Гештальтпсихология методы исследования: Гештальтпсихология основные положения. Понятие гештальтпсихологии.

Содержание

Гештальтпсихология. Основные направления исследования.

Нужна помощь в написании работы?

В США – бихевиоризм как «бунт» против старой психологии, в Германии – Г. как то же самое. Ядром Г. стали Вертхаймер, Келер, Коффка. Источниками идей – опыты Вертхаймера 1912 года по дифференциации человеком световых вспышек и опыты Э. Рубина. Опыты Вертхаймера: при интервале более 200 миллисекунд два раздражителя воспринимались раздельно, как следующие друг за другом, при интервале менее 30 миллисекунд – одновременно; при интервале около 60 миллисекунд возникало восприятие движения. Результаты опытов были изложены в статье «Экспериментальные исследования видимого движения», от которой и ведется отсчет Г. Вертхаймер назвал открытое явление «фи-феноменом» и утверждал, что «фи-феномен» не сводится к сумме ощущений от раздражения сперва одних пунктов сетчатки, а затем других. Это позволило утверждать, что в составе сознания есть целостные образы, неразложимые на сенсорные первоэлементы. Эти образы получили название гештальтов как целостных структур, в принципе не выводимых из образующих их компонентов. Гештальтам присущи собственные характеристики и законы. Свойства частей гештальтов определяются структурой общего. Соответственно, был выведен основной постулат: первичными данными психологич. исследований должны стать не отдельные «кирпичики», не сводимые в целое, а гештальты как целостные структуры сознания. Опыта Рубина: «фигура и окно» (фигура объекта воспринимается как выделенное замкнутое целое, а фон простирается позади). Вторым основанием создания Г. было стремление строить психологическое знание по типу физико-математического.

Методом исследования в Г. был признан феноменологический вариант интроспекции: позиция «наивного» наблюдателя, не отягченного предвзятыми представлениями. Особое внимание в Г. уделялось проблеме психического развития ребенка.

Гештальтисты считали, что ведущим  психическим процессом, который фактически определяет уровень развития психики ребенка, является восприятие. Поэтому восприятие много исследовалось в Г. Также много исследовалось и мышление, развитие которого также основывалось на восприятии. Развитие гештальтов в процессе общего развития психики идет от общего и смутного восприятия гештальта к его детализации и четкости. Так же и в сфере интеллекта: обучение ведет к образованию новой структуры и, следовательно, к иному восприятию и осознанию ситуации. В тот момент, когда явления входят в другую ситуацию, они приобретают новую функцию. Это осознание новых сочетаний и новых функций предметов и является образованием нового гештальта, осознание которого составляет суть мышления. Келер называл этот процесс «переструктурированием гештальта» и считал, что он происходит мгновенно и не зависит от прошлого опыта субъекта. Для того, чтобы подчеркнуть мгновенный, а не протяженный во времени характер мышления, Келер дал этому моменту переструктурирования на звание «инсайт», т.
е. озарение. Понятие инсайта стало ключевым в гештальт-психологии. Ему был придан универсальный характер. 20-е годы ознаменовались серьезными экспериментальными достижениями гештальт-психологии. Они касались главным образом процессов восприятия, притом зрительного. Было предложено множество законов гештальта (их насчитывали 114). К ним, в частности, относились «фигура и фон», «транспозиция» (реакция не на отдельные раздражители, а на их соотношение), «прегнантность» (тенденция  воспринимаемого образа принять законченную и «хорошую» форму («хорошей» считалась целостная фигура, которую невозможно сделать более простой или более упорядоченной). Идеи гештальтизма существенно повлияли на преобразование первоначальной бихевиористской доктрины и подготовили почву для необихевиоризма, который стал складываться на рубеже 30-х годов. Основной же проблемой стало то, что главная объяснительная схема гештальтистов оказалась квазидетерминистской, лишь по видимости напоминающей принципы естественных наук, близостью к которым своих построений гештальтисты особенно гордились.
Аналогия с физикой ничуть не расширяла возможности причинного объяснения психических явлений.


Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость Поделись с друзьями

Гештальтпсихология: основные понятия и идеи

В начале XX века в Германии Макс Вертгеймер, экспериментально изучая особенности зрительного восприятия доказал следующий факт: целое не сводится к сумме его частей. И это центральное положение стало основополагающим в гештальтпсихологии. Можно отметить, что взгляды этого психологического течения противоречат теории Вильгельма Вундта, в которой он выделял элементы сознания. Так, в одном из своих научных исследований В. Вундт даёт испытуемому книгу, и просит его оценить то, что он видит. Сначала испытуемый говорит, что видит книгу, но затем, когда экспериментатор просит его присмотреться внимательнее, он начинает замечать ее форму, цвет, материал, из которой сделана книга.

Представления же гештальтистов отличаются, они полагают, что нельзя описывать мир с точки зрения деления его на элементы. В 1912 году выходит в свет работа М. Вертгеймера «Экспериментальные исследования восприятия движения», в которой он с помощью эксперимента со стробоскопом показывает, что движение нельзя свести к сумме двух точек [1]. Следует отметить, что этот же год является годом рождения гештальтпсихологии. В дальнейшем работа М. Вертгеймера приобрела большую популярность в мире и вскоре в Берлине появилась школа гештальтпсихологии, в которую вошли такие популярные научные деятели, как сам Макс Вертгеймер, Вольфганг Кёлер, Курт Коффка, Курт Левин и другие исследователи. Основная задача, которая стояла перед новым научным направлением – это перенести законы физики на психические явления.

Основные идеи гештальтпсихологии

Основным понятием гештальтпсихологии является понятие гештальта. Гештальт – это паттерн, конфигурация, определенная форма организации индивидуальных частей, которая создает целостность [2]. Таким образом, гештальт – это структура, которая является целостной и обладает особыми качествами, в отличие от суммы своих составляющих. Например, портрет человека обычно имеет определенный набор составных элементов, но сам человеческий образ в каждом отдельном случае воспринимается совершенно по-разному. С целью доказательства факта относительно целостности, М. Вертгеймер провел эксперимент со стробоскопом, который позволил наблюдать иллюзию движения двух попеременно загорающихся источников света. Это явление получило название фи-феномен. Движение было иллюзорным и существовало исключительно в таком виде, оно не могло быть разбито на отдельные составляющие [3].

В своих последующих исследованиях М. Вертгеймер распространяет свои взгляды также относительно и других психических явлений. Мышление же он рассматривает, как поочередную смену гештальтов, то есть возможность видеть одну и ту же проблему под разными углами, в соответствии с поставленной задачей.

Исходя из вышесказанного, можно выделить основное положение гештальтпсихологии, которое заключается в следующем:

1) психические процессы изначально являются целостными и имеют определенную структуру. В этой структуре можно выделить элементы, но все они являются вторичными по отношению к ней.

Таким образом, предметом исследования гештальтпсихологии является сознание, которое представляет собой динамическую целостную структуру, где все элементы тесно взаимосвязаны между собой.

Следующая особенность восприятия, которую исследовали в школе гештальтпсихологии, помимо его целостности, была константность восприятия:

2) константность восприятия представляет собой относительную неизменность восприятия некоторых свойств предметов при изменении условий их восприятия. К данным свойствам относится константность цвета или освещения.

Опираясь, на такие особенности восприятия, как целостность и константность, гештальтисты выделяют принципы организации восприятия. Они отмечают, что организация восприятия осуществляется именно в тот момент, когда человек обращает свое внимание на интересующий его объект. В это время части воспринимаемого поля соединяются между собой и становятся одним целым.

М. Вертгеймер выделил ряд принципов, согласно которым происходит организация восприятия:

  • Принцип близости. Элементы, расположенные во времени и пространстве рядом относительно друг с друга, объединяются между собой и составляют единую форму.
  • Принцип схожести. Схожие элементы воспринимаются едино, образуя некий замкнутый круг.
  • Принцип замкнутости. Отмечается тенденция к завершению человеком незаконченных фигур.
  • Принцип целостности. Человек достраивает неполные фигуры до простого целого (прослеживается тенденция к упрощению целого).
  • Принцип фигуры и фона. Всё, что человек наделяет определенным смыслом, воспринимается им как фигура на менее структурированном фоне.

Развитие восприятия по Коффке

Исследования Курта Коффки позволили понять, каким образом формируется восприятие человека. Проведя серию экспериментов, ему удалось установить, что ребенок появляется на свет с несформированными гештальтами, нечеткими образами внешнего мира. Так, например, любое изменение внешности близкого человека, может привести к тому, что ребенок его не узнает. К. Коффка предположил, что гештальты, как образы внешнего мира формируются у человека с возрастом и со временем приобретают более точные значения, становятся более ясными и дифференцированными.

Более детально изучая цветовое восприятие, К. Коффка обосновал тот факт, что люди различают не цвета, как таковые, а их отношения между собой. Рассматривая процесс развития цветового восприятия во времени, К. Коффка замечает, что изначально ребенок способен отличать между собой только те объекты, которые имеют некий цвет и те, что цвета не имеют.

Причем окрашенные выделяются им как фигуры, а неокрашенное видится им как фон. Затем, к довершению гештальта добавляются теплые и холодные оттенки, а уже в более старшем возрасте эти оттенки начинают подразделяться на более конкретные цвета. Однако и цветные объекты воспринимаются ребенком только лишь как фигуры, расположенные на неком фоне. Таким образом, учёный сделал вывод о том, что в формировании восприятия основную роль играет фигура и тот фон, на котором она представлена. А закон, согласно которому человеком воспринимаются не сами цвета, а их соотношение получил название — «трансдукция».

В отличие от фона, фигура имеет более яркий цвет. Однако существует и явление обратимой фигуры. Это происходит, когда при длительном рассмотрении восприятие объекта меняется, и тогда фон может становиться основной фигурой, а фигура – фоном.

Понятие инсайта по Кёлеру

Эксперименты с шимпанзе позволили Вольфгангу Кёлеру понять, что поставленная перед животным задача решается либо методом проб и ошибок, либо благодаря внезапному осознанию. На основании своих экспериментов В. Кёлер сделал следующий вывод: предметы, которые находятся в поле восприятия животного и которые никак не связаны между собой, в процессе решения той или иной задачи начинают соединяться в некоторую единую структуру, видение которой помогает разрешить проблемную ситуацию. Такое структурирование происходит мгновенно, другими словами наступает инсайт, что означает осознание.

Для доказательства того, что решение определенных задач человеком происходит подобным образом, то есть благодаря явлению инсайта, В. Кёлер провел ряд любопытных экспериментов по изучению мыслительного процесса детей. Он ставил перед детьми задачу, сходную с той, которая ставилась перед обезьянами. Например, им предлагалось достать игрушку, которая находилась высоко на шкафу. Сначала в поле их восприятия находился только шкаф и игрушка. Далее, они обращали внимание на лестницу, стул, ящик и другие предметы, и понимали, что их можно использовать для того, чтобы достать игрушку. Таким образом был сформирован гештальт и появилась возможность решить задачу.

В. Кёлер считал, что изначальное понимание общей картины, спустя некоторое время, сменяется более детальной дифференциацией и на основании этого уже формируется новый, более адекватный для конкретной ситуации гештальт.

Таким образом, В. Кёлер определял инсайт как решение задачи на основе улавливания логических связей между стимулами или событиями [4].

Динамическая теория личности Левина

С точки зрения Курта Левина основной гештальт – это поле, функционирующее как единое пространство, а отдельные элементы к нему подтягиваются. Личность существует в заряженном психологическом поле элементов. Валентность каждого предмета, который находится в этом поле, может быть, как положительной, так и отрицательной. Многообразие предметов, окружающих человека, способствует возникновению у него потребностей. Существование таких потребностей может проявляться наличием чувства напряжения. Таким образом, для достижения гармоничного состояния человеку необходимо удовлетворить свои потребности.

На основании основных идей и положений гештальтпсихологии в середине XX века Фредериком Перлзом была создана гештальт-терапия.

Гештальт-терапия по Перлзу

Основная идея данной терапии заключается в следующем: человек и всё, что его окружает – есть единое целое.

Гештальт-терапия предполагает, что вся жизнь человека состоит из бесконечного числа гештальтов. Всякое событие, происходящее с человеком – это некий гештальт, каждый из которых имеет начало и конец. Важным моментом является то, что любой гештальт должен завершиться. Однако завершение возможно только в том случае, когда будет удовлетворена та потребность человека, в результате которой возник тот или иной гештальт.

Таким образом, вся гештальт-терапия основывается на необходимости завершения незаконченного дела. Однако существуют различные факторы, которые могут помешать идеальному завершению гештальта. Незавершенность гештальта может проявляться в течение всей жизни человека и препятствовать его гармоничному существованию. Для того чтобы помочь человеку избавиться от лишнего напряжения, гештальт-терапия предлагает различные техники и упражнения.

С помощью этих техник гештальт-терапевты помогают пациентам увидеть и осознать каким образом незавершенные гештальты влияют на их жизнь в настоящем, а также помогают завершать незаконченные гештальты.

Примером данных техник являются упражнения, которые направлены на осмысление себя и окружающих. Гештальт-терапевты называют данные техники играми, в которых пациент ведет внутренний диалог с собой, либо выстраивает диалог с частями собственной личности.

Наиболее популярной является техника «пустого стула». Для данной техники используются два стула, которые необходимо расположить напротив друг друга. На одном из которых размещается вымышленный собеседник, а на другом – пациент, главный участник игры. Основная идея техники заключается в том, что пациент получает возможность проигрывать внутренний диалог, отождествляя себя со своими субличностями.

Таким образом, для гештальтпсихологии неотъемлемым является тот факт, человек является целостной личностью. Постоянное развитие данного научного направления по сей день позволяет разрабатывать новые методы работы с разными пациентами. Гештальт-терапия в настоящее время помогает личности делать свою жизнь всё более осмысленной, осознанной и наполненной, а значит, позволяет достигать более высокого уровня психологического и физического здоровья.

Список литературы:
  1. Вертгеймер М. Продуктивное мышление: Пер. с англ./Общ. ред. С. Ф. Горбова и В. П. Зинченко. Вступ. ст. В. П. Зин­ченко. — М.: Прогресс, 1987.
  2. Перлз Ф. «Гештальт-подход. Свидетель терапии». – М.: Изд-во Института психотерапии, 2003.
  3. Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л.Царук / Под ред. А.Д. Наследова. — СПб.: Изд-во «Евразия», 2002.
  4. Келер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян. — М., 1930.
  5. http://psyera.ru/volfgang-keler-bio.htm

 

Автор: Анастасия Каткова
Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского

Редактор: Бибикова Анна Александровна

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

основные принципы и идеи, предмет и законы, проблемы и направления

«Тебе надо закрыть гештальт!» — модный совет, который направо и налево раздают окружающим доморощенные эксперты. И чаще всего понимают значение ставшего уже общеупотребительным термина неправильно. Чтобы разобраться в сути данного феномена и так ли необходимо его «закрывать», следует обратиться к психологии восприятия, или гештальтпсихологии. Кратко и понятно о том, что это такое, расскажем прямо сейчас.


Психология восприятия для «чайников»: ключевые понятия, фигуры, идеи

Гештальтпсихология — направление науки о психической деятельности, пытающееся объяснить процессы мышления и восприятия. Одним из его предшественников был австрийский философ и психолог Кристиан фон Эренфельс, который и ввел понятие «гештальт» (от нем. gestalt — форма, структура, образ) в 1890 г. Ученый настаивал, что человек не способен воспринимать материальные объекты напрямую: мы взаимодействуем с информацией при помощи органов чувств (прежде всего зрения) и дорабатываем ее в сознании. Под гештальтом Эренфельс понимал некий целостный образ, несводимый к сумме его компонентов.

Основатели гештальтпсихологии

Идея Эренфельса получила развитие в начале XX в. благодаря его студенту Максу Вертхаймеру (Вертгеймеру). Экспериментальным путем немецкий психолог доказал: человеческий мозг воспринимает физический мир не как отдельные фрагменты — кусочки мозаики, — а как упорядоченные, целостные структуры, т. е. гештальты. Например, когда мы любуемся картиной в Эрмитаже, то не замечаем каждый мазок художника, а видим цельное произведение искусства. И именно эта общая комбинация форм и цветов нас впечатляет.

Кроме М. Вертхаймера, огромный вклад в создание и развитие теории гештальтпсихологии внесли В. Келлер, К. Коффка, К. Дункер, К. Левин и др.

Предмет гештальтпсихологии

Главное, что исследует психология восприятия, — сознание как динамическую структуру, все компоненты которой взаимодействуют друг с другом.

Изначально адепты нового направления ограничивались изучением феноменального поля, т. е. совокупности переживаний субъекта в данный момент времени («здесь и сейчас»). Однако довольно скоро тематика их работ расширилась и обратила взгляд на другие психические явления. Так, в аспекте проблем гештальтпсихологии мышление — это поочередная смена гештальтов. Иными словами, одно и то же событие может рассматриваться с разных точек зрения. Также представителей данного подхода волновали вопросы памяти, творческого мышления, динамики личностных потребностей и пр.

Основные законы гештальтпсихологии

Замыкания

Если в воспринимаемом образе присутствуют какие-то пробелы, наш мозг автоматически заполнит недостающие части.

Треугольник без углов все равно воспринимается как треугольник: наше сознание «замкнет» промежутки.

Транспозиции (переноса)

Психика реагирует не на отдельные раздражители, а на их соотношение. Яркий пример действия этого закона — эксперимент, проведенный Куртом Коффкой.

Исследователь предлагал детям найти конфету в одной из двух чашек, прикрытых картонкой. Лакомство всегда находилось под темно-серой крышкой, под черной не было ничего. В повторном эксперименте испытуемым пришлось выбирать не между черной и темно-серой картонкой, а между темно-серой и светло-серой. Дети выбирали последнюю, поскольку ориентировались не на определенные цвета, а на соотношение «светлое — более светлое» .

Прегнантности, или хорошей конфигурации

Отражает одну из основных идей гештальтпсихологии — стремление человеческой психики к стабильности. Когда мы видим образ, то сразу же придаем ему наиболее простую, понятную для нас форму.

Сознание группирует расположенные на одной линии элементы в наклонную черту, а другие воспринимаются нами как разрозненные и беспорядочные.

Фигуры и фона

Особенность человеческой психики — видеть один аспект гештальта как фигуру (замкнутое целое), а другой как фон.

«Ваза Рубина» — классический пример взаимоисключающих отношений фигуры и фона: когда объектом являются лица, ваза отходит на задний план, и наоборот.

Константности

Образ стремится к стабильности и постоянству даже при изменении сенсорного ряда (воздействия на на наши органы чувств).

Положение двери в пространстве меняется, но она все равно воспринимается одинаковой.

Близости

Объекты, расположенные рядом, наш мозг стремится объединить в группы.

Правую часть изображения мы видим как три столбика.

Законы, они же принципы гештальтпсихологии, определяют целостность и упорядоченность восприятия. В действительности, было сформулировано более ста положений, но самые значимые из них — близость, замкнутость, транспозиционность, упрощенность, фигура-и-фон, а также постоянство характеристик.

Методы гештальтпсихологии

Помимо традиционного наблюдения, гештальтпсихологи активно применяли экспериментальные способы изучения. Например, разработанный Карлом Дункером метод «рассуждения вслух». Его суть заключалась в том, что испытуемый должен был проговаривать свои мысли во время решения какой-либо задачи. Этот процесс фиксировался, а затем анализировался психологом.

Новый метод обогатил науку такими понятиями, как «проблемная ситуация», «инсайт» (внезапное озарение) и др. Впоследствии эти термины перекочевали из психологии в гештальт-терапию.

Гештальт-терапия

Во второй половине прошлого века на основе гештальтпсихологии возникло новое психологическое течение, родоначальники которого переосмыслили идеи своих предшественников. Предметом изучения гештальт-терапии стал человек как целостная система (особенности его мышления и восприятия, характерные формы поведения, желания и потребности), а понятие «гештальт» трансформировалось в синкретический образ определенного события.

Основатели метода, психотерапевты Фриц и Лора Перлз, разработали теорию потребностей и их удовлетворения. Суть ее довольно проста: наша жизнь состоит из гештальтов. Конфликт в общественном транспорте, взаимоотношения с родителями, разговор с начальником, романтическое увлечение — все это гештальты. Они могут появиться внезапно, в любую минуту, независимо от нашего желания, возникают из потребностей (часто неосознаваемых) и нуждаются в немедленном удовлетворении.

Что такое незакрытый гештальт?

Это незаконченная в прошлом ситуация, которая искажает наше восприятие мира и ограничивает в действиях, тем самым порождая разные эмоциональные проблемы: страх, недовольство собой и окружающими, депрессию, апатию и пр. Незакрытый гештальт провоцирует навязчивое желание вернуться и «переиграть» болезненное событие. В результате человек, сам того не осознавая, начинает повторять знакомый сценарий в изменившихся обстоятельствах. Например, инициирует в новых отношениях конфликты, неразрешенные с прежним партнером.

По сути, от гештальтпсихологии это направление психотерапии взяло идею переструктурирования человеческого опыта «здесь и сейчас» и приведения личности к устойчивому, целостному, гармоничному состоянию. Пожалуй, самая известная техника гештальт-терапии — упражнение «пустой стул». Напротив пациента ставят стул, просят представить некий объект, вызывающий эмоциональную реакцию, и поговорить с ним. Это может быть человек, с которым связана конфликтная ситуация, одна из субличностей (например, внутренний критик) и даже физическое ощущение (боль, страх и пр.). Смысл методики: все, что вы представляете в роли собеседника, всегда имеет важное значение и потенциально является незакрытым гештальтом. Также данная техника позволяет психологу выявить эмоции и качества, которые пациент отрицает или игнорирует.

Гештальт_психология

Одним из наиболее интересных и популярных направлений в западной психологии стала гештальтпсихология. Она появилась в Германии в $1920$-х годах, в период открытого кризиса психологической науки. Немецкий психолог М. Вертгеймер был её основоположником, хотя само понятие гештальтпсихологии впервые было введено Х. Эренфельсом в $1890$ году.

Х. Эренфельс исследовал процесс восприятия, главным свойством которого была транспозиция, т. е. перенос. На основе исследования зрительного восприятия были выведены конфигурации – «гештальты», суть которых заключалась в том, что человек склонен воспринимать окружающий его мир в виде упорядоченных целостных конфигураций, а не отдельных его фрагментов. Таким образом, гештальт – это целостная форма. Главными представителями этого направления были М. Вертгеймер, К. Левин, В. Келлер и К. Коффка.

Они создали науку для противостояния структурализму и выдвинули следующие идеи гештальтпсихологии:

  • Гештальтпсихология – это сознание. Его понимание должно строиться на принципе целостности;
  • Сознание – это динамическое целое, где все взаимодействует друг с другом;
  • Единицей сознания является гештальт – целостная образная структура;
  • Объективное и непосредственное наблюдение является главным методом исследования;
  • Ощущения в реальности не существуют, поэтому восприятие от них не происходит;
  • Важнейшим психическим процессом является зрительное восприятие;
  • Мышление не может рассматриваться как набор определенных знаний и навыков, сформированных путем проб и ошибок.

Вертгеймер, анализируя проблемные ситуации и способы их решения, выделил несколько этапов процессов мышления:

  • Творческие силы каждого человека мобилизуют возникающее чувство напряженности;
  • Создание единого образа сложившейся ситуации;
  • Принятие решения;
  • Решение сложившейся проблемы;
  • Стадия исполнения.

Замечание 1

Гештальтпсихология становится популярной в Берлине, и в начале $XIX$ века создается Лейпцигская школа. Перед II мировой войной гештальтпсихология распадается, потому что не сумела разработать единую схему анализа психической реальности. Причина этого, по всей вероятности, кроется в том, что психические и физические явления она рассматривала вне причинной связи, по принципу параллельности. Достижения гештальтпсихологии касались исследования одной из сторон психического, на которую указывала категория образа. Но тем не менее она оказала огромное влияние на процесс формирования и развития всей психологической науки. В $1978$ г. было создано Международное психологическое сообщество – «Гештальттеория и её приложения». В сообщество вошли представители самых разных стран.

Законы гештальтпсихологии

За время существования гештальтпсихологии было сформулировано более 100 законов, составляющих её теоретическую основу, наиболее важными из них являются следующие:

  1. Закон фигуры и фона. Суть закона заключается в том, что человек воспринимает фигуры как замкнутое целое, а фон это нечто простирающееся позади фигуры;
  2. Закон транспозиции говорит, что психика человека реагирует не на отдельные раздражители, а на их соотношение, т.е. элементы можно объединить, если есть какие-либо схожие признаки;
  3. Закон прегнантности, т.е. существует тенденция к восприятию самой простой и стабильной фигуры из всех возможных альтернатив;
  4. Закон константности. Стремление всего к постоянству;
  5. Закон близости или тенденция к объединению элементов в целостный образ. Объединить схожие предметы намного легче;
  6. Закон замыкания или по-другому заполнение пробелов в воспринимаемой фигуре. При наблюдении чего-то непонятного, мозг человека пытается увиденное трансформировать, перевести в доступное понимание. Это может быть опасно в том плане, что, человек начинает видеть то, чего нет в реальной действительности.

Принципы гештальтпсихологии

Целостность восприятия и его упорядоченность достигаются благодаря следующим принципам:

Близость, т.е. все, что находится рядом, воспринимается вместе. Это самый простой для понимания принцип. Находящиеся рядом друг с другом предметы во времени или в пространстве, воспринимаются объединенными.

Рисунок 1. Принцип близости

На рисунке «Принцип близости» изображены квадраты, которые объединены в четыре колонки, а не в строки. Подобное объединение происходит в мозге, т.к. ни одна из конфигураций с точки зрения структурализма не будет необходимой. Это значит, что близость приводит к двум эффектам:

Объединяет или интегрирует элементы, что называется принадлежностью/ Разделяет элементы, не объединенные близостью, например, отделяет колонки квадратов.

Схожесть, т.е. все предметы, схожие по размеру, цвету, по форме воспринимаются вместе или стремятся сгруппироваться/

Рисунок 2. Принцип схожести

На рисунке «Принцип схожести», несмотря на то, что строки и столбцы расположены на одинаковом расстоянии мы группируем фигуры в столбцы аналогичных элементов – кругов и квадратов.

Целостность – тенденция восприятия к упрощению и целостности/ Замкнутость, т.е. приобретение фигурой формы, стремление завершить незаконченные фигуры, заполняя существующие пробелы.

Рисунок 3. Принцип замкнутости

На рисунке «Принцип замкнутости» из-за активной обработки разумом, человек склонен видеть треугольник, а не разъединенные линии. Смежность или близость стимулов во времени и пространстве. Если одно событие вызывает другое, то смежность может предопределять восприятие; Общая зона. Суть этого принципа состоит в том, что повседневное восприятие формируется наравне с научением и прошлым опытом.

Замечание 2

В настоящее время развитие компьютерного распознавания вновь заставило обратиться к гештальтпринципам группировки для того, чтобы получить алгоритм согласования разрозненных наборов стимулов.

Что такое гештальт и зачем его закрывать

Мир как управляемая галлюцинация, «ага-эффект» и при чем тут дизайн: что когнитивная наука и психология знают о гештальте

Содержание

  1. Что такое гештальт
  2. Как закрыть гештальт
  3. Происхождение гештальтов
  4. Что надо знать о гештальтах

Психолог Полина Гавердовская — о том, что такое гештальт, когда он может быть полезен, а когда его нужно срочно устранять

(Видео: РБК)

Целое невероятнее частей

Перед вами картинка. Если у вас нет неврологических нарушений или неполадок с экраном, то вы видите велосипед. Именно велосипед как цельный объект, а не отдельные его части. Психологи утверждают, что мозг стремится к формированию целостной картины — гештальта.

В начале XX века группа экспериментальных психологов — Макс Вертгеймер, Вольфганг Кёллер и Курт Коффка — изучала особенности человеческого восприятия. Их интересовало, как мы умудряемся адекватно воспринимать этот казалось бы хаотичный, переполненный разными стимулами и непредсказуемый мир. Итогом их работы стало новое направление — гештальтпсихология.

«Gestalt» дословно переводится с немецкого как «форма» или «фигура». По-русски это звучит скорее как «целостность». Мы воспринимаем, скажем, мелодию именно как мелодию, а не как набор отдельных звуков. Этот принцип — его называют холизмом — центральный для гештальтпсихологии. Как писал Курт Коффка, создаваемое нашим восприятием целое — принципиально иное, чем сумма его частей. Не просто больше, а качественно другое.

Из всей массы сигналов наше восприятие выделяет некий образ, а остальное становится его фоном. Наверняка вам встречалась «Ваза Рубина» — классический пример обращающихся фигур.

Ваза Рубина — классическое изображение обращающихся фигур, используемое в гештальтпсихологии

В ней можно увидеть либо вазу, либо два профиля, но не то и другое одновременно. Фигура и фон вступают в отношения друг с другом и порождают новое свойство.

Гештальт — это целостный образ, который мы «выхватываем» из всего окружающего пространства.

«Фигура и фон» — не единственный принцип человеческого восприятия, который описали гештальтпсихологи.

Принципы гештальта

  • Подобие: объекты одного размера, цвета, формы, очертаний воспринимаются вместе.
  • Близость: мы группируем объекты, находящиеся близко друг к другу.
  • Замкнутость: мы стараемся завершить рисунок так, чтобы он приобретал полную форму
  • Смежность: объектам достаточно быть близко во времени или пространстве, чтобы мы воспринимали их как цельный образ.

Принципы гештальта хорошо работают, к примеру, в дизайне. Когда веб-страница или приложение неважно сверстаны — подобраны не те шрифты, объекты не выровнены или неверно сгруппированы — у вас будет ощущение, что что-то здесь не так, даже если вы не профессиональный дизайнер. Например, как в этом абзаце.

Гештальт-психология и дизайн

Как закрыть гештальт?

Целостным может быть восприятие не только треугольников или кнопок на экране, но и жизненных ситуаций. Сложные поведенческие реакции тоже работают по законам гештальта. На этом построена гештальт-терапия, которую важно не путать с гештальтпсихологией. Чаще всего о гештальте говорят в контексте того, закрыт он или не закрыт. Так вот, здесь речь именно о терапевтическом подходе.

Основатель гештальт-терапии Фредерик Пёрлз расширил идеи гештальтпсихологов с когнитивных процессов до миропонимания. Холистична вся наша психика — она саморегулируется и стремится к целостности.

В каждый отдельный момент какая-то наша потребность выходит на передний план и становится фигурой на фоне.

Когда потребность удовлетворена, когда ситуация доведена до логического завершения, гештальт закрывается.

Дальше ее сменяет другая потребность, и так на протяжении всей жизни.

Эта механика работает на всех уровнях одновременно — от естественных нужд до глобальных планов на жизнь. Голод, жажду или поход в туалет долго откладывать не получится, и потребность придется удовлетворить. С недочитанной книгой, недосмотренным сериалом или недоделанным делом процесс может затянуться, а, например, с неразделенной любовью или конфликтом с родителями и вовсе никогда не закончиться.

Неудовлетворенные потребности создают своего рода напряжение и перетягивают на себя ресурсы организма, в частности память. Поэтому о незавершенных ситуациях мы помним гораздо лучше. Эта особенность нашего восприятия получила название «эффект Зейгарник». Советская психолог Блюма Зейгарник обратила внимание, что официанты отлично помнят текущие заказы и быстро забывают уже оплаченные. Впоследствии она экспериментально показала, что незавершенные действия люди не только лучше помнят, но и стремятся воспроизвести.

«Пустой стул» — одна из основных техник в гештальт-терапии. Описана Фредериком Пёрлзом

Бывают незавершенные ситуации, которые длятся слишком долго, годами и десятилетиями. Иногда ситуации нельзя завершить в реальности, как например, конфликт с давно умершим родителем. Такие незакрытые гештальты разрушительно влияют на психику и могут приводить к серьезным проблемам. В таких случаях и нужны гештальт-терапевты.

Гештальт-терапия — это терапия ситуаций. Сам подход во многом ориентирован на чувства и эмоции человека, на их телесные проявления. Гештальт-терапевт помогает понять, какую потребность человек стремится удовлетворить, как она проявляется на разных «этажах» психики и придумать ей завершение — закрыть гештальт.

Откуда берутся гештальты?

Вернемся к гештальтпсихологии. Она появилась в 1912 году, в эпоху, когда методов современной нейронауки не существовало. Поэтому понять, что же именно такое гештальт и какова его природа, можно было разве что концептуально. Тем не менее, теория гештальта господствовала в изучении восприятия всю первую половину XX века.

С конца 1950-х годов нейрофизиологи Дэвид Хьюбел и Торстен Визель стали делать записи с отдельных нейронов в зрительной коре кошек и обезьян. Оказалось, что каждый нейрон откликается строго на какое-то свойство изображения: угол поворота и ориентация, направление движения. Они получили название «детекторы признака»: детекторы линий, детектор краёв. Работы оказались крайне успешными, и Хьюбела с Визелем удостоили за них Нобелевской премии. Позднее, уже в экспериментах на людях, были открыты нейроны, реагирующие на более сложные стимулы — детекторы лиц и даже конкретных лиц (знаменитый «нейрон Дженнифер Энистон»).

Эксперимент Хьюбела и Визеля с кошкой

Так на смену идее гештальта пришел иерархический подход. Любой объект — это набор признаков, за каждый из которых отвечает своя группа нейронов. В этом смысле целостный образ, о котором говорили гештальтисты, — это просто активация нейронов высшего порядка.

Но не все было так просто. Более поздние эксперименты показывали: мы зачастую схватываем целостную картину гораздо раньше, чем отдельные элементы. Если вам показать начальную картинку с велосипедом на долю секунды, то вы уверенно сообщите, что увидели велосипед, но вряд ли скажете, были ли у него педали. Выводы говорили о наличии гештальт-эффекта. Это шло вразрез с идеей каскада из нейронов, распознающих признаки от самых простых до самых сложных.

Как ответ возникла теория обратной иерархии — когда мы на что-то смотрим, быстрее всех реагируют нейроны, отвечающие за общую картину, а уже за ними подтягиваются те, что распознают детали. Такой подход был ближе к концепции гештальта, но всё равно оставлял вопросы. Теоретически вариантов того, что может оказаться перед нашим взглядом, бесконечно много. При этом мозг как будто бы заранее знает, какие нейроны активировать.

В этом «заранее» и есть ключ к пониманию гештальтов. Речь об одной из самых прорывных идей в понимании работы мозга на рубеже XX и XXI веков — предсказательном кодировании (predictive coding). Мозг не просто воспринимает и обрабатывает информацию извне. Скорее наоборот — он предсказывает, что происходит «снаружи», а затем сравнивает предсказание с реальностью. Предсказание — это когда нейроны высших уровней посылают сигналы нейронам низших уровней. Те, в свою очередь, получают сигналы извне, от органов чувств, и отправляют «наверх», сообщая, насколько предсказания расходятся с реальностью.

Главная задача мозга — свести к минимуму ошибку предсказания о реальности. В момент, когда это происходит, и возникает гештальт.

Гештальт — это событие, а не что-то статичное. Представьте, что «верхние» нейроны встречаются с «нижними» и договариваются о том, какова реальность в данном месте в данное время. Договорившись, они жмут друг другу руки. Это рукопожатие длиной в несколько сотен миллисекунд и будет гештальтом.

Мозг необязательно будет менять предсказания. Он может и проигнорировать реальность. Вспомните гештальт-терапию и потребности: они могут существовать и на самом примитивном уровне. В далеком прошлом распознать какой-то объект означало вовремя увидеть хищника и не быть съеденным или найти что-то съедобное и не умереть с голоду. В обоих случаях цель — адаптироваться к реальности, а не описать ее с высокой точностью.

Предсказательная модель — прорывная модель для гештальтпсихологии

Если предсказательная модель работает, организм получает положительное подкрепление. Отсюда две возможных ситуации, когда может проявляться эффект гештальта:

  • Предсказание корректируется — у нас вдруг складывается цельный образ, возникает «ага-эффект». Это подкрепляется выбросом дофамина. Когда вы узнали знакомое лицо в толпе или наконец поняли то, что долго не могли понять — это тот самый «ага-эффект». На нем построено искусство, которое постоянно нарушает наши ожидания.
  • Предсказание остается прежним — мы как бы на автомате видим воображаемые объекты, тот же треугольник. В этом тоже есть логика — мозг не тратит лишнюю энергию, чтобы корректировать модель мира. Это было показано в экспериментах. Гештальт-эффекты совпадали со снижением активности в соответствующих областях зрительной коры.

Изображения, демонстрирующие эффект гештальта, как и многие другие оптические иллюзии, используют эти механики. Они как бы взламывают нашу систему восприятия. «Ваза Рубина» или «Куб Неккера» заставляют мозг постоянно корректировать предсказания и провоцируют череду «ага-эффектов». Воображаемые треугольники, объемы, перспективы, наоборот, настолько глубоко укоренены в восприятии и настолько хорошо работали в прошлом, что мозг предпочитает полагаться на них, а не на реальность.

Рисунки, отображающие эффект гештальта

Идея гештальта приоткрывает окно в устройство нашего восприятия. Последние достижения в исследованиях мозга говорят о том, что мир для каждого из нас — это своего рода управляемая галлюцинация. Не так важно, согласуется ли наша внутренняя «карта местности» с территорией реальности, если она позволяет нам удовлетворять все потребности. Если не позволяет — мозг вносит нужные корректировки.

Ученый Анил Сет рассказывает о так называемых «управляемых галлюцинациях»

Гештальты возникают на границе контакта нашей модели мира с реальностью. Они помогают воспринимать мир в его целостности.

О цельном восприятии реальности и границе контакта с миром говорит и гештальт-терапия. Но в отличие от гештальтпсихологии, в ней идет речь не о восприятии треугольников или даже лиц, а о более сложных феноменах — поведении, потребностях и проблемах с их удовлетворением. Благодаря последним достижениям в исследованиях мозга и сложным вычислительным моделям мы стали лучше понимать природу гештальтов. Есть шанс, что в обозримом будущем это поможет людям решать действительно важные для них проблемы и закрывать давние гештальты.

Что нужно знать о гештальтах

  • Гештальт — это целостный образ, создаваемый нашим восприятием. Изображение, лицо человека, мелодию или абстрактную идею мы воспринимаем сразу и целиком.
  • Гештальтпсихология еще в начале XX века описала многие особенности нашего восприятия. К примеру, как мы группируем объекты, которые похожи друг на друга или просто близко расположены. Сегодня эти правила активно применяются в дизайне и искусстве.
  • В XXI веке к идее гештальта вновь прикован интерес — на этот раз в контексте исследований мозга. Гештальт в широком смысле показывает, как мозг создает модель мира. Через нейронные цепочки обратных связей мозг постоянно сравнивает предсказания с реальностью. Обновление модели реальности и рождает гештальт. Благодаря этому мы воспринимаем мир единым и целостным, а не как хаотичный набор стимулов.
  • Гештальт-терапия — это тоже про целостное восприятие мира и контакт со средой. Только здесь речь не о нейронных контурах, а о психике, поведении и потребностях. Человеческая психика стремится к целостности, равновесию, но для этого ей постоянно нужно удовлетворять потребности и вступать в контакт со средой. Когда потребность (какая угодно — от похода в туалет до реализации многолетнего плана) удовлетворена, говорят, что гештальт закрыт.

Гештальтпсихология (Головин, 1998) | Понятия и категории

ГЕШТАЛЬТ-ПСИХОЛОГИЯ (гештальтизм) — направление в западной психологии, возникшее в Германии в первой трети XX в. Выдвинула программу изучения психики с точки зрения целостных структур — гештальтов, первичных по отношению к своим компонентам. Она выступила против выдвинутого психологией структурной принципа расчленения сознания на элементы и построения из них — по законам ассоциации или творческого синтеза — сложных психических феноменов. В противовес ассоцианистским представлениям о создании образа через синтез отдельных элементов была выдвинута идея целостности образа и несводимости его свойств к сумме свойств элементов; в связи с этим часто подчеркивается роль гештальт-психологии в становлении системного подхода — не только в психологии, но и науке в целом. По мнению ее теоретиков, предметы, составляющие наше окружение, воспринимаются чувствами не в виде отдельных объектов, кои должны интегрироваться либо сознанием, как полагают структуралисты, либо механизмами обусловливания, как утверждают бихевиористы. Мир состоит из организованных форм, и восприятие мира тоже организованно: воспринимается некое организованное целое, а не просто сумма его частей. Возможно, что механизмы такой организации восприятий существуют еще до рождения — это предположение подтверждается наблюдениями. Итак, восприятие не сводится к сумме ощущений, свойства фигуры не описываются через свойства частей. Изучение деятельности мозга головного и самонаблюдение феноменологическое, обращенное на различные содержания сознания, могут рассматриваться как взаимодополняющие методы, изучающие одно и то же, но использующие разные понятийные языки. Субъективные переживания представляют собой всего лишь феноменальное выражение различных электрических процессов в мозге головном. По аналогии с электромагнитными полями в физике, сознание в гештальт-психологии понимается как динамическое целое — поле, в коем каждая точка взаимодействует со всеми остальными. Для исследования экспериментального этого поля вводится единица анализа, в качестве коей выступает гештальт. Гештальты обнаруживаются при восприятии формы, кажущегося движения, оптико-геометрических иллюзий. В качестве основного закона группировки отдельных элементов постулируется закон прегнантности — как стремления психологического поля к образованию самой устойчивой, простой и экономной конфигурации. При этом выделяются факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, — такие как фактор близости, фактор сходства, фактор продолжения хорошего, фактор судьбы общей. Идея о том, что внутренняя, системная организаций целого определяет свойства и функции образующих его частей, применяется к экспериментальному изучению восприятия — преимущественно зрительного. Это позволило изучить ряд его важных особенностей: константность; структурность, зависимость образа предмета-фигуры — от его окружения — фона, и пр. Понятия фигуры и фона (см. фигура фон) — важнейшие в гештальт-психологии. Психологи пытались обнаружить законы, по коим фигура выделяется из фона — как структурированная целостность менее дифференцированного пространства, находящегося как бы позади фигуры. К этим законам относятся такие, как закон близости элементов, Симметричность, сходство, замкнутость и пр. Явления фигуры и фона отчетливо выступают в так называемых двойственных изображениях, где фигура и фон как бы произвольно меняются местами — происходит внезапное «реструктурирование». Понятия фигуры и фона и явление реструктурирования — внезапного усмотрения новых отношений между элементами — распространяется и за пределы психологии восприятия; они важны и при рассмотрении творческого мышления, внезапного обнаружения нового способа решения задачи. В гештальт-психологии это явление названо ага-решением, применяется также термин «озарение» («инсайт»). Оно обнаруживается не только у человека, но и у высших животных. Усмотрение новых, отношений — центральный момент мышления творческого. При этом появление некоего решения в продуктивном мышлении животных и человека трактуется как результат образования хороших гештальтов в психологическом поле. В области психологии мышления в гештальт-психологи применялся метод экспериментального исследования мышления — метод рассуждения вслух. При этом было внесено понятие ситуации проблемной (М. Вертхаймер, К. Дункер). При анализе интеллектуального поведения была прослежена роль сенсорного образа в организации реакций двигательных. Построение этого образа объяснялось особым психическим актом постижения, мгновенного схватывания отношений в воспринимаемом поле. Эти положения были противопоставлены бихевиоризму, объяснявшему поведение в ситуации проблемной перебором двигательных проб, случайно приводящих к удачному решению. При исследовании процессов мышления основной упор делался на преобразование структур познавательных, благодаря коему эти процессы становятся продуктивными, что отличает их от формально-логических операций, алгоритмов и пр. В 20-х гг. XX в. К. Левин расширил сферу применения гештальт-психологии путем введения личностного измерения. Хотя гештальт-психология как таковая уступила место другим направлениям, ее вкладом не стоит пренебрегать. Многие концепции, выдвинутые в ней, вошли в различные разделы психологии — от изучения восприятия до динамики групп. Она оказала существенное влияние на необихевиоризм, психологию когнитивную, школу «Нового Взгляда» (New Look). Ее идеи оказались весьма эвристичными — по сути, был открыт новый способ психологического мышления. Хотя в «чистом» виде это направление ныне практически не представлено, а ряд положений частично обесценился (например, было показано, что восприятие определяется не только формой объекта, но прежде всего значением в культуре и практике конкретного человека), многие идеи оказали глубокое влияние на появление и развитие ряда психологических направлений. Идея целостности широко проникла в психотерапевтическую практику, а исследования мышления в гештальт-психологии во многом определили идею обучения проблемного. Однако свойственная гештальт-психологии методология, восходящая к феноменологии, препятствовала детерминистскому анализу этих процессов психических. Психические гештальты и их преобразования трактовались как свойства индивидуального сознания, зависимость коего от предметного мира и деятельности системы нервной представлялась организованной по типу изоморфизма — структурного подобия, варианта параллелизма психофизического. Выделенные как законы гештальта положения отразили общую методологическую ориентацию, порой придавшую характер законов отдельным фактам, выявленным при изучении процесса восприятия, и склонную толковать само восприятие как чистый феномен сознания, а не как психический образ реальности. Наиболее известные гештальт-психологи, это М. Вертхаймер, В. Келер, К. Коффка. Близкие гештальт-психологии общенаучные позиции занимали: 1) К. Левин и его школа, распространившие принцип системности и идею приоритета целого в динамике психических образований на мотивацию человеческого поведения; 2) К. Гольдштейн — сторонник холизма в патопсихологии; 3) Ф. Хайдер, введший понятие о гештальте в психологию социальную для объяснения восприятия межличностного.

Словарь практического психолога. — М.: АСТ, Харвест. С. Ю. Головин, 1998, с. 124-127.

Гештальтпсихология, как наука, ставшая самым продуктивным вариантом при решении проблемы сохранения целостности австрийской и немецкой психологии.

В начале 20-х годов прошлого столетия в Германии возникло новое направление – гештальтпсихология. Насколько важными оказались гипотеза, выводы, открытия гештальтпсихологии? Какое значение этих выводов для современной психологии?

Гештальтпсихология – наука, ставшая самым продуктивным вариантом при решении проблемы сохранения целостности австрийской и немецкой психологии. Основные представители гештальтпсихологии, такие как М. Вертгеймер, В. Келер и К. Коффка, К. Левин, создали науку для противостояния структурализму.

Они выдвинули следующие идеи гештальтпсихологии:

— Предмет гештальтпсихологии — это сознание, понимание которого должно строиться на принципе целостности;

— Сознание представляет собой динамическое целое, где все взаимодействует друг с другом;

— Единицей анализа сознания выступает гештальт, т.е. целостная образная структура;

— Главным методом исследования гештальтов стало непосредственное и объективное наблюдение и описание содержаний собственного восприятия;

— Восприятие не происходит от ощущений, поскольку они не существуют в реальности;

— Зрительное восприятие является главнейшим психическим процессом, который способен определить уровень развития психики, имеющий собственные закономерности;

— Мышление не может быть рассмотрено как сформированное путем проб и ошибок набор определенных знаний и навыков. Таким образом мышлением является процесс определения и решения условий задачи, через структурирование поля в реальном времени. Опыт, полученный в прошлом, не имеет какого-либо значения для решения задачи.

Гештальтпсихология – это наука, которая исследовала целостные структуры, состоящие из психического поля, разрабатывая новейшие экспериментальные методы. Представители гештальтпсихологии считали, что предметом данной науки несомненно является исследование психики, анализа всех познавательных процессов, динамики и структуры развития личности. Методологический подход к изучению данной науки базируется на понятии психического поля, феноменологии и изоморфизма. Психические гештальты имеют схожие физические и психофизические характеристики, т.е. процессы, происходящие в коре головного мозга, имеют сходство с процессами, происходящими во внешнем мире и осознаваемые нами в переживаниях и мыслях. Каждый человек способен осознать собственные переживания и найти путь выход из сложившейся ситуации. В настоящее время практически все свойства восприятия раскрыты благодаря проведенным исследованиям. Также доказано значение данного процесса при формировании и развитии воображения, мышления и прочих когнитивных функций. Подобный тип мышления представляет собой полнейший процесс формирования образных представлений об окружающем нас мире, позволяя раскрыть важнейшие механизмы творческого мышления.

Впервые, понятие гештальтпсихологии было введено в 1890 году Х. Эренфельсом при исследовании процессов восприятия. Главным свойством данного процесса было выделено свойство транспозиции, т.е. переноса. В начале XIX века была создана Лейпцигская школа, где собственно и было определено комплексное качество, пронизанное чувством, как единого переживания. Гештальтисты вскоре начинают выходить за рамки психологии, тем самым все К 50-м годам с приходом фашизма проявление резкого стремления к гештальтпсихологии спадает. Данная наука оказала огромное влияние на процесс формирования и развития психологической науки. И уже к 1978 году было создано Международное психологическое сообщество под названием «Гештальттеория и ее приложения», куда вошли следующие представители из разных стран мира: Германии (З.Эртель, Г. Портеле, М. Штадлер», К.Гусс), США (А. Лачинс,Р. Арнхейм, сын М. Вертгеймера Михаэль Вертгеймер) и др., Финляндии, Италии, Австрии, Швейцарии.

Одним из главнейших представителей гештальтпсихологии является философ Макс Вертгеймер. Его работы были посвящены исследованию зрительного восприятия экспериментальным путем. Полученные в ходе проведения его исследований данные заложили основы подхода к восприятию (а в дальнейшем и к прочим психологическим процессам) и стимулировали критику ассоцианизма. Так, основным принципом формирования психику стал принцип целостности, согласно которому формируются понятия и образы. Проведение исследования и восприятия позволили открыть законы восприятия, а в дальнейшем и законами гештальта. Они позволяли раскрыть содержание психических процессов при взаимодействии раздражителей во всем организме, соотнося, структурируя и сохраняя отдельные образы. При этом соотношения предметных образов не должно быть статичным, неподвижным, но должно определяться меняющимися соотношениями, устанавливаемыми в процессе познания. Дальнейшие кспериментальные исследования Вертгеймера позволили установить, что существует множество факторов, от которых зависит устойчивость фигуры и ее совершенство. Сюда можно отнести общность цвета, ритмичность в построении рядов, общность света и многое другое. Действие данные факторов подчиняется главному закону, согласно которому действия интерпретируются в качестве стремления к устойчивым состояниям на уровне электрохимических процессов.

Поскольку перцептивные процессы считаются врожденными, объясняя при этом особенности функционирования коры головного мозга, возникает необходимая объективность, превращающая психологию в объяснительную науку. Анализ проблемных ситуаций, а также способы их решения позволили Вертгеймеру выделить несколько этапов процессов мышления:

— Возникновение направленного чувства напряженности, мобилизирующего творческие силы каждого человека;

— Проведение анализа ситуации и осознания проблемы для создания единого образа сложившейся ситуации;

— Решение сложившейся проблемы;

— Принятие решения;

— Стадия исполнения.

Опыты Вертгеймера раскрыли отрицательное влияние привычных методов восприятия структурных отношений. Публикуемые издания рассматривают анализ творческого мышления (его механизмов) и проблемы творчества в науке.

В. Кёлер. Гештальт-психология – это течение в общей психологии, зародившееся под влиянием феноменологии в 1912 году (Эренфельс, Вертхаймер, Коффка, Келлер). Одним из основных положений гештальт-психологии является следующее: «целое отлично от суммы его частей» и появляется в результате их многочисленных взаимодействий. Гештальт-психология особо подчеркивает значение субъективного восприятия.

Ф.Перлс. Основной тезис гештальт-психологии заключается в том, что окружающий мир воспринимается не как отдельные элементы (которые, согласно структуралистам, затем интегрируются сознанием или, согласно бихевиористам, обусловлены стимулированием), а как организованные, целостные формы – гештальты.

Исследовал развитие восприятия у детей еще один представитель этой школы – Г.Фолькельт. Особое внимание он уделял изучению детских рисунков. Большой интерес представляют его эксперименты по исследованию рисования геометрических фигур деть ми разного возраста.

К.Левин. Классические методики исследования самооценки и уровня притязаний.

Гештальт-психология | Определение, основатель, принципы и примеры

Гештальт-психология , школа психологии, основанная в 20-м веке и заложившая основу для современных исследований восприятия. Гештальт-теория подчеркивает, что все в целом больше, чем его части. То есть атрибуты целого не выводятся из анализа отдельных частей. Слово Gestalt используется в современном немецком языке для обозначения способа «размещения» или «соединения».«На английском языке нет точного эквивалента. «Форма» и «форма» — это обычные переводы; в психологии это слово часто интерпретируется как «образец» или «конфигурация».

Гештальт-теория зародилась в Австрии и Германии как реакция на атомистическую ориентацию ассоциативных и структурных школ (подход, который фрагментировал опыт на отдельные и несвязанные элементы). Вместо феноменологии использовались гештальт-исследования. Этот метод, восходящий к традиции Иоганна Вольфганга фон Гете, включает в себя не что иное, как описание прямого психологического опыта, без каких-либо ограничений на то, что допустимо в описании.Гештальт-психология была отчасти попыткой добавить гуманистического измерения к тому, что считалось бесплодным подходом к научному изучению психической жизни. Гештальт-психология также стремилась охватить те качества формы, значения и ценности, которые преобладающие психологи либо игнорировали, либо считали выходящими за рамки науки.

Публикация «Experimentelle Studien über das Sehen von Bewegung» («Экспериментальные исследования восприятия движения») чешского психолога Макса Вертхаймера в 1912 году знаменует собой основание школы гештальт.В нем Вертхаймер сообщил о результатах исследования очевидного движения, проведенного во Франкфурте-на-Майне, Германия, с психологами Вольфгангом Келером и Куртом Коффкой. Вместе эти трое составили ядро ​​гештальт-школы на следующие несколько десятилетий. (К середине 1930-х годов все стали профессорами в Соединенных Штатах.)

Самая ранняя гештальт-работа касалась восприятия с особым упором на визуальную организацию восприятия, объясненную феноменом иллюзии. В 1912 году Вертхаймер открыл феномен фи, оптическую иллюзию, при которой неподвижные объекты, показываемые в быстрой последовательности, преодолевая порог, при котором они могут восприниматься по отдельности, кажутся движущимися.Объяснение этого феномена, также известного как постоянство зрения, испытываемого при просмотре кинофильмов, оказало сильную поддержку принципам гештальт.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Согласно старому предположению, что ощущения перцептивного опыта находятся во взаимно однозначном отношении к физическим стимулам, эффект феномена фи был, по-видимому, необъясним. Однако Вертхаймер понимал, что воспринимаемое движение — это возникающий опыт, который не присутствует в стимулах изолированно, а зависит от относительных характеристик стимулов.Когда движение воспринимается, нервная система и опыт наблюдателя не регистрируют физический ввод по частям пассивно. Скорее, нейронная организация, а также опыт восприятия немедленно возникают как единое поле с дифференцированными частями. В более поздних работах этот принцип был сформулирован как закон Prägnanz , означающий, что нейронная и перцептивная организация любого набора стимулов сформирует такой же хороший гештальт или целый гештальт, насколько позволяют преобладающие условия.

Основные разработки новой рецептуры произошли в течение следующих десятилетий. Вертхаймер, Кёлер, Коффка и их ученики расширили гештальт-подход на проблемы в других областях восприятия, решения проблем, обучения и мышления. Позже принципы гештальта были применены к мотивации, социальной психологии и личности (в частности, Куртом Левином), а также к эстетике и экономическому поведению. Вертхаймер продемонстрировал, что концепции гештальта могут также использоваться для освещения проблем этики, политического поведения и природы истины.Традиции гештальт-психологии продолжились в исследованиях восприятия, предпринятых Рудольфом Арнхеймом и Гансом Валлахом в Соединенных Штатах.

Гештальт-психология: определение, история и применение

Гештальт-психология — это школа мысли, которая изучает человеческий разум и поведение в целом. Пытаясь разобраться в окружающем мире, гештальт-психология предполагает, что мы не просто сосредотачиваемся на каждом маленьком компоненте. Вместо этого наш разум склонен воспринимать объекты как часть большего целого и как элементы более сложных систем.

Эта школа психологии сыграла важную роль в современном развитии изучения человеческих ощущений и восприятия.

Веривелл / Эмили Робертс

Что означает гештальт?

Гештальт — это немецкое слово, которое примерно означает «конфигурация» или способ, которым вещи соединяются в единый объект. Основное убеждение в гештальтпсихологии — холизм, или то, что целое больше, чем сумма его частей.

Как сформировался гештальт-подход

Гештальт-психология, зародившаяся в работах Макса Вертхаймера, частично стала ответом на структурализм Вильгельма Вундта.

В то время как последователи структурализма были заинтересованы в разбиении психологических вопросов на их мельчайшие возможные части, гештальт-психологи вместо этого хотели взглянуть на целостность ума и поведения. Руководствуясь принципом холизма, Вертхаймер и его последователи выявили случаи, когда наше восприятие основывалось на видении вещей как целостного целого, а не как отдельных компонентов.

Ряд мыслителей оказали влияние на развитие гештальт-психологии, в том числе Иммануил Кант, Эрнст Мах и Иоганн Вольфганг фон Гете.

Вертхаймер разработал гештальт-психологию после того, как наблюдал то, что он назвал феноменом фи, наблюдая за переменными огнями на железнодорожном сигнале. Феномен фи представляет собой оптическую иллюзию, при которой два неподвижных объекта кажутся движущимися, если показано, как они появляются и исчезают в быстрой последовательности. Другими словами, мы воспринимаем движение там, где его нет.

Основываясь на своих наблюдениях за феноменом фи, Вертхаймер пришел к выводу, что мы воспринимаем вещи, видя все восприятие в целом, а не понимая отдельные части.В примере с мигающими огнями на вокзале все, что мы воспринимаем, это то, что кажется, что один свет быстро перемещается между двумя точками; реальность такова, что два отдельных огонька быстро мигают, не двигаясь вообще.

Гештальт-психологи

Наблюдения Вертхаймера над феноменом фи широко считаются началом гештальт-психологии, и он продолжил обнародовать основные принципы этой области. Другие психологи также оказали влияние на эту область.

Wolfgang Köhler: Köhler соединил гештальтпсихологию с естественными науками, утверждая, что органические явления являются примерами действующего холизма. Он также изучал слух и изучал способность шимпанзе решать проблемы.

Курт Коффка: Вместе с Вертхаймером и Вольфгангом Кёлер Коффка считается основателем этой области. Он применил концепцию гештальта к детской психологии, утверждая, что младенцы сначала понимают вещи целостно, прежде чем они научатся различать вещи на части, и он сыграл ключевую роль в распространении принципов гештальта в Соединенных Штатах.

Важные принципы

Гештальт-психология помогла представить идею о том, что человеческое восприятие — это не просто видение того, что на самом деле присутствует в окружающем нас мире; на него сильно влияют наши мотивы и ожидания.

Вертхаймер создал принципы, объясняющие, как функционирует гештальт-восприятие. Некоторые из наиболее важных принципов теории гештальт:

  • Prägnanz : Этот основополагающий принцип гласит, что вы будете естественно воспринимать вещи в их простейшей форме или организации.
  • Сходство : Этот принцип предполагает, что мы естественным образом группируем похожие предметы вместе на основе таких элементов, как цвет, размер или ориентация.
  • Близость : Принцип близости гласит, что объекты, расположенные рядом друг с другом, обычно рассматриваются как группа.
  • Непрерывность : В соответствии с этим принципом мы будем воспринимать элементы, расположенные на линии или кривой, как связанные друг с другом, в то время как элементы, которые не находятся на линии или кривой, рассматриваются как отдельные.
  • Закрытие : это предполагает, что элементы, образующие замкнутый объект, будут восприниматься как группа. Мы даже воспользуемся недостающей информацией, чтобы создать закрытие и понять объект.
  • Общая область : Этот принцип гласит, что мы склонны группировать объекты вместе, если они расположены в одной ограниченной области. (Например, объекты внутри коробки обычно считаются группой.)

Приложения

Гештальт-терапия

Гештальт-терапия основана на идее, что наше общее восприятие зависит от взаимодействия многих факторов, включая наш прошлый опыт, текущую среду, мысли, чувства и потребности.Исследования показывают, что гештальт-терапия эффективна при лечении симптомов депрессии и тревоги, она может помочь людям обрести уверенность и повысить чувство собственной эффективности и доброты к себе. Часто это полезный способ структурировать групповую терапию.

Гештальт-терапия фокусируется на настоящем; в то время как прошлый контекст важен для того, чтобы рассматривать себя в целом, гештальт-терапевт посоветует вам сосредоточиться на текущем опыте.

Терапевтический процесс также очень зависит от отношений между клиентом и терапевтом.Как клиент, вы должны чувствовать себя достаточно комфортно, чтобы развивать тесные партнерские отношения со своим терапевтом, и они должны быть в состоянии создать непредвзятую среду, в которой вы можете обсуждать свои мысли и переживания.

Типовой проект

Начиная с 1920-х годов дизайнеры начали использовать принципы гештальт в своей работе. Гештальт-психология заставила дизайнеров поверить, что все мы разделяем определенные характеристики в том, как мы воспринимаем визуальные объекты, и что у всех нас есть естественная способность видеть «хороший» дизайн.

Дизайнеры приняли концепции гештальта, используя наше восприятие таких вещей, как контраст, цвет, симметрия, повторение и пропорции, для создания своих работ. Гештальт-психология повлияла на другие концепции дизайна, такие как:

  • Отношение «фигура-фон» : описывает контраст между фокусным объектом (например, словом, фразой или изображением) и негативным пространством вокруг него. Дизайнеры часто используют это для создания впечатления.
  • Визуальная иерархия : Дизайнеры используют то, как мы воспринимаем и группируем визуальные объекты, для создания визуальной иерархии, гарантируя, что их самое важное слово или изображение в первую очередь привлекают наше внимание.
  • Ассоциативность : Эта концепция включает принцип близости. Дизайнеры часто используют это, чтобы определить, где они размещают важные объекты, включая текстовые элементы, такие как заголовки, подписи и списки.

Развитие

Дизайнеры продуктов также используют гештальт-психологию для принятия решений в процессе разработки, поскольку нам, как правило, нравятся продукты, которые следуют принципам гештальт.

Это влияние проявляется во внешнем виде самих продуктов, а также в их упаковке и рекламе.Мы также видим, как принципы гештальта работают в приложениях и цифровых продуктах; такие концепции, как близость, сходство и непрерывность, стали стандартными для нашего ожидаемого пользовательского опыта.

Вклад в психологию

Гештальтпсихология во многом была отнесена к другим типам психологии, но она оказала огромное влияние на эту область. На таких исследователей, как Курт Левин и Курт Гольдштейн, оказали влияние концепции гештальта, прежде чем они сделали важный вклад в психологию.

Идея о том, что целое отличается от его частей, повлияла на наше понимание мозга и социального поведения. Теория гештальта по-прежнему влияет на то, как мы понимаем зрение, и на то, как контекст, визуальные иллюзии и обработка информации влияют на наше восприятие.

Слово Verywell

Гештальт-терапия продолжает влиять на многие области нашей жизни. Его упор на целостный подход играет важную роль в когнитивной психологии, восприятии и социальной психологии, а также в других областях.

Век гештальт-психологии в визуальном восприятии I. Группировка восприятия и организация рисунка-фона

В этом разделе рассматриваются четыре вопроса, касающиеся гештальт-психологии: (1) Как это началось? (2) Что это означает? (3) Как оно развивалось? (4) Где он сейчас находится?

2.1 Возникновение гештальт-психологии

То, что Макс Вертхаймер открыл в 1912 году, называлось фи-движением, особым случаем кажущегося движения. (Прекрасное обсуждение его исторического значения см. В Sekuler, 1996; для демонстрации этого явления и обзора его искажения в более поздних источниках см. Steinman, Pizlo, & Pizlo, 2000.) Согласно общепринятому взгляду на кажущееся движение, мы видим объект в нескольких последовательных положениях, и затем движение субъективно «добавляется». Если бы это было правильно, то объект должен был бы рассматриваться как движущийся, и для создания видимого движения потребовалось бы по крайней мере две позиции — начальная и конечная точки. Ни одно из этих условий не выполняется в случае движения фи. В ключевом эксперименте белая полоса помещалась на темном фоне в каждую из двух прорезей колеса тахистоскопа, а скорость вращения регулировалась так, чтобы варьировать время, необходимое для прохождения света от одной щели к другой (i .е., интервал между ними). Выше определенного порогового значения (~ 200 мс) наблюдатели видели две линии подряд. С гораздо более короткими интервалами (~ 30 мс) две линии мигали одновременно. На оптимальном этапе (~ 60 мс) наблюдатели воспринимали движение, которое невозможно было отличить от реального движения. Когда интервал был уменьшен немного ниже 60 мс, после повторных экспозиций наблюдатели воспринимали движение без движущегося объекта, то есть чистое феноменальное движение или движение фи. Хотя были проверены только три наблюдателя, «характерные явления возникали в каждом случае недвусмысленно, спонтанно и убедительно» (Wertheimer 1912/1961, стр.1042). В той же статье Вертхаймер предложил физиологическую модель, описываемую в терминах короткого замыкания и обратного потока тока («поперечные функции особого вида»; Wertheimer, 1912/1961, p. 1085), в результате чего получилось то, что он называется «унитарный непрерывный цельный процесс» (Wertheimer, 1912/1961, стр. 1087). Затем он распространил эту теорию на психологию чистой одновременности (для восприятия формы или формы) и чистой последовательности (для восприятия ритма или мелодии). Эти расширения сыграли решающую роль в возникновении теории гештальт.

2.2 Суть теории гештальта

Феномен фи был восприятием чистого процесса, перехода, который не может быть составлен из более примитивных восприятий одного объекта в двух местах. Другими словами, воспринимаемое движение не добавлялось субъективно после сенсорной регистрации двух пространственно-временных событий, но имело свои собственные феноменологические характеристики и онтологический статус. Из этого феномена Вертхаймер пришел к выводу, что структурированные целостности или гештальтен, а не ощущения, являются первичными единицами психической жизни.Это была ключевая идея новой революционной теории гештальта, разработанной Вертхаймером и его коллегами в Берлине. Обзор того, как Берлинская школа гештальт-психологии отличилась от доминирующих взглядов структурализма и эмпиризма, а также связанных с ними гештальт-школ, дается в.

Таблица 3

Ключевые утверждения Берлинской школы гештальт-психологии в сравнении с другими школами

Берлинская школа гештальт-психологии
(Вертхаймер, Келер, Коффка)
Противоборствующие школы
8 Структурализм / ассоцианизм / эмпиризм (фон Гельмгольц, Вундт)
структурированные целостности, или гештальтен, являются первичными единицами ментальной жизни ощущения являются первичными единицами ментальной жизни
экспериментальная феноменология: необходимо описать опыт восприятия в терминах единиц, которые люди естественным образом воспринимают интроспекцию: опыт восприятия должен быть проанализирован как комбинация элементарных ощущений физических стимулов, поскольку их строительные блоки
восприятия возникают на основе непрерывных целостных процессов в мозге; восприятия организуются посредством взаимного взаимодействия в мозгу восприятия связаны с комбинациями элементарных возбуждений
перцептивная организация основана на врожденных, внутренних, автономных законах перцептивная организация основана на перцептивном обучении, прошлом опыте, намерениях
простота или принцип минимума принцип правдоподобия
Грацская школа гештальт-психологии (Мейнонг; фон Эренфельс, Бенусси)
Гештальтены (структурированные переживания, целые 16 частей) отличаются от 901 Гештальт-качества — это больше, чем сумма составляющих первичных ощущений
двусторонняя или взаимная зависимость между частями и целым
— существуют определенные функциональные отношения, которые определяют, что будет проявляться или функционировать в целом, а что как части
— часто все понимается накануне n до того, как отдельные части входят в сознание
односторонняя зависимость между частями и целым (целое зависит от частей, но части не зависят от целого)
восприятие «возникает» через самоорганизацию; восприятие возникает немеханистически через автономный процесс в мозгу восприятие «производится» на основе ощущений
Лейпцигская школа гештальт-психологии (Крюгер, Сандер)
без анализа по этапам , но функциональные отношения в возникновении гештальтов могут быть определены с помощью гештальт-законов организации восприятия теория стадии: «Aktualgenese», микрогенез
холизм, интегрированный с естествознанием (физический гештальтен, изоморфизм, принцип минимума) мистический холизм , отдельно от естествознания

Понятие «гештальт» уже было введено в психологию Кристианом фон Эренфельсом в его эссе «О гештальт-качествах» (1890).Основываясь на наблюдении, что люди могут распознавать две мелодии как идентичные, даже если в них нет двух соответствующих нот с одинаковой частотой, фон Эренфельс утверждал, что эти формы должны обладать «гештальт-качеством» — характеристикой, которая дается немедленно вместе с элементарными ощущения, которые служат его основой, характеристика, которая зависит от составляющих ее объектов, но возвышается над ними. Для фон Эренфельса гештальт-качества однонаправленно опираются на чувственные данные: целое — это больше, чем сумма своих частей, но части являются основой («Grundlage») целого.Напротив, Вертхаймер утверждал, что функциональные отношения определяют, что будет выглядеть как целое, а что — как части (то есть взаимная зависимость). Часто целое постигается еще до того, как отдельные части входят в сознание. Содержание нашего осознания в целом не аддитивно, а обладает характерной связностью. Это структуры, отделенные от фона, часто с внутренним центром, с которым иерархически связаны другие части. Такие структуры или «гештальтен» отличаются от суммы частей.Они возникают в результате непрерывных глобальных процессов в мозгу, а не комбинации элементарных возбуждений.

Этим шагом Вертхаймер отделился от Грацской школы гештальт-психологии, которую представляли Алексиус Мейнонг, Кристиан фон Эренфельс и Витторио Бенусси. Они поддерживали различие между ощущением и восприятием, причем последнее производилось на основе первого. Берлинская школа, представленная Максом Вертхаймером, Куртом Коффкой и Вольфгангом Кёлером, рассматривала гештальт как единое целое, не основанное на каких-либо элементарных объектах.По их мнению, восприятие не было продуктом ощущений, а возникло в результате динамических физических процессов в мозге. В результате берлинская школа также отвергла сценические теории восприятия, предложенные лейпцигской школой, представленной Феликсом Крюгером и Фридрихом Зандером, в которых постепенное появление гештальтена («Aktualgenese» или «микрогенез») играло центральную роль. Хотя берлинские теоретики придерживались немеханистической теории причинности и не анализировали процессы по стадиям, они действительно считали, что функциональные отношения в возникновении гештальтов могут быть определены законами организации восприятия.

2.3 Дальнейшее развитие, подъем и падение гештальт-психологии

Два основных события обычно считаются наиболее важными в истории гештальт-психологии: обсуждение Келером «физического гештальтена» (1920) и предложение Вертхаймера о «гештальт-законах организации восприятия». »(1923 г.). Келер (1920) распространил концепцию гештальта с восприятия и поведения на физический мир, пытаясь таким образом объединить холизм (то есть доктрину, подчеркивающую важность целого) и естествознание.Он предложил рассматривать нейрофизиологические процессы, лежащие в основе гештальт-феноменов, с точки зрения физики континуумов поля, а не физики частиц или точечных масс. В таких системах с непрерывным полем, которые он назвал сильным гештальтеном, взаимная зависимость между частями настолько велика, что никакое смещение или изменение состояния не может произойти без влияния на все другие части системы. Кёлер показал, что стационарные электрические токи, тепловые токи и все явления потока в этом смысле являются сильными гештальтенами.Он отличал их от того, что он называл слабыми гештальтами, которые не проявляют этой взаимозависимости.

Кроме того, Келер попытался построить определенную проверяемую теорию мозговых процессов, которая могла бы объяснить восприятие гештальтена в зрении. Он считал визуальный гештальтен результатом интегрированного процесса в том, что он называл «всем оптическим сектором», включая сетчатку, оптический тракт и корковые области, а также поперечные функциональные связи между проводящими нервными волокнами (т.е., рекуррентная нейронная сеть в современном понимании). Он предложил теорию электрического поля, в которой «линии потока могут свободно следовать по разным путям в однородной проводящей системе, а место, где данная линия потока заканчивается в центральном поле, определяется в каждом случае условиями в система в целом »(Köhler, 1920/1938, стр. 50). Говоря современным языком, Келер описал зрительную систему как самоорганизующуюся физическую систему.

Эти идеи привели Келера к постулированию психофизического изоморфизма между психологической реальностью и лежащими в ее основе мозговыми событиями: «актуальное сознание в каждом случае напоминает реальные структурные свойства соответствующего психофизиологического процесса» (Köhler, 1920/1938, p.38). Под этим он имел в виду функциональное, а не геометрическое подобие, указывающее на то, что мозговые процессы не принимают форму самих воспринимаемых объектов. Кроме того, он настаивал на том, что такая точка зрения не предполагает полной однородности коры, но полностью совместима с функциональной артикуляцией. Эксперименты по установлению постулируемых связей между переживаемым и физическим гештальтеном в мозге в то время было практически невозможно провести, но десятилетия спустя Келер попытался это сделать (см. Ниже).

Примерно в то же время Макс Вертхаймер развил свою гештальт-эпистемологию и обрисовал в общих чертах основанную на ней исследовательскую практику экспериментальной феноменологии. Он впервые публично изложил принципы в манифесте, опубликованном в томе 1 Psychologische Forschung в 1922 году. Вертхаймер призвал описывать сознательный опыт в терминах единиц, которые люди воспринимают естественным образом, а не искусственных, навязанных стандартными научными методами. Предполагая, что сознательный опыт состоит из единиц, аналогичных физическим точечным массам или химическим элементам, психологи ограничиваются частичным исследованием содержания сознания, создавая высшие сущности из составных элементов, используя ассоциативные связи.Фактически, такие и-суммирования («Und-Summe»), как их называл Вертхаймер, появляются «лишь изредка, только при определенных характерных условиях, только в очень узких пределах и, возможно, никогда не более чем приблизительно» (Wertheimer 1922/1938, стр.13). Скорее, то, что дано в опыте, «само по себе в той или иной степени« структурировано »(« гештальтет »), оно состоит из более или менее четко структурированных целостностей и целостных процессов с их целостными свойствами и законами, характерными целостными тенденциями и целостными процессами. определения частей »(Wertheimer 1922/1938, стр.14). Поле восприятия не кажется нам набором разрозненных ощущений, но обладает особой организацией спонтанно объединенных и разделенных объектов.

В 1923 году Вертхаймер опубликовал следующую статью, в которой была попытка разъяснить фундаментальные принципы этой организации. Самым общим принципом был так называемый закон Прагнанца, который в самом общем смысле гласил, что поле восприятия и объекты внутри него принимают простейшую и всеобъемлющую («ausgezeichnet») структуру, допускаемую данными условиями.Для Келера (1920) эта тенденция к прогнанцу гештальта была просто еще одним примером того, что феноменальные гештальты были подобны физическим гештальтам: как показали Максвелл и Планк, все процессы в физических системах, предоставленные самим себе, демонстрируют тенденцию к достижению максимального уровень устойчивости (однородность, простота, симметрия) с минимальными затратами энергии, допускаемыми преобладающими условиями. Более конкретными принципами, определяющими организацию восприятия, согласно Вертхаймеру, были близость, сходство, однородная плотность, общая судьба, направление, хорошее продолжение и «целостные свойства» (или «Ganzeigenschaften»), такие как замкнутость, равновесие и симметрия.

Эмпирическая работа по этим принципам существовала и до выдающейся работы Вертхаймера (недавний обзор см. В Vezzani, Marino, & Giora, 2012), но теперь общее утверждение, что перцептивный опыт организован, превратилось в сложную открытую исследовательскую программу, нацеленную на при открытии законов или принципов, управляющих организацией восприятия как в статических, так и в динамических аспектах. Именно над этой исследовательской программой Вертхаймер, Коффка и Кёлер начали работать со своими студентами после того, как они получили должности профессоров в крупных университетах Германии в 1920-х и 1930-х годах.Мы не можем здесь подробно осветить этот период расцвета берлинской школы гештальт-психологии, но несколько основных моментов, которые заслуживают упоминания вскользь, — это исследования Курта Готтшальда о встроенных фигурах (1926), Йозефа Тернуса о феноменальной идентичности (1926), Карла Дункера о индуцированных фигурах. движение (1929), Вольфганг Мецгер на однородном Ганцфельде (1930) и движение в глубину (1934). Тем временем гештальт-мышление также повлияло на исследования других чувственных модальностей (например, бинаурального слуха Эриха фон Хорнбостеля), обучения и памяти (например, бинаурального слуха Эриха фон Хорнбостеля)g., Отто фон Лауэнштейн и Хедвиг фон Ресторфф) и мысли (например, Карл Дункер). Позже теория гештальта была также применена к действию и эмоциям (Курт Левин), к невропатологии и организму в целом (Адемар Гелб и Курт Гольдштейн), а также к теории кино и эстетике (Рудольф Арнхейм). Этот период ознаменовал высшую точку, но не конец теоретического развития гештальт-психологии, ее исследовательской продуктивности и ее влияния на немецкую науку и культуру.

Примерно в это же время теория гештальта также начала оказывать некоторое влияние на исследования в США.S., главным образом благодаря Вольфгангу Кёлеру и Курту Коффке (см. King & Wertheimer, 2005, глава 10). Например, концепция векторных полей Коффки (1935) вдохновила на некоторые интересные эмпирические работы, опубликованные в Американском журнале психологии (Brown & Voth, 1937; Orbison, 1939). Обзоры гештальт-психологии регулярно публиковались в Psychological Review (например, Helson, 1933; Hsiao, 1928), всеобъемлющая книга по современной гештальт-психологии была опубликована еще в 1935 году (Hartmann, 1935), и три года спустя влиятельная коллекция Эллиса (1938) переведенных отрывков основных гештальт-чтений сделала некоторые из оригинальных источников доступными для не говорящей по-немецки аудитории.Уже в 1922 году по приглашению Роберта Огдена Коффка опубликовал полный отчет о гештальт-взглядах на восприятие в Psychological Bulletin.

На первый взгляд казалось, что гештальт-теория развивалась довольно последовательно, от изучения фундаментальных законов психологии сначала в простейших условиях, в элементарных проблемах восприятия, до включения сложных наборов условий и обращения к другим областям, таким как память, мышление. , эмоции, эстетика и т. д. В то же время, однако, полученные результаты не всегда соответствовали первоначальным теориям, что создавало серьезные проблемы для гештальт-структуры.Еще более разрушительным для развития гештальт-психологии было появление нацистского режима в Германии с 1933 года до Второй мировой войны. В этот период многие профессора психологии в немецких университетах потеряли свои должности из-за дискриминации и преследования евреев, поэтому они эмигрировали в США, чтобы занять там новые должности. Работы немецких психологов, которые остались, например, монография Эдвина Рауша о «суммативных» и «несуммативных» концепциях (1937) и учебник психологии Вольфганга Мецгера (1941), за пределами Германии в основном игнорировались.Синоптический отчет Мецгера об исследовании гештальт-теории восприятия под названием «Gesetze des Sehens» («Законы видения»), впервые опубликованный в 1936 году, а затем переизданный и значительно расширенный трижды, был переведен на английский язык только в 2006 году.

После эмиграции в США отцы-основатели гештальт-психологии не проводили много новых экспериментов. Вместо этого они в основном писали книги, в которых излагали свои взгляды (например, Koffka, 1935; Köhler, 1940; Wertheimer, 1945). Основным исключением был Келер, который занялся физиологической психологией с использованием записи ЭЭГ и других методов в попытке напрямую проверить свой постулат изоморфизма.Первоначально его работа с Гансом Валлахом по образным последствиям, казалось, поддерживала его интерпретацию с точки зрения насыщения корковых токов (Köhler & Wallach, 1944). Впоследствии он смог напрямую измерить корковые токи — как ответы ЭЭГ, снятые с электродов на коже черепа, — направление потока которых соответствовало направлению движения объектов в поле зрения (Köhler & Held, 1949).

Однако вскоре после этого прорыва Лэшли и его коллеги (Lashley, Chow, & Semmes, 1951) провели более критическую проверку теории электрического поля Келера и лежащего в ее основе постулата об изоморфизме.Если бы потоки тока, улавливаемые от кожи головы в экспериментах Келера и Хельда, действительно отражали организованный паттерн восприятия, а не просто применяемую стимуляцию, и если бы этот паттерн восприятия был результатом глобального поля фигуры через всю кору, то заметное изменение токов должно исказить восприятие этих зрительных образов. Вставляя металлические полоски и металлические булавки в большие области зрительной коры макак-резусов, Lashley et al. может привести к короткому замыканию корковых токов.Удивительно, но обезьяны все еще могли выполнять выученные распознавания форм, демонстрируя, что глобальные корковые токи не были необходимым условием для восприятия паттернов. В последующих экспериментах Сперри и его коллеги (Sperry, Miner, & Myers, 1955) выполнили обширные срезы и плотную пропитку металлическими проволоками всей зрительной коры головного мозга кошек и показали, что эти животные тоже могут выполнять довольно сложные распознавания формы (например, между прототипным треугольником и искаженными вариантами).Вместе эти два исследования фактически исключили теорию электрического поля как объяснение корковой интеграции и подорвали эмпирическую основу любого изоморфизма между корковыми потоками тока и организованными паттернами восприятия. Келер (1965) естественно отреагировал на эти события, но его контраргументы и предложения о дальнейших экспериментах были в значительной степени проигнорированы, и для большинства ученых того времени этот вопрос был закрыт. Теория электрического поля, которая была одним из столпов научной основы гештальт-психологии, считалась мертвой и похороненной.

В то время как гештальт-психология пришла в упадок в англоязычном мире после Второй мировой войны, Италия оставалась оплотом гештальт-психологии. Например, Мецгер посвятил третье издание своей «Gesetze des Sehens» своим «итальянским и японским друзьям». Среди его друзей были Мусатти, Метелли и Канижа — три основных деятеля итальянской психологии. Несмотря на то, что он был учеником и преемником Бенусси (из школы Граца), Чезаре Мусатти отвечал за внедрение берлинской школы гештальт-психологии в Италии и обучение важных студентов этой традиции, в первую очередь Метелли и Канижи, чей вклад ощущается и сегодня. .Фабио Метелли наиболее известен своей работой по восприятию прозрачности (например, Метелли, 1974). Самые известные исследования Гаэтано Канижи были выполнены в 1950-х годах с работами о субъективных контурах (например, так называемый треугольник Канижа), способах появления цвета и феноменальной прозрачности (Kanizsa, 1954, 1955a, 1955b), хотя их влияние пришло гораздо позже. , когда он начал публиковаться на английском языке (Kanizsa, 1976, 1979).

Помимо Италии, гештальт-психология была сильна также в Бельгии и Японии.Альбер Мишотт прославился своей работой о восприятии причинности (1946/1963), решительно выступая против логического, ассоциативного, эмпирического объяснения этого явления, как это сделали другие гештальт-психологи в отношении других аспектов восприятия. Для него причинность воспринимается напрямую, а не происходит из более примитивных ощущений посредством некоторой когнитивной операции, и можно показать, что это восприятие тесно связано с конкретными атрибутами более высокого порядка в пространственно-временных событиях, представляемых наблюдателям.Он также ввел понятия модального и амодального завершения (Michotte, Thinès, & Crabbé, 1964) и изучил несколько конфигурационных влияний на эти процессы. (Дальнейшее обсуждение наследия Мишотт см. В Wagemans, van Lier, & Scholl, 2006.) Основываясь на более раннем сотрудничестве японских студентов с ведущими немецкими гештальт-психологами (например, Сакума с Левином, Моринага с Мецгером), гештальт-психология продолжала развиваться. в Японии после Второй мировой войны. Например, Ояма проделал значительную работу над фигуральными последствиями (e.g., Sagara & Oyama, 1957) и перцептивная группировка (например, Oyama, 1961).

2.4 Современное состояние гештальт-психологии

Несмотря на признаки заслуженного уважения в США и Германии (например, президентство Келера в АПА в 1957 году; посмертная медаль Вильгельма Вундта Вертхаймера в 1983 году), идеи гештальтистов были восприняты с большим энтузиазмом. амбивалентность. С одной стороны, они были признаны за то, что поднимали центральные вопросы и провоцировали важные дискуссии в психологии, теоретической биологии и других областях, но с другой стороны, их образ мышления и стиль исследования не соответствовали интеллектуальному и социальному климату. послевоенный мир, и они столкнулись с резкой критикой.Этому результату было дано два объяснения (Ash, 1995). Первый подчеркивает институциональные, политические и биографические обстоятельства. Коффка, Келер и Вертхаймер уехали в США и получили должности, на которых они могли проводить отличные исследования, но не могли готовить кандидатов наук. Дальнейшему развитию гештальт-школы также помешала ранняя смерть Макса Вертхаймера в 1943 году и Курта Коффки в 1941 году, а также многих других гештальт-психологов первого и второго поколения (например.g., Duncker, Gelb, Lauenstein, Lewin, von Restorff). В Германии у Мецгера, Рауша и Готтшальда было много докторантов, но лишь немногие из них продолжали гештальт-традиции. Заметным исключением является Лотар Спиллманн, получивший степень доктора философии. с Мецгером в Мюнстере в 1964 году и с тех пор первыми оказали влияние на гештальт-идеи в современной нейрофизиологии (например, Spillmann, 1999, 2009).

Второй набор объяснений касается научных вопросов методологического и концептуального характера (резюмируется в левом столбце).По сравнению со строгостью психофизики и бихевиоризма, гештальт-психология подвергалась резкой критике за то, что предлагала простые демонстрации, используя либо очень простые, либо смешанные стимулы, формулировала законы с небольшой точностью и добавляла новые «законы» для каждого фактора, оказывающего влияние на организацию восприятия. . В 1950-х и 1960-х годах его критики все больше настаивали на причинных объяснениях, под которыми они подразумевали когнитивные операции в сознании, которые можно было смоделировать как компьютерные алгоритмы или нейронные механизмы, которые можно было бы приписать свойствам отдельных клеток, которые были обнаружены Хьюбелем и Визелем. в тот период.Вдобавок серьезные концептуальные ограничения появились, когда гештальт-мышление было распространено на другие области, такие как личность и социальная психология (например, Ричард Кратчфилд, Соломон Аш, Фриц Хайдер, Дэвид Креч). Чем дальше растягивались метафоры, тем труднее становилось связать их с концепцией самоорганизующегося мозга Келера и его рассуждениями об электромагнитных полях мозга.

Таблица 4

Проблемы старой гештальт-психологии и способы их решения в современных исследованиях

Проблемы Решения
Простые демонстрации, основанные на прямых (субъективных) отчетах Реальные эксперименты ( 1)
— также косвенные методы (сопоставление, прайминг, подсказки) и показатели эффективности (точность, время реакции)
— также психофизические методы (пороги в задачах обнаружения / различения)
— также нейропсихологические исследования с пациентами с повреждением головного мозга
Либо очень простые, либо смешанные стимулы Тщательно сконструированные стимулы, иногда также более богатые стимулы (1)
— позволяющие исследовать повседневные задачи
— позволяющие исследовать экологические основы
Принципы группировки и законы организации восприятия изучаются изолированно Также изучение взаимосвязи с другими процессами (1), e .g.,
— перцептивная группировка по отношению к восприятию глубины, восприятию легкости
— завершение визуального контура по отношению к геометрии и компоновке поверхности
— организация фигуры и фона по отношению к восприятию формы и глубины
Законы сформулированы с небольшой точностью Количественная оценка, позволяющая проводить измерения (1, 2)
Распространение законов Объединение в более сильные, лучше разработанные теоретические основы (2)
Отсутствие механистического понимания Вычислительные модели (1, 2)
Плохое понимание нейронной основы Несколько лучшее понимание нейронной основы (1, 2)

Несмотря на эту критику, гештальт-мышление не исчезло со сцены полностью.В русле теории информации Шеннона несколько исследователей попытались дать количественную основу центральному гештальтскому представлению о простоте (например, Attneave, 1954; Attneave & Arnoult, 1956; Hochberg & McAlister, 1953; Leeuwenberg, 1969, 1971; для обзор, см. Hatfield & Epstein, 1985). Ряд независимых оригинальных ученых, работающих над восприятием и обработкой информации, оставили некоторые вопросы гештальта в программе исследований (например, Фред Аттнив, Венделл Гарнер, Джулиан Хохберг, Ирвин Рок).Они снова стали более заметными с открытием истинных гештальт-феноменов, таких как глобальный приоритет в иерархических буквах (например, Navon, 1977), эффекты конфигурационного превосходства, основанные на возникающих особенностях (например, Pomerantz, Sager, & Stoever, 1977) и важность иерархической структуры в перцептивных представлениях (например, Palmer, 1977). Экспериментальные парадигмы были заимствованы из стандартных методов когнитивной психологии, а результаты были включены в основные методы обработки информации (например,г., Бек, 1982; Кубовы и Померанц, 1981). В основных альтернативных подходах к визуальному восприятию — экологическом (например, Gibson, 1971) и вычислительном (например, Marr, 1982) подходах — также явно признается влияние гештальт-мышления. В последние два или три десятилетия перцептивная группировка и организация фигурного фона — наиболее центральные темы исследований берлинской школы — вернулись в центр внимания (например, Kimchi, Behrmann & Olson, 2003), хотя связь с первоначальным гештальт теория (е.g., двусторонняя зависимость между целым и частями, принцип минимума) не всегда понятен.

В оставшейся части этой статьи, а также во второй, более теоретически ориентированной статье (Wagemans et al., 2012), мы рассматриваем более поздние разработки более подробно (суммированные в правом столбце). Мы начинаем с исследования перцепционной группировки на простых дисплеях (Раздел 3) и расширяем его до контуров группировки, интеграции и завершения в более сложных формах и изображениях реального мира (Раздел 4).В следующем разделе мы рассмотрим исследование восприятия фигуры и фона, на которое влияют многие факторы, влияющие на группировку, в дополнение к уникальным факторам (Раздел 5). Хотя связи с нейронными механизмами упоминаются повсюду, мы также предоставляем более интегрированный обзор литературы по нейронным механизмам группировки контуров и организации фигуры на фоне в отдельном разделе (Раздел 6). Этот обзор демонстрирует, что исследования последних двух или трех десятилетий обратились (и частично решили) некоторые из основных методологических и концептуальных недостатков старой гештальт-психологии.

Что такое гештальт? — Гештальт-институт Кливленда

Что такое гештальт?

Это часто задаваемый вопрос. Затем возникает следующий вопрос: «Вы имеете в виду только гештальт, гештальт-теорию, гештальт-психологию, гештальт-терапию, гештальт-подход или гештальт-принципы?» Возможно, ответ был бы «все они».

Гештальт по определению — это физическая, биологическая или символическая конфигурация или паттерн элемента, настолько унифицированный как единое целое, что его свойства невозможно определить простым суммированием его частей.

Гештальт-теория , как объяснил Макс Вертхаймер, когда он исходил из своих исследований по восприятию движения, видя эффект всего события, не содержащийся в сумме частей.

Гештальт-психология — это школа мысли, которая изучает человеческий разум и поведение в целом. Пытаясь разобраться в окружающем мире, гештальт-психология предполагает, что мы не просто сосредотачиваемся на каждом маленьком компоненте. Вместо этого наш разум склонен воспринимать объекты как часть большего целого и как элементы более сложных систем.Эта школа психологии сыграла важную роль в современном развитии изучения человеческих ощущений и восприятия.

Гештальт-терапия , психотерапевтический подход, разработанный Фредериком С. Перлзом и другими в 1940-х годах под влиянием гештальт-психологии, представляет собой терапию, которая принимает во внимание человека в целом и занимается устранением препятствий для функционирования целого в нем. контекст настоящего.

Гештальт-подход имеет основную предпосылку, что жизнь происходит в настоящем, а не в прошлом или будущем, и что, когда мы зацикливаемся на прошлом или фантазируем о будущем, мы не живем в полной мере.Живя настоящим, мы можем брать на себя ответственность за свои реакции и действия. Полное присутствие здесь и сейчас дает нам больше азарта, энергии и смелости для непосредственной жизни.

Гештальт-принципы , на которые обычно ссылаются:

  • Сходство — мы склонны группировать похожие предметы вместе
  • Продолжение — Закон непрерывности гласит, что точки, соединенные прямыми или изогнутыми линиями, видны так, чтобы дорожка.
  • Замыкание — если что-то отсутствует в полной фигуре, мы будем склонны добавлять к ней
  • Близость — Закон близости предполагает, что объекты, расположенные рядом друг с другом, обычно рассматриваются как группа.
  • Фигура-фон — нам кажется, что у нас есть врожденная тенденция воспринимать один аспект события как фигуру или передний план, а другой как фон или фон.

Гештальт-институт Кливленда (GIC) представляет гештальт. Целое больше, чем сумма его частей.GIC разработал уникальные экспериментальные семинары и учебные программы, основанные на принципах, методологиях и подходах гештальт. Этот отличительный дизайн, разработанный его преподавателями, приводит к трансформации на индивидуальном, групповом и организационном уровнях. Успешные методы привлекли участников со всего мира.

Что такое гештальт-психология? Определение и обзор

Автор: Тони Хой

Обновлено 11 февраля 2021 г.

Медицинское заключение: Лорен Гильбо

Слово Gestalt происходит из немецкого языка и не имеет прямого эквивалента в английском языке.Тем не менее, это обычно означает, как вещи размещаются или собираются вместе. В области психологии гештальт более точно описывается как паттерн или конфигурация. В этом контексте гештальт охватывает человеческий разум и поведение в целом.

У вас есть вопросы по гештальт-психологии?

Спросите у профессионала. Пообщайтесь с лицензированным психологом онлайн прямо сейчас. Этот веб-сайт принадлежит и управляется BetterHelp, который получает все комиссии, связанные с платформой.

Источник: pexels.com

Ранние работы по теории гештальта были сосредоточены на восприятии с особым акцентом на визуальной организации, которая могла быть объяснена феноменом под названием иллюзия . Гештальт-теория сыграла роль в других областях психологии, которые стремятся лучше понять мозг и социальное поведение. Многие из центральных концепций гештальт-психологии трудно определить. Несмотря на критику, гештальт-психология оказала большое влияние на психологию.

Что такое определение гештальт-психологии?

Гештальт-психология — это школа мысли, основанная в двадцатом веке. Это обеспечило основу для изучения восприятия. Предпосылка гештальт-психологии подчеркивает, что все в целом больше, чем сумма его частей, и атрибуты целого не могут быть выведены путем анализа какой-либо части по отдельности.

Как развивалась гештальт-психология?

Гештальт-теория зародилась в Австрии и Германии как реакция на ассоциативные и структуралистские школы мысли.Теория ассоцианизма предполагает, что пары мыслей соединяются на основе опыта. Структурализм считается одной из первых школ психологии. Предпосылка структурализма состоит в разбиении мыслительных процессов на основные компоненты. Гештальт-теория фокусируется на противоположном: смотреть на целое как на выходящее за пределы своих частей. «Целые» в гештальтпсихологии включают изучение сознания, объектов непосредственного опыта и науку о явлениях.

Ранние исследователи были обеспокоены тем, что казалось бесплодным подходом к научному изучению процессов психического здоровья.Гештальт-психология была разработана частично для того, чтобы добавить гуманистический элемент в изучение восприятия. Исследователи гештальт-психологии привнесли в свою работу качества формы, значения и ценности, тогда как предыдущие исследователи их игнорировали.

Кто является основоположником гештальт-психологии?

Макс Вертхаймер основал гештальт-движение и стал первым гештальт-психологом. Дополнительные заслуги в развитии гештальт-психологии можно отнести к психологам, включая Вольфганга Келера, Курта Коффка, Курта Гольдштейна и Фрица Перлза (начиная с 1912 года).Позже исследователями гештальт-психологии были Курт Левин, Рудольф Арнхейм и Ганс Валлах.

Источник: rawpixel.com

Макс Вертхаймер написал «Experimentelle Studien über das Sehen von Bewegung» («Экспериментальные исследования восприятия движения») в 1912 году, которые стали источником гештальтской школы мысли. Вертхаймер работал вместе с психологами Вольфгангом Кёлером и Куртом Коффкой, чтобы разработать теорию. Вертхаймер также доказал, как принципы гештальта могут использоваться для объяснения проблем этики, природы истины и политического поведения.

Затем трио применило теорию гештальта к проблемам восприятия, включая решение проблем, обучение и мышление. Вертхаймер, Кёлер и Коффка к середине 1930-х годов переехали в США и стали профессорами.

Позже, и в первую очередь Куртом Левином, принципы гештальта также были применены к мотивации, социальной психологии, личности, эстетике и экономическому поведению.

Кто является основоположником гештальт-терапии?

В 1926 году Фриц Перлс, немецкий психиатр и психоаналитик, отправился во Франкфурт, чтобы стать ассистентом Курта Гольдштейна в Институте солдат с повреждением мозга.Гольдштейн также был исследователем теории гештальта. Перлз разочаровался в некоторых теориях и методах Фрейда и стремился разработать новую систему психотерапии. Во Франкфурте Перлз попал под опеку большого числа психологов, психоаналитиков и философов-экзистенциалистов, все из которых играли прямую или косвенную роль в принципах гештальт и терапии. Именно в Институте солдат с повреждением мозга Перлз познакомился со своей женой Лорой, которая также была студенткой гештальт-терапии.

Цель гештальт-терапии — помочь клиентам осознать свои основные ощущения, а также среду, в которой они находятся, чтобы они могли более эффективно реагировать в настоящий момент. Терапевты помогают клиентам сосредоточиться на «здесь и сейчас», а не на прошлом опыте. Как только клиенты смогут полностью испытать настоящее, им будет легче противостоять прошлым конфликтам или, как их назвал Перлз, «неполным гештальтам».

Что такое гештальт-психология?

Проще говоря, гештальт-психология основана на концепции, согласно которой целое больше суммы его частей.

Чтобы лучше проиллюстрировать, как работает человеческое восприятие, исследователи гештальта предложили законы организации восприятия, включая законы подобия, близости, непрерывности, инклюзивности, замкнутости и связанности. Эти законы объясняют, как наш мозг группирует вещи, чтобы помочь нам интерпретировать мир вокруг нас.

Закон подобия относится к группировке подобных вещей вместе, чтобы создать структуру вещей, которые принадлежат друг другу. Близость означает группировку предметов в зависимости от того, насколько они близки друг к другу в пространстве.Непрерывность означает группирование вещей вместе на основе шаблонов для создания единой фигуры. Инклюзивность предполагает, что мы видим все элементы изображения до того, как увидим различные его части. Завершение относится к видению части изображения и способности мысленно заполнить пробелы в том, что, по нашему мнению, должно быть там. Наконец, связность означает, что когда мы видим объекты, движущиеся в одном направлении и с одинаковой скоростью, мы склонны воспринимать их как единый объект.

У вас есть вопросы по гештальт-психологии?

Спросите у профессионала.Пообщайтесь с лицензированным психологом онлайн прямо сейчас.

Источник: en.wikipedia.org

Какие примеры гештальт-психологии?

Найти примеры гештальт-психологии в нашей повседневной жизни легко.

В 1912 году Вертхаймер открыл феномен фи . У вас когда-нибудь был флипбук с анимированными рисунками, в котором вы листали маленькую книгу пальцами? Каждая страница представляет собой отдельный рисунок, но когда мы быстро переворачиваем их, у нас возникает иллюзия, что объект движется.Это пример феномена фи, который лег в основу кинофильмов.

Если вы нарисуете круг на листе бумаги, а затем сотрете половину круга и посмотрите на нее снова, ваш разум все равно будет пытаться увидеть круг как единое целое. Это пример преемственности.

Если вы когда-либо внимательно смотрели на картину пейзажа, написанную маслом или акрилом, вы можете заметить, что картина состоит из различных мазков кисти или эффектов мастихина, которые не имеют смысла вблизи.Однако, если вы отойдете от картины, вы почувствуете мазки кисти как траву, деревья и твердую землю. Это пример сходства. Мы воспринимаем мазки, похожие на то, что мы видим в природе.

Когда вы заходите в ресторан и группа людей стоит у бара в непосредственной близости, вы можете предположить, что это группа друзей, потому что они находятся близко друг к другу. Это пример близости.

А как насчет гештальт-психологии сегодня?

Сегодня в мире существует чуть более 60 учебных заведений по гештальт-терапии, и их число растет.Почти во всех крупных городах США есть как минимум один гештальт-институт. На сегодняшний день нет национальной организации, посвященной гештальт-психологии. Нет стандартов, которым должны следовать институты, и нет стандартов для инструкторов или стажеров. Каждое учреждение разрабатывает свою учебную программу и имеет собственные критерии отбора студентов. На сегодняшний день нет точных стандартов для гештальт-терапии. Для потенциальных клиентов, желающих получить пользу от гештальт-терапии, каждый человек должен прийти к заключению о квалификации гештальт-терапевтов и о том, является ли этот тип терапии лучшим лечением для них.

Что такое гештальт-терапия и чего мне ожидать?

Гештальт-терапия подчеркивает вашу ответственность за текущие психологические и физические потребности. Гештальт-терапевт рассмотрит такие вопросы, как свобода и ответственность, непосредственность опыта и ваша роль в создании смысла вашей жизни. Гештальт-терапия — это целостный подход, направленный на разрешение конфликтов и двусмысленностей, возникающих из-за неспособности интегрировать различные черты вашей личности.

Во время терапии вас попросят обсудить свои воспоминания и проблемы, используя настоящее время. Психотерапевт может использовать драматизацию конфликтов, чтобы помочь вам разобраться в своих проблемах. Например, терапевт может попросить вас разыграть ситуации, чтобы выявить мысли и представления, которые вы, возможно, подавляли.

Подходит ли мне гештальт-терапия?

Гештальт — сложная область психологии. Исследования в этой области сыграли важную роль в объяснении мыслительных процессов и поведения человека.Квалифицированные терапевты BetterHelp могут связать вас с лицензированным терапевтом, который расскажет вам больше о гештальт-психологии и о том, могут ли ее принципы помочь вам в решении проблем в вашей жизни.

FAQ

Что такое гештальт-теория в психологии?

Теория

Гештальт была разработана в 1912 году. Слово Гештальт означает единое и значимое целое. Главный принцип гештальта состоит в том, что целое больше, чем сумма его частей.Эта теория известна тем, что касается визуального восприятия объектов, но она также применима к тому, как мы думаем. Таким образом, гештальт-движение включало в себя исследования как визуального восприятия, так и восприятия всего жизненного опыта.

Какой пример гештальт-психологии?

Пример визуального аспекта гештальт-психологии можно найти в подсветке шатра. Когда лампочки последовательно вспыхивают, кажется, что свет движется по шатру. Хотя сами лампочки неподвижны, мы воспринимаем движение.Тот же принцип, что и при создании фильмов. Эта иллюзия движения — феномен восприятия, который не является ни точным, ни галлюцинационным. Скорее, это способ познания мира, который естественен и здоров.

Каковы пять принципов гештальта?

Гештальт-психологи признали пять принципов, относящихся к тому, как мы воспринимаем объекты визуально. Их принципы гештальта родились из наблюдения за тем, как мы воспринимаем объекты вместе, как как сумму их частей, так и как нечто большее.

Пять принципов гештальт-психологии:

Закон близости

Закон подобия

Закон непрерывности

Закон закрытия

Закон связности

Закон близости утверждает, что когда объекты или формы находятся близко друг к другу, мы склонны воспринимать их как группу. Отдельные части склонны группироваться в нашем сознании. А из-за закона близости мы видим эти части как одну картинку, а не как несколько.

Закон подобия гласит, что мы склонны воспринимать похожие объекты как часть единого целого. Отдельные элементы рассматриваются как единое целое.

Закон непрерывности гласит, что мы склонны воспринимать линию как продолжающуюся в том же направлении, в каком она уже была установлена.

Закон закрытия гласит, что разум склонен видеть картину как законченную, даже если она неполная.

Закон связанности (также называемый законом общей судьбы) гласит, что когда мы видим объекты, движущиеся в одном направлении и с одинаковой скоростью, мы склонны воспринимать их как единый объект.

Однако это только основные законы гештальта. Есть и другие принципы гештальта, включая концепцию фигуры-фона.

Что гештальт-психологи подразумевают под «фигурным фоном»?

Вертхаймер и другие гештальт-психологи определили еще одну особенность зрительного восприятия, которую они назвали цифрой — основанием . Фигура-фон относится к способности распознавать разницу между основным дизайном и фоном изображения.Часто вы видите изображения, которые можно воспринимать одним из двух способов, с одной или другой частью изображения в качестве фона. Один из примеров фигуры на земле — изображение, которое с одной стороны выглядит как подсвечник, а с другой — как две стороны. Картина не меняется, но то, как вы на ней сосредотачиваетесь, другое. Роли фигуры и фона меняются в зависимости от того, как вы воспринимаете картинку.

Кто ввел гештальт-психологию?

Макс Вертхаймер основал гештальт-движение и стал первым гештальт-психологом.До того, как Вертхаймер начал свою работу, другие психологи придумали множество объяснений того, как мы воспринимаем объекты, а также теории о том, как мы думаем, учимся и ведем себя. Объектами первых исследований визуального восприятия Вертхаймера были Вольфганг Колер и Курт Кофка, которые позже стали его партнерами в качестве гештальт-психологов. Эти три психолога представляют собой истоки гештальтпсихологии.

Теория

Гештальт была также ответом на более ранние теории Вильгельма Вундта и других, которые верили в структурализм , целью которого было разбить психические процессы на его основные элементы.Взгляды Вильгельма Вундта на психологию основывались на трех теориях: атомизма, ассоцианизма и сенсуализма. Атомизм (похожий на структурализм) — это точка зрения, которую теоретики гештальта изо всех сил пытались принять. Эта теория утверждает, что все знания строятся из простых элементов. Макс Вертхаймер и другие гештальт-психологи считали, что верно как раз обратное. Они думали, что лучший способ взглянуть на психологические явления — это организовать, хорошо структурированные целостности. Таким образом, поведение не было результатом индивидуальных факторов; скорее, мыслительные процессы сами по себе определялись сложным восприятием.

Кто ввел гештальт-терапию?

Фредерик «Фриц» С. Перлз разработал гештальт-терапию в 1940-х годах. Перлз стремился выйти за пределы фрейдистского психоанализа, чтобы разработать новый тип терапии. Его заинтриговали теории восприятия Вертхаймера о таких принципах, как фигура и фон, и он оценил, что они могут предложить новые взгляды на опыт.

Великие мыслители, такие как Иммануил Кант и Иоганн Вольфганг фон Гете, уже исследовали многие идеи, которые Перлз использовал при разработке своей гештальт-терапии.Перлз объединил экзистенциализм, гештальт-теорию, психоанализ и гуманистическую психологию, чтобы создать свой собственный уникальный тип терапии.

Многие психологические теории начинаются как отдельные идеи и в конечном итоге объединяются, чтобы создать или усилить другие школы мысли. Со временем принципы гештальт были включены в другие теории, но продолжали практиковаться гештальт-психологами.

Что такое фи-феномен?

Феномен фи был открытием Вертхаймера, положившим начало гештальт-движению.Во время отпуска после учебы в Психологическом институте Франкфуртского университета Вертхаймер остановился на вокзале, чтобы купить игрушечный стробоскоп, вращающийся барабан, в котором есть прорези, через которые можно видеть мигающие картинки. Это было похоже на флипбук, в котором вы листаете неподвижные изображения, чтобы увидеть «движущееся» изображение. Вернувшись в университет, Макс Вертхаймер начал изучать эффект. Феномен фи, также называемый законом очевидного движения или постоянства зрения, послужил основанием для утверждения Вертхаймера о том, что сегментированный или механический подход, который использовался ранее в истории психологии, неадекватен.Его идея заключалась в том, что целое больше, чем сумма его частей.

На каких психологов повлиял Макс Вертхаймер и его работа?

Некоторые из величайших гештальт-психологов, а также психологов других научных школ находились под влиянием работ Макса Вертхаймера и гештальт-психологии. Среди них Абрахам Маслоу, Соломон Аш и Джордж Катона.

Как сегодня используется гештальт-психология?

Гештальт-психологи изменили свой подход по мере развития современной психологии.Некоторые из областей, в которых используются принципы гештальт, включают:

Гештальт-терапия

Социальная психология

Неврология

Квантовое когнитивное моделирование

Когнитивная психология

Психология восприятия

Изобразительное искусство и дизайн

Кто такой гештальт-психолог?

Гештальт-психолог может быть исследователем или терапевтом. Исследователи гештальта изучают гештальт-феномены, которые связаны с такими принципами, как закон близости или фигура-фон.Исследователи гештальт-терапии также могут изучать результаты гештальт-терапии.

Гештальт-терапевты используют целостный подход, чтобы помочь своим клиентам жить более счастливой и полной жизнью. Они используют концепции гештальта, гуманистической психологии, экзистенциализма и психоанализа, чтобы помочь клиентам разобраться в их мире.

Что такое гештальт объясняется просто?

Гештальт — это целое, большее, чем сумма его частей.

Гештальт-психологи и терапевты часто ссылаются на «гештальты» как в своих исследованиях, так и при консультировании клиентов.

Какова основная цель гештальт-терапии?

Гештальт-терапевты рассматривают терапию как средство, помогающее клиентам лучше понять себя. Они хотят, чтобы клиенты понимали, как их выбор влияет как на их собственную жизнь, так и на жизнь окружающих. Таким образом, самосознание — это основная цель.

Другие цели гештальт-терапии включают:

Становясь более живым

Прохождение блоков

Работа с незавершенными делами

Понимание вещей такими, какие они есть, а не такими, какими они могли или должны были быть

Практика внимательности

Признание внутренней природы ситуаций и того, как ваше восприятие отражает или искажает это

Научиться брать на себя индивидуальную ответственность за свои действия

Забота о ваших умственных и физических потребностях

Улучшение коммуникативных навыков

Способность терпеть отрицательные эмоции

Повышение самообладания

Улучшение вашей способности регулировать психические состояния

В чем разница между гештальт-психологией и гештальт-терапией?

Гештальт-психология — это понимание законов гештальт: как они соотносятся с визуальным восприятием и мыслительными процессами.Гештальт-психологи, занимающиеся исследованиями, в структурированных экспериментах изучают различные аспекты теории гештальт, включая такие принципы, как закон близости и концепция фигуры-фона. Их цель — изучить такие предметы, как память, обучение и поведение.

Психологи, специализирующиеся на гештальт-терапии, преследуют другую цель. Они сосредоточены на том, чтобы помочь клиентам понять их мыслительные процессы, принять более обоснованные решения и изменить свое поведение. По мере того как клиенты видят, что целое больше, чем комбинация частей, их мыслительные процессы становятся яснее.С новой точки зрения они могут продвигаться к достижению жизненных целей.

Для чего используется гештальт-терапия?

Гештальт-терапевты используют теорию гештальт, чтобы помочь клиентам с проблемами физического и психического здоровья, в том числе:

Беспокойство

Депрессия

Самоуважение

Проблемы во взаимоотношениях

Мигрень

Язвенный колит

Боль в спине

Неразрешенный гнев

Обида

Прочие негативные чувства

Как работает гештальт-терапия?

В начале развития теории гештальта Фриц Перлз объяснил, что каждый человек должен рассматриваться как целостная личность с телом, разумом и душой, и лучшая перспектива, с которой можно рассматривать это целое, — это сам человек.Этот взгляд дает некоторые подсказки о том, как работает гештальт-терапия.

Чтобы повысить самосознание, гештальт-терапевт помогает клиентам научиться выражать мысли и эмоции с точки зрения настоящего момента. Они просят вас отказаться от любых предположений о вашем опыте и просто описать их. Они также предлагают рассматривать каждую часть описываемых событий или объектов как одинаково значимые.

Гештальт-терапевты могут использовать определенные техники, чтобы помочь вам лучше понять себя.Примеры включают пустого стула технику и ролевую технику .

Эффективность гештальт-терапии

Гештальт-терапия была признана эффективной при лечении клинических расстройств, включая шизофрению, расстройства личности, аффективные расстройства, тревогу, зависимость от психоактивных веществ и психосоматические расстройства в метаанализах, включая данные примерно 3000 пациентов, получавших гештальт-терапию. дисфункция, самооценка и межличностные отношения, но пациенты воспринимали терапию как очень полезную.Наибольшая величина эффекта была обнаружена при использовании гештальт-терапии для лечения симптомов депрессии, тревоги и фобий.

Преимущества онлайн-терапии

Как уже говорилось выше, гештальт-терапия — это уникально эффективный способ лечения многих психологических расстройств. Но когда вы боретесь с симптомами депрессии или беспокойства, бывает трудно найти мотивацию уйти из дома. Здесь может помочь онлайн-терапия. Вы можете получить доступ к платформе BetterHelp, не выходя из дома.Кроме того, онлайн-терапия предлагает более низкие цены, чем личная терапия, потому что онлайн-терапевтам не нужно оплачивать такие расходы, как аренда офиса. Лицензированные терапевты BetterHelp помогали людям с такими клиническими расстройствами, как тревожность, депрессия и расстройства личности. Ниже приведены некоторые отзывы о терапевтах BetterHelp от людей, испытывающих аналогичные проблемы.

Отзывы консультанта

«Мишель была потрясающим слушателем и помогла мне найти новые способы помочь мне справиться с моей тревогой.Она очень добрая, и я уже чувствую, что добился прогресса в достижении своих целей! »

«Мне потребовалось больше времени, чем я хотел бы признать, чтобы наконец попробовать что-то вроде BetterHelp, но, оглядываясь назад на последние несколько месяцев, я могу легко сказать, что оказал себе медвежью услугу, не попробовав что-то подобное раньше. . И особенно я ценю любой процесс сопоставления, который использует BetterHelp, потому что я благодарен и мне повезло, что меня сопоставили с Николь. Она такой поддерживающий и активный источник совета.У нее добрая и откровенная манера говорить, и она не раз помогала мне взглянуть на вещи с новых точек зрения, которые помогли мне построить пути к более здоровым и сильным методам решения проблем. У меня действительно не хватает слов, чтобы выразить, насколько я ценю прогресс и положительные результаты, которые я четко видел за последние несколько месяцев, но я искренне рекомендую ее ».

FAQ

Что такое гештальт-теория в психологии?

Гештальт-теория была разработана с 1912 года.Слово Gestalt означает единое и значимое целое. Главный принцип гештальта состоит в том, что целое больше, чем сумма его частей. Эта теория известна тем, что касается визуального восприятия объектов, но она также применима к тому, как мы думаем. Таким образом, гештальт-движение включало в себя исследования как визуального восприятия, так и восприятия всего жизненного опыта.

Какой пример гештальт-психологии?

Пример визуального аспекта гештальт-психологии можно найти в подсветке шатра.Когда лампочки последовательно вспыхивают, кажется, что свет движется по шатру. Хотя сами лампочки неподвижны, мы воспринимаем движение. Тот же принцип, что и при создании фильмов. Эта иллюзия движения — феномен восприятия, который не является ни точным, ни галлюцинационным. Скорее, это способ познания мира, который естественен и здоров.

Каковы пять принципов гештальта?

Гештальт-психологи признали пять принципов, относящихся к тому, как мы воспринимаем объекты визуально.Их принципы гештальта родились из наблюдения за тем, как мы воспринимаем объекты вместе, как как сумму их частей, так и как нечто большее.

Пять принципов гештальт-психологии:

Закон близости

Закон подобия

Закон непрерывности

Закон закрытия

Закон связности

Закон близости утверждает, что когда объекты или формы находятся близко друг к другу, мы склонны воспринимать их как группу.Отдельные части склонны группироваться в нашем сознании. А из-за закона близости мы видим эти части как одну картинку, а не как несколько.

Закон подобия гласит, что мы склонны воспринимать похожие объекты как часть единого целого. Отдельные элементы рассматриваются как единое целое.

Закон непрерывности гласит, что мы склонны воспринимать линию как продолжающуюся в том же направлении, в каком она уже была установлена.

Закон закрытия гласит, что разум склонен видеть картину как законченную, даже если она неполная.

Закон связанности (также называемый законом общей судьбы) гласит, что когда мы видим объекты, движущиеся в одном направлении и с одинаковой скоростью, мы склонны воспринимать их как единый объект.

Однако это только основные законы гештальта. Есть и другие принципы гештальта, включая концепцию фигуры-фона.

Что гештальт-психологи подразумевают под «фигурным фоном»?

Вертхаймер и другие гештальт-психологи определили еще одну особенность зрительного восприятия, которую они назвали цифрой — основанием .Фигура-фон относится к способности распознавать разницу между основным дизайном и фоном изображения. Часто вы видите изображения, которые можно воспринимать одним из двух способов, с одной или другой частью изображения в качестве фона. Один из примеров фигуры на земле — изображение, которое с одной стороны выглядит как подсвечник, а с другой — как две стороны. Картина не меняется, но то, как вы на ней сосредотачиваетесь, другое. Роли фигуры и фона меняются в зависимости от того, как вы воспринимаете картинку.

Кто ввел гештальт-психологию?

Макс Вертхаймер основал гештальт-движение и стал первым гештальт-психологом. До того, как Вертхаймер начал свою работу, другие психологи придумали множество объяснений того, как мы воспринимаем объекты, а также теории о том, как мы думаем, учимся и ведем себя. Объектами первых исследований визуального восприятия Вертхаймера были Вольфганг Колер и Курт Кофка, которые позже стали его партнерами в качестве гештальт-психологов.Эти три психолога представляют собой истоки гештальтпсихологии.

Теория

Гештальт была также ответом на более ранние теории Вильгельма Вундта и других, которые верили в структурализм , целью которого было разбить психические процессы на его основные элементы. Взгляды Вильгельма Вундта на психологию основывались на трех теориях: атомизма, ассоцианизма и сенсуализма. Атомизм (похожий на структурализм) — это точка зрения, которую теоретики гештальта изо всех сил пытались принять. Эта теория утверждает, что все знания строятся из простых элементов.Макс Вертхаймер и другие гештальт-психологи считали, что верно как раз обратное. Они думали, что лучший способ взглянуть на психологические явления — это организовать, хорошо структурированные целостности. Таким образом, поведение не было результатом индивидуальных факторов; скорее, мыслительные процессы сами по себе определялись сложным восприятием.

Кто ввел гештальт-терапию?

Фредерик «Фриц» С. Перлз разработал гештальт-терапию в 1940-х годах. Перлз стремился выйти за пределы фрейдистского психоанализа, чтобы разработать новый тип терапии.Его заинтриговали теории восприятия Вертхаймера о таких принципах, как фигура и фон, и он оценил, что они могут предложить новые взгляды на опыт.

Великие мыслители, такие как Иммануил Кант и Иоганн Вольфганг фон Гете, уже исследовали многие идеи, которые Перлз использовал при разработке своей гештальт-терапии. Перлз объединил экзистенциализм, гештальт-теорию, психоанализ и гуманистическую психологию, чтобы создать свой собственный уникальный тип терапии.

Многие психологические теории начинаются как отдельные идеи и в конечном итоге объединяются, чтобы создать или усилить другие школы мысли.Со временем принципы гештальт были включены в другие теории, но продолжали практиковаться гештальт-психологами.

Что такое фи-феномен?

Феномен фи был открытием Вертхаймера, положившим начало гештальт-движению. Во время отпуска после учебы в Психологическом институте Франкфуртского университета Вертхаймер остановился на вокзале, чтобы купить игрушечный стробоскоп, вращающийся барабан, в котором есть прорези, через которые можно видеть мигающие картинки.Это было похоже на флипбук, в котором вы листаете неподвижные изображения, чтобы увидеть «движущееся» изображение. Вернувшись в университет, Макс Вертхаймер начал изучать эффект. Феномен фи, также называемый законом очевидного движения или постоянства зрения, послужил основанием для утверждения Вертхаймера о том, что сегментированный или механический подход, который использовался ранее в истории психологии, неадекватен. Его идея заключалась в том, что целое больше, чем сумма его частей.

На каких психологов повлиял Макс Вертхаймер и его работа?

Некоторые из величайших гештальт-психологов, а также психологов других научных школ находились под влиянием работ Макса Вертхаймера и гештальт-психологии.Среди них Абрахам Маслоу, Соломон Аш и Джордж Катона.

Как сегодня используется гештальт-психология?

Гештальт-психологи изменили свой подход по мере развития современной психологии. Некоторые из областей, в которых используются принципы гештальт, включают:

Гештальт-терапия

Социальная психология

Неврология

Квантовое когнитивное моделирование

Когнитивная психология

Психология восприятия

Изобразительное искусство и дизайн

Кто такой гештальт-психолог?

Гештальт-психолог может быть исследователем или терапевтом.Исследователи гештальта изучают гештальт-феномены, которые связаны с такими принципами, как закон близости или фигура-фон. Исследователи гештальт-терапии также могут изучать результаты гештальт-терапии.

Гештальт-терапевты используют целостный подход, чтобы помочь своим клиентам жить более счастливой и полной жизнью. Они используют концепции гештальта, гуманистической психологии, экзистенциализма и психоанализа, чтобы помочь клиентам разобраться в их мире.

Что такое гештальт объясняется просто?

Гештальт — это целое, большее, чем сумма его частей.

Гештальт-психологи и терапевты часто ссылаются на «гештальты» как в своих исследованиях, так и при консультировании клиентов.

Какова основная цель гештальт-терапии?

Гештальт-терапевты рассматривают терапию как средство, помогающее клиентам лучше понять себя. Они хотят, чтобы клиенты понимали, как их выбор влияет как на их собственную жизнь, так и на жизнь окружающих. Таким образом, самосознание — это основная цель.

Другие цели гештальт-терапии включают:

Становясь более живым

Прохождение блоков

Работа с незавершенными делами

Понимание вещей такими, какие они есть, а не такими, какими они могли или должны были быть

Практика внимательности

Признание внутренней природы ситуаций и того, как ваше восприятие отражает или искажает это

Научиться брать на себя индивидуальную ответственность за свои действия

Забота о ваших умственных и физических потребностях

Улучшение коммуникативных навыков

Способность терпеть отрицательные эмоции

Повышение самообладания

Улучшение вашей способности регулировать психические состояния

В чем разница между гештальт-психологией и гештальт-терапией?

Гештальт-психология — это понимание законов гештальт: как они соотносятся с визуальным восприятием и мыслительными процессами.Гештальт-психологи, занимающиеся исследованиями, в структурированных экспериментах изучают различные аспекты теории гештальт, включая такие принципы, как закон близости и концепция фигуры-фона. Их цель — изучить такие предметы, как память, обучение и поведение.

Психологи, специализирующиеся на гештальт-терапии, преследуют другую цель. Они сосредоточены на том, чтобы помочь клиентам понять их мыслительные процессы, принять более обоснованные решения и изменить свое поведение. По мере того как клиенты видят, что целое больше, чем комбинация частей, их мыслительные процессы становятся яснее.С новой точки зрения они могут продвигаться к достижению жизненных целей.

Для чего используется гештальт-терапия?

Гештальт-терапевты используют теорию гештальт, чтобы помочь клиентам с проблемами физического и психического здоровья, в том числе:

Беспокойство

Депрессия

Самоуважение

Проблемы во взаимоотношениях

Мигрень

Язвенный колит

Боль в спине

Неразрешенный гнев

Обида

Прочие негативные чувства

Как работает гештальт-терапия?

В начале развития теории гештальта Фриц Перлз объяснил, что каждый человек должен рассматриваться как целостная личность с телом, разумом и душой, и лучшая перспектива, с которой можно рассматривать это целое, — это сам человек.Этот взгляд дает некоторые подсказки о том, как работает гештальт-терапия.

Чтобы повысить самосознание, гештальт-терапевт помогает клиентам научиться выражать мысли и эмоции с точки зрения настоящего момента. Они просят вас отказаться от любых предположений о вашем опыте и просто описать их. Они также предлагают рассматривать каждую часть описываемых событий или объектов как одинаково значимые.

Гештальт-терапевты могут использовать определенные техники, чтобы помочь вам лучше понять себя.Примеры включают пустого стула технику и ролевую технику .

Объективное измерение гештальтов: количественная оценка группирующего эффекта по последействию наклона

  • Элаис, Д., Блейк, Р., и Ли, С.-Х. (1998). Визуальные элементы, которые меняются вместе с течением времени, группируются вместе в пространстве. Nature Neuroscience, 1, 160–164. DOI: 10.1038 / 414

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Бек, Д.М. и Палмер С. Э. (2002). Влияние сверху вниз на группировку восприятия. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность, 28, 1071–1084. DOI: 10.1037 / 0096-1523.28.5.1071

    PubMed Google Scholar

  • Блейк Р. и Янг Ю. (1997). Пространственная и временная когерентность в перцепционной привязке. Proceedings of the National Academy of Sciences, 94, 7115–7119. DOI: 10.1073 / пнас.94.13.7115

    Артикул Google Scholar

  • Брейнард Д. Х. (1997). Набор инструментов психофизики. Пространственное видение, 10, 433–436.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Брукс, Дж. Л. (2015). Традиционные и новые принципы перцептивной группировки. В J. Wagemans (Ed.), Oxford Handbook of Perceptual Organization (стр.1–31). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Классенс, П. М. Э., и Вагеманс, Дж. (2005). Перцептивная группировка в решетках Габора: близость и выравнивание. Восприятие и психофизика, 67, 1446–1459. DOI: 10.3758 / BF03193649

    Артикул Google Scholar

  • Классенс, П. М. Э. и Вагеманс Дж. (2008).Байесовская структура для интеграции реплик в мультистабильной группировке: априоры близости, коллинеарности и ориентации в зигзагообразных решетках. Journal of Vision, 8 (7), 33.1–33.23. DOI: 10.1167 / 8.7.33

    Артикул Google Scholar

  • Фланаган П., Кавана П. и Фавро О. Э. (1990). Независимые ориентировочно-селективные механизмы для основных направлений цветового пространства. Vision Research, 30, 769–778.DOI: 10.1016 / 0042-6989 (90)

      -Q

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Гибсон, Дж. Дж. И Раднер, М. (1937). Адаптация, последействие и сдержанность в восприятии наклонных линий. Журнал экспериментальной психологии, 20, 453–467. DOI: 10,1037 / h0059826

      Артикул Google Scholar

    • Грюнбаум, Б., И Шепард Г.С. (1987). Плитки и узоры . Нью-Йорк: WH Freeman.

      Google Scholar

    • Хе, С., и Маклауд, Д. И. А. (2001). Выборочная адаптация к ориентации и эффект наклона невидимых узоров. Nature, 411, 473–476. DOI: 10.1038 / 35078072

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Хелд, р., & Shattuck, S.R. (1971). Чувствительные к цвету и краям каналы в зрительной системе человека: настройка ориентации. Science, 174, 314–316.

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Хохберг Дж. И Макалистер Э. (1953). Количественный подход к образному «добру». Журнал экспериментальной психологии, 46, 361–364. DOI: 10,1037 / h0055809

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Косовичева, А.А., Маус, Г. В., Анстис, С., Кавана, П., Це, П. У., и Уитни, Д. (2012). Вызванный движением сдвиг воспринимаемого местоположения решетки также меняет ее последействие. Journal of Vision, 12 (8), 1–14. DOI: 10.1167 / 12.8.7

      Артикул Google Scholar

    • Кубови М., Холкомб А. О. и Вагеманс Дж. (1998). О правомерности группировки по близости. Когнитивная психология, 35, 71–98.DOI: 10.1006 / cogp.1997.0673

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Кубовы, М., и Ван ден Берг, М. (2008). Целое равно сумме своих частей: вероятностная модель группировки по близости и сходству в регулярных паттернах. Психологический обзор, 115, 131–154. DOI: 10.1037 / 0033-295X.115.1.131

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Кубовы, м., & Wagemans, J. (1995). Группировка по близости и мультистабильности в точечных решетках: количественная гештальт-теория. Психологическая наука, 6, 225–234. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1995.tb00597.x

      Артикул Google Scholar

    • Ли, С.-Х., и Блейк, Р. (1999). Визуальная форма создается исключительно из временной структуры. Science, 284, 1165–1168. DOI: 10.1126 / science.284.5417.1165

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Lovegrove, W.Дж. И Овер Р. (1973). Избирательность цвета при маскировке ориентации и последействии. Vision Research, 13, 895–901. DOI: 10.1016 / 0042-6989 (73)

    • -2

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Ояма, Т. (1961). Перцептивная группировка как функция близости. Perceptual and Motor Skills, 13, 305–306. DOI: 10.2466 / pms.1961.13.3.305

      Артикул Google Scholar

    • Ояма, Т., Simizu, M., & Tozawa, J. (1999). Влияние сходства на кажущееся движение и перцептивную группировку. Восприятие, 28, 739–748. DOI: 10.1068 / p2799

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Палмер, С. Э. (1992). Общая область: новый принцип перцептивной группировки. Когнитивная психология, 24, 436–447. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (92)

      -S

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Палмер, С.Э., и Бек Д. М. (2007). Задача распознавания повторений: объективный метод изучения перцептивной группировки. Восприятие и психофизика, 69, 68–78. DOI: 10.3758 / BF03194454

      Артикул Google Scholar

    • Палмер С. Э. и Рок И. (1994). Переосмысление перцептивной организации: роль единой связности. Psychonomic Bulletin & Review, 1, 29–55. DOI: 10.3758 / BF03200760

      Артикул Google Scholar

    • Пелли, Д.Г. (1997). Программа VideoToolbox для визуальной психофизики: преобразование чисел в фильмы. Пространственное видение, 10, 437–442. DOI: 10.1163 / 156856897X00366

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Куинлан П. Т. и Уилтон Р. Н. (1998). Группировка по близости или сходству? Конкуренция между принципами гештальт в видении. Восприятие, 27, 417–430. DOI: 10.1068 / p270417

      Артикул PubMed Google Scholar

    • Раш, Г.П. (1937). Визуальная группировка по возрасту (Монография). Архив психологии , 31 (Целый № 217).

    • Вагеманс, Дж., Элдер, Дж. Х., Кубови, М., Палмер, С. Э., Петерсон, М. А., Сингх, М., & фон дер Хейдт, Р. (2012). Век гештальт-психологии в визуальном восприятии: I. Перцептивная группировка и организация фигура-фон. Психологический бюллетень, 138, 1172–1217. DOI: 10.1037 / a0029333

      Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

    • Вертхаймер, М.(1922). Untersuchungen zur Lehre von der Gestalt: I. Prinzipielle Bemerkungen [Исследования в области гештальт-науки: I. Основные замечания]. Psychologische Forschung, 1, 47–58.

      Артикул Google Scholar

    • Вертхаймер, М. (1923). Untersuchungen zur Lehre von der Gestalt: II [Исследования в области гештальт-науки: II]. Psychologische Forschung, 4, 301–350. DOI: 10.1007 / BF00410640

      Артикул Google Scholar

    • Гештальт-психология | Энциклопедия.com

      Перцептивная организация

      Память и ассоциации

      Мышление

      Социальная психология

      Основные проблемы

      Заключение

      БИБЛИОГРАФИЯ

      Проблема, с которой сталкивается теория гештальта, связана с длительным событием, будь то переживание или действие не может быть адекватно описан как сумма более мелких независимых событий. Такое событие называется гештальтом; этот термин можно перевести как «форма», «конфигурация» или «структура».Факты этого характера в значительной степени игнорировались атомистической психологией девятнадцатого и начала двадцатого веков, хотя некоторые мыслители начали сомневаться в этом пренебрежении.

      Гештальт-движение представило новый подход к трактовке психологических фактов. Он возник в Германии во втором десятилетии двадцатого века как реакция на атомистическую психологию. Его основателями и пионерами были Макс Вертхаймер, Вольфганг Кёлер и Курт Коффка. Первые 25 лет его существования были периодом бурного развития идей и интенсивных исследований.Начиная с 20-х годов прошлого века он привлек к себе большое внимание в психологическом мире. С ростом нацизма ведущие гештальт-психологи уехали из Германии в Соединенные Штаты, и последующий курс движения стал в какой-то мере частью истории американской психологии. [ См. Биографии Коффки; Кёлер; Wertheimer.]

      Гештальт-движение продвинуло тщательный анализ предпосылок атомизма; что более важно, он представил альтернативную концепцию, которая стала основой многих исследований и теоретических предложений.Самые ранние достижения гештальт-психологии были связаны в основном с проблемами восприятия. Впоследствии его исследования распространились на области мышления, памяти и обучения, а в последнее время — на социальную психологию и психологию искусства; он также вступил в контакт с некоторыми аспектами логики и этики. По мере того, как его исследования охватывали новые области, теория гештальта раскрылась как систематическая ориентация в психологии.

      Источником движения гештальта является одна первостепенная проблема.Как правило, события душевной жизни обладают формой, смыслом и ценностью; это его поразительные характеристики. Тем не менее, преобладающая научная психология практически не содержала ссылок на эти атрибуты, и ее описания, соответственно, казались ограниченными и бесплодными. Обычный ответ на это ограничение заключался в том, что научная процедура требует анализа на элементы и, следовательно, не допускает другого результата. Принимая это рассуждение, некоторые мыслители пришли к выводу, что важные человеческие явления и проблемы обязательно выходят за рамки досягаемости науки.Другие, в том числе виталисты, обращались к высшим и неопределенным силам как к источникам формы и смысла. Гештальт-психологи отвергли такое решение на том основании, что оно приняло сомнительный постулат о требованиях научного исследования. Они считали, что подход, не отражающий наиболее очевидные факты опыта, не может быть правильным с научной точки зрения. В этой ситуации они увидели вызов пересмотреть отправную точку психологии.

      Формулировки теории гештальта были сначала проверены на восприятии.Это была наиболее продвинутая часть систематической психологии и область, в которой атомизм был наиболее сильно укоренен. В психологии начала двадцатого века элементы восприятия были простыми и неразложимыми ощущениями, каждое из которых имело свое уникальное качество и постоянное отношение к определенному возбуждению органов чувств. Для объяснения комбинаций этих изолированных ощущений (и их образов) эта психология использовала механизм ассоциации по смежности, который, как она считал, вносит порядок в первоначальный хаос ощущений.Цели этой психологии состояли в том, чтобы идентифицировать элементы опыта и соответствующие энергии стимулов, а также описать способ, которым элементы становятся ассоциированными, и все это основано на методе аналитического самоанализа.

      Проблема обострилась, когда Вертхаймер сделал радикальный шаг, отрицая реальность сенсорных элементов как частей перцептивного опыта. Его исследование кажущегося движения ([1912-1920] 1925, стр. 1-105), которое знаменует собой формальное начало теории гештальта, дает конкретную иллюстрацию этого тезиса.Переживание движения традиционно описывалось как сумма последовательных ощущений положения, каждое из которых соответствовало последовательным локальным возбуждениям. Кажущееся движение возникает, когда два неподвижных объекта в разных положениях — например, две линии — экспонируются последовательно с достаточно малым интервалом времени между ними; наблюдатель видит, как одна линия перемещается из одного положения в другое, что неотличимо от реального движения. Это явление, лежащее в основе кинематографии, было хорошо известно.Вертхаймер указывал, что кажущееся движение — это не серия ощущений, а результат взаимодействия двух стимулирующих событий, создающих новый единый результат; воспринимаемое движение не может быть разделено на последовательные стационарные ощущения. Статический характер внешней ситуации не представлен в опыте, в то время как воспринимаемое движение не имеет аналогов в объективной ситуации. Исходя из предположения, что переживание состоит из того, что за одним ощущением следует другое, нельзя объяснить переживание изменения, присущее движению, — вывод, который в равной степени применим и к восприятию реального движения.

      Следующим и более важным шагом в этом развитии было гештальт-описание группировки или образования единиц в восприятии. Визуальный опыт состоит из вещей, которые, в свою очередь, могут образовывать группы; некоторые части поля зрения кажутся связанными и образуют единицы, которые отделяются от окружающего пространства и от других единиц. Единицами восприятия являются деревья, дома, люди, а не бесчисленные сенсорные элементы. Это был вклад теории гештальта, чтобы показать, что формирование и разделение единиц не может рассматриваться как самоочевидное, как это кажется здравому смыслу, но составляет центральную проблему для психологии восприятия.Физические энергии, которые отражаются от точек внешнего объекта, полностью дискретны; каждый попадает в глаз независимо от другого, без указания того, исходит ли каждый из одного и того же объекта. Они образуют простую мозаику стимулов, которые можно сгруппировать множеством способов и которые не обеспечивают основы для достоверной организации восприятия. Единство физического объекта не объясняет единства восприятия. Как же тогда единицы появляются из дискретной стимуляции? Вертхаймер описал некоторые фундаментальные принципы группирования или образования единиц в восприятии, в том числе принципы близости, сходства, замкнутости, общей судьбы и хорошего продолжения (Wertheimer 1925).Работая с прерывистыми точками или линиями, он продемонстрировал, что они имеют тенденцию делиться на группы в соответствии с относительной пространственной близостью и качественным сходством; группировка также происходит в соответствии с закрытием и хорошим продолжением. Вертхаймер считал один принцип, принцип Prägnanz, фундаментальным и включающим все остальные. Принцип Prägnanz утверждает, что группировка стремится к максимальной простоте и уравновешенности или к формированию «хорошей формы».

      Факты группирования устанавливают, во-первых, что наборы стимулов производят эффекты, не производные от эффектов отдельных стимулов.Эти эффекты, наблюдаемые только в расширенных целых, зависят от строго объективных условий, а именно от конкретных геометрических отношений между стимулами. Во-вторых, отношения стимулов логически допускают другие группировки, которых в действительности не происходит. Таким образом, факты группирования свидетельствуют об избирательных принципах, в соответствии с которыми организованы сенсорные данные, и поэтому единицы восприятия должны считаться продуктами организации или конкретными эффектами процессов, возникающих в результате определенных отношений.В-третьих, те же сенсорные условия группировки, которые обычно вызывают достоверное восприятие, иногда порождают неверное восприятие. Как показывают факты маскировки, физически реальные единицы не обязательно воспринимаются, а единицы восприятия иногда возникают в отсутствие соответствующих физических единиц. В-четвертых, Вертхаймер пришел к выводу, что он определил основные принципы группирования в восприятии. Он явно включил прошлый опыт в качестве одного из факторов, определяющих группировку, но утверждал, что он не может объяснить другие тенденции группирования, которые сами по себе являются необходимыми условиями обучения.Наконец, принципы группировки имеют широкий спектр применения; прежде всего их способность объяснять объект и восприятие формы в целом.

      Трактовка отношений «часть-целое», которая является центральной для гештальт-позиции, лучше всего может быть проиллюстрирована вкладом фон Эренфельса, который в 1890 году описал перцептивные факты, которые не являются суммой независимых локальных компонентов. Свойство визуального объекта, такое как округлость или симметрия, не находится в его отдельных частях или в их сумме; то же самое можно сказать и о характере временной единицы, например, мелодии.Такие свойства также можно перемещать; мелодия распознается в новой тональности, хотя она не разделяет тона с первоначально услышанными, и квадрат распознается как таковой, когда он увеличивается или уменьшается, или когда он появляется в новой части поля. Существует бесчисленное множество фактов этого порядка, которые относятся только к качествам в целом, среди них те, которые мы называем прямыми, замкнутыми, твердыми, гладкими, полупрозрачными.

      Эти качества формы, или Gestaltqualitäten, , представляли проблему для психологии, которая рассматривала ощущения как единственное содержание опыта.Отменяя традиционную формулировку, Вертхаймер предположил, что не только связное целое обладает свойствами и тенденциями, не обнаруживаемыми в его отдельных частях, но и что часть имеет свойства, которыми она не обладает, когда она стоит отдельно или когда она принадлежит другой единице. Характер целого часто определяет, будет ли заметна одна из его частей и каковы будут ее свойства. Учитывая три точки в линейном массиве, одна воспринимается как середина, а другие — как концы; эти свойства определяются относительно и не существуют для изолированных компонентов.Этот тезис о детерминации части и целого утверждает, что часть является зависимым свойством своего целого, и, таким образом, проводит основное различие между «частью» и «элементом».

      Кроме того, множество открытий продемонстрировало, что идентичная стимуляция в разные моменты времени в данной области может производить заметно разные эффекты, в зависимости от стимуляции, происходящей в соседних регионах. Постоянства восприятия и так называемые иллюзии выявили поразительные несоответствия между тем, что действительно наблюдается, и тем, что следовало бы наблюдать, если бы только местные ощущения были содержанием опыта.Формы и размеры объектов остаются в пределах примерно постоянными, поскольку их ориентация и расстояние варьируются, а цвета объектов имеют тенденцию выглядеть одинаково при значительном изменении условий освещения. Одна и та же проксимальная стимуляция может вызывать восприятие яркого или темного, вертикального или наклонного, большого или маленького, движения или покоя, движения с высокой или низкой скоростью, в зависимости от других условий стимула. В попытке поддержать классическую позицию выдвинутая интерпретация заключалась в том, что рассматриваемые ощущения на самом деле не изменились, но были исправлены суждениями или «бессознательными выводами», сформированными в ходе прошлого опыта.Более четкое и последовательное объяснение этих и других фактов может быть дано с использованием предположения, что они являются эффектами организации восприятия, инициированной конкретными отношениями стимулов. [ См. Восприятие, статьи о перцептивном постоянстве, и иллюзии и последствиях.]

      Важная поддержка гештальт-трактовки восприятия пришла из демонстрации Рубином (1915) различия между «фигурой» и «фоном». ”Между вещью-характером первого и бесформенностью второго.Шагом в том же направлении было последующее открытие Мишотт (1946), что определенные условия последовательной стимуляции вызывают переживание причинности. Когда фигуральные единицы воспринимаются движущимися по отношению друг к другу с определенной скоростью, они воспринимаются как функционально связанные; наблюдатель считает движение одного объекта причиной, в то время как движение другого объекта воспринимается как следствие. И все же другие модели движений, которые также можно четко указать, производят впечатление одушевленного движения.В свете этих и связанных с ними открытий атомизм в восприятии перестал быть жизнеспособной позицией.

      Физико-физиологический гештальт

      Концепция гештальта получила фундаментальное развитие в работах Колера (1920; 1940). В качестве первого шага Колер обратил внимание на поразительное сходство между некоторыми аспектами физики поля и фактами организации восприятия. Он указал на некоторые примеры функциональных целостностей в физике, которые не могут быть составлены из действия их отдельных частей.Существуют макроскопические физические состояния, которые стремятся к равновесию и в направлении максимальной регулярности. Можно описать местные условия в таких функциональных целостностях с любой желаемой степенью точности, но они не функционируют как независимые части. Системы этого характера, примеры которых многочисленны, являются физическими гештальтами. Они соответствуют критериям фон Эренфельса (1890) по качеству гештальта.

      Следуя феноменальным данным, Колер предположил, что в мозгу существуют макроскопические полевые процессы, включающие взаимодействия, которые объясняют эффекты группировки и сегрегации и действие принципа Prägnanz .Традиционно кортикальное действие описывалось в терминах отдельных возбуждений, проводимых вдоль изолированных волокон в ограниченные области. Реляционная детерминация опыта подразумевает, что нейронные процессы, соответствующие отдельным стимулам, должны влиять друг на друга на расстоянии в зависимости от их относительных свойств.

      Келер предложил фундаментальное изменение концепции коркового функционирования. Такая область, как оптический сектор, может считаться электролитом; процессы внутри него происходят в соответствии с физическими законами самораспределения, а не в соответствии с микроанатомией нейронных сетей.Локальные состояния возбуждения окружены полями, которые представляют эти состояния в своем окружении и взаимодействуют с другими локальными состояниями, представленными аналогично. На этом основании Колер выдвинул гипотезу о том, что существуют физиологические процессы, которые являются частными примерами физико-химического гештальтена и что они являются коррелятами феноменального гештальтена.

      В предыдущем исследовании подразумевается предположение о психофизическом изоморфизме или предположение о том, что мозговые процессы включают некоторые структурные особенности, идентичные таковым организованного опыта.Изоморфизм относится не к метрическим, а к топологическим соответствиям; Предполагается, что процессы мозга сохраняют функциональные отношения симметрии, замкнутости и смежности, а не точные размеры и углы узоров, проецируемых на сетчатку. Эта формулировка расходится с широко распространенным представлением о том, что феноменальные и физиологические события законно коррелируют, но не имеют дальнейшего сходства между собой. Постулат изоморфизма задуман как эвристическое руководство для исследования. Таким образом, Колер искал единого объяснения фактов нейрофизиологии и психологии среди определенных фактов физики.[ См. Нервная система, статья о структуре и функциях мозга ]

      Существует естественный переход от гештальт-исследования восприятия к памяти. Когда форма была воспринята, ее можно впоследствии распознать и вспомнить; таким образом, продукты перцептивной организации входят в состав памяти. Сохранение прошлого опыта требует концепции следов памяти; кроме того, сходство между воспоминаниями и первоначальным опытом подразумевает, что следы памяти сохраняют организованный характер более ранних процессов.Гештальт-исследования памяти исходят из этого предположения; первая попытка разработать теорию действия следа памяти будет найдена у Коффки (1935).

      Предыдущие формулировки непосредственно ведут к одной из проблем памяти — распознаванию. Факты транспозиции, на которые фон Эренфельс впервые обратил внимание, подразумевают признание целостности или гештальтена, и, кроме того, это признание происходит на основе гештальтного сходства и при отсутствии идентичных элементов в прошлых и настоящих ситуациях.Поскольку распознавание зависит от активации определенных следов памяти и является в высшей степени избирательным, гештальт-предложение состоит в том, что такой контакт памяти и следа происходит на основе отличительного сходства, аналогично группировке по сходству в непосредственном опыте. Эта формулировка также подразумевает, что если процесс, соответствующий настоящему опыту, должен контактировать с соответствующим следом памяти, он должен иметь свой эффект за пределами его непосредственного локуса, и что одной нервной проводимости по изолированным нервным волокнам недостаточно для объяснения распознавания.Таким образом, согласно этой учетной записи, признание зависит от взаимодействия, которое определяется отношениями.

      В отношении концепции ассоциации два момента имеют важное значение. Во-первых, гештальт-подход к организации восприятия был задуман как прямая альтернатива интерпретации, согласно которой единицы восприятия состоят из ассоциаций между элементами. Во-вторых, теории ассоциаций практически отказались от феноменов восприятия; они склонны принимать присутствие единиц восприятия как должное и вместо этого концентрируются на связях, образованных между одной единицей и другой.При рассмотрении этих фактов в качестве основного все чаще выделялся один принцип — принцип ассоциации по смежности. Согласно этому принципу, временная смежность является решающим условием ассоциации. В этом контексте ассоциация носит характер связи, которая не меняет условий, которые она связывает.

      С точки зрения теории гештальта концепция ассоциации как простой связи не является удовлетворительной основой для объяснения. Процессы в природе, как правило, детерминированы отношениями.В этой связи Колер (1929; 1941) предположил, что ассоциация — это не новый процесс, а последствие организации и что оно зависит от относительных свойств соответствующих терминов. Когда два элемента соединяются, они образуют единое целое и оставляют соответствующий единый след; последующее возбуждение части этой трассы будет распространяться на всю трассу. Учитывая эту отправную точку, нет причин выделять отношение смежности в ущерб другим; все отношения, например отношения сходства и хорошего продолжения, должны связывать события друг с другом.В более общем смысле, условия, благоприятные для организации, должны быть условиями ассоциации. Соответственно, образование ассоциаций и организация восприятия получают единую интерпретацию. В этой области остаются нерешенными вопросы, но имеющиеся данные подтверждают вывод о том, что отношения, отличные от смежности, оказывают явное влияние на формирование ассоциаций (Asch 1960). [ См. Забывание.]

      Две темы были наиболее заметными в гештальт-трактовке мышления: одна касается возникновения понимания или инсайта; другой — возникновение процессов открытия.Из них понимание — более общее явление; это часто происходит в отсутствие открытия решений и дает основу для них. Понимать — значит осознавать требуемую связь между непосредственно данными фактами. Когда такое понимание присутствует, отношение переживается как «вытекающее из» данных фактов, то есть связь между ними сама по себе понятна. При наличии двух предпосылок и вывода последнее либо вытекает из первого, либо противоречит ему. Такие отношения, которые имеют характер «если A, , то B, и только B, » наиболее сильно контрастируют с ассоциацией между разнородными фактами; термины и их отношения образуют единое целое, все части которого зависят друг от друга.Понятное отношение между двумя терминами — это не третий термин, добавленный к ним; учитывая любые две части, требуется третья. Таким образом, рассматриваемое отношение является зависимым частичным свойством целого. Первый пункт гештальт-описания мышления состоит в том, что понимание или постижение в описанном здесь смысле пронизывает человеческий опыт и что никакое мышление невозможно без его отсутствия. Понятные отношения носят характер обязательности, или «должности». Это выдающаяся черта фактов эстетики и этики, а также логики; в каждой из этих сфер потребность определяется относительно, будучи свойством взаимозависимой ситуации.Таким образом, концепция ценности становится связанной с концепцией организации. Когда ситуация не завершена, можно наблюдать важный аспект необходимости; в таких случаях разрыв имеет особые свойства, которые порождают тенденции к завершению в соответствии с характером данного. Теоретики гештальта стремились исследовать условия обязательности, заботясь о том, существуют ли этические инварианты; эти инварианты могли бы стать альтернативой релятивистской основе этики.

      Однако связи между конкретными эмпирическими событиями нельзя понять так же, как логические связи. То, что тяжелые тела падают при падении, нельзя вывести автоматически; лежащие в основе функциональные связи скрыты, и выводы относительно них должны быть основаны на индукции. Соответственно, преобладающая тенденция психологии со времен Дэвида Юма заключалась в том, чтобы подчеркивать роль чисто фактических закономерностей в нашем знании причинного действия. Гештальт-психология предполагает, что эмпирические события также часто связаны структурно простыми способами и что эти отношения облегчают изучение причинного взаимодействия.Дункер (1935) указал, что существуют далеко идущие соответствия между феноменальными свойствами причин и их следствий. Часто они совпадают в пространстве и времени и поэтому выделяются на фоне более индифферентных событий. Звук слышен там, где видно, как объект ударяется; лист бумаги приобретает складку в месте сгиба; огонь горит вскоре после того, как спичка приложена к объекту. Между причиной и следствием также есть явное сходство по содержанию и форме.Форма следа соответствует форме обуви; горячий объект передает тепло своему окружению; мокрый предмет увлажняет соприкасающиеся с ним предметы. Кроме того, вариации причины часто приводят к параллельным вариациям следствия. Ускоренный ритм стуков соответствует изменяющемуся ритму производимых звуков; чем сильнее толчок применяется к объекту, тем быстрее и дальше он движется. Эти отношения делают возможным систематическое упорядочение эмпирических фактов, хотя отношения не полностью понятны.

      Гештальт-психология рассматривает продуктивное мышление как развитие новых структур или организаций. Поиск решения начинается с ситуации и цели, которая не может быть достигнута напрямую; что требует объяснения, так это то, как ликвидировать разрыв. Принципиальный момент гештальт-теории состоит в том, что мыслительные операции происходят не по частям, а являются следствием организации и реорганизации. Во-первых, мышление — это направленный процесс, основанный на первоначальном представлении о связной, но неполной ситуации.Направление проистекает из самой проблемы, точнее, из разрыва между взглядом на данные условия и цель. Стремление преодолеть трудности создает напряжения и векторы, которые приводят к пересмотру материалов и проблемы. Эта формулировка утверждает различие между совокупностью независимых фактов и структурой; едва ли может быть продуктивное мышление, когда исключена возможность усвоения принципа. Далее, под давлением изначально неполного обзора материал реорганизуется; части и отношения, ранее не отмеченные или находящиеся на заднем плане, возникают, часто внезапно, по аналогии с изменением перцептивных форм, и части, ранее разделенные, объединяются.Эти изменения в значении частей, включая изменения отношения и направления, производят переход к новому взгляду, который имеет большую согласованность. С самого начала шаги руководствуются основными направлениями проблемы и связаны друг с другом. Операции центрирования и повторного центрирования, отделения фундаментальных от периферийных элементов вытекают из общего характера ситуации или из структурного представления зазора и его напряжений. Эти формулировки учитывают тот факт, что организация проблемной ситуации часто меняется до того, как могут быть разработаны более подробные шаги.

      Предыдущий отчет представляет лишь некоторые первые шаги к теоретическому открытию. В настоящее время нет удовлетворительного объяснения возникновения внезапной реорганизации, которая способствует появлению решения. Ссылка на понимание или понимание не является объяснением, поскольку это описательные термины, которые не разъясняют лежащие в основе операции.

      Трактовка мышления в гештальт-психологии была сформулирована в явной оппозиции ассоцианизму первых десятилетий двадцатого века, который исключал упоминание понятных отношений и, более того, отношений в целом.Ассоциация постулировала, что связи между психологическими событиями нейтральны и лишены смысла, то есть, учитывая события A, и B, ничто в характере A не указывает на B , а не на какое-либо другое событие. Ассоциация также исключила упоминание операций организации и реорганизации. Соответственно, в нем описывается появление изменившихся взглядов и новых решений с точки зрения перетасовки ассоциативных цепочек, компоненты которых остаются неизменными.Этот подход определял знания как репертуар или перечень конкретных данных и связей между ними. С точки зрения теории гештальта, поразительные силы мышления, кажется, исчезают при ассоциативной трактовке. Мышление включает в себя функции, отличные от ассоциаций, хотя некоторые материалы оно черпает из ассоциаций. Никакие чисто случайные ассоциации, какими бы сильными они ни были, не могут обеспечить понимания.

      Еще один спорный момент — роль прошлого опыта в процессе решения.В ассоциативных отчетах мышление рассматривается в основном как продукт прошлого опыта. Гештальт-теория не ставит под сомнение вклад прошлого опыта, но утверждает, что мышление включает в себя нечто большее, чем воспоминание. Поскольку бесчисленные ассоциации порождают данную проблемную ситуацию, решение не может возникнуть только на основе ассоциативного воспроизводства. Какой-то отбор должен иметь место. Далее, сомнительно, входят ли продукты прошлого опыта в мышление в неизменной форме; возможно, их придется реорганизовать, чтобы соответствовать требованиям проблемы.Нельзя также игнорировать тот факт, что вспоминаемый материал сам часто является продуктом понимания, имевшего место в прошлом; ссылка на прошлый опыт не исключает понимания. Наконец, решение проблемы может даже не требовать вспоминания дополнительных фактов; это тот случай, когда соответствующие факты приводятся как часть проблемы. И наоборот, в этих условиях можно не решить задачу.

      В последние десятилетия пересмотренный ассоцианизм попытался охватить организованный характер мыслительных операций в рамках анализа стимула-реакции.Осознавая неадекватность более ранней одноэтапной ассоциативной парадигмы, он постулировал наличие промежуточных посреднических процессов, которые могли бы преодолеть разрыв между явно несмежными событиями (например, Osgood 1953). Рассматриваемым предполагаемым опосредующим событиям приписываются те же свойства, что и явным связям «стимул-ответ». Их функция состоит в том, чтобы ввести дополнительные ассоциативные связи между явно наблюдаемыми связями и, таким образом, обеспечить замену когнитивным операциям.Эта разработка не допускает никаких других организационных принципов, кроме ассоциации; он продолжает придерживаться линейной модели мыслительных операций, рассматривая их как цепочки связей «стимул-реакция». Пока рано давать оценку этим усилиям; в настоящее время неясно, как он может приспособиться к наличию правил или принципов, видению данных материалов по-новому или достижению точки зрения, с помощью которой можно понять массу деталей.

      Психология мышления затрагивает вопросы образования, преподавания и обучения, поскольку нет четкого разделения между открытием решения и его пониманием, когда оно объясняется.Этот аспект наиболее подробно рассматривался Вертхаймером в работе Productive Thinking (1945). В этой связи он противопоставил обучение упражнению и пониманию. Ученик может запомнить этапы решения и безошибочно воспроизвести их, но если он не смог понять, он станет беспомощным или совершит бессмысленные ошибки при изменении деталей проблемы. Если он понял отношение шагов к цели, он сможет адаптировать решение к новому набору условий, сохраняющих основные структурные отношения.Действительно, способность производить необходимые транспозиции представляет собой практический тест на понимание (см., Например, Katona 1940). При обучении и обучении, как и при открытии решения, исключить отношение данного факта к целому — значит отбросить основы мышления. Образовательные практики, которые подчеркивают частичную озабоченность деталями, точность повторения и мгновенную реакцию, как правило, враждебны мышлению. [ См. Обучение; Решение проблем; Думаю.]

      Гештальт-теория в последние десятилетия стала отправной точкой для ряда систематических усилий в социальной психологии, в том числе Левина и Хайдера. Ниже приведены некоторые избранные примеры проблем, изученных с этой точки зрения.

      (1) Социальная деятельность человека зависит от способности участников воспринимать и понимать друг друга. Эти операции включают ссылку на психические процессы других людей; в повседневной жизни человек понимает действия людей, обращаясь к их чувствам, восприятию, намерениям и идеям.Тем не менее, широко признано, что у других нет доступа к этим внутренним событиям, что можно только наблюдать за их действиями, и что эти действия не обязательно должны выражать внутренние события. Как же тогда объяснить убеждение, что другой страдает или злится, или что его голос полон печали? Согласно одной версии, такие выводы могут быть сделаны только косвенно, на основе ассоциации и вывода по аналогии с собственным опытом. Более бихевиористская теория игнорирует ссылку ни на опыт наблюдателя, ни на наблюдаемый; Считается, что рассматриваемые действия приобретают значение на основе связи с другими действиями и условиями окружающей среды.Каждая из этих формулировок рассматривает воспринимаемые действия других как изначально нейтральные. Гештальт-теория предлагает принципиально иную концепцию связи между действиями, наблюдаемыми у других, и их опытом, считая, что они структурно очень похожи. Страх, радость, нерешительность, смелость выражаются как в действии, так и в динамике переживания. Внешняя форма действия — это выражение лежащих в основе сил. Если это так, то понимание психической жизни другого человека не сводится в первую очередь к обобщению физического к чему-то, не имеющему отношения к нему.

      Восприятие и понимание других людей в значительной степени зависят от наблюдения их экспрессивных или физиогномических характеристик. Для теории гештальта физиогномические факты являются важной частью восприятия (Arnheim, 1954; Koffka, 1940). Восприятия, в том числе неодушевленные и статичные, редко бывают нейтральными. В зрительных и слуховых паттернах человек воспринимает динамические характеристики напряжения, равновесия, ритма; это действительно основное содержание повседневного восприятия.Выразительные качества зависят от образца всей ситуации; они имеют тенденцию теряться, когда человек концентрируется на отдельных частях. Они часто более очевидны и заметны, чем форма и цвет; облака, висящие в небе, зловещие и темные, лицо настороженное и вытянутое. Выразительные качества важны функционально, так как определяют подход и отстраненность. Гештальт-теория предполагает, что определенные паттерны и движения изначально воспринимаются как привлекательные или отталкивающие, веселые или мрачные; Кроме того, восприятие идентичности выражений в различных средах и модальностях зависит от сходства качеств формы.Следовательно, гештальт-теория противостоит теориям, которые пытаются вывести выразительный характер целого из его отдельных компонентов. Наглядным примером этого является попытка получить выразительные характеристики лица на основе анализа его отдельных частей или прочитать характер от почерка на основе списка отдельных характеристик. [ См. Выразительное поведение.]

      (2) Утверждение, что каждый человек действует в соответствии со своими желаниями и потребностями, получило особую интерпретацию в современной психологии, а именно, что человеческие отношения без исключения основаны на личных интересах.Это предположение настолько неопровержимо, что оно диктует, что членство в группах и даже забота о других и действия в интересах других должны рассматриваться как производные от личных интересов. Гештальт-психология обращает внимание на далеко идущую двусмысленность и расплывчатость этой позиции. Он начинается с наблюдения, что феноменальное «я» — только одна часть феноменального поля. Мир, представленный в опыте каждого человека и побуждающий его к действию, включает в себя гораздо больше, чем его собственное «я»; на самом деле «я» составляет небольшую его часть.Тогда возникает вопрос об определении видов отношений, которые возникают в различных условиях между феноменальным полем и той его частью, которую мы называем самостью; это частный случай отношений часть-целое. В этом свете становится очевидным, что обычная формулировка путает феноменальное Я со всем психологическим полем. Следовательно, правильное — и тавтологическое — суждение о том, что мотивационные векторы берут начало в индивидууме, приравнивается к совершенно иному положению, что векторы возникают из самости.Последнее утверждение также часто бывает правильным, но его универсальная значимость больше не очевидна. В восприятии обнаруживается, что при определенных обстоятельствах координаты окружения становятся координатами для «я», то есть, что «я» воспринимается и локализуется по отношению к окружающей среде, а не наоборот. Таким образом, существуют условия, которые побуждают человека воспринимать себя в движении, когда он неподвижен, или под наклоном, когда он стоит.

      По аналогии возникает необходимость спросить, нет ли также мотивационных условий, в которых индивид чувствует себя и побуждается действовать как часть социального поля в соответствии с его требованиями.В свете этого анализа догматично предполагать, что действия в соответствии с потребностями других или требованиями ситуации следует интерпретировать как версию эгоцентризма. Скорее могут быть обстоятельства, когда эгоцентризм неестественен. Действия, называемые правильным и неправильным, особенно поучительны в этой связи. Их нельзя просто приравнять к предпочтениям, поскольку они часто идут вразрез с личными предпочтениями и не всегда согласуются с общепринятыми принципами или общественным одобрением.Переформулированный вопрос становится фактическим: при каких условиях действие становится эгоцентричным и при каких условиях оно соответствует потребностям и требованиям, расположенным вне «я» и на которые «я» реагирует? Никакие положения гештальт-психологии не предписывают ответа на этот вопрос; скорее, этот пример иллюстрирует роль феноменологического анализа и озабоченности отношениями отчасти и целиком в формулировках психологической проблемы. [ См. Сочувствие и сочувствие.]

      (3) Формирование впечатления о человеке занимает очевидное место в социальной психологии. Достаточно ли в соответствии с атомистической интерпретацией сказать, что иметь впечатление — значит обладать рядом фактов о человеке, знать, что у него есть те или иные характеристики? Некоторые первоначальные наблюдения препятствуют такому выводу. Впечатление о человеке оказывается в некотором смысле единым; кроме того, одни аспекты считаются более фундаментальными, чем другие. К этому следует добавить, что изменение одной характеристики может изменить характер всего впечатления.Таким образом, открытие одного нового факта о человеке может иметь серьезные последствия для всего взгляда на него; человек может быть вынужден реорганизовать свое мнение и прийти к выводу, что на самом деле он его не знал. Более того, даже когда кто-то «знает» человека, в какой-то момент он может осознать, не пользуясь новой информацией, что его характеристики на самом деле организованы совершенно иначе, чем предполагалось изначально, и что человек упустил главное в нем.

      Эти наблюдения составляют основу гештальт-теории формирования впечатления, которая подчеркивает взаимосвязь между наблюдаемыми характеристиками и способ, которым эти характеристики изменяют друг друга (Asch 1952).Впечатление имеет характеристики структуры, части которой взаимодействуют, создавая определенную организацию. Из этих исходных предположений в результате исследования вытекают следующие, более конкретные предположения: ( a ) Элементы знаний о человеке не остаются изолированными, а взаимодействуют и взаимно изменяют друг друга, ( b ) Взаимодействия зависят от свойств человека. предметы в их отношении друг к другу. ( c ) В ходе взаимодействия характеристики группируются в структуру, в которой одни становятся центральными, а другие зависимыми.( d ) Результирующая взаимозависимость создает единое впечатление, которое имеет тенденцию быть субъективно завершенным в направлении становления более последовательным и связным. ( e ) Отсюда следует, что данный элемент информации или характеристика функционируют как зависимая часть не как элемент, ( f ) Если так, «одинаковые» черты у двух людей не обязательно одинаковы. Обсуждаемый вопрос не ограничивается лицами; те же вопросы возникают, когда кто-то рассматривает знание любой расширенной и взаимосвязанной ситуации, касается ли это воспринимаемого характера группы или структуры отношения.[ См. Восприятие, статья о восприятии человека ]

      (4) Действия и высказывания людей и групп постоянно оцениваются и оцениваются; вопрос о том, как выносятся эти суждения, привлек внимание. Одно общее наблюдение стало отправной точкой серьезного исследования: данное действие или утверждение часто по-разному оценивается в зависимости от его источника. Таким образом, можно принять мнение одного человека или группы, но отвергнуть его, когда оно исходит от другого.Обычно этот эффект объясняется предположением о престиже; считается, что суждение или мнение изменяются из-за привязанности к нему положительного или отрицательного престижа. Теоретическим следствием является предположение, что объект суждения — это одно, его оценка — другое, и что эти отдельные факторы могут быть связаны по желанию для получения произвольно желаемого результата. Альтернативная интерпретация предполагает, что действия и оценки детерминированы в отношениях (Asch 1952).В частности, действие или утверждение не сохраняет фиксированный характер, когда оно связано с двумя разными источниками, но функционирует как зависимая часть своего контекста, изменяя содержание и значение, поскольку оно относится к разным источникам. Если это так, то принимаемые данные психологически не идентичны тем, которые отвергаются, и рассматриваемый эффект касается прежде всего не изменения оценки объекта, а оцениваемого объекта, а не изменения реакции на объект. фиксированное условие, но изменение состояния, на которое человек реагирует.Эта интерпретация существенно отличается от обычной как для критических, так и для некритических суждений. [ См. «Восприятие », статья о социальном восприятии «».]

      (5) Формально подобная проблема возникает на более широком уровне психологической интерпретации культурных ценностей. Мышление должно защищать от двух противоположных опасностей: слишком легкомысленного восприятия глубоких культурных различий и слишком легкого принятия их несоизмеримости. Психология поведенческого обучения извлекает культурные ценности из операций обуславливания и поощрения.Наиболее яркое применение — этические суждения, которые, как говорят, усваиваются путем применения награды и наказания. С этой точки зрения следует, что одно и то же действие, оцениваемое одним обществом как нравственно правильное, может рассматриваться другим как безразличие или как неправильное. Гештальт-теория вводит несколько соображений, которые этот подход игнорирует. Во-первых, этические тенденции можно рассматривать как векторы или требования, которые вытекают непосредственно из наблюдения конкретных условий. Во-вторых, связь между условиями, имеющими конкретный характер, и этическим суждением, которое они порождают, инвариантна.Этот постулат был бы опровергнут, если бы было показано, что ситуация обладает одинаковым когнитивным характером для тех, кто оценивает ее по-разному. Однако многие доказательства в поддержку этического релятивизма не учитывают определение ситуации, которое часто значительно варьируется в зависимости от различий в знаниях и фактических предположениях. Действительно, исходя из предположения, что существуют неизменные принципы правильного и неправильного, различия в ситуационном значении должны приводить к различиям в оценке.Нет причин ожидать, что два человека будут одинаково ценить то, что они видят и слышат, если они не видят и слышат одинаково, даже если они находятся в одинаковых объективных условиях. Ограниченный вывод из имеющихся данных состоит в том, что диапазон культурного релятивизма существенно сужается, если принять во внимание ситуационный контекст. Из этого исследования вытекает следующая переформулировка проблемы этического релятивизма: можно ли приписывать различные или противоположные оценки ситуации, имеющей постоянное когнитивное содержание? Не предрешая полного ответа на этот трудный вопрос, кажется, что такой исход далеко не гарантирован.[ См. Культура, статья о культурном релятивизме; Этика.]

      Изучение основных тем теории гештальта может прояснить их взаимную релевантность и их связь с другими направлениями психологии и может указать на вопросы, которые остаются нерешенными.

      Части и целое

      Самая общая цель научного исследования — описать и объяснить взаимозависимость наблюдаемых событий. Это было целью как атомистических, так и гештальт-теорий в психологии; по сути, они представляют собой формулировки операций или режимов зависимости.Учитывая атомистическое предположение о дискретных элементах, связи, образованные между ними, являются нейтральными или независимыми от терминов, к которым они присоединяются. Из этой отправной точки следует, что упорядоченные события, одновременные или последовательные, представляют собой суммы компонентов. Это начало привлекает простотой; он сводит операции, лежащие в основе когерентности явлений, к минимуму, а именно к традиционным ассоциациям. Гештальт-лечение зависимости берет в качестве отправной точки свидетельства опытных целостностей.Наблюдение за тем, что изменение в одной точке связного целого вызывает систематические изменения в других точках, предполагает, что существует взаимное определение частей внутри целого и что существуют процессы взаимодействия, которые зависят от отношений между частями. Узнаваемость транспонированных целых является убедительной поддержкой этой формулировки. Кроме того, поскольку части целого часто имеют иерархический характер, их структура не может быть адекватно описана в терминах суммы отношений.

      Следующие примеры иллюстрируют суть проблемы.Ребенок, который помещает твердую геометрическую форму на доску для форм, кажется, руководствуется сходством формы между объектом и областью, к которой он подходит. Гештальт-описание этого перформанса начнется с первичной роли воспринимаемого сходства в управлении действием. В ассоциативном подходе нет места прямому эффекту таких внутренних отношений; вместо этого он начинается с операций, основанных на смежности, и извлекает из них эффекты сходства. Следующая совершенно другая иллюстрация относится к тому же самому моменту.Как можно охарактеризовать связь между эмоциональным переживанием и восприятием условий, которые его вызывают? Принято считать, что провоцирующие условия действуют как искра или спусковой крючок, высвобождающий эмоциональный эффект. В этой формулировке связь между предшествующими и последующими условиями снова нейтральна; ничто в свойствах первого не объясняет свойств второго. Альтернативный подход к гештальту предполагает, что соответствующие события связаны внутренним отношением: мы убегаем от ужасного и смеемся над тем, что забавно.В более общем плане разъяснение взаимозависимости между событиями может включать в себя нечто большее, чем утверждение, что за A следует B ; он требует объяснения того, как одно событие вырастает из другого, как характер одного определяет характер другого.

      Несмотря на свою ключевую позицию, понятие «частичное определение целиком» не было полностью прояснено. Некоторые студенты возражали против утверждения гештальта о том, что части не входят в целое с фиксированным характером, на том основании, что целое может изменить часть, только если последняя обладает определенными собственными свойствами.Эта формулировка не вызывает логических трудностей, но указывает на проблемы, требующие исследования. Гештальт-психологи сконцентрировались на двух крайних типах состояний: тех, которые приводят к возникновению высокосогласованных единиц, и, в отличие от них, состояниях, которые приближаются к простой совокупности данных. Несомненно, существует множество промежуточных примеров, заслуживающих изучения, которые могли бы прояснить типы возникающих отношений от части ко всему. Таким образом, при определенных условиях части единицы четко воспринимаются и доступны относительно независимо; пропуск части может иметь совершенно разные последствия в зависимости от типа рассматриваемой единицы.

      Трудность возникла также в связи с формулировкой, согласно которой аддитивный анализ неадекватен для учета фактов организации. Обычно в исследовании пытаются связать данный эффект с рядом условий. Обычная процедура в психологии состоит в том, чтобы проследить общий эффект эффектов, производимых парами переменных — A и B , A и C, B и C, и т. Д. — и получить окончательный результат. от накопления этих отдельных эффектов.Этот способ анализа игнорирует тот факт, что после того, как произошло взаимодействие между A и B , ни один из них больше не присутствует в своей первоначальной форме, если рассматривать их взаимодействия с C и т. Д. Учитывая организованный контекст, эффект нельзя разложить на независимые пряди; Для объяснения необходим закон взаимодействующих сил, взятых как единое целое.

      Некоторые заблуждения относительно целых и отдельных частей, вероятно, в настоящее время менее распространены, чем в прошлом.Во-первых, ранее недостаточно понималось, что переживаемые гештальты не связаны ни с какими возможными гештальт-характеристиками объективных условий. Последние, если их рассматривать как условия стимуляции, никогда не гештальтируются; последствия организации для восприятия всегда выходят за рамки условий стимуляции. Во-вторых, упор на целостность не подразумевает неразборчивой зависимости фактов друг от друга или предположения, что не существует фактов, независимых друг от друга.Целые являются самоограничивающими, поскольку сегрегация является аналогом образования единиц. В-третьих, гештальт-психология не противостоит анализу. Позиция, которую он занял, заключается в том, что анализ является плодотворным при условии, что он имеет дело с единицами и естественными частями, фактически обнаруженными в опыте. В-четвертых, наиболее общее следствие определения целой части состоит в том, что ключевые характеристики местных фактов игнорируются, если не принимать во внимание их место в более широкой схеме. На заре гештальт-психологии существовала тенденция игнорировать обратную точку зрения, позже исследованную Келером (1958), что более крупная организация может подавлять индивидуальность своих частей, скрывая свои подорганизации.Наконец, вопрос о том, является ли данный опыт или действие суммой компонентов или продуктом организации, является полностью эмпирическим вопросом. Таким образом, проблема «относительного», а не «абсолютного» выбора в обучении дискриминации должна быть решена с помощью доказательств, как и вопрос о том, состоит ли впечатление, которое одна формирует о человеке, из суммы данных или их преобразования в организованные форма. Вклад гештальт-психологии в решение этих проблем заключался в более четкой формулировке альтернатив и, по возможности, в разработке процедур их проверки.

      Принцип «Prägnanz»

      Никакое предложение не является более характерным для гештальт-мышления, чем принцип Prägnanz: опытные перцептивные целостности имеют тенденцию к наибольшей регулярности, простоте и ясности, возможной в данных условиях. Этот принцип также применим к определенным физическим системам, и Кёлер, в частности, применил его к кортикальным коррелятам восприятия. Два противоположных результата проистекают из тенденции пережитого гештальта превращаться в особенно простые и ясные структуры: в зависимости от данных условий гештальт будет иметь либо максимальное артикулирование своих частей, либо он будет сильно упрощен.В этих формулировках также подразумевается, что неоднозначные условия, которые не полностью определяют результат восприятия, создают особое направление к восполнению пробелов и разрешению противоречий, так что все части определяются структурой целого.

      Хотя принцип Prägnanz предназначался для общего применения, он был ориентирован в основном на защиту фактов восприятия. Таким образом, Вертхаймер подчинил себе законы группировки. Некоторые мыслители, принимая хорошее продолжение и завершение как ясные иллюстрации Prägnanz, , задавались вопросом, в каком смысле последний описывает группировку по близости или сходству.Однако в теории гештальта тенденция к Prägnanz не является одним из процессов, а присуща всем процессам и продуктам. Соответственно, можно было бы сказать, что группировка сама по себе привносит регулярность и простоту, и что группировка в соответствии с близостью и сходством означает наличие радикально более простого феноменального поля, чем могло бы дать отсутствие группировки. По общему признанию, такая формулировка затрудняет конкретное расследование; соответственно, исследователи стремились провести эмпирические тесты для сравнения фактически полученного «хорошего тона» с другими альтернативами, которые логически возможны при тех же условиях стимула.Хотя установить однозначные критерии хорошей формы не удалось, была продемонстрирована значительная избирательность: там, где стимуляция совместима с почти бесконечным количеством различных пережитых событий, только ограниченное количество — часто только одно или два — действительно будет быть реализованным.

      Однако существует ряд явлений, которые убедительно подтверждают принцип максимальной простоты в перцептивном опыте: если данный массив стимулов может быть организован альтернативными способами, реализуется такая организация, которая дает постоянную, а не постоянную. изменяющийся, воспринимаемый объект.Черный круг, движущийся по однородной белой земле, воспринимается как таковой, в то время как альтернативная организация, а именно последовательность черных областей, каждая из которых возникает и возвращается на белую землю, не реализуется. Феноменальная идентичность, исследованная Тернусом (1926) и Вертхаймером, также демонстрирует сильное предпочтение поддерживать постоянную организацию при просмотре движущейся формы. Другой важный пример этой тенденции — эффект кинетической глубины, описанный Уоллахом и его коллегами (Wallach & O’Connell 1953).Когда наблюдатель следует за деформирующейся тенью медленно вращающегося объекта на экране, он организует последовательные виды так, чтобы увидеть твердую фигуру, движущуюся в третьем измерении; он не видит меняющихся двумерных форм. Валлах (1940) также показал, что при локализации звука с движением головы человек имеет тенденцию воспринимать звук как исходящий от неподвижного источника, а не от движущегося источника. Постоянства восприятия также можно рассматривать как примеры той же тенденции. [ См. Perception, статью о постоянстве восприятия .]

      В областях, отличных от восприятия, принцип Prägnanz в целом не поддается окончательному исследованию или четкому определению. Ранняя гипотеза Вульфа (1922) о том, что следы памяти претерпевают изменения в направлении большей регулярности и простоты, не была подтверждена. В мышлении открытие решения часто знаменует переход к более простой структуре, но этой формулировке недостает объяснительной силы. Столь же рудиментарным является наше нынешнее понимание тенденций в действии к завершению ситуаций, содержащих пробел, в соответствии с требованиями данной структуры.В социальной психологии преобладание чрезвычайно упрощенных взглядов на группы и общественные проблемы — поразительный факт, но исследования еще не продвинулись достаточно, чтобы быть теоретически значимыми. Несколько более близким подходом является начатое Хайдером (1958) исследование предпочтений сбалансированных конфигураций межличностных отношений и тенденции преобразовывать несбалансированные конфигурации в предпочтительную форму. Несмотря на трудности, интерес к принципу Prägnanz сохраняется и остается предметом расследования.

      Нативизм

      Гештальт-теория утверждает, что организация в соответствии с общими принципами физической динамики присутствует с самого начала в психологическом функционировании. Эта позиция оставляет широкий простор для невыученных процессов. В то же время широко распространенное мнение о том, что теория гештальта недооценивает влияние прошлого опыта, слишком упрощено. Более важно отметить, что концепция организации определяет обработку как невыученных, так и усвоенных функций. Гештальт-теория относит невыученные операции в основном к определенным физико-химическим процессам, а не к действию конкретных анатомических структур.Точно так же он считает, что влияние прошлого опыта также является продуктом организации или определяется структурными требованиями.

      Обработка восприятия формы делает это положение более рельефным. С точки зрения теории гештальта, невыученные принципы организации определяют восприятие формы, и прошлый опыт не может оказать влияние, пока сенсорные процессы не будут организованы. Таким образом, это противоречит предположению эмпириков о том, что визуальное восприятие изначально состоит из мозаики ощущений и что обучение преобразует их в сформированные визуальные объекты.На самом деле есть веские доказательства того, что некоторая форма восприятия не усваивается. Артикуляция фигуры и фона определяется невыученной функцией, как и артикуляция в соответствии с хорошей техникой. Селективные принципы, в соответствии с которыми сенсорные данные организованы в группы восприятия, восприятие визуального движения или восприятие идентичности, также не зависят от конкретного обучения. Другие функции восприятия также, по-видимому, не изучены, в том числе стробоскопическое движение, контраст яркости и восприятие расстояния у низших организмов.Особенно поучительны наблюдения за неоднозначными в восприятии ситуациями; тот факт, что наблюдатели явно соглашаются в предпочтении одного результата перед другим, указывает на то, что процессы, которые упорядочивают восприятие в согласованные сущности, не являются продуктами конкретного обучения. Есть также свидетельства того, что спонтанная организация формы часто вступает в силу до того, как может произойти влияние прошлого опыта.

      Предположение о невыученных принципах организации, однако, не означает пренебрежения историей прошлой стимуляции.В некоторой степени это становится очевидным при рассмотрении временной организации восприятия. Гештальт-психология с самого начала рассматривала перцептивную организацию протяженных во времени событий, равную по важности организации одновременно данных. Роль последовательной стимуляции в кажущемся движении была первым явлением, которое Вертхаймер формально исследовал, и он проиллюстрировал принципы группировки с помощью мелодий, а также статических визуальных форм. ), который напрямую касается влияния принадлежности к временной последовательности на феноменальные характеристики данной структуры.В этих случаях, как в работе Мишотт о феноменальной причинности, организация восприятия напрямую зависит от предшествующей стимуляции. [ См. Time, статью о психологических аспектах.]

      Кроме того, недавние успехи в исследованиях привели к дальнейшему развитию гештальт-мышления, как и психологии в целом, указывая на вывод, что история предшествующей стимуляции является необходимое условие адекватного перцептивного функционирования. Таким образом, исследование фигуральных последствий, проведенное Келером и Валлахом (1944), демонстрирует, что все переживания восприятия в данный момент в некоторых важных отношениях являются функцией того, что человек испытал в прошлом.Смысл этого вывода заключается в том, что система восприятия требует не только адекватного количества предшествующей стимуляции, но и определенных видов и распределений стимуляции. [ См. «Восприятие », статью о иллюзиях и последствиях.]

      Работа Хельсона (Helson, 1964) по организации данных во времени иллюстрирует непрерывность текущего исследования с использованием гештальтов. «Уровень адаптации» демонстрирует, что разделенные во времени стимулы взаимодействуют, так что феноменальная интенсивность данной стимуляции закономерно определяется предшествующей стимуляцией.Помимо установления того, что восприятие зависит от артикуляции массива стимулов во временном измерении, оно также демонстрирует, что одни и те же данные могут быть получены из разных структур, каждая из которых определяет свои субъективные значения. Это направление исследований выдвигает на первый план важность чувствительности к последовательным сериям стимуляции.

      Более того, гештальт-психология не ставит под сомнение более привычные эффекты прошлого опыта на восприятие. В самом деле, он находит для них определенное место и сформулировал основы теории следов памяти для их объяснения (Koffka 1935).Гештальт-психологи выступили против неисследованных и специальных предположений о последствиях прошлого опыта, которые были введены для поддержки атомистической позиции. Такие утверждения, как они утверждали, требуют доказательства и отчета о действиях, посредством которых прошлый опыт оказывает свое влияние. В частности, они боролись с элементарной концепцией прошлого опыта и настаивали на том, что неорганизованный опыт не может организовать восприятие. Соответственно, они предположили, что организация формы в прошлом опыте может реорганизовать восприятие посредством контакта воспоминаний и следов.Демонстрация эффекта памяти трехмерного восприятия формы Валлахом (Wallach et al. 1953) дает ясную иллюстрацию. Паттерн, который ранее воспринимался как трехмерный на основе соответствующих сигналов глубины, впоследствии будет рассматриваться как трехмерный в отсутствие этих сигналов; в этом случае результат зависит от прошлой организации. [ См. «Восприятие », статью о восприятии глубины .]

      Гештальт-психология оставляет обширный простор для прошлого опыта и образования при рассмотрении мышления и обучения.В то же время в этих областях делается упор на процессы, которые ранее не происходили. Они основаны на материалах прошлого, но возникающие организации не являются исключительно продуктом прошлого опыта. Шимпанзе необходим соответствующий прошлый опыт работы с функциональными свойствами палочек, батончиков и еды для решения проблем, но организация этого опыта — новый шаг. Точно так же понимание ребенком такого отношения, как транзитивность, требует знания рассматриваемых терминов.Последний пример поднимает новый вопрос, а именно, можно ли научиться простым логическим операциям. Смысл гештальт-позиции состоит в том, что после того, как факты даны, мысленные операции по созданию из них структуры и их прочтению следуют непосредственно. Такие отношения — умственные продукты; они не приводятся как факты об окружающей среде. Эти формулировки согласуются с наблюдениями, такими как наблюдения Пиаже, о том, что определенный уровень созревания необходим, прежде чем ребенок сможет понять такое отношение, как транзитивность, что он должен пройти через более ранние интеллектуальные стадии, прежде чем он сможет справиться с ним.Другие исследования развития последнего времени поднимают иную проблему. Харлоу показал, что приматы-низшие люди нуждаются в длительном опыте, прежде чем они смогут справиться с такими отношениями, как отношения странностей и противоположностей. Демонстрируют ли эти результаты, что рассматриваемые отношения «усвоены»? Альтернативой, которую необходимо учитывать, является то, что прошлый опыт необходим для того, чтобы выяснить, какое отношение важно, но что отношение как таковое не изучено. [ См. Психология развития, статья о теории развития; Интеллектуальной развитие.]

      Феноменологический метод

      Гештальт-теория феноменологически ориентирована. Он отводит решающее значение в психологическом исследовании данным непосредственного опыта. Они являются частью его предмета и поэтому требуют объяснения; кроме того, они незаменимы как основа для построения теории. Эта позиция имеет общее сходство с феноменологической традицией, представленной в современный период Гуссерлем, и резко контрастирует с направлением бихевиоризма.[ См. Феноменология и биография Гуссерля.]

      Существует очевидная связь между характером феноменальных событий и исходными формулировками гештальт-психологии. В области восприятия главной задачей было объяснить, почему вещи выглядят, звучат и ощущаются именно так; феноменальные факты в данном случае являются фактами, требующими объяснения. В частности, наблюдение, что целостность и целостность качества даются в непосредственном восприятии, было основанием для отказа от элементаризма и для принятия концепции детерминации частично и полностью.Точно так же в мышлении наличие понятных отношений и реорганизации служат первичными наблюдениями и первыми шагами к окончательной теории. Это в равной степени относится и к социальной психологии, где разъяснение способов, которыми люди понимают данную ситуацию, часто дает важную информацию о явлениях, которые необходимо изучить, и основу для дальнейшего исследования. Работа Хайдера (1958) является примером возможностей феноменологической процедуры в исследовании межличностных отношений.Наконец, трудно представить себе психологию эстетики, игнорирующую прямой опыт [ см. Эстетика].

      Хотя объяснительные концепции, которые ищет гештальт-психология, сами по себе не являются феноменальными фактами, они предполагают тесную связь между ними. Во-первых, он утверждает, что поведение не может быть адекватно объяснено без ссылки на центральные процессы и что они могут быть представлены в непосредственном опыте. Во-вторых, постулат психофизического изоморфизма предполагает, что исследование феноменально данного может быть как источником гипотез о нейронных событиях, так и полигоном для их проверки.С этой точки зрения психология, в отличие от естественных наук, обладает уникальным доступом к центральным процессам. Как сообщается, Альберт Эйнштейн однажды заметил в связи с этим вопросом: «Если бы атомы могли говорить о своих внутренних процессах, я бы не поверил всему, что они говорят, но я бы обязательно послушал».

      Главное требование феноменологического наблюдения — предоставить непредвзятый отчет о непосредственном опыте в определенных условиях. Это общее правило сразу же отличает феноменологию от аналитического самоанализа, в котором преобладала предшествующая теория о характере описываемых событий.Феноменологический наблюдатель должен быть открыт для своих переживаний, какими они кажутся ему, независимо от предшествующих убеждений или предположений о них, и не должен исключать то, что является странным или противоречит предвзятым мнениям. При просмотре визуального контура он не позволит своим знаниям удержать его от того, чтобы заметить, что он появляется перед землей, в то время как сама земля кажется неразрывной в области, которую занимает фигура, или что контур очерчивает фигуру, а не земля. В свою очередь исследователь рассмотрит объяснение этих фактов, необходимое для теории организации фигуры и фона.Хотя этот способ наблюдения не совсем наивен и требует совершенствования, его цель — естественное наблюдение. Значение феноменологии как психологической процедуры состоит в том, что она возвращает психологию повседневный опыт с его качественным разнообразием.

      Феноменальные факты имели бы меньшее значение, если бы они не были связаны с действием. На самом деле связь тесная; люди действуют в ситуации в соответствии с тем, как они ее воспринимают, чувствуют и думают. Если человек неверно воспринимает ситуацию, он действует в соответствии со своим неправильным восприятием, а не исходя из существующих условий.Следовательно, крайне важно связать действие с когнитивным восприятием данных условий. Однако при отсутствии последовательного обоснования связь между непосредственным опытом и действием сводится по существу к корреляции между несоизмеримыми данными. С точки зрения гештальт-психологии феноменальные факты, как указывалось ранее, являются наиболее прямым, хотя и частичным, выражением тех опосредующих процессов, которые управляют действием. Эти процессы представляют собой организованные представления внешних и внутренних условий.Помещенные между стимуляцией и действием, они имеют статус когнитивных репрезентаций, включающих отношения и системы отношений между фактами, между средствами и целями, а также между основаниями и следствиями. Поскольку они направляют действие, они имеют статус причин и необходимы для предсказания действия. Феноменальные факты — восприятия, идеи, гипотезы, заключения — более тесно связаны с этими центральными процессами, чем с любыми другими событиями, и, следовательно, они проливают свет на события, которые проявляются в действии.Когнитивный анализ, проводимый гештальт-психологией в различных областях психологии человека и открывший новые пути для исследований, исходит из этих предположений.

      В то же время теория гештальта не поддерживает чисто феноменологическую психологию. Центральные процессы более инклюзивны и продолжительны, чем феноменальные события; поэтому одно последнее не может обеспечить основу для последовательной науки. Во всех областях психологии, в том числе в области восприятия и мышления, существуют функциональные отношения, недоступные феноменологии.Другие области представлены в лучшем случае плохо на феноменальном уровне; привычки и отношения формируются неожиданно; создание ассоциаций и операции по удержанию не подлежат проверке; и всегда есть факторы вне феноменального поля, которые определяют действие. Эти соображения указывают на необходимость индуктивных процедур в психологии; однако они не оправдывают пренебрежение прямым опытом, когда он доступен.

      Значение, которое теория гештальта придает непосредственному опыту, основывается на далеко идущем исследовании, которое выходит за рамки общепринятых категорий.Он четко различает феноменальные и функциональные факты, причем последние относятся к событиям, выходящим за рамки непосредственного опыта и являющимся предметом научного исследования. Прямой опыт включает в себя как объективные факты, такие как камни и животные, так и субъективные факты, такие как желания и страдания; действительно, различие между объективным и субъективным происходит в феноменальной сфере. Таким образом, вторичные и высшие качества часто феноменально очень объективны, поскольку они проявляются в определенных объектах внешнего пространства.

      Следовательно, непосредственный опыт является условием любого научного исследования. Наблюдение состоит в первую очередь из феноменальных фактов; он начинается с того, что видно, слышно, трогают. Ни в коем случае научные процедуры не устраняют эти феноменальные компоненты. Наиболее точные наблюдения, например, представленные показаниями указателя, представляют собой ситуации восприятия, которые зависят от идентификации единиц, восприятия движения и различения позиций. Более того, теоретические конструкции, созданные для объяснения наблюдений, включая правила логики и математики — в общем, структуры вывода и доказательства, необходимые для научной деятельности, — также являются строго феноменальными событиями.Таким образом, существует необходимая преемственность прямого опыта с концепциями и процедурами, которые разрабатывает наука; в конечном итоге все концепции имеют феноменальную основу. Картина мира ученого основана на достижениях восприятия и мышления; его выбор единиц наблюдения основан на его восприятии формы, и его выводы должны подчиняться логическим требованиям и познанию причинных отношений. Хотя исследователь, который концентрируется на конкретной проблеме, должен воспринимать этот фон как должное, его нельзя игнорировать при систематическом рассмотрении характера научного исследования.

      Эти соображения проливают новый свет на недоверие к феноменальным данным в бихевиористской психологии. Ранний бихевиоризм отвергал прямой опыт в пользу объективных данных на том основании, что первый является частным и недоступным для публичной проверки и, следовательно, не может составлять часть совокупности научных знаний. Поскольку нельзя расположить переживания рядом и сравнивать их, бихевиористы пришли к выводу, что можно наблюдать только поведение другого, но не его переживания. Однако предположение о том, что объективные данные не содержат феноменальных компонентов, было основано на наивном реализме, который не учитывал роль наблюдателя.Бихевиорист как исследователь сообщает о своих наблюдениях и выводах, то есть о содержании своего феноменального поля. Поэтому с его стороны вряд ли будет последовательно исключать отчеты других наблюдателей просто потому, что эти наблюдатели являются его подданными. Совсем недавно бихевиористы признали, что данные науки основаны на феноменальных отчетах, но предложили включать только те наблюдения, которые вызывают согласие независимых наблюдателей. Принято считать, что наблюдения, с которыми могут согласиться квалифицированные наблюдатели, имеют особое значение в науке.Однако утверждение о том, что феноменально субъективные события, как правило, не заслуживают доверия и ipso facto не приводят к соглашению, не может быть подтверждено. [ См. Наблюдение .]

      Безусловно, существуют источники ошибок, от которых следует остерегаться, и трудности, которые необходимо разрешить, когда включаешь отчеты наблюдателей в систему функциональных концепций. Несомненно, будет труднее найти подходящие ссылки на отчет «Я чувствую головокружение и растерянность», чем на отчет «Крыса надавила на планку пять раз.Тем не менее методологический пуризм бихевиористской позиции имел в важных отношениях отрицательные последствия. Предложения по уменьшению восприятия до явных дискриминационных ответов и трактовке сообщений людей как «вербального поведения» не принесли результатов. Фактически, они отметили отказ от интереса к явлениям и проблемам, которые наиболее специфичны и важны для человека. Они также не одобряли конструктивный вклад свободного наблюдения и описания в открытие новых явлений, потому что не осознавали этого.Следовательно, они недооценили творческие фазы научной деятельности, которые предшествуют доказательству и ставят цели доказательства. Такое отношение оказало глубокое ограничивающее воздействие на психологию человека.

      Более серьезной причиной бихевиористского недоверия к феноменальным данным была вера в то, что они являются эпифеноменами, которым нет места в причинно-объяснительной схеме. Гештальт-теория оставляет за собой право осуждать проблему разума и тела, ища при этом мост между прямым опытом и концепциями естествознания; в прояснении этого отношения он видит вызов психологии и науке в целом.Недоверие, граничащее с отвращением, к прямому опыту, которое продемонстрировал бихевиоризм, также мотивируется попыткой подражать естественным наукам в их постепенном устранении феноменальных данных. С точки зрения теории гештальта, человеческий опыт — важная часть природы и слишком важная, чтобы от нее отказываться. Описание человеческого функционирования, в котором отсутствует ссылка на непосредственный опыт, так же неполно, как и описание музыкального инструмента, которое включает все детали его материалов, конструкции и функционирования, но не упоминает музыку, которую он производит.

      Связь с бихевиоризмом

      Некоторые другие расхождения между бихевиоризмом и гештальт-психологией связаны с соответствующими проблемами, которые они рассматривали. Гештальт-психология выросла из исследований человеческого восприятия и мышления, тогда как бихевиоризм берет свое начало из изучения внутричеловеческих организмов. Внутри самого бихевиоризма также есть различные тенденции, некоторые из которых тесно связаны с гештальт-позициями. Таким образом, забота об организации центральных процессов объединяет теорию гештальта с такими исследователями, как Лэшли, а работа Толмена служит примером приближения к гештальт-бихевиоризм в психологии животных [ см. Биографии Лэшли и Толмена].

      Однако психология «стимул-реакция» составляет одну из разновидностей бихевиоризма, оказавшую большое влияние на американскую сцену и резко противоположную гештальт-психологии. Рассуждения о поведении «стимул-реакция» атомистичны; хотя их единицы являются молярными, они рассматривают поведение как состоящее из цепочек единиц стимула-реакции, а изменения поведения — как добавление и устранение таких единиц.

      С точки зрения гештальт-психологии действие характеризуется организацией, а координация сложных движений создает проблемы, аналогичные организации восприятия.Соответственно, это ставит под сомнение адекватность описаний действий, в которых используются изолированные единицы стимул-реакция. Кроме того, он считает, что организованные когнитивные представления управляют разумными действиями животных и человека; последовательности связанных единиц не отражают операций по организации и реорганизации, инициируемых внешними условиями. Кроме того, «стимул» в психологии «стимул-реакция» неявно относится к перцепционным конфигурациям, которые, однако, не рассматриваются как таковые.

      Эти проблемы усугубляются, если обратиться к человеческой психологии.Важной особенностью программ «стимул-реакция» является то, что они стремятся основать психологию человека на концепциях и методах, полученных исключительно в результате изучения внутричеловеческих организмов. Эта цель предполагает, что не будут обнаружены проблемы или процессы, которые являются уникальными для функционирования человека. Вместо того, чтобы свободно исследовать человеческие достижения и спрашивать, как их можно объяснить, они пытаются согласовать наблюдения с концепциями, полученными из другой области. Возникает вопрос, сохраняют ли концепции, относящиеся к одному диапазону фактов, свое значение или актуальность при экстраполяции на новую область, или они становятся просто ярлыками для явлений, которые не были исследованы сами по себе.

      Гештальт-теория была первой попыткой в ​​психологии дать фундаментальный подход к проблемам целостных и частичных отношений. Это было продуктом новых открытий и концепций; он породил новые вопросы и оказался актуальным для основных вопросов психологии. Его вклад заложил основы современного изучения восприятия; он открыл новые горизонты в исследовании мышления, памяти и обучения; он положил начало новым шагам в социальной психологии. Эти достижения глубоко повлияли на мировоззрение психологии, не в последнюю очередь, когда они вызвали сопротивление.Они спровоцировали обострение проблем и пересмотр альтернативных позиций; В психологии мало значительных работ, которые не были бы полностью затронуты гештальт-идеями.

      Тем не менее, как и некоторые студенты, сомнительно заключить, что вклад этого движения был полностью поглощен и что оно умерло от успеха. Более вероятно, что его естественное развитие было заблокировано, когда оно было изгнано из своей среды в Европе после нацистской катастрофы. К этому следует добавить, что существовали препятствия на пути к полному пониманию его точки зрения и его концепции науки в совершенно иной интеллектуальной среде, которая преобладала в Соединенных Штатах.Поэтому более уместно подчеркнуть, что теория гештальта не является законченной системой, что многие из поднятых ею вопросов ждут решения и что ее лучше всего можно было бы описать как программу исследования или область проблем. Таким образом, пока еще мало понимания физиологических основ, которые теория гештальта искала для психологии, и постулат изоморфизма остается эвристическим принципом. Кроме того, гештальт-психологи были избирательны в отношении изучаемых ими проблем; в основном они предпочитали те, которые поддаются точному исследованию и ясным теоретическим решениям.Следовательно, есть большие области, в которые она не внесла особого вклада, в том числе психология развития и аномальная психология, а также психология личности, языка и действий. Он также не внес непосредственного вклада в психологию мотивации, за исключением Левина и его группы, концепции которых связаны с концепциями теории гештальта. В то же время формулировки теории гештальта содержат важные выводы для этих областей. [ См. Мотивация достижения; Теория поля; и биография Левина.]

      Хотя не существует процедур, присущих исследователям гештальта, в их формулировках проблем и в способах их изучения очевиден особый стиль, отражающий имплицитное отношение к задачам науки. Возможно, первым в порядке важности является чувствительность к опасности искажения предмета из-за выполнения предварительных предписаний относительно требований научной процедуры. Это естественное следствие феноменологической ориентации гештальт-психологии — считать самонадеянным ожидать, что явления будут соответствовать правилам, предшествующим наблюдению.С этой отправной точкой связана вера в то, что точное наблюдение является важным шагом к объяснению. Следовательно, гештальт-психология уделяет большое внимание качественному наблюдению и, приветствуя точное экспериментирование, отвергает точку зрения, согласно которой измерение является единственным источником достоверных свидетельств. В самом деле, некоторые из его самых значительных открытий были по существу систематическими демонстрациями. Одним из следствий более распространенного предположения является то, что явление не считается важным, если оно не может быть изучено экспериментально; однако правильнее сказать, что экспериментирование — это только один вид наблюдения.В самом деле, есть опасность делать упор на экспериментирование до того, как будут прояснены основные вопросы, — опасность бесцельного экспериментирования.

      Не менее важной темой теории гештальта является то, что прояснение основ требует внимания к довольно большим областям явлений. Это становится очевидным в гештальт-исследованиях отдельных вопросов, а также в его широком понимании психологии. Он специально включал факты логики, этики и эстетики как часть предмета психологии, в то же время, когда он стремился установить контакт с концепциями естествознания.Такой подход ставит под сомнение, дадут ли изучение все более подробных проблем в определенных областях знания о психологии в целом. Психологии еще предстоит открыть свои основы; исключительное внимание к тем вопросам, которые могут быть изучены точными способами, может игнорировать важные аспекты предмета и может даже упускать из виду осознание того, что открытие фундаментальных принципов необходимо срочно. Действительно, факты в ограниченной области могут быть серьезно неверно истолкованы, как бы тщательно они ни изучались, если их ссылка на более широкую схему остается неясной.

      Ощущение человеческого и философского значения психологии пронизывает гештальт-сочинения. Их критика произвольного вскрытия, сосредоточения внимания на узких фактах, была основана на технических соображениях; они также выразили озабоченность разрушительными последствиями таких процедур для зачатия человека. Наука — это способ прояснить основные проблемы человечества. Если психология исключает или искажает существенные факты и если они представлены в качестве основных свидетельств его природы, то сам человек будет иметь мало значения.Гештальт-теория поставила под сомнение предположение о том, что определенные убеждения, преобладающие в психологии, были получены с научной точки зрения. Отрицание понимания, мнение о том, что действия и суждения в принципе детерминированы субъективно, трактовка ценности с точки зрения нейтральных фактов и последующее отрицание действительной ценности, как утверждалось, не обязательно вытекают из научного мышления. В гештальт-психологии есть также качество морального оптимизма, которое некоторые могут считать ненаучным, если не антинаучным.Это обвинение нелегко выдвинуть против движения, которое категорически выступало против подхода витализма к фактам жизни и стремилось найти основу психологии в естествознании. Само обвинение может быть выражением морального пессимизма.

      Соломон Э. Аш

      [ Непосредственно связаны статьи Теория поля, и Мышление, статья о когнитивной организации и процессах . Противоположные подходы к поведенческим феноменам обсуждаются в Забыть; Learning, , особенно статьи о Classical Conditioning, Instrumental Learning, Reinforcement, and Discrimination Learning; Психоанализ. Другой соответствующий материал можно найти в Aesthetics; Отношения; Группы; Восприятие; Феноменология; Решение проблем; Социальная психология; Системный анализ, статья о Психологических системах; Мышление; и в биографиях Гуссерля; Кац; Коффка; Кёлер; Кюльпе; Wertheimer.]

      ПЕРВИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

      Арнхейм, Рудольф 1954 Искусство и визуальное восприятие. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

      Аш, Соломон Э. (1952) 1959 Социальная психология. Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси: Прентис-Холл.

      Аш, Соломон Э. 1960 Условия восприятия ассоциации. Психологические монографии 74, вып. 3.

      Дункер, Карл (1935) 1945 О решении проблем. Психологические монографии 58, вып. 5. → Впервые опубликовано как Zur Psychoologic desproduktiven Denkens.

      Ehrenfels, Christian von 1890 Über «Gestaltqualitäten». Vierteljahresschrift für wissenschaftliche Philosophic und Soziologie 14: 249–292.

      Эллис, Уиллис Д. (1938) 1950 Справочник по гештальт-психологии. Лондон: Рутледж. → Содержит выдержки из технических достижений гештальт-психологии, которые были впервые опубликованы в Psychologische Forschung между 1921 и 1938 годами.

      Heider, Fritz 1958 Психология межличностных отношений. Нью-Йорк: Вили.

      Хелсон, Гарри 1964 Теория уровня адаптации: экспериментальный и систематический подход к поведению. Нью-Йорк: Харпер.

      Хенле, Мэри (редактор) 1961 Документы по гештальт-психологии. Беркли: Univ. Калифорнийской прессы.

      Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276–292 в Benjamin B. Wolman and Ernest Nagel (редакторы), Scientific Psychology. Нью-Йорк: Основные книги.

      Катона, Джордж (1940) 1949 Организация и запоминание: исследования по психологии обучения и преподавания. Нью-Йорк: Колумбийский университет. Нажмите.

      Кац, Дэвид (1911) 1935 Мир цвета. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке как Die Erscheinungsweisen der Farben und ihre Beeinfliissung durch die Individual Erfahrung. Переработанное и дополненное издание было опубликовано в 1930 году под названием Der Aufbauder Farbwelt.

      Коффка, Курт (1921) 1928 Рост разума: Введение в детскую психологию. 2-е изд., Изм. Нью-Йорк: Харкорт: → Впервые опубликовано как Die Grundlagen der mentalischen Entwicklung: Eine Einfiihrung in die Kinderpsychologie. Первое рассмотрение вопросов обучения и воспитания с точки зрения гештальт-психологии.

      Коффка, Курт, 1922 Восприятие: Введение в гештальт-теорию . Психологический бюллетень 19: 531–585.

      Коффка, Курт 1935 Принципы гештальт-психологии. Нью-Йорк: Харкорт. → Единственное комплексное лечение гештальт-психологии; одним из его ведущих деятелей.

      Коффка Курт 1940 Проблемы психологии искусства. Страницы 180-273 в Art: A Bryn Mawr Symposium, Ричард Бернхеймер и др.Bryn Mawr Notes and Monographs, Vol. 9. Колледж Брин-Маур (Пенсильвания).

      Кёлер, Вольфганг (1917) 1956 Ментальность обезьян. 2-е изд., Изм. Лондон: Рутледж. → Впервые опубликовано на немецком языке. Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1959 году издательством Random House. Известное исследование интеллекта обезьян и концепции проницательности.

      Кёлер, Вольфганг (1920) 1924 Die physischen Gestalten in Ruhe und im stationaren Zustand. Эрланген (Германия): Philosophische Akademie.

      Кёлер, Вольфганг (1929) 1947 Гештальт-психология. Ред. Ред. Нью-Йорк: Liveright. → Издание в мягкой обложке было опубликовано в 1947 году Новой американской библиотекой. Первая общая экспозиция движения; классический психолог в литературе.

      Кёлер, Вольфганг 1938 Место ценности в мире фактов. Нью-Йорк: Liveright.

      Кёлер, Вольфганг 1940 Динамика в психологии. Нью-Йорк: Liveright. → Теория поля в восприятии и памяти. Работа, которая развивает предыдущие идеи и предвещает последующие направления исследований.

      Кёлер, Вольфганг 1941 О природе ассоциаций. Американское философское общество, Proceedings 84: 489–502.

      Кёлер, Вольфганг 1951 Определение отношений в восприятии. Страницы 200-230 в Ллойд А. Джеффресс (редактор), Церебральные механизмы в поведении. Нью-Йорк: Вили.

      Кёлер, Вольфганг 1958 Перцептивная организация и обучение. Американский журнал психологии 71: 311–315.

      Кёлер, Вольфганг; и Уоллах, Ганс 1944 Фигурные Последствия: Исследование Зрительных Процессов.Американское философское общество, Proceedings 88: 269–357.

      Левин, Курт (1926–1933) 1935 A Динамическая теория личности: избранные статьи. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. → Статьи впервые опубликованы на немецком языке.

      Левин, Курт (1939–1947) 1963 Теория поля в социальных науках: избранные теоретические статьи. Отредактировал Дорвин Картрайт. Лондон: Тависток.

      Мишотт А. (1946) 1963 Восприятие причинности. Лондон: Метуэн. → Впервые опубликовано на французском языке.

      Осгуд, Чарльз Э. (1953) 1959 Метод и теория в экспериментальной психологии. Нью-Йорк: Oxford Univ. Нажмите.

      Рубин, Эдгар (1915) 1921 Visuell wahrgenommene Figuren: Studien в психологическом анализе. Копенгаген: Гилендал. → Впервые опубликовано на датском языке.

      Ternus, Josef 1926 Experimentelle Untersuchungen über phänomenale Identitat. Psychologische Forschung 7: 81–136.

      Уоллах, Х. 1940 Роль движений головы, вестибулярных и визуальных сигналов в локализации звука. Журнал экспериментальной психологии 27: 339–368.

      Wallach, H .; и О’Коннелл Д. Н. Эффект кинетической глубины 1953 г. Журнал экспериментальной психологии 45: 205–217.

      Wallach, H .; О’Коннелл, Д. Н .; и Neisser, U. 1953 Эффект памяти визуального восприятия трехмерной формы. Журнал экспериментальной психологии 45: 360–368.

      Вертхаймер, Макс (1912–1920) 1925 Drei Abhandlungen zur Gestalttheorie. Эрланген (Германия): Philosophische Akademie.→ Содержит три ранних статьи: «Über das Denken der Naturfölker», впервые опубликованный в 70-м томе в Zeitschrift für Psychologie; «Experimentelle Studien uber das Sehen von Beweg-ung», опубликованная в томе 61; и Über Schlafs-prozesse im produktiven Denken.

      Вертхаймер, Макс (1925) 1944 Гештальт-теория. Социальные исследования 11: 78–99. → Впервые опубликовано на немецком языке.

      Вертхаймер, Макс 1934 Об истине. Социальные исследования 1: 135–146.

      Вертхаймер Макс 1935 Некоторые проблемы теории этики. Социальные исследования 2: 353–367.

      Вертхаймер, Макс 1937 О концепции демократии. Страницы 271-285 в Макс Асколи и Фриц Леманн (редакторы), Политическая и экономическая демократия. Нью-Йорк: Нортон.

      Вертхаймер, Макс (1945) 1961 Продуктивное мышление. Enl. ред., отредактированный Майклом Вертхаймером. Лондон: Тависток. → Опубликовано посмертно; продукт всей жизни, посвященной проблемам мышления, логики и образования.

      Вульф, Фридрих 1922 Uber die Veranderung von Vor-stellungen. Psychologische Forschung 1: 333–373.

      ВТОРИЧНЫЕ ИСТОЧНИКИ

      Олпорт, Флойд Х. 1955 Теории восприятия и концепция структуры. Нью-Йорк: Вили.

      Скучно, Эдвин Г. (1929) 1950 A История экспериментальной психологии. 2-е изд. Нью-Йорк: Эпплтон.

      Guillaume, P. 1937 La Psyologie de la forme. Париж: Фламмарион.

      Heidbreder, Edna 1933 Семь психологий. Нью-Йорк: Эпплтон.

      Хенле, Мэри 1965 О гештальт-психологии. Страницы 276-292 в Бенджамине Б. Вольмане и Эрнесте Нагеле (редакторы), Научная психология. Нью-Йорк: Основные книги.

      Мецгер, Вольфганг (1940) 1954 Psychologie. 2-е изд. Дармштадт (Германия): Steinkopff.

      Петерманн, Бруно (1929) 1932 Гештальт-теория и проблема конфигурации. Нью-Йорк: Харкорт. → Впервые опубликовано как Gestalttheorie und das Gestaltproblem.

      Прентис, В. К. Х. 1959 Систематическая психология Вольфганга Келера. Том 1, страницы 427-455 в Зигмунде Кохе (редактор), Психология: исследование науки. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

      Scheerer, Martin 1931 Die Lehre von der Gestalt. Берлин: Грюйтер.

  • About the Author

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Related Posts