Униженные и оскорбленные достоевский читать краткое содержание: Краткое содержание «Униженные и оскорбленные»

Содержание

Достоевский «Униженные и оскорблённые» – идея

«Униженные и оскорбленные» – первое после «Бедных людей» произведение Достоевского, где с такой потрясающей силой показаны страдания маленьких обитателей большого города. Но в отличие от «Бедных людей», идейный смысл которых заключен прежде всего в протестующем крике Девушкина: «По какому праву все это делается?» – «Униженные и оскорбленные» завершаются иначе. Здесь отчетливо звучит новый мотив Достоевского – призыв к отказу от борьбы, к добровольному, гордому смирению (слова Ихменева: «О, благодарю тебя, боже, за все, за все, и за гнев твой и за милость твою!.. О, пусть мы униженные, пусть мы оскорбленные, но мы опять вместе, и пусть, пусть теперь торжествуют эти гордые и надменные, унизившие и оскорбившие нас!»). Этот мотив сказался и на развитии сюжета. Так, например, будущее Наташи ставится в зависимость от благородства Ихменева. Когда-то Смит не простил свою дочь – и она погибла, Ихмёнев же простил – и Наташа спасена. Думается, что впоследствии именно эта, моралистическая тенденция романа, близкая идеалам Льва Толстого, так умилила его, когда в письме Страхову он писал: «На днях, до его [Достоевского]смерти, я прочел «Униженные и оскорбленные» и умилялся».

 

Достоевский. Униженные и оскорблённые. Художественный фильм 1991 г.

 

Но идеализация гордых страдальцев не становится главной в романе. Более того, сам автор, видимо, считает, что в рассуждениях Маслобоева о глупости прекраснодушных Шиллеров есть свой здравый смысл, понимание того, что благородство Шиллеров ни в каком случае не является выходом из противоречий жизни. Словом «шиллеровщина» Достоевский обозначает определенное явление человеческой психологии. Это красота и чистота души, доверие к людям, а при встрече со злом – добровольное страдание в качестве протеста, «отчаянный идеализм», как говорит сам рассказчик. Такой взгляд подтверждается самим построением романа. Уже в начале второй главы изображаются последние дни Ивана Петровича, обреченного на смерть в нищете и полном одиночестве. Роман «Униженные и оскорбленные» – это предсмертные записки Ивана Петровича, написанные с грустной мыслью о том, что фельдшер употребит их как бумагу для оклейки окон. Поэтому, как бы герои этих записок ни ратовали за благородное страдание, одно воспоминание о судьбе рассказчика ведет к пессимистическим выводам.

 

Читайте также статьи Достоевский, «Униженные и оскорблённые» – история создания, Достоевский, «Униженные и оскорблённые» – анализ.

 

Достоевский «Униженные и оскорблённые» – анализ

Поскольку главные сюжетные линии «Униженных и оскорблённых» вертятся около князя Валковского, то можно полагать, что этот персонаж составляет основу романа.

В образе Валковского Достоевский стремился запечатлеть все зло современного мира и создал фигуру страшную, почти демоническую. Большое внимание уделяет писатель «философии» Валковского, его проповеди свободы личности от моральных самоограничений, тесно связанной с атеистическими, материалистическими идеями («Не вздор – это личность, это я сам», «Я наверно знаю, что в основании всех человеческих добродетелей лежит глубочайший эгоизм» и т. д.). Хотя в романе нет еще прямых выпадов против материализма шестидесятников, можно предположить, что в скрытой форме здесь содержатся нападки на появившийся за год до «Униженных и оскорбленных» «Антропологический принцип в философии»

Чернышевского – сочинение, посвященное проблемам этики.

 

Достоевский. Униженные и оскорблённые. Художественный фильм 1991 г.

 

В романе выведен и образ младшего Валковского – Алеши, глупого, ветреного и абсолютно безнравственного барчука. Однако Достоевский стремится представить его милым, чистосердечным и даже благородным юношей, которого дурное влияние коснулось лишь поверхностно. Не только о проступках, но даже о прямых подлостях Алеши говорится в удивительно мягком, всепрощающем тоне. У Алеши нет ни своих взглядов, ни собственной воли, он беспрерывно поддается чужому влиянию и главным образом дурному влиянию отца, так как зло в этом обществе гораздо активнее добра. В своих попытках оправдывать низкие поступки отца «новейшими идеями» Алеша напоминает самого Валковского. Любопытно, что свои убогие идеи об отношениях человека с обществом он принес из некоего кружка Левиньки и Бориньки, которые называют себя «утопистами». Совершенно ясен сатирический смысл этих имен: они взяты Достоевским из «

Горя от ума» Грибоедова как символ бездельников, опошляющих своей глупой болтовней большое дело прогресса. В «Горе от ума» Репетилов с восхищением рассказывает:

 

Еще у нас два брата…
Левон и Боринька, чудесные ребята!

 

Алеша в дружбе с репетиловыми 1840-х годов. Подобно Репетилову, который восторгается гением Ипполита Маркелыча Удушьева, Алеша превозносит Безмыгина и цитирует его «гениальные выражения». Однако в этом произведении Достоевский не распространяет свою критику на Белинского и его учеников, как это делал он впоследствии. Уважением и симпатией проникнуто отношение рассказчика к критику Б., под которым подразумевается Белинский, и тому направлению, которое он возглавляет.

Столкновение аристократа Валковского с его жертвами, униженными и оскорбленными, составляет основное содержание романа. Главным идейным антагонистом князя выступает писатель-разночинец Иван Петрович, скромный труженик, человек гуманный и великодушный. Но Иван Петрович – не борец. Борется он только против одного человека – князя Валковского, поскольку причиною всех несчастий в романе является лично Валковский, а Иван Петрович страстно хочет помочь обездоленным.

Образ Ивана Петровича как писателя несомненно автобиографичен. Содержание его первого романа, который взволновал Ихменевых, понравился Нелли, пробудил человеческое чувство в душе Маслобоева, во многом напоминает «Бедных людей» Достоевского. Все, что сказано о литературном успехе Ивана Петровича, особенно о похвалах критика Б., с полной достоверностью передает замечательный эпизод творческой биографии самого Достоевского (о восторженном отношении Белинского к роману «Бедные люди»). Нетрудно узнать Достоевского и в диалоге рассказчика с Наташей о труде писателя. Взаимоотношения Ивана Петровича со своим антрепренером отражают отношения Достоевского с издателем «Отечественных записок» А. А. Краевским.

Самая сильная сторона романа – реалистическое изображение горькой судьбы людей, достоинство которых унижено. Впервые после каторги Достоевский вновь возвращается к теме Петербурга и пишет роман «со страстным элементом» из жизни бедных людей. Петербург, административный центр России, превращается в романе Достоевского в гигантский символ жестоких противоречий жизни. В этом «фантастическом» городе, где великолепные дворцы соседствуют с нищими кварталами, под сумрачным холодным небом ежечасно и неприметно совершаются трагедии. Показать эти трагедии, заставить читателя содрогаться от ужаса и глубоко сострадать несчастным – такова гуманистическая задача, которую ставил перед собой Достоевский. Недаром еще в сороковые годы, после первого литературного выступления писателя, Угрюмый Петербург – это реальная почва, на которой возникают и сюжет и характеры героев романа. На первый взгляд многое здесь может показаться исключительным, почти невероятным, начиная с внезапной смерти таинственного старика Смита и кончая гибелью маленькой Нелли, которая, как выясняется, была законной дочерью князя Валковского.

Авантюрный сюжет, цепь невероятных, таинственных происшествий – все это отражало у Достоевского саму действительность буржуазного мира, и в этом отношении «Униженные и оскорбленные» предвосхищают будущие романы Достоевского. Впоследствии писатель не раз утверждал, что в жизни столько необычного, исключительного, что никакая фантазия не в состоянии соперничать с действительностью: «Что может быть фантастичнее и неожиданнее действительности? Что может быть даже невероятнее иногда действительности? Никогда романисту не представить таких невозможностей, как те, которые действительность представляет нам каждый день тысячами, в виде самых обыкновенных вещей». И в другом месте: «То, что большинство называет почти фантастическим и исключительным, то для меня иногда составляет самую сущность действительного».

Пристрастие Достоевского к явлениям не совсем обычным сказалось в полной мере и в изображении характеров. Писатель создал целую галерею людей, искалеченных буржуазным городом: больной и нищий Иван Петрович, несчастная сирота Нелли, к тому же страдающая эпилептическими припадками, оскорбленная и измученная Наташа и т. д. Недаром сам рассказчик называет Петербург городом «полусумасшедших». Характерно, что Достоевского интересовало не постепенное развитие человеческой психологии, а ее наиболее яркое проявление в острые, переломные моменты жизни. Именно так изображены в романе все «униженные и оскорбленные». Психологический анализ в этом произведении Достоевского не всегда достаточно глубок и достоверен. Но если душевный мир Ивана Петровича раскрыт очень скупо, если Наташа несколько удивляет своей неестественной склонностью к резонерским речам, то образы Нелли и Ихменева представляют высокое достижение реализма Достоевского. В характере Нелли, не по-детски серьезном, гордом и благородном, отчасти продолжена линия Неточки Незвановой. Но судьба Нелли трагичнее. Тема маленькой Нелли еще раз возникнет в творчестве Достоевского через шестнадцать лет в образе несчастной девочки, встреча с которой послужила началом душевного переворота «смешного человека» («Сон смешного человека»).

Хронология романа неточна и сбивчива. Действие длится около полутора лет, хотя исторические факты, упоминаемые в начале и в конце романа, разделены более чем двенадцатью годами. Сначала жив еще Белинский (критик Б.), то есть речь идет о времени до 1848 года, а позже упоминается роман Тургенева «Накануне», напечатанный в 1860 году. Разговоры о подготовке правительственных реформ, которые ведутся в гостиной графини, также относятся к концу пятидесятых – началу шестидесятых годов.

 

Читайте также статьи Достоевский, «Униженные и оскорблённые» – история создания, Достоевский, «Униженные и оскорблённые» – идея.

 

Федор Достоевский — Униженные и оскорбленные читать онлайн

Федор Михайлович Достоевский

УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ

Роман в четырех частях с эпилогом

Прошлого года, двадцать второго марта, вечером, со мной случилось престранное происшествие. Весь этот день я ходил по городу и искал себе квартиру. Старая была очень сыра, а я тогда уже начинал дурно кашлять. Еще с осени хотел переехать, а дотянул до весны. В целый день я ничего не мог найти порядочного. Во-первых, хотелось квартиру особенную, не от жильцов, а во-вторых, хоть одну комнату, но непременно большую, разумеется вместе с тем и как можно дешевую. Я заметил, что в тесной квартире даже и мыслям тесно. Я же, когда обдумывал свои будущие повести, всегда любил ходить взад и вперед по комнате. Кстати: мне всегда приятнее было обдумывать мои сочинения и мечтать, как они у меня напишутся, чем в самом деле писать их, и, право, это было не от лености. Отчего же?

Еще с утра я чувствовал себя нездоровым, а к закату солнца мне стало даже и очень нехорошо: начиналось что-то вроде лихорадки. К тому же я целый день был на ногах и устал. К вечеру, перед самыми сумерками, проходил я по Вознесенскому проспекту. Я люблю мартовское солнце в Петербурге, особенно закат, разумеется в ясный, морозный вечер. Вся улица вдруг блеснет, облитая ярким светом. Все дома как будто вдруг засверкают. Серые, желтые и грязно-зеленые цвета их потеряют на миг всю свою угрюмость; как будто на душе прояснеет, как будто вздрогнешь и кто-то подтолкнет тебя локтем. Новый взгляд, новые мысли… Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!

Но солнечный луч потух; мороз крепчал и начинал пощипывать за нос; сумерки густели; газ блеснул из магазинов и лавок. Поровнявшись с кондитерской Миллера, я вдруг остановился как вкопанный и стал смотреть на ту сторону улицы, как будто предчувствуя, что вот сейчас со мной случится что-то необыкновенное, и в это-то самое мгновение на противоположной стороне я увидел старика и его собаку. Я очень хорошо помню, что сердце мое сжалось от какого-то неприятнейшего ощущения и я сам не мог решить, какого рода было это ощущение.

Я не мистик; в предчувствия и гаданья почти не верю; однако со мною, как, может быть, и со всеми, случилось в жизни несколько происшествий, довольно необъяснимых. Например, хоть этот старик: почему при тогдашней моей встрече с ним, я тотчас почувствовал, что в тот же вечер со мной случится что-то не совсем обыденное? Впрочем, я был болен; а болезненные ощущения почти всегда бывают обманчивы.

Старик своим медленным, слабым шагом, переставляя ноги, как будто палки, как будто не сгибая их, сгорбившись и слегка ударяя тростью о плиты тротуара, приближался к кондитерской. В жизнь мою не встречал я такой странной, нелепой фигуры. И прежде, до этой встречи, когда мы сходились с ним у Миллера, он всегда болезненно поражал меня. Его высокий рост, сгорбленная спина, мертвенное восьмидесятилетнее лицо, старое пальто, разорванное по швам, изломанная круглая двадцатилетняя шляпа, прикрывавшая его обнаженную голову, на которой уцелел, на самом затылке, клочок уже не седых, а бело-желтых волос; все движения его, делавшиеся как-то бессмысленно, как будто по заведенной пружине, – все это невольно поражало всякого, встречавшего его в первый раз. Действительно, как-то странно было видеть такого отжившего свой век старика одного, без присмотра, тем более что он был похож на сумасшедшего, убежавшего от своих надзирателей. Поражала меня тоже его необыкновенная худоба: тела на нем почти не было, и как будто на кости его была наклеена только одна кожа. Большие, но тусклые глаза его, вставленные в какие-то синие круги, всегда глядели прямо перед собою, никогда в сторону и никогда ничего не видя, – я в этом уверен. Он хоть и смотрел на вас, но шел прямо на вас же, как будто перед ним пустое пространство. Я это несколько раз замечал. У Миллера он начал являться недавно, неизвестно откуда и всегда вместе с своей собакой. Никто никогда не решался с ним говорить из посетителей кондитерской, и он сам ни с кем из них не заговаривал.

«И зачем он таскается к Миллеру, и что ему там делать? – думал я, стоя по другую сторону улицы и непреодолимо к нему приглядываясь. Какая-то досада – следствие болезни и усталости, – закипала во мне. – Об чем он думает? – продолжал я про себя, – что у него в голове? Да и думает ли еще он о чем-нибудь? Лицо его до того умерло, что уж решительно ничего не выражает. И откуда он взял эту гадкую собаку, которая не отходит от него, как будто составляет с ним что-то целое, неразъединимое, и которая так на него похожа?»

Этой несчастной собаке, кажется, тоже было лет восемьдесят; да, это непременно должно было быть. Во-первых, с виду она была так стара, как не бывают никакие собаки, а во-вторых, отчего же мне, с первого раза, как я ее увидал, тотчас же пришло в голову, что эта собака не может быть такая, как все собаки; что она – собака необыкновенная; что в ней непременно должно быть что-то фантастическое, заколдованное; что это, может быть, какой-нибудь Мефистофель в собачьем виде и что судьба ее какими-то таинственными, неведомыми путами соединена с судьбою ее хозяина. Глядя на нее, вы бы тотчас же согласились, что, наверно, прошло уже лет двадцать, как она в последний раз ела. Худа она была, как скелет, или (чего же лучше?) как ее господин. Шерсть на ней почти вся вылезла, тоже и на хвосте, который висел, как палка, всегда крепко поджатый. Длинноухая голова угрюмо свешивалась вниз. В жизнь мою я не встречал такой противной собаки. Когда оба они шли по улице – господин впереди, а собака за ним следом, – то ее нос прямо касался полы его платья, как будто к ней приклеенный. И походка их и весь их вид чуть не проговаривали тогда с каждым шагом:

Стары-то мы, стары, господи, как мы стары!

Помню, мне еще пришло однажды в голову, что старик и собака как-нибудь выкарабкались из какой-нибудь страницы Гофмана, иллюстрированного Гаварни, и разгуливают по белому свету в виде ходячих афишек к изданью. Я перешел через улицу и вошел вслед за стариком в кондитерскую.

В кондитерской старик аттестовал себя престранно, и Миллер, стоя за своим прилавком, начал уже в последнее время делать недовольную гримасу при входе незваного посетителя. Во-первых, странный гость никогда ничего не спрашивал. Каждый раз он прямо проходил в угол к печке и там садился на стул. Если же его место у печки бывало занято, то он, постояв несколько времени в бессмысленном недоумении против господина, занявшего его место, уходил, как будто озадаченный, в другой угол к окну. Там выбирал какой-нибудь стул, медленно усаживался на нем, снимал шляпу, ставил ее подле себя на пол, трость клал возле шляпы и затем, откинувшись на спинку стула, оставался неподвижен в продолжение трех или четырех часов. Никогда он не взял в руки ни одной газеты, не произнес ни одного слова, ни одного звука; а только сидел, смотря перед собою во все глаза, но таким тупым, безжизненным взглядом, что можно было побиться об заклад, что он ничего не видит из всего окружающего и ничего не слышит. Собака же, покрутившись раза два или три на одном месте, угрюмо укладывалась у ног его, втыкала свою морду между его сапогами, глубоко вздыхала и, вытянувшись во всю свою длину на полу, тоже оставалась неподвижною на весь вечер, точно умирала на это время. Казалось, эти два существа целый день лежат где-нибудь мертвые и, как зайдет солнце, вдруг оживают единственно для того, чтоб дойти до кондитерской Миллера и тем исполнить какую-то таинственную, никому не известную обязанность. Засидевшись часа три-четыре, старик, наконец, вставал брал свою шляпу и отправлялся куда-то домой. Поднималась и собака и, опять поджав хвост и свесив голову, медленным прежним шагом машинально следовала за ним. Посетители кондитерской наконец начали всячески обходить старика и даже не садились с ним рядом, как будто он внушал им омерзение. Он же ничего этого не замечал.


Конец ознакомительного отрывка
Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Униженные и оскорбленные в пьесах Островского читать онлайн бесплатно

Владимир Шулятиков

Униженные и оскорбленные в пьесах Островского[1]

Из числа вопросов, к обсуждению которых призывает критику богатое литературное наследство, оставленное Островским, одним из наиболее интересных и в то же время наименее разработанных является вопрос о положительной стороне его общественного миросозерцания – вопрос об его своеобразном «демократизме».

Дав в своих пьесах первое по времени художественное изображение быта русской буржуазии, подчеркнув, впервые в летописи русской изящной словесности, всемогущество «металла звенящего», Островский, вместе с тем с особенной настойчивостью заговорил о «слабых» и обездоленных, о терпящих неудачи в экономической борьбе за существование, заговорил о бедности, о «честном» труде. И в основу своих драматических произведений он положил защиту интересов «бедных людей».

Защищая интересы «бедных людей», он стал далеко не на ту точку зрения, которую разделяют современные прогрессисты. Его представление о бедности выдвигает на первый план не то, что имеет особенное значение в глазах современных печальников о «меньших братьях». Его «бедные люди» – прежде всего униженные и оскорбленные[2] в точном смысле этого слова.

Несчастие его «бедных людей» заключается не в том, что они страдают под бременем тяжелого труда, подтачивающего капля за каплей их жизненные силы: его «бедные люди» несчастны главным образом потому, что они подвергаются со стороны окружающих всевозможным обидам, издевательствам, оскорблениям, потому что в каждом своем шаге они поставлены в унизительную зависимость от окружающих, потому что окружающие не считают их за настоящих людей, вменяют им в преступление их бедность.

Приказчик Гордея Торцова, Митя («Бедность не порок»), открывает своему приятелю Гуслину причину гнетущей его «тоски-кручины»: «Как не тужить-то? Вдруг в голову взойдут такие мысли: что я такое за человек на свете есть? /…/ Жалованье маленькое, от Гордея Карпыча все обида да брань, да все бедностью попрекает, точно я виноват».

Дочь отставного учителя, Лизавета Ивановна Иванова («В чужом пиру похмелье») изливает свои жалобы на безысходную бедность в следующем характерном монологе:

«– Нет, уж мы очень много трудимся! Что ни говори, как себя ни утешай, а тяжело, право, тяжело! Уж я не говорю о деньгах, не говорю о том, что за наши труды нам платят мало; хоть бы уважение то нам за наш честный труд оказывали; так и этого нет. На что уж наша хозяйка и та смотрит на нас с каким-то сожалением! А всего мне обиднее, что смеются над папашей… И что в этом смешного, что человек ходит в старой шинели? А у нас такая сторона, чуть не в глаза хохочут. /…/ Вот вчера, как шла я из церкви, какие-то молодые купцы вслух смеялись над моим салопом. Где же я лучше возьму? Ты же приносишь людям пользу почти бескорыстно, тебя же презирают».

В «Шутниках»[3] Анна Павловна Оброшенова путем самопожертвования избавляет свою семью от нищенской доли; и, заглядывая в будущее, она радуется не столько тому, что будущее сулит ей безбедное существование, сколько тому, что в будущем она и ее родные не будут больше страдать от незаслуженных обид и оскорблений, перестанут играть роль игрушек в руках каждого встречного самодура. «А вот, Верочка, – обращается она с многознаменательными словами к сестре, – будем жить богато да весело, а главное, не будем ни в ком нуждаться, так перестанут над нами шутить».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Островский Александр Николаевич (1823–1886), русский драматург, произведения которого составили основу национального репертуара русского театра.

Следует отметить, что в творчестве Ф. М. Достоевского, аллюзия на творчество которого содержится в заглавии данной статьи (роман «Униженные и оскорбленные»), проблема «маленького человека», «бедных людей» является одной из центральных. Но Достоевского «маленький человек» интересует, прежде всего, не как жертва социальной несправедливости, а как «усиленно сознающая себя» личность. Если у Островского, как отмечает В. М. Шулятиков, «бедные люди» подавлены и уязвлены своим тяжелым материальным положением и низким положением в обществе, то герои Достоевского, люди с обостренным самолюбием и чувством собственного достоинства, страдают, в первую очередь, от «унижений и оскорблений» нравственных. (Примечание М. В. Михайловой)

Читать дальше

Читать «Ф. М. Достоевский «Идиот». Краткое содержание. Анализ текста. Литературная критика. Сочинения» — Родин Игорь Олегович — Страница 1

Игорь Олегович Родин

«Ф. М. Достоевский. «Идиот»: Краткое содержание, анализ текста, литературная критика, сочинения

© – Родин И. О., 2006

Краткие биографические сведения

Достоевский Федор Михайлович

1821.30.10 (11.11). – родился в семье врача московской Мариинской больницы для бедных.

1838–1843 —учился в петербургском Военно-инженерном училище, окончив которое, поступил в чертежную инженерного департамента.

1844 – вышел в отставку и занялся литературной деятельностью.

1846 – первая повесть «Бедные люди», которая принесла Достоевскому известность как приверженцу гоголевского направления натуральной школы. Повесть удостоилась положительного отзыва В. Г. Белинского за изображение трагедии «маленького человека». В других произведениях 40-х гг. – «Двойник» (1846), «Белые ночи» (1848), «Неточка Незванова» (1849) – возникает тема психологической двойственности человека, характерная и для позднего периода творчества.

1847 – становится участником революционного кружка М. В. Петрашевского, увлекается идеями утопического социализма.

1849 – вместе с другими петрашевцами арестован и приговорен к смертной казни, замененной затем четырехлетней каторгой.

1850–1854 – отбыв заключение в Омской каторжной тюрьме, зачислен рядовым в сибирский линейный батальон в Семипалатинске.

1859 – возвращен в Петербург, возобновил литературную деятельность. Опубликовал повести – «Дядюшкин сон» (1859), «Село Степанчиково и его обитатели» (1859), романы «Униженные и оскорбленные» (1861) и «Записки из мертвого дома»(1861–1862). В журналах «Время» (1861–1863) и «Эпоха» (1864–1865), издававшихся Достоевским вместе с братом, пропагандировал идеологию почвенничества, близкую славянофильству. В них были опубликованы очерки «Зимние заметки о летних впечатлениях» (1863) и повесть «Записки из подполья» (1864).

1860–1870 – созданы крупнейшие романы: «Преступление и наказание» (1866), «Идиот» (1868), роман «Бесы» (1871–1872) – памфлет на русское революционное движение 1860-х – начала 1870-х гг. В публицистической форме Достоевский пропагандировал свои политические и философские взгляды в ежемесячном издании «Дневник писателя» (1873, 1876–1877, 1880–1881).

1875 – роман «Подросток».

1879–1880 роман «Братья Карамазовы».

1881 – умер в Петербурге.

Идиот

Часть первая

В конце ноября к Петербургскому вокзалу подходит поезд. В одном из вагонов третьего класса друг против друга сидят двое пассажиров. «Один из них был небольшого роста, лет двадцати семи, курчавый и почти черноволосый, с серыми маленькими, но огненными глазами. Нос его был широк и сплюснут, лицо скулистое; тонкие губы беспрерывно складывались в какую-то наглую, насмешливую и даже злую улыбку; но лоб его был высок и хорошо сформирован и скрашивал неблагородно развитую нижнюю часть лица…». Это Парфен Семенович Рогожин, сын недавно умершего богача. Он тепло одет в отличие от своего спутника, на котором – плащ без рукавов и с большим капюшоном, совершенно непригодный для российского климата. «Обладатель плаща с капюшоном был молодой человек, тоже лет двадцати шести или двадцати семи, роста немного повыше среднего, очень белокур, густоволос, со впалыми щеками и с маленькою, востренькою, почти совершенно белою бородкой. Глаза его были большие, голубые и пристальные; во взгляде их было что-то тихое, но тяжелое, что-то полное того странного выражения, по которому некоторые угадывают с первого взгляда в субъекте падучую болезнь». Это князь Лев Николаевич Мышкин, последний в роде Мышкиных, лечившийся долгое время за границей (в Швейцарии) от психической болезни. Сам себя он называет идиотом. Последние годы Мышкин жил в Швейцарии на содержании своего доктора Шнейдера, потому что его попечитель, Павлищев, скоропостижно скончался и деньги за лечение перестали поступать в больницу. Теперь князь возвращается на родину; из вещей у него всего лишь маленький узелок.

К собеседникам присоединяется чиновник Лебедев, постоянно вставляющий в их разговор ненужные и лишние реплики, всячески суетящийся и старающийся внушить мысль о своей необходимости. Это ему удается, потому что из вагона они с Рогожиным уже выходят вместе. Среди прочего Рогожин упоминает имя некой Настасьи Филипповны, содержанки капиталиста Тоцкого. Это женщина необыкновенной красоты. Впервые увидев ее в театре, Рогожин сразу влюбляется и совершенно теряет голову. На деньги отца, человека жестокого и прижимистого, Рогожин покупает бриллиантовые подвески за десять тысяч и приносит их в подарок Настасье Филипповне. Старик Рогожин жестоко избивает сына, а сам отправляется к Настасье Филипповне и просит ее вернуть подвески. Та выносит украшения и заявляет, что Парфен стал ей гораздо милее потому, что пошел ради нее против отца.

По прибытии в Петергбург князь сразу же отправляется с визитом к своим дальним родственникам Епанчиным (Лизавета Прокофьевна, мать семейства, по происхождению тоже Мышкина). Князь попадает на прием к генералу Ивану Федоровичу, который, несколько озадаченный наивной манерой князя держаться и полным спокойствием, с которым тот говорит о своем заболевании, вначале решает побыстрее избавиться от Мышкина. Последний замечает, что хотел бы работать, и пишет идеально-каллиграфическим почерком несколько строк. Генералу это очень нравится, и он дает обещание найти князю место на службе. Тут же князь знакомится с секретарем Епанчина, Гаврилой Ардалионовичем Иволгиным (Ганей). По плану Тоцкого и Епанчина, Ганя должен жениться на Настасье Филипповне, которая замучила Тоцкого своим своеволием и не дает ему нормально жениться на девушке из порядочной семьи (например, на старшей дочери Епанчина, Александре). Если же она выйдет замуж, то любые ее претензии к Тоцкому будут считаться необоснованными, а кроме того она получит семьдесят пять тысяч приданого.

Ганя при князе говорит Епанчину, что завтра, в день рождения Настасьи Филипповны, она обещает объявить свое окончательное решение. Епанчин рекомендует князю устроиться на квартиру к родителям Гани (его мать сдает меблированные комнаты). Князь замечает на столе портрет Настасьи Филипповны. Его поражает прекрасное лицо этой женщины – «лицо веселое, а она ведь ужасно страдала… Это гордое лицо, ужасно гордое…»

После аудиенции у генерала князя принимают на женской половине дома Епанчиных. Мышкин знакомится с Лизаветой Прокофьевной и ее дочерьми – Александрой, Аделаидой (талантливой художницей) и красавицей Аглаей. Несмотря на предвзятое к нему отношение (Лизавета Прокофьевна очень расстраивается, узнав, что последний из Мышкиных – идиот), князю удается вначале заинтересовать женщин своею простотой и искренностью суждений, затем блеснуть эрудицией (он рассказывает, что по просьбе генерала написал несколько слов почерком игумена Пафнутия, жившего в четырнадцатом веке), и, наконец, поразить их воображение описанием сцены смертной казни, которую однажды ему довелось увидеть воочию. Он подробно вспоминает, что, по его мнению, чувствовал преступник в последние минуты своей жизни, и предлагает Аделаиде попытаться изобразить в красках лицо приговоренного к гильотине. «Нарисуйте эшафот так, чтобы видна была ясно и близко одна только последняя ступень; преступник ступил на нее: голова, лицо, бледное, как бумага, священник протягивает крест, тот с жадностью протягивает свои синие губы, и глядит, и – все знает».

Князь также рассказывает подробности своей жизни в Швейцарии. Он очень любил детей, много говорил с ними, за что и нажил себе массу недоброжелателей, поскольку его влияние на детей было огромно. Князь не был влюблен, но чувствовал жалость и ухаживал за больной девушкой Мари, которую обесчестил приезжий, а мать выставила на поругание перед соседями. Князь и детям (которые раньше издевались над девушкой) внушил, что Мари достойна любви и сострадания, так что Мари умерла почти счастливая. Князь очень нравится хозяйкам, он по лицам их подмечает наиболее яркие черты их характеров. Неожиданно он заявляет, что Аглая так же красива, как и Настасья Филипповна. Его ловят на слове, и князю приходится рассказать, что он видел в кабинете генерала портрет, а затем и принести его по просьбе Лизаветы Прокофьевны.

Фёдор Достоевский «Униженные и оскорблённые»

Если верить дате, поставленной в книге после точки, «Униженные и оскорбленные» Достоевский написал в 1861 году. Символично. Этот роман принято относить к ранним вещам писателя, и мне неоднократно встречалось мнение, будто он – не лучший в творческом наследии Федора Михайловича. Конечно, с такими монументами, как «Преступление и наказание» или «Идиот» этому роману соревноваться трудно. Но мы пойдем другим путем и просто не будем сравнивать, а рассмотрим произведение вне контекста таким, какое оно есть.

Одно небольшое отступление: творчество Достоевского я позорным образом проигнорировал. Пройдя по школьной программе историю Раскольникова, попытался одолеть «Идиота», но не осилил – из-за возраста. Тогда мне было интереснее читать про ракеты и космических принцесс (впрочем, интересно и сейчас, но поле зрения расширилось), поэтому ищущий правды ФМ (для краткости) показался мне весьма унылым и занудным – не смог я продраться сквозь чудовищные монологи длиной в несколько страниц. Не смог. А в них-то и заключалась вся соль.

И вот настало время.

В принципе, история, рассказанная в романе, проста. Обычная история семейных и любовных отношений, где эгоистические интересы ставятся выше заботы о ближнем, порождая страдания, становясь причиной личных трагедий. Дочь уходит от отца, инфантильный парень – от невесты, внучка отвергается дедом. И все это на фоне грязного холодного Питера, с его свинцовыми тучами и «полубезумными» обитателями, злобными, невежественными, мелкими людишками, унизить и оскорбить человека для которых – проще простого.

Достоевскому интересны социальные низы – он увлеченно живописует быт простых людей, вынужденных встать на крайнюю черту, побираться, страдать от болезней (чаще чахотки) и голода. В столь нечеловеческие, сами по себе унизительные условия Достоевский помещает нормальных, хороших людей, словно в агрессивный химический раствор, как бы стараясь понять – сломается его персонаж или нет. Тварь ли он дрожащая или право имеет? Его герои страдают, сильно, отчетливо, порой надрывно и долей мелодраматизма. Князь унижает девушку. Отец проклинает дочь. И на фоне всех этих событий возникает основной вопрос: для чего все это?

Для того, чтобы показать – страдание, униженное состояние возвышает человека. Страдание и боль очищают. Даже излечивают от эгоизма и иных пороков. Человек потому называется таковым, что может удержаться от морального падения, даже несмотря на то что его унизили, вопреки этому, потому что он познал боль и муки страдания. Поэтому никаким князьям и мещанкам никогда в жизни не понять, каким свиньями, по сути низменными животными они являются. Для них унижение – норма. Плюнули им в лицо сильные, они попросят добавки. И точно так же будут делать сами со слабыми. Только для настоящего человека унижение – не норма. Именно поэтому его персонажи так мучаются, ищут. Потому что понимают – так быть не должно. Как это прекрасно понимала больная Нелли, протягивая на улице руку за подаянием, стараясь морально оправдать попрошайничество: «у одного просить стыдно, а у всех не стыдно» (неточная цитата).

Еще одну важную мысль вкладывает писатель в этот роман. Мысль, что человек со временем смиряется со своим униженным состоянием, а это крайне опасно. Человек, рожденный в нищете, будет воспринимать плевки богачей как норму, что гораздо хуже, потому что унижение въелось ему в кровь и будет передаваться из поколения в поколения, порождая целую нацию униженных людей, отмена крепостного права для которых во многом стала актом символическим.

Вот такие мысли возникают после прочтения.

Что касается технической составляющей письма и авторского стиля, тут действительно можно сказать, что Достоевский выполнил картину грубыми мазками, с сильным контрастом и без полутонов. Не хватает ему пока изящества. Сюжет схематичен, прорисовка героев не так тонка, как хотелось бы. В начале романа действие провисает, и читать лично мне было тяжеловато. Но зато в тексте есть две-три действительно мощных сцены. Особенно запомнился диалог автора-рассказчика с князем.

В сухом остатке: отличное произведение русской классической литературы, в котором можно четко проследить основные «проклятые» вопросы осознанного выбора между добром и злом, которые ставил Достоевский во всем своем творчестве.

Приятного чтения.

Краткая биография Фёдора Достоевского для школьников 1-11 класса. Кратко и только самое главное

Главная>Биографии писателей и поэтов

Быстрый переход:

Очень краткая биография (в двух словах)

Краткая биография (подробно)

Видео краткой биографии (для тех, кто предпочитает слушать)

Очень краткая биография (в двух словах)

Родился 11 ноября 1821 года в Москве. Отец — Михаил Андреевич Достоевский, врач. Мать — Мария Фёдоровна. В 1898 году окончил Введенскую гимназию. В 1837 году переехал в Санкт-Петербург.­ В 1843 году окончил Главное инженерное училище. В 1849 году был приговорён к смертной казни по делу петрашевцев, но позже, она была заменёна на четырёхлетнюю каторгу. В 1857 году женился на Марии Исаевой. В 1867 году женился на Анне Сниткиной, от которой у него было 4 детей. Умер 9 февраля 1881 года, в возрасте 59 лет. Похоронен на Тихвинском кладбище в Петербурге. Основные произведения: «Преступление и наказание», «Бесы», «Идиот», «Братья Карамазовы», «Игрок» и другие.

Краткая биография (подробно)

Фёдор Михайлович Достоевский – величайший писатель, один из самых значимых и влиятельных писателей и мыслителей в мире русской литературы. Он родился 11 ноября 1821 года в Москве, в семье потомственного дворянина и штаб-лекаря Михаила Андреевича Достоевского. Помимо Фёдора в семье было ещё шестеро детей. Мать писателя, Мария Фёдоровна, умерла, когда ему было 16 лет. Сразу после этого события, Фёдор, вместе со своим старшим братом Михаилом, уехал в Петербург поступать в Главное инженерное училище. Через два года пришло известие об убийстве их отца крепостными. На тот момент Достоевский работал в кружке Белинского.

В 1843 году писатель впервые перевёл и издал роман Оноре де Бальзака – «Евгения Гранде». А через год вышло в свет его первое произведение «Бедные люди», после чего он сразу прославился. Высокую оценку этой работе дал великий русский литературный критик Белинский. Следующие работы такого успеха не имели и даже натыкались на непонимание. Вскоре писатель начинает принимать участие в тайной типографии, за что в апреле 1849 года был арестован. Последующие восемь месяцев он проводит в Петропавловской крепости, пока ведётся следствие. В декабре того же года, Фёдора и его соратников, ждёт смертная казнь на Семёновской площади. Однако Николай I заменяет это наказание на 4-х летнюю каторгу. По истечении этого срока, писатель выходит на свободу, получает обратно конфискованное имущество и принимает чин унтер-офицера.

В 1857 году Достоевский женится на Марии Исаевой. Однако этот брак не приносит ему счастья. В это же время он работает над двумя комическими повестями: «Село Степанчиково» и «Дядюшкин сон». В 1859 году он переезжает жить в Петербург, интенсивно работает как над собственными статьями, так и над чужими рукописями. В свет выходит роман «Униженные и оскорблённые». В 1862 году писатель уезжает за границу, посещает Францию, Германию, Англию и другие европейские страны. Вторично выезжает в 1863 году и там знакомится с­ Аполлинарией Сусловой, с которой у них складываются драматические отношения. Эти взаимоотношения отразились в романах «Игрок», «Идиот» и некоторых других работах.

Возвращение в Россию ознаменовано несколькими печальными событиями. Во-первых, от чахотки умирает его супруга. Во-вторых, в 1866 году истекает контракт с издательством, что вынуждает Достоевского работать сразу над двумя романами: «Игрок» и «Преступление и наказание». В октябре того же года в жизни писателя появляется стенографистка Анна Сниткина, которая впоследствии становится его женой. Этот брак более удачен, чем предыдущий, с 1868 по 1875 год у них рождается 4 детей. Популярность писателя особенно возрастает в последние годы его жизни. Он становится членом-корреспондентом Академии Наук. В 1878 году, после потери любимого сына Алексея, начинает работать над своим итоговым произведением – «Братья Карамазовы». Умер Фёдор Достоевский 9 февраля 1881 года, в возрасте 59 лет, и был похоронен на Тихвинском кладбище в Петербурге.

Видео краткой биографии (для тех, кто предпочитает слушать)

см. также:
Список самых известных произведений Фёдора Достоевского по алфавиту. Их краткие содержания, характеристики героев и сочинения

Краткие биографии других писателей и поэтов

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более

  • Роман
  • От: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, а Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • От Каролина Девушка на 10-12-19

Оскорбленные и раненые — Федор Достоевский: Eerdmans

ОПИСАНИЕ

Новый смелый перевод классика литературы.

«Оскорбленные и оскорбленные» , вышедший в 1861 году, был первым крупным художественным произведением Федора Достоевского после сибирской ссылки и первым из длинных романов, сделавших его знаменитым.Этот захватывающий роман, действие которого происходит в Петербурге девятнадцатого века, представляет собой набор ярко нарисованных персонажей, в том числе Ваню (полуавтобиографический герой Достоевского), Наташу (женщину, которую он любит) и Алешу (аристократический любовник Наташи), — все они страдают от жестоко эгоистичные происки отца Алеши, темного и могущественного князя Валковского.

Свежая англоязычная интерпретация этой жемчужины в каноне Достоевского, сделанная Борисом Якимом, более красочна и точна, чем любой более ранний перевод.

Прочтите сообщение в блоге редактора Eerdmans Мэри Хитбринк о книге на EerdWord.

ОТЗЫВЫ

Ричард Пивер
«Борис Яким — один из лучших переводчиков с русского в наше время. Он предоставил нам превосходные английские версии ряда важнейших произведений русской философии, а в последнее время он обратился за помощью к Достоевскому. После Записок из подполья он теперь предлагает нам свежий перевод важного и забытого романа Оскорбленные и раненые , первоначально опубликованного в 1861 году, увлекательной прелюдии к более поздним «романам трагедий», которыми в основном известен Достоевский.Стремление Якима «попасть в словесную ткань» оригинала прекрасно реализовано ».

Христианский библиотекарь
«Поток и энергия перевода Якима абсолютно освежают … Он полностью соответствует сердцу стиля Федора Достоевского, и в то же время, благодаря тщательному выбору словаря Якимом, это дает английским читателям возможность легче вовлечься в рассказ.. . . Современные читатели извлекут пользу из этой верной и интригующей английской версии классического русского названия «.

Touchstone
«Новый перевод Бориса Якима приятно читать. Он получился для меня лучше, чем более известный перевод Пивера, и включает более соленый язык и некоторые из самых душераздирающих отрывков, которые я читал у Достоевского».

Оскорблен, унижен, использован — AbeBooks

Первое издание первого великого произведения, написанного писателем после возвращения из ссылки.Роман был опубликован в 1861 году в журнале Time под названием «Униженные и обиженные». Из Записок неудачливого писателя с посвящением брату М.М. Достоевскому. Первоначально этот журнал редактировали сам автор и его брат Майкл. Чтобы заполнить его страницы, Достоевский был вынужден написать большой роман, который можно было напечатать в несколько выпусков. Идея произведения восходит к 1857 году. Переехав в Петербург в 1860 году, Достоевский сразу приступил к реализации задуманного.В июле 1861 г. была опубликована заключительная часть произведения. В том же году роман был издан отдельным изданием в Санкт-Петербурге. При жизни писателя она переиздавалась еще два раза, в 1865 и 1879 годах. В нескольких местах автор от имени Ивана Петровича рассказывает о судьбе своего первого романа «Бедные люди», который был опубликован в Петербургском сборнике в 1846 г. и имел большой успех. Роман был встречен критиками сдержанно. Возможно, это произошло из-за настороженности в отношении писателя, только что вернувшегося из длительной ссылки.Только демократический журнал «Современник» в целом оценил это положительно. Есть также некролог А. Григорьева украинскому поэту Тарасу Шевченко, в котором восхваляется использование Шевченко народных мотивов. 8vo. Половинное название журнала, общее название первого тома журнала и всех частей романа; случайные легкие пятна, несколько листьев укреплены в желобе и несколько разломов восстановлены без потери текста. Современная полутелька на мраморных досках, корешок с выпуклыми лентами и этикетками с позолоченными буквами; Вышла с сохранением позвоночника, немного потерла.Происхождение: Иден Мартин, американский коллекционер. Полное первое издание первого великого произведения, написанного писателем после возвращения из ссылки. Журнал «Время», в котором появился роман, редактировали Достоевский и его брат Михаил, которому посвящен «Униженный и обиженный», и Достоевскому регулярно приходилось выпускать обширные романы, чтобы заполнить несколько номеров журнала. Настоящий том объединяет все части романа, извлеченные из «Времени» (а также статью Аполлона Григорьева о Шевченко на 7 страницах), и его следует отличать от первого отдельного книжного издания, опубликованного позднее в том же 1861 году.Идея этого «забавного, сентиментального, диккенсовского котелка» (Террас, стр. 347, который использует альтернативное название «Оскорбленный и раненый») восходит к 1857 году. Однако критики восприняли ее сдержанно, возможно, из-за осторожность в отношении писателя, только что вернувшегося из длительной ссылки. Только демократический журнал «Современник» в целом оценил это положительно. Интересно, что автор от имени Ивана Петровича в нескольких местах рассказывает о судьбе своего первого романа «Бедные люди», который был опубликован 15 лет назад и имел большой успех.Октаво. Половинное название журнала, общее название первого тома журнала и всех частей романа; случайные легкие пятна, первые два листа укреплены желобом и небольшими закрытыми разрывами. Современная полутелька на мраморных досках, корешок с выпуклыми лентами и этикетками с позолоченными буквами; Вышла с сохранением позвоночника, немного потерла. Происхождение: Иден Мартин, американский коллекционер. Эдуард Пратс, Санкт-Петербург, 1861. Современный полутелок. Состояние: очень хорошее.

Заметок из подполья Часть I, главы 4-6 Краткое изложение и анализ

Резюме главы 4:

В ответ на возможное утверждение, что, если он находит удовольствие в унижении, он может найти его даже в зубной боли, Человек из подполья отвечает конечно, даже это возможно.Зубная боль — это напоминание о том, что нельзя нарушить законы природы: ваши зубы будут болеть, пока природа не разрешит им перестать болеть. У этой боли нет причин, и некого винить в этом, но это все равно болезненно. Сознание бессилия остановить эту боль и ее абсолютная бессмысленность унизительно. Подпольный человек рассматривает эту боль как оскорбление без обидчика и находит в этом удовольствие.

Если мы послушаем стоны культурного человека с зубной болью, предполагает он, мы обнаружим, что эти стоны не естественные.В отличие от крестьянина образованный мужчина будет стонать от злости. Он знает, что эти стоны не помогут вылечить зубную боль и не вызовут у него сочувствия, потому что все видят, что его стоны фальшивые. Они ничего не делают, кроме как раздражают его самого и всех, кто его окружает, и поддерживаются исключительно злобой и злобой. Удовольствие от унижения где-то там, в стонах, в чувстве бессилия, презрения и унижения. Подземный человек добавляет в конце, что он не уважает себя, потому что ни один сознательный человек не может уважать себя.

Глава 4 Анализ:

Это очень короткая глава, которая в основном перефразирует предыдущую, используя новую метафору. Зубная боль теперь является метафорой оскорбления, и ее эффект несколько отличается от метафоры пощечины. Пощечина, хотя она всегда делается другим человеком, также является чем-то неизбежным, поскольку, как ранее указывал подпольный человек, если кто-то дает вам пощечину, это, вероятно, связано с законами природы. Зубная боль — более простая метафора, потому что в ней боль причиняется не другим человеком, а непосредственно законами природы.

То, как человек из подполья реагирует на зубную боль, намного проще, чем его реакция на пощечину. Ситуация больше не осложняется невозможностью отомстить. Используя случай зубной боли, рассказчик объясняет, что опыт унижения не требует участия другого человека. Злоба и злоба, доставляющие удовольствие от зубной боли, ни на кого не направлены. Это эмоции, которые возникают просто из-за проступка и неспособности отомстить за него; не имеет значения, мстит ли человек из-за сомнений и тревог или просто потому, что не к кому отомстить.Удовольствие от злобы и злобы можно ощутить в полной изоляции; присутствие других людей совершенно неважно.

Саркастично рассказчик связывает стоны с прогрессом и европейской цивилизацией. Стоны образованного человека отличаются от стонов крестьянина именно потому, что его образование и культура сделали его более сознательным. Это насмешливое осуждение прогресса Достоевским: единственное отличие состоит в том, что к стонам добавляется злоба.

Наконец, сознание снова подвергается нападкам как нечто, лишающее человека самоуважения. Обладать сознанием — значит потерять чувство собственного достоинства, поскольку сознание позволяет человеку видеть себя бессильным, рабом законов природы, запертым за стеной невозможного. Природа заставляет страдать, но природу невозможно победить. Человек бессилен положить конец собственному страданию, и сознание позволяет ему увидеть это бессилие. В результате теряется чувство собственного достоинства.

Глава 5 Краткое содержание:

Рассказчик продолжает свою мысль из предыдущей главы, говоря, что самоуважение невозможно для того, кто находит удовольствие в собственном унижении.Однако он отмечает, что говорит это не из раскаяния, которое он ненавидит. В детстве он часто извинялся и искренне раскаивался, даже если не был виноват. Он попадал в неприятности просто потому, что ему было скучно. Чтобы прожить жизнь, ему пришлось придумывать себе приключения. Он обижался без причины и даже однажды пытался влюбиться, фактически чувствуя все сопутствующие эмоции, хотя всегда знал, что обманывает себя.

В результате скуки Человек из Подземелья был окончательно захвачен инерцией, подразумевающей бездействие.Он настаивает на том, что инерция — это естественное следствие сознания. Спонтанные мужчины могут действовать только потому, что принимают вторичные причины за первичные. Нельзя действовать, пока не убедится в правильности своих действий. В случае мести, например, спонтанные люди убеждены, что их месть естественным образом вытекает из дела справедливости, и тогда они удовлетворяются тем, что могут действовать. Подземный же человек настаивает на том, что сознание может видеть, что справедливость — лишь второстепенная причина.

Если кто-то попытается понять причину справедливости, он увидит, что она вызвана только другими причинами, а те, в свою очередь, являются следствием других причин, и, в конце концов, каждую причину можно свести к законам природы. , в котором некого винить и, следовательно, некому мстить. Человек из подполья предполагает, что злость может заменить основную причину действия, потому что это вовсе не причина, но он даже не может поверить в злость. Все, что исследует сознание, может быть разрушено и разрушено до тех пор, пока не останутся только законы природы.Для чего-либо нет первичной причины, и поэтому нет причин действовать; ничего не остается, как бить стену. Если, чтобы избежать скуки, вы попытаетесь действовать вслепую, увлеченные одними только эмоциями, вы скоро начнете презирать себя за то, что обманули себя таким образом.

Наконец, Подземный Человек говорит, что ему никогда не удавалось начать или закончить что-либо в своей жизни, и это причина, по которой он считает себя умным. Даже если мы предположим, что он просто болтун, тогда мы увидим, что бесконечное лепетание и хождение по кругу — единственный вариант, доступный умному человеку.

Глава 5 Анализ:

Здесь Подземный человек развивает идею собственного изобретения. Когда бы он ни действовал из-за сильных эмоций, он никогда не испытывал таких эмоций. Напротив, это всегда было просто способом избавиться от скуки. Действия предпринимаются не ради достижения цели, а только ради того, чтобы что-то сделать. Однако нам также говорят, что действие может продолжаться только в течение короткого времени; в конечном итоге он должен прекратиться, чтобы его заменила инерция. Подземный человек настаивает на том, что умный человек никогда не может действовать искренне, а неискренние действия могут продолжаться только в течение короткого периода времени.

В результате единственный способ жить по-настоящему — это самообман. Действие основано на смешении первичных и вторичных причин. Это означает, что когда мы действуем, нам нужна какая-то причина для действий. Такой причиной может служить, например, любовь или справедливость. Если кем-то движет исключительно справедливость, тогда он может заставить себя действовать, но для того, чтобы действовать, нужно верить, что справедливость — это первопричина для действий. Подземный человек утверждает, что такие первопричины невозможны, потому что их всегда можно разделить на другие причины.В конце концов, каждое действие вызвано законами природы. Когда кто-то нас обидел, это было только в соответствии с этими законами природы; тогда в мести не может быть справедливости, поскольку человек, на которого направлена ​​месть, в действительности не несет ответственности. Ответственны только законы природы, но мстить этим законам природы невозможно. Сознание, заставляя нас исследовать наши мотивации, показывает, что никакой мотивации к действию недостаточно, и, таким образом, удерживает нас от действий. Чтобы действовать, мы должны лгать себе, говоря себе, что у нас действительно есть веские причины для действий.

Здесь рассказчик использует метафору мыльного пузыря. Чтобы действовать, мы должны придумывать причины для действий и убеждать себя в этих причинах, усиливая мотивацию к действию и раздувая ее до пузыря. Однако рано или поздно сознание вмешивается и заставляет нас осознать, что эти причины для действий не являются настоящими причинами, они не являются причинами для действий, и мы просто обманываем самих себя. Здесь лопается пузырь, и человек оказывается в инерции, навязанной сознанием.

В последнем предложении Достоевский косвенно указывает на то, что делать? Этот роман, написанный Николаем Чернышевским, побудил Достоевского ответить написанием «Записок из подполья». Роман и ответ Достоевского анализируются ниже (глава 7) и в разделе, посвященном истории романа.

Глава 6 Краткое содержание:

Рассказчик уже сказал, что он никогда ничего не может сделать; он продолжает эту мысль, заявляя, что было бы замечательно, если бы он ничего не делал не по инерции, вызванной сознанием, а в результате простой лени.Если бы он был просто ленив, он мог бы уважать себя: это дало бы ему и профессию, и личность. Он приводит пример человека, который гордился тем, что он знаток вина, в результате уважал себя и умер с чистой совестью. Подземный человек желает, чтобы он тоже выбрал для себя такую ​​«карьеру»: лень, чревоугодие или что-то еще, чем он мог бы определить себя.

Он продолжает говорить, что он не будет обычным обжорой или лентяем, но будет ценить «прекрасное и возвышенное», которое он будет продолжать искать во всем.Он приводит несколько примеров плохого искусства, за которое он не только оценил бы качество прекрасного и возвышенного, но и с удовольствием выпил бы. У него вырастет тройной подбородок, и люди будут его видеть и говорить о нем положительные отзывы.

Глава 6 Анализ:

Рассказчик здесь продолжает свою предыдущую беседу. Он воображает, что было бы гораздо лучше иметь некую идентичность, чем не иметь ее вообще. Его беспокоит осознание того, что из-за своего сознания он не может просто лениться.Лень — определяющая черта, с которой можно отождествиться. Подземный же человек никак не может определить себя. Он чувствует, что ему не хватает индивидуальности из-за того, что он очень культурный. Он хочет установить такую ​​идентичность для себя, но понимает, что это невозможно.

Человек, который просто ленив, видит себя именно таким. С другой стороны, если человек с чрезмерно развитым сознанием ленив, он должен рационально искать истоки своей лени. Он не может принять лень как первопричину, но должен искать причины этой лени.Как мы уже видели, он не может найти этих первопричин. То же самое можно сказать и о любой идентичности, которую может принять человек с чрезмерно развитым сознанием. Независимо от того, пьяный ли он, обжора или ленивец, он вынужден искать причины, лежащие в основе его личности, и, не сумев найти их, не может принять эту идентичность как таковую. Вот почему сознание удерживает человека от идентичности.

Еще один важный момент состоит в том, что, как мы уже видели, важно не то, что индивид «на самом деле», а то, как он себя видит.Человек с простым сознанием, который ленив, может просто считать себя ленивым, и это то, что позволяет ему иметь личность. С другой стороны, человек с чрезмерно развитым сознанием не может принять лень как свою личность. В результате он не просто ленивый. Эти два человека могут казаться ленивыми другим, однако для подпольного человека важно не то, как он смотрит на других, а то, как он смотрит на себя. Идентичность для него — личное, а не социальное дело.

Но это мнение парадоксально.Подпольный человек настаивает на том, что если бы он действительно был ленивцем, он бы слышал, как люди говорят это о нем, и было бы очень приятно слышать такие вещи. Таким образом, хотя идентичность — это вопрос индивидуальной психологии, это также то, что нужно, чтобы другие признали ее. Подземный человек, однако, не понимает, как другие могут отличить ленивого человека от человека с инерцией, вызванной сознанием. Похоже, он просто предполагает, что личная идентичность и социальная идентичность обязательно связаны, и что первая автоматически становится второй.Однако задача сделать так, чтобы собственный индивидуальный взгляд на себя узнавалась другими, чрезвычайно трудна, и это одна из центральных тем романа.

«Человек из подполья» также очень саркастичен в этой главе. Его представление об обжоре, который пьет за все «прекрасное и возвышенное», является пародией на романтических либералов в России, которые, как он чувствует, верит в идеалы, которые они никак не применимы к реальности. Этот обжора может сидеть и сидеть, находя «прекрасное и возвышенное» в самой уродливой картине, и он скорее будет пить, чем делать что-нибудь с уродством.

Наконец, мы должны отметить, что Подземный Человек продолжает ставить «прекрасное и возвышенное» в кавычки. Поначалу могло показаться, что использование кавычек просто предназначалось для иллюстрации того, что фраза взята из другого места. Однако в этом месте романа кажется, что он использует кавычки по другой причине, особенно потому, что многие идеалы помещены в кавычки на протяжении всего романа. Это придает веским идеалам того времени определенную отстраненность от жизни, по иронии судьбы показывая, что идеалы не реальны, не применимы к реальности, а просто нечто, во что можно верить и пить, даже не действуя в соответствии с этими убеждениями.

Окончательный Достоевский — Журнал «Проспект»

За год до своей смерти от эмфиземы в 1881 году Федор Достоевский был приглашен выступить на фестивале в Москве, приуроченном к открытию памятника Александру Пушкину, который тогда, как и сейчас, русские считали своим первым великим писателем. Достоевский сказал, что Пушкин уникален среди авторов: пророк обладал способностью «проникать своим духом в дух других народов». Сама Россия, по его словам, также обладает этой способностью возвестить «всеобщее братство народов».Достоевский продолжал: «Наша земля может быть обнищавшей, но Сам Христос в рабской одежде пересек эту нищую землю и дал свое благословение».

Аудитория Достоевского была ошеломлена. Голос сзади завизжал, что он «решил ее»; люди бросились обнять его; женщины плакали; аплодисменты потрясли здание. «Пророк! Пророк! » кричали люди в толпе. Не Пушкин, а сам Достоевский.

Прошло более 120 лет, но голос Достоевского продолжает описываться как «пророческий.За его нападками на рационализм и защитой свободы воли человека, наиболее ярко выраженными в «Записках из подполья» и в его шедевре «Братья Карамазовы», скрываются идеологические битвы в России XIX века. Но читатели XXI века по-прежнему считают, что Достоевский и аргументы его персонажей «говорят с современностью». Его произведения продолжают переводиться, переиздаваться и адаптироваться для телевидения. В Голливуде есть отсылки к Достоевскому — от фильма Мартина Скорсезе 1976 года «Таксист» (вольная интерпретация «Записок из подполья») до «Достоевского» из «Бойцовского клуба» Дэвида Финчера (1999).Литературная теория ХХ века — идея полифонии Михаила Бахтина — была изобретена только для описания романов Достоевского; а его темы «андеграунд» и «двойник» редко выходили из моды. Недавний опрос писателей, проведенный Нобелевским комитетом, показал, что четыре романа Достоевского — «Преступление и наказание», «Идиот», «Дьяволы» и «Братья Карамазовы» — вошли в сотню самых влиятельных, больше, чем любой другой писатель в списке.

В России падение коммунизма вызвало возрождение интереса к Достоевскому.Его романы всегда читали в советское время, но официально они считались подозрительными. Ленин ненавидел карикатуру на первых революционеров в «Дьяволах». Без сомнения, чиновники особенно возражали против отрывков, в которых ушастый Шигалев предлагает тоталитарную систему: «Одной десятой предоставляется свобода личности и неограниченные права на оставшиеся девять десятых. Они должны потерять свою личность и превратиться в нечто вроде стада … хотя, кстати, им придется работать ».

После распада СССР описание Достоевским саморазрушительного атеистического нигилизма и мистического содержания таких романов, как Братья Карамазовы и Идиот, совпало с возрождением православия и всесторонним переосмыслением России 20-го века.

Теперь, с публикацией «Мантии пророка: 1871–1881», заключительного тома великолепного пятичастного исследования писателя Джозефа Франка (первое вышло в 1979 году), у нас есть окончательный отчет о его жизни и времени. Произведение — это больше, чем критическое исследование романов или повествование о его жизни, это история культуры России при жизни Достоевского (1821–1881). Франк тщательно объясняет политические пристрастия и соперничество литературного Петербурга. Он прослеживает рост радикальной мысли и ее влияние как на политику, так и на литературу того времени.Никогда прежде исторический контекст философских дебатов, исследуемых Достоевским в каждом из его главных романов, не воссоздавался так широко.

По мнению Франка, гений Достоевского заключался в том, чтобы видеть в этих дебатах универсальность. «Почему-то он все время остается современным», — сказал мне Фрэнк. «Он мог ощутить в кризисе западной культуры все, что не было заметно в его время, и он интуитивно понял это на основе того, что происходило в России, которая сама находилась в кризисе.”

«

Notes from Underground», в частности, разносится эхом на протяжении десятилетий. Краткий монолог безымянного подполья, парализованного собственным самосознанием и отсиживавшегося в подвале в течение 20 лет, был первой прямой критикой рационализма и утилитаризма Достоевским. Подпольный человек защищает свободу воли любой ценой, сознательно действуя вопреки своим интересам, чтобы провозгласить свою личную автономию. Даже если это означает, что он абсурден, он свободен. «Я согласен с тем, что дважды два — четыре — отличная вещь, — говорит подпольщик, — но если мы собираемся начать хвалить все, то два раза два — пять — иногда тоже самая очаровательная мелочь.”

Французские экзистенциалисты считали «Записки из подполья» оригинальным текстом. Камю был очарован Достоевским, и линия от подпольного человека до Мерсо, героя «Незнакомца», часто проводилась. Андр? Жид написал биографию Достоевского и находился под сильным его влиянием. Собственный интерес Франка к Достоевскому развился из его исследований французского экзистенциализма и «Записок из подполья».

Вопрос о свободе воли, о человеческом сопротивлении попыткам устроить общество на основе рациональной, утилитарной системы — тема каждого из великих романов.Это заставляет его персонажей чувствовать себя современными, чего не делают герои других романов XIX века. Раскольников, антигерой «Преступления и наказания», овладевает собой жарким, пыльным петербургским летом, отрывки потока сознания романа переносят читателя в сознание убийцы. «Русской интеллигенции, для которой он писал, на Западе еще не существовало», — говорит Франк. «Люди в других странах были не такими радикальными, как русские».

Ницше утверждал, что Достоевский был единственным психологом, от которого он чему-то научился.Фрейд написал тематическое исследование Достоевского, анализируя тему отцеубийства в связи с убийством собственного отца Достоевского и первым проявлением его эпилепсии. Вина, жестокость, самоубийство, страдание и эгоизм: каждое из них рассматривается в романах. Но именно то, как идеи влияют на персонажей Достоевского, делает их такими неотразимыми. Раскольников убивает по теории. Смердяков и Иван Карамазов уничтожены подтекстом идеи Ивана о том, что в безбожной вселенной все дозволено.Кириллов в «Бесах» развивает принцип своего самоубийства как формы спасения человечества. «У Достоевского была прекрасная интуиция относительно того, как идеи могут влиять на человеческую личность и взаимодействовать с ней», — говорит Франк.

Однако именно эта психологическая сложность была частой жалобой на Достоевского среди критиков его времени, которые часто утверждали, что в его романах слишком много психопатологии, чтобы его персонажи были «настоящими». Владимир Набоков отмечал, что герои Достоевского «не совсем вменяемы», сюжеты плохо структурированы («что-то второсортное французское»), прозаична.«Братья Карамазовы», по его словам, были «буйным детективом в замедленной съемке». Словно пытаясь посмертно подстегнуть великого славянофила, он утверждал, что Достоевский был самым европейским писателем России. (Прадед Набокова, интересно отметить, был комендантом Петропавловской крепости в Петербурге, где Достоевский был расстрелян за революционную деятельность в 1849 году, но в последний момент получил отсрочку.)

Психологическая болезнь его персонажей привела многих критиков к выводу, что сам Достоевский болен.Его жизнь и работа объединяют экстремальные темы: эпилепсия и экстатический момент перед припадком; последние мгновения приговоренного к смерти человека; принуждения игрока. Тема греха против ребенка, которая появляется во всех четырех главных романах, заставила некоторых предположить, что он виновен в таком преступлении. (Источником слухов мог быть Тургенев).

Исправление этого патологического образа Достоевского — одно из достижений этой биографии. Каждый миф взвешен на предмет истины. В более раннем томе опровергается вывод Фрейда о том, что эпилепсия впервые поразила его, когда он узнал об убийстве своего отца.Мы узнаем, что отец Достоевского, возможно, даже не был убит (хотя это ничего не меняет психологически, говорит Франк, как считал Достоевский). Представление о том, что у Достоевского была мания к азартным играм, также отвергается: его принуждение было сильным, какое-то время, но он победил его. Мнение о том, что Достоевский торопился со своими романами, небрежно относясь к стилю или структуре, также исправляется, даже если он жаловался, что не родился в роскоши Толстого или Тургенева, и поэтому должен был писать в сроки (которые он часто пропускал. ).

«Мантия пророка» охватывает последние десять лет жизни Достоевского, от его возвращения в Россию из Западной Европы, где он написал «Идиот», убегая от кредиторов на своей родине, до сочинения ныне мало читаемого «Подростка и дневник». писателя. Его кульминацией являются «Братья Карамазовы», его триумфальный прием и смерть Достоевского.

Фрэнк часто оказывается лучше, когда он оглядывается назад, на влияния на Достоевского. Как и подозревал Набоков, он был заядлым читателем второсортной французской криминальной литературы; также немецкая романтическая, английская (любимым был Диккенс) и испанская литература (Сервантес).Важное значение имели религиозные сочинения, в том числе православные жития, Библия и тексты старообрядцев (раскольников-раскольников).

Франк посвящает почти 150 страниц чистой литературной критике последнего шедевра Достоевского «Братья Карамазовы» — «книги чудес», как ее описал Артур Миллер. Построенный по сюжету отцеубийства, роман содержит основополагающее восстание против Бога Ивана Карамазова, который охотно «возвращает билет» на вход в рай, если членство означает также признание существования страдания.Для Франка весь роман — это попытка ответить на моральный вызов Ивана, который сам по себе является центральным в «печи сомнения», которую Достоевский пытался преодолеть в своем богословии. Его представление об аргументах Ивана настолько убедительно, что многие критики говорят, что Достоевскому не удалось убедительно его преодолеть. Его ответ можно найти в словах героя отца Зосимы: каждый должен признать вину за всех; спасение распространяется на все творение; человечество не одиноко. Жизнь чтения Нового Завета никогда не была так очевидна, как в сочинении «Братья Карамазовы».

И все же красота послания братьев Карамазовых тревожно сочетается с антисемитизмом Достоевского, предметом вдумчивой и беспристрастной главы этого тома. Франк показывает, что ситуация усугублялась по мере ухудшения политической ситуации в России и его собственного здоровья. Всеобъемлющая любовь, которую проповедует отец Зосима, кажется, омрачена двусмысленностью Достоевского в отношении евреев. Использование им слова «ариец» в речи Пушкина предполагает, что мессианская миссия Достоевского стала исключительной.Франк вспоминает трогательный обмен мнениями между Достоевским и еврейским читателем, который писал, чтобы спросить, по сути, как автор книги «Оскорбленные и раненые», человек, создавший семью «Преступления и наказания» Мармеладовых, может также игнорировать преследование евреев в Россия и Европа и еще добавляют свой талант к народной неприязни к ним.

Достоевский отверг утверждение, что он был антисемитом, и как бы неправдоподобно это ни было, учитывая язык «Дневника писателя», Франк справедлив к своему предмету.Он также честно говорит о своих личных ошибках. Когда богатый Тургенев одолжил Достоевскому денег в счет погашения долгов, пока он был в Германии, Достоевский обиделся. Такое личное напряжение усиливало идеологический раскол между западником Тургеневым и славянофилом Достоевским. Однако возмущение не помешало обоим мужчинам позже вместе появляться на чтениях.

Что касается Толстого, Достоевский восхищался его талантом и завидовал его статусу. Однажды, когда они были вместе в одной комнате, они не разговаривали.Легенда гласит, что Толстой читал «Братьев Карамазовых» в последние дни своей жизни, хотя из романов Достоевского он утверждал, что больше всего ему понравился полуавтобиографический рассказ о жизни в сибирской каторге «Записки из дома мертвых».

После публикации «Братьев Карамазовых» Достоевский считал себя реализованным. Как бывший радикал, заключенный в тюрьму за свои убеждения, он сохранил способность разговаривать с молодыми поколениями радикалов. Однако консерваторы также считали его своим, и он подружился с высокопоставленными царскими чиновниками.Именно с этой позиции, стоя в каждом лагере, Достоевский считал, что может повлиять на будущее своей страны и провозгласить ее миссию для остального мира. Остается только догадываться, как бы он хотел, чтобы все сложилось.
Мантия пророка

Джозеф Франк

(Robson Books,? 18)
Robson Books,? 18

Лучшие книги Федора Достоевского, которые стоит прочитать

«Портрет писателя Федора Достоевского» Василия Перова (1872 г.) | via WikiCommons

Федор Достоевский действительно один из самых влиятельных писателей России.Многие жизненные невзгоды нашли отражение в его творчестве, помогая ему создавать запоминающихся персонажей, которые вместе образуют подробный образ России XIX века. Достоевский выдвигает «человечка», человека, которого можно пройти на улице, не задумываясь, но на самом деле представляющего жизнь большинства людей. Они составляют основу страны, и только через понимание жизни безмолвного человека можно начать рисовать психологический портрет страны.Ниже представлены книги, которые познакомят вас с некоторыми из самых запоминающихся персонажей Достоевского.

Лучший способ познакомиться с Достоевским — прочитать Преступление и наказание . Одна из самых известных книг автора, которую обязательно нужно прочитать всем русским школьникам, это действительно классика. История бедняка, который совершает преступление, чтобы выжить, но затем сталкивается с более серьезной борьбой, чем бедность, — с крайним чувством вины. По пути читатель встречает самых низших и жалких существ, обитающих на улицах Петербурга.По определению самого Достоевского, роман — это психологическое произведение, и автор стоит рядом с персонажами, а не контролирует их.

Предоставлено Penguin Random House

Если вы когда-нибудь почувствовали, что в мире недостаточно доброты, то, безусловно, самое время прочитать Идиот . Главный герой Мышкин — один из самых нежных и добрых литературных персонажей, застрявший в несовершенном мире осуждающих и хитрых людей. Он только что вернулся после лечения в швейцарской психиатрической больнице.Его участие в скандальном любовном романе и жестокое обращение со стороны окружающих привело его к тому, с чего он начал — психиатрической больнице.

Предоставлено Penguin Random House

Этот эпистолярный роман написан как переписка между двумя бедными петербуржцами — пожилым Макаром Девушкиным и его возлюбленной Варварой Доброселовой. Несмотря на слегка ироничный тон, произведение представляет собой важный социальный роман, в котором высказываются обездоленные слои общества.Любовь Девушкина к своей дальней двоюродной сестре Варваре заставляет его постоянно искать деньги, чтобы поддержать ее, в надежде, что однажды он женится на ней. Но, несмотря на его надежды, родители не одобряют его, и более богатый мужчина делает ей предложение, поэтому Варвара стоит перед выбором, против которого раньше выступали многие молодые женщины.

Предоставлено Penguin Random House

Демоны было одним из поздних произведений Достоевского и одним из его самых политизированных произведений. В основе сюжета лежит история убийства студента Ивана Иванова, которое якобы было совершено членами революционного кружка.Роман стал отражением нарастающих радикальных движений среди интеллигенции и первых признаков терроризма. Работа является отражением мыслей Достоевского о протестующей части общества его времени, а также, возможно, размышлением о его участии в свободомыслящих кругах.

Предоставлено Penguin Random House

По иронии судьбы, этот роман был написан для денег, потому что Достоевский потерял деньги. Заказ на работу пришел после того, как Достоевский проиграл во время игры значительную сумму денег, принадлежавшую не только себе, но и своему другу.Из-за обременяющего долга автор заключил контракт на завершение работы над The Gambler в очень короткие сроки. В основе романа лежала идея описания психологического состояния азартного игрока, охватывающего человека, вовлеченного в игру. К несчастью для Достоевского, его проигрыши в азартных играх вскоре повторились, и с тех пор он пообещал жене никогда больше не играть.

Предоставлено Penguin Random House

Идея начать писать этот роман пришла Достоевскому, когда он переехал в Санкт-Петербург после того, как провел время в ссылке.В определенной степени роман автобиографичен и рассказывается с точки зрения молодого писателя Вани, который изо всех сил пытается заработать себе на жизнь в 1840-х годах. На страницах романа Санкт-Петербург становится открытой книгой, и многие точные подробности из жизни персонажа оживляют город, подобно произведениям других писателей XIX века, таких как Чарльз Диккенс.

Предоставлено Delphi Classics

Роман — последняя работа Достоевского, завершенная за два месяца до смерти писателя.Сложный сюжет исследует сложные вопросы, такие как свобода, религия и этика. По мнению некоторых критиков, это отражение разных этапов жизни писателя, представленных тремя братьями. Общий сюжет переплетается с историей убийства, любви и социальных проблем.

Предоставлено Penguin Random House

Достоевский все еще может ударить вас в живот?

Многие скажут, что повесть Достоевского «Записки из подполья» знаменует начало модернистского движения в литературе.(Другие кандидаты: «Племянник Рамо» Дидро, написанный в 1760-х годах, но не получивший широкого распространения до 1820-х годов, и, конечно, «Мадам Бовари» 1856 года.) Безусловно, сочинения Ницше, теория невроза Фрейда. , «Метаморфоза» Кафки, «Герцог» Беллоу, «Жалоба Портного» Филипа Рота, возможно, «Таксист» Скорсезе и половина работ Вуди Аллена не были бы такими же без существования этого злобного, нестабильного, неуправляемого текста — вымышленное признание злобного современного Гамлета, жителя Санкт-Петербурга.Петербург, «этот самый абстрактный и заранее продуманный город», человек, неспособный действовать, а также не способный перестать унижать себя и ставить других в неловкое положение. Самовлюбленный, свирепый, несчастный, парализованный человек. Когда я недавно снова начал читать «Заметки» (в переводе Эндрю Р. МакЭндрю для Signet Classics), я подумал, не переполнены ли они книгами и фильмами, на которые он повлиял. Я задавался вопросом, будут ли «Заметки» казаться тусклым эхом, имеют ли они все еще то шоковое значение, которое я помню с давних пор.

Достоевский работал над текстом в 1863 году и опубликовал его в следующем году в журнале « Epoch », редактором которого был его брат Михаил. «Записки из подполья» кажутся разминкой для следующего колосса «Преступление и наказание», хотя в некоторых ключевых моментах это более бескомпромиссная книга. В двух художественных произведениях есть одинокий, беспокойный, раздражительный герой и чувство лихорадочных, многолюдных улиц и ныряний Санкт-Петербурга — атмосфера беззаботной непредусмотрительности, пренебрежения, пренебрежения к себе, жестокости и даже мерзости.Это крайний современный город. Сам Достоевский недавно вернулся из ссылки, и его петербургская жизнь в этот период была тайной и отчаянной.

Сам текст якобы написан отставным правительственным бюрократом среднего звена. Семейное наследство позволило ему бросить работу, которую он ненавидел, и теперь ему сорок, и он живет со слугой, которую он презирает в том, что он называет «мышиной норой». Во вступительной записке Достоевский объясняет, что и персонаж, и его «заметки» вымышлены, но он представляет собой некий русский тип, о котором публика должна знать.Андеграундный человек (название на русском языке буквально означает «записки из-под полов») обращается к воображаемой аудитории, которую он называет «вы» или «дамы и господа», — предположительно представительной группой образованных, прозападных россиян. Он то дразнит, то оскорбляет, то унижается перед ними. Он считает, что это люди, одурманенные западными идеями прогресса — идеологиями утилитаризма, социализма, эволюции, величайшего блага для наибольшего числа людей и так далее. Они также влюблены в немецкий идеализм — «хорошее и прекрасное» в восторженных произведениях Шиллера.Подпольный Достоевский? Нет, но он излучает многие идеи и антипатии Достоевского; эта книга, безусловно, является подходящим введением к Достоевскому, славянофильскому реакционеру, появившемуся в последние годы его жизни.

Но «Записки» — хитроумное литературное произведение, а не трактат: Достоевский мог вложить свои мысли в уста гениального человека, но в то же время он подорвал его как саморазрушительный беспорядок. Текст, как могли бы сказать академики, многогранен и противоречит сам себе.Дело не столько в том, что мнения подпольщиков ошибочны — несомненно, Достоевский считал, что многие из них были правдой, сколь бы безумно сформулированы они ни были, — а в том, что они, как и все мнения, неотделимы от личных сильных и слабых сторон, даже от личной патологии. Мы неизбежно субъективны и самооправдываемся — это один из современных элементов книги. Мы также совершенно непоследовательны. Андеграунд насмехается над своими слушателями, извиняется, критикует себя, затем становится агрессивным, а затем снова падает.Снова и снова. Он вытаскивает коврик из-под ног; он понимает, что попал в тюрьму своего собственного персонажа. Ад — это я сам. Никто не будет мириться с этим парнем в его доме больше получаса. Он возможен только — развлекательный, забавный, противный — на странице.

В первой части романа подземный человек, представившись, в своей эякуляционной манере остановки и начала жалуется на впечатляющий Хрустальный дворец, построенный в Лондоне (это было еще в 1851 году). Он восстает против всего, что представляет собой здание — промышленного капитализма, научной рациональности и любых предсказательных математических моделей человеческого поведения.Что может быть современнее? Вы легко можете себе представить, что Достоевский сделал бы с современной социологией, психологией, рекламными технологиями, военными играми, опросами любого рода. Что плохого в таких техниках, как в их циничном, так и в улучшающем применении, Сартр в 1945 году просто заявил: «Все материалистические философии создают человека как объект, камень». Подпольный человек говорит, что, напротив, люди непостижимы, непознаваемы. При наличии возможности они могут отрицать для себя уверенность в том, что два и два составляют четыре.Почему? Потому что простое право отрицать очевидное может быть важнее, чем польза от робкого признания этого.

Предсказатели человеческого поведения, как говорит подпольный человек, обычно предполагают, что мы будем действовать в наших собственных интересах. Но разве мы? Тот же вопрос можно задать сегодня, когда «теория рационального выбора» все еще является прогностической моделью для экономистов, социологов и многих других. Когда белые из рабочего класса голосуют за республиканскую политику, которая еще больше снизит их экономическую мощь, голосуют ли они в своих интересах? А как насчет богатых либералов, выступающих за повышение налогов для богатых? Действуют ли люди, которые делают ужасный жизненный выбор — например, бедные женщины, имеющие детей с ненадежными мужчинами, — в своих интересах? Они вообще рассчитывают? Что, если наши собственные интересы, как мы их понимаем, состоят в отказе от того, чего от нас хотят другие? Этот мотив невозможно измерить.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts