Теория личностных конструктов дж келли: Теория личностных конструктов Джорджа Келли

Содержание

Теория личностных конструктов Джорджа Келли

Долли возвращается домой в симпатичных коротких шортиках, которые издали вполне можно принять за элемент нижнего белья. Например, так вышло с миссис Смит, высматривающей девушку из окна. Вердикт миссис Смит прост – девушка ведет далекий от высоких моральных принципов образ жизни, а количество ее молодых людей, мягко говоря, избыточное. Но как шорты и их длина связаны с нравственностью человека? Для самой Долли, может, и нет никакой связи. А вот миссис Смит обладает своим собственным личностным конструктом, который позволил ей недвусмысленно – и непечатно – оценить соседку.

Что такое личностный конструкт и как он появляется?

Личностный конструкт, по теории американского психолога Джорджа Келли – это абстракция или обобщение из предшествующего опыта, создаваемого личностью классификационно-оценочного эталона и проверяемого ею на собственном опыте [1]. Проще говоря, конструкт – это наше собственное определение, помогающее оценивать те или иные явления или ситуации и работающее как своеобразный «ярлык». Обязательным свойством любого конструкта является его дихотомичность – биполярность, наличие двух полюсов:

  • Полюс сходства (другое название – эмерджентный) – задействуется, когда два сравниваемых объекта, явления или человека чем-то схожи и напоминают друг друга по сравниваемым характеристикам.
  • Полюс контраста (имплицитный) – сравниваемые объекты совершенно различаются по сравниваемым параметрам.

Келли не углублялся в исследования истоков появления и различий конструктов у людей – он лишь отмечал, что для формирования конструкта необходимо как минимум три наблюдаемых объекта, два из которых похожи, а один – кардинально от них отличается. Однако сейчас мы с уверенностью можем констатировать факт – основой конструктов становится жизненный опыт человека. Наши наблюдения за различными событиями жизни дают в результате некоторую систему, картину мира с общим сводом причинно-следственных связей. Разумеется, у каждого опыт субъективен – оттого подчас так разнятся и конструкты.

Возвращаясь к примеру, описанному в вводном абзаце – миссис Смит, опираясь на свой жизненный опыт, невысоко оценила Долли и ее одежду. Однако модный дизайнер, живший в доме напротив, восхитился стилем девушки и про себя назвал ее «элегантной». А сама Долли просто предпочитает «простую и удобную» одежду. И, да – все это тоже личностные конструкты, различность которых, как мы видим, иногда доходит до предела.

Фундаментальный Постулат теории

Джордж Келли писал, что вся его теория зиждется, по сути, на одном лишь Фундаментальном Постулате, который сам он характеризовал как предположение. Постулат, в свою очередь, дополняется одиннадцатью следствиями, которые тоже имеют скорее предположительный характер. То есть, Келли не настаивал на безусловной верности своей теории и подчеркивал, что, по большому счету, это лишь предположения. Фундаментальный Постулат звучит так: «Личностные процессы в психологическом плане направляются по тем каналам, в русле которых человек предвосхищает события» [2, с. 402-403].

Поясним – человек всецело направлен на выработку умения прогнозировать события для упрощения своей жизни. Конструкты служат человеку средством «прогноза», маркером, ярлычком, которым мы пользуемся исходя из своего опыта. Это удобно – чтобы не изобретать велосипед всякий раз, как в нашу картину мира «грозит» вписаться что-то новое. Но человеку не нужны личностные конструкты, с помощью которых нельзя спрогнозировать хотя бы примерное развитие событий. Конструкт не будет использоваться (либо придется основательно его перекроить), если он ненадежен и не подтвердился в ходе личного опыта. Это называется «проницаемостью» – степенью предсказуемости и возможности объяснения событий при использовании какого-либо конструкта.

Характеристики личностных конструктов:

  • «Проницаемость», о которой мы говорили выше.
  • Фокус применимости – та ситуация, в которой применяется конструкт. Для конструкта «умный-глупый» – ситуация, в которой нужно быстро чему-то обучиться и воспроизвести навык, вполне может являться фокусом применимости.
  • Диапазон применимости – сколько событий может охватить для объяснения один конструкт. Например, в качестве «хорошего-плохого» может оцениваться человек, поступок, вещь, черта характера… А вот «сухой-мокрый» – это конструкт с намного меньшим диапазоном применимости. Им, вероятно, мы оценим только степень влажности какого-то материального объекта – и никак не поступок или ситуацию.

Дж. Келли отмечал, что у любой личности, чье психическое развитие вписывается в рамки нормы, отмечается:

  • 1) Стремление оценивать свои конструкты и проверять правильность своих интерпретаций поведения и отношений к другим людям.
  • 2) Установка на изменение конструктов в случае их прогностической неэффективности.
  • 3) Желание расширять диапазон, объём и охват своей конструктной системы.
  • 4) Хорошо развитый репертуар социальных ролей [3, с.186-187].

Следовательно, теория повествует совсем не о ригидности сознания и обилии шаблонов в умах людей, как могло показаться. Человек, вооружившийся всего парочкой конструктов и не задумывающийся о правильности их применения, – это, по Келли, уже не совсем зрелая личность.

«Нужны ли конструкты вообще?» — возможно, задастся вопросом читатель. В настоящее время, когда стереотипное мышление считается моветоном и все активнее отвергается обществом, этот интерес вполне понятен. Ведь теория личностных конструктов, в открытую постулирующая, что все мы каждый день пользуемся ярлыками, также может вызвать некоторое неприятие, если как следует не разобраться.

Давайте подумаем, почему конструкты нам нужны:

  • 1) Мы не сможем – да и незачем – для каждой новой ситуации изобретать свое понимание, определение и оценку. От этого будет страдать наша система внутренних и внешних норм и правил поведения – ведь оценить что-либо мы уже не сможем. А теперь представьте, как исчезновение конструктов «честный-лживый», «законный-противозаконный» и иных повлияет на мир в целом!
  • 2) Конструкты – великолепный органайзер памяти. Без них мы едва ли вспомним и сможем что-то рассказать. Ухудшится скорость и качество мышления, наше умение идентифицировать события и людей.
  • 3) Личностные конструкты – это яркие краски, противоположности и контрасты, которые дают нам одновременно и пристрастность, и наиболее полную картину мира. Вся жизнь без них превратится для нас в одно сплошное серое пятно без полюсов и контрастов.

Теория личностных конструктов как раз акцентирует мысль на биполярности всего в этом мире – и их самих в частности. Личностные конструкты могут значительно облегчить нашу жизнь – но могут и упростить ее до банального прикрепления ярлыка. Они могут использоваться и для определения своего мнения, и ровно с тем же успехом – для однобокого суждения. Однако существует ли один полюс без другого, противоположного – и, если да, смогли бы мы это определить, не имея необходимой контрастности мышления? К примеру, «добро-зло» — древнейший из известных человечеству конструкт с, пожалуй, самым широким фокусом и диапазоном применения.

Список использованных источников:
  • 1. Горностай П., Титаренко Т. Психология личности: словарь-справочник. — Житомир: Рута, 2001. — 329 с.
  • 2. Келли Дж. Психотерапия конструктивного альтернативизма: психология личностной модели, в Сб.: Техники консультирования и психотерапии / Сост.: У.С. Сахакиан. — М.: «Апрель-пресс»; «Эксмо-пресс», 200
  • 3. Маланов С.В., Методологические и теоретические основы психологии. — Воронеж: НПО «МОДЭК», 2005 г. — 336 с.

Автор: Юлия Матыченко, педагог-психолог, МБОУ Кадетская СОШ2, г. Рубцовск

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

на пути к когнитивной философии образования – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Философия. Культурология

Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. Серия Социальные науки, 2013, № 2 (30), с. 114-119

УДК 1:378:159.923

ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТНЫХ КОНСТРУКТОВ ДЖ. КЕЛЛИ: НА ПУТИ К КОГНИТИВНОЙ ФИЛОСОФИИ ОБРАЗОВАНИЯ

© 2013 г. И.А. Левицкая

Ивановский государственный химико-технологический университет

[email protected]

Поступила в редакцию 10.01.2013

Анализируется концепция личностных конструктов одного из основоположников когнитивной психологии Дж. Келли. Рассматривается вопрос о ее взаимодействии с современной философией образования. Дается обоснование ее актуальности в современной философской и педагогической мысли.

Ключевые слова: философия образования, когнитивная психология, личностный конструкт, информация.

Мир информации, информационная сфера, пространство смыслов, знаний и идей — это та среда обитания, в которой человеку приходится в настоящее время существовать и действовать. Каждый человек и человечество в целом уже живут в мире информации, и сами они de facto представляют собой активные информационные объекты, однако всё ещё не мыслят себя таковыми. В информационном обществе основным источником развития и процветания является информационная (когнитивная, творческая, духовная) деятельность, а главным ресурсом и богатством — знания, смыслы, идеи и их создатель и носитель — информационный (когнитивный, креативный) субъект [1].

Задача всеобщего воспитания человека как когнитивного, креативного субъекта кардинально меняет базовые ориентиры и методологические основания сферы образования. Функции образования как общественного института уже не могут быть сведены к задачам социализации или тем более к предоставлению образовательных услуг. Заказчиком образования становится не социум, правящий класс или потребности технологического производства или «рынка труда», а сам человек как потенциальный субъект [2].

Образование субъекта когнитивной, творческой деятельности требует особого внимания к личности, обращения к живому, конкретному человеку, создания условий для личностного развития и самоутверждения каждого индивида. Право на личностное развитие в современном информационном обществе, в условиях массовости образования, должно стать приоритет-

ным, что будет свидетельствовать об осознании ценности человека в социуме, т.е. о реальной гуманизации социальных институтов.

Проект гуманизации образования является сегодня наиболее понятным и воспринимаемым в образовательной среде. На практике для его осуществления необходим определенный интеллектуальный потенциал. Как считают исследователи, существующий в настоящее время уровень интеллектуального развития общества, массовость включения индивидов в интеллектуальную среду позволяют ставить задачу практического осуществления гуманизации образования на уровне, соответствующем научно-информационной цивилизации [3]. Однако в теоретическом плане решение этой задачи требует всестороннего философского анализа проблем антропологии, а также более конкретных проблем философии образования. Существует ли общая природа человека? Можно ли дать определение «человека вообще»? Каков «истинный», «человечный» человек? Что такое «образованный человек» сегодня? Что представляют собой когнитивная деятельность и когнитивное развитие?

Большой вклад в разработку этих проблем внесла современная психология, такие ее направления, как гуманистическая психология (А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Ш. Бюлер, Р. Мэй, С. Джурард, Д. Бьюдженталь, Э. Шост-ром) и когнитивная психология (Дж. Миллер, Д. Брунер, У. Найссер). В рамках первого направления были даны положительные ответы на вопрос об общей природе человека, об «истинном» человеке. В рамках второго исследова-

лись процессы личностного развития и когнитивная деятельность.

Когнитивная психология изучает процессы получения субъектом информации, ее представления, хранения и преобразования в знания, а также результаты влияния полученной информации на сознание и поведение человека. Когнитивная психология охватывает весь диапазон психологических процессов — от ощущений до восприятия, распознавания образов, внимания, обучения, памяти, формирования понятий, мышления, воображения, запоминания, языка, эмоций и процессов развития; она включает в себя также исследование поведения субъекта и пытается представить концептуальные модели личности, выйти к философским обобщениям относительно человеческой природы [4]. У истоков когнитивной психологии стоял американский психолог Дж. Келли, предложивший модель личности, основанную на образе человека как исследователя.

Джордж Александр Келли родился 18 апреля 1905 г. в США. Обучаясь в университете Канзаса, он заинтересовался психологией. Его первые статьи вышли в 30-е гг. XX в. и были посвящены практической психологии, проблемам общения. В конце 1930-х гг. Дж. Келли обратился к проблемам психологии личности. Теории, существовавшие в то время, не соответствовали взглядам молодого ученого, поэтому он решил создать собственную концепцию. Для этого ему даже пришлось разработать особый метод исследования личности, получивший название «метод репертуарных решеток». После защиты докторской диссертации Дж. Келли преподавал в государственном Университете Айовы и параллельно проводил лабораторные исследования. Он был талантливым экспериментатором и активно применял свой метод. В результате им была разработана новая концепция личности, получившая название теории личностных конструктов. Эта концепция появилась, в том числе, из-за назревшего в научных кругах разочарования в бихевиористских и необихевиористских теориях. Она стала новым словом в психологии и во многом предвосхитила появление когнитивного направления в философии образования [5].

Ключевым понятием в теории Келли выступает понятие «личностный конструкт» — абстракция или обобщение из предшествующего опыта, создаваемого личностью классификационно-оценочного эталона и проверяемого ею на собственном опыте. Личность в данной теории представляет собой организованную систему более или менее важных конструктов. Чтобы

понять личность, достаточно знать конструкты, которые она создает и использует, события, включенные в эти конструкты, и то, как они соотносятся друг с другом. Если конструкт облегчает адекватность прогнозирования событий, он сохраняется личностью; если же прогноз не подтверждается, то конструкт подвергается пересмотру или исключается. Валидность конструкта проверяется личностью с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться. Личностный конструкт организует и регулирует поведение, реконструирует систему взаимоотношений, осуществляя понимание объектов в их сходстве и различиях, конструируя «образ Я» [6].

Осознание человеком действительности -это всегда предмет для истолкования. Согласно Келли, объективная реальность, конечно, существует, но разные люди осознают ее по-разному. Следовательно, ничто не постоянно и не окончательно. Лежащий в основе философии конструктивный альтернативизм доказывает, «что все наше современное толкование мира нуждается в пересмотре или замене» [6, с.115] и дает людям большое количество возможностей для выбора альтернативы. Интригующую природу конструктивного альтерна-тивизма можно оценить, сравнив ее с одним из философских принципов Аристотеля. Аристотель выдвигает на первое место принцип идентичности: А есть А. Вещь в себе и вне себя переживается и интерпретируется одинаково каждым человеком. Из этого следует, что факты социальной реальности одинаковы для всех [7]. Келли же полагал, что А — это то, что индивид объясняет как А! Реальность — это то, что мы истолковываем как реальность, факты всегда можно рассматривать с различных точек зрения [6].

Келли предполагал, что все личностные конструкты биполярны и дихотомичны по природе, то есть сущность мышления человека заключается в осознании жизненного опыта в терминах черного или белого, а не оттенков серого. Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга и при этом отличаются от других. Подобно магниту, все конструкты имеют два противоположных полюса. То, в чем два элемента считаются похожими или подобными, называется эмер-джентным полюсом, или полюсом сходства; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом, или полюсом контраста. Следовательно, каждый конструкт обладает эмерджентным и имплицитным полюсами.

Цель теории личностного конструкта — объяснить, каким образом люди интерпретируют и прогнозируют свой жизненный опыт с точки зрения сходства и различий. Келли отказался от исследования процессов, путем которых человек интерпретирует свой жизненный опыт в определенном направлении. Он не принимал во внимание вопрос об индивидуальных различиях по отношению к происхождению и развитию личностных конструктов. Келли предположил, что все конструкты характеризуются определенными формальными свойствами. Конструкт напоминает теорию тем, что он затрагивает определенный диапазон явлений. Этот диапазон применимости включает в себя все события, при которых конструкт релевантен или применим. Конструкт «научный — ненаучный», например, вполне применим для интерпретации множества интеллектуальных достижений, но едва ли пригоден для объяснения преимуществ положения человека женатого или холостого. Келли заметил, что прогностическая эффективность конструкта подвергается серьезной опасности всякий раз, когда он обобщается сверх того набора явлений, для которого предназначен. Следовательно, все конструкты имеют ограниченный диапазон применимости, хотя от конструкта к конструкту границы диапазона могут меняться. Конструкт «хороший — плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки.

Разные люди могут использовать один и тот же конструкт по-разному. Например, конструкт «честный — нечестный» у одного человека имеет фокусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денег и имущества. А другой человек может применить тот же конструкт к политическим событиям. Следовательно, фокус применимости конструкта всегда специфичен для человека, применяющего его. Проницаемость — непроницаемость — еще один параметр, по которому конструкты могут различаться. Проницаемый конструкт допускает в свой диапазон применимости элементы, еще не истолкованные в пределах его границ. Он открыт для объяснения новых явлений [6].

Для Келли жизнь характеризуется постоянной борьбой за то, чтобы осмыслить реальный мир опыта. Именно это качество позволяет людям творить их собственную судьбу. Теория конструкта Келли сосредоточена на процессах, которые позволяют людям понять психологическую сферу своей жизни. Эта модель помогает увидеть, что человек в своей жизни действует как ученый. А именно подобно ученому, кото-

рый изучает некий феномен, любой человек выдвигает рабочие гипотезы о реальности, с помощью которых он пытается предвидеть и контролировать события жизни. Разумеется, Келли не утверждал, что каждый человек буквально является ученым, который наблюдает какие-то явления природы или социальной жизни и использует сложные методы для сбора и оценки данных. Но он предположил, что все люди -исследователи в том смысле, что они формулируют гипотезы и следят за тем, подтвердятся они или нет, вовлекая в данную деятельность те же психические процессы, что и ученый в ходе научного поиска. Таким образом, в основе теории личностных конструктов лежит предпосылка о том, что наука является квинтэссенцией тех способов и процедур, с помощью которых каждый из нас выдвигает новые идеи о мире. Аналогия человека и исследователя у Келли представляет собою аргумент в пользу научности образования и задает онтологические основания научного пути развития общества [6].

В своей теории Келли в значительной степени склонен к полюсу инвайронментализма. Так как Келли никогда впрямую не обращался к вопросу внешнего или внутреннего происхождения личностных конструктов, то в его теории просто нет никаких ссылок на наследственность. С другой стороны, окружение теоретически вездесуще; по Келли, люди все время интерпретируют и анализируют события, имеющие место в окружении. Личностные конструкты извлекаются из жизненного опыта, применяются для прогноза будущих событий и изменяются или отбрасываются, если не помогают прогнозировать эти события. Таким образом, конечная функция конструктной системы человека — интерпретация окружающего мира. В то же время в теории Келли окружение не обладает тем абсолютным могуществом, как в теории Скиннера. Познающий человек активно интерпретирует, оценивает, анализирует окружение, а не формируется под его влиянием. В отличие от радикального бихевиоризма Скиннера, система Келли рассматривает человека в основном как познающего и рационального субъекта. Влияние окружения признается в системе Келли, но не до такой степени, чтобы полностью заслонить человека.

Теория Келли учитывает динамические изменения. Жизнь рассматривается как постоянное движение, причем все события подлежат пересмотру в свете различных конструктов. Это кинетическое восприятие отражает убеждение Келли в том, что люди меняют свои взгляды и формируют новые конструкты в течение всей

жизни. Такая точка зрения демонстрирует сильную приверженность положению изменяемости. Положение изменяемости отчетливо проявляется в том факте, что Келли считал необходимым объяснить обстоятельства, при которых происходит изменение в конструктной системе. Люди изменяют свои конструктные системы по мере того, как успешно интерпретируют повторяемость событий (вывод об опыте). С точки зрения основного положения, это означает, что личность индивида может изменяться с течением времени как функция от опыта. И вывод о модуляции, разработанный Келли, частично объясняет, как конструктная система человека может изменяться в той степени, в какой его конструкты являются проницаемыми. Чем более проницаемы конструкты, тем больше событий могут они включать в диапазон применимости и тем больше пространство для изменений во всей системе. Однако Келли утверждал, что не все люди способны изменяться в одинаковой степени. Например, человек, не пересматривающий свои конструкты в свете текущих событий, потому что они лишены проницаемости, не будет сильно изменяться с течением времени. Такой человек всю жизнь будет ригидным в интерпретации событий и поведении. Но человек с проницаемыми конструктами действительно может извлечь пользу из жизненного опыта — такой человек может изменять конструкты в течение всей жизни. Так как Келли признавал возможность подобного изменения и пытался объяснить, как оно происходит, то можно сделать вывод о том, что он был строго привержен положению изменяемости.

Объективные внешние факторы воздействуют на человека не одинаково, потому что он всегда интерпретирует их в соответствии со своими личностными особенностями. То, что является «полезным» опытом для одного человека, будет «вызывать тревогу» у другого; то, что «уместно» для одного человека, может быть просто «неосновательным» в конструктной системе другого. Объективная реальность всегда видоизменяется в творческом осмыслении человека: реальность -это то, что является субъективной интерпретацией каждого из нас. Итак, по Келли, каждый человек живет в уникальном мире, созданном им самим. Этот мир можно изменить, но только в той мере, в какой мы хотим его пересмотреть. Келли строго привержен положению субъективности. Фактически своеобразное сочетание положений рациональности и субъективности является уникальной чертой его теории.

Положение проактивности — реактивности непосредственно касается вопроса о мотивации:

люди сами выстраивают свое поведение или оно является реакцией на внешние раздражители? Поскольку Келли рассматривает мотивацию как излишний конструкт, он не делает предположений о ее природе. Для Келли люди ни про-активны, ни реактивны — они живые. Быть живым значит быть активным; жизнь — это форма движения. Итак, Келли считает совсем не обязательным рассмотрение вопроса о том, что является мотивацией поведения, по той простой причине, что человек живет и, следовательно, всегда активен в поведении. Если принять эту неортодоксальную позицию в отношении мотивации, следует согласиться, что положение про-активности — реактивности нельзя применить к теоретической системе Келли.

Положение гомеостаз — гетеростаз также отражает вопрос мотивации: поведение человека направлено на ослабление побуждений и сохранение внутренней гармонии или на рост и самоактуализацию? По Келли, ни одна из этих категорий не применима. Он полагал, что люди стремятся приобрести и организовать логически последовательные конструктные системы, чтобы точно прогнозировать будущие события. Поступая таким образом, они занимаются продуманным выбором, то есть они выбирают ту альтернативу, которая ведет к большему расширению и определению их конструктных систем (вывод о выборе). Для исследователя, ориентированного на гетеро-стаз, это может звучать как рост и самоактуализация. С другой стороны, те, кто предпочитают гомеостаз, могут возразить, что люди делают именно такой выбор, потому что они пытаются уменьшить внутреннюю неуверенность по отношению к миру. Сам Келли не придерживался никакой определенной позиции по этому ключевому вопросу. Мотивация, с его точки зрения, — несущественная концепция. Следовательно, в качестве основного положения о природе человека понятие гомеостаза -гетеростаза неприменимо к когнитивной системе Келли.

Келли не рассматривал природу человека как познаваемую в традиционном русле научного исследования. Он отвергал философскую позицию реализма, которая утверждает, что объективную реальность можно понять независимо от ее восприятия нами. Возражая против реализма, Келли выдвинул свою собственную эпистемологическую доктрину конструктивного альтернативизма, которая утверждает, что реальны только события внутреннего мира. Объективная реальность не существует отдельно от нашего личного ее истолкования. Следо-

вательно, природу человека нельзя познать, ее можно только альтернативно интерпретировать.

Интерпретация человека как исследователя, постоянно занимающегося построением своего собственного «образа мира» при помощи конструктов, предложенная Келли, сегодня весьма актуальна. Она отвечает специфике современного общества, требуя усиления внимания в процессе образования к развитию механизмов рефлексии и творческих способностей учащихся. Когнитивная теории Келли явилась основой для формирования когнитивной философии образования. Когнитивное направление в психологии и философии образования уделяет особое внимание образовательным технологиям и в меньшей степени — содержанию образования. Когнитивная образовательная технология является общепедагогической предметно независимой индивидуально ориентированной образовательной технологией, обеспечивающей понимание человеком окружающего мира путём формирования системы когнитивных схем, необходимых для успешной адаптации к жизни в современном информационном обществе. Основной задачей когнитивной технологии является создание условий для понимания каждым человеком воспринимаемой информации.

Взаимодействие человека с информацией вовсе не является полной объективной фиксацией воспринимаемых данных. Человек воспринимает информацию с помощью доступных ему когнитивных схем. Если они отсутствуют, то информация либо не воспринимается, либо частично искажается. Сказанное верно и по отношению к каждому учащемуся, который воспринимает информацию, поступающую к нему от учителя и от учебных текстов, с помощью имеющихся в его распоряжении когнитивных схем. Эти схемы индивидуальны и достаточно сильно различаются у разных детей. Они делают доступной для восприятия только ту часть информации, для приёма которой у ученика есть подходящие когнитивные средства. Остальная информация либо полностью игнорируется, либо частично искажается, поэтому восприятие учебной информации очень похоже на детскую игру в испорченный телефон. В результате по различным причинам ученик может не понять некоторую часть учебного материала.

Когда мы говорим о знании, то зачастую используем понятия «данные», «информация», «знания» как синонимы, с чем, однако, сложно согласиться. Скорее эти термины образуют определенную иерархию, идущую от «данных» через «информацию» к «знаниям». Данные представляют собой простой набор некоторых

бит. Они дискретны и сами по себе не имеют никакого значения. Данные — это нечто вроде конструктора, который человек использует, чтобы получить информацию. Обычно цель, для достижения которой требуется та или иная информация, как раз и помогает понять, что делать с данным конструктом. После сбора и распределения данные получают некое значение, то есть превращаются в осмысленную информацию. Однако сама по себе информация нуждается в контексте, который делает ее пригодной для использования. Ключевой пункт состоит в том, что именно комбинация информации и контекста позволяет совершить некоторое действие. Именно в этом и состоит проблема. Знания бесполезно иметь ради знаний, которые оказываются ненужными ни для каких действий. Такие знания представляют собой некое скопление баз данных, которые никто не использует, или архивов, которые никто не посещает. Когда объем данных становится слишком велик, то попросту невозможно отличить то, что нужно, от того, что бесполезно [8]. Действия или способность предпринять действия -вот что действительно превращает информацию в ценное знание.

Не менее избирательным участником информационного обмена является и учитель. Разумеется, он догадывается, что некоторые дети далеко не всегда понимают его объяснения или текст учебника. Однако в его собственном арсенале нет когнитивных схем, позволяющих ему точно идентифицировать отсутствующие или деформированные когнитивные схемы в сознании ребёнка. Поэтому причины детских затруднений остаются для него тайной «за семью печатями», и он продолжает использовать понятия, логические связи и процедуры, искажённое восприятие которых и является источником непонимания. В результате информационный обмен на уроке очень часто напоминает разговор слепого с глухим. В этих условиях говорить о формировании информационной компетентности учащихся не имеет смысла, так как учитель полностью лишён информации о когнитивных схемах, которыми обладает каждый ученик. Поэтому и возникла необходимость в разработке образовательной технологии, которая позволила бы управлять процессом формирования информационной компетентности, адаптируя содержание, методы, организационные формы и средства обучения к когнитивным возможностям каждого ребёнка. Основной задачей когнитивной технологии является создание условий для понимания каждым учеником воспринимаемой информации. Когнитив-

ная образовательная технология является технологией алгоритмического типа, основанной на психологических теориях управления когнитивным развитием учащихся в процессе обучения, результаты которого могут быть объективно диагностированы, т.е. выражены на языке наблюдаемых действий учащихся [9].

Таким образом, когнитивная философия образования дает возможность комплексного, системного анализа деятельности человеческого сознания на уровне познания, т.е. мышления, включающего в себя память, воображение, собственно сам процесс мыслительной деятельности на уровне рефлексии при помощи языковой знаковой системы [10]. Однако образование не может быть сведено только к технологиям. Необходимо рассматривать и содержательную сторону — культурные ценности и смыслы, производимые и воспроизводимые в образовательном процессе. Поэтому, на наш взгляд, необходимым дополнением к когнитивной теории образования должна стать гуманистическая концепция философии образования. Рассмотрение гуманистической концепции философии образования выходит за рамки обозначенной выше темы, поэтому ее подробное рассмотрение будет представлено в отдельной статье.

Список литературы

1. Меськов В.С., Мамченко А.А. Образование для обществ знания: когнитивно-компетентностная парадигма образовательных процессов // Ценности и смыслы. 2010. № 4. С. 46-62 .

2. Огурцов А.П., Платонов В.В. Образы образования. Западная философия образования. XX век. СПб.: РХГИ, 2004. 520 с.

3. Кузнецова А.Я. Инновационный потенциал когнитивной теории личности в философии образования // Фундаментальные исследования. 2009. № 2. С. 77-78.

4. Солсо Р.Л. Когнитивная психология. М.: Три-вола, 1996. 600 с.

5. Карвасарский Б.Д. Психотерапевтическая энциклопедия. СПб.: Питер, 2000. 752 с.

6. Келли Дж.А. Теория личности. Психология личностных конструктов. СПб.: Речь, 2000. 249 с.

7. Аристотель. Собрание сочинений. М.: Мысль, 1976. Т. 1. 552 с.

8. Бершадский М.Е. Введение в когнитивную технологию обучения // Школьные технологии. 2011. № 4. С. 34-40.

9. Черникова И.В. Когнитивные науки и когнитивные технологии в зеркале философской рефлексии // Панорама. 2011. Т. XXVII. С. 101-116.

10. Аббасова К.Я. Когнитивная психология и философия: проблемы сосуществования // Вектор науки ТГУ. 2010. № 3. С. 9-11.

THE THEORY PERSONAL CONSTRUCTION OF D.KELLY: ON THE WAY TO COGNITIVE PHILOSOPHY OF EDUCATION

I.A. Levitskaya

The concept of personal construction one of the founders of cognitive psychology of D.Kelly is analyzed in the article. The question about its interaction with modern philosophy of education is considered. The substantiation of its urgency in the modern philosophical and pedagogical idea is given.

Keywords: philosophy of education, cognitive psychology, personal construction, the information

Теория личностных конструктов — Психологос

В основе когнитивной теории Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления (или людей) в своем окружении. Назвав свой подход теорией личностных конструктов, Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни.

Личностные конструкты: модели для действительности

Ученые создают теоретические конструкты, чтобы описать и объяснить события, которые они изучают. В системе Келли ключевой теоретический конструкт — это сам термин конструкт:

Человек судит о своем мире с помощью понятийных систем, или моделей, которые он создает и затем пытается приспособить к объективной действительности. Это приспособление не всегда является удачным. Все же без таких систем мир будет представлять собой нечто настолько недифференцированное и гомогенное, что человек не сможет осмыслить его.

Именно эти «понятийные системы, или модели» Келли определил как личностные конструкты. Иначе говоря, личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которым человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста. Примерами личностных конструктов могут быть «взволнованный-спокойный, «умный-глупый», «мужской-женский», «религиозный-нерелигиозный», «хороший-плохой» и «дружеский-враждебный». Это только несколько примеров бесчисленных конструктов, которые человек использует, чтобы оценить значение явлений своей повседневной жизни.

В качестве примера конструктов в действии давайте рассмотрим, как разные люди могут объяснять одно и то же событие. Недавний выпускник колледжа вместо того, чтобы поступить в аспирантуру, как он намечал ранее, складывает вещи и отправляется со своей подружкой жить в отдаленной общине. Отец молодого человека мог бы объяснить такой поступок как «огорчительный» или «разочаровывающий», а его мать заявила бы, что сын «живет в грехе» . Консультант его колледжа, хорошо знакомый с теорией Эриксона, может подумать, что он сделал это «в поисках своей идентичности», а профессор социологии может полагать, что он просто «отрицает нормы общества, ориентированного на молодых профессионалов». Сам юноша может рассматривать этот поступок как «естественный», как «то, что нужно было сделать в этот момент». Какое из объяснений верное? В теории Келли ответа нет. По его мнению, все дело в том, что каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира.

В соответствии с представлением о людях как об ученых Келли утверждает: стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать и предсказать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили. Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его. И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен (вспомните наш пример с профессором, которого сначала оценили как «беспристрастного»). Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться.

Келли предполагал, что все личностные конструкты биполярны и дихотомичны по природе, то есть сущность мышления человека заключается в осознании жизненного опыта в терминах черного или белого, а не оттенков серого. Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга (у них есть общие свойства) и при этом отличаются от других. Например, человек может заметить, что какие-то люди тучные, а какие-то тощие; кто-то черный, а кто-то белый; кто-то богатый, а кто-то бедный; до каких-то вещей опасно дотрагиваться, а до каких-то нет. Именно этот когнитивный процесс наблюдения сходства и различий приводит к формированию личностных конструктов. Таким образом, по крайней мере три элемента (явления или предметы) необходимы для формирования конструкта: два из элементов конструкта должны быть похожими друг на друга, а третий элемент должен отличаться от этих двух. Конструкт можно сформировать, если мы видим, что Джин и Луиза честны, а Марта нет; или если мы считаем, что Джин и Луиза привлекательны, а Марта нет. И схожесть, и различие должны иметь место в пределах одного и того же контекста.

Подобно магниту, все конструкты имеют два противоположных полюса. То, в чем два элемента считаются похожими или подобными, называется эмерджентным полюсом, или полюсом сходства конструкта; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом, или полюсом контраста конструкта. Следовательно, каждый конструкт обладает эмерджентным и имплицитным полюсами. Цель теории личностного конструкта — объяснить, каким образом люди интерпретируют и прогнозируют свой жизненный опыт с точки зрения сходства и различий.

К сожалению, Келли отказался от исследования процессов, путем которых человек интерпретирует свой жизненный опыт в определенном направлении. Он просто не принимал во внимание вопрос об индивидуальных различиях по отношению к происхождению и развитию личностных конструктов. В определенной степени это понятно, так как теория Келли «неисторична» в том смысле, что в ней не акцентируется прошлый жизненный опыт человека. Однако конструкты должны из чего-то происходить, и наиболее разумным кажется предположение, что они являются продуктами предшествующего опыта. Вероятно, разнообразие индивидуальных конструктных систем можно объяснить различиями в прошлом жизненном опыте.

Формальные свойства конструктов

Келли предположил, что все конструкты характеризуются определенными формальными свойствами. Во-первых, конструкт напоминает теорию тем, что он затрагивает определенный диапазон явлений. Этот диапазон применимости включает в себя все события, при которых конструкт релевантен или применим. Конструкт «научный-ненаучный», например, вполне применим для интерпретации множества интеллектуальных достижений, но едва ли пригоден для объяснения преимуществ положения человека женатого или холостого. Келли заметил, что прогностическая эффективность конструкта подвергается серьезной опасности всякий раз, когда он обобщается сверх того набора явлений, для которого предназначен. Следовательно, все конструкты имеют ограниченный диапазон применимости, хотя от конструкта к конструкту границы диапазона могут меняться. Конструкт «хороший-плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки. А конструкт «непорочность-проституция» имеет значительно более узкие границы.

Во-вторых, у каждого конструкта есть фокус применимости. Он относится к явлениям в рамках диапазона применимости, к которым конструкт наиболее применим. Например, конструкт «честный-нечестный» у одного человека имеет фокусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денег и имущества. А другой человек может применить тот же конструкт к политическим событиям. Следовательно, фокус применимости конструкта всегда специфичен для человека, применяющего его.

Проницаемость-непроницаемость — еще один параметр, по которому конструкты могут различаться. Проницаемый конструкт допускает в свой диапазон применимости элементы, еще не истолкованные в пределах его границ. Он открыт для объяснения новых явлений. С другой стороны, непроницаемый конструкт, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта. Существует относительная степень проницаемости и непроницаемости. Конструкт «компетентный врач-некомпетентный врач» у одного человека может быть вполне проницаемым для интерпретации любого нового доктора, которого он встречает, то есть, общаясь какое-то время с любым новым доктором, человек может понять, компетентен он или некомпетентен. Но другой человек может сделать тот же конструкт совершенно непроницаемым, настаивая на том, что компетентных врачей больше нет, что последним компетентным врачом был его педиатр, который уже умер. Следовательно, различие между компетентными и некомпетентными докторами для него больше не релевантно. Все доктора некомпетентны! Заметьте, что проницаемость относится только к области пригодности конструкта — конструкт по определению непроницаем для какого-то опыта, выходящего за диапазон применимости. Так, понятие «компетентный-некомпетентный» не имеет смысла, если судить о вкусе крабов.

Типы конструктов. Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать в соответствии с природой контроля, который они имплицитно осуществляют над своими элементами. Конструкт, который стандартизирует («упреждает») элементы для того, чтобы они были исключительно в его диапазоне, Келли назвал упредительным конструктом. Это тип классификационного конструкта; то, что попало в одну классификацию, исключается из другой. Упредительную интерпретацию можно сравнить с такой характеристикой мышления ригидного человека, как «ничего, кроме». Примером упредительного конструкта может быть этнический ярлык. Скажем, если человек идентифицирован как «мексиканец», то о нем будут думать только как о мексиканце и никак иначе. Или, если профессору приклеют ярлык «упрямец», то некоторые студенты даже и не подумают о нем по-другому (что он, например, может испытывать нежные чувства к своим детям или активно интересоваться проблемой социальных реформ). Упредительное мышление отвергает право пересмотра или иной интерпретации для других или для себя, не позволяя увидеть оцениваемое явление в новом свете.

В констелляторном конструкте элементы могут одновременно принадлежать другим областям, но они постоянны в составе своей сферы. То есть, если явление относится к какой-то категории одного конструкта, другие его характеристики фиксированы. Шаблонное мышление иллюстрирует этот тип конструкта. Пример констелляторного мышления: «Если этот человек продавец автомобилей, он скорее всего нечестен, жуликоват и умело обращается с клиентом». В этом примере нет места для иных суждений об этом человеке. По определению, констелляторные конструкты ограничивают наши возможности для альтернативных мнений; раз мы относим человека к данной категории, мы наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.

Конструкт, оставляющий свои элементы открытыми для альтернативных конструкций, называется предполагающим конструктом. Этот тип конструкта прямо противоположен упредительному и констелляторному конструктам, так как он позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативную точку зрения на мир. В этом случае трактовка кого-то как продавца автомобилей, является настолько предполагающей, что другие его личные качества не вытекают из нее. Следовательно, утверждающее мышление — гибкое мышление. Индивид открыт для нового опыта и может изменять существующие конструкты. Хотя есть соблазн интерпретировать упредительный и констелляторный конструкты как нежелательные типы, а предполагающий конструкт — как желательный, Келли утверждал, что это не так. Если бы мы пользовались только предполагающими конструктами, мы испытывали бы массу трудностей, так как не могли бы принимать неотложные решения.

В качестве примера представим, что при игре в бейсбол мяч летит в вашу голову. Вы можете начать интерпретировать мяч предположительно, рассматривая его со всех сторон. Но когда он ударит вас по лицу, вы увидите, что куда лучше было бы при таких обстоятельствах интерпретировать мяч упредительно (то есть решить, что мяч, который летит в вашу голову, — это мяч, который летит в вашу голову, и ничего больше). Однако Келли полагал, что если мы не хотим закостенеть интеллектуально, мы должны включать предположительное мышление. Без него мы были бы обречены на неизменяемый, шаблонный и нерезультативный способ осознания действительности. Таким образом, и упреждающие, и констелляторные, и предположительные формы мышления необходимы для объяснения явлений, вещей и людей. Преположительное мышление просто является противоположностью упредительному и констелляторному способу осознания действительности.

Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты, которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты, включающие в себя небольшой диапазон явлений (то есть имеющие более узкий диапазон возможностей). Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкт?, которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру. И наконец, некоторые конструкты являются жесткими, то есть дающими неизменный прогноз, а другие — свободными, так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях.

Личность: конструкт персонолога

Келли никогда не предлагал точного определения термина «личность». Однако он обсуждал эту концепцию в одной статье, утверждая, что личность — «наша абстракция деятельности человека и последующая генерализация этой абстракции на все аспекты ее связи с другими людьми, знакомыми и незнакомыми, а также с тем, что может представлять определенную ценность» [Kelly, 1961, p. 220-221]. Следовательно, Келли полагал, что личность есть абстракция, созданная персонологами из психических процессов, которые они наблюдают и/или подразумевают в других. Это не отдельная реальность, открытая ими. Кроме того, он утверждал, что личность по своей природе включена в межличностные отношения человека. Соединив эти две идеи, можно дать более точное определение личности в теории Келли, а именно: личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов; человек использует личностные конструкты, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события. Для Келли личность эквивалентна конструктам, используемым индивидом в целях предвидения будущего. Чтобы понять другого человека, надо знать что-то о конструктах, которые он использует, о событиях, включенных в эти конструкты, и о том, как они соотносятся друг с другом. Короче, узнать личность — значит узнать, как человек истолковывает свой личный опыт.

Мотивация: кому она нужна

Психологи традиционно используют концепцию мотивации для того, чтобы объяснить два аспекта поведения: а) почему люди ведут себя активно и б) почему их активность направлена на одно, а не на другое. С точки зрения Келли, термин «мотивация» подразумевает, что люди по своей природе статичны и действуют только тогда, когда их вдохновляет какая-то особая сила. Сам он отвергал концепцию, что люди инертны или реактивны по природе и начинают действовать только под влиянием внутренних или внешних сил. По Келли, у людей для мотивации нет иной причины, как только та, что они живы [Kelly, 1958]. Действительно, суть жизни — движение или развитие; люди представляют собой одну из форм этого всепроникающего движения. Исходя из этого, не требуется специальной концепции (например, влечения, потребности, инстинкты, поощрения, мотивы) для объяснения того, что является причиной или мотивацией поведения человека.

Возражение Келли против использования концепции мотивации для объяснения поведения пришло из его опыта практикующего психотерапевта. Как выяснилось, чтобы помочь пациентам, не обязательно приписывать им какие-то мотивы. Мотивационные концепции — это интерпретация того, что психотерапевты обнаруживают в поведении своих пациентов. Они могут быть полезны для прогноза поведения (например, Памела ленива и поэтому, возможно, вовремя не закончит школу), но они бесполезны для понимания человека и оказания помощи ему, потому что отражают взгляд психотерапевта, а не пациента. Далее Келли отмечал, что мотивационные утверждения в большей степени характеризуют того, кто их высказывает, а не того, чьи мотивы обсуждаются: «Когда мы видим человека, озабоченного поиском мотивов, обычно оказывается, что он один из тех, кто чувствует угрозу со стороны коллег, и хочет поставить их на место».

Келли характеризует современные теории мотивации и противопоставляет их своей точке зрения следующим образом:

Теории мотивации можно разделить на два типа — теории толчка и теории тяги. В теории толчка можно найти такие термины, как влечение, мотив или даже стимул. В теории тяги используются такие конструкты, как цель, ценность или потребность. Используя хорошо известную метафору — есть теории сенных вил, с одной стороны, и теории моркови, с другой. Но наша теория не относится ни к одной из них. Так как мы предпочитаем заглянуть в природу самого живого существа, нашу теорию, вероятно, лучше всего назвать ослиной теорией.

Теория личностных конструктов рассматривает человека в качестве активного и думающего организма просто потому, что он живой. Следовательно, «мотивация» — это излишний конструкт.

Чем же, полностью отрицая мотивацию как движущую силу деятельности человека, Келли объяснял ее направление? Ответ следует искать в его основном постулате, который мы обсудим в следующем разделе.

Основной постулат и некоторые выводы из него

Формальная структура теории личностного конструкта очень лаконична, потому что Келли развивал свои центральные принципы, используя один основной постулат и следующие из него 11 выводов. Сначала мы опишем основной постулат, а потом обсудим те выводы, которые дополняют наше объяснение когнитивной позиции Келли.

Основной постулат

Оказывается, каждый персонолог имеет свой язык для описания поведения человека. Келли — не исключение, и в этом можно убедиться на примере его основного постулата: «Процессы личности — это проложенные в психике каналы, в русле которых человек прогнозирует события». Этот постулат образует основу теории Келли, так как в нем личность и поведение трактуются совершенно иначе, чем в большинстве других направлений. Он является основным в формальной системе Келли, поэтому, чтобы лучше его понять, давайте остановимся на нем подробнее. Основной постулат гласит, что поведение определяется тем, как люди прогнозируют будущие события. Иначе говоря, все поведение человека (мысли и поступки) направлено на прогноз событий. Постулат также подразумевает, что Келли интересует человек как таковой, а не какие-то отдельные аспекты его поведения (например, межгрупповые отношения). Выражение «процессы личности» предполагает, что человек — это организм, находящийся в развитии, а не инертная субстанция, на которую влияют бессознательные импульсы или побуждают к действию раздражители окружения (вспомните «ослиную» точку зрения Келли на мотивацию человека). Келли уподобляет человека исследователю и считает, что люди управляются своими конструктами, ориентированными на будущее.

Основной постулат Келли также показывает, что его система лежит в пределах психологии и диапазон ее применимости ограничен пониманием поведения человека. Выражение «проложенные каналы» означает, что поведение относительно стабильно во времени и ситуациях. Келли полагал, что люди действуют в пределах сети тропинок или каналов, а не беспокоятся о не поддающейся прогнозированию пустоте. Иначе говоря, люди прокладывают или направляют свои процессы к предупреждению будущего.

Слово «каналы» синонимично слову конструкты, а упоминание личности выдвигает на первый план индивидуальность интерпретации явлений. Относительно последних Келли отмечал, что каждый человек прокладывает и характерным способом использует разные каналы (конструкты), а также что выбор определенного канала определяет его психические процессы. И наконец, выражение «прогнозирует события» отражает прогностические и мотивационные черты, присущие когнитивной теории. Подобно ученому, человек пытается объяснить действительность, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь. Именно это соображение объясняет направленность деятельности в теории Келли. Согласно ей, люди смотрят на настоящее так, чтобы предвидеть будущее с помощью уникальной системы своих личностных конструктов.

Выводы из основного постулата

Одиннадцать выводов, которые можно сделать из основного постулата, служат для разработки теории личностных конструктов Келли. Далее мы обсудим важнейшие из них.

Индивидуальность и организация. Вывод об индивидуальности особенно полезен для понимания уникальности личности: «Люди отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют события». По Келли, два человека, будь они даже идентичными близнецами или, предположим, имей они схожие взгляды, обращаются к событию и интерпретируют его по-разному. Каждый человек понимает действительность с «колокольни» своего уникального личностного конструкта. Итак, разница между людьми состоит в том, что они интерпретируют события под разным углом зрения. Имеется большое количество примеров, показывающих, что система конструктов каждого человека уникальна. Рассмотрим традиционную разницу во мнениях между политическими либералами и консерваторами по таким вопросам, как благосостояние, военное вторжение на чужую территорию, аборты, налоги, принудительная национальная интеграция, порнография и высшая мера наказания. Или подумаем о том, почему студенты могут не соглашаться с профессорами, профессора с заведующими кафедрами, заведующие кафедрами с деканами и все они — с президентом колледжа. Или то, что называется «проблема отцов и детей» — несовпадение во взглядах между людьми разных поколений — ситуация, которую в теории Келли точнее можно назвать «несовпадение личностного конструкта». Во всех этих примерах люди расходятся во взглядах, потому что каждый действует в пределах своей системы конструктов. Неудивительно, что люди не могут согласиться друг с другом — с точки зрения Келли, они даже говорят не об одном и том же!

По мнению Келли, кроме того, что личностные конструкты имеют отличительные черты, они и организованы в человеке по-разному. Это четко указано в его выводе об организации: «Каждый человек специфически развивает в соответствии со своей возможностью прогнозировать события систему анализа, определяющую ранговые отношения между конструктами». Этот вывод показывает, что люди организуют свои личностные конструкты иерархически, чтобы свести до минимума несовместимость и несоответствия. И, еще того важнее, он подразумевает, что люди отличаются друг от друга не только по числу и типу конструктов, которые они используют в своих суждениях о мире, но также тем, как они организуют свои конструкты. Короче, было бы ошибкой думать, что конструкты беспорядочно теснятся в сознании человека и применяются каждый по отдельности.

По Келли, организация личностных конструктов весьма логична: конструкты организованы в пирамидальную структуру так, что некоторые из них находятся либо в подчиняющей, либо в подчиненной позиции относительно других частей системы. (Конечно, конструкт может быть и совершенно независимым от всех других.) Подчиняющий конструкт включает в себя другие конструкты, а подчиненный конструкт включен в другой (подчиняющий) конструкт. Конструкт «хороший-плохой», например, может включать в себя оба полюса конструкта «сексуальный-несексуальный». Следовательно, первый конструкт подчиняет последний. Эту мысль можно пояснить на примере мужчины-сексиста, который анализирует девушку — модель месяца в журнале «Плейбой». Он, возможно, интерпретирует ее как «сексуальную» и, следовательно, в терминах подчиняющего конструкта как «хорошую». Но даже в системе конструктов самого законченного сексиста «хороший» обычно подразумевает больше, чем «сексуальный». Например, он может интерпретировать интервью месяца в том же журнале как «хорошее», потому что оно «вдохновило» его. В этом случае конструкты «сексуальный-несексуальный» и «вдохновляющий-не вдохновляющий» будут подчиненными по отношению к подчиняющему конструкту «хороший-плохой». Но главное здесь то, что люди создают различную иерархию личностных конструктов. Подчиняющие и подчиненные конструкты в системе одного человека не обязательно занимают такое же положение в системе другого. Келли предположил, что только если мы знаем, как человек организует конструкты, мы можем правильно судить о его поведении.

Однако Келли считал, что иерархические отношения конструктов — величина непостоянная. Организация конструктов сохраняет связь с событиями только тогда, когда она имеет прогностическую эффективность, что справедливо и для самих конструктов. Действительно, Келли считал вполне допустимым, что два конструкта меняются местами в иерархии, и подчиненный конструкт может стать подчиняющим и наоборот. Например, человек однажды почувствовал, что «любить-не любить» включает в себя (в числе других) и конструкт «принять-отвергнуть». Однако в результате последующего опыта человек может прийти к другому заключению, а именно: значение «принятия» гораздо основательнее и шире, и «любить» находится в подчиненной позиции по отношению к нему. Следовательно, иерархическое построение конструктов не следует понимать как инертное или законченное.

Интерпретировать или не интерпретировать: вот в чем вопрос. С точки зрения Келли, люди имеют несколько конструктов, с помощью которых они интерпретируют события своей жизни. Более того, каждый день они должны выбирать, какой конструкт и какой его полюс использовать для прогноза событий. Вывод о выборе показывает, как человек проводит этот отбор: «Человек выбирает для себя ту альтернативу в дихотомическом конструкте, с помощью которой, как он ожидает, он получит большие возможности для расширения и определения своей системы». Итак, по Келли, если мы стоим перед выбором (то есть перед ситуацией, в которой мы должны использовать наши конструкты тем или иным образом), мы выберем то, что наиболее вероятно либо расширит наше понимание мира, либо уточнит нашу конструктную систему. Иначе говоря, мы выберем полюс конструкта, который позволит понять событие более полно — то, что будет полезнее всего для прогностической эффективности нашей конструктной системы. Келли назвал это «продуманный выбор».

Вывод о выборе также предполагает, что наша конструктная система разрабатывается либо в направлении определения, либо в направлении расширения. Определение включает в себя выбор альтернативы с большей вероятностью валидизации аспектов опыта, которые уже были соответствующим образом точно интерпретированы. То есть человек без особого риска для себя ждет, как повернутся события, основываясь на предыдущем опыте, а затем смотрит, что из этого получилось. Если ожидаемое событие имеет место и конструктная система подтвердилась, тогда конструкт еще сильнее закрепляется тем фактом, что он приводит к правильному прогнозу. Следовательно, определение подразумевает использование конструкта знакомым образом, путем применения его к событию, которое лучше всего подходит к нему. Другой тип разработки — расширение — включает в себя выбор альтернативы, которая с большей вероятностью позволит расширить наше понимание событий (увеличить диапазон применимости конструкта). Если прогноз правильный, тогда конструкт становится валидным и, по крайней мере временно, более широко применимым. Конечно, расширение дает больший простор для прогностической ошибки, чем определение, так как оно использует конструкты для прогноза события, которое ранее было ему неизвестно. Но все-таки оно дает больше информации, чем определение.

Келли характеризует разницу между определением и расширением либо как безопасность, либо как риск. Люди должны постоянно решать, какой из этих двух способов в дальнейшем будет формировать их личностные конструкты. Студенты коллежда, например, должны часто делать выбор между курсами, похожими на те, которые они ранее слушали, и где, следовательно, есть какая-то гарантия получить приемлемые оценки, и незнакомыми курсами, где есть риск провалиться, но которые зато дают возможность расширить знания. «Легкий» курс по знакомому предмету означает «безопасность», а органическая химия для большинства студентов — «риск». В этом примере, если студент выбирает альтернативу, которая сводит риск до минимума, конструктная система (если она валидна) укрепляется и определяется. Однако, если студент выбирает альтернативу, которая расширит его систему, это чревато большим риском — есть вероятность, что он не сможет правильно прогнозировать события (например, сдать экзамены). В то же время, конечно, увеличивается возможность приобрести дополнительную информацию, которая пригодится для будущих прогнозов.

Хотя Келли подробно описал признаки, позволяющие узнать, определяет или расширяет человек свою конструктную систему, все же у нас нет достаточных эмпирических фактов или теоретических обоснований, чтобы понять, почему и когда он предпочтет выбрать то, а не другое. Тем не менее, весьма вероятно, что люди, уверенные в правильном прогнозе событий и могущие позволить себе риск ошибиться, скорее всего выберут расширение своей конструктной системы. А люди, неуверенные в правильном прогнозе событий, скорее всего выберут определение. Преходящие ситуационные факторы, возможно, также влияют на выбор расширения или определения. Например, если человеку скучно, то это приведет к выбору расширения, а если он расстроен — определения. Тот из двух процессов, который будет иметь место в данное время, в конечном итоге и определит, мотивирован человек к безопасности или к риску.

Цикл О-В-И. Келли представил различные модели для иллюстрации действий человека перед лицом новой или неопределенной ситуации. Ключевым моментом является цикл ориентировка-выбор-исполнение (О-В-И), который состоит в последовательном обдумывании нескольких возможных конструктов и выбора того из них, который окажется лучшим для интерпретации ситуации.

В ориентировочной фазе человек рассматривает несколько конструктов, которые можно использовать для интерпретации данной ситуации — то есть он намеренно обдумывает различные возможности, которые могут иметь место. Это аналогично рассмотрению вопроса со всех сторон. Фаза выбора наступает, когда человек ограничивает число альтернативных конструктов (гипотез) до количества, наиболее приемлемого в данной ситуации. В этот момент он решает, какие преимущественные альтернативы наиболее уместно использовать. И наконец, во время фазы исполнения он выбирает направление действий и сопровождающее его поведение. Выбор делается, иначе говоря, на основании оценки, какой альтернативный конструкт наиболее вероятно приведет к расширению или к определению системы.

Келли отмечал, что человек может пройти через ряд циклов О-В-И прежде, чем решит, какой конструкт следует использовать для интерпретации ситуации. Он цитирует Гамлета в качестве классического примера человека, который после упреждения («Быть иль не быть, вот в чем вопрос…») не может решиться на окончательный выбор и вместо этого возвращается в ориентировочную фазу цикла. Понятие цикла О-В-И согласуется с убеждением Келли в том, что мы постоянно рассматриваем существующие альтернативы, ограничивая их выбор до оптимального для действий, и поступаем в соответствии с нашим выбором. Таким образом, если мы просто изменим наши конструкты, мы, без преувеличения, можем изменить свою жизнь; возможности выбора в теоретической системе Келли поразительны. Келли, однако, настаивает также на том, что поскольку мир многомерен, а человек обладает рядом различных категориальных шкал в своей конструктной системе, он перед тем, как начать действовать, вынужден их сортировать до тех пор, пока не будет представлен один дихотомический параметр выбора. С точки зрения Келли, когда человек говорит «важно выбрать между этим и тем», только тогда он готов выработать жизненную стратегию. В конце концов, мы должны уметь анализировать для того, чтобы функционировать разумно.

Изменение в конструктной системе. Конструктная система позволяет человеку прогнозировать будущие события так точно, насколько это возможно. Из этого следует, что конструктная система меняется, если с ее помощью невозможно правильно прогнозировать разворачивающуюся последовательность событий. В этой связи Келли постулирует, что изменение в нашей конструктной системе имеет место тогда, когда мы встречаемся с новыми или незнакомыми явлениями, которые не согласуются с нашей предыдущей системой конструктов. Его вывод об опыте утверждает: «Конструктная система человека меняется в соответствии с успешностью интерпретации повторных явлений».

Так называемый вывод о научении предполагает, что система личностных конструктов — это набор гипотез о нашем вечно меняющемся мире, которые постоянно проверяются опытом. Обратная связь, позволяющая судить о том, насколько хорошо эти гипотезы помогли нам прогнозировать будущее, приводит к изменению конструктов, которые, в свою очередь, используются как новые гипотезы для последовательного изменения системы. Те конструкты, которые оказываются полезными, сохраняются, а остальные пересматриваются или отбрасываются. Таким образом, по Келли, конструктная система последовательно пересматривается с обоснованным отбором для принятия правильных решений.

По Келли, опыт человека — это перестройка его жизни, основанная на пересмотре конструктов под влиянием текущих событий. Это означает, что человек приобретает мало опыта или вообще не приобретает его, если после наблюдения реальной последовательности событий он все же интерпретирует события по-старому. Например, если профессор преподает свой предмет в течение 10 лет и все эти годы читает одни те же лекции, делая это так же, как в первый год преподавания, Келли спросил бы, действительно ли у него десятилетний стаж преподавания. С другой стороны, если то, чему он учил в первый год, заставило его изменить и усовершенствовать преподавание на второй год и делать это последовательно в течение всех десяти лет, он на законном основании может заявить, что у него десятилетний опыт преподавания.

Вывод о модуляции, сделанный Келли, уточняет условия, при которых изменяется конструктная система человека: «Изменение конструктной системы человека ограничено проницаемостью конструктов в пределах того диапазона применимости, в котором находятся эти изменения». Как уже указывалось, понятие «проницаемость» относится к степени, с которой конструкт может ассимилировать новый опыт и события в пределах своего диапазона применимости. Таким образом, этот вывод подразумевает, что чем более проницаемы (открыты) подчиняющие конструкты человека, тем больше возможность изменения внутри структур, к которым они относятся. Если у человека нет подчиняющих конструктов для интерпретированного изменения, то изменение не может иметь места в его системе. Такой человек психологически ригиден. Следовательно, человек должен быть способен не только интерпретировать новые события или пересматривать старые, но также анализировать само изменение. Иначе говоря, так как изменение конструкта или набора конструктов само по себе является событием, человек должен иметь какую-то концептуальную структуру для того, чтобы интерпретировать изменения своей конструктной системы. Иначе будет не изменение, а хаос.

Например, мужчина 21 года интерпретирует свои отношения с матерью, продолжая реагировать на нее как «маменькин сыночек», то есть сверхзависимо. Очевидно, что он встретится с большими трудностями в жизни, если не изменит интерпретацию данных отношений. Ему удастся это сделать, если он обладает проницаемым подчиняющим конструктом «зрелость-незрелость», который сможет применить в этой ситуации. Тогда он может интерпретировать себя как «зрелого» и начать реагировать на свою мать по-иному, то есть менее зависимо. В сущности, он будет иначе интерпретировать свое отношение к матери с точки зрения применения конструкта «зрелый» к себе.

Изменения в отношениях со значимыми другими — не единственное обстоятельство, которое заставляет наши конструкты меняться. Иногда даже очень полезные конструкты, которые использовались долгое время, становятся менее, чем раньше, пригодными для точного прогноза событий. Келли считал, что в таких случаях удобный знакомый конструкт будет изменен, хотя бы слегка. Это, вероятно, и происходит почти постоянно с часто используемыми конструктами, потому что наш прогноз событий никогда не бывает совершенным. Однако происходящие таким образом изменения не затрагивают существенно конструктную систему. Это просто небольшая коррекция того, как человек понимает события.

Социальные отношения и личностные конструкты. Если, как Келли утверждал в своем выводе об индивидуальности, люди отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют ситуации, то, следовательно, они могут быть похожими друг на друга, если схожим образом интерпретируют свой опыт. Рыбак рыбака видит издалека. Эта идея определенно выражена в выводе об общности: «Если человек интерпретирует опыт в какой-то мере подобно тому, как это делает другой человек, то его психические процессы подобны психическим процессам другого человека. Итак, если два человека разделяют взгляды на мир (то есть схожи в своей интерпретации личного опыта), вероятно, и вести себя они будут похоже (то есть они будут схожими личностями). Необходимо заметить, что люди похожи не потому, что они пережили одни и те же события в жизни, и не потому, что их поведение похоже — они похожи потому, что события для них имеют приблизительно одинаковое психологическое значение. В соответствии со своей когнитивной ориентацией, Келли опирается на интерпретацию, а не на прошлый опыт или наблюдаемое поведение.

Вывод об общности подразумевает, что схожесть, очевидная среди представителей одной культуры, это не только схожесть в поведении. Келли полагал, что люди одной культуры интерпретируют свой опыт почти одинаково. «Культурный шок», часто переживаемый, когда человек сталкивается с представителем другой культуры, является результатом различий в том, как они интерпретируют события. В поддержку этой точки зрения можно привести недавние исследования, показывающие, что культурные различия коренятся в разнице конструктов, которые используют люди.

Другой важный аспект теории личностных конструктов Келли касается отношений между людьми и их конструктными системами. Это отражено в выводе о содружестве, который уточняет условия, необходимые для эффективных межличностных отношений: «Один человек может играть роль в социальном процессе, включающем другого человека, в той мере, в какой первый анализирует интерпретационные процессы второго». Этим выводом Келли подчеркнул, что социальное взаимодействие состоит, в первую очередь, из попыток одного человека понять, как другой человек осознает действительность. Иначе говоря, чтобы плодотворно взаимодействовать с кем-то, человеку необходимо интерпретировать какую-то часть конструктной системы другого человека. Это утверждение отличается от допущения, что люди могут взаимодействовать только когда у них схожая конструктная система или если они в чем-то похожи. По Келли, для гармоничного социального взаимодействия необходимо, чтобы один человек психологически поставил себя на место другого, чтобы лучше понимать и прогнозировать его настоящее и последующее поведение.

Для того, чтобы «исполнить роль» вашего отца, например, необходимо понять его взгляды (и на вас тоже) с помощью своих конструктов и соответственно построить ваши действия. Для того, чтобы играть роль в социальном процессе, включающем другого человека, не требуется его согласие, о чем свидетельствуют отношения родители-ребенок и учитель-студент. Как указывалось в выводе об общности, гораздо легче понять ход мыслей другого человека, если ваши взгляды схожи, но это не существенно для эффективного исполнения роли. Критическим моментом в межличностных отношениях является то, что по крайней мере один человек пытается понять, как другой человек оценивает играемую им роль.

Понятие «роль», используемое Келли, не следует смешивать с термином, употребляемым в социологической теории ролей. Для социолога роль — единица социальной структуры, к которой принадлежат люди (например, служащий авиакомпании, президент объединения, почтовый работник). А в системе Келли роль определяется как «форма поведения, которая логически вытекает из того факта, что человек понимает, как мыслят другие люди, связанные с ним в его деятельности». Это определение предполагает, что значимое социальное взаимодействие не существует бессознательно, просто потому что два или несколько человек общаются друг с другом или делают общее дело. Принятие роли требует, чтобы по крайней мере один из взаимодействующих индивидов осознавал, каким образом другой индивид интерпретирует явления. Далее Келли утверждал, что роли не обязательно должны быть обоюдными, то есть человеку (людям) не нужно анализировать исполнителя роли для того, чтобы быть включенным в социальные отношения. Другому человеку также не нужно вступать в ролевые отношения с индивидом, анализирующим его. Действительно, в нашем обществе преобладают односторонние ролевые отношения (например, врач-пациент, адвокат-клиент, работодатель-рабочий). В этой связи Келли отмечал, что оптимальные отношения предполагают взаимное понимание взглядов на жизнь, как в случае здоровых отношений между женой и мужем.

Келли считал, что очень хорошо иметь социальные прогнозы, которые подтверждаются другими людьми. У нас есть определенные представления о том, чего от нас ждут другие. Когда мы действуем в соответствии с ними и узнаем, что мы точно предсказали ожидания других, это побуждает нас и дальше вести себя таким же образом.

Вывод об общности, сформулированный Келли, очень важен для сферы человеческих отношений. В частности, он предлагает возможную, объединяющую связь между индивидуальной и общественной психологией [Jankowicz, 1987]. Безоговорочное утверждение, что устойчивые и искренние человеческие отношения не могут развиваться, если по крайней мере один из людей не пытается встать на место другого, может объяснить те проблемы общения, которые возникают у людей в самых разных ситуациях, начиная от каждодневных разговоров (с родителями, родственниками, друзьями, соседями) и кончая международными делами. Мир без войны может, в конечном итоге, зависеть от возможности людей (особенно глав государств) точно анализировать интерпретационные процессы других.

Личностный конструкт — оценочная система, которая используется индивидом для классификации различных объектов его жизненного пространства. Термин, предложенный

                                     

ⓘ Личностный конструкт

Личностный конструкт — оценочная система, которая используется индивидом для классификации различных объектов его жизненного пространства. Термин, предложенный в психологии личности Дж. Келли, для обозначения когнитивных шаблонов, которые человек «сам создает, а затем пытается подогнать их к тем реалиям, из которых состоит этот мир». Конструкты используются для прогнозирования повторяющихся событий. Конструкт позволяет индивиду не только объяснять чужое поведение, но и проектировать собственное поведение, так как конструкт задает фактическую программу такого поведения.

Личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или истолковать, объяснить или предсказать свой опыт в терминах схожести и контраста например, «хороший-плохой». Личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов.

Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты, которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты, включающие в себя небольшой диапазон явлений то есть имеющие более узкий диапазон возможностей. Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты, которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру. И наконец, некоторые конструкты являются жесткими, то есть дающими неизменный прогноз, а другие — свободными, так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях.

Личностные конструкты, не несущие для индивида личностный смысл или не вошедшие еще в привычку «периферические конструкты», легко поддаются изменению. Личностно значимые и давно ставшие привычными «центральные конструкты», по терминологии Дж. Келли — изменяются медленней и труднее.

Теория личностных конструктов Дж.Келли

В основе когнитивной теории Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления (или людей) в своем окружении. Назвав свой подход теорией личностных конструктов, Келли концентрирует внимание на психологических процессах, которые позволяют людям организовать и понять события, происходящие в их жизни.

личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которым человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста. Примерами личностных конструктов могут быть «взволнованный—спокойный, «умный—глупый», «мужской—женский», «хороший—плохой» и «дружеский—враждебный». Это только несколько примеров бесчисленных конструктов, которые человек использует, чтобы оценить значение явлений своей повседневной жизни.

каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира.

В соответствии с представлением о людях как об ученых Келли утверждает: стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили. Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его. Если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или вообще может быть исключен. Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться.

Келли предполагал, что все личностные конструкты биполярны и дихотомичны по природе, то есть сущность мышления человека заключается в осознании жизненного опыта в терминах черного или белого, а не оттенков серого. Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга (у них есть общие свойства) и при этом отличаются от других. Например, человек может заметить, что какие-то люди тучные, а какие-то тощие; кто-то черный,  кто-то белый; кто-то богатый, а кто-то бедный. Именно этот когнитивный процесс наблюдения сходства и различий приводит к формированию личностных конструктов. Таким образом, по крайней мере три элемента (явления или предметы) необходимы для формирования конструкта: два из элементов конструкта должны быть похожими друг на друга, а третий элемент должен отличаться от этих двух. Конструкт можно сформировать, если мы видим, что Джин и Луиза честны, а Марта нет; или если мы считаем, что Джин и Луиза привлекательны, а Марта нет. И схожесть, и различие должны иметь место в пределах одного и того же контекста.

все конструкты имеют два противоположных полюса. То, в чем два элемента считаются похожими, называется эмерджентным полюсом, или полюсом сходства конструкта; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом, или полюсом контраста конструкта. Цель теории личностного конструкта — объяснить, каким образом люди интерпретируют и прогнозируют свой жизненный опыт с точки зрения сходства и различий.

К сожалению, Келли отказался от исследования процессов, путем которых человек интерпретирует свой жизненный опыт в определенном направлении. Он просто не принимал во внимание вопрос об индивидуальных различиях по отношению к происхождению и развитию личностных конструктов. В определенной степени это понятно, так как теория Келли «неисторична» в том смысле, что в ней не акцентируется прошлый жизненный опыт человека. Однако конструкты должны из чего-то происходить, и наиболее разумным кажется предположение, что они являются продуктами предшествующего опыта. Вероятно, разнообразие индивидуальных конструктных систем можно объяснить различиями в прошлом жизненном опыте.

Формальные свойства конструктов

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к
профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные
корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

 Во-первых, конструкт затрагивает определенный диапазон явлений. Этот диапазон применимости включает в себя все события, при которых конструкт релевантен или применим. все конструкты имеют ограниченный диапазон применимости, хотя от конструкта к конструкту границы диапазона могут меняться., Конструкт «хороший—плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки. А конструкт «непорочность — проституция» имеет значительно более узкие границы.

Во-вторых, у каждого конструкта есть фокус применимости. Он относится к явлениям в рамках диапазона применимости, к которым конструкт наиболее применим. Например, конструкт «честный—нечестный» у одного человека имеет фокусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денег. А другой человек может применить тот же конструкт к политическим событиям. Следовательно, фокус применимости конструкта всегда специфичен для человека, применяющего его.

Проницаемость—непроницаемость — еще один параметр, по которому конструкты могут различаться. Проницаемый конструкт допускает в свой диапазон применимости элементы, еще не истолкованные в пределах его границ. Он открыт для объяснения новых явлений. С другой стороны, непроницаемый конструкт, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта. Заметьте, что проницаемость относится только к области пригодности конструкта — конструкт по определению непроницаем для какого-то опыта, выходящего за диапазон применимости. Так, понятие «компетентный—некомпетентный» не имеет смысла, если судить о вкусе крабов.

Типы конструктов. Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать. Конструкт, который стандартизирует («упреждает») элементы для того, чтобы они были исключительно в его диапазоне, Келли назвал упредительным конструктом.
Это тип классификационного конструкта; то, что попало в одну классификацию, исключается из другой. Пример, если профессору приклеят ярлык «упрямец», то некоторые студенты даже и не подумают о нем по-другому (что он, например, может испытывать нежные чувства к своим детям). Упредительное мышление отвергает право пересмотра или иной интерпретации для других или для себя, не позволяя увидеть оцениваемое явление в новом свете.

В констелляторном конструкте элементы могут одновременно принадлежать другим областям, но они постоянны в составе своей сферы. То есть, если явление относится к какой-то категории одного конструкта, другие его характеристики фиксированы. Шаблонное мышление иллюстрирует этот тип конструкта. Пример констелляторного мышления: «Если этот человек продавец автомобилей, он скорее всего нечестен, жуликоват и умело обращается с клиентом». В этом примере нет места для иных суждений об этом человеке. По определению, констелляторные конструкты ограничивают наши возможности для альтернативных мнений; раз мы относим человека к данной категории, мы наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.

Конструкт, оставляющий свои элементы открытыми для альтернативных конструкций, называется предполагающим конструктом. Этот тип конструкта позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативную точку зрения Следовательно, утверждающее мышление — гибкое мышление. Если бы мы пользовались только предполагающими конструктами, мы испытывали бы массу трудностей, так как не могли бы принимать неотложные решения.

Однако Келли полагал, что если мы не хотим закостенеть интеллектуально, мы должны включать предположительное мышление. Без него мы были бы обречены на неизменяемый, шаблонный и  способ осознания действительности. Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты, которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты, включающие в себя небольшой диапазон явлений (то есть имеющие более узкий диапазон возможностей). Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты, которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру. И наконец, некоторые конструкты являются жесткими, то есть дающими неизменный прогноз, а другие — свободными, так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях.

Основной постулат и некоторые выводы из него

Формальная структура теории личностного конструкта очень лаконична, потому что Келли развивал свои центральные принципы, используя один основной постулат и следующие из него 11 выводов.

       Основной постулат теории личностного конструкта Келли гласит:

       Процессы индивида являются психологическими каналами, в русле которых будут, по его прогнозу, развиваться события.       Келли полагает, что поведение людей определяется тем, как они прогнозируют будущие события. Всё поведение человека направлено на прогноз событий. Люди управляются конструктами, ориентированным на будущее. Поведение человека стабильно во времени и ситуациях. Люди направляют свои процессы к предупреждению будущего. Каждый человек прокладывает и характерным способом использует свои конструкты. Когнитивный компонент теории Келли состоит в том, что человек пытается объяснить действительность, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь.

         Из основного постулата Келли делает одиннадцать выводов, которые, служат для разработки теории личностных конструктов. Мы обсудим важнейшие из них.

    1. Вывод о дихотомии – конструкты всегда биполярны. Конструктивная система по Келли  состоит из конечного числа дихотомических конструктов. Хороший — плохой,        справедливый – несправедливый, умный – глупый, популярный – непопулярный. Одна        сторона биполярного конструкта используется чаще, чем другая.

    2. Вывод об организации – каждый человек ради удобства в предвосхищении событий,        разрабатывает систему анализа событий, устанавливающую порядковые отношения между      конструктами. Люди организуют свои личностные конструкты иерархически, чтобы свести до минимума несовместимость и несоответствия. И, еще того важнее, он подразумевает, что люди отличаются друг от друга не только по числу и типу конструктов, которые они используют в своих суждениях о мире, но также тем, как они организуют свои конструкты.

       По Келли, организация личностных конструктов весьма логична: конструкты

организованы в пирамидальную структуру так, что некоторые из них находятся либо в

подчиняющей, либо в подчиненной позиции относительно других частей системы. (Конечно, конструкт может быть и совершенно независимым от всех других.) Подчиняющий конструкт включает в себя другие конструкты, а подчиненный конструкт включен в другой (подчиняющий) конструкт. Конструкт «хороший—плохой», например, может включать в себя оба полюса конструкта «сексуальный—несексуальный». Следовательно, первый конструкт подчиняет последний. Эту мысль можно пояснить на примере мужчины-сексиста, который анализирует      девушку — модель месяца в журнале «Плейбой». Он, возможно, интерпретирует ее как «сексуальную» и, следовательно, в терминах подчиняющего конструкта как «хорошую». Но даже в системе конструктов самого законченного сексиста «хороший» обычно подразумевает больше, чем «сексуальный», Например, он может интерпретировать интервью месяца в том же журнале

как «хорошее», потому что оно «вдохновило» его. В этом случае конструкты «сексуальный—несексуальный» и «вдохновляющий—не вдохновляющий» будут подчиненными по отношению к подчиняющему конструкту «хороший—плохой». Но главное здесь то, что люди создают различную иерархию личностных конструктов. Подчиняющие и подчиненные конструкты в системе одного человека необязательно занимают такое же положение в системе другого. Келли предположил, что только если мы знаем, как человек организует конструкты, мы можем правильно судить о его поведении.

    3. Вывод о выборе. С точки зрения Келли, люди имеют несколько конструктов, с помощью        которых они интерпретируют события своей жизни. Более того, каждый день они должны       выбирать, какой конструкт и какой его полюс использовать для прогноза событий. Вывод о  выборе показывает, как человек проводит этот отбор: «Человек выбирает для себя ту       альтернативу в дихотомическом конструкте, с помощью которой, как он ожидает, он     получит большие возможности для расширения и определения своей системы». Итак, по Келли, если мы стоим перед выбором (то есть перед ситуацией, в которой    мы должны использовать наши конструкты тем или иным образом), мы выберем то, что      наиболее вероятно либо расширит наше понимание мира, либо уточнит нашу       конструктную систему. Иначе говоря, мы выберем полюс конструкта, который позволит       понять событие более полно — то, что будет полезнее всего для прогностической       эффективности нашей конструктной системы. Келли назвал это «продуманный выбор».

    4. Вывод об опыте.

    5. Конструктная система позволяет человеку прогнозировать будущие события так точно,       насколько это возможно. Из этого следует, что конструктная система меняется, если с ее Помощью невозможно правильно прогнозировать разворачивающуюся последовательность       событий. В этой связи Келли постулирует, что изменение в нашей конструктной системе    имеет место тогда, когда мы встречаемся с новыми или незнакомыми явлениями, которые    не согласуются с нашей предыдущей системой конструктов. Его вывод об опыте     утверждает: «Конструктная система человека меняется в соответствии с успешностью    интерпретации повторных явлений».

   4. Вывод о научении предполагает, что система личностных конструктов – это набор гипотез    о нашем вечно меняющемся мире, которые постоянно проверяются опытом. Обратная       связь, позволяющая судить о том, насколько хорошо эти гипотезы помогли нам     прогнозировать будущее, приводит к изменению конструктов, которые, в свою очередь,     используются как новые гипотезы для последовательного изменения системы. Те     конструкты,     которые    оказываются    полезными,    сохраняются,    а   остальные       пересматриваются или отбрасываются. Таким образом, по Келли, конструктная система     последовательно пересматривается с обоснованным отбором для принятия правильных     решений.

    6. Вывод об общности – при всей уникальности каждого отдельного индивида между

       людьми существует определенное сходство. Психологические процессы одного индивида    похожи на процессы другого в той мере, в какой индивид прибегает к аналогичной      интерпретации жизненного опыта.

    7. Вывод о фрагментации – человек может использовать множество конструктов, которые     логически несовместимы друг с другом. В какой то момент мы можем быть       безжалостными дельцами, а в какой-то любящими друзьями

    8. Вывод о диапазоне – конструкт применим лишь для ограниченного диапазона событий.     Большинство людей согласятся с тем, что Садам Хусейн, Гитлер и мать Тереза лежат в     диапазоне применимости конструкта «злодей – святой». Но они могут не сойтись в оценке      других кандидатур.

       Личностные конструкты особенно важны для понимания межличностного поведения.

Выводы, которые формулирует Келли позволяют понять, как участвуют и влияют наши

конструкты на социальное взаимодействие индивидов.

Личность, по мнению Келли, — это некая абстракция, созданная персонологами из психических процессов, которые они наблюдают и подразумевают. Личность по своей природе включена в межличностные отношения. Для эффективного функционирования в системе межличностных отношений она использует способы предвидения, прогнозирования и интерпретации событий. Для чего использует личностные конструкты.

       Отсюда, личность в теории Келли – это организованная система более или менее важных конструктов, которые человек использует, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события.

       Для Келли личность эквивалентна конструктам, которые используются человеком в целях предвидения.  Чтобы понять человека надо знать:• конструкты, которые он использует,• события, которые включены в эти конструкты,• как соотносятся конструкты друг с другом.

Поможем написать любую работу на аналогичную
тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему
учебному проекту

Узнать стоимость

Когнитивное направление Дж. Келли — Stud.baribar.kz

Осознание человеком действительности – это всегда предмет для истолкования. По мнению Келли, объективная реальность, конечно, существует, но разные люди осознают ее по-разному. Следовательно, ничто не постоянно и не окончательно.

Поскольку факты и события (как и весь человеческий опыт) существуют только в сознании человека, есть различные способы их истолкования.

Интригующую природу конструктивного альтернативизма можно оценить еще лучше, если сравнить ее с одним из философских принципов Аристотеля. Аристотель выдвигает на первое место принцип идентичности: А есть А. Вещь в себе и вне себя переживается и интерпретируется одинаково каждым человеком. Из этого следует, что факты социальной реальности одинаковы для всех. Келли же полагал, что А – это то, что индивид объясняет как А! Реальность – это то, что мы истолковываем как реальность, факты всегда можно рассматривать с различных точек зрения. Тогда, если быть последовательным, нет истинного или валидного способа интерпретации человека.

Концепция конструктивный альтернативизм предполагает, что наше поведение никогда полностью не определено. Келли полагает, что некоторые наши мысли и поведение определены предшествующими событиями. Когнитивная теория построена свободы и детерминизма. Дж. Келли: «детерменизм и свобода неразрывны, так как то, что определяет одно, есть, по тому же признаку, свобода от другого».

Люди как исследователи

Келли придавал большое значение тому, как люди интерпретируют свой жизненный опыт. Теория конструкта, следовательно, сосредоточена на процессах, которые позволяют людям понять психологическую сферу своей жизни – модель личности Келли, основана на аналогии человека как исследователя. Он делает предположение, что подобно ученому, который изучает некий феномен, любой человек выдвигает рабочие гипотезы о реальности, с помощью которых он пытается предвидеть и контролировать события жизни. Келли не утверждал, что каждый человек является ученым, который наблюдает какие-то явления природы или социальной жизни и использует сложные методы для сбора и оценки данных. Он предположил, что все люди – ученые в том смысле, что они формулируют гипотезы и следят за тем, подвергается они или нет, вовлекая в эту деятельность те же психические процессы, что и ученый в ходе научного поиска.

Таким образом теории личностных конструктов лежит предпосылка о том, что наука является квинтэссенцией тех способов и процедур, с помощью которых каждый из нас выдвигает новые идеи о мире.

Развивая свою уникальную концепцию, основанную на представлении, человека как ученого, Келли был поражен различием между точкой зрения психолога на свое собственное поведение и его позицией при объяснении поведения субъективного исследования. Он описывает это различие следующим образом.

Келли отвергает узкое представление о том, что только ученый-психолог имеет отношение к прогнозу и контролю хода событий в жизни.

Именно представление о том, что психолог не отличается от испытуемого, которого он изучает, резюмирует когнитивную теорию личности Келли.

Т, что все люди рассматриваются как ученые, привело к ряду важных последствий для тории Дж. Келли:

  1. Это предполагает, что люди главным образом ориентированы на будущие, а не на прошлые или настоящие события их жизни. Фактически Келли утверждал, что все поведение можно понимать как предупреждающее по своей природе. Он также отмечал, что точка зрения человека на жизнь преходящп, она редко бывает сегодня такой же, как была вчера или будет завтра. В попытке предвидеть и проконтролировать будущие события человек постоянно проверяет свое отношение к действительности.

Второе следствие уподобления всех людей ученым – это то, что люди обладают способностью активно формировать представление о своем окружении, а не просто пассивно реагировать на него. Как психолог рационально формулирует и проверяет теоретические представления о наблюдаемых явлениях, так и человек, не принадлежащий к этой профессии, может толковать свое окружение. Для Келли жизнь характеризуется постоянной борьбой за то, чтобы осмыслить реальный мир опыта; именно это качество позволяет людям творить и собственную судьбу.

Теория личностных конструктов: основные концепции и принципы

В основе когнитивной теории Дж. Келли лежит способ, с помощью которого индивиды постигают и интерпретируют явления (или людей) в своем окружении. Назвав свою теорию – теорией личностный конструктов.

Личностные конструкты: модели для действительности

Ученые создают теоретические конструкты, чтобы описать и объяснить события, которые они изучают. В системе Келли ключевой теоретический конструкт – это сам термин конструкт.

Келли определил «понятийные системы, или модели» как личностные конструкты. Иначе говоря, личностный конструкт – это идея мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которым век осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста (примерами личностных конструктов могут быть: «взволнованный – спокойный», «умный – глупый», «мужской – женский», «религиозный – нерелигиозный», «хороший – плохой» и др).

По мнению Келли, каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира.

В соответствии с представлением о людях как об ученых Келли утверждает: стоит только человеку предположить, что с помощью данного конструкта можно адекватно прогнозировать и предсказать какое-то событие в своем окружении, как он начнет проверять это предположение по событиям, которые еще не наступили. Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его. И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен. Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться.

Келли предполагал, что все личностные конструкты биполярны и дихотомичны по природе, то есть сущность мышления человека заключается в осознании жизненного опыта в терминах черного или белого, а не оттенков серого. Точнее, переживая события, человек замечает, что какие-то события похожи друг на друга и при этом отличаются от других.

Подобно магниту, все конструкты имеют два противоположных полюса. то, в чем два элемента считаются похожими или подобными, называется эмерджентным полюсом, или полюсом сходства контраста; то, в чем они противоположны третьему элементу, называется имплицитным полюсом, или полюсом контраста конструкта. Следовательно, каждый конструкт обладает эмерджентным и имплицитным полюсами. Цель теории личностного конструкта – объяснить, каким образом люди интерпретируют и прогнозируют свой жизненный опыт с точки зрения сходства и различий.

Келли отказался от исследования процессов, путем которых человек интерпретирует свой жизненный опыт в определенном направлении. Он не принимал во внимание вопрос об индивидуальных различиях по отношению к происхождению и развитию личностных конструктов.

Формальные свойства конструктов

Келли предположил, что все конструкты характеризуются определенными формальными свойствами. Во-первых, конструкт напоминает теорию тем, что он затрагивает определенный диапазон явлений. Этот диапазон применимости включает в себя все события, при которых конструкт релевантен или применим. Конструкт «научный – ненаучный», например, вполне применим для интерпретации множества интеллектуальных достижений, но едва ли пригоден для объяснения преимуществ положения человека женатого или холостого. Келли заметил, что прогностическая эффективность конструкта подвергается серьезной опасности всякий раз, когда он обобщается сверх того набора явлений, для которого предназначен Следовательно, все конструкты имеют ограниченный диапазон применимости, хотя от конструкта к конструкту границы диапазона могут меняться. Конструкт «хороший – плохой» имеет широкий диапазон применимости, так как он предполагает множество ситуаций, требующих личной оценки. А конструкт «непорочность – проституция» имеет значительно более узкие границы.

Во-вторых, у каждого конструкта есть фокус применимости. Он относится к явлениям в рамках диапазона применимости, к которым конструкт наиболее применим. Например, конструкт «честный – нечестный» у одного человека имеет фо­кусом применимости то, что следует держать руки подальше от чужих денет имущества. А другой человек может применить тот же конструкт к политическим событиям. Следовательно, фокус применимости конструкта всегда специфичен для человека, применяющего его.

Проницаемость – непроницаемость – еще один параметр, по которому конструкты могут различаться. Проницаемый конструкт допускает в свой диапозон применимости элементы, еще не истолкованные в пределах его границ Он открыт для объяснения новых явлений. С другой стороны, непроницаемый конструкт, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта. Существует относительная степень  проницаемости и непроницаемости.

Типы конструктов

Келли также предположил, что личностные конструкты можно классифицировать в соответствии с природой контроля, который они имплицитно осуществляют над своими элементами. Конструкт, который стандартизирует («упреждает») элементы для того, чтобы они были исключительно а его диапазоне. Келли назвал упредительным конструктом. Это тип классификационного конструкта; то, что попало в одну классификацию, исключается из другой. Упредительную интерпретацию можно сравнить с такой характеристикой мышления ригидного человека, как «ничего, кроме».

В констелляторном конструкте элементы могут одновременно принадле­жать другим областям, но они постоянны в составе своей сферы. То есть, если явление относится к какой-то категории одного конструкта, другие его характеристики фиксированы. Шаблонное мышление иллюстрирует этот тип конструкта. Пример констелляторного мышления: «Если этот человек продавец автомобилей, он скорее всего нечестен, жуликоват и умело обращается с клиентом». В этом примере нет места для иных суждений об этом человеке. По определению, констелляторные конструкты ограничивают наши возможности для альтернативных мнений; раз мы относим человека к данной категории, мы наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.

Конструкт, оставляющий свои элементы открытыми для альтернативных конструкций, называется предполагающим конструктом. Этот тип конструкта прямо противоположен упредительному и констелляторному конструктам, так как он позволяет человеку быть открытым для нового опыта и принимать альтернативной  точку зрения на мир.

Личностные конструкты можно классифицировать несколькими способами. Например, есть всесторонние конструкты, которые включают в себя относительно широкий спектр явлений, и частные конструкты, включающие в себя небольшой диапазон явлений. Есть основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека, и периферические конструкты, которые могут меняться, не изменяя значительно основную структуру. Некоторые конструкты являются жесткими, то есть дающими измененный прогноз, а другие свобдными, так как позволяют делать различные прогнозы при сходных условиях.

Личность: конструкт персонолога

Дж. Келли никогда не предлагал точного определения личности. Однако он обсуждал эту концепцию в одной статье, утверждая, что личность – «наша абстракция деятельности человека и последующая генерализация этой абстракции на все аспекты ее связи с другими людьми, знакомыми и незнакомыми, а также с тем, что может представлять определенную ценность»

Следовательно, Дж. Келли полагал. что личность есть абстракция созданная персонолагами из психических процессов, которые они наблюдают и/или подразумевают в других. Это не отдельная реальность, открытая ими. Кроме того, он утверждал, что личность по своей природе включена в межличностные отношения человека. Соединив эти две идеи, можно дать точное определение личности в теории Келли, а именно личность индивида представляет организованную систему более или менее важных конструктов; человек использует личностные конструкты, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события. Для Келли личность эквивалентна конструктам, используемым индивидом в целях предвидения будущего. чтобы понять другого человека, надо знать что-то о конструктах, которые он использует, о событиях, включенных в эти конструкты, и о Ом, как они соотносятся друг с другом.

Теория личностных конструктов Дж. Келли — Студопедия

человек как исследователя, стремящегося понять, интерпретировать и контролировать себя и окружающий мир. В основе его теории лежит понятие конструктивного альтернативизма, исходя из которого Келли доказывал, что каждое событие осмысливается и интерпретируется разными людьми по-разному, так как каждый человек обладает уникальной системой конструктов (схем). Конструкты имеют определенные свойства (диапазон применимости, проницаемость и т.д.), на основании сочетаний которых Келли выделил разные типы личностных конструктов. Говоря о том, что «А — это то, что человек объясняет как А», он утверждал, что не существует такой вещи, относительно которой не может быть нескольких мнений. Разница во мнениях объясняется разными схемами (конструктами), которыми оперирует человек. Таким образом, ведущими в деятельности личности являются именно интеллектуальные процессы.

люди постоянно строят свой образ реальности при помощи индивидуальной системы категориальных шкал — личностных конструктов. На основании этого образа строятся гипотезы о будущих событиях. В том случае, если гипотеза не подтверждается, человек в большей или меньшей степени перестраивает свою систему конструктов с тем, чтобы повысить адекватность следующих прогнозов. Иными словами, в отличие от психоаналитиков, утверждающих, что люди ориентированы на прошлое, или от Рождерса, говорившего о настоящем, Келли подчеркивал, что наибольшее значение для человека имеет будущее.

Утверждая, что личность тождественна тем личностным конструктам, которые использует данный человек, Келли полагал, что таким образом устраняется необходимость в дополнительном объяснении причин его поступков, так как ведущим мотивом является именно стремление к прогнозированию будущего.

Основной постулат теории Келли гласит, что психическая деятельность определяется тем, как человек прогнозирует (конструирует) будущие события, т. е. его мысли и поступки направлены на прогноз ситуации. При этом Келли подчеркивал, что необходим целостный подход к человеку, а не анализ отдельных действий или переживаний. Из этого постулата им было сделано 11 выводов, которые объясняют, каким образом функционирует система конструктов, как она изменяется и изменяет социальную ситуацию вокруг человека.

Конструкты человека организованы в определенную иерархическую систему, которая не является жесткой, так как изменяются не только отношения доминирования-подчинения, но и сами конструкты. На основании этих положений Келли разработал методический принцип репертуарных решеток. Им и его последователями было создано большое число методик диагностики особенностей индивидуального конструирования субъектом реальности, а также психотерапевтический метод фиксированных ролей.

Джордж Келли и теория личных построений

Джордж Келли был знаменитым психологом, наиболее известным своим вкладом в теорию личных построений. Его обычно называют отцом когнитивной клинической психологии, и он сыграл роль в раннем развитии области когнитивной психологии.

Ранняя жизнь

Джордж Келли родился недалеко от Перта, штат Канзас. Его родители, Теодор Винсент Келли и Эльфледа Мерриам Келли, были бедными, но трудолюбивыми фермерами.На протяжении большей части своей ранней жизни образование Келли ограничивалось учениями его родителей. Он не получил никакого формального образования до 1918 года, когда он пошел в школу в Уичито, штат Канзас.

В возрасте 16 лет он начал посещать академию Университета друзей и поступать на курсы колледжа.

Келли так и не закончил среднюю школу, но в 1926 году получил степень бакалавра по математике и физике.

Изначально Келли планировал карьеру инженера, но отказался от этой идеи в пользу изучения педагогической социологии в Канзасском университете.Однако, прежде чем получить степень магистра, он уехал, чтобы поступить в Университет Миннесоты. Ему пришлось уйти из школы, когда он обнаружил, что не может платить за обучение. В 1927 году он нашел позицию преподавателя психологии в Шелдонском колледже в Айове.

В 1931 году Келли защитила докторскую диссертацию. Доктор психологии Университета Айовы.

Карьера

Келли начала преподавать в Государственном колледже Форт-Хейс Канзас в 1931 году.

В разгар Великой депрессии Келли начал применять свои знания к тому, что он считал полезным — оценке школьников и взрослых, а также к разработке своей исторической теории.

За это время он также основал передвижную клинику, которая предлагала психологические услуги людям по всему штату Канзас, работая, чтобы помочь людям, сильно пострадавшим от экономических потрясений того времени.

Влияния Фрейда

Когда Келли формировал свою теорию, он изучал работы австрийского психоаналитика Зигмунда Фрейда в поисках идей и вдохновения. Хотя Келли ценил работу Фрейда, он чувствовал некоторые проблемы с подходом психоаналитика.В терапии Фрейда терапевт давал «правильную интерпретацию» ситуации клиента, которую Фрейд считал ключом к изменению.

Основываясь на своих наблюдениях, Келли разработал идею, которую он назвал конструктивным альтернативизмом. По сути, у каждого человека есть своя уникальная конструкция или взгляд на реальность. Каждая конструкция отличается, и хотя некоторые из них могут быть лучше других, ни одна интерпретация не является полной или абсолютно точной. Идея Келли предполагала, что точка зрения каждого имеет ценность, особенно для их собственной уникальной ситуации, времени, места и момента.

Теория личных построений

После Второй мировой войны Келли стал профессором психологии в Государственном университете Огайо, где проработал почти 20 лет. Именно здесь он официально разработал свою личную теорию конструктов. Он опубликовал два текста под названием Психология личностных построений, тома I и II, , которые резюмировали большую часть его теории.

Теория личных построений Келли предполагает, что различия между людьми возникают в результате того, что мы по-разному предсказываем и интерпретируем события в окружающем нас мире.

Он предположил, что личные конструкции — это способы, которыми каждый человек собирает информацию, оценивает ее и развивает интерпретации.

Подобно тому, как ученый формулирует гипотезу, собирает данные и анализирует результаты, люди также принимают информацию и проводят свои собственные «эксперименты» для проверки идей и интерпретаций событий. Результаты наших повседневных исследований влияют на нашу личность и наш способ взаимодействия с окружающей средой и людьми вокруг нас.

Самое главное, Келли предположил, что эти конструкции могут изменяться. Хотя конструкция может сработать в какой-то момент жизни человека, она может нуждаться в адаптации или изменении по мере изменения ситуации.

«Важно не столько то, что человек есть, сколько то, что он отваживается сделать из себя», — писал он в своей статье 1964 года « Язык гипотез ». «Чтобы совершить прыжок, он должен сделать больше, чем просто раскрыть себя; он должен рискнуть определенным образом запутаться. Затем, как только он уловит проблеск другой жизни, ему нужно найти способ преодолеть парализующий момент. угрозы, потому что это момент, когда он задается вопросом, кто он на самом деле — является ли он тем, кем он только что был, или тем, кем он собирается стать.»

Избранные публикации

  • Келли Г. А. (1955). Психология личных построений: Том 1 и 2. Нью-Йорк: У.В. Нортон.
  • Келли, Г. А. (1963). Теория личности: психология личностных построений . W.W. Нортон и компания.
  • Maher, B., Ed. (1969). Клиническая психология и личность: избранные статьи Джорджа Келли . Нью-Йорк, Вили.

Вклад в психологию

Келли сыграл важную роль в развитии клинической психологии как благодаря своей должности в Университете штата Огайо, так и благодаря своей руководящей роли в Американской психологической ассоциации.

Точка зрения Келли о том, что люди по сути своей являются естествоиспытателями, сыграла роль в более позднем развитии когнитивно-поведенческой терапии.

Его работа является частью раннего начала когнитивного движения в психологии, и его часто называют одним из первых когнитивных теоретиков. Другие называют его мыслителем-гуманистом, поскольку его теория подчеркивала элементы человеческого потенциала и личных изменений, аналогично теории иерархии потребностей Абрахама Маслоу.

Интересно, что Келли не любила, чтобы ее считали когнитивным теоретиком.Хотя его теория разделяет некоторые элементы, аналогичные работе других гуманистических и когнитивных теорий, он чувствовал, что его личная теория конструктов не связана.

Обзор теории личных построений

Теория личных построений предполагает, что люди развивают личные представления о том, как устроен мир. Затем люди используют эти конструкции, чтобы осмыслить свои наблюдения и опыт.

Мир, в котором мы живем, одинаков для всех нас, но то, как мы его переживаем, индивидуально для каждого человека.Например, представьте, что вы с другом гуляете в парке и замечаете большую коричневую собаку. Вы сразу видите изящное и очаровательное животное, которого хотите погладить.

С другой стороны, ваша подруга видит опасное животное, которого она хочет избежать. Как два человека могут по-разному интерпретировать одно и то же событие?

По словам психолога Джорджа Келли, личность состоит из различных ментальных конструкций, через которые каждый человек смотрит на реальность.Келли считала, что каждый человек во многом похож на ученого. Как и ученые, мы хотим понимать мир вокруг нас, делать прогнозы о том, что произойдет дальше, и создавать теории для объяснения событий.

Как работает теория личных построений

Келли считал, что мы начинаем с разработки набора личных конструктов, которые по сути являются мысленными представлениями, которые мы используем для интерпретации событий. Эти конструкции основаны на нашем опыте и наблюдениях.

В начале 1950-х годов поведенческая и психоаналитическая точки зрения все еще преобладали в психологии. Келли предложил свою личную теорию конструктов в качестве альтернативной точки зрения, отличавшейся от этих двух известных точек зрения.

Вместо того чтобы рассматривать людей как пассивных субъектов, которые зависели от прихотей ассоциаций, подкреплений и наказаний, с которыми они сталкивались в своей среде (бихевиоризм) или своих бессознательных желаний и детских переживаний (психоанализ), Келли полагала, что люди принимают активное участие в том, как они собирают и интерпретируют знания.

«Поведение — это не ответ на вопрос психолога; это вопрос », — предположил он.

Живя своей жизнью, мы проводим «эксперименты», проверяющие наши убеждения, восприятия и интерпретации. Если наши эксперименты работают, они укрепляют наши нынешние убеждения. Когда они этого не делают, мы можем изменить свои взгляды.

Что делает эти конструкции такими важными? Потому что, согласно Келли, мы воспринимаем мир через «линзу» наших построений.Эти конструкции используются для предсказания и предвидения событий, которые, в свою очередь, определяют наше поведение, чувства и мысли.

Келли также считал, что все происходящие события открыты для множественных интерпретаций, что он назвал конструктивным альтернативизмом. Когда мы пытаемся разобраться в событии или ситуации, он предположил, что мы также можем выбирать, какую конструкцию мы хотим использовать. Иногда это происходит по мере того, как разворачивается событие, но мы также можем вспомнить наш опыт, а затем выбрать его по-разному.

Как мы используем конструкции

Келли считал, что процесс использования конструкций работает примерно так же, как ученый использует теорию. Во-первых, мы начинаем с предположения, что определенная конструкция применима к определенному событию.

Затем мы проверяем эту гипотезу, применяя конструкцию и прогнозируя результат. Если наш прогноз верен, то мы знаем, что конструкция полезна в этой ситуации, и сохраняем ее для использования в будущем.

Но что будет, если наши прогнозы не сбудутся? Мы можем пересмотреть, как и когда мы применяем конструкцию, мы можем изменить конструкцию или мы можем решить отказаться от конструкции вообще.

Рецидивы играют важную роль в теории личностного построения. Конструкции возникают потому, что они отражают то, что часто повторяется в нашем опыте. Келли также считал, что конструкции имеют тенденцию организовываться иерархически. Например, более базовые конструкции могут лежать в основе иерархии, в то время как более сложные и абстрактные конструкции могут находиться на более высоких уровнях.

Келли также считал, что конструкции биполярны; По сути, каждая конструкция состоит из пары двух противоположных сторон.Некоторые примеры включают «активное против пассивного», «стабильное против изменчивого» и «дружественное против недружелюбного».

Сторона, которую человек применяет к событию, известна как возникающий полюс. Сторона, которая активно не применяется, — это неявный полюс.

Важно помнить об акценте индивидуальности в теории построения личности. Конструкции по своей сути являются личными, потому что они основаны на жизненном опыте каждого человека. Система конструктов каждого человека уникальна, и именно индивидуальный характер этих переживаний формирует различия между людьми.

Наблюдения

«Не может ли отдельный человек, каждый по-своему, принять более высокий статус ученого, когда-либо стремящегося предсказать и контролировать ход событий, в которые он вовлечен? Разве он не имел бы своих теорий, не проверял бы свои гипотезы, и взвесить его экспериментальные данные? И если да, то не могут ли различия между личными точками зрения разных людей соответствовать различиям между теоретическими точками зрения разных ученых? » (Келли, 1963)

«Келли считала, что у людей есть фундаментальная потребность предсказывать события, которые они переживают.Они делают это, развивая систему личных конструктов, которые они используют для интерпретации или конструирования новых событий. Конструкции происходят из повторяющихся элементов в чьем-то опыте, но поскольку они разрабатываются каждым человеком отдельно, система конструктов каждого человека уникальна »(Carver & Scheier, 2000).

Теория личного построения

Теория личного построения (PCT)
представляет собой последовательную, всеобъемлющую психологию личности, которая
особое значение для психотерапии.Первоначально составлен американским
психолог Джордж Келли в 1955 г.
был расширен на множество доменов, включая организационные
развитие, образование, бизнес и маркетинг, а также когнитивная наука.
Однако его преимущественное внимание по-прежнему уделяется изучению отдельных лиц,
семьи и социальные группы, уделяя особое внимание тому, как люди
организовать и изменить свои взгляды на себя и мир на консультациях
контекст.

В основе теории Келли лежит изображение
человек как ученый
, точка зрения, которая подчеркивает человеческую способность к
создание смысла, агентство и
постоянный пересмотр личных систем познания во времени.Таким образом,
люди, такие как начинающих ученых , рассматриваются как творчески
формулирование конструкций или гипотез
об очевидных закономерностях их жизни, пытаясь сделать
им понятно и в какой-то мере предсказуемо.
Однако предсказуемость преследуется не ради нее самой, а наоборот.
искали в качестве руководства к практическим действиям в конкретных контекстах и
отношения.
Это означает, что люди постоянно расширяются,
изысканность,
и пересмотр их систем смысла, когда они встречаются с событиями, которые
оспаривать или признать недействительными их
предположения, побуждающие их
личные теории в сторону большей адекватности.

Келли формально развил свою теорию с помощью ряда следствий, которые можно в общих чертах сгруппировать.
в тех, кто занимается процессом конструирования, структура
личные знания и социальная принадлежность нашего построения
усилия. На уровне процесса РСТ рассматривает людей как
активно организуют свое восприятие событий на основе
повторяющиеся темы, значения, приписываемые «бурлящему, гудящему»
путаница »жизни в попытке сделать ее интерпретируемой.Разделив нескончаемый поток опыта на согласованные единицы,
люди способны различать сходство и различий
событий
в терминах, которые имеют как личное значение, так и разделяются соответствующими
другие.
На уровне структуры PCT предполагает, что значение имеет значение контраст
— значение отдельных атрибутов для события не только путем построения
что это такое, но также отличая его от того, чем он не является.
Например, уникальное описание определенного человека некоторых знакомых.
как «расслабленный» можно полностью понять только в контексте его
личный контраст — скажем,
«амбициозный» в отличие от «упрямого». На более широком уровне
люди, социальные группы и целые культуры ориентируются
в соответствии с (частично) общими конструкциями, такими как « либеральный vs.
консервативный »,« за жизнь против выбора »и
«демократический против тоталитарного», которые создают основу для
самоопределение и социальное взаимодействие.Особенно важно в
в этом отношении основные конструкции,
часто невербализуемые значения, которые играют решающую организационную роль
для всей нашей
создавать системы, в конечном итоге воплощающие наши основные ценности и смысл
сам . Наконец, на уровне социальной укорененности
В нашем понимании РСТ подчеркивает важность частных,
идиосинкразические значения, и то, как они возникают и находят
проверка в контексте отношений, семьи и культуры.

В большей степени, чем другие «когнитивно» ориентированные теории
личности и психотерапии, ПКТ уделяет большое внимание эмоциональным переживаниям, понимаемым как сигналы
фактических или надвигающихся переходов в фундаментальных
конструкции для предвидения мира. Например, люди могут
испытать угрозу при столкновении с
перспектива неизбежного и всеобъемлющего изменения в их основных структурах идентичности (например, когда
сталкиваются с увольнением из ценной карьеры или отказом от партнера, которого они
рассчитывали подтвердить знакомый имидж самих себя).
Кроме того, люди могут испытывать беспокойство.
столкнувшись с событиями, которые кажутся почти полностью чуждыми и
невозможно интерпретировать в рамках их предыдущей системы построения. Этот
внимание к тонкому переплетению
смысла и аффекта сделали ПКТ привлекательной основой для
современный
исследователи и врачи, занимающиеся такими темами, как реляционные
поломка, травма и потеря, все из которых
может существенно подорвать чью-то
предположительный мир, вызывающий множество значительных эмоциональных и
поведенческий
ответы.

Как подход к психотерапии, ПКТ
подчеркивает важность того, чтобы терапевт прилагал согласованные усилия, чтобы
войти в смысловой мир клиента и понять его «изнутри»
out ‘, как предварительное условие для помощи в его пересмотре. В этом
то, как терапевт не считает себя экспертом, который направляет клиентов
к более «рациональному» или «объективно истинному» образу мышления.
Вместо этого он или она работает, чтобы помочь клиентам распознать согласованность в
их собственные способы конструирования опыта, а также их личные
агентство по внесению изменений в эти конструкции при необходимости.Иногда терапевт побуждает клиента к самоанализу, делая
использование различных стратегий интервьюирования, таких как лестничная техника, чтобы помочь сформулировать основные конструкции, или повествовательных упражнений, таких как
методы самопроверки, как предвестник экспериментов с новыми
способы конструирования себя и других. Такие изменения могут быть в дальнейшем
стимулируется творческим использованием сеансового разыгрывания, фиксированной ролевой терапии (в которой клиенты
« пробовать » новые идентичности в повседневной жизни) и другие
психодраматические техники.

Уникальной особенностью РСТ является обширная программа эмпирических исследований,
проводится сотнями социологов по всему миру. Большинство
это исследование опиралось на репертуар
сеточные методы,
гибкий набор инструментов для оценки систем личных смыслов,
которые использовались буквально в тысячах исследований после Келли
первым предложил это. Предоставляя визуальные и семантические «карты»
система построения индивидуума и ее применение к важным аспектам
чья-то жизнь (е.g., отношения с друзьями, партнерами и семьей
члены), сетки доказали свою полезность
как в прикладных, так и в исследовательских целях. Среди множества тем
исследовал
с помощью этого метода получаются изображения тел анорексичных клиентов; способность
из
члены семьи должны понимать взгляды друг друга; детский
опора
о конкретном и абстрактном построении людей; и степень общности членов рабочей группы в их
строительство общих проектов.

Наконец, стоит подчеркнуть, что РСТ, несмотря на его статус
оригинальная клиническая конструктивистская теория, остающаяся живой традицией
который продолжает привлекать ученых, исследователей и практиков из
широкий спектр дисциплин.Больше, чем многие теории, это
организовал значительное количество последователей и ежегодных конференций за пределами Северной
Америка, с энергичными программами обучения, исследований и практики в
такие разные страны, как Австралия, Германия, Испания и США.
Королевство. По мере того как его влияние росло, оно также начало четко формулировать
с другими, более поздними «постмодернистскими»
традиции науки, в том числе другие конструктивисты, социальные конструктивисты и нарративы
подходы к терапии.Хотя эти различные точки зрения различаются
в некоторых отношениях каждый обращает внимание на то, как
идентичность конструируется и трансформируется в социальном контексте.
Точно так же каждый фокусируется на роли языка.
в определении реальности, и каждый предлагает совместную роль для
психотерапевт, пытающийся помочь клиентам с проблемами
жизнь.

19.2: Теория личных построений — Социальные науки LibreTexts

Теория личных построений Келли отходит от когнитивного социального обучения в том смысле, что он предполагает, что недостаточно просто знать, что человек может сделать в данной ситуации, даже если вы прогнозы верны.Что еще более важно, нам нужно знать, что человек мог сделать (Kelly, 1966). Таким образом, в отличие от теоретиков когнитивного социального обучения, которые рассматривают когнитивные процессы как аспект условий окружающей среды, связанных с поведением, Келли сосредоточился в первую очередь на когнитивных конструкциях.

Келли представил свою личную теорию построения в двухтомном наборе, который был опубликован в 1955 году (Kelly, 1955a, b). В середине 1960-х Келли готовил новую книгу, которая должна была включать доклады и доклады, которые он представил по всему миру, многие из которых так и не были опубликованы.К сожалению, он не выжил, чтобы выполнить эту задачу, но проект был позже завершен Бренданом Махером (Maher, 1969), тем самым расширяя доступную информацию по этой уникальной теории.

Краткая биография Джорджа Келли

Немногое известно о Джордже Келли как о человеке, особенно о его детстве. Позже он приказал жене уничтожить всю его личную переписку. Таким образом, было довольно сложно составить картину того, как этот очаровательный человек стал тем человеком, которым он был.Он родился в 1905 году на ферме недалеко от Перта, штат Канзас. Его отец получил образование для пресвитерианского служения, но после женитьбы его родители переехали на ферму в Канзасе, где у них родился единственный ребенок. Семья Келли переезжала с фермы на ферму, включая провалившуюся ферму в Колорадо на одной из последних бесплатных земель, отданных поселенцам на Западе. Образование Келли было неустойчивым, и он узнал все, что мог, когда семья время от времени проводила в городе несколько недель. Он учился в четырех разных средних школах и, по-видимому, так и не установил никаких долгосрочных отношений.Однако на него положительно повлияли захватывающие истории, рассказанные его дедом по материнской линии, который был капитаном парусного судна в Северной Атлантике (Fransella, 1995).

Несмотря на непостоянное образование, Келли поступил в колледж Университета Френдс, а затем в Парк-колледж, где получил степень бакалавра физики и математики. Несмотря на то, что он изучал математику и естественные науки, студенческие дискуссии, которые он пережил, вызвали живой интерес к социальным проблемам. Итак, он поступил в Канзасский университет, чтобы получить степень магистра педагогической социологии, а в 1927 году защитил диссертацию о распределении свободного времени рабочих в Канзас-Сити.Затем он переехал в Миннеаполис и поддерживал себя, преподавая один вечер в неделю в каждой из трех вечерних школ. Он начал изучать социологию и биометрию в Миннесотском университете, но когда в университете выяснилось, что он не может оплачивать обучение, ему было приказано уйти. Затем его наняли преподавать психологию и речь в Шелдонском колледже в Айове, где он провел полтора года. Затем он вернулся в Университет Миннесоты на семестр изучения социологии, но затем вернулся в Уичито, штат Канзас, и несколько месяцев работал авиационным инженером.Затем он получил стипендию по обмену для учебы в Эдинбургском университете в Шотландии, где в 1930 году получил степень бакалавра образования, написав диссертацию о прогнозировании успешности преподавания. Затем он вернулся в Соединенные Штаты, учился в Государственном университете Айовы и в 1931 году получил степень доктора философии. в области психологии с упором на проблемы с чтением и речью. Два дня спустя он женился на Глэдис Томпсон (Fransella, 1995; Maher, 1969).

Каким бы необычным это ни казалось, Келли наконец остепенилась.Следующие десять лет он преподавал в Государственном колледже Форт-Хейс Канзас. Его исследования и работы в это время были сосредоточены на практических аспектах оказания клинических психологических услуг для школ. Как и Альфред Адлер в Австрии, он создал передвижные клиники, чтобы проводить обучение в штате Канзас, и его модель оказала огромное влияние на будущее психологии сельских школ. Однако с началом Второй мировой войны Келли поступила на флот в качестве авиационного психолога. Сначала он помогал обучать местных гражданских пилотов, но затем перешел в Бюро медицины и хирургии военно-морского флота в Вашингтоне, чтобы помогать подбирать курсантов военно-морской авиации.После войны он провел год в Университете Мэриленда, но в 1946 году он был назначен профессором и директором клинической психологии в Университете штата Огайо, где он провел следующие 20 лет (Fransella, 1995; Maher, 1969).

В течение первых нескольких лет в штате Огайо он сосредоточился на том, чтобы сделать их учебную программу по клинической психологии одной из лучших в стране. Одним из его коллег по отделу был Джулиан Роттер, также известный своей ролью в формировании программ обучения, используемых сегодня в психологии, а одним из их учеников был Уолтер Мишель (который восхищался и Роттером, и Келли).Затем Келли обратил свое внимание на теорию, сделавшую его знаменитым, — двухтомный труд под названием Психология личностных построений (Kelly, 1955a, b). Теория Келли сразу же получила признание как уникальная и значимая, и его пригласили преподавать и читать лекции в Соединенных Штатах и ​​Европе, Советском Союзе, Южной Америке, Азии и странах Карибского бассейна. Он был избран президентом Клинического отдела и Консультационного отдела Американской психологической ассоциации, а также президентом Американского совета экспертов по профессиональной психологии.В 1965 году Келли уехал из штата Огайо в университет Брандейса, где был назначен на кафедру поведенческих наук Риклиса. Он начал работать над сборником своих статей и лекций за последнее десятилетие, но неожиданно скончался в марте 1966 года. Как упоминалось выше, сборник работ был завершен человеком, сменившим Келли на посту профессора поведенческой науки Риклиса, и был опубликовано под названием «Клиническая психология и личность: избранные статьи Джорджа Келли» (Махер, 1969).

Размещение Келли в контексте: когнитивная теория личности

Проще говоря, теория личных построений Келли представляет собой кульминацию перехода от анималистического бихевиоризма к гуманистическому познанию. В американской психологии бихевиоризм был мощной силой и начался с очень традиционного подхода теоретиков, таких как Джон Б. Уотсон и Б. Ф. Скиннер. Наряду с экспериментальными бихевиористами были и теоретики обучения, такие как Кларк Халл. По мере того как Доллард и Миллер пытались найти общий язык между психодинамической теорией и традиционными подходами к обучению, они неизбежно были вынуждены задуматься о роли социальных факторов в обучении человека.Бандура, Роттер и Мишель основывались на наследии Доллара и Миллера, но добавляли к нему активную роль познания в человеческом виде. Наконец, Келли перешла к чисто когнитивному описанию того, как люди становятся тем, кем они являются.

Однако мы должны обратить внимание на одну важную оговорку. Подобно тому, как радикальный бихевиоризм Скиннера был крайней позицией игнорирования когнитивных процессов, возможно, позиция Келли столь же крайна, когда приписывает значительную когнитивную обработку всем аспектам личности и личностного развития.Хотя для некоторых концепция «человек-ученый» может вызывать некоторую любопытную привлекательность, кто иногда сознательно не пытается действовать разными способами, чтобы увидеть, какое влияние она оказывает на других? Точно так же, кого не привлекает теория, в которой говорится, что мы желаем способности как предсказывать, так и контролировать события в нашей жизни? Однако, как хорошо понимала терапевт Келли, многие люди не могут предсказать или контролировать окружающие их события. Всегда ли это результат неудачных систем построения, или возможно, что иногда мы просто не думаем? Независимо от ответа, Келли является признанным лидером значительного развития в области личности, развития, которое внесло свой вклад в высоко оцененные когнитивные методы лечения Эллиса и Бека.

Интересно также отметить, что основа его теории конструктивного альтернативизма ставит под сомнение реальность «я» аналогично восточным / буддийским концепциям сознания и «я». Карл Юнг находился под сильным влиянием древних ведических традиций Индии, а Карл Роджерс, основатель гуманистической психологии, находился под влиянием духовных традиций Китая. А теперь у нас есть Келли, теория которого представляет собой кульминацию поведенческих и когнитивных теорий, имеющих фундаментальное сходство с буддийской психологией.Ясно, что на протяжении всей истории теории личности были важные теоретики, которые выходили за рамки ограничений своего собственного обучения и собственной культуры.

Конструктивный альтернативизм

Келли начинает с вопроса о роли, которую психологи отводят себе. Психологи считают себя учеными, занимающимися систематическим изучением человеческого поведения и мышления. Келли задается вопросом, почему мы, психологи, не распространяем одну точку зрения на всех людей.По словам Келли, разве каждый человек не стремится предсказывать и контролировать ход событий в своей жизни? Разве у каждого человека нет собственных теорий о жизненных ситуациях, разве они не проверяют свои собственные гипотезы и не взвешивают экспериментальные данные, полученные на основе опыта?

… это как если бы психолог говорил себе: «Я, будучи психологом и, следовательно, ученым , выполняю этот эксперимент, чтобы улучшить предсказание и контроль определенных человеческих явлений; но мой субъект, будучи просто человеческим организмом, явно движется неумолимыми побуждениями, нарастающими в нем, или же он в жадной погоне за пропитанием и убежищем.»(Стр. 5; Kelly, 1955a)

Поскольку Келли предполагает, что каждый человек теоретизирует и проверяет свои жизненные обстоятельства, он предлагает термин человек-ученый для понимания того, как все люди (включая, конечно, женщин) подходят к окружающему миру.

Пытаясь понять мир вокруг нас, используя аргументы, которые кажутся либо экзистенциальными, либо похожими на восточную философию, Келли ставит под сомнение существование вселенной. Конечно, он существует, но также и мысли каждого человека, и соответствие между тем, что люди думают, и тем, что действительно существует, постоянно меняется.Таким образом, Келли предполагает, что лучше сказать, что мир вокруг нас — это существующих , чем говорить, что он существует. Точно так же жизнь можно понять только в контексте времени, если она имеет смысл. Однако жизнь — это не просто изменения, происходящие с течением времени. Скорее, это отношения между живыми существами и окружающей их средой. Келли подчеркивает творческую способность живых существ представлять свою среду, а не просто реагировать на нее. Эти представления известны как конструкции , шаблоны, которые мы создаем в нашем уме и пытаемся приспособить к реальностям мира.Поскольку наши конструкции не всегда соответствуют реальности, мы постоянно модифицируем их, а также пытаемся расширить наш репертуар конструкций. Со временем мы проверяем наши конструкции на способность предсказывать, что произойдет в нашей жизни. Имея достаточно времени и опыта и если мы готовы учиться на своих ошибках, мы можем оценить все наши интерпретации мира, в котором мы живем (Kelly, 1955a).

Келли считает, что все наши нынешние интерпретации среды открыты для пересмотра или замены; всегда есть альтернативные конструкции, которые могут помочь нам справиться с новыми или трудными ситуациями.Именно эту философскую позицию Келли называет конструктивным альтернативизмом. Конечно, важно помнить, что не любая альтернатива сработает в данной ситуации. Следовательно, каждая потенциальная альтернативная конструкция должна оцениваться с точки зрения ее конкретной прогностической эффективности, а также с точки зрения общей прогностической эффективности системы, частью которой она станет, если эта альтернативная конструкция будет принята (Kelly, 1955a).

вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {1} \)

По словам Келли, более важно знать, что человек мог бы сделать, и он считал, что люди действуют как ученые, проверяя свои конструкции, чтобы лучше предсказывать и контролировать свою жизнь.Можете ли вы вспомнить ситуации, в которых кто-то сделал то, что вы ожидали, но вы действительно хотели узнать, что они думали о том, чтобы сделать это в качестве альтернативы?

Основная теория личных построений

Теория личностного построения начинается с фундаментального постулата , который затем развивается с одиннадцатью следствиями. Фундаментальный постулат гласит, что « процессы человека психологически канализируются способами, которыми он предвосхищает события » (Kelly, 1955a).Тщательно подобранные слова в этом постулате определяют природу теории личностных конструктов. Слова человек и он подчеркивают индивидуальность этой теории, уникальную природу построений каждого человека. Затем каждый человек воспринимается как процесс. Ум не останавливается и не запускается, просто реагируя на раздражители, а скорее он постоянно находится в движении, постоянно экспериментируя с конструкциями. Эти процессы осуществляются через сеть путей, или каналов, , в зависимости от устройств, или путей, , которые человек создает для достижения своих целей.Поскольку эти процессы, пути и каналы не были идентифицированы как конкретные физиологические механизмы или анатомические структуры, Келли подчеркивает, что это психологическая теория . Поэтому, когда мы обсуждаем этот механизм, мы не обязательно обращаемся к нейробиологии с одной стороны или к социологии с другой, мы работаем в рамках ограничений области психологии. Затем у нас есть предвкушения, , «толкание психологии личных конструктов» (Kelly, 1955a).Как человек-ученый, каждый из нас стремится предсказывать будущее и соответственно выбирать свои действия. Наконец, у нас есть реальных событий . Келли всегда был очень практичен как в своей теории личности, так и в своем подходе к психотерапии. Таким образом, психология личностных построений не является бесплотной теорией. Психологические процессы, согласно Келли, привязаны к реальности, а ожидание осуществляется вперед, чтобы лучше представить реальность будущего. Установив фундаментальный постулат, Келли затем описал одиннадцать следствий или утверждений, которые оба следуют из постулата и усиливают его систему, развивая основную идею (Kelly, 1955a).

Следствие построения: Человек предвосхищает события, конструируя их репликации. Построение относится к интерпретации события. Поскольку новое событие не произойдет точно так же, как прошлое, наше ожидание включает в себя интерпретацию того, каким будет новое событие. Келли приводит пример дня. Сегодня не то же самое, что вчера, завтра не будет таким же, как сегодня, но каждый день следует чему-то похожему. Таким образом, наше ожидание завтрашнего дня включает конструкции, основанные как на сходствах, так и на различиях между днями, которые мы пережили в прошлом.Важно отметить, что этот процесс — не то же самое, что познание, это не просто размышления о завтрашнем дне. Большая часть этого процесса является довербальным или бессознательным, и в этом смысле происходит автоматически.

Индивидуальность Следствие: Люди отличаются друг от друга построением событий. Независимо от того, насколько тесно связаны два человека, они не могут играть одинаковую роль в любой ситуации. Поэтому они будут интерпретировать события по-разному. Хотя Келли признает, что люди часто разделяют схожие переживания, особенно когда они обращают внимание на переживания других в тех же или похожих ситуациях, это следствие подчеркивает уникальный, субъективный характер интерпретации и ожидания событий.

Организационное следствие: Для каждого человека характерно развитие, для его удобства в предвидении событий, конструктивная система, охватывающая порядковые отношения между конструкциями. Столкнувшись с конфликтом, могут быть решения, противоречащие друг другу. Таким образом, разрабатываемые нами конструкции могут противоречить друг другу. Келли посоветовал нам систематически и организованно разрабатывать наши конструкции, при этом одни конструкции получают более высокий рейтинг, чем другие.Например, некоторые конструкции могут быть хорошими против плохих или глупыми против умных. Глупая конструкция может работать в данном решении, но разумная конструкция, вероятно, будет предпочтительнее. Например, предположим, что у вас есть электрический механизм открывания гаражных ворот, а электричество отключено. Вы можете поставить свою машину в гараж, проехав через дверь гаража. Однако может быть предпочтительнее выйти из машины, пройти в гараж через дом или боковую дверь, а затем отсоединить дверь гаража от открывателя и открыть ее вручную.

Дихотомия Следствие: Система построения человека состоит из конечного числа дихотомических конструкций. У каждой конструкции есть как положительные, так и отрицательные стороны. В приведенном выше примере оба способа поставить машину в гараж имеют свои преимущества и недостатки. Проезжать через гаражные ворота быстро и легко в краткосрочной перспективе, но для этого потребуется новая гаражная дверь. Выйти из машины и использовать другой подъезд требует больше времени и усилий и может быть неприятным в сильный шторм, но он защищает вашу собственность (и экономит время и деньги в долгосрочной перспективе).Сущность контраста была красноречиво описана около 2600 лет назад Лао Цзы:

.

Под Небесами все могут видеть красоту как красоту только потому, что есть уродство.

Все могут знать добро как добро только потому, что есть зло.

Следовательно, имея и не имея, возникают вместе.

Сложное и легкое дополняют друг друга.

Длинное и короткое противопоставляются друг другу;

Высокое и низкое опираются друг на друга;

Голос и звук гармонируют друг с другом;

Передняя и задняя части следуют друг за другом.

Лао-Цзы, c600 г. до н. Э.

(стр. 4; Лао-Цзы, c600 г. до н. Э. / 1989 г.)

Следствие выбора: Человек выбирает для себя ту альтернативу в дихотомической конструкции, с помощью которой он ожидает большей возможности для расширения и определения своей системы. Проще говоря, поскольку каждая ситуация требует от нас выбора между вариантами, которые мы создаем, Келли полагала, что мы выбираем альтернативу, которая нам лучше всего подходит (по крайней мере, в рамках нашей системы построений, которая может отличаться от реальности лучшего выбора).Но как насчет ситуаций, в которых лучший выбор не так очевиден? Келли полагал, что следствие выбора допускает оттенки серого, когда решение явно не является выбором между черной и белой альтернативами. Он не рассматривал это как противоречие, а скорее предложил сделать выбор между вариантами, которые являются более серыми или менее серыми. Таким образом, мы можем поддерживать дихотомию выбора, но при этом позволять сам выбор.

Range Следствие: Конструкция удобна для прогнозирования только конечного диапазона событий. У каждой личной конструкции есть диапазон или фокус, и немногие из них, если таковые имеются, имеют отношение ко всем событиям. Как указывает Келли, конструкция «высокий против короткого» хорошо подходит для описания людей, деревьев и зданий. Но что мы подразумеваем под высокой погодой или коротким светом? Ясно, что конструкция «высокий против короткого» ограничивается определенными типами дискретных физических объектов.

Следствие опыта: Строительная система человека меняется по мере того, как он последовательно конструирует повторения событий. Применяя конструкции в наших попытках предсказать, что происходит в нашей жизни, мы иногда сталкиваемся с неожиданными результатами. В результате мы реконструируем наши конструкции и учимся на собственном опыте. Другими словами, человек-ученый по определению — это незавершенная работа, и этот процесс продолжается.

Следствие модуляции: Вариации в системе построения человека ограничены проницаемостью конструкций, в пределах диапазона удобства которых находятся варианты. Это следствие касается легкости, с которой может возникнуть следствие опыта. Хотя все люди изменяют конструкции, управляющие их ожиданием событий, некоторые конструкции модифицируются легче, а некоторые люди более открыты для изменения своих взглядов (и, следовательно, реконструкции своих построений). Это одна из областей, в которой Келли еще раз подчеркивает разницу между психологическими процессами и научным процессом. Ученые ищут гипотезы, теории и законы, которые вряд ли изменятся.Действительно, существует континуум от гипотезы к закону, основанный на том, насколько вероятно, что научное наблюдение истинно. Однако люди постоянно тестируют и повторно тестируют свои конструкции и при необходимости реконструируют их. Следовательно, люди могут действовать как ученые, но их психологические процессы служат для облегчения жизни отдельного человека, а не жизни других (поскольку научные теории и законы должны применяться ко всей вселенной).

Следствие фрагментации: Человек может последовательно использовать множество подсистем построения, которые логически несовместимы друг с другом. Это следствие продолжается от предыдущего, но с изюминкой. Когда человек сталкивается с неожиданными событиями, он, насколько это возможно, изменяет свои конструкции. Таким образом, их поведение может меняться медленно или быстрее, в зависимости от природы конструкций, которые определяют их открытость к изменениям. Поворот вступает в игру, когда люди либо сопротивляются изменениям, либо находятся в процессе изменений, и он включает следствие дихотомии. Если человеку не удается предсказать и контролировать события в своей жизни, он может выбрать несовместимую конструкцию, существенно изменив ход своего поведения.Одно из преимуществ теории личных конструктов Келли состоит в том, что эти драматические изменения в поведении теперь можно рассматривать как разумное развитие постоянного стремления к предсказуемости и контролю.

Следствие общности: В той степени, в которой один человек использует конструкцию опыта, аналогичную той, что используется другим, его психологические процессы аналогичны процессам другого человека. Это следствие важно для межличностных отношений.Несмотря на то, что два человека не могут пережить одно и то же событие одинаково, их способности делиться своим опытом способствует схожесть их переживаний. Это поднимает важные последствия для терапевтов, работающих с клиентами из разных культур, поскольку они могут не разделять схожие конструкции, основанные на определенных событиях. Это также поднимает важное различие между когнитивным и поведенческим подходами к пониманию личности. С точки зрения поведения простые отношения «стимул-реакция» одинаковы для всех, кто их испытывает.Однако с познавательной точки зрения каждый человек обязательно переживает любое событие уникальным образом.

Социальное следствие: В той степени, в которой один человек истолковывает процессы построения другого, он может играть роль в социальном процессе, в котором участвует другой человек. Люди — существа социальные. Наша способность предсказывать и контролировать свою жизнь во многом основана на нашей способности предсказывать и либо контролировать, либо работать с другими людьми. Таким образом, для людей важно понимать мысли и поведение других, и, поступая таким образом, каждый из нас может играть определенную роль в жизнях других.Келли предполагает, что это обеспечивает естественную связь между теорией личностных конструктов и социальной психологией, а также связь между теорией личностных конструктов и кросс-культурной психологией.

Размеры перехода

Поскольку жизнь — это непрерывный процесс, в личных конструкциях человека происходят регулярные изменения. Согласно выводам организации и модуляции, у индивидов есть определенные предпочтения среди своих построений и различия в их способности реконструировать их.Проблемы в жизни возникают, когда людям трудно перейти от неэффективной конструкции, не позволяющей предсказывать или контролировать события, к эффективной конструкции. Согласно Келли (1955a), основные проблемы рассматриваются как психологические феномены угрозы, страха, вины, и тревоги. Келли определяет эти термины следующим образом:

Угроза — это осознание неизбежного всестороннего изменения своих основных структур.

Страх подобен угрозе, за исключением того, что в данном случае это новая случайная конструкция, а не всеобъемлющая конструкция, которая, кажется, вот-вот возьмет верх.

Восприятие очевидного выхода человека из своей основной ролевой структуры составляет переживание вины.

Тревога — это осознание того, что события, с которыми человек сталкивается, выходят за пределы удобства его конструктивной системы.

В каждом случае психологический феномен основан либо на неспособности чьих-либо конструктов обеспечить курс действий, либо на прямом вызове системе конструктов, доступных человеку.Учитывая, что системы личных построений индивида определяют более широкую конструкцию «я», эти психологические феномены представляют собой вызов самому «я», которое их переживает. В защиту личности агрессивность рассматривается как как активное развитие своего поля восприятия . Другими словами, агрессивные люди пытаются контролировать события таким образом, чтобы принимать решения, благоприятные для них. Точно так же враждебность рассматривается как продолжающаяся попытка вымогательства достоверных свидетельств в пользу типа социального предсказания, которое уже доказало свою неудачу .В этом случае человек пытается найти подтверждение успеха после неудачных построений, и это может быть сделано только за счет других (Kelly, 1955a).

Поскольку люди живут своей повседневной жизнью, существует два типичных переходных цикла: цикл C-P-C и цикл творчества . Цикл C-P-C включает осмотрительность, упреждение и контроль. Быть осмотрительным — значит быть осторожным, а не рисковать. Таким образом, конструируя события, мы стараемся быть точными в развитии наших построений.Затем мы вытесняем эти конструкции для членства в исключительной сфере, которая лучше всего соответствует событию, которое мы пытаемся предсказать и контролировать. Наконец, естественным следствием первых двух шагов является контроль. Тем не менее, индивид должен сделать выбор в отношении этого образа действий, поэтому Келли предполагает, что последняя буква C может также означать выбор, как и контроль. Напротив, цикл творчества начинается с незакрепленных конструкций, а затем приводит к более жестким и подтвержденным конструкциям. Что делает цикл творчества значимым, так это способность человека быстро экспериментировать с различными конструкциями, а затем ухватиться за наиболее многообещающие, которые затем подтягиваются и проверяются.Поскольку большая часть этого процесса является довербальным, мыслительные процессы творческих личностей могут быть незаметны для других. По словам Келли, хотя люди, которые начинают с плотных построений, могут быть продуктивными, они не могут быть творческими. Творчество требует начинать с свободных конструкций (Kelly, 1955a). Ценность творчества не может быть обнаружена просто как различие между типами циклов, которые люди испытывают в своей повседневной жизни. Творчество является важным компонентом благополучия и часто встречается в книгах по позитивной психологии и человеческим сильным сторонам и добродетелям (Aspinwall & Staudinger, 2003; Cloninger, 2004; Compton, 2005; Peterson & Seligman, 2004; Snyder & Lopez, 2005). ).Действительно, Карл Роджерс определил творчество как важный аспект личности полностью функционирующего человека (Rogers, 1961).

вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {2} \)

Многие психологи, в том числе Келли и Карл Роджерс, считают творчество важным аспектом здорового психологического развития. Вы когда-нибудь попадали в незнакомую ситуацию и пытались творчески подходить к ней? Было ли трудно отказаться от предвзятых представлений о том, как действовать, или вам легко попробовать разные вещи в новых ситуациях?

Роль психотерапевта

Келли был прежде всего клиническим психологом, и его труды полны практических примеров, связанных с клинической работой.Теории имеют небольшую ценность, если они не основаны на ценностях психологов, использующих их. Келли считал, что это особенно верно в отношении клинических психологов, поскольку они обычно имеют дело с клиентами (Kelly, 1955b). Келли считал, что роль психотерапевта включает не только подготовку и взгляды терапевта, но также необходимость понимать клиента и важные этические соображения:

Роль психотерапевта включает в себя острую бдительность в отношении того, что клиент ожидает от психотерапии, и первоначальное принятие широкого спектра неверных представлений клиента о том, что такое психотерапия … она включает определенные этические обязательства, выходящие за рамки простого юридического статуса.(стр. 618; Келли, 1955b)

В своем типично практическом стиле Келли предоставляет длинные списки того, что психотерапия означает для клиента, концептуализацию терапевта клиентом, концептуализацию клиницистом своей роли и основные подходы к пересмотру концепций клиента. Маловероятно, что в начале терапии клиент имеет хорошее представление о том, что такое терапия и чего она может достичь. Тем не менее, у клиента есть некоторая конструкция того, что будет происходить в терапии.Жалоба, представленная клиентом, что-то говорит о том, чего, по его мнению, может достичь терапия, и некоторые рассматривают терапию как самоцель. Однако реальность такова, что терапия — это средство для достижения цели, и эта цель должна стимулировать движение вперед со стороны клиента. Напротив, некоторые клиенты настолько готовы к изменениям, что терапевт должен проявлять осторожность при интерпретации душевного состояния клиента (Kelly, 1955b). Подобно тому, как клиент делает прогнозы относительно терапии, у него также будет начальное представление о терапевте.Они могут рассматривать терапевта как родителя, избавителя от вины, компаньона или даже как угрозу. Надеюсь, согласно Келли, клиент может истолковать терапевта как представителя реальности. В этом случае клиент может свободно экспериментировать со своими конструкциями, не опасаясь неудачи. Самое главное, то, как клиент понимает терапевта, сильно повлияет на их отношения:

Из концептуализации психотерапии клиентом проистекает роль, которую он ожидает сыграть, и роль, которую он ожидает от терапевта … Он может быть горько разочарован тем, что терапевт играет ожидаемую роль.Он может расширить свое восприятие терапевта, чтобы истолковать его так, как он ожидал истолковать его, а не так, как терапевт пытается быть истолкованным … В этом случае клиент может чувствовать себя потерянным и неуверенным в психотерапевтических отношениях. (стр. 575; Келли, 1955b)

По мере того, как клиент участвует в этих процессах, клиницист также концептуализирует свою собственную роль. В целом, цель любого терапевта должна состоять в том, чтобы помочь в непрерывной реконструкции системы конструктов клиента, а изменения, происходящие в терапии, должны заложить основу для продолжения восстановления после того, как терапия была прекращена.Первоначально терапевт может полагаться на различные методы для выполнения поверхностных реконструкций. Терапевт должен быть терпеливым и сначала должен принять системы конструктов клиента такими, какие они есть. Последнее очень похоже на сочувствие, описанное Карлом Роджерсом в гуманистической клиентоцентрированной терапии, и Келли действительно использует слово «сопереживать» в своих собственных сочинениях. По мере развития терапии терапевт должен помогать клиенту выбирать новые концептуальные элементы, ускорять темпы переживания клиента, а также разрабатывать и проводить эксперименты.Наконец, терапевт служит для подтверждения экспериментов клиента, когда он пытается реконструировать свои конструктивные системы (Kelly, 1955b).

Психологическая оценка в рамках теории личного построения

Келли считал, что терапия — это совместная работа терапевта и клиента, и поскольку целью была постоянная реконструкция психологических систем клиента (даже после терапии), клиент в конечном итоге должен стать терапевтом самому себе. Следовательно, психотерапевтическое интервью (Примечание: под «интервью» Келли имеет в виду то, что мы обычно называем сеансом терапии) становится важной частью терапии.В процессе интервью терапевт принимает решения относительно того, как будет происходить обмен между терапевтом и клиентом. В целом решения, принимаемые терапевтом, адаптируются к конкретному клиенту, но, тем не менее, терапевт должен контролировать интервью. Для этого необходимо, чтобы терапевт спланировал собеседование. Эти планы включают в себя, как часто проводить собеседование с клиентом, как долго они должны длиться, темп интервью и когда его прекращать.Поскольку клиент продолжает жить своей жизнью за пределами комнаты для интервью, терапевт должен также учитывать, потребуют ли особые обстоятельства специальных планов собеседования (Kelly, 1955b, 1958). Один из наиболее практичных аспектов собеседования заключается в том, что клиент может просто предоставить информацию, необходимую терапевту, до точки:

… есть полезная пословица, которой клинические психологи могут иногда следовать: если вы не знаете, что не так с человеком, спросите его; он может вам сказать.(стр. 322; Келли, 1955a)

Реперториальный тест ролевых построений (Rep Test) был разработан Келли для того, чтобы понять, как личные конструкции клиента влияют на его личностно-социальное поведение. Клиент начинает со списка ролей , в котором он перечисляет имена важных людей в своей жизни (см. Таблицу 10-1). Затем имена группируются по три за раз, и клиента просят описать важного аспекта два из трех человек похожи, но отличаются от третьего лица.Более организованная форма Rep Test, особенно полезная для исследовательских целей, включает создание реперториальной сетки . Еще раз клиента просят определить значимых людей в его жизни. Сетка предоставляет пары из трех человек, которые учитывают различные факторы отношений (семья, близкие друзья, конфликтные отношения, авторитетные фигуры и ценности), и, как и раньше, клиент предоставляет конструкцию, которая связывает двух людей, но при этом отличает их от третьего. Общий множитель обозначен как выходящий полюс , отличительный фактор обозначен как неявный полюс .Rep Test не дает конкретных результатов, поэтому его интерпретация также зависит от различных методов. Если Rep Test интерпретировать формально, он предоставит результаты по количеству и диапазону конструкций, присутствующих в системах конструктов клиента. В руках опытного и квалифицированного эксперта можно почерпнуть информацию об эквивалентности конструктов, тем самым обеспечивая более глубокие детали эффективного диапазона системы конструктов клиента. Чем больше информации будет получено с помощью Rep Test, тем лучше терапевт сможет направлять терапевтический процесс (Kelly, 1955a).

Терапия с фиксированными ролями — это метод, основанный на теории личных конструктов. Во-первых, клиент готовит эскиз самохарактеризации , метод, в котором клиента просят написать набросок персонажа о себе, как если бы он был главным персонажем в пьесе, но написанный так, как если бы друг, который знает клиента. хорошо. Используя информацию из наброска самореализации, а также из интервью и, возможно, теста Rep, терапевт затем пишет эскиз с фиксированной ролью .Клиента просят разыграть эскиз фиксированной роли в течение нескольких недель. Первоначально Келли и его коллеги подчеркнули незначительные изменения в конструктивных системах клиента. Однако позже они обнаружили, что клиенту часто легче играть роли, противоположные их обычным конструкциям, чем вносить лишь незначительные изменения в свое поведение. Ожидается, что со временем клиент узнает, что новые системы построения более предсказуемы, чем их старые системы построения, а терапия фиксированной роли установит непрерывный процесс реконструкции внутри клиента (Kelly, 1955a).

Таблица \ (\ PageIndex {1} \): Список ролей, используемый для теста реперториума Personal Construct
  1. Учитель, который вам понравился. (Или учитель понравившегося предмета.)
  2. Преподавание, которое вам не понравилось. (Или преподаватель предмета, который вам не понравился.)
  3. Ваша жена или настоящая подруга. 3а. (для женщин) Ваш муж или настоящий друг.
  4. Работодатель, начальник или должностное лицо, у которого вы работали или служили и с которым вам было трудно ладить.(Или кто-то, под чьим руководством вы работали в ситуации, которая вам не нравилась.)
  5. Работодатель, руководитель или должностное лицо, у которого вы работали или служили и которого вы любили. (Или кто-то, под чьим руководством вы работали в понравившейся вам ситуации.)
  6. Твоя мать. (Или человека, который играл роль матери в вашей жизни.)
  7. Твой отец. (Или человека, который играл роль отца в вашей жизни.)
  8. Твой брат, ближайший к тебе по возрасту.(Или человека, который был больше всего похож на брата.)
  9. Твоя сестра твоего возраста. (Или человека, который больше всего походил на сестру.)
  10. Человек, с которым вы работали, и с которым было легко ладить.
  11. Человек, с которым вы работали, которого было трудно понять.
  12. Сосед, с которым ты хорошо ладишь.
  13. Сосед, которого трудно понять.
  14. Мальчик, с которым вы хорошо ладили, когда учились в старшей школе.(Или когда вам было 16.)
  15. Девушка, с которой ты хорошо ладил, когда учился в старшей школе. (Или когда вам было 16.)
  16. Мальчик, которого вы не любили, когда учились в старшей школе. (Или когда вам было 16.)
  17. Девушка, которую вы не любили, когда учились в старшей школе. (Или когда вам было 16.)
  18. Человек вашего пола, которого вы хотели бы иметь в качестве компаньона в поездке.
  19. Человек вашего пола, которого вы не хотели бы иметь в качестве компаньона в поездке.
  20. Человек, с которым вы недавно были тесно связаны, который, кажется, вас не любит.
  21. Человек, которому вы больше всего хотели бы помочь. (Или кого вам больше всего жалко.)
  22. Самый умный человек, которого вы знаете лично.
  23. Самый успешный человек, которого вы знаете лично.
  24. Самый интересный человек, которого вы знаете лично.

вопрос для обсуждения \ (\ PageIndex {3} \)

Терапия с фиксированными ролями Келли требует, чтобы клиент написал сценарий того, как он хочет прожить свою жизнь.Он обнаружил, что иногда его клиентам было легче вести себя, противоположное их типичному поведению. Было бы вам легче внести незначительные изменения в свое поведение или легче внести кардинальные изменения?

Психология личного конструирования

Введение в PCP

Психология личного конструирования
конструктивистская система психологии, разработанная Джорджем
Келли и изложил в своей двухтомной работе: Принципы психологии личностного построения (New
Йорк: Нортон, 1955).

Келли была клиническим психологом и
педагог, и основное влияние его работы первоначально было в
психотерапия и образование. Однако PCP представляет собой полную
психологической системы, и она стала широко использоваться в менеджменте
исследования, моделирование знаний в области искусственного интеллекта и в целом
ряд других дисциплин. Он имеет богатую литературу в книгах и
журналов, а сообщество PCP проводит раз в два года международный
конференции, ведет журнал и издает информационные бюллетени
количество обществ PCP в разных регионах мира.

Келли был увлеченным геометром с опытом
навигация и интерес к многомерной геометрии. Когда он
пришел, чтобы формализовать свою теорию, которую он взял за модель Евклидова
Элементы и аксиоматизированная психология личного конструкта как
фундаментальный постулат вместе с одиннадцатью следствиями , называя
примитивы включают элемент и
конструирует .

Фундаментальный постулат Келли для личного
Конструктивная психология заключалась в следующем:

Человеческие процессы
психологически направлен тем способом, которым он предвкушает
События.
(Келли, 1955, стр.46)

Он видел всех людей как личных ученых
занимается предвосхищением мира. Его первое следствие — конструкция
следствие, гласит:

Человек предвосхищает события, конструируя их репликации. (стр.50)

Этот акцент на роли в поведении
взгляд в будущее — вот что отличает подход Келли к
психология. Он видел в упреждающих процессах источник всех
психологические явления:

Человеческие процессы,
с психологической точки зрения, проскользнуть в канавки, которые прорезаны
механизмы, которые он использует для достижения своих целей.

(стр.49)

Эти канавки служат дужками для
конструирование событий, которые он назвал личными конструкциями :

Человек смотрит на свой мир
через прозрачные храмы, которые он создает, а затем пытается
соответствуют реальностям, из которых состоит мир.

(стр. 8-9) Конструкции используются для предсказаний
приходят, и мир продолжает катиться и раскрывать эти
прогнозы либо правильные, либо вводящие в заблуждение.Этот факт обеспечивает
основа для доработки конструкций и, в конечном итоге, всего
строить системы.
(стр.14)

Клинический подход Келли был основан на
конструктивный альтернативизм , по поощрению клиента к развитию
альтернативные конструкции системы, с помощью которых можно строить жизнь
События.

Бумага Келли
геометрия психологического пространства
предоставляет исторический обзор работ Келли и ссылки на
разработки в области психологии и интенсиональной логики.Бумага
Психология личностного конструирования и когнитивная революция
обеспечивает основу для интеллектуального развития Келли.

WebGrid позволяет экспериментировать с Келли
репертуар
сеточная техника для выявления и анализа
системы личного конструирования, реализованные как услуга во всемирной паутине.


Список серверов PCP

Существует сервер списков рассылки для обсуждения
по всем вопросам, касающимся психологии личностного конструкта:

Доступны архивы почты, отправленной на сервер рассылки с сентября 1998 года, и средства для присоединения к нему.
по адресу http: // JISCMAIL.ac.uk/lists/pcp.html.

Существует также связанный сервер списков рассылки для обсуждения
по всем вопросам, касающимся компьютерных инструментов, поддерживающих психологию личного конструкта:

Доступны архивы почты, отправленной на сервер рассылки с июня 2004 года, и средства для присоединения к нему.
на http://JISCMAIL.ac.uk/lists/pcptools.html.


Связанные веб-сайты


Публикации PCP

Статьи Милдред Шоу и Брайана Гейнса могут
можно найти по адресу http: // cpsc.ucalgary.ca/~gaines/reports/.

Статьи Джона Боуза и Джеффа Брэдшоу
доступно по адресу http://cpsc.ucalgary.ca/~gaines/BooseBradshaw/ в формате Microsoft Word.

Теория и практика личного построения (электронный журнал)

Этот электронный журнал дает возможность публиковать статьи на личном
построить теорию, а также ее приложения в различных дисциплинах
такие как психотерапия, организации, бизнес, образование, социальная работа.Это
также является форумом для практиков различных профессий.
Также приветствуются статьи из смежных дисциплин. Рукописи будут
рецензируется, так что уровень качества будет сопоставим с уровнем качества
другие журналы.

Доступ к журналу можно получить через его веб-сайт.

Журнал конструктивистской психологии

Психология и смежные дисциплины в
гуманитарные науки были революционизированы как технические достижения в
изучение познавательных систем и постмодернистский акцент на роли
языка, дискурса и личных знаний при построении
социальные реалии.Журнал конструктивистской психологии — это
первая публикация, обеспечивающая профессиональный форум для этой новой
фокус, охватывающий такие разнообразные выражения конструктивизма, как
теория личностного построения, структурно-развивающая и социальная
конструкционистские подходы, конструктивистская семейная терапия и
нарративная психология.

Физические лица, заинтересованные в подаче (APA
стиль) рукописи или желающие получить дополнительную информацию рекомендуется
свяжитесь с доктором Робертом А.Неймейер, факультет психологии, Университет г.
Мемфис, Мемфис, Теннесси, 38152, США ([email protected]).

Информацию о подписках и т. Д. Можно получить через
веб-сайт издателя.

Теория личностного построения и психологические изменения, связанные с обучением социальной работе на JSTOR

Abstract

Эта статья обобщает теорию личного конструирования и ее наиболее развитую экспериментальную технику исследования — репертуарную сетку ролевой конструкции.Вопросы профессионального обучения смежным профессиям исследуются на предмет релевантных параллелей с социальной работой в «личностных изменениях». Специфическое понятие эмоции как изменения способа обработки информации вводится через нейропсихологическую модель, предложенную Прибрамом и Мелджесом. Теория личностного построения представлена ​​как соответствующая этой модели для работы с неопределенностью и особенно подходящая для изучения личных изменений в обучении социальной работе. Подробно рассматриваются исследования, сравнивающие системы личного конструирования студентов, обучающихся социальной работе, в процессе обучения с профессионально квалифицированными социальными работниками.Делается вывод о том, что процессы, задействованные в образовании по социальной работе, корректируемы и, в силу природы их характеристик, могут привести человека к развитию желательных, чувствительных, артикулированных и творческих способов конструирования людей и личных проблем или к чрезмерно простым, жестким безличные и, наконец, некомпетентные способы конструирования. Предлагается, как понимание теории построения личности может помочь социальным работникам, участвующим в обучении, справиться с этой проблемой.

Информация о журнале

Издается для Британской ассоциации социальных работников, это ведущий академический журнал по социальной работе в Великобритании.Он охватывает все аспекты социальной работы, с отчетами об исследованиях, обсуждением практики и изучением принципов и теорий. Его читают преподаватели социальной работы, исследователи, практики и менеджеры, которые хотят быть в курсе теоретических и эмпирических разработок в этой области.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования.OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким присутствием в мире. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

Оглядываясь назад: Джордж Келли и Эдемский сад

Джордж Келли признан одним из великих теоретиков личности середины 20 века.Большинство вводных текстов по личности отдают дань уважения Келли как изобретателю теории личных конструктов (ПКТ), которая разъясняет, как действия каждого человека могут быть поняты только с точки зрения его или ее системы значений. Менее известна его карьера после его успеха в Психологии личностных построений (1955).

Отчеты о работах Келли часто создают впечатление, что его вклад в психологию состоял в том, чтобы каким-то образом сохранить важность когнитивной психологии в засушливые дни бихевиоризма.Это как если бы «личные построения» были донаучным способом говорить о познании. Фактически, теория личностных конструктов прочно основана на прагматизме философа и психолога Джона Дьюи (Butt, 2005, 2008; Cromwell, 2011; McWilliams, 2009; Warren, 2010). Как и Дьюи, Келли четко и решительно отвергает картезианский дуализм, а вместе с ним и разделение «процессов человека» на познание, эмоции и поведение. Все три включены в то, что Дьюи (1931/1982) называл «действием», а Келли — «конструированием».Фундаментальный постулат Келли гласит, что процессы человека психологически «направляются» в зависимости от того, как он или она предвосхищают события. Способ, которым мы предвосхищаем вещи, — это наши конструирования.

После публикации «Психологии личностных построений» Келли стала ключевой фигурой в развитии клинической психологии в США. Его приглашали выступить по всей стране, и в 1961 году он отправился в мировое турне. Многие из его эссе, статей и выступлений были собраны вместе после его смерти и опубликованы одним из его бывших студентов, профессором Бренданом Махером (1969).В этом сборнике статей Келли попытался исправить растущее заблуждение, что конструирование является синонимом мышления и, следовательно, причиной поведения. Акцент делается на толковании как на действии, а не на каком-то странном способе, стоящем за ним. Личные конструкции — это не еще один способ создать призрак в машине.

Хотя Келли всегда настаивал на том, что конструкция не является концепцией, его определение 1955 года сосредоточено на вещах: «Способ, которым одни вещи истолковываются как сходные, но отличные от других» (1955, стр.105). Это позволяет (а, возможно, даже поощряет) читателя мыслить концептуально. Конструкция — это абстракция, которая различает «вещи». Однако в том, что мы можем назвать «поздним Келли», два полюса конструкции — это не вещи, а возможные варианты действий. Я могу выкопать сад или почитать книгу. Эта биполярность представляет собой выбор, который, с моей точки зрения, должен быть сделан. Альтернативы, конечно, не являются логическими противоположностями, но представляют собой альтернативные варианты действий, которые я вижу открытыми для меня в конкретный момент.Каждый образ действий имеет свои последствия, и я руководствуюсь их предвкушением. Теперь гномический фундаментальный постулат становится более ясным: то, как я думаю, чувствую и действую (мои процессы), направляется этим ожиданием.

Конечно, ответственность за выбор и выбор несут. Мы обязательно находимся в моральном поле. Никто из нас не может предсказать будущее. Мы пытаемся его предвидеть, иногда очень много размышляя, но мы никогда не можем знать всех последствий любого действия.Мы можем стараться изо всех сил, но часто делаем ошибки. Беспокойство и чувство вины неизбежно связаны с человеческими условиями.

Нигде эта смесь действия, выбора и этики не проявляется более явно, чем в статье «Грех и психотерапия», которую Келли впервые представил в 1962 году в Университете Темпл. Келли начинает с рассказа о том, как пациент-психотерапевт сравнил конкретное переживание стыда с изгнанием из Эдемского сада. Одна интересная особенность более поздних работ Келли — это повторяющаяся тема Эдемского сада.Он занимает центральное место в двух: «Грех и психотерапия» (1962/1969) и «Психотерапия и природа человека» (1963/1969) и мимоходом упоминается по крайней мере в трех других.

Вероятно, миф об Эдеме представляет собой народную память об обществах охотников-собирателей, о которых с тоской вспоминают евреи после разграбления Иерусалима около 600 г. до н. Э. «Цивилизация» с ее оседлыми земледельческими сообществами принесла с собой некоторые преимущества, а также недостатки установленных иерархий, конфликтов и войн.Интерпретация мифа принимает различные формы, и история его существования о первородном грехе является относительно недавним христианским вариантом (см. Armstrong, 2006).

Именно этот аспект интересовал Келли. Бог дал Адаму и Еве возможность вести жизнь послушания и пассивности в Саду. Единственное, что им запрещено делать, это есть плоды Древа познания. Конечно, они это делают, в результате чего они понимают разницу между добром и злом.Затем они навсегда изгнаны из Сада. Мы, их потомки, несем это бремя греха; мы живем в страданиях в этой долине слез. Как бы мы ни старались, не может быть возврата к идиллическому существованию пассивности и слепого послушания.

Келли предлагает анализ личных построений мифа, в котором личные построения сосредоточены на действии и выборе, а не просто на познании. Есть три варианта: товарищество против одиночества, знание против послушания и добро против зла.Автор книги Бытия, говорит Келли, признал их главными в жизни человека; каждый из нас сталкивается с таким выбором. Мы можем попытаться уклониться от них в том, что он считает неудачными попытками вернуться в Сад. И окончательный выбор — между добром и злом.

Столкнувшись с этим, мы можем представить, что ничего не можем сделать, но, конечно, ничего не делать — это выбор. Так, например, человек, который не вмешивается, чтобы разоблачить жестокость или коррупцию, действительно делает выбор, что-то делает, независимо от того, сколько бы он ни говорил себе иначе.Смотреть в другую сторону — это действительно нравственный выбор. Вторя работам Моурера и Саса (хотя он не упоминает ни того, ни другого), Келли утверждает, что психиатрия пытается переопределить грех с медицинской точки зрения. Действительно, ученые и философы также пытаются избежать вопроса о добре и зле, но в конечном итоге это неизбежно.

Один из учеников Келли, профессор Рю Л. Кромвель, поддерживал расширенную переписку с Келли с 1952 года до смерти Келли в 1967 году. Это стало для меня бесценным источником исследований в этой области.Прочитав «Грех и психотерапия», он с удивлением написал, что Келли, похоже, отказался от того, что в 1955 году он назвал своей «философской позицией»: конструктивным альтернативизмом. В нем говорилось, что любые события в мире открыты для альтернативной конструкции. Но теперь оказалось, что добро и зло — это выбор, который нельзя реконструировать.

Келли ответила, что мы должны постоянно пересматривать то, как мы истолковываем добро или зло (что, конечно, мы делаем), но что сама конструкция необходима.Так что Кромвель был несомненно прав; Келли считал, что построение добра и зла выходит за рамки человеческого построения и, в конечном итоге, его нельзя избежать. В статье он перечисляет общие стратегии избегания выбора — например, подчинение вышестоящему авторитету и следование правилам. Но уклонение от личной ответственности никогда не может быть таким простым. Быть человеком означает, что каждый из нас делает активный выбор, никогда не осознавая всех его последствий. Грех — это постоянный риск, а тревога и чувство вины неизбежно вплетены в человеческое состояние.

Возможно, главное сообщение Келли в статье состоит в том, что мы не можем дать определение греху, ссылаясь на какой-либо священный текст или на любой другой авторитет. Грех определяется лично, и его следует понимать как отклонение от своей основной роли. Для Келли «роль» относится к любому личному построению, предпринимаемому в свете того, что мы считаем восприятием нас другими. Основная роль касается того, как мы оцениваем себя в свете восприятия других, которые для нас важны. В статье он просит читателя сравнить, как бы они себя чувствовали по-другому, если бы они попали в аварию, и если бы она была у ребенка, находящегося на их попечении.Второе, скорее всего, вызовет чувство вины, если вы почувствуете, что они не оправдали ожиданий ребенка в отношении заботы и защиты. Это индивидуализированное определение греха и вины, возможно, отражает корни Келли в протестантизме. Его отец был пресвитерианским священником, и в юности он учился в квакерском колледже. На самом деле он заканчивает статью, говоря, что он просто уточняет то, что Иисус сказал о грехе: «Иди и не греши больше». Покаяние (в отличие от искупления) означает решение поступить иначе в будущем.

Сосредоточение внимания на неизбежном выборе, тревоге и вине в человеческих условиях поднимает вопрос, который впервые задал Холланд (1977): следует ли считать Келли экзистенциалистом. Несомненно, каталог стратегий Келли, позволяющих избежать выбора между добром и злом, перекликается с представлением Сартра (1965/1995) о «недобросовестности». И есть явное сходство в основополагающих принципах теории построения личности и экзистенциализма. В каждом из них нет сущности для индивидов, нет внутреннего гироскопа или внутреннего «я», которое безмолвно направляет их — люди не «открывают себя», а сами изобретают.Оба видят в людях агентов, которые выбирают между курсами действий, а не движимые внутренними или внешними силами.

Но, как мы уже отметили, теория Келли прочно укоренилась в американском прагматизме. Есть параллели в прагматизме развития США и философии существования в континентальной Европе (см. Butt, 2008). Но есть также различия как в содержании, так и в тоне. Так, например, прагматизм более оптимистичен в своей вере в человеческий прогресс; Дьюи сделал ученого чем-то вроде морального героя, подчеркнув важность экспериментального предприятия.Утверждать, что прагматизм на самом деле является формой экзистенциализма, все равно что утверждать, что лев на самом деле тигр. Есть очевидные структурные сходства, но различия отражают их эволюцию в разных культурных климатах.

Я думаю, что основная причина маргинализации ПКТ сегодня заключается в том, что его считают странной теорией. Он составлен из словаря, чуждого современной психологии. Как Келли предупреждает читателя в своем предисловии к Психологии личностных построений, в нем нет ни одного из ориентиров, знакомых психологу: никаких эмоций, познания, обучения, мотивации, подкрепления или бессознательного (1955, стр.Икс). Возможно, будет лучше, если современные психологи признают это прагматизмом. Дьюи сосредоточился, среди прочего, на образовании, а Мид — на социальной психологии. Вклад Келли заключался в разработке прагматизма как подхода к психологии личности и клинической психологии.

Тревор Батт — заслуженный преподаватель психологии в Университете Хаддерсфилда

Список литературы

Армстронг, К. (2006). Краткая история мифа. Эдинбург: Canongate.

Батт, Т.W. (2005). Теория личностных конструктов, феноменология и прагматизм. История и философия психологии, 7, 23–35.

Батт, T.W. (2008). Джордж Келли. Бейзингсток: Пэлгрейв Макмиллан

Кромвель Р.Л. (2011). Быть человеком: человек. Нью-Йорк: iUniverse.

Дьюи Дж. (1982). Развитие американского прагматизма. В Х. Тайере (ред.) Прагматизм: классические сочинения. (стр.23-40). Индианаполис: Хакетт. (Оригинальная работа опубликована в 1931 г.)

Holland, R. (1977). Я в социальном контексте.Лондон: Макмиллан.

Келли, Г.А. (1955). Психология личностных конструктов. Нью-Йорк: Нортон.

Келли, Г.А. (1969). Грех и психотерапия. В Б. Махер (ред.) Клиническая психология и личность: избранные статьи Джорджа Келли (стр.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts