Можно ли бить детей ремнем: Надо ли детей наказывать за провинности ремнем — Российская газета

Содержание

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем — Российская газета

Надо ли детей наказывать за провинности ремнем?

МВД Беларуси инициирует принятие закона о предупреждении насилия в семье, в том числе физического наказания детей. Прежде всего, предполагается резко усилить профилактическую работу в сфере семейных отношений. А что думают насчет воспитательной роли отцовского ремня россияне, не пора ли его выбросить?

Ирина Дейнек, жительница Калининграда, учитель русского языка и литературы, мама двоих детей:

— Я резкий противник телесных наказаний в семье. Ремень унижает детей, отражается на их поведении, поступках. По детям сразу видно, бьют ли их, кричат ли на них. Более того, негативные воспоминания о таких наказаниях не стираются по прошествии многих лет. Единственным исключением я бы назвала ситуацию, когда ребенок своим поведением угрожает собственной жизни и здоровью. Когда он, к примеру, регулярно выбегает на проезжую часть, игнорируя все возможные устные аргументы. Но и здесь ремень можно применять только в крайнем случае — и только один раз, обязательно по ногам, а не по мягкому месту. Просто чтобы у ребенка в голове закрепилось, что за запретным действием следует наказание. А вообще, лучший способ воздействия на ребенка — это регулярное выполнение своих обещаний. Если пообещал что-то хорошее — выполни. Но если пообещал за какой-то проступок лишить, к примеру, какого-то развлечения — тоже сдержи слово, как бы жалко тебе ребенка не было.

Игорь Рубцов, многодетный отец из Ижевска:

— Наказание не должно быть физическим. На современных детей, например, очень хорошо влияет отстранение от Интернета, планшетов, телефонов и других гаджетов, потому что сейчас они — неотделимая часть жизни каждого человека.

Александр Пушкарев, председатель совета Костромской благотворительной организации «Воскресение», многодетный отец:

— Бить детей нельзя, это понятно. Всем нужно пытаться сдерживаться. Конечно, иногда бывают такие отношения или ситуации в семье, когда родители выходят из себя и могут шлепнуть ребенка. Исправлять эту ситуацию, на мой взгляд, можно только воспитанием и просвещением. Если резко ввести наказания — вся деревня может оказаться в тюрьме. И кому от этого будет лучше?

Светлана Калмыкова, педагог-психолог Городского психолого-педагогического центра, Барнаул:

— Телесное наказание ребенка недопустимо. Агрессия — не метод воспитания, это лишь показатель бессилия родителей, которые не могут найти адекватный выход из конфликтной ситуации. Конечно, взрослым порой проще шлепнуть ребенка, чем попытаться выстроить конструктивный диалог с ним. Но надо понимать, что рукоприкладство, крик только отдаляют нас от собственных детей.

Хотите знать больше о Союзном государстве? Подписывайтесь на наши новости в социальных сетях.

Можно ли наказывать, бить ребенка ремнем в целях воспитания? Как воспитать ребенка без ремня?

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

Психолог рассказала, почему нельзя бить детей

Недавно у меня на лекции возникла дискуссия со студентами на тему «Можно ли бить детей в воспитательных целях?». Мнение аудитории разделилось примерно пополам. Первые утверждали, что рукоприкладство к детям неприемлемо по ряду причин. Например, их в детстве били родители, и они вспоминают это как страшный сон. Или их никогда родители не били, и они выросли нормальными людьми.Приводились и другие доводы: телесное наказание унижает человека, это негуманно и так далее. Однако нашлись и те, кто говорил обратное. И тоже приводили аргументы. Жаль, что такая полемика вообще развернулась. Потому что – и это надо написать крупными буквами – детей бить категорически нельзя ни при каких обстоятельствах!

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ

Странно слышать аргументы от родителей: «сколько можно было ему повторять?», «он сам напросился», «он меня довел!». Как будто вас никогда не доводил начальник, муж, жена, подруга, мама? При этом вы же не решаете вопрос легким подзатыльником и не бросаетесь на них с ремнем? Наоборот – находите альтернативные методы решения вопросов, как-то договариваетесь. Почему же с детьми некоторые родители себе позволяют физическое насилие? Представьте себя ребенком: вы чего-то не знаете, или не понимаете, или не можете запомнить. Или слегка пошалили, или двойку принесли… И вот кто-то очень близкий и родной, тот, кто должен вас учить, защищать, заботиться, на вас за это злится, орет! И не просто злится, а лупит тапкой, дает подзатыльник или еще хуже – порет ремнем. А еще этот обидчик – в полтора раза выше и в два раза тяжелее вас. Вы полностью в его власти, просто потому, что он сильнее. А вам в этот момент нужно соображать, усваивать и воспринимать, делать выводы! Представили состояние ребенка?

Вместо поддержки и совета ему создали предельно стрессовые условия, боль, да еще кричат, что он тупой! В некоторых семьях дети регулярно оказываются в таких условиях… Очевидно, что такой метод воздействия не несет воспитательной функции. Если у вас задача чему-то научить ребенка, то имейте в виду, что даже «легкий шлепок» дезорганизует его, лишая способности воспринимать и усваивать информацию.

Огромное значение также имеет вопрос личных телесных границ ребенка! Он должен понимать, что его тело неприкосновенно. Нарушая его телесные границы, вы формируете в его сознании прецедент восприятия физического насилия как нормы в его будущих отношениях с окружающими.

ПОСЛЕДСТВИЯ

Жестокое обращение с ребенком вызывает необратимые изменения его психического, а порой и интеллектуального развития, формирует неврозы, фобии, панические атаки и соматические проявления. Насилие искажает восприятие реальности – дети, часто подвергающиеся насилию, уходят в мир своих фантазий. Да, порой шлепком вы можете получить быстрый результат, но в долгосрочной перспективе это абсолютно деструктивно для ребенка.

Рукоприкладством вы формируете асоциальное поведение – понимание, что все вопросы решаются насилием. И точно подрываете свой авторитет, вызывая ответную агрессию. Вы разрушаете доверие между вами и доверие ребенка к внешнему миру. Если его так обижают близкие люди, чего же тогда ждать от других… Родителям надо не забывать, что ребенок, которого бьют в детстве, во взрослой жизни более склонен к депрессиям, разным формам зависимостей, ожирению и суициду. Ищите альтернативные формы воспитания и наказания. Берегите и любите своих детей. Вот что главное. 

«Без розги не вырастишь человека?» или Как правильно наказывать ребенка

11371

Екатерина НОВИЦКАЯ, ведущая рубрики «Мама в декрете». Фото Pixabay.

Нужно ли наказывать ребенка за провинности? Как бобруйские мамы относятся к наказаниям? Чего категорически не стоит делать, наказывая ребенка, и почему подростки не боятся наказаний? Об этом – беседа с детским психологом Светланой Глагола и мамами.

Простить нельзя наказать?

Время стремительно бежит, вот уже малышу исполнился годик, и он начинает «показывать характер». В моем случае, например, глядя мне в глаза, он выливает воду из поильника на стол или на себя, а при попытке забрать – изо всех сил сопротивляется и возмущенно кричит. Потом трясет пальцем: «ни-ни»! И снова льет. Вот и задумалась я о наказаниях и воспитании. Как любая мама, с ужасом представляю обе крайности: катающегося по земле психующего отпрыска и свист карающего ремня. Со старшим как-то это все уже забылось: он говорит, что все время воспитывала словом, но помнит, как однажды всыпала ремня за серьезную провинность.

Мнение мам

Побеседовала на эту тему с десятком мам. Большинство считает, что наказание – неотъемлемая часть воспитания, подходы при этом незначительно отличаются.

Например, мама двоих детей, 8 и 3 лет, Татьяна Н., считает, что наказывать стоит до определенного возраста, с 2 и до 3 лет. Говорит, старшую дочку не били никогда, а сыну и ремнем доставалось, и в угол ставили – иначе не понимал. Сегодня в их семье – это скорее шантаж, а не наказание – лишение доступа к телефону. Еще одна мама двоих мальчишек, 7 и 4 лет, Татьяна П. соглашается, что лишение гаджетов – с самого раннего возраста едва ли не единственный способ разрешить конфликт. Виктория Н., мама двойняшек, живущая сейчас в Италии, признается, что ей повышать голос приходится через день, а частенько и берется за ремень, хотя у итальянцев физические наказания не приняты. А вот бобруйчанка Ирина, с которой разговорились на прогулке, мама полуторагодовалой дочки, напротив, утверждает, что пока обходятся только словами и объяснениями, и в будущем она категорически не планирует применять физические наказания и жесткие ограничения. Ее поддерживает мама Арсения, Ольга Л., говорит, бить и кричать – точно не вариант.

Елена Ф., мама взрослого сына и 7-месячной дочки, рассуждает:

– Со старшим никакого особого наказания не было, всегда старались разговаривать. В угол не ставили, но могла и шлёпнуть, о чем сейчас сильно сожалею. Младшую планирую воспитывать на принципах демократии и диалога, разговаривать, объяснять и, конечно же, быть личным примером. Надеюсь, у нас получится. У нас большая разница у детей (16 лет), было время все взвесить, и повзрослеть самой.

Слово специалисту

Задаем вопросы бобруйскому практикующему семейному и детскому психологу, Светлане Глагола:

Семейный и детский психолог, Глагола Светлана Сергеевна. Фото предоставлено героем материала.

– Светлана, с какого возраста уместно начинать наказывать ребенка за провинности?

– Воспитание начинается, фигурально выражаясь, с рождения. Универсального рецепта нет. Сейчас ситуация с наказаниями по отношению к детям в семье обстоит очень интересно. С одной стороны, в нашей культуре испокон веков считалось, что «без розги не вырастишь человека», а с другой стороны, система воспитания ушла далеко вперед, и многие родители боятся наказывать своих детей, чтобы не травмировать их.

Типичная ситуация: мамы детей до 3 лет стараются идти на поводу желаний ребенка и во всем его слушают, но забывают, что малыш еще не знает, чего хочет. В зависимости от настроения и любопытства он желает то одно, то другое, а когда ему дают все сразу – переутомляется и плачет. Задача родителя заключается в том, чтобы умело ограничивать и грамотно переключать внимание ребенка, а не наказывать его от бессилия, когда пропадает терпение и кажется, что он просто капризничает.– Есть ли какие-то особенности воспитания в наше время?

– Важным аспектом, на мой взгляд, является то, что многие мамы воспитывают своих детей одни, по причине частых командировок пап. В такой ситуации система воспитания носит нерегулярный характер. Мамы часто за один и тот же проступок могут или наказать, или вообще никак не отреагировать в силу своей загруженности. Если по каким-то причинам воспитанием занимаются бабушки и дедушки, то это совсем другой вид воспитания. Все эти особенности приходятся на одного ребенка. Таким образом, в силу всего перечисленного наши дети живут в непостоянной системе поощрений и наказаний, в которой непонятно, как же лучше поступить: как хочется или как говорят.

Типичная ситуация: супруг находится в командировке и, кроме домашних обязанностей, на женщин обрушиваются дополнительные проблемы. Плюс она чувствует, что не защищена и не справляется со всем, что нужно сделать. Если в такой ситуации еще и ребенок приносит плохие отметки, то, как правило, терпение подводит женщину, и она срывается на источнике раздражения. В данной ситуации речь идет не о наказании как таковом, а просто о нервном срыве.

– С чем чаще всего вы сталкиваетесь в работе?

– Чаще всего, когда родители приводят ребенка к психологу, их запрос звучит как «помогите – он неуправляемый». Но обычно на деле оказывается, что у родителей нет четких требований по отношению к ребенку, и ребенок не понимает, что от него хотят. В такой семье любые наказания не будут иметь успеха из-за отсутствия постоянных условий и требований.

Типичная ситуация: ребенок ничего не хочет, единственное его желание – компьютерные игры. Если разобраться, взрослые тоже много времени проводят в социальных сетях и потому не против, чтобы их ребенок «залипал» в экран и не мешал. Когда же чадо полностью погружается в виртуальный мир и перестает реагировать на окружающих людей, только тогда родители замечают, что что-то не так и угрожают лишить его любимой игрушки.

– Чего нельзя делать родителям?

– Нужно категорически избегать по отношению к ребенку: физических наказаний, наказаний едой (не кормить его или отказывать в каких-то продуктах), эмоционально жестокого обращения с ребенком, угрожать что-то сделать с ним, придумывать нереалистичные угрозы (отдам в приют и т. п.).

– Как «правильно» наказывать?

– Я для себя под «наказанием» понимаю метод обозначения границ дозволенного. Другими словами, целью наказания должно выступать объяснение ребенку, что можно, а что нельзя и не принято в том окружении, в котором он родился. Делается это для того, чтобы уберечь его от опасной среды или для дальнейшей социализации в обществе. Следовательно, родителям, прежде чем наказывать, нужно доступно и понятно – в соответствии с возрастом – объяснить ребенку, чего они от него ожидают и чему хотят научить.

– Какие ошибки чаще всего совершают родители?

– Чаще всего родители наказывают не за проступки, а, скорее, от бессилия или чтобы «выпустить пар». Они не могут или не знают, как донести до ребенка то, чего от него ждут. Есть родители, которые копируют модель воспитания своих родителей и в этом случае не задумываются, а просто повторяют то, к чему привыкли сами. Бывает, что отцы и матери, которые в силу личностных особенностей не обладают способами регуляции собственных чувств и эмоций, просто срываются на более слабом и беззащитном – своем ребенке. Также существуют родители, которые жестоки со своими детьми, потому что уверены в собственной безнаказанности.

– Чем же можно заменить привычный многим «ремень»?

– Если понаблюдать внимательно за своим ребенком, то всегда можно найти альтернативу физическим наказаниям. Есть достаточно много инструментов для воздействия на ребенка без насилия, например: система поощрений, похвала, поиск и опора на его потребности и желания, предоставление управляемого выбора: предлагается на выбор то, что можно позволить из социально одобряемого поведения, собственный пример, ведение переговоров, реагирование не агрессией, а юмором, принятие решений вместе, опора на реальные возможности своего ребенка, умение не выдавать желаемое за действительное.

– С маленькими детьми понятно, а есть ли какие-то особенности воспитания в подростковом возрасте?

– Подростки, с которыми я работаю, чаще всего жалуются на то, что родители требуют от них то, чего не делают сами. И на деле это подтверждается. Дети растут, а взрослые продолжают относиться к ним как к маленьким, хотя требуют от них, как от взрослых. Подростки же в силу своего возрастного максимализма никакой вид наказания в такой ситуации не воспринимают. В данном случае родителям нужно сначала сделать переоценку своих требований и поменять отношение к ребенку.

– Что вы можете посоветовать родителям?

– Хотелось бы обратить внимание родителей на то, что фокус внимания нужно смещать от наказания к постоянству своих требований и ожиданий к ребенку. Если семейная ситуация понятна и требования всегда одинаковые, ваш ребенок очень быстро сам научится вести себя без регуляции извне в виде наказаний.

Ремень для особых случаев – Газета Коммерсантъ № 73 (6553) от 24.04.2019

Национальный Институт защиты детства (создан некоммерческим Национальным фондом защиты детей от жестокого обращения) опубликовал аналитический отчет об отношении россиян к использованию насильственных методов воспитания детей. Исследование, основанное на опросе 1600 россиян, показало, что около 25% родителей прибегали к ремню. 67% опрошенных считают недопустимыми «серьезные физические наказания». Впрочем, табу не распространяется на такие проступки, как воровство, хулиганство, курение и употребление алкоголя и наркотиков: в этих случаях физически наказывать детей готовы две трети опрошенных. Исследователи отметили, что в финансово благополучных семьях детей бьют реже, чем в бедных.

Социологическая группа «Циркон» в рамках просветительского проекта «Дом под зонтом» Национального института защиты детства опросила 1600 взрослых по всей России, чтобы выяснить, считают ли родители допустимым физическое наказание детей. Исследование было выполнено при поддержке фонда президентских грантов на развитие гражданского общества. Итоги опроса в понедельник представил в Москве председатель правления Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак. По его словам, две трети россиян считают допустимыми физические наказания детей, но заставить респондентов в этом признаться крайне сложно.

«Характер наказания, которое должно последовать за проступком, должен зависеть от степени серьезности проступка»,— считают опрошенные родители.

25% опрошенных сообщили, что как минимум один раз пользовались ремнем для физического наказания за серьезные, с их точки зрения, проступки: курение, употребление алкоголя или наркотиков, хулиганство в общественных местах и мелкое воровство. При этом допустимым для таких случаев физическое наказание считают до двух третей родителей, отмечают исследователи. В то же самое время 67% опрошенных — те же две трети — считают «серьезные физические наказания» (такие как порка ремнем) недопустимыми, и лишь 26% — допустимыми в редких случаях. Число тех участников, которые считают порку безоговорочно допустимым средством воспитания, не превышает 4%.

Противоречия в цифрах социологи объясняют неискренностью респондентов, а также тем, что подзатыльники и шлепки многими воспринимаются как более мягкая и допустимая форма наказания — ее практикуют больше половины опрошенных.

При этом также около половины родителей считают, что нельзя кричать на детей и применять другое эмоциональное воздействие (допустимым крик считают 14%, допустимым в редких случаях — 36%). Запреты и ограничения выглядят наиболее предпочтительной мерой: о недопустимости ограничения пользования гаджетами заявили лишь 12% опрошенных, против других запретов выступили 20%.

Господин Спивак отметил, что уровень образования родителей существенно не меняет их отношения к насильственным методам воспитания, однако в финансово благополучных семьях детей бьют реже. Кроме того, исследователи пришли к выводу, что «мужчины в целом несколько чаще, чем женщины, проявляют установки на допустимость физических наказаний и их применение, что отражает некоторые сложившиеся гендерные стереотипы поведения». Среди жителей сельских населенных пунктов процент допускающих насилие выше, чем в городах.

Среди причин использования физических наказаний эксперт Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Мартынова называет «воспроизводство традиционных сценариев воспитания», а также внутреннее напряжение родителя из-за того, что он плохо справляется со своей социальной ролью. Группа молодых родителей в возрасте от 18 до 24 лет заметно менее склонны применять насилие в воспитательных целях, отмечают исследователи: это объясняется тем, что «молодые люди сами еще недавно были детьми и собственный опыт склоняет их к неприятию насильственных методов». В то же время больше всего в вопросах воспитания люди склонны доверять мнению представителей старших поколений — дедушкам и бабушкам. Около трети россиян выразили готовность прислушаться к разъяснениям психологов и педагогов, но «на практике реальное обращение к профессионалам распространено слабо».

Около половины опрошенных считают, что отношение к физическим наказаниям детей в России может измениться, но 37% настроены скептически и в изменения не верят. Самыми действенными способами изменения сценариев воспитания респонденты назвали создание «специальных передач по телевидению и радио и бесплатные лекции для родителей в детских садах и школах». При этом на самих опрошенных больше всего действуют «личные истории» пережитого насилия.

Дмитрий Кальченко


Эксперт Национального фонда защиты детей от жесткого обращения психолог Марина Мартынова прокомментировала корреспонденту “Ъ” Дмитрию Кальченко результаты опроса россиян о применении физических наказаний детей.

Читать далее

Можно ли наказывать ребенка физически? Каковы последствия физического наказания?

Дата публикации: 23.04.2020

Почему многие родители активно применяют физическое воздействие на собственных детей? Причины, кроющиеся за этим явлением, довольно глубоки. Но физическое наказание, как чрезвычайно пагубное, можно заменить намного более эффективными и гуманными альтернативами.

Некоторые утверждают, что “необходимо пороть ребенка, пока не подрос”. И это является данью традициям. Ведь на Руси неотъемлемым элементом воспитания были березовые розги. Но сегодня все изменилось, и физические наказания приравниваются к средневековым экзекуциям. Правда для многих данный вопрос важен и остается открытым.

Ключевые причины использования физического наказания в воспитательном процессе

Огромное число родителей применяют силу в воспитании детей и при этом не задумываются, какие это может спровоцировать последствия. Для них привычно исполнять свой родительский долг, щедро наделяя детей подзатыльниками. Мало того, для поддержания дисциплины часто на видном месте вешается объект устрашения – ремень и т.п.

Каковы же причины столь яростной средневековой жестокости у современных мам и пап? Есть несколько причин:

  • Наследственные причины. Чаще всего родители вымещают собственные детские обиды уже на своем чаде. Причем такой отец или мать обычно не отдают себе отчет, что существует воспитание без насилия. Их уверенность в том, что подзатыльник закрепляет сказанные воспитательные слова у ребенка, незыблема;
  • Отсутствие желания, а также времени на воспитание малыша, проведение продолжительных бесед, объяснение его неправоты. Ведь намного быстрее и легче ударить ребенка, нежели сесть с ним и поговорить о его проступках, помочь ему понять собственную неправоту;
  • Отсутствие даже элементарных знаний о процессе воспитания детей. Родители берут в руки ремень только от безысходности и от незнания, как совладать с «маленьким монстром»;
  • Вымещение обиды и злости за собственные неудачи, предыдущие и нынешние. Часто родители лупят собственное чадо лишь потому, что сорваться больше не на ком. Зарплата мизерная, начальник жесток, жена не слушается, а тут еще вредный ребенок, крутящийся под ногами. И родитель дает по попе за это. Причем чем громче плачет ребенок и чем сильнее боится отца, тем сильнее тот будет отрываться на ребенке за собственные же проблемы и неудачи. Ведь человеку необходимо хоть перед кем-нибудь ощущать собственное могущество и власть. И самое плохое, когда за ребенка некому заступиться;
  • Психические расстройства. Существуют и такие родители, которым просто необходимо накричать, отлупить чадо, устроить разборки без видимых причин. Далее родитель достигает требуемой кондиции, прижимает малыша к себе и плачет вместе с ним. Таким мамам и папам требуется консультация психолога.

Что является физическим наказанием?

К физическим наказаниям специалисты относят не только прямое использование грубой силы с целью повлиять на ребенка. Кроме ремней используются и полотенца, и тапочки, и подзатыльники, и наказание в углу, и дерганье за руки и рукава, и игнорирование, и насильное кормление либо не кормление и т.п. Но в любом случае преследуется одна цель – причинить боль,  продемонстрировать власть над ребенком, указать ему его место.

Статистика: наиболее часто наказаниям в физической форме подвергаются дети до 4-летнего возраста, так как они еще не могут спрятаться, защититься либо возмутиться вопросом: «За что?» Физические воздействия провоцируют новую волну непослушания ребенка, что, в свою очередь, приводит к новому всплеску агрессии родителя. Таким образом, появляется так называемый круговорот насилия в семье.

Последствия физических наказаний. Допустимо ли бить ребенка? Имеются ли преимущества у физических наказаний? Конечно, нет. Неверны утверждения, что пряник не дает эффекта без кнута и что легкая трепка в некоторых ситуациях бывает полезной

Ведь любое физическое наказание оборачивается последствиями:

  • Страх перед родителем, от которого ребенок прямо зависит (и при этом любит). Этот страх с течением времени перерастает в невроз;
  • На фоне такого невроза малышу сложно адаптироваться в обществе, найти себе друзей, а позже – и вторую половину. Воздействует это и на карьеру;
  • У воспитываемых подобными методами детей чрезвычайно занижена самооценка. Ребенку на всю жизнь запоминается «право сильного». Причем этим правом он при первой же возможности воспользуется сам;
  • Регулярные порки влияют на психику, вызывая задержки в развитии;
  • Дети, которые постоянно концентрируются на ожидании наказания от родителей не способны сосредоточиться на уроках либо играх с другими детьми;
  • В 90% случаев избиваемый родителями ребенок аналогично будет поступать с собственными детьми;
  • Свыше 90% злоумышленников подвергались в детстве насилию со стороны родителей. Наверное, никто не желает воспитать маньяка либо мазохиста;
  • Регулярно получаемый наказание ребенок теряет чувство реальности, прекращает решать насущные проблемы, учиться, испытывает постоянную злость и страх, а также желание мести;
  • С каждым ударом ребенок отдаляется от родителя. Нарушается естественная связь между родителями и детьми. В семье с насилием не будет взаимопонимания. Вырастая, ребенок доставит множество проблем родителям-тиранам. А в старости родителей ждет незавидная участь;
  • Наказанный и униженный ребенок чрезвычайно одинок. Он чувствует себя разбитым, забытым, выброшенным на обочину жизни и ненужным никому. В подобных состояниях дети способны совершать такие глупости, как уход в плохие компании, курение, наркотики или даже суицид;

Войдя в кураж, родители часто теряют над собой контроль. В итоге, попавший под горячую руку ребенок рискует получить травму, иногда несовместимую с жизнью, в том случае, если после тумака родителя упадет и ударится об острый предмет.

  • Необходимо помнить, что физические наказания – это слабость, а не сила родителей, проявление его несостоятельности. И отговорки вроде «он по-другому не понимает» остаются лишь отговорками. В любом случае имеется альтернатива физическому насилию. Для этого:
  • Следует отвлечь ребенка, переключить внимание на что-нибудь интересное.
  • Увлеките малыша занятием, при котором ему перехочется шалить и капризничать.
  • Обнимите малыша и убедите его в своей любви. После можно провести с малышом хоть пару часов собственного «драгоценного» времени. Ведь ребенку не хватает именно внимания.
  • Придумайте новые игры. К примеру, можно собирать раскиданные игрушки в два больших ящика, кто первый. Наградой может быть хорошая сказка на ночь от папы либо мамы. И это подействует лучше, нежели подзатыльник либо тумак.
  • Применяйте лояльные способы наказания (лишение ноутбука, ТВ, похода на прогулку и пр.).

Важно научиться ладить с ребенком без наказаний. Методов для того огромное количество. Было бы желание, а альтернативу отыскать можно всегда. Для любого родителя важно понять, что детей категорически нельзя бить ни при каких условиях!

Не дышите холодом на детей, дабы не замерзнуть в старости!

 


Источник: https://razvitie-krohi.ru/psihologiya-detey/bit-ili-ne-bit-rebenka-posledstviya-fizicheskogo-nakazaniya-detey.html
 

Как нельзя наказывать ребенка — Здоровые дети

Как нельзя наказывать ребенка

10 фактов против телесных наказаний детей и 8 советов родителям сдержаться, не дать подзатыльник и не потерять доверие ребёнка.

  1. Любое физическое воздействие, будь то единичный толчок, шлепок, подзатыльник, либо серия ударов, встряска, порка ремнем — это грубейшее нарушение личностных границ человека. Как следствие, у детей, которых родители бьют «в воспитательных целях», не сможет сформироваться умение защищать и отстаивать собственные границы во взрослом возрасте, а также не будет привито умение распознавать и уважать границы других людей.
  1. Мама и папа — это самые близкие и любимые люди, по сути, они являются основным и, зачастую, единственным окружением малыша в тот период, когда он только начинает познавать мир и учится строить отношения с другими людьми. В раннем детстве формируется базовое доверие к миру, которое позже становится фундаментом для взаимодействия с внешним миром. Причинение физического страдания и запугивания со стороны самых близких людей очень сильно подрывает доверие к ним и ко всему остальному миру. Это очень сильно затормаживает психическое развитие и сказывается на социализации.
  1. Когда ребенка бьют, помимо боли он испытывает испуг, разочарование, унижение. Следствием этого является снижение самооценки, утрата уважения к себе. Неминуем «надлом личности». Ребенок «замыкается» в себе, автоматически подавляется развитие таких качеств, как инициативность, лидерство и творческие способности.
  1. В зависимости от особенностей характера ребенка, которого родители наказывают причинением физической боли и унижая его достоинство, очень высока вероятность развития пессимизма, а в некоторых случаях озлобление.
  1. Физическое наказание не воздействует на первопричину непослушания и приносит кратковременный результат. Сначала физические наказания пугают ребенка, но он достаточно быстро «привыкает» к этой неприятной мере воздействия, и, как минимум, внутренне дистанцируется от обижающего родителя, а зачастую начинает испытывать желание отомстить.
  1. Если взрослый не садист, он неминуемо испытывает чувство вины и угрызения совести после физического насилия над ребенком, который слабее и беззащитнее взрослого. Результат рукоприкладства — это испорченное настроение у всех членов семьи.
  1. Когда родители бьют детей, тем самым они подают пример социопатического поведения. Ребенок, сталкиваясь с родительской агрессией, делает вывод, что все сложные ситуации нужно решать, применяя силу, агрессию и запугивание. И, взрослея, будет делать соответствующий выбор. И здесь разброс последствий будет огромен: от агрессивных в садике и в школе детишек, так называемых сложных подростков — драчунов, задир, хулиганов до малолетних правонарушителей, маньяков, садистов и сексуальных извращенцев.
  1. Ребенок, которого бьют родители, с раннего детства привыкает к тому, что он заслуживает такого отношения, и подсознательно усваивает как некую аксиому, что окружающие люди имеют право его унижать и обижать. Если самые близкие люди на свете, родители, его бьют и считают это нормальным, что же ждать от остальных?
  1. Ребенок, который сталкивается с родительской агрессией и физическими наказаниями, будет неосознанно делить весь мир на «Жертв» и «Агрессоров», и даже повзрослев, будет вести себя в соответствии с выбранной ролью. Типичное поведение девочки-Жертвы будет развиваться по так хорошо знакомому сценарию: в качестве партнера и супруга она будет неосознанно выбирать Агрессора, чтобы, опять-таки не отдавая себе в этом отчет, воссоздать для себя привычную с детства ситуацию насилия, жестокости и запугивания. А мальчик-Агрессор женится и начнет систематически мучать жену и детей, причем формы проявления агрессии будут варьироваться от так называемого «вербального садизма» (обидные слова, постоянная критика, несправедливые оценки, обзывательства, систематический подрыв самооценки у жены и детей, ор на членов семьи, угрозы) до швыряния предметами, побоев и нанесения травм различной степени тяжести.
  1. Если родители привыкают бить ребенка и при этом не всегда контролируют свой аффект, очень высока вероятность нанесения ребенку физической травмы, пусть и невольно. Полно случаев, когда разозлившийся папа слишком резко дергает за ручку расшалившуюся дочку и та получает вывих; или мама в раздражении толкает нагрубившего ей сына и тот лбом ударяется о дверной проем или затылком о подлокотник — ребенок получает гематому. Кроме того, подавление и физическое насилие в детстве могут вызвать заболевания нервной системы, вплоть до психических заболеваний.

“А если не бить, то ребёнок вырастет мямлей!»

Да, одним из самых частых аргументов в пользу жесткого воспитания и физического наказания является рассуждение на тему возможных опасностей проявления мягкости,  жалости к детям:  якобы, если не проявлять жесткость и жалеть ребенка каждый раз, когда он проявляет потребность в жалости, ласке, понимании и прощении, ребенок приучится манипулировать родителями. Наоборот, у ласковых, терпеливых и понимающих родителей вырастают дети, умеющие понимать и прощать. А опасение вырастить ребенка манипулятором свойственно как-раз родителям-манипуляторам. Типичный пример манипуляции над собственными детьми — постулат о том, что «любовь и уважение нужно заслужить», а за хорошее отношение и подарки нужно ежедневно расплачиваться послушным поведением, хорошими оценками и прочими вариациями на тему  удовлетворения родительских ожиданий.

«Как удержаться и не дать подзатыльник?»

  1. Прежде всего, постарайтесь предвосхитить ситуацию острого конфликта. Самой частой причиной без меры озорного детского поведения и нарушения родительских запретов является желание привлечь к себе внимание! Выделите хотя бы полчаса или час для индивидуального общения с ребенком: играйте, гуляйте, проявляйте интерес к его хобби. Это не сложно и эффективно, практика показывает, что капризов и озорства у ребенка становится гораздо меньше.
  2. Пытайтесь договариваться и контролируйте свой аффект. Если чувствуете, что теряете контроль над своим гневом, возьмите тайм-аут. Выйдите из комнаты, подышите глубоко и позвольте своему интеллекту возобладать над аффектом.
  3. Отличным стартом для работы над самообладанием станет осознание факта, что физическое превосходство над ребенком ни в коем случае не является аргументом, достойным взрослого человека с нормальным уровнем внутренней культуры.
  4. Научитесь анализировать себя. Задайтесь вопросом: «Что мною движет сейчас, в этот момент, когда я готов ударить ребенка?» Возможные варианты ответов будут красноречивее любой рекомендации — усталость, накопившееся раздражение, желание быстрого, незамедлительного результата при воздействии на ребенка, нежелание понять его и найти правильные аргументы, нужные слова, подходящие интонации для переубеждения.
  5. Помните, что если в разумных пределах давать детям то, чего они так стремятся добиться, они не только вырастают уверенными в себе людьми с развитой инициативностью и творческими способностями, но на примере родителей научатся быть благодарными и дарить радость близким.
  6. Старайтесь договариваться с детьми и заинтересовывать их. Метод «кнута и пряника» скорее уместен при дрессировке животных, а в человеческих детенышах целесообразнее воспитывать умение самостоятельно различать добро и зло, задумываться о последствиях своих поступков и нести ответственность за их последствия.
  7. Постарайтесь как можно дольше оберегать ребенка от подавления, запугивания и уравниловки. Чем старше, сильнее как личность и увереннее в себе он будет, когда впервые столкнется с унижением и неуважением, тем меньше вероятность того, что это его «сломает» и подорвет веру в людей. Человек, с раннего детства не привыкший к грубости, хамству и унижениям, вырастает оптимистом, активной личностью и истинным лидером, который знает себе цену и не понаслышке уважает личностные границы других людей, а также умеет увлечь, заинтересовать, поддерживать и сопереживать.
  8. Наслаждайтесь вместе с ребенком таким коротким, мгновенно пролетающим отрезком детства, купайтесь в любви и ласке, максимально доверяйте детям, откройте им свое сердце, вместо того, чтобы запугивать и унижать малышей, таких хрупких и беззащитных перед взрослыми. Учите ребенка радоваться жизни и познавать мир, получать удовольствие от жизни, а не «учиться выживать прямо с пеленок в этом несправедливом и сложном мире».
Ольга Маркова2020-01-29T14:26:10+03:00
Поделитесь с друзьями!
Об авторе:Ольга Маркова Практикующий гомеопат и клинический психолог в Центре гомеопатии на Боровском шоссе, 56 c 2011 года. Закончила факультет журналистики МГУ, несколько лет работала корреспондентом и редактором. В 30 лет серьезно заинтересовалась… подробнее »

Похожие записи

Почему нельзя шлепать ребенка предметом во время дисциплинарного взыскания

В Мичигане много родителей, которые наказывают своих детей, применяя те или иные формы телесных наказаний. Порка, в большинстве случаев, принимает форму шлепка, наносимого рукой по заду ребенка , и это форма дисциплины, которую разрешает закон штата Мичиган. Хотя, как вы помните из нашей предыдущей статьи о телесных наказаниях, это непростая тема, поскольку в законе не очень четко указано, что допустимо, а что относится к категории жестокого обращения с детьми.Так что, если вы решите шлепать своих детей, когда вы их наказываете, эта статья для вас.

Использование руки отличается от использования предмета для удара по ребенку

Скорее всего, когда вы были ребенком, ваши родители шлепали вас, когда вы шалили. И если они это сделали, то велика вероятность, что они использовали что-то другое, кроме своих рук, даже если это случалось лишь изредка, чтобы доказать свою точку зрения. Взбивалки для ковров, обувь, кухонные ложки, лопатки, ремни , список предметов, которыми родители шлепают своих детей, практически бесконечен.(В некоторых случаях детей отправляли на улицу, чтобы они приносили выключатель с дерева, чтобы использовать их в своих собственных занятиях!). Но в любом случае это уже не приемлемый вариант.

Удары предметами значительно увеличивают вероятность получения травм!

Если ударить ребенка открытой ладонью по заду, ему будет больно. Однако для многих родителей это главное. Причинение боли, чтобы преподать урок, не причиняя вреда. Однако, как только вы задействуете какой-либо предмет, шансы, что вы действительно можете причинить значительный вред этому ребенку, возрастают в геометрической прогрессии. Удар ребенка ремнем или удлинителем может вызвать серьезные синяки, болезненные рубцы и даже порезы . Если ударить ребенка выключателем, на его коже могут образоваться кровоточащие раны, что может привести к инфекции. В любом случае, как только объект будет задействован, вероятность стойких травм становится значительной. И вот где решение отшлепать ребенка, чтобы дисциплинировать его, переступает черту жестокого обращения с детьми.

CPS не считает, что шлепки в Мичигане допустимы! Служба защиты детей

(CPS) смутно относится к порке, поскольку считает, что грань между физической дисциплиной и физическим насилием слишком тонка для большинства родителей.И, к сожалению, в некоторых случаях они правы. Но столько же случаев, когда они ошибаются, а это означает, что родителей, которые просто пытаются делать то, что они считают правильным, в конечном итоге наказываются за свои усилия. Поэтому, когда вы шлепаете ребенка, и он заканчивается кровотечением или синяком, который может длиться несколько недель, вмешается CPS, и результаты обычно ужасны для всех!

Родители, обвиненные в физическом насилии, могут потерять своих детей из-за системы!

Если вы шлепаете своего ребенка, и от этого шлепка остаются следы на теле ребенка, о вас могут сообщить в CPS за жестокое обращение с детьми.Учителя, тренеры, ваш бывший, даже незнакомец в магазине или ресторане могут сообщить вам о подозрении в жестоком обращении с детьми. И как только CPS появится и увидит, что у вашего ребенка ссадины, синяки или даже открытые раны, и узнает, что это вы сделали вы, все станет действительно ужасно, очень быстро. Велика вероятность того, что государство заберет вашего ребенка из-под вашей опеки и поместит в приемную семью. Вы даже можете лишиться родительских прав. Поэтому очень важно действовать быстро, чтобы защитить себя и свою семью.

Убедитесь, что у вас лучший адвокат CPS, если вас обвиняют в злоупотреблениях!

Телесные наказания детей — очень спорный вопрос здесь, в Мичигане, и, вероятно, так будет всегда. Но независимо от того, выступаете ли вы за шлепки или предпочитаете другие методы дисциплины, помните, что — выбор за вами как за родителем , если этот выбор не приведет к повреждению или травме ребенка. А если вы участвуете в расследовании полиции или CPS, в ходе которого ставится под сомнение ваш выбор родителей, немедленно свяжитесь с нами по телефону 866 766 5245.Наши квалифицированные и опытные адвокаты CPS всегда готовы помочь.

Если бить вашего ребенка ремнем представляет собой жестокое обращение с ребенком

Является ли нанесение вашему ребенку ремня чрезмерного телесного наказания Жестокое обращение с детьми в Орландо, штат Флорида

Является ли избиение вашего ребенка ремнем или предметом чрезмерным телесным наказанием / жестокого обращения с детьми в районе Орландо, Флорида?

Лучшая практика — дать ребенку тайм-аут и не бить его.Если вы ударили своего ребенка

ремня и оставляя следы или синяки на вашем ребенке, вы настраиваете себя для того, чтобы кто-то звонил в службы защиты детей или DCFS на вас. Если вы обезобразите своего ребенка или нанесете серьезную травму, ударив ребенка, ваш ребенок будет удален от вас; и вас арестуют за жестокое обращение с детьми. DCFS и правоохранительные органы изучат степень тяжести травм, полученных в результате ударов / ударов (чрезмерное телесное наказание) ребенка, при принятии решения.

Врач, осматривающий детские травмы, может позвонить в DCFS, если увидит у ребенка следы и синяки; и думаю, что произошло жестокое обращение с детьми. Учитель может сделать то же самое. Поэтому лучше всего использовать тайм-аут или ограничить использование ребенком компьютера, просмотра телевидения или привилегий, которыми ребенок пользуется. Это исключает возможности, которые могут возникнуть, если вы оставите на своем ребенке следы или синяки в результате удара ремнем или другим предметом.

Прецедентное право определяет чрезмерное телесное наказание.Вы можете или не можете быть арестованы и осуждены за преступление, если вы ударите ребенка ремнем, который оставит синяки и следы. Однако, скорее всего, DCFS расследует вас вместе с полицией. Зачем настраиваться на это? Вы действительно хотите рискнуть, что это произойдет?

Если вы не проживаете с другим родителем ребенка, другой родитель, скорее всего, попытается получить от вас единоличную опеку над ребенком или ограничит ваше разделение времени с ребенком.

Принимая решение, DCFS рассмотрит, есть ли психологический ущерб ребенку от удара; и произошли ли из-за этого изменения в поведении ребенка.DCFS спросит ребенка, не боится ли он вас. Они также могут задавать вопросы учителям ребенка.

Эта статья предназначена только для информации; и не образует адвокатской тайны. Если у вас есть дополнительные вопросы по поводу чрезмерных телесных наказаний; и DCFS удаление детей из дома; или DCFS, расследующий вас, вы можете позвонить Энн Мари Гилден, Esquire в Ann Marie Giordano Gilden, P. A. по телефону (407) 732-7620, чтобы назначить первую консультацию.

Вот что делает с детьми порка.Врачи говорят, что все это нехорошо.

Родители, которые бьют своих детей, могут полагать, что удар «просто привлекает их внимание» или налагает старомодную дисциплину, но на самом деле шлепки ухудшают поведение, чем это было раньше, и могут причинить долгосрочный вред, заявили педиатры в понедельник.

Американская академия педиатрии усилила свои рекомендации против телесных наказаний в обновленных рекомендациях, заявив, что они делают детей более агрессивными и повышают риск проблем с психическим здоровьем.

«Применение телесных наказаний увеличивает, а не снижает вероятность того, что в будущем дети будут проявлять дерзость и агрессивность», — говорится в новом руководстве для педиатров.

«От порки нет никакой пользы», — сказал доктор Роберт Седж из Медицинского центра Тафтса в Бостоне, который помог написать руководство.

«Мы знаем, что дети растут и развиваются лучше благодаря позитивному ролевому моделированию и установлению здоровых ограничений. Мы можем добиться большего ».

Словесные оскорбления и унижение также контрпродуктивны, заявили в педиатрической группе.

«Родители, другие лица, осуществляющие уход, и взрослые, взаимодействующие с детьми и подростками, не должны применять телесные наказания (включая удары и шлепки) ни в гневе, ни в качестве наказания за плохое поведение или как его следствие, а также не должны применять какие-либо дисциплинарные меры, в том числе словесные. оскорбления, вызывающие стыд или унижение », — говорится в обновленных правилах группы.

«В течение нескольких минут дети часто возвращаются к своему первоначальному поведению. Это определенно не учит детей саморегулированию», — сказал Сеге NBC News.

«Такие методы, как тайм-аут и другие эффективные формы наказания, цель состоит в том, чтобы научить ребенка контролировать себя, чтобы у него была возможность контролировать и управлять своим собственным поведением. И это то, что на самом деле все. »

Американцы по-прежнему твердо верят в избиение, шлепки и шлепки детей как дома, так и в школе.

Связанные

«Согласно опросу 2004 года, примерно две трети родителей маленьких детей сообщили, что применяли те или иные физические наказания», — сообщила педиатрическая группа.

«Эти родители сообщили, что к пятому классу 80 процентов детей были подвергнуты физическому наказанию, а 85 процентов подростков сообщили, что подвергались физическому наказанию, а 51 процент подвергся ударам ремнем или подобным предметом».

А в 2013 году опрос Harris Interactive показал, что 70 процентов родителей согласны с утверждением о том, что «хорошая, жесткая порка иногда необходима для того, чтобы наказать ребенка», хотя это меньше, чем у 84 процентов родителей в 1986 году.

Но все меняется, — сказал Седж.

«Если вы ограничите свои опросы людьми, у которых дома есть дети в возрасте 5 лет и младше, которые являются новым поколением родителей, большинство из них не любят шлепать своих детей и часто не шлепают своих детей. ,» он сказал. «Мы думаем, что произошла смена поколений, когда сегодняшние родители с гораздо меньшей вероятностью будут шлепать своих детей, чем их родители».

Одна группа изучала родителей в их доме и обнаружила, что большинство родителей действительно устно предупреждали детей, прежде чем нанести физический удар.Но они не заставили себя ждать. «Телесное наказание произошло в среднем через 30 секунд, что свидетельствует о том, что родители могли« реагировать либо импульсивно, либо эмоционально, а не инструментально и намеренно »», — заявили в педиатрической группе.

Это принесло мало пользы.

«Эффекты телесных наказаний были временными: в течение 10 минут большинство детей (73 процента) возобновили то же поведение, за которое были наказаны».

Битье детей не только приносит мало пользы; это может ухудшить их долгосрочное поведение.

«Дети, которые неоднократно подвергались телесным наказаниям, как правило, развивают более агрессивное поведение, повышенную агрессию в школе и повышенный риск психических расстройств и когнитивных проблем», — говорится в заявлении Сеге.

Это сохранялось даже тогда, когда родители были теплыми и любящими.

Родители, ударившие своих детей, часто имеют собственные серьезные проблемы. «Родители, страдающие депрессией, чаще применяли телесные наказания. Кроме того, экономические проблемы в семье, проблемы с психическим здоровьем, насилие со стороны интимного партнера и злоупотребление психоактивными веществами — все это связано с увеличением зависимости от телесных наказаний », — сказал Сеге.

«В одном небольшом отчете говорится, что родители, которые сами пережили травмы, с большей вероятностью применяют телесные наказания, чем другие родители».

Связанные

Так что же могут делать родители вместо этого?

«Во-первых, установите позитивные, поддерживающие и любящие отношения со своим ребенком. Без этого основания у вашего ребенка нет причин, кроме страха, демонстрировать хорошее поведение », — советует AAP.

«Во-вторых, используйте положительное подкрепление, чтобы усилить поведение, которое вы хотите от своего ребенка.«

Тайм-ауты очень хорошо подходят для детей младшего возраста, — отметили в группе. «Наказывайте детей старшего возраста, временно лишив их любимых привилегий, таких как занятия спортом или игры с друзьями. Если у вас есть вопросы о наставлении детей, поговорите со своим педиатром », — советует он.

Педиатры почти всегда рекомендуют дисциплинарные меры, которые не включают в себя избиение детей или принуждение их есть специи, полоскание рта с мылом или другие жестокие наказания.Только 6 процентов из 787 американских педиатров, опрошенных в 2016 году, одобрили порку, и только 2,5 процента на самом деле ожидали, что это принесет пользу.

Американская психологическая ассоциация утверждает, что положительное подкрепление более эффективно, чем шлепки.

«Положительное подкрепление альтернативного поведения чрезвычайно эффективно», — говорится в нем.

Порка ремнем — Жестокое обращение с детьми?

Наказание ребенка шлепанием, я полагаю, самая распространенная форма дисциплины, когда я был ребенком, снова фигурирует в новостях.Звездный бегун Миннесотских Викингов Адриан Петерсон был дисквалифицирован на прошлой неделе за то, что отшлепал своего 4-летнего сына веткой дерева. В современном мире это серьезный бизнес. Вот похожий недавний случай в Калифорнии.

Порка ремнем

3 августа 2013 г. сосед сообщил, что слышал, как ребенка били или шлепали. Когда заместители шерифа округа Лос-Анджелес исследовали дом Джозу Э. (отец) и Карен Э. (мать), они обнаружили, что у двухлетней дочери А.Е. (имена не разглашаются) на задней части ноги были два красных рубца длиной от пяти до шести дюймов. и еще больше красных рубцов на ее ягодицах.(Судьи не пишут «задница».)

Отец признался, что ударил А.Е. своим ремнем, потому что она плохо себя вела. Мать не знала о порке ремнем, но видела, как отец шлепал А.Е. по заднице голой рукой.

Жестокое обращение с детьми

Отец был арестован за жестокое обращение с детьми и содержался под стражей.

Отец объяснил свое разочарование в наказании своей маленькой дочери. Он сказал следователям, что в детстве его наказывали ремнем и считал, что это лучший способ наказать А.E.

Департамент по делам детей и семьи Л. А. и судья суда по делам несовершеннолетних не согласились и признали отца виновным в жестоком обращении с детьми. Его выгнали из дома. Отец понравился.

Опасно для ребенка?

Отец утверждал, что изъятие А.Е. из-под его опеки было неправомерным, поскольку он не представлял существенной опасности для его дочери.

На самом деле, как и следовало ожидать, отобрать ребенка из-под опеки его или ее родителей непросто. Раздел 361 (c) (1) Кодекса о социальном обеспечении и учреждениях ограничивает возможность суда по делам несовершеннолетних лишить ребенка физической опеки со стороны родителей.Суд должен установить с помощью «четких и убедительных доказательств», что «существует или будет существенная опасность для физического здоровья, безопасности, защиты, физического или эмоционального благополучия несовершеннолетнего».

Существовало множество свидетельств того, что отец и мать были хорошими родителями. Не было продолжающегося домашнего насилия, проблем со злоупотреблением психоактивными веществами и проблем безопасности дома. DCFS признал, что семья была готова к сотрудничеству и была заинтересована в решении вопроса о порке. А.Е. была здорова и комфортно чувствовала себя в присутствии родителей.

Постановление / Закон

Апелляционный суд отменил решение суда по делам несовершеннолетних, установив, что не было четких и убедительных доказательств того, что отец представлял опасность причинения вреда своей дочери А.Е. Ему было разрешено вернуться в семейный дом.

В деле 2013 года мы резюмировали заключение генерального прокурора о телесных наказаниях: «Для родителей не является незаконным шлепать ребенка в дисциплинарных целях другим предметом, кроме руки, при условии, что наказание является необходимым и не чрезмерным по сравнению с индивидуальные обстоятельства.”

Согласно судебному делу 2013 года, разумность конкретного телесного наказания зависит от четырех факторов: (1) возраста ребенка, (2) части тела, по которой нанесен удар, (3) инструмента, использованного для нанесения удара по телу. ребенка, и (4) размер нанесенного ущерба. Это не жестокое обращение с детьми, если произошла «случайная травма».

Урок для родителей / Чарльз Баркли

Я помню, как в детстве несколько наших соседских друзей были избиты своими отцами ремнями, вешалками, деревянными ложками или выключателями.Я подозреваю, что иногда это связано с алкоголем.

Родители, которых в детстве наказывали избиениями, даже жестокими, могут искренне полагать, что именно так вы эффективно наказываете своих детей. Не так, не сегодня. И тогда тоже. По крайней мере, проблема привлекает внимание всей страны.

Бывшая звезда баскетбола Чарльз Баркли так прокомментировал дело Адриана Петерсона: «Порка — мы делаем это постоянно», объяснив, что телесные наказания — обычная практика на Юге.

Порка ребенка другим предметом, кроме руки, о чем в случае обнаружения должны сообщить медицинские работники, может повлечь за собой уголовное обвинение в жестоком обращении с ребенком.

Адриан Петерсон против Рэя Райса

Это жесткий пенальти, как Хосу Э. и Адриан Петерсон на собственном горьком опыте усвоили. Правильно это или нет, но я провожу различие между инцидентом с Адрианом Петерсоном и звездой Балтиморских воронов Рэем Райсом, который ударил кулаком и нокаутировал его, а затем бессердечно вытащил из лифта своего тогдашнего жениха. Комментарии приветствуются.

Джим Портер — поверенный Портера Саймона, имеющий лицензию в Калифорнии и Неваде, с офисами в Траки и Тахо-Сити, Калифорния, и Рино, Невада.Сферы практики Джима включают: недвижимость, девелопмент, строительство, бизнес, ТСЖ, контракты, травмы, посредничество и другие транзакционные вопросы. С ним можно связаться по адресу [email protected] или www.portersimon.com.

Найдите нас на Facebook. © 2014

10 причин не бить своего ребенка

1. МОДЕЛИ НАБИВАНИЯ УДАРЕНИЙ

Существует классическая история о матери, которая считала шлепки необходимой частью дисциплины, пока однажды она не увидела, как ее трехлетняя дочь бьет ее годовалый сын.Когда ее спросили, ее дочь сказала: «Я просто играю мамочку». Эта мать никогда не шлепала ни одного ребенка. Дети любят подражать, особенно людям, которых они любят и уважают. Они понимают, что делать то, что вы делаете, — это нормально. Родители, помните, вы воспитываете чужую мать или отца, жену или мужа. Те же методы дисциплины, которые вы применяете к своим детям, они, скорее всего, будут применять в своих собственных родительских обязанностях. Семья — это тренировочный лагерь для обучения детей тому, как справляться с конфликтами.Исследования показывают, что дети из шлепающих семей с большей вероятностью будут использовать агрессию для разрешения конфликтов, когда станут взрослыми.

Шлепки демонстрируют, что люди могут бить людей, и особенно большие — маленьких, а более сильные — более слабых. Дети узнают, что, когда у вас есть проблема, вы решаете ее хорошим ударом. Ребенок, чье поведение контролируется шлепками, вероятно, продолжит этот способ взаимодействия в других отношениях с братьями и сестрами и сверстниками, а в конечном итоге — с супругом и потомством.

Удар оставляет неизгладимое впечатление

Но вы говорите: «Я не шлепаю своего ребенка так часто и так сильно. Большую часть времени я проявляю к нему много любви и нежности. Случайные удары по дну его не побеспокоят. Это объяснение справедливо для некоторых детей, но другие дети помнят шлепающие сообщения больше, чем заботливые. У вас может быть соотношение объятий 100: 1 в вашем доме, но вы рискуете, что ваш ребенок запомнит и окажет на него большее влияние один удар, чем 100 объятий, особенно если этот удар был нанесен в гневе или несправедливо, что случается слишком часто.

Физическое наказание показывает, что можно выразить свой гнев или исправить ошибку, ударив других. Вот почему отношение родителей во время порки производит такое же сильное впечатление, как и сам шлепок. Как контролировать свои гневные импульсы (контроль захвата) — это одна из вещей, которой вы пытаетесь научить своих детей. Порка саботирует это учение. Руководства по порке обычно предупреждают, что никогда не шлепайте в гневе. Если бы это правило строго соблюдалось, то 99 процентов порки не произошло бы, потому что, как только родитель успокоится, он или она сможет придумать более подходящий метод исправления.

ГЛАВНОЕ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ «УДАРЕНИЕ»

Физические удары — не единственный способ перейти черту насилия. Все, что мы говорим о физическом наказании, относится также и к эмоциональному / словесному наказанию. Брань и тирады оскорблений могут на самом деле нанести ребенку более психологический вред. Эмоциональное насилие может быть очень тонким и даже самодовольным. Угрозы принуждения ребенка к сотрудничеству могут затронуть его худший страх — быть брошенным. («Я ухожу, если вы не ведете себя хорошо».) Часто под угрозой отказа подразумевается сообщение ребенку о том, что вы терпеть не можете его, или привкус эмоционального отказа (давая ей понять, что вы отказываетесь от своего любить, отказываться говорить с ней или говорить, что она вам не нравится, если она продолжает вам не нравиться).Шрамы на уме могут длиться дольше, чем на теле.

2. УДАРЕНИЕ УНИЧТОЖАЕТ РЕБЕНКА

Представление ребенка о самом себе начинается с того, как он воспринимает то, что другие, особенно его родители, воспринимают его. Даже в самых любящих семьях порка дает сбивающее с толку сообщение, особенно для ребенка, который слишком мал, чтобы понять причину удара. Родители тратят много времени на то, чтобы воспитывать у своего ребенка или ребенка чувство ценности, помогая ему чувствовать себя «хорошо». Затем ребенок разбивает стакан, вы шлепаете, и он чувствует: «Я, должно быть, плохой.

Даже объятие, снимающее чувство вины со стороны родителей после шлепка, не снимает укуса. Ребенок, вероятно, почувствует удар внутри и снаружи еще долгое время после объятия. Большинство детей, оказавшихся в такой ситуации, обнимаются и просят пощады. «Если я его обниму, папа перестанет меня бить». Когда порка повторяется снова и снова, ребенку доходит до одного: «Ты слаб и беззащитен».

Джоан, любящая мать, искренне считала, что шлепки являются родительским правом и обязанностью, необходимой для того, чтобы стать послушным ребенком.Она чувствовала, что порка была «для блага ребенка». После нескольких месяцев дисциплины, контролируемой шлепками, ее малыш стал замкнутым. Она заметила, что он играет один в углу, не интересуется товарищами по играм и избегает зрительного контакта с ней. Он потерял прежний блеск. Внешне он был «хорошим мальчиком». Внутренне Спенсер думал, что он плохой мальчик. Он не чувствовал себя правильным и поступал неправильно. Порка заставляла его чувствовать себя меньше и слабее, уступая место людям более крупного, чем он сам.

Шлепать по рукам

Как заманчиво хлопнуть по этим смелым ручонкам! Многие родители делают это, не задумываясь, но задумываются о последствиях.Мария Монтессори, одна из первых противников битья детей по рукам, считала, что детские руки — это инструмент для исследования, продолжение естественного детского любопытства. Похлопывание посылает мощный негативный сигнал. Все опрошенные нами чувствительные родители согласны с тем, что руки должны быть запрещены для физического наказания.

Исследования подтверждают эту идею. Психологи изучили группу из шестнадцати четырнадцатимесячных подростков, играющих со своими матерями. Когда одна группа малышей попыталась схватить запрещенный предмет, они получили пощечину; другая группа малышей не подвергалась физическому наказанию.В последующих исследованиях этих детей семь месяцев спустя было обнаружено, что наказанные младенцы менее опытны в изучении своего окружения. Лучше отделить ребенка от объекта или наблюдать за его исследованием и не трогать маленькие ручки.

3. НАПАДЕНИЕ ОБОЗНАЧАЕТ РОДИТЕЛЯ

Родители, которые контролируют шлепки или иным образом жестоко наказывают своих детей, часто чувствуют себя обесцененными, потому что в глубине души они не чувствуют себя хорошо в своем способе дисциплины. Часто они шлепают (или кричат) в отчаянии, потому что не знают, что еще делать, но потом чувствуют себя более бессильными, когда обнаруживают, что это не работает.Как сказала одна мать, которая исключила порку из своего списка исправлений: «Я выиграла битву, но проиграла войну. Мой ребенок теперь боится меня, и я чувствую, что потеряла что-то драгоценное ».

Порка также обесценивает роль родителей. Быть авторитетной фигурой означает, что вам доверяют и уважают, но не боятся. Прочная власть не может основываться на страхе. Родители или другие опекуны, которые постоянно используют шлепки для контроля над детьми, попадают в безвыходную ситуацию. Мало того, что ребенок теряет уважение к родителю, но и родители проигрывают, потому что у них развивается мышление шлепания и у них меньше альтернатив шлепанию.У родителей меньше заранее спланированных, проверенных опытом стратегий, позволяющих отвлечься от потенциального поведения, поэтому ребенок больше плохо себя ведет, что требует еще большей порки. Этого ребенка не учат развивать внутренний контроль.

Удар обесценивает родительско-дочерние отношения. Телесное наказание устанавливает дистанцию ​​между шлепающим и шлепком. Это расстояние особенно беспокоит в домашних ситуациях, когда отношения между родителями и детьми уже могут быть натянутыми, например, в неполных семьях или смешанных семьях.В то время как некоторые дети снисходительно устойчивы и приходят в норму, не оказывая негативного воздействия на разум или тело, другим трудно полюбить руку, которая их бьет.

4. УДАР МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К НАРУШЕНИЮ

Наказание ужесточается. Когда вы начнете «немного» наказывать ребенка, где вы остановитесь? Малыш тянется к запрещенному стакану. Вы касаетесь руки как напоминание не трогать. Он снова тянется, вы хлопаете по руке. На мгновение убрав руку, он снова хватает ценную вазу своей бабушки.Вы бьете по руке сильнее. Вы начали игру, в которой никто не может выиграть. Тогда возникает вопрос, кто сильнее — воля вашего ребенка или ваша рука, а не проблема прикосновения к вазе. Чем вы сейчас занимаетесь? Бейте все сильнее и сильнее, пока рука ребенка не станет настолько болезненной, что он не сможет продолжать «не подчиняться?»

Опасность начала телесных наказаний в первую очередь состоит в том, что вы можете почувствовать, что вам нужно достать оружие побольше: ваша рука превращается в кулак, переключатель превращается в ремень, сложенная газета превращается в деревянную ложку, а теперь то, что начиналось как кажущаяся невиновностью перерастает в жестокое обращение с детьми.Наказание подготавливает почву для жестокого обращения с детьми. Родители, которые запрограммированы на наказание, настраивают себя на более суровое наказание, главным образом потому, что они не усвоили альтернативы, и сразу же переходят в режим наказания, когда их ребенок плохо себя ведет.

5. УДАР НЕ УЛУЧШАЕТ ПОВЕДЕНИЕ

Мы много раз слышали, как родители говорят: «Чем больше мы шлепаем, тем больше он плохо себя ведет». Порка ухудшает поведение ребенка, а не улучшает его. Вот почему. Запомните основу для поощрения желательного поведения: ребенок, который считает правильным, поступает правильно.Порка подрывает этот принцип. Ребенок, которого ударили, чувствует себя неправильно внутри, и это проявляется в его поведении. Чем больше он плохо себя ведет, тем больше его шлепают и тем хуже он себя чувствует. Цикл продолжается. Мы хотим, чтобы ребенок знал, что он поступил неправильно, и испытывал угрызения совести, но все же верил, что он человек, имеющий ценность.

Цикл дурного поведения

Одна из целей дисциплинарных мер — немедленно прекратить дурное поведение, и это может быть сделано с помощью порки. Более важно убедить ребенка в том, что он не хочет повторять проступки (т.д, внутренний, а не внешний контроль). Одна из причин неэффективности порки при создании внутреннего контроля заключается в том, что во время и сразу после порки ребенок настолько озабочен воспринимаемой несправедливостью физического наказания (или, может быть, степенью его наказания), что он «забывает» причина, по которой его отшлепали.

Сесть с ним и поговорить после порки, чтобы убедиться, что он знает, что он сделал, можно сделать так же (если не лучше) и без порки.Альтернативы порке могут вызывать у ребенка гораздо больше размышлений и совести, но они могут отнимать у родителей больше времени и энергии. Это поднимает главную причину, по которой некоторые родители склоняются к порке — это легче.

6. УДАР ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НЕ БИБЛЕЙСКИЙ

Не используйте Библию как предлог для шлепков. В рядах людей иудео-христианского происхождения наблюдается замешательство, которые, ища помощи в Библии в своих усилиях по воспитанию благочестивых детей, верят, что Бог повелевает им шлепать.Они серьезно относятся к «пощади розгу и балуй ребенка» и боятся, что, если они не шлепают, они совершат грех, потеряв контроль над своим ребенком. Из нашего опыта консультирования мы обнаруживаем, что эти люди — преданные родители, которые любят Бога и любят своих детей, но они неправильно понимают концепцию жезла.

Стихи жезла — что они на самом деле означают

Следующие библейские стихи вызвали величайшее замешательство:

«Глупость запуталась в сердце ребенка, но жезл дисциплины уведет его далеко от него.(Прит. 22:15)

«Пощадивший жезл ненавидит своего сына, а любящий его старается наказать его». (Прит. 13:24)

«Не отказывай в наказании от ребенка; если вы накажете его жезлом, он не умрет. Накажи его жезлом и спаси его душу от смерти ». (Прит. 23: 13-14)

«Исправляющий жезл дает мудрость, а дитя, предоставленное самому себе, позорит свою мать». (Прит. 29:15)

Библейское толкование

На первый взгляд эти стихи могут показаться пренебрежительными.Но вы можете рассмотреть другое толкование этих учений. «Жезл» (шебет) означает разные вещи в разных частях Библии. Словарь иврита дает этому слову разные значения: палка (для наказания, письма, борьбы, правления, ходьбы и т. Д.). Хотя удочку можно было использовать для ударов, ее чаще использовали для ведения бродячих овец. Пастухи не использовали жезл, чтобы бить своих овец, а дети, безусловно, более ценны, чем овцы. Как хорошо учит пастырский автор Филип Келлер в своей книге «Пастух смотрит на Псалом 23», пастушья жезл использовался для борьбы с добычей, а посох — для того, чтобы осторожно направлять овец по правильному пути.(«Твой жезл и твой посох утешают меня» (Псалом 23: 4)).

Опрошенные нами еврейские семьи, которые внимательно следят за диетой и образом жизни, изложенными в Священном Писании, не практикуют «исправление прута» со своими детьми, потому что они не следуют такой интерпретации текста.

Книга Притч — стихотворение. Логично, что писатель использовал бы известный инструмент для формирования имиджа авторитета. Мы считаем, что именно это Бог говорит о жезле в Библии — родители берут на себя заботу о ваших детях.Когда вы перечитываете «стихи о розыгрыше», используйте понятие родительского авторитета, когда вы подойдете к слову «розга», а не к понятию избиения или порки. Это звучит правдоподобно во всех случаях.

Ветхий Завет и Новый Завет

Хотя христиане и евреи верят, что Ветхий Завет — это вдохновенное слово Бога, это также исторический текст, который на протяжении веков интерпретировался разными способами, иногда неправильно, чтобы поддержать убеждения времен. Эти «жезльные» стихи обременены толкованиями телесных наказаний, поддерживающими человеческие представления.Другие части Библии, особенно Новый Завет, предполагают, что уважение, авторитет и нежность должны быть преобладающим отношением к детям среди людей веры.

В Новом Завете Христос изменил традиционную систему правосудия «глаза в глаза», применив подход «подставить другую щеку». Христос проповедовал кротость, любовь и понимание и выступал против любого резкого использования жезла, как сказал Павел в 1 Кор. 4:21: «С кнутом (жезлом) приду к вам, или с любовью и кротостью?» Далее Павел учил отцов тому, как важно не вызывать гнев в их детях (что обычно и происходит при порке): «Отцы, не раздражайте ваших детей» (Еф.6: 4) и «Отцы! Не ожесточайте детей ваших, иначе они будут разочарованы» (Кол. 3:21).

По нашему мнению, нигде в Библии не говорится, что вы должны отшлепать своего ребенка, чтобы быть благочестивым родителем.

ЗАПАСНИТЕ УДОЧКУ!

Есть родители, которых нельзя шлепать, и дети, которых нельзя шлепать. Есть ли в вашей истории, вашем темпераменте или отношениях с ребенком факторы, которые подвергают вас риску жестокого обращения с ним? Есть ли в вашем ребенке черты, которые делают шлепание неразумным?

  • Были ли вы оскорблены в детстве?
  • Вы легко теряете над собой контроль?
  • Вы шлепаете больше с меньшими результатами?
  • Вы шлепаете сильнее?
  • Порка не работает?
  • У вас есть особо нуждающийся ребенок? Волевой ребенок?
  • Ваш ребенок очень чувствителен?
  • Ваши отношения с ребенком уже отдалены?
  • Есть ли в настоящее время ситуации, которые вас раздражают, например, финансовые или семейные трудности или недавняя потеря работы? Есть ли факторы, снижающие вашу самооценку?

Если ответ на любой из этих вопросов утвердительный, вам будет разумно развить в своем доме мышление, не допускающее шлепков, и приложить все усилия, чтобы найти альтернативы, не связанные с телом.Если вы обнаружите, что не можете сделать это самостоятельно, поговорите с кем-нибудь, кто может вам помочь.

7. УДАР РАЗВИВАЕТ ГНЕВ — У ДЕТЕЙ И РОДИТЕЛЕЙ

Дети часто воспринимают наказание как несправедливое. Они с большей вероятностью восстанут против телесных наказаний, чем против других дисциплинарных методов. Дети не мыслят рационально, как взрослые, но у них есть врожденное чувство справедливости, хотя их стандарты не такие, как у взрослых. Это может помешать наказанию сработать так, как вы надеялись, и может способствовать гневу ребенка.Часто чувство несправедливости перерастает в чувство унижения. Когда наказание унижает детей, они либо восстают, либо уходят. Хотя может показаться, что шлепание заставляет ребенка бояться повторить проступок, у него больше шансов заставить ребенка бояться шлепка.

По нашему опыту и опыту многих, кто тщательно исследовал телесные наказания, дети, чье поведение контролируется в младенчестве и детстве, могут казаться внешне уступчивыми, но внутри они кипят от гнева.Они чувствуют, что их личность нарушена, и отделяют себя от мира, который, по их мнению, был несправедливым по отношению к ним. Им трудно доверять, они становятся нечувствительными к миру, который был к ним нечувствителен.

Родители, которые исследуют свои чувства после порки, часто понимают, что все, чего они достигли, — это избавиться от гнева. Это импульсивное высвобождение гнева часто вызывает привыкание — увековечивая цикл неэффективной дисциплины. Мы обнаружили, что лучший способ удержаться от побуждения шлепать себя — это привить себе два убеждения: 1.Что мы не будем шлепать наших детей. 2. Что мы их дисциплинируем. Поскольку мы решили, что шлепки не подходят, мы должны искать лучшие альтернативы.

8. УДАР ВОССТАНАВЛИВАЕТ ПЛОХИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Воспоминания ребенка о том, как его отшлепали, могут оставить шрам от радостных сцен взросления. Люди чаще вспоминают травмирующие события, чем приятные. Я выросла в очень заботливой семье, но время от времени меня «заслуженно» шлепали. Я хорошо помню сцены с ветвями ивы.После моего проступка дед отправлял меня в мою комнату. Он сказал мне, что меня будут шлепать. Я помню, как смотрел в окно, видел, как он шел по лужайке и снимал с дерева ветку ивы. Он возвращался в мою комнату и шлепал меня веткой по задней поверхности бедер.

Ветвь ивы казалась эффективным орудием для порки. Это задело меня и произвело на меня впечатление — физически и морально. Хотя я помню, как рос в любящем доме, я не помню конкретных счастливых сцен с почти таким количеством деталей, как я помню сцены порки.Я всегда думал, что одна из наших целей как родителей — наполнить банк памяти наших детей сотнями, возможно, тысячами приятных сцен. Удивительно, как неприятные воспоминания о порке могут блокировать эти положительные воспоминания.

9. ЗЛОУПОТРЕБИТЕЛЬНЫЕ УДАРЫ ИМЕЮТ ПЛОХОЕ ДОЛГОСРОЧНЫЕ ЭФФЕКТЫ

Исследования показали, что шлепки могут оставлять более глубокие и стойкие шрамы, чем мимолетное покраснение ягодиц. Вот краткое изложение исследования долгосрочных последствий телесных наказаний:

  • В проспективном исследовании, охватывающем девятнадцать лет, исследователи обнаружили, что дети, выросшие в семьях с частыми телесными наказаниями, оказались более антиобщественными. и эгоцентричным, и это физическое насилие стало общепринятой нормой для этих детей, когда они стали подростками и взрослыми.
  • Студенты колледжа выказывали больше психологических расстройств, если они росли в доме, где меньше похвалы, больше ругательств, больше телесных наказаний и больше словесных оскорблений.
  • Опрос 679 студентов колледжа показал, что те, кто вспоминает, как их шлепали в детстве, воспринимали шлепки как способ дисциплины и намеревались шлепать собственных детей. Студенты, которых не шлепали в детстве, значительно меньше принимали эту практику, чем те, кого шлепали. Отшлепанные студенты также сообщили, что помнили, что их родители были в ярости во время порки; они помнили как порку, так и отношение, с которым она применялась.
  • Порка, кажется, имеет самые негативные долгосрочные последствия, когда заменяет позитивное общение с ребенком. Шлепки имели менее разрушительные долгосрочные последствия, если их применяли в любящем доме и в заботливой среде.
  • Исследование влияния физического наказания на последующее агрессивное поведение детей показало, что чем чаще ребенок подвергался физическому наказанию, тем более вероятно, что он будет вести себя агрессивно по отношению к другим членам семьи и сверстникам. Порка вызвала меньше агрессии, если она была сделана в общей среде воспитания, и ребенку всегда давали рациональное объяснение того, почему произошло шлепание.
  • Исследование, посвященное определению того, имел ли шлепок по руке какие-либо долгосрочные эффекты, показало, что у малышей, которых наказывали легким шлепком по руке, через семь месяцев наблюдалось замедленное исследовательское развитие.
  • Взрослые, которые в подростковом возрасте подвергались частым физическим наказаниям, имели в четыре раза больше случаев избиения супругов, чем те, чьи родители их не били.
  • Мужья, выросшие в семьях, где царит жестокость, в шесть раз чаще избивают своих жен, чем мужчины, выросшие в семьях, где насилие не применяется.
  • Более 1 из 4 родителей, которые выросли в доме с насилием, были достаточно жестокими, чтобы рисковать серьезно повредить своему ребенку.
  • Исследования тюремного населения показывают, что большинство жестоких преступников выросли в жестоких домашних условиях.
  • История жизни отъявленных жестоких преступников, убийц, грабителей, насильников и т. Д., Вероятно, свидетельствует о чрезмерной физической дисциплине в детстве.
Заключение

Доказательства против порки неопровержимы.Сотни исследований приходят к одним и тем же выводам:

1. Чем больше физических наказаний получает ребенок, тем более агрессивным он или она станет.
2. Чем больше детей будут шлепать, тем больше вероятность, что они будут оскорблять своих собственных детей.
3. Порка семян растений для последующего агрессивного поведения. 4. Шлепки не работают.

10. Шлепки не работают

Многие исследования показывают бесполезность порки как дисциплинарной техники, но ни одно не показывает ее полезности.За последние пятьдесят лет педиатрической практики мы наблюдали тысячи семей, которые пытались шлепать и обнаружили, что это не работает. Наше общее впечатление таково, что родители шлепают меньше, чем больше их опыт. Порка не работает ни для ребенка, ни для родителей, ни для общества. Порка не способствует хорошему поведению. Это создает дистанцию ​​между родителем и ребенком и способствует насильственному обществу. Родители, которые полагаются на наказание как на основной вид дисциплины, не растут в познании своего ребенка.Это мешает им создавать лучшие альтернативы, которые помогли бы им узнать своего ребенка и построить лучшие отношения.

В процессе воспитания восьми собственных детей мы также пришли к выводу, что шлепки не работают. Мы обнаружили, что шлепаем все меньше и меньше по мере того, как наш опыт и количество детей росли. В нашем доме мы запрограммировали себя против порки. Мы стремимся создать такое отношение в наших детях и такую ​​атмосферу в нашем доме, которая сделает шлепки ненужными.Поскольку шлепки не подходят, мы были вынуждены предложить лучшие альтернативы. Это не только сделало нас лучшими родителями, но и, в конечном итоге, мы считаем, что это сделало детей более чувствительными и хорошо воспитанными.

Для получения дополнительной информации по этой теме прочтите Дисциплинарная книга: как иметь более воспитанного ребенка от рождения до десяти лет

Посетите наш веб-сайт для получения дополнительной информации о дисциплине

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts