Псевдонаука психология: лженаука. Опубликован полный отчет в журнале Science: minskblog — LiveJournal

Содержание

лженаука. Опубликован полный отчет в журнале Science: minskblog — LiveJournal

Просматривая в интернете статьи психологов и особенно психологинь, часто ловил себя на мысли, что читаю полную ахинею, не имеющую ничего общего с реальностью. Иногда складывается впечатление, что заявления экстрасенсов и астрологов звучат логичнее и реалистичнее, чем заявления некоторых психологов. Теперь официально доказано, что реальность еще печальнее

Любая наука, созданная человеком, строится на экспериментах, исследованиях и поисках закономерностей. Чем точнее исследования и очевиднее закономерности, тем больше доверия к самой науке. Для того, чтобы исследование какого-либо ученого было признано научным, оно должно иметь низкий коэффициент вариаций — то есть другие ученые в большинстве случаев должны иметь возможность в точности воспроизвести его, соблюдая те же самые условия:

Для точных наук, таких как физика и химия, коэффициент вариаций обычно не превышает 1%, то есть 99% экспериментов дают одинаковые результаты:

Когда коэффициент вариаций превышает 33,3%, то есть эксперимент удается воспроизвести только в 66,7% случаев, он считается неточным, то есть ненаучным.

При коэффициенте вариаций в 50% и выше говорят уже о случайности, тех самых 50 на 50 — или повезет или нет. В астрологии, например, эта цифра составляет около 55%, именно поэтому она считается лженаукой или верованием:

В 2015 году группа психологов из Центра Открытой Науки в штате Виргиния опубликовала отчет в авторитетном журнале Science, из которого становится видно, что коэффициент вариаций психологических исследований превышает 64%, это значит, что воспроизвести удалось только 36 экспериментов из 100:

Эта цифра на 14% ниже, чем обычная случайность, определенная методом научного тыка, и на 10% ниже, чем точность астрологических прогнозов. Все это говорит о том, что психология (не путать с психиатрией) — есть не более чем система лженаучных верований, не имеющих к реальности никакого отношения. Так что когда в следующий раз почувствуете депрессию или необходимость выговорится, лучше выбирайте астролога или гадалку, шанс, что они решат вашу проблему на 10% выше

Расскажите как вы относитесь к психологии и психологам? Ходили к ним когда-нибудь на прием? Помогало?

Еще немного ликбеза:

01. Гильотина, гаррота и человеческие зоопарки или чем отличились европейцы в XX веке
02. Устройство государства. Зри в корень
03. Чем бандит отличается от политика?
04. Чем террорист отличается от оппозиционера?
05. Дискриминация мужчин. Только факты
06. Почему государство разрушает семью?
07. Планируемое устаревание или лампочка, которая светит 100 лет
08. Оружие. Запрещать или разрешать? 18+
09. Плохая власть
10. Суть демократии или чем человек отличается от барашка?
11. Почему скрепы не работают или чем мы отличаемся от загнивающего Запада?

12. Величайшие мифы XXI века. Педофилия и терроризм
13. Политические убеждения
14. О пьянстве за рулем. Почему законы не действуют?
15. Почему Россия никак не догонит Запад

Подписаться на обновления

Лженаука. Верить ли научным статьям по психологии / Хабр


Уровень значимости и p-значение в математической статистике

С каждым годом растёт количество публикаций в научных журналах, в том числе публикаций по гуманитарным наукам. Согласно определению Бахтина, «предмет гуманитарных наук — выразительное и говорящее бытие. Это бытие никогда не совпадает с самим собой и потому неисчерпаемо в своем смысле и значении».

Неисчерпаемость смысла и значения бытия не мешает анализировать результаты научных исследований статистическими методами. В частности, выводы в исследованиях по экспериментальной психологии часто являются результатом тестирования значимости нулевой гипотезы.

Но есть большое подозрение, что авторы некоторых научных работ не очень сильны в математике.

Статистическая гипотеза — утверждение относительно неизвестного параметра генеральной совокупности на основе выборочного исследования. Для обоснования заключения необходимо тестирование результатов, на которых строится гипотеза, на статистическую достоверность. Надёжность определяется тем, насколько вероятно, что обнаруженная в выборке связь подтвердится на другой выборке той же генеральной совокупности. Очевидно, что провести исследование на всей выборке практически невозможно, а провести многократное исследование на разных выборках очень трудно.

Поэтому широко используются методы статистики. Они позволяют оценить вероятность случайного получения такого различия при условии, что на самом деле различий в генеральной совокупности нет.

Нулевая гипотеза (null hypothesis) — гипотеза об отсутствии различий (утверждение об отсутствии различий в значениях или об отсутствии связи в генеральной совокупности). Согласно нулевой гипотезе, различие между значениями недостаточно значительно, а независимая переменная не оказывает никакого влияния.

В современных научных работах нулевые гипотезы часто проверяют с использованием p-значения. Эта величина равна вероятности того, что случайная величина с данным распределением примет значение, не меньшее, чем фактическое значение тестовой статистики.

Например, уровень значимости 0,05 означает, что допускается не более чем 5%-ая вероятность ошибки. Другими словами, нулевую гипотезу можно отвергнуть в пользу альтернативной гипотезы, если по результатам статистического теста вероятность случайного возникновения обнаруженного различия не превышает 5%, т.

е. p-значение не превышает 0,05. Если же этот уровень значимости не достигается (вероятность ошибки выше 5%), считают, что разница вполне может быть случайной и поэтому нельзя отклонить нулевую гипотезу. Таким образом, p-значение соответствует риску совершения ошибки первого рода (отклонения истинной нулевой гипотезы).

Использование p-значений для проверки нулевых гипотез в работах по медицине подвергается критике со стороны многих специалистов. Более того, в 2015 году один из научных журналов — Basic and Applied Social Psychology (BASP) — вовсе запретил публикацию статей, в которых используются p-значения. Журнал объяснил своё решение тем, что сделать исследование, в котором получено

p < 0,05 не очень сложно, и такие значения p слишком часто становятся оправданием для низкопробных исследований. На практике использование p-значений нередко приводит к статистическим ошибкам первого рода — ошибкам обнаружить различия или связи, которые на самом деле не существуют.

В 2015 году немало шуму наделала статья студентки из университета Тилбурга Мишель Нюйтен с коллегами, опубликованная в журнале Behavior Research Methods (doi: 10.3758/s13428-015-0664-2, pdf).

Девушка обнаружила, что примерно половина всех научных статей по клинической психологии (то есть статей, в которых анализируются результаты экспериментов и делаются выводы) содержат как минимум одно противоречивое p-значение. Более того, в каждой седьмой работе есть чрезвычайно противоречивое

p-значение, которое приводит к ошибке первого рода. То есть к обнаружению различий или связей, которые на самом деле не существуют.

Мишель Нюйтен констатирует, что часто эти статистические ошибки совпадают с выводами, которые делают авторы научных работ. Это наводит на мысль, что некоторые психологи проводят исследования с прицелом на получение конкретного результата, под который сознательно или неосознанно подгоняют статистику.

В помощь учёным, для проверки корректности статистических вычислений, Мишель с коллегами разработали программу statcheck. Эта программа извлекает статистику из научных статей и заново вычисляет p-значения. Для работы программы нужен ещё инструмент по конвертации документов PDF в формат TXT. Например, Xpdf. Программа написана на языке программирования R, который создан специально для статистических вычислений. Библиотека устанавливается напрямую из репозитория CRAN:

install.packages(“statcheck”)
library(“statcheck”)

С помощью программы statcheck исследователи проверили более 250 000 p-значений в статьях, опубликованных в научных журналах по психологии с 1983 по 2013 годы. Результаты подтвердились: действительно, около половины всех статей содержат ошибки в вычислении p-значения.

В августе 2016 года авторы программы пошли дальше и решили деанонимизировать авторов научных работ, в которых обнаружены ошибки. Набор данных с анализом 688 112 p-значений в 50 945 научных статьях по психологии опубликован на сайте PrePrints.

По мнению специалистов, это один из крупнейших в истории аудитов научных статей после их публикации.

Эдакий краудсорсинг аудита научных работ (краудсорсинг — потому что результаты автоматической проверки нужно ещё проверить вручную силами сообщества — эта работа затянется на месяцы или годы).

Такая попытка не всем понравилась. Некоторые авторы статей, в том числе авторитетные учёные, недовольны тем, что их работы выставляют на показ и повергают такому аудиту. Например, своё недовольство выразила известный психолог Дороти Бишоп из Оксфордского университета, две работы которой помечены программой statcheck, хотя в одной работе ошибок не обнаружилось.


Дороти Бишоп считает, что такие автоматические отчёты с указанием «0 ошибок» — это не самый лучший способ сообщать статистику. Якобы попадание в список для аудита дискредитирует авторов таких работ. Относительно другой работы с ошибками Дороти Бишоп собирается проконсультироваться со своим соавтором и внести исправления в работу. В то же время она желает провести аудит самой программы
statcheck
, потому что если она допускает хотя бы 10% ложных срабатываний, это наносит урон научному сообществу.

Другие авторы, наоборот, гордятся, что бот выдаёт по их работам автоматический отчёт с указанием «0 ошибок». Симпатичная профессор Дженнифер Такетт спрашивает, можно ли повесить отчёт в рамочку. Вот это правильный подход, с чувством юмора.


Результаты автоматического аудита 50 945 научных статей по психологии ещё предстоит провести. Можно предположить, что примерно в половине из них будут ошибки, как это показало прошлогоднее предварительное исследование на более ограниченной выборке. В любом случае, набор данных опубликован в открытом доступе. Работает полнотекстовый поиск по названию научной работы и по автору.

Так что если вам в ближайшее время попадётся ссылка на какой-то научное исследование по психологии — обязательно проверьте его по базе PubPeer.

Постнеклассическая психология и псевдонаука: реалистическая перспектива

  • А.А. Фёдоров Новосибирский государственный университет, Новосибирск, 630090, ул. Пирогова, д. 1.

Ключевые слова: постнеклассическая психология, философия науки, псевдонаука, антинаука, реализм, релятивизм, воспроизводимость, Холтон

Аннотация

В статье анализируется постнеклассическая психология с позиций реали­стической философии науки. Автор выделяет три особенности, способству­ющие тому, что постнеклассическая психология становится плодородной почвой для развития псевдонаучных идей. Это релятивизм, опирающийся на плюрализм истины; отрицание воспроизводимости как необходимого кри­терия научного знания; и размывание границы между научным и ненаучным знанием. В статье выявлено, что релятивизм часто вводится в постнекласси­ческую психологию посредством конструктивизма или конструкционизма. Отмечается, что уникальность объекта не является особым препятствием для научного исследования, которое опирается на критерий воспроизводи­мости.

Также в статье обозначен ряд характеристик постнеклассической психологии, сближающих ее с контрнаучным мировоззрением (по Дж. Хол­тону). Это позволяет автору утверждать, что с классических позиций пост­неклассическую психологию следует рассматривать не столько как новый этап развития науки, сколько как антинауку. Автор подчеркивает, что пост­неклассическая рациональность облегчает проникновение псевдонаучных идей в психологию. В статье делается следующий вывод: в рамках постне­классики философия науки не справилась с одной из своих функций, кото­рая заключается в защите науки от предубеждений философов, мистиков, церковных деятелей и пр.

Скачивания

Данные скачивания пока недоступны.

реалистическая перспектива — Новосибирский государственный университет

@article{7b3c483144e3403c8dc4846dd740b49d,

title = «Постнеклассическая психология и псевдонаука: реалистическая перспектива»,

abstract = «В статье анализируется постнеклассическая психология с позиций реалистической философии науки. Автор выделяет три особенности, способствующие тому, что постнеклассическая психология становится плодородной почвой для развития псевдонаучных идей. Это релятивизм, опирающийся на плюрализм истины; отрицание воспроизводимости как необходимого критерия научного знания; и размывание границы между научным и ненаучным знанием. В статье выявлено, что релятивизм часто вводится в постнеклассическую психологию посредством конструктивизма или конструкционизма. Отмечается, что уникальность объекта не является особым препятствием для научного исследования, которое опирается на критерий воспроизводимости. Также в статье обозначен ряд характеристик постнеклассической психологии, сближающих ее с контрнаучным мировоззрением (по Дж. Холтону). Это позволяет автору утверждать, что с классических позиций постнеклассическую психологию следует рассматривать не столько как новый этап развития науки, сколько как антинауку. Автор подчеркивает, что постнеклассическая рациональность облегчает проникновение псевдонаучных идей в психологию. В статье делается следующий вывод: в рамках постнеклассики философия науки не справилась с одной из своих функций, которая заключается в защите науки от предубеждений философов, мистиков, церковных деятелей и пр.»,

keywords = «Anti-science, Holton, Philosophy of science, Post-nonclassical psychology, Pseudoscience, Realism, Relativism, Reproducibility, philosophy of science, post-nonclassical psychology, reproducibility, relativism, anti-science, realism, pseudoscience»,

author = «Alexandr Fedorov»,

note = «Фёдоров А.А. Постнеклассическая психология и псевдонаука: реалистическая перспектива // Вопросы философии. — 2020. — Т. № 7. — С. 93‒103»,

year = «2020»,

month = jul,

doi = «10.21146/0042-8744-2020-7-93-103»,

language = «русский»,

volume = «2020»,

pages = «93—105»,

journal = «Вопросы философии»,

issn = «0042-8744»,

publisher = «RUSSIAN ACAD SCIENCES-INST PHILOSOPHY»,

number = «7»,

}

Психология -это лженаука! — Полный Дзен.

— LiveJournal
Любой психолог знает, что психология — это лженаука, как проктология, йога и история. Однако, это тщательно скрывается, поэтому случаются проблемы от их деятельности, которые нередко выливаются в трагедии, как нашумевший  случай с психологом центра «Озон» Лейлой Соколовой, оказавшейся лесбиянкой-мазохисткой.


(с)-«Чужая душа потемки»,-гласит пословица, но психологи не верят в пословицы.

Кроме всего прочего, области психологии существует такая путаница, что если бы Фрейд на пару с Вундтом восстали из гроба, их объявили бы шарлатанами. Связано это, прежде всего с тем, что психология — это наука неопределенных задач и неопределенных субъектов.
Вот какое понятие дает нам Википедия:
Психология (греч. ψυχή — душа и логос — слово, мысль, знание, дословно — душесловие, знание о человеческой душе) — наука о ПСИХИЧЕСКОЙ деятельности, её закономерностях развития и функционировании.
Психология – это Объективная наука о субъективном мире человека и животных (в определении В. П.Зинченко)

В словаре иностранных слов Зеновича:
Психология – это Наука о закономерностях, механизмах и фактах ПСИХИЧЕСКОЙ жизни человека и животных.
Определение же Души в словаре Ожегова гласит: Внутренний ПСИХИЧЕСКИЙ мир человека, его сознание.
Посмотрим там же определение Сознания: Сознание — это ПСИХИЧЕСКАЯ деятельность, как отражение действительности.

Если Вы чего-то поняли из этих определений, то я нет. Скользко как-то. Ну, взяли бы и четко сформулировали: наука о душе. Но это исключено, потому как наука отрицает существование души. Да и церковники бы сильно возмутились, поскольку имеют монополию на знание человеческой души. Тогда можно было обозвать психологию «наукой о психике». Что же такое психика?
Психика (от греч. psychikos – душевный) — форма взаимодействия животного организма с окружающей средой, опосредствованная активным отражением признаков объективной реальности. Активность отражения проявляется, прежде всего, в поиске и опробовании будущих действий в плане идеальных образов.
Понятно что-нибудь?

Мне нет. Это первая проблема психологии.

Обычно в логической цепочке, одно определение слова перетекает в другое и третье, заканчиваясь четким пониманием смысла слова. В голове у нас появляется образ, картинка или так называемый «концепт». Со словом «огурец» появляется десятки ассоциаций, которые сливаясь, становятся целостной картиной с запахом, вкусом, цветом и прочими качествами. В данном случае такого понимания достигнуть не удалось.
Возьмем помощь зала (в данном случае обнаруженную на сайте Парацельс), где говорится «для чего нужен психолог»:
«Психолог должен создавать атмосферу, при которой клиент приближается к озарению. На основе этого озарения он способен принимать жизненно важные проблемы более адекватно, независимо и более ответственно».

Из этого следует, что психология призвана, в общем-то, помогать нам скорее в жизненных ситуациях, чем в жизни, служа таблеткой от острой боли, а не оздоровительной системой. Чем отличаются таблетки от оздоровительных систем? Таблетками, если грубо мы «одно лечим, другое калечим».
Второй проблемой является чрезвычайное множество психологических школ, направлений и ответвлений за которыми теряется сам практический смысл психологии. Я, например, насчитал их порядка пятидесяти, и все сулят счастливую жизнь.

Если мы возьмем, к примеру, психоанализ ,то увидим, что сам дедушка Фрейд разочаровался в своем творении и под конец жизни объявил: «никто не свободен от психологических конфликтов и тем самым от вытеснения и бессознательной мотивации.
Следовательно, НИКОГО НЕЛЬЗЯ НАЗВАТЬ АБСОЛЮТНО РАЗУМНЫМ»
.
Вот так, мои дорогие, неразумные, френды.

Третий и самый главный минус психологии, из которого вытекают все остальные, заключается в том, что до сих пор никто не сформулировал базовые законы или цели данной «науки», да и терминология у различных школ сильно разнится. Дом вроде есть, а фундамента нет. Ну, это же не порядок.

Гинекология, например, служит практической цели – рождению здорового потомства. За это ей наше гранд мерси. Юриспруденция помогает нам понять, что не всегда черное – это черное, а белое – это белое. Т.е. позволяет увидеть мир неевклидовой геометрии, где вероятность того, что черное является белым, а прямая может быть кривой весьма велика. Даже философия или по-гречески «любовь к мудрости» при всей своей мудрености, имеет вполне конкретные задачи –разрешать вечные загадки, которые ставит пред человеком Жизнь.

Ну и последнее,чисто теоретически, можно предположить, что целью психологии –должна быть «жизнь без боли».Но если у природы отнять этот такой инструмент, как «боль» физическая или душевная, не перестанет ли человек эволюционировать? Не превратится ли он в овощ? И как быть тогда с тезисом Будды, «что вся жизнь есть страдание»? И почему, к примеру, не воспользоваться тем же буддийским рецептом о том, «как прекратить страдания», который принц Гаутама дал человечеству две с половиной тысячи лет назад?
В общем не знаю, как вы, а я к психологу не пойду,посижу лучше с друзьями ,поговорю за жизнь. ..

Александр Невзоров: психология — лженаука в законе

360 Подмосковье решил узнать, меняют ли политические взгляды структуру мозга.

Недавно в СМИ появилась информация о том, что политические взгляды меняют структуру мозга. Данные на эту тему публиковались со ссылкой на исследования ученых. «360 Подмосковье» решил узнать у известного публициста и телеведущего Александра Невзорова, как он относится к данной научной концепции. Журналист является академиком Международной славянской академии наук и действительным членом Санкт-Петербургского отделения Всероссийского научного общества анатомов, гистологов и эмбриологов. Анатомической работой Невзоров занимался более семи лет.

Заголовокстатьи— «Политическиевзглядыменяютструктурумозга«.

 — Таких статей десятки. Этих спекуляций плодится каждый год очень много на самые разные темы. Как все, что связано с психологией, это не имеет ни малейшего отношения ни к науке, ни к реальности. То есть надо понимать, что это просто спекуляции на теме. Психологи, которые этим занимаются, как правило, никогда не знают ни анатомии, ни физиологии мозга. И более того, что самое обидное, они не знают безусловных рефлексов. Потому что все эти политические взгляды, равно как и любые другие пристрастия, это все воспитываемые вещи, это все ассоциативные цепочки, это цепь условных рефлексов. А мозг — это как мальчик из китайского цирка, из него можно воспитать все, что угодно. Вы прекрасно понимаете, если бы Маугли привели бы к вам в студию, то он, вероятно, нагадил бы в углу, подрался с зеркалом и не знал бы ни единого слова. При этом в джунглях ему самое место. То есть мы изначально имеем в лице любого Homo абсолютно чистый лист. И уже в зависимости от массы внешних факторов, факторов среды, воспитания, сложных нюансов этого воспитания, сложных воздействий, впечатлений, воспитывается тот или иной человек.

Плюс еще вся эта психологическая бредятина про изменение структуры мозга, про предрасположенность — это все восходит к древней спекулятивной дисциплине под названием френология, отцом которой был Франц Йозеф Галль, а так же его ученик-последователь Шпурцгейм. Вот они высчитывали по форме бугров на черепе, они искренне предполагали, что структуру мозга способна изменить структура черепа. И надавливанием снизу они определяли центры любви к ветчине, центр расположенности к классической музыке или к виолончели, центр любви к родине и так далее.

На эту тему было очень много разных спекуляций. Но ни одно пособие или учебник по нейроанатомии или нейрофизиологии, ни один академический труд не содержит никаких данных о том, что взгляды человека как-то влияют на структуру, форму или функции его мозга. Более того, можете взять мозг одного человека, другого человека, и если вам его выложат на стекло для препарации или для осмотра, не сопроводив никакими данными по истории болезни, вы никогда не определите, грамотен ли был этот человек или нет. Вы с большим трудом, если вы очень опытный анатом, можете с относительной вероятностью предположить, что данный человек мог быть цирковым акробатом, потому что в мозгу есть структуры, которые действительно под воздействием обстоятельств могут немножечко (и то это все очень спорно) развиться. Но говорить про политические взгляды и про то, что они имеют влияние на физиологию и анатомию мозга — это типичная психологическая спекуляция. 

Аобратнаясвязьвозможна?

 — Мозг человека в том виде, в котором он есть сегодня на данный момент, имеет возраст примерно 1,5 миллиона лет. Вот есть такое понятие, как рубикон Валуа. Это определенный объем мозгового черепа, в котором размещается мозг. И этот рубикон Валлуа — где-то 800-850 кубических сантиметров. И вот он был пройден примерно 1,5 миллиона лет назад. До этого мозг был не хуже, но политических взглядов 1,5 миллиона лет назад ни у кого не было. Было только желание найти падаль, совокупиться в промискуитетной стае, найти корешок, сожрать насекомое, поймать лягушку. Никаких либералов и консерваторов среди парантропов мы нигде не наблюдали.

Если бы у мозга были бы такие функции, как то, что он обрекает своего (хотя нельзя сказать, что человек является хозяином мозга, скорее мозг — это тот орган, который управляет физиологией и сознанием) хозяина на пристрастие к той или иной партии, то у нас политическая жизнь началась бы еще где-то, начиная по крайней мере с эргастеров. Но науке это неведомо. Поэтому говорить, что какая-то особая форма как-то на что-то влияет, нельзя. Только очень сложные, очень тяжелые патологии мозга, маргинальные патологии мозга могут влиять на поведение, на обучаемость. Но это все уже относится к области глубоких патологий, которые нами не рассматриваются потому, что они не являются типичными. Мозг вообще у нас паршивый, чтобы вы понимали. 

Авчемэтозаключается?

 — Ну это бедненький мозг, выданный на медные деньги, для элементарного выживания. Это продукт очень долгой эволюционной работы, которая началась еще много сотен миллионов лет назад, с первых надглоточных, подглоточных ганглий, первых трилобитов, первых членистоногих. Он достался нам со всем этим грузом эволюционного развития. Естественно, это, прежде всего, мозг животного. И этот мозг лишен очень многих возможностей.

Вот мы не слышим, например, инфразвук, ультразвук, не видим поляризованный свет, не можем наблюдать явления электромагнитного излучения, кроме видимого света. В мозгу нет тех центров, которые способны были бы эту сложную информацию обработать. Это я вам привел только самые простые примеры. То есть мозг весьма убогонький. Это мы себе голову морочим про то, какой он у нас замечательный, как перед нами все вообще распахивается и открывается. А, на самом деле, мы даже в собственную планету не можем углубиться больше чем на 0,3% ее толщины. Ума не хватает, как это сделать. Кольская сверхглубокая скважина — всего 12,5 километров. Это даже не треть коры. О чем разговор? 

Почемуизразавразпоявляютсятакиетеории?

 — В данном случае я вас знакомлю с хрестоматийными вещами. Тут нет никаких моих домыслов и смелых идей. Это просто такая абсолютная пасконщина. 

Тоесть всякогородаспекуляции, которыевозникают, онискореепростоотнеобразованности?

 — Нет, не от необразованности, а от психологии. Потому что, если что-то всерьез мешало изучению мозга на протяжении последних 100 лет, так это вот эта спекулятивная дисциплина, которая взялась решать вопросы мышления, сознания, абсолютно не умея принимать во внимание все  достижения физиологии. Еще Сеченов замечательно писал, кто и зачем должен разрабатывать психологию. Объяснил, что, если бы психология приняла бы такую нормальную скромную роль служанки физиологии, то у нее было бы какое-нибудь будущее. А сейчас мы имеем набор совершенно бредовых фантазий. Жулики-фрейды, квантовое сознание, весь тот бред, который даже стыдно вспоминать. 

Акакэтовообщемоглополучиться? Почемусложиласьтакаяситуация?

Потому что психология предлагает человеку гораздо более приятный ответ, чем классическая биология, физиология мозга, нейрофизиология. Она предлагает человеку думать о себе как об очень сложном, загадочном существе, с психикой, с каким-то бредовым подсознанием. Конечно, это и лестно, и приятно, и бедный Homo с его малокондиционным мозгом необыкновенно расправляет плечи и чувствует себя частью мировой тайны.  

Тоестьпсихологиюможносравниватьсрелигией?

 — Нет, религия гораздо более отполированная, отработанная, единая в своем устремлении вещь. Психология — это просто такая дамская забава, которая почему-то вдруг так стремительно и плотно завоевала мир. На самом деле еще Иван Петрович Павлов категорически запрещал употреблять даже психологические термины в своей лаборатории, объясняя, что это чужие, враждебные нам термины. О психологии с величайшим презрением говорили абсолютно все отцы, столпы нейрофизиологии и нейроморфологии. То есть, это такая лженаука в законе.

Спасибовамбольшое!

Псевдонаука: 15 индикаторов сомнительных теорий

Конечно, псевдонаука грубо нарушает нормы научности: некорректно применяет (а чаще вообще не использует) научную методологию, не руководствуется принципами научной этики. Но люди, не занимающиеся наукой профессионально, ничего этого не увидят. Простой человек вряд ли с ходу скажет, почему закон Хаббла — это классный научный закон, а память воды — чепуха, почему технология CRISPR/Cas9 — это хайтек биоинженерии, а НЛП — в лучшем случае сомнительная практика. Обычные люди, мы с вами, в первую очередь можем судить только по внешним признакам. И очень часто на воре горит шапка. Иногда эта шапка полыхает так, что видно за версту.

Чтобы избегать обмана и научиться разоблачать обманщиков, разберем некоторые важные признаки лженаучных идей и концепций. Я буду называть их «индикаторами псевдонауки» или, если более аккуратно, «индикаторами сомнительных теорий». Всего у нас получится 15 индикаторов. Быть Шерлоком Холмсом в Королевстве псевдонауки сложно и интересно. Не существует быстрого и стопроцентного рецепта для разоблачения обмана, но, собрав вместе множество «индикаторов», мы сможем с большой степенью уверенности выявить псевдонаучное утверждение, идею, статью, книгу, фильм или лекцию, изобретение или целую теорию.

Итак, 15 индикаторов сомнительных теорий:

1.Отсутствие публикаций в серьезных научных изданиях

2.Плохая работа с источниками информации

3.Сенсационность и глобальность заявлений

4.Подозрительно широкий кругозор автора

5.Коммерческая составляющая

6.Критика в адрес научного сообщества

7.Конспирологический признак

8.Отсутствие самокритики

9А.Простота изложения, расплывчатые объяснения

9Б.Наукообразные термины

10.Супранатурализм (сверхъестественные идеи)

11.Волшебные описания личности и судьбы

12.Обращение к древности учения и/или богатому опыту предков

13.Сомнительные наукообразные регалии

14.Странная логика рассуждений, логические ошибки

15.Повышенная эмоциональность заявлений

Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс.Новостей и читайте нас чаще.

Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.

Психология лженауки | Тема исследования Frontiers

В последние годы мы стали свидетелями бума философских и психологических исследований лженауки и связанных с ней заблуждений, таких как теории заговора. Не только появляется все больше и больше исследований психологических факторов, влияющих на то, как люди производят и передают псевдонаучные убеждения, но философы также используют психологические идеи, чтобы пролить свет на давние философские вопросы, такие как природа рациональности и проблема демаркации. .Этот сборник призван подвести итоги этих интересных разработок и определить пути, по которым психологическое изучение лженауки и философское мышление, которое она вдохновляет, могут продвинуться вперед. В частности, сборник будет посвящен следующим вопросам:

• Существует ли и в какой степени типичная психология лженауки?
• В какой степени недавнее психологическое исследование личностных черт, когнитивных предубеждений и социальных взаимодействий людей привело к такому выводу?
• Можем ли мы отделить психологию лженауки от психологии науки, или нам нужно больше доказательств, чтобы ответить на эти вопросы?

Другие исследования показывают, что люди не так легковерны, как мы могли бы подумать. Возникает вопрос, насколько возможна лженаука. Какие стратегии используют псевдонаучные верования, чтобы обойти нашу естественную бдительность и получить широкое распространение? Как псевдонаука адаптируется к человеческому разуму? Возможно, псевдонаучные убеждения служат неэпистемической функции, которая может объяснить их популярность?
Псевдонаучные верования не только живут в умах, но люди также передают их, общаясь друг с другом. Это поднимает вопрос о том, какие психологические процессы, задействованные в общении, способствуют распространению лженауки.И усиливают ли их влияние современные технологии, такие как Интернет (или нет)?

Человеческое общение связано с причинами, как и в случае с псевдонаукой. Более того, приверженцы лженауки не будут называть себя иррациональными. Какова роль разума в псевдонауке и какое значение он имеет для нашего понимания рациональности?

Мы приглашаем потенциальных авторов представить теоретические и философские статьи, в которых рассматривается один из вышеперечисленных вопросов или другие вопросы, относящиеся к центральной теме этого сборника. Тем самым мы призываем авторов основывать свои теоретические и философские размышления на эмпирических психологических исследованиях.

Типы статей ограничены обзором, мнением, перспективой, гипотезой и теорией и концептуальным анализом. Обратите внимание, что мы не принимаем оригинальные исследования в этой теме исследования.

Ключевые слова : Лженаука, теории заговора, иррациональность, познание, демократия

Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии.Frontiers оставляет за собой право направить рукопись, выходящую за рамки объема, в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

В последние годы мы стали свидетелями бума философских и психологических исследований лженауки и связанных с ней заблуждений, таких как теории заговора. Не только появляется все больше и больше исследований психологических факторов, влияющих на то, как люди производят и передают псевдонаучные убеждения, но философы также используют психологические идеи, чтобы пролить свет на давние философские вопросы, такие как природа рациональности и проблема демаркации. .Этот сборник призван подвести итоги этих интересных разработок и определить пути, по которым психологическое изучение лженауки и философское мышление, которое она вдохновляет, могут продвинуться вперед. В частности, сборник будет посвящен следующим вопросам:

• Существует ли и в какой степени типичная психология лженауки?
• В какой степени недавнее психологическое исследование личностных черт, когнитивных предубеждений и социальных взаимодействий людей привело к такому выводу?
• Можем ли мы отделить психологию лженауки от психологии науки, или нам нужно больше доказательств, чтобы ответить на эти вопросы?

Другие исследования показывают, что люди не так легковерны, как мы могли бы подумать. Возникает вопрос, насколько возможна лженаука. Какие стратегии используют псевдонаучные верования, чтобы обойти нашу естественную бдительность и получить широкое распространение? Как псевдонаука адаптируется к человеческому разуму? Возможно, псевдонаучные убеждения служат неэпистемической функции, которая может объяснить их популярность?
Псевдонаучные верования не только живут в умах, но люди также передают их, общаясь друг с другом. Это поднимает вопрос о том, какие психологические процессы, задействованные в общении, способствуют распространению лженауки.И усиливают ли их влияние современные технологии, такие как Интернет (или нет)?

Человеческое общение связано с причинами, как и в случае с псевдонаукой. Более того, приверженцы лженауки не будут называть себя иррациональными. Какова роль разума в псевдонауке и какое значение он имеет для нашего понимания рациональности?

Мы приглашаем потенциальных авторов представить теоретические и философские статьи, в которых рассматривается один из вышеперечисленных вопросов или другие вопросы, относящиеся к центральной теме этого сборника. Тем самым мы призываем авторов основывать свои теоретические и философские размышления на эмпирических психологических исследованиях.

Типы статей ограничены обзором, мнением, перспективой, гипотезой и теорией и концептуальным анализом. Обратите внимание, что мы не принимаем оригинальные исследования в этой теме исследования.

Ключевые слова : Лженаука, теории заговора, иррациональность, познание, демократия

Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии.Frontiers оставляет за собой право направить рукопись, выходящую за рамки объема, в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

10 заповедей, помогающих студентам отличать науку от лженауки в психологии — Ассоциация психологических наук — APS

«Профессор Шлокенмайстер, я знаю, что мы должны изучать визуальное восприятие в вашем курсе, но разве мы не собираемся узнавать что-нибудь об экстрасенсорном восприятии? Мой учитель психологии в старшей школе сказал нам, что этому есть действительно хорошие научные доказательства.

«Доктор. Глопельштейн, на своем курсе вы многому нас научили. Но когда вы собираетесь обсуждать исследование, показывающее, что игра Моцарта младенцам увеличивает их IQ? баллы? »

«Mr. Флейкензугл, вы все время говорите о школах психотерапии, таких как психоанализ, поведенческая терапия и клиентоориентированная терапия. Но почему вы ни слова не сказали о сенсомоторной интеграционной терапии? Моя мама, специалист по трудотерапии, говорит мне, что это чудесное лекарство от синдрома дефицита внимания.”

Псевдонаука популярной психологии
Если вы похожи на большинство инструкторов по вводной психологии, вопросы такого рода, вероятно, покажутся вам ужасно знакомыми. На то есть веская причина: большая часть «знаний» по популярной психологии, которые наши студенты приносят в свои классы, состоит не только из псевдонауки. Более того, наших студентов часто очаровывают сомнительные утверждения на грани научного знания: экстрасенсорное восприятие, психокинез, ченнелинг, внетелесные переживания, подсознательное убеждение, астрология, биоритмы, «сыворотка правды», эффект лунного безумия, гипнотический возраст. регресс, множественное расстройство личности, отчеты о похищениях инопланетянами, анализ почерка, терапия ребефингом и непроверенные лечебные травы от депрессии, и это лишь некоторые из них.Конечно, поскольку в некоторых из этих утверждений может быть в конечном итоге показано, что они содержат суть истины, мы не должны сразу отказываться от них. Тем не менее, что беспокоит в этих утверждениях, так это вопиющее несоответствие между верой в них многих людей и скудными научными доказательствами в их пользу.

Тем не менее, многие преподаватели психологии вводного курса уделяют минимальное внимание потенциально псевдонаучным темам в своих курсах, возможно, потому, что они считают, что эти темы в лучшем случае имеют второстепенное значение для психологической науки.Более того, во многих вводных учебниках психологии эти темы почти не упоминаются. В конце концов, их уже более чем достаточно для изучения в курсах психологии, так зачем же прибегать к материалам сомнительного научного статуса? Кроме того, некоторые преподаватели могут опасаться, что, уделив внимание сомнительным утверждениям, они в конечном итоге отправят студентам непреднамеренное сообщение о том, что эти утверждения научно достоверны.

Преимущества обучения студентов отличать науку от псевдонауки
Итак, почему мы должны учить студентов-психологов отличать науку от псевдонауки? Как заметил теоретик личности Джордж Келли (1955), эффективное понимание конструкции требует понимания обоих ее полюсов.Например, мы не сможем полностью понять концепцию «холода», если не испытали тепло. Точно так же студенты могут не полностью усвоить концепцию научного мышления без понимания псевдонаучных убеждений, а именно тех, которые на первый взгляд кажутся научными, но таковыми не являются.

Более того, обращаясь к этим темам, преподаватели могут использовать ценную возможность привить навыки критического мышления, такие как различение корреляции от причинно-следственной связи и признание необходимости в контрольных группах, оспаривая неправильные представления студентов о популярной психологии.Хотя многие студенты находят эти навыки «сухими» или даже смертельно скучными, когда они представлены в абстрактном виде, им часто нравится приобретать эти навыки в контексте живых и спорных тем (например, экстрасенсорного восприятия), которые стимулируют их интерес. Студенты часто узнают о таких темах из различных популярных источников по психологии, которые они ищут в повседневной жизни, таких как журнальные статьи, Интернет-сайты и телевизионные программы.

Действительно, для многих начинающих студентов «психология» фактически является синонимом популярной психологии.Тем не менее, поскольку большая часть популярной психологии состоит из мифов и городских легенд, например, большинство людей используют только 10 процентов своего мозга, выражать гнев обычно лучше, чем сдерживать его, противоположности притягиваются в межличностных отношениях, высокая самооценка необходима для психологической здоровья, люди с шизофренией имеют несколько личностей, среди множества других многие студенты, вероятно, выходят из курсов психологии с теми же заблуждениями, с которыми они поступили. Как следствие, они часто бросают колледж, не имея возможности отличить пшеницу от плевел в популярной психологии.

Обучение студентов отличать науку от псевдонауки может оказаться чрезвычайно полезным. Самая большая из этих наград — получение требовательных потребителей популярной литературы по психологии. Действительно, данные исследований подтверждают эффективность преподавания на курсах психологии лженауки и паранормальных явлений. Например, Морье и Кипортс (1994) сообщили, что студенты, участвовавшие в семинаре «Наука и лженаука», продемонстрировали статистически значимое снижение паранормальных представлений по сравнению с квазиконтролируемой группой студентов, посещавших курс психологии и права за тот же период времени. (см. также Dougherty, 2004).Они воспроизвели этот эффект в течение 2-летнего периода с двумя разделами курса. Уэсп и Монтгомери (1998) обнаружили, что курс по объективному исследованию паранормальных явлений привел к статистически значимому улучшению оценки недостатков аргументации в научных статьях. В частности, учащиеся этого курса смогли лучше выявлять логические ошибки в статьях и давать конкурирующие объяснения выводам исследований.

10 заповедей
Тем не менее, обучение студентов отличать науку от псевдонауки приносит больше, чем положено, проблем и потенциальных ловушек. В моем вводном курсе психологии (в котором я сильно подчеркиваю различие между наукой и псевдонаукой в ​​психологии) и на моем продвинутом студенческом семинаре «Наука и псевдонаука в психологии» я извлек ряд ценных уроков (сначала усвоив почти все ошибка, о которой я вас предупреждаю).

В следующем разделе я резюмирую эти обучающие советы, которые я называю «10 заповедями» обучения студентов-психологов отличать науку от лженауки.Чтобы меня не обвиняли в неспособности отделить Церковь от государства, я сформулировал все эти предписания в положительном, а не отрицательном смысле, чтобы отличить их от (лишь немного более известных) 10 библейских заповедей. Я призываю читателей этой колонки написать эти заповеди на впечатляющих каменных скрижалях, которые будут установлены вне всех факультетов психологии.

Первая заповедь
Вы должны очертить черты, которые отличают науку от лженауки. Важно сообщить учащимся, что различия между наукой и псевдонаукой, хотя и не абсолютные и четкие, не являются ни произвольными, ни субъективными. Вместо этого философы науки (например, Bunge, 1984) определили совокупность особенностей или «предупреждающих знаков», которые характеризуют большинство псевдонаучных дисциплин. Среди этих предупреждающих знаков:

  • Тенденция ссылаться на специальные гипотезы, которые можно рассматривать как «лазейки» или «лазейки», как средство защиты заявлений от фальсификации.
  • Отсутствие самокоррекции и сопутствующий ему интеллектуальный застой.
  • Акцент на подтверждении, а не на опровержении.
  • Тенденция возлагать бремя доказывания на скептиков, а не на сторонников утверждений.
  • Чрезмерное использование анекдотических свидетельств и свидетельских показаний для обоснования утверждений.
  • Уклонение от проверки независимой экспертизой.
  • Отсутствие «связи» (Станович, 1997), то есть неспособность опираться на существующие научные знания.
  • Использование впечатляюще звучащего жаргона, основная цель которого — придать претензиям видимость научной респектабельности.
  • Отсутствие граничных условий (Hines, 2003), то есть неспособность указать настройки, при которых претензии не выполняются.

Учителя должны объяснить ученикам, что ни один из этих предупреждающих знаков сам по себе не является достаточным, чтобы указать, что дисциплина является псевдонаучной. Тем не менее, чем больше таких предупреждающих знаков проявляет дисциплина, тем более подозрительной она должна становиться.

Вторая заповедь
Отличите скептицизм от цинизма. Одна из опасностей обучения студентов отличать науку от псевдонауки состоит в том, что мы можем непреднамеренно произвести на свет студентов, которые рефлексивно отвергнут любые утверждения, которые кажутся неправдоподобными. Скептицизм, являющийся собственно ментальной установкой ученого, подразумевает две, казалось бы, противоречивые позиции (Sagan, 1995): открытость утверждениям в сочетании с готовностью подвергнуть эти утверждения тщательной проверке.Как напомнил нам космический инженер Джеймс Оберг (см. Sagan, 1995), мы должны держать свой разум открытым, но не настолько открытым, чтобы он не выпал. Напротив, цинизм предполагает ограниченность взглядов. Я вспоминаю, как один известный скептик отругал меня за то, что побудил исследователей непредвзято относиться к эффективности новой психотерапии, обоснование которой показалось ему надуманным. Однако, если мы исключаем возможность того, что наши ранее существовавшие убеждения ошибочны, мы ведем себя ненаучно. Скептицизм влечет за собой готовность принимать новые претензии; цинизма нет.

Третья заповедь
Вы должны отличать методологический скептицизм от философского скептицизма. Поощряя студентов мыслить критически, мы должны различать две формы скептицизма: (1) подход, при котором все утверждения о знании подвергаются тщательной проверке с целью отделения истинных утверждений от ложных, а именно методологический (научный) скептицизм, и (2) ) подход, отрицающий возможность познания, а именно философский скептицизм.Объясняя студентам, что научное знание по своей сути носит предварительный характер и открыто для пересмотра, некоторые студенты могут ошибочно заключить, что подлинное знание невозможно. Эта точка зрения, популярная в определенных постмодернистских кругах, не позволяет различать более достоверные утверждения о знании от менее достоверных. Хотя абсолютное, безусловно, недостижимо в науке, некоторые научные утверждения, такие как теория естественного отбора Дарвина, были чрезвычайно хорошо подтверждены, тогда как другие, такие как теория, лежащая в основе астрологических гороскопов, были убедительно опровергнуты.Третьи, такие как теория когнитивного диссонанса, противоречивы с научной точки зрения. Следовательно, существует постоянная уверенность в научных утверждениях; некоторые из них приобрели фактический статус фактов, тогда как другие были явно фальсифицированы. Тот факт, что методологический скептицизм не дает полностью определенных ответов на научные вопросы — и что такие ответы в принципе могут быть опровергнуты новыми доказательствами — не означает, что знание невозможно, только то, что это знание является предварительным.Это также не означает, что ответы, полученные в результате контролируемого научного исследования, не лучше других ответов, таких как ответы, порожденные интуицией (см. Myers, 2002).

Четвертая заповедь
Вы должны отличать псевдонаучные утверждения от заявлений, которые просто ложны. Все ученые, даже самые лучшие, ошибаются. Сэр Исаак Ньютон, например, заигрывал с причудливыми алхимическими гипотезами на протяжении большей части своей выдающейся научной карьеры (Gleick, 2003).Студенты должны понимать, что ключевое различие между наукой и псевдонаукой заключается не в их содержании (то есть в том, верны ли утверждения на самом деле или нет), а в их подходе к доказательствам. Наука, по крайней мере, когда она работает должным образом, ищет противоречивую информацию и — при условии, что эти свидетельства воспроизводимы и высокого качества — в конечном итоге включает такую ​​информацию в свой корпус знаний. Напротив, псевдонаука стремится избегать противоречивой информации (или умудряется найти способ переосмыслить эту информацию в соответствии со своими утверждениями) и тем самым не способствует самокоррекции, необходимой для научного прогресса.Например, астрология заметно мало изменилась за последние 2500 лет, несмотря на подавляющее большинство отрицательных данных (Hines, 2003).

Заповедь пятая
Отличите науку от ученых. Хотя научный метод — это рецепт, позволяющий избежать подтверждающей предвзятости (Lilienfeld, 2002), это не означает, что ученые свободны от предвзятости. Это также не означает, что все или даже большинство ученых открыты для доказательств, которые бросают вызов их заветным убеждениям.Ученые могут быть такими же упертыми и догматичными в своих убеждениях, как и все остальные. Напротив, это означает, что хорошие ученые стремятся осознавать свои предубеждения и максимально им противодействовать, применяя меры защиты от ошибок (например, двойные слепые контрольные группы), налагаемые научным методом. Студенты должны понимать, что научный метод — это набор навыков, которые ученый развил, чтобы не допустить подтверждения собственных предубеждений.

Шестая заповедь
Объясни когнитивные основы псевдонаучных убеждений. Преподаватели должны подчеркнуть, что все мы склонны к когнитивным иллюзиям (Piatelli-Palmarini, 1994), и что такие иллюзии могут быть субъективно убедительными, и им трудно противостоять. Например, демонстрации в классе, показывающие, что многие или большинство из нас могут стать жертвами ложных воспоминаний (например, Roediger & McDermott, 1995), могут помочь учащимся увидеть, что психологические процессы, ведущие к ошибочным убеждениям, распространены. Более того, важно указать студентам, что эвристики (умственные ярлыки), которые могут производить ложные убеждения, такие как репрезентативность, доступность и привязка (Tversky & Kahneman, 1974), в основном адаптивны и помогают нам понять смысл сложный и запутанный мир.Следовательно, большинство псевдонаучных верований вырезано из той же ткани, что и верные верования. Подчеркивая эти моменты, преподаватели могут свести к минимуму вероятность того, что ученики, которые придерживаются псевдонаучных убеждений, будут чувствовать себя глупо, столкнувшись с доказательствами, противоречащими их убеждениям.

Седьмая заповедь
Вы должны помнить, что псевдонаучные убеждения выполняют важные мотивационные функции. Многие паранормальные утверждения, например, касающиеся экстрасенсорного восприятия, внетелесных переживаний и астрологии, обращаются к глубоко укоренившимся потребностям верующих в надежде и удивлении, а также к их потребностям в ощущении контроля над часто неконтролируемыми реальностями. жизни и смерти.Большинство верующих в паранормальное явление ищут ответы на глубокие экзистенциальные вопросы, такие как «Есть ли душа?» и «Есть ли жизнь после смерти?» Как заметил психолог Барри Бейерштейн (1999) (в пьесе по знаменитой шутке П.Т. Барнума), «каждую минуту рождается ищущий» (стр. 60). Поэтому, представляя студентам научные доказательства, бросающие вызов их паранормальным убеждениям, мы не должны удивляться, когда многие из них начинают защищаться. В свою очередь, защитная позиция может вызвать нежелание рассматривать доказательства противного.

Одно из двух лучших средств ослабления этой защиты (вторая — Восьмая заповедь ниже) — это осторожно бросить вызов убеждениям учащихся с сочувствием и состраданием и с пониманием того, что учащиеся, эмоционально приверженные паранормальным убеждениям, сочтут эти убеждения трудными. сомневаться, не говоря уже об отказе. Высмеивание этих верований может вызвать реактивное сопротивление (Brehm, 1966) и укрепить стереотипы учащихся об учителях естественных наук как о близких и пренебрежительных.В некоторых случаях учителя, которые имеют исключительно хорошие отношения со своим классом, могут добиться успеха, бросив вызов убеждениям учеников с добродушным юмором (например, «Я хотел бы попросить всех вас, кто верит в психокинез, пожалуйста, поднимите мой ». рука»). Однако учителя должны следить за тем, чтобы такой юмор не воспринимался как унизительный или снисходительный.

Заповедь восьмая
Вы должны показывать студентам примеры хорошей науки, а также примеры псевдонауки. В наших классах очень важно не просто опровергать неточные утверждения, но и выставлять учащимся верные утверждения. Мы должны быть осторожны, чтобы не просто отобрать у учащихся сомнительные знания, но и дать им законные знания взамен. Поступая так, мы можем облегчить учащимся возможность проглотить горькую пилюлю отказа от своей заветной веры в паранормальные явления. Студенты должны понимать, что многие подлинные научные открытия по крайней мере так же увлекательны, как и многие научно сомнительные паранормальные явления.В своем собственном обучении я обнаружил, что полезно чередовать псевдонаучную информацию с информацией, столь же замечательной, но истинной, такой как осознанные сновидения, эйдетические образы, подсознательное восприятие (в отличие от подсознательного убеждения, которое гораздо более сомнительно с научной точки зрения), экстраординарные подвиги. человеческой памяти (Neisser & Hyman, 2000) и соответствующее клиническое использование гипноза (в отличие от научно необоснованного использования гипноза для восстановления памяти; см. Lynn, Lock, Myers, & Payne, 1997).Кроме того, мы должны помнить о точке зрения покойного палеонтолога Стивена Джея Гулда (1996) о том, что разоблачение лжи обязательно подтверждает истину. Как следствие, важно не только указывать студентам на ложную информацию, но и направлять их к достоверной информации. Например, при объяснении того, почему утверждения о биоритмах необоснованны (см. Hines, 2003), полезно познакомить студентов с утверждениями о циркадных ритмах, которые, хотя их часто путают с биоритмами, подтверждаются строгими научными исследованиями.

Девятая заповедь
Будьте последовательны в своих интеллектуальных стандартах. Одна ошибка, которую я иногда замечал среди скептиков, в том числе преподавателей психологии, которые преподают курсы критического мышления, заключается в том, что я принимаю два набора интеллектуальных стандартов: один для утверждений, которые они считают правдоподобными, а второй — для утверждений, которые им не соответствуют. Покойный психолог Пол Мил (1973) указал, что это несоответствие сводится к «изменению стандартов доказательной строгости в зависимости от того, чьего быка бодают» (стр.264). Например, я знаю одного преподавателя, который является активным сторонником движения за разработку списков эмпирически подтвержденных методов лечения, то есть психологических методов лечения, эффективность которых была доказана в контролируемых исследованиях. В этой области он осторожно обращается к исследовательской литературе, чтобы подкрепить свои утверждения относительно того, какие психотерапевтические методы эффективны, а какие нет. Тем не менее, он пренебрегает научными доказательствами эффективности электросудорожной терапии (ЭСТ) при депрессии, даже несмотря на то, что эти доказательства получены в результате контролируемых исследований, столь же строгих, как и те, которые проводились в отношении психотерапевтических методов, которые он поддерживает.Когда я указал ему на эту непоследовательность, он категорически отрицал, что придерживается двойных стандартов. В конце концов мне стало очевидно, что он отвергает доказательства эффективности ЭСТ только потому, что это лечение показалось ему крайне неправдоподобным. Он, вероятно, задавался вопросом, зачем вызывать эпилептоидный припадок путем подачи электричества в мозг для облегчения депрессии? Но поскольку поверхностная правдоподобность — это очень ошибочный барометр обоснованности утверждений об истине, мы должны оставаться открытыми для свидетельств, которые бросают вызов нашим интуитивным предубеждениям и побуждают наших студентов делать то же самое.

Десятая заповедь
Вы должны отличать псевдонаучные утверждения от чисто метафизических религиозных утверждений. Моя последняя заповедь, вероятно, будет самой спорной, особенно для скептиков, которые утверждают, что и псевдонаучные, и религиозные убеждения иррациональны. Чтобы понять разницу между этими двумя наборами убеждений, мы должны отличать лженауку от метафизики. В отличие от псевдонаучных заявлений, метафизические утверждения (Popper, 1959) не могут быть проверены эмпирически и, следовательно, выходят за рамки науки.В области религии к ним относятся утверждения о существовании Бога, души и загробной жизни, ни одно из которых не может быть опровергнуто никакими мыслимыми научными доказательствами. Тем не менее, некоторые религиозные или квазирелигиозные верования, такие как те, которые связаны с теорией «разумного замысла», которая является новейшим воплощением креационизма (см. Miller, 2000), Туринская плащаница и плачущие статуи Матери Марии, действительно поддаются проверке и следовательно, он подходит для критического анализа наряду с другими сомнительными натуралистическими верованиями.Смешивая псевдонаучные убеждения с религиозными убеждениями, которые являются строго метафизическими, преподаватели рискуют: (а) напрасно оттолкнуть значительную часть своих учеников, многие из которых могут быть глубоко религиозными; и (б) (как это ни парадоксально) подрывают навыки критического мышления учащихся, что требует четкого понимания разницы между проверяемыми и непроверяемыми утверждениями.

Заключение
Соблюдение Десяти Заповедей может позволить преподавателям психологии помогать студентам в достижении важнейшей цели — отличить науку от лженауки.Если подходить к нему с осторожностью, чуткостью и четким пониманием различий между скептицизмом и цинизмом, методологическим и философским скептицизмом, научным методом и учеными, которые его используют, а также псевдонаукой и метафизикой, включение псевдонауки и второстепенных наук в курсы психологии может быть очень полезным. вознаграждение как для учителей, так и для студентов. В мире, в котором средства массовой информации, индустрия самопомощи и Интернет распространяют психологическую псевдонауку все более быстрыми темпами, навыки критического мышления, необходимые для того, чтобы отличать науку от псевдонауки, должны считаться обязательными для всех студентов-психологов.

Список литературы

  • Бейерштейн, Б. Л. (1999). Лженаука и мозг: настройки и тоники для честолюбивых сверхлюдей. В С. Д. Сала (ред.), Мифы о разуме: исследование популярных предположений о разуме и мозге (стр. 59-82). Чичестер, Англия: Джон Вили.
  • Брем, Дж. (1966). Теория психологического реактивного сопротивления. Нью-Йорк: Academic Press.
  • Бунге, М. (1984, осень). Что такое лженаука? Skeptical Inquirer, 9 , 36-46.
  • Догерти, М. Дж. (2004). Обучение верующих: исследования показывают, что курсы скептицизма могут эффективно уменьшить веру в паранормальные явления. Skeptic, 10 (4), 31-35.
  • Гилович Т. (1991). Откуда мы знаем, что не так: способность человеческого разума ошибаться в повседневной жизни. Нью-Йорк: Свободная пресса.
  • Глейк, Дж. (2003). Исаак Ньютон. Нью-Йорк: Книги Пантеона.
  • Гулд, С. Дж. (1996, май). Основной доклад «Наука в век (не) информации». Talk, представленный на съезде Комитета по научному расследованию претензий о паранормальных явлениях, Буффало, Нью-Йорк.
  • Хайнс, Т. (2003). Лженаука и паранормальные явления: критическое рассмотрение доказательств. Буффало, штат Нью-Йорк: Прометей.
  • Келли, Г. А. (1955). Психология личностных конструктов, Тт. 1 и 2. Нью-Йорк: Нортон.
  • Лилиенфельд, С. О. (2002). Когда миры сталкиваются: социальные науки, политика и Rind et al. метаанализ сексуального насилия над детьми. Американский психолог, 57 , 176-188.
  • Лилиенфельд, С. О., Лор, М., и Мориер, Д. (2001). Преподавание курсов по естествознанию и псевдонауке психологии. Преподавание психологии, 28 , 182–191.
  • Лилиенфельд, С. О., Линн, С. Дж., И Лор, Дж. М. (2003). Наука и псевдонаука в клинической психологии. Нью-Йорк: Гилфорд.
  • Линн, С. Дж., Лок, Т. Г., Майерс, Б., и Пейн, Д. Г. (1997). Вспоминая неизгладимое: следует ли использовать гипноз для восстановления воспоминаний в психотерапии? Текущие направления в психологической науке, 6 , 79-83.
  • Meehl, P.E. (1973). Психодиагностика: Избранные статьи. Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press.
  • Миллер, К. (2000). В поисках бога Дарвина: поиски точки соприкосновения между Богом и эволюцией ученым. Нью-Йорк: Книги Клифф-Стрит.
  • Мориер Д. и Кипортс Д. (1994). Нормальная наука и паранормальные явления: влияние курса научных методов на убеждения студентов в паранормальных явлениях. Исследования в области высшего образования, 35 , 443-453.
  • Myers, D.G. (2002). Интуиция: ее силы и опасности. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета.
  • Neisser, U. & Hyman, I.E. (2000). Наблюдаемая память: Воспоминание в естественном контексте. Нью-Йорк: Издательство Worth.
  • Пиателли-Пальмарини, М. (1994). Неизбежные иллюзии: Как ошибки разума правят нашим разумом. Нью-Йорк: Джон Вили и сыновья.
  • Поппер, К. Р. (1959). Логика научного открытия. Нью-Йорк: Основные книги.
  • Рёдигер, Х. Л., и Макдермотт, К. Б. (1995). Создание ложных воспоминаний: запоминание слов, не представленных в списках. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 21 , 803-814.
  • Ruscio, J. (2002). Ясное мышление с психологией: отделение смысла от бессмыслицы. Пасифик Гроув, Калифорния: Уодсворт.
  • Саган, К. (1995). Мир, населенный демонами: Наука как свеча в темноте. Нью-Йорк: Рэндом Хаус.
  • Шермер, М.(2002). Почему люди верят в странные вещи: лженаука, суеверия и прочие заблуждения нашего времени. Нью-Йорк: Книги Совы.
  • Станович, К. (1997). Как правильно думать о психологии (4-е изд.). Нью-Йорк: HarperCollins.
  • Тверски А. и Канеман Д. (1974). Суждение в условиях неопределенности: эвристика и предубеждения. Наука, 185 , 1124-1131.
  • Wesp, R. & Montgomery, K. (1998). Развитие критического мышления через изучение паранормальных явлений. Преподавание психологии, 25 , 275-278.

Примеры псевдонауки в различных областях

Псевдонаука включает убеждения, теории или практики, которые считались или считаются научными, но не основаны на научных фактах. Это может означать, что они были опровергнуты с научной точки зрения, не могут быть протестированы с научной точки зрения или не имеют доказательств, подтверждающих их. Этот термин обычно имеет негативный оттенок. При использовании, кто-то намекает на эту тему, не основывается на научных открытиях и, следовательно, не соответствует действительности.

Популярная «наука», которую часто опровергают (или категорически высмеивают), — это астрология. Некоторые люди считают, что положение Земли вокруг других небесных тел влияет на наше повседневное поведение. Другие находят это смехотворным. Кто прав, а кто виноват? Давайте рассмотрим другие примеры лженауки.

Лженаука, связанная с космосом и астрономией

Из всех наук кажется, что результаты астрономии должны быть довольно окончательными. Это сложное исследование, в котором, несмотря на объем исследований, мы, вероятно, даже не коснулись поверхности.Давайте посмотрим на псевдонауки, которые утверждают, что имеют основу в астрономии:

  • Пугание Судного дня 2012 — Ожидается, что 2012 год принесет крупномасштабные катастрофы или даже конец света
  • Древние пришельцы — Предполагается, что инопланетяне посетили Землю в прошлое и повлияло на нашу цивилизацию
  • Обман посадки Аполлона на Луну — Утверждает, что первоначальная посадка на Луну была сфальсифицирована
  • Астрология — Считает, что на людей влияет положение небесных тел
  • Круги на полях — Считает, что узоры, таинственным образом появляющиеся на сельскохозяйственных угодьях, созданы инопланетяне
  • Лицо на Марсе — Утверждает, что горная порода на Марсе похожа на лицо и свидетельствует о существовании там жизни.

Лженаука, связанная с Землей

Если космическое пространство может быть заражено псевдонаучными верованиями, то и Земля тоже.Он круглый? Это плоский? Мы единственные жители? Совершали ли инопланетяне бесчисленные визиты без нашего ведома? Вот несколько связанных теорий:

  • Бермудский треугольник — область, где произошли необъяснимые события, такие как исчезновения кораблей и самолетов.
  • Криптозоология — поиск снежного человека (Йети), монстра Лох-Несс, Эль-Чупакабры и других. существа, которые, по мнению биологов, не существуют
  • Теория плоской Земли — утверждение, что, поскольку Земля выглядит и ощущается плоской, она должна быть плоской и иметь форму диска
  • Теория полой Земли — Вера в то, что Земля полая, по крайней мере, в некоторой степени, и он расширяется.
  • Мегалитика или 366 Геометрия. Благодаря вавилонянам, большинство из нас считает, что круг равен 360 градусам.Однако в некоторых областях, особенно в мегалитической Британии, считалось, что круг имеет 366 градусов, а некоторые до сих пор верят, что это так.
  • Мифические существа — Вера в существование фей, эльфов, пикси, гномов и других существ

Псевдонаука, связанная с паранормальными явлениями

Все любят хорошие истории о привидениях, верно? А что, если есть способ пообщаться с умершим членом семьи? Паранормальная активность в целом часто опровергается учеными.Давайте рассмотрим некоторые из конкретных практик, которые часто высмеиваются:

  • Ченнелинг — общение с духом через человека
  • Биолокация — метод поиска воды, металлов или драгоценных камней под землей с помощью так называемого гадания. rod
  • Явление электронного голоса (EVP) — используется охотниками за привидениями для записи сообщений от духов
  • Экстрасенсорное восприятие (ESP) — охватывает несколько методов получения информации, таких как ясновидение, телепатия и удаленное наблюдение. подвешивание в воздухе
  • Нумерология — вера в связь между определенными числами и людьми или событиями

Псевдонаука, связанная с психологией

В поисках личного развития и понимания людям предлагается множество советов по здоровому образу жизни и практики.Больше не нужно посещать психотерапевта или психолога.

Некоторые из перечисленных ниже практик используются законными и уважаемыми профессионалами, в то время как другие отвергаются как основанные на ложных предлогах. Давайте посмотрим:

  • Конверсионная терапия — Попытки изменить сексуальные предпочтения человека с гомосексуальных на гетеросексуальные
  • Гипноз — Метод глубокого расслабления, при котором субъект открыт для предложений
  • Первичная терапия — Убеждение, которое испытывается до и во время рождения влияют на то, как развивается наша жизнь
  • Полиграф — Тест на детекторе лжи, используемый для определения того, лжет ли объект, путем измерения изменений в некоторых жизненно важных функциях
  • Психоанализ — Разработан Зигмундом Фрейдом, психиатрической клиникой, направленной на то, чтобы помочь людям преодолеть давние жизненные трудности
  • Подсознательная реклама — получение данных через зрение или слух, не зная об их получении.

Другие примеры псевдонауки

Наука проникает во все сферы нашей жизни.Таким образом, лженаука тоже имеет тенденцию распространяться повсюду. Давайте посмотрим на несколько разных примеров псевдонауки.

  • Язык тела — Вера в то, что два человека посылают друг другу сигналы в зависимости от положения своего тела
  • Дианетика — Разработана Л. Роном Хаббардом, система, которая, как считается, излечивает все психические расстройства за счет взаимодействия между разумом и телом.
  • Фен-шуй — изменение пространственной ориентации по отношению к потоку энергии в комнате
  • Анализ почерка — уверенность в том, что личность человека можно увидеть через его почерк
  • Что для вас реально?

    Трудно убедить кого-то, кто видел, как истины раскрываются, скажем, в астрологии, что их система убеждений основана на чуши.Это не только сложно, но и несправедливо. В мире, полном психологических практик (некоторые из них настоящие, некоторые псевдо), почему бы не позволить всем попытаться прожить свою лучшую жизнь?

    Тем временем, если вы начнете разрабатывать какие-либо новые теории или практики, возможно, вам следует провести их с помощью научного эксперимента. Вы можете узнать больше о том, как проверить гипотезу и просмотреть примеры сценариев, в разделе «Примеры проверки гипотез».

Понимание науки — методы исследования в психологии — 2-е канадское издание

  1. Определите науку.
  2. Опишите три фундаментальных особенности науки.
  3. Объясните, почему психология — это наука.
  4. Дайте определение псевдонауке и приведите несколько примеров.

Некоторые люди удивляются, узнав, что психология — это наука. Они в целом согласны с тем, что астрономия, биология и химия — это науки, но задаются вопросом, что общего у психологии с этими другими областями. Однако прежде чем ответить на этот вопрос, стоит задуматься о том, что общего между астрономией, биологией и химией имеют и .Это явно не их предмет. Астрономы изучают небесные тела, биологи изучают живые организмы, а химики изучают материю и ее свойства. Это также не оборудование и не техники, которые они используют. Мало кто из биологов знает, что делать, например, с радиотелескопом, а немногие химики знают, как отслеживать популяцию лосей в дикой природе. По этим и другим причинам философы и ученые, которые глубоко задумались над этим вопросом, пришли к выводу, что все науки объединяет общий подход к пониманию мира природы.Психология — это наука, потому что она использует тот же общий подход к пониманию одного аспекта природного мира: человеческого поведения.

Общенаучный подход имеет три фундаментальных особенности (Станович, 2010). Первый — систематический эмпиризм. Эмпиризм относится к обучению, основанному на наблюдениях, и ученые изучают мир природы систематически, тщательно планируя, производя, записывая и анализируя наблюдения за ним. Как мы увидим, логические рассуждения и даже творчество также играют важную роль в науке, но ученые уникальны тем, что они настаивают на проверке своих представлений о том, как устроен мир, в сравнении с их систематическими наблюдениями.Обратите внимание, например, на то, что Мел и его коллеги не доверяли стереотипам других людей или даже своим собственным неформальным наблюдениям. Вместо этого они систематически записывали, подсчитывали и сравнивали количество слов, произнесенных большой выборкой мужчин и женщин. Более того, когда их систематические наблюдения оказывались в противоречии со стереотипами людей, они доверяли своим систематическим наблюдениям.

Вторая особенность научного подхода, прямо вытекающая из первого, состоит в том, что он занимается эмпирическими вопросами.Это вопросы о том, каков мир на самом деле, и поэтому на них можно ответить, систематически наблюдая за ним. Таким образом, вопрос о том, говорят ли женщины больше мужчин, является эмпирическим. Либо женщины действительно говорят больше мужчин, либо нет, и это можно определить, систематически наблюдая, сколько на самом деле говорят женщины и мужчины. Сказав это, есть много интересных и важных вопросов, которые не поддаются эмпирической проверке, и на которые наука не в состоянии ответить. Среди них есть вопросы о ценностях — хорошие или плохие вещи, справедливые или несправедливые, красивые или уродливые, и каким должен быть мир , .Таким образом, хотя вопрос о том, является ли стереотип точным или неточным, является эмпирически проверяемым вопросом, на который наука может ответить, вопрос — или, скорее, оценочное суждение — о том, неправильно ли людям придерживаться неточных стереотипов, — нет. Точно так же вопрос о том, имеет ли преступное поведение генетическую основу, является эмпирическим вопросом, а вопрос о том, какие действия следует считать незаконными, — нет. Исследователям в области психологии особенно важно помнить об этом различии.

Третья особенность науки состоит в том, что она создает общественное знание. Задав свои эмпирические вопросы, проведя систематические наблюдения и сделав выводы, ученые публикуют свои работы. Обычно это означает написание статьи для публикации в профессиональном журнале, в которой они помещают свой исследовательский вопрос в контекст предыдущего исследования, подробно описывают методы, которые они использовали для ответа на свой вопрос, и четко представляют свои результаты и выводы. Все чаще ученые предпочитают публиковать свои работы в журналах с открытым доступом, статьи в которых доступны всем — как ученым, так и не ученым.Этот важный выбор позволяет исследованиям, финансируемым государством, создавать действительно общедоступные знания.

Публикация — важная черта науки по двум причинам. Во-первых, наука — это социальный процесс — крупномасштабное сотрудничество многих исследователей, распределенных как во времени, так и в пространстве. Наши текущие научные знания по большинству тем основаны на множестве различных исследований, проведенных многими разными исследователями, которые публично делились своей работой на протяжении многих лет. Во-вторых, публикации позволяют науке самокорректироваться.Отдельные ученые понимают, что, несмотря на все усилия, их методы могут быть ошибочными, а их выводы — неверными. Публикация позволяет другим членам научного сообщества обнаруживать и исправлять эти ошибки, так что со временем научные знания все больше отражают то, каков мир на самом деле.

Хорошим примером самокорректирующейся природы науки является «Проект репликации множества лабораторий» — масштабная и скоординированная попытка выдающихся ученых-психологов со всего мира попытаться воспроизвести результаты 13 классических и современных исследований (Klein et al., 2013). Одним из результатов, выбранных этими исследователями для воспроизведения, был поразительный эффект, о котором впервые сообщили Симона Шналл и ее коллеги из Плимутского университета: мытье рук заставляет людей замечать моральные проступки — от хранения денег в найденном кошельке до использования котенок из-за сексуального возбуждения — менее дурно (Schnall, Benton, & Harvey, 2008). Если достоверно, этот эффект может помочь объяснить, почему во многих религиозных традициях физическая чистота ассоциируется с нравственной чистотой.Однако, несмотря на использование одних и тех же материалов и почти идентичные процедуры с гораздо большей выборкой, исследователи из «Many Labs» не смогли воспроизвести исходное открытие (Johnson, Cheung, & Donnellan, 2013), предполагая, что исходное открытие могло быть связано с относительно небольшой размер выборки (что может привести к ненадежным результатам), использованный в первоначальном исследовании. Для ясности: на данном этапе мы все еще не можем окончательно сделать вывод о том, что эффекта мытья рук не существует; однако усилия, приложенные для проверки его надежности, безусловно, демонстрируют совместный и осторожный характер научного прогресса.

Лженаука относится к действиям и убеждениям, которые их сторонники считают научными и которые на первый взгляд могут показаться научными, но таковыми не являются. Рассмотрим теорию биоритмов (не путать с циклами сна или другими биологическими циклами, имеющими научную основу). Идея состоит в том, что физические, интеллектуальные и эмоциональные способности людей цикличны, начинаются с момента их рождения и продолжаются до самой смерти. Предположительно, физический цикл имеет период 23 дня, интеллектуальный цикл — период 33 дня, а эмоциональный цикл — период 28 дней.Так, например, если у вас есть возможность запланировать экзамен, вы захотите запланировать его на время, когда ваш интеллектуальный цикл будет на пике. Теория биоритмов существует уже более 100 лет, и вы можете найти множество популярных книг и веб-сайтов о биоритмах, часто содержащих впечатляющие и научно звучащие термины, такие как синусоидальная волна и биоэлектричество . Однако проблема с биоритмами состоит в том, что просто нет веских оснований полагать, что они существуют (Hines, 1998).

Набор убеждений или действий можно назвать псевдонаучным, если (а) его приверженцы заявляют или подразумевают, что он является научным, но (б) ему не хватает одной или нескольких из трех характеристик науки. Например, ему может не хватать систематического эмпиризма. Либо нет соответствующих научных исследований, либо, как в случае с биоритмами, есть соответствующие научные исследования, но они игнорируются. Также может не хватать публичной информации. Люди, пропагандирующие убеждения или действия, могут утверждать, что проводили научное исследование, но никогда не публикуют его таким образом, чтобы это позволяло другим оценить его.

Набор убеждений и действий также может быть псевдонаучным, поскольку он не решает эмпирических вопросов. Этой идеей особенно интересовался философ Карл Поппер (Popper, 2002). Он более конкретно утверждал, что любое научное утверждение должно быть выражено таким образом, чтобы были наблюдения, которые — если бы они были сделаны — считались бы доказательством против этого утверждения. Другими словами, научные утверждения должны быть опровергнуты. Утверждение о том, что женщины говорят больше, чем мужчины, опровергнуто, поскольку систематические наблюдения могут выявить либо то, что они говорят больше мужчин, либо нет.В качестве примера неопровержимого утверждения рассмотрим, что многие люди, верящие в экстрасенсорное восприятие (ESP) и другие экстрасенсорные способности, утверждают, что такие способности могут исчезнуть, если за ними слишком внимательно наблюдать. Это делает так, что никакое возможное наблюдение не будет считаться доказательством против ESP. Если бы тщательный тест самопровозглашенной экстрасенсы показал, что она предсказывала будущее на более чем случайном уровне, это соответствовало бы утверждению о том, что она обладала экстрасенсорными способностями. Но если она не смогла предсказать будущее на более чем случайном уровне, это также будет соответствовать заявлению, потому что ее способности могут исчезнуть, если за ними слишком внимательно наблюдать.

Почему мы должны заниматься лженаукой? Причин как минимум три. Во-первых, изучение псевдонауки помогает более четко сфокусировать фундаментальные особенности науки и их важность. Во-вторых, биоритмы, экстрасенсорные способности, астрология и многие другие псевдонаучные верования широко распространены и продвигаются в Интернете, на телевидении, в книгах и журналах. Отнюдь не безобидная пропаганда этих убеждений часто приводит к большим личным потерям, поскольку, например, верующие в псевдонауку выбирают «лечение», такое как гомеопатия, для серьезных заболеваний вместо лечения, подтвержденного эмпирическим путем.Изучение того, что делает их псевдонаучными, может помочь нам выявить и оценить такие убеждения и практики, когда мы с ними сталкиваемся. Третья причина заключается в том, что многие псевдонауки стремятся объяснить некоторые аспекты человеческого поведения и психических процессов, включая биоритмы, астрологию, графологию (анализ почерка) и магнитотерапию для контроля боли. Студентам, изучающим психологию, важно четко отличать свою отрасль от этой «псевдопсихологии».

Отличным источником информации о псевдонауке является Словарь скептиков .Среди псевдонаучных верований и практик, о которых вы можете узнать, можно выделить следующие:

  • Криптозоология: изучение «скрытых» существ, таких как снежный человек, лох-несское чудовище и чупакабра.
  • Псевдонаучная психотерапия: регресс в прошлые жизни, терапия повторными родами и терапия биокремом, среди прочего.
  • Гомеопатия: лечение заболеваний с использованием натуральных веществ, которые иногда были разбавлены до такой степени, что их больше нет.
  • Пирамидология: Странные теории о происхождении и функциях египетских пирамид (например, что они были построены инопланетянами) и идея о том, что пирамиды в целом обладают целительными и другими особыми способностями.

Еще один отличный интернет-ресурс — Neurobonkers , который регулярно публикует статьи, в которых исследуются заявления, относящиеся конкретно к психологической науке.

  • Наука — это общий способ понимания мира природы.Его три фундаментальных особенности — это систематический эмпиризм, эмпирические вопросы и общественное знание.
  • Психология — это наука, потому что она использует научный подход к пониманию человеческого поведения.
  • Лженаука относится к убеждениям и деятельности, которые считаются научными, но лишены одной или нескольких из трех характеристик науки. Важно отличать научный подход к пониманию человеческого поведения от множества псевдонаучных подходов.
  1. Обсуждение: Иногда люди предполагают, что психология не может быть наукой, потому что либо (а) человеческое поведение нельзя предсказать с идеальной точностью, либо (б) большая часть его предмета (д.g., мысли и чувства) нельзя наблюдать напрямую. Вы согласны или не согласны с каждой из этих идей? Почему?
  2. Практика: перечислите три эмпирических вопроса о человеческом поведении. Перечислите три неэмпирических вопроса о человеческом поведении.
  3. Обсуждение: рассмотрим следующее психологическое утверждение. «На выбор супруга сильно влияет их восприятие собственных родителей. Некоторые выбирают супруга, который чем-то похож на одного из их родителей. Другие выбирают супруга, отличного от одного из их родителей.«Можно ли опровергнуть это утверждение? Почему или почему нет?
  4. Посмотрите следующее видео от PHD Comics, чтобы узнать о публикации в открытом доступе и о том, почему это важно:

Читаете в печати? Отсканируйте этот QR-код, чтобы просмотреть видео на своем мобильном устройстве. Или перейдите на https://youtu.be/L5rVh2KGBCY

Авторство видео

Псевдонаука в популярной психологии — IResearchNet

Псевдонаука — это просто ложная наука. То есть все, что внешне напоминает науку, но не является наукой, является псевдонаукой.Разница между ними заключается в степени, а не в характере, без единой четкой границы, разграничивающей существенное различие. Хотя границы нечеткие, однако различие очень важно, особенно в области психологии. Как относительно молодая наука, которая, в отличие от физики или химии, еще не перечислила набор фиксированных принципов, которые действуют почти повсеместно, психология — это дисциплина, в которой различие между реальной и ложной наукой часто неясно, особенно для людей, не относящихся к этой области.

Одно из основных различий между наукой и псевдонаукой заключается в концепции ошибочности. Центральная черта (возможно, определяющая характеристика) науки — восприимчивость наших гипотез к опровержению. Другими словами, чтобы идея считалась научной, необходимо иметь возможность представить доказательства, которые могли бы доказать ее ошибочность. Идея, ложность которой невозможно доказать, не является научной. Он может быть метафизическим, религиозным или философским, но наука занимается эмпирической проверкой гипотез, а проверка идеи, ложность которой невозможно доказать, — просто пустая трата времени.

Например, идея о том, что простуда вызывается микроскопическими организмами, легко опровергается (по крайней мере, с момента изобретения хороших надежных микроскопов). Все, что необходимо для доказательства этого, — это исследовать слизь как у больных, так и у здоровых людей. Если нет различий в количестве и виде микроорганизмов, обнаруженных в секретах двух групп, гипотеза была ошибочной. Это вызывает несколько вопросов. А как насчет идеи, что болезнь вызывается озорными невидимыми демонами, не имеющими физической сущности? Какие доказательства могут доказать, что это неверно? Что ж, ученые могут возразить, что демонов не существует, потому что они их не видят, но ответ довольно очевиден: «Конечно, вы их не видите, они невидимы.«В конце концов, вера в них сведется к вере, а не к научным физическим свидетельствам. Гипотеза демонов несостоятельна, потому что нет способа продемонстрировать их существование, но также и нет способа доказать их несуществование, и поэтому она ненаучна. Эта гипотеза удивительно похожа на аргументы из реальной жизни, выдвинутые продавцами кассет самопомощи по подсознательному восприятию. «Конечно, вы не можете услышать (или обнаружить с помощью чувствительного лабораторного оборудования) скрытые сообщения. Они слишком тихие, чтобы вы их слышали.Тогда возникает очевидный вопрос: как мы можем установить, что они вообще существуют? Если ответ — «нельзя», значит, мы имеем дело с псевдонаукой, а не с наукой.

Помимо отсутствия фальсификации, существует набор характеристик, которые обычно встречаются в псевдонауке, которые могут помочь вам идентифицировать ее (с благодарностью Bunge, 1984).

  • Обратное бремя доказательства — В науке бремя доказывания лежит на заявителе.

Если человек заявляет, что что-то правда, то он должен предоставить доказательства в поддержку этого утверждения.Без доказательств нельзя ожидать, что кто-либо поверит этому утверждению. В лженауке это бремя перекладывается на критика. Вместо того, чтобы предоставить убедительные доказательства того, что он действительно может общаться с мертвыми, медиум может потребовать доказательства того, что он не может. Это ставит научного критика в затруднительное положение, потому что научный метод не может доказать отрицательный результат.

Эта нелогичная идея хорошо иллюстрируется примером, который Джеймс Рэнди часто использовал, чтобы продемонстрировать абсурдность обратного бремени доказывания.Во-первых, предположим, что миллионы людей поверили, что раз в год, в разгар зимы, крупный мужчина в красном костюме пилотирует сани по всему миру, запряженные восемью карибу или северными оленями. Скептически настроенный читатель может сказать: «Но это же абсурд! Олень не умеет летать! » Ответ истинно верующего? «Докажите это!» Итак, скептик пытается доказать, что олени не умеют летать. Для этого потребуется поднять в воздух оленей либо на борт какого-нибудь самолета, либо на вершину высокого здания, например, Рокфеллер-центра в Нью-Йорке.На крыше первое животное подводят к краю и хорошо толкают. К сожалению, летать не удается. Сколько еще туш оленей нужно будет сложить на катке внизу, прежде чем точка будет признана доказанной? К сожалению, все, что было продемонстрировано, — это то, что эти олени не могли летать или предпочли не летать по неизвестным причинам, или были в депрессии и склонны к самоубийству и приветствовали возможность положить конец всему этому. Сторонникам Санты, чтобы доказать свою точку зрения, все, что им нужно было сделать, — это предъявить для всеобщего ознакомления одного настоящего летающего оленя.

  • Чрезмерное доверие к свидетельствам и анекдотическим свидетельствам. В реальной науке используются контролируемые экспериментальные схемы, результаты которых воспроизводятся другими экспериментаторами, а не предвзятые отчеты о неконтролируемом личном опыте отдельных людей.

Прямо сейчас, например, в Калифорнии и Мексике есть клиники, которые заявляют, что могут предотвратить или вылечить рак с помощью регулярных кофейных клизм. Никакие контролируемые клинические испытания никогда даже не намекали на возможность того, что такое лечение может быть эффективным, и нет никаких веских оснований полагать, что это будет, но клиники с радостью предоставят доказательства, когда их об этом попросят.К сожалению, доказательства состоят из личных заявлений людей, которые считают, что лечение им помогло. Отсутствуют какие-либо медицинские доказательства того, что этим людям когда-либо был поставлен правильный медицинский диагноз рака или что они действительно были излечены от чего-либо. Использование отзывов в телевизионной рекламе часто доходят до абсурда. Например, в одной запоминающейся рекламе лекарства от головной боли были представлены рекомендации по лечению от актера мыльных опер, который представил свои полномочия таким образом: «Я не врач, но я играю его по телевизору.«Неуместно путать этот подход с научными данными.

  • Акцент на подтверждении, а не на опровержении. Планирование экспериментов и статистический анализ в психологии строятся на том, чтобы задать вопрос: «Если я ошибаюсь, мог ли я все равно получить эти данные?» Если другие правдоподобные альтернативные объяснения наших результатов могут быть исключены, только тогда может быть принята гипотеза.

С другой стороны, истинным признаком псевдоученого является умышленное игнорирование свидетельств, которые не подтверждают гипотезу, при этом цепляясь за любые свидетельства, которые, кажется, подтверждают ее.Психологи-исследователи иногда игнорировали полную неспособность известных экстрасенсов произвести заявленные ими эффекты (возлагая вину за неудачу на другие факторы), подчеркивая при этом показания свидетелей эффектов в менее контролируемых условиях.

  • Чрезмерное использование специальных гипотез, чтобы избежать опровержения. Специальная гипотеза — это просто гипотеза, которую изобретают на месте, а не гипотеза, которая уже была частью теории.

Говоря об экстрасенсах, список оправданий для объяснения их неудач (гипотеза о том, что их силы не существуют, редко рассматривается) почти бесконечен — вот некоторые из наиболее популярных из них: «Присутствующие скептически настроенные люди являются посылать отрицательные вибрации, которые мешают силам, дарам, духам и т. д.«По какой-то причине очень пристальное наблюдение со стороны людей, которые могут заметить обман, имеет тенденцию отключать психические силы; «Конечно, на этот раз он обманул, силы не работали должным образом, и он не хотел вас разочаровывать. Но обычно он не обманывает, и его способности реальны »; «Он ошибся больше, чем мы могли ожидать случайно, это означает, что здесь действует отрицательный пси, который так же впечатляет, как и положительный».

  • Отсутствие самокоррекции — Кажется, что никакие доказательства не опровергают теорию.Истинная наука со временем самокорректируется. Теории, которые оказываются неправдой, обычно отбрасываются в пользу теорий, которые лучше подтверждаются доказательствами.

В медицине, например, накопление данных о действиях микроорганизмов в конечном итоге привело к исчезновению гуморальной теории болезни (например, это заболевание вызывается избытком крови или желчи) в пользу теории микробов. болезни. В психологии, например, некоторые психоаналитики продолжают рассматривать аутизм как реакцию на плохое воспитание в раннем детстве, несмотря на убедительные доказательства того, что это расстройство имеет физиологическую основу и генетический компонент.

  • Использование обскурантского языка — это просто относится к тенденции псевдоученых использовать туманный, научно звучащий язык, который не обязательно имеет какой-либо смысл, чтобы казаться строгим и сложным.
  1. ДИАНЕТИКА Рона Хаббарда (1950) наполнена классическими примерами. Вот фаворит:

Наблюдаемый и проверенный научный факт заключается в том, что организм в присутствии физической боли позволяет анализатору выйти из строя, так что личная осведомленность как единый организм имеет ограниченное количество или вообще не имеет количества.

Можно прочитать и перечитать тот раздел книги, в котором он появился, и все еще не понять, что это значит.

  • Отсутствие связи с другими дисциплинами — В псевдонауке нет ничего необычного в том, что утверждение требует, чтобы большая область человеческих знаний была ошибочной, чтобы утверждение было истинным.

Ури Геллер, израильский ясновидящий, известный в 1970-х годах, утверждал, что он может гнуть металлические предметы, используя только силу своего разума. Это может быть правдой только в том случае, если современная физика, химия, психофизиология и металлургия попросту ошибаются в том, как устроен мир, и все же книги, посвященные его «дарам», остаются в печати и продолжают писать.

Как психологи, мы должны быть очень обеспокоены наплывом псевдонауки в нашу сферу деятельности, особенно в клинической сфере. Между психологами и клиницистами образовалась пропасть: ряд методов лечения широко пропагандируется, несмотря на отсутствие эмпирической поддержки, а иногда даже несмотря на то, что они не имеют особого смысла.

Артикул:

  1. Бунге М. «Что такое лженаука?» Skeptical Inquirer, 9 (1984): 36–46;
  2. Лилиенфельд, С.О. «Лженаука в современной клинической психологии: что это такое и что мы можем с этим сделать». Клинический психолог, 51 (4) (1998): 3–9.

Наука и псевдонаука в клинической психологии — 2-е издание

Содержание

1. Наука и псевдонаука в клинической психологии: первые мысли, размышления и соображения, Скотт О. Лилиенфельд, Стивен Джей Линн и Джеффри М. Лор
I. Споры в оценке и диагностике
2. Понимание того, почему некоторые клиницисты используют псевдонаучные методы : Результаты исследований клинических суждений, Howard N.Гарб и Патрисия А. Бойл
3. Спорные и сомнительные методы оценки, Джон Хансли, Кэтрин М. Ли, Джеймс М. Вуд и Уитни Тейлор
4. Наука и лженаука свидетельских показаний экспертов, Джозеф Т. Макканн, Стивен Джей Линн , Скотт О. Лилиенфельд, Келли Л. Шиндлер и Тэмми Р. Хаммонд
5. Диссоциативное расстройство идентичности: современная научная перспектива, Скотт О. Лилиенфельд и Стивен Джей Линн
II. Общие противоречия в психологическом лечении
6.Наука психотерапии: разработка, тестирование и продвижение методов лечения, основанных на доказательствах, Брэндон А. Гаудиано, Кристи Л. Далримпл, Лорен М. Вайнсток и Джеффри М. Лор
7. Нью-эйдж и связанные с ним новые неподдерживаемые методы лечения в практике психического здоровья , Моника Пиньотти и Брюс А. Тьер
8. Воспоминание о вещах прошлого: проблемные методы восстановления памяти в психотерапии, Стивен Джей Линн, Элиза Краков, Элизабет Ф. Лофтус, Тимоти Г. Локк и Скотт О. Лилиенфельд
9.Терапия самопомощи: последние достижения в науке и бизнесе психологической помощи, Джеральд М. Розен, Рассел Э. Глазго, Тимоти Э. Мур и Мануэль Баррера-младший
III. Противоречия в лечении расстройств у взрослых
10. Научные и не научно обоснованные методы лечения стрессовых расстройств, связанных с травмами, Джеффри М. Лор, Ричард Гист, Бретт Дикон, Грант Дж. Девилли и Трейси Варкер
11. Спорные методы лечения для расстройств, связанных с употреблением алкоголя, Джеймс МакКиллоп и Джошуа Грей
12.Лечение травами и антидепрессанты: аналогичные данные, разные выводы, Харальд Валах и Ирвинг Кирш
IV. Противоречия в лечении расстройств у детей и подростков
13. Эмпирически поддерживаемые, многообещающие и неподдерживаемые методы лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности, Дэниел А. Вашбуш и Джеймс Г. Ваксмонски
14. Статус лечения расстройств аутистического спектра: The Слабая связь науки и вмешательств, Раймонд Г. Романчик, Лаура Б.Тернер, Мелина Севлевер и Дженнифер М. Гиллис
15. Терапия привязанности, Жан Мерсер
16. Антисоциальное поведение детей и подростков: вредные методы лечения, эффективные вмешательства и новые стратегии, Энтони Петрозино, Памела МакДугалл, Меган Э. Холлис-Пил , Тревор А. Фрониус и Сара Гукенберг
Заключения и будущие направления
17. Наука и псевдонаука в клинической психологии: заключительные мысли и конструктивные средства правовой защиты, Скотт О. Лилиенфельд, Стивен Джей Линн и Джеффри М.Lohr

Психология — это «настоящая» наука? Это действительно важно?

Блогер из журнала Scientific American Мелани Танненбаум обеспокоена утверждениями о том, что психология не является наукой, и я могу понять, откуда она взялась. В данном случае стимулом была статья Алекса Березова, микробиолога, который в короткой и провокационной статье в LA Times доказывал, что психология — не настоящая наука. Думаю, он прав. Я тоже думаю, что он упускает из виду главное.

Определение науки Березовым неплохое, но оно также неполное и слишком узкое.Критика недостаточной строгости психологии не нова; Люди годами спорят о бессмысленных спекуляциях в таких областях, как эволюционная психология и об ограничениях фМРТ-сканирований. Проблема только усугубляется большим количеством чудаковатых научно-популярных книг, претендующих на использование эволюционной и других видов «психологии» для объяснения человеческого поведения. Также имидж отрасли не подкрепляется громкими спорами и небрежными исследованиями, которые невозможно воспроизвести. Но убивать сообщение из-за отсутствия подходящего мессенджера вряд ли справедливо.Такая же критика была высказана и в отношении других социальных наук, включая экономику и социологию, и все же дебаты в экономической науке не кажутся такими злобными, как в психологии. В основе аргументации Березова лежит недостаток количественной оценки психологии и недостаток точной терминологии. Он указывает на исследования в таких областях, как счастье, где определения не являются ни жесткими, ни объективными, а данные не поддаются количественной оценке.

Исследование счастья — отличный пример того, почему психология — это не наука.Как именно следует определять «счастье»? Значение этого слова различается от человека к человеку и особенно от культур к культуре. То, что делает счастливыми американцев, не обязательно делает счастливыми китайцев. Как измерить счастье? Психологи не умеют пользоваться линейкой или микроскопом, поэтому придумывают произвольную шкалу. Сегодня лично я чувствую себя примерно на 3,7 балла из 5. Как насчет вас?

Это абсолютно верно. Но знаете, какие еще области страдают от отсутствия точных определений? Мои собственные области, химия и открытие лекарств.Например, в нашей области ведутся давние дебаты о том, как определить «лекарственную молекулу», то есть химическое соединение, которое, скорее всего, будет действовать как лекарство. Количество определений термина «подобный наркотику», появившееся с годами, достаточно, чтобы заполнить телефонную книгу. Дискуссия, вероятно, будет продолжаться еще долго. И все же никто не станет отрицать, что работа над лекарственными соединениями — это наука; Дело в том, что химики постоянно используют инструкции по созданию молекул, подобных лекарствам, и они работают.В самом деле, зачем говорить о соединениях, подобных лекарствам, если вся химия иногда рассматривается физиками как недостаточно научная и строгая? В химии существует несколько концепций — ароматичность, гидрофобные эффекты, поляризуемость, химическое разнообразие — которые поддаются множеству определений и не поддаются строгой количественной оценке. Однако никто (кроме, возможно, некоторых физиков) не отрицает, что химия — это наука. Обвинение в том, что «более мягкие» поля менее строгие и научные, чем ваше собственное, достаточно распространено, чтобы быть отраженным в этом мультфильме xkcd, но это скорее обвинение, чем, ну, поддающаяся количественной оценке истина.

Сегодня химические определения все еще более точны и поддаются количественной оценке, чем определения счастья или удовлетворения. Но дело в том, что не все измеримое должно быть измеримо с точностью до шестого десятичного знака, чтобы называть себя научным. Важно то, сможем ли мы придумать последовательные и хотя бы частично поддающиеся количественной оценке определения, которые достаточно полезны, чтобы делать проверяемые прогнозы. Психологические исследования полезны не тогда, когда они поддаются количественной оценке, а когда они говорят о человеческой природе что-то универсальное и показательное.Несколько дней назад я смотрел новый фильм о жизни психолога и политического мыслителя Ханны Арендт и размышлял над «банальностью зла», которую Арендт прославила. Банальность зла не поддается точному количественному измерению, как угловой момент фигуриста, но мало кто станет отрицать, что Арендт внесла чрезвычайно ценный вклад в общественные науки. Этот вклад сработал, потому что он был проверяемым и повторяемым (например, в экспериментах в стиле Милгрэма) и истинным, а не потому, что вы могли точно измерить его с помощью аппарата фМРТ.Или рассмотрите основополагающую работу Дэниела Канемана в области поведенческой экономики, которая привела к реальному пониманию процессов принятия решений и предубеждений; мало кто назвал бы то, что он делал, ненаучным.

Фактически можно утверждать, что социологи вступают на опасную почву, когда начинают пытаться сделать свою дисциплину слишком точной; распространение математических моделей финансов, приведшее к катастрофе на Уолл-стрит, является хорошим свидетельством того, что происходит, когда финансисты начинают тосковать по строгости физики.По словам Эмануэля Дермана, физика элементарных частиц, ставшего разработчиком финансовых моделей, «физики пытаются открыть 3 закона, которые объяснят 99% Вселенной; разработчики финансовых моделей должны довольствоваться обнаружением 99 законов, объясняющих 3% Вселенной». Так финансы — это наука? Дело в том, что мы все еще слишком мало знаем о биологии и социальных системах, чтобы достичь такого рода количественного прогноза, который делают такие науки, как физика (с другой стороны, физика — в зависимости от того, с каким физиком вы разговариваете — не имеет с возникающими явлениями на рутинной основе).Но это не значит, что все, что мы говорим о человеческой природе, совершенно не поддается количественной оценке и бесполезно.

Одним из ценных вкладов Березова является указание критериев, которым должна удовлетворять область исследования, чтобы называть себя наукой. Я думаю, что эти критерии неполны и слишком жестки, но я думаю, что они дают психологию полезный инструмент для изучения ее собственных пробелов и целей.

Почему мы можем однозначно сказать это (психология — это не наука)? Потому что психология часто не отвечает пяти основным требованиям, чтобы область считалась строго научной: четко определенная терминология, количественная оценка, строго контролируемые экспериментальные условия, воспроизводимость и, наконец, предсказуемость и проверяемость.

Я уже говорил о первых двух критериях и указал, что отсутствие четкой терминологии и количественной оценки не означает, что поле автоматически попадает в корзину псевдонауки. Третий критерий на самом деле интересен и важен, и не совсем понятно, как его обойти. Поскольку люди — не электроны, действительно очень сложно проводить с ними эксперимент и каждый раз получать одни и те же результаты. Но именно поэтому психология в значительной степени полагается на статистику, чтобы точно определить, вызвана ли вариативность результатов случайностью или же они отражают реальную разницу между выборками.По общему признанию, это ограничение, которое всегда будет у психологии, но, опять же, это не значит, что оно будет препятствовать тому, чтобы она когда-либо была полезной. Это потому, что, как точно отмечает Мелани, в наши дни даже такие области, как физика элементарных частиц, в значительной степени полагаются на статистику. Бозон Хиггса никто не наблюдал напрямую, его можно было увидеть только с помощью сложных статистически значимых тестов. И все же физика элементарных частиц всегда считалась «чистейшей» наукой даже другими физиками. Или рассмотрим нелинейную динамику, где зависимость от начальных условий настолько велика, что системы, такие как погода и биологические популяции, через некоторое время становятся полностью хаотическими.И все же вы можете применять статистику к этим системам, делать более или менее надежные прогнозы и называть это наукой. Это подводит нас к двум последним пунктам Березова. Проверяемость и предсказание действительно являются двумя краеугольными камнями науки. Я уже указывал, что тестируемость часто бывает достаточно точной, чтобы быть полезной. Что касается прогноза, во-первых, он может находиться в пределах диапазона применимости. В моей собственной области мы обычно прогнозируем активность или отсутствие таковой у новых молекул лекарств. Иногда наши прогнозы сбываются на 90%, иногда — на 40%.Даже когда они успешны на 40%, мы можем извлечь из них полезные данные, хотя также ясно, что им еще предстоит пройти определенный путь, прежде чем их можно будет использовать на полностью количественной основе. И все это по-прежнему наука.

Но что еще более важно, предсказание на самом деле не так важно для науки, как думает Березов. Физик Дэвид Дойч заметил, что, наблюдая за тем, как фокусник выполняет фокус десять раз, вы сможете предсказать, что он будет делать дальше, но это вовсе не означает, что вы на самом деле поняли , что делает маг.Вопреки распространенному мнению, в науке понимание не менее или более важно, чем предсказание. Психологические исследования определенно дали некоторое понимание того, как люди ведут себя в определенных обстоятельствах. Это помогло нам понять такие вопросы, как: почему умные люди верят в странные вещи? Почему при определенных обстоятельствах (банальность зла) порядочные люди превращаются в монстров? На чем основан эффект наблюдателя, когда чуткие люди не выступают, чтобы остановить преступление? Психология предоставила интригующие подсказки и объяснения во всех этих областях, даже если эти объяснения нельзя воспроизвести и измерить на сто процентов.Это наука? Ну, это не такая наука, как физика, но почему физика должна быть мерилом для измерения «научности» различных областей?

В то же время я согласен с Березовым в том, что наука не может быть переопределена до такой степени, что она больше не подчиняется освященным веками критериям, таким как проверяемость и воспроизводимость; если вы постепенно начнете ослаблять базовые требования, такие как проверка гипотез и наблюдение, вы быстро скатитесь по скользкой дорожке, на дне которой лежат такие существа, как креационизм, пилтдаунский человек и астрология.Но так было и с зачатками современной науки, когда доминировал сбор данных, объяснений было мало, и никто не понимал, что означает проверка гипотез. И все же мы называем то, что делал Линней, наукой, а то, что делал Браге, мы называем наукой. Для громкого крика, даже некоторая работа, проделанная алхимиками, классифицируется как наука; в конце концов, они действительно усовершенствовали такие процессы, как дистилляция и сублимация.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts