Волевое действие это: Страница не найдена — Челябинский центр интегративной психологии и парапсихологии «Пси-синтез»

Воля, структура волевого действия

Воля – форма психического отражения, сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, проявляющаяся в способности к выбору действий, связанных с преодолением внешних и внутренних препятствий.

Понятие «воля» является одним из наиболее сложных в психологии.

Оно рассматривается и как психический процесс, и как аспект большинства иных важнейших психических процессов и явлений, и как уникальная способность личности произвольно контролировать свое поведение.

В конечном итоге сложность понятия «воля» объясняется тем, что оно очень тесно связано с понятием «сознание», предельно сложным психологическим явлением, и выступает одним из его важнейших атрибутов.

Воля – это способность человека действовать в направлении сознательно поставленной цели, преодолевая препятствия. Волевые действия направлены на изменение неких качеств личности.

Волевая активность имеет сложную психологическую структуру и включает отношение к внешним воздействиям, мотивацию, сознательную саморегуляцию.

Волевое действие может быть реализовано в более простых и более сложных формах. В простом волевом акте

побуждение к действию переходит в само действие почти автоматически. Для сложного волевого акта существенно то, что действию предшествует учет его последствий, осознание мотивов, принятие решения, возникновение намерения его осуществить, составление плана для его осуществления.

 

Структура и содержание волевого действия:

·   Возникновение побуждения и предварительная постановка цели

·  Стадия обсуждения и «борьба мотивов» как столкновение в процессе выбора того  или иного действия противоречивых тенденций, желаний, побуждений.

·  принятие решения относительно выбора того или иного варианта поведения— это своего рода фаза «разрешения» борьбы мотивов. На данном этапе возникает либо чувство облегчения, связанное с разрешением ситуации и снятием напряжения, либо состояние беспокойства, связанного с неуверенностью в правильности принятого решения;

·  исполнения реализация принятого решения, воплощение того или иного варианта действий в своем поведении (деятельности).

В большинстве случаев принятие решения и волевое поведение в целом связаны с большим внутренним напряжением, приобретающим иногда и стрессовый характер.  Наличие волевого усилия,  переживаемого субъектом как его психическая реальность, является очень характерной особенностью волевого акта.

Волевая регуляция – это прижизненное образование. Волевая регуляция связанна с проявлением усилий, реализующих активность личности, направленную на сознательную мобилизацию её психических и физических сил.

Волевое усилие – механизм волевой регуляции, средство мобилизации субъектом своих психических и физических возможностей.

Волевое действие – действие осознанное и целенаправленное, принятое по решению самого субъекта. Ситуация преодоление трудностей как внешних, так и внутренних, детерминированных дополнительными побуждениями, связями с изменениями смысла действия (нельзя с одного раза решить проблему, нужно приложить какие-то усилие).

Волевое поведение – целенаправленное поведение личности, проявляется в умении управлять собой, своими действиями и поступками на основе стремления к достижению определенной цели, путем реализации специальных действий.

 

Проблема воли рассматривается как проблема самодетерминации (мотивационный подход), либо как проблема саморегуляции (регуляционный подход).

 

Исследования воли в психологии строятся вокруг следующих четырех феноменов:

  • волевого действия,
  • проблемы выбора мотивов и целей,
  • волевой регуляции психических состояний,
  • волевых качеств личности.

Структура волевого действия

Волевая деятельность всегда состоит из определенных волевых действий, в которых содержатся все признаки и качества воли. Волевые действия бывают простые и сложные.

К простым относятся те, при которых человек без колебаний идет к намеченной цели, ему ясно, чего и каким путем он будет добиваться. Для простого волевого действия характерно то, что выбор цели, принятие решения на выполнение действия определенным способом осуществляется без борьбы мотивов.

В сложном волевом действии выделяют следующие этапы:

  1. осознание цели и стремление достичь ее;
  2. осознание ряда возможностей достижения цели;
  3. появление мотивов, утверждающих или отрицающих эти возможности;
  4. борьба мотивов и выбор;
  5. принятие одной из возможностей в качестве решения;
  6. осуществление принятого решения.

Этап «осознание цели и стремление достичь ее» не всегда, сопровождается борьбой мотивов в сложном действии. Если, цель задана извне и ее достижение обязательно для исполнителя, то ее остается только познать, сформировав у себя определенный образ будущего результата действия. Борьба мотивов возникает на данном этапе тогда, когда у человека есть возможность выбора целей, по крайней мере, очередности их достижения. Борьба мотивов, которая возникает при осознании целей, — это не структурный компонент волевого действия, а скорее определенный этап волевой деятельности, частью которой выступает действие. Каждый из мотивов, прежде чем стать целью, проходит стадию желания (в том случае, когда цель выбирается самостоятельно). Желание — это существующие идеально (в голове человека) потребности. Желать чего-либо — это прежде всего знать содержание побудительного стимула.

Поскольку у человека в любой момент имеются различные значимые желания, одновременное удовлетворение которых объективно исключено, то происходит столкновение противостоящих, несовпадающих побуждений, между которыми предстоит сделать выбор. Эту ситуацию и называют борьбой мотивов. На этапе осознания цели и стремления достичь ее борьба мотивов разрешается выбором цели действия, после чего напряжение, вызванное борьбой мотивов на этом этапе, ослабевает.

Этап «осознания ряда возможностей достижения цели» — это собственно мыслительное действие, являющееся частью волевого действия, результатом которого является установление причинно-следственных отношений между способами выполнения волевого действия в имеющихся условиях и возмож-ными результатами.

На следующем этапе возможные пути и средства достижения цели соотносятся с имеющейся у человека системой ценностей, включающей убеждения, чувства, нормы поведения, ведущие потребности. Здесь каждый из возможных путей проходит обсуждение в аспекте соответствия конкретного пути системе ценностей данного человека.

Этап борьбы мотивов и выбора оказывается центральным в сложном волевом действии. Здесь, как и на этапе выбора цели, возможна конфликтная ситуация, связанная с тем, что человек принимает возможность легкого пути достижения цели (это понимание — один из результатов второго этапа), но в то же время в силу своих моральных чувств или принципов не может его принять. Другие пути являются менее экономичными (и это тоже человек понимает), но зато следование им больше соответствует системе ценностей человека.

Результатом разрешения этой ситуации является следующий этап — принятие одной из возможностей в качестве решения

. Он характеризуется спадом напряжения, поскольку разрешается внутренний конфликт. Здесь уточняются средства, способы, последовательность их использования, т. е. осуществляется уточненное планирование. После этого начинается реализация намеченного на этапе осуществления принятого решения.

Этап осуществления принятого решения, однако, не освобождает человека от необходимости прилагать волевые усилия, и порой не менее значительные, чем при выборе цели действия или способов его выполнения, поскольку практическое осуществление намеченной цели опять же сопряжено с преодолением препятствий.

Результаты любого волевого действия имеют для человека два следствия:

  • первое — это достижение конкретной цели;
  • второе связано с тем, что человек оценивает свои действия и извлекает соответствующие уроки на будущее относительно способов достижения цели, затраченных усилий.

2.5. Произвольные и волевые действия. Психология воли

2.5. Произвольные и волевые действия

Действие как произвольное и преднамеренное проявление человеком активности, направленной на достижение ближайшей цели, чаще всего рассматривается как специфическая единица человеческой деятельности (С. Л. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев), хотя действия совершаются человеком и вне деятельности.

Если налицо имеется лишь один мотив, подготовляющий аффект и его разрешение в действии, то мы называем такой волевой процесс действием по влечению. Действия животных, по-видимому, почти все являются такого рода простыми волевыми действиями. Но и в душевной жизни человека они играют весьма важную роль, сопровождая более сложные волевые процессы, и эти сложные процессы очень часто возникают из действий по влечению, когда последние повторяются. Действия, возникающие из многих борющихся друг с другом сильно окрашенных чувствованиями мотивов, мы называем, напротив, произвольными действиями, или, если мы вполне сознаем предшествовавшую борьбу противоположных мотивов, действиями по выбору.

Вундт В. 2002. С. 45–46

Произвольные действия выделяют и классифицируют по тем функциям, которые они выполняют. К ним относятся познавательные (перцептивные, аттенционные, мнемические, интеллектуальные) и психомоторные действия (табл. 2.1).

Таблица 2.1. Состав произвольных действий

Э. Ш. Натанзон [1991] выделила ряд действий, которые можно считать произвольными: сознательные, сознательные с непредвиденными результатами, умышленные, волевые, импульсивные, аффективные, негативистские, внушаемые (скорее — внушенные), нечаянные и даже бесполезные. Классификация этих действий базируется у автора на характере мотивов, побуждающих к данным действиям, и на оценке этих действий педагогом с социальных позиций (какие действия полезные, а какие — вредные). К сожалению, эта интересная попытка расклассифицировать произвольные действия человека на основании их мотивации не имеет строгой логичности и бесспорных критериев для того, чтобы четко отделить один вид действий от другого.

Сознательное действие характеризуется Э. Ш. Натанзон как направленное на достижение определенного результата, причем предполагается, что, совершая данное действие, человек предвидит его результат и контролирует ход действия на всем его протяжении.

Сознательное действие с непредвиденным результатом

характеризуется положительным мотивом и целью, но неожиданно негативным результатом. Это неумышленное действие, утверждала автор, с чем, однако, трудно согласиться. Действие все-таки умышленное, иначе непонятно, почему оно сознательное; неумышленным же (точнее, непредвиденным) является его результат.

Нечаянное действие (или поступок) — это действие, совершенное без соответствующего мотива и без соответствующей цели. Когда человек пытается отдать себе отчет в таком действии, то приходит к выводу, что все получилось помимо его воли, в силу каких-то неблагоприятных обстоятельств. Следовательно, это неумышленное действие. И здесь опять же трудно согласиться с автором. Неумышленным, т. е. непланировавшимся, может быть результат действия, а не само действие. Кроме того, и мотив и цель у человека имелись, иначе он не стал бы осуществлять это действие. По сути, это тоже сознательное действие с непредвиденным результатом.

Умышленное действие, по Э. Ш. Натанзон, характеризуется тем, что мотив, цель и средства для достижения цели носят отрицательный характер, что придает отрицательный характер всему действию. Умышленное действие — продуманное и тщательно планируемое. Но в таком случае любое сознательное действие является умышленным. Дело, следовательно, не в характере управления действием, а в отрицательной направленности мотива.

Негативистское действие — это действие, которое совершается человеком при сильной обиде на кого-либо. Мотивом такого действия служит потребность в разрядке своего чувства, желание отомстить, а целью — определенное действие, которое может причинить обидчику неприятности. По существу, это тоже умышленное действие.

Импульсивное действие совершается по первому побуждению, когда человек недостаточно серьезно обдумал возможные последствия. Против этого трудно возразить. Зато другие характеристики импульсивного действия, которые давала Э. Ш. Натанзон, скорее соответствуют аффективному действию. Так, она приписывала импульсивному действию явно выраженный мотив без четкой цели и отсутствие концентрации сознания на достигаемом результате. Главное — это удовлетворение желания и выражение нахлынувшего сильного чувства.

Внушенное действие, считала Э. Ш. Натанзон, не имеет мотива, а цель его возникает под влиянием других людей, но не на основе собственных потребностей, интересов и чувств. Поэтому внушенные действия в целом недостаточно продуманны. Если не касаться действий, совершенных человеком под влиянием гипнотического внушения, а рассматривать внушение, осуществленное, например, педагогом, то трудно согласиться с автором, что эти действия не имеют мотива. Это внешне мотивированные действия.

Бесполезное действие — это действие, совершаемое «просто так», возникающее само по себе. В нем есть и мотив, и цель, но объективно оно никакой ценности не представляет. Бесполезное действие, как правило, совершают, не задумываясь над тем, какой общественный резонанс оно получит. В сознании самого человека оно выглядит как совершенно безобидное. Это неумышленное действие, но отнюдь не безобидное, считала Э. Ш. Натанзон. Такое действие называется «шалостью»: дети бьют пустые бутылки, ломают ящики и коробки и т. д.

Волевое действие — это сознательное действие, связанное с преодолением серьезных трудностей на пути к цели и, в связи с этим, сопряженное со значительными волевыми усилиями. Таким образом, волевое действие характеризуется не только наличием определенного мотива, цели, формированием образа ожидаемого результата, но и значительным волевым усилием. С этим трудно не согласиться.

Естественным свойством человека является способность осознанно делать то, что требует природа.

В. Швёбель

К. Н. Корнилов произвольные действия разделяет на внешние и внутренние. Последние связаны с задержкой внешнего действия.

Волевые действия. Большинство психологов не выделяет волевые действия в особую категорию, отождествляя их с произвольными.

Например, по К. Н. Корнилову [1957], волевые действия — это сочетание или целая система движений, связанных между собой общей целью, единым мотивом. Эти действия, отмечал К. Н. Корнилов, называются волевыми потому, что они являются выражением нашей воли. С моей точки зрения, в данном случае следовало бы говорить о произвольных действиях, а не волевых, поскольку, описывая их, автор не говорил о преодолеваемых при их осуществлении препятствиях.

К. М. Гуревич [1940] называл волевым такое действие, в котором преодолевается аффективно-отрицательное отношение ради эффективно-положительной цели.

Ф. Н. Гоноболин [1973] вроде бы выделял волевые действия среди произвольных, однако в чем состоит специфика первых по сравнению со вторыми — в даваемых им определениях остается неясным. Так, произвольные действия он характеризовал как сознательные и преследующие определенную цель и в то же время писал, что такие действия могут быть названы волевыми.

Н. Д. Левитов [1958] отмечал, что нередко волевые действия называют произвольными, в отличие от непроизвольных. Такую замену он считал неудачной, так как термин «произвольный» в жизни обычно употребляется как синоним термина «своевольный», для обозначения непродуманных действий, движимых капризом или упрямством.

Не соглашаясь с утверждением Н. Д. Левитова о непродуманности произвольных действий, я тоже считаю, что целесообразно различать (но не отрывать друг от друга!) произвольные и волевые действия, так же как и произвольное управление и волевую регуляцию.

Е. О. Смирнова тоже разделяет произвольные и волевые действия [1990]. По ее мнению, волевые действия всегда являются инициативными: их побуждение должно исходить от самого человека. Цели же и задачи произвольного действия задаются извне и могут лишь приниматься или не приниматься человеком. По существу, Е. О. Смирнова говорит о произвольных действиях как «внешнеорганизованных», а о волевых действиях — как о «внутреннеорганизованных».

Анализ текстов Н. А. Леонтьева показывает, что в них эксплицитно или имплицитно представлены следующие обязательные условия правильного понимания воли: рассмотрение всей системы мотивов человека; учет их масштаба и иерархии; подчеркивание того, что волевой может быть лишь деятельность, побуждаемая социально-значимыми идеальными мотивами.

Гиппенрейтер Ю. Б. О природе человеческой воли // Психологический журнал. 2005. № 3. С. 17

Произвольность, считает Е. О. Смирнова, поддается тренировке, обучению, которое заключается в усвоении средств овладения своим поведением. Воля, по ее мнению, такой тренировке не поддается. Если принимать за волю мотивы, как это имеет место у Е. О. Смирновой, то с автором можно было бы и согласиться: мотивы формируются, а не тренируются. Но с другой стороны, разве не очевидно, что воля (по крайней мере ее нравственный компонент) воспитывается?

Таким образом, на мой взгляд, для деления действий на произвольные и волевые Е. О. Смирнова выбрала не очень удачное основание.

А. А. Люблинская [1971] считала, что произвольные действия превращаются в волевые в процессе овладения ребенком речью. С этим нельзя согласиться: ведь и произвольные действия характеризуются связью с речью. Дело не в овладении речью как таковой, а в придании некоторым словам не только пускового, но и стимулирующего значения или значения запрета. Таковыми А. А. Люблинская считала только два слова — «надо» и «нельзя», которые ребенок сначала слышит от взрослых, а затем использует в процессе самоуправления.

В. А. Иванников [1991] охарактеризовал волевое действие как действие с двумя смыслами: один задается жизненным, т. е. исходным, мотивом, а другой — воображаемым, при дефиците силы первого. Конечно, как частный случай волевой регуляции это принять можно (если только расшифровать, что такое смысл, проистекающий от жизненного мотива, и чем он отличается от воображаемого смысла), но все же такой подход с «двойной мотивацией» оставляет открытым вопрос: почему же такие действия называются волевыми?

В связи с этим приведу мысль В. К. Котырло: «…чтобы волевое действие было основным “представителем” воли, оно по своей сущности должно нести в себе основные черты волевой регуляции» [1971, с. 38].

Волевые действия — это разновидность произвольных действий, спецификой которых является использование при достижении цели волевого усилия. Это действия, связанные с преодолением затруднений, требующие больших затрат энергии и сопровождающиеся переживанием внутреннего напряжения.

К волевым действиям относятся: всматривание (при плохой видимости), прислушивание (при плохой слышимости или звуковых помехах), принюхивание, концентрация внимания, припоминание, сдерживание побуждений, проявление большой силы, быстроты и выносливости, т. е. все те сенсорные, мнемические и двигательные действия, осуществление которых требует проявления значительного волевого усилия.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Характеристика волевых действий. Структура волевого действия

Если мотив не очень сильный, то преодоление препят ствий и трудностей при Если мотив не очень сильный, то преодоление препят ствий и трудностей при достижении цели требует так на зываемого достижении цели требует так на зываемого волевого усилияволевого усилия — особого состояния — особого состояния нервно-психического напряжения, мобилизующего физические, интеллектуальные и нервно-психического напряжения, мобилизующего физические, интеллектуальные и моральные силы человека. Волевое усилие осуществляется через дополнительно моральные силы человека. Волевое усилие осуществляется через дополнительно созданное побуждение к действию или деятельности. Воля проявляется как созданное побуждение к действию или деятельности. Воля проявляется как уверенность человека в своих силах, как решимость совершить тот поступок, который уверенность человека в своих силах, как решимость совершить тот поступок, который сам человек считает целесообразным и необходимым в конкретной ситуации. Важную сам человек считает целесообразным и необходимым в конкретной ситуации. Важную роль в появлении, создании новых мотивов играет воображение человека, предвидение роль в появлении, создании новых мотивов играет воображение человека, предвидение тех или иных возможных последствий своей деятельности [7]. тех или иных возможных последствий своей деятельности [7].

Однако воля проявляется не только в умении достигнуть цели, но и в умении Однако воля проявляется не только в умении достигнуть цели, но и в умении воздержаться от чего-либо. Основной функцией воли является регуляция действий и воздержаться от чего-либо. Основной функцией воли является регуляция действий и поступков, руководство потребностями, желаниями, мотивами человека. Поэтому поступков, руководство потребностями, желаниями, мотивами человека. Поэтому волевая регуляция тесно связана с мотивацией поведения и поступков человека. волевая регуляция тесно связана с мотивацией поведения и поступков человека. Произвольное поведение, осуществляемое по сильному устойчивому мотиву, не Произвольное поведение, осуществляемое по сильному устойчивому мотиву, не нуждается в волевой регуляции.нуждается в волевой регуляции.

Таким образом, можно выделить следующие Таким образом, можно выделить следующие признаки волевого актапризнаки волевого акта:: 1)1)Волевой акт всегда связан с приложением усилий, принятием решений и их Волевой акт всегда связан с приложением усилий, принятием решений и их

реализацией. Очень часто усилия направлены на то, чтобы преодолеть себя.реализацией. Очень часто усилия направлены на то, чтобы преодолеть себя. 2)2)Обязательным компонентом является борьба мотивов, то есть самоограничение, Обязательным компонентом является борьба мотивов, то есть самоограничение,

сдерживание некоторых достаточно сильных влечений, сознательное подчинение их сдерживание некоторых достаточно сильных влечений, сознательное подчинение их другим, более значимым и важным целям. другим, более значимым и важным целям.

3)3)Наличие продуманного плана.Наличие продуманного плана. 4)4)Усиленное внимание к действию и отсутствие непосредственного удовольствия, Усиленное внимание к действию и отсутствие непосредственного удовольствия,

получаемого в процессе и в результате его выполнения. То есть отсутствует получаемого в процессе и в результате его выполнения. То есть отсутствует эмоциональное удовольствие, а не моральное удовлетворение [3]. эмоциональное удовольствие, а не моральное удовлетворение [3].

Итак, воля — это сознательная регуляция поведения и деятельности человека, Итак, воля — это сознательная регуляция поведения и деятельности человека, которая проявляется по отношению к себе и направлена на достижение целей и которая проявляется по отношению к себе и направлена на достижение целей и преодоление трудностей.преодоление трудностей.

Волевое действие

Пользователи также искали:

что такое волевой акт, какие функции выполняет волевое действие, побудительное волевое действие, простое волевое действие отличается от сложного, сложное волевое действие таблица, сложное волевое действие, волевое действие этапы, волевое действие пример, Волевое, волевое, действие, Волевое действие, волевое действие этапы, побудительное волевое действие, что такое волевой акт, сложное, волевое действие пример, пример, простое, отличается, сложного, таблица, побудительное, такое, волевой, какие, функции, выполняет, этапы, сложное волевое действие, простое волевое действие отличается от сложного, сложное волевое действие таблица, какие функции выполняет волевое действие, волевое действие, сложные механизмы. волевое действие,

Простое волевое действие — это такое действие, осуществление

Простое волевое действие — это такое действие, осуществление которого не нуждается в особенном напряжении сил и специальной организации действия. Оно характеризуется непосредственным переходом желания в решение и в осуществление этого решения.

Например, при желании утолить жажду, человек наливает воду в стакан и выпивает ее, если ему холодно, он надевает пальто и т.п. Эти действия не нуждаются в сложных способах для их выполнения.

Сложное волевое действие нуждается в значительном напряжении сия, терпеливости, настойчивости, умении организовать себя на выполнение действия. Так, человек, разрешая математические задачи, чтобы достичь успеха, должен осуществлять ряд волевых действий.

Сложность волевого действия зависит от сложности задач, на выполнение которых оно направлено.

Воля человека проявляется в преодолении не только внешних трудностей, характерных для разных видов деятельности, но и внутренних, порождаемых, например, желаниями, которые идут в разрез с поставленными задачами, усталостью и т.п. Преодоление внутренних трудностей требует осознания необходимости выполнить определенное задание и при этом сохранять самообладание.

Стремление человека иногда проявляется в форме влечения. Как правило, влечения бывают невыразительными, мало осознанными. Стремления, которые проявляются только в форме влечений, не ведут к целенаправленному волевому действию.

Осознавая свои влечения, человек тем самым превращает их в желания. Желая, человек осознает цель своего стремления, направление своей деятельности.

Однако, осознав цель деятельности, человеку нужно еще увидеть пути успешного ее осуществления, способы ее достижения. Определяя нужные пути и способы, человек глубже осознает свои стремления. Глубоко осознанное человеком стремление позволяет выразительно представить не только цель деятельности, но и пути и способы ее осуществления, оно обусловливает вожделение, активное желание.

За желанием следует действие, которым завершается волевой акт.

Однако это бывает не всегда. Иногда человек колеблется: действовать или нет. В таком случае возникнет то особенное, промежуточное состояние волевого акт, называемое борьбой мотивов. Это состояние возникнет в том случае, когда существуют противоречивые желания — одни вынуждают его к определенному действию, а другие препятствуют его осуществлению.

Например, человека раздирает борьба между желанием взяться за выполнение задания и желанием пойти в кино. В результате этой борьбы мотивов человек принимает определенное решение. Оно проявляется или в форме намерения действовать, или в форме намерения отказаться от действия.

Решение, будучи глубоко осознанным, переходит в действие. Выполнение действия начинается с его планирования, организации способов, нужных для осуществления задания, и заканчивается его завершением. Так, человек, решив сконструировать радиоприемник, ознакомится с системами радиоприемников, начертит схему, достанет нужные для радиоприемника детали и, наконец, смонтирует его. Так завершается принятое решение.

Успех волевого акта зависит от волевых качеств человека, глубины осознания задания, интереса, а также от знаний, умений и навыков, без которых успешное достижение цели невозможно. Умения, привычные действия делают волевые действия четкими и более организованными, способствуют быстрому и успешному их выполнению.

Любое действие выполняется успешнее, если становится привычным. Навыки и привычки способствуют преодолению трудностей и успешному завершению действия.

Воля как проявление энергии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Герасимова О.Ю.

Магнитогорская государственная консерватория (академия)

E-mail: [email protected]

ВОЛЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЭНЕРГИИ

Данная статья содержит психолого-философский анализ волевого акта с необходимым выходом на одно из фундаментальных научных понятий — энергии. В исследовании выделены различные формы энергии, но особое внимание сосредоточено на психической энергии человека и ее проявлениях как в жизни отдельно взятой личности, так и общества в целом.

Ключевые слова: волевое действие, энергия, психическая энергия, пассионарность.

Воля — это реальное психическое явление, представляющее собой энергетический потенциал действий человека. В определении энергии важно отметить, что это общая количественная мера движения и взаимодействия всех видов материи. Энергия не возникает из ничего и не исчезает, она может только переходить из одной формы в другую. Понятие энергии связывает воедино все явления природы [5].

В соответствии с различными формами движения материи рассматривают различные формы энергии: механическую, внутреннюю, электромагнитную, химическую, ядерную и др.

Можно говорить и об имманентной психической и физической энергии человека, а также ее проявлении в виде воли.

Психическая энергия — это проявление жизненной энергии, то есть энергии организма как биологической системы. Психическая энергия возникает так же, как вся витальная энергия, — из метаболических телесных процессов.

Психическая энергия — гипотетический конструкт; это не конкретная субстанция или феномен. Следовательно, ее нельзя измерить или увидеть. Психическая энергия находит проявление в форме актуальных или потенциальных сил. Актуальными силами личности являются: желание, воля, чувство, внимание, стремление, потенциальными — предрасположенность, склонность, тенденция, установка.

Количество психической энергии, вложенной в тот или иной элемент личности, называется ценностью этого элемента. Ценность — мера напряженности. Когда мы говорим, что какая-то идея или чувство очень ценны, мы имеем в виду, что эта идея или чувство представляет существенную силу в плане побуждения и управления поведением. Человек, для которого очень ценна истина, отдаст много энергии ее поискам. Ценящий власть будет мотивирован на ее дос-

тижение. Напротив, если что-то имеет заурядную ценность, к этому будет привлечена незначительная энергия.

Физическая энергия человека не тождественна физической энергии неживого объекта, т.е. общей количественной мере движения и взаимодействия всех видов материи. Но анализ этого различия остается за рамками настоящей статьи. Также следует иметь в виду, что деление энергии на различные формы и виды весьма условно.

Еще Аристотель ввел понятие воли в систему категорий науки о душе, для того чтобы объяснить, каким образом поведение человека реализуется в соответствии со знанием, которое само по себе лишено побудительной силы. Воля у Аристотеля выступала как энергетический фактор, способный изменять ход поведения: инициировать его, останавливать, менять направление и темп.

Один из существенных признаков волевого акта заключается в том, что он всегда связан с приложением усилий и проявлением психической и физической энергии. Воля предполагает борьбу мотивов — потребностей. По этому существенному признаку волевое действие всегда можно отделить от остальных. Волевое решение обычно принимается в условиях конкурирующих, разнонаправленных влечений, ни одно из которых не в состоянии окончательно победить без принятия волевого решения.

Воля предполагает самоограничение, сдерживание некоторых достаточно сильных влечений — энергий, сознательное подчинение их другим, более значимым и важным целям, умение подавлять непосредственно возникающие в данной ситуации желания и импульсы. На высших уровнях своего проявления воля предполагает опору на духовные цели и нравственные ценности, на убеждения и идеалы. Нравственность и духовность сама по себе есть проявление энер-

гии высшего порядка, требующая больших затрат и усилий. Духовность предполагает некоторый запрет, отказ от витального, биологического, материального в пользу трансцендентного и идеального. Можно сказать, что волевые решения принимаются под влиянием высокого внутреннего энергетического потенциала человека, который доминирует над другими, менее мощными энергиями. Воля есть проводник высокоактивного потока энергии, который принадлежит к духовному бытию личности.

Еще одним признаком волевого характера действия является наличие продуманного плана осуществления задуманного. Действие, не имеющее плана или не выполняемое по заранее намеченному алгоритму, нельзя считать волевым. Сам же процесс планирования является дополнительным механизмом затраты энергии. В данном случае — энергии сознания и центральной нервной системы.

«Волевое действие — это… сознательное, целенаправленное действие, посредством которого человек осуществляет стоящую перед ним цель, подчиняя свои импульсы сознательному контролю и изменяя окружающую действительность в соответствии со своим замыслом» [4].

Существенными признаками воли являются усиленное внимание к выполняемому действию и отсутствие непосредственного удовольствия, получаемого в процессе и в результате его выполнения. Волевое действие обычно сопровождается отсутствием эмоционального, а не морального удовлетворения. Напротив, с успешным совершением волевого акта обычно связано как раз моральное удовлетворение оттого, что его удалось выполнить. У. Джемс по этому поводу писал следующее: «Обширный мир, окружающий нас со всех сторон, задает нам всевозможные вопросы и испытывает нас всеми возможными способами. Некоторые из этих испытаний мы преодолеваем при помощи нетрудных действий и на некоторые вопросы отвечаем отчетливо сформулированными словами. Но на самый глубочайший из всех вопросов, которые когда-либо предлагаются нам миром, не допускается другого ответа, кроме немого сопротивления воли и сжимания фибр нашего сердца, когда мы как бы говорим: «Пусть так, а я все же буду делать вот этак» [2, с. 363].

Нередко усилия воли направляются человеком не столько на то, чтобы победить и овла-

деть обстоятельствами, сколько на то, чтобы преодолеть самого себя. Это особенно характерно для людей импульсивного типа, неуравновешенных и эмоционально возбудимых, когда им приходится действовать вопреки своим природным или характерологическим данным.

Ни одна более или менее сложная жизненная проблема человека не решается без участия воли. Невозможно добиться выдающихся успехов без включения мощного энергетического источника осуществления задуманного, а именно — воли. Человек в первую очередь тем и отличается от всех остальных живых существ, что у него, кроме сознания и интеллекта, есть еще и воля, без которой способности оставались бы номинальным капиталом.

Пример

Волевой акт представляет собой не только действие, но и способ его регуляции.

Зачатки воли заключены уже в потребностях как исходных побуждениях человека к действию. Потребность, т. е. испытываемая человеком нужда в чем-нибудь, — это состояние пассивно-активное: пассивное, поскольку в нем выражается зависимость человека от того, в чем он испытывает нужду, и активное, поскольку оно заключает стремление к ее удовлетворению и тому, что может ее удовлетворить. В этой активной стороне пассивно-активного состояния потребности и заключены первые источники воли, неразрывно связанные с сенсорной и аффективной чувствительностью, в которой первично отражается потребность.

Будучи в своих первоначальных истоках связано с потребностями, волевое действие человека никогда, однако, не вытекает непосредственно из них. Волевое действие всегда опосредовано более или менее сложной работой сознания — осознанием побуждений к действию как мотивов и его результата как цели. Наличие у человека воли связано с наличием значимых для него целей и задач. Чем более значимы и притягательны для человека эти цели, тем -при прочих равных условиях — сильнее будет его воля, напряженнее желания, упорнее стремление к их осуществлению. Значимой целью является для человека то, что связано с его потребностями и интересами.

Важно отметить то обстоятельство, что речь в данном случае идет о духовных, соци-

альных потребностях, а не витальных, биологических.

Воля в собственном смысле возникает тогда, когда человек оказывается способным к рефлексии своих влечений. Для этого индивид должен уметь подняться над своими влечениями и, отвлекаясь от них, осознать самого себя как «я», как субъекта, у которого могут иметься те или иные желания, но который сам не исчерпывается ни одним из них, ни их суммой, а, возвышаясь над ними, в состоянии произвести выбор между ними. В результате его действия определяются уже не природными влечениями, а им самим. Возникновение воли, таким образом, неразрывно связано со становлением индивида как самоопределяющегося субъекта, который сам определяет свое поведение и отвечает за него. Таким субъектом, способным к самосознанию и самоопределению, человек становится через осознание своих отношений с другими людьми [4].

Проблема воли, поставленная не функционально и формально, а по существу, — это проблема социального бытия человека, его выбора между всеобщим и значимым для себя.

У одних все значимое сведено к личностным мотивам, и если они и совершают поступки, которые по своим внешним результатам отвечают предписаниям общественной нравственности, то в этом случае нравственное содержание не входит в мотивы человека и не определяет его воли.

У других общественно значимое осознается как должное и обязательное, но переживается как чуждая внешняя сила. Воля в таком случае расщеплена на противоположные друг другу компоненты — влечения и долженствования — и поглощена разрешением их постоянно возобновляющегося конфликта. Но иногда общественно значимое может выступать для личности ее внутренним составляющим: воля в этом случае становится единой, цельной и монолитной.

Социально значимое превращается в личностное и аутентичное в условиях высокого внутреннего энергетического потенциала, когда энергии многих соединяются с энергией одного. Т.е. человек весьма органично принимает весь накопленный до него опыт общественного бытия. Но такое положение вещей не всегда осуществимо. Не каждая личность является социально зрелой и готовой к подавлению своих отрицательных черт и наклонностей.

Социальная реальность предполагает перманентный конфликт между натурой и культурой, причем перевес явно находится на стороне натуры. Поэтому для инкультурации личности необходимо включение дополнительной психической и физической энергии. Очень часто возникают столкновения и противоречия внутреннего (индивидуального) и внешнего (социального) бытия.

В этом случае воля вступает в конфликт не только с узколичностными мотивами и внешними обстоятельствами, но и с нормами права и нравственности. Вопрос в таком случае заключается в том, с каких позиций эта борьба ведется. Борьба личности и личной воли против действующего права и нравственности — это не всегда борьба только личностного против общественно значимого и всеобщего. Иногда это борьба не против права и законов в целом, а против уже отжившего права, ставшего бесправием и беззаконием, за новое право; не против нравственности вообще, а против норм расхожей морали за новую, более высокую нравственность. Здесь личность выступает как представитель и носитель всеобщего в его развитии и становлении, а общество, точнее, его часть, представляет уже отжившее и отмирающее, утратившее в ходе общественного развития всеобщее значение норм.

Для того чтобы добиться желаемого усилиями воли, необходимо определенное количество энергии, т.е. нормальный волевой акт. Он предполагает некоторую оптимальную — не слишком слабую и не слишком сильную импульсивность.

Если интенсивность импульсов оказывается ниже определенного уровня, как это имеет место в патологической форме, при так называемой абулии, нормальный волевой акт невозможен. Точно так же при повышенной импульсивности, когда отдельное, только возникшее желание дает стремительную разрядку в действии (состояние аффекта), — действие теряет характер сознательного, избирательного, т. е. волевого, акта [1].

Кроме наличия оптимального уровня нервных импульсов для проявления воли необходим достаточный интеллектуальный потенциал. Интеллект является проводником от действий импульсивных и инстинктивных к волевым. Кроме этого, он оценивает объективное содержание ситуации, для разрешения которой необходимо подключение воли.

Значение объективного содержания в определении волевого акта можно проследить на

примере отрицательного явления внушения. О внушении говорят там, где решение субъекта определяется другим лицом, независимо от того, насколько объективно обоснование такого решения. Возникает ситуация недостатка энергии у одного человека и использование этого другим или другими для достижения собственных целей и амбиций.

В каждом решении непроизвольно, в большей или меньшей степени, содержится «удельный вес энергии» того человека или коллектива, которые отстаивают определенную позицию. Всякое решение, которое принимает человек, так или иначе опосредовано социальными отношениями с другими людьми. И здесь проявляется энергетическая, а равно социальная и культурная самодостаточность или же несостоятельность. Для нормального волевого акта существенно то, что, учитывая исходящее от других воздействие, человек взвешивает содержание и сущность предполагаемого решения. При внушении воздействие, идущее от другого лица, определяет решение независимо от того, что оно означает по существу.

Вывод

Таким образом, аутентичность личности, ее самость и воля могут проявляться лишь в условиях адекватного баланса между внутренними энергетическими возможностями и объективным миром. Достаточное количество внутренней энергии характеризует подлинную, социально зрелую, волевую личность, умеющую не только принимать адекватные ситуации решения, но и нести за них ответственность.

Волевая деятельность предполагает наличие сложных и многообразных волевых качеств личности. Среди важнейших из этих качеств можно выделить инициативность. Умение хорошо и легко взяться за дело по собственному почину, не дожидаясь стимуляции извне, является ценным свойством воли. Можно по праву считать, что данное умение детерминировано имманентной пассионарностью, т.е. определенной характеристикой поведения и психики человека. Пассионарность — это активность индивида, проявляющаяся в стремлении (осознанном или чаще неосознанном) к деятельности, направленной на достижение какой-либо цели (часто иллюзорной), и в способности к сверхнапряжениям и жертвенности ради дос-

тижения этой цели. Жертвенность понимается широко — как отказ от удовлетворения ближайших потребностей, иногда жизненно важных, ради доминирующей социальной или идеальной потребности, осознаваемой как цель [3].

Пассионарность равна энергийности, она инициирует и являет самостоятельность, инициативность, решительность человека.

Существенную роль в инициативности играют интенсивность и яркость побуждений, а также интеллектуальные данные. Обилие и яркость новых идей и планов, богатство воображения, рисующего эмоционально привлекательные картины перспектив, которые новая инициатива может открыть, соединенные с интенсивностью побуждения и активностью стремлений, характеризуют пассионариев.

Кроме инициативности, проявляющейся на начальном этапе волевого действия, необходимо отметить самостоятельность, независимость как существенную особенность воли. Ее прямой противоположностью является подверженность чужим влияниям, легкая внушаемость. Подлинная самостоятельность воли предполагает ее сознательную мотивированность и обоснованность. Неподверженность чужим влияниям и внушениям является не своеволием, а подлинным проявлением самостоятельной собственной воли, поскольку сам человек усматривает объективные основания для того, чтобы поступить в соответствии со своими желаниями и представлениями, а не по принуждению.

От самостоятельности и мотивации решения нужно отличать решительность — качество, проявляющееся в самом принятии решения. Решительность выражается в быстроте и, главное, уверенности, с которой принимается решение, и твердости, с которой оно сохраняется, в противоположность тем колебаниям, которые обнаруживает нерешительный человек. Нерешительность — это флуктуации и неустойчивость внутренней энергии.

Сама решительность может быть различной природы, в зависимости от роли, которую в ней играет всплеск энергии и ее сдерживание. Соотношение импульсивности и обдуманности, порывистости и рассудительности, аффекта и интеллекта имеет фундаментальное значение для волевых качеств личности. Оно определяет различную внутреннюю природу решительно-

сти людей. Решительность обусловлена не столько абсолютной, сколько относительной силой импульсов по сравнению со сдерживающей силой сознательного контроля и связана с темпераментом.

Высший тип решительности покоится на наиболее благоприятном, оптимальном соотношении между большой импульсивностью и все же господствующей над ней силой сознания.

Следует иметь в виду, что решительность не является завершающим качеством волевого акта. Необходимо завершение, исполнение задуманного. Именно в исполнении проявляются весьма существенные волевые качества личности. Где приоритет следует отдать энергии, т. е. той концентрированной силе, которая решительно вносится в действие и учитывая которую говорят об энергичном человеке, прояв-

ляющем настойчивость при приведении в исполнение принятого решения.

Энергия человека становится особенно ценной, если она соединяется с настойчивостью. Настойчивость проявляется в устойчивости и силе энергии в течение длительного периода, невзирая на трудности и препятствия. Настойчивость наряду с решительностью является особенно существенным свойством воли.

Поскольку в волевом действии для достижения цели приходится часто сталкиваться не только с внешними препятствиями, но и с внутренними затруднениями и противодействиями, возникающими при принятии и затем исполнении принятого решения, существенными волевыми качествами личности являются самоконтроль, выдержка и самообладание, т.е. умение управлять энергетическим потенциалом действий.

31.08.2009 г.

Список использованной литературы:

1. Высоцкий А.И. Экспериментальное изучение волевой активности // Экспериментальные исследования волевой активности.- Рязань: РГПИ им. С.А. Есенина, 1986.

2. Джемс У. Научные основы психологии. — СПб.: ЮВЕНТА, 1992.

3. Карельская Л.П. Л.Н. Гумилев — Ростов н/Д: Издательский центр «Март», 2005.

4. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — СПб.: Питер Ком, 1999.

5. Физический энциклопедический словарь — М.: Советская энциклопедия, 1983.

Сведения об авторе: Герасимова Ольга Юрьевна, доцент кафедры философских, социально-экономических и гуманитарных дисциплин Магнитогорской государственной консерватории (академии) имени М.И. Глинки, кандидат филосфских наук.

455036, Магнитогорск, ул. Грязнова 22, тел.: (3519)217024; (3519)371375, е-таіі: [email protected]

Gerasimova O.U.

Will as demonstration of energy

The present article contains psychological and philosophical analysis of volition with necessary outlet to one of the fundamental scientific notions — energy. Research points out different forms of energy, but special attention is concentrated on mental energy of a person and its demonstration as in life of a single man, so in the whole society.

Key words: volition, energy, mental energy, passionarity.

Bibliography:

1. Vysotsky Al Experimental study of volitional activity / / Experimental studies volitional activity .- Ryazan: WPIIS them. SA Yesenin, 1986.

2. James W. Scientific principles of psychology. — SPb.: YUVENTA, 1992.

3. Karelian LP LN Gumilev — Rostov n / D: Publishing Center «March», 2005.

4. Rubinstein SL Fundamentals of general psychology. — SPb.: Peter Combe, 1999.

5. Physical Encyclopedic Dictionary — Moscow: Soviet Encyclopedia, 1983.

Что такое воля? | SpringerLink

Альтернативный способ учета воли делает упор на процесс , а не на компоненты. В литературе можно выделить два сильно расходящихся взгляда на волевые процессы. Согласно восходящей точке зрения, произвольные действия — это просто результат колебания уровня нейронной активности в двигательной системе. Эта точка зрения отвергает концепции причинных триггеров или решений, предшествующих произвольным действиям. Вместо этого действия происходят, когда случайное блуждание нейронной активности пересекает некоторую точку невозврата или моторного порога.С этой точки зрения, наши добровольные действия происходят с нами, а не мы их вызываем. Например, Schurger et al. недавно утверждал, что потенциал готовности не является причиной произвольных действий, а просто следствием случайной нейронной активации, которая иногда приводит двигательную систему к порогу выхода. Сверху-вверх объяснение воли должно объяснить, почему нейронная активация колеблется. Одна из возможных причин — нейронный шум, присущий двигательной системе. Другой может быть специальная схема, реализующая компонент генерации, описанный выше.Счета снизу вверх должны либо признать, что добровольные действия не являются действительно добровольными, а просто случайными, либо должны давать дополнительный отчет, чтобы отличать волю от случайности. Одна из возможностей основана на форме «бесплатного отказа». Эта точка зрения допускает автоматическую генерацию импульсов действия, но предполагает, что форма нисходящего тормозящего контроля может остановить нежелательные импульсы от запуска двигателя. В качестве альтернативы, какой-то неидентифицированный в настоящее время механизм может регулировать пороговый уровень, при котором случайные нервные колебания запускают моторную мощность.С этой точки зрения, волеизъявление в первую очередь предполагает не выбор , что делать , а установку уровня критерия для , когда и , произойдет ли это при . Интересно, что недавняя работа в области метапознания предполагает, что установка критериев играет очень общую роль в управлении сознательным опытом. Мы предполагаем, что аналогичные метакогнитивные процессы могут потенциально способствовать сознательному переживанию намерения и контроля, которое сопровождает некоторые произвольные действия.

Нисходящий анализ процессов произвольного действия знаком психологам и неврологам, интересующимся управляющими функциями.Классические когнитивные модели контролируемых процессов и контролирующего внимания могут быть легко преобразованы в модели произвольных действий. Большинство таких моделей начинаются с определенного стимула, который функционирует как вход для модели, тогда как произвольные действия «генерируются изнутри». В случае произвольного действия компонент вознаграждения и мотивации может быть заменен инструкцией или стимулом. Модели исполнительной функции обычно иерархичны и делают упор на надзорный контроль. Более того, они часто избегают заниматься проблемами сознания, хотя исполнительные процессы обычно сопровождаются сознательным опытом.По этим двум причинам нисходящие модели волевых процессов рискуют оказаться гомункулярными или даже дуалистическими. Ясно, что волеизъявление может включать в себя как восходящие, так и нисходящие процессы. Мы надеемся, что в будущих исследованиях в этой области будут все шире использоваться модели процессов.

Подводя итог, воление достигает зрелости как научная тема. По этим причинам мы собрали специальный выпуск, основанный на открытом конкурсе экспериментальных работ и серии приглашенных экспертов. Experimental Brain Research — идеальное место для этого снимка текущих исследований, поскольку оно опубликовало многие из основных статей, которые обеспечили развитие этой области.Мы благодарны всем авторам, которые внесли свой вклад в их работу, особенно тем, кто работал над обзором литературы по волеизъявлению. Мы также хотим поблагодарить редакцию и продюсер, которые сделали этот процесс возможным.

Волевое действие как перцепционное обнаружение: предикторы сознательного намерения у подростков с тиковыми расстройствами

Abstract

Произвольные действия сопровождаются особым субъективным переживанием, так что они ощущаются совершенно иначе, чем физически подобные непроизвольные движения.Однако природа и происхождение этого переживания воли остаются неясными. Произвольные действия возникают в раннем детстве, параллельно с сокращением непроизвольных движений. Однако доступные маркеры переживания воли, особенно ментальная хронометрия намерения Либета, не могут быть легко использованы у маленьких детей. Однако при синдроме Жиля де ла Туретта (GTS) непроизвольные тиковые движения могут сосуществовать с произвольным контролем во взрослой жизни. Таким образом, подростки с GTS потенциально могут спутать эти два класса движений.Мы измерили временной опыт произвольных действий в хорошо охарактеризованной группе подростков с GTS и контрольной группе того же возраста. Мы воспроизвели предыдущие отчеты о сознательном намерении, возникшем за несколько сотен миллисекунд до произвольных действий нажатия клавиш. Множественная регрессия результатов 25 пациентов показала, что возраст и тяжесть черт характера не влияли на ощущение сознательного намерения. Однако пациенты с более сильными предчувственными побуждениями до тиков демонстрировали значительно более поздние сознательные намерения, предполагая, что предвосхищающий опыт собственной воли включает в себя перцептивное различение потенциально конкурирующих сигналов до движения.Пациенты, которые были более способны добровольно подавлять свои тики, демонстрировали значительно более раннее сознательное намерение, предполагая, что перцептивная дискриминация между различными классами действий также может способствовать добровольному контролю тиков. Мы предполагаем, что мозг учится произвольному контролю, перцептивно распознавая особый класс внутренних «преднамеренных» сигналов, позволяя им возникать из моторного шума.

Ключевые слова

Воля

Синдром Жиля де ла Туретта

Предупреждающие позывы

Торможение тиков

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Просмотреть аннотацию

Copyright © 2014 Авторы.Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

Человеческая воля: к нейробиологии воли

  • 1

    Блейкмор, С., Вулперт, Д. и Фрит, К. Нарушения осознания действия. Trends Cogn. Sci. 6 , 237–242 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 2

    Ryle, G. The Concept of Mind (Univ. Chicago Press, 2000).

    Google Scholar

  • 3

    Шадлен, М.Н. и Голд, Дж. И. в Когнитивная неврология, , 3-е изд. (Изд. Газзанига, М. С.) 1229–1241 (MIT Press, 2004).

    Google Scholar

  • 4

    Libet, B. et al. Время осознанного намерения действовать относительно начала мозговой активности (готовность-потенциал). Бессознательное начало свободно-произвольного действия. Мозг 106 , 623–642 (1983). Эта классическая работа показала, что нервная подготовка к действию предшествует сознательному ощущению готовности действовать.Следовательно, деятельность мозга вызывает сознательное намерение, а не наоборот: в машине нет «призрака».

    PubMed Google Scholar

  • 5

    Frith, C.D. et al. Волевые действия и префронтальная кора у человека: исследование с помощью ПЭТ. Proc. Биол. Sci. 244 , 241–246 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 6

    Хаггард, П.И Эймер М. О связи между потенциалами мозга и осознанием произвольных движений. Exp. Brain Res. 126 , 128–133 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 7

    Brass, M. & Haggard, P. Делать или не делать: нейронная подпись самоконтроля. J. Neurosci. 27 , 9141–9145 (2007). Участников этого исследования попросили выполнить простое действие вручную в некоторых испытаниях, тогда как в других испытаниях они подготовили действие, но отменили его в последний момент.Оценки участников того, когда они испытали сознательные намерения совершить действия, которые впоследствии были отменены, позволили локализовать произвольное торможение произвольных действий в передней лобно-срединной коре.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 8

    Либет Б., Райт Э. У. и Глисон К. А. Подготовка или намерение к действию в отношении предсобытийных потенциалов, зарегистрированных в вершине. Электроэнцефалогр.Clin. Neurophysiol. 56 , 367–372 (1983).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 9

    Фрит К. Создание разума: как мозг создает наш ментальный мир (Blackwell, 2007).

    Google Scholar

  • 10

    Джаханшахи, М. и Дирнбергер, Г. Левая дорсолатеральная префронтальная кора и случайная генерация ответов: исследования с транскраниальной магнитной стимуляцией. Neuropsychologia 37 , 181–190 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 11

    Хаггард П. Сознательное намерение и моторное познание. Trends Cogn. Sci. 9 , 290–295 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 12

    Либет Б., Райт Э. У. и Глисон К. А. Потенциалы готовности, предшествующие неограниченному «спонтанному» vs.заранее запланированные добровольные действия. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 54 , 322–335 (1982).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 13

    Шеррингтон К.С. Интегративное действие нервной системы (Сыновья Чарльза Скрибнера, Нью-Йорк, 1906).

    Google Scholar

  • 14

    Дум Р. П. и Стрик П. Л. Двигательные области лобной доли приматов. Physiol. Behav. 77 , 677–682 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 15

    Пикард, Н. и Стрик, П. Л. Двигательные области медиальной стенки: обзор их местоположения и функциональной активации. Cereb. Cortex 6 , 342–353 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 16

    Jenkins, I.H. et al. Движения, инициируемые самостоятельно, и движения, инициируемые извне.II. Влияние предсказуемости движения на регионарный церебральный кровоток. Мозг 123 , 1216–1228 (2000).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 17

    Deiber, M. P. et al. Мезиальные двигательные области при самостоятельных и инициируемых извне движениях, исследованные с помощью фМРТ: влияние типа и скорости движения. J. Neurophysiol. 81 , 3065–3077 (1999).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 18

    Дум Р.П. и Стрик, П. Л. Входы лобных долей в цифровые представления моторных областей на боковой поверхности полушария. J. Neurosci. 25 , 1375–1386 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 19

    Kornhuber, H. H. & Deecke, L. Hirnpotentialänderungen bei willkürbewegungen und passiven bewegungen des menschen: bereitschaftspotential und reafferente Potentiale. Pflügers Arch. 284 , 1–17 (1965).

    CAS Google Scholar

  • 20

    Шибасаки, Х. и Халлетт, М. Каков потенциал Bereitschafts? Clin. Neurophysiol. 117 , 2341–2356 (2006).

    PubMed Google Scholar

  • 21

    Lang, W. et al. Трехмерная локализация активности СМА, предшествующей произвольному движению. Исследование электрического и магнитного полей у пациента с инфарктом правой дополнительной моторной области. Exp. Brain Res. 87 , 688–695 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 22

    Yazawa, S. et al. Предсупплементарная моторная область человека активна до произвольного движения: субдуральная регистрация потенциала Bereitschafts из медиальной лобной коры. Exp. Brain Res. 131 , 165–177 (2000).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 23

    Скоро, г.S. et al. Бессознательные детерминанты свободных решений в человеческом мозгу. Nature Neurosci. 11 , 543–545 (2008). Участники этого исследования выбирали между движением правой или левой рукой во время МРТ. Используя новый алгоритм классификации паттернов, авторы определили области в префронтальной коре, которые предсказывали, какая рука будет использоваться, за 8 секунд до того, как будет совершено действие. В этой статье показано, как долгосрочные намерения («предполагаемая память») могут быть связаны с намерением в действии.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 24

    Аккал, Д., Дум, Р. П. и Стрик, П. Л. Дополнительная моторная зона и пре-дополнительная моторная зона: мишени базальных ганглиев и мозжечка. J. Neurosci. 27 , 10659–10673 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 25

    Jahanshahi, M. et al. Движения, инициируемые самостоятельно, и движения, инициируемые извне.I. Исследование с использованием измерения регионального мозгового кровотока с помощью ПЭТ и связанных с движением потенциалов у здоровых субъектов и субъектов с болезнью Паркинсона. Мозг 118 , 913–933 (1995).

    PubMed Google Scholar

  • 26

    Лукас, К. и Браун, П. Онлайн-прогнозирование самостоятельных движений рук на основе субталамической активности с использованием нейронных сетей при болезни Паркинсона. J. Neurosci. Методы 137 , 193–205 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 27

    Pessiglione, M. et al. Ошибки прогнозирования, связанные с допамином, лежат в основе стремления людей к вознаграждению. Природа 442 , 1042–1045 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 28

    Торндайк, Э. Л. Разведка животных: экспериментальные исследования (The Macmillan Company, 1911).

    Google Scholar

  • 29

    Риццолатти Г., Луппино Г. и Мателли М. Организация корковой двигательной системы: новые концепции. Электроэнцефалогр. Clin. Neurophysiol. 106 , 283–296 (1998).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 30

    Прабху, Г., Лемон, Р. и Хаггард, П. Управление хватательными действиями в режиме онлайн: содействие моторике конкретного объекта требует постоянного визуального ввода. J. Neurosci. 27 , 12651–12654 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 31

    Шадлен, М. Н. и Ньюсом, У. Т. Нейронная основа перцептивного решения в теменной коре (область LIP) макаки-резус. J. Neurophysiol. 86 , 1916–1936 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 32

    Золото, J.И. и Шадлен М. Н. Нейронные основы принятия решений. Annu. Rev. Neurosci. 30 , 535–574 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 33

    Хикерен, Х. Р., Марретт, С. и Унгерлейдер, Л. Г. Нейронные системы, которые опосредуют принятие решений человеком. Nature Rev. Neurosci. 9 , 467–479 (2008).

    CAS Google Scholar

  • 34

    Шаллис, Т. От нейропсихологии к психической структуре (Cambridge Univ. Press, 1988).

    Google Scholar

  • 35

    Cui, H. & Andersen, R.A. Задняя теменная кора кодирует автономно выбранные двигательные планы. Нейрон 56 , 552–559 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 36

    Песаран, Б., Нельсон, М. Дж. И Андерсен, Р.A. Свободный выбор активирует цепь принятия решений между лобной и теменной корой. Природа 453 , 406–409 (2008).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 37

    Коэн, Дж. Д., МакКлюр, С. М. и Ю, А. Дж. Остаться или уйти? Как человеческий мозг находит компромисс между эксплуатацией и исследованием. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 362 , 933–942 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 38

    Daw, N.D. et al. Корковые субстраты для исследовательских решений у людей. Природа 441 , 876–879 (2006).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 39

    Obhi, S. & Haggard, P. Действия, генерируемые внутри и вызываемые извне, физически различны и управляются независимо. Exp. Brain Res. 156 , 518–523 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 40

    Shallice, T. & Burgess, P. W. Недостатки в применении стратегии после повреждения лобной доли у человека. Мозг 114 , 727–741 (1991).

    PubMed Google Scholar

  • 41

    Lhermitte, F. «Утилизационное поведение» и его связь с поражениями лобных долей. Мозг 106 , 237–255 (1983).

    PubMed Google Scholar

  • 42

    Shallice, T. et al. Истоки потребительского поведения. Мозг 112 , 1587–1598 (1989).

    PubMed Google Scholar

  • 43

    Boccardi, E. et al. Поведение утилизации вследствие двустороннего смягчения SMA. Cortex 38 , 289–308 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 44

    Делла Сала, С., Маркетти, К. и Спиннлер, Х. Правая анархическая (чужая) рука: продольное исследование. Neuropsychologia 29 , 1113–1127 (1991).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 45

    Критикос, А., Брин, Н. и Мэттингли, Дж. Б. Синдром анархической руки: бимануальная координация и чувствительность к несоответствующей информации в единомануальном режиме. Brain Res. Cogn. Brain Res. 24 , 634–647 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 46

    Giovannetti, T. et al. Снижение эндогенного контроля при синдроме чужой руки: свидетельство натуралистического действия. Neuropsychologia 43 , 75–88 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 47

    Eimer, M. & Schlaghecken, F. Влияние замаскированных стимулов на моторную активацию: поведенческие и электрофизиологические данные. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Производительность 24 , 1737–1747 (1998).

    CAS Google Scholar

  • 48

    Sumner, P. et al. Медиальная лобная кора человека опосредует бессознательное торможение произвольных действий. Нейрон 54 , 697–711 (2007).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 49

    Pacherie, E.Синдром анархической руки и использование поведения: окно в агентивное самосознание. Функц. Neurol. 22 , 211–217 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 50

    Начев П. и др. Роль преддополнительной моторной области в контроле над действием. Neuroimage 36 (Приложение 2), T155 – T163 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 51

    Начев, П.и другие. Воля и конфликт в медиальной лобной коре головного мозга человека. Curr. Биол. 15 , 122–128 (2005).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 52

    Archibald, S.J. et al. Доказательства использования поведения у детей с СДВГ. J. Int. Neuropsychol. Soc. 11 , 367–375 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 53

    Аммон, К.& Гандевиа, С. С. Транскраниальная магнитная стимуляция может влиять на выбор моторных программ. J. Neurol. Нейрохирургия. Психиатр. 53 , 705–707 (1990).

    CAS Google Scholar

  • 54

    Mueller, V.A. et al. Роль preSMA и ростральной поясной зоны во внутренне выбранных действиях. Neuroimage 37 , 1354–1361 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 55

    Брейсуэлл, Р.M. et al. Двигательная интенциональная активность в латеральной интрапариетальной области макаки. II. Изменения моторного плана. J. Neurophysiol. 76 , 1457–1464 (1996).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 56

    Platt, M. L. & Glimcher, P. W. Нейронные корреляты переменных решения в теменной коре. Nature 400 , 233–238 (1999).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 57

    Cisek, P.Интегрированные нейронные процессы для определения потенциальных действий и выбора между ними: вычислительная модель. J. Neurosci. 26 , 9761–9770 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 58

    Koechlin, E. & Hyafil, A. Передняя префронтальная функция и пределы принятия решений человеком. Наука 318 , 594–598 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 59

    Вольперт, Д.& Миалл, Р. Прямые модели физиологического моторного контроля. Нейронная сеть. 9 , 1265–1279 (1996).

    PubMed Google Scholar

  • 60

    Логан, Г. Д., Коуэн, В. Б. и Дэвис, К. А. О способности подавлять простые реакции и реакции выбора времени: модель и метод. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 10 , 276–291 (1984).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 61

    Халлетт, М.Волевое управление движением: физиология свободы воли. Clin. Neurophysiol. 118 , 1179–1192 (2007).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62

    Cunnington, R. et al. Подготовка и выполнение самостоятельно инициируемых и запускаемых извне движений: исследование фМРТ, связанного с событием. Neuroimage 15 , 373–385 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 63

    Campbell-Meiklejohn, D.K. et al. Знание, когда остановиться: мозговые механизмы погони за потерями. Biol. Психиатрия 63 , 293–300 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 64

    Okuda, J. et al. Дифференциальное вовлечение областей ростральной префронтальной коры (зона Бродмана 10) во временную и событийную проспективную память. Внутр. J. Psychophysiol. 64 , 233–246 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 65

    Хейнс, Дж.и другие. Чтение скрытых намерений в человеческом мозгу. Curr. Биол. 17 , 323–328 (2007).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 66

    Типпер, С. П., Ховард, Л. А. и Хоутон, Г. Механизмы внимания, основанные на действии. Philos. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 353 , 1385–1393 (1998).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 67

    Дойл, М.& Уокер, Р. Изогнутые траектории саккад: произвольные и рефлексивные саккады изгибаются от нерелевантных отвлекающих факторов. Exp. Brain Res. 139 , 333–344 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 68

    Cisek, P. & Kalaska, J. F. Нейронные корреляты принятия решений в дорсальной премоторной коре: спецификация выбора нескольких направлений и окончательный выбор действия. Нейрон 45 , 801–814 (2005).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 69

    Джеймс, В. Принципы психологии (Холт и Ко, Нью-Йорк, 1890).

    Google Scholar

  • 70

    Herwig, A., Prinz, W. & Waszak, F. Два режима сенсомоторной интеграции в действиях, основанных на намерении и на стимулах. Q. J. Exp. Psychol. 60 , 1540–1554 (2007).

    Google Scholar

  • 71

    Дикинсон, А. Современная теория обучения животных (Cambridge Univ. Press, 1981).

    Google Scholar

  • 72

    Браун, П. Л. и Дженкинс, Х. М. Автоматическое формирование ключевого слова голубя. J. Exp. Анальный. Behav. 11 , 1–8 (1968).

    CAS PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 73

    Харуно, М., Вольперт, Д. М. и Кавато, М. Мозаичная модель для сенсомоторного обучения и контроля. Neural Comput. 13 , 2201–2220 (2001).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 74

    Каннингтон, Р., Виндишбергер, К. и Мозер, Э. Преддвигательная активность преддополнительной моторной области и готовность к действию: исследования функциональной МРТ, связанной с событиями с временным разрешением. Hum. Двигаться. Sci. 24 , 644–656 (2005).

    Google Scholar

  • 75

    Урсу, С.И Картер, С.С. Представления результатов, контрфактические сравнения и орбитофронтальная кора человека: значение для нейровизуализационных исследований принятия решений. Brain Res. Cogn. Brain Res. 23 , 51–60 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 76

    Витгенштейн Л. Философские исследования (Блэквелл, 1953).

    Google Scholar

  • 77

    Вегнер, Д.М. Иллюзия сознательной воли (MIT Press, 2003).

    Google Scholar

  • 78

    Деннетт Д. и Кинсборн М. Время и наблюдатель. Behav. Brain Sci. 15 , 183–247 (1992).

    Google Scholar

  • 79

    Капур, С. Психоз как состояние аномальной значимости: структура, связывающая биологию, феноменологию и фармакологию в шизофрении. Am. J. Psychiatry 160 , 13–23 (2003).

    PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 80

    Haggard, P. et al. Осведомленность о действиях при шизофрении. Нейроотчет 14 , 1081–1085 (2003).

    PubMed Google Scholar

  • 81

    Хаггард, П., Кларк, С. и Калогерас, Дж. Добровольное действие и сознательное осознание. Nature Neurosci. 5 , 382–385 (2002).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 82

    Мур, Дж. И Хаггард, П. Осведомленность о действии: вывод и прогноз. Сознательное. Cogn. 17 , 136–144 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 83

    Klein, T.A. et al. Нейронные корреляты осведомленности об ошибках. Neuroimage 34 , 1774–1781 (2007).

    PubMed Google Scholar

  • 84

    Farrer, C. et al. Угловая извилина вычисляет представления осознания действия. Cereb. Cortex 18 , 254–261 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 85

    Sirigu, A. et al. Восприятие самопроизвольных движений после поражения левой теменной кости. Мозг 122 , 1867–1874 (1999).

    PubMed Google Scholar

  • 86

    Haggard, P. & Whitford, B. Дополнительная моторная область обеспечивает эфферентный сигнал для подавления сенсорных функций. Brain Res. Cogn. Brain Res. 19 , 52–58 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 87

    Шактер, Д. Л., Аддис, Д. Р. и Бакнер, Р. Л. Вспоминая прошлое, чтобы представить себе будущее: предполагаемый мозг. Nature Rev. Neurosci. 8 , 657–661 (2007).

    CAS Google Scholar

  • 88

    Mulcahy, N. J. & Call, J. Apes сохраняют инструменты для использования в будущем. Наука 312 , 1038–1040 (2006).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 89

    Осват, М. и Осват, Х. Шимпанзе ( Pan troglodytes ) и орангутанг ( Pongo abelii ) предусмотрительно: самоконтроль и предварительный опыт перед лицом будущего использования инструментов. Anim. Cogn. 11 , 661–674 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 90

    Пашери, Э. Феноменология действия: концептуальные рамки. Познание 107 , 179–217 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 91

    Fried, I. et al. Функциональная организация дополнительной моторной коры головного мозга человека изучается с помощью электростимуляции. J. Neurosci. 11 , 3656–3666 (1991). Сообщил о результатах прямой стимуляции нескольких лобных участков, включая preSMA, у людей в рамках оценки нейрохирургии. Стимуляция слабым током вызвала желание пошевелить определенной частью тела. Более интенсивная стимуляция часто вызывала движение одной и той же части тела.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 92

    Лекман, Дж.Ф., Уокер Д. Э. и Коэн Д. Дж. Предупреждающие позывы при синдроме Туретта. Am. J. Psychiatry 150 , 98–102 (1993).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 93

    Sirigu, A. et al. Изменение осознания произвольных действий после повреждения теменной коры. Nature Neurosci. 7 , 80–84 (2004).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 94

    Велманс, М.Как отделить концептуальные вопросы от эмпирических при изучении сознания. Прог. Brain Res. 168 , 1–9 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 95

    Serrien, D. J. et al. Двигательное торможение у пациентов с синдромом Жиля де ла Туретта: паттерны функциональной активации, выявленные когерентностью ЭЭГ. Мозг 128 , 116–125 (2005).

    PubMed Google Scholar

  • 96

    Wundt, W. Grundüge der Physiologischen Psychologie . (Энгельманн, Лейпциг, 1908 г.).

    Google Scholar

  • 97

    Lafargue, G. & Duffau, H. Осведомленность о намерении действовать после резекции теменной коры. Neuropsychologia 46 , 2662–2667 (2008).

    PubMed Google Scholar

  • 98

    Trevena, J. A. & Miller, J. Подготовка к кортикальным движениям до и после осознанного решения о движении. Сознательное. Cogn. 11 , 162–190 (2002).

    PubMed Google Scholar

  • 99

    Начев П., Кеннард К. и Хусейн М. Функциональная роль дополнительных и дополнительных моторных областей. Nature Rev. Neurosci. 9 , 856–869 (2008).

    CAS Google Scholar

  • 100

    Penfield, W. & Welch, K. Дополнительная двигательная область коры головного мозга.Клинико-экспериментальное исследование. Arch. Neurol. Психиатрия 66 , 289–317 (1951).

    CAS Google Scholar

  • 101

    Танджи, Дж. И Шима, К. Роль дополнительных клеток моторной области в планировании нескольких движений вперед. Nature 371 , 413–416 (1994).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 102

    Kennerley, S.W., Sakai, K. & Rushworth, M. F. S. Организация последовательности действий и роль pre-SMA. J. Neurophysiol. 91 , 978–993 (2004).

    PubMed Google Scholar

  • 103

    Молл, Л. и Кайперс, Х. Г. Премоторные корковые абляции у обезьян: контралатеральные изменения в визуально управляемом поведении при достижении цели. Наука 198 , 317–319 (1977).

    CAS PubMed Google Scholar

  • 104

    Лау, Х.К., Роджерс, Р. Д. и Пассингэм, Р. Э. Манипулирование переживаемым проявлением намерения после выполнения действия. J. Cogn. Neurosci. 19 , 81–90 (2007). Одна из немногих статей, в которых пытались манипулировать сознательным намерением, а не просто записывать его. Транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) по сравнению с preSMA сразу после действия значительно увеличила заявленное время сознательного намерения. Авторы правильно предположили, что опыт сознательного намерения отражает взвешенную комбинацию ряда нейронных сигналов, включая подготовку, исполнение и, возможно, афферентную обратную связь.TMS добавляет нейронный шум к более поздним компонентам, что приводит к увеличению веса более ранних, связанных с подготовкой компонентов, при создании сознательного опыта.

    PubMed Google Scholar

  • 105

    Пассингем, Р. Э. Две корковые системы для направления движения. Ciba Найдено. Symp. 132 , 151–164 (1987). Классическое и очень четкое описание диссоциации между системами внутренней генерации и внешнего управления движением, основанное в основном на удалении SMA и премоторных областей у обезьян.

    CAS PubMed Google Scholar

  • Volitional Action, Volume 62 — 1st Edition

    Общая теоретическая перспектива. Синергия добровольных и непроизвольных действий (В.А.Хершбергер). Volition: полунаучное эссе (W.T. Powers). О воле: историческая перспектива (Э. Шерер). Физиологическая перспектива. Волевые движения глаз и их связь с зрительным вниманием (Б.Фишер, Р. Бох). Церебральные корреляты достижения (А.П. Георгопулос). Воля, волевое действие, внимание и церебральный потенциал у человека: Bereitschaftspotentail, потенциалы, связанные с производительностью, направленный потенциал внимания, изменения спектра ЭЭГ (Х. Х. Корнхубер, Л. Дик, В. Ланг, М. Ланг, А. Корнхубер). Кортикальная модификация сенсомоторных связей в зависимости от предполагаемого действия (В.А. Маккей, Д.Дж. Краммонд). Церебральные корреляты слухового внимания (Р. Нятянен). Психологический стресс сорванных намерений (Р.П. Павлоски). Перспектива системного моделирования. Теория контроля анализа вмешательства во время социального отслеживания (В. Т. Бурбон). VITE и FLETE: нейронные модули для формирования траектории и постурального контроля (Д. Баллок, С. Гроссберг). Поведение первой степени (Р.С.Маркен). Количественное измерение воли: экспериментальное исследование (W.T. Powers). Психологическая перспектива. Некоторые экспериментальные исследования воли (Г.С. Ховард, П.Р. Майерс). Теория управления и психология: инструмент для интеграции и эвристика для новой теории (М.Э. Хайленд). Поведенческая иллюзия: неправильное восприятие волевого действия (Дж. С. Джордан, В. А. Хершбергер). Воля и саморегуляция: механизмы памяти, опосредующие поддержание намерений (Дж. Куль, М. Казен-Саад). Уровни намерения в поведении (Р.С.Маркен, В.Т. Пауэрс). Непроизвольное обучение добровольному действию (Р.Дж. Робертсон). Прикладная перспектива. Сдвиг парадигмы в поведенческой терапии: от внешнего контроля к самоконтролю (Д. Дж. Дельпрато). Содействие самоконтролю: комментарии консультанта (Э.Э. Форд). Теория контроля в приложении к управлению стрессом (Д.М.Гольдштейн). Применение теории управления к рабочим параметрам (Р.Г. Лорд, М.К. Кернан). Эффективное управление персоналом: применение теории контроля (Дж. Солдани). Эффект Гиффена: теория управления, разрешающая экономический парадокс (Уильям Уильямс). Индексы.

    % PDF-1.4 % 368 0 объект > эндобдж xref 368 79 0000000016 00000 н. 0000002396 00000 н. 0000002581 00000 н. 0000002617 00000 н. 0000003023 00000 н. 0000003098 00000 н. 0000003241 00000 н. 0000003384 00000 н. 0000003527 00000 н. 0000003670 00000 н. 0000003813 00000 н. 0000003956 00000 н. 0000004099 00000 н. 0000005284 00000 н. 0000006473 00000 н. 0000006581 00000 н. 0000006691 00000 н. 0000006778 00000 н. 0000008633 00000 н. 0000009965 00000 н. 0000010049 00000 п. 0000011904 00000 п. 0000013234 00000 п. 0000013793 00000 п. 0000014522 00000 п. 0000015714 00000 п. 0000017572 00000 п. 0000018892 00000 п. 0000019578 00000 п. 0000020212 00000 п. 0000020893 00000 п. 0000021557 00000 п. 0000022811 00000 п. 0000023418 00000 п. 0000023739 00000 п. 0000024181 00000 п. 0000038937 00000 п. 0000053577 00000 п. 0000056963 00000 п. 0000057289 00000 п. 0000058216 00000 п. 0000059656 00000 п. 0000075665 00000 п. 0000111975 00000 н. 0000113804 00000 н. 0000115126 00000 н. 0000132756 00000 н. 0000133087 00000 н. 0000133359 00000 н. 0000133423 00000 п. 0000133487 00000 н. 0000133551 00000 н. 0000133614 00000 н. 0000133678 00000 н. 0000133742 00000 н. 0000133806 00000 н. 0000133878 00000 н. 0000134093 00000 н. 0000134161 00000 п. 0000134261 00000 н. 0000134363 00000 н. 0000134432 00000 н. 0000134555 00000 н. 0000134624 00000 н. 0000134795 00000 н. 0000134863 00000 н. 0000135018 00000 н. 0000135086 00000 н. 0000135335 00000 п. 0000135403 00000 н. 0000135554 00000 н. 0000135622 00000 н. 0000135779 00000 н. 0000135847 00000 н. 0000136036 00000 н. 0000136104 00000 п. 0000136223 00000 н. 0000136291 00000 н. 0000001876 00000 н. трейлер ] / Назад 321305 >> startxref 0 %% EOF 446 0 объект > поток hb«b`e`c`X Ȁ

    От мотивации к силе воли

    1. Популярность Юлия Цезаря была угрозой для римского сената, который приказал ему распустить свою армию, а затем разбил лагерь к северу от небольшого ручья, называемого Рубиконом. Древний закон запрещал любому генералу переходить Рубикон и входить в Италию с постоянной армией. Несмотря на то, что Цезарь знал, что это измена, 11 января 49 г. до н. Э. Он сознательно перешел через границу. Как только он это сделал, пути назад уже не было; гражданская война была неизбежна. С этого момента у Цезаря была единственная цель: выиграть войну.

    2. Перед Второй мировой войной Германия была центром научных исследований в области психологии. Фрейд и Юнг оставили в наследство талантливых психологов. Нарцисс Ах была одной из самых выдающихся. Его эксперименты ясно показали различие между мотивацией (состоянием желания) и волей (состоянием, в котором мотивация превращается в непоколебимую, решительную приверженность). К сожалению, язык воли и воли стал центральным принципом нацистской идеологии, хотя нацисты основывали свои взгляды не на психологии воли, а на философии, особенно Шопенгауэра и Ницше.После войны идеи Ака о воле были отброшены вместе с дискредитированной идеологией. Однако концепция воли Аха отличалась от нацистской. В отличие от Шопенгауэра, который видел его отличным от разума и превосходящим его, Ах рассматривал участие человеческой воли (воли) как сильнейшую силу человеческого поведения, силу, которая существовала с разумом и за его пределами и характеризовалась обязательством, выходящим за рамки мотивации или побуждения. удовлетворение поверхностных желаний. См. Н. Ах, «Über den Willensakt und das Temperament: Eine Experimentelle Untersuchung (О действии воли и темперамента: экспериментальное исследование)» (Лейпциг: Quelle & Meyer, 1910).

    Х. Хекхаузен проанализировал использование слов будет и воли в «Психологических рефератах». Он обнаружил, что в конце 19-го и начале 20-го века они были ключевыми словами психологической литературы, но что с 1930 года начался быстрый спад. К 1945 году термин воли больше не использовался, и будет исчез. к 1970 г. См. Х. Хекхаузен, «Perspektiven der Psychologie des Wollens (Перспективы психологии воли)», в «Jenseits des Rubikon: Der Wille in den Humanwissenschaften (За пределами Рубикона: Воля в гуманитарных науках)», ред. .Х. Хекхаузен, П. Голлвитцер и Ф.Е.Вайнерт (Берлин и Гейдельберг: Springer-Verlag, 1987): 143–175.

    3. Х. Брух и С. Гошал, «Остерегайтесь занятого менеджера», Harvard Business Review 80 (февраль 2002 г.): 62–69.

    4. См. Дж. Пфеффер и Р. И. Саттон, «Пробел между знаниями и действиями» (Бостон: издательство Harvard Business School Press, 1999), 7–28.

    5. E.L. Деци с К. Фласте, «Почему мы делаем то, что делаем: понимание самомотивации» (Нью-Йорк: Патнэм, 1995), 44–56; и К.В. Томас, «Внутренняя мотивация в работе: создание энергии и приверженности» (Сан-Франциско: Берретт-Келер, 2000).

    6. Дж. Коллинз, «От хорошего к великому: почему одни компании делают рывок, а другие — нет» (Нью-Йорк: HarperBusiness, 2001), 30–33.

    7. PM Голлвитцер, Х. Хекхаузен и Х. Ратайчак, «От взвешивания к волеизъявлению: подход к принятию решения об изменении посредством пред- или пострешения», «Организационное поведение и процессы принятия решений людьми» 45 (февраль 1990 г.): 41–65.

    8. Х. Хекхаузен и П.М. Голлвитцер, «Содержание мысли и когнитивное функционирование в мотивационных и волевых состояниях разума», «Мотивация и эмоции» 11 (июнь 1987 г.): 101–120.

    9. См. C. Argyris в «Рассуждение, обучение и действие: индивидуальный и организационный» (Сан-Франциско: Джосси-Басс, 1982), 102–103.

    10. Х. Бинсвангер, «Воля и когнитивная саморегуляция», Организационное поведение и процессы принятия решений человеком 50 (декабрь 1991 г.): 154–178.

    11. Дж. Куль, «Контроль действий: поддержание мотивационных состояний», в «Мотивации, намерении и волеизъявлении», под ред. F. Halisch и J. Kuhl (Берлин и Гейдельберг: Springer-Verlag, 1987), 279–291.

    12. Х. Левенталь, К.Р. Шерер, «Отношение эмоции к познанию: функциональный подход к семантическому противоречию», «Познание и эмоция» 1 (март 1987 г.): 3–28; и С. Тейлор и С.К. Шнайдер, «Преодоление и моделирование событий», Social Cognition 7 (1989): 174–194.

    13. А. Бандура, «Механизм самоэффективности в человеческой деятельности», Американский психолог 37 (февраль 1982 г.): 122–147.

    14. П. Кестенбаум и П. Блок, «Свобода и ответственность на работе: применение философского понимания к реальному миру» (Сан-Франциско: Jossey-Bass / Pfeiffer, 2001).

    15. Дж. Куль, «Волевые посредники согласованности когнитивного поведения: процессы саморегулирования и действие в сравнении с ориентацией на государство», в «Управление действием: от познания к поведению», под ред.Дж. Куль и Дж. Бекманн (Берлин: Springer-Verlag, 1985), 101–128.

    16. Х. Минцберг, «Природа управленческой работы» (Нью-Йорк: HarperCollins, 1973), 28–35 и 178–179.

    17. См. П. Сенге, «Пятая дисциплина: искусство и практика обучающейся организации» (Нью-Йорк: Валюта / Даблдей, 1990), 141–145.

    18. Х. Минцберг, «Управленческая работа: сорок лет спустя», в «Поведение руководителей», изд. С. Карлсон (Упсала, Швеция: Acta Universitatis Upsaliensis, 1991), 97–120.

    19. См. T.E. Беккер, «Фокусы и основы приверженности: стоит ли делать различия?» Журнал Академии управления 35 (март 1992 г.): 232–244.

    Volition | Encyclopedia.com

    Действие открытия двери путем нажатия на нее складывается из действия агента по добровольному приложению силы его или ее рукой, плюс это действие, заставляющее дверь открываться. Составлено ли произвольное усилие руки и кисти из действия, дающего результат? Здесь есть явный кандидат на роль результата, а именно сила воздействия конечности.Он мог бы проявить точно такую ​​же силу посредством тех же мышечных сокращений, если бы агент добровольно не применил силу с ним. Таким образом, применение силы конечностью — это только часть всего действия. Но состоит ли остальное в том, что эта часть вызвана действием агента? Философы расходятся во мнениях относительно ответа на этот вопрос. В разделе I ниже предлагается один из способов сформулировать утвердительный ответ (который более полно развит в Ginet [1990, ch. 2]). В разделе II кратко описаны некоторые альтернативные взгляды.

    Раздел I

    Когда кто-то добровольно применяет силу с помощью конечности, действие, которое заставляет конечность прилагать силу, является умственным действием, которое, следуя старой традиции в философии и психологии, называется волей . Мы рассматриваем такие усилия как добровольные, потому что воспринимаем их как находящиеся под нашим непосредственным контролем. Это наиболее очевидно в тех случаях произвольного усилия, когда мы должны сосредоточиться на том, что мы делаем с телом, например, в моем опыте попытки незнакомого танцевального движения левой ногой.Здесь мое внимание сосредоточено на нагрузке на ногу. Я замечаю, как я пытаюсь это сделать, и каково это напряжение. Это контрастирует с тем, как я двигаю левой ногой во время прогулки, наслаждаясь прекрасным днем, когда я совершенно не обращаю внимания на мои нагрузки на ногу. Я делаю это, как мы говорим, «автоматически», возможно, даже не замечая, что сейчас напрягаю эту ногу. Но разницу между этими случаями не стоит преувеличивать. Это совсем не похоже на разницу между одним из вышеупомянутых переживаний и напряжением моего тела, которое я воспринимаю как чисто непроизвольное, например, движение моей голени в ответ на резкий удар чуть ниже коленной чашечки.В этом последнем случае, хотя я ощущаю напряжение ноги, я не воспринимаю его как нечто, что я определяю добровольно. Но мой опыт произвольных усилий, даже когда они совершенно невнимательны, окрашен ощущением того, что я заставляю их происходить.

    Я воспринимаю свои добровольные действия как конкретные усилия, которыми они являются — по крайней мере, в тех отношениях, которые я определяю добровольно. Если бы при ходьбе я в какой-то момент совершил заметно другое движение ногой, чем то, которое я сделал на самом деле, — скажем, сделав гораздо более длинный шаг, чем тот, который я на самом деле сделал, — мой опыт совершения движения был бы соответственно другим. присутствовал ли я на опыте или нет.

    Нормальный субъективный опыт произвольной нагрузки на тело определенным образом представляет собой соединение двух существенно разных частей. Во-первых, это аспект восприятия. Человек воспринимает напряжение определенным образом напрямую, а не визуально или не ощущая его какой-либо другой частью своего тела. Но опыт произвольного усилия — это больше, чем прямое восприятие усилия. Я мог чувствовать силу, прилагаемую к моей руке, точно так же, как когда я толкаю ее вверх, не ощущая этого усилия как чего-то, что я заставляю.Я мог переживать это как что-то, что просто происходит со мной, не связанное с моей волей, и в то же время воспринимать усилие руки как то, что я мог бы произвести добровольно. Произвольность переживания произвольного действия — еще одна его часть, отличная от перцептивной части, аспект, который был бы более заметным из-за своего отсутствия, чем из-за его присутствия.

    Именно эта неперцептуальная часть опыта и является волей. Эта часть может произойти сама по себе, без ощущения напряжения.Мне могло показаться, что я добровольно прикладываю силу вверх рукой, не чувствуя при этом, что это происходит. Ощущение, что рука парализована и находится под наркозом.

    Ни один из видов обедненного переживания — кажущееся ощущение напряжения, но не кажущееся добровольным, или кажущееся добровольным, не ощущая его — случается очень часто. Но и то, и другое действительно иногда случается. И мы достаточно знаем о том, как наш опыт зависит от того, что происходит в нашей нейронной системе, чтобы знать, как в принципе возможно произвести тот или иной вид.Кажется, что оно делает усилие, но не ощущает его, может быть произведено путем лишения субъекта входной нейронной способности воспринимать усилие, оставляя нетронутыми его выходную нейронную способность делать это усилие. И мы могли бы создать ощущение, будто чувствуете определенный вид нагрузки, не имея при этом ощущения, что оно является добровольным, давая системе восприятия субъекта, который не пытается делать какое-либо усилие, тот же нервный ввод, который заставляет субъект чувствовать такого рода усилия, когда он или она делает это добровольно.

    Психическое действие воли не является предшествующим опытом добровольного усилия, не предшествующим психическим событием, которое запускает весь пакет напряжения и его переживания. Скорее дело в том, что часть опыта, присутствие которого заставляет усилие казаться произвольным, а отсутствие которого заставляет его казаться непроизвольным.

    Воля — это средство, с помощью которого я вызываю напряжение своего тела, когда я прилагаю его добровольно. Ибо моя воля считается моей попыткой ее проявить, то есть моей попыткой заставить ее действовать.Итак, когда я добиваюсь успеха, я вызываю это своими усилиями, этой волей.

    Воля напоминает некоторые другие умственные действия (например, принятие решений), имея намеренное содержание. Воля, связанная с моим добровольным применением определенной силы рукой, является волей к приложению такой силы. Его желание приложить определенную силу к моей руке — это не вопрос того, что оно вызывает, а внутреннее свойство самого ментального акта, точно так же, как это внутреннее свойство определенного акта принятия решения о том, что это — решаю поднять руку.

    Воля — это намеренное ментальное событие, содержание (или объект) которого не выходит за рамки приложения силы к телу в непосредственном настоящем. Возникающее намерение и возникающее желание — это другие виды намеренных ментальных явлений, содержание которых не так ограничено. Воля действовать определенным образом не является разновидностью возникающего желания действовать таким образом. Во-первых, воля — это действие, а не желание; даже не возникающее желание — это действие. Во-вторых, возможно иметь волю действовать определенным образом, не имея при этом никакого желания или намерения действовать таким образом.Это могло бы произойти, например, если бы я был уверен, что моя рука парализована, и попытался бы напрячь ее, просто чтобы увидеть, каково это — испытать неэффективную волю. Если бы я ошибался, говоря, что моя рука парализована, я бы приложил ее добровольно, но не намеренно. Это также показывает, что желание действовать определенным образом не является разновидностью решения или намерения действовать таким образом.

    Воля отличается от принятия решения еще и тем, что не является однократным мысленным действием со статическим содержанием. Воля — это подвижная умственная деятельность, содержание которой постоянно меняется.В каждый момент он занимается только физическим напряжением в непосредственном настоящем. Я могу все одновременно решить переплыть другую длину бассейна, но я не могу одновременно иметь волю совершить всю последовательность физических усилий, связанных с поворотом дверной ручки и открытием двери, не больше, чем я могу выполнить эта последовательность упражнений одновременно. Воля — это часть опыта произвольного усилия, и его содержание, в отличие от содержания решения или намерения, так же сильно связано с непосредственным настоящим, как и само добровольное усилие.

    По мере приближения к мгновению содержание волевой деятельности приближается к неизменному, застывшему суждению о непосредственном настоящем. Что я хочу в конкретный момент, так это приложить в этот момент определенную степень силы в определенном направлении к одной или нескольким частям моего тела. Я не буду перемещать своего тела на . Содержание воли в данный момент связано не с движением, которое требует времени, а только с приложением направленной силы в этот момент. Продолженные во времени движения являются объектами намерений, а не волей.Воления не планируются наперед, даже немного. Воля вообще не планирует . Они выполняют (или пытаются выполнить). У меня есть намерение относительно того, какой курс движения мое тело должно взять на себя в следующие несколько мгновений, и в свете этого намерения я прохожу определенный курс волевой активности в течение периода движения, желая в каждой точке, в свете моего восприятия, направленная сила, необходимая в этот момент для сохранения движения по пути, предписанному моим намерением.Воля аналогична рулевому управлению с помощью рулевого колеса, а не рулевому управлению с помощью кнопок, запускающих заданные шаблоны движения. Если есть умственные триггеры последовательностей произвольных усилий (как это могут быть в знакомых, отработанных движениях), волевая деятельность не является триггером, а скорее частью того, что запускается.

    Когда я прилагаю усилия добровольно, моя воля состоит не только в том, чтобы напрягать тело, но и в том, что я действую вместе со своим телом. Я буду не просто напрягать, но прилагать усилия, вызванные мной. Я хочу, чтобы мое желание — именно это желание, о содержании которого мы говорим, — вызывало напряжение.Содержание должно относиться к воле, содержанием которой оно является, и говорить, что эта воля должна заставить тело действовать определенным образом.

    Содержание моей воли в данный момент может быть выражено мной в предложении следующей формы: «Я хочу, чтобы это желание заставило мою часть тела B приложить силу степени F в направлении D.» Здесь F — определенный диапазон степеней силы. D — некоторый диапазон направлений. То, что я буду делать, никогда не будет абсолютно точным в отношении степени или направления силы.Когда я начинаю перемещать рычаг, степень и направление силы, действующей на мою руку, измеряемую точным прибором, могут варьироваться в определенных пределах и по-прежнему соответствовать содержанию моей воли. Получение более точного контроля над своим телом, по крайней мере частично, связано с приобретением более определенной воли.

    Раздел II

    Некоторые философы выдвинули отчеты о произвольных телесных действиях, которые включают нечто вроде воли, но тем или иным образом отличаются от предшествующего описания.Хью Макканн (1972, 1974, 1976 [все перепечатано в McCann 1998]) представляет отчет, почти такой же, как и предыдущий. Одно небольшое отличие состоит в том, что, по мнению Макканна, воля (желание) действовать влечет за собой намерение прилагать усилия. Джон Сирл (1983) придает тому, что он называет намерением в действии , роль, аналогичную волеизъявлению в предыдущем описании, в том смысле, что это начальная часть, а не причина или сопровождение действия. Но он отличается тем, что намерение — это не действие, а воля.Элвин Голдман (1976) дает название «воля» определенному виду возникающего желания , но возникающее желание также не является действием. Уилфрид Селларс (1976) дает название возникающему намерению или решению действовать определенным образом; решение, как и волеизъявление, является умственным действием, но решение по своей сути является намерением воздействовать на тело определенным образом, тогда как воля — нет.

    Ларри Дэвис (1979) использует «волю» для обозначения не сознательной умственной деятельности, о которой мы непосредственно осведомлены, а функционально определенного подсознательного умственного процесса, который не является частью нашего опыта, но теоретически считается тем, что вызывает физическое напряжение. и уверенность агента в том, что он или она действует.Фредерик Адамс и Альфред Меле считают, что «основные функциональные роли, приписываемые волеизъявлению, прекрасно исполняются триадой, состоящей из намерения, попытки и информационной обратной связи» (1992, стр. 323). Попытка достичь А, по их мнению, «является событием или процессом, целью которого является А, и инициируется и (обычно) поддерживается соответствующим намерением. Успешные попытки достичь А, а не вызывать А, — это А- ings. » Таким образом, с их точки зрения, в произвольном усилии конечности, прилагаемое усилие следует отождествлять не с умственным действием, вызывающим напряжение, а со всем произвольным усилием.В действии нет ментальной части, вызывающей все остальное. Меле действительно считает (2002), что любое действие должно иметь ближайшую ментальную причину, а именно намерение действовать немедленно.

    Согласно Тимоти О’Коннору (2000), действие человека включает причинно-следственных связей . Признак действия состоит в том, что агент, постоянная сущность, которая является личностью, а не какое-либо ментальное или иное событие, вызывает части действия события. Исходное событие, которое агент вызывает в добровольном действии определенным образом, может, с этой точки зрения, быть волевым, как описано в разделе I выше, но сам О’Коннор считает это «исполнительным состоянием намерения» действовать таким образом ( п.72).

    попыток Дженнифер Хорнсби (1980) являются умственными действиями и, в ее описании действия, играют роль в возникновении телесных событий, аналогичную той, которую играла волеизъявление в предыдущем описании. Но, по ее мнению, мгновенное содержание попытки может определять расширенную во времени последовательность телесных нагрузок и даже их внешние последствия (например, содержание может заключаться в открытии двери). Это и тот факт, что для нее попытка подразумевает намерение или желание, содержание попытки существенно отличается от воли, описанной в разделе I.

    См. Также Детерминизм, исторический обзор; Гольдман, Элвин; Сирл, Джон; Селларс, Уилфрид.

    Библиография

    Адамс, Фредерик и Альфред Р. Мел. «Дебаты о намерении и волеизъявлении». Канадский философский журнал 22 (1992): 323–338.

    Дэвис, Лоуренс. Теория действия . Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1979.

    Ginet, Carl. В действии . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета, 1990.

    Голдман, Элвин. «Пересмотр теории воли». В Теория действия , отредактированная Майлсом Брэндом и Дугласом Уолтоном. Дордрехт: Д. Рейдел, 1976.

    Хорнсби, Дженнифер. Действия . Лондон: Рутледж и Кеган Пол, 1980.

    Джеймс, Уильям. «Воля.» Глава. 27 в Основы психологии . 2 тт. Mineola, NY: Dover Publications, 1950.

    Либет, Бенджамин, Энтони Фриман и Кейт Сазерленд, ред. Волевой мозг: к неврологии свободной воли .Выходные данные Academic, 1999.

    McCann, Hugh. «Поднятие руки — это базовое действие?» Философский журнал 68 (1972): 235–250.

    Макканн, Хью. «Попытка, паралич и воля». Обзор метафизики 28 (1976): 423–442.

    Макканн, Хью. «Воля и основное действие». Philosophical Review 83 (1974): 451–473.

    Макканн, Хью. Работа агентства . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 1998.

    Меле, Альфред.

    About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts