Виктимология это: Страна правовых знаний

Содержание

Понятие виктимологии Текст научной статьи по специальности «Право»

ПОНЯТИЕ виктимологии

С-М. С. Мумаев

Кафедра уголовного права и процесса Российский университет дружбы народов Ул. Миклухо-Маклая, 6, 117138 Москва, Россия

В статье рассматриваются вопросы виктимологии. Дается развернутое понятие виктимологии, расказывается о ее значении. Также автор касается истории виктимологии, ее развития, приводятся сведения об основных авторах по виктимологии и их основных научных трудах.

Виктимологические проблемы важны не только для криминологов и научных деятелей, но и процессуалистов, т.е. практиков. Виктимология имеет огромное значение для профилактики и предупреждения преступлений, поэтому автор указывает на значение виктимологии для криминологии и уголовного права вообще.

1. Понятие виктимологии

Интеракционистский подход к объяснению преступности и ее причин дал мощный импульс развитию ряда криминологических направлений, в том числе учению о жертве преступления — виктимологиии. Виктимологические идеи родились тысячелетия назад. Самозащита потенциальной жертвы на заре человечества была основным способом воздействия на преступность.

В XX веке интеракционисты провели ревизию всех факторов преступности. От их внимания не ускользнула и роль жертвы в процессе криминализации личности. Фрагментарные исследования роли жертвы в генезисе преступления предпринималась многими учеными и писателями.

В 1941 году немецкий криминолог Ганс фон Гентиг, скрывавшийся от фашистов в США, опубликовал интересную статью «Замечания по интеракции между преступником и жертвой».

Через семь лет из-под его пера вышла монография «Преступник и его жертва. Исследование по социобиологии преступности»

Виктимологические идеи привлекли внимание ряда ученых. Постепенно число последователей Г. Гентига стало увеличиваться.

В середине 60-х гг. (а за рубежом — в конце 40-х) сформировалось самостоятельное научное комплексное направление, обращающее основное внимание на необходимость всестороннего учета фактора жертвы, ее межличностных связей и отношений до, во время и после совершения преступления. Оно было названо виктимологией (от латинского слова «victima» — жертва и греческого «logos» — учение).

Виктимность есть свойство определенной личности, социальной роли или социальной ситуации, которое провоцирует или облегчает преступное поведение. Соответственно, выделяются личностная, ролевая и ситуативная виктимность; Виктимность зависит от ряда факторов: а) личностных; б) правового статуса должностного лица, чьи должностные функции сопряжены с риском подвергнуться преступ-

ному посягательству; специфики этих функций, служебных функций, материаль-нольной обеспеченности и уровня защищенности; в) степени конфликтности ситуации, особенностей места и времени; в которых эта ситуация развивается.

Также различают следующие виды виктимности: а) по проявлениям в различных жизненных ситуациях — криминальную, политическую, экономическую, транспортную, бытовую, военную и т.д; б) по доминирующим психологическим механизмам — мотивационную, познавательную, эмоционально-волевую, смешанную; в) по числу участвующих лиц — индивидуальную, групповую, массовую;

г) по времени суток — утреннюю, дневную, ночную; д) в зависимости от отношения к профессиональной деятельности по обеспечению безопасности — общегражданскую и профессиональную; е) по психологическому уровню виктимности — слабо-, средне- и сильновыраженную; ж) по длительности протекания — ситуативную и относительно стабильную.

Типология виктимности используется в процессе проведения психовиктимоло-гических исследований, составления обобщенных психовиктимологических портретов личностей и групп, при анализе поведения в различных критически сложных жизненных ситуациях и разработке психологических рекомендаций по обеспечению безопасности [2, с. 83].

Исходным при определении статуса виктимологии выступает понятие жертвы. Учитывая современный уровень знаний о видах жертв, В.И. Полубинский предлагает рассматривать виктимологию в качестве двух самостоятельных, но взаимосвязанных отраслей — учения о жертве несчастных случаев и учения о жертве правонарушений [3]. Поэтому, по его мнению, следует различать виктимологию трав-мальную и деликтную.

В деликтной виктимологии он выделяет два направления: а) исследование жертв преступлений (криминальная виктимология), б) исследование жертв иных правонарушений.

Объект изучения виктимологии — потерпевшие, к которым она относит лиц, понесших вред от преступления, в том числе погибших от преступления, а также потенциальных жертв. Поэтому виктимология — это наука о жертве вообще, т.е. не только о жертвах преступления, но и о жертвах любых иных правонарушений (гражданских, трудовых, административных и пр.), а также жертвах стихийных бедствий, несчастных случаев.

Учитывая разносторонность ее предмета, охватываемых ею проблем, ряд криминологов рассматривают виктимологию в качестве самостоятельной науки. Но большинство все же не разделяют этой точки зрения и утверждают, что речь должна идти не о жертве вообще, а именно о жертвах преступлений или, другими словами, «о криминальном аспекте науки, криминальной виктимологии».

При этом криминальная виктимология признается одним из относительно самостоятельных направлений в рамках общей науки криминологии. В то же время Л.В. Франк не исключает возможности становления виктимологии и как самостоятельной междисциплинарной науки.

Проблематика междисциплинарных исследований, связанная с жертвой преступлений, носит нарастающий характер, она неисчерпаема и будет актуальной до тех пор, пока существует преступность во всем многообразии ее проявлений. Вот почему имеются не только предпосылки, но и настоятельная потребность в выявлении из междисциплинарных исследований проблемы потерпевших в самостоятельное криминологическое направление, а в перспективе — ив научную дисциплину — виктимологию [6, с. 76].

Таким образом, существуют две точки зрения на соотношение виктимологии и криминологии. Одна сводится к тому, что виктимология — это отдельная самостоятельная научная дисциплина, выступающая как вспомогательная для криминологии, криминалистики, уголовного права и уголовного процесса. Другая — виктимология есть новое относительно самостоятельное направление, развивающееся в рамках криминологии.

Необходимым условием выделения относительно автономного научного направления является наличие значительного комплекса самостоятельных проблем, требующих для своего решения применения данных различных наук при условии, что ни одна из существующих наук, отдельно взятая, самостоятельно не решает и не может решить всех задач в целом. Предмет виктимологии еще только устанавливается, уточняется.

Попытка определить предмет виктимологии в отечественной криминологии принадлежит Л.В. Франку, хотя он и не дал точной и последовательной и достаточно полной формулировки этой категории.

Его вывод сводился к следующему: «Именно виктимность как сложное криминальное явление, а не просто потерпевший составляет в конечном счете… предмет виктимологии» [5, с. 6].

По мнению С.С. Остроумова, «предмет виктимологии составляет: личность и поведение пострадавших; их роль в генезисе преступления; криминологически и криминалистически значимые отношения и связи между жертвой и преступником; пути и способы возмещения вреда, нанесенного потерпевшему в результате преступного посягательства» [1]. Д.В. Ривман включает в предмет виктимологии и ситуации, предшествующие преступлению, а также и ситуации непосредственно преступления, в целях определения криминологической значимости поведения потерпевшего [4, с. 104].

Более широкое определение предмета виктимологии дает В.И. Полубинский, куда он включает:

а) виктимность как специфическое биопсихосоциальное явление;

б) количественные и качественные характеристики лиц, которым преступлением причинен физический, материальный ущерб;

в) виктимогенная обстановка, то есть обстоятельства и условия, порождающие более благоприятную возможность причинения вреда потенциальной жертве;

г) природа и закономерности взаимоотношений жертвы и преступника как в предпреступной ситуации, так и в момент противоправного деяния и после его окончания;

д) формы и методы предупреждения возможных жертв от преступных посягательств, то есть виктимологическая профилактика;

е) возмещение вреда потерпевшему.

Современные виктимологические исследования все чаще обращают внимание ученых и практиков на необходимость ресоциализации и реадаптации жертв преступления. Вот почему, на наш взгляд, в рамках виктимологии надо рассматривать и проблему ресоциализации и реадаптации жертв преступных посягательств.

Характеристика любой научной дисциплины не исчерпывается только ее предметом. Она включает в себя и методы, т.е. пути, способы познания предмета данной научной дисциплины. Российская криминальная виктимология использует не один, а целую систему общих и частных методов исследования. Некоторые из них, естественно, взяты из криминологии. Между тем до сих пор все еще нет достаточной ясности во многих теоретических и методологических вопросах, поэтому, оп-

ределяя статус виктимологии, мы предпочитаем придерживаться мнения большинства авторов, считающих виктимологию одним из относительно самостоятельных направлений в рамках криминологии.

Все вопросы, связанные с человеком — жертвой преступления, должны быть изучены всесторонне и глубоко. Лишь в рамках диалектического понимания единства преступника, среды и жертвы можно выяснить значение и роль жертвы в совершении преступления. Разрыв этой взаимосвязи ведет к упрощению взаимодействия между преступником и жертвой. Поэтому виктимология является частью криминологической науки.

Предмет и метод виктимологии определяются криминологией; виктимология как область научного познания развивается в границах криминологии, в соответствии с основными криминологическими концепциями преступности, личности преступника и др.

Виктимология интересуется «происхождением, личностью, характером, полом, возрастом, психическим состоянием, духовными свойствами, физическими признаками жертвы и ее семейными, профессиональными и общественными отношениями. Особенно она стремится к тому, чтобы выяснить роль жертвы в ситуации, предшествующей совершению преступления, и ее вклад в генезис преступления. Однако все эти аспекты, какими бы важными они ни были в отдельности, лишь частично соответствуют криминологическому значению жертвы» [3, с. 35].

Таким образом, на более обобщенном уровне можно определить круг вопросов, рассматриваемых виктимологией, это:

— вопросы концептуального характера — о понятии виктимологи как учения о жертве преступления; ее возникновении и развитии в России и в зарубежных странах; соотношении виктимологии с другими науками; о понятии, классификации и типологии жертв преступлений; понятии виктимности и виктимизации;

— изучение личности жертвы в биологических, психологических и социологических аспектах («портрет жертвы»), ее взаимоотношений с преступником и роли в генезисе конкретного преступления;

— исследование ситуаций, предшествующих совершению преступления, а также ситуаций непосредственно преступления;

— определение круга лиц, которые наиболее часто становятся жертвами преступлений, изучение процессов виктимизации населения на индивидуальном и массовом уровне, в том числе коллективной виктимизации, то есть процесса становления жертвами преступных посягательств национальных меньшинств, расовых групп и т.д;

— изучение организации и содержания форм и методов виктимологической профилактики, разработка системы предупредительных и терапевтических мер для предотвращения возможного становления человека жертвой;

— изучение форм и методов ресоциализации и реадаптации жертв преступлений, включая проблемы компенсации вреда последним.

В процессе своего развития виктимология создала понятия, ранее неизвестные в криминологии, и этим обогатила ее как науку. Новизна научного направления обусловила большое разнообразие терминов, используемых при исследовании проблем виктимологической тематики различными авторами. Основными виктимоло-гическими понятиями являются «жертва», или «виктим», «виктимность», «виктимизация», «виктимогенные ситуации».

Вместе с тем выработка терминологии для любой науки или для научной дисциплины — проблема весьма сложная. Ее решение требует осторожности, особенно при «изобретении» новых терминов. Следует отметить, что понятийный аппарат

виктимологии находится лишь в стадии формирования, поэтому многие из ее понятий имеют неодинаковую трактовку у различных авторов.

Виктимология является комплексной, междисциплинарной областью знаний. Виктимологические проблемы привлекают внимание не только криминологов, но и процессуалистов, криминалистов, социологов, психологов, психиатров (Б.В. Шостакович, О.В. Парфентьева, В.В. Гульдан, Ю.Л. Метелица) и других специалистов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Остроумов С.С., Франк Л.В. О виктимологии и виктимности // Советское государство и право. — 1976. — № 4.

2. Панкин А.И. Энциклопедия юридической психологии. — М., 2003.

3. Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений.

— М.,1980.

4. Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. — Л., 1975.

5. Франк JI.B. Виктимология и виктимность. — Душанбе, 1972.

6. Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. — Душанбе, 1977.

THE NOTION OF VIKTIMOLOGY

S-M.S. Mumaev

The Department of Criminal Law and Process Peoples’ Friendship University of Russia Mikluho-Maklaya st., 6, 117198 Moscow, Russia

The author of this article is considering in his paper the issues of victimology.

He presents a broad definition of victimology and dwells upon its importance. The author also refers to the history of victimology, its development, main scientists studying an issue of victimology and their main literary works.

Victimology is a complex and a interdisciplinary field of knowledge. Victimological problems are important not only for criminologists and scientists but for processiologists i. e. practicing scientists.

Therefore, the author specifies the importance of victimology for criminology and for criminal law in particular.

Виктимология как отрасль юридической психологии: экскурс в историю возникновения

Самые ранние работы, в которых рассматриваются вопросы виктимологии, были написаны не криминологами или социологами, и даже не психологами, а поэтами, писателями и новелистами, такими людьми, как, например, Халил Гибран, Маркиз де Сад, Франц Верфел. Их в полной мере можно назвать виктимологами, т.е. специалистами, которые занимаются ислледованием психологии жертв. Но уже начиная со времен Второй мировой войны виктимология стала развиваться как новая отрасль науки. С тех пор было предложено множество подходов к пониманию и определению как самой науки, так и ее предмета и места в системе наук.

В настоящее время в литературе выделяются следующие подходы к определению понятия «виктимология», которые не являются однозначными, а, скорее, представляют из себя возможные варианты определения виктимологии. Вопервых, это подход, сторонники которого считают, что виктимология это часть или отрасль криминологии, во-вторых, существуют специалисты, которые считают, что виктимология не является ни самостоятельной научной дисциплиной, ни даже частью какого-либо научного направления (криминологии и др.), а скорее играет роль вспомогательной дисциплины для таких областей, как уголовное право, криминалистка и т.д. Можно выделить и третий подход, сторонники которого полагают, что виктимология – это самостоятельная наука, предметом которой является жертва, причем жертва не только преступлений, но и геноцида или катастроф и т.д. В настоящее время наиболее распространенным является мнение, что виктимология является частью юридичсекой психологии (Малкина-Пых, 2006, Франк, 1972, 1977).

Как уже было отмечено выше, виктимология, как наука о жертве, стала более актуальной и востребованной со времён Второй мировой войны, когда на Японию в 1945г. были сброшены две атомные бомбы, впоследствии чего одновременно пострадали тысячи людей. Этот случай был ярким примером того, как масса людей стала жертвами преступления. Это подтолкнуло японских учёных к изучению механизмов, которые способствуют повышенной предрасположенности людей к тому, что они окажутся жертвами. Первые публикации по виктимологии появились уже в конце 1945 года.

Научное рождение виктимологии связывается с такими именами как Ганц фон Гентинг и Бенджамин Мендельсон. В 1948г. Гентинг впервые опубликовал монографию «The criminal and his victim» («Преступник и его жертва»). Данная монография была основна на ряде теоретических исследований, которые касаются типов жертв, отношений между жертвой и преступником в системе преступного деяния, роли жертвы в определении видов преступлений и т.д. Эта работа явилась неким толчком для осуществления нескольких эмпирических исследований, которые обратили социальное внимание на конкретных жертв таких преступлений, как убийство в сфере семейно-бытовых отношений, изнасилование, ограбление и т.д.

В монографии подробно рассматривались четыре темы:

I. Конституциональные факторы и преступность,

II. Социобиологические элементы преступления,

III. Геофизика и преступность,

IV. Жертва.

Целью Г. Гентинга была переориентация традиционной системы изучения преступления, направленной на изучение преступника, в сторону изучения жертв и в целом системы преступник – жертва. До этого времени криминологические объяснения преступного поведения сосредотачивались на социокультурных характеристиках, биологических отклонениях и психологическом состоянии преступников. Увеличение виктимологических исследований позволило перейти от статического к динамическому, ситуативному подходу, который рассматривает преступное поведение как результат динамических процессов взаимодействия. (Henting H.V.,1949; Fattah E., 2000)

Собственно термин «виктимология» был предложен в 1949 году Американским психиатром Фредериком Верхаймом, который использовал его в своей книге «The show of violence» («Картина насилия»), в которой автор, в частности, писал, что нельзя понять психологию преступника, не понимая психологии  жертвы, и поэтому необходима наука виктимология.

«Картина насилия» состоит из нескольких рассказов (глав) таких, как «Как совершить убийство в Нью-Йорке», «Маски не имеют ушей», «Убийство, которого я никогда не видел».

Данная работа ценна тем, что в последней главе, «Математика убийства» (Mathematics of Murder), отражено мнение автора о том, что убийство, в любой из форм, не может быть сведено к чисто психологическим проблемам, и, следовательно, есть связь между внутренними конфликтами личности и внешними социально обусловленными конфликтами. По сути дела, убийство можно определить как эксперимент. А реальная проблема кроется в превенции преступлений, которая должна стать центром внимания зарождающейся науки виктимологии. (Варчук, 2008; Ривман, 2002; Kelly, 1952)

Одним из основоположников виктимологии является также не менее известный учёный Б. Мендельсон. Первую свою монографию, «Общая виктимология», Мендельсон опубликовал в 1975 г. В этой работе автор развивал свою концепцию понимания виктимологии, связывая её с созданием некой «клинической» или «практической» виктимологии, которая рассматривала бы не только жертву преступления, но и жертву геноцида, этнических конфликтов и т.д. (Аракелян, Айрапетян, 2008, Ривман, 2002, Франк, 1972)

Значимым этапом в становлении виктимологии как науки стало учереждение Всемирного общества виктимологов в 1979г. на международном конгрессе (ВОВ – The World Society of Victimology), первым президентом которого стал Ганс Дж. Шнайдер. Начиная именно с этого года, каждые три года, ВОВ организовывает Международные конференции по виктимологии.

Основными миссиями данного общества являются:

  • содействие проведению научных исследований в области виктимологии, проблем и нужд жертв;

  • оказание услуг тем организациям, которые поредлагают разнообразные услуги для пострадавших и жертв;

  • обеспечение профессионального образования и переподготовки. ВОВ организовывает международные курсы по виктимологии и оказанию помощи жертвам;

  • содействие продвижению пропагандисткой деятельности и прав человека. В 1985 году ВОВ сыграла ведущую роль в принятии Генеральной Ассамблеей ООН Декларации ООН об основных принципах правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью и т.д. (Dussic J., 2003)

Подводя итоги, можно отметить, что со времён своего возниковения виктимология пережила большие изменения, т.к. ранняя виктимология в большинстве своём была теоретической наукой, сфокусированной на характеристиках жертв и их взаимосвязях с преступниками. Такая «теоретическая виктимология» подвергалась серьезной критике. Современная виктимология в полном смысле стала академической наукой, в центре внимания которой находится развитие систем помощи и реабилитации пострадавших, а также защита их прав.

ВИКТИМОЛОГИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 307

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. В. Лунеев

ВИКТИМОЛО́ГИЯ (от лат. victima – жерт­ва, по­тер­пев­ший и …логия), об­ласть меж­дис­ци­п­ли­нар­ных ис­сле­до­ва­ний, объ­ек­том ко­то­рых яв­ля­ют­ся жерт­вы кри­ми­наль­ных, со­ци­аль­ных, при­род­ных и тех­но­ген­ных ка­та­ст­роф, эпи­де­мий, войн и иных воо­руж. кон­флик­тов, по­ли­тич. про­ти­во­стоя­ний; раз­дел кри­ми­но­ло­гии (кри­ми­наль­ная В.). Кри­ми­наль­ная В. воз­ник­ла в 20 в. По­ня­тие «В.» впер­вые бы­ло вве­де­но рум. пси­хи­ат­ром Б. Мен­дель­со­ном (1900–98) на Ме­ж­ду­нар. кон­грес­се пси­хи­ат­ров (Бу­ха­рест, 1947) в док­ла­де «Но­вые пер­спек­ти­вы био­пси­хо­ло­гии и со­цио­ло­гии: вик­ти­мо­ло­гия». На­уч. ос­но­вы В. бы­ли за­ло­жены нем. кри­ми­но­ло­гом Г. фон Ген­ти­гом (1888–1974) в его ст. «За­ме­ча­ния по ин­те­рак­ции ме­ж­ду пре­ступ­ни­ком и жерт­вой» (1941) и обоб­щаю­щем тру­де «Преступ­ник и его жерт­ва» (1948). Про­блема­ми В. за­ни­ма­лись Ф. Уэрт­хем (США), Г. Эл­лен­берг (Швей­ца­рия), К. Ми­яд­за­ва (Япо­ния) и др., а так­же рос. кри­ми­но­ло­ги Л. В. Франк, П. С. Да­гель, В. Е. Ква­шис, В. И. По­лу­бин­ский, Д. В. Рив­ман и др.

В. раз­ра­ба­ты­ва­ет тео­рии, про­гно­зи­рую­щие ве­ро­ят­ность стать жерт­вой экс­цес­са, а так­же ме­то­ды за­щи­ты по­тен­ци­аль­ных жертв. Объ­ек­том В. яв­ля­ет­ся вик­ти­ми­за­ция – про­цесс пре­вра­ще­ния в жерт­ву (по­тер­пев­ше­го) пре­сту­п­ле­ния кон­крет­но­го ли­ца (еди­нич­ный уро­вень), а так­же оп­ре­де­лён­ной общ­но­сти лю­дей (ста­ти­стич. уро­вень). Изу­че­ние вик­ти­ми­за­ции на­се­ле­ния на ста­ти­стич. и со­цио­ло­гич. ма­те­риа­ле да­ёт пред­став­ле­ние об уров­не пре­ступ­но­сти (по груп­пам пре­сту­п­ле­ний, по груп­пам лиц, со­вер­шив­ших пре­сту­п­ле­ния, по ре­гио­нам и т. д.) в це­лях об­щей и спе­ци­аль­ной пре­вен­ции. По­доб­ные ис­сле­до­ва­ния вы­яв­ля­ют ко­ли­че­ст­во по­тер­пев­ших от пре­сту­п­ле­ний не толь­ко за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ных и рас­сле­до­ван­ных, но и ла­тент­ных (скры­тых), ко­то­рые ос­та­лись не­за­яв­лен­ны­ми. Напр., при оп­ро­сах на­се­ле­ния по про­грам­ме Бри­тан­ско­го об­зо­ра пре­ступ­но­сти (The British Crime Survey, BCS) ока­за­лось, что по уров­ню вик­ти­ми­за­ции фак­тич. пре­ступ­ность поч­ти в 4 ра­за боль­ше уч­тён­ной (2005). При этом не пред­по­ла­га­ет­ся рас­смот­ре­ние пре­сту­п­ле­ний без жертв (по­тер­пев­ших), со­вер­шае­мых в сфе­ре эко­но­ми­ки, про­тив гос. вла­сти, по­ряд­ка управ­ле­ния, во­ен. служ­бы и т. п. Тем не ме­нее во мн. стра­нах жерт­ва­ми пре­сту­п­ле­ний ино­гда при­зна­ют­ся не толь­ко гра­ж­да­не, но и ор­га­ни­за­ции, об­ще­ст­во, го­су­дар­ст­во, ме­ж­ду­нар. по­ря­док, на ко­то­рые по­ся­га­ют пре­ступ­ни­ки.

Вик­ти­ми­за­ция ли­ца свя­за­на не толь­ко с кри­ми­наль­ной ак­тив­но­стью пре­ступ­ни­ка, но и с ха­рак­те­ри­сти­кой са­мо­го по­тер­пев­ше­го, с его вик­тим­но­стью, т. е. по­вы­шен­ной «спо­соб­но­стью» в си­лу ря­да субъ­ек­тив­ных при­чин и объ­ек­тив­ных об­стоя­тельств стать объ­ек­том пре­ступ­но­го по­ся­га­тель­ст­ва. Та­кая пред­рас­по­ло­жен­ность мо­жет быть свя­за­на с про­фес­сио­наль­ной или слу­жеб­ной дея­тель­но­стью (ра­бот­ни­ки пра­во­ох­ра­ни­тель­ных и кон­троль­ных ор­га­нов, пред­при­ни­ма­те­ли, бан­ки­ры, жур­на­ли­сты), со ста­ту­сом (бо­га­тые, пен­сио­не­ры, бом­жи), с ха­рак­те­ро­ло­гич. осо­бен­но­стя­ми (ак­тив­ная со­ци­аль­но-пра­во­вая по­зи­ция, кон­фликт­ность, не­ос­мот­ри­тель­ность, до­вер­чи­вость, не­за­щи­щён­ность) и кон­крет­ной си­туа­ци­ей (на­хо­ж­де­ние но­чью в опас­ных зо­нах го­ро­да, ос­тав­ле­ние ве­щей без при­смот­ра, пе­ре­ход ули­цы в не­ус­та­нов­лен­ном мес­те). Ещё Ч. Лом­бро­зо от­ме­чал, что в от­но­ше­нии про­сти­ту­ток су­ще­ст­ву­ет по­вы­шен­ная ве­ро­ят­ность стать жерт­вой на­си­лия. Вик­тим­ность мо­жет уве­ли­чи­вать­ся ли­бо умень­шать­ся (де­вик­ти­ми­за­ция) в ре­зуль­та­те оп­ре­де­лён­ных воз­дей­ст­вий. Это свой­ст­во по­ло­же­но в ос­но­ву тео­рии вик­ти­мо­ло­гич. про­фи­лак­ти­ки пре­сту­п­ле­ний.

Све­де­ния, по­лу­чен­ные в рам­ках В., по­зво­ля­ют бо­лее пол­но ус­та­но­вить ре­аль­ную кри­ми­но­ло­гич. об­ста­нов­ку в кон­крет­ной стра­не, ре­гио­не и вы­ра­бо­тать аде­кват­ные ме­ры борь­бы с пре­ступ­но­стью. В ря­де го­су­дарств (США, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Ав­ст­ра­лии и др.) ор­га­ни­зо­ва­но от­но­си­тель­но ре­гу­ляр­ное изу­че­ние вик­ти­ми­за­ции на­се­ле­ния. В РФ нет еди­ной сис­те­мы изу­че­ния вик­ти­ми­за­ции на­се­ле­ния, про­во­дят­ся толь­ко отд. на­уч­но-экс­пе­рим. ис­сле­до­ва­ния.

Осн. ме­ж­ду­нар. до­ку­мен­том в об­лас­ти В. яв­ля­ет­ся Дек­ла­ра­ция осн. прин­ци­пов пра­во­су­дия для жертв пре­сту­п­ле­ний и зло­упот­реб­ле­ния вла­стью (1985). С 1979 функ­цио­ни­ру­ет Все­мир­ное об-во вик­ти­мо­ло­гов.

существует ли наука, которая учит нас не быть жертвами?

Российская виктимология отстаёт от западной

Нельзя сказать, что виктимология никогда не перекладывала ответственность на пострадавших. В ней хватает виктимблейминга, и не всегда его объектом становится Вася, который заболел переломом челюсти и сотрясением мозга, когда пытался ограбить магазин. В российской научной традиции, скажем, активно используется понятие виктимности как склонности человека становиться жертвой преступления в силу своих личных качеств.

Вячеслав Туляков, например, в монографии «Виктимология» говорит про «жертв с ретретистской активностью» — пассивных провокаторов, которые своим внешним видом подталкивают преступников к совершению правонарушений, а кандидат юридических наук, заслуженный работник МВД CCCР, автор более 150 работ Вениамин Иванович Полубинский пишет, что преступник лишь реализует виктимность пострадавшего, превращая её из потенциала в реальное преступление.

Делегировать ответственность жертвам удобно не только обычным людям, желающим сохранить веру в справедливый мир, где плохие вещи случаются лишь с теми, кто ведёт себя неправильно. У правоохранителей есть свой интерес: вина пострадавших — отличный повод объяснить растущее (или упорно отказывающееся сокращаться) число преступлений: «Мы-то изо всех сил раскрываем и профилактируем, но что ж делать, если всякие индивиды с ретретистской активностью ходят и провоцируют, ходят и провоцируют!»

В современной западной виктимологии термин «виктимность» почти не используется, а идея виновности жертвы активно критикуется. Во многом это произошло благодаря авторкам-феминисткам, изучающим проблему: они первые заговорили о том, что проблема не в короткой юбке Маши, а в Васе, который считает особенности предметов гардероба приглашением к сексу. И потому не девушкам надо объяснять, как правильно себя вести, а мужчинам — что насилие неприемлемо. И не уговаривать их, а решать проблему на государственном уровне: например, приняв закон о согласии.

Если открыть статью о виктимологии в англоязычной версии Википедии, можно увидеть, что она раз в десять длиннее той, что размещена в русскоязычном варианте сайта. И значительная её часть посвящена помощи жертвам — эту составляющую профилактики преступлений на Западе считают крайне важной. Пострадавшим оказывается психологическая и юридическая помощь, в ряде стран предусмотрены материальные компенсации. Логика простая: если человек знает, что получит поддержку, то с большей вероятностью сообщит о преступлении. Верно и обратное: в своей работе Attitudes toward Rape: Feminist and Social Psychological Perspective Коллин Уорд рассказывает о женщине, которая после общения с полицией заявила, что в следующий раз будет молчать об изнасиловании, — настолько травматичным оказалось общение с правоохранителями. А такое молчание чревато: чем меньше информации о преступлениях, тем сложнее анализировать ситуацию и разрабатывать эффективные меры по предотвращению насилия.

К сожалению, переводы западных статей и тем более книг по виктимологии — редкие гости в Рунете. Однако даже знакомства со старыми советскими текстами достаточно, чтобы понять: нет никакой науки, которая научит вас не быть жертвой. Думать так — это как считать, что прочитанный учебник по экономике надёжно защитит от любого экономического кризиса. Если ещё раз услышите, что существует специальная дисциплина, изучение которой гарантирует, что вы никогда не подвергнитесь насилию, отвечайте, что от домашних боксеров защищают охранные ордера, развитая сеть убежищ и эффективная работа правоохранителей. И виктимология — как раз дисциплина о том, почему такие меры нужны, а не сборник советов вроде «Топ-10 способов не быть изнасилованной».

О ювенальной виктимологии | Статья в сборнике международной научной конференции

Библиографическое описание:

Оганесян, Ц. А. О ювенальной виктимологии / Ц. А. Оганесян. — Текст : непосредственный // Юридические науки: проблемы и перспективы : материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Казань, апрель 2019 г.). — Казань : Молодой ученый, 2019. — С. 62-65. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/327/14993/ (дата обращения: 15.04.2021).



В статье рассматриваются понятия, связанные с наукой виктимологией, представляются статистические данные преступлений, совершенных против несовершеннолетних, раскрываются причины и условия совершения таких преступлений, проводится классификация виктимных черт несовершеннолетних.

Ключевые слова: ювенальная виктимология, несовершеннолетние, статистика, виктимность, преступления, потерпевший, жертва, криминология, латентность, виктимизация.

Виктимология (в переводе «учение о жертве») представляет собой раздел криминологии, который изучает жертву, причем имеется в виду не жертва в широком смысле этого слова (например, от несчастного случая и др.), а потерпевший от преступного посягательства. Это означает, что в первую очередь акцентируется криминальная составляющая данного термина [1, с. 4].

Конституция Российской Федерации устанавливает, что детство находится под защитой государства [5]. Декларация прав ребенка провозглашает, что ребенок ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе [6].

Несмотря на это, согласно данным ЮНИСЕФ во всем мире от насильственной смерти каждые семь минут погибает несовершеннолетний, а три четверти детей до 4 лет подвергаются психологической агрессии и телесным наказаниям со стороны лиц, осуществляющих уход за ними [2].

Согласно статистике, представленной ниже, в России количество несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений постоянно колеблется. В условиях уменьшения общего количества жертв преступлений, увеличилось число несовершеннолетних потерпевших (+ около 18 %) [3, с. 16].

Рис. 1. Количество несовершеннолетних, ставших жертвами преступлений

При этом основную долю жертв от преступного посягательства составляют дети от 1 до 13 лет.

Рис. 2. Количество несовершеннолетних жертв по возрасту

Доля мальчиков, ставших потерпевшими от преступлений немного выше, чем доля девочек. Так, например, в общей структуре несовершеннолетних жертв преступлений в 2014 году мальчики составили 54,5 %, а девочки — 45,5 %; в 2015 году мальчики — 51,6 %, а девочки — 48,4 %. Несмотря на это просматривается тенденция к выравниванию статистических данных относительно половой принадлежности несовершеннолетних уже в ближайшем будущем [4]. Кроме того, преступления, совершаемые против несовершеннолетних, несут латентный характер. По оценкам российских экспертов, 97 % случаев насилия над детьми не фиксируются и не попадают ни в какую статистику [7]. Так же, насилие внутри семьи несет скрытный характер, поскольку наличие страха у несовершеннолетних перед взрослыми, боязнь осуждения и высмеивания способствуют тому, что дети попросту не обращаются в правоохранительные органы и не просят помощи у иных лиц.

В связи с вышесказанным необходимо детально изучить отдельную отрасль виктимологии, которая называется ювенальной. Здесь исследуются такие вопросы, как личность несовершеннолетнего в качестве жертвы преступных деяний, причины и условия виктимизации малолетних, а также подростков с целью предупреждения и сокращения преступлений данного характера.

Бесспорным является то, что основным фактором виктимности несовершеннолетних является их возраст, который обусловлен рядом факторов таких, как неспособность осознать и адекватно оценить происходящее, а также невозможность противостоять преступному посягательству в силу незавершенности формирования личности в биологическом плане, что ведет к большей вероятности стать жертвой преступного посягательства [8]. Все это ведет к тому, что в момент совершения преступления несовершеннолетнее лицо находится в беспомощном состоянии, что делает их более уязвимыми.

Виктимные черты можно подразделить на:

  1. Общие: наивность, доверчивость, любознательность, физическая слабость, подчиняемость и беспомощность перед авторитетом взрослого, внушаемость;
  2. Индивидуальные:

А) психологические — жестокость, тревожность, агрессивность, конфликтность, эмоциональная неуравновешенность;

Б) социальные — самоутверждение, потребность в общении, место в социальных отношениях, положение в семье.

Повышенное внимание уделяется вопросу виктимизации детей в семьях. Одни из факторов увеличения возможности совершения преступного посягательства по отношению к ребенку внутри семьи является низкий достаток. Так, например, случаи физического и сексуального насилия над детьми в США встречается в 6 раз чаще в семьях с доходом менее 15 000 долларов США в год. При этом согласно выводам американских исследователей жестокому обращению подвергаются дети вне зависимости от того родились они в браке, являются внебрачными или же приемными [9].

Чаще всего лица, совершающие преступления против несовершеннолетних сами являлись жертвами жестокого обращения родителей, в связи с чем позже пытаются перенести агрессию на своих и чужих детей. В связи с этим, можно сделать вывод о том, что виктимизация ребенка, таким образом, детерминирует криминализацию взрослого.

Особо опасным является положение детей проживающих в неблагополучных семьях, а именно характерной четой которых является алкоголизм, наркомания, безработица, плохие жилищные условия, многодетность и другие.

Согласно исследованиям, проведенным в России, случаи насилия в семье составляют 1/3 от всех случаев насилия в отношении несовершеннолетнего [9].

Необходимым является также исследование такого термина, как «вторичная» виктимизация. Многочисленные беседы с несовершеннолетним о совершенном преступлении, судебное разбирательство, допросы, обсуждения в СМИ фактов совершения преступления могут принести ему больший вред, чем само преступное посягательство. То есть лицо повторно подвергается моральным и нравственным переживаниям по поводу совершенного преступления по отношению к нему. В конечном счете, все это может привести к стигматизации, то есть такому состоянию, когда лицо начнет полностью ассоциировать себя с ролью жертвы вследствие присвоения обществом ему такого ярлыка [10, с. 41]. В связи с этим согласно Закону РФ «О средствах массовой информации» запрещается распространение в СМИ информации, позволяющей прямо или косвенно установить личность несовершеннолетнего, ставшего жертвой преступного посягательства [11].

Таким образом, учитывая все вышесказанное, можно сделать вывод о том, что виктимологическая профилактика преступлений против несовершеннолетних должна представлять собой систему мер, направленных на снижение виктимности детей и подростков, при этом немаловажную роль в этом должно играть комплексное воздействие на факторы, обусловливающие виктимизацию детей. Это значит, что для того, чтобы добиться искоренения насилия против несовершеннолетних требуется объединить усилия как государства в лице государственных органов, так и семьи непосредственно, поскольку данная сфера общественных отношений не является прозрачной, что увеличивает вероятность совершения преступлений, в том числе и против несовершеннолетних.

Литература:

  1. Франк Л. В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии / Тадж. гос. ун-т им. В. И. Ленина. — Душанбе: Ирфон, 1977. — 240 с.
  2. ЮНИСЕФ: каждые семь минут в мире один подросток оказывается убит https://tass.ru/plus-one/4706742
  3. Антонян Ю. М. Комплексный анализ состояния преступности в Российской Федерации и расчетные варианты ее развития: аналитический обзор / Д. А. Бражников, М. В. Гончарова и др. — М.: ФГКУ «ВНИИ МВД России», 2018. — 86 с.
  4. Научно-практического журнала «Виктимология» 3(9) / 2016.
  5. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // СПС КонсультантПлюс
  6. Декларация прав ребенка // https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/childdec.shtml
  7. Патшина Т. А. Виктимологическая характеристика жертв преступлений против несовершеннолетних // https://elibrary.ru
  8. Беженцев А. А. Роль виктимологической профилактики в механизме правонарушений, совершаемых в отношении несовершеннолетних // https://elibrary.ru
  9. Шикула И. Р. К проблеме виктимологической профилактики сексуальных преступлений в отношении несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2014. N 3. // СПС КонсультантПлюс
  10. Мизенина И. С. Проблемные аспекты участия несовершеннолетних жертв преступлений в медиа-пространстве // Виктимология 2(16) / 2018, с. 40–44
  11. Закон РФ от 27.12.1991 N 2124–1 (ред. от 18.04.2018, с изм. от 17.01.2019) «О средствах массовой информации»

Основные термины (генерируются автоматически): преступное посягательство, ребенок, жертва, жертва преступлений, семья, случай насилия, лицо, отношение, Россия, совершенное преступление.

Похожие статьи

Определение понятия

насилия в отношении

Определение понятия насилия в отношении несовершеннолетних для производства

Федотов И. С. Расследование насильственных преступлений, совершенных в отношении

семья, сексуальное насилие, преступление, ребенок, совершение преступления, Россия, насилие

Зарубежный опыт виктимологической профилактики

преступлений

Жертва преступления — это физическое или юридическое лицо, подвергшееся преступному посягательству. Криминологическое понятие жертвы преступления охватывает также возможную, потенциальную его жертву. Потенциальная жертва преступления — это лицо

Состояние насильственной преступности в

отношении

Наиболее распространённой категорией преступлений, совершаемой в отношении несовершеннолетних

В результате преступных посягательств погибло 23 ребенка, тогда как за

УК РФ, Верховный Суд РФ, потерпевшее лицо, действие, преступление, лицо, половое…

Потерпевший в

преступлении, совершенном на улице…

Преступления, совершенные на улице, как разновидность преступлений, совершенных в

Прочие квалифицирующие признаки, например, совершения преступного посягательства в отношении лица

Жертва преступления — это физическое или юридическое лицо

Домашнее

насилие: уголовно-правовой и криминологический аспект

семейно-бытовое насилие, физическое насилие, психологическое насилие, сексуальное насилие, экономическое насилие, жертва

Ключевые слова: семейно-бытовые отношения, девиантное преступление, бытовое насилие в отношении женщин и несовершеннолетних…

Виктимологическая профилактика насильственной преступности

Во многих случаях совершения преступлений значительная роль принадлежит потерпевшему, т. е. жертве преступления, когда преступление представляется как результат взаимодействия преступника с жертвой преступления (потерпевшего). Жертва преступления возникает в…

Виктимологическая безопасность личности в обществе

Диаграмма 2. Совершение насильственных преступлений в отношении детей и женщин в 21 веке является уровнем нравственности и мерилом общественной

Жертва преступления — это физическое или юридическое лицо, подвергшееся преступному посягательству.

Провоцирующее поведение потерпевшего как повод

совершения

Во многих случаях совершения преступлений значительная роль принадлежит потерпевшему, т. е. жертве преступления, когда преступление представляется как результат взаимодействия преступника с жертвой преступления (потерпевшего). Жертва преступления возникает в…

Особенности профилактики

преступлений против…

Субъекты преступления в этом случае могут выступать блокирующим фактором, то есть

Безусловно, все это имеет непосредственное отношение к состоянию преступлений против

Несомненно, в исследуемой категории преступлений, процент лиц, совершивших

Портрет личности преступника,

совершающего преступления

Ключевые слова: преступление, изнасилование, преступник, маньяк, жертва, потерпевшая, умысел. На сегодняшний день важным аспектом судебной

Изнасилование часто совершается в одиночестве, но нередко распространено изнасилование, совершенное группой лиц по…

Криминальная виктимология и виктимологическая профилактика — «Научно-практический центр Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь»

 

 

От составителей

Криминологическая обстановка в Республике Беларусь в период перехода к рыночной экономике, как и на всем постсоветском пространстве, характеризуется значительным ростом преступности и органически связанной с ней активной криминальной виктимизацией населения. Риск стать жертвой преступлений, особенно тяжких насильственных и корыстно-насильственных, непрерывно растет. В связи с этим все более актуальной становится проблема противодействия виктимизации населения от преступных проявлений, внедрения в практику деятельности правоохранительных органов научных знаний не только в части традиционного упреждающего воздействия на лиц, от которых можно ожидать совершения преступлений, но и на потенциальных криминальных жертв с целью уменьшения риска стать объектом преступного деликта . Достижения криминальной виктимологии используются в деятельности правоохранительных органов недостаточно, а научная разработка этой проблематики в Республике Беларусь стала развертываться только в последние десятилетия. В других же странах мира, в том числе и входивших в бывший СССР, вопросы криминальной виктимологии исследуются уже в течение более длительного периода (с конца 40-х годов ХХ столетия). В этих странах издано большое число монографий, пособий, статей и других публикаций по данной тематике. Немало научных работ, изданных в зарубежных странах, переведены на русский язык, но некоторые известны лишь на языке оригинала. Все эти научные труды в библиографическом отношении должным образом не систематизировались, не реферировались и не обобщались, что, естественно, не способствовало глубокой проработке вопросов криминальной виктимологии, виктимологической профилактики и защиты прав потерпевших от преступлений. Определенной попыткой восполнить этот пробел является настоящее библиографическое издание, подготовленное ведущим научным сотрудником отдела криминологии кандидатом юридических наук, доцентом Романовым В.В. и зав. отделом научно-технической информации Силивончик И.А.

В библиографический указатель включены наиболее важные научные работы, изданные во второй половине текущего столетия в иностранных государствах и странах СНГ, которые освещают историю возникновения и развития криминальной виктимологии как отрасли криминологических знаний, ее основные понятия, классификацию жертв преступлений, формы и методы виктимологической профилактики, правовое положение потерпевших в уголовном процессе, порядок реституции и компенсации за причиненный им вред. Материалы международных конференций , обзоры по проблемам виктимизации за последние годы, проведенные Национальным институтом юстиции США, ФБР, HEUNI, UNICRI и др. представляют несомненный интерес. Все издания и упоминаемые литературные источники названных учреждений из раздела IV имеются в фонде института и зарегистрированы под соответствующими регистрационными номерами. .

В указателе принята тематическая группировка материалов, для чего он разбит на 3 раздела, которые отражают наиболее актуальные направления теории криминальной виктимологии и противодействия виктимизации населения от преступных посягательств.

Внутри I и II разделов материалы располагаются в алфавитном порядке, а в III разделе сначала приводятся международные правовые документы, затем – законодательные и другие нормативно-правовые акты Республики Беларусь в порядке их юридической значимости, после чего следуют научные работы в алфавитном порядке.

Справочный аппарат включает в себя вступительную статью, именной указатель и содержание разделов.

Предлагаемый указатель не претендует на исчерпывающую полноту, так как не содержит сведений о ведомственных литературных источниках, имеющих ограничительные грифы. Данное издание предназначено для профессорско-преподавательского состава, аспирантов и студентов высших юридических учебных заведений, научных сотрудников научно-исследовательских учреждений юридического профиля.

Замечания и предложения просим направлять по адресу: 220035 Отдел научно-технической информации НИИПККиСЭ, г.Минск, ул.Гвардейская,7.


 

Раздел I.
Общетеоретические основы криминальной виктимологии: история вопроса, основные понятия, классификация жертв

Антипина О.В. О работе проблемной виктимологической группы при кафедре уголовного процесса и криминалистики Иркутского Университета. //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982. – С. 99-100.

Антонов-Романовский Г.В., Лютов А.А. Виктимность и нравственность //Вопросы борьбы с преступностью.- 1980.- Вып.33.- С.40-46.

Аргунова Ю. Виктимологический аспект преступности в Японии // Социалистическая законность, 1987. — №3. – С.58-60.

Беньковска Э. Основные проблемы современной виктимологии //Изв. АН ГССР. Серия экономики права. – Тбилиси, 1985. — № 3 — С.96.

Блюм Р. Алкоголь и преступность.- США, 1967.

Бородин С.В. Уголовный закон и усиление охраны жизни, здоровья, свободы и достоинства личности //Советское государство и право.- 1987.- №9.- С.87-97.

Вандышев В.В. Виктимология: что это такое? – Л.: Знание, 1978. – 19с. Место хранения: НБ ауд 564934; Мд 30316

Вандышев В.В. Новые книги по проблемам виктимологии.- Виктимологические проблемы борьбы с преступностью.- Иркутск, 1982.- С.114-119.

Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб. науч. тр. – Иркутск: ИГУ, 1988. – 136с. Место хранения: НБ 325005.

Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Сб. ст. – Иркутск: ГУ, 1982. – 134 с. Место хранения: НБ М226226.

Гентиг Г. Преступник и его жертва.- Нью-Йорк, 1948.

Гентиг Г. Заметки о взаимодействии преступника и жертвы //Журнал уголовного права и виктимологии.- США.- 1940.- Т.31.- С.303-309.

Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория //Социологические исследования.- 1991.- №4.- С.72-78.

Гилинский Я.И. Девиантное поведение в зеркале социологии (По материалам СССР) //Актуальные проблемы социологии девиантного поведения и социального контроля.- М., 1992.- С.5-31.

Грудинская И. С позиции виктимологии: Наука о жертве //Российский адвокат.- 1997.- №6.- С.20-21. Место хранения: НБ 30к 7051

Дагель П.С. “Вина потерпевшего” в уголовном праве //Советская юстиция.- 1967.- №6.

Дагель П.С. Виктимологические аспекты криминологических и уголовно-правовых исследований //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск., 1982 – С.6-15.

Демографический профиль жертв преступлений //Борьба с преступностью за рубежом. – 1994. — №4. – С.4.

Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность.- М., 1982.

За что нас убивают //Аргументы и факты.- 1993.- №5.- С.7.

Звирбуль В.К., Шляпочников А.А. О состоянии и перспективах развития советской виктимологии //Социалистическая законность.- 1976.- №8.

Карпец И.И. Проблема преступности.- М., 1969.

Карпец И.И. Пути развития наук криминального цикла.- М.: Всесоюзный институт по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности, 1968.

Карпец И.И. Современные проблемы уголовного права и криминологии.- М., 1976.

Квашис В. Жертвы преступлений: кто им поможет //Советская юстиция.- 1993.- №7.- С.8.

Клеандров М.И. Хозяйственно-правовая виктимология: концепция, методология исследований //Советское государство и право.- 1989.- №3.- С.87-92.

Коновалов В.П. Перспективы развития виктимологии //Теория и практика борьбы с правонарушениями. – Душанбе, 1982. — № 1. – С. 107.

Коновалов В.П., Болдырева И.А. Личностная виктимность и виктимное поведение несовершеннолетних потерпевших от изнасилования. – Душанбе, 1987. – С.6.

Криминалистическая виктимология. Вопросы теории и практики: Сб.науч. тр: — Иркутск : ИГУ ,1980. — 160с. Место хранения : Ая 449322

Криминология: Учебник для юридических ВУЗов /Под ред. Коробейникова Б.В., Кузнецовой Н.Ф., Миньковского Г.М.- М.: Юридическая литература, 1988.- Гл.6.- §4.

Криминология: Учебник для юридических ВУЗов /Под общ. ред.Долговой Н.И.- М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.- Раздел 1V .- Гл.6; Раздел V.- §4.

Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии.- М., 1968.

Кудрявцев В.Н. Причины правонарушений.- М., 1976.

Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации.- М.: МГУ,1984.

Лупарев Г.П. Преступление и его жертва . — Алма – Ата : Знание , 1998 – 39 с. Место хранения : НБ 249664

Маркелов А.В. Возможна ли виктимология как отрасль науки //Изв. АН КазССР: Серия общих наук. – 1985. — №6. – С. 67-72. Место хранения: НБ 30К71.

Миндагулов А.Х. Виктимология и профилактика правонарушений //Проблемы профилактики правонарушений в советской литературе.- №4.- М.: Академия МВД СССР, 1976.

Минская В.С. Отрицательное поведение потерпевшего – одна из категорий виктимологии //Советское государство и право, 1980. — № 7. – С. 136-139.

Мухамедзянов Н. Международный форум виктимологов //Государство и право.- 1997.- №12.-С.114-115.

Нуртаев Р.Т. О виктимологических аспектах неосторожной преступности //Современные проблемы уголовного права и криминологии.- Владивосток, 1991.- С.140-143.

Опрос жертв преступлений для оценки уровня преступности в США //Проблемы преступности в капиталистических странах /ВИНИТИ.- 1984.- № 6.- С.39-47.

Остроумов С.С., Франк Л.В. О виктимологии и виктимности //Советское государство и право, 1976.- Вып.4.

Полубинский В.И. Криминальная виктимология. Что это такое? – М.: Знание, 1977. – 64 с. Место хранения: НБ Анд 966973.

Полубинский В.И. Правовые основы учения о жертве преступления: Учеб. пособие. – Горький: Горьк.ВШ МВД СССР, 1979. – 84с. Место хранения: НБ Мд 86196; ауд. 585584.

Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии: Сборник статей.- Душанбе, 1977.

Ривман Д.В. О некоторых понятиях криминальной виктимологии// Виктимологические проблемы борьбы с преступностью.- Иркутск, 1982. – С.15-24.

Ривман Д.В. О содержании понятия “виктимность” //Вопросы теории и практики борьбы с преступностью.- Л., 1974.

Романов В.В. Виктимологический аспект профилактики преступлений //Профилактика преступлений: Учеб. пособие для юрид. ВУЗов.- Гл.13.- Мн.: Университетское, 1986.

Романов В.В. Основы криминальной виктимологии.- Мн.:ВШ МВД, 1980.

Современные проблемы развития виктимологии //Борьба с преступностью за рубежом.- 1996.- №9. – С.33.

Тартаковский А.Д. Виктимологическая классификация потерпевших от преступлений, совершаемых в сфере семейно-брачных отношений //Уч. записки Тарт. ун-та. – 1987. – Вып. 756. – С. 54-60. Место хранения: НБ 05.

Угрехелидзе М.Г. Диалектика объективного и субъективного в виктимогенной ситуации //Вопросы социалистического государства и права. – Тбилиси, 1984. – С.81-91.

Фаттах А. Виктимология: что это такое и каково ее будущее? //Международное криминологическое обозрение.- Т.21.- №2.- Париж, 1967.

Фаттах А. Жертва — соучастник преступления.- Канада, Монреаль, 1968.

Франк Л.В. Виктимология - одно из направлений в советской криминологии //Вопросы изучения преступности и борьбы с ней.- М.. 1975.

Франк Л.В. Виктимология и виктимность. Об одном новом направлении в теории и практике борьбы с преступностью: Учеб. пособие. – Душанбе, 1972. – 113с. Место хранения: НБ анд 788413; ауд 460566.

Франк Л.В. Некоторые теоретические вопросы сопоставления советской виктимологии //Потерпевший от преступления. – Владивосток, 1974. – С. 5-16.

Франк Л.В. О виктимологических исследованиях //Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии . — Душанбе, 1971.

Франк Л.В. О классификации потерпевших в целях виктимологических исследований //Вопросы уголовного права, прокурорского надзора, криминалистики и криминологии.- Душанбе, 1968.

Франк Л.В. Понятие о криминальной виктимологии и виктимности и некоторые ее аспекты в преступлениях против жизни и здоровья. //Вопросы криминалистики, криминологии и судебной экспертизы.- Баку, 1972.

Франк Л.В. Потерпевшие от преступления и проблемы советской виктимологии. – Душанбе: Ирфон, 1977. – 237с. Место хранения: НБ ан 992209; ау 555511.

Холыст Б. Роль жертвы в расследовании убийства.- Общество и право.- №11.- Варшава, 1964.

Холыст Б. Факторы, формирующие виктимность //Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1984. — №41 – С.73-77.

Чмоляк Л.И. Некоторые теоретические вопросы советской виктимологии: нравственный аспект виктимности //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск,1982.– С.100-108

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология: теоретические аспекты, практическое применение.- Гл.III.- §5.- С.209-217.

Экснер Ф. Криминология.- Берлин, 1949. (На нем. языке).

 

Раздел II.
Основные направления преодоления криминальной виктимизации населения. Виктимологическая профилактика

Алексеев А.И., Васильев Ю.В., Смирнов Г.Г. Как защитить себя от преступника.- М., 1990.

Алимов С.Б. и др. Предкриминальные конфликты – единое поле уголовно-правового и криминологического регулирования //Методологические проблемы уголовно-правового регулирования общественных отношений.- М., 1992.- С.63-69.

Афанасьев В.С. Девиантное поведение несовершеннолетних: социологическая характеристика состояния и механизма детерминации //Актуальные проблемы социологии девиантного поведения и социального контроля.- М., 1992.- С.59-101.

Безлепкин Б.Т. и др. Защита прав и законных интересов потерпевших от преступлений: УII Конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Милан, август-сентябрь 1985г.). – М.: Акад. МВД СССР, 1985. – 54 с. Место хранения: НБ 82567.

Блок Ричард. Определение уровня виктимизации: влияние методики, выборки и региона //Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьбы с ней».- Рим:ЮНИКРИ, 1992.

Брусницын Л. Обеспечение безопасности потерпевших и свидетелей //Законность.- 1997.- №1.- С.36-39. Место хранения: НБ 30к 795

Вавилова Л.В. Организационно-правовые проблемы защиты жертв преступлений:. Автореф.дис… канд.юрид.наук.- М.: НИИ МВД РФ, 1995.- 23с. Место хранения: НБ 2 Ад 9373.

Вандышев В.В. Виктимологический аспект предупреждения преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии аффекта //Вестник Ленинградского Государственного университета.- М., 1977.- №5.

Ведерникова О. Фонд для жертв преступлений //Социалистическая законность, 1990. – № 11 – С.25-28.

Веммерс И.М., Зеилстра М. Служба по оказанию помощи жертвам преступлений в Нидерландах //Голландское уголовное право и политика.- 1993.- Вып.3.

Виктимология и профилактика правонарушений: Сб. науч. тр. – Иркутск: ИГУ, 1979. – 190с. Место хранения: НБ Ая 473946.

Волков В.М. Как ты поступишь, если … //Как уберечься от преступления.- М.1990.

Готлиб Е.М., Романова Л.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений против личности //Виктимология и профилактика правонарушений.- Иркутск, 1979.- С.64-66.

Гришин В., Мельниченко О. Виктимологические аспекты правового воспитания несовершеннолетних //Советская.юстиция, 1988. — №9 – С.8-10.

Звекич У. Обзоры виктимизации: международная перспектива.- М.: ЮНИКРИ, МВД РФ, 1993.

Звекич У. Сравнение с обзорами в странах Восточной и Центральной Европы.- М.: ЮНИКРИ, МВД РФ, 1993.

Звекич У., А.Альвацци дель Фрате. Обзор виктимизации в развивающихся странах. Предварительные ключевые результаты Международного обзора виктимизации 1992 года //Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьба с ней».- Рим: ЮНИКРИ. 1992.

Зубкова В.И. Виктимологические меры предупреждения преступлений //Вестник МГУ.- Серия 11.- 1990.- №3.- С.53-60.

Казанцев В.И. Виктимологические аспекты управления //Государство и право.- 1992.- №1.- С.35-42.

Кокорев Л.Д. Некоторые вопросы виктимологии, ее влияние на признание лица потерпевшим и его участие в расследовании и профилактике преступлений //Виктимология и профилактика правонарушений: Сборник науч. тр.- Иркутск: Иркутский гос. ун-т, 1979.- С.55-61.

Коновалов В., Петрова Н.О. О классификации закономерностей виктимизации от преступности //Укрепл. соц. законности и совершенствование законодательства.- Душанбе, 1984. – С. 40-46.

Коновалов В.П. Виктимность и ее профилактика //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982 – С.25-31.

Коновалов В.П. О виктимологическом аспекте профилактики преступлений //Повышение эффективности законодательства в свете реш. 26 съезда КПСС. – Душанбе, 1984. – С.79-84.

Коновалов В.П., Норов В.С.. Франк Л.В. Снижение виктимности граждан — важная задача профилактической работы //Передовой опыт.- №13.- М.: МВД СССР, 1977.

Коновалов В.П., Петрова Н.М. Виктимизация и виктимность пешеходов //Укрепление законности и правопорядка,.совершенствование советского законодательства и социалистической государственности.- Душанбе, 1978.- №2.

Коновалов В.П., Франк Л.В. Об организации виктимологического направления профилактики преступности в Таджикской ССР.- Душанбе, 1976.

Коробеев А.И. Виктимологические аспекты предупреждения неосторожных преступлений в сфере взаимодействия и техники //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск,1982. – С.78-84.

Кошнир Л. Жертвы преступлений нуждаются в защите //Закон и жизнь.- Кишинев, 1991.- №9.- С.26.

Кривич М., Ольгин О. Чикатило и его жертвы. – М.: Изограф, 1996. – 158 с. Место хранения: НБ 10К 98249; 10К 98250.

Кури Гельмут. Международное сравнительное исследование виктимизации населения.- М.: ЮНИКРИ, МВД РФ, 1993.

Кури Гельмут. Обзор виктимизации в Германии: Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьба с ней».- Рим: ЮНИКРИ, 1992.

Мартаковский А. Факторы, влияющие на повышенную виктимность потерпевших от истязаний //Укрепление социалистической законности и совершенствование законодательства. – Душанбе, 1984. – С. 36-40

Мельникова Э. .Виктимизация несовершеннолетних: Международный обзор уголовной политики.- Нью-Йорк: ООН, 1990.

Мошак Г. Предупреждение убийств в быту //Социалистическая законность, 1988.- №3.- С.51.

Опрос жертв преступлений (в особенности, половых,) по телефону как новый метод в работе полицейских криминалистов //Monatsschr.fur Kriminologia и Stratrechtsreform. 1991 – Jg. 7, 4, 11, 3 – С.159-173.

Полубинский В.И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений: Учеб. пособие. – М.: Академия МВД СССР, 1980. – 77 с. Место хранения: НБ Мд 103585.

Ривман Д.В. Виктимологическая профилактика. Ее особенности и место в системе криминологического предупреждения преступности //Вопросы профилактики преступлений.- Л.:Высшее политическое училище МВД, 1987.- С.52-62.

Ривман Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений.- Л., 1975.

Ривман Д.В. Виктимологический аспект аналитической работы в органах внутренних дел.- Л., 1977.- 70 с.

Ривман Д.В. Использование данных виктимологии в организации борьбы с преступностью //Уголовная политика Советского государства в свете решений 26 съезда КПСС.- М., 1982. – С.54-58.

Романов В.В. Криминальная виктимизация населения в Республике Беларусь: состояние, тенденции, перспективы преодоления //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- №12.- Мн.: НИИПККиСЭ, 1997.

Романов В.В. Преступность и виктимизация населения Республики Беларусь //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- Вып.11.- Мн.:НИИПККиСЭ, 1996.

Романов В.В. Преступность и виктимизация: Материалы научной конференции Научно-исследовательского института проблем криминологии, криминалистики и судебной экспертизы МЮ РБ, 1993 г. — Мн.: НИИПККиСЭ, 1994.- С.27-30.

Романов В.В. Современная виктимологическая обстановка в Республике Беларусь: характеристика, прогноз, пути стабилизации //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- №13.- Мн.:НИИПККиСЭ, 1997.

Рыбальская В.Я. Виктимологические исследования в системе криминологической разработки проблем профилактики преступлений несовершеннолетних //Вопросы борьбы с преступностью.- 1980.- Вып.33.- С.32-40.

Рыбальская В.Я. Виктимологические исследования преступности несовершеннолетних //Актуальные вопросы укрепления законности и правопорядка в районах интенсивного экономического развития Урала, Сибири и Дальнего Востока.- М..1975.

Рыбальская В.Я. Методика изучения личности потерпевшего. — Иркутск, 1975.

Рыбальская В.Я. О виктимологическом анализе преступности несовершеннолетних: Общий взгляд на проблему //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982. – С. 32-42.

Рыбальская В.Я. О виктимологическом направлении профилактики преступности несовершеннолетних. //Виктимология и профилактика правонарушений .- Иркутск, 1979.- С.66-71.

Семашко А. Уровни виктимизации в Восточной Европе. Сравнивать или не сравнивать? //Материалы конференции «Понимание преступности: опыт преступности и борьба с ней».- Рим: ЮНИКРИ, 1992.

Сперанский К.К. Проблемы уголовно-правовой борьбы с преступлениями несовершеннолетних. Автореф. дис… доктора юрид. наук.- М.: МГУ, 1992.- 38с. Место хранения: НБ 189889 92.

Сорокотягина Д.А. Виктимологические аспекты изучения личности потерпевшего //Виктимология и профилактика преступлений: Сборник науч. тр.- Иркутск: Иркутский гос. ун-т, 1979.- С.88-92.

Статистика жертв преступлений в США //Борьба с преступностью за рубежом.- 1994. — №5. – С.4.

Страх виктимизации и симптомы психопатологии у заключенных //Борьба с преступностью за рубежом.- 1994. — №7. – С.32.

Твердая И.Н. Поведение потерпевшего и предупреждение преступлений //Потерпевший от преступления.- Владивосток, 1974.

Турчин Д.А. Виктимологические задачи в криминалистике //Потерпевший от преступления.- Владивосток, 1974.

Фактор страха и проблемы профилактики преступности //Проблемы преступности в капиталистических странах .-1983.- №1.- С.31-34.

Факторы, влияющие на объем мер защиты населения от преступников //Проблемы преступности в капиталистических странах. — 1986. - №12.

Франк Л.В. Виктимологический аспект социального контроля и профилактики правонарушений //Профилактика правонарушений.- Вып.5.- М.: Академия МВД СССР, 1977.

Франк Л.В. Роль виктимологических исследований в разработке криминалистической тактики //Актуальные вопросы государственного строительства и укрепления социалистической законности в Таджикской ССР.- Душанбе, 1973.

Чечель Г.И. Виктимологические аспекты профилактики умышленных убийств //Актуальные вопросы государства и права на современном этапе. – Томск, 1983. – С.168-170.

Чечель Г.И. Поведение потерпевших и его значение в предупреждении преступлений //Пути повышения эффективности борьбы с преступностью. – Барнаул, 1983. – С.110-121.

Чечель Г.И. Понятие жертвы преступления: соотношение с уголовно-процессуальным понятием //Актуальные вопросы борьбы с преступностью. – Томск, 1984. – С.107-113.

 

Раздел III.
Правовой статус жертв преступлений: законодательные и иные нормативно-правовые акты, меры постделиктной помощи, компенсация и реституция

Всеобщая декларация прав человека : Принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 10 декабря 1948 г.

Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью: принята Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 29 ноября 1985 г.	

Конституция Республики Беларусь. Принята на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года.- Мн.:Беларусь, 1997.- 92 с.

Уголовный кодекс Республики Беларусь.- Мн.:Амалфея, 1998.- 208 с.

Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.- Мн.:Репринт, 1996.- 304 с.

Гражданский кодекс Республики Беларусь.- Мн.: Амалфея, 1996.- 271 с. (ст.ст. 7, 456,457).

Закон Республики Беларусь “О социальной защите инвалидов в РБ”:11.11.91 //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь.- 1991.- №34.- Ст.611; 1994.- №8.- Ст.115; 1996.- №21.- Ст.380, №21.- Ст.392.

Закон Республики Беларусь “О защите прав потребителей”:19.12.93 //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь.- 1993.- №35.- Ст.447.

Закон Республики Беларусь “Об обращениях граждан”:6.06.1996 //Ведомости Верховного Совета Республики Беларусь.- 1996.- №21.- Ст.376.

Закон Республики Беларусь “О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь”:17.05.1997 //На страже. — 1997.- 7 июня.

Закон Республики Беларусь “О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный и Исправительно-трудовой кодексы Республики Беларусь”:31.12.1997 //На страже.- 1998.- 3 февраля.

Правила возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина: [Утверждены постановлением Кабинета Министров Республики Беларусь, 9.11.1994, №172] (С изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Кабинета Министров РБ от 8 ноября 1995 года, №619) //СУ РБ.- 1994.- №10.- Ст.264

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О практике применения судами законодательства, регламентирующего участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве [Постановление, 04.09.1992, №11] //Судовы веснiк.- 1992.- №4.

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О практике применения судами ст. 7 ГК РБ о защите чести и достоинства граждан и организаций [Постановление, 18.12.1992, №14] //Судовы веснiк.- 1993.- №1.

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О практике применения законодательства и возмещении ущерба, причиненного преступлением [Постановление, 23.03.1995, №1] //Судовы веснiк.- 1995.- №2.

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина [Постановление, 14.09.1995, №10] //Судовы веснiк.- 1995.- №4.

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда [Постановление, 20.09.1996, №10] //Судовы веснiк.- 1996.- №4.

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О внесении изменений в постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 сентября 1996 г. “О применении законодательства, регулирующего материальное возмещение морального вреда” [Постановление, 12.12.1996, №16] //Судовы веснiк.- 1997.- №1.

Республика Беларусь. Верховный Суд. Пленум. О внесении изменений в постановление №1 Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 марта 1995 года “О практике применения законодательства о возмещении вреда, причиненного преступлением“ [Постановление, 12.12.1996, №17] // Судовы веснiк.- 1997.- №1.

Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии.- М.. 1987.- С.8-15.

Батищева Л.В. О соотношении права и обязанности потерпевшего дать показания. //Вопросы совершенствования предварительного следствия.- М., 1983. – С. 58-66.

Беньковска Э. Стандарты Европейского Совета в отношении жертв преступлений и предстоящая реформа материалов уголовного права в Польше //Общество и право.- Варшава, 1990.- №45.- С.93-100.

Блант У. Жертвы и судопроизводство в Америке //Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.- Вып.11.- Мн.:НИИПККиСЭ, 1996.- С.96.

Блиндер Б.А. Поведение потерпевшего и уголовная ответственность. //Проблемы государства и права.- Ташкент, 1980.

Блиндер Б.А. Объект преступления и потерпевший в преступлениях против личности //Проблемы советского государства и права.- Ташкент, 1970.

Божкова Н.Р. Установление виктимологической стороны поведения при допросе потерпевших //Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. – Саратов, 1987. — № 6 – С. 37-40.

Божьев В.П. К вопросу о понятии потерпевшего в советском уголовном процессе: Ученые записки ВИЮН.- М., 1962.- Вып.14.

Божьев В.П. Процессуальное положение потерпевшего //Советская юстиция.- 1975.- №8.

Булатецкий А.И. Опыт изучения личности потерпевших при расследовании убийств //Вопросы изучения личности на предварительном следствии.- М., 1969.

Бурданова В.С. Изучение личности потерпевшего при расследовании дел о доведении до самоубийств //Виктимология и профилактика правонарушений.- Иркутск, 1979.

Бурданова В.С., Быков В.М. Виктимологические аспекты криминалистики: Учеб. пособие. – Ташкент: ТВШ МВД СССР, 1981. – 79 с. Место хранения: НБ М 182347

Вандышев В.В. Виктимологический аспект предупреждения преступлений, совершенных при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии аффекта. //Вестник Ленинградского Государственного Университета.- М., 1977.- №5.

Вандышев В.В. Правовые и этические проблемы использования данных виктимологии в советском уголовном судопроизводстве: Автореф.дис.. канд.юрид.наук.- Л.: ЛГУ, 1977.- 25с. Место хранения: НБ Ая 328639.

Вандышев В.В. Процессуальные гарантии лица, виктимного в связи с собственным антиобщественным поведением //Гарантии прав личности в советском уголовном праве и процессе.- Ярославль, 1977.

Виды помощи лицам, пострадавшим от преступлений //Проблемы преступности в капиталистических странах. – 1983. - № 11. – С.64.

Викулин А.Ю. Понятие ущерба в УК РФ: применительно к гл.22 //Государство и право.- 1994.- №4.- С.99-103.

Винкель Ф.В. Полиция, потерпевшие и предупреждение преступности. Некоторые рекомендации по работе с потерпевшими на основании исследований //Британский журнал криминологии, 1991.- Вып.31.

Воронцов С. Обеспечение процессуальной безопасности потерпевшего и свидетеля: О необходимости принятия закона “О защите свидетелей, потерпевших и других лиц, содействующих их уголовному судопроизводству //Российская юстиция.- 1996.- №11.- С.25. Место хранения: НБ 30к 2212

Галкин Б., Ружек А. Потерпевший как субъект уголовно-процессуальной деятельности (Теория и практика СССР и ЧССР) //Вестник МГУ. Серия 11: Право.- 1987.- №2.- С.26-35. Место хранения: НБ 30к 1376

Глинский И., Иванов Л. Виктимизация в СССР: теоретический подход и эмпирические исследования //Жертвы и уголовное правосудие.- Германия: Фрайбург, 1991.

Горбачева Е.В. Виктимологические аспекты в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних: Авт.дис. … канд.юр.наук / ЛГУ – Л, 1981. – 24.

Горбачева Е.В. Виктимологические аспекты уголовного судопроизводства по делам несовершеннолетних //Правоведение, 1981. — №3 – С. 92-95. (Л.)

Горбачева Е.В. Некоторые особенности потерпевшего в уголовном судопроизводстве по делам несовершеннолетних //Вестник ЛГУ.- 1981.- №17: Экономика, философия, право.- Вып.3.- С.113-116. Место хранения: НБ 05

Дагель П.С. Имеет ли “согласие потерпевшего” уголовно-правовое значение? //Советская юстиция.- 1972.- №3.

Дагель П.С. Потерпевший в советском уголовном праве //Потерпевший от преступления.- Владивосток, 1974.

Дорохов В. Основание признания лица потерпевшим //Советская юстиция, 1976. — № 14. – С.8-9.

Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Психология показаний свидетелей и потерпевших. – Алма-Ата: Наука, 1975. – 192 с.

Дубривный В.А. Кто является потерпевшим от преступления? //Социалистическая законность.- 1965.- №4.

Журавель В.А. Допрос потерпевшего: оценка восприятия и интерпретации //Проблемы социалистической законности. – 1986. – С.129-132. Место хранения: НБ 30К 5146.

Законопроект по защите жертв маниакального преследования в Великобритании //Борьба с преступностью за рубежом.- 1997. — №7. – С.37.

Защита прав потерпевшего в уголовном процессе: Сравнительные исследования /Отв. ред. А.М.Ларин.- М.: Наука, 1993.- 245с. Место хранения: 10к 100798

Звечаровский И.Э. Уголовно-правовые нормы, поощряющие посткриминальное поведение личности.- Иркутск, 1991.

Иванов Ю. Представитель потерпевшего //Социалистическая законность, 1985. – № 8. – С.57-59.

Ильина Л.В. Уголовно-процессуальное значение виктимологии //Правоведение.- 1975.- №3.

Ильина Л.В. Участие потерпевшего и его представителя в доказывании по уголовному делу: Авт.дис…канд.юрид.наук. – Л., 1975. – 25с.

Кайзер Г. Общественное мнение об уголовном законе, виновности, наказаниях, преступниках и жертвах //Материалы IV советско- западногерманского симпозиума по криминологии, уголовному праву и процессу (Киев, 8-10 окт. 1987 г.) – Киев, 1990. – С.35-55.

Кайзер Г., Кури Г., Альбрехт Г.И. Жертвы и уголовное правосудие.- Германия: Фрайбург, 1991.

Калашникова Н.Я. Расширение прав потерпевших //Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве СССР.- М., 1959.

Кальман А.С. Выявление и оценка виктимологических факторов по делам об изнасиловании – Харьков: ХЮИ, 1986. — С.11.

Касымов А.А. Показания потерпевшего как источник доказательства: Сб.науч.тр. /ТашГУ.- 1980.- №636.- С.129-136.

Кивель В. Защита прав человека и гражданина в уголовном судопроизводстве //Судовы веснiк.- 1997.-№4.- С.48-49.

Клеандров М.И. О хозяйственно-виктимологических научно-правовых исследованиях //Изв.АН Тадж.ССР. Серия: Философия, экономика, правоведение.- 1987.- №2.- С.63-69. Место хранения: НБ 30к 134

Клеандров М.И. Хозяйственно-правовая виктимология: концепция, методология исследований //Советское государство и право. – М., 1989.- №3. – С. 87-92.

Клейменов М.П. Виктимность при совершении групповых преступлений //Проблемы групповой и рецидивной преступности. – Омск, 1981. – С. 92-99.

Клюканова Т.М. Потерпевший в насильственных преступлениях: Уголовно-правовые и криминалистические вопросы //Вестник ЛГУ, 1983. - № 5.- Вып. 1. – С. 106-108

Кокорев Л.Д. Некоторые вопросы виктимологии, ее влияние на признание лица потерпевшим и его участие в расследовании в профилактике преступлений //Виктимология и профилактика правонарушений .- Иркутск, 1979.- С.55-61.

Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе.- Воронеж: Воронеж.ГУ, 1964.- 138с. Место хранения: НБ Ау 173392, Ан 438668

Комиссаров В. Свидетель и потерпевший в уголовном судопроизводстве //Российская юстиция.- 1994.- №8.- С.50-51. Место хранения: НБ 30к 2212

Красиков А.Н. Сущность и значение согласия потерпевшего в советском уголовном праве. – Саратов: СарГУ, 1976. – 121с. Место хранения: НБ ан 936098.

Криминалистическое и уголовно-правовое значение поведения потерпевшего при расследовании умышленных убийств //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью. – Иркутск, 1982. – С.71-77.

Кузнецова И.Н. Уголовное значение “вины потерпевшего” //Советская юстиция.- 1967.- №4.

Лазарева В. Защита прав и интересов несовершеннолетних потерпевших в уголовном процессе //Социалистическая законность.- 1980.- №3.- С.49-50.

Лазарева В.А. Гарантии прав потерпевшего при окончании предварительного следствия //Уголовная ответственность и ее реализация. – Куйбышев, 1985. – С. 114-120.

Лашук Г.К. Сексуальные посягательства взрослых и их несовершеннолетние жертвы: Автореф. дис… канд.юрид.наук (12.00.08).- Казань, 1991.- 16с. Место хранения: НБ 158685 91.

Левертова Л.А. Уголовно-правовое и криминологическое значение поведения потерпевшего в бытовых преступлениях //Проблемы групповой и рецидивной преступности.- Омск, 1981.- С.64-74.

Леви А., Бицадзе Б. О расширении прав потерпевшего и его представителя в уголовном процессе //Советская юстиция.- 1989.- №10.- С.6-7. Место хранения: НБ 30к 2212

Любичева С.Ф. Некоторые проблемы защиты прав потерпевших //Прокурорская и следственная практика.- 1997.- №3.- С.79-87. Место хранения: НБ 30к 7361

Лютов А.А., Антонов-Романовский Г.В. Виктимность и нравственность //Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1980.- Вып.33.

Макарова З.В., Шимановский В.В. Охрана прав и законных интересов потерпевшего - важная задача уголовного судопроизводства //Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка.- 1979.- С.88-99.

Маликов М.Ф. Виктимологические аспекты эффективности судебного приговора //Проблемы совершенствования законодательства и повышения эффективности деятельности правоохранительных органов в свете новых конституций.- Уфа, 1979. – С. 140-150.

Махова Т.М. Обеспечение прав потерпевшего в судебной практике // Комментарий судебной практики за 1986 г. – М.; 1988. – С. 126-144.

Методы опознания жертв несчастных случаев //Проблемы преступности в кап. странах. – 1989. — №12. – С.46.

Минская В.С. Изучение личности потерпевшего //Социалистическая законность.- 1970.- №8.

Минская В.С. Криминологическое и уголовно-правовое поведение потерпевших //Вопросы борьбы с преступностью.- М., 1972.- Вып.16.

Минская В.С. Личность потерпевшего и ее криминологическое значение //Потерпевший от преступления. – Владивосток, 1974. – С. 81-97

Минская В.С. Некоторые особенности личности потерпевшего и преступника в связи с проблемой ответственности и профилактики: По материалам уголовных дел о преступлениях, спровоцированных отрицательным поведением потерпевшего //Виктимологические проблемы борьбы с преступностью.- Иркутск, 1982. – С.43-49.

Минская В.С. Опыт виктимологического изучения изнасилования //Вопросы борьбы с преступностью.- 1972.- 317.

Минская В.С. Ответственность потерпевшего за поведение, способствующее совершению преступления //Советская юстиция, 1969.-№4.

Минская В.С., Чечель Г.И. Виктимологические факторы и механизм преступного поведения.- Иркутск: ИГУ, 1988.- 149с. Место хранения: НБ 310192

Мысливый В.А. Виктимологические проблемы дорожно-транспортных происшествий //Проблемы дальнейшего укрепления соц. законности в деятельности органов внутренних дел. – Киев. 1986. – С. 68.

Мытник П. Уголовно-процессуальные гарантии интересов потерпевшего //Судовы веснiк.- 1997.- №1.- С.61-62. Место хранения: НБ 30к 2356

Нагимов М. К истории разработки проблемы психологии допроса потерпевших в советском уголовном процессе //Общественная наука в Узбекистане. – 1986. — № 1. – С. 42-48. Место хранения: НБ 30К 1574.

Нагимов М.Н. Некоторые процессуально-психологические вопросы изучения личности потерпевшего //Проблемы совершенствования мер борьбы с преступностью. – Ташкент, 1986. – С. 93-97.

Новая методика опроса свидетелей и жертв преступления // Проблемы преступности в кап. странах. – 1968. — №7. – С.43.

Номоконов В.А. Потерпевший как элемент ситуации совершения преступления //Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1977.

Падва Г. Этика и тактика допроса потерпевшего защитником обвиняемого //Советская юстиция.- 1987.- №7.- С.26. Место хранения: НБ 30к 2212

Петрова Н.М. Виктимологическая характеристика умышленных тяжких телесных повреждений. – Душанбе, 1984. – С.4. Депонир. рук. АН ИНИОН № 16101 26.03.84.

Плешаков А., Щерба С. Правовая оценка беспомощного состояния потерпевшего по уголовному делу //Советская юстиция, 1982. — №17. – С.11-12.

Подрезова Л., Изражь Е. Проблема виктимологии в судебно-психиатрической практике //Социалистическая законность. – М., 1987. - №11. – С.56-57.

Попруга В.И., Молдоваян В.В. Некоторые аспекты допроса в суде несовершеннолетних потерпевших //Криминалистика и судебная экспертиза.- 1980.- Вып.20.- С.19-24.

Потапенко С.В. Признание гражданина потерпевшим — важная гарантия конституционного права на судебную защиту от преступных посягательств //Проблемы совершенствования советского законодательства /ВНИИ советского законодательства.- 1985.- №31.- С.189-194. Место хранения: НБ 05

Потерпевший от преступления: Сб. статей /Отв. ред. П.С.Дагель – Владивосток: ДВГУ, 1974. – 216с. Место хранения: НБ ан 878560.

Потерпевший от преступления: Уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминологические и психологические аспекты: Труды по правоведению //Ученые записки Тарт.гос.ун-та.- Тарту: ТГУ, 1987.- Вып.756.- 84с. Место хранения: НБ 05

Потяркин Д.Е. О защите обвиняемого и “защите от обвиняемого” //Государство и право.- 1998.- №4.-0 С.94-98.

Похмелкин В.В. Учет поведения потерпевшего как критерий справедливости при назначении уголовного наказания //Актуальные проблемы общественных, естественных и технических наук. – Пермь, 1983. – С. 79-80.

Проблемы изучения личности участников уголовного судопроизводства: Межвуз. сб. науч.тр. – Свердловск: УрГУ, 1980. – 149с. Место хранения: НБ ау 602306.

Протченко П.А. Потерпевший как субъект уголовных правоотношений //Советское государство и право. – 1989. — № 11. – С. 78-83. Место хранения: НБ 30К 664.

Ратников Н. Потерпевший: защита его прав //Советская юстиция.- 1983.- №17.- С.10-12. Место хранения: НБ 30к 2212

Рахунов Р.Д. Расширение прав потерпевшего //Социалистическая законность.- 1960.- №4.

Резниченко И.Н. Защита в суде интересов потерпевшего //Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1977.

Резниченко И.Н. Защита в суде интересов потерпевшего //Потерпевший от преступления и проблемы советской виктимологии.- Душанбе, 1977.

Ривз Х. Великобритания: Забота о пострадавших //Преступление и наказание.- 1993.- №4-5.- С.46-48. Место хранения: НБ 30к 458

Ривман Д.В. Виктимологические аспекты общей профилактики преступлений //Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступности. – Омск, 1986. – С.22-32.

Ривман Д.В. Некоторые вопросы изучения личности и поведения потерпевшего от преступления //Преступность и ее предупреждение.- Л., 1971.

Ривман Д.В. Потерпевший от преступления: личность, поведение, оценка.- Л.. 1973.

Рогачевский Л. Виктимологический аспект преступлений, совершенных в состоянии аффекта //Советская юстиция, 1983. — № 17. – С. 12-14.

Роднов А.М. О роли поведения потерпевшего в оценке общественной опасности субъекта преступления. //Труды Карагандинской ВШ МВД СССР.- Караганда, 1972.

Рудзитис О.В. Уголовно-правовое значение поведения потерпевшего по делам о мошенничестве //Вопросы борьбы с преступностью.- Рига, 1975.- Вып.2.

Рыбальская В.Я. Уголовно-правовое, уголовно-процессуальное и виктимологическое понятие потерпевшего //Правоведение.- 1976.- №3.

Сабитов Р.А Совершенствование уголовно-правового регулирования посткриминального поведения //Современные проблемы уголовного права и криминологии.- Владивосток, 1991.- С.140-143.

Савинов В.Н. О влиянии «вины потерпевшего» на его процессуальное положение //Гарантии прав личности в социалистическом уголовном процессе.- Ярославль, 1977.- №2.

Савинов В.Н. Потерпевший в уголовном процессе: Сравнительно-правовое исследование: Авт. дис. …канд.юрид.наук.- Харьков: ХЮИ, 1978.- 17с.

Савицкий В.М. Если человек пострадал от преступления.- М.: Знание, 1967.- 80с. Место хранения: НБ Анд 548835

Савицкий В.М. Потерпевший от преступления: расширение прав, усиление процессуальных гарантий //Советское государство и право. – М., 1986. — № 5. – С. 74-81

Савицкий В.М., Патеружа И.И. Потерпевший в советском уголовном процессе.- М.: Госюриздат, 1963.- 171с. Место хранения: Ау 152444, Ан 416390

Саркисянц Г.П. Процессуально-психологические особенности допроса несовершеннолетних потерпевших //Общественные науки в Узбекистане. – 1985. — № 11. – С.44-51. Место хранения: НБ 30К 1574

Скрипченко Б.В. Виктимологические аспекты в советском уголовном процессе: Автореф. дис… канд. юрид. наук.- Л.: ЛГУ, 1977.- 20с. Место хранения: НБ Ая 320518.

Соболева С.Б. Виктимологический аспект конфликтных ситуаций в семье //Вопросы борьбы с преступностью, 1976.- Вып.25.

Соглашение о возмещении убытков жертвам преступлений //Проблемы преступности в капиталистических странах //ВИНИТИ. — №10. – 1984. – С.36.

Соотак Я. Некоторые вопросы виктимности супруга //Таллин: Сов. право, 1980. — №5.- С.3 57-362.

Соотак Я.Я. Потерпевший от преступления, совершенного на почве конфликтов между супругами //Уч. записки Тарт. Ун-та, — 1987. – Вып. 756. – С. 35-42. Место хранения: НБ 05.

Сорокотягина Д.А. Некоторые процессуальные возможности получения следователем данных о психологических особенностях личности несовершеннолетнего потерпевшего // Борьба с преступностью несовершеннолетних в условиях научно-технического прогресса. – Свердловск, 1982. – С.64-69.

Сорокотягина Д.А. Некоторые социально-криминологические аспекты изучения личности потерпевшего //Социальное управление и право.- Свердловск, 1976.- Вып.19.- С.115-119.

Сорокотягина Д.А. Виктимологические аспекты изучения личности потерпевшего //Виктимология и профилактика правонарушений.- Иркутск, 1979.

Стручков Н.А. Объект преступного посягательства и система особенной части УК //Советское государство и право. – 1987. - №12. – С. 88-93. Место хранения: НБ 30К664.

Тартаковский А. Факторы, влияющие на повышенную виктимность потерпевших от истязаний //Укрепление социалистической законности и совершенствование законодательства.- Душанбе, 1984.- С.36-40.

Тартаковский А.Д. К характеристике личности потерпевших по делам об истязании //Укрепление законности и правопорядка, совершенствование советского законодательства и социалистической государственности.- Душанбе, 1977.- Вып.1.- С.126-134.

Тартаковский А.Д. Некоторые криминологические и виктмологические вопросы истязания несовершеннолетних членов семьи. //Укрепление законности и правопорядка в период развития социализма .- Душанбе. 1976 .

Технологические особенности допросов жертв преступлений //Борьба с преступностью за рубежом.- 1995. — №8. – С.26.

Топильская Е.В. О правовом понятии беспомощного состояния потерпевшего //Вестник ЛГУ.- Серия 6: История КПСС, научный коммунизм, философия, право.- 1989.- Вып.4.- С.84-88. Место хранения: НБ 30к 1142

Филановский С.И. Влияние поведения потерпевшего на ответственность субъекта преступления //Советская юстиция.- 1972.- №14.

Франк Л.В. Виктимологическая характеристика личности преступника //Теоретические проблемы учения о личности преступника.- М., 1979.

Франк Л.В. Виктимография как метод описания отдельного преступления //Укрепление законности и правопорядка, совершенствов&agнбе, 1966.

Франк Л.В., Коновалов В.П. Виктимологические аспекты хулиганства //Актуальные вопросы теории и истории права и применения советского законодательства. – Душанбе, 1975. – с. 233-249.

Франк Л.В., Коновалов В.П., Петрова Н.М. Об одном опыте изучения личности потерпевшего от преступления //Проблемы теории и истории социалистического государства, права и советского строительства.- Душанбе, 1973.- №2.

Франк Л.В., Петрова Н.М. Виктимологическая информация при обобщении судебной практики //Укрепление законности и правопорядка, совершенствование советского законодательства и социалистической государственности.- 1977.- Вып.1.- С.119-126.

Франк Л.В., Соболева С.Б. Некоторые направления виктимологических исследований семейно-бытовых отношений при изучении преступности //Актуальные вопросы теории и истории права и применения советского законодательства. – Душанбе, 1975. – С.266-274.

Франк Л.В., Тартаковский Л.Д. Опыт виктимологического исследования истязания //Актуальные вопросы теории и истории права и применения советского законодательства.- – Душанбе, 1975. – С. 233-249

Халиков А. Ответственность за половые преступления против несовершеннолетних: Автореф.дис… канд.юрид.наук.- Ташкент, 1975.- 26с. Место хранения: НБ Ая 283699

Центров Е.Е. Виктимологические аспекты криминалистики //Криминалистическая виктимология.- Иркутск, 1980.

Центров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. – М.: МГУ, 1988. – С.160.

Центров Е.Е. Специфика взаимоотношений преступника и потерпевших по делам о половых преступлениях //Вопросы личности преступника.- М.. 1971.

Чепульченко А.М. Понятие потерпевшего по советскому уголовному процессу //Труды Киевской высшей школы МВД СССР. – 1974. — № 8. – С. 176-191.

Шейфер С.А., Лазарева В.А. Процессуальная функция законного представителя несовершеннолетнего потерпевшего на предварительном следствии //Проблемы укрепления социалистической законности и правопорядка.- 1979.- С.100-107.

Шешуков М.П. О моральном вреде как основании признания потерпевшим // Правоведение.- 1974.- №2.

Шнейдер Х. Жертва преступления как главное лицо в развитии процесса надзора за уголовной преступностью. //Universitat. – Stuttgart, 1990. — № 45. Ч.7 – С.627-636.

Шостак М.А. Вопросы виктимологии умышленных телесных повреждений. //Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, суда, юстиции по борьбе с преступностью в свете решений 25 съезда КПСС.- М., 1977.

Шостак М.А. Вопросы виктимологии умышленных телесных повреждений. //Повышение эффективности деятельности органов прокуратуры, судов, юстиции по борьбе с преступностью в свете решений 25 съезда КПСС.- М., 1977.

Шутов А.В. Обеспечение явки свидетелей и потерпевших в суд как один из организационных аспектов его деятельности //Актуальные проблемы законодательства и правоприменительской практики. – М., 1988. – С.223-228. Рук.депонир. в ИНИОН АНСССР № 37457.

Щерба С. Психологические особенности допроса раненых и больных потерпевших //Социалистическая законность.- 1978. - № 10. – С.55. Место хранения: НБ 30К 795.

Эрделевский Н.М. Проблемы компенсации морального вреда в зарубежном и российском законодательстве и судебной практике //Государство и право.- 1998.- №10.- С.22-32.

Юнчик Л. Даже жертвам преступлений на Западе живется лучше. Почему?: О защите прав и интересов потерпевших, жертв преступлений в Великобритании, США //Рэспублiка. – 1992. – 26 лiст. – С.5.

Юрченко В.Е. Гарантии прав потерпевшего в судебном разбирательстве.- Томск: Томск.ГУ, 1977.- 139с. Место хранения: НБ М 10656, Ау 557261

Юрченко В.Е. О правах и законных интересах потерпевшего при приостановлении производства по уголовному делу //Правовые вопросы борьбы с преступностью. – Томск, 1988. – С.139-148.

Юрченко В.Е. Потерпевший от преступления.- Барнаул: Алт.кн. изд-во, 1979.- 56с. Место хранения: НБ Мд 55133

Яни П. Законодательное определение потерпевшего от преступления //Российская юстиция.- 1995.- №4.- С.40-41. Место хранения: НБ 30к 2212

Яни П. О признании потерпевшим по уголовному делу //Советская юстиция. – 1992. — № 9-10. – С.19. Место хранения: НБ 30К 2212.

Раздел IV
Зарубежные издания по проблемам виктимологии, имеющиеся в справочно-информационном фонде института

Альвацци дель Фрате. Уголовная виктимизация в мировом развитии /UNICRI.- 1998.- 160 с. (Рег.№12.14).

Аромаа К., Ахвен Ф. Виктимизация населения в Эстонии. 1995. // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С. 233-241.

Валкова Ж. Виктимизация населения в Чешской Республике. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.179-199.

Виктимизация молодежи: борьба с преступностью несовершеннолетних. Национальный план действий.- 1996.- С.65-76. (Рег.№ 8.2).

Виктимизация населения в Белграде.1997 //Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.547-561.

Виктимизация населения в Бишкеке (Киргызстан). 1997 //Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.269-313.

Виктимизация населения в Бухаресте (Румыния). 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.447-459.

Виктимизация населения в Литве. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.339-375.

Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований.- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- 561 с.

Виктимология. Гл.II //Criminal justice 90/91. (Рег.№ 32.1).

Вилкс А. Виктимизация населения в Латвии. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.313-339.

Встреча экспертов по осуществлению Декларации ООН об основных принципах правосудия для жертв преступлений. Гаага. Нидерланды, 1997, март.//HEUNI newsletter.- 1997.- С.20. (Рег.№14.1).

Гулло Давид. Преступления в отношении детей: интервьюирование возможных жертв //Law enforcement.- 1994.- (Рег. №15.15).

Дунаев В. Виктимизация населения в Минске. 1997. Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.43-83.

Жертвы групповых преступлений: новое в оказании помощи жертвам /Национальный институт юстиции США // NCJRS catalog.- 1997. №33.- С.13. (Рег. № 9.3).

Звекич У., Станков Б. Жертвы преступлений Балканского региона /UNICR.- 1998. (Рег.№12.6).

Кантрелл Бетси. Уменьшение виктимизации пожилых людей //Law enforcement.- 1994.-№2 (Рег.№15.16).

Кертеч И. Виктимизация населения в Будапеште. 1996. // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.241-269.

Костенко Н. Виктимизация населения в Киеве. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.509-547.

Лейкок Глория. Ревиктимизация /Национальный институт юстиции США .- 1996.-5с. (Рег.№3.4).

Молодые чернокожие мужчины как жертвы преступлений //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

Павлович З. Виктимизация населения в Люблине (Словения). 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.493-509.

Пахулиа М. Виктимизация населения в Георгии. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.233-241.

Поверс Джеймс. Пособие по расследованию изнасилований: процедура расследования, забота о жертвах, рассмотрение дел. //NCJRS catalog.- 1997.- С.13. (Рег.№9.4).

Помощь жертвам преступлений в системе правосудияв отношении несовершеннолетних: Справочник /Национальный институт юстиции США.- 1996.

Преступления в отношении женщин: оценка по национальному обзору жертв преступлений /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

Программа помощи жертвам свидетелям преступлений. Предотвращение запугивания свидетелей групповых преступленийи преступлений, связанных с распространением нарктотиков. //Preventing Gang-and Drug-Related Witness Intimidation /Национальный институт юстиции США.- С.19-21. (Рег.№2.1)

Робертс Альберт. Программа помощи жертвам/свидетелям преступлений //Law enforcement.- 1992.- №12. (Рег.№15.2).

Сарнофф Сюзан Кисс. Плата за преступления: политика и возможности возмещения ущерба жертвам преступлений /Национальный институт юстиции США // NCJRS catalog.- 1997.- №33.- С.13. (Рег. № 9.3 )

Семашко А. Виктимизация населения в Польше. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.419-447.

Сепарович З., Туркович К. Виктимизация населения в Загребе (Хорватия)1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.123-179.

Станков Б. Виктимизация населения в Софии Болгария) 21997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.83-123.

Тимошенко С. Виктимизация населения в Москве. 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.459-479.

Уголовная виктимизация 1996 //NCJRS catalog.- 1997.- С.10. (Рег.№9.6).

Уголовная виктимизация в США. 1993 /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

Уголовная виктимизация США. в 1994. /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

Уголовная виктимизация США. в 1995. /Национальный институт юстиции США //Compendium of Federal Justice Statistics, 1996. (Рег.№24.1).

Уголовная виктимизация: всемирный обзор, Материалы международной конференции 19-21 ХI 1998 Рим. /UNICRI.- 34 c. ( Рег.№12.13).

Хьюси В. Виктимизация населения в Албании.1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.1-43.

Цацева В. Виктимизация населения в Скопле (Македония) 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.375-395.

Что Вы можете сделать, если Вы оказались жертвой преступления /Национальный институт юстиции США //NCJRS catalog.- 1997.- С.13. (Рег. № 9.3).

Шалка Р. Виктимизация населения в Словакии. 1997 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.479-493.

Экономические затраты на жертв преступлений, 1996. /Национальный институт юстиции США // NCJRS catalog.- 1997.- С.13. (Рег. № 9.3).

Эрденебауэр П. Виктимизация населения в Улан-Баторе (Монголия). 1996 // Виктимизация населения в странах переходного периода: материалы исследований .- №62 /UNICRI.- Рим, 1998.- С.395-419.

Виктимное поведение подростков: причины, профилактика

Виктимное поведение представляет собой совокупность приобретенных человеком физических, психических и социальных черт и признаков, повышающих вероятность превращения его в жертву преступления или деструктивных действий. А.В. Мудрик привел определение понятию виктимности: «Виктимность – субъективная предрасположенность человека стать жертвой тех или иных обстоятельств» и указал, что «повышенная виктимность несовершеннолетних определяется не только их психофизическими качествами, но и их социальными ролями, местом в системе социальных отношений, положением, которое они занимают в семье» [4, с.23]. Люди, рискующие оказаться в положении жертвы,  демонстрируют разные виды виктимного поведения: агрессивным поведением вызывающе провоцируют преступника; пассивно подчиняются насилию; проявляют невнимательность или  абсолютное непонимание хитростей преступника [6, с.88]. Главный признак виктимного поведения – это осуществление определенных действий или бездействий, которые способствуют тому, что человек или ребенок оказывается в роли потерпевшего (жертвы).

Самый уязвимый возраст, когда дети попадают в различные трудные жизненные ситуации – подростковый. Это тот возраст, когда при отсутствии значительного жизненного опыта подросток должен решать самые различные задачи: освобождение от опеки взрослых, взаимоотношения с лицами другого пола, сверстниками, к определённому времени возникает проблема выбора профессии. Именно в этот период наиболее активно формируется личность.

Важнейшим аспектом повышенной виктимности подростков является негативное воздействие взрослых на их психику, телевидения, групп сверстников, формирующих у них антиобщественную установку личности. Результаты такого негативного воздействия нередко приводят подростка к совершению асоциальных поступков, а также могут поставить его в положение жертвы.

Психофизические особенности детского и подросткового возраста – любопытство, жажда приключений, доверчивость, внушаемость, неумение приспособиться к условиям, в которых возникает необходимость находиться, беспомощность в конфликтных жизненных ситуациях, а в ряде случаев и просто физическая слабость, обуславливают повышенную виктимность этой возрастной группы. В связи с этим у подростков возникает множество проблем, с которыми самостоятельно справиться «на входе» в самостоятельную жизнь многие молодые люди не могут [5, с.96].

Установлено, что жертвами преступлений чаще становятся люди молодые, не обладающие опытом жизни, некомпетентные в вопросах причин и условий совершения преступлений, пренебрегающие предупреждениями, плохо разбирающиеся в людях, неосторожные, неосмотрительные, рискованные, азартные и др.

 Фактором виктимизации человека любого возраста, может стать семья. Склонность к асоциальному образу жизни, противоправному или саморазрушительному поведению может передаваться по наследств. На личностном уровне предрасположенность к тому, чтобы стать жертвой неблагоприятных условий социализации, зависит от личностных характеристик, которые могут способствовать или препятствовать виктимизации человека. К таковым характеристикам, в частности, можно отнести степень устойчивости и меру гибкости человека, развитость у него рефлексии,  саморегуляции, его ценностные ориентации и т.д. [6, с.55] Таким образом, можно выделить характерные особенности подросткового возраста: эмоциональная незрелость, недостаточное умение контролировать собственное поведение, соразмерять желания и возможности в удовлетворении своих потребностей, повышенная внушаемость, желание самоутвердиться и стать взрослым. Все это в подростковом возрасте повышает риск стать жертвой неблагоприятных условий социализации. Для того чтобы приостановить рост жертв неблагоприятных условий социализации необходима виктимологическая профилактика населения, в особенности подростков. 

Основные составляющие виктимности подростков:   

1. Возрастные особенности психического и психосексуального развития подросткового возраста в виде становления платонического, эротического или сексуального либидо в сочетании с излишней доверчивостью, недостаточной критичностью.

2. Такие индивидуально-психологические особенности личности, как неадекватная самооценка, высокие показатели по уровню тревожности, эмоциональная неустойчивость, высокая степень нервно-психической напряженности.

3. В структуре личности: социальная робость, низкая способность к интеграции поведения и высокая степень конформности.

4. В ситуации конфликта тенденция «ухода в себя» с целью смягчения эмоционального дискомфорта.

5. Низкий уровень сексуальной просвещенности.

6. Нервно-психические расстройства (олигофрения, расстройства личности – психопатии, последствия органического поражения головного мозга и пр.).

7. Безнадзорность, заброшенность и эмоциональное отвержение, недостаточный уход и недостаток эмоционального тепла, а также отставание в психофизическом развитии, легкая внушаемость, неспособность оценить степень опасности и сопротивляться насилию.

8. Условия жестокого обращения в семье, враждебное восприятие мира, готовность быть жертвами насилия со стороны сильных и самим проявлять его в отношении слабых.

Профилактика виктимного поведения детей и подростков:

  1. Выявление деструктивных семей и работа с ними.
  2. Диагностика индивидуально-психологических черт личности подростков с целью выявления «группы риска», подверженности виктимизации.
  3. Профилактика употребления спиртных напитков и ПАВ у несовершенннолетних.
  4. Правильное и своевременное полоролевое воспитание. Формирование у детей знаний в области взаимоотношения полов, морально-нравственных принципов.
  5. Формирование коммуникативных навыков, приемлемых форм и стереотипов безопасного поведения в различных ситуациях.
  6. Просвещение обучающихся и родителей о наиболее распространенных преступлениях, связанных с посягательством на жизнь и достоинство граждан, обстоятельствах возникновения криминальных ситуаций, эффективных способах выхода из них, особенностях поведения преступников (с привлечением сотрудников ПДН).
  7. Разъяснительные беседы и психологические тренинги, направленные на обучение способам предупреждения противоправных действий и выработку стратегий поведения в угрожающих жизни ситуациях.
  8. Организация досуга детей и подростков во внеурочное время.
  9. Самое главное в профилактике виктимного поведения детей и подростков — это грамотное воспитание и благоприятная психологическая среда развития ребенка в семье. Ведь семья — это не только первый институт социализации будущей взрослой личности, но и микромир, «среда обитания» ребенка. И при правильной ее организации риски виктимизации будет сведен к минимуму.

Педагог-психолог Бигун Е.С.

 

Виктимология | Britannica

Виктимология , ветвь криминологии, которая научно изучает отношения между потерпевшей стороной и правонарушителем, исследуя причины и характер последующих страданий. В частности, виктимология сосредотачивается на том, были ли преступники совершенно незнакомыми людьми, простыми знакомыми, друзьями, членами семьи или даже близкими людьми, и почему конкретный человек или место стали объектом нападения. Преступная виктимизация может привести к экономическим издержкам, физическим травмам и психологическому ущербу.

Виктимология впервые появилась в 1940-х и 1950-х годах, когда несколько криминологов (в частности, Ханс фон Хентиг, Бенджамин Мендельсон и Анри Элленбергер) исследовали взаимодействие жертвы и преступника и подчеркнули взаимное влияние и смену ролей. Эти пионеры высказали предположение, что некоторые люди, получившие ранения и потери, могут разделить определенную долю ответственности с нарушителями закона за свои собственные несчастья. Например, беспечность некоторых автомобилистов облегчила работу воров; безрассудное поведение пьяных посетителей в баре часто привлекало внимание грабителей; провокация некоторых скандалистов вызвала эскалацию столкновений до такой степени, что подстрекатель был ранен или даже убит.Более спорно, женщины иногда говорят, несут определенную ответственность за недопонимания, которые эволюционировали в сексуальные нападения. Систематическое расследование действий жертв позволяет выявить дорогостоящие ошибки и определить стратегии снижения риска. Более того, те, кто подчеркивает виновность потерпевших в своей виктимизации, например адвокаты, склонны выступать за смягчение наказания правонарушителей.

Хотя изначально эта область была сосредоточена на различной степени виновности потерпевших, к 1970-м годам эта озабоченность была омрачена исследованиями, направленными на предотвращение виктимизации, улучшение обращения с заявителями со стороны полиции и судов и ускорение выздоровления.Виктимология обогащается другими областями исследований, особенно психологией, социальной работой, социологией, экономикой, правом и политологией. В то время как адвокаты, сотрудники системы уголовного правосудия, консультанты, терапевты и медицинские работники предоставляют фактические услуги, виктимологи изучают виды помощи, в которой нуждаются потерпевшие, и эффективность усилий, направленных на их восстановление, как в финансовом, так и в эмоциональном плане. Жертвы убийства, изнасилования, супружеского насилия, жестокого обращения с пожилыми людьми, жестокого обращения с детьми и похищения людей привлекали наибольшее внимание исследователей, но были вновь обнаружены целые категории жертв, на которые раньше не обращали внимания (например,g., инвалиды, которые делают их необычно уязвимыми и становятся объектами насилия на рабочем месте, преступлений на почве ненависти и террористических атак). Были обнаружены и защищены другие группы, например лица, ставшие жертвами кражи личных данных.

Одно из направлений виктимологии сосредоточено на выявлении и измерении частоты (как ежегодной, так и пожизненной распространенности) различных типов виктимизации, таких как преследование, изнасилование на свидании и угон автомобилей. Некоторые исследования были сосредоточены на связанной проблеме объяснения того, почему риски насильственной виктимизации так сильно различаются от группы к группе, особенно по возрасту, полу, социальному классу, расе, этнической принадлежности и месту проживания (в основном в результате воздействия опасных людей из-за рутинной деятельности, а также из-за образа жизни).Еще одна область, вызывающая беспокойство у виктимологов, — это то, как правовая система (например, детективы в специализированных отрядах, программы помощи потерпевшим и свидетелям, осуществляемые прокуратурой, и управляемые государством программы финансовой компенсации) обращается с потерпевшими в их качестве свидетелей для правительства. . Виктимологи задокументировали, как исторически обычно игнорировались интересы и потребности потерпевших, но теперь они принимаются во внимание, потому что движение за права жертв добилось уступок, которые расширяют права и возможности жертв в системе правосудия.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Виктимологи оценили многочисленные проекты, инициированные с начала 1970-х годов группами защиты интересов и самопомощи (например, приюты для женщин, подвергшихся побоям, и кризисные центры изнасилований), а также законодательство, которое позволило жертвам вносить больший вклад в процесс принятия решений, которые разрешают их дела (например, по таким вопросам, как вынесение приговора и условно-досрочное освобождение). В этой области также исследуется социальная реакция на тяжелое положение жертв со стороны средств массовой информации, компаний, продающих защитные продукты и услуги, и политических групп, которые якобы призывают к реформам и законодательству «в интересах жертв».Кроме того, виктимологи изучают импульс к бдительности в качестве возмездия за прошлые обиды, а также противоположную тенденцию, то есть готовность принять реституцию как предпосылку для взаимного примирения, которая является основой альтернативной парадигмы восстановительного правосудия. Восстановительное правосудие основывается на посредничестве, переговорах, диалоге и компромиссе для достижения консенсуса в сообществе о том, что правонарушитель должен принять на себя ответственность за предпринятые действия и приложить реальные усилия для оказания помощи потерпевшим и устранения любого ущерба, нанесенного гармоничным отношениям.

Виктимологи часто собирают свои собственные данные, но они также анализируют подробную информацию, предоставляемую государственными учреждениями, которые собирают официальную статистику преступности, основанную либо на инцидентах, сообщенных в полицейские управления (например, ежегодные отчеты о преступлениях Федерального бюро расследований ) или инциденты, раскрытые интервьюерам респондентов, которые входят в большую репрезентативную выборку из различных слоев населения (например, Национальное обследование виктимизации от преступлений, проведенное Бюро судебной статистики).

Что такое виктимология и почему она важна в судебной психологии

  1. Дом
  2. Магистерские программы онлайн
  3. Магистр судебной психологии
  4. Что такое виктимология и почему это важно в судебной психологии
Ресурсные статьи //

Виктимология помогает специалистам судебной психологии улучшить множество аспектов системы уголовного правосудия.

В 2016 году в США было совершено 5,7 миллиона насильственных преступлений и почти 16 миллионов ненасильственных преступлений против собственности.С. * Хотя общий уровень преступности сейчас намного ниже, чем несколько десятилетий назад, все еще есть много людей, ставших жертвами преступлений. В прошлом эти жертвы изучались гораздо меньше, чем преследовавшие их преступники. Но теперь, когда появилась виктимология, все изменилось. И это оказывается важной частью системы уголовного правосудия в целом и судебной психологии в частности.

Что такое судебная психология и что такое виктимология?

Проще говоря, судебная психология — это место, где встречаются психология и система уголовного правосудия.Те, кто занимается судебной психологией, используют научные принципы психологии для выполнения самых разных ролей, таких как помощь следователям на месте преступления, консультирование заключенных в исправительных учреждениях, консультации с адвокатами и прокурорами, помощь в разработке программ предупреждения преступности и многое другое.

Виктимология — это научное исследование психологических последствий преступления и взаимоотношений между жертвой и правонарушителем. Он исследует модели и тенденции жертвы; изучает, как потерпевшие взаимодействуют с полицией и судебной системой; и анализирует, как факторы класса, расы и сексуальной ориентации влияют на восприятие жертвы различными составляющими, включая общественность, судебную систему и СМИ.

Как виктимология помогает практике судебной психологии?

Область виктимологии дает специалистам в области судебной психологии новое понимание, которое они могут применить во многих областях системы уголовного правосудия. Виктимология помогает улучшить:

Профилактика преступности

Определенные факторы риска могут повысить вероятность того, что вы станете жертвой преступления. К ним относятся все, от вашего возраста до уровня дохода, и эти факторы риска могут меняться в зависимости от типа преступления.Виктимология изучает эти факторы риска, а специалисты судебной психологии используют это исследование, чтобы помочь государственным учреждениям и некоммерческим организациям разрабатывать программы, направленные на снижение рисков преступности среди групп высокого риска.

Правоохранительные органы

Часто сотрудник правоохранительных органов — это первый человек, с которым жертва взаимодействует после совершения преступления. Специалисты судебной психологии могут использовать исследования виктимологии, чтобы помочь подготовить сотрудников правоохранительных органов к встрече с жертвами, обучая их тому, как реагировать с соответствующим сочувствием, а также получать важные подробности о преступлении.Специалисты судебной психологии также могут использовать исследования факторов риска для жертв, чтобы помочь местной полиции и правоохранительным органам лучше обслуживать уязвимые сообщества. Кроме того, некоторые специалисты судебной психологии выбирают должности специалиста по потерпевшим в правительстве штата и федеральном правительстве, которые специально занимаются потерпевшими. Это не роль консультанта, а, скорее, возможность предоставить помощь и ресурсы нуждающимся жертвам.

Исправления

Имея дело с осужденными преступниками, специалисты судебной психологии регулярно обращаются к взаимоотношениям между преступником и его или ее жертвой.Виктимология дает этим специалистам-психологам лучшее понимание этих отношений и психологического воздействия преступности, что может помочь им обеспечить более эффективную обратную связь и, в конечном итоге, снизить рецидивизм.

Уголовное преследование

Жертва преступления часто выступает свидетелем в суде над обвиняемым. В тех случаях, когда жертва не обязана явиться в суд, но имеет право давать показания, специалисты судебной психологии могут использовать виктимологическое исследование для проведения судебно-медицинских допросов, призванных обеспечить точность показаний.В случаях, когда жертва предстает перед судом, специалисты судебной психологии могут помочь адвокатам, прокурорам и судебным должностным лицам найти правильное отношение к этим жертвам. Они также могут помочь адвокатам выбрать эффективные вопросы для перекрестного допроса.

Как узнать больше о судебной психологии и виктимологии?

Если вы планируете начать или продвигаться по одной из многих профессий в области психологии, включая те, которые ориентированы на виктимологию, вам следует подумать о поступлении в аспирантуру по судебной психологии.В частности, вам следует обратить внимание на получение степени магистра судебной психологии со специализацией виктимология. Из всех типов психологических степеней магистр судебной психологии со специализацией виктимология может лучше всего подготовить вас к желаемой карьере.

Если вы беспокоитесь о том, чтобы вписать магистерскую программу в свое расписание, онлайн-образование может быть лучшим вариантом для вас. Когда вы получаете степень магистра судебной психологии в Интернете, вы можете выполнять свою курсовую работу из дома или из любого другого места, где есть доступ в Интернет.Вдобавок ко всему, онлайн-программы обучения психологии не требуют, чтобы вы посещали занятия в определенное время дня. Вместо этого, когда вы выберете онлайн-обучение, вы сможете выбрать, в какой день вы будете посещать занятия, что позволит вам вписать магистерскую программу по судебной психологии в свое расписание.

Специалисты судебной психологии играют жизненно важную роль в системе уголовного правосудия. С помощью онлайн-программы судебной психологии со специализацией виктимология вы можете добиться успеха в этой важной области.

Университет Уолдена — это аккредитованное учреждение, предлагающее степень магистра в области судебной психологии со специализацией в области виктимологии в Интернете. Расширьте возможности своей карьеры и получите степень в удобном и гибком формате, который соответствует вашей загруженной жизни.

* Р. Morgan, Criminal Victimization, 2016, Bureau of Justice Statistics, Министерство юстиции США, в Интернете в формате PDF по адресу www.bjs.gov/content/pub/pdf/cv16.pdf.

Университет Уолдена аккредитован Комиссией по высшему образованию, www.hlcommission.org.

Виктимология — обзор | Темы ScienceDirect

Токсикология жертв

Токсикология жертв — важный аспект любого расследования. На способность жертвы точно рассказать о том, что произошло во время насильственного преступления, могут повлиять многие факторы, в том числе уровень его страха; находился ли он в полном сознании во время приступа; потерял ли он или она впоследствии сознание из-за тупой травмы с потенциальными эффектами амнезии; и так далее.

Надежность свидетелей 25 Память печально известна плохой в некоторых аспектах, о чем свидетельствуют многие неправомерные приговоры, основанные на опознании потерпевших очевидцев. Помимо возможной идентификации, жертвам необходимо будет подробно описать преступление, чтобы помочь расследованию. На способность точно вспоминать также могут влиять прописанные лекарства, алкоголь, кокаин и другие уличные наркотики. Следователь должен знать об этом, чтобы допросить потерпевших относительно приема лекарств или наркотиков.

Употребление алкоголя и наркотиков по собственному желанию является обычным предвестником изнасилования (Hurley, Parker, and Wells, 2006), а изнасилование, связанное с алкоголем, чаще затрагивает знакомых и незнакомцев, чем близких людей (Horvath and Brown, 2006). Изнасилование — это преступление, о котором очень мало сообщают. Очень вероятно, что жертва изнасилования, которая по обоюдному согласию употребляла наркотики или алкоголь с насильником, дважды подумает, прежде чем обратиться в полицию с жалобой. Это прискорбно, потому что, независимо от того, как правоохранительные органы будут рассматривать жертву как потенциального свидетеля, преступление было совершено, и полиция должна иметь протокол жалобы и удостоверение личности предполагаемого преступника, если это возможно.Если позже другие жертвы подадут аналогичные жалобы, важен тот факт, что сложилась закономерность, касающаяся конкретного человека. Некоторые насильники рассчитывают на страх жертвы, что им не поверят из-за того, что они выпили с насильником алкоголь или употребили запрещенные наркотики, такие как кокаин или экстази. Хотя некоторые могут сделать вывод, что употребление алкоголя жертвой подразумевает неправильное суждение и вероятное согласие, другие понимают, что такая же ситуация делает жертву уязвимой для сексуального насилия. Независимо от того, представляет ли потерпевший веские доводы для судебного преследования, он или она заслуживают достойного обращения и повторного преследования.

Память состоит из нескольких шагов. Проще говоря, стимул (что-то, что жертва слышала, видела или чувствовала), например звук выстрела, должен сначала быть воспринят человеком. После восприятия стимул можно мысленно записать. Как только это будет записано, в будущем можно будет восстановить память о стимуле. На любом этапе процесса могут возникнуть трудности. При определенных условиях возможно даже сообщение ложных воспоминаний, когда репортер не понимает, что то, что он сообщает, является ложным.Наркотики могут потенциально влиять на все три процесса, при этом трудности с восстановлением воспоминаний часто связаны с последствиями хронического употребления наркотиков. Любой наркотик, сбивающий человека с толку, может повлиять на восприятие и «укладку» памяти. К наркотикам, которые, как известно, влияют на память, относятся, среди прочего, алкоголь, бензодиазепины и марихуана.

Алкоголь подавляет многие виды деятельности мозга. Первое, что потенциально может повлиять, — это восприятие стимула. Кто-то пьющий может чего-то не заметить — либо потому, что он или она этого не слышали, не видели, не чувствовали или не учуяли.Очевидно, что степень невнимательности будет зависеть от уровня опьянения. Даже если стимул воспринимается, алкоголь может помешать первоначальной записи стимула. Хорошо известно, что алкоголь может вызвать затемнение — период времени, в течение которого человек ничего не может вспомнить. Это не потому, что человек заснул или потерял сознание; на самом деле, другие могут сказать пьющему, что он или она говорил и делал в период отключения электричества. По наблюдениям других людей, вполне возможно, что человек, который «отключился», в течение рассматриваемого периода действовал нормально или довольно нормально.При менее тяжелых формах ухудшения памяти люди, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения накануне вечером, часто не могут точно вспомнить, что они наблюдали или делали, но имеют смутное воспоминание, которое, возможно, усиливается при получении подсказок (сигналов). Нарушение точной установки новых воспоминаний может начаться после употребления относительно небольших доз алкоголя (Kuhn, Swartzwelder, and Wilson, 2003).

Следователям также следует иметь в виду, что они могут опрашивать потерпевшего, который «похмелился» от алкоголя или отказался от алкоголя или других наркотиков, когда они сталкиваются с плохим запоминанием фактов, раздражительностью и утомляемостью жертвы.Долгосрочные последствия регулярного злоупотребления алкоголем могут включать фактическое слабоумие. Известным последствием тяжелой алкогольной зависимости является состояние, известное как психоз Корсакова. В этом состоянии больные люди не могут отложить новые воспоминания. Они буквально ничего не могут вспомнить, кроме нескольких секунд. Примечательно, что такие люди болтают, чтобы покрыть этот дефицит. Они придумывают любой ответ, каким бы причудливым он ни был, чтобы попытаться скрыть проблему. Людей с корсаковским синдромом легко обнаружить, потому что они не могут вспомнить, встречались ли они с вами несколько минут назад.

Марихуана, как и алкоголь, подавляет формирование новой памяти, вероятно, из-за ее воздействия на клетки в области гиппокампа мозга. Жертва, употребившая марихуану во время нападения, может испытывать трудности с запоминанием вещей. Психоактивное химическое вещество в марихуане известно как ТГК (дельта-9-тетрагидроканнабинол). Из-за его сродства к жировым тканям он может быть обнаружен в течение до двух месяцев при токсикологическом исследовании мочи. Следовательно, положительный качественный токсикологический скрининг (указывает, присутствует ли, а не количество) на марихуану, не обязательно означает, что жертва курила марихуану в самом недавнем прошлом.

Бензодиазепины являются седативными средствами и влияют на память. К препаратам этого класса относятся валиум, ксанакс, ативан и т. Д. Они известны как седативные средства, и именно их седативный эффект мешает записывать новые воспоминания. Многие снотворные являются бензодиазепинами (например, Ресторил) и могут влиять на память. Имейте в виду, что многие люди опасно употребляют более одного препарата, например валиум и алкоголь, чтобы получить кайф, и их влияние на ухудшение памяти может быть усилено. Рогипнол, также известный как «кроветвор», является сильнодействующим бензодиазепином, который иногда используется в качестве «лекарства от изнасилования».«Его легко скрыть в алкогольном напитке. Однако сообщения о его широком использовании могут быть преувеличены.

Известно, что другие седативные средства, такие как GHB (гамма-гидроксибутират), ингибируют формирование памяти. Это также известно как «наркотик для изнасилования на свидании» из-за его быстрого действия, которое приводит к путанице, затруднению восприятия и подавлению воспоминаний. GHB трудно обнаружить и его легко «спрятать» в алкогольном напитке. Если есть своевременное подозрение, что жертва подверглась воздействию «наркотика изнасилования», следует рассмотреть вопрос о сборе доказательств, включая образец мочи и любой стакан, из которого выпила жертва (а также очки, которые использовал подозреваемый для снятия отпечатков пальцев или ДНК).Токсикологические тесты в отделении неотложной помощи обычно не проверяют на GHB или галлюциногены, такие как кетамин («Special K»), фенциклидин (PCP), LSD, мескалин, экстази и т. Д., Все из которых могут повлиять на восприятие и уровень сознания. . Экстази (МДМА) обладает как возбуждающим, так и галлюциногенным действием. Хотя нет контролируемых исследований на людях, посвященных влиянию экстази на память (слава богу), нарушение памяти является часто отмечаемым эффектом препарата. Фактически, пользователи придумали термин «E-tard» (Kuhn, Swartzwelder, and Wilson, 2003, p.82) для описания активных пользователей.

Стимуляторы, такие как кокаин и амфетамин, сами по себе не ухудшают память. Использование следует рассматривать в контексте уровня дозировки и комбинации с другими лекарствами. Стимуляторы действительно улучшают концентрацию внимания, поэтому они работают при нарушениях внимания. Их употребление может привести к физиологическому возбуждению и даже психозу, поэтому неправильная память, связанная с этими препаратами, более вероятна в результате неправильного восприятия стимулов, чем неспособности их записать. Опиаты, такие как героин, обладают успокаивающим действием и могут влиять на способность воспринимать.С другой стороны, если человек стал толерантным к опиатам, эффект может быть незначительным, если вообще будет. Например, 140 миллиграммов метадона могут не оказать заметного воздействия на человека, который принимал эту суточную дозу в течение некоторого времени.

Некоторые лекарства, отпускаемые по рецепту, как упоминалось ранее, могут влиять на память. Есть много сообщений о таких лекарствах, и трудно понять, насколько они надежны. Например, есть сообщения о том, что статины (препараты, снижающие уровень холестерина), такие как липитор, влияют на память.Известно, что снотворные, такие как Амбиен, вызывают нарушение памяти. Некоторые антидепрессанты, такие как Золофт и другие СИОЗС (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина), имеют репутацию вызывающих проблемы с памятью, но этот вопрос плохо изучен, а достоверные научные факты ограничены. Количество лекарств слишком велико, чтобы рассматривать их здесь. Побочные эффекты многих лекарств, в том числе некоторых гипотензивных и противосудорожных средств, включают в себя спутанность сознания или ухудшение памяти в качестве потенциальных побочных эффектов.Фактически, была проведена некоторая работа по использованию бета-блокатора как способа блокирования накопления травматических воспоминаний после травмы, если его вводить достаточно быстро (ClinicalTrials.gov, 2007).

Невозможно предсказать уровень нарушений у конкретного человека. Если следователь обеспокоен способностью потерпевшего вспомнить события, связанные с преступлением, было бы разумно иметь полную историю болезни, включая все прописанные или запрещенные лекарства и наркотики и / или употребление алкоголя. Несмотря на то, что токсикологический скрининг полезен, следует иметь в виду, что он скринингован только на ограниченное количество лекарств.Эту информацию может оценить врач, имеющий опыт фармакологии. Важно понимать, что, хотя многие вещи могут повлиять на память, человек, находящийся в состоянии алкогольного опьянения или находящийся под воздействием лекарств, вполне может предоставить точную информацию.

Заключение

Виктимология — важный аспект любого расследования. Реакция жертв на насильственные преступления разнообразна. Невозможно предсказать, как конкретный человек отреагирует на конкретное травмирующее событие.Жертвы насильственных преступлений могут получить пользу от соответствующих вмешательств по охране психического здоровья, когда это необходимо, а также от поддерживающей сети семьи, друзей и агентств. Синдром избитой женщины и синдром травмы изнасилования — это гендерные парадигмы, которые, несмотря на комментарии к противоположному, не соответствуют требованиям научной обоснованности и не должны использоваться в качестве диагноза психического здоровья или вводиться в зале суда. Синдром травматического преследования еще не получил подтверждения даже от плохой науки. О таких вещах можно сказать: «Это даже не так.«Алкоголь, наркотики и рецептурные лекарства могут повлиять на способность жертвы точно вспомнить детали, которые необходимы следователям для дальнейшего расследования. Это не должно толковаться как означающее, что все жертвы, принимавшие лекарства или употреблявшие алкоголь или наркотики, являются ненадежными свидетелями. Чрезвычайно важно, чтобы следователи и эксперты знали об этих проблемах при подготовке информированной виктимологии.

1996 Национальная академия помощи жертвам

1996 Национальная академия помощи жертвам

Глава 3

Теоретические перспективы виктимологии

и критические исследования

Аннотация: Это глава предоставит информацию об эволюции понятие «жертва» и изучение виктимологии.Виктимология — термин, впервые использованный для обозначения специальности в области криминологии. В последнее время виктимология охватила широкий спектр профессиональных дисциплин по работе с потерпевшими. В оригинале форма, виктимология изучила характеристики жертв и то, как они «способствовали» своей виктимизации. Возникновение движения за права жертв преступлений повлияли на сферу виктимологии и характер исследования. Текущее исследование помогло выявить факторы риска, связанные с виктимизацией, без обвиняемых жертв.

Целей обучения: По завершении этой главы студенты поймут следующие концепции:

1. Определение понятия «жертва».

2. Исследования, создавшие область виктимологии.

3. Эволюция виктимологии.

4. Факторы высокого риска, связанные с вероятностью виктимизации.

Обзор виктимологии

Концепция жертвы

Концепция жертвы восходит к древним культурам и цивилизациям.Его первоначальное значение уходило корнями в жертвоприношение — лишение жизни человека или животного ради удовлетворения божества. (Кармен, 1990)

Спустя столетия слово жертва приобрело дополнительные значения, чтобы включить любого человека, который получил травму, потеря или лишения по любой причине.

Сегодня слово жертва используется во многих контекстах и трактуется широко. Слово «жертва» — не редкость. в сочетании с широким спектром человеческого опыта: жертвы рака, жертвы холокоста, жертвы несчастных случаев, жертвы несправедливости, урагана потерпевшие, жертвы преступлений и другие.Каждый из них вызывает в воображении визуальные образы страдания, опустошения и часто индивидуального героизма или стойкость перед лицом мощных разрушительных сил. (Кармен, 1990)

Одна общая черта стала применяться практически ко всем видам использования Термин жертва : Человек получил травму и вред силами вне его или ее контроля, а не его или ее личных обязанность.

Частое и разнообразное употребление термина «жертва» — как в разговоре, так и в печати — изменил образ людей думайте о жертвах сегодня.Текущие значения этого слова расширяются далеко за пределами исторического смысла.

Обзор определений «жертвы», перечисленных в Словарь американского наследия, иллюстрирует широту принятого значение термина «жертва»:

1) Человек, казненный, подвергнутый пыткам или страданиям. другим.

2) Живое существо, убитое и принесенное в жертву божеству или как часть религиозного жертвоприношения.

3) Лицо, которому причинен вред или которого заставили пострадать в результате действия, обстоятельства, обстоятельство, учреждение или условие: жертвы войны.

4) Лицо, получившее травму, утрату или смерть в результате добровольное обязательство: жертва собственных интриг.

5) Лицо, которого обманули, обманули или использовали в своих интересах; а дурак.

Таким образом, жертва может быть невиновной, убитой, обманутой или кто-то, чьи страдания вызваны его собственными интригами или бездарность.Неудивительно, что общество запуталось в как положительно или отрицательно относиться к некоторым жертвам.

Термин «жертва преступления» использовался для обозначения человека, группы или люди, или организации, которые понесли травмы или убытки из-за незаконной деятельности. Вред может быть физическим, психологическим, или экономический. По определению сюда входят жертвы мошенничества или финансовые схемы, предприятия или даже правительство. В налоговой или случаев мошенничества с Medicaid, жертвой является правительство, а потеря доходов в конечном итоге ощущается честными гражданами, которые покорно выполнять свои обязанности.

Для целей защиты прав и услуг жертв преступлений правовая определение «жертвы» обычно включает следующее:

  • Лицо, пострадавшее напрямую или под угрозой физического, моральный или материальный вред в результате совершения преступность, в том числе:

A. В случае недееспособности потерпевшего моложе 18 лет, недееспособным или умершим, одно из следующих (в порядке предпочтение): супруг (а); законный опекун; родитель; ребенок; а брат или сестра; другой член семьи; или другое лицо, назначенное суд; и

Б.В случае, если жертва является институциональным лицом, или уполномоченный представитель юридического лица.

Движение жертв преступлений сосредоточило наибольшее внимание на потребности жертв насильственных преступлений. В этих случаях терминология вышла за рамки «потерпевших от основных преступлений» и стала включать «жертвы вторичного преступления», которым также причинен вред из первых рук, например, интимные партнеры или другие значимые жертвы изнасилования или дети избитой женщины.

Некоторые люди, пострадавшие от преступления, чувствуют, что самоопределение как «жертва» имеет негативный оттенок, и выберите вместо этого определять себя как «оставшихся в живых». Это очень личный выбор, который может сделать только человек жертвой, а не каким-либо другим лицом. Термин «оставшийся в живых» также имеет множество значений в обществе, например оставшийся в живых после преступления, «пособия по выживанию». Еще неизвестно, будет ли это терминология для жертв преступлений выдержит.

Кто жертва?

Внимание СМИ к нескольким громким делам за последние годы затуманил вопрос «кто жертва?» Например, случаи, когда жертва сталкивается с антагонистами, в результате в суде «потерпевшего» и усложняет разграничение потерпевшего и правонарушителя, т. е. так называемые «линчеватель метро», человек, застреливший четырех подростков из нелицензированный револьвер в поезде метро, ​​когда он боялся, что быть ограбленным.Как сообщается, он чувствовал себя жертвой ограбление и применил оружие к предполагаемым преступникам, чтобы «защищаться». «Будущая жертва» был осужден за покушение на убийство, нападение и безрассудную угрозу. Для некоторых он был / был жертвой, защищающей себя; другим, он беззаботный боевик, который, как сообщается, остро отреагировал на неточно воспринимаемая угроза. (Джонсон, 1986; Салливан, 1989; Кармен, 1990)

Одной из первых книг, целиком посвященных жертвам преступлений, была Книга жертв преступлений (Бард и Сангрей, 1979), рассмотрел вопрос «кто жертва?» Бард и Сангри попытался нарисовать портрет жертв преступления, заявив, что что:

«Каждая жертва личного преступления сталкивается с жестоким реальность: умышленное насилие над одним человеком другим.Преступлением может быть убийство или изнасилование, грабеж или кража со взломом, кража автомобиля, кража в кармане или кража кошелька — но основная внутренняя травма остается прежней. Жертвы имеют подверглись нападению — эмоциональному, а иногда и физическому — со стороны хищник, потрясший мир до основания «.

Последние изменения

«Защита потерпевших» недавно появилась в случаях отцеубийство и убийство обидчиков со стороны супругов, подвергшихся насилию, и также служил для размытия ранее сформулированных различий между жертвы и правонарушители.Защитники женщин, подвергшихся побоям, были среди первым, кто осознает проблему и продвигает «потрепанные» женский синдром «защита для защиты женщин, которые убили или серьезно травмировал супруга или партнера после долгих лет физических нагрузок, эмоциональное и / или сексуальное насилие. Адвокаты, защищающие детей или молодые люди, которых обвиняют в убийстве родителей, также нарисовали на теории посттравматического стрессового расстройства, чтобы объяснить причина несчастного случая со смертельным исходом. Такие случаи широко и энергично обсуждались. обсуждаются адвокатами потерпевших и специалистами в области уголовного правосудия.Интенсивное внимание средств массовой информации к некоторым из этих «высокопоставленных» дела повлияли на общественное мнение и посеяли путаницу в кто на самом деле является «жертвой», а кто «жертвой». Появление явно перекрывающихся ярлыков (жертва и обидчик) подчеркивает необходимость научного подхода к изучению виктимология.

Исследование виктимологии

Эндрю Кармен, написавший исчерпывающий текст по виктимологии под названием Жертвы преступлений: Введение в виктимологию в 1990 г., в целом определил виктимологию:

«Научное исследование виктимизации, включая взаимоотношения между жертвами и правонарушителями, взаимодействие между жертвами и система уголовного правосудия, то есть полиция и суды, и сотрудников исправительных учреждений — и связи между жертвами и другие социальные группы и институты, такие как СМИ, предприятия и общественные движения.»

Поскольку виктимология возникла из исследования преступности, некоторые говорят, что виктимология — это исследование преступности (а не виктимизации) с точки зрения жертвы. (Роберсон, 1994)

История виктимологии

Научное изучение виктимологии восходит к 1940-е и 1950-е годы. А до тех пор основное внимание уделяется исследованиям и академический анализ в области криминологии был на криминальном преступники и преступные действия, а не жертвы.Два криминолога, Мендельсон и фон Хентиг начали изучать вторую половину Диада преступник / жертва: жертва. Теперь они считаются «отцы изучения виктимологии». (Роберсон, 1994) `

В своих попытках понять преступность эти новые «виктимологи» начали изучать поведение и уязвимости жертв, такие как сопротивление жертв изнасилования и характеристики видов людей, ставших жертвами преступлений, особенно жертв убийств.

В ходе своей юридической практики Мендельсон взял интервью у своего клиенты для получения информации о преступлении и потерпевшем. Он рассматривал жертву как один из многих факторов преступника. дело. Его анализ информации о жертвах привел его к теоретическим выводам. что жертвы обладают «бессознательной склонностью к жертвам». (Роберсон, 1994)

Фон Хентиг изучал преступления и жертв в 1940-х годах, а Стивен Позже Шаффер опубликовал Преступник и его жертва .Их анализ убийства сосредоточен на типах людей, которые наиболее вероятно быть жертвами убийства. Наиболее вероятный тип жертвы Фон Хентиг идентифицировал себя как «депрессивный тип», которого видели как легкая цель, беспечная и ничего не подозревающая. Жадный тип «был замечен как легко обманутый, потому что его или ее мотивация для легкого обогащения снижает его или ее естественную склонность к подозрительности. «Развратный тип» особенно уязвим к стрессам. которые происходят в определенный период времени в жизненном цикле, например несовершеннолетние жертвы.Последним типом фон Хентига был «мучитель», жертва нападения со стороны объекта жестокого обращения, такого как избитая женщина. (Роберсон, 1994)

Работа фон Хентига послужила основой для анализа склонности к жертвам это все еще очевидно в современной литературе. Исследование Вольфганга последовали этому примеру и позже предположили, что «многие жертвы осаждали на самом деле убийства были вызваны бессознательным желанием жертвы совершить самоубийство.»(Роберсон, 1994)

Если смотреть с точки зрения криминологии, виктимология изначально посвятил много своей энергии изучению того, как жертвы вносят свой вклад — сознательно или неосознанно — к собственной виктимизации и потенциальные способы разделения ответственности с правонарушителями за конкретные преступления.

Глава вторая учебной программы Национальной академии помощи жертвам, История движения жертв , обсуждает возникновение и рост движения за права жертв преступлений в 1960-е годы, 1970-е и 1980-е годы.Движение жертв преступлений увеличилось. социальное и политическое внимание к плохому обращению с преступностью жертвами системы уголовного правосудия и оспаривали обращение жертв системой уголовного правосудия.

Негативные эффекты «обвинения жертвы» были ключевой участник борьбы за улучшение обращения с жертвами преступлений. Изучение способов, которыми жертвы «вносят свой вклад» в их собственная виктимизация рассматривалась (и продолжает рассматриваться) жертвами и защитников жертв как неприемлемые, так и деструктивные.

Поскольку услуги и права потерпевших от преступлений расширились на последние два десятилетия практики и политики искал исследования, чтобы обеспечить более научную основу для дизайн и доставка услуг.

Более поздние направления исследований виктимологии включают:

  • Как относятся к различным компонентам системы уголовного правосудия жертвы;
  • Последствия виктимизации; а также
  • Эффективность тех или иных вмешательств с жертвами преступлений.

Обширные качественные и количественные исследования природы и объем услуг для потерпевших от преступлений был проведен и опубликован. Исследования об эффективности вмешательств с жертвами преступлений тоже было сделано. Кроме того, споры о масштабах и направленность виктимологии развивается и проявляется в контрастирующие темы исследований, которые можно найти в различных журналы виктимологии.

Социальное влияние

В тот же период на общественное мнение повлиял взрыв. внимания СМИ к проблемам преступности и виктимизации.Газета заголовки и телевизионные новости наводнили граждан бесконечные отчеты о насильственных преступлениях и их жертвах. (Кармен, 1990)

Хотя «обвинение жертвы» было настойчивой защитой многие используют для борьбы с растущим страхом перед преступностью, деликатные изображения в средствах массовой информации рассказы отдельных жертв преступлений сделали опыт более реален. Кроме того, уровень преступности достиг такие высокие уровни, что немногие остались незамеченными преступностью.Казалось бы случайный характер все более серьезных преступлений, а также увеличивающийся чувство уязвимости вызывает у большинства американцев страх преступления.

Кроме того, американское движение за закон и порядок продолжал пересекаться с движением по укреплению правового статуса и улучшить обращение с жертвами преступлений. Реформаторы уголовного правосудия добиваться большей ответственности правонарушителей за счет ужесточения приговоров нашел союзников среди откровенных жертв насильственных преступлений и политиков кто осознал озабоченность общественности преступностью и ее последствиями.Комбинация принесла большую политическую поддержку преступности. законодательство о правах потерпевших и увеличенное финансирование жертв преступлений Сервисы. (Кармен, 1990)

Пример тщательного совмещения этих двух движений может быть замеченным во многих законах, принятых на государственном и национальном уровне которые санкционировали использование уголовных штрафов, пени и конфискация облигаций для финансирования создания или расширения прямых услуги для жертв преступлений.

Кто являются жертвами насильственных преступлений в Америке?

Последние данные о пожизненной вероятности виктимизации от преступлений подтверждают представление о том, что никто, живущий в Америке, полностью не свободен от риск стать жертвой преступления.В то время как преступление связано с жертвой исследования 40 и 50 лет назад изучили характеристики жертвы, многие из них подошли к проблеме с точки зрения «совместной ответственности», вот как жертвы преступлений были отчасти «ответственны» за свои преследования. В последние десятилетия парадигма изменилась. Изучение характеристики жертв преступлений, как правило, сосредоточены на выявлении факторы риска, чтобы лучше понять явления, без возложение вины на жертв.Информация о риске виктимизация использовалась для развития предупреждения преступности и правоприменения стратегии.

Исследования показывают, что существует множество индивидуальных, ситуативных, и факторы на уровне общины, повышающие риск криминальной виктимизации (подробный обзор см. в Sampson & Lauritsen, 1994).

Примечание: Следующий материал взят из главы книги. Хэнсона, Килпатрика, Фальсетто и Резника (в печати).

Демографические характеристики

Риск стать жертвой преступления зависит от демографических факторов. такие переменные, как:

  • Пол
  • Возраст
  • Гонка
  • Социально-экономический класс

(Бахман, 1994; Бюро статистики юстиции, 1992; Униформа ФБР. Отчеты о преступлениях , 1992; Хэнсон, Фриди, Килпатрик и Сондерс, 1993; Килпатрик, Сеймур и Бойл, 1991; Бреслау, Дэвис, Андрески, и Петерсон, 1991; Килпатрик, Резник, Сондерс и Бест, в прессе; Норрис, 1992; Адлер и др., 1994; Рейсс и Рот, 1993; Розенберг и Мерси, 1991).

Пол

За исключением сексуальных посягательств и домашнего насилия, мужчины риск нападения выше, чем у женщин (Gelles & Straus, 1988; Hanson et al., 1993; Норрис, 1992).

Пожизненный риск убийства у мужчин в три-четыре раза выше чем женщины (Bureau of Justice Statistics, 1992).

Возраст

Подростки чаще подвергаются нападениям, чем молодые. взрослые или пожилые американцы (Bureau of Justice Statistics, 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик, Эдмундс и Сеймур, 1992; Килпатрик и др., В печати; Рейсс и Рот, 1993; Уитакер И Bastian, 1991).

Данные Национального исследования по виктимизации преступности указывают на то, что что у детей от 12 до 19 лет в два-три раза больше шансов, чем у тех, кто более 20 человек ежегодно становятся жертвами личных преступлений (Уитакер И Bastian, 1991).

Данные Национального исследования женщин показывают, что 62% всех случаев насильственного изнасилования произошло, когда жертва находилась под 18 лет (Килпатрик и др., 1992).

Гонка

Расовые и этнические меньшинства чаще подвергаются нападениям, чем другие американцы ( FBI Uniform Crime Report , 1992; Hanson et al., 1993; Килпатрик и др., 1991; Рейсс и Рот, 1993).

В 1990 году афроамериканцы были в шесть раз чаще, чем белые. Американцы должны стать жертвами убийств (FBI Uniform Crime Report, 1992). Уровень насильственных нападений примерно в два раза выше среди африканцев. и испаноязычных американцев по сравнению с белыми американцами (Reiss & Рот, 1993).

Килпатрик и др. (1991) обнаружили, что афроамериканцы (28%) и Американцы латиноамериканского происхождения (30%) были значительно чаще, чем белые Американцы (19%) когда-либо были жестокими жертвами преступлений.

Социально-экономический класс

Насилие непропорционально затрагивает лиц из более низкого социально-экономического положения. классы (Бюро переписи населения США, 1991 г.). Семейный доход связан к уровню насилия и виктимизации с семьями с более низким доходом с более высоким риском, чем люди из групп с более высоким доходом (Рейсс И Рот, 1993).

  • Например, в 1988 году риск виктимизации был в 2,5 раза больше для семей с самым низким доходом (менее 7500 долларов США) по сравнению с тем, у кого самый высокий (50 000 долларов и более) (Reiss & Roth, 1993).

Используя лонгитюдные данные из Национального исследования женщин , , Килпатрик и др. (В печати) обнаружили, что женщины, ведущие домашнее хозяйство доход менее 10 000 долларов имел шансы в 1,8 раза больше, чем с доходом 10 000 долларов и более от изнасилования или при отягчающих обстоятельствах жертва нападения в течение двухлетнего периода наблюдения.Бедность увеличилась риск нападения даже после учета последствий предыдущая виктимизация и поиск сенсаций.

Однако в некоторых других исследованиях сообщается, что семейный доход меньше. важный показатель виктимизации, чем пол, возраст или этническая принадлежность (Рейсс и Рот, 1993).

Интерпретация данных демографических характеристик

Некоторые из противоречивых выводов о демографических характеристиках поскольку факторы риска насильственных преступлений связаны с методологическими вариации в разных исследованиях.Еще одна причина противоречивых выводов состоит в том, что многие демографические переменные смешаны. То есть они настолько взаимосвязаны, что затрудняют разделение из их относительного вклада.

Демографические переменные возраста, пола и расового статуса имеют тенденцию следует путать с доходом: молодые люди, как правило, беднее, чем пожилые люди; женщины, как правило, имеют меньший доход, чем мужчины; и афроамериканцы как правило, имеют меньший доход, чем белые американцы.

Повторяющаяся виктимизация и цикл насилия

До недавнего времени мало кто оценивал степень которые многие люди стали жертвами преступлений не раз, а несколько раз в течение жизни. Было достаточно понимания того, как повторная виктимизация увеличивает риск и сложность психологической травмы, связанной с преступлением. Мы также не поняли степень, в которой виктимизация увеличивает риск дальнейшей виктимизации и / или насильственного поведения жертвы.

Несколько исследований показывают, что значительная часть жертв преступлений неоднократно подвергался виктимизации, и что история виктимизации увеличивает риск последующего насильственного нападения (например, Килпатрик и др., в печати; Косс и Динеро, 1989; Резник, Килпатрик, Дански, Сондерс и Бест, 1993; Килпатрик и др., 1992; Reiss И Рот, 1993; Wyatt, Guthrie & Notgrass, 1992; Завиц, 1983).

Другие исследования показывают, что риск развития посттравматического стрессового расстройства и психоактивных веществ Проблемы использования / злоупотребления выше среди повторных жертв насильственного нападения чем среди тех, кто пережил только одно насильственное нападение (е.г., Килпатрик и др., в печати; Breslau et al., В печати; Килпатрик, Резник, Сондерс, Бест и Эпштейн, 1994).

Есть и другие свидетельства того, что история виктимизации молодежи увеличивает риск участия в делинквентных сверстниках и последующего делинквентное поведение (Ageton, 1983; Dembo et al., 1992; Straus, 1984; Видом, 1989, 1992).

Некоторые исследования показывают, что участие в делинквентах или девиантных сверстники увеличивают риск виктимизации (например,г., Агетон, 1983), и что употребление психоактивных веществ также увеличивает риск виктимизации (например, Килпатрик и др., 1994; Коттлер, Комптон, Магер, Шпицнагель, и Янка, 1992).

Другое направление исследований показало, что история жестокого обращения с детьми и пренебрежение увеличивает риск преступного поведения в детстве подросткового возраста и быть арестованным за насильственное нападение как взрослый (например, Widom, 1989, 1994).

Это новое знание о повторной виктимизации и цикле насилие имеет несколько последствий для надлежащего психического здоровья Консультации для жертв преступлений:

  • Специалисты в области психического здоровья должны включать профилактику преступности и профилактика злоупотребления психоактивными веществами в их работе с жертвами, чтобы уменьшить риск того, что новые проблемы виктимизации или злоупотребления психоактивными веществами будут происходят (е.г., Килпатрик и др., в печати; Килпатрик и др., 1994).
  • Специалисты в области психического здоровья не должны предполагать, что преступление они лечат только , с которыми столкнулась жертва. Это требует тщательного анализа истории виктимизации от преступлений.
  • Предоставление жертвам эффективных консультаций по психическому здоровью может быть эффективным способом снизить риск будущей виктимизации, употребление / злоупотребление психоактивными веществами, преступность и агрессивное поведение.

Жилой район

Место, где живет человек, влияет на риск стать жертва насильственного преступления. Рейсс и Рот (1993) сообщают, что насильственные уровень преступности увеличивался в зависимости от размера сообщества. Например, уровень насильственных преступлений составил 359 на 100 000 жителей городов. менее 10 000 человек; но 2243 человека на 100000 в городах с населением более миллиона означает рост в семь раз.(Рейсс И Рот, 1993; п. 79). Данные, включая незарегистрированные преступления от Национальное обследование жертв преступлений (NCVS) также указывает что уровень насильственных преступлений наиболее высок в центральных городах, несколько ниже в пригородных районах и ниже в сельской местности (Бюро Статистика правосудия, 1992 г.). UCR и NCVS лучше измерение уличной преступности, чем измерение совершенных насильственных преступлений знакомыми или партнерами. Таким образом, предположение о том, что увеличенное риск насильственного нападения, связанный с жилым помещением, в основном скорее всего, является результатом нападений незнакомцев, не обязательно в результате атак членами семьи или другими близкими, зависит от ограничений измерительного прибора.

Воздействие потенциальных нападавших

Никакое насильственное нападение не может произойти, если нападавший не имеет доступа к потенциальная жертва. Кто-то мог иметь каждые раньше обсудили фактор риска насильственного нападения и быть в полной безопасности от нападения, если к нему не приблизился нападавший.

Известная теория, пытающаяся предсказать риск криминальной виктимизации теория рутинной деятельности .По описанию Лауба (1990), риск виктимизации связан с образом жизни человека, поведение и рутинные действия. В свою очередь, образ жизни и распорядок деятельность обычно связана с демографическими характеристиками (например, возраст и семейное положение) и другие личные характеристики.

Если образ жизни или рутинная деятельность человека ставят его или ее в частом контакте с потенциальными противниками, то они больше могут подвергнуться нападению, чем если бы их повседневная деятельность и образ жизни не доводите их до столь частого контакта с хищными особями.

Например, у молодых мужчин более высокий уровень агрессивного поведения. чем в любой другой возрастной группе (Reiss & Roth, 1993; Rosenberg И Милосердие, 1991). Таким образом, те, у кого повседневная деятельность или образ жизни вовлекать значительный контакт с молодыми людьми, должны иметь более высокие уровень виктимизации. Точно так же люди, состоящие в браке, никогда не выходят из дома после наступления темноты транспорт должен иметь ограниченный контакт с молодыми людьми, и поэтому снизился риск нападения.

Хотя некоторые утверждали, что теория рутинной деятельности имеет существенные поддержка в эмпирической литературе (Laub, 1990; Gottfredson, 1981), большинство данных о виктимизации от преступлений, которые используются для оценки Риск нападения измеряет нападение незнакомца намного лучше, чем партнер или нападения знакомых. Таким образом, теория, вероятно, намного больше относится к нападениям со стороны незнакомцев, чем к другим нападениям.

Почему система уголовного правосудия Заботиться о преступлениях, связанных с потерпевшими от преступлений Психологическая травма?

Психологическая травма, связанная с преступлением, снижает способность и / или готовность многих жертв преступлений сотрудничать с преступником система правосудия.

Целевая группа президента утверждала, что с жертвами нужно обращаться лучше системой уголовного правосудия, потому что она не может его миссия без сотрудничества жертв. На каждом ключевом этапе процесса системы уголовного правосудия — от размышлений о создании заявление в полицию для участия в слушании по делу об условно-досрочном освобождении — взаимодействия может вызывать стресс у жертв и часто усугубляет преступления, связанные с преступностью. психологическая травма.

Жертвы, из-за страха перед преступлением которых они не хотят сообщать преступления в полицию или тех, кто слишком напуган, чтобы давать показания, эффективно сделать невозможным для системы уголовного правосудия выполнение его миссия.Таким образом, важно понимать:

  • Проблемы психического здоровья потерпевших, связанные с преступностью.
  • Какие аспекты процесса системы уголовного правосудия вызывают стресс жертвам.
  • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим в связи с преступлениями проблемы с психическим здоровьем.
  • Что можно сделать, чтобы помочь потерпевшим справиться с уголовным правосудием системный стресс.

Эффективное партнерство между системой уголовного правосудия, жертва вспомогательный персонал и обученные специалисты в области психического здоровья может помочь жертвам с психологической травмой, связанной с преступлением, и с стресс, связанный с системой уголовного правосудия.Помогая жертвам пройти такое партнерство, система уголовного правосудия тоже помогает себе становятся более эффективными в сдерживании и сокращении преступности.

Как отметили Килпатрик и Отто (1987), существует несколько психологических теории, которые полезны для понимания того, почему жертвы могут развиваться психологическая травма и почему взаимодействие с уголовным правосудием системы обычно вызывают стресс у жертвы.

Почему система уголовного правосудия Стресс для жертв?

В этом разделе описывается одна теория, которая имеет особое значение. для понимания того, почему система уголовного правосудия так напряжена для многих жертв.

Классическая теория кондиционирования

Русский физиолог Иван Павлов впервые описал основные Тип обучения называется классическим обусловливанием (Павлов, 1906). Кратко описанное, классическое кондиционирование происходит, когда нейтральный стимул сочетается со стимулом, который производит определенный отклик. Например, если пища помещена в пасть собаке, слюноотделение реакция возникает естественным образом. Если нейтральный раздражитель колокольного звона представлен собаке примерно в то же время, что и предъявляется пищевой раздражитель, раздражитель звонка (условный раздражитель) приобретет способность производить условную реакцию слюноотделение аналогично безусловному слюноотделению произведенный безусловным раздражителем пищи.Что делает этот связаны с проблемами психического здоровья, связанными с преступностью, или преступным система правосудия?

  • Килпатрик, Веронен и Ресик (1982) отметили, что насильственные криминальная виктимизация — это реальный классический опыт обусловливания в котором атака является безусловным стимулом, который производит безусловные реакции страха, тревоги, ужаса, беспомощности, боль и другие отрицательные эмоции.
  • Любые стимулы, присутствующие во время приступа, являются парными. с приступом и стали условными раздражителями, способными производить условные реакции страха, беспокойства, ужаса, беспомощности, и другие отрицательные эмоции.

Классическая теория обусловливания предсказывает, что любые присутствующие раздражители во время насильственного преступления — потенциальные условные раздражители которые будут вызывать условный страх, беспокойство и другие негативные эмоции, когда жертва встречает их.

  • Таким образом, характеристики нападавшего (например, возраст, расы, одежды, отличительных черт) или характеристик параметр (например, время дня, когда произошла атака, особенности обстановки) могут стать условными раздражителями.

Классическая теория обусловливания также предполагает, что отрицательные эмоциональные реакции, обусловленные определенным стимулом, могут обобщать на похожие раздражители.

  • Таким образом, женщина, проявляющая условную реакцию страха на вид ее насильника может также вызвать страх перед раздражителем мужчин, которые напоминают насильника через процесс стимулов Обобщение .
  • В конце концов, этот процесс генерализации стимула может привести к жертва изнасилования демонстрирует условный страх всем мужчинам.

Поведение избегания

Наиболее частая реакция на условные раздражители, связанные с преступлением это поведение избегания . Таким образом, возникает естественная тенденция для потерпевших от преступлений, чтобы избежать контакта с преступными обусловленными стимулы и избегать ситуаций, в которых они соприкасаются с такими раздражителями.

Кондиционирование второго порядка

Последний классический механизм кондиционирования с важными последствиями для понимания поведения жертв преступлений — второго порядка Кондиционер .Если нейтральный раздражитель сочетается с условным стимула (без предъявления безусловного стимула), это нейтральный раздражитель становится условным стимулом второго порядка это также может вызвать условную реакцию.

  • Таким образом, любые раздражители, присутствующие одновременно, имеют отношение к преступлению. условный раздражитель может стать условным раздражителем второго порядка. стимул, который также вызывает страх, другие негативные эмоции и сильная склонность к поведению избегания.
  • Это важно для практикующих, таких как полиция, прокуратура, и поставщики услуг для жертв могут стать второстепенными условный раздражитель.
Классическое кондиционирование и реакции жертв в систему уголовного правосудия

Применение этих классических принципов кондиционирования к жертвам взаимодействие с системой уголовного правосудия помогает нам понять почему система уголовного правосудия вызывает такой стресс для многих жертв.

Во-первых, участие в системе уголовного правосудия требует преступления. жертвы сталкиваются со многими когнитивными и средовыми стимулами которые напоминают им о преступлении. Они варьируются от:

  • Необходимость смотреть на подсудимого в зале суда.
  • Обдумывание деталей преступления при подготовке для дачи показаний.
  • Противостояние члену «условных раздражителей второго порядка» в форме полиции, защитников потерпевших / свидетелей и прокуроров.

Во-вторых, столкновение со всеми этими связанными с преступлением условными стимулами часто приводит к избегающему поведению со стороны жертв.

  • Такое поведение избегания порождается условным страхом и беспокойство, а не апатия. Избегание может привести к тому, что жертва отменит или не приходить на прием к сотрудникам системы уголовного правосудия, или защитники жертв.
Другие источники стресса

Помимо обусловливания, есть несколько других причин, по которым взаимодействие с системой уголовного правосудия может вызывать стресс для жертв.

  • Одна из причин, по которой общение вызывает стресс, заключается в том, что жертвам не хватает информация об этой системе и ее процедурах, а также о жертвах бояться неизвестного.
  • Вторая причина, по которой общение вызывает стресс, заключается в том, что жертвы обеспокоены тем, поверят ли им и воспримут ли они всерьез системой уголовного правосудия.

Большинство жертв рассматривают систему уголовного правосудия как репрезентативную. общества в целом, и верят ли им и принимают ли они серьезно системой указывает им, верят ли они и воспринимается обществом всерьез.

Глава 3 Самообследование

Теоретические перспективы виктимологии

и критические исследования

1) Когда возникло исследование жертв преступлений? и в чем была его цель?

2) Опишите происхождение термина «жертва». и эволюция его определения и коннотаций?

3) Как повлияло движение за права жертв преступлений область виктимологии?

4) Кратко объясните «классическое обусловливание». и как это может повлиять на реакцию жертв на уголовное правосудие системы и поставщики услуг для жертв.

5) Определите три фактора высокого риска, связанных с вероятность виктимизации от преступления?

Список литературы

Адлер, Н.Э., Бойс, Т., Чесни, М.А., Коэн, С., Фолкман, С., Кан, Р. Л., и Сайм, С. Л. (1994). Социально-экономический статус и здоровье. Американский психолог, 49, 15-24.

Агетон, С.С. (1983). Сексуальное насилие среди подростков. Лексингтон, Массачусетс: Lexington Books.

Бахман, Р.(1994). Насилие против женщин. Национальная виктимизация преступности отчет об обследовании. Министерство юстиции США, Управление программ юстиции, Бюро статистики юстиции.

Бреслау, Н., Дэвис, Г.С., Андрески, П. и Петерсон, Э. (1991). Травматические события и посттравматическое стрессовое расстройство в городе. население молодежи. Архив общей психиатрии, 48, 216-222.

Бюро статистики юстиции (1992 год). Преступная виктимизация в США, 1990 г.Вашингтон, округ Колумбия: Правительство США Типография.

Коттлер, Л. Б., Комптон, В. М., Магер, Д. Шпицнагель, Э. Л., & Янка, А. (1992). Посттравматическое стрессовое расстройство среди веществ пользователи из общей популяции. Американский журнал психиатрии, 149, 664-670.

Дембо Р., Уильямс Л., Шмейдлер Дж., Берри Э., Вотке В., Гетреу А., Уиш Э. Д. и Кристенсен К. (1992). Структурный модель, исследующая взаимосвязь между физическим насилием над детьми, сексуальная виктимизация и употребление марихуаны / гашиша в преступных молодежь: лонгитюдное исследование.Насилие и жертвы, 7, 41-62.

Федеральное бюро расследований (1992). Единые отчеты о преступлениях: Преступность в Соединенных Штатах: 1991 год. Вашингтон, округ Колумбия: правительство США. Типография.

Геллес, Р.Дж. И Straus, M.A. (1988). Интимное насилие. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Готфредсон, М.Р. (1981). Об этиологии криминальной виктимизации. Журнал уголовного права и криминологии, 72, 714-726.

Хэнсон, Р.Ф., Фриди, Дж. Р., Килпатрик, Д. Б., & Сондерс, Б. Э. (1993, ноябрь). Гражданские беспорядки в Лос-Анджелесе: разнообразие in Сообщество, раса / этническая принадлежность и пол. Постер представлен на Ежегодном собрании Ассоциации содействия развитию Поведенческая терапия, Атланта, Джорджия.

Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетто, С.А., и Резник, H.S. (в прессе). Насильственные преступления и психическое здоровье. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: от теории к Упражняться.Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Хэнсон, Р.Ф., Килпатрик, Д.Г., Фальсетти, С.А., Резник, Х.С., И Уивер Т. (в печати). Жестокие преступления и психологическая адаптация. В J.R. Freedy & S.E. Хобфолл (ред.), Травматический стресс: Теория и практика (стр. 129–161). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Кармен, А., (1990). Жертва преступления: Введение в виктимологию. Белмонт, Калифорния: Издательская компания Wadsworth.

Килпатрик, Д. (1986).Обращение к потребностям травмированных жертв. Практический прокурор, 15-18.

Килпатрик, Д. (1995). Проблемы психического здоровья, связанные с преступностью виктимизация. Неопубликованная статья подготовлена ​​для Национального Преступления Повестка дня жертв.

Килпатрик Д. Г., Эдмундс К. Н. и Сеймур А. К. (1992). Изнасилование в Америке: доклад нации. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи пострадавшим и Медицинский университет Южной Каролины.

Килпатрик, Д.Г., & Отто, Р.К. (1987). Конституционно гарантированный участие в уголовном процессе для потерпевших: возможные последствия на психологическое функционирование. Обзор закона штата Уэйн, 34 (1), 7-28.

Килпатрик, Д. И Резник, H.S. (1991, ноябрь). Важность эпидемиологии: значение для изучения связанных с изнасилованием Этиология посттравматического стрессового расстройства. Документ представлен на 25-м ежегодном собрании Ассоциации по развитию поведенческой терапии, New Йорк.

Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Фриди, Дж. Р., Пелковиц, Д., Резик, П. А., Рот, С., и ван дер Колк, Б. (1994). Посттравматический полевые испытания стрессового расстройства: акцент на критерий А и в целом Диагностика посттравматического стрессового расстройства. Справочник DSM-IV. Вашингтон, округ Колумбия: американский Психиатрическая пресса.

Килпатрик Д.Г., Резник Х.С., Сондерс Б.Е. И Бест, К. (в прессе). Изнасилование, другое насилие в отношении женщин и посттравматические стрессовое расстройство: важные вопросы в оценке психопатологии неблагоприятных факторов, стресса и стресса. отношение.В Б. Доренвенд (ред.), Невзгоды, стресс, И психопатология, Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая больница. Нажмите.

Килпатрик, Д. Г., Резник, Х. С., Сондерс, Б. Э. и Бест, К. Л. (1989). Национальный женский модуль исследования посттравматического стрессового расстройства. Не опубликовано инструмент. Чарльстон, Южная Каролина: Исследование и лечение жертв преступлений Центр, Отделение психиатрии и поведенческих наук, Медицинский Университет Южной Каролины.

Килпатрик, Д., Резник, Х.С., Сондерс, Б.Е., Бест, К.Л., & Эпштейн, Дж. (Июнь 1994 г.). Жестокое нападение и алкогольная зависимость среди женщин: результаты лонгитюдного исследования. Исследовательское общество по алкоголизму, Реферат № 80, с.433.

Килпатрик Д. Г., Сеймур А. К. и Бойл Дж. (1991). Америка высказывается: Отношение граждан к правам жертв и насилию. Арлингтон, Вирджиния: Национальный центр помощи жертвам.

Килпатрик, Д. Г., Веронен, Л. Дж., И Ресик, П.А. (1982). Психологические последствия изнасилования: стратегии оценки и лечения. В Д. М. Доли, Р. И. Мередити и А. Р. Чиминеро (ред.), Поведенческая медицина: стратегии оценки и лечения. Нью-Йорк: Пленум.

Косс, М. П. и Динеро, Т. Э. (1989). Дискриминантный анализ факторов риска сексуальной виктимизации среди национальной выборки женщин колледжа. Журнал консалтинговой и клинической психологии 57: 242-250.

Лауб, Дж.Х. (1990). Модели криминальной виктимизации в Соединенные Штаты. Жертвы преступлений: проблемы, политика и программы. В A.J. Луриджио, В.Г. Скоган и Р.С. Дэвис (ред.) Sage Publications. С. 23-49.

Моуби, Р.И., Уокейт, С. (1994). Критическая виктимология. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Мендельсон, Б. (1963) Происхождение виктимологии. Excerpta Criminologica, т. 3. С. 239–256.

Норрис, Ф.Х. (1992). Эпидемиология травм: частота и влияние различных потенциально травмирующих событий для разных демографических группы. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 60 , 409-418.

Павлов, И. (1906). Научное исследование психического способности или процессы у высших животных. Наука, 24, 158–177.

Резник, Х.С., Килпатрик, Д.Г., Дански, Б.С., Сондерс, Б.Е., И Бест, К.Л. (1993). Распространенность гражданских травм и посттравматического стрессового расстройства в репрезентативной национальной выборке женщин. Журнал клинических И психология консультирования 61 (6).

Рейсс, А. Дж., И Рот, Дж. А. (1993). Понимание и предотвращение насилие. Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press.

Роберсон, К. (1994). Введение в уголовное правосудие. Плейсервилль, Калифорния: издательская компания Copperhouse.

Розенберг, М. И Фенли, М.А. (Ред.). (1991). Насилие в Америке: подход к общественному здравоохранению . Нью-Йорк: Оксфордский университет Нажмите.

Розенберг, М. И Мерси, Дж. (1991). Насильственное насилие. In Violence in America , pp 12-50, New York: Oxford University. Нажмите.

Сэмпсон, Р.Дж. И Лауритсен, Дж. Л. (1994). Насильственная виктимизация и правонарушения: на индивидуальном, ситуативном и общинном уровнях. факторы риска. В Понимание и предотвращение насилия, Vol.3 , Reiss, A.J. И Рот, Дж. А. (Ред.), Стр. 1-114, Вашингтон, ДК: Национальная академия прессы.

Страус, М.А. (1984). Семейное насилие и преступления вне семьи и насилие. В A. J. Lincoln & M. A. Straus (Eds.), Crime и семья. Спрингфилд, Иллинойс: Томас.

Фон Хентиг, Х. (1948). Преступник и его жертва. Новый Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

Уитакер, К. Дж., И Бастиан, Л. Д. (1991). Подростковые жертвы: Отчет о национальном исследовании преступности.Вашингтон, округ Колумбия: США Департамент правосудия

Видом, С. С. (1989). Цикл насилия. Наука, 244, г. 160-166.

Видом, С. С. (1992). Цикл насилия. Национальный институт правосудия: Краткое исследование. Вашингтон, округ Колумбия: Департамент США правосудия.

Видом, С. С. (1994). Семейное насилие на протяжении всего жизненного цикла. Документ, представленный в Трудах Американской медицинской ассоциации Национальная конференция по семейному насилию: здоровье и справедливость, Вашингтон, ОКРУГ КОЛУМБИЯ.

Wyatt, G.E., Guthrie, D., Notgrass, C.M. (1992). Дифференциальный последствия сексуального насилия над детьми женщин и последующей повторной виктимизации. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 60, 167-173.

Завиц, М. В. (1983). Доклад народу о преступности и правосудии: Данные. Вашингтон, округ Колумбия: Министерство юстиции США, Бюро статистики правосудия, документ № NCJ-87068; Департамент США Правосудие, Бюро статистики юстиции, документ № NCJ-87068.

Вернуться к NVAA

Информация на этой странице заархивирована и предоставляется только для справки.

Определение виктимологии Merriam-Webster

vic · tim · ol · o · gy | \ ˌVik-tə-mä-lə-jē \ 1 : исследование способов, которыми поведение жертв преступлений могло привести или способствовало их виктимизации.

2 : утверждение, что проблемы человека или группы являются результатом виктимизации

Victimology A Canadian Perspective-9781442634831 | University of Toronto

«Работа Wemmers поистине затрагивает суть того, что возможно в нашей системе общего права, когда права человека становятся основой, на которой мы обращаемся к справедливости и формулируем ее.Каждая глава в «Виктимология: канадская перспектива» — это ценный и провокационный материал, изобилующий информацией, которая может оказаться полезным руководством для начинающих читателей и опытных исследователей в области из виктимологии «.


Марго Ван Слайтман, Проект Савбонны
Отчет о правосудии

«[Веммерс] составила доступное и эффективное введение в тему своей компетенции и по ходу дела дает понимание, которое пробуждает интерес к более глубокому исследованию.Эта публикация выходит в то время, когда Канада ищет ответы на неотложные вопросы о потребностях жертв в правовой системе, которая, возможно, отстала от времени. Виктимология , несомненно, будет использоваться во многих областях «.


Джейк Бабад, Юридическая школа Осгуд-Холла
Юридический журнал Осгуд-Холла, том 55

» Виктимология Веммерса : канадская перспектива является важным чтением для тех, кто интересуются жертвами преступлений во всем их динамизме — теоретически, политически и в рамках дисциплин.Однако Wemmers идет дальше, предоставляя мощный анализ структурных и институциональных реформ с помощью появляющихся инструментов по правам человека, которые твердо ставят права потерпевших в повестку дня политики. Создание такого тома — немалый подвиг, имеющий международное значение, но имеющий очевидную актуальность для тех, кто особенно заинтересован в ответных мерах канадского правосудия «.


Тайрон Кирченгаст, Сиднейская школа права, Сиднейский университет
International Review of Victimology

Очень долгожданное дополнение к растущему списку книг по увлекательной и социально важной дисциплине виктимологии.Веммерс отлично справляется с обобщением истории дисциплины и синтезом ее текущего состояния, уделяя одинаковое внимание исторической, теоретической и прикладной сторонам виктимологии, занимая при этом исключительно нейтральную позицию, которая позволяет читателям свободно и независимо формировать собственное мнение. Более четырех десятков страниц ссылок вместе с приложениями, глоссарием и законами, цитируемыми в тексте, делают книгу незаменимым источником информации и бесценным дополнением к любой библиотеке, общественной или частной.
Эззат А. Фаттах, почетный профессор Университета Саймона Фрейзера

Веммерс представляет образцовый вводный курс в область виктимологии, основанную на истории, теории и праве, отстаивая перспективы прав человека. Обязательное чтение для серьезных студентов-виктимологов.
Д-р Бенджамин Робак, профессор и координатор, диплом об окончании виктимологии, Алгонкинский колледж

Виктимология

Виктимология — это исследование жертв преступлений, включая их характеристики и их отношения с правонарушителями и системой уголовного правосудия.Традиционно виктимология считается одним из разделов криминологии. Виктимология, которая включает изучение жертв преступлений, отличается от криминологии, которая включает изучение преступлений и преступного поведения.

Виктимология может принимать множество различных форм, включая уголовную виктимологию, теоретическую виктимологию, общую виктимологию и критическую виктимологию. Однако основная виктимология по-прежнему сосредоточена исключительно на изучении жертв преступлений. Этот акцент привел к повышению осведомленности и понимания не только жертв преступлений, но также повлиял на способ измерения преступности и роль потерпевших в системе уголовного правосудия.

Развитие виктимологии

Развитие виктимологии как области исследований началось в 1940-х и 1950-х годах с работ фон Хентига и Мендельсона. Заинтересованные в понимании преступления, фон Хентиг и Мендельсон исследовали отношения между жертвами и правонарушителями. Их ранняя работа была особенно сосредоточена на действиях и слабостях жертв.

На начальном этапе работ, подготовленных виктимологами, были скудными и были омрачены появлением криминологии.Таким образом, мало признания получили ни виктимология, ни ученые, изучающие жертв преступлений. Лишь в 1970-х годах виктимология была официально признана одним из подразделов криминологии.

За последние 3 десятилетия, рост виктимологии был значительным. Это расширение во многом является результатом повышенного внимания к жертвам преступлений. Это внимание привело к повышенному интересу к сбору данных, теоретическому обоснованию и разработке законодательства, ориентированного на жертву, а не на жертву.Кроме того, движение за права жертв сыграло важную роль в привлечении внимания к жертвам преступлений и к области виктимологии.

Уголовная виктимология

Уголовная виктимология фокусируется на роли жертвы по отношению к социальным силам, которые приводят к преступным действиям, которые определены в уголовном законодательстве, и вытекают из них. Первые виктимологи, такие как фон Хентиг и Мендельсон, считались пенитенциарными виктимологами. Исследования, основанные на этой парадигме, обычно фокусируются на роли жертвы как в причинно-следственной связи преступления, так и в уголовном судопроизводстве.

Теоретическая виктимология

В основном занимается причинными объяснениями виктимизации , теоретическая виктимология фокусируется на сборе данных, анализе и формулировании теории. При этом было разработано несколько теоретических моделей для объяснения различий в риске виктимизации, коррелятов виктимизации и повторной виктимизации. Эти теоретические модели сосредоточены в первую очередь на демографических характеристиках потерпевших, а также на взаимодействиях и отношениях между жертвой и преступником.

Есть два основных типа теоретических моделей. Первый фокусируется на возможности. Этот тип теорий преступной виктимизации фокусируется на возможности совершения преступления, а не на преступной мотивации в их объяснении преступлений и криминальных событий. Второй тип теоретической модели фокусируется на взаимодействии между жертвой и правонарушителем. Теории взаимодействия жертвы и правонарушителя концентрируются на взаимодействии между жертвой и правонарушителем в их попытках объяснить личные преступления.

Общая виктимология

Общая виктимология предполагает более широкий акцент на изучении всех жертв, а не только жертв преступлений. Некоторые ученые называют общую виктимологию жертвой. Общая виктимология включает изучение пяти конкретных типов виктимизации: криминальная виктимизация, самовиктимизация, социальная экологическая виктимизация, технологическая виктимизация и виктимизация в результате стихийных бедствий.

Критическая виктимология

Новейший из появившихся видов виктимологии называется критической виктимологией.Критическая виктимология связана с более широкой социальной средой, в которой совершается преступление, особенно с влиянием социальной структуры и контекста на криминальную виктимизацию. Соответственно, критически настроенные виктимологи заинтересованы в том, как определяются преступления, а также в том, почему некоторые жертвы игнорируются или игнорируются как системой уголовного правосудия, так и обществом в целом.

Сбор данных

Важной задачей для виктимологов является сбор эмпирических данных. Данные о жертвах преступлений собираются с помощью обследований виктимизации.Обследования виктимизации, такие как Национальное обследование виктимизации от преступлений, позволяют анализировать модели и тенденции, связанные с виктимизацией. Хотя обследования виктимизации подвергались критике за методологические проблемы, эти типы обследований позволили получить важные данные о жертвах преступлений — информацию, которая, как правило, отсутствует из других источников данных о преступности.

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts