семье и тех членов семьи, которые принимают решения, а с другой стороны, в виде многообразия, плюрализма того, какие семьи существует.

    Все эти семьи могут быть счастливыми, но каждая — по-своему. Тут уже теряется понятие нормы, какой должна быть семья. Нормативная модель размывается. Каждый ищет счастье в той форме, в которой оно ему нужно. Более того. Традиционная система гендерных отношений — это рассматривание мужчины и женщины сразу как потенциального супруга. Кто такой хороший мужчина? Тот, кто станет хорошим мужем. А хорошая женщина — та, что станет хорошей женой. В современном мире есть идеальная женщина и идеальная жена. Точно так же есть идеальный мужчина и идеальный муж. Это не всегда совпадает, но есть пересечения. То есть если мы говорим, например, о том, какие качества в максимальной степени важны для идеальной женщины, то это привлекательная внешность и сексуальность. Причем с точки зрения всех. А кто такая идеальная жена? Верна, любит детей и хозяйственна. У мужчин похоже, но не так критично. То есть идеальные мужчины у нас здоровы и физически сильны. Дальше могут быть вариации — для кого-то не должен иметь вредных привычек, для кого-то должен быть умным и обеспечить материальный достаток. Что уже дает некоторый намек на то, что эти мужчины могут стать хорошими мужьями. И правда. Идеальный муж — это тот, кто любит детей, верен и, самое главное, умеет обеспечить материальный достаток. То есть мужчинам сегодня несколько легче сначала быть идеальным мужчиной, а потом стать идеальным мужем. Женщине же нужно осваивать принципиально разные роли.

    Таким образом, гендерные и семейные роли в отношениях мужчины и женщины разные, но с какой-то долей вероятности пересекаются. При этом для мужчин это пересечение обозначено четче. И это говорит о том, что роль мужчины, мужа воспринимается куда более традиционно, в отличие от роли женщины. Но если копаться дальше, идеальные мужчины и идеальные женщины тоже бывают разные. Кому-то нужен мужчина брутальный, кому-то нужен мужчина-интеллектуал, кому-то нужен чтобы «хоть не пил». И с женщинами тоже по-разному. То есть тут тоже есть определенный плюрализм. Более того, скажу, что если, говоря о гендерном раскладе в семье, мы видим хорошо оформленные модели, то с ролями, с портретами, с моделями идеального мужчины и идеальной женщины гораздо сложнее. Тут очень много различных вариаций.

    И это как раз характерная черта того самого процесса модернизации семейной сферы и сферы гендерных отношений. То есть мы не столько идем из пункта А в пункт Б, понимая, что у нас в пункте А — одно состояние, а в пункте Б — другое. Если с пунктом А еще можно как-то разобраться, то с пунктом Б вообще ничего не понятно. Точнее, понятно, что там вариативность. Можно выйти одной дорогой, а прийти совсем другой. Это то, что характерно для российской семейной схемы. У нас есть тренд на размывание базовых, традиционных, гомогенных образцов. При этом размывание не идет в полной мере, на полных парусах. В душе мы все-таки остаемся традиционалистами. И базовые традиционные установки доминируют, хотя в общем-то существуют различные модели и гендерных, и семейных отношений.

    Что будет в перспективе? Примерно это же и будет. Будут развиваться различные формы брачности и брака, и многообразие будет только нарастать. Будут развиваться функциональные особенности семьи — что нужно партнерам в семье, для чего они встретились и продолжают быть вместе. То есть для кого-то это дети, для кого-то — любовь и секс. С сексом тоже отдельная история. Не всем для счастливой семейной жизни нужен секс. И даже среди молодежи не всем нужен секс. Более того, благополучная молодежь опять же в мегаполисах — это те, кому некогда. Устали. Другие задачи. Свой ценный ресурс нужно направить на какие-то другие активности, которые что-то принесут в будущем. Так что формы супружеских, семейных отношений будут нарастать в своем многообразии. И это как раз тот тренд, который уже заложен и будет складываться дальше. Это те ключевые моменты, о которых в части динамики семейных и гендерных отношений я вам сегодня хотела рассказать.

    Крепкие отношения в семье — Психология человека

    Чтобы оценить семейное счастье, необходимо терпение; нетерпеливые натуры предпочитают несчастье.
    Джордж Сантаяна

    Вступая в серьезные отношения, большинство людей рассчитывает на то, что эти отношения окажутся крепкими, надежными, долговечными и бесспорно счастливыми. Однако, к нашему огромному сожалению, такие ожидания довольно часто не оправдываются, если судить по статистике разводов во всем мире, не говоря уже о многочисленных конфликтах и ссорах, которые имеют место быть в каждой семье и о которых каждый из нас знает не понаслышке. Людям часто тяжело ужиться друг с другом и так было всегда, потому что к полному и глубокому взаимопониманию приходят не сразу, а лишь пожив друг с другом и получше друг друга узнав. И уж точно не является нормальным сразу разрушать построенные недавно отношения, из-за возникновения в них первых же проблем. Потому что над отношениями, как и на всем прочим, что будет отличаться качеством и надежностью, нужно работать, иногда очень упорно и долго, пока они не станут, если не идеальным, то во всяком случае приемлемыми для обоих партнеров. Тогда можно будет рассчитывать на то, на что человек нацеливался в самом начале своих отношений, то есть, на их качество, надежность, долговечность и в целом на счастье. В этой статье я расскажу вам о том, как построить крепкие отношения в семье и использую для этого примеры исключительно из своего опыта работы с людьми над этой задачей, чтобы никакой непроверенной теории у нас с вами тут не было, а были только факты, доказывающие реальность и эффективность различных подходов к построению отношениям.

    Как создать прочный союз

    Отношения, как и все прочее, начинаются с их создания. Чтобы что-то было, это что-то вначале нужно создать, заранее подумав о том, каким должно быть то, что вы хотите создать. Создать прочный союз, значит заранее знать, каким он должен быть и на чем должен основываться, чтобы быть прочным. Если строить отношения на той яркой вспышке эмоций, которую люди обычно называют любовью, то прочными они не будут, ибо сами эти эмоции скоро угаснут и более никакой основы для таких отношений не останется. Поэтому, большинство отношений, сложившихся стихийно, случайно, без всякого планирования, часто оказываются недолговечными. Просто люди могут так сильно не подходить друг другу, что они не сумеют прийти к согласию по поводу того, какой жизнью они должны жить. А вот на что действительно следует ориентироваться при выборе партнера – это его опыт и ценности. Скажите мне, чем жил и живет человек, чем он все время занимался и занимается, что для него важно и чему он посвящает большую часть своего времени и я скажу вам, какой из него муж, жена, отец, мать. И я в большинстве случаев буду прав. Потому что опыт человека и его ценности определяют его поведение. И чем старше человек, тем меньше шансов на то, что он захочет что-то в своей жизни изменить, к чему уже давно привык.

    Например, если человек привык ходить по ночным клубам и дискотекам, привык развлекаться с друзьями и не нести никакой ответственности ни за что, потому что за него все делают его родители, то с какой стати он вдруг возьмет и изменится, став более серьезным и ответственным после создания серьезных отношений? Даже если он этого и захочет, то у него может ничего не получиться. Часто не получается. Некоторым вещам быстро не научишься, той же дисциплине, ответственности, обязательности, внимательности к другим и многому другому, что необходимо людям в серьезных отношениях. Такие качества взращиваются годами. Конечно, бывают случаи, когда люди после того, как вступят в брак и у них появятся дети, становятся серьезнее, гораздо серьезнее. Потому что им надо нести ответственность за семью, детей и поэтому их психика перестраивается под новые задачи, под новый образ жизни. Однако это происходит не часто. И не всегда все бывает гладко, по указанным выше причинам. Гораздо же чаще люди продолжают оставаться такими, какими они всегда были и если и меняются, то незначительно. Поэтому, лучше сразу смотреть на то, чем и как живет человек, чтобы не питать иллюзий на его счет. Создать прочный союз можно только с надежным человеком, чей жизненный опыт и система ценностей доказывают его надежность.

    На что еще стоит ориентироваться при выборе, отборе партнера? Вообще, знаете, давать какие-то общие ориентиры по поводу того, каким должен быть будущий муж или будущая жена, я считаю непрофессионально. Все-таки я тут не инструкцию к стиральной машине или к телевизору пишу, а предлагаю вам выработать грамотный подход к каждой конкретной ситуации, благодаря которому каждый из вас сможет оценить будущего партнера, с точки зрения построения с ним серьезных отношений, до того, как несерьезных отношения с ним, что называется, затянут вас и вы привяжетесь к этому человеку. Поэтому, никаких общих правил, да еще и по пунктам, я тут расписывать не стану, это несерьезно. Мы имеем дело с людьми, а с ними все бывает очень непросто. Лучше пользуйтесь правильной методологией оценки людей, которую я вам дам. А она очень проста. Помимо того, о чем я уже сказал выше, предлагаю вам ориентироваться на опыт и ценности будущего партнера, используйте также в качестве инструмента для анализа человека опыт других людей, уже создавших какие-то отношения или пребывающих в них. Благо, его предостаточно, если, конечно, вы будете настойчивы в выявлении этого опыта и внимательны при наблюдении за другими людьми. Нужно спрашивать людей о том, как они построили свои отношения, где нашли своего мужа, свою жену, какой жизнью они жили до создания своих отношений, с какими проблемами сталкивались на первом этапе и как их решали. Все это важно знать, чтобы предположить, как и с кем могут сложиться отношения у вас самих.

    Но есть проблем, которая заключается в том, что не всегда люди рассказывают о своей жизни правду, не всегда помнят важные моменты из своего прошлого, ведь память избирательна, она запоминает только то, что важно для человека или что удобно для него. Вы можете получить не точную и не совсем правдивую информацию о жизненном опыте людей. Тем не менее, если интересоваться судьбами людей, то можно очень много полезных закономерностей для себя выявить. Даже искаженная история чьих-то отношений, это лучше, чем ничего.

    Вот, к примеру, если у вас есть родственники, знакомые, очень хорошие друзья, подруги, которые построили крепкие отношения в семье, то обратите внимание, с кем именно они их построили, что это за человек, в чем его особенность, какой у него характер, чем он занимался и занимается, какой жизнью жил до отношений, какой жизнью живет сейчас. Вообще, такой опыт надо изучать во всех подробностях, чтобы, что называется, найти формулу успешных отношений. А точнее, чтобы понять, с какими людьми возможно построить крепкие отношения. Потому что, их не со всеми можно построить, это я вам точно говорю. Если нет у вас удачных примеров перед глазами, тогда обратите внимание на неудачные примеры, они тоже учат полезным вещам, в частности тому, с кем не стоит строить отношения, чтобы они не оказались несчастными или не рухнули слишком быстро. Скажем, знаете вы о том, что какая-то ваша подруга/друг сошлась/сошелся с несерьезным человеком, который любит развлекаться, любит погулять, пользуется популярностью у противоположного пола, поэтому ни за кого не держится, живет безответственной жизнью и в отношениях этих людей масса проблем или они вообще уже рухнули, тогда сделайте для себя соответствующий вывод: с кем не стоит создавать семью. Чудес не бывает, рожденный ползать – летать не может. А привыкший жить несерьезной, безответственной, эгоистичной жизнью – не изменится. А если и захочет измениться, то произойдет это не сразу. И если вы свяжете свою жизнь с таким человеком, подумав, что у вас-то все будет иначе, чужой опыт к вам не применим, то рискуете испортить себе всю жизнь.

    Думаете, люди в своем поведении так уж сильно отличаются друг от друга? Ничего подобного. Их поступки, выражаясь компьютерным языком, зависят от программы, по которой они живут или можно еще сказать, от того алгоритма, по которому они действуют. Сами люди все разные, но в похожих ситуациях и при одинаковых условиях они ведут себя одинаково. Живя похожими жизнями, люди и судьбу похожую имеют.

    Теперь вернемся к моему опыту работы с людьми, на который я обещал ориентироваться вначале статьи, чтобы рассказывать вам только о том, что я знаю точно. Так вот, некоторые люди, с которыми мы обсуждали эту тему, писали мне и говорили, что в их случае и выбора-то особо не было или нет, с кем строить отношения, создавать семью, заводить детей. С каким человеком сошлись, с тем и построили, что смогли. Другими словами, о планировании семьи, о выборе партнера для создания серьезных отношений речь не идет, многие люди вступают в отношения случайно, с кем получится, без всяких расчетов. Вот это – реальность, которая существует. И что же с ней делать? Я считаю, что все дело в культуре, которой придерживается человек или, говоря проще, в привычках, которыми он живет. Если человек не приучен и не привык планировать, скажем, поход в магазин, ну чтобы по списку все покупать, только то, что нужно, не выбиваясь из бюджета, то и на остальные сферы его жизни такое планирование распространяться не будет, включая личную жизнь. Надо начинать с малого. Надо учиться думать наперед, сначала в мелочах, а уже потом и в более серьезных вещах, включая рассматриваемый нами вопрос.

    Люди часто говорят мне о время консультации, что чувства у них были к партнеру, что головой они не думали, влюбились, сошлись, все произошло слишком быстро, так что ни о какой оценке человека, ни о каком изучении его жизненного опыта и речи не шло. И вообще, все сначала было хорошо, просто сказочно, а проблемы начались потом, естественно, неожиданно. В общем, это стандартная история из жизни многих людей. Если эти истории как следует изучить, то пусть и не всегда, но очень часто оказывается, что были в жизни такого человека и другие кандидаты в мужья/жены, более серьезные, более ответственные, жизненный опыт которых показывал, что на них можно положиться, что с ними все будет всерьез и надолго. Но, как это часто бывает, не срослось. Или на таких кандидатов человек даже внимание не обратил. Такое часто бывает, не правда ли, когда нам нравятся те, кому не нравимся мы и не нравятся те, кому мы нравимся? Вот не понравился человек и все тут, он был не слишком ярким, не слишком интересным, не слишком, может быть богатым и востребованным у других, поэтому мы его отвергли. А выбрали того, кто совсем не подходит для серьезных, крепких отношений, зато он яркий, интересный и далее по списку. В итоге, отсутствие культуры, привычки планировать свое будущее и невнимание к своим предпочтениям привели человека к тому, что он просто делал неправильный выбор. Ну это как выбрать лодку с веслами, чтобы переплыть океан. Или как фундамент дома строить из соломы и глины, на который потом будут класться кирпичи. Понятно, что при таком подходе к делу успеха ждать не стоит. А дальше уже никакая возня толком не поможет, ну, как правило, ибо база для построение крепких семейных отношений оказалась неподходящей.

    Вот поэтому и надо развивать культуру и привычку планировать все и вся, и обсуждать с человеком его предпочтения, вкусы, чтобы он, сначала в малом научился действовать более, скажем так, обдуманно, а потом и в более серьезных делах принимал разумные решения. А отношения, безусловно, дело очень серьезное. Люди могут и должны сознательно подходить к выбору партнера для серьезных отношений. Все можно и выбирать, и планировать, и изучать партнера, если заранее на это настроиться. Просто к этому человека надо приучить. Ну вот, скажем, получение образования или устройство на работу, мы же к этому подходим обдуманно, а не спонтанно действует, не на эмоциях принимаем решения. Никто не говорит: пойду-ка я пошатаюсь по городу, зайду в разные учебные заведения и посмотрю, где мне понравится, там потом и буду учиться. Или также с работой, никто ее не ищет в первом попавшемся же месте, думая: где возьмут, там и буду работать. Ну если только в очень тяжелых случаях так бывает. Но чаще всего мы все продумываем, обдумываем, как-то рассчитываем, планируем свое будущее и идем учиться и работать туда, куда имеет смысл идти, во всяком случае для нас. Вот и с отношениями нужно поступать также. Не на случайную встречу, не на случайное знакомство надо рассчитывать, а заранее определить для себя, кто вам нужен для определенных отношений, в нашем случае серьезных, крепких, для создания семьи и где такого человека искать. Хотя, где искать, не так важно, главное знать, кто вам подойдет. Нужного человека где угодно можно встретить. Иной раз жизнь сама посылает нам нужных людей и все, что от нас требуется – это просто принять их. Просто принять, друзья, не больше и не меньше. Ни за «принцами» и «принцессами» гнаться, которые человеку не нужны, а принять того, кто ему подходит, в нашем случая для нормальной семейной жизни.

    Изучая опыт людей, я много раз находил, причем вместе с ними, моменты в их жизни, когда у них была возможность связать свою судьбу с надежным человеком, идеально подходящим для семейной жизни. А если и не было таких возможностей, то в таком случае надо стремиться их создать, как мы создаем возможности для устройства на хорошую работу, а не абы на какую и для решения других важных для нас задач. Речь тут, как-никак, идет о судьбе человека, которая зависит только от его выбора. От нашего выбора наша судьба зависит, понимаете, а не от высших сил. Ну это я так считаю. Не нужно пытаться построить крепость из песка, в надежде, что песок со временем затвердеет. Она рассыплется, при первых же серьезных нагрузках. Стройте крепость из того, из чего ее можно построить. И если это условие будет соблюдено, тогда уже имеет смысл говорить о других важных моментах в семейных отношениях, о которых сказано ниже.

    Как сделать любовь сильнее

    Ну что же, допустим, вы познакомились и живете с нужным человеком, вы любите его, а он вас, ну хотя бы немного. Необязательно, чтобы любовь сразу была сумасшедшей по своей силе, она и не может быть такой вначале, если настоящая. Для нормальной семейной жизни великая любовь не так уж и нужно. Потому что бывает, люди и без чувств друг с другом живут и живут при этом долго и хорошо. Но, как бы то ни было, возникает вопрос: как сделать любовь сильнее? Или как ее вообще взрастить, если человек ее не чувствует? Ведь она поможет укрепить отношения и сделать брак более счастливым. И вот тут я вам уже расскажу о нескольких универсальных правилах, подходящих под все ситуации, которых нужно придерживаться, чтобы сохранить и усилить любовь в отношениях.

    Похожесть

    Очень простой и понятный закон жизни, актуальный на все времена, который говорит нам, что чем больше человек на нас похож, тем больше он нам нравится. Соответственно, в отношениях между людьми, в особенности между мужем и женой, любая похожесть между ними будет усиливать их любовь друг к другу или поспособствует ее возникновению. Чем больше у людей общего, чем сильнее совпадают их вкусы, интересы, желания, взгляды на что-либо, тем сильнее будет их любовь друг к другу. Вот так, в общем-то, все просто. И это вы уже можете знать. Вы даже можете знать о том, что надо делать, чтобы быть похожим на своего партнера и благодаря этому больше ему нравиться. Этому способствует подстройка под него. О ней, в частности, много говорится в НЛП [нейролингвистическое программирование]. Но вот что вы можете не знать и с чем у вас могут быть проблемы, так это с реализацией данной задачи. Ведь чаще всего люди хотят, чтобы их партнер был похож на них, а не сами хотят быть похожими на него, так ведь? Другими словами, вы можете не хотеть подстраиваться под своего мужа, жену, не хотеть разделять с ним, с ней его, ее интересы, ценности и так далее. Вы хотите, чтобы этот человек подстроился под вас, под ваши взгляды, интересы, ценности и все прочее, что для вас важно. Вы, таким образом, можете перекладывать ответственность за качество ваших отношений на партнера. Вот в чем проблема. А чтобы ваша любовь стала сильнее, эту ответственность надо брать на себя.

    Так что же тут можно сделать, чтобы захотеть быть похожим на своего партнера, подстроиться под него и таким образом усилить его любовь к себе? Вам для этого надо подумать о будущем, в котором ваш партнер, очарованный вами, благодаря вашей подстройке под него, тоже потом начнет под вас подстраиваться, тоже будет стремиться какие-то ваши интересы и ценности перенять, захочет разделить с вами то, что вам дорого и тогда уже у вас появится повод сильнее его любить. Разумеется, свои интересы, ценности, все то, что для вас важно и дорого партнеру, под которого вы подстраиваетесь, нужно открывать постепенно после того, как он начнет видеть в вас идеальную женщину или идеального мужчину. Сначала вы принимаете мир другого человека, а потом уже предлагаете ему принять ваш мир, постепенно его с ним знакомя. Вот так ваша любовь станет сильнее. Вот такая у вас может быть мотивация к тому, чтобы подстраиваться под человека, с которым вы планируете прожить всю жизнь. Когда вы поймете, что можете получить в ответ то, что сами отдадите, у вас будет больше оснований сделать то, что я вам предлагаю. Возможно, вам в чем-то надо будет себя переломить, где-то от чего-то отказаться, чем-то даже пожертвовать, чтобы понравиться своему партнеру. Тогда и он, спустя какое-то время, тоже пойдет вам навстречу и постарается в чем-то подстроиться под вас. Потому что всегда хочется стать лучше для того, кто тебе очень нравится, кого ты действительно любишь.

    Но, вы можете возразить [мне некоторые люди, с которыми я этот вопрос решал, возражали] и сказать, что партнер может не ответить взаимностью, он может просто пользоваться тем, что ему с вами удобно и ничего не делать взамен, не идти навстречу, не пытаться подстроиться под того, кто подстроился под него. Для него может быть важен только его собственный мир, а миры других людей его совершенно не интересуют, даже мир человека, с которым он под одной крышей живет ему совсем не нужен. Да, такое возможно и такое бывает. Незрелые люди не отвечают взаимностью. Они могут быть настолько эгоистичными, что будут только пользоваться любыми уступками партнера и даже начнут наглеть, требуя с него все больше и больше. А потом и вовсе могут потерять интерес к такому человеку, которого полностью под себя подмяли. Но тогда, простите, если вы не уверены в человеке, если вы считаете, что он такой вот эгоист, что может не оценить ваших стараний для него, тогда зачем вы с ним живете? Тогда у вас проблема с той самой базой, о которой я писал вначале. Вы выбрали не того человека, раз не верите в то, что он может пойти вам навстречу в вопросе подстройки. О какой тогда любви может идти речь? Если ваш партнер – это эгоистичный, инфантильный, наглый человек, который, кроме как о себе, вообще ни о ком не думает, тогда какую любовь вы будете с ним строить, что будете укреплять? Естественно, такие люди, которые могут любить только себя, могут не делать ничего для тех, кто много делает для них. Такие не умеют любить других, они и себя-то любят по-детски, просто внаглую требуя от других то, что им нужно. В этом случае вам и укреплять предложенным мною методом будет нечего. Любить вас больше и сильнее не станут за вашу подстройку, вы будете просто очень удобны партнеру, и вы в свою очередь не сможете полюбить его сильнее, потому что он не даст вам взамен ничего. Видите, я говорю, если база слабая, можно даже сказать, гнилая, то все прочие способы наладить отношения, усилить любовь, потерпят неудачу. Из грязи конфетку вылепить не получится.

    Но есть еще кое-что, на что вы в таком случае можете рассчитывать, желая получить пользу от своей подстройки – это ваша привычка к тому, что вы переймете у партнера, привычка ко всем тем ценностям, под которые вы подстроитесь. Стараясь быть похожим на своего партнера, человек, разделяющий его ценности, интересы, цели, манеры, взгляды, рассуждения и все, что только можно, сам начинает со временем к этому привыкать, тот новый мир, который он принимает, становится для него своим. И это может быть хорошо. Если ваш партнер вас в чем-то превосходит или во многом превосходит, проще говоря, если он умнее вас, то научиться жить его жизнью, будет означать для вас – вырасти над собой. Вы станете лучше. И даже если партнер не ответит вам взаимностью, вам все равно станет лучше от того, что вы стали на него похожи. Потому что вы станете сильнее. Вы можете приучить себя смотреть на мир глазами своего партнера и вам это понравится, со временем вы привыкнете быть во многом похожими на него и вам обоим от этого станет лучше. Партнеру будет приятно от того, что у вас много общего, практически все, из того, что возможно, а вам будет от этого вполне комфортно, вы выгадаете от такой подстройки. Плюс к этому, хорошее отношение со стороны партнера, довольного вами, даст вам необходимое умиротворение. Главное, чтобы ваш партнер объективно был лучше вас, тогда ваша подстройка под него точно принесет вам пользу, даже если и не укрепит именно вашу любовь к нему.

    Угодничество

    Еще один волшебный и универсальный способ понравиться людям, в том числе и своему партнеру – это угождать им. Давайте признаемся себе, что несмотря ни на какие наши личные предпочтения и заморочки, люди, которые во всем пытаются нам угодить, нам нравятся, в особенности в тех случаях, когда они это делают долго и настойчиво. Конечно, мы все знаем такие случаи, когда человек испытывает сильные чувства к тому, кому он вообще не нужен, но кто при этом выглядит ярким, эффективным, кто популярен у других и так далее. Некоторые люди любят бегать за теми, кого невозможно догнать вместо того, чтобы принять того, кто сам просится в их жизнь. Это проявление незрелой, можно даже сказать подростковой тяги к человеку, любовью это даже не назовешь. Да и не только к человеку, а вообще, ко всему, что нам не принадлежит. Мы часто хотим то, что недоступно нам, считая это лучше доступного. Человек, которому нравится тот, кому не нравится он, может быть не уверен в себе, у него определенно нет четких и ясных ориентиров в жизни, не сформирована разумная система ценностей, нет своего четкого и ясного «Я», поэтому он хочет всего того, чего хотят другие, а не того, что ему на самом деле нужно. Поэтому и тянет таких людей к тем, кто у всех на виду, кто всем интересен, всем нравится. Это такой способ повысить свою ценность, за счет отношений с тем, чья ценность уже очень высокая. А если это что-то или этот кто-то таким неуверенным в себе людям еще и не дается, то тем самым оно, он, она только усиливает их желание обладать этим чем-то, кем-то. Вот и получается, что люди, не обладающие разумной и стойкой системой ценностей, влюбляются в тех, кому они не нужны и кто, на самом деле, не нужен и не подходит им. Таким угождать бессмысленно, потому что для них это будет означать, что их пытается добиться кто-то ненужный, кто-то, чья ценность еще ниже, чем их собственная ценность. Ведь они твердо убеждены, что все ценное надо заслужить, включая человека – партнера, будь то муж или жена, а сам этот человек их заслуживать не должен.

    Но не будем углубляться в эту тему, нас здесь сейчас ни это интересует. Таких людей, не способных любить тех, кто многое для них делает, мы отметаем благодаря все той же базе, о которой я писал вначале. А если вы с ними уже построили отношения, то просто не пользуйтесь данной рекомендацией, она в данном случае не сработает в 99% случаев. Если же вы выбрали правильного, серьезного, разумного партнера, со стойкой системой ценностей, то для него ваше угодничество станет не отталкивающим, а притягивающим фактором. Чтобы угождать человеку, который для вас дорог, вам нужно научиться служить ему. Не в том смысле, что вы превращаетесь в слугу, у которого нет своего Я, который вообще ничего из себя не представляет, не имеет никакого мнения ни о чем, а только и делает, что исполняет приказы своего господина – партнера. А в том смысле вам нужно служить партнеру, что вы будете думать о нем, о его желаниях, проблемах, переживаниях, потребностях, как о своих собственных. Это значит быть очень внимательным к партнеру, чтобы во всем его понимать. Знаете, как женщины о таких угодливых мужчинах говорят? Они говорят: он читает мои мысли, мы понимаем друг друга без слов, он лучше меня знает, что мне нужно. И они влюбляются в это, как они считают, идеальное взаимопонимание, а значит и в самого мужчину, благодаря которому оно возникает. А ведь все, что мужчине нужно сделать, чтобы вот так себя вести – это просто быть внимательным к женщине, думать о ней, часто и много, чтобы понимать ее, чтобы, что называется, читать ее. Это возможно только в том случае, если мужчина ценит свою женщину и, что тоже очень важно, если он способен усмирить свою эго, которое часто мешает людям кому-то в чем-то угождать, потому что люди думают, что это ниже их достоинства.

    Разумеется, мужчины тоже обожают угодливых женщин. При условии, что это умные, зрелые мужчины, а не неуверенные в себе, нарциссичные, инфантильные эгоисты, которые не способны грамотно оценить все то хорошее, что для них делают. Таким образом угодничество может стать проявлением любви к человеку, настоящей, жертвенной любви, когда человек делает что-то и даже многое для того, кого он любит. Такое поведение будет доказывать, что человек любит того, кому угождает, что в отличие от простых слов о любви имеет куда больший вес. И это доказательство как правило укрепляет отношения между людьми и их любовь друг к другу. Ибо как можно не ценить того, кто многое ради тебя делает, при условии, что он это делает от чистого сердца, искренне, чтобы порадовать тебя и порадоваться за тебя. Ведь люди от природы эгоисты, они привыкли все только для себя делать, только о себе и думают, а до других им дела нет. А если для кого-то вы так важны, что он готов о вас думать, как о себе и даже больше, то будучи человеком разумным вы не сможете не оценить этого. Ибо это редкость. Ну а если не цените, то и любовь вам зрелую не познать. В таком случае повторю, и укреплять нечего, ибо ничего и нет.

    Терпение

    Теперь поговорим о таком качестве, которое я советую развивать в себе всем людям, с которыми работаю над проблемой отношений, в особенности семейных. Терпение – это цена, которую нужно заплатить, чтобы в одних случаях иметь отношения с определенным человеком, а в других, улучшать их качество, или сначала эти отношения построить, а потом их развить. Без необходимого терпения это часто невозможно сделать. Люди быстрее разругаются, чем смогут что-то серьезное построить.

    Терпеть другого человека, значит принимать его таким, какой он есть какое-то время. В первое время, когда отношения только сложились, это особенно важно. Потому что большинство людей не любят, когда кто-то, кого они очень мало знают пытается их изменить. Они этому сопротивляются и часто предпочитают расстаться с таким человеком, чем в чем-то для него измениться. Поэтому и надо потерпеть, принимая текущее положение дел в таком виде, в каком оно есть, чтобы уже потом что-то постепенно начать менять. Дальше уже будет проще начать что-то менять в человеке, в ваших отношения, когда вы друг друга лучше узнаете и привыкнете друг к другу. Да и то, это надо делать очень аккуратно, не спеша, как бы обучая друг друга чему-то новому, привыкая к новым манерам, к новому поведению, к новым точкам зрения на что-либо. Тогда человек будет меняться и не испытывать никакого давления, никакого психологического дискомфорта, никакого стресса. Постепенность очень важна, благодаря ей сохраняется чувство комфорта. Ну а когда вам с человеком комфортно, легко и интересно, когда он не пытается вас быстро и полностью переделать, что-то вам свое навязать, вы, естественно, будете думать о нем хорошо и ваши чувства к нему усилятся. И это будут положительные чувства. Человек всегда видит проявление враждебности и агрессии во всем новому, что пытаются применить по отношению к нему. Поэтому и нужно время, чтобы люди показали друг другу, что они друг для друга не враги, что они ценят друг друга, уважают, а только потом уже им следует переходить к работе над своими недостатками, ради их совместного блага.

    Терпение необходимо развивать, чтобы вначале не возненавидеть партнера за какие-то его слабости, ошибки, недостатки, которые всегда и у всех есть, и дать себе время привыкнуть к нему, а ему, соответственно, нужно будет привыкнуть к вам. К тому же, людям надо узнать друг друга получше, чтобы понять, как недостатки партнера уравновешивают его достоинства и наоборот. Ведь поначалу, на волне эмоций, люди могут воспринимать друг друга весьма однобоко, видя, к примеру, только хорошее в своем партнере и не видя в нем ничего плохого. А целостный образ человека никогда не состоит из одних только достоинств, обязательно к каждому достоинству прилагается какой-нибудь недостаток. И если ты хочешь иметь человека с определенным достоинством, ты должен смириться с этим, сопутствующим ему недостатком. Но прежде ты должен о нем узнать. Поэтому, в сознании нужно закрепить целостный образ человека, понимая, что есть в нем и хорошее, и плохое, и иначе быть не может. Вот поэтому, в большинстве известных мне случаев [за чужой опыт не ручаюсь] укреплению семейных отношений способствовало терпение одного, а лучше обоих партнеров друг друга в первое время, когда они только начали жить семейной жизнью. Это самое важное время в любых отношениях. Именно в этот период у людей формируется доверие друг к другу, и они друг друга узнают с новых сторон. Хотя, в известном мне опыте чаще кто-то один больше терпел другого, как правило, более зрелый и рассудительный партнер терпел менее зрелого партнера, пока тот созревал для понимания важных в жизни вещей. Терпеть, означает выжидать, рассчитывая на успех в долгосрочной перспективе, при том, что здесь и сейчас все может быть совсем нехорошо. Отношения между людьми могут вначале быть очень проблемными, несмотря на испытываемые ими яркие эмоции, которые люди обычно называют любовью. Но потом, благодаря терпению, они придут к более совершенным отношениям, в которых все прежние шероховатости будут сглажены и устранены многие разногласия. А эмоции угаснут, незрелая любовь уйдет и ей на смену может прийти любовь зрелая, которую и нужно предлагаемыми мною способами усиливать, чтобы укреплять отношения.

    Как же научиться терпеть? Для этого надо начинать с малого, с принятия того, что вы не привыкли принимать, с делания того, что вы не любите делать. Ну, скажем, трудно вам терпеть усталость и потому вы, когда устаете, позволяете себе отдохнуть, хотя вам надо продолжать работать или учиться. Начните с этого. С помощью силы воли заставьте себя делать то, что не хочется, через силу, преодолевая усталость, сопротивляясь желанию отдохнуть, чтобы вот эту привычку переламывать себя сформировать. Начните бороться с собой, со своими желаниями, слабостями, сначала в чем-то несложно, а потом и в том, что вам особенно тяжело терпеть. В общем, действуйте по нарастающей, переходите от терпения простых вещей к терпению вещей сложных. Потом это умение перекинется и на людей, с которыми вы будете каким-либо образом взаимодействовать и, соответственно, на партнера, с которым вы хотите жить.

    Человек также активно учится терпеть, когда, во-первых, боится предпринять какие-то решительные действия, считая, что они являются худшей альтернативой терпению, то есть, ничего не деланию, а во-вторых, когда он верит или точно знает, что впереди его ждет лучшее будущее и потерпев немного сейчас, ничего не делая, ничего не предпринимая, он потом получит то, что ему нужно, что он заслужил. Оба мотива упираются в ту базу, с которой я начал: подходящий человек. Только когда вы знаете, что ваш партнер именно тот человек, который вам нужен, вы готовы будете терпеть его, вы не расстанетесь с ним, если у вас возникнут какие-то разногласия, зная, что впереди вас ждет лучшая жизнь, а пока идет притирка друг к другу, проблемы неизбежны и вам нужно смириться с тем ущербом, который вы пока несете. И вы не захотите искать другой, более лучший вариант для построения отношений, который если и существует, то его тяжело будет найти и к тому же, с другим человек тоже могут быть свои проблемы. Ничего идеального и никого идеального, как мы знаем, не существует. Поэтому, лучше держаться за того, кто есть, если ваш выбор этого человека был обдуманным, ибо это означает, что этот человек в целом подходит для семейной жизни, он подходит вам, а значит, надо просто дать ему и себе время привыкнуть друг к другу, и со временем решить все ваши с ним проблемы. Ну и вера в лучшее будущее, разумеется, тоже будет, когда вы уверены в том, что живете с нужным вам человеком, не просто с любимым, ибо первичная любовь все равно угаснет, а именно с нужным, то есть с тем, с кем можно жить долго и счастливо. В таких отношениях со временем созреет и окрепнет зрелая любовь. Такая любовь надежны и долговечна, ее и нужно укреплять, в том числе и с помощью терпения.

    Требовательность

    Чем меньше всего человек будет требовать от своего партнера, тем больше он ему будет нравиться. Вы со мной согласны? Это же такое просто и очевидное правило. Ведь с нетребовательными людьми очень легко и просто, с ними можно много времени проводить вместе, не боясь, что они что-то начнут просить или требовать, нарушая наш душевный комфорт. Тогда как очень требовательные люди создают неприятное напряжение, с ними порой и встречаться не хочется, чтобы не слышать их требования. Им всегда всего мало и им никогда не угодишь. Так что, хотите больше нравиться своему партнеру, будьте скромнее в своих запросах. Человек важнее того, что можно от него получить. А получить всегда хочется как можно больше.

    Многие люди, а скорее всего все, слишком требовательны к своему партнеру, даже если не всегда эту требовательность демонстрируют. Это у нас, что называется, в крови – хотеть больше, чем у нас есть. Мы хотим даже больше, чем заслуживаем. И эти свои желания люди часто перекидывают на тех, с кем живут. В семейных отношениях это обычно выражается в том, что один или оба партнера постоянно выражают свое недовольство друг другом. Мне люди часто жаловались на требовательность своих мужей и жен, из-за которой им было неприятно с ними находиться рядом. Они, в частности, говорили, что из-за этого их чувства угасают, потому что они видят, что их просто пытаются использовать, говоря, что они должны то, это, от них все время что-то требовали. Ну как тут можно любить человека, если ты ему все время что-то должен. Ты сделаешь ему приятное, а он, вместо благодарности, только больше всего просить у тебя начинает. Такая ненасытность только убивает любовь. Человека надо ценить, не прося у них слишком много или вообще ничего не прося. Тогда он будет видеть, что он нужен, как человек, а ни как источник каких-то благ для своего партнера.

    Порой, чтобы что-то получить от человека, люди часто сравнивают его с кем-то не в его пользу, оказывая на него таким образом моральное давление. Они могут говорить: вот у моей подруги такой прекрасный муж, в отличие от тебя, потому что он для нее то-то и то-то делает. Или мужчина может сказать своей жене: у моего друга такая хорошая жена, не то, что ты, она все для него делает, во всем ему угождает. Вот так люди друг на друга давят, чтобы выжать друг из друга как можно больше. Ну о какой любви тут можно говорить, тут речь идет об исключительно потребительском отношении к человеку. Если так себя вести, то в отношениях всегда будет напряжение, а со временем в них и трещины серьезные появятся.

    Причем, что интересно, по моим наблюдениям, самыми требовательными часто оказываются такие люди, которые сами мало что могут дать. Ты для них сделай то, сделай это, то одни, то другие их желания удовлетвори, а с самих с них и клока шерсти не возьмешь. Но даже если человек из себя что-то представляет, требовательная риторика с его стороны в отношении своего партнера недопустима. Создавая семью, мы создаем особый мир, в котором всем должно быть хорошо. Это если вы фирму какую-то открываете, вы можете быть требовательными к своим деловым партнерам или нанятым сотрудникам, потому что у вас чисто деловые отношения. В семье же так делать нельзя. Иначе любви в ней не будет. Высокая требовательность – признак неуважения к человеку. А без уважения нет и любви. А нет любви и укреплять нечего. Если человек такой требовательный по своему характеру, что не может принять то, что ему дает партнеру, а постоянно большего от него требует, тогда и соответствующий идеал себе пусть ищет, который все его желания будет исполнять. А курицу не нужно пытаться учить летать, это ей не по силам.

    Одно из главных условий для возникновения и развития настоящей сильной любви – это свобода, в данном случае выражающаяся в неприкосновенности личности человека, его ценностей и желаний. Каждый живет так, как ему нравится, в силу своих способностей. А если появляется кто-то, кто вынуждает этого человека ему служить, то он покушается на его свободу и таким образом губит саму почву, на которой может прорасти чистая, светлая, сильная любовь. Не требуйте от своего партнера многого или вообще ничего, если он и так что-то для вас делает, и вы не загубите его любовь к вам, а наоборот, только усилите ее. А любя, он и сам многое для вас постарается сделать, что в его силах.

    Послушание

    Логика данного правила довольно проста: менее сообразительный и умный человек должен слушаться более умного и сообразительного партнера, чтобы и самому меньше совершать ошибок и семье не вредить, принимая неправильные решения. Но на практике так редко бывает. Менее умные, во-первых, не признают того, что они уступают в этом качестве партнеру, а во-вторых, даже если и признают, то отказываются слушаться его, хоть и понимают, что он умнее, предпочитая все делать по-своему, в том числе и назло партнеру. Это эго так себя проявляет. Напоминает сопротивление подростков взрослым, не так ли? Они все умеют, все знают, а их «старики» отстали от времени. Бунтарский характер свойственен тем, кому, скажем так, нечем похвастать в жизни, и кто плохо в ней разбирается. Такие люди часто вызывают раздражение, потому что не умеют, не знают, не понимают, совершают ошибки, вредят себе, партнеру и семье, при этом все равно не слушаются. Их очень тяжело любить из-за этого.

    Любому человеку трудно принять мысль о том, что он кому-то в чем-то уступает, особенно в таком качестве, как ум и сообразительность. А если речь идет еще и о мужчине, который женат на более сообразительной и умной женщине, то тут и вовсе невозможно добиться от него послушания, ведь у мужчин эго более раздуто, чем у женщин. Но послушание необходимо, иначе менее сообразительный человек будет совершать массу ошибок, вызывая тем самым раздражение у его партнера, что будет приводить их к многочисленным скандалам и ссорам. Чтобы такого послушания добиться, тому, кто должен слушаться, надо понять, что это ему принесет пользу, потому что любящий человек никогда ничего плохого ему не посоветует и если его слушаться, то, во-первых, можно многое получить, а во-вторых, этим можно усилить его любовь к себе. А когда вас любят, то для вас многое сделают. Разве это не стоит того, чтобы слушаться более умного партнера? Любящий человек не будет командовать вами в своих интересах, он будет командовать вами ради ваших общих и ваших личных интересов.

    Ну а если речь идет о том, чтобы своего партнера вразумить, то есть, научить его слушаться, чтобы не ругаться с ним, а жить в мире и согласии, но добившись при этом его послушания, тогда без манипуляций не обойтись. Человека можно хвалить за его правильные поступки, которые он еще не совершил, можно наталкивать его на нужные мысли, говоря, что поступать так-то и так-то правильно не потому, что вы так считаете, а потому что так считает человека, который для вашего партнера является авторитетом, которого он уважает. Ну и подкупать партнера можно, чтобы добиться от него правильного поведения. В открытую призывать его слушаться и давать ему указания нельзя, этим вы настроите его против себя. А для укрепления любви нужно все-таки мирно все проблемы решать. Так что, без манипуляций в таком случае не обойтись. Надо же как-то обходить эго человека.

    Близость

    Любовь – костер, который постоянно надо поддерживать. Близость этому способствует, потому что позволяет удовлетворить одну из самых насущных потребностей человека. Но если смотреть на этот вопрос шире, то можно сказать, что удовлетворение вообще любых потребностей с помощью партнера способствует усилению любви к нему. Проще говоря, чем больше всего от человека можно получить, с чем большим количеством радостей он связан, тем сильнее к нему чувства. Близость может быть примитивной, а может быть красивой, романтичной, страстной, когда люди испытывают друг с другом массу ярких ощущений, которые надолго запоминаются. Все то хорошее, приятное, радостное, что люди проживают вместе, становится их вкладом в свою любовь. И все то удовольствие, которое они благодаря друг другу получили и получают, также сказывается на силе их любви. Интима в семейной жизни должно быть достаточно, причем такого интима, чтобы не только телу, но и душе было приятно. Для любви это важное условие, но не всегда самое важное.

    Преданность

    Сказать, что преданные люди всегда находятся у многих из нас на особом счету, ничего не сказать. Вам ведь нужен преданный партнер для семейной жизни, не так ли? Это одно из главных условий для большинства людей, по крайней мере для большинства из тех, с кем я общался. А ведь по-настоящему преданный человек – это особенный человек. Это человек, который сумел подняться над многими своими слабостями и желаниями, который может поступать так, как ему следует поступать, придерживаясь высоких моральных принципов, а ни как ему хочется поступать, согласно его низменным инстинктам. Предавать того, кто тебе доверяет – это так легко. Это как у ребенка отнять конфетку. Тут никаких особых усилий прилагать не нужно, это мы инстинктивно можем делать, просто принимая удобное для себя решение, исходя из текущей ситуации и не думая о будущем. Ну и чего стоят такие люди? За что их ценить, за что любить? Ну, в чем-то они могут быть полезны и нужны, но учитывая их ненадежность, все их достоинства уже не кажутся такими привлекательными, правильно? Это сегодня эти достоинства принадлежат вам, а завтра они могут стать чужими, потому что человек вас предаст.

    Людей, которые чем-то выгодны и в чем-то интересны, но при этом не отличаются преданностью и надежность обычно используют, но не любят. Ими пользуются до тех пор, пока в них есть интерес, а потом просто благополучно о них забывают. Это, как правило, которое соблюдают серьезные люди, которые понимают, к кому и как следует относиться. Бывают и разного рода исключения. А вот кого действительно любят и ценят, так это людей преданных и надежных, причем не только в семейной жизни, но и вообще везде, в том же бизнесе, в политике. Конечно, не все их любят, несерьезный, не зрелый и ненадежный человек не сможет высоко оценить надежность и преданность другого человека. Это, естественно. Подобно тому, как дети не могут оценить родительской заботы о них, которая выражается в том, что родители думают о будущем своих детей, когда, к примеру, заставляют их учиться, так и незрелый человек не способен понять, какой высокой ценностью обладает преданность другого человека ему. Точно так же, как дети не способны самостоятельно думать о своем будущем, они этого просто не умеют делать, от того и не ценят такую родительскую заботу о себе, так и не зрелый человек не может понять, что преданность человека – это такое качество, которое не всякий в себе может развить. Одного такого человека упустишь в своей жизни, другого уже может и не встретить. А я знаю, по общению с людьми, что многие из них, если не все, хотят, чтобы их партнер был им предан, только они не понимаю, что не всякий человек может таким быть.

    Таким образом, в отношениях с серьезным человеком [а именно с такими и можно построить крепкие семейные отношения] преданность, доказанная делами и временем способствует усилению любви и укреплению этих отношений. Собственно, большинство людей об этом знают, поэтому вначале отношений всегда стараются показать себя, как людей надежных, преданных, честных, порядочных. Это подкупает. Поэтому вначале все хорошие. Беда в том, что потом многое из этого хорошего исчезает, растворяется, как туман и человек становится тем, кто он есть. Так вот, чтобы быть по-настоящему преданным своему партнеру, а не пускать ему вначале отношений пыль в глаза, а потом совершать такие поступки, которые могут убить всю любовь и отношения разрушить, учитесь себя ограничивать и довольствоваться малым. Проявите интерес к идее минимализма, к развитию духовности, может даже к аскетизму, чтобы воспитать в себе чувство меры. Именно оно повысит вашу разумность.

    Потому что очень часто люди предают друг друга из-за жадности, ненасытности и неспособности ценить то, что имеешь. То есть, из-за отсутствия этого необходимого чувства меры. Правильные идеи, учения, практики могут помочь вам со своими слабостями справиться и это важное чувство развить. Эти слабости нам всем присущи, ведь как я уже сказал, совершить предательский поступок легче, чем не совершать его. Но когда человек придерживается полезных убеждений, он поднимается над своей животной сущностью и становится тем, кого можно уважать и любить, за ту же преданность и другие возвышенные достоинства. Ведь ни телом единым красив человек, но и душою, и, конечно же, умом.

    Быт

    Любовная лодка часто разбивается о быт, но это только в том случае, если любовь, скажем так, не совсем зрелая. Быт легко может разрушить любовь инфантильную, основанную в основном на половом влечении людей друг к другу. Такая любовь может разбиться обо все, что угодно, что связано с какими-то трудностями. Ведь людям в таком случае хочется просто поиграться с чувствами, удовольствие получить, а не проблемами какими-то заниматься. Но как же в семейной жизни без них, без проблем? Это же нереально. К быту в семейной жизни человек должен быть готов изначально. И неважно, любит он заниматься бытовыми вопросами или нет. Это не вопрос предпочтений, а необходимость.

    Но это не значит, что решение бытовых проблем должно стать для людей основным занятием в семейной жизни. Конечно, какие-то из этих проблем невозможно не решать, они достаточно серьезные, чтобы закрывать на них глаза. Но от других, при необходимости, можно отстраниться, чтобы упростить себе жизнь. Я знаю случаи, когда люди, морально не готовые к решению многих бытовых вопросов, просто отказывались от их решения, чтобы только жить в мире и согласии, и сохранить свои отношения. Они не хотели ругаться и ссориться из-за того, чем вполне можно было бы пожертвовать ради своих отношений. Я не скажу, что это хороший, правильный подход к вопросу быта, ибо не решая некоторых проблем, можно сильно усложнить себе жизнь, ведь со временем многие проблемы, если их не решать, будут только нарастать. Но такой подход к ним может поспособствовать укреплению отношений и снижению накала в отношениях между супругами. А уже потом, со спокойной головой и в хорошем настроении, они могут начать вместе постепенно решать те или иные бытовые проблемы. Главное, чтобы мир был в семье, а не ругань из-за этих проблем. Тогда и с любовью все будет в порядке.

    Кстати, из известных мне по общению с людьми способов решения многих бытовых вопросов, грамотное разделение труда – это один из самых лучших способов эти вопросы решить. Каждый должен делать то, что умеет делать лучше всего. Иногда проблемы появляются только из-за хаотичного подхода людей к своим делам. Они за все хватаются, ничего не успевают, в итоге ничего не сделано. А стоит навести порядок в этом вопросе, когда каждый будет знать, что ему делать, как делать, когда делать, то все и разрешится. Многие проблемы тогда просто не возникнут. И лишнего напряжения в отношениях тоже не будет.

    Что способствует близости

    Давайте теперь подумаем о том, что сближает людей. Ведь это очень важно для семейной жизни, для любви. Чем ближе люди будут друг к другу, как в физическом, так и в духовном, и идейном смысле, тем прочнее будет их союз. Здесь есть очень простые советы, которые я даю людям, когда консультирую их по семейным вопросам. Общие идеи, общие цели, общие ценности, ко всему этому нужно стремиться. Все то, чем живет человек может сблизить его с тем, кто готов будет с ним это разделить. Обычно под близостью мы понимаем близость взглядов и интересов, без которых люди, что бы их друг в друге не привлекло, могут оставаться друг для друга чужими. Жить под одной крышей, есть из одной кастрюли и даже воспитывать общих детей не так важно, как жить одними общими интересами и целями. Но чтобы интересы и цели согласовать, нужно найти какую-то семейную идею или миссию, к реализации которой люди сообща будут стремиться. Тут могут быть разные варианты. В зависимости от ситуации мы решаем этот вопрос по-разному с людьми, когда я их консультирую. В одних случаях речь может идти об общем бизнесе, в других, о, скажем, переезде в другую страну для проживания или общей целью супругов может быть стремление обзавестись собственным жильем. Отдых и развлечения, хобби, тоже могут совпадать. А точнее, должны. Вариантов может быть много. Людям надо выбрать для себя то, что подойдет именно им в их ситуации, что будет сближать именно их. Я только скажу, что чем более высокой у них будет общая идея, тем сильнее она их сблизит и тем прочнее будет их союз.

    Как не стать партнеру чужим

    Из вышесказанного вытекает другой важный вопрос: как не стать партнеру чужим, если у людей все-таки разные жизни, у них разная работа, разный образ жизни? А ведь на работе люди проводят много времени, встречаются там с самыми разными людьми, посещают разные места, все это может быть увлекательно и интересно, у человека может быть яркая насыщенная жизнь вне дома. При такой жизни о семье можно и забыть, а дома появляться только для ночлега. Что же делать в таком случае? Это распространенная проблема, которую люди не знают, как им решить.

    А решение только одно: выбирать! Если у людей нет возможности работать вместе, например, в какой-то компании, на каком-то производстве или бизнесом совместным заниматься и при этом работа у одного из супругов или сразу у обоих отнимает слишком много времени и вообще представляет из себя отдельный насыщенный мир, вытягивающий человека из семьи, тогда от нее нужно будет отказаться в пользу другой работы, которая уже не будет так вредить семейным отношениям этих людей. Карьерой надо будет пожертвовать, чтобы заняться тем же, чем занимается любимый человек, чтобы чаще быть вместе с ним и не стать друг другу чужими людьми. Когда я говорю это людям, то многие из них выражают недовольство, говоря, что не готовы отказаться от того, чем занимаются, даже ради близкого человека. Это их право. Я могу помочь человеку решиться на такой отказ, могу вместе с ним продумать его новую жизнь, психологически подготовить его к ней, но выбор будет делать именно он – идти или не идти на такую жертву. На двух стульях все равно не усидишь.

    Обычно я советую женщинам подстраиваться под своих мужей, ту же работу менять или вообще уходить с нее, чтобы чаще быть дома, с мужем, с семьей. Им морально это проще сделать, да и работа у мужчины часто оказывается более прибыльной, чем у женщины, что тоже важно для семьи, для ее материального благополучия. Поэтому, лучше женщине жертвовать карьерой ради семьи, чем мужчине. Но и мужьям иногда приходится подстраиваться под своих жен, если у тех более престижная, прибыльная работа, которую им нельзя терять, чтобы семья потом не имело материальных проблем. А иногда и обоим супругам нужно отказаться от своей работы ради семьи. Ни совсем, конечно, не работать, а не работать слишком много, не видя толком семьи. Иначе просто одна жизнь, та, что на работе, затмит собой другую жизнь, ту, что в семье. Так что, либо люди начинают работать вместе, чтобы и видеть друг друга чаще, и времени друг с другом больше проводить, либо они полностью пересматривают свою жизнь таким образом, чтобы работа не вредила их семейному счастью. Можно поменять работу, можно бизнесом совместным заняться, в моей практике были случаи, когда и тем, и другим способом людям удавалось наладить свои отношения, пожертвовав ради нее своей карьерой. Конечно, в таком случае и доходы могут упасть, и с карьерой не сложится, много чего еще можно потерять. Но зато в другом получится выиграть, люди смогут построить свое семейное счастье, у них будет сильная и долгая любовь, они начнут проводить больше времени со своими детьми, заниматься их воспитанием и образованием, что потом принесет свои плоды. Я сам через это прошел, выбрав одно и пожертвовав другим, потому что такой выбор в некоторых ситуациях неизбежен. Если человек не сделает его сознательно, он произойдет без его участия. Скажем, выберет человек работу, ну значит семейные отношения пострадают. Пусть не всегда это так, но если работа такая, что затягивает человека с головой в свой собственный мир, тогда ущерб семье, семейным отношениям и любви обязательно будет нанесен. Поэтому, перед людьми часто встает выбор: или карьера, или семья. И то, и другое выбрать не получится.

    Некоторые женщины, когда я им советую стать ближе к семье, мужу, чем к работе, говорят, что они боятся это сделать, потому что в этом случае они начнут зависеть от мужчины, который станет этим пользоваться, почувствовав свою власть над ними. А если он их в будущем предаст, то тогда они и вовсе останутся ни с чем. Ну что же, такое бывает. Эти опасения вполне оправданы. С такими ситуациями я тоже нередко сталкиваюсь. Именно поэтому я и делал такой серьезный акцент на выборе партнера вначале статьи, предлагая вам изучить чужой опыт построения, как крепких и счастливых, так и хрупких, и несчастных отношений, чтобы знать, какими людям можно доверять, а какими нет. С ненадежным партнером, естественно, всегда есть чего бояться. Люди так и приходят к полной эмансипации из-за недоверия друг к другу. Смысл тогда семью, создавать, для галочки?

    Все серьезное, все ценное, всегда требует от человека каких-то жертв и вложений. И чаще всего нам надо жертвовать и вкладывать свое время, свое внимание в то, что мы хотим иметь в самом наилучшем виде. Семья – это не детская шалость. Чтобы семейные отношения были качественным, в них надо вкладываться. Порой приходится отказываться от учебы, карьеры, каких-то развлечений, видов деятельности, привычек, чтобы в личной жизни был полный порядок. Когда люди спрашивают меня: как сохранить семейные отношения, каковы правила крепкой семьи, что нужно делать, чтобы в семье царили мир и согласие, то я часто отвечаю: просто будьте чаще вместе. Иногда только этого достаточно, чтобы все у людей было хорошо. А быть чаще можно только с тем, кто этого заслуживает, так ведь?

    Иногда мне и тут возражают, говоря, что если друг с другом проводить слишком много времени, то человек – муж, жена быстро надоест. Нужны разлуки, чтобы ощущалась потребность в человеке, чтобы таким образом чувства поддерживать на высоком уровне, чтобы они, что называется, не приелись. Ведь когда внимания слишком много, люди перестают его ценить. В этом утверждении есть доля правды. Но именно доля. Поскольку, если отношения у людей хорошие, если они друг другу не просто муж и жена, но еще и друзья, и даже партнеры в каком-то деле, то как тут человек может надоесть. Чем больше всего нас с кем-то связывает, тем чаще нам хочется с этим человеком общаться, проводить вместе время, потому что он и есть наша жизнь, он и есть наша радость. Это только проблемные партнеры, с которыми у нас больше различий, чем сходств, надоедают и хочется от них отдохнуть. А для крепкой любви нужна постоянная связь людей друг с другом, чтобы они чувствовали, что жить не могут друг без друга. Поэтому, если вы постарались и нашли подходящего вам человека, человека, подходящего для семейных отношений, а не сошлись с тем, кто вам просто внешне понравился, кто произвел на вас впечатление своим пафосным поведением, тогда, поверьте, он вам не надоест и никакие разлуки вам не нужны будут, чтобы испытывать к нему сильные чувства.

    Вот с такими моментами я имел и имею дело в своей работе с людьми, когда решаю их семейные проблемы и помогаю им укрепить свои отношения. Здесь не обо всем сказано, о чем нужно знать, но и этого не мало, статья и так, как видите, получилась очень большой, столько моментов мы в ней рассмотрели. Это не инструкция к семейной жизни и не секрет счастья, это такие моменты, можно сказать, ключевые, о которых надо знать и которые надо обдумывать, желая создать крепкие отношения в своей семье и потом укреплять их в течение жизни. Всего этого, что я написал, может быть недостаточно для счастливой жизни, потому что у людей может быть тысячи разных причин, из-за которых у них возникнут проблемы в отношениях. Вы же знаете, мы такие сложные в этом смысле существа, такие нестабильные, эмоциональные, что даже если сможем все дыры залатать в наших семейных отношениях, где-нибудь все равно что-то прорвет. Поэтому, тема эта глубокая, широкая, многогранная и мы к ней на этом сайте обязательно еще будем возвращаться.

    А пока, отнеситесь серьезно ко всему, о чем говорится в этой статье. Все это простые вещи, простые советы, которые стали результатом моей многолетней работы с людьми. Я тут ничего не выдумывал, все взял из жизни, из опыта. Подобно тому, как люди строят дома по определенным правилам, чтобы все получилось или выращивают овощи на огородах, также соблюдая нужные правило, чтобы все выросло, также происходит и в отношениях. Если все делать правильно, по правилам, то все получится. А если как попало, без всякого плана, без всяких расчетов, руководствуясь только эмоциям, временными чувствами, тогда на серьезный результат можно не рассчитывать. Хорошая, крепкая, дружная, счастливая семья – это, я вам скажу, такая конструкция, которая будет посложнее многих инженерных конструкций, которые создавали гениальные умы и которые являются гордостью человечества. Поэтому, если вам такую семью удастся создать, на что я очень надеюсь, то она станет вашим самым большим достижением, которым вы по праву сможете гордиться.

    Статья опубликована: 15.12.2011. Последнее обновление: 19.02.2021

    Почему мужчины не обращаются за психологической помощью?

    Этот пробел восполнили в Европейском бюро ВОЗ, опубликовав Доклад «Психическое здоровье, мужчины и культурные традиции», подготовленный «Сетью фактических данных по вопросам здоровья». 

    Авторы исследования приходят к выводу, что мужчины менее склонны обращаться за психиатрической помощью, чем женщины, и намного более склонны к самоубийству. Если в целом по региону этот показатель среди мужчин втрое выше, чем среди женщин, то в России мужчины накладывают на себя руки в 4,5 раза чаще, чем женщины.  

    В то же время представители «сильного пола» реже обращаются за психологической помощью, поскольку считают это проявлением слабости. Зачастую они находят «выход» в алкоголе и психоактивных веществах, вызывающих зависимость. У многих неспособность справиться с психологическими проблемами проявляется в виде агрессии по отношению к себе и другим людям и склонности к риску. 

    Как показал анализ, в России мужчины вообще предпочитают не обращаться к врачам и другим специалистам и в результате часто упускают возможность диагностировать заболевание на ранней стадии и своевременно получить лечение. Это касается практически всех заболеваний и проблемных ситуаций и характерно для всех категорий мужчин. Им тяжело просить о помощи, так как в соответствии со стереотипными представлениями о маскулинности «они должны быть сильными».  

    Кроме того, в странах Восточной Европы и в Российской Федерации большинство людей имеют стойкое предубеждение против психологов и психиатров и не склонны обращаться к ним. При этом не существует никакой системы раннего выявления психических и психологических проблем. 

    Как свидетельствуют фактические данные, собранные в России, среди мужчин бытует мнение, что, если ты сам не справляешься со своими трудностями, значит ты не «настоящий мужчина». А если пошел к психологу или психиатру, то, значит, вообще «слабак». Таким образом они лишают себя возможности адекватно разобраться в ситуации, из которой не могут выйти самостоятельно. 

    Психология музыкальных предпочтений: почему мы это слушаем

    Скажи мне, что ты слушаешь, и я скажу, кто ты. Сами мы, конечно, вряд ли скажем – а вот эксперты-психологи смогут ответить. 

    «Музыка играет важную роль в развитии детей и подростков. Поэтому многие исследователи интересуются тем, как развиваются музыкальные предпочтения и как они связаны с другими чертами личности, такими как открытость к опыту и потребность во влиянии. Существует несколько важных факторов, формирующих эти предпочтения. Например, семья, сверстники, СМИ, личностные качества и музыкальное воздействие», – рассказал Николас Рут, исследователь Лондонского университета Голдсмитс. Область исследований Николаса – развитие музыкальных способностей и индивидуальности.

    «Большая пятерка»

    Психологи до сих пор спорят и рассуждают о том, как же классифицировать личность человека (скорее всего, единого варианта не найдется никогда, потому что люди слишком сложны и многогранны). Но есть, например, «большая пятерка» – общепризнанный в научном сообществе набор параметров, по которым оценивают характер. Каждый аспект обладает двумя противоположными полюсами. 

    1. 1

      Открытость опыту и закрытость.

    2. 2

      Доброжелательность и недоброжелательность.

    3. 3

      Экстраверсия и интроверсия.

    4. 4

      Добросовестность (сознательность) и недобросовестность.

    5. 5

      Нейротизм и эмоциональная стабильность.

    То есть в характере человека есть либо одно, либо другое по каждому пункту. В итоге получается множество разных сочетаний. Чтобы определить свое, необходимо пройти специальное тестирование. 

    Между этими параметрами и музыкальными предпочтениями прослеживается некая закономерность. Хотя нельзя утверждать, что выбор песен напрямую зависит от «большой пятерки». 

    Метаанализ 2017 года, который провели исследователи Ричард Шефер и К. Мехлхорн, обнаружил, что открытые опыту предпочитают разнообразную и сложную музыку – спокойную (софт-рок, R’n’B), утонченную (классика) или интенсивную (панк, метал). В то время как экстраверты выбирают современные направления (рэп, электроника). Доброжелательные же люди чаще всего отдают свой голос простой музыке (кантри). Чем более эмоционально нестабилен человек, тем более простые и веселые мелодии он предпочитает – саундтреки к кино и поп. А чем выше уровень сознательности – тем меньше вероятность выбора в пользу тяжелых жанров. 

    «Конечно, это не значит, что все доброжелательные люди любят и слушают кантри. Но исследование все-таки позволяет сделать вывод, что существует некоторая корреляция между музыкальными предпочтениями и этими пятью личностными параметрами», – заявил Николас Рут.

    Музыкальное «наследство» и другие факторы

    «Не думаю, что можно говорить о «наследовании», если вы имеете в виду то, что музыкальные предпочтения заложены в наших генах. Но! Родители, безусловно, играют важную роль в развитии музыкального вкуса. Обычно это первые люди, которые знакомят нас с музыкой, ее стилями и жанрами. Более того, они же и первые, кому хочется идти наперекор в какой-то момент – с помощью выбора музыки в том числе», – полагает Николас.

    Кандидат психологических наук, врач-психотерапевт Владимир Дашевский как-то сказал, что изначально музыкальные предпочтения зависят от «выбора стаи», к которой хочется принадлежать. Когда этот этап позади, человек формирует свои собственные вкусы и основывается на предпочтениях в других сферах, например, в кино, книгах, искусстве. Но и тогда люди обмениваются «музыкальным опытом» с близкими и принимают их выбор – так круг предпочтений расширяется. 

    Внутри уже сформированного музыкального вкуса выбор зависит от эмоционального состояния в конкретный момент, от настроения и ситуации.

    «Есть несколько причин для выбора песни. Например, настроение, отвлечение внимания, социальные ситуации и сбор информации. Что касается музыкальных предпочтений, то, вполне вероятно, подростки чаще всего выбирают музыку по социальным причинам – желая найти контакт с кем-либо или самовыразиться», – объяснил Николас Рут.

    Один английский исследователь Дж. Хэррис предположил, что мы оцениваем песню как приятную, если наша интерпретация идеи совпадает с той, что была заложена автором. Советский психолог, основатель школы дифференциальной психологии Борис Теплов тоже говорил о том, что эмоции играют важную роль в процессе восприятия музыки.

    Адриан Норт, профессор психологии Эдинбургского университета Херриот-Уотт, и вовсе полагает, что музыкальные предпочтения могут сказать о человеке больше, чем, например, его профессия. Норт провел собственное исследование и выяснил, что любители классической музыки и джаза в основном креативные личности, как и поклонники хеви-метала. Фанаты поп-музыки отличаются трудолюбием, а те, в чьем плей-листе преобладают тяжелые направления, на самом деле добрые и тонкие натуры. 

    Но наверняка вы встречали людей, которые либо слушают все подряд, либо не слушают ничего. Что можно сказать о них? 

    «Обычно это значит лишь то, что у них не было особенного развития интереса к музыке в детстве и отрочестве – что совсем не плохо. Возможно, человек просто фокусировался на других хобби – например, спорте, театре или искусстве», – подчеркнул Рут. 

    Психология и ее роль в информационных технологиях

  • Бенджафилд, Дж. Г. (1994). Критическое отношение к методам исследования . Бостон, Массачусетс: Аллин и Бэкон.

    Google Scholar

  • Кастеллан, Н. Дж., Младший (1991). Компьютеры и вычисления в психологии: двадцать лет прогресса и все еще светлое будущее. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры , 23 , 106–108.

    Google Scholar

  • Кастеллан, Н. Дж., Младший (1993). Оценка информационных технологий в преподавании и обучении. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры , 25 , 233–237.

    Google Scholar

  • Чут, Д. Л. (1993). Проект «Класс 2000»: личное мнение о том, что прошлое говорит нам о будущем. Компьютерный обзор социальных наук , 11 , 477–486.

    Артикул Google Scholar

  • Кларк, К. Р. (1992). Когнитивная наука: научная основа новых информационных технологий. Австралийский психолог , 27 , 17–21.

    Артикул Google Scholar

  • Экерман, Д. А. (1991). Микрокомпьютеры в бакалавриате в лабораторных условиях по психологии. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры , 23 , 91–99.

    Google Scholar

  • Фонг Г. Т., Кранц Д. Х. и Нисбетт Р. Э. (1986). Влияние статистической тренировки на размышления о повседневных проблемах. Когнитивная психология , 18 , 253–292.

    Артикул Google Scholar

  • Лофтус, Г. Р. (1993). Картинка стоит тысячи p значений: О неуместности проверки гипотез в эпоху микрокомпьютеров. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры , 25 , 250–256.

    Google Scholar

  • Нисбетт Р. Э., Фонг Г. Т., Леман Д. Р. и Ченг П. В. (1987). Обучение рассуждению. Science , 238 , 625–631.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Нулл, К. Х. (1988). Наука, политика и компьютеры. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры , 20 , 73–80.

    Google Scholar

  • Piaget, J., & Inhelder, B. (1975). Происхождение идеи случайности у детей . Нью-Йорк: Нортон.

    Google Scholar

  • Торндайк, Э. (1906). Принципы обучения . Нью-Йорк: Зайлер.

    Забронировать Google Scholar

  • Тернер, С.Э. и Боуэн В. Г. (1990). Бегство от искусств и наук. Science , 250 , 517–521.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Zechmeister, E. B., & Johnson, J. E. (1992). Критическое мышление: функциональный подход . Пасифик Гроув, Калифорния: Брукс / Коул.

    Google Scholar

  • Ролевая теория в социальной психологии

    «Весь мир — сцена, а все мужчины и женщины — просто игроки»: этими строками из «Как вам это понравится» Уильям Шекспир лаконично уловил суть ролевой теории.Короче говоря, поведение людей зависит от тех ролей, которые они играют в жизни. В социальной психологии роль определяется как совокупность ожиданий, сопровождающих определенное социальное положение. Действительно, это слово происходит от французской роли, обозначающей пергамент, с которого актер читал свои строки. Каждый человек обычно играет несколько ролей в своей жизни; в разных контекстах или с разными людьми конкретный человек может быть студентом, другом или сотрудником.

    Каждая из этих ролей несет свои собственные ожидания в отношении надлежащего поведения, речи, одежды и так далее.То, что может быть вознаграждено человеку в одной роли, будет неприемлемо для человека, занимающего другую роль (например, соревновательное поведение вознаграждается спортсмену, но не учителю дошкольного образования). Роли варьируются от конкретных, поскольку они применяются только к определенным параметрам, до размытых, поскольку они применяются в целом ряде ситуаций. Например, гендерные роли влияют на поведение во многих различных контекстах; хотя кто-то может быть кассиром, когда он на часах, она женщина во всех отношениях.Теория ролей изучает, как эти роли влияют на широкий спектр психологических результатов, включая поведение, отношения, познания и социальное взаимодействие.

    Предпосылки теории ролей

    В рамках социальной психологии ролевая теория обычно фокусируется на ролях как причинах (а) поведения отдельных лиц или групп и (б) умозаключений об отдельных лицах или группах. Одна из фундаментальных заповедей социальной психологии заключается в том, что социальная и физическая среда оказывает глубокое влияние на мысли и поведение людей.Теория ролей утверждает, что роли, которые занимают люди, создают контекст, который формирует поведение. Например, Стэнфордский тюремный эксперимент продемонстрировал, что нормальные студенты колледжа демонстрировали совершенно разное поведение в зависимости от того, были ли они назначены охранниками или заключенными в смоделированной тюремной среде. Вскоре заключенные начали проявлять кроткое и покорное поведение, тогда как тюремные охранники стали проявлять доминирующее и оскорбительное поведение. В целом люди мотивированы вести себя так, чтобы соответствовать их ценным социальным ролям.Вознаграждения проистекают из привязки к ценным социальным ролям, а наказания проистекают из несоответствия таким ролям.

    Теория ролей также изучает, как наблюдатели формируют выводы о личности и способностях других людей на основе их ролей. Действительно, один из первых вопросов, которые задают, чтобы познакомиться с кем-то, — «Чем вы занимаетесь?» Классической иллюстрацией способности ролей влиять на убеждения о других является исследование, в котором люди вместе с партнером участвовали в викторине. Их роли в качестве задающего вопросы или участника были распределены случайным образом путем подбрасывания монеты на виду у обоих участников.Опрашивающий был проинструктирован написать серию общих вопросов, основанных на том, что он или она знал, а затем спрашивающий задавал эти вопросы участнику. После этой викторины участники оценили свои общие знания и способности своих партнеров. И участники, и наблюдатели оценили опрашивающих как более осведомленных, чем участник конкурса. На самом деле, согласно объективным тестам, опрашивающие и участники не различались по знаниям. Это исследование ясно показало, что наблюдение за кем-то в определенной роли приводит к выводу о связанных чертах, даже когда его или ее поведение требуется определенной ролью, эта роль назначается произвольно, и назначение ролей очевидно для всех участников.

    Эти суждения о чертах формируются частично потому, что наблюдатели делают вывод о том, что люди обладают личностными чертами, которые позволяют им выполнять свои роли. Например, если вы увидите, как кто-то ухаживает за щенком, это может привести к заключению, что этот человек чувствителен и добр. Напротив, вид, как кто-то играет в баскетбол, приведет к выводу, что этот человек агрессивен и конкурентоспособен. Наблюдатели обычно предполагают, что люди обладают личными качествами или мотивацией вести себя определенным образом, и поэтому наблюдатели недооценивают, насколько роли вызывают поведение.

    Механизмы: как роли приводят к поведению?

    Внешние механизмы

    Один из основных способов влияния ролей на поведение — это аффорданс ролей или возможности для различных действий. Например, соревновательные роли обычно способствуют самоутверждению, но сдерживают доброту. В исследовании-викторине, описанном ранее, роль вопрошающего обеспечивала демонстрацию знаний. Этот показ привел к выводу, что спрашивающий был чрезвычайно хорошо осведомлен, даже несмотря на то, что оба партнера тестировали одинаковые общие знания, и спрашивающему было разрешено выбирать вопросы, которые он или она знали.

    Ожидания других, основанные на чьей-либо роли, также сильно влияют на поведение. Многие эксперименты задокументировали эффекты самоисполняющегося пророчества, в котором убеждения человека о цели подтверждаются, потому что индивид вызывает такое поведение у цели. Например, Роберт Розенталь и его коллеги продемонстрировали силу ожиданий на других, предоставив учителям списки учеников, которые, как было установлено, могли развивать особые способности в течение учебного года.По правде говоря, эти студенты изначально не отличались от других студентов. Однако учителя оценивали этих детей как более любопытных, интересных и склонных к успеху, и к концу учебного года «поздно расцвавшие» ученики действительно успели лучше, чем другие ученики. Исследования самоисполняющегося пророчества эффективно продемонстрировали, как ожидания в отношении лиц, занимающих различные роли (например, что руководители будут агрессивны, а женщины — эмоциональны), могут стать реальностью.

    Внутренние механизмы

    При повторяющемся опыте в роли аспекты этой роли могут быть интернализованы в самооценке — например, повторяющийся опыт конкуренции с другими может привести к идентификации как «конкурентоспособного».Эти интернализованные конструкции становятся важной частью идентичности и переносятся через границы различных ролей. Действительно, трансформации идентичности часто происходят, когда люди входят в роли или выходят из них. Основные жизненные перемены, такие как учеба в колледже, начало новой работы или женитьба, представляют собой некоторые из этих сдвигов ролевой идентичности.

    Когда кто-то занимает определенную роль, он или она социализируются для выполнения определенных действий. Кроме того, больший опыт в ролевых задачах способствует комфорту и знаниям в конкретных областях.Таким образом, люди могут начать чувствовать большую самоэффективность в ролях, которые они раньше занимали. Более того, социализация в виде распределенных ролей (например, гендерных ролей) может привести к большему комфорту в действиях, совместимых с этими ролями, в результате чего люди выбирают определенные роли, которые соответствуют их диффузной ролевой социализации. Например, тенденция больше социализировать девочек, чем мальчиков, чтобы заботиться о других потребностях, может способствовать более широкому выбору женщинами общинных профессий или профессий, ориентированных на заботу.

    Значение теории ролей

    Теория ролей предоставила важную основу для понимания воспринимаемых и реальных групповых различий. Подобно тому, как воспринимающие не могут скорректировать влияние ролей на поведение индивидов, они не могут скорректировать влияние ролей на поведение членов группы. Ролевой подход к содержанию стереотипов был применен для понимания стереотипов, основанных на поле, возрасте, этнической принадлежности и культуре. Согласно социальной ролевой теории половых различий и сходства, традиционное разделение труда (при котором женщины сосредоточены в ролях по уходу, а мужчины в ролях кормильцев) приводит к заключению, что мужчины и женщины обладают качествами, которые позволяют им выполнять свои роли. .Более того, члены группы могут различаться в своем поведении из-за текущего или исторического распределения по определенным социальным ролям. Как указывалось ранее, занятость ролей может привести к ограничениям в поведении, а также к развитию навыков и способностей, связанных с этими ролями.

    Ролевая теория также дает объяснение источников предубеждений против определенных групп. Теория соответствия ролей утверждает, что негативность возникает из-за несоответствия между требованиями, предъявляемыми к ценным социальным ролям, и воспринимаемыми характеристиками человека или группы.Например, негатив возникает, когда стереотип группы (например, женщины добрые) не соответствует характеристикам, требуемым ролью (например, лидеры агрессивны). Таким образом, как способ понимания того, как поведение вытекает из окружающего контекста, ролевая теория обеспечивает полезную основу для понимания поведения, мыслей и установок себя и других.

    Ссылки:

    1. Игли, А. Х., и Карау, С. Дж. (2002). Теория соответствия ролей предубеждений по отношению к женщинам-лидерам.Психологический обзор, 109, 573-598.
    2. Игли, А. Х., Вуд, В., и Дикман, А. Б. (2000). Социальная ролевая теория половых различий и сходства: текущая оценка. В Т. Эккес и Х. М. Траутнер (ред.), Социальная психология гендерного развития, связанная с развитием (стр. 123-174). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.
    3. Московиц, Д. С., Сух, Э. Дж., И Десолнье, Дж. (1994). Ситуативные влияния на гендерные различия в агентстве и общении. Журнал личности и социальной психологии, 66, 753-761.
    4. Розенталь, Р., и Якобсон, Л. (1968). Пигмалион на занятиях. Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон.
    5. Росс, Л. Д., Амабиле, Т. М., и Стейнмец, Дж. Л. (1977). Социальные роли, социальный контроль и предубеждения в процессах социального восприятия. Журнал личности и социальной психологии, 35, 485-194.

    границ | Долговременная зрительная память и ее роль в подавлении обучения

    Введение

    Обучение — важный аспект человеческого поведения (Squire, 2004).По своей сути обучение позволяет нам со временем улучшать нашу производительность в таких действиях, как игра на пианино, но остается неясным, лежат ли аналогичные механизмы памяти в основе других основных сенсорных процессов. Хорошо известно, что память может принимать либо неявные формы, которые лежат в основе процедурных навыков, таких как езда на велосипеде, либо явные формы, которые лежат в основе запоминания фактического содержания, например, возможность вспомнить год годовщины своей свадьбы (Schacter et al. ., 1993; Rugg et al., 1998).Визуальный поиск относится к сфере имплицитной памяти, поскольку он касается сенсорного процесса, а не структуры обучения, основанной на фактах (Chun and Jiang, 1998). Распространение памяти на зрительную систему гораздо менее изучено по сравнению с другими сенсорными или моторными процессами (Kristjánsson, 2000). Визуальный поиск — это задача, в которой участник должен отличить идентичность и / или положение «целевого» визуального элемента от множества «отвлекающих» визуальных элементов (Sireteanu and Rettenbach, 1995). Считается, что это примитивный навык, который позволяет нам быстро определять визуальные особенности нашей окружающей среды — от хищников, прячущихся в кустах, до определенного предмета одежды (Yang and Zelinsky, 2009).

    Процесс визуального поиска требует координации множества элементов и процессов, включая глазодвигательный контроль, скрытое визуальное внимание, временную интеграцию визуальной информации и память конфигурации сцены (Eckstein, 2011). Компоненты визуального поиска, на которые, как ожидается, повлияет тренировка, включают окуломоторные фиксации и контрлатеральную задержку активности, электрофизиологическую характеристику зрительной рабочей памяти (Peterson et al., 2001, 2007; Emrich et al., 2009). Также известно, что системы внимания играют важную роль в влиянии на шаблоны поиска во время визуального поиска (Jiang, 2018), в то время как статистическое обучение, как полагают, влияет на распределение внимания во время экспериментов по визуальному поиску (Failing and Theeuwes, 2018; Ferrante et al., 2018).

    При повторной практике эта способность определять конкретные контекстные особенности также может улучшиться в течение одного сеанса обучения (Eckstein, 2011). Например, было показано, что повторный визуальный поиск может привести к повышению производительности от секунд до минут (Võ and Wolfe, 2012) и что на это повышение производительности могут влиять визуальные элементы, отвлекающие присутствие или отсутствие (Schneider and Fisk, 1982; Boettcher et al., 2013). Также было обнаружено, что повторный поиск предметов с одинаковым расположением может продолжаться и после обучения (Geyer et al., 2013), хотя остаются вопросы, в какой степени этот эффект зависит от памяти, где визуальные элементы представлены в пространстве, а не от степени. что это память для самих визуальных элементов (Jiang and Wagner, 2004; Travis et al., 2013).

    Эти наблюдения демонстрируют, что повторный поиск определенных визуальных характеристик может улучшаться с обучением, а также повышает интригующую возможность того, что это улучшение может быть в дальнейшем обусловлено формой долговременной памяти.В частности, если зрительный поиск действительно модулируется процессами памяти, то следует ожидать, что повторное обучение может привести к долгосрочному улучшению в течение последовательных дней или, возможно, будет восприимчиво к явлениям, наблюдаемым в других формах долговременной памяти, таких как консолидация, интерференция. и селективность (Brady et al., 2008; Cunningham et al., 2015).

    Материалы и методы

    Здесь мы разработали парадигму визуального поиска, которая требовала от участников поиска определенных элементов из других аналогичных элементов, представленных на экране (репрезентативные массивы, показанные на рисунках 1A, B).Чтобы различать простые процедурные улучшения в ответе (из-за знакомства с задачей) и оценить избирательность визуальной долговременной памяти, были представлены две ортогональные категории элементов; (i) летняя и зимняя одежда и (ii) верхняя и нижняя части тела. Предметы одежды были выбраны из-за их проверки в предыдущих экспериментах по визуальному поиску (Wolfe et al., 2000, 2007; Nako et al., 2014). Участников всегда просили идентифицировать предмет летней одежды, поскольку были сделаны различия в том, была ли представлена ​​одежда летняя / зимняя или верхняя / нижняя, и в какое время в ходе исследования им давали (эксперименты 1–3).

    РИСУНОК 1. Задача визуального поиска. (A) Во всех экспериментах испытуемым показывали набор предметов зимней одежды (отвлекающие факторы) с, в большинстве случаев, одним предметом летней одежды (мишень). За каждым массивом следовал визуальный экран. Затем испытуемых просили выбрать местоположение, соответствующее целевому элементу поиска. (B) В эксперименте 1 ( осталось ) испытуемые искали предметы одежды как для верхней, так и для нижней части тела в случайно перемежающихся испытаниях.В эксперименте 2 (, центр ) участники искали предметы одежды для верхней части тела в день 1 и через 24 часа, искали предметы одежды для верхней и нижней части тела в случайно перемежающихся испытаниях, аналогично парадигме, использованной в эксперименте 1. В эксперименте 3 ( справа ) участники искали предметы верхней части тела в день 1, аналогично эксперименту 2. Сразу после этого эксперимента субъекты затем выполняли несвязанную задачу визуального поиска (кошки против собак). На следующий день, как и в эксперименте 2, участники искали предметы одежды как для верхней, так и для нижней части тела в произвольно перемежающихся испытаниях.Обведенный элемент представляет собой предмет летней одежды для целевого поиска (они не были показаны во время задания). Изображения были отобраны с помощью поисковой системы https://search.creativecommons.org.

    Было проведено три основных эксперимента. В первом эксперименте участникам показали слайд с одним предметом летней одежды для верхней или нижней части тела (например, рубашки с короткими рукавами, юбкой, купальным костюмом, шлепанцами и т. Д.), Который был помещен в массив зимняя одежда (напр.г., свитера, пальто, шарфы, перчатки и др.). Для эксперимента 1 отвлекающие предметы могли происходить из любой подкатегории (то есть предмет летней одежды для нижней части тела был окружен предметами, отвлекающими как для верхней, так и для нижней части тела). Участникам было дано указание найти только летний предмет одежды, независимо от того, был ли целевой предмет предметом одежды для верхней или нижней части тела. Слайды летней одежды для верхней и нижней части тела случайным образом чередовались, чтобы оценить исходные уровни сложности заданий и модели обучения в ходе одновременного обучения.Следующие два эксперимента были разработаны для оценки наличия долговременной зрительной памяти и ее избирательности. В эксперименте 2 участников в 1-й день попросили идентифицировать верхнюю часть летней одежды среди множества предметов зимней одежды. На следующий день они должны были идентифицировать летнюю одежду для верхней части тела или для нижней части тела, снова из набора зимней одежды (то есть, то же самое, что и в первом эксперименте, но во второй день). Эксперимент 3 был идентичен Эксперименту 2, за исключением того, что участникам сразу же после обучения была поставлена ​​задача по вмешательству, в которой они должны были искать новый, не связанный между собой набор элементов.Для экспериментов 2 и 3 отвлекающими элементами в день 1 были только предметы одежды для верхней части тела, а также предметы для верхней и нижней части тела для дня 2 (в соответствии с целевыми элементами).

    Эксперимент 1 был разработан для оценки базовых показателей обучения для задач поиска верхней и нижней частей тела. В отличие от следующих двух экспериментов, здесь участников попросили искать верхние или предметов летней одежды для нижней части тела в произвольно распределенных испытаниях на протяжении всего эксперимента (рис. 1B).Это позволило нам оценить, могут ли потенциальные различия в обучении с течением времени быть вызваны простой разницей в исходной успеваемости до обучения или трудностями при одновременном изучении двух предметов внутри категории. В ходе этого эксперимента участники выполнили в общей сложности 88 испытаний.

    Эксперимент 2 был разработан, чтобы оценить, может ли поиск элементов в определенной категории привести к устойчивому повышению производительности через 24 часа без промежуточного обучения, и было ли это улучшение производительности выборочным для конкретных элементов поиска.Как описано выше, участникам сначала нужно было найти летнюю одежду для верхней части тела из набора зимней одежды в День 1 (Рисунок 1). Для дальнейшего изучения избирательности тренировок в первый день участникам выдавали только летнюю одежду для верхней части тела, тогда как во второй день, через 24 часа, им выдавали летнюю одежду для верхней и нижней части тела (идентично эксперименту 1). ). Участники выполнили в общей сложности 88 таких испытаний в течение дня 1, а затем им требовалось отдохнуть в течение 15 минут после тренировки без умственных усилий.Через 24 часа они вернулись, чтобы выполнить вторую поисковую задачу.

    Эксперимент 3 был использован для проверки того, может ли введение задачи вмешательства после тренировки в день 1 повлиять на эффект подавления обучения, наблюдаемый в день 2, и дополнительно подтвердить, что этот эффект избирательно влияет на память. Здесь участники выполнили набор испытаний, аналогичный эксперименту 1, но теперь им нужно было искать элементы в другой категории начального, а не подчиненного уровня после тренировки в день 1 (рис. 1).Участники ждали 15 минут после завершения первоначального задания на зрительную память перед тем, как приступить к задаче вмешательства.

    Задание выполнялось в середине дня, чтобы оно не влияло на цикл сна и бодрствования участников, и участников просили не вносить изменения в свой обычный распорядок дня. Всего в этих экспериментах участвовало 14 человек, каждый из которых участвовал только в одном из трех экспериментов (возраст 19–31, соотношение M: F 9: 6). Эксперименты, описанные в этом исследовании, соответствовали критериям исключения, установленным Советом по обзору медицинских учреждений Гарвардского университета.Поэтому в соответствии с руководящими принципами нашего учреждения и федеральными постановлениями США одобрение этических норм не требовалось. Тем не менее, субъекты предоставили свое устное информированное согласие до начала своего участия в этом исследовании.

    Для каждого эксперимента участникам был предоставлен экран, содержащий задачу визуального поиска, и их попросили идентифицировать предмет летней одежды среди множества других предметов зимней одежды. Каждое испытание начиналось с пустого экрана и значка «x» в центре, который служил ориентиром для предстоящей поисковой задачи.После представления реплик участникам был представлен случайный выбор предметов, расположенных в эквидистантной круговой конфигурации на 100 мс. В большинстве испытаний такая компоновка состояла из 1 предмета летней одежды и 4–5 предметов зимней одежды, случайным образом расположенных по кругу. Затем они были стерты, после чего была представлена ​​визуальная маска. Наконец, участникам были даны номера в тех же, ранее представленных местах, и их спросили, в каком месте, если таковое имеется, они наблюдали предмет летней одежды (рис. 1А).

    Чтобы ограничить предположения или стереотипную пространственную предвзятость, 18% испытаний не содержали летней одежды, а 31% испытаний содержали 4, а не 5 предметов зимней одежды для верхней части тела. Предметы были случайным образом выбраны из набора из 19 целевых предметов (например, летняя одежда) и 19 отвлекающих факторов (например, зимняя одежда), случайным образом расположенных на экране. Если участники не видели предмета летней одежды, их просили выбрать «нет». Наконец, как и в предыдущих отчетах (Potter et al., 2010), мы измерили производительность с точки зрения точности, чтобы акцентировать внимание на обучении, основанном на поиске, а не на времени реакции, которое может быть затруднено стратегическим пространственным поиском или вариациями двигательной активности между людьми (Каннингем и Вулф, 2014).

    Статистический анализ

    Общий подход, использованный при анализе данных, заключался в оценке различий в производительности с помощью парного теста t , который позволил нам определить индивидуальные изменения в производительности и, соответственно, памяти на уровне группы. Точность производительности оценивалась количественно путем подсчета ответов участников с правильным расположением целевого элемента и деления этого количества правильных ответов на общее количество массивов, визуализированных во время выполнения задачи.Экспериментальные эпохи были объединены в периоды времени, первая половина эксперимента и вторая половина, чтобы оценить изменения в обучении в течение одного дня и сравнить эти изменения в последующие дни. Анализ данных проводился с использованием MATLAB.

    Результаты

    В эксперименте 1 участники продемонстрировали значительное улучшение показателей в ходе тренировки для нижней части тела (43% против 68%; парный тест t , df = 3, d = -1 .60, t s = -3,20, p = 0,049) и компоненты визуального поиска верхней части тела (62% против 78%; парный t -тест, df = 3, d = -1,91 , t s = -3,82, p = 0,031; Рисунок 2A) при сравнении первой и второй половины задачи. Взяв эти элементы вместе, участники продемонстрировали значительное обучение в ходе обучения (52% против 75%; парный тест t , df = 3, d = -2,33, t s = -4 .68, p = 0,019). Во второй половине дня 1 не было значительных различий в характеристиках одежды для верхней и нижней части тела (78% против 68%; парный тест t , df = 3, d = 0,30. , t s = 0,77, p = 0,50).

    РИСУНОК 2. Долгосрочное улучшение визуального поиска после обучения и подавления обучения. (A) Субъекты, выполняющие одновременный визуальный поиск как верхней, так и нижней части тела в Эксперименте 1, демонстрируют улучшение как общего, так и подкатегорийного обучения в течение одного дня. (B) Участники эксперимента 2 демонстрируют обучение в течение дня 1 визуальному поиску верхней части тела, и этот уровень точности сохраняется на следующий день для подкатегории визуального поиска верхней части тела. (C) Испытуемые в эксперименте 3, которые выполняли задачу вмешательства в предыдущий день, продемонстрировали точность в новой задаче поиска нижней части тела, аналогичную тем, которые участвовали в этой задаче в день 1 эксперимента 1. Напротив, испытуемые Эксперимент 2, который не выполнял задачу вмешательства в предыдущий день, показал значительно более низкую точность новой задачи поиска нижней части тела. (D) Субъекты в эксперименте 3 демонстрируют улучшение обучения верхней части тела в течение дня 1 и после выполнения задачи вмешательства в 1-й день поддерживают этот уровень точности на следующий день для подкатегории верхней части тела. Планки погрешностей представляют ± 1 SEM .

    Исходя из этих данных, мы делаем вывод, что (i) участники смогли улучшить свои показатели в ходе обучения, (ii) они смогли изучить как нижнюю, так и верхнюю части тела одновременно, и (iii) разница в сложности выполнения заданий для нижней и верхней части тела была относительно небольшой, о чем свидетельствуют их итоговые результаты.

    Для эксперимента 2 участники продемонстрировали улучшение эффективности поиска летней одежды верхней части тела в ходе тренировки в день 1 (рис. 2B). Их производительность увеличилась с 65% в первой половине тренировки до 78% во второй половине тренировки (парный t -тест, df = 4, d = -1,62, t с. = -3,61, p = 0,023). В то время как исходные показатели несколько различались у разных людей, в пределах от 50 до 75% в течение первой половины сеанса, все участники продемонстрировали улучшение показателей (дополнительный рисунок S1).

    Затем мы проверили, сохраняется ли улучшение показателей после 24 часов без тренировки. Сначала мы рассмотрели результаты Дня 2 по поиску летней одежды для верхней части тела. Среди презентаций летней одежды для верхней части тела те же участники из Дня 1 показали такие же результаты в первой половине Дня 2, как и во второй половине Дня 1 (81% против 78%; парные t -тест. , df = 4, d = -0,32, t s = -0,72, p = 0.51). Более того, их результативность в первой половине дня 2 была значительно выше, чем в первой половине дня 1 (81% против 65%; парный тест t , df = 4, d = 1,62 , т с = -4,12, п = 0,015). Их производительность во второй день продолжала немного улучшаться в течение сессии (93% против 81%; парные t -тест, df = 4, d = 1,63, t s = -3,64, p = 0,022; рисунок 2B).Таким образом, тренировка в первый день привела к устойчивому улучшению результатов на следующий день.

    Улучшение производительности во второй день составило выборочно и не привело просто к лучшему знакомству с задачей или общему улучшению визуального поиска. Когда мы исследовали результаты поиска одежды для нижней части тела, который был новым для этих участников, их результативность составила 34% в первой половине дня 2. В частности, эффективность в отношении одежды для нижней части тела в первой половине дня 2 была и той, и другой. ниже, чем в первом полугодии для верхней части тела во второй день, на уровне 81% (парный тест t , df = 4, d = -2.94, t s = -6,58, p = 0,0028), а также ниже 65% точности поиска верхней одежды в первой половине дня 1 эксперимента 1 (парные t -тест, df = 4, d = 1,6812, t s = -3,7592, p = 0,0198).

    Улучшение показателей во второй день привело к тому, что подавило способность изучать новые предметы для нижней части тела. В отличие от наблюдаемого улучшения показателей в день 1 для верхней части тела, участники не смогли улучшить свои показатели в отношении одежды для нижней части тела в течение дня 2.В частности, они не продемонстрировали никакой разницы в производительности между первой и второй половинами дня 2 (37% против 32%; парный t -тест, df = 4, d = 0,3987, t s = 0,89 , п = 0,42). Эта разница была особенно заметна при сравнении характеристик экспериментов 1 и 2 (рис. 2C). Производительность нижней части тела во второй половине дня 2 эксперимента 2 также была значительно ниже, чем производительность нижней части тела во второй половине дня 1 эксперимента 1 (32% против68%; двухвыборочный t -тест, df = 4, d = -4,52, t s = 3,59, p = 0,0088). Более того, как подробно описано выше в Эксперименте 1, такая низкая производительность для верхней части тела была не просто из-за разницы в потенциальных трудностях одновременного поиска предметов одежды для верхней и нижней части тела.

    Взятые вместе, эти наблюдения показывают, что (i) тренировка в летней одежде для верхней части тела в День 1 ограничивала способность участников улучшить свои результаты в летней одежде для нижней части тела во 2 День, (ii) это отсутствие улучшений не было связано с к трудностям в поиске предметов для верхней и нижней части тела одновременно, и (iii) предварительное изучение одежды для верхней части тела не повлияло на улучшение характеристик одежды для нижней части тела, как можно было бы ожидать от ознакомления с заданием или простого улучшения процедур.

    Для эксперимента 3, аналогично предыдущему, мы обнаружили, что эти участники улучшили свои показатели в отношении предметов одежды для верхней части тела в течение тренировки в день 1 (от 59 до 88%; парные t -тест, df = 4, d = -2,96, t s = -6,63, p = 0,0027; рисунок 2D). Здесь, однако, сразу после обучения (т.е. после испытания 88) их затем попросили найти изображения кошек (например, кота Тобе, сиамского кота и т. Д.) Среди множества собак (как и в случае с основной задачей, в некоторых испытаниях не было кошек, а в третьем — 4, а не 5 собак).Введение задачи вмешательства после поиска верхней одежды в День 1 предотвратило подавление обучения нижней части тела на День 2. Как и в Эксперименте 1, общая эффективность поиска верхней части тела в День 2 была значительно выше, чем поиск нижней части тела. точность (84% против 50%; парный t -тест, df = 4, d = 4.89, t s = -13.08, p = 0,00020). Однако, в отличие от эксперимента 1, участники эксперимента 3 продемонстрировали значительное улучшение результатов поиска нижней части тела в течение дня 2.В целом их точность увеличилась с 42 до 58% с первой половины до второй половины (парные t -тест, df = 4, d = -1,51, t s = -3,38, p = 0,028). Производительность нижней части тела во второй половине дня 2 эксперимента 3 также была значительно выше, чем производительность нижней части тела в эксперименте 2 (58% против 32%; два образца t -тест, df = 4, d = 2,87, t s = 4,55, p = 0.0019). Таким образом, вмешательство в первый день после тренировки с одеждой для верхней части тела, по-видимому, ограничивало подавляющее влияние предшествующей тренировки на обучение.

    Улучшение характеристик одежды для нижней части тела в Эксперименте 3 не было связано с одновременным подавлением характеристик одежды для верхней части тела. В частности, производительность верхней части тела в первой половине дня 2 составила 84% и была значительно выше, чем производительность 59% в первой половине дня 1 до вмешательства (парный тест t , df = 4, d = 1.37, т с = -3,06, п = 0,038). Таким образом, введение интерференционной задачи после тренировки (i) не привело к снижению эффективности одежды для верхней части тела на следующий день, но (ii) предотвратило подавление улучшения характеристик в отношении одежды для нижней части тела.

    Наконец, мы напрямую сравнили эксперименты 2 и 3, чтобы оценить избирательность помех при обучении. Мы обнаружили, что при сравнении скорости обучения для Дня 2 (разница между результатами первой и второй половины) эксперимента 2 и эксперимента 3, участники, которым была поставлена ​​задача вмешательства, имели более высокую скорость обучения незнакомой задаче поиска нижней части тела по сравнению с тем, кто не получил задание на помехи (два образца t -тест, df = 4, d = -1.77, t s = -2,78, p = 0,024; см. рисунок 3). Это говорит о том, что как скорость обучения, так и абсолютная производительность для тех, кто получил помехи, были выше для новых предметов. Напротив, мы не наблюдали этого улучшения для группы, которая не получала помех, предполагая, что подавление из предыдущей задачи препятствовало обучению. При сравнении результатов только участников, которые выполнили , а не , получили помехи (эксперимент 2), они продемонстрировали значительно более высокий уровень обучения при выполнении знакомой задачи для верхней части тела на второй день по сравнению с незнакомой задачей для нижней части тела (два образца t -тест. , df = 4, d = 1.57, t s = 2,48, p = 0,038). Кроме того, эти различия, по-видимому, не являются результатом различий в общей скорости обучения между двумя группами, а скорее специфичны для индивидуальных условий одежды для верхней и нижней части тела (дополнительный рисунок S2). Таким образом, мы заключаем, что задача вмешательства не позволила производительности знакомых элементов подавить улучшение производительности новых элементов (см. Ниже).

    РИСУНОК 3. Влияние помех на долговременный визуальный поиск и обучение. Субъекты, выполняющие задание на вмешательство (эксперимент 3), демонстрируют значительное улучшение в течение дня 2 для новой задачи визуального поиска нижней части тела. Напротив, испытуемые, которые не выполняют задачу вмешательства (эксперимент 2), демонстрируют значительное снижение обучаемости по новой задаче поиска нижней части тела, как по сравнению с их собственным улучшением в знакомой задаче поиска в верхней части тела, так и по сравнению с изучение группы вмешательства во время зрительного поиска нижней части тела.Планки погрешностей представляют ± 1 SEM .

    Обсуждение

    Люди и многие животные обладают способностью искать и быстро определять сложные сенсорные особенности в нашей окружающей среде, такие как присутствие хищников или пищевых продуктов (Александр и Зелинский, 2011; Каннингем и Вулф, 2014). Этот навык требует быстрого взаимодействия между восприятием, вниманием, исполнительной функцией и глазодвигательными системами (Eckstein, 2011), но существуют неоднозначные данные о том, в какой степени процессы памяти влияют на наши возможности визуального поиска (Brady et al., 2011).

    Одна модель предполагает, что память не является неотъемлемым элементом визуального поиска ни в одном испытании (Horowitz and Wolfe, 1998), где производительность улучшается, если нецелевые отвлекающие факторы можно игнорировать, или в испытаниях, где теоретически могут быть неявные модели обучения. производить более эффективный поиск (Wolfe et al., 2000). Более того, есть некоторые свидетельства того, что даже в тех случаях, когда кратковременная память действительно развивается во время визуального поиска, она не дает преимущества перед поиском, основанным на простом анализе визуальных признаков (Oliva et al., 2004). Это направление исследований предлагает «амнезирующую» визуальную систему, которая «присутствует вечно», позволяя людям просто сосредоточить свое внимание на конкретных визуальных особенностях, а не полагаться на прошлые воспоминания для повышения способности к поиску (Horowitz and Wolfe, 1998).

    Другие модели, с другой стороны, предполагают предполагаемую роль памяти в развитии визуального поиска. Например, некоторые исследования показали, что кратковременная память может определять стратегию поиска внутри исследования (Gibson et al., 2000; Кристьянссон, 2000; Петерсон и др., 2007; Höfler et al., 2015), и на него влияют недавние и отложенные неявные эффекты прайминга (Kruijne and Meeter, 2016). Другие исследования также показали, что визуальный поиск дает кратковременное улучшение производительности (Võ and Wolfe, 2012) и что визуальный поиск подвержен эффектам интерференции памяти в краткосрочной перспективе (Schneider and Fisk, 1982; Boettcher et al., 2013), а также ассоциативные связи между визуально и семантически схожими объектами (Moores et al., 2003; Belke et al., 2008). Взятые вместе, кажется вероятным, что на визуальный поиск действительно влияют процессы краткосрочной памяти, но остается ли и какими процессами такие улучшения могут быть представлены в более длительных временных масштабах, остается в значительной степени неизвестным.

    Здесь мы обнаруживаем, что поиск элементов определенной категории может улучшить производительность в долгосрочной перспективе. В частности, мы обнаружили, что участники, обученные поиску определенной категории предметов, могут демонстрировать стойкое улучшение показателей без промежуточного обучения в течение последовательных дней.С этой точки зрения, обучение визуальному поиску, похоже, дает эффект, аналогичный эффекту, наблюдаемому при других явлениях памяти, таких как распознавание предметов и ассоциативная память (Poldrack et al., 2001; Fell and Axmacher, 2011), в результате чего повторное обучение может привести к длительному стойкое изменение производительности в течение двух или более дней подряд.

    Однако мы также обнаруживаем, что предварительное обучение привело к подавлению производительности при поиске новых элементов подчиненного уровня в той же категории, а также к неспособности улучшить производительность с течением времени.Эти эффекты не были связаны с повышенной сложностью или отвлечением, поскольку не было подавления производительности, когда элементы изначально изучались одновременно. Более того, введение задачи по помехам после обучения не привело к снижению производительности для первоначально обученного элемента, а, скорее, предотвратило подавление повышения производительности для новых элементов (то есть предотвратило подавление обучения). Хотя можно утверждать, что наше исследование просто демонстрирует новое и знакомое обучение, в отличие от настоящего визуального категориального обучения, учитывая, что отвлекающие факторы были контекстно-зависимыми, маловероятно, что участники просто получали способность распознавать отдельные элементы визуального поиска.

    Наша интерпретация этих результатов заключается в том, что поиск определенных визуальных функций в окружающей среде может привести к долгосрочному сохранению тех же визуальных функций, но также подавляет способность формировать дополнительные похожие следы в памяти. Эти результаты имеют некоторые общие черты с моделями подавления паттернов, которые могут быть модулированными по категориям и потенциально обратимыми с помехами нецелевой категории (Wimber et al., 2009, 2015; Maxcey and Woodman, 2014). Однако они также демонстрируют, что предварительное обучение предотвращает дополнительное изучение незнакомых категорий.Эти результаты контрастируют с предыдущими наблюдениями, согласно которым изучение категориальных характеристик иногда может привести к повышению точности категоризации (Scott et al., 2008). Наконец, чтобы еще больше поддержать это различие между компонентами кратковременной и долговременной памяти зрительной памяти, вмешательство после обучения исходной визуальной функции не подавляло производительность при поиске той же самой функции на следующий день, но предотвращало подавление дополнительных визуальных функций. Взятые вместе, эти данные предполагают наличие нейронного механизма, который может позволить наблюдаемым визуальным паттернам сохраняться в памяти в течение длительного времени, но который подавляет способность изучать подобные зрительные паттерны после того, как происходит объединение.Перспективное преимущество такой системы может заключаться в повышении специфичности обученных визуальных функций в окружающей среде путем подавления способности изучать похожие, но отличные визуальные особенности и, следовательно, возможность «ложноположительного» обнаружения. Эти наблюдения являются важным дополнением к нашему пониманию процессов долговременной памяти (Frankland and Bontempi, 2005; Nader and Hardt, 2009).

    Заявление о доступности данных

    Необработанные данные, подтверждающие выводы этой рукописи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю.

    Авторские взносы

    GF, LJ и ZW были вовлечены в концепцию и дизайн исследования, а также провели анализ и интерпретацию данных. LJ и GF выполнили сбор данных. GF и ZW принимали участие в составлении рукописи.

    Финансирование

    GF был поддержан программой стипендиатов Медицинского института Говарда Хьюза.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Дополнительные материалы

    Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.01896/full#supplementary-material

    Список литературы

    Белке, Э., Хамфрис, Г. В., Уотсон, Д. Г., Мейер, А. С., и Теллинг, А. Л. (2008). Нисходящие эффекты семантического знания при визуальном поиске модулируются когнитивной, но не перцепционной нагрузкой. Восприятие. Психофизика. 70, 1444–1458. DOI: 10.3758 / PP.70.8.1444

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бетчер, С. Э. П., Дрю, Т., и Вулф, Дж. М. (2013). Гибридный поиск в контексте: как искать овощи в разделе продуктов и хлопья в проходе с зерновыми. Vis. Cogn. 21, 678–682. DOI: 10.1080 / 13506285.2013.844959

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брэди, Т. Ф., Конкл, Т., и Альварес, Г. А. (2011). Обзор емкости зрительной памяти: помимо отдельных предметов и в сторону структурированных представлений. J. Vis. 11, 4. doi: 10.1167 / 11.5.4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брэди, Т. Ф., Конкл, Т., Альварес, Г. А., и Олива, А. (2008). Зрительная долговременная память имеет огромную емкость для хранения деталей объекта. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105, 14325–14329. DOI: 10.1073 / pnas.08033

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чун М. М. и Цзян Ю. (1998). Контекстная подсказка: неявное обучение и память визуального контекста направляют пространственное внимание. Cogn. Psychol. 36, 28–71. DOI: 10.1006 / cogp.1998.0681

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Каннингем, К. А., Ясса, М. А., и Эгет, Х. Э. (2015). Еще раз о массивной памяти: ограничения на емкость для хранения деталей объекта в долговременной визуальной памяти. ЖЖ. Mem. 22, 563–566. DOI: 10.1101 / lm.039404.115

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эмрих, С. М., Аль-Айдроос, Н., Пратт, Дж., и Фербер, С. (2009). Визуальный поиск выявляет электрофизиологический маркер зрительной рабочей памяти. PLoS One 4: e8042. DOI: 10.1371 / journal.pone.0008042

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ферранте, О., Патакка, А., Ди Каро, В., Делла Либера, К., Сантандреа, Е., и Челацци, Л. (2018). Изменение карт пространственного приоритета посредством статистического обучения выбору цели и фильтрации отвлекающих факторов. Cortex 102, 67–95. DOI: 10.1016 / j.кора.2017.09.027

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гейер Т., Мюллер Х. Дж., Ассумпкао Л. и Гайс С. (2013). Сон-эффекты на неявную и явную память при повторном визуальном поиске. PLoS One 8: e69953. DOI: 10.1371 / journal.pone.0069953

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гибсон, Б.С., Ли, Л., Скоу, Э., Браун, К., и Кук, Л. (2000). Поиск одной или двух одинаковых целей: когда у визуального поиска есть память. Psychol. Sci. 11, 324–327.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Цзян Ю. и Вагнер Л. С. (2004). Что изучается в пространственной контекстной привязке — конфигурации или отдельных местах? Восприятие. Психофизика. 66, 454–463.

    Google Scholar

    Кристьянссон, А. (2000). В поисках памяти: свидетельство памяти в визуальном поиске. Psychol. Sci. 11, 328–332.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Олива, А., Вулф, Дж. М., и Арсенио, Х. С. (2004). Панорамный поиск: взаимодействие памяти и зрения в поиске знакомой сцены. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 30, 1132–1146. DOI: 10.1037 / 0096-1523.30.6.1132

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петерсон М. С., Бек М. Р. и Вомела М. (2007). Визуальный поиск опирается на перспективную и ретроспективную память. Восприятие. Психофизика. 69, 123–135.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Петерсон, М.С., Крамер, А. Ф., Ван, Р. Ф., Ирвин, Д. Э. и Маккарли, Дж. С. (2001). У визуального поиска есть память. Psychol. Sci. 12, 287–292.

    Google Scholar

    Poldrack, R.A., Clark, J., Paré-Blagoev, E.J., Shohamy, D., Creso Moyano, J., Myers, C., et al. (2001). Системы интерактивной памяти в мозгу человека. Природа 414, 546–550. DOI: 10.1038 / 35107080

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Поттер, М. К., Уайбл, Б., Пандав, Р., Олежарчик, Дж. (2010). Обнаружение изображения в быстрой последовательной визуальной презентации: особенности или идентичность? J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 36, 1486–1494. DOI: 10.1037 / a0018730

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рагг, М. Д., Марк, Р. Э., Валла, П., Шлоершайдт, А. М., Берч, С. С., и Аллан, К. (1998). Диссоциация нейронных коррелятов неявной и явной памяти. Природа 392, 595–598. DOI: 10.1038/33396

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шактер, Д. Л., Чиу, К. Ю. П., и Окснер, К. Н. (1993). Неявная память: выборочный обзор. Annu. Rev. Neurosci. 16, 159–182. DOI: 10.1146 / annurev.ne.16.030193.001111

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шнайдер В. и Фиск А. Д. (1982). Степень последовательного обучения: повышение эффективности поиска и автоматическая разработка процессов. Восприятие.Психофизика. 31, 160–168.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Скотт, Л.С., Танака, Дж. У., Шейнберг, Д. Л., и Карран, Т. (2008). Роль категориального обучения в приобретении и сохранении перцептивного опыта: поведенческое и нейрофизиологическое исследование. Brain Res. 1210, 204–215. DOI: 10.1016 / j.brainres.2008.02.054

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трэвис, С. Л., Мэттингли, Дж. Б., и Дакс, П.Э. (2013). О роли рабочей памяти в пространственной контекстной подсказке. J. Exp. Psychol. Учить. Mem. Cogn. 39, 208–219. DOI: 10.1037 / a0028644

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вы, М. Л.-Х., и Вулф, Дж. М. (2012). Когда повторный поиск в сценах задействует память? Глядя НА в сравнении с поиском объектов в сценах. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 38, 23–41. DOI: 10.1037 / a0024147

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вимбер, М., Алинк, А., Чарест, И., Кригескорте, Н., и Андерсон, М.С. (2015). Извлечение вызывает адаптивное забывание конкурирующих воспоминаний посредством подавления коркового паттерна. Nat. Neurosci. 18, 582–589. DOI: 10.1038 / nn.3973

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wimber, M., Rutschmann, R.M., Greenlee, M. W., and Bäuml, K.-H. (2009). Извлечение из эпизодической памяти: нейронные механизмы разрешения интерференции. J. Cogn. Neurosci. 21, 538–549.DOI: 10.1162 / jocn.2009.21043

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вулф, Дж. М., Горовиц, Т. С., Ван Верт, М. Дж., Кеннер, Н. М., Плейс, С. С., и Кибби, Н. (2007). Низкая распространенность целей — постоянный источник ошибок в задачах визуального поиска. J. Exp. Psychol. Gen. 136, 623–638. DOI: 10.1037 / 0096-3445.136.4.623

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Какую роль играет психология при обучении специальному образованию?

    Психология — это изучение биологических, социальных и экологических влияний, которые влияют на то, как люди думают, ведут себя и учатся.Этот последний пункт был предметом больших дискуссий в области специального образования, где преподаватели стремятся помочь учащимся преодолеть пробелы в успеваемости. Поскольку около 14% всех учащихся государственных школ в США получают услуги специального образования, как преподаватели могут обеспечить идеальную среду обучения для этих мальчиков и девочек?

    Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно взглянуть на роль психологии в специальном образовании, то есть педагогической психологии. Педагогическая психология была движущей силой некоторых из величайших достижений в области специального образования, включая реинтеграцию учащихся с ограниченными возможностями в общеобразовательные классы.Если вы хотите узнать, как педагогическая психология может помочь учащимся с ограниченными возможностями добиться успехов в учебе, подумайте о получении степени магистра гуманитарных наук в области специального образования Техасского университета в Пермском бассейне.

    Что такое педагогическая психология?

    Педагогическая психология — это раздел психологии, изучающий процессы и проблемы, влияющие на обучение. Понимая, как люди усваивают и сохраняют информацию, психологи в области образования могут информировать учебные процессы и способствовать повышению успеваемости учащихся, независимо от их способностей, ресурсов или среды.Это особенно важно для учащихся с ограниченными возможностями, которые в той или иной степени страдают от ряда проблем в развитии.

    Истоки педагогической психологии можно проследить до Аристотеля и Платона, но именно такие психологи, как Жан Пиаже, заложили основы одного из важнейших принципов педагогической психологии: знания нельзя просто дать. Учителя могут представлять информацию увлекательно и актуально, но в конечном итоге ученик должен усвоить и сохранить информацию.Это идея, лежащая в основе теории конструктивизма, теории обучения, которая утверждает, что учащиеся могут учиться, только опираясь на предыдущие знания. Совместное обучение — еще один ключевой принцип конструктивистской теории, заключающийся в том, что учащимся легче преодолевать проблемы и усваивать уроки, если они смогут работать над ними в группах.

    Хотя ряд других теорий, в том числе теория когнитивного обучения, определяют то, как преподаются уроки в Соединенных Штатах, идея о том, что учащийся является активным участником своего учебного опыта, продолжает формировать то, как учащихся с особыми потребностями преподают в класс.

    Влияние педагогической психологии на специальное образование

    После повторного принятия Закона об инвалидах (IDEA) всем детям с ограниченными возможностями гарантировано бесплатное соответствующее государственное образование. Когда Конгресс подтвердил важность этого новаторского закона в 2004 году, преподаватели начали уделять больше внимания индивидууму, а не его нарушениям. В связи с этим динамичным сдвигом учителя общеобразовательных школ все чаще преподают как учеников с ограниченными возможностями, так и учащихся без инвалидности — задача, которая сопряжена со своим набором проблем.Для получения помощи общеобразовательные педагоги часто полагаются на специальных педагогов, которые могут применить свои знания педагогической психологии в классе и помочь создать идеальную среду обучения.

    Влияние педагогической психологии на классы

    Педагогическая психология полностью изменила ландшафт специального образования. В то время как раньше студенты с ограниченными возможностями были изолированы от остальной части студентов, преподаватели теперь знают, что большинство студентов с ограниченными возможностями могут достичь тех же академических стандартов, что и их сверстники, не являющиеся инвалидами.Однако необходимо учитывать и учитывать потребности каждого учащегося с ограниченными возможностями, если он хочет добиться успеха в учебе.

    Планирование уроков с учетом сильных и слабых сторон учащихся

    Не существует универсального подхода к обучению студентов с ограниченными возможностями. Принимая уроки, извлеченные педагогами-психологами, учителя дифференцируют обучение, чтобы у каждого ученика была возможность учиться независимо от его способностей. Помимо гибкости, непрерывной оценки и сотрудничества, дифференцированное обучение отдает приоритет групповой работе и сложной рабочей среде: концепции, ориентированные на учащихся, разделяются конструктивистским взглядом на обучение.В инклюзивном классе учащиеся с ограниченными возможностями обучаются вместе со своими сверстниками, не имеющими инвалидности, и получают индивидуальное, групповое и общее обучение, а также возможность обсуждать уроки со сверстниками с разными способностями и интересами.

    Часто бывает труднее создать сложную учебную среду. Как вы предоставляете увлекательный контент как студентам с ограниченными возможностями, так и не инвалидам? Помните, что учащиеся учатся, основываясь на собственном опыте, поэтому лучше, чтобы учащиеся всегда взаимодействовали с тем содержанием, которое они могут изучить.Это означает оценку успеваемости и потребностей каждого ученика и соответствующее планирование уроков.

    Почему педагогическая психология важна для специального образования?

    До принятия в 1975 году Закона об образовании для всех детей-инвалидов (в настоящее время принятого как IDEA) люди с ограниченными возможностями часто переводились в государственные учреждения, где они получали немногим больше, чем самое необходимое — пищу, одежду, кров. Инвалиды редко получали образование и реабилитацию.Какова роль психологии в специальном образовании? Педагогическая психология дает учителям возможность обучать людей с ограниченными возможностями, которые иначе не имели бы доступа к первоклассному образованию, которого они заслуживают.

    Узнайте об образовательной психологии и многом другом

    Педагогическая психология охватывает теории поведения, обучения и обучения, а также исследования по онтологическому развитию человека, и это один из многих курсов, преподаваемых в онлайн-магистратуре UT Permian Basin в рамках специальной образовательной программы.В нашей онлайн-программе вы узнаете, как применить эти концепции в классе. Дополнительные программные курсы, которые могут подготовить вас к успешной карьере учителя специального образования, включают:

    • Дизайн исследований в области образования и социальных наук
    • Основы специального образования
    • Программы и практики для исключительных учеников
    • Методы обучения исключительных учеников
    • Характеристики РАС и нарушений развития

    По завершении онлайн-обучения UT Permian Basin В программе специального образования выпускники готовы планировать уроки, управлять классами и проводить обучение, при этом учитывая потребности учащихся с ограниченными возможностями.Если вы хотите применить опыт педагогических психологов в своем классе, зарегистрируйтесь в нашей доступной, гибкой, 100% онлайн-программе. Принципы педагогической психологии хорошо послужат вам в классе как одно из многих соображений, которые вам необходимо принять во внимание при создании идеальной среды обучения для учащихся специального образования.

    Узнайте больше об онлайн-магистратуре UT Permian Basin по программе специального образования.

    Источники:

    https: // www.verywellmind.com/what-is-educational-psychology-2795157

    https://www.dphu.org/uploads/attachements/books/books_4778_0.pdf

    https://www2.ed.gov/policy/speced/leg/idea/history.pdf

    https://nceo.umn.edu/docs/OnlinePubs/Martha_Thurlow-Meeting_the_Needs_of_Special_Education_Students.pdf

    Роль неврологии в психологии —

    В современной науке мозг — важная новость. Нейробиология повсюду, за последние несколько десятилетий она стала ключевой областью исследований как сама по себе, так и во многих дисциплинах, включая психологию.

    Имеет смысл, что изучение разума должно пересекаться с изучением мозга, но какова роль неврологии в психологии?

    Чтобы понять, как нейробиология играет роль в психологии, полезно сначала заложить основы, осознавая, что такое нейробиология, почему она важна и взаимосвязь между разумом и телом.

    Что такое нейробиология?

    Грубо говоря, неврология — это наука о мозге. Проще говоря, это научное исследование нервной системы.Неврология анализирует то, что заставляет мозг и нервную систему в целом функционировать: биологические и химические процессы.

    Принцип работы мозга изучается со времен древних египтян, но в последние годы нейробиология быстро развивалась как дисциплина, охватывающая элементы молекулярной биологии, человеческого поведения, анатомии и многого другого.

    Изначально нейробиологические исследования были сосредоточены в основном на молекулярных и клеточных исследованиях отдельных нейронов. Однако благодаря использованию революционных новых инструментов визуализации и компьютерного моделирования современная нейробиология теперь может дать представление об анатомии мозга и нашем понимании неврологического, физического и психологического функционирования — по сути, того, как мозг, тело и разум связаны друг с другом. .

    Современная нейробиология оценивает нервную систему, изучая ее структуру, то, как она развивается и работает. Дисциплина также учитывает, как нервная система изменяется и работает со сбоями. Нейронные пути в головном мозге передают информацию, и именно эти связи являются ключевой областью исследований нейробиологов.

    С помощью специального оборудования для сканирования мозга ученые могут видеть, как функционируют связи в мозге, определять повреждения и исследовать влияние нарушенных нервных путей на тело и разум (Psychology Today, 2019).

    Отрасли неврологии

    Существует более двух десятков разделов нейробиологии, каждая из которых имеет свою направленность.

    Некоторые разделы нейробиологии концентрируются на нейронной основе поведения и процессах, которые порождают и изменяют нервную систему; другие организуют нейробиологические данные, применяя вычислительные модели и аналитические инструменты.

    Разделы неврологии включают:

    Когнитивная нейробиология — Изучение того, как биология производит психологические функции.В когнитивной нейробиологии исследователи исследуют взаимосвязь между нейронными цепями и умственной обработкой.

    Поведенческая нейробиология — Применение биологических принципов для изучения поведения людей и животных. Поведенческая нейробиология, обычно называемая биопсихологией, фокусируется на мозговых механизмах, лежащих в основе поведения.

    Клеточная нейробиология — Изучение нейронов и их физиологических свойств на клеточном уровне. Клеточная нейробиология фокусируется на том, как мозг развивается и изменяется с течением времени, когда он реагирует на переживания.

    Молекулярная нейробиология — Изучение биологии нервной системы. Молекулярные нейробиологи сосредотачиваются на молекулярном поведении и процессах нейронов, исследуя структуру нервной системы, а также то, как она функционирует и развивается.

    Нейронные системы — Изучение нейронных систем и цепей с упором на такие тонкости, как формирование нейронных цепей и их выполнение таких функций, как рефлексы, память и эмоциональные реакции. Ключевой областью исследований является то, как сети нейронов лежат в основе сложных процессов и поведения.

    Вычислительная нейробиология — Изучение развития и функционирования структуры мозга с помощью математических моделей, компьютерного моделирования и теоретической оценки. Вычислительную нейробиологию иногда называют теоретической нейробиологией.

    Нейропсихология — Изучение нейробиологии и психологии. Нейропсихологи сосредотачиваются на взаимосвязи между мозгом и нейропсихологическим функционированием — обычно на изменениях в поведении после неврологического заболевания или травмы.

    Это лишь некоторые из направлений нейробиологии — существует гораздо больше отдельных областей, и области исследований часто пересекаются. Роль нейробиологии в психологии включает в себя направления дисциплины, которые включают поведенческую нейробиологию, социальную нейробиологию и многое другое.

    Разум или материя? Проблема разума и тела

    Исторически сложилось так, что для изучения психологии на научном уровне необходимо сначала иметь всестороннее понимание биологии.Фактически, Уильям Джеймс выдвинул такую ​​точку зрения «Принципы психологии» — один из первых томов, в которых исследуется взаимосвязь между психологией и биологией.

    Как дисциплина поведенческая нейробиология начала приобретать некоторую расплывчатую форму в 1700-х годах, когда философы начали серьезно рассматривать то, что было выдумано как проблема разума и тела. То есть степень связи ума и тела. Нерешенная проблема касается взаимоотношений между сознанием и мозгом — одно является набором ментальных свойств, а другое — физическим.

    Вопросы о том, как эти два свойства взаимодействуют, во многом лежат в основе проблемы разума и тела. Являются ли ментальные состояния физическими, каждое из них отличается или одно является подклассом другого, и влияют ли физические состояния на ментальные состояния или наоборот, — все это составляет основу проблемы.

    Тогда есть вопросы о сознании, физическом «я» и интенциональности — что это за концепции? Как они связаны с мозгом и телом? И принадлежит ли разум телу, или тело является просто местом обитания разума?

    На эти вопросы нет однозначного ответа, следовательно, проблема остается нерешенной, но есть школы мысли, которые обращаются к отношениям между разумом и материей.

    Материализм — Материалистическая точка зрения состоит в том, что ментальные состояния на самом деле являются просто физическими состояниями.

    Дуализм — Дуалистическая точка зрения состоит в том, что оба состояния реальны и ни одно из них не может быть отнесено к другому.

    Идеализм — Идеалистическая точка зрения утверждает, что физические состояния на самом деле являются ментальными состояниями.

    (Робинсон, 2016)

    Проблема также может быть решена с точки зрения редукционизма. Конститутивный редукционизм предполагает, что умственные процессы производятся мозгом, поэтому разум является продуктом тела, а не отдельной сущностью.В элиминативном редукционизме считается, что разум — это только деятельность мозга.

    Другие нейробиологи не верят, что разум можно объяснить только активностью мозга, и квалифицируют это убеждение как феномен эмерджентности. Возникновение имеет место, когда сущность проявляет определенные свойства или поведение только тогда, когда она взаимодействует как часть чего-то еще.

    Вода, например, принимает форму только тогда, когда атом кислорода соединяется с двумя атомами водорода — одни только атомы не являются жидкими.Нейроны мозга не обладают сознанием, но сознание возникает в результате процессов, происходящих в нейронных сетях (Ludden 2017).

    Оценивая доказательства, многие психологи придерживаются современной точки зрения, согласно которой разум — это то, что мозг делает. Эта точка зрения была первоначально высказана когнитивистом Марвином Мински и может быть в значительной степени подтверждена доказательствами (LeadershipU 2019). Повреждение мозга может изменить сознание, также как наркотики и травмы. Люди, рожденные без мозга, не проявляют признаков сознания, как и те, у кого есть прямая линия на ЭЭГ, что предполагает, что разум не существует независимо, а создается мозгом (Tryon 2014).

    Как неврология помогает психологии?

    Поскольку нейробиология сосредотачивается на физических наборах свойств, а психология — на ментальных аналогах, эти две дисциплины могут показаться несопоставимыми. Однако нейробиология играет определенную роль в психологии.

    На самом деле, психология и нейробиология не являются совершенно независимыми друг от друга дисциплинами, они могут дополнять друг друга по-разному. Вместе эти две области могут помочь ответить на вопросы, касающиеся, например, познания и поведения, развития нервной системы, нейропсихофармакологии и пластичности.

    Понимание того, как работает мозг на научном уровне, и использование таких технологий, как сканеры мозга, может помочь определить корреляцию между мозгом и психическим состоянием. Неврология создала для ученых новые и продвинутые способы оценки биологических процессов, лежащих в основе поведения, что, в свою очередь, позволяет профессионалам принимать более обоснованные решения о психических вмешательствах и лечении.

    Конкретно рассматривая то, как психология и нейробиология взаимодействуют друг с другом для получения положительных результатов, нейробиология внесла некоторые важные выводы в отношении следующих состояний, влияющих на психическое здоровье и поведение:

    Болезнь Паркинсона

    Дегенеративное заболевание нервной системы, болезнь Паркинсона, вызывает поражение нервных клеток головного мозга, контролирующих движения, а также влияет на способность человека принимать решения.

    Нейробиология помогает лучше понять течение болезни различными способами, включая создание вычислительных моделей, которые позволяют понять силу связей в области базальных ганглиев мозга. То, как различаются связи у пациентов с болезнью Паркинсона, может помочь ученым создать терапию, адаптированную к паттернам нервной дегенерации (Frontiers Science News 2017).

    Болезнь Альцгеймера

    Болезнь Альцгеймера, характеризующаяся ухудшением когнитивных функций, приводит к снижению интеллектуальных способностей человека и может вызывать изменения в личности и поведении.С помощью нейробиологии, примененной к животным, исследователи обнаружили, что возрастная потеря памяти может быть обратима с использованием подхода переноса генов.

    В исследованиях на обезьянах ученые определили, что контролирующие нейроны в области мозга с возрастом сжимаются и перестают вырабатывать регулирующие химические вещества, влияющие на способность рассуждать и память. Вводя фактор роста нервов в клетки и повторно вводя их в мозг обезьян, ученые смогли восстановить количество и функцию клеток, что дало неоценимую информацию о потенциале лечения возрастных заболеваний у людей (Национальный институт Старение 2019).

    Болезнь Хантингтона

    Неврологическое заболевание Хантингтона, вызывающее непроизвольные движения и нарушение интеллекта, вызвано дефектной последовательностью ДНК, которая создает токсичный белок и повреждает нейроны больных. Болезнь Хантингтона пока неизлечима, но нейробиология помогает найти решение.

    В ходе исследований в последние годы применялись различные типы терапии по редактированию генов, но в 2018 году была создана новая система, которая показала многообещающую с точки зрения безопасности и специфичности, чем предыдущие разработки.Недавно разработанная система смогла разрезать нить ДНК, деактивировать дефектный ген и предотвратить выработку токсичного белка, предоставив жизненно важные данные для разработки потенциального будущего лекарства от болезни Хантингтона (Frontiers Science News 2018).

    Шизофрения

    Психиатрическое расстройство, характеризующееся нарушением восприятия реальности, шизофрения имеет ряд изнурительных симптомов, включая психоз и галлюцинации. Благодаря нейробиологии ученые добились некоторых успехов в классификации симптомов и их соотнесении со структурами и функциями мозга с целью помочь в разработке и улучшении стратегий лечения (Strik et al, 2017).

    Неврология также помогает продвигать исследования в то время, когда разработка лекарств от шизофрении ухудшилась. Ученые выяснили, когда и где происходят изменения дофамина в головном мозге больных. Понимание того, какие системы нейротрансмиттеров и области мозга задействованы, может помочь выявить основные нейробиологические особенности шизофрении, такие как изменения в нейрохимии дофамина (Kesby et al 2018).

    Клиническая депрессия

    Клиническая депрессия, для которой характерно постоянное плохое настроение, лечится с помощью различных областей нейробиологии.В исследованиях использовалось сканирование мозга перед курсом лечения для выявления изменений у людей с депрессией, и результаты показали, что некоторые виды лечения лучше работают для людей с относительно нормальной исходной активацией области мозга субгенуальной передней поясной коры (sgACC), в то время как некоторые из них работали. лучше для тех, у кого аномальная исходная активация sgACC (Roiser 2015).

    Из таких исследований можно собрать данные и использовать их для выбора лечения лиц с клинической депрессией.Некоторые могут лучше всего реагировать на психологическое лечение; другие к фармакологическому лечению, например.

    Аутизм

    Охватывая широкий спектр состояний, аутизм характеризуется проблемами в таких областях, как социальные навыки, поведение и вербальное и невербальное общение. Исследования в области нейробиологии предоставляют важную информацию о том, когда и как диагностируется аутизм, а также помогают понять характеристики этого состояния с точки зрения активности мозга.

    Исследователи смогли идентифицировать как структурные, так и функциональные различия в мозге людей с аутизмом и связанными с ним расстройствами спектра, обнаружив, что, например, область мозга миндалины неактивна, когда люди с аутизмом пытаются читать выражения лица. Поскольку аутизмом больше мужчин, чем женщин, исследователи также изучали влияние уровней тестостерона у плода, обнаружив, что более высокие уровни пренатального тестостерона связаны со снижением социальных навыков, но повышенным вниманием к деталям у младенцев — маркеры аутизма, которые могут помочь с ранняя идентификация (Cambridge Neuroscience, Кембриджский университет, 2019).

    Беспокойство

    Тревожные расстройства характеризуются стойкими чувствами беспокойства или беспокойства. Лечение тревожных расстройств может принимать форму терапии и / или лекарств с разной степенью успеха. Однако недавний прорыв в области нейробиологии может изменить формулировку некоторых успокаивающих лекарств после того, как исследователи определили мозговой путь, который может стать новой мишенью для лекарств, снижающих тревожность.

    Оценивая химический посредник мозга, называемый NPY, в отношении чувствительной к стрессу области мозга миндалины, ученые определили механизм, с помощью которого химическое вещество помогает обратить вспять стрессовую реакцию, вызванную гормоном CRH.Оба химиката используют одни и те же каналы, и исследователи смогли идентифицировать и ингибировать производство вызывающего тревогу белка до тех пор, пока каналы в конечном итоге не исчезнут, что станет потенциальной целью для производства новых лекарств (Университет Альберты, 2018).

    Злоупотребление наркотиками

    Злоупотребление наркотиками классифицируется как вредные формы злоупотребления психоактивными веществами или алкоголем, которые наносят ущерб какой-либо области жизнедеятельности человека. В последние годы было проведено множество исследований причин злоупотребления наркотиками, в том числе нейробиологические оценки, в которых анализируется, как внешние воздействия влияют на бессознательную обработку информации и вызывают привыкание.

    Ряд факторов способствует возникновению зависимости, и некоторые нейробиологи предполагают, что, помимо нейрохимических основ зависимости, социально-экономический статус человека влияет на его благополучие посредством бессознательной обработки, создавая более высокую потребность в дополнительных вознаграждениях в мозгу (Farisco et al 2018).

    Это всего лишь несколько областей, непосредственно связанных с психологией, в которых нейробиология вносит ощутимый вклад. Есть много других способов, с помощью которых нейробиология информирует исследования и научное мнение по широкому кругу дисциплин.

    Неврология и психология: счастливая пара?

    Бесспорно, существуют явные различия между дисциплинами нейробиологии и психологии, но именно это делает отношения между этими двумя предметами такими увлекательными.

    В некоторых случаях достижения в области нейробиологии помогают укрепить психологическую теорию; в других — нейробиология — это прорыв, бросающий вызов классическому мышлению. Между тем, психология дает жизненно важное понимание сложности человеческого поведения — продукта всех этих нейронных процессов.

    Нейробиология и психология работают вместе и бросают вызов друг другу в равной мере, что способствует прогрессу в обеих областях, — говорит д-р Кевин Флеминг, основатель Gray Matters International.

    Уникальная услуга, объединяющая неврологию и психологию, Gray Matters International предлагает решения, меняющие жизнь, которые объединяют эти две области, обеспечивая индивидуальное оздоровление руководителей, лечение злоупотребления психоактивными веществами и терапию взаимоотношений.

    Д-р Флеминг прокомментировал:

    «Нейробиология принятия решений — в частности, как нейронные сети, предубеждения, предыдущие знания, паттерны травм и другие важные мозговые факторы пересекаются, чтобы повлиять на то, почему мы делаем то, что мы делаем, — является центральным в наборе инструментов Gray Matters International для руководства людьми для более быстрого и эффективного изменения….особенно когда разговорная терапия не привела к желаемым людям изменениям в жизни. Это то, чем мы занимаемся ».

    Библиография:

    Психология сегодня (2019) Дисциплина нейробиологии https://www.psychologytoday.com/gb/basics/neuroscience Дата обращения: 12.07.19

    Робинсон, Х. Дуализм Стэнфордская энциклопедия философии (издание осень 2017 г.), Эдвард Н. Залта (ред.) Https://plato.stanford.edu/entries/dualism/ Дата обращения: 12.07.19

    Ладден, Д. (2017) Нейронаука — будущее или конец психологии? https: // www.Psyologytoday.com/us/blog/talking-apes/201702/is-neuroscience-the-future-or-the-end-psychology Дата обращения: 12.07.19

    LeadershipU (2019) Умы — это просто то, что делают мозги
    http://www.leaderu.com/truth/2truth03.html Дата обращения: 12.07.19

    Tryon, W. (2014) Когнитивная нейробиология и психотерапия: сетевые принципы для единой теории (стр. 67-122) https://www.sciencedirect.com/science/article/pii/B9780124200715000028 Дата обращения: 12.07.2012 19.

    Frontiers Science News (2017) Моделирование мозговых связей для понимания болезни Паркинсона https: // blog.frontiersin.org/2017/10/03/parkinsons-disease-brain-basal-ganglia-frontiers-in-computational-neuroscience/ Даты обращения: 12.07.19.

    Национальный институт старения (2019) Болезнь Альцгеймера и нейробиология старения
    https://www.nia.nih.gov/about/budget/alzheimers-disease-and-neuroscience-aging-3 Дата обращения: 12/07/ 19.

    Frontiers Science News (2018) Ученые приближаются к лечению болезни Хантингтона https://blog.frontiersin.org/2018/03/06/neuroscience-huntingtons-disease-cure-treatment-crispr-cas9/ Дата обращения: 07 / 19.12.

    Strik, W; Стегмайер, К; Вальтер, S; Диркс, Т. Системная нейробиология психоза: отображение симптомов шизофрении на системы мозга. Нейропсихобиология 2017; 75: 100-116. doi: 10.1159 / 000485221 https://www.karger.com/Article/FullText/485221 Дата обращения: 12.07.19.

    JP Kesby, JP; Эйлс, DW; МакГрат, Джей Джей; Скотт, JG. (2018) Дофамин, психоз и шизофрения: увеличивающийся разрыв между фундаментальной и клинической неврологией, том 8, номер статьи: 30. https: // www.nature.com/articles/s41398-017-0071-9 Дата обращения: 12.07.19.

    Ройзер, Дж. (2015) Что неврология когда-либо сделала для нас? Психолог, том 28 (стр. 284-287), апрель 2015 г. https://thepsychologist.bps.org.uk/volume-28/april-2015/what-has-neuroscience-ever-done-us Дата обращения: 07 / 19.12.

    Кембриджская неврология; Кембриджский университет (2019) Аутичный мозг https://www.neuroscience.cam.ac.uk/research/cameos/AutisticBrain.php Дата обращения: 12.07.19.

    Университет Альберты (2018) Возможный новый путь лечения тревоги NeuroscienceNews.https://neurosciencenews.com/crh-genetics-anxiety-9344/ Дата обращения: 12.07.19.

    Farisco, M; Эверс, К; Changeux, JP. (2018) Наркомания: от неврологии к этике. Фронт. Психиатрия 9: 595. doi: 10.3389 / fpsyt.2018.00595 https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2018.00595/full Дата обращения: 12.07.19.

    Зачем нужна психология? А что нужно психологии?

    Мы всегда прислушиваемся к «Голосам в психологии». Люди, которые могут часто брать сложные идеи и передавать их таким образом, чтобы заинтересовать и проинформировать нашу большую и разнообразную аудиторию.Писатели с реальным влиянием, которые учатся избегать некоторых ловушек академического письма. Они будущее нашей науки, нашего Общества, нашего журнала.

    Но, возможно, вам нужна помощь, чтобы найти этот голос. Возможно, у вас есть что-то определенное, но вам нужна практика, забота. Мы думаем, что в последние годы мы приложили реальные усилия для этого, предоставив возможности и рекомендации многим начинающим авторам. Теперь мы начали разрабатывать более формальную структуру этого процесса.

    На 2018 год мы задали вопрос, который действовал до конца года: Зачем нужна психология? А что нужно психологии? Людей попросили ответить на один или оба этих вопроса так, как они сочтут нужным.Хотя мы не были нацелены исключительно на студентов, нас больше всего интересовало выявление высокого потенциала среди тех, кто начинал свой путь в психологии.

    А теперь самое интересное … мы обсуждаем с некоторыми из этих авторов возможность сыграть роль в развитии их «голоса в психологии» путем предоставления советов и возможностей писать больше в различных контекстах.

    Поскольку это пробная версия, мы не можем говорить более конкретно на данном этапе. Речь идет о совместном создании Программы на будущее.Но мы надеемся, что это будет расти.

    На 2019 год мы задаем вопрос: «Что делает психолога?»

    Обращайтесь к этому вопросу так, как считаете нужным. Мы понимаем, что это настоящая проблема: максимальное количество слов составляет всего 1000 слов, и абсолютно необходимо, чтобы вы писали с учетом нашей публикации и аудитории.

    Срок до 20 сентября. Отправьте сообщение по электронной почте на адрес [адрес электронной почты защищен] и расскажите немного о себе — о своих стремлениях и о том, как вы хотите участвовать в психологической коммуникации.Хотя мы не нацелены исключительно на студентов, мы в основном заинтересованы в выявлении высокого потенциала у тех, кто начинает свой путь в психологии. Одно сообщение на человека, пожалуйста, и, к сожалению, мы не можем ответить всем.

    Примерно в конце 2019 года мы опубликуем подборку лучших ответов в Интернете и в печати. Некоторым из победителей будет предложена поддержка в развитии их «голоса в психологии» путем предоставления советов и возможностей писать больше в различных контекстах.

    Пишите — и не стесняйтесь! Если у вас есть голова, забитая вопросами, оригинальные идеи о психологии за пределами лекционного зала и желание что-то изменить, то это хорошее место для начала. Вам не обязательно быть готовой статьей, чтобы быть очень важным для нас!

    Доктор Джон Саттон (управляющий редактор)
    Мадлен Паунолл (помощник редактора VIP-программы)

    Теперь о победителях нашей схемы 2018 года … помните, вопрос был: Зачем нам нужна психология? А что нужно психологии?

    Критическая революция на работе

    Зои Сандерсон

    В психологии труда мы стремимся изучать человеческое поведение в организациях и применять полученные знания для достижения благотворных целей.Но каковы эти цели? Чьим интересам служат наши усилия? Какие предположения лежат в основе знаний, которые мы используем и создаем? Какие могут быть лучшие способы проведения исследований в области психологии труда?

    Вопросы, подобные этим, побуждают нас задуматься о фундаментальной природе того, что мы делаем, что, возможно, ведет нас к более «критическому» образу мышления и бытия. В этом контексте «критический» не обязательно означает разрушительный или отрицательный. Критические подходы — которых много и они разнообразны — подчеркивают ограничения того, как мы обычно проводим исследования в области психологии, стремясь создать альтернативы, которые могли бы создать другое будущее для нашей области.

    Стремление к социальной справедливости и личным свободам лежит в основе наиболее важных точек зрения, и это часто связано с изучением моделей власти, в которые вовлечены люди как на рабочем месте, так и за его пределами. Эти способы мышления также побуждают нас задуматься о том, как мы лично относимся к нашим исследованиям, способствуя самосознанию концепций и парадигм, которые мы используем, и предположений, на которых они основаны. Качественные методологии и разнообразные эпистемологии ценятся наряду с количественными подходами в критической работе.В общепринятой академической психологии труда желательность достижения некоторых целей, таких как повышение производительности труда и управленческого авторитета сотрудников, часто рассматривается как нормальная, универсальная или даже естественная. Критическая работа выявляет и ставит под сомнение допущения, лежащие в основе этих императивов. Мы должны смотреть внутрь себя на наши собственные ценности и убеждения, снаружи на то влияние, которое оказывают наши исследования, и сбоку на различные парадигмы, существующие в нашей области.

    В более критическом будущем для психологии труда мы расширим, что и как исследуется.Какие вопросы занимают первое место в наших исследовательских программах и как мы их решаем, — это проблемы, основанные на ценностях. Когда мы исследуем, мы принимаем участие в дебатах, формулируем идеи, отдаем предпочтение определенным видам данных, формируем возможности для практики и приносим пользу или ставим в невыгодное положение группы людей. Создание знаний — это мощный акт, который имеет значительные последующие последствия, которые мы в некоторой степени контролируем. Если мы проведем исследование, которое в конечном итоге будет направлено на повышение производительности труда сотрудников, мы сможем разумно предвидеть, что это может нанести ущерб определенным группам сотрудников.Более критическая программа исследований могла бы изучить проблемы, которые «дискурс о продуктивности» ставит перед работниками с ограниченными возможностями или теми, у кого есть серьезные нерабочие обязанности. Мы могли бы сформулировать более инклюзивную концепцию самой продуктивности. Мы могли черпать вдохновение из постструктуралистских, феминистских или постмодернистских исследований в соседних академических областях. Расширение репертуара «законных» вопросов и подходов к исследованиям психологии труда таким образом позволит нам получать различные виды знаний, которые в конечном итоге могут принести пользу большему количеству людей на рабочем месте.

    Это не новая идея. По крайней мере, с 1970-х годов критические психологи сопротивлялись индивидуалистическим взглядам, указывали на влияние статус-кво на обездоленные группы и возлагали на других психологов ответственность за их роль в сохранении этих воздействий. Многие дисциплины социальных наук установили критические традиции, некоторые из которых совпадают с нашим вниманием к людям в организациях. В нашей области мыслители-новаторы отстаивали радикальные идеи, бросающие вызов статус-кво.Например, история психологии труда и организационного поведения Венди Холлоуэй в 1991 году развеяла иллюзию объективного научного исследования, задокументировав, как конкретные люди, проблемы и контексты производят основные знания в нашей области. Гази Ислам и Майкл Зифур исследовали, как можно иначе представить себе основные предметы психологии труда, такие как анализ работы, лидерство и мотивация, в своей главе в «Критической психологии: Введение» 2009 года. Несколько месяцев назад в Европейском журнале трудовой и организационной психологии была опубликована статья Маттейса Бала и Эдины Дочи о неолиберальной идеологии в психологии труда, а также несколько ответов.К сожалению, эти идеи и споры остаются скорее исключением, чем нормой.

    Эта революция начинает набирать обороты: исследователи со всего континента заявляют о своем стремлении к более критической психологии труда. Я работаю с европейскими коллегами над планированием мероприятия о будущем психологии труда, которое позволит нам вместе изучить, как наша дисциплина может стать более критичной, здоровой, равной и актуальной (www.futureofwop.com). Эта инициатива отражает разработку Манифеста о будущем работы и организационной психологии, который охватывает критические устремления.Манифест подпишут многие исследователи психологии труда со всей Европы, включая меня. Происходят перемены, и здесь, в Великобритании, нам нужно не отставать.

    Это не просто упражнение в интеллектуальной гимнастике. Многие из нас занимаются психологией труда с намерением творить добро. В более критическом будущем мы могли бы привнести больше наших ценностей и убеждений в нашу работу — при условии, что мы будем делать это сознательно, открыто и разумно, как мудро советуют сторонники практики, основанной на фактах.Мы могли бы собрать больше (и более разнообразных) доказательств по вопросам, которые беспокоят людей, не обладающих наибольшей властью в организациях, и переоценить, в какой степени строительные блоки, формирующие здание современной психологии труда, по-прежнему подходят для наших целей. Критические подходы могут дать новое представление о том, почему наша работа имеет значение в обществе, которое все больше озабочено основанными на ценностях вопросами равенства, устойчивости и свободы.

    Психология труда не спасет мир, но мы можем индивидуально вносить изменения, которые накапливаются, чтобы оказать лучшее влияние в будущем, чем мы делали в прошлом.Наша дисциплина назрела для критической революции: сможем ли мы ее осуществить?

    Зои Сандерсон
    «Я доктор-исследователь в Бристольском университете. Я использую качественные методы для изучения психологической реакции сотрудников на ценности организации. Я изучал несколько социальных наук и политическую философию, разрабатывал политику для государственных органов и руководил организациями третьего сектора. Я активист и ученый, и мне интересно, как мы можем сделать будущее лучше, чем настоящее и прошлое.Я использую все это в своей работе. Я в Твиттере или по электронной почте [адрес электронной почты защищен] ».

    Это та часть, которая делает всех нас людьми
    Гунджан Шарма

    Я работаю младшим врачом в больнице и постоянно осознаю необходимость психологии. Когда молодой человек попадает в отделение неотложной помощи с порезанной рукой, возникает явная психологическая потребность. Труднее оценить эмоциональную сторону и тем более предложить психологическую поддержку, когда кто-то попадает в больницу с физическими проблемами; сердечный приступ, подорвавший самоуверенность человека, или двадцатилетняя борьба с диабетом, наполненная постоянной тревогой и страхом, что вас сочтут посторонним.Мы, врачи, слишком готовы лечить патофизиологию. Наши офисы заполнены Британским национальным фармакологическим справочником и исследовательскими документами, в которых упоминаются последние достижения в фармакологии.

    То, что мы оставляем в стороне, — это аспекты человеческих страданий, в которых, как нам кажется, мы не принимаем участия; та часть, которая делает всех нас людьми.

    Существует большая потребность в оценке психологических аспектов физического здоровья. Хотя это уже делается в определенных областях здравоохранения, таких как хронические заболевания и паллиативная помощь, это не является частью нашей повседневной роли врачей.Существуют препятствия — время, отведенное на быстрое лечение, является лишь одним из них, — но комплексная помощь является краеугольным камнем современной медицины.

    Медицина с каждой минутой становится все технологичнее. Мы оборачиваем наших пациентов проволокой, вставляя иглы в каждую пору, пытаясь накормить тело, опустошенное болезнью. Каждый день мы отмечаем мельчайшие изменения частоты сердечных сокращений и артериального давления, глядя на рентгеновские лучи, когда мы рассматриваем внутреннюю часть тел наших пациентов. Тем не менее, нам еще предстоит в полной мере оценить внутреннюю часть их разума.Наши десятиминутные обходы палаты не дают большого стимула сесть и прислушаться к страхам и тревогам наших пациентов. Наши предписывающие проформы не дают возможности оценить десятилетия изоляции и тяжелой утраты, страх потерять личность и независимость.

    Я не говорю здесь о психиатрии или о медицинском диагнозе психических расстройств. Я говорю о психологических последствиях того, что мы являемся пациентом, и о недостаточном внимании, которое мы им приписываем. Мы не должны забывать, что люди наиболее уязвимы, когда они нездоровы.Психология нужна не только медицине, но и медикам как профессии; это позволяет нам выйти из туннеля физиологии и патологии и войти в мир нашего пациента.

    Одно конкретное исследование, продолжающееся исследование «Диабет 360», очень хорошо подчеркивает эту потребность. Почти половина медицинских работников сообщили, что их способность заботиться о своих пациентах зависит от их способности понимать точки зрения своих пациентов и адекватно управлять эмоциональными проблемами своих пациентов наряду с их физическими проблемами.Это особенно важно по сравнению с результатами, полученными от пациентов; 30 процентов пациентов чувствовали, что их диабет забирает значительную часть их умственной и физической энергии, а 32 процента чувствуют себя подавленными в результате своего диабета.

    Мы знаем, что физическое и психологическое здоровье тесно связаны. Это можно проиллюстрировать на примере простуды. Вспомните, когда вас связали в постели, у вас текла нос, лающий кашель и сильная головная боль.Это были не просто ужасные боли в шее и усталость мышц, которые казались такими ужасными; это был тот факт, что вы чувствовали себя бесполезным в качестве партнера, чувствовали себя виноватыми за то, что не смогли приступить к работе, разочаровались в беспомощности, к которой вы были привязаны, беспокойством о том, сможете ли вы все же подать этот документ вовремя. Болезнь — это больше, чем просто увеличение количества лейкоцитов в кровотоке или дисбаланс наших показателей жизнедеятельности; это то, что происходит с человеком в целом, и врачи должны ценить эту целостность и управлять ею.

    Все меняется. В медицинском образовании больше внимания уделяется психологической сфере здравоохранения. Мы относимся к врачу как к тому, кто охватывает пациента в целом (см., Например, статью Кордингли и его коллег «Какую психологию нужно знать студентам-медикам?»). Но впереди еще долгий путь. Обход отделения не способствует эмоциональной поддержке, когда пациент в соседней постели может слышать весь разговор; десятиминутные встречи не всегда затрагивают суть проблемы.Но понимание того, что пациенты имеют не только физические симптомы, но и психологическое бремя, — это хорошее начало.

    Гунджан Шарма
    «Я младший врач, работаю в Девоне. Я интересуюсь писательством и психологией, и я стремлюсь совместить оба этих интереса. Моя цель — стать психиатром и продолжить свой интерес к написанию научно-популярной литературы на интересующие меня темы, такие как глобальное психическое здоровье, психические заболевания и система уголовного правосудия, а также социальная несправедливость и психическое здоровье.Я хочу стимулировать обсуждение и обменяться идеями ».

    Использование психологии для размышлений о психологии
    Бет Кэррингтон

    Внезапно я понял. Я все понял. Смущение. Стыд. Клеймо. То есть однажды я покинул свою башню воспринимаемых знаний из слоновой кости и сел один на один в кабинете терапевта, поставив стулья «именно так». Не хватало только коробки с салфетками. Я думал, что работа в области психического здоровья сделает меня невосприимчивым к психическим расстройствам; мальчик, я был неправ.Работа в области психического здоровья никоим образом не делает меня невосприимчивым к чему-либо.

    Оглядываясь назад, я понимаю, что это был ужасающий опыт, который я теперь не смог бы изменить для всего мира; Я был на месте пользователя сервиса. Я впервые увидел все как пользователь психиатрических услуг, и это полностью изменило мою точку зрения. Сначала мне было неловко и неловко, особенно когда стажер-терапевт КПТ спросил, можно ли записывать сеансы «для клинического наблюдения и тренировочных целей».Я не мог сказать «нет» … Я сам был в таком же положении, передавая каждый опыт своему собственному наблюдению, чтобы помочь мне развиваться и учиться. Но я запаниковал: что, если бы другие студенты ее курса посмотрели эти видео, и я позже работал с этими людьми в тех же самых службах?

    Мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, что если я ожидаю, что однажды стану клиническим психологом и буду помогать людям, испытывающим проблемы с психическим здоровьем, мне нужно иметь возможность размышлять о себе и своих собственных проблемах.Я благодарен за то, что теперь у меня есть понимание того, каково это на самом деле, когда вы находитесь по другую сторону стола, когда человек задает вам потенциально навязчивые вопросы и просит вас поразмышлять над своими мыслями и чувствами — очень сложная задача! На мой взгляд, это может сделать меня только лучшим психологом в будущем. Я больше не чувствую себя таким отстраненным, как, возможно, когда-то. Идеология «мы» и «они», хотя, скорее всего, бессознательная сила в нашем сознании, была уничтожена.

    Психологии нужно дать толчок принципу «вы знаете, что», чтобы положить конец стигме не только в обществе, но и в самой профессии.Что может быть более дестигматизирующим, чем терапевты, ищущие собственную терапию? Я признаю озабоченность, поднятую в обзоре Research Digest по поводу принудительной терапии для психотерапевтов: автор Кристиан Джарретт обсуждает тот факт, что личная терапия создает напряжение для некоторых стажеров, что, следовательно, сказывается на их личных отношениях. Однако я не могу не аплодировать стажерам, которые прошли через этот процесс и которые теперь могут обладать самопознанием и готовностью задуматься о том, что они могут привнести в эти отношения.

    Некоторые курсы клинической психологии предоставляют слушателям средства на индивидуальную терапию, в то время как многие этого не делают. Почему в профессии так мало консенсуса? Конечно, мы должны учитывать этические соображения, например, как поддерживать профессиональные границы. Однако нам также необходимо учитывать, могут ли действовать определенные социальные защиты. Возьмем, к примеру, скромный психологический кабинет. Во многих стационарных условиях они отделены от пользователей услуг, иногда в совершенно разных зданиях.Для кого на самом деле эта социальная защита? Сохраняют ли они стигматизирующий взгляд на «них» и «нас»?

    Несмотря на то, что я «новичок в игре», я уже был свидетелем очень сложных ситуаций и, к сожалению, стал свидетелем стигмы в профессии. Я также был виноват в этом из-за того, что испытывал двойственное отношение к моей собственной терапии. Однако, если мы заявляем, что занимаемся профессией, не стигматизирующей нас, это не должно быть просто ярлыком на банке. Возможно, психология нуждается в изменении культуры, чтобы позволить себе думать о неудобствах.Вместо того, чтобы отвечать на любопытство словами «так было всегда», давайте поспорим с этим и спросим, ​​почему.

    Зачем нужна психология? Потому что психология предназначена для каждого человека, будь то люди с длительными и сложными проблемами психического здоровья, люди, испытывающие легкое беспокойство, профессионалы, которые кажутся нормальными, или человек, с которым вы едете на автобусе на работу каждое утро. Психология — невероятная профессия, которая вас слушает и пытается понять вместе с вами. Мы используем психологию каждый день, чтобы помочь понять человека, так почему бы не использовать психологию как инструмент для размышлений о самой психологии?

    Beth Carrington
    «Я окончила с отличием степень магистра в области развития, расстройств и клинической практики Йоркского университета в 2016 году (в 2014 году я получила степень бакалавра психологии и развития ребенка первого класса), и в настоящее время я работает помощником психолога в NHS.Я многому научился из своего раннего опыта в клинической психологии. Теперь, когда я считаю, что я развил свою личность в мире клинической психологии, я с уверенностью могу поделиться своими размышлениями и идеями.

    Я ищу возможности поделиться своим опытом как человека, который является новичком в профессиональном мире психологии, чтобы, возможно, побудить новое поколение психологов осознать, что эта профессия не статична, и мы можем принять ее. менять.На ум приходит строчка из статьи 2015 года «Слова и колдовство» в «Психологе»; «Прежде всего учитывайте свою аудиторию и старайтесь писать меньшими словами для больших кругов». Это действительно вдохновило меня на то, чтобы сделать рывок в «Психологе», так как аудитория немного больше, чем те, кто обычно слышит мои стоны — мой кролик и мой партнер ».

    Уважаемые и высмеиваемые
    Сиара Дикий

    Что нужно психологии? И зачем нам психология? »Эти вопросы крутились у меня в голове с тех пор, как я увидел рекламу VIP-программы в« Психологе ».Я чувствовал себя обязанным написать, но не знал, как лучше сформулировать свой ответ. Затем, когда я читал New Scientist за чашкой чая, меня осенило.

    Небольшая запись в журнале начиналась так: «Для скряги психология — это искусство, а не наука, — констатировать очевидное кровотечение. Либо это, либо поспешные попытки сделать ложные выводы ». Прочитав немного дальше в журнале, я обнаружил, что цитируются психологические исследования, помогающие описать проблему и соответствующие методы лечения. Взгляните на общественную сферу, и нетрудно определить что-то меньшее, чем комплиментарное отношение к нашей области, и все же есть призывы к лучшему «психологическому» пониманию современного общества с его терроризмом, преступностью, психическим здоровьем, аутизмом, неспособностью к обучению, политикой, образование и травмы.Каким-то образом мы, психологи, склонны поляризировать мнения и добиваться того, что физики считают невозможным; быть двумя государствами одновременно, уважаемыми и высмеиваемыми одновременно.

    Как психолог я могу думать о стольких причинах того, почему наша область жизненно важна для мира; мы — постоянно развивающееся общество, и нам нужны психологи, которые помогут нам понять мысли и чувства, вызванные новыми технологиями, социальными и политическими изменениями и новыми открытиями, которые одинаково влияют на всех жителей Земли, людей, растения и животных.Нам нужна психология для разработки новых методов лечения и вмешательств для удовлетворения новых потребностей, а также для продолжения проверки текущих методов лечения; влиять на политику и составление бюджета в отношении лечения и вмешательств и обосновывать такие виды лечения, как разговорная терапия, стимулируя это расширение, чтобы люди могли получить доступ к качественной поддержке тогда, когда они в ней нуждаются, а не через шесть месяцев или около того.

    Но что нужно психологии? С моей стороны было бы самонадеянно думать, что у меня есть ответ, но у меня, безусловно, есть некоторые вопросы.

    Некоторые ученые не считают нас наукой, так почему же мы не делаем больше для проведения реформ, связанных с репликацией: поощряем студентов к воспроизведению или извлекаем нулевые результаты из ящика файлов? Почему из всех наук у нас нет журнала, посвященного общим интересам, который рассказывает общественности о работе, проводимой в нашей области? Есть много интересных открытий и теорий, и большая работа проводится университетами, лабораториями и службами по всей стране. Возможно, психологии нужно лучше рекламировать себя как науку.

    В то время как многие студенты изучают психологию на A-level и в университетах, относительно немногие завершают свое обучение, чтобы стать дипломированными или зарегистрированными. Почему? За прошедшие годы психология сделала огромный шаг вперед, так почему же мы до сих пор фокусируем психологию A-level на исследованиях, проведенных более полувека назад, а не на текущих проблемах и более поздних исследованиях? Психологию нужно модернизировать.

    Все чаще на страницах писем Психолога публикуются жалобы на обращение со стажерами и критика студентов и ассистентов за то, что им приходится работать за низкую заработную плату или занимать добровольные должности.Нужно ли нам быть более прозрачными в отношении времени, усилий и обучения, необходимых для того, чтобы стать зарегистрированным психологом? Нужно ли нам демонстрировать ценность помощников психологов и стажеров и признавать работу, которую они проделали, чтобы добраться до этого этапа? Улучшая их заработную плату и условия труда, мы могли бы также побудить коллег в других дисциплинах признать тщательное обучение, которое мы получаем, и побудить их лучше ценить наших стажеров и помощников. Таким образом, наш психологический опыт можно было бы ценить гораздо больше.Возможно, психология нужна нам, чтобы лучше ценить себя, свою работу и работу друг друга.

    Некоторые думают, что мы констатируем очевидное, считают нас «шарлатанами» и псевдоучеными. Нам явно нужно быть более прозрачными в том, как мы генерируем наши теории и формулировки. Психология принадлежит всем людям, а не только некоторым. Возможно, нам нужно более четко продемонстрировать, как в психологии очевидное не всегда является фактическим результатом. Возможно, нам нужно лучше представить себя в средствах массовой информации, чтобы избежать обычных разговоров с неосведомленными людьми типа «ты не читаешь мои мысли?».Возможно, нам нужно посмотреть, какие исследования действительно попадают в СМИ и как они интерпретируются публикой, и отличать науку от псевдопсихологии, ориентированной на СМИ. Возможно, психологии необходимо лучше информировать мир о том, что такое психология на самом деле, что такое психологи и почему то, что мы делаем, так же интересно и так же ценно, как и другие науки.

    Психология, возможно, уникальная среди наук, определяется человеческим разумом в той же мере, в какой она пытается определить и понять разум.Таким образом, можно ожидать, что обществу нужна психология, а психологии нужно общество, чтобы поддерживать его: отношения симбиотические. Нам, как ученым, необходимо объединиться, чтобы повысить точность и достоверность наших исследований, уважая и ценив работу и обучение друг друга. Мы должны улучшить наши связи с общественностью, сообщить, почему важна психология, и привлечь людей на борт, модернизируя то, как мы преподаем психологию и как мы обучаем тех, кто хочет идти по нашим стопам. Вместе мы должны найти способ отделиться от нашего плохого имиджа и начать новую фазу современной актуальной психологии, прозрачной и доступной для всех.

    Сиара Уайлд
    «Я дипломированный судебный психолог, зарегистрированный HCPC, в настоящее время работаю в HMPPS, и я зарегистрированный ученый Британского научного совета. Я также заядлый читатель и начинающий писатель и недавно закончил свой блог, посвященный моему опыту прохождения второго этапа тренинга по судебной психологии. Я действительно заинтересован в том, чтобы расширить свои навыки письма за пределы исследовательских работ и сделать результаты психологических исследований более доступными для широкой публики.Пока я проходил квалификацию, я преподавал психологию A-level и всегда задавался вопросом, как все интриги и азарт, связанные с изучением психологии с самого начала, казалось, исчезли к концу A-level. Я был поражен тем, что программа, похоже, не изменилась за более чем 15 лет с тех пор, как я в последний раз ее делал! Но я смог поговорить со студентами о новых интересных открытиях и исследованиях; вещи, которые имели отношение к обстоятельствам сейчас. Именно это общение я хочу продолжить и улучшить в письменной форме.

    «Мы должны сохранять свой голос во всем, что мы делаем»
    Бекки Скотт

    Любой проект в области психологии, независимо от области или принадлежности, основан на любопытстве и страсти; вопрос, на который мы хотим ответить, событие или явления, которые интригуют или трогают нас, или часть нас самих, которую мы можем опосредованно исследовать вместе с другими, чтобы узнать больше об окружающем мире. В конечном итоге, занимаясь психологией, мы начинаем путь к взаимодействию с человеческой психикой, независимо от того, исследуем ли мы функцию мозга или жизненный опыт других.

    В начале этого пути психология дает нам необходимые навыки, которые помогают нам сочувствовать, улучшать наши личные отношения, справляться с трудными обстоятельствами и направлять нас на рабочем месте. Психология также требует от нас ответственности за то, что мы делаем на практике. Это побуждает и напоминает нам рефлексировать и учитывать то, что мы представляем, когда называем себя психологами, и то, как мы влияем на других. Психология нужна нам как инструмент, который поможет нам стать лучше в личном, профессиональном и практическом плане.

    Точно так же психологию можно применять, чтобы помочь другим, будь то в службах психического здоровья взрослых, в академических кругах, в классе и за ее пределами. Широта способов использования психологии для расширения прав и возможностей других является демонстрацией ценности психологии для общества далеко за пределами дисциплины.

    В начале карьеры психолога критика регулярно упоминается как одно из самых сложных препятствий, которые нужно преодолеть. Из-за множества точек зрения и подходов в этой области мы не можем спрятаться от критики — она ​​всепроникающая и настойчивая.Прелесть изучения дисциплины психологии в том, что мы всегда должны заниматься этим, не только для того, чтобы добиться успеха в нашей собственной карьере, но и для того, чтобы точно и уважительно представлять и усиливать голоса других.

    Материальная ценность этих оживленных, но частых встреч состоит в том, что те самые навыки, которые мы изучаем и используем для защиты от критики, используются для создания критики, будь то внутри психологии или общества в целом. Нас учат ценности дебатов, важности решения реальных социальных проблем и необходимости всегда задавать сложные вопросы.

    Что нужно психологии? Психология должна работать с людьми, для которых она работает, чтобы всегда стремиться к реальному воздействию. Психологи должны помнить о том, что есть возможности для воздействия за пределами рамок научно-исследовательского мастерства. Мы умеем бороться с социальным неравенством, применяя полученные знания, и добиваться реальных изменений. Взаимодействие с жизнями и опытом людей, которые принимают участие в наших исследованиях, не менее важно, чем уйти и записать свои выводы для высоких академических высот.Среди крысиных бегов и преобладающего чувства конкуренции легко упустить это из виду.

    Мы не должны увязать в «академическом»: мы должны работать со средствами массовой информации, чтобы распространять нашу работу среди людей, которые имеют значение. Мы должны работать с политической системой и кричать о наших выводах с крыш с платформы ответственности и опыта, который она нам дает. Если это не так, то мы несем ответственность за создание этих пространств для сопротивления.

    Мы всегда должны помнить, что то, что мы говорим и делаем, не ограничивается рамками академических кругов, экстравагантными конференц-залами и постоянным стремлением к публикациям в престижных журналах.Это делается и на благо других. Мы всегда должны поддерживать свой голос во всем, что мы делаем, наполненные нашими мыслями, чувствами и переживаниями, как положительными, так и отрицательными. Именно это делает нашу работу гуманной и, в свою очередь, передает сочувствие и целостность.

    Да, это смелое начинание для психологов, прошедших аспирантуру и начинающих карьеру, у которых может не быть гарантированной работы, профиля или платформы, чтобы начать формировать жизнь сообществ к лучшему. Но всегда есть место для изменения психологии, наряду с академией, так что то, что мы делаем, всегда определяется нашим влиянием на других.

    Бекки Скотт
    «В настоящее время я работаю над докторской степенью в Университете Хаддерсфилда, изучаю репрезентации в средствах массовой информации людей с психическими расстройствами, претендующих на пособие. Я также работаю с группами защиты интересов пользователей услуг, чтобы изучить, как они понимают предположения о заявлении о выгодах в политике и СМИ. Как и у любого доктора философии, у него много моего собственного багажа, разочарования по поводу того, как угнетают людей, моего собственного опыта оспаривания инвалидности и навигации по системе психического здоровья.Я всегда считал академию немного странной и сложной для навигации — я все еще считаю. Карьера в академической среде — это то, чего я никогда не ожидал, но теперь стремлюсь к этому. Когда я начинал свою докторскую диссертацию, я определенно не думал, что размышления прямолинейного северянина будут кому-либо интересны, поэтому вместо этого я попытался стать академиком, и мои идеи и идеи стали запутанными и затемненными. Я пришел к выводу, что сохранение собственного голоса может быть тем, что удерживает нас ». [Электронная почта защищена]

    Магия нашей проницательности
    Бет Клэр МакМанус

    Психология должна быть более творческой в том, как он укрепляет свою репутацию как науку, и в уходе от восприятия психологов как некой менее пантомимной версии Мистик Мэг, случайно излагающей очевидное, глядя в светящийся хрустальный шар.

    Легко увлечь людей историями, красками, искусством и чудесами. К несчастью для психологии, это не традиционные инструменты ученых-«людей», которые уже далеко от театра лаборатории с ее горелками Бунзена и пробирками, клубящимися дымом невероятно окрашенного цвета. Люди очаровательны, противоречивы и сбивают с толку — в этом сила предмета.

    Психологам необходимо заново изобрести способы, которыми мы привлекаем других к своей работе, избегая как покровительственной тенденции «урезать» данные для тех, кто не в нашей области, так и ложного предположения, что наши коллеги-ученые будут заниматься страницами статистики.Доказательства нашей работы необходимы для поддержания доверия, но мы можем предоставить эту информацию с помощью академической литературы для тех, кто достаточно любопытен, чтобы ее найти. В нашем регулярном диалоге он отчуждает и отдаляет людей от психологии и основывается на основном недоверии к любому, кто имеет дело с умами и мозгами.

    Может показаться противоречивым предположение, что заимствование методологии и идей доставки из таких областей, как дизайн-мышление и искусство, приведет к большему доверию к психологии как науке.Тем не менее, я считаю, что именно здесь мы действительно можем усилить воздействие предмета, связав нашу аудиторию — намеренную или случайную — с магией нашего понимания.

    Психологи должны быть доступными и открытыми как для сверстников, так и для непрофессионалов. Существует реальная опасность того, что сама психология станет неуловимой и непонятной для других даже в нашем собственном сообществе.

    По моему опыту, психологи могут быть злейшими врагами самих себя с точки зрения отчуждения людей от их работы. Мы ставим под угрозу восприятие потенциального воздействия и ценности, оставаясь в стороне, со сложными названиями и похвалами, которые большинство людей просто не понимает.В выбранной мною области профессиональной психологии есть разногласия по поводу того, как мы должны называть себя, когда у нас нет официального статуса — рабочий психолог? Бизнес-психолог? Если мы не можем решить, как мы вообще можем начать осмысленно сообщать о своей ценности тем, с кем мы хотим сотрудничать?

    Я пришел в психологию через увлечение людьми и поведением, и обнаружил, что мне пришлось наткнуться на те же старые провокационные исследования, ставшие дымовой завесой для настоящего психолога.Я неуклюже стремился выразить свое понимание предмета в академических письмах. Это было творчески отстойно и излишне академично. Я сказал то же самое пять раз: не очень.

    Несмотря на то, что существует множество инклюзивной, поддерживающей и легкодоступной информации, вам придется пробираться сквозь трясину, чтобы найти ее. Не поймите меня неправильно, в реальной жизни взаимодействие не лучше. На мероприятиях информация распространяется через PowerPoint, плакаты и плакаты. Разговоры — это поспешное дополнение в конце мероприятия, в то время как все ждут бесплатный бокал вина и мчатся к поезду домой, обещая оставаться на связи.Очень часто при планировании мероприятий и возможностей по обмену знаниями основное внимание уделяется «как» и потенциалу для получения похвалы, а не «почему». Нам не хватает связей и наводящих на размышления идей из-за чего-то столь же скучного, как перегруженная повестка дня, не позволяющая нам дышать.

    С точки зрения общественного восприятия воздействия психологии, мы можем представить себя «экспертами», но мы полагаемся на людей для наших исследований и создания наших выводов. Насколько больше можно было бы узнать, если бы люди поняли причину нашего восхищения в их поведении, возможно, тогда они почувствовали бы себя способными вступить в диалог, который дает дополнительное понимание их собственного «почему».Несомненно, разговоры и дискуссии — вот как многие психологи устанавливают, что именно вызывает их интерес в первую очередь? В настоящее время кажется, что психологи слишком часто скатываются к наблюдению сверху вниз, как ребенок со своим первым набором для отлавливания насекомых. Нам кажется довольно скучным предсказуемость поведения нашего объекта, несмотря на то, что вся наша гипотеза часто полагается на ту же самую предсказуемость.

    Если психология хочет процветать в этом странном, новом, все более цифровом мире, мы должны построить сообщество, которое поддерживает сообщество так же, как оно ценит понимание.Истинная поддержка друг друга, чтобы наш вклад имел более широкий охват, выходит далеко за рамки « лайков » или обмена — вовлечение не только психологов, но и заинтересованных сторон в разговоры о работе, которую они делают, поиск инновационных способов превратить диалог в действие посредством сотрудничества или поиск способов обмена навыками и творчеством.

    Там есть место для всех нас. Если мы сцепим наши коллективные руки вместе, чтобы дать кому-то привязать к стене, а не все изо всех сил карабкаться по своим индивидуальным канатам, мы сможем погрузить психологию в неизведанное, и это невероятно увлекательно.Креативщики в Instagram ежедневно размахивают баннерами и хэштегами типа «сообщество важнее конкуренции» — возможно, они что-то понимают.

    Бет Клэр МакМанус
    «Я недавно окончила Alliance Manchester Business School со степенью магистра организационной психологии после бакалавра психологии и управления человеческими ресурсами, что означает отход от моей ранней карьеры в управлении розничной торговлей. После лета, проведенного в обучении незнакомцев навыкам выживания в заброшенном офисном здании в рамках постановки под названием «Навыки для вечеринок на конец света», я только что провел последний год, работая в сфере привлечения персонала и OD в NHS.Сейчас я подхожу к своим ужасающим, но захватывающим первым шагам на моем собственном пути, в каком бы формате он ни был.

    Меня действительно интересуют эмоции, благополучие и творчество на работе, и в настоящее время я работаю с иллюстрациями и рассказыванием историй, чтобы исследовать эти темы. Я не брал в руки карандаш с тех пор, как закончил школу 16 лет назад, но я открыл для себя иллюстрацию как средство общения, откладывая ночь перед крайним сроком моей диссертации. То, что началось для меня как индивидуальная рефлексивная практика, нашло отклик как у друзей, так и у незнакомцев.Благодаря своей работе я познакомился со многими людьми и возможностями, и я считаю, что это мой инструмент, который я могу использовать в сочетании с моими письмами, чтобы передать мою страсть к психологии и то, что она может изменить. Меня особенно интересует опыт молодых людей на работе, и я являюсь членом рабочей группы «Молодежная занятость» отдела профессиональной психологии. Я думаю, что использование рассказов и творчества дает новаторский способ вовлечь молодых людей в то, что можно рассматривать как излишне академический предмет.

    Моя недавняя работа включала сотрудничество с Манчестерским международным фестивалем для документирования мероприятий их творческого сообщества и проект с Британским Советом по разработке интерактивных иллюстрированных салфеток для серии мероприятий «Глобальные города», посвященных изучению того, как люди связываются со своими городами. Я искренне верю, что создание сообществ и создание возможностей для сотрудничества — это будущее психологии, расширяющее границы традиционных исследований, но также как способ разнообразить наше влияние как людей-ученых.’

    Устойчивое развитие — как вы вносите свой вклад?
    Даниэлла Уотсон

    Представьте: вы Ааши, 19-летняя индийская девушка из сельской пустынной деревни под названием Кардала. Если вы состоите в браке с приданым с 8 лет, вы забеременеете первым ребенком в 19 лет. Однако в настоящее время в вашей деревне нет акушерки, а больница находится в двух часах езды от отеля, если у вас есть доступ к транспортному средству. совершить путешествие. Группа добровольцев входит в деревню и помогает агитировать деревенскую акушерку.После того, как петиции подписаны сообществом, местное правительство назначает в вашу деревню вспомогательную медсестру-акушерку (ANM). Вы чувствуете надежду на безопасные и здоровые роды. Однако спустя всего месяц после назначения АОД она отправляется в отпуск по беременности и родам. На бумаге для чиновников в деревне есть действующее АОД, но реально для вас, вашего ребенка и вашего сообщества акушерка снова отсутствует. Кто родит вашего ребенка? Или, по иронии судьбы, кто родит ребенка от акушерки?

    Я был свидетелем этого сценария воочию, когда работал волонтером в Индии.Как простой психолог со степенью магистра здоровья, я осознал множество способов, которыми психология может положительно повлиять на общество, включая организацию встреч с заинтересованными сторонами, взаимодействие с потребностями деревенских жителей и наращивание потенциала. В рамках размещения мы также размышляли о том, как наш опыт может быть связан с 17 целями устойчивого развития (ЦУР), установленными Организацией Объединенных Наций (2015 г.), и я снова признал роль / обязанность психологов в достижении этих целей. Именно благодаря этому опыту (а не моему университетскому образованию) я связал глобальные проблемы в странах с низким и средним уровнем доходов (СНСД) с психологией.

    Кажется просто? К сожалению, у психологии глобального здравоохранения есть препятствия. Как многие из вас могут рассказать, психологию часто называют «мягкой наукой», и это имеет большее значение, когда вы работаете вместе с клиническими профессионалами в рамках Global Health. Я слышал от психологов, посещающих семинары в убранской Африке, что они не были готовы к психологии здоровья, поскольку им все еще нужно развивать такие основы, как инфраструктура, лекарства и квалифицированные медицинские работники. Это согласуется с комментарием психологов здоровья, работающих в СНСД: Люси Бирн-Дэвис и ее коллеги сообщили, что психологам здоровья не дается возможность использовать свои конкретные навыки и знания при попытках волонтерства, консультаций и исследований на международном уровне.

    Еще одно препятствие, о котором сообщают авторы, — это проблема, с которой психологи измеряют и фиксируют воздействие. Традиционные западные методы исследования психологии, такие как опросные шкалы Лайкерта, не работают в СНСД, что приводит к отсутствию надежности и достоверности данных. Поскольку традиционные методы исследования не имеют отношения к СНСД, психологов побуждают мыслить нестандартно и адаптироваться к более подходящим методам для измерения и реализации вмешательств. Исследования в СНСД имеют потенциал для развития методов исследования психологии и изменения способов регистрации и проведения исследований, вмешательств, обучения и лидерства в области изменения поведения.Я считаю, что психологу есть чему поучиться у СНСУД. Чтобы переосмыслить то, как мы проводим исследования для глобальных психологов, позвольте нам поучиться у таких людей, как Ааши, и таких сообществ, как Кардала.

    К счастью, изменение поведения становится все более важным для развития глобального здравоохранения. В своем документе «Глобальная наука и практика в области здравоохранения» от 2013 года Джим Шелтон признал из отчета «Глобальное бремя болезней» в странах Африки к югу от Сахары, что на 20 основных заболеваний высокого риска влияет поведение, и выделил шесть областей изменения поведения: автономное, личное или образ жизни; Поведение или потребность в уходе; Приверженность клиентов и сотрудничество; Поведение провайдера; Просоциальное и антисоциальное поведение; и установка политики и приоритетов.Это был большой шаг для глобального здравоохранения к признанию роли изменения поведения. Точно так же команда Джозефа Дэниэлса в своей статье 2014 года о «обучении лидеров глобального здравоохранения завтрашнего дня» показала, как они успешно использовали модель изменения поведения в качестве учебного блока. Психология играет решающую роль во внедрении методов изменения поведения в качестве решения глобальных проблем и достижении 17 целей устойчивого развития к 2030 году (United Nations, 2015).

    Если говорить о будущем нашей дисциплины, изменение климата было названо самой большой глобальной угрозой здоровью в 21 веке, и LMIC пострадает больше всего, хотя они вносят наименьший вклад.Как психологи вписываются в это? Комиссия Lancet 2015 выдвинула 10 рекомендаций по снижению воздействия изменения климата на здоровье, таких как: инвестирование в исследования; укрепление систем здравоохранения в СНСУД; пропагандируют здоровый образ жизни; защита от угроз здоровью и расширение прав и возможностей медицинских работников. Эти рекомендации, кажется, соответствуют кругу навыков, знаний и интересов психолога.

    Совсем недавно Совет медицинских исследований Великобритании объявил о выделении 2 млн фунтов стерлингов на борьбу со стигмой в области психического здоровья во всем мире.Похоже, что финансирующие органы, официальное руководство и исследовательские советы начинают обращать внимание на поведенческие методы и исследования для решения глобальных проблем. Психологи обладают навыками влиять на поведение от отдельного человека до общества.

    Как свежий голос — новый для психологии, глобального здоровья и особенно их сочетания — я бы ценил возможность услышать опыт других психологов, работающих в СНСД. Я считаю, что психология — это дисциплина, в которой нужно искать инновационные решения для достижения целей устойчивого развития, и, в свою очередь, сама дисциплина психологии может развиваться через кросс-культурные исследования.Даже простые недорогие вмешательства и семинары психологов могут принести пользу таким сообществам, как Кардала, позволяя таким людям, как Ааши, улучшить свое «хорошее здоровье и благополучие» (цель 3 в области устойчивого развития). Как ваша роль в психологии способствует достижению целей устойчивого развития?

    Даниэлла Уотсон
    «После получения степени магистра психологии здоровья я вызвалась добровольцем в качестве руководителя группы VSO ICS в сельской Индии, сосредоточив внимание на здравоохранении, образовании и государственных программах.После этого я вызвалась добровольцем на гуманитарную деятельность в благотворительной организации All Hands and Hearts после ураганов Мария и Ирма в Карибском бассейне в 2017 году. Этот опыт дал мне первое представление о множестве глобальных успехов и проблем. Это привело меня к тому, что я получил докторскую степень по вмешательствам в области питания матери и ребенка в странах Африки к югу от Сахары, руководствуясь мнениями сообщества каждой страны и политикой с экономической точки зрения. Наряду со степенью доктора философии я стремлюсь пройти этап 2 по психологии здоровья (независимый путь).Я стремлюсь стать глобальным психологом в области здравоохранения с целью предоставить местным жителям в СНСД голос в принятии решений в области здравоохранения, которые являются экономически и политически реалистичными. В этом процессе я хотел бы поучиться у других психологов из всех дисциплин, поделиться исследованиями, опытом и, в основном, узнать, как общаться о глобальной психологии здоровья ».

    Роль психологии в решении экологических проблем

    Новости полны историй вот так: Самый мощный ураган в истории обрушился на Мексику.Калифорния переживает рекордную засуху. 2015 год станет самым теплым годом из когда-либо зарегистрированных.

    Эти истории заставляют нас задуматься об изменении климата, и обеспокоенность общественности растет — большинство американцев считают, что изменение климата происходит и что люди являются частью проблемы. Но беспокойства мало. Поведенческие изменения необходимы для смягчения последствий экологических проблем и адаптации к ним.

    Крайне важно учитывать пределы человеческой рациональности — предубеждения, слепые пятна, отрицание и инерцию, которые мешают эффективным ответам.Мы также должны понимать, каким образом природная среда важна для людей, не только из-за ее инструментальной ценности, но и по сложным символическим и эмоциональным причинам.

    Недавно мы с коллегами опубликовали статью в журнале American Psychologist , в которой утверждаем, что психологические исследования имеют решающее значение для понимания — и влияния — на нашу реакцию на изменение климата.

    Улучшение коммуникации

    Чтобы сделать правильный поведенческий выбор, помогает, если люди точно понимают проблему.Исследования восприятия риска и принятия решений в условиях неопределенности многое показали о том, как люди воспринимают или неверно воспринимают экологические угрозы.

    Людей больше убеждает конкретное, чем абстрактное, и они придают большее значение нынешним жертвам, чем будущим последствиям, и все это делает изменение окружающей среды отдаленным. Поэтому, когда мы связываем изменение климата с конкретными личными последствиями, это может сделать его более «реальным». Например, одно исследование показало, что итальянцы в двух городах знали о риске наводнения, но только жители, получившие информацию о том, как наводнение повлияет на них лично, сказали, что они будут делать что-нибудь с этим.

    Психологические исследования имеют решающее значение для понимания и влияния на нашу реакцию на изменение климата.

    Также важно, чтобы люди чувствовали, что в их силах что-то сделать. Люди склонны игнорировать или отрицать проблемы, с которыми они чувствуют себя беспомощными, поэтому экологические послания должны передавать некоторый элемент надежды. «Мы уже сталкиваемся с повышением, по крайней мере, на 2 градуса Цельсия», не дает людям возможности отказаться от своей озабоченности, в то время как «переход на возобновляемые источники энергии сразу же значительно сократит наш углеродный след», побуждая людей к эффективному изменению поведения.

    Наконец, информация, которую люди слушают, во многом зависит от их социальных групп и связей. То, что сказал источник, которому вы доверяете, будет намного эффективнее, чем такое же заявление от незнакомца или политического оппонента. Сообщения в защиту окружающей среды должны быть разработаны для работы в существующих социальных сетях.

    Понимание путей к изменению поведения

    Исследования устойчивого изменения поведения дали некоторые неожиданные результаты. Это показывает, например, что финансовые стимулы иногда могут иметь неприятные последствия.Фактически, личные ценности могут побуждать к более экологическим изменениям в поведении, чем деньги. Не только в собственных экономических интересах, но и в том, что на поддержку людьми природоохранных практик и политики влияет воспринимаемая справедливость этой политики, возможность того, что экологические действия могут повысить их статус, и внутренняя ценность для природы.

    Как и в других областях, одно из самых важных влияний на поведение — это то, что делают другие люди. Поскольку люди склонны приспосабливать свое поведение к социальной норме, описание устойчивого поведения других может быть одним из наиболее эффективных способов побудить людей снизить свои требования к ресурсам окружающей среды.В одном широко цитируемом исследовании исследователи обнаружили, что гости отеля с большей вероятностью будут повторно использовать свои полотенца, когда им сказали, что большинство людей, которые ранее останавливались в этом отеле, сделали это — и даже более вероятно, когда им сказали, что большинство из тех, кто останавливался. в той комнате было. Эти сообщения были гораздо более эффективными, чем общие заявления о защите окружающей среды.

    Повышение благосостояния

    Мы только начинаем понимать, каким образом изменения окружающей среды повлияют на людей.Геофизические последствия изменения климата, такие как повышение уровня моря, повышение средней температуры и изменение режима выпадения осадков, включая как засухи, так и ливни, безусловно, повлияют на физическую инфраструктуру и здоровье человека, но они также могут иметь более тонкие последствия для здоровья человека. существование.

    Стихийные бедствия угрожают психическому здоровью, приводя к росту посттравматических стрессовых расстройств, тревожности и суицидов. Изменение окружающей среды является дополнительным источником стресса, который может усилить насилие в семье и злоупотребление психоактивными веществами.Миграции, возникающие в результате ухудшения состояния окружающей среды, ослабляют связи между сообществами и увеличивают вероятность межгруппового конфликта из-за конкуренции за ресурсы окружающей среды.

    С положительной стороны, наша важная эмоциональная связь с местом и природой, как было показано, улучшает способы, которыми мы думаем и взаимодействуем с другими, и может быть использована для мотивации заботы об окружающей среде и заботы об окружающей среде.

    Психологи преследуют двойную цель — понять человеческое поведение и способствовать его благополучию.Обе эти цели продвигаются исследованиями, изучающими отношения между людьми и окружающей их средой. В сотрудничестве с другими психологи могут использовать свои знания и навыки, чтобы найти способы эффективно мотивировать устойчивое поведение, разрабатывать технологии и стратегии, которые люди будут реализовывать, и поощрять успешную адаптацию к изменениям окружающей среды.

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts