Внушение в психологии: нужно ли подчиняться чужому мнению и убеждениям? — Блог Викиум

Содержание

нужно ли подчиняться чужому мнению и убеждениям? — Блог Викиум

В течение всей жизни человек испытывает влияние других людей или групп лиц. Религиозные, политические, военные, экономические организации пытаются управлять психикой человека. Психология внушения заключается в воздействии на сознание, результатом которого становится восприятие каких-либо убеждений и установок. Нужно ли поддаваться внушению, и какие последствия могут быть?

От чего зависит эффективность внушения?

Такие понятия, как внушение и убеждение следует различать. Это не совсем одно и то же. Внушение в психологии – это способ воздействия на человека, целью которого является создание у него определенного состояния или побуждения к каким-то действиям. Внушаемая мысль проникает в сознание человека беспрепятственно, не поддаваясь критике. А убеждение – это внедрение в сознание мысли, подкрепленной логичными доводами, рассуждениями, достоверными фактами.

Человек в основном попадает под внушение в результате деятельности СМИ. Реклама и пропаганда заставляют его сознание поверить во что-то. Но при этом большое значение имеет субъект, пытающийся влиять на человека. Поэтому эффективность внушения напрямую зависит от популярности телерадиокомпании, интернет-ресурса, печатного издания. При этом чем больше аудитория, которая поддалась внушению, тем сложнее отдельному человеку противостоять, даже если он видит лживость информации, неправдоподобность фактов.

Виды внушения

В психологии различают два вида внушения – в состоянии бодрствования и гипноза. В свою очередь внушение в состоянии бодрствования разделяют на реальное (прямое) и вербальное (косвенное) в зависимости от инструмента, используемого для воздействия. Реальное внушение производится с использованием речи. Соответственно, при вербальном внушении речь не используется, а задействуется какая-то ситуация, процедура, предмет. Можно привести простые примеры. Когда человек получает приказ или наставление что-то сделать от авторитетного для него лица или группы лиц, происходит прямое внушение. Косвенное воздействие происходит, когда человек получает плацебо. Ему дают таблетку, изготовленную из нейтрального вещества, но при этом называют ее действенным лекарством от болезни.

Известный психолог и психоаналитик Зигмунд Фрейд практиковал гипноз. Однако довольно быстро отказался от этой практики, поскольку считал, что этот метод нарушает свободу человека и лишает его возможности самостоятельного познания.

От чего зависит степень внушаемости?

Внушаемостью называют индивидуальную податливость воздействиям. В зависимости от особенностей психики определяется степень внушаемости. То есть, один человек может слепо верить во всё, что ему говорят, и подчиняться беспрекословно, даже в ущерб собственным интересам и убеждениям. Другой – внушение придает некой оценке, подключает свои аналитические способности, определяя правдивость получаемой информации. А есть тип людей, совершенно не подверженных внушению.

Внушаемые люди легко перенимают настроение и привычки других, у них сильно развита склонность к подражанию. Они часто обладают меланхолическим темпераментом, повышенной степенью тревожности и крайне изменчивым эмоциональным фоном.

Повышенная внушаемость также возникает при стрессах, утомлениях и усталости. Таким образом, если человек постоянно испытывает чувство усталости, у него много стрессов, то он легко поддастся влиянию, даже не оценив то, что ему пытаются внушить, и не определив, нужно ли это непосредственно ему. Следовательно, человек становится уязвимым, ведь внушить ему могут то, что кардинально поменяет его жизнь, и не факт, что в лучшую сторону. Так мы плавно подошли к вопросу, озвученному в самом начале статьи. Следует знать, что внушение может быть полезным. Но всегда необходимо оценивать попытку влияния и ни в коем случае не действовать наперекор своим интересам и личным убеждениям. Научиться избегать негативного влияния поможет курс Викиум «Критическое мышление». Обретение навыка независимого мнения позволит не поддаваться манипулированию, авторитетным мнения и стереотипам, а также не совершать необдуманные поступки.

Психология внушения

На всех этапах человеческой жизни происходили попытки одного человека или группы лиц влиять на других людей. Примером являются всевозможные религиозные, политические, экономические, военные и прочие организации, которые пытаются манипулировать человеческой психикой. Внушение является способом воздействия одного человека на другого с целью создания у него определенного состояния или побуждения к определенным действиям; при этом следует отличать его от понятия убеждения. Убеждение характеризуется логичностью доводов и суждений, наличием достоверных фактов, ему нужна ясность сознания. Внушение же проникает в сознание человека беспрепятственно, не подвергаясь критике и обсуждению.

Эффект внушения часто возникает в результате деятельности СМИ (реклама, пропаганда), а его эффективность напрямую зависит от авторитета субъекта, оказывающего влияние, будь это телерадиокомпания, интернет-ресурс, типографическое издание или еще один пример — психотерапевт, использующий внушение в своей психологической практике. В этой связи стоит отметить, что чем больше толпа, подверженная внушению, тем тяжелее отдельно взятому индивиду противостоять потоку лже-фактов, которые обитают в ней.

Доктор философии и единомышленница Карла Юнга – Мария-Луиза фон Франц (1915-1998), ставшая после смерти своего учителя основным выразителем его идей, в книге «Человек и его символы» (1961), написанной совместно с Юнгом и другими его последователями, пишет: «Попытки влиять на общественное мнение через газеты, радио, телевидение и рекламу строятся на двух факторах. С одной стороны, они опираются на механизмы отбора, выявляющие тенденции бытующих мнений или желаний, то есть коллективных настроений. С другой стороны, они отражают предрассудки, проекции и подсознательные комплексы (главным образом, комплекс силы) тех, кто манипулирует общественным мнением».

Внушение можно разделить на два вида – это внушение: а) в бодрствующем состоянии, б) в гипнозе. Внушение в бодрствующем состоянии, в зависимости от «инструмента» внушения, можно подразделить на реальное и вербальное. Под реальным понимают внушение, производимое действием или другим неречевым способом, соответственно, внушение, производимое речью, называют вербальным. Согласно другого подхода к классификации, внушение в бодрствующем состоянии можно подразделить на прямое и косвенное. Прямое внушение заключается в воздействии на человека прямой речью, несущей в себе определенное словесное значение или приказ. При косвенном (или опосредованном, скрытом) внушении на внушаемого оказывают влияние не прямо, а путем использования определенной ситуации, процедуры, предмета и т.д. Примером такого вида внушения может быть ситуации, когда человеку дают таблетку из нейтрального вещества (мел, мука и т.д.) и сообщают, что это лекарство. Эффект в большинстве случаев гарантирован. Кроме того, важно различать понятия: суггестия – воздействие одного лица на другое и аутосуггестия – самовнушение, которое согласно исследованиям, может быть произвольным и непроизвольным.

Основоположник психоанализа Зигмунд Фрейд (1856-1939) в своей психологической практике использовал гипноз, однако позже отказался от прямого гипнотического внушения, т.к. видел в нем посягательство на свободу человека и препятствие к познанию природы болезненных симптомов. Непрямое и непреднамеренное внушение он назвал «доверительным ожиданием» и считал, что «имеется некий фактор, зависящий от психического состояния пациента». В своей работе «Психология масс и анализ человеческого «Я»» (1921) он отметил, что внушение – это изначальный и неустранимый факт психической жизни человека.

Внушаемость – это индивидуальная некритическая податливость воздействиям окружающих людей. В зависимости от степени внушаемости, выделяют внушаемых, моловнушаемых и невнушаемых людей. Внушаемые люди легко поддаются указаниям и советам других лиц, даже если данные советы противоречат их собственным интересам и убеждениям. Такой тип людей легко перенимает настроение и привычки окружающих, вплоть до возникновения у них склонности к подражанию. Повышенная внушаемость характерна для детей дошкольного и младшего школьного возраста, а также для людей со слабым типом высшей нервной деятельности (меланхолический темперамент) и акцентуированных личностей: тревожных, эмотивных. Имеет место тот факт, когда совершенно обычные люди при утомлениях, травматических и посттравматических стрессах, а также после перенесенных заболеваниях, особенно связанных с работой нервной системы, бывают повышено внушаемы. Условия неопределенности (революционные периоды, войны, стихийные бедствия) также способствуют внушаемости. Большое значение имеет вера в определенную идею — имея веру во что-то, люди не противодействуют влиянию извне.

Таким образом, степень внушаемости меняется в зависимости от числа факторов, располагающих человека стать объектом внушения и имеет ситуативно-переменный характер.

Автор: [email protected]

Внушение, внушаемость, нейропсихологические механизмы суггестии — Психология

+Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы суггестии

1.1 Определения

1.2 Классификация

1.3 Теории гипноза

1.4 Нейропсихологические механизмы суггестии

Выводы

Заключение

Литература

 

Введение

Внушение является неотъемлемой частью взаимоотношений. Эту мысль высказал еще В.М. Бехтерев, опередив во многом свое время. Предполагается, что внушение происходит неосознанно при непосредственном общении между людьми. Актуальность вопроса внушения и управления другим человеком была всегда. Данная работа направленна на понимание такой части общения как внушение, так как с помощью этого знания повышается качество общения и открывается возможность решать социально значимые задачи. Примером такой задачи является педагогическое вмешательство в образовательном процессе. Понимание механизмов внушения позволит раскрыть потенциал учащегося и возможно откроет новые способы для передачи знаний. Понимание процесса внушение поможет в психотерапии, при понимании причин возникновения внутри личностных конфликтов и оказание психотерапевтической помощи. Коррекционная работа от навязчивых состояний, вызванных рекламными акциями и СМИ, такие как шопоголия. Важным пунктом является безопасность применения внушения и устранение отрицательных последствий.
Объект исследования: феномен внушения.
Предмет исследования: механизмы внушения.
Цель исследования: изучение психологического феномена внушения и его механизмов.
           Задачи:

  1. Изучить отечественную и зарубежную литературу по выбранной теме.
  2. Используя изученный материал, дать определения понятиям «внушение», «внушаемость», «гипноз».
  3. Проанализировать феномен внушения, как одну из форм общения.

      Гипотеза: внушение – одна из форм общения, открывающая дополнительные возможности решения социально значимых задач.

 

Глава 1. Теоретические основы изучения проблемы суггестии

1.1 Определения

В мировой литературе встречаются два приблизительно идентичных понятия: «внушение» и «суггестия».  Слово «внушение» происходит от древнеславянского «вън уши», что дословно означает вносить в уши. Слово «суггестия» имеет латинское происхождение, происходит от слова suggestio, которое переводится как внушение, намек. Есть еще один перевод, который отражает более точно само понятие внушения: добавление, прибавка, указание.  Разными авторами используются эти два понятия в целом означающие один процесс.

Суггестия (внушение) — форма межличностного и межгруппового общения, при котором передача информации происходит посредством частично неосознаваемого, направленного сигнала на вербальном и/или невербальном уровнях. Отличается от убеждения сниженным уровнем критичности и потребности в верификации информации. Внушаемость, или подверженность суггестивному воздействию, зависит от состояния сознания суггерента (объекта) и внешних условий, при которых С. осуществляется. Так, эффективность С. повышается в состоянии транса, при утомлении, в условиях неопределенности, в экстремальных условиях, в толпе, при использовании СМИ. С. затрагивает как нервно-психические процессы, так и социальные представления, установки, общественные нормы, ценности, мнения, а также индивидуальное самосознание. Разделяют гетеросуггестию — внушение, производимое другим лицом, и аутосуггестию — самовнушение.

С. может быть прямой и косвенной. При прямой С. источник внушения осознается и прослеживается связь между ней и ее действием. При косвенной С. внушение производится опосредованно с использованием промежуточных факторов, на которых и делается основной акцент. Эффективность косвенной С. выше, чем прямой. Распространенность методов и техник С. зависит от уровня развития общественного сознания и культуры социума.
Внушение (или суггестия — от лат. suggestio — внушение) — способ влияния, который основывается на некритичном восприятии человеком поступающей информации.

В., как и убеждение, направлено на снятие своеобразных фильтров, стоящих на пути к новой информации и оберегающих человека от заблуждений и ошибок. Однако, в отличие от убеждения, В. предполагает усвоение объектом В. сообщения без требования доказательств его истинности. При В. слова субъекта В. вызывают именно те самые представления, образы, ощущения, которые внушающий имеет в виду. При этом, полная ясность и безоговорочность указанных представлений требует действий с той же необходимостью, как будто эти представления были получены прямым наблюдением.

Будучи принятым без должного критического осмысления, внушенное человеку поведение может не согласовываться с его убеждениями, привычками, наклонностями. В то время как убеждение, являясь воздействием в значительной степени интеллектуальным, апеллирует, в основном, к знаниям и опыту слушающего, В., носящее эмоционально-волевой характер, основывается на вере (или на доверии — разница здесь в степени не критичности восприятия слов и поступков значимого другого).

В. широко применяется в медицине и в педагогике. В медицине В. используется для коррекции психического и соматического состояния больного и даёт высокий клинический эффект. В педагогике делаются попытки использования В. в процессе обучения, например, в так называемом суггестопедическом методе Г. К. Лозанова. В. используется в воспитании детей, когда авторитет взрослого и сниженная критичность ребёнка способствует бессознательному принятию и прочному усвоению норм поведения и социальных ценностей.

Самовнушение — внушение самому себе представлений, мыслей, чувств. Например, рекомендованных врачом и направленных на устранение болезненных явлений и улучшение общего самочувствия. Реализуется самовнушение через аутогенную тренировку, которой больной обучается с помощью врача-психотерапевта. Человек самостоятельно прочитывает (про себя или вслух) или просто продумывает и проговаривает определенные слова или целые фразы с целью воздействия на себя.

Несравнимо более мощное воздействие на личность по сравнению с посторонним внушением может оказать самовнушение. Это объясняется тем, что самовнушением человек может заниматься самостоятельно в течение неограниченно долгого времени.
Суггестор тот, кто производит суггестию, внушение.
Суггеренд тот, на кого воздействует суггестор.

Суггестабильность, суггестивность, внушаемость – степень восприимчивости к суггестии.

А. Гончаров дополняет это определение следующим образом: «…, определяемая субъективной готовностью подвергнуть и подчиниться суггестивному воздействию.»

 

1.2 Классификация

Выделяют следующую классификацию внушений [20, 36, 26]: 
Прямые внушения

  • Явные прямые — «Я сосчитаю до пяти и произойдёт …»
  • Прямые закамуфлированные (нечто предлагается открыто, но вместе с тем оно закамуфлировано, так как часть его исходит от клиента; обучает действовать клиента особым образом) — «Ощущение, которое относится к периоду до болезни, заменит собой менее приятные ощущения»
  • Постгипнотические

Косвенные внушения

  • Последовательность принятия, «yes set» (несколько высказываний, с которыми человек согласится)
    • «Вы пришли ко мне, сидите сейчас в этом мягком кресле, слушаете мой голос, сегодня вам станет гораздо лучше» («сегодня вам станет гораздо лучше» — это, собственно, и есть внушение, а слова, следующие перед ней, настраивают человека на согласие)
    • «Почему бы не дать этому произойти?»
    • «Не входите в транс, пока не устроитесь удобно на этом стуле» (добавлена импликация)
    • «Не делайте глубокого вдоха, пока рука не прикоснётся к лицу» (добавлена импликация)
    • «Вы не узнаете, как вам может быть приятно в трансе, пока рука полностью не опустится на бедро» (добавлена импликация)
    • «Вам нет необходимости делать (что-либо), пока не произойдёт (неизбежное поведение клиента в ближайшем будущем)»
  • Шок, удивление, творческие моменты
  • Трюизм, банальность (трудно отвергнуть)
    • «Когда сидишь удобно, можно расслабиться»
    • «Каждый человек входит в транс по-своему»
    • «Люди столько всего забывают. Ключи, номера телефонов, встречи…» (структурируется амнезия)
    • Любые пословицы и поговорки
    • «Ваша головная боль может сейчас пройти, как только ваше бессознательное будет готово дать ей пройти»
    • «Ваш симптом может теперь исчезнуть, как только ваше бессознательное поймёт, что вы можете решать эту проблему более конструктивным образом»
  • Идеомоторные (хотим вызвать идеомоторные реакции — движение) — «Многие люди могут почувствовать, что одна рука легче другой»

Открытые (говорится, что что-то произойдёт, но не уточняется, что именно)

  • Мобилизующее (предлагаются неопределённые мобилизующие рамки, которые человек сам заполняет, в зависимости от своих собственных ресурсов; делается пауза после мобилизующих слов)
    • «Ваше бессознательное разместит по местам всё, что необходимо»
    • «Использование ваших бессознательных ресурсов позволит (пауза) осуществить (пауза) эту работу»
    • «Ваше бессознательное может гармонизировать (пауза) всё, что должно быть гармонизировано»
  • Ограниченное открытое (предлагается ограниченный выбор, который не уточняется; как правило, является трюизмами; трудно отвергнуть)
    • «Вы можете обучаться разными способами»
    • «Существуют разнообразные способы работать»
    • «Некоторые позы вызывают комфорт»
  • Охватывающее все возможности класса (после перечисления всех возможностей, следует добавлять «или что-то ещё»)
    • «Я не знаю, что использует ваше бессознательное, для того, чтобы помочь вам разрешить вашу проблему. Может быть, какие-то слова из тех, которые я произношу или не произношу, может быть, образы, может быть звуки, может быть ощущения, может быть эмоции, может быть воспоминания или что-нибудь другое»

 

1.3 Теории гипноза

Для начала оговорюсь по поводу гипноза.  Гипноз и суггестия – очень близкие понятия. Так как до сих пор есть спор на предмет, что гипноз есть следствие суггестии, а суггестия следствие гипноза. Пока говоря о теориях суггестии или гипноза – мной понимается одно общее явление следствием, которого является изменение поведения суггерента. Но нет единичной корреляции между гипнабельностью и внушаемостью [24].

Разные авторы выделяют разные наборы теорий объяснения гипноза. Российский гипнолог Р.Д. Тукаев [39]выделяет четыре теории объяснения гипноза:

  • Рефлексологическое направление
  • экспериментально-психологическое направление
  • психоаналитическое направление
  • нейрофизиологическое направление

Рефлексологическое направление

Базируется на работах И.П. Павлова о гипнозе, который рассматривал гипноз как торможение коры головного мозга. Связь с суггестром осуществляется через раппорт – сторожевой, возбужденный пункт в коре полушарий. По мнению И.П. Павлова сторожевой пункт обычное явление для обеспечения безопасности во время сна у животных. Проводились опыты над собакой, которая просыпалась на определенный звук для приема пищи. Раппорт, по мнению И.П. Павлова позволяет воздействовать на сознание сверхслабым раздражителем, таким как слово, при заторможенной деятельности всей остальной афферентации. И.П. Павлов выделил четыре основные фазы торможения:

  • уравнительную — самая неглубокая фаза, при которой и слабые и сильные раздражители вызывают одинаковую ответную реакцию;
  • парадоксальную — сильные раздражители вызывают незначительную или вовсе нулевую реакцию, а слабые дают больший эффект по сравнению с нормой;
  • ультрапарадоксальную — в основе лежат явления запредельного торможения и извращенных индукционных отношений, при которых все тормозные раздражители вызывают положительный эффект, а положительные сигналы становятся тормозными;
  • наркотическую — эффект снижен как на сильные, так и на слабые раздражители.

Л.П. Гримак трактует гипноз, как сумму двух явлений: состояние между сном и бодрствованием и «рефлекс» следование за лидером.

Экспериментально-психологическое направление

Основывается на бехивеоральном подходе. Гипноз определялся как внушение, так как много эффектов можно было получить без формального состояния гипноза.

Когнитивный подход представлен тремя теориями: неодиссоциативной (Эрнста Хилгард), диссоциированного контроля (K.S.Bowers) и социокогнитивной (I.Kirsch, S.J.Linn). В неодиссоциативной теории внушение попадает в другой поток сознания. Эти потоки разделенны амнестическим барьером. В теории диссотиативного контроля внушение ослабляет лобный контроль действующих поведенческих схем. Это дает возможность прямой активации внушенной схемы поведения. Социокогнитивная теория построена на интеграции социального влияния (внушений) и когнитивной теорий автоматичности обыденного целенаправленного поведения. Текущие внушения провоцируют ранее внушенное ситуативное поведение. А. Добрович описал внушение через роли. Так как роль воспринимается бессознательно и воспринимается мгновенно, может быть навязана своя роль, а, следовательно, ролевые отношения. Вступая в ролевые отношения с повелителем или божеством, роль требует вести себя подчиняясь. А. Добрович выделил около десятка ролей: божество, господин, покровитель, авторитет, кумир, дьявол, виртуоз.

Психоаналитическое направление

Еще сам З. Фрейд пытался объяснить состояние гипноза проекцией фигуры отца на гипнотизера. Последняя наиболее полная теория принадлежит Эриху Фромму. Эта теория основана на пяти тезисах: 1) гипноз как адаптивная регрессия на службе Эго; 2) активность, пассивность, рецептивность Эго; 3) первичный и вторичный процессы мышления; 4) внимание, абсорбция и ориентация в реальности; 5) категории структуры и содержания. Адаптивной регрессии на службе Эго означает возврат от позднего уровня активности и контроля к предшествующему, что позволяет Эго объединиться с установками гипнотизера. Первичный и вторичный процессы мышления – это процессы, происходящие в раннем детстве и во взрослом состоянии. В раннем детстве это немедленное  выполнение желаемого, не дифференцируемость, не вербальность и алогичность мышления. Во взрослом состоянии мышление вербально и ориентированно на мир. Фромм исследовал особенности самогипноза. В самогипнозе повышается работоспособность, воображение, решение личностных проблем. В психоаналитическом направлении выделяют структурно‑семиотическую теорию. Согласно этой теории человек живет в системе символов и знаков культуры. Ж. Лакан считает [как и многие другие — Д.К.], что человек становиться заложником языка и речи еще до своего рождения. Человек вынужден принимать внушения окружающих, относительно своих действий и поступков, что бы стать человеком. В противоположность этому приводит больных аутизмом. Ж. Лакан отрицал гипноз как метод и боролся за его запрет, так как считал, что это вредит людям.
Нейрофизиологическое направление

Это направление изучает показания ЭЭГ мозга. Сейчас разработаны и новые методы исследований. И.И. Разыграев использует метод измерения уровней постоянных потенциалов головного мозга. Это позволяет определять церебральные энергозатраты процессов психики. Например, при лечении заикания по его методу энергозатраты между определенными зонами в мозге снижаются или определять стадию гипноза. Так же для исследования мозговой деятельности применяется позитронно-эмиссионная томография. Наиболее всего данных на данный момент накоплено по результатам ЭЭГ. В 80-х годах показана связь гипнабельности с ЭЭГ-продукцией в диапазоне 40 герц, связь гипнабельности с ЭЭГ-тэта-активностью. Определенно, что в гипнозе доминантность приобретает правое полушарие. Вадим Ротенберг, считает данные недостаточными, что бы утверждать, что только правое полушарие участвует в гипнозе.

Р.Д. Тукаев [39] создает свою интегративную теорию гипноза. Теория основана на положениях, целью которых является более успешное гипнотерапевтическое воздействие. В первом пункте проводится параллель, что механизм гипнотизации человека и животных основан на гипнотической ситуации недостаточности психических ресурсов для оценки информации (ситуации). Гипнотическая ситуация развивается на основе «шоковых» патерновых механизмов. Действие этих механизмов основано на ограничении чрезмерной активации мозга на оценку гипногенной ситуации, в которой принятие решения и (или) его исполнение невозможно. Также гипнотическая ситуация развивается на основе механизмов ограничения внешней сенсорно-распределительной активации мозга при сохраняющейся потребности поддержания определенного уровня активации одного — слухового, зрительного, — либо нескольких анализаторов. Еще один пункт, который будет полезен, касается гипногенного стресса. Механизмами, вызывающим стресс является оценка субъектом значимости гипнотической ситуации и второй механизм, основанный на запуске стресс-реакции функциональной перестройки. Первый механизм углубляет состояние гипноза, второй повышает стрессогенность с углублением. Остальные пункты относятся к описаниям стадий гипноза и того, какие механизмы саморегуляции гипноз активизирует. Данная теория направленна исключительно на практическую деятельность терапии и не объясняет природы гипноза и внушения. Кроме шоковых факторов вхождения в транс есть и другие, как фантазирование, которые, как считают, свойственны исключительно человеку. И если человек после состояния гипноза может чувствовать себя лучше, то для животного гипноз является оцепенением.

Хорошие описательные труды приводит В.М. Бехтерев [6]. Он проводит параллели между самонаблюдением, наблюдением в клинике и массовыми «психозами» в истории. И делает вывод о влиянии людей друг на друга. Внушение повсеместно в нашей жизни.

Когда я начинал писать эту работу я хотел провести параллель, после прочтения взглядов В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, Л.С. Выготского, что человек развивается под действием внушения. После трудов Л.С. Выготского и других авторов известно, что человеком усваивается та культурная среда, в которой он находиться. Внешние психические явления и процессы становятся внутренними — интрапсихическими. Человек может усвоить любой язык, любую культуру как родные, это зависит от его культурного окружения. В психологии близкими к внушению являются два феномена. Феномен эмоционального заражения и истинный, внутренний конформизм. Эмоциональное заражение это автоматическая тенденция подражать выражению лица, позе, голосовых реакций другого человека. При помощи электромиографических (ЭМГ) методик было показано, что подражание эмоциям очень тонко дифференцировано и может быть не заметно «на глаз». Феномен конформизма говорит о том, что 1/3 испытуемых проявляли в опытах истинный конформизм. Мнение группы становилось их собственным, то есть можно сказать, что они поддались внушению группы. Есть еще много авторов, к теориям которых вернусь позже. Пока эти утверждения дают весомые основания полагать, что внушение является социальным фактом межличностного взаимодействия, а не только клинически вызванного состояния. При изучении природы внушения меня сильно опередил Б.Ф. Поршнев, который почему-то забыт многими. Его теория, сформированная в большинстве своем на обобщении научного знания отечественной науки 1970-х годов, по моему мнению, до сих пор остается на передовых позициях по ряду объяснений. Объяснений не только исторических, но и физиологических и психологических. К сожалению критики его теории, я не нашел. И нашел только трех его последователей в психологии. Параллельно Б.Ф. Поршневу в мире отслеживается подход к изучению человека через власть над ним социума и ситуации. Такие труды как: Бергер П., Лукман Т. «Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания.», Росс Л., Нисбетт Р. «Человек и ситуация. Перспективы социальной психологии», Гофман И. «Представление себя другим в повседневной жизни», Берн Э. «Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры». Все эти книги исследуют поведение человека через социальное взаимодействие и видят корень проблем в запрограммированном поведении или неправильном ответе на ожидания социума. Рассмотрим теорию Б.Ф. Поршнева и определим ее научность, полезность и обоснованность в свете новых научных данных.

Теория Б.Ф. Поршнева [31] берет свою основу на объективных исследованиях нервной деятельности И.П. Павлова и нейрофизиологической школы XX века. Б.Ф. Поршнев вводит свое понятие – «тормозная доминанта». «Тормозная доминанта» является реципрокной «доминанте Ухтомского».  Б.Ф. Поршнев исследовал это явление в нервной системе около двадцати пяти лет, со своими коллегами – физиологами. Он использовал свои эксперименты и огромный накопленный материал описаний экспериментов павловской школы. В экспериментах при выработке условного рефлекса возникают «странные» действия животных (неадекватные рефлексы). Б.Ф. Поршнев предположил, что чтобы действовало поведение и доминанта не перевозбуждалась (тогда она перейдет в торможение), должен существовать центр, который перевозбуждается и отводит на себя все неадекватные сигналы.  Он провел серию опытов, когда подкреплялось сначала одно поведение, потом не подкреплялось и на поверхность проявлялось антагонистичное поведение. Из антагонистичного путем подкрепления делался условный рефлекс. Данное действие повторялось несколько раз. Затем животное доводилось до ультрапарадоксального состояния, когда организм реагирует обратным образом на раздражитель. Голодное животное может проявлять агрессию к еде или убегать от еды. В экспериментах Б.Ф. Поршнева в ультрапарадоксальном состоянии проявлялся рефлекс, закрепленный ранее, то есть который в нормальном состоянии был заторможен. Данный скрытый рефлекс, проявляющийся в ультрапарадоксальном состоянии, Б.Ф. Поршнев назвал – «тормозная доминанта».

Б.Ф. Поршневым было предложено, что вторая сигнальная система – это не нечто параллельное первой сигнальной системе, а ее противоположность. Что в основе второй сигнальной системы лежит торможение первой сигнальной системы и по сути эти две системы находятся в постоянной конкуренции. Зачатком у животных второй сигнальной системы является подражательный рефлекс или имитация чужого поведения. В поддержку теории Б.Ф Поршнева добавлю, так как он лишь предполагает это возможным, на данный момент известны случаи у шимпанзе, когда в иерархии стаи нестандартное поведение не только вызывает всеобщее подражание, но и делает автора вожаком. Описан случай, когда среднестатусный член стаи нашел железные канистры и, громко стуча канистрами, прибежал в стаю. Тем самым стая сделала его своим новым вожаком, сместив вниз старого. Такое ничем, на первый взгляд, не выгодное биологическое поведение резко изменило отношение группы. Б.Ф. Поршнев не предполагал, что возможны межвидовые подражательные реакции, но в 2005 году общество сохранения дикой природы (WCS) и Федеральный университет Амазонаса (UFAM) записали на пленку крики дикого кота марги, подражающего звукам, издаваемым пегими тамаринами (pied tamarin) [27]. Таким образом, кот охотился на обезьян, издавая плачущие крики самки, и обезьяны воспринимали эти звуки как свои сигналы. Таким образом, способностью к подражанию обладают не только особи одного вида, но и другие виды могут копировать биологически значимые звуки. Б.Ф. Поршнев предполагает, что при возникновении ультрапарадоксальной реакции, у одной особи, она может ей быть биологически выгодной, так как тормозит через имитацию биологически значимое поведение для другой особи. На агрессию можно начать чесаться и если чесание будет тормозной доминантой агрессия, то агрессия перейдет в чесание. Это лишь гипотеза, основанная на возрастании подражания у животных к человеку. У стайных рыб, если вырезать лобные доли у одной из них, лишив ее тем самым рефлекса имитации, вся остальная стая будет следовать движениям этой аномальной рыбы. Можно выдвинуть к этому свою гипотезу, что если обезьяна научается тормозить позыв к подражанию, у нее появляется возможность внести в действие нечто свое индивидуальное – биологически для нее выгодное. Далее Б.Ф. Поршнев делает предположение, что при стечении благоприятных обстоятельств неадекватный рефлекс одного животного может спровоцировать имитационный рефлекс другого, тем самым вытеснив остальные реакции. Этот акт Б.Ф. Поршнев называет интердикцией. Интердикция, будучи полезной для организма может закрепиться вне ультрапарадоксального состояния и стать полезным рефлексом воздействия на другой организм. Б.Ф. Поршнев проводит параллель, как запретительный сигнал легко распространяется на любые действия у собаки и у ребенка. Приводит исследования, что первое слово у ребенка связано с теми действиями, которые чаще всего ему запрещают. Наибольшую ступень интердикции Б.Ф. Поршнев называет генерализованной интердикцией, это состояние тормозящее всякую деятельность. Его можно определить как низшая форма суггестии. Для парирования первой интердикции должно быть какое-то еще действие, которое отменяло бы первое, являлось бы для него тормозной доминантой. В свою очередь третье отменяло действие второго. Б.Ф. Поршнев рассматривает это на основе звуков. Далее двигаясь вверх по семантике. Б.Ф. Поршнев проводит множество аналогий среди разных авторов по развитию языка и речи, в основе которой отмечает первичным свое волеизъявление другому. Волеизъявление – прямая попытка отдать приказ или произвести прямое внушение. Суггестию Б.Ф. Поршнев понимает как воздействие на защищенных от этого явления индивидов и постоянно развивающуюся в процессе истории. Суггестию по Б.Ф. Поршневу можно охарактеризовать, как речь минус контрсуггестия. Тем самым Б.Ф. Поршнев убеждение и доказательство приравнивает к суггестии. Читая его книгу, сначала я скептически и недоверчиво к ней относился, проверял многие ссылки, но по мере их подтверждения все больше проникался его идеями. Как Б.Ф. Поршнев пишет в своей статье «контрсуггестия и история» — научный метод доказательства, опирающийся на первую сигнальную систему (наблюдение, эксперимент), является последней ступенью развития суггестии для современного мира.

На начальном этапе суггестия развивалась как набор запретов – «отдай», «не трогай», «не смотри». Причем речевая зона мозга развивалась позже или параллельно с зоной элементарных графических действий. Речевые зоны развились в моторной коре – для Б.Ф. Поршнева это знак того, что зоны речи контролируют моторную кору. На основе материалов о патологии речи Б.Ф. Поршнев заключает, что повторение слов (эхолалия) может лежать в основе интердикции, предотвращающей автоматическое действие на слово. Вещи изначально были обозначениями или разделителями слов, и уже после слова стали обозначать вещи. В довод приводиться, что и сейчас зуб, как амулет,  может значить совсем не зуб, а что-то другое. Следующий этап, который является ключевым в «суггестивном отборе», характеризуется тем, что индивид воспринимает ситуацию через реакцию другого индивида. И то, что у другого вызывает реакцию активации и торможения – в его сознании несопоставимые явления. Воспринимающим индивидом может быть использовано как комплекс и вызвать у другого состояние потрясения. Б.Ф. Поршнев назвал это «дипластией». «Дипластия — это неврологический, или психический, присущий только человеку феномен отождест­вления двух элементов, которые одновременно абсолютно исключают друг друга. На языке физиологии высшей нервной деятельности это затянутая, стабилизиро­ванная ситуация «сшибки» двух противоположных нервных процессов, т.е. возбуж­дения и торможения.». Механизм, реализованный в художественной метафоре, прямо этому соответствует – обеспечивает тождественность нескольких значений в одном элементе («тоже, да не тоже»). Данный фактор, который вызывает нервный срыв на первой сигнальной системе, является нормой человеческого общения. На этом строится фундамент второй сигнальной системы. Вторую сигнальную систему выделяют не биологически детерминированные сигналы, а социально детерминированные символы. В концепции Б.Ф. Поршнева развитие человечества можно рассматривать как развитие депривации (норм, табу, запретов, правил, законов) и ее преодоления. На данном этапе можно выделить осознание обществом своей ограниченности в удовлетворении потребностей (те или иные проблемы) и преодоление этого состояния путем решения этих проблем (повышение плодородия почвы, освоение космоса). Вернемся к дипластии. «Дипластия под углом зрения физиологических процессов – это эмоция, под углом зрения логики – это абсурд». Б.Ф. Поршнев отрицает наличие эмоций у животных в строго научном смысле. Эмоция животного рассматривается как набор неадекватных рефлексов. Легкое слияние элементов у детей обусловлено тем, что каждый элемент представляет собой отдельную дипластию. Дипластии могут сливаться, если у них один элемент общий, в трипластию. Получается – два элемента взаимозаменяемы, но четко противопоставлены третьему.  Таких элементов может быть множество, что образует значение противопоставляемого элемента. «Дипластия — такая операция, где между двумя предметами или представлениями налицо 1) очевидное различие или независимое бытие и 2) сходство или слияние; если нет и того и другого хоть в какой-то степени — отождествление невозможно».

Еще одним интересным замечанием является природа вещей, что они сформированные по принципу интердикции не имели прямого отношения к объекту, а означали нечто совершенно другое, как мы сейчас назовем «магическое». Следствием этого остались амулеты, обереги. Для человека доминанта в ультрапорадоксальном состоянии выноситься в мир вещей, за счет постоянно протекающей инверсии в речи. За счет этого возможно одновременное вмещение двух противоположных понятий.

К сожалению, моих знаний на данный момент недостаточно, что бы понять или опровергнуть данную теорию. Поэтому я рассмотрю общие механизмы близкие к внушению.

Говоря о внушении, мы имеем несколько социальных процессов объединенных одним механизмом. Обобщив и выделив этот механизм можно нащупать механизм внушения и исполнения этого внушения. Это процессы: стереотипизация; внутренняя или истинная конформность; эмоциональное заражение; эффект первого впечатления; эффект ореола; вера; влияние эмоций на память; внушаемость.

  • Стереотипизация – не только как «клеше», выделяющее группу, но и как механизм мышления и формирование установок.  Стереотипизация используется и появляется у человека на основе эмоциональной составляющей и используется так же. Редко осмысливается специально.
  • Внутренняя или истинная конформность – под действием эмоции, наверно, страха неприятия группой, «галлюцинаторное» изменение взглядов и приятие их на веру.
  • Эмоциональное заражение – здесь более тонкий процесс перенятия чужих эмоций. При том возможно, что человек творит свои эмоции и их столкновения порождают новые оттенки. Возможно навязывание своих состояний, трансового или гипнотического (глубокого) состояний.
  • Первое впечатление – в его основе действует какое-то близкое к остальным эмоциональное обобщение, которое формирует веру.
  • Эффект ореола – присоединение к положительному образу человека положительных качеств, а к неприятному отрицательных.
  • Вера – во что-либо, как свойство психики, имеющее под собой какой-то эмоциональный механизм или связанный с эмоциями.
  • Влияние эмоций на память – память как процесс пользующейся энергией эмоций. Более эмоциональные и значимые события на более долгое время запоминаются. Менее эмоциональная или менее значимая информация сокрыта за цепью ассоциаций. Можно сказать, что память посредствам эмоций присоединена к эмоционально насыщенному событию. Комплекс по З. Фрейду.
  • Внушаемость – перед тем как рассматривать само внушение, следует исследовать факторы его вызывающие.
  • Внушение – как последовательность эмоциональных связок, запускающее цепной процесс эмоционального связывания. Обратной ассоциации – не когда одни образы вызывают другие, а когда они начинают возбуждать и присоединять новые звенья.

В основе этих процессов может лежать что-то детское, ярко выраженное на этапе детства. В 3 года происходит первичное формирование самосознания.  До пубертатного возраста ребенок легко внушаем.  В пубертатном возрасте альфа-ритм полностью соответствует, альфа-ритму взрослого. Альфа-ритм связывают с творчеством, интуицией и гипнотическими состояниями.

Рассмотрим подробно все пункты.
Стереотипизация – образование стереотипов. Понятие стереотип первым описал Уолтер Липпман. У. Липпман определял стереотип, как упорядоченные, схематичные детерминированные культурой «картинки мира» в голове человека, которые экономят его усилия при восприятии сложных социальных объектов и защищают его ценности, позиции и права.

Стереотипы исследовало как западное направление, так и отечественное в лице павловской школы физиологии. Общим для обоих направлений является то, что стереотип представляется как слепок отдельных наиболее ярких качеств реальности для приспособления к многообразию. Какие это качества не важно, главное, чтобы они были существенными. У социальных стереотипов выделяют также функции защиты «образа Я» и образа группы. Возможно, поэтому стереотипы так хорошо передаются. Помимо роли категоризации они играю защитную роль, смысл стереотипа используется не для осмысления или изменения значения стереотипа, а для личной выгоды. Тем самым получаем прямое подкрепление, а, следовательно, стереотип сохраниться пока не войдет в конфликт с более значимым стимулом.  В основе формирования стереотипов лежит несколько когнитивных процессов.

Категоризация.

Категоризация — «психический процесс отнесения единичного объекта, события, переживания к некоторому классу, в качестве которого могут выступать вербальные и невербальные значения, символы, сенсорные и перцептивные эталоны, социальные стереотипы, стереотипы поведения и т. п.» [32]. Если вспомнить Ж. Пиаже, и формирование понятий у детей, то ребенок изначально мыслит одной категорией.  Вспомним опыт с водой и разными по форме стаканами. Из широкого стакана переливают воду в высокий и узкий стакан, и спрашивают: «В каком стакане воды больше?». На данном этапе для ребенка больше означает высота, и нет понятия объема.  Только в дальнейшем формируется понятие количества, включающее в себя все параметры. Объяснения данного механизма мышления один из самых трудных моментов. Зачем человеку надо все обобщать и выделять ОДИН существенный признак? (Один, так как сначала это самый эмоциональный, в дальнейшем связка признаков, формулирующая закон) Б.Ф. Поршнев объясняет это первостепенностью понятия «они». Категоризацию еще можно описать как индукционное или подобное, оно же первобытное, мышление, когда на основе одного наблюдения оно экстраполируется на другие похожие. Без этой операции мышление человека не было бы таким полным, но эта операция без проверки таит в себе ошибочность суждения. Таит в себе ошибочность, так как порой не учитывает всех компонентов, а сразу переходит к обобщению.

Схематизация – выработка схем поведения на типичные ситуации. Как видно это следующий уровень категоризации только вместо приписывания качеств формируется схема поведения.

Каузальная атрибуция – «интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей» [32].  Людям свойственно объяснять поведение других, так как это снижает тревожность. Не только людям свойственно исследовать незнакомые новые объекты.

При формировании стереотипа очень важна эмоциональная составляющая: если человека укусила собака, он какое-то время будет опасаться всех собак. Этот признак, то, что это собака, будет для него наиболее значимым.
Внутренняя или истинная конформность – «действительное преобразование индивидуальных установок в результате внутреннего принятия позиции окружающих, оцениваемой как более обоснованная и объективная, чем собственная точка зрения». Сам этот феномен можно отнести к внушению. Еще один интересный факт, исследованный А.М. Свядощ, при исследовании добавочной информации внушения, что если несколько человек говорят неуверенным голосом, конформность не проявляется.
Эмоциональное заражение – «тенденция к автоматическому подражанию и синхронизации выражений лиц, голосовых реакций, телесных поз и движений с выражениями лица, голосовыми реакциями, позами и движениями др. чел., приводящая к сближению с ним в эмоциональном отношении».  (Хэтфилд Э.) Этот процесс используется и в эриксоновском гипнозе и в НЛП практиках, называется подстройкой. Возможно, через этот канал восприятия можно влиять на психику человека.  Эриксоновская школа говорит об особом состоянии транса терапевта.  Экстрасенсорные способности могут существовать на этой грани: как особое состояние вызывающее сильную внушаемость. Но это не исследованные феномены.
Первое впечатление – формируется в первые секунды встречи и влияет на все дальнейшее общение. К сожалению, пока я не нашел исследований на тему как оно формируется. Есть исследования о большой инертности изменения первого впечатления, относительно первоначального контекста: формального или неформального. Возможно, здесь существенную роль играют эмоции, возникающие при первой встрече и которые сложно меняются в дальнейшем. А образы подкрепляются эмоциями.
Эффект ореола – этот эффект можно рассматривать как следствие крайности индукционного мышления: если часть его хороша, то и он весь хороший. Или плохой, по аналогии.
Вера. Вики словарь дает такое определение: иррациональное чувство, внутренняя уверенность в чём-либо без опоры на факты или логику. Словарь Ярошевского ориентирован на религиозную веру. Я хочу подчеркнуть, что вера в какой-то степени свойственна и научному знанию, а именно при построении теорий и гипотез, нуждающихся в проверке. Даже математика имеет в своем арсенале нестрогие методы, которые не учитывают всех фактов, а лишь говорят о возможности. Это теория вероятности и математическая статистика. Это методы, которые не могут дать полной уверенности как законы механической физики. Данные методы дают лишь степень вероятности, как правило, отличную от единицы. При проверке теории на практике наука имеет всегда некую погрешность, которая служит для коррекции теории. Поэтому под верой я понимаю некое предположение, пока еще не проверенное реальностью. А в более широком смысле еще не встретившееся с реальностью.  Теорией познания занимается гносеология. В основе теории познания лежит схема, что мы предполагаем что-то истинным и подтверждаем это только по средствам опытной проверки.  Но есть выводы, пока не поддающиеся опытной проверке. Следовательно, они остаются истинными в предположении и не опровергнутыми. Эти предположения можно назвать рациональной верой. Если отрекаться и считать это не верным, значит не приобретать новые знания.  Процесс познания представляется мне как процесс постоянной коррекции старого опыта. Если выделить человека из социума, то он представляется беззащитным не только как животное, но и представляется бедным в средствах познания реальности. Научное познание опирается всегда на познание другого индивида и его авторитет в научном сообществе. При этом теория авторитета считается истинной, пока не будет опровергнута или частично опровергнута и скорректирована. При этом воспринимая социальный опыт приходиться считать его истинным, пока не достигнут определенный уровень его проверки. А проверка возможна собственным опытом или опытом авторитета. Верить авторитету диктует общественность, по средством, группового давления, и невозможность проверки всего. И у человека нет необходимости все проверять пока система его личных знаний обеспечивает его биологическую стабильность. Можно этот феномен описать с чисто биологической позиции, что человек принимает данные как опыт, который он использует в качестве средства. И только если средство не работает или работает недостаточно эффективно, вынужден, производить какие-то действия.

Вера и внушение в данном случае обеспечивают социализацию и коррекцию знаний. В психологии можно выделить «эффект Барнума». Американец Финеаса Барнума первым заметил это странное явление. «Эффект Барнума» заключается в том, что человек склонен принимать на свой счет общие, расплывчатые, банальные утверждения, если ему говорят, что они получены в результате изучения каких-то непонятных ему фактов.  Данный эффект еще называется эффектом Бертрама Форера. Бертрам Форер в 1948 году провел эксперимент над своими студентами. После предварительного тестирования преподаватель раздал студентам один и тот же текст, взятый из гороскопа. И попросил определить, насколько он соответствует их представлению о себе, по пяти бальной шкале.  Средняя оценка была 4,26. Основными факторами, влияющими на принятие текста, являются:   

  • Субъект убеждён, что описание применимо только к нему.
  • Расплывчатость характеристики делает её применимой практически к любому человеку.
  • Субъект убеждён в авторитетности сформулировавшего описание.
  • В описании преимущественно присутствуют позитивные характеристики.

На данном эффекте основаны и предсказания. Они воспринимаются как формулы, в которые, подставив факты, получаем сходство. Предсказание Нострадамуса «Скоро земля содрогнётся», сегодня относят к землетрясению в Японии.

Внушаемость

Внушаемость — это своеобразное свойство психики человека, позволяющее ему воспринимать информацию без критической её оценки. Здесь разделим гипнабельность и внушаемость. По данным практических исследований наибольшая внушаемость проявляется чаще при неглубоких гипнотических состояниях. [24] Из данных наблюдений можно сделать вывод, что теория И.П. Павлова о подпороговых раздражителях не корректна. Что интересно об этом говорил еще В.М. Бехтерев (Роль внушения в общественной жизни — речь В. М. Бехтерева 18 декабря 1897 г.) до объяснения этого феномена И.П. Павловым. А. Т. Филатова были выявлены следующие различия внушаемости. У детей лучше проходят внушения на мимические мышцы, а у взрослых на мышцы рук. Это связано с кортикализацией. Внушение напрямую коррелирует с кортикализацией.  Так же внушение наиболее действенно на зоны физиологических или патологических доминант.  Внушения лучше проявляются в ампутированных конечностях. Внушения могут реализовываться хорошо, трудно, вообще не реализовываться и реализовываться обратным образом.

И. Вельвовский в 1984 г. определил антисуггестивный барьер, как установку препятствующую внушению. Этот барьер зависит от возможности проверить истинность внушаемого, если проверить невозможно или объективных критериев, или знаний недостаточно, то контрвнушаемость снижается.

Кандыба выделяет следующие факторы, способствующие суггестии:

  1. Организационные — поза, предсуггестия, отсутствие помех и др.
  2. Действующие на первую сигнальную систему — музыка, пассы руками, освещение, метроном, запахи и др.
  3. Действующие на вторую сигнальную систему — словесное внушение сонливости и сна, счет до 10, суггестивные и лечебные тексты, педагогическая коррекция, кодирование, постсуггестия и др.
  4. Психофизиологические факторы — мышечное расслабление, психологический покой и отсутствие посторонних мыслей, концентрация внимания на словах гипнотизера, дыхательные упражнения и др.
  5. Установление суггестивного контакта (раппорта) с гипнотиком и перевод его внимания, ощущение отдельных частей своего тела и др.
  6. Фармакологические (психоделические) — применение специальных фармакологических препаратов, тормозящих активность коры головного мозга гипнотика и вызывающих пассивность, сонливость и сон,
  7. Наркотические — применение наркотиков (ЛСД и др.) для вызывания наркогипноза.
  8. Отравляющие — применение алкоголя, ядов, токсинов и др. для вызывания состояния оглушенности, торможения, «кайфа» и т. п.
  9. Эмоциональные — действующие на эмоции факторы: религиозные, экстатические, через произведения искусства и т. д.

    Особо важным фактором является преднастройка – ожидание, основанное на личном опыте, знаниях, вере и т.п [16].

Э. Куэ отмечал, что если те, кто сильно внушаем, противятся внушению, то внушение не удается. Из этого он заключает, что нет внушения, а есть только самовнушение. На мой взгляд – внушение социальный процесс и возможно происходит конкуренция разных внушений, разной эмоциональной значимости.

Так же отмечают повышенную внушаемость детей до 12 лет, женщин, переживающих длительную депривацию. Внушаемость отмечают в состоянии стресса, утомления, расслабления. В состоянии тревоги внушаемость снижена. Люди с аналитическим, логическим и синтетическим складом ума менее внушаемы. [41] Учитывая исследования Э. Куэ, то можно предположить, что внушаемость зависит напрямую от системы установок и навыков индивида. В той или иной мере текущие состояния могут быть следствием ранее внушенных установок.

Внушение

Гончаров Г.А., как и многие другие считают, что одним из главных критериев внушения и гипнотического мышления является эмоциональное воображение. [12, 41] Как подмечает Л.С. Выготский реалистичное мышление, и воображение тесно связаны и оба могут быть очень эмоциональны. «Существенным для воображения является направление сознания, заключающееся в отходе от действительности в известную относительно автономную деятельность сознания, которая отличается от непосредственного познания действительности».  Значит, транс вызывает не эмоциональность. Эмоциональность может вызвать замешательство при столкновении эмоций и вызвать транс, но это другой способ. По Л.С. Выготскому само воображение отводит от действительности, если с действительностью не взаимодействует.  И, предположим, перемещает индивида во внутреннюю реальность внутренних смыслов. Имеем два параллельных процесса познания реальности: чувственный иди действенный и посредствам воображения. Притом, что воображение является более высоким процессом, который при определенных обстоятельствах (стресс, потрясение, шок) может перекрыть реальность происходящего, то есть ту информацию, которая поступает от органов чувств. За счет воображения человек может творить и изобретать новое в реальности, но вначале до проверки реальностью это должно стать внутренне реальным. Тем самым получается, что мы имеем внутреннюю реальность, как установки, представления, смыслы, и внешнюю, как средство реализации внутренних установок. Дети, познавая реальность, формируют на основе ее внутреннее пространство психики, оперируя с которым получают новые элементы реальности. Мы имеем два взаимонаправленных процесса восприятия, как формирование внутренних представлений и творчество нового в реальности. Но между ними имеем еще два связывающие воображаемое с реальным. Один из них направлен на смешивание внутренних представлений по внутренним законам и производство внутренне нового, а второй направлен на проверку соответствия внутреннего с реальным и коррекцию внутреннего. Я искусственно разделил эти процессы, так как в реальности они идут одновременно. И часто человек сам не знает, что реальность, а что его внутренний вымысел, пока внутреннее не столкнется с внешним противоречием. В патологии, когда реальность не оказывает своего корректирующего действия на внутренний мир, внутренний мир может подменять внешний. 

Для разбора гипнотических внушений мною была взята эриксоновская модель гипноза. Так как эта практика отражает постепенность процесса и одновременно отражает социальную природу внушения. В ней используются повседневные методы общения людей между собой. Есть много споров и разграничений эриксоновского и клинического гипноза. В этом случае я сошлюсь на авторитета гипнологии – А. Вейзенхоффера. В 1992 г. на конференции, посвященной Эриксоновскому гипнозу и психотерапии, выступил один из наиболее авторитетных старейшин американской гипнологии А. Вейзенхоффер. Его темой было «Эриксон и единство гипнотизма». А. Вейзенхоффер считает доктрину Бернгейма фундаментом гипнотизма XX столетия. Доктрина включает следующие положения.

  1. Суггестия является ведущим агентом, определяющим все гипнотические феномены, включая гипноз, т. е. внушенный сон.
  2. Гипноз, как внушенный сон, есть разновидность сна.
  3. Гипноз не порождает суггестию, но усиливает ее.
  4. В целом любые состояния, усиливающие внушаемость, являются составляющими состояния гипноза.
  5. Гипноз, как состояние сна, характеризуется глубиной, и внушаемость проявляет последнюю.
  6. Внушаемость проявляется посредством целостного поведенческого класса признаков, которые могут быть отнесены к «автоматизмам» и являются по своей природе рефлексами.
  7. «Идеомоторное действие», являющееся рефлекторной трансформацией мысли в действие, есть ведущий автоматизм, лежащий в основе всех внушенных явлений.
  8. Все автоматизмы выражают «внутренний психизм», противостоящий «внешнему психизму», являющийся фокусом всего сознания, произвольных актов.
  9. Все гипнотическое поведение принадлежит к области нормального поведения, нормальной психологии.

Позже И. Бернгейм определял гипноз как индукцию специфического физического состояния, повышающего внушаемость.

И. Бернгейм предпринял несколько попыток дать определение внушения. В 1886 г. он утверждал, что внушение есть напряженное влияние идеи, которая была внушена и воспринята умом. В 1903 г., что все идеи воспринимаются мозгом посредством внушений. Все внушения имеют тенденции становиться действиями, проявлять себя. Бернгейм не был первым, кто связывал явление гипноза с внушением. В числе его предшественников А. Вейзенхоффер называет Фариа, Брейда, Филипса. В концепции идеомоторного действия в ответ на внушение Бернгейм также не оригинален. Его предшественниками являются Карпентер, Брейд, Шеврил.

Как видно из доклада, А. Вейзенхоффер считает, что Эриксон лишь объединил те методы, которые практиковались и до него в обычном гипнозе. Поэтому можно рассматривать набор техник Эриксона как сумму гипнотических приемов.

При введении в гипнотический транс используется несколько методик. Сама распространенная это фиксация внимания, когда гипнотизируемый фиксирует внимание на чем-то и слушает голос гипнотизера. Как описывают этот процесс многие авторы – происходит утомление внимания и переход в состояния сна (активного воображения) с формированием рапорта на голос. Голосом может управляться поток воображения. В данном процессе гипнотизируемый сотрудничает с гипнотизером, имеет положительный настрой на этот процесс, верит, что ему это поможет, чувствует себя в безопасности. Этот процесс можно объяснить, как утомление контроля внимания, так у детей внимание постоянно перемещается, в данном состоянии внимание перемещается во внутреннюю сферу и переходит в сон. Есть народные методы засыпания – подсчет овец, примерно, то же самое. На самом деле внушение утомлением вниманием объяснить сложнее и нужны определенные физиологические исследования. Поэтому, единственная, моя корректива в этом, что происходит прорыв воображения, после долгой концентрации. Воображение активно преобразует внутренние параметры под слова гипнотизера. В данном случае слова гипнотизера являются корректором внутренних смыслов. И являются единственным доступным на данный момент источником информации. Как пишет несколько авторов, внушаемость повышается после изоляции, в условиях недостаточности информации.

Второй метод внушения – замешательство, когда ожидания человека серьезно не соответствуют реальности. Возможно, в обычном поведении действуют стереотипы, которые сами по себе является внутренними смыслами и на перестройку внутреннего смысла нужно время и ресурс сознания. Поэтому в данный момент активной коррекции внутренних смыслов можно подхватить направление их коррекции.

Следующий способ насыщения или перегрузка информацией. Если вначале еще человек может воспринимать и корректировать внутреннюю реальность относительно новой информации, то с течением времени новых вводных становится слишком много. Скорость преобразования внутреннего не успевает за скоростью новых данных. Если человек пытается это понять — он уходит полностью в перестройку внутренних смыслов, теряя даже новые данные. В данном случае присутствует противоречие между тем, что надо слушать и неудобно уйти. При этом основной техникой углубления транса используются обобщающие слова, когда вместо них можно подставить синонимы из своего опыта. Например, «вы берете инструмент», человек представляет молоток или отвертку, но что-то конкретное.  Таким образом, снимается барьер недоверия, так как получается, что гипнотизер ничему не противоречит.

Есть еще метод счетом, но считать можно по-разному. Как правило, цель счета перевести человека в состояние коррекции внутренних смыслов. Учитывая, что числа сами по себе абстрактны и когда ни к чему не привязаны, являются средствами отражения внутренней реальности. То есть целью всех техник гипноза заключается перевод внимания на внутреннее содержание сознания.

Внушения прямые могут не восприниматься, так как могут вызвать сопротивление или неготовность гипнотика. Возможно, голос гипнотизера и свой собственный отождествляются. Большинство мыслей внутренних фраз – это внешние фразы, которые кто-то сказал или человек прочитал. Большинство поведения формируется словами, особенно хорошо влияют слова на новое поведение. Гальперин при формировании навыка предлагает двукратное словесное сопровождение. Вся деятельность, кроме автоматической, часто сопровождается словами. Когда человек обдумывает какую-то мысль, чаще всего он подкрепляет ее внутренне вербально. Можно сделать вывод, что изменение внутренних смыслов происходит с не малой долей участия слов. И все развитие с ранних лет приучает контролю деятельности, внимания с помощью слова. Мы так же можем корректировать и сами слова и менять их смысл. Какие процессы происходят при этом в нервной системе, пока остается загадкой. Если брать в рассмотрение теорию Б.Ф. Поршнева, то большая часть нашего поведения — это усвоенное управление нашим поведением другими и на этой основе мы можем уже сами являться субъектами нашего сознания.  Эриксоном выделена «последовательность приятия» когда формируется установка на положительный ответ.  Серия вопросов, ответ на которые положителен, приводят к предрасположенности положительного ответа на следующий вопрос. Это можно объяснить через контрастную иллюзию в установке Узнадзе, но сам этот эффект не объяснен. Известно лишь, что после серии опытов с разными по весу или объему шарами, одинаковые шары продолжают восприниматься как в предыдущих опытах. Возможно, это связано с формированием и использованием в мышлении стереотипов.

М. Эриксону [23, 36] принадлежит способ внушения импликацией, когда констатируется факт того что произойдет, через возможность. Например, «как только вы поймете, вы тут же это сделаете». Это больше похоже не на внушение, а на манипуляцию – игру словами. В этом утверждении не дается права не понять. С другой стороны рано или поздно все можно понять. За человеком остается выбор только делать это или не делать. Но если нет серьезных установок на пути к действию – человек это сделает. Тут за счет какого-то механизма происходит слияние истинности первого утверждения со вторым. Возможно, это можно объяснить через концепцию дипластии Б.Ф. Поршнева, но пока мне это не под силу.

Подразумеваемое указание – состоит из трех компонентов:

  • Введение, связанное со временем;
  • Подразумеваемое указание на нечто, что проис­ходит внутри клиента;
  • Поведенческая реакция, сигнализирующая о том, что подразумеваемое указание выполнено.

Стивен Гиллиген классифицировал вопросы, которые задает гипнотизер. Вопросы могут вызывать из памяти целые психические процессы, например трансовое состояние, можно вызвать даже глубокий гипноз, если человек испытывал это состояние и чувствует себя сейчас в безопасности.  Вопросы основываются на вызове проверки способностей или провокации самопроверки. «Можете ли Вы?» «Когда у Вас был самый глубокий транс?» Данные вопросы заставляют человека обратиться к своей памяти. Снова испытать те состояния. Другие вопросы и либо это альтернативные, либо на проверку способностей (Можете ли вы зафиксировать внимание на точке).

Возможно так же использование отрицания как внушения. «Не думайте о белой обезьяне». По Б.Ф. Поршневу видимо отрицание как операция логики произошла позже, поэтому для того чтобы не делать надо сначала это сделать.

Подкрепление и приятие. Метод предполагает перенос положительной эмоции на весь контекст: «Сегодня замечательный вечер, пойдем на рыбалку!» или «Можете продолжать, вы хорошо поработали».
Контингентные (непрерывные) внушения – присоединение внушения к какому-то процессу, который будет происходить.  «Вы дышите и с каждым выдохом Вы расслабляетесь».
Трюизмы или банальности – утверждения, к которым человек присоединяется, так как не может опровергнуть. Например, пословицы и поговорки.  «Без труда не выловишь и рыбку из пруда». Например, чтобы поднять человеку настроение: «Мы все замечали, как кто-то улыбается своим мыслям, и часто улыбались в ответ на их улыбку».  Вызывается из памяти приятное состояние.

Внушения, связанные со временем могут быть отложенными на неопределенный срок.

Открытое внушение – говориться, что что-то произойдет, но не говориться что именно.  «Ваше бессознательное может гармонизировать… все то, что должно быть гармонизировано».
Метафора как способ воздействия используется и в литературе. До появления романов и литературы основную долю рассказов представляли метафорические рассказы. Слово метафора образованна из двух греческих корней: «мета» означает «через», а «форе» — «переносить».  В эриксоновском гипнозе используется как рассказ близкий к ситуации клиента с расчетом на то, что этот рассказ и не про клиента, но клиент увидит черты своей ситуации в рассказе. Эриксон говорит, что метафора может сработать очень нескоро, это инструмент длительного действия.

Как отмечают практики гипноза, важным моментом гипноза является специфической транс самого терапевта. Как говорит М.  Эриксон [23,36]: «Если у клиента нет признаков транса – ведите себя так, как будто клиент в трансе». Гипнотизер должен быть уверен в себе и в удачности внушения. Возможно, это связано напрямую с эмоциональным заражением и комплекс эмоций гипнотизера (транс гипнотизера) посредствам подражания передается клиенту.

Как пишет Р.Д. Тукаев [38] обычный гипноз и эриксоновский разделен из-за того, что эриксоновцы считают метод клинического гипноза слишком авторитарным и резким. На самом деле в науке эриксоновский гипноз и клинический отождествлены.  Эриксоновский гипноз отличает постепенность и плавность вхождения в транс, которая обнажает механизмы внушения при обычном человеческом общении. По описанным техникам наведения транса и внушения можно заметить, что в основе лежат слова и понятия крайне неконкретные, можно сказать, что смысл, которых полностью не определен. Эти слова всегда являются обобщениями, например, бессознательное, ресурсы. Возможно, из-за такой неконкретности и обобщенности мозг и работает в правополушарном режиме, так как не может создать четких логических последовательностей или выделить что-то конкретное, что делает преимущественно левое полушарие.  Заглянул в бинарную логику – логика на то и бинарная, что оперирует двумя противоположными значениями. А когда у элемента может быть много значений – бинарная логика перестает работать и работает иная более древняя операция мышления.  Или если вероятность промежуточного события больше, то есть синтез позиций, чем их изолированность друг от друга, то логика не работает в чистом виде. Белое и черное не исключают друг друга, если это краски и их композиция дает серый цвет, в этом примере нет логики? А есть либо опыт, либо творческий синтез. Логика оперирует понятиями истина и ложь. В случае с внушением истинна это правда, удовольствие, безопасность, как биологически значимая правда. При верной информации животное сохраняет силы, жизнь, получает удовольствие. Ложь совершенно противоположное – связанное с избеганием, опасностью, не собственной пользой. Можно обозначить в нервных процессах истину как подкрепление, удовольствие, желание повтора. Ложь как торможение, избегание, отрицательное подкрепление. Из биологической ситуации следует, что законы логики будут действовать, если истина и ложь, а, следовательно, и логические операции касаются одного объекта и только его, с одним значением, максимально конкретизированным. Но при многозначности и размытости, получается, что все истинно. Двум процессам исключающим друг друга негде встретиться. В такой ситуации внутренняя нацеленность на удовольствие начинает подкреплять внушения гипнотизера. Если положительной направленности нет, то животное не выживет. Получается, что чем не опытнее организм, тем проще ему внушить что-либо. Пока не произойдет столкновение с объективной реальностью, которая заставит дифференцировать внутреннюю информацию.

Внушение и состояние гипноза так же объясняют с помощью установки по Узнадзе. [40] Но не достаточно исследованы механизмы возникновения установки. И возможно внушение само по себе, опираясь на другие установки, само формирует установку.

Психологические установки имеют следующие характеристики:

  1. Возбудимость фиксированной установки (сколько требуется повторений, чтобы возникла установка).
  2. Прочность фиксированной установки.
  3. Вариабельность установки (в разные дни может потребоваться различное число повторений для выработки одной и той же установки).

Любое поведение человека разбивается на операции, которые помогают достигнуть ему заданную цель. Таким образом, появляются операциональные установки, которые в обычной жизни действуют в стандартных для человека ситуациях, определяя привычный характер поведения. Например, контролер трамвая в течение рабочего дня выполнял одни и те же действия, проверял билеты. Если вместо билета ему протянуть цветную бумажку, на время он замешкается, так как произойдет сбой сенсорной системы восприятия. Таким образом, нормы оценок и отношений в течение повторяющихся действий внедряются в сознание и, выступая в форме отвечающих стандартному кругу условий операциональных установок, руководят человеком в повседневной жизни, избавляя от необходимости всякий раз решать какие необходимо совершить действия. [16]. Таким образом, академик Д.Н. Узнадзе показал, что бессознательное психики состоит из множества установок. При этом необходимо помнить, что, несмотря на то, что все установки (первичная, целевая, импульсивная, смысловая и операциональная) находятся во взаимодействии и взаимовлиянии друг на друга, преимущество более давних установок все же более заметно.

Внушаемость и гипнабельность человека зависят от психологических установок. Возникновение неосознаваемой психологической установки на внушаемость оказывает влияние на гипнабельность. Под влиянием положительной установки на внушение бессознательно срабатывает механизм, исключающее поведение, противоречащее этой установке. Таким образом, отпадает последний сдерживающий мотив, осуществляющий контроль над поведением, и наступает гипнотическое состояние, при котором словесная информация, поступаемая от гипнотизера, воспринимается без критики сознания [16].

 

1.4 Нейропсихологические механизмы.

Большинство авторов ссылаются на труды И.П. Павлова. И.П. Павлов отмечает, что внушение обусловлено торможением коры и возникновением парадоксального состояния, когда слабые импульсы от слов гипнотизера действуют сильнее, чем внешние раздражители. Как показано выше эта теория противоречит практике, так как углубление гипнотического состояния, часто приводит к понижению внушаемости. Но все равно еще необходимы дальнейшие исследования, так как может оказаться, что для восприятия речи должны быть задействованы зоны, отделяющие шумовые факторы.

Вторая нейрофизиологическая теория гипнотизма и внушения опирается на правополушарную асимметрию ЭЭГ. Согласно этой теории правое полушарие отвечает за образное мышление, целостное восприятие, иррациональность, а левое за логику, последовательность, речь. Однако согласно данным В.С. Ротенберга [24, 35] данные о работе правого полушария достаточно спорны. Интересен факт, что функция речи развита в правом полушарии на уровне дошкольника. К этому можно вспомнить догадки Б.Ф. Поршнева о том, что механизм суггестии формировался поочередно в полушариях.

Сам механизм исполнения внушений и вообще всей сознательной деятельности и деятельности выполнения инструкций, заданий, приказов приписывают деятельности лобных долей мозга. Исследования фМРТ университета Женевы показали, что в состоянии гипноза изменяется активность зон отвечающих за внимание, память и контроль выполнения задач [7].

 

Выводы

На данный момент внушение является феноменом, так как процесс его возникновения малоизучен. Но данные, полученные из литературы поэтому, и смежным вопросам, дают основания полагать, что внушаемость обусловлена не только биологическими, наследственными причинами. Не малое влияния оказывает склад мышления. Это дает право полагать, что альтернативный взгляд Б.Ф. Поршнева [31] дает огромный простор к изучению внушаемости как социального механизма. Со своей стороны, я предполагаю наличие особенностей познавательного процесса в процессе внушения. Сама основа внушения должна скрываться в развитии мышления, внимания, памяти и эмоций, и взаимодействия всех этих процессов. Особенно интересным в этом процессе является исследование дологического мышления и нейрофизиологических процессов с ним связанных. Оно же явление дипластии по Б.Ф. Поршневу [31]. Возможно, в течение жизни формируются внушения разной «глубины». И более «глубокие» внушения оказывают влияние на жизнь и поведение.

 

Заключение

Данная работа показывает недостаточность разносторонности исследований. Большинство исследований по внушению рождены в практическом подходе терапевтов. Данный проведенный анализ показывает, что феномен внушения намного шире взаимодействия клиента и терапевта. Феномен внушения тесно связан с другими социальными, малоизученными, феноменами. На данном этапе изучения феномена внушения нельзя применять внушение массово в процессе обучения, так как последствия могут быть непредсказуемы. В данной работе было сделано предположение, что в основе внушения лежат механизмы мышления. Для полного понимания феномена внушения следует изучить формирование процессов мышления и сами эти процессы. В связи с развитием процессов памяти, внимания и аффективной сферы. Так же следует провести сопоставление с патологическими случаями этих процессов у детей и взрослых. Большую перспективу дают магнитно-резонансные томографические исследования этих процессов.

 

Литература

  1. Словарь / Под. Ред. М.Ю. Кондратьева // Психологический лексикон. Энциклопедический словарь в шести томах / Ред.-сост. Л.А. Карпенко. Под общ. ред. А.В. Петровского. – М.: ПЕР СЭ, 2006. – 176 с.
  2. Агеев В. С.: Психологическое исследование социальных стереотипов.  Журнал “Вопросы психологии” 86’1 с.95
  3. Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.: АСПЕКТ-ПРЕСС, 1999
  4. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. – М.: “Медиум”, 1995. – 323 с.
  5. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: ЭКСМО-Пресс, 2003.
  6. Бехтерев В. М. «Внушение и его роль в общественной жизни». – СПб.: Питер, 2001.
  7. Влияние гипноза на мозг. Журнал «Дом солнца» http://www.sunhome.ru/journal/121015
  8. Возрастная динамика изменений ЭЭГ в норме http://www.neuronet.ru/educ/100/met/eeg2.html
  9. Волков Е. Н. Вначале было не слово — началом была суггестия, Нижегородский госуниверситет им. Н. И. Лобачевского, статья.
  10. Выготский Л. С. «Мышление и речь». – Собр. Соч.: В 6 т. – М .: 1983.
  11. Выготский Л.С. Лекции по психологии. – СПб.: Союз, 1997. – 144 с.
  12. Гончаров Г.А. Энциклопедия гипноза. Феникс, 2004. – 256 с.
  13. Гримак Л. П. «Моделирование состояний человека в гипнозе». – М.: 1978.
  14. Зимбардо Ф., Ляйппе М. Социальное влияние — СПб.: Питер, 2001. – 448 с.
  15. Ильин Е.П.  Психология общения и межличностных отношений. – СПб.: Питер, 2009 г.
  16. Кандыба В.М. Основы гипнологии: Основы психофизиологии. – СПб. 1999. – С. 511
  17. Когнитивная психология. Учебник для вузов / Под ред. В. Н. Дружинина, Д. В. Ушакова – М.: ПЕР СЭ, 2002 – 480 с.
  18. Кон И.С. Психология предрассудка (о социально-психологических корнях этнических предубеждений) / И.С. Кон // Новый мир. – 1966. – № 9.
  19. Кондрашов В. В. Всё о гипнозе. – Ростов-на-Дону: “Феникс”, 1998.
  20. Липецкий М. Л. Внушение и мы. – М.: Знание, 1983. — 96 с.
  21. Майерс Д. Социальная психология. – 7-е изд. – СПб.: Питер, 2009. — 794 с.
  22. Мелетинский Е.М.  От мифа к литературе. М.: РГГУ, 2000
  23. Милтон Эриксон, Эрнест Росси, Шейла Росси ГИПНОТИЧЕСКИЕ РЕАЛЬНОСТИ Издательство: «Класс»,  1999
  24. Михайлов Б. В., Сердюк А. И., Федосеев В. А. Психотерапия в общесоматической медицине: Клиническое руководство / Под общ. ред. Б. В. Михайлова. – Харьков: Прапор, 2002. – 128 с.
  25. Монахова И. А.Учебник гипноза. Как уметь внушать и противостоять внушению. Москва, РИПОЛ классик, 2010
  26. Мышляев С.Ю. Гипноз. Личное влияние? ТОО «Братство», 1994.
  27. Новости этологии http://ethology.ru
  28. Ольшанский Д.В. Психология масс. – СПб.: Питер, 2001. – 368 с
  29. Папуш М. ПСИХОТЕХНИКА ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОГО ВЫБОРА М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2001
  30. Поршнев Б.Ф. Контрсуггестия и история «История и психология» М., «Мысль», 1972.
  31. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории. Проблемы палеопсихологии под ред. О. Вите – СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 2007
  32. Психология. Словарь. / Под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2-е изд. – М., 1990.
  33. Росс Л., Нисбетт Р. Человек и ситуация: Уроки социальной психологии Аспект Пресс, Москва 1999
  34. Ротенберг В.С. Психологические статьи на официальном сайте. http://www.rjews.net/v_rotenberg/psychological-articles.html
  35. Ротенберг В.С. Сновидения, гипноз и деятельность мозга. Центр Гуманитарной Литературы `РОН, 2001 г.
  36. Сайт, посвященный Милтону Эриксону http://www.miltonerickson.ru/
  37. Сорокин Ю.А. Стереотип, штамп, клише: К проблеме определения понятий / Сорокин Ю.А. // Общение: Теоретические и прагматические проблемы. — М., 1998.
  38. Тукаев Р.Д. Гипноз. Механизмы и методы клинической гипнотерапии — М.: 000 «Медицинское информационное агентство», 2006. — 448 с
  39. Тукаев Р.Д. Интегративная теория гипноза и гипнотерапии в контексте современной теоретической гипнологии. Московский НИИ психиатрии Минздрава России. Статья.
  40. Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы исследования установки / Д.Н. Узнадзе // Психологические исследования. – М., 1966.
  41. Хип М., Драйден У. Гипнотерапия. – СПб.: Питер, 2001.
  42. Хэтфилд Э. (2003) Эмоциональное заражение // Психологическая энциклопедия. 2-е изд. / Под ред. Р. Корсини, А. Ауэрбаха. СПб.: Питер, 2006 г.
  43. Черепанова И.Ю. Заговор народа: Как создать сильный политический текст. КСП+, 2002. – 464 с.
  44. Шварц И. Е. «Внушение в педагогическом процессе». – Пермь: 1971.
  45. Шейнов В.П. Скрытое управление человеком (психологи манипулирования). – М.: ООО «Издательство АСТ», Мн.: Харвест, 2001. – – 848 с.
  46. Шерток Л. Гипноз: Пер. с франц. — М: Медицина, 1992, 224 с.
  47. Эриксон М. Мой голос останется с Вами: Авторский сборник»: XXI век; 1995
  48. Юрова И.В. Условия и функции конструктивного использования суггестии в образовании // Теоретический журнал «Credo new» – СПб., 2007. – №2. –  С. 18-22.
  49. Ярошевский М.Г.  Охлотелесуггестия журнал «Вопросы психологии»  № 3 1994

Внушение — Психология человека

Мы есть то, что о себе внушили сами, и то, что о нас нам внушили другие.

Эрих Фромм

С внушениями мы в своей жизни сталкиваемся повсюду – это и воспитание, и образование, и реклама, и политика, и повседневные взаимоотношения. Мы подвергаемся внушению всегда, когда нам что-то пытаются вложить в голову без всяких объяснений и обоснований, заставляя просто поверить в это. С детства нам постоянно что-то внушают и надо заметить, это делается весьма успешно. Большинство из нас верят в такие вещи, которые не имеют прямых доказательств и которые мы сами лично не проверяли. Но при этом, мы считаем их истинными, – это результат чьего-то внушения. Внушение – это грамотное психологическое воздействие на сознание и подсознание человека, благодаря которому он воспринимает некритически различные убеждения, мысли, установки, взгляды, позиции. То есть, это умение влезть в голову человека и оставить в ней нужные установки. В этой статье, уважаемые читатели, мы с вами узнаем, как это делается.

Первым делом следует сказать, что внушение в основном нацелено на подсознание человека. Логика и обоснования в данном случает не играют значимой роли – упор делает на эмоции, отвлечение внимания, псевдологику, запутанные объяснения, многократное повторение, критику альтернативных суждений, в общем на красочность и настойчивость. Самый простой способ что-то внушить людям – это много раз повторить нужную установку. Реклама, пропаганда и в хорошем смысле образование – именно это и делают. Не зря же говорят: повторение – мать учения. Наш мозг так устроен, что чем чаще он что-то слышит или видит, тем большее значение он этому придает. А чем информация для него значимее, тем лучше он ее запоминает и считает истинной. Но и на сознание внушение тоже воздействует. Ниже я объясню, каким именно образом.

А пока добавлю, что внушение бывает прямым и косвенным, полезным и вредным, намеренным и естественным, открытым и скрытым и так далее. Но для нас важны не эти детали. Для нас важна сама суть внушений. Нам нужно понимать, почему вообще становится возможным кому-то что-то внушить. Это позволит нам противостоять чужим внушениям. А при необходимости, друзья, вы сами сможете кому-нибудь что-нибудь внушить.

Внушение состоит из особым образом сформированных словесных и эмоциональных конструкций, которые обходят или пробивают критическое восприятие сознания человека и оставляют в его голове нужную информацию. Основой этих конструкций являются два базовых элемента психики человека – это его инстинкты и опыт, знания. Обращаясь к инстинктам человека, мы вызываем у него интерес к себе, а принимая во внимание его опыт, знания, ранее сформировавшиеся убеждения, желания, в общем все то, что он приобрел в процессе жизни – мы настраиваемся с ним на одну волну. Невозможно что-то внушить человеку, если вы с ним будете общаться на разных языках, как в прямом, так и в переносном смысле. Вы должны понимать человека, а он должен понимать вас, только в таком случае связь между вами возможна. И важно, очень важно – подстраивать свои внушения под потребности, желания, страхи, интересы людей. Если вы посмотрите на успешных политиков, то заметите, что общаясь с народом они, во-первых, говорят на простом и понятном для людей языке, без всяких мудреных словечек, а во-вторых, они говорят о том, что у людей в голове, о том, что люди и так знают и о чем между собой говорят. Это позволяет политикам стать для людей своим человеком, настроиться с ними на одну волну, войти к ним в доверие и на этой волне внушить им нужные установки.

Любое внушение всегда подразумевает донесение до людей информации – на понятном им языке. Он, этот язык, необязательно должен быть разумным, логичным, конкретным, иначе речь пойдет уже не о внушении, а об убеждении, объяснении, просьбе, требовании и так далее. Смысл внушения в том, что оно не нуждается в доказательствах – человек должен просто поверить в то, что ему внушают. Когда мы говорим о словесных конструкциях, используемых для внушения какой-то информации, мы рассчитываем на логику. Она, на самом деле, всегда необходима, в любых убеждениях. А говоря об эмоциональных конструкциях, мы обращаемся к чувственной сфере людей, пробуждая в них необходимые эмоции. Для успешного внушения нужно и то, и другое. Если кто-то вам скажет, что людям только с помощью эмоций можно что-то внушить или с помощью логики – не верьте в это. Эмоции всегда накладываются на определенную логику, неважно насколько она логична, но она всегда есть. Во внушениях обычно используется псевдологика, которая необходима для прохождения сознательного барьера. Ведь хотим мы того или нет, а сознание всегда будет участвовать в обработке поступающей к человеку информации, если только о не находится под гипнозом или под воздействием алкоголя и наркотиков. Логика, даже самая примитивная, нужна для того, чтобы отвлечь сознание, чтобы успокоить его. Так устроен человеческий мозг, что он всегда ищет связь между условной причиной и условным следствием. Поэтому-то многие люди всегда могут объяснить свои чувства, найти их причину и с помощью логических рассуждений в состоянии с ними справиться. В частности, психологи этим занимаются, когда работают с людьми – они помогают людям рационализировать свою чувства, с помощью логических рассуждений и таким образом взять их под контроль. И для внушения нужных установок человеку – нужно обозначить логическую связь между ними и теми убеждениями, желаниями, чувствами, которые испытывает человек. Тогда послание будет восприниматься мозгом человека, как истинное, нужное, полезное, правильное.

Так что без логики внушение не работает. Что же касается эмоций, вызванных теми или иными чувствами, то это движущая сила человека. Любую логику, любые доводы, любые, даже самые светлые мысли – необходимо для большей убедительности подкреплять эмоциями. Слова должны цеплять чувства, иначе они не будут иметь никакого веса. При этом мы должны понимать, что если мы сами не добавляем в свои слова эмоций, то те, кто нас слушает, сделают это за нас. Эмоции есть всегда, в том или ином количестве. Просто одним людям нужно больше эмоций, чтобы прислушаться к тем или иным словам, а другим меньше. Поэтому внушая человеку что-то – нужно всегда следить за его эмоциональным состоянием, чтобы понимать, стоит или не стоит добавить эмоций к своим словам. Как правило, это всегда нужно делать, даже общаясь с очень рассудительными людьми. Либо мы вызовем в человеке нужные эмоции своими словами, либо он сам свяжет наши слова с определенными эмоциями, которые будет переживать. Разумеется, для успешного внушения, внушающему необходимо самому контролировать эмоциональную сферу человека. Поэтому свое послание он должен снабдит достаточным количеством эмоций. Какими будут эти эмоции, зависит от послания. Можно запугать человека, внушим ему страх, можно вызывать в нем восторг, радость, гнев, обиду и так далее. В конечном счете, конструкция, которая осядет в голове человека, должна быть такой: слова + эмоции = образ. Образ – это картинка в голове человека, которую можно объяснить словами, и которая вызывает определенные переживания. И в будущем, если человек услышит, например, слово “грех”, то в его голове сразу появится нужный образ и даже несколько образов, которые будут показывать ему такие сценарии, которые связаны с грехом – не укради [воровство], не убей [убийство], не осуждай [критика, осуждение] и так далее. И он испытает соответствующие этим образам эмоции – негативные. Это может остановиться его перед совершением определенных действий или наоборот, подтолкнуть его к каким-то действиям. Вот так работает внушение – у него есть логическая основа, только эта основа не до конца разумна, а порой и вовсе абсурдна. Поэтому человек всегда имеет объяснение внушенным ему установкам, просто не всегда эти объяснения разумны. Но они есть. Вот что важно понимать. Это важно понимать для того, чтобы и свои собственные убеждения переосмыслить, по мере необходимости, и другим людям внушать какие-то установки, подкрепляя их красивой логикой, чаще псевдологикой.

У самих внушений, как у явления, тоже есть своя логика. Если кто-то кому-то что-то внушает, значит ему это зачем-то нужно. Возникает логичный вопрос – зачем? И вот внушающему на этот вопрос нужно дать ответ. То есть, не надо ждать, пока человек – объект внушения, сам вас спросит о том, зачем вы ему что-то доказываете, объясняете, то есть, внушаете – просто дайте сами объяснения своим действиям. Это важно потому, что люди [особенно умные] всегда пытаются разобраться с причиной происходящего с ними. Поэтому, или вы, внушая им что-то, эти объяснения предоставите, или они сами их себе выдумают. В зависимости от того, кому и что вы внушаете – объяснения могут быть основаны на железобетонной логике, а могут быть довольно расплывчатыми. Иногда и псевдологические объяснения подойдут, на подобии: ветер дует, потому что деревья качаются. Главное, чтобы человек понимал, что побуждает вас что-то ему доказывать, объяснять, рассказывать, а по сути внушать. Это необходимо для того, чтобы внушить ему что-то через его сознание.

Выше я обещал вернуться к вопросу о влиянии внушения на сознание. Вот сейчас мы об этом и поговорим. Дело в том, что люди бывают разные – одним достаточно простых объяснений и бурных эмоций, чтобы во что-то поверить, а другим необходимы объяснения, доказательства, логические доводы, цифры, факты и тому подобные вещи. Другими словами, умным людям нужны разумные обоснования тех или иных утверждений. Поэтому, чтобы что-то внушить этим людям – нужно просто предоставить им нужные доказательства, которые совсем необязательно должны быть настоящими. Это будет внушением через сознание. Когда мы что-то внушаем людям через сознание, мы создаем иллюзию разумности, мы просто рисуем им тот шаблон, который они воспринимают, как истинный, правдивый. Вот пример якобы разумных и правдивых доказательств: ученые выяснили, независимое издание пишет, научные исследования подтверждают, статистика указывает, очевидцы говорят, цифры показывают, в рассекреченных архивах говорится, и так далее и так далее. Скажите, разве все это нельзя подделать? Разве статистические данные в виде цифр – сложнее подделать, чем обычные слова? Разве ссылка на авторитетные источники информации – это доказательство? Разве сами авторитетные источники информации – кристальны честны и никогда не ошибаются. Разве СМИ, журналисты, могут быть независимыми? А секретные архивы – откуда нам знать, что они вообще настоящие? Понимаете, о чем я говорю? Все эти доказательства могут быть ничуть не лучше слухов, распространяемых бабушками у подъезда. Поэтому для умных людей можно просто использовать другой подход, чтобы им что-то внушить. Они воспримут информацию через сознание, но при этом информация будет являться ни чем иным, как внушением, по той простой причине, что ее невозможно проверить самому. Так что грань между разумным обоснованием и внушением весьма расплывчатая. Просто разные люди верят в разные вещи. Одни верят в слова, другие в образы, третье в цифры, четвертые только в то, что сами могут увидеть своими глазами, пощупать, попробовать на вкус. Для всех них существует свой метод внушения. И поэтому я повторю свою мысль, которую изложил в самом начале статьи – мы все придерживаемся определенных убеждений, которые сами лично не проверяли на достоверность. Все мы во что-то верим, что нам когда-то внушили и из этого складывается наша картина мира.

Давайте теперь подумает над тем, где используется внушение. Внушение полезно во многих ситуациях и видах деятельности, начиная с простого общения с друзьями и близкими, и заканчивая торговлей и политикой. Даже если вы не ставите перед собой цель кого-то в чем-то убедить, благодаря внушению вы можете добиться правильного понимания вас людьми. Внушение – это также и частый атрибут манипуляций, а манипуляция, как вы, я надеюсь, знаете, это повсеместно распространенное явление. Кто умеет манипулировать людьми, тот обретает власть над ними. При этом нельзя сказать, что внушение – это что-то обязательно плохое. Все зависит от того, кому и что вы внушаете. Если вы продавец и внушаете покупателю, что ваш товар очень хороший, тогда как в действительности это не так, то можно сказать, что вы мошенник, вы обманываете человека, чтобы забрать у него деньги. А если вы, к примеру, своему ребенку внушаете, что нельзя общаться с незнакомыми людьми и тем более куда-то с ними ходить, то вы делаете не просто хорошее, а нужное дело – вы готовите своего ребенка к жизни и защищаете его от опасности. В обучении внушение тоже имеет огромное значение – чем лучше учитель или педагог умеет внушать нужные мысли своим ученикам, тем более эффективно он будет доносить до них учебный материал и тем лучше они его усвоят. Люди, обладающие хорошими навыками внушения – это отличные учителя, тренера, воспитатели, психотерапевты, торговцы, политики и манипуляторы. Так что уметь внушать полезно и порой просто необходимо, поэтому свои коммуникативные навыки нужно развивать.

Возможно, у вас возникнет вопрос: почему внушение вообще существует в нашей жизни, почему люди не могут общаться друг с другом открыто, без всяких внушений донося друг до друга нужную информацию? Все дело в доверии. А точнее, в его отсутствии. Люди не доверяют друг другу. А не доверяют они потому, что их доверие к кому-либо часто не оправдывается. Ну не то, чтобы совсем уж часто, все-таки надо признать, что в нашем обществе обман не такой тотальный и абсолютный, чтобы вообще никому и ничему нельзя было доверять. Но все же люди частенько друг друга обманывают, поэтому их доверие друг к другу низкое. Уровень социального доверия в разных странах разный, но в целом, слепо доверять людям нельзя. Поэтому мозг защищает человека от чужого обмана, заставляя его критически относиться к чужим словам. В нем ведь негативный опыт очень хорошо сохраняется в виде крайне неприятных воспоминаний.

С одной стороны, это хорошо – никому не доверять, а с другой, такое недоверие может распространяться и на тех людей, которые могут доносить до нас полезную информацию. Поэтому и вполне честным людям приходится не просто что-то рассказывать, объяснять, доказывать, но и заниматься внушением нужной информации, нужных мыслей, нужных установок. Ведь внушать другому человеку можно не только какую-нибудь ложь, в которую ему будет вредно верить, но и что-то полезное, что-то правдивое, нужное. Потому что если человек никому и ничему не верит, то он будет не верить в том числе и тем, кто желает ему добра и не будет верить в полезную для него информацию. Вот, представьте себе, что вас три раза обманули при покупке, скажем, книги – продали вам какую-то ерунду, хотя продавец вас заверял, что книга очень полезная и интересная. Как вы после этого будете относиться к продавцам книг? С недоверием, верно? Причем что интересно – вы им всем перестанете доверять из-за своего негативного опыта. Всего три раза вас обманут, но вы после этого будете думать, что все продавцы книг жулики и обманщики. Наш мозг любит обобщать, чтобы уберечь нас от совершения новых ошибок. Представляете, от сколького всего полезного вы из-за этого закроетесь? И что же остается делать честному продавцу книг, если он захочет вам продать хорошую книгу, а вы будете демонстрировать ему свое недоверие? Формула: хороший товар в рекламе не нуждается – здесь не сработает. Ведь откуда вам знать, что товар хороший. Поэтому честному продавцу остается только одно – внушить вам, что книга, на которую вы положили глаз или на которую он обратил ваше внимание, действительно является очень хорошей и ее имеет смысл покупать. Причем делать он это должен не так, как делали предыдущие продавцы, а по-новому, потому что те методы убеждения и внушения, которые эти недобросовестные продавцы использовали – замарали себя негативным опытом обманутых покупателей, в том числе и вашим, и поэтому вы во все те словесные конструкции, которые к вам применялись ранее, уже не верите.

Так что без внушения, как без способа донесения информации, даже честным и порядочным людям в этой жизни не обойтись. Мы с вами должны понимать, что не все люди способны воспринимать логику, не всем людям нужны доказательства, факты, цифры, чтобы во что-то поверить. Не все люди склонны к глубоким размышлениям и анализу. Некоторых из них можно в чем-то убедить только с помощью внушений. Или их проще убедить с помощью внушений, а не с помощью нормального объяснения. Например, есть люди, которые особенно подвержены внушению – их называют внушаемыми. Они вообще верят практически всему – им не нужно ничего объяснять и доказывать, им нужно просто красиво преподнести информацию.

А вообще, друзья, мы все во что-то верим, что нам когда-то внушили как истину. И мало кто из нас задумывается над тем, насколько эта истина является истинной. А ведь истина, если подходить к ней философски – это не какой-то окончательный вывод и не конечное умозаключение. Истина – это процесс, это движение к истине. То есть, истина – это бесконечность процесса познания. Следовательно, никакая истина не может быть абсолютной. А значит все, что мы знаем, это в какой-то степени либо чье-то внушение, либо самовнушение. Потому что мы просто верим в то, что наши знания истинны, но мы не можем знать этого точно.

Статья опубликована: 06.08.2012. Последнее обновление: 08.03.2020

КРИМИНАЛЬНОЕ ВНУШЕНИЕ | Наука и жизнь

Легенды о великих гипнотизерах, способных ввергать толпы в гипнотический транс, превращая людей в послушных марионеток, получили современное воплощение в связи с появлением основателей новых сект, которые чрезвычайно успешно развиваются на территории России. Средства массовой информации постоянно рассказывают о случаях криминального гипноза, когда люди отдают мошенникам последнее, не умея впоследствии объяснить, зачем они это сделали и что с ними вообще случилось. Насколько достоверны эти рассказы? Что происходит с психологией масс и личности сегодня? Об этом рассказывает доктор психологических наук А. ТХОСТОВ, заведующий кафедрой нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М. В. Ломоносова.

‘Скептики на сеансе гипноза’. Современный итальянский график Джузеппе Фестино исполнил свой рисунок в стилистике XVIII века.


Известно, что некоторые люди поддаются внушению больше, чем остальные. Они утрачивают критичность по отношению к тому, что им предлагается, испытывают ощущения, которых нет в реальности, и в некоторых случаях это может доходить до совершенно необычных вещей. Например, в психологии хорошо известен феномен «внушенного ожога», когда человеку объявляют, что сейчас к нему прикоснутся раскаленным предметом, и, хотя прикасаются холодным, на этом месте действительно возникает ожог. Эта физиологическая реакция до сих пор не до конца понятна, но тем не менее она существует, хотя и встречается крайне редко. Кстати, к той же группе феноменов относятся случаи появления стигматов у фанатично верующих людей.


То есть человек обладает способностью некритично поддаваться влиянию другого человека или группы людей, объединенных в секту, частично утрачивая при этом индивидуальность, испытывать ощущения, не соответствующие реальности, но будучи необыкновенно убежденным в их существовании. При этом психологам известен и феномен усиления внушаемости, когда отдельные люди объединяются в толпу, начинающую подчиняться иным закономерностям, чем индивиды, ее составляющие: интеллект толпы равен не сумме интеллектов отдельных людей, а интеллекту самого неразвитого индивида этой толпы.


Что такое внушение, никто достоверно не знает — это до сих пор остается довольно сложной вещью. Но совершенно очевидно, что степень внушаемости человека зависит от способов, которыми человек воспринимает и обрабатывает поступающую информацию. Один из таких способов — когнитивный стиль (лат. cognitio — познавание) — исследуется современной психологией достаточно пристально. Среди параметров когнитивного стиля существует так называемая полезависимость -поленезависимость, т. е. способ обработки информации, при котором человек ориентируется не на качество стимула, а на условия, в которых этот стимул ему предъявляется. Второй параметр: ригидность -гибкость. Одни люди реагируют очень ригидно: они используют один и тот же способ переработки информации, не меняя его в зависимости от обстоятельств. Другие реагируют гибко, применяя многие способы, которые к тому же достаточно разнообразны. Третий параметр: когнитивная сложность -простота. У когнитивно простых людей ограниченный набор способов оценки реальности: хорошо или плохо, почти без полутонов. Чем человек менее гибок, чем беднее набор его инструментов оценки информации, чем он больше зависит от внешних обстоятельств, «поля», тем более он внушаем. И наоборот.


Другой источник внушаемости — значимость информации. Известны исследования, показывающие, как меняется внушаемость человека в зависимости от того, насколько значима для него сфера поступающей информации. Если нечто для человека очень важно и очень ценно, он скорее готов поверить любому доводу, чем в той сфере, которая для него является нейтральной, а поверив, будет истово отстаивать его, не особо сообразуясь с формальной логикой.


Этот феномен подметил еще К. Маркс. Он говорил о том (я цитирую не точно, воспроизводя смысл), что если бы таблица умножения вызывала у человека такие же чувства, как деньги, то она тоже постоянно подвергалась бы сомнению.


Когда я работал психологом в онкологических отделениях, где лечились очень сложные больные, то видел подобное чуть не каждый день. Не менее половины онкологических больных, вне зависимости от их уровня образования, обращались к знахарям, к экстрасенсам. Причем на самом деле, полагаю, обращается больше — я знал лишь о тех, кто сам мне об этом сообщил. Но там все более или менее понятно: ситуация существования на грани жизни и смерти настолько эмоционально тяжела, что человек готов поверить во все что угодно. Во все, что ему предлагается. Особенно, если это касается детей. Пусть знахари не помогут, он должен сделать это, чтобы потом не испытывать чувства вины за то, что не сделал все, что возможно.


Феномен Грабового, убедившего немало людей в возможности воскрешения из мертвых,
вызван именно этими механизмами. Под словом «феномен», естественно, я подразумеваю
не его самого, а поразительную доверчивость людей, которым он пообещал воскресить
близких, погибших при теракте. Понятно, что люди находятся в тяжелейшем психическом
состоянии и критиковать их за это невозможно. Но непременно нужно критиковать
тех, кто пользуется их несчастьем, а также тех, кто спокойно наблюдает за происходящим
со стороны, способствуя обману.


Собственно, в истории человечества подобное случалось уже не раз. Как только происходят большие несчастья — стихийные бедствия, войны, потрясения, моментально появляется масса шарлатанов, целенаправленно занимающихся массовым обманом. Кстати, это явление очень точно описано в Апокалипсисе. Нашествие лжепророков происходит в то время, когда на Землю обрушивается череда страшных катастроф.


Но одновременно с мошенниками появляется немало людей, которые добросовестно заблуждаются в оценке своих личных качеств, полагая себя настоящими пророками. В большинстве своем они психически нездоровы. Но в отличие от шарлатанов, прекрасно знающих, что делают, они искренне верят, что обладают необыкновенными способностями. Очень часто вера в собственную исключительность сочетается у них с высоким энергетическим потенциалом убеждения. Нередко они становятся основателями новых религиозных учений, «мессиями», «пророками», около которых концентрируются поверившие им последователи, а также те, кто использует их в коммерческих целях.


Интересно (и это отмечено как историками, так и психологами), что подобные «пророки» появляются с постоянной периодичностью, раз в несколько лет. Так кто же прежде всего попадает под их влияние? Чтобы разобраться в этом вопросе, поговорим о вещах, знакомых обывателю намного ближе.


ЦЫГАНСКИЙ ГИПНОЗ


Многих удивляет, что малограмотные цыганки с постоянным успехом обманываю намного более образованных граждан, выманивая у них немалые суммы. В чем тут дело?


Современные исследования показывают, что интеллект — функция не однородная, как полагали раньше. В нем много разных составляющих, которые часто не зависят друг от друга. Например, есть такое понятие, как академический интеллект. Это способность человека учиться, воспринимать знания, способность к абстрактному мышлению, которая обычно измеряется тестами на уровень «IQ». Но, кроме того, есть интеллект эмоциональный, социальный, определяющий способность человека к коммуникации, его умение быстро устанавливать контакты, замечать слабости другого человека и использовать их. И это часто никак не коррелирует с интеллектом академическим. Именно такой интеллект и определяет успехи различных мошенников, в том числе и уличных гадалок.


Сразу хочу сказать, что распространенное мнение об исключительных гипнотических способностях цыган — абсолютный миф. Разумеется, дар убеждения, способности воздействовать на ближнего у разных людей могут быть различными. У кого-то этот дар развит больше, у кого-то меньше, это вполне естественно, как и естественно то, что его можно совершенствовать, используя методики по овладению приемами суггестии (внушения), которых существует огромное множество. Цыгане из поколения в поколение учатся этому с детства в силу национальной традиции и способа существования. Они действительно владеют некоторыми примитивными приемами, но уровень их квалификации конечно же не идет ни в какое сравнение с арсеналом профессиональных психиатров, психологов и даже политиков, хотя, с другой стороны, давно известно, что самыми действенными методами зачастую оказываются как раз наиболее примитивные.


Тем не менее огромное количество людей успешно избегают обмана по той причине, что уличные мошенники просто не в состоянии с ними ничего сделать. «Цыганское счастье» объясняется не природными способностями к внушению, не родовой магией и прочими фантастическими причинами, а совершенно другим: они точно отыскивают подходящий объект мошенничества. Давно замечено, что некоторые люди с завидной регулярностью попадают во всякие неприятные истории. Их иронически называют еще «жертвами-рецидивистами». В их поведении, внешнем облике есть нечто, что провоцирует преступника. Именно их выбирают мошенники. Причем далеко не сразу, отнюдь не с первого взгляда, зачастую просто методом проб и ошибок, пока жулику не попадется наконец достаточно легковерный и психологически незащищенный человек.


А дальше все происходит по совершенно стандартной схеме: жертву останавливают на улице и сообщают, что с ее близкими может произойти несчастье. Естественно, близкие есть почти у всех. Понятно, что несчастье теоретически может произойти с каждым из нас. Беды можно избежать, успокаивают мошенники, если отдать им все деньги и ценности. Здесь и сейчас. Немедленно! Тактика мошенников всегда одинакова. После того как жертва введена в состояние сильного смятения, используются всего два приема: во-первых, решение требуется принять немедленно; во-вторых, путь к спасению чрезвычайно прост.


Жертва поступает эмоционально: «Лучше я отдам эти деньги, а разберусь потом. А как же можно иначе, если моим близким грозит беда?!» И отдает, о чем потом очень жалеет. Методик универсальной психологической защиты от мошенника, к сожалению, не существует, поскольку беда жертвы запрограммирована в ней самой. Кстати, определение «беда» — довольно условно. Часто мошенники используют отнюдь не недостатки, а несомненные достоинства людей. Например, жертвенность, способность, не задумываясь, отдать что угодно, чтобы защитить близких, за которых человек чувствует ответственность. Что же плохого в таком качестве личности?


Единственное, что можно посоветовать тем, кто знает за собой слабость легковерия: ни в коем случае не спешить с принятием решения. Не реагировать сразу. Посоветоваться с кем-то, потому что маловероятно, что «несчастье» на самом деле произойдет так уж быстро. И почему нужно куда-то сразу отдавать деньги или ценности? В психологии давно известно, что аффект нарушает нормальное протекание интеллектуальной деятельности. Так вот и нужно подождать, чтобы это состояние сошло на нет.


Очень полезно задать себе простой вопрос: если человек обладает столь уникальными
способностями по спасению окружающих, почему он до сих пор не стал миллионером,
а продолжает приставать к людям на улице?


СЕКТЫ И ИХ СОЗДАТЕЛИ


Известно, что времена перемен — войны, стихийные бедствия, революции — являются для манипуляторов человеческим сознанием чрезвычайно благодатными. Когда разрушаются привычные стереотипы поведения, исчезают традиционные системы поддержки (семья, идеология, религия, социальные гарантии и
т. д.), человек намного легче превращается в жертву. На этот счет есть масса исследований. В азиатских странах, например, всплеск количества и активности манипуляторов происходил в период перехода от патриархального уклада общества к индустриальному. Одновременно растет число зарегистрированных психических больных, самоубийств, что коррелирует с общим ощущением «несчастья» в данном обществе. По данным Всемирной организации здравоохранения, именно в таком критическом состоянии находится сейчас Россия. По динамике роста количества суицидов, особенно среди детей, мы, к сожалению, занимаем первое место. Второе место, кстати, занимает Мексика, где происходят масштабные изменения в общественном устройстве в связи с переходом в стадию постиндустриального общества.


Когда исчезают прежние устойчивые системы координат существования, в которых человек чувствовал себя в безопасности, а новых еще нет, он начинает ощущать себя незащищенным. Ситуация постоянной опасности сопутствует ему, и он пытается найти защиту. Именно по этой причине в такие периоды увеличивается число обращений в различные секты, потому что секта часто лучше дает ощущение квазисемьи, поддержки, позволяющей человеку почувствовать, что в своих бедах он не одинок.


Вот чем объясняется небывалый успех сектантов, как хлынувших в Россию из-за рубежа, так и возникших на российской почве, — от церкви Муна и сайентологов до Виссариона и Грабового. Мы как бы эмигрировали в другое общество. Огромное количество людей оказались выброшенными из жизни, оставшись без всякой помощи. Традиционные религии в «борьбе за души» сектам проигрывают. Ни христианство, ни ислам, ни иудаизм, ни буддизм не обещают немедленного спасения, указывая лишь путь к духовному самосовершенствованию, тогда как секта обещает, что все будет хорошо не когда-то, не в другой жизни или загробном царстве, а здесь и очень быстро! Стоит лишь поверить лидеру и выполнять его установки.


Явление это чрезвычайно опасно. Размножение и рост сект — грозный симптом того, что общество больно. У него высокая температура. Это проявление несостоятельности государства. Общество обязано задать себе вопрос: что мы делаем не так? Почему и за счет чего нас обыгрывают? Следующий неизбежный вопрос: что же мы должны сделать для выздоровления?


Ну, например, у нас до сих пор не существует законов, защищающих людей от тех сект, которые внушают своим адептам, что они не должны обращаться за медицинской помощью, не должны отдавать детей в школы, обязаны передавать всю свою собственность в пользование руководителя секты и т. д. И хотя, строго говоря, юриспруденция не моя тема, совершенно очевидно, что в данном случае общество нуждается именно в инструментах законодательной защиты своего здоровья.


Есть еще момент, который меня всегда поражает. Полубезумные «пророки» у нас всегда опираются на каких-то известных людей — актеров, писателей, чиновников и политиков. Не вполне понимаю, почему те оказываются в роли покровителей: из-за собственной неадекватности, высокой внушаемости или по финансовым соображениям. Но когда я вижу, как по телевидению популярная актриса рассказывает многомиллион ной аудитории зрителей о выдающихся способностях какой-нибудь «ясновидящей», то задаюсь вопросом: как в таких условиях вообще можно говорить о здоровье нации? Почему мы в лучшем случае лишь стыдливо отводим глаза в сторону, не решаясь хотя бы на слово осуждения моральных спонсоров шарлатанов?


То, что шарлатаны и мошенники — религиозные или околонаучные — всегда существуют в любом государстве и в любые времена, это просто факт. Но вот насколько легко им действовать, насколько высока их безнаказанность — это уже клинический показатель того, как глубоко болезнь поразила общество.


Внушаемость человека можно использовать ему во благо. Например, вера пациента в способности врача, безусловно, помогает процессу выздоровления. По свидетельству очевидцев, хорошо срежиссированные профессорские обходы В.М. Бехтерева создавали такое высокое напряжение ожидания, что с больными происходили чуть ли не обмороки. Его появление уже само по себе обладало терапевти ческим эффектом еще до начала лечения.


Помогает, но не заменяет! Вот из этого нужно всегда исходить, говоря о гипнозе и внушаемости.



ФАКТЫ ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ СЕМНАДЦАТЬ ПРИЗНАКОВ СЕКТЫ


Правительство ФРГ опубликовало листовку, предупреждающую своих граждан об опасности, исходящей от сектантских организаций. Она включает 17 признаков тоталитарной секты:


1. В группе вы найдете именно то, что до сих пор напрасно искали. Она знает абсолютно точно, чего вам не хватает.


2. Уже первая встреча открывает для вас полностью новый взгляд на вещи. Мировоззрение группы ошеломляюще просто и объясняет любую проблему.


3. Трудно составить точную характеристику группы. Вы не должны размышлять или проверять. Ваши новые друзья говорят: «Это невозможно объяснить, вы должны пережить это — пойдемте сейчас с нами в наш Центр».


4. У группы есть учитель, медиум, вождь или гуру. Только он знает всю истину.


5. Учение группы считается единственно настоящим, вечно истинным знанием.


6. Традиционная наука, рациональное мышление, разум отвергаются, поскольку они негативные, сатанинские, непросвещенные.


7. Критика со стороны не членов группы считается доказательством правоты учения секты.


8. Мир катится к катастрофе, и только группа знает, как можно его спасти.


9. Ваша группа — это элита. Остальное человечество тяжело больно и глубоко потеряно: ведь оно не сотрудничает с группой или не позволяет ей спасать себя.


10. Вы должны немедленно стать членом группы.


11. Группа отграничивает себя от остального мира, например, одеждой, пищей, особым языком, четкой регламентацией межличностных отношений.


12. Группа желает, чтобы вы разорвали свои «старые» отношения, так как они препятствуют вашему развитию.


13. Ваши сексуальные отношения регламентируются извне. Например, руководство подбирает партнеров, предписывает групповой секс или, наоборот, полное воздержание.


14. Группа наполняет все ваше время заданиями: продажей книг или газет, вербовкой новых членов, посещением курсов, медитациями…


15. Очень сложно остаться одному, кто-то из группы всегда рядом с вами.


16. Если вы начинаете сомневаться, если обещанный успех не приходит, то виноваты всегда окажетесь вы сами, поскольку вы якобы недостаточно много работаете над собой или слишком слабо верите.


17. Группа требует абсолютного и беспрекословного соблюдения своих правил и дисциплины, поскольку это единственный путь к спасению.


Если хотя бы один признак кажется вам знакомым, будьте осторожны!


***


Миссионерский отдел Московского патриархата РПЦ считает, что на территории России в настоящее время действует более 100 сект, многие из которых имеют отделения в половине субъектов Российской Федерации. Число адептов каждой из них варьируется от нескольких десятков до сотни тысяч человек. Например, количество активных членов различных сект, действующих на Урале, составляет, по оценке Екатеринбургской епархии, 25-30 тыс. человек.

Заразные мысли, способные убивать — BBC News Русская служба

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Чтобы умереть, иногда достаточно поверить в то, что вы больны. Как выяснил корреспондент

BBC Future, мы можем, сами того не подозревая, подцепить подобные иррациональные страхи от других — порой с ужасными последствиями.

Сторонитесь любителей постращать. Подобно заклинаниям злых волшебников, их слова могут принести вам вполне осязаемый вред.

Давно известно, что самовнушением можно вызвать заболевание и без наличия инфекции. Точно так же, как жрецы вуду способны были навредить своей жертве силой внушения, зачастую одна лишь уверенность человека в том, что он болен, может привести к развитию реальных симптомов болезни — таких как тошнота или головокружение, — и даже к смертельному исходу. Этот феномен известен как эффект ноцебо (в противоположность эффекту плацебо)

В наши дни стало очевидно, что опасные внушения легко распространяются в виде слухов и сплетен, а негативный эффект от них чрезвычайно велик. Возможно, именно поэтому некоторые дома считаются проклятыми, поскольку их жильцы неизменно заболевают, а люди, живущие поблизости от ветряных турбин, жалуются на необъяснимые приступы головокружения, бессонницу и тошноту. Если вам когда-нибудь приходилось после вакцинации испытывать «гриппозные» симптомы, подозревать свой мобильный телефон в том, что он вызывает у вас головные боли, или страдать от неожиданной аллергии на определенные продукты питания, не исключено, что вы тоже стали жертвой ноцебо.

«Эффект ноцебо хорошо иллюстрирует, на что способен наш разум, — говорит невролог Димос Митсикостас из Военно-морского госпиталя в греческих Афинах. — И мы не можем до конца его объяснить».

Убийственная шутка

Врачам давно известно, что внушение может оказывать смертельное воздействие на человека. Венский медик VIII века Эрих Меннингер фон Лерхенталь описал скверную студенческую шутку с трагическим исходом: ученики в его медицинской школе невзлюбили одного ассистента и задумали его проучить. На ассистента внезапно набросились, завязали ему глаза, положили голову на колоду и объявили, что сейчас он будет обезглавлен. После чего ему на шею бросили мокрую тряпку. Убежденный в том, что это холодная сталь лезвия, несчастный, по описанию Фон Лерхенталя, «тут же скончался».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Плацебо несет с собой все то же, что и настоящее лекарство — и облегчение, и побочные эффекты

Хотя историй, подобных этой, предостаточно, современные медицинские исследования до сих пор в основном изучали способность человеческого разума не к саморазрушению, а к самоисцелению – так называемый эффект плацебо, что в переводе с латыни означает «понравлюсь». В наше время плацебо применяется в любом клиническом исследовании — тестируемое лекарство и контрольный препарат-«пустышка» (обычно в виде таблеток на основе лактозы) случайным образом распределяются между испытуемыми. Пациенты не знают, что именно им досталось. При этом определенный положительный эффект наблюдается даже при приеме плацебо, за счет веры испытуемого в целебную силу лекарства.

Однако, помимо наблюдаемого положительного действия плацебо, пациенты зачастую жалуются на необъяснимые неприятные симптомы – тошноту, головные боли или другие болевые ощущения. Дело в том, что всех участников клинического исследования — вне зависимости от того, досталось им настоящее лекарство или «пустышка» — предупреждают о возможных побочных эффектах испытываемого препарата. По-видимому, у некоторых пациентов, принимающих плацебо, само ожидание возможного появления таких эффектов может привести к их возникновению. «Этот феномен наблюдается от одного исследования к другому, но по-настоящему он никогда не изучался», — говорит Тэд Капчук, профессор медицинской школы Гарвардского университета.

За последние 10 лет ученые установили, что эффект ноцебо (в переводе с латыни — «поврежу») весьма распространен. Митсикостас изучал результаты исследований средств от мигрени, рассеянного склероза и депрессии. Во многих подобных исследованиях он обнаружил ярко выраженные проявления эффекта ноцебо. Так, при клинических испытаниях лекарств от болезни Паркинсона до 65% принимавших плацебо жаловались на негативные последствия терапии. «В результате примерно один пациент из 10 выходил из программы исследований до ее окончания, а это очень большая цифра», — отмечает он.

Хотя многие из подобных симптомов — например, тошноту или боль — можно объяснить субъективными ощущениями, эффект ноцебо иногда проявляется в виде сыпи и раздражений кожных покровов. А порой его можно выявить и при физиологическом тестировании. «Это невероятно: пациент всего лишь принимает сахарные пилюли, но анализы указывают на повышенное содержание ферментов в печени», — говорит Митсикостас.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Иногда достаточно просто страха перед болезнью…

Скептики могут возразить, что мозг пациента, вероятно, «внушает» организму наличие таких побочных эффектов, однако измерения активности нервной системы людей, испытывающих эффект ноцебо, показали, что после приема плацебо спинной мозг начинает фиксировать усиление боли раньше, чем успевает подключиться головной мозг, отвечающий за сознательное мышление.

Возьмем чуть не закончившийся смертью случай «пациента А», о котором в 2007 г. рассказал доктор Рой Ривз. Пациент, страдавший от депрессии, принял целый пузырек таблеток, решив свести счеты с жизнью. Практически сразу же пожалев о своем решении, он кинулся в больницу, но рухнул на пороге приемного отделения. Его состояние выглядело весьма серьезным — врачи зафиксировали резкое понижение кровяного давления и гипервентиляцию легких. Пациента немедленно положили под капельницу, однако анализ крови не обнаружил и следа принятого лекарства в его организме. Четыре часа спустя другой доктор проинформировал Ривза о том, что мужчина входил в контрольную группу испытуемых в рамках клинического исследования, и что симптомы передозировки возникли после приема плацебо. Вскоре после того, как об этом узнал сам пациент А, его самочувствие нормализовалось.

Неизвестно, мог ли этот случай действительно привести к смертельному исходу, хотя профессор нейробиологии Фабрицио Бенедетти из медицинской школы Туринского университета полагает, что такое вполне вероятно. Он сканировал мозг испытуемых в то время, как им внушались негативные мысли, и пришел к выводу, что подобные внушения активизируют работу гипоталамуса, гипофиза и надпочечников (желез, вырабатывающих адреналин), которые призваны реагировать на экстремальные угрозы организму. Если человек достаточно сильно чего-то опасается, коктейль из вырабатываемых этими органами гормонов может оказаться смертельным, говорит Бенедетти.

Недомогание от слухов

Сама мысль о том, что врач может непреднамеренно ухудшить состояние пациента неосторожным словом, вызывает беспокойство. А теперь становится очевидным, что для распространения эффекта ноцебо достаточно даже слуха или сплетни, услышанных мимоходом.

В прошлом году Бенедетти поставил эксперимент, предложив сотне с лишним студентов принять участие в восхождении на высоту 3000 м в итальянских Альпах. За несколько дней до планируемого похода он рассказал одному из потенциальных участников о возможном негативном последствии пребывания на большой высоте в виде мигрени, вызванной разреженным воздухом. К назначенному дню обнаружилось, что слух распространился более чем на четверть группы, и все услышавшие его начали страдать от сильных головных болей. Более того, анализ слюны этих студентов указывал на гиперреакцию на пониженное содержание кислорода в организме, включая увеличение активности ферментов, связанных с проявлениями горной болезни (одним из симптомов которой является головная боль). «У впечатлительных студентов изменилась биохимия мозга», — комментирует Бенедетти.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

После каждого сообщения в СМИ о недомоганиях от вида ветряков число таких случаев резко растет

Иными словами, негативные внушения, способные вызвать симптомы заболеваний, могут быть заразными. «Они передаются друзьям и соседям, стремительно распространяясь среди населения», — говорит Бенедетти. В ходе еще одного исследования выяснилось, что даже при виде другого пациента, испытывающего боль, лечебная процедура может причинить испытуемому более болезненные ощущение, чем в обычном состоянии – то есть, по-видимому, эффект ноцебо может передаваться от одного человека другому невербально, посредством простого визуального наблюдения. Хуже того, негативными мыслями можно заразиться, даже не осознавая того. Похоже, что эффект ноцебо способны запускать сигналы, исходящие из нашего подсознания.

История изобилует загадочными эпидемиями, объяснением которым может служить эффект ноцебо. Наиболее известна вспышка хореи (беспорядочных неконтролируемых движений), произошедшая в французском Страсбурге в 1518 г. и закончившаяся несколькими смертями. В 1960-х гг. работниц американской текстильной фабрики поразила «эпидемия июньского жука», выражавшаяся в головокружениях и рвоте. Ни одно ядовитое насекомое так и не признали причиной этого состояния. Самой леденящей стала череда загадочных смертей в общине народности Хмонг, эмигрировавших в США из Юго-Восточной Азии в 1980-х гг. Здоровые молодые люди начинали страдать от регулярных ночных кошмаров и сонного паралича, после чего умирали во сне. Эксперты выдвинули гипотезу о том, что эти смерти стали причиной искренней веры хмонгов в существование злых ночных духов.

Зачастую причиной недомогания может стать боязнь новых технологических достижений: в конце XIX в. люди, пользовавшиеся первыми телефонными аппаратами, жаловались на головокружение и сильные головные боли, а у офисных работников в Скандинавии 1980-х гг. выступала сыпь на коже — по одной из версий, из-за компьютерных мониторов, которыми они пользовались на работе.

Сегодня эффект ноцебо склонны считать наиболее вероятной причиной таких расстройств, как «ветротурбинный синдром» (тошнота и бессонница, связываемые с проживанием неподалеку от ветрогенераторов), особенно распространенный в Канаде, а также «электрочувствительность» – якобы аллергическая реакция на сигналы мобильных телефонов и беспроводного интернета. Иногда страдающие этими недугами даже вынуждены окружать свои спальные места металлическими экранами, чтобы не испытывать постоянного звона в ушах – при этом десятки экспериментов убедительно доказали, что такие же симптомы развиваются у людей в присутствии неработающего источника электромагнитных волн, если им сказать, что на самом деле он работает.

Результаты изучения эффекта ноцебо указывают на то, что недомоганиями, которые он способен вызвать, не следует пренебрегать. «У меня нет никаких сомнений в том, что люди на самом деле испытывают физиологические симптомы заболеваний», — говорит профессор психологии Джеймс Рубин из Королевского колледжа Лондона. Действие эффекта ноцебо испытала на себе даже бывшая глава Всемирной организации здравоохранения: она запретила пользование мобильными телефонами у себя в офисе, поскольку была уверена в том, что они вызывают у нее сильные головные боли.

Симптомы электрочувствительности встречаются не так часто, но эффект ноцебо может проявляться и другими способами. Может быть, вы отмечали у себя необъяснимую непереносимость к определенным блюдам? 20% населения Англии страдают от аллергии на те или иные продукты питания, хотя, по результатам больничных тестов, лишь около десятой части от этого числа имеют медицинские проблемы, способные объяснить это явление. Возможно, эффектом ноцебо объясняется и проявление у некоторых людей симптомов недомогания после инъекции плацебо при тестировании новых вакцин, а также широко обсуждаемых побочных эффектов приема фармакологических противозачаточных средств (депрессия, мигрени и боли в грудных железах), наличие которых по большей части не подтверждается клинически. К этому списку, вероятно, можно добавить тошноту и зрительное утомление, на которые жалуются некоторые пользователи трехмерного телевидения.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Для того чтобы заразиться токсичными мыслями, совсем не обязательно подпасть под заклятие злого колдуна

Что же можно сделать? Бороться с заблуждениями и внушаемостью людей, разумеется, очень трудно, но ответственный подход средств массовой информации как минимум помог бы сдержать распространение вредных слухов. В 2013 г. Рубин обнаружил, что даже простого просмотра короткого видеоролика на тему электрочувствительности может оказаться достаточно для того, чтобы у испытуемых развились соответствующие симптомы. Имеются и данные, указывающие на возможность того, что количество обращений в медучреждения с жалобами на «ветротурбинный синдром» растет после репортажей в местных СМИ о потенциальном вреде ветротурбинных установок. Иными словами, заболевание может быть вызвано одним лишь опасением человека за состояние своего здоровья.

А как себя вести медперсоналу? Ребекка Уэллс из Баптистского медицинского центра университета Уэйк Форест в Северной Каролине отмечает, что для современной медицины это серьезная дилемма. Доктора обязаны раскрывать больным информацию о возможных побочных эффектах лекарственных средств, поскольку им необходимо заручиться так называемым «информированным согласием» пациента на проведение лечения. Однако в определенных случаях, как мы видим, сам факт информирования может ухудшить состояние больного. «Не существует однозначного ответа на вопрос о том, каким именно действием обладает тот или иной препарат», — говорит Уэллс. По ее мнению, в будущем врачам, возможно, придется пересмотреть существующий подход с учетом того, какую именно информацию необходимо разглашать пациентам и каким образом ее подавать. Осторожность важна в каждом отдельном случае — как указывает Бенедетти, из-за заразности эффекта ноцебо побочные эффекты, испытываемые одним человеком, могут быстро распространиться на большие группы населения.

Возможно, ослабить эффект ноцебо поможет просвещение. Например, Митсикостас старается объяснить пациентам, что им следует критически относиться к собственным ожиданиям от того или иного события. «Необходимо заставить пациента бороться с внутренними страхами», — говорит он.

По словам Митсикостаса, связь между психикой и соматикой невозможно игнорировать несмотря на современные достижения в области здравоохранения. «Тысячелетиями вся медицина фактически представляла собой плацебо — знахари лечили людей, используя желание самих больных выздороветь. Воля пациента к исцелению — пусть и недостаточное, но обязательное условие успешного лечения», — говорит он.

Психологическое внушение: виды и примеры

Каждое слово, жест и взгляд одного человека могут повлиять на поведение и настроение другого. Это может происходить повсеместно, каждую секунду, в ходе длительного диалога или при кратковременной встрече. Примером последнего может служить случайная встреча двух пешеходов, идущих навстречу друг другу.

Примеры неосознанное влияния

Один из них мужчина, например, в этот момент решил сплюнуть собравшуюся слюну и делает это не в сторону газона, а под ноги идущей ему навстречу молодой девушке. Это можно расценивать как проявление негативного отношения незнакомца к случайно следовавшей мимо девушке. А можно просто подумать, что парень мало воспитан и поступает так некрасиво всегда. Но та самая девушка не догадывается о реальных мыслях встречного, потому этот плевок принимает на свой счет. А значит, страдает ее настроение и самооценка.

Вдруг именно в этот день юная особа, на свой взгляд, выглядела не совсем хорошо. И по ее мнению, парень заметил ее недостатки и так отреагировал на ее секундное появление. Так или иначе, психологическая травма юной особе нанесена за считанные секунды. Неосознанное поведение юноши повлияло на незнакомку не самым лучшим образом. Сам того не подозревая, он ей внушил чувство неполноценности, закомплексовал.

Еще одним примером негативного воздействия может стать поход в кино. В кассе кинотеатра, наблюдая за парой влюбленных, можно определить лидера, ведь это не всегда бывает мужчина, понять – кто задает тон отношениям и влияет на поведение партнера. Она желает посмотреть фильм о любви, что естественно, он ужастики. Их желания на данный момент разобщены. И тут начинается противодействие – кто кого. В ход идет явно отрицательное психологическое воздействие — обиды, слезы, крики и угрозы.

Чаще всего этим страдают девушки. Для них такие способы – простейшее орудие манипуляции. У мужчин, как правило, один ответ – молчание, сдвигание бровей и активный анализ вероятных исходов. Мягкий и уступчивый мужчина еще до входа в кинотеатр знает, какой фильм со своей спутницей он будет смотреть сегодня. Также все бразды в выборе киноленты отдают своим девушкам по-настоящему влюбленные мужчины. Фильм, который нравится самому парню, он посмотрит в одиночестве в любой удобный момент.

Как негативным, так и положительным примером убеждения или внушения можно считать рекламу на ТВ. А рекламируют, как известно, все самое необходимое. Например, медикаменты – то, отчего трудно отказаться многим. Фармацевтические компании вкладывают многомиллионные суммы в информацию, которая повлияет на миллиарды. То или иное средство устранит конкретную проблему конкретного человека. Телезритель посмотрел и забыл, но на подкорке головного мозга полученные сведения закрепились. А значит, произошел контакт прямого и даже положительного внушения. И как только у человека возникает проблема со здоровьем, он вспоминает активные рекламные призывы и спешит в аптеку за исцеляющим препаратом. Прямое влияние рекламы на поведение человека прослеживается по всем позициям продвигаемого товара.

Особенно хорошо действует способ многократного внушения информации. К такому варианту воздействия можно отнести моду. Создание одежды одним человеком, ее пропаганда и продажа массам – это простейшая цепочка, когда одна идея воздействует на массы. Каждый стремится подражать модным тенденциям, моделям и звездам. Это желание продиктовано многолетними и многоразовыми внушениями о моде, красоте и востребованности определенных вещей, причесок, обуви, косметики. Влияние моды – это осознанное воздействие со стороны законодателей моды и тех, кто подчиняется их законам.

Первые дают посыл о предмете моды, вторые принимают этот посыл и становятся потенциальными покупателями. Они уже знают, что приобретут товар именно той торговой марки или конкретную модель платья, пальто, которые увидели на просторах рекламы и поверили сказанному там. Мода – это всего лишь подражание, желание быть как все. Своеобразная психологическая зависимость от чужого мнения. Ведь, если ты одет не по последней моде, то ты профан. Лишь смелые и самодостаточные личности способны противостоять навязыванию мыслей и поведения.

Дети, как раз, в силу возраста еще не достигли уровня осознанного выбора и часто подражают взрослым. От того, какой взрослый находится рядом с ребенком, зависит результат влияния. Плохой пример – плохой воспитательный результат, и наоборот. Пьющие, орущие и плохо воспитанные взрослые окажут самое неблагоприятное воздействие на свое чадо, которое в дальнейшем приведет к негативному поведению в семье уже самого выросшего наследника. Любой воспитательный, а значит – имеющий влияние, пример всегда несет нагрузку. Лучше быть положительным примером и воздействовать на будущее своих детей лишь позитивно.

Негативное влияние

А вот всегда негативным можно считать влияние на человека гадалок и их предсказаний. Чаще всего они обещают людям то, чего у них никогда не будет. Не получая обещанный результат, человек, общавшийся с гадалкой, разочаровывается в жизни и перестает стремиться к лучшему. Куда хуже, если предсказательницы накликали болезнь или смерть. Тогда психологически слабый человек становится жертвой услышанного (чаще всего выдуманного) пророчества и вскоре погибает.

От внушений кандидатов на выборах люди не погибают, но приходят в уныние. Когда каждый желающий стать президентом, губернатором или депутатом обещает глобально все изменить в лучшую сторону, ему хотят верить все. Но до конца проникаются идеями кандидата лишь единицы. А все потому что именно единицы способны поддаться внушению политиков.

Сегодня эта категория не вызывает доверия у большинства электората. Хотя, на самом деле, в недалеком прошлом именно это большинство свято верило многочисленным обещаниям политиков о стабильной жизни в стране, ее экономическом и экологическом благополучии. Но по прошествии времени остались лишь обещания. А в стране перемены есть, да не те. Разочарование в обещаниях кандидатов привело к минимальному влиянию на мнение трудоспособного населения.

Внушению, осознанному или нет, подвержен каждый из нас. Но нужно правильно уметь сопротивляться и отфильтровывать чужие мысли, слова и настроения. Тогда ничто не сможет повлиять на поведение разумного и рационально мыслящего человека.

Предложение | Психология вики | Фэндом

Оценка |
Биопсихология |
Сравнительный |
Познавательный |
Развивающий |
Язык |
Индивидуальные различия |
Личность |
Философия |
Социальные |
Методы |
Статистика |
Клиническая |
Образовательная |
Промышленное |
Профессиональные товары |
Мировая психология |


Социальная психология:
Альтруизм ·
Атрибуция ·
Отношение ·
Соответствие ·
Дискриминация ·
Группы ·
Межличностные отношения ·
Послушание ·
Предрассудки ·
Нормы ·
Восприятие ·
Индекс ·
Контур


Предложение — это название психологического процесса, с помощью которого один человек может направлять мысли, чувства или поведение другого.

Для психологов девятнадцатого века, таких как Уильям Джеймс, слова предполагают и предположение использовались в смыслах, очень близких к тем, которые они имеют в обычной речи; Говорят, что одна идея подсказывает другую, когда она напоминает о другой или (говоря современным языком) воспроизводит ее.

Ранние научные исследования гипноза психологами, такими как Кларк Леонард Халл, привели к тому, что психологи использовали эти слова в особом и техническом смысле.Гипнотизеры школы Нэнси заново открыли и придали повсеместное распространение доктрине о том, что наиболее существенной чертой гипнотического состояния является беспрекословное послушание и покорность, с которыми загипнотизированный субъект принимает, верит и действует в соответствии с каждой командой или предложением гипнотизера. . Команды или предложения, сделанные субъекту (они — могут быть просто подразумеваемыми жестом, взглядом или случайным замечанием третьему лицу — теперь рассматриваемые как «невербальное внушение») и принятые с этой особенно некритической и сильной верой, были назвал предложения; и субъект, принимавший их таким образом, считался внушаемым.Еще в начале девятнадцатого века внушение и истерию Пьер Жане связал. В последнее время наблюдается возрождение интереса к подобным идеям.

Современные научные исследования гипноза разделяют два основных фактора: транс и внушение. Говорят, что состояние ума, вызванное трансом, возникает в процессе гипнотического наведения; по сути, инструкции и предложения о том, что человек войдет в гипнотическое состояние. После того, как вы вошли в гипнотическое состояние ума, вам будут даны внушения, которые могут произвести желаемый эффект.Обычно используемые предложения по показателям внушаемости (и показателям гипнотической восприимчивости) включают предположения, что рука становится легче и парит в воздухе, или предположение, что у вас над головой жужжит муха. «Классический» ответ на внушение состоит в том, что субъект воспринимает намеченный эффект как происходящий непроизвольно.

Однако внушения могут иметь эффект и в отсутствие гипнотического «состояния». Эти так называемые «внушения пробуждения» даются точно так же и могут вызвать сильные изменения в восприятии.Профессор Ирвинг Кирш провел множество исследований по изучению негипнотической внушаемости и обнаружил сильную корреляцию между реакциями людей на внушение как в гипнозе, так и вне его. Существуют и другие формы внушаемости, хотя не все они считаются взаимосвязанными, к ним относятся: первичная и вторичная внушаемость, гипнотическая внушаемость, которая является ответом на внушение, измеряемое с помощью гипноза, а также вопросительная внушаемость. (Гудьонссон)

книг [править | править источник]

статей [править | править источник]

книг [править | править источник]

статей [править | править источник]

  • Эта статья включает текст из Британской энциклопедии, одиннадцатое издание , публикации, которая сейчас находится в общественном достоянии.
  • Free Hypnosis Audio MP3’s

То, что мы ожидаем, влияет на наше поведение, в лучшую или в худшую сторону — Association for Psychological Science — APS

Счастливая кроличья лапка. Бокал вина. Таблетка. Что у всех этих вещей общего? Их эффекты — хорошо ли мы справляемся с тестом, общаемся ли мы на коктейльной вечеринке, чувствуем ли мы себя лучше — все зависит от силы внушения.

В новой статье психологи Марианн Гарри и Роберт Майкл из Веллингтонского университета Виктории вместе с Ирвингом Киршем из Гарвардской медицинской школы и Плимутского университета углубляются в феномен внушения, исследуя интригующую взаимосвязь между внушением, познанием и поведением.Статья опубликована в июньском выпуске Current Directions in Psychological Science , журнала Ассоциации психологической науки.

За свою исследовательскую карьеру Гарри и Кирш изучали влияние внушения на познание и поведение. Кирш сосредоточился главным образом на внушении в клинической психологии, в то время как Гарри, работа которого поддерживается Фондом Марсдена в Новой Зеландии, интересовался влиянием внушения на человеческую память. Когда эти двое разговорились, «мы поняли, что эффекты внушения шире и часто более удивительны, чем многие люди могли бы подумать», — говорит Гарри.

Многие исследования показали, что осознанное внушение может повлиять на то, как люди выполняют задачи по обучению и запоминанию, какие продукты они предпочитают и как они реагируют на добавки и лекарства, что объясняет хорошо известный эффект плацебо.

Но чем можно объяснить мощный и всеобъемлющий эффект, который внушение оказывает на нашу жизнь? Ответ кроется в наших «ожиданиях ответа» или способах, которыми мы предвосхищаем нашу реакцию в различных ситуациях. Эти ожидания настраивают нас на автоматические реакции, которые активно влияют на то, как мы добираемся до ожидаемого результата.Как только мы ожидаем, что произойдет конкретный результат, наши последующие мысли и поведение на самом деле помогут довести этот результат до конца.

Итак, если обычно застенчивый человек ожидает, что бокал или два вина помогут ему расслабиться на коктейльной вечеринке, он, вероятно, будет чувствовать себя менее подавленным, подойдет к большему количеству людей и будет участвовать в большем количестве разговоров в течение вечеринки. Несмотря на то, что он может отдать должное вину, ясно, что его ожидания относительно того, как вино заставит его себя чувствовать, сыграли важную роль.

Но это не просто преднамеренное внушение, которое влияет на наши мысли и поведение — непреднамеренное внушение может иметь тот же эффект. Как отмечают авторы, «просто наблюдать за людьми или иным образом заставлять их чувствовать себя особенными может показаться наводящим на размышления» — явление, получившее название эффекта Хоторна. В результате люди могут работать усерднее или дольше выполнять задачу. И этот случай вызывает большее беспокойство, говорит Гарри, «потому что, хотя мы можем тогда отдать должное какому-то новому лекарству или лечению, мы не осознаем, что на самом деле оказываем влияние на нас».”

Именно по этой причине проблема непреднамеренного внушения имеет важное значение для академических исследователей. «В научном сообществе мы должны знать и контролировать предложения, которые мы сообщаем субъектам», — говорит Гарри. Авторы отмечают, что некоторые недавние неудачи в воспроизведении результатов предыдущих исследований в конечном итоге могут быть объяснены таким непреднамеренным предположением. «Недавние исследования показывают, что некоторые из наиболее интригующих открытий психологической науки могут быть, по крайней мере частично, вызваны предположениями и ожиданиями», — отмечает Гарри.«Например, ученый, который знает, какова гипотеза эксперимента, может невольно побудить испытуемых произвести предполагаемый эффект — по причинам, не имеющим ничего общего с самим экспериментом».

И непреднамеренные эффекты внушения не ограничиваются только лабораторией — они затрагивают многие области реального мира, включая области медицины, образования и уголовного правосудия. Например, сходные доказательства процедур идентификации очевидцев демонстрируют, что уровень ложных опознаний значительно выше, когда очереди проводятся людьми, которые знают, кто подозреваемый, чем когда очереди проводятся людьми, которые этого не знают.

Хотя исследования предоставили четкие доказательства феномена внушения, предстоит еще многое узнать о лежащих в основе взаимосвязях между внушением, познанием и поведением. Как отмечают авторы, исследователи до сих пор не знают, где лежат границы и ограничения этих эффектов. «И если« реальное »лечение и« внушение »приводят к аналогичному результату, что отличает их друг от друга?» — говорит Гарри. Понимание этих вопросов имеет важные последствия для реального мира.«Если мы сможем использовать силу внушения, мы сможем улучшить жизнь людей».

советов для успешных программ взаимодействия с сотрудниками

Программы предложений сотрудников (также известные как ESP) — один из лучших способов привлечь сотрудников и вовлечь их в процесс бизнес-стратегии.

(Не для насмешек, но мы немного знаем об ESP, поскольку наша платформа запускает одни из самых успешных программ.)

Тем не менее, если ваша организация еще не внедрила ни один из них, может быть сложно решить, с чего начать. В этом посте мы дадим вам семь советов, которые помогут вам начать работу.

1. Заручитесь поддержкой высшего руководства.

Это первый и самый важный первый шаг в реализации программы предложения сотрудников. Если руководители компании не слушают и не реализуют предложения, у сотрудников нет причин для участия.

Общество управления человеческими ресурсами (SHRM) провело исследование недостаточно используемых программ ящиков для предложений.В нем отмечается, что 36% предприятий с программами предложения сотрудников считают, что «высшие руководители не видят в программе важного фактора, способствующего инновациям» (R. Hastings SHRM: Недостаточное использование программ предложения сотрудников)

Если вы хотите, чтобы люди заботились о программе, сначала сделайте так, чтобы она работала сверху вниз. Заставьте всю команду увлечься этим и создайте корпоративную культуру открытого общения и инноваций.

2. Разработайте план внутреннего продвижения.

Ящики для предложений бесполезны, если никто не участвует.Убедитесь, что сотрудники осведомлены о программе и понимают преимущества участия.

Составьте план, как вы собираетесь продвигать программу среди всех. Убедитесь, что они знают о том, как это работает, и о преимуществах, которые это может принести организации. Привлечение высшего руководства поможет обеспечить актуальность программы.

И, говоря о высшем руководстве, когда вы впервые объявляете и запускаете программу, убедитесь, что первое сообщение исходит от вашего генерального директора или фактического руководителя.Блеск и гламур в маркетинговых программах — это здорово, но ничто не сравнится с личным электронным письмом, видео или презентацией лидера вашей организации, рассказывающей, почему эта программа так важна для организации. Один только этот шаг окажет огромное влияние на усыновление.

Что подводит нас к третьей части …

3. Сделайте так, чтобы предлагать предложения было легко — поддерживайте канал открытым и поток идей.

Крайне важно поддерживать стабильный темп для управления идеями по мере их поступления. Не теряйте моральный дух в офисе из-за упущенных предложений.

Сделайте это, установив рекомендации по рекомендациям. Уточни. Какие темы открыты для предложений? Могут ли они подавать предложения, которые являются частью их обычной работы или запрещены? Некоторые предложения будут реализованы с большей вероятностью, чем другие? Нужна ли помощь в конкретных секторах?

Идеи для начала:

  • Экономия
  • Повышение производительности
  • Повысьте боевой дух
  • Устранение отходов
  • Повысьте уровень удовлетворенности клиентов.
  • Уменьшение аварийности

Эти темы открывают для сотрудников более широкий круг вопросов и предлагают платформу для работы.

Также рассмотрите возможность проведения кампаний с запросом идей по конкретным проблемам или вопросам внутри организации. Поощряйте членов вашей организации подавать идеи в команде.

4. Согласитесь с признанием — Предлагаете ли вы стимулы для участия?

Предложение поощрений или вознаграждений за участие — это очень обсуждаемая тема.Инновации исходят от мотивированных сотрудников, которые готовы брать на себя хорошо продуманные риски. Но в каком обещании награды? Часто считается, что чем больше риск, тем больше шансов на вознаграждение. Но это также дает больше шансов на неудачу.

Тот же опрос SHRM, упомянутый ранее, показал, что 44% респондентов заявили, что сотрудники не получают никаких стимулов для внесения предложений, а среди тех, которые действительно стимулируют поведение, преобладающей формой стимула является признание.

Это может хорошо работать во многих компаниях.Немного доброй воли может иметь большое значение, и награждение ваших сотрудников признанием укрепляет их ценностные позиции. Часто это дает им чувство ответственности за свою работу, что вселяет большую уверенность и производительность.

Еще одна популярная система вознаграждения основана на экономии от внесенных изменений. Если сотрудник сэкономит 50 000 долларов для бизнеса, он может увидеть процент от этой экономии как приз за создание успешной идеи.

Нет правильного или неправильного ответа.То, что подходит для другой организации, может не подходить для вашей. Испытайте различные механизмы вознаграждения, чтобы определить свои лучшие ставки на успех.

5. Быстро реагируйте на предложения

Признание и реакция на предложения быстро укрепляют представление о том, что сотрудников слышат, а идеи не остаются без внимания. Это заставляет сотрудников чувствовать себя ценными и повышает мотивацию к участию. Проведите обсуждение. Отправьте больше предложений.

Нет ничего хуже для потенциального участника, если он поместит отличную идею в ящик для предложений и никто даже не скажет ему «спасибо за идею».”

Откровенно говоря, отсутствие обратной связи не приведет к смерти вашей программы предложений.

6. Создайте функциональное разнообразие среди экспертов-рецензентов

Группы проверки и / или эксперты-обозреватели должны включать в себя руководителей организации. Хотя может показаться, что высшее руководство оторвано от рабочей силы, они обладают властью по реализации изменений.

Если менеджеры низшего уровня должны выслеживать боссов, чтобы подписать идеи, изменения потребуют гораздо больше времени для внедрения и вряд ли будут реализованы.Создание разнообразия экспертов-рецензентов упрощает этот процесс и увеличивает разнообразие идей, которые необходимо рассмотреть.

7. Реализовать идеи

Номер семь в нашем списке в конечном итоге становится самым важным для менеджеров. Предложения имеют значение только в том случае, если они выполняются своевременно. Очевидно, что не все идеи могут быть реализованы, но менеджеры должны помогать сотрудникам перерабатывать идеи и готовить их к демонстрации.

Какие предложения вы можете дать новичкам в программе предложения сотрудников? Напишите нам в Твиттере @_Vocoli и дайте нам знать.

Предложение

: значение, типы и роль

В этой статье мы обсудим следующее: — 1. Значение и определение предложения 2. Эксперимент над предложениями 3. Природа 4. Факторы 5. Типы 6. Роль 7. Ограничения.

Значение и определение предложения:

Предложение — это обмен мыслями других людей. Это невольное принятие чужих идей. Если мы принимаем идеи других после преднамеренных аргументов и обсуждений, это не является предложением.Процесс принятия здесь нежелательный.

Многие психологи поэтому представили ряд определений:

(i) Макдугали:

«Внушение — это процесс коммуникации, приводящий к убежденному принятию сообщаемого предлога при отсутствии логически адекватных оснований для его принятие ».

(ii) Сэр Т.П. Нанн:

Считает внушение невольным следованием чьей-то идее.

(iii) Окдон:

«Внушение — это когнитивный аспект стадного инстинкта».

(iv) Allport:

«Предложение — это необоснованное принятие».

(v) Стерн:

«Внушение — это пробуждение подобного ментального отношения посредством внутреннего подражания».

Если мы проанализируем приведенные выше определения, мы придем к следующим характеристикам:

(а) Для внушения нужны два человека: один принимает, а другой дает.

(b) Процесс нежелателен со стороны человека, который получает идеи.

(c) Процесс может быть преднамеренным со стороны лица, которое предлагает.

(d) Человек, который получает идеи, принимает их как свои собственные, никогда не мечтает, чтобы они были внешними.

(e) Нет логически достаточных оснований для принятия этих идей.

(е) Предложение может быть как хорошим, так и плохим. Марк Антоний получил от Кассия предположение, что Цезарь — тиран, и это привело к убийству Цезаря.Александр получил предложение от Аристотеля, что его задача — править миром.

(g) Внушение — это форма стадного инстинкта в его когнитивном аспекте. Это бессознательная имитация на когнитивном уровне.

В процессе внушения инстинкт самоуничижения и чувство неполноценности со стороны субъекта (человека, получающего внушение) и инстинкт самоутверждения со стороны человека, предлагающего работу.

Ребенок получает предложения от родителей, старших и учителя.Взрослый получает предложение от тех, кто занимает более высокое положение или от тех, кто старше по возрасту, опыту и знаниям.

Внушение имеет разные степени, в зависимости от степени внушаемости. Это крайность в гипнозе. В гипнотическом трансе субъект легко принимает идею гипнотизера.

Эксперимент по внушению:

Было проведено несколько экспериментов по внушаемости:

(i) Например, Сишор и Ауссаж дали испытуемому кусок проволоки и попросили его почувствовать тепло проволоки. , как только электричество пройдет через провод.Переключатель находится вне поля зрения. Было обнаружено, что субъект сообщил о тепле, когда лампочка загорелась, хотя электричество не проходило через провод в руке.

(ii) Экспериментатор дает детям картинки и задает наводящие вопросы, например: «Что делает король?» «Что хочет сказать нищий?» Дети соглашаются с предположением, что хорошо одетый человек на картинке — король, а плохо одетый — нищий.

(iii) Гипнотизер предлагает субъекту расслабиться и заснуть, и что он услышит голос гипнотизера и никого другого.Это предложение фактически усыпляет его.

Природа внушаемости:

Внушаемость — это степень, в которой человека можно внушить. Дети, слабые и менее умные люди очень склонны к внушению. У некоторых людей сопротивление внушению может быть большим, и они не так легко поддаются внушению.

Внушаемость можно измерить, проведя эксперимент. Мы даем человеку несколько предложений и выясняем, сколько предложений он получил из них.

Если SG — это количество выданных предложений, SA — количество предложений, принятых субъектом, а C — коэффициент внушаемости, C можно рассчитать по следующей формуле:

Если мы дадим 20 предложений субъекту ребенок, и он принимает 12, коэффициент внушаемости будет 12/20 или 6.

Внушаемость зависит от ряда факторов, как указано ниже:

Факторы внушаемости:

(i) Возраст:

Дети более внушаемы, чем подростки, а подростки более внушаемы, чем взрослые.Внушаемость снижается с возрастом, опытом и зрелостью.

Дети более внушаемы, потому что:

(a) Им не хватает опыта,

(b) У них нет разума,

(c) Им не хватает силы критики новых идей,

(d) Они осознавая свою неполноценность,

(e) Они не получают удовлетворительного ответа на свои вопросы, и что

(f) Они смотрят на старших как на высших существ.

(ii) Интеллект:

Чем выше уровень интеллекта, тем меньше внушаемость.Тупые дети легко поддаются внушению. Дети с превосходными способностями начинают задавать вопросы и спорить. Расскажите умному ребенку сказку или историю о привидениях. Он будет сомневаться в существовании фей и возможности летать. Тупой ребенок будет считать все, что ему говорят.

(iii) Пол:

Мальчиков считают менее внушаемыми, возможно, потому, что их легко вызвать у них чувства и сочувствие, или потому, что у них ограниченные возможности для реализации своих интеллектуальных способностей.

(iv) Знание:

Чем больше знаний, тем меньше внушаемость. Люди Знания — просветленные люди, и у них есть критическое отношение, которое вызывает сопротивление внушению. Следовательно, внушаемость обратно пропорциональна количеству знаний.

(v) Убеждение:

Лица, у которых есть убеждения по любому вопросу, сопротивляются внушению по этому поводу. Трудно предложить коммунисту проголосовать за лидера Конгресса, но легко предложить обычному сельскому жителю (не имеющему никаких убеждений) голосовать за кого-либо.

(vi) Интерес:

Если предложение касается интересующей области, оно очень сильное. Предложите кандидату на вступительный экзамен любой важный вопрос или любой сокращенный метод подготовки к экзамену, он примет то же самое. Человек с хроническим заболеванием принимает всевозможные советы даже от мирян.

Первокурсник колледжа, обыскивая конкретный класс, принимает озорное предложение старшеклассника, который ведет его в общую комнату для девочек.Безработный молодой человек откликается на каждое объявление в прессе и принимает любое предложение от кого бы то ни было относительно возможности трудоустройства.

(vii) Темперамент:

Некоторые люди поддаются внушению по своей природе. Они принимают без критики все, что им говорят. Такие доверчивые люди усваивают урок очень поздно.

(viii) Эмоции:

Внушение встречает сопротивление в логическом мышлении, но плавно работает в эмоциональном состоянии ума.Сначала вызовите у человека эмоции, а затем предложите. Это хорошо работает, Шекспир знал этот принцип, когда вкладывал эмоциональную и многозначительную речь в уста Марка Антония.

(ix) Физиологическое состояние:

Внушение больше действует при состоянии усталости, сонливости, нервного напряжения, интоксикации и психической депрессии. Он встречает сопротивление в состоянии бодрости и физической свежести. Внушение работает на высшем уровне в состоянии гипноза и в состоянии алкогольного опьянения.Выпивка парализует центральную нервную систему и блокирует критическое суждение и душевное равновесие. В состоянии низкой различительной способности внушение не встречает сопротивления.

(x) Тип личности:

Интроверты менее поддаются внушению, поскольку у них есть твердые убеждения. Экстраверты, по своей природе смешивающие других, склонны принимать от них предложения.

(xi) Источник предложения:

Сила предложения зависит от человека, который предлагает.Для детей родители, старшие и учителя являются высшими людьми и, следовательно, сильным источником внушения. Босс, политический лидер, ученый, неопытный человек командуют престижем, и их слово — общепринятая доктрина. Веды пользовались авторитетом, и все, что упоминалось в Ведах, считалось индуистами «как должное». Простые слова Ганди всегда производили впечатление на слушателей.

Предложения великих людей имеют престиж. Даже совет учителя или напечатанный лист, каким бы неправильным он ни был, имеет престиж для детей.

Короче говоря, внушаемость зависит от источника внушения:

(a) Великий человек или высший человек,

(b) От человека престижа,

(c) Будь то масса людей (например, толпа или класс), и

(г) Будь то печатная страница или сильное рекламное агентство.

Типы предложений:

Предложение можно классифицировать на основе ряда критериев:

На основе источника предложения есть:

(i) Самовнушение,

(ii) Противоположное предложение,

(iii) Предложение престижа и

(iv) Массовое предложение.

Исходя из предложенного способа, мы имеем:

(i) положительное предложение,

(ii) отрицательное предложение,

(iii) положительное самовнушение и

(iv) отрицательное самовнушение.

На основе объекта внушения у нас есть внушение формы, которое может быть связано с различными областями, такими как эстетическое внушение, религиозное внушение, моральное внушение и интеллектуальное внушение. На Рисунке 5 представлены все эти различные типы.

Краткое обсуждение каждого типа и их образовательного значения дается ниже:

(a) Самовнушение:

Иногда человек получает предложение от самого себя, от своего внутреннего сознания. В этом случае дающий и получатель внушения — одно и то же лицо. Следовательно, это называется самовнушением или самовнушением. Больной может сказать себе: «Мне становится все лучше и лучше с каждым днем». Политический лидер предполагает: «Я выиграю выборы».

Кандидат на экзамен предлагает: «Я обязательно сдам экзамен». Во всех этих примерах человек думает оптимистично и стремится улучшить свои слабые стороны. Он уверенно говорит. Это случаи положительного самовнушения. При отрицательном самовнушении человек говорит: «Я не могу сдать экзамен», «У меня плохая память», «Я нежелателен для других», «Я не пользуюсь популярностью» и т. Д. Таким образом, человек недооценивает себя, и говорит с пессимизмом.

Позитивное самовнушение очень полезно с точки зрения образования.Это укрепляет уверенность в себе. Индийская армия, сделав положительное самовнушение: «Мы храбрые джаваны», проявила замечательные подвиги храбрости в недавних военных конфликтах с Китаем и Пакистаном. Учитель должен способствовать положительному самовнушению в классе. Это вселит в учеников оптимизм, уверенность в себе и позитивное отношение к жизни.

Отрицательное самовнушение опасно. Он может довести виновного до глубины греха и преступления, слабого — до крайней инерции, отсталого ученика — к повторным неудачам и так далее.Психологи и педагоги Востока и Запада всегда рекомендовали положительное самовнушение во всех загадочных ситуациях и ситуациях психического расстройства. Патанджали, известный индийский философ, подчеркивает необходимость этого для поддержания крепкого психического здоровья.

Он говорит, что всякий раз, когда человек чувствует слабость, позвольте ему сказать положительно: «Я силен». Во время болезни пусть скажет: «Я здоров». Таким образом, он будет контролировать свои тревожные мысли. Мучительные мысли можно контролировать с помощью противоположных возвышающих мыслей, предлагаемых через себя.

(b) Противоположное предложение:

Если источником внушения является человек, который не нравится субъекту, его предложение дает противоположный эффект. Ребенок, не доверяющий своему учителю или родителю, отказывается принять предложение просто потому, что оно исходит от нелюбимого человека.

Он не только отказывается, но и действует наоборот. Предположим, его просят не двигаться с определенного места, и он приказывает ребенку не двигаться с места.Это противопоказание действует не только на детей, но и на взрослых. Почему Адам и Ева попробовали плод? Это было запрещено, а значит, сработало противопоказание.

С педагогической точки зрения, следует избегать любых ситуаций противоправных предложений. Когда дети теряют веру в учителя или родителей, когда в них есть внутреннее недовольство, когда они не приспособились к окружающей среде, у них возникает отталкивающее отношение, которое вызывает противоречие. Большинство случаев недисциплинированности в школе обязаны своим происхождением противоправным внушениям.Таким образом, учитель должен относиться к ученикам тактично и сочувственно и вызывать у них доверие, чтобы его предложения были легко приняты.

(c) Предложение престижа:

Престиж или авторитет помогает обеспечить безоговорочное принятие идеи. Обычно мы принимаем предложения старейшин, которыми восхищаемся и уважаем, и на которых смотрим с почтением и уверенностью. Мы также принимаем предложения тех, кто превосходит нас по знаниям, опыту, престижу и статусу.

Чем объясняется предложение престижа? Росс говорит: «Если один человек проявляет почтение по отношению к другому, он с готовностью примет его убеждения, мнения и отношения, и это верно для всех внушений, будь то в гипнозе или в нормальном бодрствующем состоянии. Мы все склонны принимать предложения от людей, облеченных властью, от людей, которыми мы восхищаемся, и от напечатанных страниц ».

Таким образом, первое объяснение — это отношение различий. У такого отношения есть еще одно объяснение.У нас такое отношение к другому, когда нам не хватает знаний и подготовки, чтобы противостоять его взглядам. В основе этого отношения лежит подчинение другим. Дети подчиняются родителям и учителям, поскольку считают их выше.

Простой народ подчиняется лидерам и ораторам на политической трибуне, поскольку они смотрят на них с большим уважением. Также объясняется, что некоторые люди впитывают и сохраняют привычное отношение уважения и послушания к другим (родителям, старейшинам, начальникам и лицам, находящимся у власти).Неграмотные люди — это люди со слабыми, всегда будут подчиняться другим в престижу и власти.

Образовательные последствия предложений престижа весьма значительны:

(i) Учитель, будучи превосходным человеком по возрасту, знаниям и опыту, находится в выгодном положении, чтобы вносить предложения своим ученикам и позволять им принимать их. бессознательно. Но он не должен использовать эту ситуацию, внушая свои собственные предрассудки и убеждения, которые не разделяются обществом в целом.

Ни один учитель не имеет права внушать коммунистическую идеологию в школе. Родители также не должны воспитывать в умах своих детей узкий коммунализм и эгоистичное поведение. Положительно то, что коллектив школы может бессознательно воспитать в учениках заветные идеалы и гражданские черты.

(ii) Во-вторых, учебники, пользующиеся авторитетом благодаря печатным словам, не должны содержать ничего, что могло бы дать ученикам неверное представление. Даже неправильные утверждения, сделанные в учебнике, имеют преимущество перед правильными утверждениями, сделанными учителем.

Неудивительно, что ученик утверждает, что коровы смеются, потому что в своем учебнике он прочитал фразу «смех коров», которая на самом деле неправильно напечатана вместо «забой коров». Следовательно, нужно остерегаться дьявола печатника.

(iii) В-третьих, учитель должен иметь в виду, что его предложения будут приняты, только когда он будет вызывать уважение и престиж, когда он теряет престиж, все его прямые или косвенные проповеди пропадают.

(d) Массовое предложение:

Мужчина в группе очень похож на загипнотизированного человека, поскольку он склонен подчиняться большому количеству людей.Он принимает определенные взгляды, потому что их придерживаются многие окружающие его люди. Внушение здесь зависит от простой силы чисел и называется «массовым внушением». Массовое внушение играет большую роль в формировании индивидуального поведения.

Опасаясь общественного мнения, Рама бросил свою любимую жену Ситу. Вдовы в древней Индии приносили себя в жертву на погребальном костре своих мужей. Каждый мужчина или женщина, принимая определенный образ действий, принимает во внимание общественное одобрение или неодобрение этого действия, бормоча: «Что скажут люди?»

Положительно, когда несколько человек предлагают одно и то же (правильно или неправильно), человек принимает это без аргументов.В Панчатантре есть история, как брахман был обманут некоторыми злодеями, которые один за другим говорили ему, что ягненок, которого он нес с собой, был собакой, и бедный брамин должен был в это поверить. Опять же, если одно и то же звучит из разных источников, например, друзей, прессы и радио, это безоговорочно принимается.

Реклама зубной пасты Binaca производится через ряд агентств, и это влияет на людей. Предвыборная агитация также осуществляется через ряд агентств только для создания массового внушения.Именно по этому принципу работают массовые митинги, шествия и массовая агитация. Кампании подписей проводятся таким образом, что на человека, не желающего присоединяться к определенному движению, оказывает влияние масса подписей. Правительство также взволновано массовыми протестами.

Массовое внушение имеет ряд образовательных последствий:

(а) Класс — это организованная группа. Если весь класс или большинство студентов приходят к определенному решению, это влияет на отдельного студента.Теперь у группы есть власть. Если большинство студентов сбиваются с пути, остальные участники также склонны следовать за большинством. Учитель должен быть осторожен с этим.

(б) Учитель должен сочувствовать классу. Он должен завоевать симпатию большинства. Если ему не удастся завоевать их доверие, он не сможет противостоять классу. Когда он наказывает одного или двух мальчиков, он должен видеть, что большинство учеников на его стороне. Иначе сработает массовое внушение, и будет бунт всего класса.

(iv) Положительно, учитель должен создавать хорошие традиции в классе. Новичок автоматически приспосабливается к этим традициям. Таким образом поднимается тон класса или школы. Большинство — это авторитет. Если большинство студентов придерживаются определенной традиции, все остальные должны следовать ей.

В Мадрасе был проведен эксперимент по школьной форме. Директора школы опасались, что прописать униформу не получится. Поскольку родители, принадлежащие к низшему среднему классу или низшему классу, будут возражать против этого.Директор воспользовался массовым предложением. Он бесплатно обеспечил 30% школьников (которые были бедными) формой.

Когда они пришли в школу в униформе, их примеру последовали и многие другие, которые могли себе это позволить. Некоторое время от 20 до 30 процентов учеников не приходили в форме. Но со временем массовое предложение подействовало на их умы, и они заставили своих родителей раздобыть униформу. Небольшому количеству людей, которые не могли закупиться, школа помогла.

Директор учебного заведения хотел сократить каникулы в интересах студентов. Если бы он созвал собрание сотрудников и внес предложение, он потерпел бы поражение. Он лично убедил большинство членов, прежде чем созвал собрание персонала. Когда большинство кричали «согласились… согласились», противники, вызывающие страх у большинства, были озадачены и заставили замолчать. Многие люди плачут: «Согласен, согласен» — это хорошо работает в ассамблеях, сенатах университетов и во всех подобных государственных органах, чтобы довести предложение до конца.

(v) Положительные и отрицательные предложения. Предложения через положительные утверждения называются положительными предложениями. Отрицательные предложения, такие как «не лги, не кури, не кради», иногда используются родителями и учителями, чтобы удерживать детей от определенных действий. Это отрицательные предложения. «Говори правду» дает положительный совет; а фраза «не лги» дает отрицательный совет.

Психологи считают, что отрицательные внушения работают неправильно.Ребенок вместо того, чтобы следовать внушению, действует вопреки ему. Во-первых, он недоумевает, почему ему не следует этого делать. Во-вторых, даже зная, что ему не следует совершать конкретное действие, он не знает, что именно ему следует делать. В-третьих, простое упоминание неправильного действия дает дополнительный внушение. Следовательно, вместо того, чтобы подчеркивать «нельзя», следует подчеркивать «можно».

В ситуации в классе неправильно предлагать «не пишите слово так?» Если учитель пишет на доске неправильное написание и запрещает это написание, ученики могут уловить неправильное написание. правописание, а не правильное.С другой стороны, напишите правильное написание и попросите их повторить то же самое. Не пишите на доске неправильных предложений. Привлекайте внимание детей к правильному, а не к неправильному.

(vi) Предложение по форме. Предложение формы зависит от формы, в которой оно представлено. Церковная проповедь дает религиозное внушение. Политическая партия дает политическое предложение. Моралист дает моральное внушение. Красиво оформленное место создает эстетическое впечатление.Ученый дает интеллектуальное предположение. Ганди дал намек на патриотизм.

Школа может предложить различные формы предложения. Если он красиво оформлен и если классы, территория и газоны имеют эстетичный вид, у учеников обязательно разовьется эстетическая чувствительность. Моральные предложения можно сделать на утреннем собрании. Библиотека даст интеллектуальное предложение.

Роль внушения в образовании:

Образовательные последствия внушения уже обсуждались выше при рассмотрении каждого отдельного типа внушения.

Общие обобщения, однако, резюмируются ниже:

(a) Роль учителя:

Учитель пользуется престижем, авторитетом, уважением и уважением. Он должен использовать это через внушение престижа. Он должен попытаться вызвать уважение благодаря своей учености, опыту и такту. Он должен воздерживаться от наказания и создания отвратительных ситуаций.

(б) Роль ученика:

Ученик должен позволить себе руководствоваться мыслями своих родителей и более опытных учителей.По словам Нанна, «учитель имеет право вкладывать свои высшие знания и жизненный опыт в общий фонд, из которого растущие умы его небольшого сообщества могут черпать каждое из того, что ему нужно».

(c) Формирование черт:

Внушение помогает в развитии информации, морального поведения, эстетического чутья и черт характера. С помощью внушения можно привить хорошие привычки поведения и ценные интересы. Моральное влияние старших обычно улавливается ими.Человеческие личности, окружающие ребенка, являются главным источником внушений, формирующих его жизнь. Изучение биографий влияет на характер. Эстетически оформленный школьный кампус воспитывает эстетическое чувство. Все типы чувств (моральные, эстетические, патриотические и т. Д.) Развиваются по внушению старших.

(d) Влияние материальных инструментов:

Материальное оснащение также имеет свое наводящее влияние. Печатная страница дает представление о престиже.Следовательно, учебники должны быть стандартного качества. Биографии великих лидеров предполагают патриотизм и самопожертвование. Классные комнаты по разным предметам должны быть украшены наглядными пособиями, чтобы они создавали наводящую атмосферу.

(e) Эффект от способа предложения:

Следует избегать отрицательных предложений. Положительные предложения имеют желаемый эффект. Отрицательное самовнушение деморализует человека. Следовательно, следует поощрять позитивное самовнушение.Также следует избегать контровнушения. Следует наилучшим образом использовать предложение престижа и массовое предложение.

Постоянное внушение тоже плохо, так как воспитывает привычку к покорности. Учеников также необходимо побудить исследовать и сделать выводы для себя.

(е) Внушение и страх:

Внушение лучше всего работает при отсутствии страха.

(g) Внушение и воспитание:

Религиозные, социальные и политические предрассудки не должны внушаться ученикам посредством внушения.

(h) Дети с проблемами внушения:

Дети-правонарушители нуждаются в сочувственном отношении в сочетании с положительным внушением. Расстроенный ребенок может восстановить уверенность в себе благодаря самовнушению. Предложения, сделанные в критические моменты, могут стать поворотными моментами в жизни ребенка.

Ограничения предложения:

(a) Предложения очень часто теряют свою силу и ухудшают критическое суждение и инициативу учеников. Дамвил говорит, «В естествознании, истории, географии, арифметике и даже в значительной степени в литературе главная цель учителя должна заключаться в том, чтобы побудить детей исследовать и делать собственные выводы.Их не следует склонять к пассивному принятию всего, что им говорят учителя ».

(б) Принуждение и страх не должны сопровождать внушение.

(c) Лица, придерживающиеся твердых убеждений и предрассудков с жесткой позицией, не принимают предложения. Старые бабушки наименее наводят на размышления, и в то же время старые директора также являются стойкими. Старые консервативные учителя вряд ли примут полезное, кроме нового предложения молодых учителей.

(d) Идеи, которые не поддерживаются большинством, какими бы полезными они ни были, не принимаются сразу.

Несмотря на все эти ограничения, внушение — это психологический прием, который творит чудеса в руках умелых учителей и родителей.

Новые голоса: сила внушения

Целая индустрия возникла из идеи, что силой внушения мы можем изменить и улучшить свою жизнь. Книги, журналы и телепрограммы — все они предлагают способы, с помощью которых самовнушение и сила «позитивного мышления» могут помочь нам бросить курить, укрепить нашу карьеру и улучшить личную жизнь.К сожалению, доказательства в основном анекдотичны и субъективны, но есть значительная научная поддержка силы внушения в терапевтических условиях, причем Хендерсон (2003, с.170) утверждает: «Эффективность внушения демонстрировалась снова и снова в каждом случае. область медицины и поведения человека. Фактически, практически в каждом случае исследования лекарств на людях внушение оказалось эффективным. Во многих случаях это было более эффективно, чем тестируемый фармацевтический препарат! »

Понятие« внушаемость »представляет интерес для психологов из всех уголков дисциплины, поскольку оно охватывает широкий спектр областей, связанных с когнитивными, социальными и личностными факторами. .Здесь мы смотрим на внушаемость в различных контекстах, чтобы определить, является ли внушаемость личностной чертой или когнитивной предвзятостью, и кто будет восприимчивым.

Сила плацебо

Простая вера в то, что что-то приносит вам пользу, на самом деле может иметь положительное значение. Во многих клинических испытаниях лекарств значительное меньшинство людей будет демонстрировать измеримое, наблюдаемое или ощутимое улучшение своего состояния, приняв не что иное, как инертное плацебо. Charron et al. (2006), например, показали эффективность плацебо для пациентов, страдающих от болей в спине, и аналогичные результаты были продемонстрированы в ответ на дискомфорт, вызванный синдромом раздраженного кишечника (например,грамм. Conboy et al., 2006), а также при оценке эффектов гомеопатии (например, Walach et al., 2005). Эффект может быть значительным: Кирш и Сапирштейн (1998) провели метаанализ около 39 исследований эффективности прозака у пациентов, страдающих депрессией, и пришли к выводу, что плацебо может составлять более 50 процентов заявленных улучшений состояния. Точный механизм действия эффекта плацебо неизвестен, но ясно, что вера в то, что что-то работает, может иметь мощный психологический эффект.

Искажения памяти

Большинство исследований, посвященных природе внушения, были сосредоточены на его влиянии на память. Элизабет Лофтус, например, продемонстрировала, как наводящие вопросы и наводящая информация могут серьезно исказить память человека о наблюдаемом событии (например, Loftus, 1979).

Пагубный эффект суггестивных процедур также был исследован в отношении создания ложных воспоминаний в рамках терапии. Годы эмпирических исследований показывают, что ложные воспоминания о сексуальном насилии в детстве (сатанинском или несатанинском), сообщения о похищении инопланетянами и яркие рассказы из прошлых жизней часто имеют общие черты.Во многих случаях эти основанные на фантазии «воспоминания» возникают в ответ на гипнотические или другие суггестивные процедуры, выполняемые терапевтами и заблудшими энтузиастами. Однако также вероятно, что собственных предсуществующих убеждений клиента может быть достаточно, чтобы вызвать ложные воспоминания даже в отсутствие явных внушений со стороны терапевта.

Техники внушения также были критически исследованы в рамках судебно-медицинской экспертизы и, в частности, при допросе подозреваемых и свидетелей полицией и следователями.Вопросительная внушаемость — это «степень, в которой в рамках закрытого социального взаимодействия люди начинают принимать сообщения, передаваемые во время формального допроса, в результате чего изменяется их последующая поведенческая реакция» (Gudjonsson, 1987, p.215). Брук и Сеси (1996) сообщают, что вопросительная внушаемость может возникать из-за определенных личных характеристик или в определенных ситуациях. Кроме того, вопросительная внушаемость зависит от степени предвзятости интервьюера и давления, которое он может оказать на интервьюируемого, тем самым загрязняя память человека.

Один хорошо задокументированный и яркий пример вопиющей силы наводящих вопросов касается случая Пола Инграма (Wright, 1994). В 1988 году дочь Ингрэма обвинила своего отца в жестоком обращении с детьми, и впоследствии Пол Ингрэм был доставлен для допроса в местную полицию. Первоначально он утверждал, что у него нет никаких воспоминаний, но во время допроса Инграму неоднократно говорили, что он, должно быть, совершил преступления, и его уговаривали представить предполагаемые события. В конце концов, Ингрэм предоставил полиции признательные показания во все более странных действиях.Ричарда Офше, психолога, попросили дать оценку Ингрэму и впоследствии предоставить доказательства по делу. Он пошел навестить Ингрэма в тюрьме и предложил полностью сфабрикованную историю инцидентов и преступных действий, которые Ингрэм якобы совершил в отношении членов семьи. Офша поручила Инграму помолиться над этой идеей, и тогда он смог придумать полностью сфабрикованные отчеты о предполагаемых ему преступлениях. Несмотря на это, Ингрэм был осужден по нескольким обвинениям и провел много лет в тюрьме, но наконец был освобожден в 2003 году.

Кажется почти невозможным поверить, что кто-то сознается в таком ужасном преступлении, которого он не совершал, однако аналогичные истории о влиянии суггестивных методов были продемонстрированы и в других случаях ложного признания. Кассин (1997) показал, как некоторые люди, столкнувшиеся с изнурительными и эмоционально разрушительными полицейскими допросами, признались в ужасных преступлениях, а в некоторых случаях даже пришли к выводу, что они в некотором роде виновны.

Предложение — это волшебство!

На протяжении многих лет маги веками эксплуатировали нашу уязвимость к внушению, чтобы достичь всевозможных иллюзий и уловок ловкости рук.Одним из основных инструментов, используемых магами, является практика неверного направления, что стало возможным благодаря силе внушения. Например, когда словесному внушению удалось отвлечь внимание аудитории, обученный маг может заменить или удалить предметы. Интересно, что многие фокусники утверждают, что гораздо легче обмануть комнату, полную ученых, чем класс детей, поскольку научный ум будет искать причину и следствие, тогда как дети, с другой стороны, с большей вероятностью будут полагаться на свои наблюдения ( Гаддис, 2004).

Внушение и паранормальные явления

Как и в случае с магами, использование внушения — мощный инструмент, с помощью которого можно убедить доверчивую аудиторию. Многие скептики писали об уловках и уловках, связанных с демонстрацией якобы паранормальных способностей экстрасенсами и медиумами (например, Randi, 1980; Wilson, 2006). Однако использование вербального внушения в псевдопсихических демонстрациях до недавнего времени не исследовалось с научной точки зрения.

Wiseman et al. (2003) описывают два эксперимента, в которых они изучали внушение в комнате для спиритических сеансов, спрашивая, не делала ли предшествующая вера в паранормальные явления более склонными к внушению в этом контексте.В их первом эксперименте около трети свидетелей ошибочно сообщили, что неподвижный стол перемещался во время сеанса после предложения фальшивой среды на этот счет. Верующие в паранормальные явления чаще неверно сообщали о таком движении, чем неверующие. Верующие оказались более восприимчивыми к внушению, чем неверующие, и во втором наборе фальшивых сеансов, но только тогда, когда внушение соответствовало их вере в паранормальные явления. Например, если фальшивый медиум предположил, что объект не сдвинулся с места, хотя на самом деле он сдвинулся (обманом), вероятность того, что верующие примут это предположение, не больше, чем у неверующих.В целом около одной пятой участников считали, что они были свидетелями настоящих паранормальных явлений. Как отмечают Уайзман и его коллеги, неясно, повлияло ли словесное внушение напрямую на восприятие события участниками, их воспоминания о событии или и то, и другое. Возможно даже, что ни восприятие, ни память не были затронуты и что результаты были обусловлены характеристиками спроса, но конечный результат тот же: значительное меньшинство участников были готовы сообщить, что неподвижные объекты перемещались и что они действительно были свидетелями паранормальные явления.

Роль индивидуальных различий

Учитывая множество случаев, когда внушение может повлиять на нашу жизнь и поведение, было бы справедливо предположить, что наша уязвимость к внушению может быть слишком общей частью того, к чему это относится. Будьте человеком. Гэддис (2004, с. 4), например, говорит: «Это психологический факт, в который люди первым побуждают поверить. Сомнения обычно вторичны. А сила внушения оказывает огромное влияние на нашу жизнь и наши мнения.’

В ходе значительного количества исследований был изучен ряд индивидуальных различий, которые могут коррелировать с внушаемостью. Например, интеллект человека влияет на то, поддается ли он внушению в ситуациях допроса. Люди со средним или выше среднего уровнем интеллекта и когнитивных способностей, скорее всего, смогут оценить, может ли информация вводить в заблуждение (Boon & Baxter, 2004). Одно исследование показало, что помимо интеллекта люди более открыты для наводящих вопросов и давлению со стороны экспериментаторов.Кроме того, лица с низкой оценкой компетентности, которая рассматривается как низкая эффективность в ситуациях достижения результатов, восприимчивы к наводящим сомнениям и отрицательной обратной связи со стороны следователей, потому что они могут сомневаться в собственном мнении, таким образом полагая, что вводящая в заблуждение информация является более надежным источником (Peiffer & Трулль, 2000). Интересно, что Пайффер и Трулл (2000) тестировали только участниц женского пола, и их обоснование состояло в том, что предыдущие исследования выявили гендерные различия во внушаемости (например, Loftus et al., 1991). Однако результаты остаются неубедительными по этому вопросу.

Таким образом, очевидно, что многие из нас восприимчивы к разного рода внушениям, будь то предложения от других, которым доверяют, авторитетных лиц, книг по саморазвитию или исследователей, изучающих эффекты памяти. Возможно, менее ясно, почему мы так восприимчивы и каковы могут быть механизмы, стоящие за внушаемостью. Может быть, я мог бы предположить, что эта область созрела для исследований?

Доктор Крисси Уилсон, преподаватель Университета Чарльза Стюарта, Австралия

Список литературы

Бун, Дж.C.W. и Baxter, J.S. (2004). Сведение к минимуму посторонней вопросительной внушаемости на основе интервьюера. Юридическая и криминологическая психология, 9, 229–238.

Bruck, M. & Ceci, S.J. (1996). Вопросы научного обоснования интервью с маленькими детьми. Монографии Общества по исследованию детского развития, 61 (4–5), 204–214.

Чаррон, Дж., Рейнсвилл, П. и Маршан, С. (2006). Прямое сравнение эффектов плацебо на клиническую и экспериментальную боль. Клинический журнал боли, 22, 204–211.

Conboy, L.A., Wasserman, R.H., Jacobson, E.E. et al. (2006). Изучение эффектов плацебо при синдроме раздраженного кишечника. Современные клинические испытания, 27, 123–134.

Гаддис В.Х. (2004). Искусство честного обмана. См. На сайте www.strangemag.com/artofhonestdecept.html

Gudjonnson, G.H. (1987). Параллельная форма шкалы внушаемости Гуджонсона. Британский журнал клинической психологии, 26, 215–221.

Хендерсон, CE (2003). Самогипноз для той жизни, которую вы хотите.Биоцентрическое издательство.

Кассин С.М. (1997). Психология ложных признаний. Американский психолог, 52, 221–233.

Кирш И. и Сапирштейн Г. (1998). Слушаю прозак, но слышу плацебо. Профилактика и лечение, 1, статья 0002а. Доступно на http://psycnet.apa.org/journals/pre/1/2/2a/

Loftus, E.F. (1979). Показания очевидцев. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Лофтус, Э.Ф., Левидов Б. и Двенсинг С. (1992). Кто лучше запоминает? Прикладная когнитивная психология, 6, 93–107.

Peiffer, L.C. И Трулл, Т.Дж. (2000). Предикторы внушаемости и производства ложных воспоминаний у молодых взрослых женщин. Журнал оценки личности, 74, 384–399.

Рэнди, Дж. (1980). Flim flam. Буффало, Нью-Йорк: Книги Прометея.

Валах, Х., Йонас, В. и Льюит, Г. (2005). Являются ли клинические эффекты гомеопатии эффектами плацебо? The Lancet, 366, 2081.

Уилсон, К. (2006). Ясновидение? Или просто слепой ведет слепого? [UK] Skeptic, 19 (1), 16–18.

Уайзман Р., Гриннинг Э. и Смит М. (2003). Вера в паранормальные явления и внушение в комнате для сеансов. Британский журнал психологии, 94, 285–297.

Райт, Л. (1994). Вспоминая сатану. Нью-Йорк: Кнопф.

Предложение | Encyclopedia.com

БИБЛИОГРАФИЯ

Понятие «внушение» изначально было тесно связано с гипнозом и было введено в середине девятнадцатого века Александром Бертраном во Франции и Джеймсом Брэйдом в Англии как объяснение гипнотических явлений.Таким образом, он заменил теорию животного магнетизма и другие флюидистические теории. Внушение стало общепризнанной психологической концепцией во время знаменитого спора между школами Сальпетриера и Нанси в 1880-х и 1890-х годах.

Гипнотическое внушение . Раннее использование слова «внушение» относилось к очень специфическим явлениям. Монотонными словесными фразами, иногда сопровождаемыми фиксацией взгляда, движениями рук перед глазами или ударами рук по лбу («пасы»), или регулярными мягкими звуками, у испытуемого индуцировалось похожее на сон гипнотическое состояние, и в этом состоянии наблюдались различные явления. продуцируются: каталепсис, контрактуры, автоматические движения, анестезия, обезболивание, галлюцинации, иллюзии, постгипнотическая амнезия, постгипнотические действия и т. д.Автоматический и незаинтересованный способ совершения этих предполагаемых действий обычно подчеркивался как характеристика гипнотического внушения.

Поскольку термин «внушение» использовался исключительно в связи с гипнозом, мы можем предположить, что он относился к функционально довольно однородным явлениям. Однако эта узкая концепция внушения со временем не возобладала. Постепенно в понятие внушения были включены различные явления, в некоторой степени напоминающие гипнотическое внушение.

Расширение концепции предложения . Социологи вскоре сочли полезным включить до сих пор исключительно медицинскую концепцию внушения в свои теории социального взаимодействия. Такие известные социологи, как Габриэль Тард, Сципио Сигеле и Густав Ле Бон, считали внушение основным механизмом социального процесса. Эти авторы рассматривали внушение в его различных формах как единое явление. Считалось, что проявления внушения в разных контекстах различаются по степени, а не по характеру.Такие пионеры социальной психологии, как Эдвард А. Росс и Уильям Макдугалл, также рассматривали различные явления внушения как части континуума. Помимо гипноза, в качестве примеров внушения упоминались индуцированные иллюзии, впечатлительность через наводящие вопросы, некритические убеждения, соответствие моде и массовое внушение. Повседневные акты внушения считались менее выраженными формами того же типа поведения, которое можно было наблюдать у загипнотизированных людей. [См. Le Bon; Макдугалл; Росс; и Tarde.]

Тестирование и экспериментальная психология . В течение 1890-х годов пробуждающийся интерес к индивидуальным различиям и попытки измерить эти различия также включали в себя серьезную озабоченность по поводу внушаемости индивида. Вероятно, столько же тестов на внушаемость, сколько тестов интеллекта было создано за десятилетия на рубеже веков. Это примечательный факт, который свидетельствует о том, какое значение придавалось внушению в то время.

Расширение концепции внушения, которое можно проследить в медицине и в работах ранних социологов и социальных психологов, до некоторой степени проходит параллельно в дифференциальной и экспериментальной психологии.Можно проследить путь, по которому термин «внушение», операционально определенный в тестах или экспериментальных процедурах, последовательно охватывал все более широкие функциональные области. После того, как сначала были ограничены производством простых моторных и сенсорных реакций, эксперименты и тесты на внушение постепенно включали более сложные явления, такие как изменение суждения, мнения и отношения.

Анализ концепции внушения

Естественно возник вопрос, действительно ли все феномены, называемые внушением и внушаемостью, функционально связаны друг с другом или были произвольно сведены воедино на основе некоторого внешнего сходства.

Качественный анализ . На основе качественного анализа Аш (1952) стремился опровергнуть интерпретацию внушаемости в терминах автоматизмов и необоснованных убеждений, аналогичную механизмам в гипнозе, которые часто применялись к поведению, демонстрируемому испытуемыми в экспериментах с внушением престижа. . С помощью интроспективного анализа Аш попытался продемонстрировать, что реакции испытуемого в таких экспериментах разумны и разумны, что сильно отличается от некритических и автоматических действий загипнотизированного человека.

Корреляционный и факторный анализ . Количественным способом определения степени взаимосвязи между функциями, задействованными различными тестами на внушаемость, был анализ корреляций между тестами. Были предприняты некоторые ранние попытки нащупывания (например, Brown 1916; Aveling & Hargreaves 1921). Однако в этих исследованиях, охвативших довольно небольшое количество переменных, не было выявлено четкой закономерности. Более обширный факторный анализ был проведен Айзенком (1943; 1947) и Стукатом (1958).В исследованиях Айзенка были выявлены два фактора: «первичная» и «вторичная» внушаемость. Первичная внушаемость была охарактеризована Айзенком (1947, стр. 165) как выполнение двигательного движения после того, как экспериментатор неоднократно внушал субъекту, что такое движение произойдет без его сознательного участия в движении. Типичным из тестов, определяющих этот фактор, является тест Халла на раскачивание тела, когда испытуемый стоит прямо с закрытыми глазами и прислушивается к повторяющимся словесным внушениям о том, что он упадет вперед.Другие тесты на первичную внушаемость включают движения кисти или руки, такие как «жесткость кисти» и «левитация руки». Тесты, относящиеся к этому фактору, были довольно сильно взаимосвязаны, и они также четко коррелировали с гипнотизируемостью.

Представление Айзенка о вторичной внушаемости характеризуется тем, что на восприятие субъекта влияют косвенные внушения. Этот фактор имел очень высокие нагрузки, например, в тестах «тепловая иллюзия» и «прогрессивные веса». В первом тесте электрический ток пропускается через металлическую проволоку, постепенно нагревая ее.Испытуемый держит провод, и ему предлагается сообщить, как только он почувствует, что становится теплее. Тест повторяется, но на этот раз по проводам не проходит ток, хотя испытуемый считает, что это так. В тесте с прогрессивным отягощением Бине испытуемый поднимает серию отягощений, из которых только те, что находятся в первой последовательности, последовательно тяжелее, а остальные — того же веса. Склонность субъекта оценивать одинаковые веса как последовательно более тяжелые составляет меру его внушаемости.

В целом тесты вторичной внушаемости показали меньшее функциональное единство, чем тесты первичной внушаемости. В то время как у последнего средняя корреляция составляла 0,50, соответствующий показатель для первого составлял всего 0,15.

Также обсуждалась возможность «третичного» или «престижного» типа внушаемости; это относится к процедурам, при которых отношение человека меняется, когда ему говорят об отношении экспертов или большинства. Факторный анализ Штуката убедительно подтвердил наличие фактора первичной внушаемости.Тесты на первичную внушаемость носили ярко выраженный личностный характер: у них были высокие коэффициенты надежности и стабильно высокие взаимные корреляции между различными тестами, несмотря на значительные ситуационные вариации. Фактор первичной внушаемости в значительной степени не был связан с другими типами внушаемости. [См. Факторный анализ.]

Другие результаты факторного анализа были менее однозначными. Некоторые групповые факторы, казалось, были связаны со вторичной внушаемостью Айзенка, характеризуясь влиянием экспериментально и безлично индуцированной установки на когнитивные функции, но они были функционально слишком узкими, чтобы гарантировать отождествление с ней.Остальные факторы интерпретировались как внушаемость или престижность. Тот факт, что эти групповые факторы, как безличные, так и личные, были взаимосвязаны, был основой для интерпретации на уровне второго порядка. Общей чертой этих связанных факторов является то, что все они представляют собой тесты, в которых различные субъективные факторы, такие как установка, ожидание и потребность в соответствии, направляют восприятие, память и суждения человека. Этот фактор второго порядка можно рассматривать как фактор вторичной внушаемости, но он, по-видимому, охватывает более широкую функциональную область, чем фактор вторичной внушаемости в анализе Айзенка.

Таким образом, кажется разумным различать два вида внушаемости: «первичная» форма, обнаруживаемая в гипнозе, и в идеомоторных актах автоматического характера, которые вызываются монотонными вербальными стимулами; и вторичная внушаемость, характеризующаяся влиянием различных экспериментально индуцированных субъективных факторов на когнитивные функции. Эти влияния могут быть личными или социальными, а также безличными (например, ожидания). В этом широком смысле вторичная форма включает престижную внушаемость, которая, таким образом, не составляет независимую, «третичную» категорию.

Сопутствующие факторы внушаемости

Внушаемость и возраст . Обычно предполагалось, что внушаемость снижается с возрастом, по крайней мере, в период развития человека. Это убеждение было экспериментально подтверждено для вторичной внушаемости, но не для первичной внушаемости. Кон и Диффенбахер (1911) и Мессер-Шмидт (1933a) обнаружили, что внушаемость снижается с возрастом у детей, которых тестировали с помощью различных тестов на «иллюзию». Однако в другом исследовании Мессершмидта (1933b) такой возрастной тенденции не выявлено между 5 и 16 годами.В исследовании Штуката (1958) выявлены разные возрастные градиенты для тестов на первичную и вторичную внушаемость. Наклон был более крутым для вторичных тестов личного характера (например, наводящие вопросы, предложения большинства), чем для тестов с безличным влиянием (например, тест сравнения веса, подобный тесту Бине). Возрастные кривые для тестов на внушаемость престижа также показали значительное снижение в возрасте от 6 до 18 лет.

В исследовании Барбера и Калверли (1963) дети имели более высокие совокупные баллы по ряду тестов первичного внушения.«Взрослый» уровень был достигнут в возрасте от 14 до 15 лет. Инструкции, разработанные для создания положительной мотивации, привели к тому, что взрослые проявляли уровень внушаемости, аналогичный уровню детей.

Внушаемость и секс . Сравнения между мужчинами и женщинами проводились в большом количестве исследований. Чаще всего было обнаружено, что девочки и женщины более поддаются внушению, чем мальчики и мужчины, как по первичной, так и по вторичной внушаемости. Что касается первичной внушаемости, женщины превосходили мужчин по восприимчивости к гипнозу, хотя различия не были значительными (например,г., Barry et al. 1931 г.). Эвелинг и Харгривз (1921) сообщили, что девочки более подвержены внушению, чем мальчики, в тестах на жесткость кисти и левитацию руки. Айзенк (1947) сообщает, что невротические женщины были значительно более внушаемы, чем невротические мужчины, в тесте на колебания тела, но у нормальных субъектов не было различий между полами. В ряде тестов на первичную внушаемость Стукат (1958) обнаружил большую, но не значительно более высокую степень внушаемости у женщин, чем у мужчин; так было как со взрослыми, так и с детьми.

Очень обширное исследование половых различий в тестах на вторичную внушаемость было выполнено Брауном (1916), который провел 26 различных тестов для студентов колледжа, оценивая такие вещи, как пороговые ощущения. Большинство различий свидетельствовало о большей внушаемости самок, а некоторые различия были значительными. Другие исследования показали аналогичные результаты (например, Stukát 1958). Некоторые авторы не сообщают о различиях (например, Cohn & Dieffenbacher 1911). Таким образом, в целом женщины несколько более поддаются внушению, чем мужчины, и в основном так, возможно, в плане личной и престижной вторичной внушаемости.Однако внутрииндивидуальные различия каждого пола значительно больше, чем различия между сексом. [См. Индивидуальные различия, статью о половых различиях.]

Внушаемость и невротизм . Споры между школами Сальпетриера и Нанси в основном касались вопроса о том, была ли внушаемость патологической «стигмой», присущей только истерическим невротикам (Сальпетриер), или нормальной чертой, характеризующей всех людей (Нэнси).Большой объем клинических и экспериментальных данных, показывающих, что каждый в той или иной степени поддается внушению, разрешил этот спор в пользу школы Нэнси. Однако возникает связанный с этим вопрос, а именно, являются ли невротики более внушаемыми, чем нормальные субъекты. Здесь результаты были противоречивыми.

Используя тест на раскачивание тела, Айзенк (1947) обнаружил, что невротические пациенты более внушаемы, чем нормальные, в то время как другие исследования (например, Baumgartner 1931) не показали различий с тем же тестом.Стукат (1958) также не обнаружил каких-либо устойчивых различий между нормальными людьми и невротиками по ряду тестов на первичную внушаемость. Результаты относительно небольшого числа исследований, которые включали тесты вторичного типа, отражают несколько более высокую внушаемость среди невротиков (например, Stukát 1958). Есть некоторые свидетельства того, что невротиков легче поддаются влиянию престижа. Хотя невротики составляют довольно разнородную группу людей, такие черты и симптомы, как тревога, чувство неполноценности, неуверенность в себе и т. Д., преобладают в большинстве групп невротиков. Эти характеристики, вероятно, объясняют большую потребность соответствовать и большую готовность подчиняться выраженному мнению других людей. Помимо таких относительно постоянных черт, большая внушаемость невротиков может быть частично вызвана конкретной ситуацией, в которой они оказались. Тот факт, что человек страдает острым расстройством и госпитализирован, может повысить его внушаемость, особенно в ситуациях, связанных с его заболеванием.

Внушаемость и личность . Параллельно с обсуждением и изучением внушаемости и невротизма, а иногда и смешиваясь с ними, стоит вопрос о связи между внушаемостью и типом личности. Чаще всего внушаемость связывают с истерией и истеричными личностями. Предполагаемая большая внушаемость истериков разными авторами приписывалась разным психическим механизмам. Джанет (1919) объяснила это в терминах склонности истерика сужать сферу своего сознания, диссоциировать и быть неспособным к мысленному синтезу.По словам Джанет, это делает истерический разум фрагментарным и легко становится жертвой внушения. Блейлер (1916) подчеркивал яркую и лабильную аффективность истериков, чьи эмоции гораздо важнее их интеллектуальных процессов. Однако Блейлер также указывает, что истерикам свойственна не только положительная, но и отрицательная внушаемость и самовнушаемость. [См. Истерия.]

Экспериментальные исследования, в которых изучали убеждение, которое обычно разделяют клиницисты, что существует тесная связь между внушаемостью и истерией, дали несколько противоречивые результаты.В целом, однако, они не оказали особой поддержки традиционным убеждениям в отношении первичной или вторичной внушаемости.

Линдберг (1940) обнаружил более высокую вторичную внушаемость (обонятельную и визуальную) у истериков, чем у астеников и синтоников, но в меньшей степени, чем у группы олигофреников. Kehlet и Paerregaard (1956) обнаружили большую вторичную внушаемость у истеричных женщин, чем у женщин, не страдающих истерикой. Айзенк (1943) и Стукат (1958) не сообщают об отсутствии различий в ряде различных тестов на внушаемость, как первичных, так и вторичных.В исследовании Штуката самыми внушаемыми группами были олигофрены и астеники. Несколько исследований касаются связи между различными индексами Роршаха и внушаемостью. В своей работе Psychodiagnostics (1921) Роршах утверждал, что существует связь между эмоциональной лабильностью, в первую очередь представленной реакциями цветовой формы (CF), и «аффективной» внушаемостью. Это мнение было подтверждено экспериментальными исследованиями лишь частично. Линтон (1954) коррелировал внушаемость судьи в автокинетической ситуации с несколькими мерами Роршаха.Переменная внушаемости имела наивысшую корреляцию с соотношением цветов и движений (C: M), и результат, таким образом, в некоторой степени поддерживал гипотезу Роршаха. С другой стороны, Штукат (1958) не обнаружил устойчивой связи между различными индексами или паттернами Роршаха и рядом тестов на внушаемость. [ См. Проективные методы, статью о тесте Роршаха; и биография Роршаха.]

Теории

Первичная внушаемость .Weitzenhoffer (1953) классифицировал существующие теории первичной внушаемости, включая гипноз, в соответствии с тем, что считается основным процессом; Таким образом, существуют нейрофизиологические теории, теории диссоциации, условной реакции и переноса. Из них существующие нейрофизиологические теории следует считать совершенно неудовлетворительными. Считается, что основным механизмом внушаемости является ингибирование ганглиозных клеток в головном мозге (Heidenhain 1880), функциональная диссоциация между нервными клетками (Sidis 1898) или сдвиг нервной энергии от центральной нервной системы к вазомоторной системе ( McDougall 1926), но эмпирическая поддержка этих гипотез слаба.Теории переноса также основаны на скудных эмпирических данных. Можно сказать, что они в основном выражают часто сообщаемый опыт, что в гипнозе часто развиваются эмоциональные отношения между гипнотизером и его субъектом. Большинство этих теорий сформулировано в психоаналитической терминологии, что затрудняет их связь с общими психологическими концепциями. Теории, делающие упор на диссоциацию (например, Janet 1919; Sidis 1898), несомненно, затрагивают центральный фактор первичной внушаемости.Наблюдения за гипнотическим поведением, а также за ситуациями внушения наяву свидетельствуют об автоматическом и дезинтегрированном характере действий человека, которые разительно отличаются от нормального сознательного и «волевого» поведения. Однако, как было указано Халлом (1933), диссоциация более очевидна, чем реальна, и автономия диссоциированных элементов часто далека от полной. Другая критика, которая может быть направлена ​​против теорий диссоциации, заключается в том, что они в основном носили поверхностный характер, то есть не интегрировались с более крупными и устоявшимися системами, и поэтому имеют ограниченную объяснительную ценность.

Наиболее удовлетворительными кажутся теории, которые интерпретируют первичную внушаемость как условную реакцию. Павлов (1927) считал внушаемость наиболее простой формой типичного условного рефлекса человека. Среди прочих эту идею развил Уэлч (1947). Он обращает внимание на поразительное сходство между начальными стадиями индукции гипноза (и внушения при пробуждении типа покачивания тела) и обычного эксперимента с кондиционированием, как показано в парадигме (рис. 1). [См. Learning, статью о классической обусловленности ].

Хотя Уэлч считает, что такая простая модель обусловливания может удовлетворительно объяснить ранние фазы первичной внушаемости, для объяснения других гипнотических средств, по-видимому, необходим более сложный процесс, включающий абстрактное обусловливание. явления. Хотя теории обусловливания оставляют большую часть феноменов первичной внушаемости

необъяснимыми, они находят некоторую эмпирическую поддержку в значительных корреляциях, которые были обнаружены между внушаемостью и обусловленностью (Stukát 1958).

Вторичная внушаемость . Макдугалл определил внушение (в ситуациях, когда было ясно, что он имел в виду вторичную внушаемость) как «процесс коммуникации, приводящий к принятию с убежденностью переданного предложения при отсутствии логически адекватных оснований для его принятия» (1908, с. 97). . Эта концепция внушаемости как нелогичного поведения характерна для большинства старых теорий. В противоположность этой «доктрине внушения» Аш (1952) утверждал, что внушение чаще всего является рациональным процессом.Согласно качественному анализу ответов субъекта на предложения престижа, проведенного Ашем, индивид меняет свои суждения или оценки не произвольно, а потому, что меняется объект суждения. Источник престижа обеспечивает контекст, в котором заявление может быть интерпретировано. Реакция субъекта на внушение престижа обычно не является пассивным, автоматическим и некритичным принятием, аналогичным поведению загипнотизированного человека; скорее субъект действует разумно и поступает настолько хорошо, насколько это возможно в неопределенной и сложной ситуации.

Оставляя в стороне вопрос о рациональном или иррациональном характере внушаемого поведения, Шериф (1936) и Коффин (1941) также подчеркивали, что внушение в первую очередь функционирует как система отсчета. Если ситуация внешнего стимула хорошо структурирована, система отсчета почти полностью состоит из свойств объективной ситуации. С другой стороны, если ситуация расплывчата и неструктурирована, организация все еще имеет место, но теперь внутренние факторы, такие как установка, отношение и т. Д., являются важными детерминантами. Это делает разумным включение вторичной внушаемости в большую группу явлений, которые интенсивно изучались под заголовками «центральная динамика познания», «центральное управляющее состояние», «функциональные детерминанты» и т. Д. Большое количество исследований адекватно установило что когнитивные функции определяются не только ситуацией объективного стимула, но и различными внутренними факторами, такими как потребности, прошлое обучение и психологический настрой.

Постулируя, что вторичная внушаемость — это частный случай центральной динамики познания, Стукат вывел ряд гипотез, которые были экспериментально проверены.Результаты ясно подтверждают гипотезу о том, что в ситуациях вторичной внушаемости личного типа эффекты внушения сильнее, когда (1) имеется большее количество (до определенного предела) лиц, единодушно влияющих на них; (2) социальный статус влиятельной личности выше; (3) влияющий человек старше по отношению к субъекту (среди детей и подростков). Кроме того, он проверил гипотезы о том, что (4) порицание имеет тенденцию усиливаться, а похвала — уменьшать внушаемость человека по отношению к предложениям других людей; (5) человек более поддается внушению, если атмосфера ситуации вызывает тревогу, чем если ситуация спокойная.Что касается безличной вторичной внушаемости, было обнаружено, что (6) внушаемость индивида выше, когда его ожидания больше. Для вторичной внушаемости в целом (7) существует сильная отрицательная корреляция между степенью структуры стимула и склонностью субъекта уступать внушениям.

Эти результаты довольно хорошо согласуются с выводами нескольких других исследований. Аш (1956) и Розенберг (1961) сообщили об увеличении конформности, когда количество товарищей увеличилось до четырех.Было обнаружено, что престиж высшего партнера увеличивает склонность к подчинению (Rosenberg 1961). Интересно, что было обнаружено (например, Harvey & Consalvi 1960), что член со вторым статусом, единственный на шаг от вершины, был значительно более послушным, чем лидер или человек с самым низким статусом. Исследования (например, Di Vesta 1959) показали эффект предшествующего подкрепления: предыдущий успех порождает большее сопротивление социальному влиянию, а неудача имеет противоположный эффект. Структура стимула как фактор внушаемости была продемонстрирована в исследованиях, в которых соответствие было больше для более сложных, чем для более легких элементов в тестах, когда испытуемым давали неправильные намеки (например.г., Гроб 1941). Другие экспериментальные исследования (например, Di Vesta 1959) дополнительно подтвердили «функциональные детерминанты» характера вторичной внушаемости (или «конформности» или «убедительности»), поскольку они продемонстрировали, что склонность индивида поддаваться социальным влияниям связана с такими факторами. переменные как субъективная уверенность, уверенность, зависимость и самооценка. [См. Группы , , особенно статью о формировании групп .]

Таким образом, феномены вторичной внушаемости, которые часто рассматриваются как специфические и изолированные от других психологических функций, могут быть естественным образом включены в более общую область функциональные детерминанты познания.Как следствие такой интеграции, для вторичной внушаемости могут использоваться те же пояснительные концепции, что и для этой более широкой области. Штукат (1958) применил «теорию гипотез» Почтальона и Брунера к вторичной внушаемости. Центральным понятием теории является «гипотеза», то есть «ожидания или предрасположенности организма, которые служат для отбора, организации и преобразования стимулирующей информации, поступающей из окружающей среды» (Postman 1951, p. 249). Чем сильнее гипотеза, тем меньше требуется соответствующей стимулирующей информации для ее подтверждения.Постулируется, что сила гипотезы определяется рядом факторов, а именно, частотой подтверждения гипотезы в прошлом, количеством доступных альтернативных гипотез, мотивационной и когнитивной поддержкой и согласованным подтверждением. Существует хорошее общее согласие между этой моделью и данными экспериментальных исследований вторичной внушаемости, упомянутых выше. Ограничением теории как объяснительного средства внушаемости является ее неспособность принять во внимание тот факт, что социальное влияние («согласованное подтверждение») может действовать и как мотивационный фактор, и как источник когнитивной информации.Большое количество недавних экспериментов и дискуссий было направлено на определение относительного эффекта «нормативного» и «информационного» влияния (например, Di Vesta 1959). Несмотря на то, что до сих пор результаты дали больше доказательств важности мотивационных, чем рациональных когнитивных факторов в конформном поведении, этот вопрос по-прежнему представляет собой интересную проблему.

Karl-Gustaf StukÁt

[Непосредственно связаны записи Отношения, статья об изменении отношения ; «Промывание мозгов»; Соответствие; Гипноз; Убеждение. Другие относящиеся к делу материалы — можно найти в Моральное развитие; и в биографиях Шарко; Джанет; Месмер.]

Аш, Соломон Э. (1952) 1959 Социальная Психология. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

Аш, Соломон Э. Исследования независимости и конформизма в 1956 году: I. Меньшинство одного против единодушного большинства. Психологические монографии 70, вып. 9.

Aveling, F .; и Харгривз, Х. Л. Внушаемость детей с престижем и без него, 1921 г. Британский журнал психологии 12: 53-75.

Парикмахер, Теодор X .; и Калверли, Дэвид С. 1963 «гипнотическая» внушаемость у детей и взрослых. Журнал аномальной и социальной психологии 66: 589-597.

Barry, Herbert Jr .; MACKINNON, D. W .; и Мюррей, Х.А. Младший. 1931 Исследования личности: А. Гипнотизируемость как черта личности и ее типологические отношения. Биология человека 3: 1-36.

Баумгартнер, Максин 1931 Корреляция прямого внушения с некоторыми чертами характера. Журнал прикладной психологии 15: 1-15.

Блейлер, Ойген (1916) 1951 Учебник психиатрии. Нью-Йорк: Дувр. → Впервые опубликовано на немецком языке.

Браун, Уорнер 1916 Индивидуальные и половые различия во внушаемости. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

Гроб, Томас Э. 1941 Некоторые условия внушения и внушаемости: исследование определенных установочных и ситуационных факторов, влияющих на процесс внушения. Психологические монографии 53, вып.4.

Кон, Йонас; and Dieffenbacher, Julius 1911 Unter-suchungen ilber Geschlechts-, Alters-, und Begabungsunterschiede bei Schülern. Beihefte zur Zeitschrift fur angewandte Psychologie und Psychologische Sam-melforschung, no. 2. Лейпциг: Земля.

Ди Веста, Фрэнсис Дж. 1959 Влияние уверенности и мотивации на восприимчивость к информационному социальному влиянию. Журнал аномальной и социальной психологии 59: 204-209.

Айзенк, Ханс Дж. 1943 Внушаемость и гипноз: экспериментальный анализ.Королевское медицинское общество, Лондон, Proceedings 36: 349-354.

Айзенк, Ханс Дж. 1947 Измерения личности. Лондон: Рутледж.

Harvey, O.J .; и Консалви, Конрад 1960 Статус и соответствие давлению в неформальных группах. Журнал аномальной и социальной психологии 60: 182-187.

Хайденхайн, Рудольф (1880) 1906 Гипноз: или животный магнетизм. 5-е изд. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано как Der sogenannte thierische Magnetismus: Physiologische Beobachtungen.

Халл, Кларк Л. 1933 Гипноз и внушаемость: экспериментальный подход. Нью-Йорк: Аплтон.

Джанет, Пьер (1919) 1925-1928 Психологические препараты: исторические, психологические и клинические этюды по методам психотерапии. 2-е изд. 3 тт. Пэрис: Алеан. → Том 1: L’action morale, ¡’utilization de l’automatisme. Том 2: Les économies Psychologiques. Том 3: Психологические приобретения.

Kehlet, H .; and Paerregaard, G. 1956 г. Experimentelle unders0gelser over суггестибилитет, нейротикер мед и истерический путь. Nordisk psykiatrisk medlemsblad 10: 148-158.

Линдберг, Бенгт Дж. 1940 Внушаемость у разных типов личности. Американский журнал психологии 53: 99-108.

Линтон, Харриет Б. 1954 Корреляты Роршаха реакции на внушение. Журнал аномальной и социальной психологии 49: 75-83.

Макдугалл, Уильям (1908) 1950 Введение в социальную психологию. 30-е изд. Лондон: Метуэн. → Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1960 году издательством Barnes and Noble.

Макдугалл, Уильям 1926 Очерк ненормальной психологии. Нью-Йорк: Скрибнер.

Мессершмидт, Рамона 1933a Ответы мальчиков в возрасте от пяти до шестнадцати лет на тест на внушение осанки Халла. Журнал генетической психологии 43: 405-421.

Мессершмидт, Рамона 1933b Внушаемость мальчиков и девочек в возрасте от шести до шестнадцати лет. Журнал генетической психологии 43: 422-437.

Павлов, Иван П. (1927) 1960 Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга. Нью-Йорк: Дувр. → Впервые опубликовано как Лекции о работе больших полушарий головного мозга.

Почтальон, Лео Дж. 1951 К общей теории познания. Страницы 242-272 в конференции по социальной психологии на перекрестке, Университет Оклахомы, 1950, Социальная психология на перекрестке. Нью-Йорк: Харпер.

Роршах, Герман (1921) 1942 Психодиагностика. 3-е изд. Берн: Хубер; Нью-Йорк: Грунье. → Впервые опубликовано на немецком языке.

Розенберг, Леон А. Размер группы, предыдущий опыт и соответствие требованиям, 1961 год. Журнал аномальной и социальной психологии 63: 436-437.

Шериф, Музафер (1936) 1965 Психология социальных норм. Нью-Йорк: Октагон.

Сидис, Борис (1898) 1927 Психология внушения: исследование подсознательной природы человека и общества. Нью-Йорк: Аплтон.

Стукат, Карл-Густав 1958 Внушаемость: факторный и экспериментальный анализ. Стокгольм: Альмквист и Викселл.

Weitzenhoffer, Андре М. (1953) 1963 Гипноз: объективное исследование внушаемости. Нью-Йорк: Вили.

Велч, Ливингстон 1947 Поведенческое объяснение механизма внушения и гипноза. Журнал аномальной и социальной психологии 42: 359-364.

Сила внушения

Марк Абрамсон для The Chronicle Review

Джон Барг потряс мир социальной психологии экспериментами, которые показали силу бессознательных сигналов над нашим поведением.

Репродукция «Сада земных наслаждений» в рамке висит над мшисто-зеленой L-образной секцией в офисе Джона Барга на третьем этаже Киртланд-холла Йельского университета. Знаменитый триптих Иеронима Босха представляет собой природную среду, которая похожа на нашу (вода, цветы), но не (огромные шипастые и полупрозрачные шары). Что именно имел в виду голландский мастер XV века, до сих пор остается загадкой, хотя теорий предостаточно. Слева предположительно рай, посередине — мир, а справа ад, полный монстра с ножевым лицом и пожирающего людей птичьего дьявола.

По стандартам Bosch, нельзя сказать, что прошедший год был адским для Барга, но и рай он тоже не был. Наряду с личными потрясениями, включая длительную битву за опеку над детьми, он справился с тем, что равносильно нападению на работу его жизни, с исследованиями, которые сделали его выдающимся, с исследованиями, которые Малькольм Гладуэлл назвал «увлекательными», а Дэниел Канеман — «классикой . » То, что когда-то широко хвалилось, теперь осуждается в некоторых кругах как символ низменности и поверхностности социальной психологии.Когда Барг ответил на один такой залп парой саркастических сообщений в блоге, его высмеяли как идущего на «единоличную ярость». Он удалил посты и сожалеет о том, что написал их, но его разочарование и печаль по поводу того, как с ним обошлись, остались.

Психология может быть одновременно на самой высокой и самой низкой точке своей истории. Сейчас его лучшие открытия обычно упрощаются и переупаковываются для массовой аудитории; если вы хотите опубликовать бестселлер без кровососов или легкой кабалы, вам следует сопоставить несколько десятков психологических статей с соответствующими анекдотами и цепким заголовком из одного слова.Это не совсем так. Исследователи, занятые более технической работой, скажем, над ролью единиц графемы в распознавании слов, должны утешать себя знанием того, что наука по своей природе является инкрементальной. Но у социального психолога с сексуальной теорией есть звездный потенциал. Примерно за последнее десятилетие исследователи сделали удивительные открытия о роли сознания, причинах человеческого поведения, мотивах того, почему мы делаем то, что делаем. Этот материал совсем не инкрементный.

В то же время психология полна скандалов и сомнений. Бывшие высокопоставленные исследователи, такие как Дидерик Стапель, Марк Хаузер и Дирк Смистерс, увидели, что их карьера рухнула после обвинений в том, что они подготовили свои результаты и сумели ускользнуть от якобы бдительных глаз рецензентов. Психология — не единственная область, где есть мошенники, но в ней есть своя доля. Кроме того, существует так называемая проблема файлового ящика, то есть тенденция исследователей публиковать свои единичные успехи и игнорировать свои многочисленные неудачи, делая случайность прорывом.Справедливо или нет, но социальные психологи воспринимаются как менее строгие в своих методах, обычно не копируя свою собственную работу или работу друг друга, вместо этого стремясь к следующему результату, вызывающему заголовки.

Большая часть критики была направлена ​​против прайминга. Определения здесь становятся рискованными, потому что этот термин может относиться к ряду явлений, некоторые из которых основаны на десятилетиях убедительных доказательств — например, «эффект привязки», который происходит, например, когда магазин указывает завышенную цену конкурента рядом с оно заставляет вас думать, что вы получаете выгодную сделку.Это работает. Исследования, вызывающие недоумение, в основном относятся к области, известной как ориентирование на поведение или цели, — исследования, демонстрирующие, как подсознательные подсказки могут заставить вас совершать самые безумные поступки. Теплая кружка делает вас дружелюбнее. Американский флаг заставляет голосовать за республиканцев. Логотипы фаст-фуда вызывают нетерпение. Небольшая группа скептически настроенных психологов — назовем их репликаторами — пыталась воспроизвести некоторые из самых популярных эффектов прайминга в своих собственных лабораториях.

Что они нашли? В основном из-за того, что они не могут получить эти результаты.Исследования не проверяются. Что-то не так. И поскольку он, несомненно, является самым большим именем в этой области, Репликаторы уделили особое внимание Джону Баргу и исследованию, с которого все началось.

Как и во многих других известных психологических экспериментах, исследователь лжет субъекту. После преобразования списков слов в разумные предложения испытуемому — студенту Нью-Йоркского университета — говорят, что эксперимент посвящен языковым способностям. Нет. На самом деле настоящее испытание не начинается, пока испытуемый не выйдет из комнаты.В коридоре аспирантка с секундомером, спрятанным под пальто. Она делает вид, что ждет встречи, но на самом деле работает с исследователями. Она подсчитывает, сколько времени потребуется субъекту, чтобы пройти от дверного проема до полосы серебряной ленты чуть более 30 футов по коридору. Эксперимент зависит от секундомера.

Слова, которые испытуемого попросили переставить, не были случайными, хотя и казались такими (это было подтверждено в постэкспериментальных интервью с каждым испытуемым).Это были такие слова, как «бинго» и «Флорида», «вязание» и «морщины», «горький» и «одинокий». Читая список, вы почти можете представить себе сутулого пожилого человека, который ходит вокруг квартиры и жалуется в телевизор. Контрольная группа неразборчивых слов, не связанных с темой. Когда сравнивали время ходьбы в двух группах, испытуемые из Флориды, занимавшиеся одной только вязкой, ходили в среднем медленнее, чем контрольная группа. Слова на странице заставляли их действовать старыми.

Милая находка. Но чем больше об этом думаешь, тем серьезнее это начинает казаться.Что, если на нас постоянно влияют тонкие, незаметные сигналы? Если «Флорида» делает вас медлительным, может ли «гепард» сделать вас быстрым шагом? Забудьте о скорости ходьбы. Делает ли нас окружающая среда злее, креативнее или глупее, даже если мы этого не осознаем? Нам нравится думать, что мы управляем кораблем самих себя, но что, если нас действительно уносят призрачные порывы ветра?

Джон Барг и его соавторы, Марк Чен и Лара Берроуз, провели этот эксперимент в 1990 или 1991 годах. Они не публиковали его до 1996 года.Зачем сидеть на таком завораживающем результате? Во-первых, они хотели сделать это снова, что они и сделали. Они также хотели провести аналогичные эксперименты с разными репликами. В одном из этих экспериментов испытуемые проверяли, проявляют ли они большую враждебность, если на них изображено лицо афроамериканца. Они были. (Испытуемые не были афроамериканцами.) В другом эксперименте испытуемых заставляли говорить грубые слова, чтобы посмотреть, не заставит ли это их прервать беседу. Это было так.

Исследователи ждали публикации, пока другие лаборатории не найдут результаты того же типа.Они знали, что их открытие будет спорным. Они знали, что многие этому не поверят. Они были готовы высовывать шею, но не хотели быть единственными.

С тех пор, как это исследование было опубликовано в журнале Journal of Personality and Social Psychology, оно было процитировано более 2000 раз. Хотя другие исследователи проделали подобную работу примерно в то же время, а то и раньше, именно эта статья положила начало эре прайминга. Его авторы знали еще до публикации, что газета может загореться.Они писали: «Последствия для многих социально-психологических явлений … кажутся значительными». Перевод: Это огромное дело.

Когда ему было 9 или 10 лет, Барг решил стать психологом. Он был на кухне в доме своей семьи в Шампейне, штат Иллинойс, когда к нему пришло это откровение. Он, конечно, не знал всего, что повлечет за собой это, или что именно делал психолог, но он хотел больше узнать о человеческих эмоциях, потому что это было это «таинственное мощное влияние на все».Его отец был администратором Университета Иллинойса, поэтому он был знаком с университетскими городками. Они ему понравились. Он до сих пор делает. Когда он учился в старшей школе, он вспоминает, как спорил о Б.Ф. Скиннере. Все остальные в классе считали идеи Скиннера нелепыми. Барг встал на другую сторону не столько потому, что он принял философию радикального бихевиоризма или ему нравились популярные сочинения Скиннера. Это было больше потому, что он упивался противоположностью. «Этот парень думает о чем-то, с чем никто не согласен», — говорит он сейчас.«Давайте посмотрим, что он может быть прав».

Я встретил Барга утром в четверг, за пару недель до Рождества. Он был одет в вязаный шнурок, джинсы и походные ботинки. В 58 лет у него все еще полная голова темных, взлохмаченных волос. Барг возлежал на ранее упомянутом мшисто-зеленом разделе, попивая кофе, чтобы не терять бдительности, пока он сокращал толстую стопку финальных бумаг. Он встал, чтобы поприветствовать меня, снова сел и вздохнул.

Прошлый год был тяжелым для Барга.В профессиональном плане худший момент, вероятно, наступил в январе, когда в журнале PLoS ONE было опубликовано неудавшееся повторение знаменитого исследования ходьбы пожилых людей. Это была не первая неудачная репликация, но эта ужалила. В ходе эксперимента исследователи попытались отразить методы Барга с одним важным исключением: вместо секундомеров они использовали устройства автоматического отсчета времени с инфракрасными датчиками, чтобы исключить любую потенциальную погрешность. Слова не заставляли испытуемых вести себя старыми. Они снова попробовали эксперимент с секундомерами и добавили поворот: они сказали тем, кто работал с секундомерами, какие испытуемые должны были идти медленно.Тогда это сработало. Название их статьи рассказывает историю: «Поведенческая прайминг: все в уме, но чей разум?»

Газета рассердила Барга. Он думал, что исследователи не следовали честно его разделу о методах, несмотря на их утверждения об этом. Но что его действительно поразило, так это сообщение в блоге, в котором объяснялись результаты. В сообщении в блоге Not Exactly Rocket Science сравнивается то, что произошло в эксперименте, с печально известным случаем Умного Ганса, лошади, которая якобы могла считать.Считалось, что Ганс был гением с цифрами, топающим копытом в ответ на математические вопросы. На самом деле лошадь улавливала язык тела своего проводника. В этом сценарии Барг оказался обманутым проводником лошадей. Ему это не нравилось. Если статья PLoS ONE верна, значимость его эксперимента в значительной степени теряется. Более того, он выглядит дураком, обманутым довольно очевидной ошибкой в ​​настройке.

Барг ответил двумя длинными подробными сообщениями в своем редко обновляемом блоге Psychology Today .Он подробно описал ошибки, которые, по его мнению, были сделаны в документе PLoS ONE . Самое главное, писал он, в первоначальном эксперименте у аспиранта с секундомером не было возможности узнать, кто должен идти медленно, а кто нет. Посты были менее сдержанными, чем большинство публичных дискуссий в науке, но вряд ли они были пустословием. Он сослался на «некомпетентных или плохо информированных исследователей», что явно было выстрелом в авторов статьи. Он издевался над журналом, репликация которого была опубликована, как «плати за игру» и за отсутствием надзора со стороны традиционных журналов.Название сообщения «Ничего в их головах», хотя, возможно, было отсылкой к бессознательному поведению, казалось менее коллегиальным.

Он также выразил озабоченность по поводу читателей, которые полагаются на «предположительно авторитетные интернет-СМИ для получения точной информации по психологической науке». Это была раскопка автора сообщения в блоге Эда Йонга, который, по мнению Барга, написал несправедливую статью. «Меня ранило то, что было сказано не только в статье, но и в том, как это освещал Эд Йонг», — говорит сейчас Барг.Однако сообщение Юна было больше, чем легковерным изложением исследования. Он взял интервью у исследователей и представил контекст. Заголовок «Почему классический психологический эксперимент не такой, каким кажется», можно смягчить, но если вы ищете пример небрежной журналистики, это не то.

В то время как Барг был встревожен газетой и оглашением, авторы репликации были в равной степени озадачены резкостью реакции Барга. «Этот отклик нас действительно сбил с толку, — говорит Аксель Клиреманс, профессор когнитивных наук из Свободного университета Брюсселя.«Было очевидно, что он был настолько пренебрежительным, что это было почти откровенно оскорбительно. Он назвал нас экспериментаторами-любителями, а все знают, что мы ими не являемся ». Они также не считали, что его критика их методов была обоснованной. Тем не менее, они попытались провести эксперимент еще раз, приняв во внимание опасения Барга. Это все еще не сработало.

Барг закрыл свои записи в блоге после того, как они подверглись критике. Хотя его взгляды не изменились, ему не нравится его тон. В наших беседах в течение последнего месяца или около того Барг временами энергично защищал свою работу, указывая на обзор, который он недавно опубликовал в журнале Trends in Cognitive Sciences , в котором недавние предварительные исследования превращаются в своего рода актуальную информацию. .Краткая версия: наука идет вперед, прайминг идет отлично.

Он жалуется, что стал жертвой научного издевательства (и некоторые сочувствующие Баргу тоже используют эту фразу). Однако бывают случаи, когда он просто кажется раздавленным. «Вы вкладываете во что-то всю свою карьеру и всю жизнь, и это очень трудно сделать, если это произойдет ближе к концу», — говорит он. Грунтовка — это то, чем известен Bargh. Когда он говорит: «Мое имя — символ, обозначающий подобные эффекты», он не высокомерно.Это факт. До статьи 1996 года он уже опубликовал уважаемые и часто цитируемые работы о бессознательных, автоматических психических процессах, но прайминг определил его. В интервью на веб-сайте Edge несколько лет назад, еще до нападения, он объяснил цели своего исследования: «У нас есть траектория вниз, всегда вниз, мы пытаемся найти простые, основные причины и с большими последствиями. Мы ищем простые вещи, а не что-то сложное, простые процессы или концепции, которые затем имеют глубокие последствия.В статье он был назван «упрощающим».

Когда я спрашиваю, верит ли он все еще в эти эффекты, он отвечает «да». Они были воспроизведены в нескольких лабораториях. Некоторые из этих копий были точными: секундомер, тот же набор слов и так далее. Другие были концептуальными. Хотя они исследуют ту же идею, возможно, исследование посвящено почерку, а не ходьбе. Может быть, дело в ожирении, а не в стереотипах пожилых людей. Но суть та же. «Здесь не только моя работа подвергается критике, — говорит Барг.«Многие люди критикуют и отвергают исследования». У него бывают моменты сомнения. Как он мог этого не делать? Это глубоко беспокоит, когда кто-то внимательно изучает ваши старые документы в поисках несоответствий, даже если вы достаточно уверены в своих достижениях. «Может быть, мы что-то делали, чего я не осознавал», — говорит он, объясняя мысли, которые приходили ему в голову. «Начни делать это обследование».

Так почему бы не провести фактическое обследование? Снова проведите те же эксперименты, но с дополнительными мерами предосторожности.Это не будет стоить очень дорого. Не нужно получать грант, чтобы студенты могли расшифровывать предложения и прогуливаться по коридору. Барг говорит, что не хотел бы заставлять своих аспирантов, уже обеспокоенных перспективами своего трудоустройства, тратить время на исследования, которые вызывают клеймо. Кроме того, он знает, что некоторые критики считают, что он уловил трюки, что у него есть «особый подход», когда дело доходит до прайминга, — комментарий, который звучит как комплимент, но на самом деле это не так. «Не думаю, что кто-нибудь мне поверит, — говорит он.

Гарольд Пашлер не стал бы. Пашлер, профессор психологии Калифорнийского университета в Сан-Диего, является самым плодовитым из репликаторов. Он начал эксперименты с праймингом около четырех лет назад, потому что, по его словам, «я хотел лично увидеть эти эффекты». Это дипломатический способ сказать, что он считал их подозрительными. На данный момент он перепробовал более десятка, включая исследование ходьбы пожилых людей. Ему никогда не удавалось добиться таких же результатов. Ни разу.

Этой осенью Дэниел Канеман, лауреат Нобелевской премии психолог, отправил электронное письмо небольшой группе психологов, в том числе Баргу, с предупреждением о «надвигающейся катастрофе» из-за сомнений в отношении прайминговых исследований.Он был прямолинеен: «Я считаю, что вы должны коллективно что-то сделать с этим беспорядком. Чтобы эффективно справиться с сомнениями, вы должны признать их существование и прямо противостоять им, потому что поза вызывающего отрицания обречена на провал », — написал он.

Электронные письма от лауреатов Нобелевской премии с резкими формулировками обычно привлекают внимание, и это было заметно. Он отправил его после разговоров с Баргом о безжалостных атаках на предварительные исследования. Канеман представил себя посредником, своего рода высокопоставленным государственным деятелем, стремящимся объединить верующих и скептиков.Однако у него есть собака в бою: Канеман верит в эти эффекты и восхищенно написал о Барге, в том числе в своем бестселлере Thinking, Fast and Slow.

Вслед за этим посланием свыше между двумя лагерями начался диалог по электронной почте. Атмосфера была более умиротворяющей, чем то, что вы слышите, когда исследователи говорят неофициально и не для протокола. Поговаривали о типе сотрудничества, которое организовал Канеман, когда исследователи противоположных сторон объединили свои усилия во имя истины.Это было очень вежливо и ни к чему не привело.

В одном из этих электронных писем Пашлер бросил вызов, замаскированный под мягкий вопрос: «Не могли бы вы предложить один или два целевых эффекта, которые, по вашему мнению, являются особенно сильными и надежными, даже если они не особенно хороши?» известен?» Другими словами, мириться или замолчать. Укажите мне то, в чем вы уверены, и я постараюсь повторить это. Это было сделано для того, чтобы опровергнуть обвинение в том, что он и другие выбирали самую слабую работу, а затем исполняли танец победы после ее сноса.Он не получил прямого ответа, которого хотел. «Появились некоторые предложения, но ни одно из них не указывало на конкретный пример», — говорит он.

Одно из возможных объяснений того, почему эти исследования постоянно и ошеломляюще не воспроизводятся, заключается в том, что в них есть скрытые модераторы, чувствительные условия, которые затрудняют их выполнение. Пашлер утверждает, что исследования этого никогда не предполагают. В том же электронном письме он написал: «Итак, из нашего чтения литературы неясно, почему результаты должны быть незаметными или хрупкими.

Барг утверждает, что мы знаем об этих эффектах больше, чем в 1990-е годы, что они сложнее, чем первоначально предполагали исследователи. Это не проблема, это прогресс. И если вы не знакомы с литературой по социальной психологии, с многочисленными экспериментами, которые изменили и уточнили эти первые выводы, вы вряд ли сможете успешно их воспроизвести. Тогда вы представите свою неудачу как доказательство того, что исследование является фальшивкой, тогда как на самом деле вы доказали, что не разбираетесь в социальной психологии.

Пашлер не может скрыть своего презрения к такой защите. «Для меня это не имеет смысла, — говорит он. «Вы опубликовали это. Это должно означать, что вы думаете, что это повторяемая работа. Почему мы не можем сделать это так, как вы? »

Вот как видит вещи Дэвид Шанкс. Он тоже пытался повторить хорошо известные исследования прайминга, но тоже не смог этого сделать. В готовящейся к выходу статье Шэнкс, профессор психологии Лондонского университетского колледжа, рассказывает о своих и нескольких соавторах попытках воспроизвести один из самых интригующих эффектов — так называемое профессорское прайм.В ходе исследования одной группе было предложено представить себе жизнь профессора, а затем перечислить черты характера, которые пришли в голову. Другой группе сказали сделать то же самое, за исключением футбольного хулигана, а не профессора.

Затем группам задавали вопросы, выбранные из настольной игры Trivial Pursuit, такие как «Кто нарисовал« Гернику »?» и «Какая столица Бангладеш?» (Пикассо и Дакка, для тех, кто играет дома.) Их результаты были подсчитаны. Испытуемые, представившие профессора, набрали больше очков, чем контрольная группа, которая не была подготовлена.Испытуемые, представившие футбольных хулиганов, набрали меньше очков в группе профессоров и ниже контроля. Думая о профессоре, вы становитесь умнее, а мысли о хулигане — тупым. Исследование многократно тиражировалось, в том числе один раз по голландскому телевидению.

Хвостовик не может получить результат. И, мальчик, он пытался. Не один или два, а девять раз.

Скептицизм по поводу прайминга, говорит Шанкс, не ограничивается теми, кто взял на себя обязательство повторить эти эксперименты.Это не только репликаторы. «Я думаю, что больше людей в академической психологии, чем вы можете себе представить, оценили историческую неправдоподобность этих открытий, и дело в том, что они имеют такое мнение по поводу фонтана», — говорит он. «Это не те мнения, которые используются в журналистике».

Как и все скептики, с которыми я разговаривал, Шанкс считает, что худшее для прайминга еще впереди, предсказывая, что «в течение следующих двух или трех лет вы увидите лавину опубликованных неудачных репликаций.«Лавина может пойти раньше. В настоящее время в прессе есть неудачные тиражи, и многие другие уже завершены (статья Шанкса о главном профессоре находится в печати по адресу PLoS ONE ). Пара исследователей, с которыми я разговаривал, не хотели рассказывать о своих результатах до тех пор, пока они не будут рецензированы, но их предварительные результаты не обнадеживают.

Ап Дейкстерхейс является автором статьи на высшем уровне профессоров. Сначала Дейкстерхейс, профессор психологии в университете Радбауд в Неймегене, Нидерланды, не был уверен, что хочет дать интервью для этой статьи.Это исследование — древняя новость — оно было опубликовано в 1998 году, и он отошел от изучения бессознательных процессов в последние пару лет, отчасти потому, что он хотел перейти к новым исследованиям счастья, а отчасти из-за злобы и подозрений, которые теперь сопровождают такую ​​работу. Он устал от этого.

Атмосфера ухудшилась после выхода Дидерика Стапеля. Стапель был социальным психологом в Тилбургском университете, также в Нидерландах, который, как было установлено, совершил научные проступки во множестве статей.Размах и глубина мошенничества были ошеломляющими, и это изменило разговор. «Речь шла не о методах исследования, которые могли быть лучше. Речь шла о мошенничестве », — говорит Дейкстерхейс о скандале со Stapel. «Я думаю, что это играет на заднем плане. Сейчас кажется, что люди, которые действительно находят важные данные, совершают ошибки, проводят плохие исследования и, возможно, даже занимаются мошенничеством ».

В обсуждении по электронной почте, вызванном призывом Канемана к действию, Дейкстерхейс изложил ряд возможных объяснений того, почему скептики не пришли к выводу, когда они попытались провести предварительные исследования.Культурные различия, например. Изучение предрассудков в Нидерландах отличается от изучения их в Соединенных Штатах. Некоторые субъекты не восприимчивы к определенным простым числам, особенно субъект, который необычайно самосознателен. В одном из интервью он предложил другую, менее благотворительную возможность. «Возможно, они плохие экспериментаторы», — говорит он. «У них могут получиться сбои в тиражировании, которые уже показали 15 или 20 человек. По сути, это показывает, что с ними что-то происходит и что-то происходит в их лабораториях.

Джозеф Сезарио находится где-то между верующим и скептиком, хотя в наши дни он склоняется к большему скептику. Сезарио — социальный психолог из Университета штата Мичиган, и он успешно повторил исследование Барга по ходьбе пожилых людей, обнаружив в ходе эксперимента, что отношение испытуемого к пожилым определяет, работает эффект или нет. Если вы ненавидите стариков, вы не сбавляете обороты. Он с пониманием относится к аргументу, что существуют модераторы, из-за которых эти исследования трудно воспроизвести, множество маленьких гаечных ключей, готовых испортить работу.Но этот аргумент заходит так далеко. «В какой-то момент это становится оправданием», — говорит он. «У нас должен быть некий порог, по которому мы говорим, что его не существует. Не может быть, чтобы какая-то небольшая группа людей снова и снова нападала на нужных модераторов ».

Цезарио пытается повторить недавнее открытие Барга. В этом исследовании, опубликованном в прошлом году в журнале Emotion , Барг и его соавтор, Идит Шалев, спрашивали испытуемых об их привычках личной гигиены — как часто они принимали душ и принимали ванну, как долго, насколько теплая им нравилась вода.Они также попросили испытуемых пройти стандартный тест, чтобы определить степень их социальной изоляции, одиноки они или нет. Они обнаружили, что одинокие люди принимают более длительные и теплые ванны и душ, возможно, заменяя теплотой воды теплоту обычного человеческого общения.

Это точно не прайм, хотя это связанный с ним бессознательный феномен, часто называемый воплощенным познанием. Как и в исследовании ходьбы пожилых людей, испытуемые не осознавали, что они делают, не знали, что они купались дольше, потому что они были одиноки.Может ли теплая вода облегчить чувство изоляции? Это было результатом реальных приложений, и репортеры ухватились за это. «Смойте одиночество долгой горячей ванной», — гласил заголовок NBC News.

В исследовании Барга участвовало 92 человека. К настоящему времени Чезарио провел более 2500 человек в одном и том же эксперименте. Он не обнаружил абсолютно никакой связи между купанием и одиночеством. Нуль. «Это очень беспокоит, если люди думают, что могут принять душ и вылечить свою депрессию», — говорит он.И он говорит, что данные Барга вызывают беспокойство. «Чрезвычайно маленькие сэмплы, очень большие эффекты — это красный флаг», — говорит он. «Это не красный флаг для людей, публикующих эти исследования, но так должно быть».

Несмотря на то, что в некотором смысле он целится в Барга, Чезарио считает позором, что дебаты по поводу прайминга стали настолько личными, как будто это референдум по одному человеку. «У него самые яркие открытия. Он всегда так делал », — говорит Сезарио. «В той степени, в которой некоторые из его эффектов не воспроизводятся, поскольку он идентифицирован как прайминг, это ставит под сомнение все исследования.Он заправляет ».

Таков был рассказ. Исследования Барга рушатся под пристальным вниманием, а вместе с ним, возможно, и являются праймерами в целом. Возможно, самый захватывающий аспект социальной психологии за последние пару десятилетий, эти почти волшебные эксперименты, в которых людей побуждают быть умнее или медленнее, даже не подозревая об этом, в конечном итоге станут смущающей сноской, а не знаменательным достижением.

Затем идет Гэри Лэтэм.

Лэтэм, организационный психолог в школе менеджмента Университета Торонто, считал исследование, проведенное Баргом и другими, дерьмом.Это слово он использовал. Он сказал одной из своих аспирантов, Аманде Шанц, что, если она попытается применить принципы Барга, это будет беспроигрышный вариант. Если это не удастся, они могут опубликовать полезное удаление. Если получится … что ж, это было бы интересно.

Они выполнили пилотное исследование, в ходе которого испытуемым показывали фотографию женщины, выигравшей гонку, перед тем, как испытуемые приняли участие в мозговом штурме. Как и предполагало исследование Барга, фотография позволила им лучше справиться с задачей мозгового штурма.Или казалось. Лэтэм снова провел эксперимент в сотрудничестве с другой лабораторией. На этот раз в исследовании участвовали сотрудники колл-центра университета по сбору средств. Их разделили на три группы. Каждой группе был предоставлен информационный бюллетень, который будет виден во время телефонных звонков. В верхнем левом углу информационного бюллетеня была либо фотография женщины, выигравшей гонку, либо обычное фото сотрудников колл-центра, либо без фотографии. Опять же, в соответствии с Баргом, испытуемые собрали больше денег.Те, у кого есть фотография сотрудников call-центра, собрали больше всего, в то время как те, у кого фотография победителя гонки, заняли второе место, опередив контроль без фотографий. Это было правдой, даже несмотря на то, что после допроса испытуемые сказали, что были слишком заняты, чтобы заметить фотографии.

Латам не хотел, чтобы Барг был прав. «Я не мог быть более скептичным или более недоверчивым, когда начал исследование», — говорит он. «Я чуть не упал со стула, когда мои данные» подтвердили выводы Барга.

Этот эксперимент изменил мнение Лэтэма о прайминге и заставил его задуматься о применении бессознательных праймов в нашей повседневной жизни.Есть ли фотографии, которые сделают людей безопаснее на работе? Есть ли фотографии, которые снижают производительность? Как мы должны настраивать изображения, которые нас окружают? «Во многих отношениях почти страшно, что эти праймы в такой среде могут влиять на нас без нашего ведома», — говорит он. Latham не остановился на этом. Он продолжал экспериментировать с идеями Барга, и эти результаты только укрепили его уверенность в себе. «У меня есть еще два, которые просто потрясают», — говорит он. «И я знаю, что Джон Барг ничего о них не знает, но он будет счастливым парнем, когда увидит их.

Латам не знает, почему у других были проблемы. Он знает только то, что он нашел, и уверен в своих данных. В конце концов, Лэтэм думает, что Барг будет признан пионером в понимании бессознательных мотиваций. «Я как обращенный христианин», — говорит он. «Я начинал как набожный атеист, а теперь я верующий».

После своего превращения в Иисуса, Лэтэм отправил Баргу письмо по электронной почте, чтобы сообщить ему об эксперименте с колл-центром. Когда я заговорил об этом с Баргом, его лицо немного прояснилось впервые за весь наш разговор.«Вы можете себе представить, как это помогло мне», — говорит он. Он чувствовал себя изолированным, находящимся в осаде, обеспокоенным тем, что его наследие становится поучительной историей. «Вы чувствуете себя как на острове», — говорит он.

Хотя Латам теперь верующий, он остается исключением. Дейкстерхейс полагает, что с учетом того, что на подходе еще больше неудачных копий, письмо Канемана о приближающемся крушении поезда, хотя и имеет благие намерения, может стать самоисполняющимся пророчеством, которое поможет затопить поле, а не спасти его.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts