Психология катарсис: Катарсис — Психологос

Содержание

Катарсис - Психологос

Катарсис (от греч. katharsis - очищение) - процесс острого или длящегося негативного переживания, в своей верхней точке превращающийся в позитивное переживание. Кипение переживаний, превращающее темные, трудные и больные переживания в переживания чистые, светлые и благородные.

Традиционное понятие "катарсис" разработано в древнегреческой философии искусства. В древнегреческом языке слово katharsis чаще всего означало «очищение», в особенности от чувства вины. Однако наиболее известное его употребление в период античности встречается в загадочном определении Аристотелем трагедии как действия (drama), «совершающего путем сострадания и страха очищение (катарсис) подобных чувств». В дальнейшем катарсис получил распространение в психологической науке (Фрейд З., Выготский Л.С. и др.). Термин «Катарсис» употребляется в эстетике и в психологии искусства применительно к реакции зрителя, а в психотерапии — в связи с высвобождением вытесненного аффекта или психической энергии.

Различают катарсис высокий и бытовой. Высокий катарсис может произойти, например, через восприятие произведений искусства, например под впечатлениием трагедии и сопереживанию их высокой и трагической жизни. Бытовой катарсис - проще: человек пострадал, проплакался, и если после этого злость ушла и возникло желание простить, также говорят о бытовом катарсисе.

В психоаналитической литературе термин "катарсис" впервые появляется в «Исследованиях истерии» (Studien uber Hysterie, 1895) Йозефа Брейера и Зигмунда Фрейда, хотя и использование термина, и сам метод были предложены Брейером. Он добивался устранения симптомов истерии, побуждая пациентов в состоянии гипноза оживлять или вспомнить забытые события детства — часто, но не всегда травматические, — и связанные с ними чувства.

Фрейд предположил, что в таких случаях психическая или нервная энергия, которая привела бы к первичному аффекту, была отвлечена на формирование истерических симптомов и что воспоминания об этих событиях были вытеснены в бессознательное. Когда в гипнотическом состоянии в сознание вводится ранее вытесненное воспоминание и связанный с ним аффект, последний тем самым разряжается и симптом исчезает. Этот процесс аффективной разрядки получил еще одно название — «отреагирование». Фрейд считал катартический метод предшественником и сохраняющимся ядром психоанализа.

В современной психотерапии вне психоаналитической традиции словом катарсис в общем смысле обозначают терапевтическое высвобождение эмоций или снятие напряжения, включая и то, что могло сознаваться или быть связано с осознаваемыми переживаниями. В имплозивной терапии целенаправленно пытаются вызвать сильные эмоции, чтобы добиться катартического снятия напряжения. Катарсис — центральное понятие психодрамы и важный аспект большинства моделей сокращенной психотерапии и кризисного вмешательства. Иногда то же самое называется «выговариванием», «отыгрыванием» или «вентилированием». Важно помнить, что выбрасывание агрессии, пропагандируемое многими специалистами, является неэффективным методом и скорее вредной рекомендацией.

(PDF) The Psychotherapeutic Value of Tragic Catharsis

31

Ермолаева М.В., Лубовский Д.В. Психотерапевтическое значение катарсиса трагического

Ermolaeva M.V., Lubovsky D.V. The Psychotherapeutic Value of Tragic Catharsis

катарсиса. По Аристотелю, трагедия при помощи сострадания и стра-

ха производит очищение души [1]. В дальнейшем множественность

толкований понятия катарсиса оказалась, по сути, связанной с не-

определенностью понятия «очищение» у Аристотеля. При этом для

описания сущности катарсиса использовались разные категории:

очищение, преодоление трагизма, выход, прорыв, просвет, изжива-

ние трагизма, облегчение, освобождение, гармонизация, преобра-

зование, просветление [2; 4; 13; 14; 16; 18; 20]. Все авторы трактуют

аристотелево «очищение» в очень широком диапазоне. В этом много-

образии трактовок катарсиса условно выделим гедонистическое и эв-

демонистическое понимания этого феномена.

Гедонистическое объяснение трактует катарсис как очищение

души от страстей и сопряженных с ними страданий, как достижение

нравственного равновесия и покоя, освобождение от страха и состра-

дания. Эвдемонистическая трактовка катарсиса как самосовершен-

ствования, «движения души вверх» идет в русле эвдемонистического

понимания счастья как раскрытия себя и реализации своего потенци-

ала (Сократ, Аристотель). В этом понимании акцент сделан на акти-

визации нравственного чувства зрителя или читателя, пробуждение

в нем духовной активности: устремленности к свободе, мучительно-

го освобождения от хаотического, деструктивного, фанатического,

агрессивного, от абстрактного долженствования и неотъемлемой от

него безответственности [4; 7; 14; 20]. Очевидно, в этой трактовке фе-

номен катарсиса выступает как противоположность достижению рав-

новесия: катарсис трагического предстает как тяжелое переживание,

сопряженное с внутренними усилиями, во имя достижения высокой

и важной нравственной цели.

Труды Вяч. Иванова и А.Ф. Лосева показали, что в катарсисе при-

сутствует трансцендирование, момент выхода за пределы себя, слия-

ния с другим, с Абсолютом [13; 16]. Тогда катарсис — это не очище-

ние души от аффектов, а нахождение себя подлинного, усложнение

собственного внутреннего мира, второе рождение. При этом катарсис

не только дает новый опыт, но и переживается как кульминация в со-

лидарном сопереживании чувствам других, сопряженном с чувством

личной ответственности за них. Как нам видится, психологическая

сущность эвдемонистического понимания катарсиса трагического

состоит в принятии и переживании личной ответственности, веду-

щей к сознательному строительству самого себя. Катарсис побуж-

дает поступок как внутреннее действие духовного перерождения и

создает для него пространство. Речь идет именно о поступке, обла-

дающем свойством аксиологичности (ориентированности на ценно-

сти), ответственности, единственности и событийности, о поступке,

Искусство как катарсис Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

V. ИЗ НАСЛЕДИЯ ПРОШЛОГО

ВЫГОТСКИЙ Л.С.

ИСКУССТВО КАК КАТАРСИС98

Теория эмоций и фантазий. Принципы экономии сил. Теория эмоционального тона и вчувствования. Закон "двойного выражения эмоций " и закон "реальности эмоций ". Центральный и периферический разряд эмоций. Аффективное противоречие и начало антитезы.

Катарсис. Уничтожение содержания формой.

Психология искусства имеет дело с двумя или даже с тремя главами теоретической психологии. Всякая теория искусства находится в зависимости от той точки зрения, которая установлена в учении о восприятии, в учении о чувстве и в учении о воображении или фантазии. Обычно искусство и рассматривается в курсе психологии, в одной из этих трех глав или во всех трех главах вместе. Однако отношения между тремя этими проблемами совершенно не в одинаковой степени важны для психологии искусства. Совершенно очевидно, что психология восприятия играет несколько служебную и подчиненную роль по сравнению с двумя другими главами, потому что все теоретики уже отказались от того наивного сенсуализма, согласно которому искусство есть просто радость от красивых вещей. Уже давно эстетическая реакция, даже в ее простейшем виде, отличалась теоретиками от обычной реакции при восприятии приятного вкуса, запаха или цвета. Проблема восприятия есть одна из самых важных проблем психологии искусства, но она не есть центральная проблема, потому что сама она находится в

98 Печатается по: Выготский Л.С. Психология искусства. - М., 1965. - С.255-281.

зависимости от того решения, которое мы дадим другим вопросам, стоящим в самом центре нашей проблемы. В искусстве актом чувственного восприятия только начинается, но, конечно, не завершается реакция, и потому психологию искусства приходится начинать не с той главы, которая имеет дело обычно с элементарными эстетическими переживаниями, а с других двух проблем - чувства и воображения. Можно даже прямо сказать, что правильное понимание психологии искусства может быть создано только на пересечении этих двух проблем и что все решительно психологические системы, пытающиеся объяснить искусство, в сущности говоря, представляют собой комбинированное в том или ином виде учение о воображении и чувстве. Надо, однако, сказать, что нет в психологии глав более темных, чем эти две главы, и что именно они подвергались в последнее время наибольшей переработке и наибольшему пересмотру, хотя до сих пор, к сожалению, мы не имеем сколько-нибудь общепризнанной и законченной системы учения о чувстве и учения о фантазии. Еще хуже обстоит дело в объективной психологии, которая сравнительно легко развивает схему тех форм поведения, которые соответствовали волевым .процессам в прежней психологии и отчасти процессам интеллектуальным, но именно две эти области остаются для объективной психологии еще почти не разработанными. "Психология чувства, - говорит Титченер, - пока еще в широких размерах есть психология личного мнения и убеждения"99. Так же точно с "воображением". Как говорит проф. Зеньковский, "давно уже в психологии происходит скверный анекдот". Эта сфера остается чрезвычайно, мало изученной, как и область чувства, и самым проблематическим и загадочным остается для современной психологии связь и отношение эмоциональных фактов с областью фантазии. Этому отчасти способствует то, что чувства отличаются целым рядом особенностей, из которых как на первую правильно указывает Титченер -на смутность. Именно этим чувство отличается от ощущения: "Чувство не имеет свойства ясности. Удовольствие и неудовольствие могут быть интенсивными и продолжительными, но они никогда не бывают ясными. Это значит - если мы перейдем на язык популярной психологии, - что на чувстве невозможно сосредоточить внимания. Чем больше внимания обращаем мы на ощущение, тем оно становится яснее и тем лучше и отчетливее мы его помним. Но мы совершенно не можем сосредоточить

99 Э.Б.Титченер. Учебник психологии, ч. I. - М., "Мир", 1914. - С.190. - Здесь и далее библ. описания приведены по оригиналу. - Прим. ред.

внимания на чувстве; если мы пытаемся это сделать, то удовольствие или неудовольствие тотчас же исчезает и скрывается от нас, и мы застаем себя за наблюдением какого-нибудь безразличного ощущения или образа, которого мы совсем не хотели наблюдать. Если мы желаем получить удовольствие от концерта или от картины, мы должны внимательно воспринимать то, что мы слышим или видим; но как только мы попытаемся обратить внимание на самое удовольствие, это последнее исчезает"100.

Таким образом, с одной стороны, для эмпирической психологии чувство находилось вне области сознания, потому что все то, что не могло быть фиксировано в фокусе внимания, отодвигалось для эмпирической психологии на окраины нашего поля сознания. Однако целый ряд психологов указывает на другую, как раз противоположную черту чувства, именно на то, что чувство всегда сознательно и что бессознательное чувство есть противоречие в самом определении. Так, Фрейд, который является едва ли не самым большим защитником бессознательного, говорит: "Ведь сущность чувства состоит в том, что оно чувствуется, т.е. известно сознанию. Возможность бессознательности совершенно отпадает, таким образом, для чувства, ощущений и аффектов"101. Фрейд, правда, возражает против такого элементарного утверждения и пытается выяснить, имеет ли смысл такое утверждение, как парадоксальный и бессознательный страх. И дальше он выясняет, что, хотя психоанализ и говорит о бессознательных аффектах, однако эта бессознательность аффекта отличается от бессознательности представления, так как бессознательному аффекту соответствует только зародыш аффекта как возможность, не получившая дальнейшего развития. "Строго говоря... бессознательных аффектов в том смысле, в каком встречаются бессознательные представления, не бывает"102.

Такого же мнения из психологов искусства держится Овсянико-Куликовский, который противопоставляет чувство мысли отчасти потому, что чувство не может быть бессознательным. Он дает решение вопроса, близкое к мнению Джемса и противоположное мнению Рибо. Именно он утверждает, что у нас не существует памяти чувств. "Сперва нужно решить, - говорит он, - возможно ли бессознательное чувство, как

100 Э.Б.Титченер. Учебник психологии, ч. I. - С.194-195.

101 З.Фрейд. Основные психологические теории в психоанализе. Сб. статей. - М., 1923. - С.135.

102 Там же. - С.136.

вполне возможна бессознательная мысль. Мне кажется, отрицательный ответ сам собой напрашивается. Ведь чувство с его неизбежной окраской остается чувством только до тех пор, пока оно ощущается, проявляется в сознании... По моему крайнему разумению, выражение "бессознательное чувство" есть соПгаШсйо ш асУеСо, как черная белизна и т.п., и бессознательной сферы в душе чувствующей нет"103.

Мы, таким образом, наталкиваемся как будто на противоречие: с одной стороны, чувство по необходимости лишено сознательной ясности, с другой стороны, чувство никак не может быть бессознательным. Это противоречие, установленное в эмпирической психологии, кажется нам очень близким к действительности, но его нужно перенести и в объективную психологию и попытаться найти его истинный смысл. Для этого попробуем сперва дать ответ в самых общих словах на то, чем является чувство как нервный процесс, какие объективные свойства мы можем приписать этому процессу.

Многие авторы согласны в том, что с точки зрения нервных механизмов чувство следует отнести к процессам траты, расхода или разряда нервной энергии. Проф. Оршанский указывает на то, что вообще наша психическая энергия может расходоваться в трех видах: "Во-первых, на двигательную иннервацию - в форме двигательного представления или воли, что составляет высшую психическую работу. Вторая часть психической энергии расходуется на внутреннее разряжение. Насколько это распространение имеет характер иррадиации или проведения психической волны - это составляет подкладку ассоциации представлений. Насколько же оно влечет за собою дальнейшее освобождение живой психической энергии в других нервных волнах, оно составляет источник чувства. Наконец, в-третьих, часть живой психической энергии превращается путем угнетения в скрытое состояние, в бессознательное... Поэтому энергия, превращаемая угнетением в скрытое состояние, есть основное условие логической работы. Таким образом, три части психической энергии, или работы, соответствуют трем видам нервной работы; чувство соответствует разряжению, воля - рабочей части энергии, а интеллектуальная часть энергии, особенно абстракция, связана с угнетением или экономией нервной и психической силы... Вместо разряжения в высших

103 Д.Овсянико-Куликовский. Собрание сочинений. Т. VI. - С.23-24.

психических актах преобладает превращение живой психической энергии

"104

в запасную" .

С этим взглядом на чувство, как на расход энергии, более или менее согласны авторы самых разных направлений. Так высказывается и Фрейд, говоря, что аффекты и чувства соответствуют процессам израсходования энергии, конечное выражение их воспринимается как ощущение. "Аффективность выражается, по существу, в моторном (секреторном, регулирующем кровеносную систему) оттоке энергии, ведущем к (внутреннему) изменению самого тела без отношения к внешнему миру; моторность выражается в действиях, назначение которых - изменение во внешнем мире"105.

Эту же точку зрения принимали многие психологи искусства и, в частности, Овсянико-Куликовский. Несмотря на то что в своих основных представлениях он исходит из принципа экономии сил как основного принципа эстетики, он должен был сделать исключение для чувства. По его словам, "наша чувствующая душа по справедливости может быть сравниваема с тем возом, о котором говорится: что с воза упало, то пропало. Напротив, душа мыслящая - это такой воз, с которого ничего не может упасть. Вся поклажа там хорошо помещена и скрыта в сфере бессознательного... Если бы чувства, нами переживаемые, сохранились и работали в бессознательной сфере, постоянно переходя в сознание (как это делает мысль), то наша душевная жизнь была бы такой смесью рая и ада, что самая крепкая организация не выдержала бы этого непрерывного сцепления радостей, горестей, обиды, злобы, любви, зависти, ревности, сожалений, угрызений, страхов, надежд и т.д. Нет, чувства, раз пережитые и потухшие, не поступают в сферу бессознательного, и такой сферы нет в душе чувствующей. Чувства, как сознательные по преимуществу процессы психики, скорее тратят, чем сберегают душевную силу. Жизнь чувства - расход души"106.

Для того чтобы подтвердить эту мысль, Овсянико-Куликовский подробно показывает, что в нашей мысли господствует закон памяти, а в нашем чувстве - закон забвения, и за основу для своего рассмотрения берет самые яркие и высшие проявления чувства, именно аффекты и страсти... "Что аффекты и страсти представляют собою расходование душевной силы, это не может подлежать сомнению, равно как и то, что

104 И.Г.Оршанский. Механизм нервных процессов. - Спб., 1898. - С.536-537.

105 З.Фрейд. Основные психологические теории. - С. 137.

106 Д.Овсянико-Куликовский. Собрание сочинений. Т. VI. - С.24-26.

если взять всю совокупность аффектов и страстей за известный период времени, то этот расход окажется огромным. Какие статьи в этом расходе могут быть признаны полезными и производительными - это уж другой вопрос; но несомненно, что многие страсти и различные аффекты оказываются настоящим расточительством, душевным мотовством, ведущим к банкротству психики.

Так вот, если будем иметь в виду, с одной стороны, высшие процессы обобщающей мысли, научной и философской, а с другой -самые сильные и яркие аффекты и страсти, то коренная противоположность и антагонизм двух душ - мыслящей и чувствующей -выступят отчетливо в нашем сознании. И мы убедимся, что в самом деле эти "две души" плохо ладят между собою и что психика человека, из них слагающаяся, есть психика плохо организованная, неустойчивая,

«55107

исполненная внутренних противоречий" .

И в самом деле, это представляет собой основной для психологии искусства вопрос - как должны мы смотреть на чувство, только ли как на трату психической энергии или в экономии психической жизни оно имеет и экономизирующую, сберегающую роль? Я потому называю этот вопрос центральным, важным для психологии чувства, что в зависимости от того или иного решения его находится ответ на другой центральный вопрос психологической эстетики - о принципе экономии сил. Со времен Спенсера у нас принято в основу искусства класть объяснение, исходящее из закона экономии душевных сил, в котором Спенсер видел чуть ли не универсальный принцип душевной работы. Этот принцип был заимствован искусствоведами, и в русской литературе всех полнее формулировал его Веселовский, выдвинув знаменитую формулу, гласящую, что "достоинство стиля состоит именно в том, чтобы составить возможно большее количество мыслей в возможно меньшем количестве слов". Та же точка зрения поддерживается и всей школой Потебни, а Овсянико-Куликовский склонен даже все художественное чувство, в отличие от эстетического, свести к чувству экономии. Формалисты ополчились против такого мнения, указав на целый ряд чрезвычайно убедительных доводов, противоречащих этому принципу. Так, Якубинский показал, что в поэтическом языке отсутствует закон расподобления плавных звуков, другое исследование показало, что поэтический язык характеризуется именно трудно произносимым стечением звуков, что приемом искусства является прием затруднения

107 Д.Овсянико-Куликовский. Собрание сочинений. Т. VI. - С.27-28.

восприятия, выведение его из привычного автоматизма и что поэтический язык подчиняется правилу Аристотеля, который говорил, что он должен звучать, как чужестранный. Противоречие, которое существует между этим принципом, с одной стороны, и между теорией чувства как расхода душевной энергии - с другой, совершенно очевидно. Оно на деле привело к тому, что Овсянико-Куликовскому, который захотел в своей теории сохранить оба эти закона, пришлось на деле разделить искусство на две совершенно различные области: на искусство образное и на искусство лирическое. Вполне справедливо Овсянико-Куликовский выделяет художественное чувство из прочих общеэстетических чувств, но под этой художественной эмоцией разумеет эмоции мыслей по преимуществу, т.е. эмоцию удовольствия, основанного на экономии сил. В противоположность этому он рассматривает лирическую эмоцию как эмоцию интеллектуальную и принципиально отличную от первой. Отличие это состоит в том, что лирика вызывает действительную настоящую эмоцию и, следовательно, должна быть выделена в особую психологическую группу. Но эмоция, как мы помним, есть расход энергии, и потому как же вяжется эта теория лирической эмоции с принципом экономии сил? Овсянико-Куликовский совершенно правильно отделяет лирическую эмоцию от той или иной прикладной эмоции, которую эта лирика вызывает. В отличие от Петражицкого, который полагает, что боевая музыка, например, создана для того, чтобы вызывать в нас боевые эмоции, а церковное пение имело своей задачей вызывать эмоции религиозные, Овсянико-Куликовский указывает, что дело происходит несколько иначе; смешивать те и другие эмоции совершенно невозможно, потому что "если допустим такое смешение, то окажется, что, например, цель многочисленных эротических стихотворений состоит в возбуждении полового чувства, идея и цель "Скупого рыцаря" - доказать, что скупость - порок... и т.д. без конца"108.

Если примем это различение непосредственного эффекта искусства и его вторичного или прикладного эффекта - его действия и последействия, мы должны будем поставить два совершенно разных вопроса об экономии сил: где имеет место, где сказывается эта экономия сил, столь обязательная, по мнению многих, для переживания искусства, - во вторичном или первичном эффекте искусства? Ответ на этот вопрос нам кажется вполне ясным после тех критических и практических исследований, на которых мы останавливались в предыдущих главах. Мы

108 Д.Овсянико-Куликовский. Собрание сочинений. Т. VI. - С.191-192.

видели, что в первичном и непосредственном эффекте искусства все указывает скорее на затрудненность по сравнению с нехудожественной деятельностью, следовательно, принцип экономии сил если и применим, то, вероятно, по отношению ко вторичному эффекту искусства, к его последствиям, но никак не к самой эстетической реакции на художественное произведение.

В этом смысле разъясняет принцип экономии сил Фрейд, когда он указывает, что эта экономия сил очень далека от того наивного понимания, которое вкладывает в нее Спенсер. Она напоминала бы, по Фрейду, ту мелочную экономию домашней хозяйки, которая, для того чтобы купить на копейку дешевле овощей к обеду, отправлялась бы для этого на рынок, отстоящий от нее на несколько верст, и тем избежала бы ничтожной затраты. "Мы уже давно ушли от ближайшего, но вместе с тем наивного понимания этой экономии, - говорит Фрейд, - как желания вообще избежать психической затраты, причем экономия получается при наибольшем ограничении в употреблении слов и создании мыслительных связей. Мы тогда уже сказали себе: краткое, лаконическое не есть еще остроумное. Краткость остроумия - это особая, именно "остроумная" краткость... Мы можем, конечно, позволить себе сравнить психическую экономию с предприятием. Пока оборот в нем очень невелик, то, разумеется, на предприятие в целом расходуется мало, расходы на содержание управления крайне ограничены. Бережливость распространяется еще на абсолютную величину затраты. Впоследствии, когда предприятие расширилось, значение расходов на содержание управления отступило на задний план. Теперь не придают больше значения тому, как велико количество издержек, если только оборот и доходы увеличились в значительной мере. Экономия в расходах была бы мелочной для предприятия и даже прямо убыточной"109.

Совершенно верно, что нам покажется мелочной та экономия, которую, по мнению Веселовского, совершает поэт, когда в возможно меньшем количестве слов он сообщает нам возможно большее количество мыслей. Можно было бы показать, что дело происходит как раз обратным образом: если пересказать возможно экономичнее и короче, как это делает театральное либретто, содержание какой-нибудь трагедии, мы получим неизмеримо большую экономию в том наивном смысле, о котором говорит Веселовский. Мы увидим, что поэт, наоборот, прибегает к крайне неэкономному расходованию наших сил, когда

109 З.Фрейд. Остроумие и его отношение к бессознательному. - С.210-211.

искусственно затрудняет течение действия, возбуждает наше любопытство, играет на наших догадках, заставляет раздваиваться наше внимание и т. п.

Если мы сравним, скажем, роман Достоевского "Братья Карамазовы" или трагедию "Гамлет" с абсолютно точным прозаическим пересказом их содержания, мы увидим, что неизмеримо больше экономии внимания мы найдем именно в прозаическом пересказе. Для чего в самом интересном месте Достоевский под многоточием скрывает, кто именно убил Федора Карамазова, и почему он заставляет нашу мысль путаться в самых противоположных направлениях, блуждать и не находить правильного выхода, когда неизмеримо экономнее для внимания было бы сразу отчетливо и ясно расположить события так, как это мы делаем в судебном протоколе, в деловой статье, в научном сообщении. Таким образом, принцип экономии сил, в его спенсеровском смысле, оказывается неприложимым к художественной форме, и рассуждения Спенсера оказываются здесь не у места. Спенсер полагает, что это сбережение сил выражается, например, в том, что в английском языке прилагательное предшествует существительному, и когда мы говорим "черная лошадь", то это гораздо экономнее для внимания, чем если бы мы сказали "лошадь черная", потому что в этом случае у нас непременно возникло бы известное затруднение, какой именно представить себе лошадь, когда мы еще не услышали определения ее цвета. Это наивнейшее с психологической точки зрения рассуждение, может быть, и окажется верным в приложении к прозаическому расположению мыслей, хотя и там оно скажется в фактах гораздо более серьезных. Что касается искусства, то здесь господствует как раз обратный принцип расхода и траты разряда нервной энергии, и мы знаем, что чем эта трата и разряд оказываются больше, тем потрясение искусством оказывается выше. Если мы припомним тот элементарный факт, что всякое чувство есть расход души, а искусство непременно связано с возбуждением сложной игры чувств, мы сейчас увидим, что искусство нарушает принцип экономии сил в своем ближайшем действии и подчиняется в построении художественной формы как раз обратному принципу. Наша эстетическая реакция прежде всего открывается нам как реакция не оберегающая, но разрушающая нашу нервную энергию, она больше напоминает взрыв, чем копеечную экономию.

Однако принцип экономии сил, может быть, и приложим к искусству, но в каком-то совсем другом виде, и для того, чтобы разобраться в нем, необходимо составить себе точное представление о

самой природе эстетической реакции. По этому вопросу существует чрезвычайное множество взглядов, которые часто даже трудно привести в какое-нибудь согласие или столкновение друг с другом, потому что каждый исследователь останавливается обычно на каком-нибудь частном вопросе, и мы почти не имеем психологических систем, которые раскрыли бы перед нами эстетическую реакцию или эстетическое поведение во всем его объеме. Обычно теория говорит нам только о той или иной частности этой реакции, и потому бывает трудно установить, насколько выдвинутая теория верна или неверна, поскольку она иной раз решает ту задачу, которая раньше еще не формулировалась в целом виде. Мюллер-Фрейенфельс в своей систематической психология искусства, заключая теорию эстетической .реакции, вполне справедливо замечает, что психологи находятся в данном случае в положении, сходном с биологами, которые также могут хорошо разложить органическую субстанцию на ее химические составные части, но не могут вновь воссоздать это целое из его частей110.

Совершенно верно, что психолог в лучшем случае остается при анализе, не имея абсолютно никакого доступа к синтезу найденных им частей эстетической реакции, и лучшим доказательством этому служит попытка самого автора синтезировать психологию искусства. Он находит сенсорные, моторные, ассоциативные, интеллектуальные, эмоциональные факторы этой реакции, но в какой связи стоят они друг к другу, как из этих отдельных факторов, из которых каждый как таковой может встречаться и вне искусства, воссоздать целостную психологию искусства, об этом автор сказать ничего не может и заключает свое исследование итогами, которые, конечно, представляют шаг вперед по сравнению с "мертвым морем отвлеченных понятий" старой эстетики, как о ней метко сказал Дессуар, но еще не составляют почти ничего для объективной психологии.

Эти итоги могут быть выражены в нескольких словах, и сводятся они к следующему: автор считает твердо установленным, что художественное наслаждение не есть чистая рецепция, но требует высочайшей деятельности психики. Переживания искусства не воспринимаются душой, как куча зерен - мешком, скорее они требуют такого прорастания, какого требует семя на плодородной почве, и исследование психолога здесь способно только вскрыть те вспомогательные средства, которые для такого прорастания нужны, наподобие

110 См.: R.Muller-Freienfels. Psychologie der Kunst, Bd I. - S.242.

того, как прорастание семени требует теплоты, влажности, некоторых химических примесей и т.п.111 Самое же прорастание остается психологу столь же неизвестным после исследования, как и до него.

Наша попытка в том именно и заключается, чтобы, оставив в стороне систематический анализ и исчерпывающую полноту составных частей эстетической реакции, указать на самое основное и центральное в ней; говоря словами Мюллера, изучить самое прорастание, а не условия, ему способствующие. Если обратиться к таким синтетическим теориям эстетического чувства, то мы можем сгруппировать все, до сих пор высказанное по этому поводу, вокруг двух основных типов решения этой проблемы: первое из них высказывалось уже давно и доведено до окончательной ясности и исключительного мещанства в теории Христиансена. Его концепция художественного чувства чрезвычайно проста и ясна: всякое решительное воздействие внешнего мира имеет свое особое чувственно-нравственное действие, по выражению Гёте, впечат-ление, настроение или эмоциональное впечатление, дифференциал настроения, который прежними психологами очень просто и очень ясно обозначался, как чувственный тон ощущения. Так, например, голубой цвет нас успокаивает, желтый, наоборот, возбуждает. В основе искусства, по мнению Христиансена, и лежат эти дифференциалы настроения, и всю эстетическую реакцию, согласно этому взгляду, можно изобразить следующим образом: объект искусства, или эстетический объект, состоит из разных частей, в него входят впечатления материала, предмета, формы, которые сами по себе совершенно различны, но имеют то между собой общее, что каждому элементу соответствует известный эмоциональный тон и "материал предмета и форма входят в эстетический объект не прямо, а в виде привносимых ими эмоциональных элементов" , которые и могут сливаться воедино и в последовательном слиянии - или, вернее сказать, срастании - составляют то, что называется эстетическим объектом. Эстетическая реакция, таким образом, очень напоминает игру на рояле: каждый элемент, входящий в состав произведения искусства, ударяет как бы на соответственный чувственный клавиш нашего организма, в ответ раздается чувственный тон или звук, и вся эстетическая реакция есть эти встающие в ответ на удары по клавишам эмоциональные впечатления.

111 Ibid. - S.248.

112 Христиансен. Философия искусства. - С. 111.

Таким образом, оказывается, что ни один элемент в произведении искусства сам по себе не важен. Это только клавиша. Важна та эмоциональная реакция, которую он в нас пробуждает. Такая довольно механическая концепция, конечно, оказывается в корне бессильной разрешить вопрос о художественной реакции хотя бы по одному тому, что эмоциональная тайна всякого впечатления оказывается чрезвычайно слабой по сравнению с теми очень сильными аффектами, которые несомненно входят в состав эстетической реакции. Кроме и помимо эмоционального впечатления от существующих порознь элементов искусства в эстетической реакции можно различить с несомненностью совершенно определенного порядка эмоциональные переживания, которые никак не могут быть отнесены к этим дифференциалам настроения. Правда, сам Христиансен просит различать его теорию и банальную теорию, сводящую искусство к настроению, но это различение, так сказать, в степени или в градусе, количественное, а не качественное различие, и в результате мы все же получаем концепцию искусства как настроения, возникающего из отдельных дифференциалов, и никак не можем понять, какая же существует связь между переживанием искусства и между всем течением нашей ежедневной жизни и почему искусство оказывается таким важным, близким и существенным для каждого из нас. Сам Христиансен вынужден вступить в противоречие с собственной теорией, как только он хочет определить искусство как видимость влечения и важнейшей жизненной деятельности. Его психологическая теория сейчас же оказывается не в состоянии объяснить, каким образом через эмоциональный тон элементов искусство может дойти до осуществления - хотя бы видимого - самых важных влечений нашей психики. При таком психологическом понимании искусство все время остается на чрезвычайно мелкой глубине, почти на поверхности нашей психики, потому что чувственный тон есть нечто неотделимое от самого ощущения, и хотя эта теория везде противопоставляет себя сенсуализму и указывает, что радость искусства совершается не в глазу и не в ухе, она все же не может указать достаточно точно того места, где эта радость совершается, и помещает ее чуть-чуть глубже глаза и уха и связывает ее с деятельностью, неотъемлемой от деятельности наших воспринимающих органов.

Гораздо сильнее и глубже поэтому оказывается другая теория, как раз противоположная, которая известна в психологической литературе под именем теории вчувствования.

Эта теория, ведущая свое начало от Гердера и нашедшая свое высшее развитие в работах Липпса, исходит как раз из противоположной концепции чувства. Согласно этой теории чувства не пробуждаются в нас произведением искусства, как звуки клавишами на рояле, каждый элемент искусства не вносит в нас своего эмоционального тона, а дело происходит как раз наоборот. Мы изнутри себя вносим в произведение искусства, вчувствуем в него те или иные чувства, которые подымаются из самой глубины нашего существа и которые, конечно же, не лежат на поверхности у самых наших рецепторов, а связаны с самой сложной деятельностью нашего организма. "Такова природа нашей души, -говорит Ф.Т.Фишер, - что она всецело вкладывается в явления внешней природы или в формы, созданные человеком, приписывает этим явлениям, у которых нет ничего общего с каким-либо выражением, известные настроения, с помощью непроизвольного и бессознательного акта переходит со своим настроением в предмет. Эта ссуда, это вкладывание, это вчувствование души в неодушевленные формы и есть то, о чем главным образом идет речь в эстетике".

Так же точно разъясняет дело и Липпс, который развил блестящую теорию вчувствования в линейные и пространственные формы. Он прекрасно показал, как мы подымаемся вместе с высокой линией и падаем вместе с опускающейся вниз, как мы сгибаемся вместе с кругом и чувствуем опору вместе с лежащим прямоугольником. Если отбросить чисто метафизические построения и принципы, которые Липпс привносит часто в свою теорию, и остаться только при тех эмпирических фактах, которые он вскрыл, можно сказать, что эта теория является несомненно очень плодотворной и в некоторой части непременно войдет в состав будущей объективной психологической теории эстетики. Вчувствование и есть с объективной точки зрения реакция, ответ на раздражение, и Липпс, когда утверждает, что мы вносим свои реакции в объект искусства, гораздо более прав, чем Христиансен, который полагал, что эстетический объект вносит в нас свои эмоциональные качества. Однако эта теория страдает не меньшими недостатками, чем предыдущая. Основным ее пороком является то, что она, в сущности говоря, не дает критерия для различения эстетической реакции и всякого вообще восприятия, не имеющего отношения к искусству. Прав Мейман, когда говорит, "что вчувствования представляют собой общую, никогда не отсутствующую составную часть всех наших чувственных восприятий

и поэтому не могут иметь никакого специфически эстетического значения..."113.

Так же убедительны его два других возражения, именно то, что вчувствование, например, пробуждаемое вольными стихами Фауста, иногда выступает на первый план, иногда же совершенно заслоняется впечатлением, исходящим от содержания, и что оно в целом в восприятии Фауста является подчиненным элементом эстетической реакции, а не ее ядром. Точно так же справедливо и то замечание, что если мы перейдем к сложным художественным произведениям, к роману, архитектурной постройке и т.д., мы увидим, что их главное воздействие основывается на иных процессах, очень сложных, на том, что мы воспринимаем связь целого, производим сложную интеллектуальную работу и т.д.

Для критики обеих теорий чрезвычайно полезно иметь в виду то разделение аффектов, которое принимает Мюллер-Фрейенфельс. По его мнению, художественное произведение вызывает в нас двоякого рода аффекты. Если я переживаю вместе с Отелло его боль, ревность и муки или ужас Макбета при взгляде на духа Банко - это будет соаффект; если же я переживаю страх за Дездемону, когда она еще не догадывается о том, что ей угрожает опасность, это будет собственный аффект зрителя, который следует отличать от соаффекта114.

Совершенно ясно, что в то время как теория Христиансена поясняет нам только собственные аффекты зрителя и не принимает во внимание соаффектов, потому что ни один психолог не назовет соаффект ужаса Макбета и мук Отелло эмоциональным тоном этих образов - их эмоциональный тон совершенно другой, и, следовательно, эта теория оставляет без всякого внимания все соаффекты; напротив того, теория Липпса объясняет исключительно соаффекты, она может помочь нам понять, как мы путем симпатического вчувствования переживаем с Отелло или с Макбетом их страсти, но каким путем мы переживаем страх за Дездемону, которая еще беспечна и ни о чем не подозревает, - этого теория вчувствования не в состоянии нам пояснить. Мюллер-Фрейенфельс нам говорит: так часто упоминаемая теперь теория вчувствования не годится для объяснения этих различных родов аффектов. Самое большее - ее можно применить к соаффектам, для собственных аффектов она оказывается негодной. Только частично мы

113 Э.1е <1ег Кипе! В<1 I. - 8.207-208.

переживаем в театре чувства и аффекты таковыми, как они даны у действующих лиц, большей частью мы переживаем их не с, но по поводу чувств действующих лиц. Так, например, сострадание несправедливо называется этим именем, это только в очень редких случаях страдание вместе с кем-нибудь другим, гораздо чаще это есть страдание по поводу страдания другого115. И эти замечания совершенно оправдываются на той теории трагического впечатления, которую развивает Липпс. Он применяет для этого объяснения введенный им закон психической запруды, гласящий, что "если психическое событие, например связь представлений, задерживается в своем естественном течении, то психическое движение образует запруду", т. е. оно останавливается и повышается именно на том месте, где есть налицо задержка, помеха, перерыв. Так, благодаря трагическим задержкам повышается ценность страдающего героя, а благодаря вчувствованию - и наша собственная ценность. "При виде душевного страдания, - говорит Липпс, -повышается не что иное, как именно это объективированное чувство самоценности; я в повышенной степени чувствую себя и свою человеческую ценность в другом, я чувствую и в повышенной степени переживаю, что значит быть человеком... И средством к этому является страдание...". Таким образом, все понимание трагического исходит из соаффекта, а собственный аффект трагедии остается при этом совершенно неразъясненным.

Таким образом, мы видим, что ни одна из двух существующих теорий эстетического чувства не в состоянии объяснить нам той внутренней связи, которая существует между чувством и предстоящими нашему восприятию объектами; для этого нам надо опереться на такие психологические системы, которые в основу объяснения кладут именно связь фантазии и чувства. Я имею в виду тот последний пересмотр вопроса о фантазии, который совершен Мейнонгом и его школой, Целлером, Майером и другими психологами в последние десятилетия.

Новый взгляд, если не останавливаться на частностях, может быть представлен приблизительно в следующем виде. Психологи исходят в своих исследованиях из той несомненной связи, которая существует между эмоциями и фантазией. Как показали эти исследования, всякая наша эмоция имеет не только телесное выражение, но и выражение душевное, как говорят психологи этой школы, иначе говоря, всякое чувство "воплощается, фиксируется в какой-либо идее, как это лучше

115 См.: R.Muller-Freienfels. Psychologie der Kunst. Bd. I. - S.208-209.

всего видно при бреде преследования", - говорит Рибо. Эмоция выражается, следовательно, не столько в мимических, пантомимических, секреторных, соматических реакциях нашего организма, но она нуждается в известном выражении посредством нашей фантазии. Так называемые беспредметные эмоции служат лучшим доказательством этого. Патологические случаи фобий - навязчивого страха и т.п. -непременно связываются с определенными представлениями, в большей части абсолютно ложными и искажающими действительность, и находят таким образом свое "душевное" выражение. Так, больной, страдающий навязчивым страхом, в сущности говоря, болен чувством, у него беспричинный страх и уже потому его фантазия подсказывает ему, что все за ним гонятся и его преследуют. И мы у такого больного находим как раз обратную последовательность событий, чем у нормального человека. Там - сперва преследование, затем страх, здесь - сперва страх, а затем вымышленное преследование. Это явление очень хорошо формулировал проф. Зеньковский, назвав его законом двойного выражения чувств. Под этим законом подписались бы почти все современные психологи, если разуметь под ним тот факт, что всякая эмоция обслуживается воображением и сказывается в целом ряде фантастических представлений и образов, которые служат как бы вторым выражением. С большим правом мы могли бы сказать, что эмоция помимо ее периферического имеет еще и центральное действие и что речь в данном случае должна идти именно об этом последнем. На этом основано исследование Мейнонга. Мейнонг предлагает различать суждения и допущения по признаку того, существует ли у нас убеждение в правильности этого акта. Если мы ложно принимаем встречного человека за знакомого, не зная своей ошибки, тогда это суждение, если же мы, зная, что это не наш знакомый, все же поддаемся ложному пониманию и глядим на встречного, как на знакомого, то здесь имеет место допущение. Допущение, по мнению Мейнонга, лежит в основе детской игры и эстетической иллюзии и является источником тех "чувств и фантазий", которые сопровождают обе эти деятельности. Эти призрачные чувства некоторые авторы, например Витасек, понимают так же, как и реальные чувства. "Быть может, - говорит он, - находимые в опыте различия между действительными и воображаемыми чувствами могут быть сведены исключительно на то, что предпосылкой первых служат суждения, а вторых - допущения". Мысль эту можно было бы назвать законом реальности чувств, и смысл этого закона можно было бы формулировать приблизительно следующим образом: если я принимаю

висящее ночью в комнате пальто за человека, то мое заблуждение совершенно очевидно, потому что переживание мое ложно и ему не соответствует никакое реальное содержание. Но чувство страха, которое я испытываю при этом, оказывается совершенно реальным. Таким образом, все фантастические и нереальные наши переживания, в сущности, протекают на совершенно реальной эмоциональной основе. Таким образом, мы видим, что чувство и фантазия являются не двумя друг от друга отделенными процессами, но, в сущности, одним и тем же процессом, и мы вправе смотреть на фантазию, как на центральное выражение эмоциональной реакции. Отсюда можно сделать чрезвычайно важный для нашей теории вывод. Уже в прежней психологии поднимался вопрос о том, в каком отношении стоят друг к другу центральное и периферическое выражение эмоций, и под влиянием деятельности фантазии усиливается или, наоборот, ослабевает внешнее выражение чувств. Вундт и Леман давали противоположные ответы на этот вопрос; Майер полагает, что оба ответа могут быть правильны. И вполне очевидно, что здесь могут быть два случая - один, когда образы фантазии или представления являются внутренними раздражителями для нашей новой реакции, тогда они несомненно усиливают основную реакцию. Так, яркое представление усиливает наше любовное возбуждение, но очевидно, что в этом случае фантазия не является выражением той эмоции, которую она усиливает, а является разрядом предшествующей эмоции. Там же, где эмоция находит свое разрешение в образах фантазии, там, конечно, это фантазирование ослабляет реальное проявление эмоции, и если мы изжили наш гнев в нашей фантазии, он в наружном проявлении скажется чрезвычайно слабо. Нам думается, что в применении к эмоциональной реакции сохраняют свое значение те общие психологические законы, которые установлены применительно ко всякой простой сенсомоторной реакции. Если мы примем во внимание с несомненностью установленный факт - что всякая наша реакция замедляется в своем течении и теряет в своей интенсивности, как только усложняется входящий в ее состав центральный момент, - мы сейчас обнаружим некоторое сходство с рассматриваемым нами положением. Мы увидим, что и здесь с усилением фантазии как центрального момента эмоциональной реакции ее периферическая сторона задерживается во времени и ослабевает в интенсивности. Установленный школой Вундта в отношении времени и исследованиями проф. Корнилова в отношении динамики реакции - этот закон кажется нам .применимым и здесь. Этот закон однополюсной траты энергии можно выразить так: нервная энергия

имеет тенденцию к тому, чтобы растрачиваться на одном полюсе - или в центре или на периферии; всякое усиление энергетической траты на одном полюсе немедленно же влечет за собой ослабление ее на другом. Это же самое в разрозненном виде открывают и отдельные исследования эмоции, и то новое, что мы хотим внести в понимание этого вопроса, сводится исключительно к собиранию этих разрозненных мыслей воедино и к подведению их под общий закон нашей реакции. По мнению Грооса, как при игре, так и при эстетической деятельности речь идет о задержке, но не о подавлении реакции. "По моему все более крепнущему убеждению эмоции в собственном смысле слова находятся в тесной связи с физическими ощущениями. Внутриорганические состояния, представляющие собой основу душевных движений, вероятно, так же задерживаются до известной степени тенденцией к продолжаемости исходного представления, как у играющего в борьбу ребенка задерживается движение руки, готовой нанести удар"116.

Эту задержку и ослабление внутриорганических и внешних проявлений эмоций и следует, мне кажется, рассматривать как частный случай действия общего закона однополюсной траты энергии при эмоциях, сущность которого сводится к тому, что при эмоции трата энергии совершается преимущественно на одном из двух полюсов - или на периферии или в центре - и усиление деятельности на одном полюсе ведет немедленно же к ослаблению его на другом.

Мне думается, что только с этой точки зрения можно рассматривать и искусство, которое как будто пробуждает в нас чрезвычайно сильные чувства, но чувства эти вместе с тем ни в чем не выражаются. Это загадочное отличие художественного чувства от обычного, мне кажется, следует понимать таким образом, что это есть то же самое чувство, но разрешаемое чрезвычайно усиленной деятельностью фантазии. Таким образом, мы обретаем единство между теми разрозненными элементами, из которых складывается всякая художественная реакция. С одной стороны - созерцание, с другой - чувство никогда еще психологами не приводились во взаимную связь, никогда еще не было указано места и значения каждого элемента в составе художественного переживания, и самый последовательный из авторов Мюллер-Фрейенфельс предложил разрешать вопрос таким образом, что существует два типа искусства и два типа зрителей. Для одних

116 К.Гроос. Душевная жизнь ребенка. - Киев, 1916. - С. 184-185.

преобладающее значение имеет созерцание, для других - чувство, и наоборот.

Что это действительно так и что высказываемое нами предположение, весьма вероятно, вытекает из того, что психологи до сих пор не могли указать разницы, которая существует между чувством в искусстве и реальным чувством. Мюллер-Фрейенфельс сводит всю разницу к чисто количественным изменениям и говорит: "...эстетические аффекты суть парциальные, т.е. не стремящиеся к переходу в действие аффекты, которые, однако, несмотря на это, могут достигнуть самой высокой степени интенсивности чувств"117. Это вполне совпадает с тем, что нами сказано только что. Сюда же близко подходит и то учение психологов об изоляции как необходимом условии эстетического переживания, на которое указывали Мюнстерберг, Гаман и др. Эта изоляция, в сущности говоря, означает не что иное, как отделение эстетического раздражителя от всех прочих раздражителей, и оно, конечно, совершенно необходимо только потому, что гарантирует чисто центральное разрешение возбуждаемых искусством аффектов и обеспечивает то, что эти аффекты не скажутся ни в каком наружном действии. Геннекен видит то же различие между реальным и художественным чувством именно в том факте, что эмоции сами по себе не приводят непосредственно ни к каким действиям. "Всякое литературное произведение, - говорит он, - имеет целью вызвать определенные, но не способные непосредственно выразиться действием эмоции..."118.

Таким образом, именно задержка наружного проявления является отличительным симптомом художественной эмоции при сохранении ее необычайной силы. Мы могли бы показать, что искусство есть центральная эмоция или эмоция, разрешающаяся преимущественно в коре головного мозга. Эмоции искусства суть умные эмоции. Вместо того чтобы проявиться в сжимании кулаков и в дрожи, они разрешаются преимущественно в образах фантазии. Дидро совершенно прав, когда говорит, что актер плачет настоящими слезами, но слезы его текут из мозга, и этим он выражает самую сущность художественной реакции как таковой. Однако с нахождением этого проблема остается еще далеко не решенной, потому что подобное же центральное разрешение мы можем представить себе и под протеканием обыкновенного чувства. Следо-

117 R.Muller-Freienfels. Psychologie der Kunst. Bd. I. - S.210.

118 Э.Геннекен. Опыт построения научной критики. - С.15.

вательно, в одном найденном признаке мы не можем видеть специфического отличия эстетической эмоции.

Пойдем дальше. Мы легко натолкнемся на обычное утверждение психологов, что существуют смешанные чувствования, и хотя некоторые авторы, как, например, Титченер, склонны отрицать существование таких смешанных эмоций, однако исследователи искусства указывают всегда на то, что искусство имеет дело именно со смешанными чувствами, эмоция вообще имеет некоторый общеорганический характер, недаром многие исследователи видели в ней внутриорганическую реакцию, в которой выражается как бы согласие или несогласие нашего организма с реакцией отправления отдельного органа. В эмоции как бы проявляется настоящая солидарность нашего организма. Очень хорошо это выражает Титченер, когда говорит: "Когда Отелло суров с Дездемоной, она извиняет его тем, что он расстроен государственными делами. «Если обжечь себе палец, - говорит она, - то это чувство боли передается и другим нашим здоровым членам»"119. Здесь эмоция открывается именно как общеорганическая реакция и как отзыв всего организма на события, происходящие в отдельном органе. И отсюда понятно, что при таком общеорганическом характере эмоции искусство, которое не отталкивает, но привлекает нас к себе и все же заключает неприятное чувство, должно непременно иметь дело со смешанными чувствами. Мюллер-Фрейенфельс приводит в подтверждение этого мнение Сократа, переданное Платоном, о том, что задачей одного и того же человека должно быть писать комедии и трагедии120, настолько противоположность чувств кажется ему необходимо присущей эстетическому впечатлению. В своем анализе трагического чувства он прямо указывает на двойственность как на его основу и показывает, что трагическое есть невозможная проблема, если ставить ее объективно, без психологи-ческого обоснования, именно потому, что основой трагического является двойственность подавленности и возбуждения121. Несмотря на угнетающий характер трагического впечатления, "в своем целом трагическое впечатление представляет один из самых высоких подъемов, на которые способна человеческая природа, потому что через

119 Э.Б.Титченер. Учебник психологии. Ч. 1. - С. 198.

120 См.: R.Muller-Freienfels. Psychologie der Kunst. Bd. I. - S.203.

121 Ibid. - S.227.

духовное преодоление глубочайшей боли возникает чувство триумфа, не имеющее себе равного"122.

На двойственность трагического .впечатления указывает и Шильдер, как на основу этого переживания123. Да и нет, пожалуй, ни одного автора, который бы обошел молчанием тот факт, что в трагедии мы имеем всегда дело с нарастанием противоположных чувств. Плеханов приводит мнение Дарвина относительно начала антитезы в наших выразительных движениях и пытается применить это к искусству. Дарвин говорит: "Некоторые душевные настроения вызывают... известные привычные движения, которые при первом своем появлении даже и теперь принадлежат к числу полезных движений; и мы увидим, что при совершенно противоположном умственном настроении существует сильное и непроизвольное стремление к выполнению движений совершенно противоположного свойства, хотя эти последние никогда не могли приносить никакой пользы"124. "Это, по-видимому, заключается в том, что всякое движение, произвольно совершаемое нами в течение всей нашей жизни, всегда требовало действия известных мышц; а совершая какое-нибудь прямо противоположное движение, мы приводили в действие противоположный ряд мышц, как, например, при повороте направо и налево, при отталкивании или притягивании какого-нибудь предмета, при поднимании или опускании тяжести... Так как выполнение противоположных движений под противоположными импульсами стало привычным в нас и в низших животных, то, когда действия одного рода тесно ассоциировались с какими-нибудь ощущениями или чувствованиями, совершенно естественно предположить, что действия совершенно противоположного свойства станут совершаться непроизвольно, вследствие привычной ассоциации, под влиянием прямо противоположных ощущений или чувствований" .

Этот замечательный, открытый Дарвином закон находит себе несомненное применение в искусстве, и для нас, вероятно, не составит теперь загадки то обстоятельство, что трагедия, которая возбуждает в нас сразу аффекты противоположного свойства, действует, видимо, согласно

122 Ibid. - S.229.

123 См.: P.Schilder. Medizinische Psychologie fur Arzte und Psychologen. - Berlin. 1924. - S.320.

124 Ч.Дарвин. О выражении ощущений у человека и животных. - Спб., 1896. -

С.26-27.

125 Там же. - С.26-27.

началу антитезы и посылает противоположные импульсы к противоположным группам мускулов. Она заставляет нас как бы одновременно двигаться направо и налево, одновременно поднимать и опускать тяжесть, она одновременно возбуждает и мускулы и их антагонистов. Именно поэтому во вторую очередь объясняется задержка во внешнем проявлении аффектов, которую мы имеем в искусстве. И именно в этом, кажется нам, заключается специфическое отличие эстетической реакции.

Мы видели из всех предыдущих исследований, что всякое художественное произведение - басня, новелла, трагедия - заключает в себе непременно аффективное противоречие, вызывает взаимно-противоположные ряды чувств и приводит к их короткому замыканию и уничтожению. Это и можно назвать истинным эффектом художественного произведения, и мы при этом подходим совершенно вплотную к тому понятию катарсиса, которое Аристотель положил в основу объяснения трагедии и упоминал неоднократно по поводу других искусств. В "Поэтике" он говорит, что "трагедия есть подражание действию важному и законченному, имеющему определенный объем, при помощи речи, в каждой из своих частей различно украшенной, посредством действия, а не рассказа, совершающее, благодаря состраданию и страху, очищение подобных аффектов"126.

Какое бы мы толкование ни давали этому загадочному слову "катарсис", мы все равно не можем быть уверены в том, что именно это содержание вкладывал в него Аристотель, но для наших целей это и не важно. Будем ли мы вместе с Лессингом понимать под катарсисом моральное действие трагедии, "превращение" страстей в добродетельные наклонности, или с Эд.Мюллером увидим в нем переход от неудовольствия к удовольствию, примем толкование Бернайса, что слово это означает исцеление и очищение в медицинском смысле, или мнение Цедлера, что катарсис есть успокоение аффекта, - все равно это выразит самым несовершенным образом то значение, которое мы хотим придать здесь этому слову. Но, несмотря на неопределенность его содержания и несмотря на явный отказ от попытки уяснить себе его значение в аристотелевском тексте, мы все же полагаем, что никакой другой термин из употреблявшихся до сих пор в психологии не выражает с такой полнотой и ясностью того центрального для эстетической реакции факта, что мучительные и неприятные аффекты подвергаются некоторому разряду, уничтожению, превращению в противоположные и что

126 Аристотель. Об искусстве поэзии. - М., 1957. - С.56.

эстетическая реакция как таковая в сущности сводится к такому катарсису, т.е. к сложному превращению чувств. Мы очень мало знаем сейчас достоверного о самом процессе катарсиса, но мы все же знаем о нем самое существенное, именно то, что разряд нервной энергии, который составляет сущность всякого чувства, при этом процессе совершается в противоположном направлении, чем это имеет место обычно, и что искусство, таким образом, становится сильнейшим средством для наиболее целесообразных и "важных разрядов нервной энергии. Основу этого процесса мы видим в той противоречивости, которая заложена в структуре всякого художественного произведения. Мы уже приводили указания Овсянико-Куликовского на то, что сцена прощания Гектора возбуждает в нас, в сущности говоря, эмоции совершенно различного порядка. С одной стороны, это прощание вызывает в нас те чувства, которые оно вызвало бы, если бы было изложено Писемским, и это, по мнению автора, есть совсем не лирическая эмоция, но к этому присоединяется другая эмоция, возбуждаемая действием гекзаметров, и именно эта вторая эмоция и есть лирическая по существу. Мы можем поставить вопрос гораздо шире и говорить не только о лирической эмоции, но во всяком художественном произведении различать эмоции, вызываемые материалом, и эмоции, вызываемые формой, и спросить, в каком отношении эти два ряда эмоций находятся друг с другом. Мы уже заранее знаем ответ на этот вопрос. Он подготовлен всеми предыдущими рассуждениями, мы едва ли ошибемся, если скажем, что они находятся в постоянном антагонизме, что они направлены в противоположные стороны и что от басни и до трагедии закон эстетической реакции один: она заключает в себе аффект, развивающийся в двух противоположных направлениях, который в завершительной точке, как бы в коротком замыкании, находит свое уничтожение.

Вот этот процесс мы и хотели бы определить словом катарсис. Мы могли бы показать то, что художник всегда формой преодолевает свое содержание, и мы нашли для этого блестящее подтверждение и в строении басни, и в строении трагедии. Стоит только рассмотреть психологическое действие отдельных формальных элементов, и мы сейчас увидим, что они как бы нарочно приспособлены для того, чтобы отвечать этой задаче. Так, например, Вундт с достаточной ясностью показал, что ритм сам по себе выражает только "временной способ выражения чувств" и что отдельная ритмическая форма является изображением течения чувств, но так как временной способ протекания

чувств составляет часть самого аффекта, то изображение этого способа в ритме вызывает и самый аффект. "Итак, - формулирует Вундт, -эстетическое значение ритма сводится к тому, что он вызывает те аффекты, течение которых он изображает, или, другими словами, каждый раз ритм вызывает тот аффект, составной частью которого он является в силу психологических законов эмоционального процесса" .

Мы видим, таким образом, что ритм сам по себе как один из формальных элементов способен вызвать изображаемые им аффекты. Стоит нам только предположить, что поэт изберет ритм, эффект которого будет противоположен эффекту самого содержания, и мы получим то, о чем идет все время речь. Вот Бунин в ритме холодного спокойствия рассказал об убийстве, о выстреле, о страсти. Его ритм вызывает совершенно противоположный эффект тому, который вызывается предметом его повести. В результате эстетическая реакция сводится к катарсису, мы испытываем сложный разряд чувств, их взаимное превращение, и вместо мучительных переживаний, вызываемых содержанием повести, мы имеем налицо высокое и просветляющее ощущение легкого дыхания. Так же обстоит дело и в басне, и трагедии. Мы этим вовсе не хотим сказать, что ритм непременно несет функцию такого катартического просветления чувства, мы только хотели на примере ритма показать, что это просветление может совершаться и, несомненно, что именно такая противоположность чувства существует и в том случае, о котором говорит Овсянико-Куликовский. Гекзаметры, если они нужны только на что-нибудь и если Гомер чем-нибудь выше Писемского, несомненно просветляют и катартически очищают ту эмоцию, которая вызывается содержанием сцены. Найденная нами противоположность в строении художественной формы и содержания и есть основа катартического действия эстетической реакции. Это прекрасно выражено в словах Шиллера о действии трагической формы: "Итак, настоящая тайна искусства мастера заключается в том, чтобы формою уничтожить содержание; и тем больше торжество искусства, отодвигающего содержание и господствующего над ним, чем величественнее, притязательнее и соблазнительнее содержание само по себе, чем более оно со своим действием выдвигается на первый план или же чем более зритель склонен поддаться содержанию"128.

127 В.Вундт. Основы физиологической психологии. Т. III. - С.209.

128 Ф.Шиллер. Собрание сочинений. Т.6. - М., 1957. - С.326.

Здесь в форме эстетического закона выражено то верное наблюдение, что всякое произведение искусства таит в себе внутренний разлад между содержанием и формой и что именно формой достигает художник того эффекта, что содержание уничтожается, как бы погашается.

Теперь мы можем подвести итоги нашим рассуждениям и обратиться к составлению окончательных формул. Мы могли бы сказать, что основой эстетической реакции являются вызываемые искусством аффекты, переживаемые нами со всей реальностью и силой, но находящие себе разряд в той деятельности фантазии, которой требует от нас всякий раз восприятие искусства. Благодаря этому центральному разряду чрезвычайно задерживается и подавляется внешняя моторная сторона аффекта, и нам начинает казаться, что мы переживаем только призрачные чувства. На этом единстве чувства и фантазии и основано всякое искусство. Ближайшей его особенностью является то, что оно, вызывая в нас противоположно направленные аффекты, задерживает только благодаря началу антитезы моторное выражение эмоций и, сталкивая противоположные импульсы, уничтожает аффекты содержания, аффекты формы, приводя к взрыву, к разряду нервной энергии.

В этом превращении аффектов, в их самосгорании, во взрывной реакции, приводящей к разряду тех эмоций, которые тут же были вызваны, и заключается катарсис эстетической реакции.

Что такое катарсис? - Практическая психология на Aboutyourself.ru

Автор Татьяна в . Опубликовано Психотерапия Последнее обновление: 07/04/2016

Под катарсисом подразумевают сильную эмоциональную разрядку. Согласно психоаналитической теории, это высвобождение энергии связано с необходимостью разрешить определенный конфликт бессознательного. Например, стресс на работе может вызвать чувства разочарования и напряженности. Вместо того, чтобы выразить эти чувства неадекватным и социально неприемлемым способом, индивидуум может прибегнуть к деятельности, которая поможет высвободить накопившуюся энергию — физической активности или любой другой деятельности, способной оказать благотворное влияние на его психическое состояние.
Сам термин происходит от греческого слова ’katharsis’, означающего «очищение»; используется он в самых разных сферах — от терапии до литературы. Герой романа может испытать катарсис, который ведет к какому-то восстановлению или обновлению.

Катарсис включает в себя как мощный эмоциональный компонент, в котором испытываются и выражаются сильные эмоции, так и когнитивный компонент, подразумевающий появление новых знаний или идей. Целью такой разрядки может служить обеспечение позитивных изменений в жизни человека в той или иной форме.

Катарсис в психоанализе

Этот термин использовался еще в Древней Греции, однако коллега Зигмунда Фрейда, Йозеф Брейер, был первым, кто использовал этот термин для описания терапевтического метода. Применял он этот метод в работе с пациентами, проявляющими симптомы истерии; Брейер заставлял их вспоминать травматические переживания под гипнозом — сознательное проявление эмоций, которые уже давно были подавлены, позволяло его пациентам испытывать облегчение.

Фрейд также считал, что катарсис может играть важную роль в облегчении симптомов дистресса (или стресса, наносящего вред организму).

В теории Фрейда важная роль отводится подсознанию: его содержимое способно оказывать влияние на поведение и функционирование человека. С помощью психотерапевтических инструментов, таких как интерпретация сновидений и метод свободных ассоциаций, по мнению Фрейда, эти бессознательные чувства и воспоминания могут быть извлечены и обработаны.

В своей книге «Исследования истерии» Фрейд и Брейер определили катарсис как процесс сокращения или устранения комплекса через извлечение его из бессознательного. Катарсис до сих пор считается важным элементом психоанализа. Американская психологическая ассоциация определяет этот процесс как «выплеск чувств, соединенный с подавляемыми ранее травматическими событиями и подразумевающий возвращение этих событий в сознание с тем, чтобы испытать их повторно».

«Катарсис» в обиходе

Термин «катарсис» нашел свое место и в повседневном языке — часто он используется для описания моментов осознания человеком чего-либо или переживания завершения какого-то этапа его жизни. Человек, который переживает развод, мог бы назвать катарсисом момент, в который он обретает умиротворение и осознает, что может двигаться дальше, оправившись после неудачных отношений. Люди называют катарсисом также какие-то травматические или стрессовые события — например, проблемы со здоровьем, потерю работы, несчастный случай или смерть близкого человека (в этом случае, конечно, значение термину придается несколько иное).

Теги: Зигмунд Фрейд


Есть что сказать? Оставть комментарий!:

Базовые тезисы и основная мысль работы Л.С. ВЫГОТСКОГО «Психология искусства» | Дополнительное образование

Базовые тезисы и основная мысль работы Л.С. ВЫГОТСКОГО «Психология искусства»

Автор: Петрова Ирина Георгиевна

Организация: ГБУДО ДМШ им. Э.Г. Гилельса, ГАОУ ВО Московский городской педагогический университет

Населенный пункт: г. Москва

Ключевые слова: психология, катарсис, форма, материал, содержание, исторический материализм

Key words: psychology, catharsis, form, material, content, historical materialism

В статье рассматриваются основные постулаты работы выдающегося советского ученого Л. С. Выготского «Психология искусства». Автором рассмотрены ключевые понятия, обозначенные в его работе: форма, материал, содержание, катарсис, рассмотрены взгляд Выготского на взаимоотношения между ними, особенности восприятия психикой произведений искусств, а так же основной вопрос психологии искусства - что делает искусство достоянием культуры.

The article considers the main postulates of the work of the outstanding Soviet scientist L. S. Vygotsky "Psychology of art". The author considers the key concepts identified in his work: form, material, content, catharsis, considers Vygotsky's view on mutual relations between them, the peculiarities of perception of works of art by the psyche, as well as the main question of art psychology - what makes art a cultural asset.

Вопросы влияния произведений искусства на психику человека интересовали мыслителей, начиная с Античности. Аристотель, Платон, Спиноза и другие мыслители заложили основы не только философии, но и основы психологии и искусствоведения. Взгляд на искусство, так же как и взгляд на человека, менялся в зависимости от эпохи, эстетической направленности, выявляя новые стороны в этих областях. В начале XX века фундаментальным трудом, раскрывающим тематику, стала «Психология искусства» выдающегося советского психолога и ученого Л. С. Выготского. В своей работе Выготский не только высказал свою теорию, но и пересмотрел опыт предыдущих лет, дал критическую оценку различным философским течениям. К сожалению, «Психология искусства» не получила дальнейшего развития и рассмотрения как со стороны Выготского, так и со стороны других ученых. Данный труд стал первым и последним научным исследованием Л. С. Выготского в области влияния произведений искусства на человека, его поведение и мышление.

«Психология искусства» вышла в 1925 году. К этому времени сформировались два противоположных философских течения: эмпирическая эстетика, утверждавшая, что чувство не поддается осознанию, и, следовательно, оно божественно (О. Кульпе 1862-1915, И. Фолькнельт 1848-1930) и рефлексология, основывающаяся на экспериментальной психологии и утверждающая, что там, где есть реакция, есть внимание и, следовательно, сознание (В. М. Бехтерев 1857-1927, В Вундт 1832-1920). По мнению Выготского, примирить эти направления может только психология. Основным посылом для рассмотрения темы влияния произведений искусства на человека Выготский называет кризис противоречий, назревший вследствие развития этих направлений, между, так называемыми, «эстетикой сверху» и «эстетикой снизу», между высокими умозаключениями и примитивными опытами для выявления реакций и рефлексов. Примирительным фактором, по мнению Выготского, может стать рассмотрение эстетики только в контексте исторического материализма, единственного передового на тот момент течения. Выготский ссылается на работы Плеханова, который утверждал: «все идеологии имеют один общий корень: психологию данной эпохи» [1,c.23]. Выготский делает важный вывод: «искусство в ближайшем отношении определяется и обуславливается психикой общественного человека» [1, c.11]. Исходя из этого, Выготский ставит важнейшей проблему: «создание объективного метода и системы психологии искусства»[1, c.16]. Другими словами, для того, что бы примирить «эстетику сверху» и «эстетику снизу» в контексте исторического материализма, необходимо найти объективный метод, и ключевое в этом методе – его объективность. Для этого Выготскому необходимо «обнулить», сделать модульными личности автора и зрителя.

В самом начале Выготский задает главный вопрос: что же делает искусство искусством? По каким критериям мы определяем, что данное художественное творение является произведением, а другое не соответствует этому определению? В рассуждениях Л. Н. Толстого об искусстве, приводится пример урока К. И. Брюллова, на котором художник поправил рисунок своего ученика, добавив несколько штрихов, и рисунок «ожил». «Искусство начинается там, где начинается чуть-чуть» [1, с.25], говорит Брюллов, тем самым дает определение формы художественного произведения. Но для уравновешивания формы деталями, незначительными ее элементами, необходимо чувство, которым наделен художник, автор. Выготский поясняет мысль: уравновешивание формы материалом является необходимым условием. При этом происходит развоплощение формой материала. Это и является основным способом воздействия художественного произведения на зрителя. Противодействие материала и формы Выготский считает основным способом их взаимодействия друг с другом, в результате которого происходит катарсэстетическая реакция, благодаря которой материал меняет свое первоначальное назначение: исчезают вес, размер, длина, скорость и зритель видит образ, понимает смысл, чувствует состояние. Созерцая скульптуру Ники Самофракийской, мы не видим мрамор, не представляем тяжелую работу скульптора. Мы видим взлет, победу, ликование. Этот феномен психики – антропоморфизм (способность очеловечивать неодушевленные предметы), позволяет совершить такую подмену значений. Следовательно, человеку все равно, чему сопереживать: реальному событию, произошедшему в жизни, либо литературным героям, музыкальному произведению, живописному полотну. Выготский определяет искусство как синтез чувства и фантазии, тем самым примиряя эмпирическую психологию и рефлексологию, а именно – чувство сознательно или бессознательное. Через эту способность человеческой психики можно отследить воспитательную функцию искусства, то есть способность изменять поведение и тело.

Противопоставляя материал и форму, Выготский не делает различий между содержанием и формой, определяет их как единое целое, говоря о том, что содержание – это и есть форма. Основным методом движения художественного произведения Выготский определяет «противочувствование», то есть движение навстречу друг другу двух противоположных эстетических реакций. Это движение порождает конфликт, который неминуемо должен быть разрешен. Точкой разрешения Выготский определяет катарсис. Но в его понимании катарсис есть более возвышенное, нежели просто очищение через сопереживание. Это обезличивание и автора, и героев и зрителя в более возвышенной человеческой правде. Этим постулатом Выготский ставит очень важный акцент: в искусстве нет ничего личного, что не могло бы быть достоянием общественного. Выготский выводит мысль, которая не ограничивается рамками психологии искусства, а именно: личность – это сочетание черт общественного, своеобразный калейдоскоп, мозаика. В психологии индивидуума нет ничего уникального, отличного от того, что есть в коллективном. «Искусство есть социальное в нас, и если его действие совершается в отдельном индивидууме, то это не значит, что его нормы сугубо индивидуальны» [1,с.167]. Тем самым Выготский определяет назначение искусства: это обезличенная общественная техника, позволяющая найти ответы на все вопросы, волнующие человека, получить эмоциональный опыт без переживания личного опыта. И, как следствие, совершить метаморфоз души под влиянием произведения искусства. «Искусство есть важнейшее сосредоточение всех биологических и социальных процессов личности в обществе, оно есть способ уравновешивания человека с миром в самые критические и общественные минуты в жизни» [1, стр.175].

«Психология искусства», к сожалению, единственная работа Л. С. Выготского, объясняющая отношения человека и искусства. Работа была написана еще молодым ученым, поэтому изобилует цитатами, ссылками на других авторов, в основном, на работы Плеханова, и поэтому не имеет четко сформированных индивидуальных мыслей. На страницах книги автор много полемизирует или соглашается с другими течениями, мыслителями: Маркс, Плеханов, Луначарский, Фрейд, Бехтерев, Спиноза… Принимая или отвергая теории, Выготский в ходе своих рассуждений объясняет, делает выводы, задает вопросы. Не все вопросы имеют точный и внятный ответ, не всегда это мысли самого Выготского. Данный труд дает хорошую почву для дальнейшей работы психологов, философов, искусствоведов. Тема важная, нужная, актуальная в современном мире, поскольку искусство на данный переживает в данный момент не самый благоприятный период.

Список литературы:

  1. Выготский, Л.С. Психология искусства /Л.С. Выготский; Л.С. Выготский; Общ. ред. В. В. Иванова, коммент. Л. С. Выготского и В. В. Иванова, вступит. ст. А. Н. Леонтьева. — 3 изд. — Москва: Искусство, 1986. — 573с.
  2. Выготский, Л.С. Психология развития человека /Л.С. Выготский. — Москва: Смысл "ЭКСМО", 2003. — 1136с.
  3. Философский словарь /Фролов И.Т. — 7-е изд., перераб. и доп. — М: Республика, 2001. — 719с

Краткий словарь по эстетике /М.Ф.Овсянников. — 3 изд. — Москва: Просвещение, 1983. — 224с.

Опубликовано: 17.04.2020

Как катарсис приводит к душевному очищению и эмоциональной разрядке?

    • Алина Панченко

      Автор Викиум

Если у человека что-то не складывается в жизни из-за негативного опыта в прошлом, ему просто необходимо проработать данную проблему со специалистом. Одним из методов является катарсис.

Катарсис в психологии

Впервые данный термин использовал Йозеф Брейер в  психологии, а уже после катарсис появился и в области философии. Работы Зигмунда Фрейда были сосредоточены на катарсисе, благодаря которому он хотел добиться возможности психологического исцеления.

На сегодняшний день данный метод активно используют психологи для того, чтобы погрузить пациента в прошлые тревожные события, способствующие его внутреннему беспокойству. С помощью катарсического метода можно избавиться от состояния внутреннего дискомфорта, фобий и страхов.

В медицине разработано большое количество техник для достижения человеком катарсиса. Данное определение подразумевает возвращение человека в события прошлого, которые его беспокоили, но при этом он понимает, что все осталось позади. Таким образом пациент может посмотреть страху в глаза, избавившись от негативных эмоций.

Такая терапия может принести массу пользы, но при этом является достаточно опасной за счет открытого проявления чувства гнева и ярости. Именно поэтому за подобной практикой необходимо обращаться к психотерапевту, который поможет все регулировать.

Катарсис в психотерапии

Катарсис активно применяют в медицине, чтобы избавить человека от психосоматических болезней. Такой метод требует полного погружения в тревожную ситуацию, вызывая большое количество эмоций. Пациенты, к которым была применена подобная практика, испытывают опустошение, эмоциональный всплеск, добрую грусть, а затем и блаженство.

При использовании катарсиса пациент должен быть максимально напряжен. Необходимо сильно сосредоточиться на воспоминаниях до тех пор, пока не наступит разрядка.

Только усердная работа над самим собой поможет максимально очиститься. Специалисты прибегают к данному методу для того, чтобы обнаружить негативные чувства пациента, прячущиеся глубоко внутри. Получить положительный результат можно лишь в том случае, если индивид сам хочет решить внутренний конфликт и очиститься.

Человеку не удастся достичь катарсиса, если он будет постоянно убегать от проблемы и избегать болезненных чувств с эмоциями. Постоянно отодвигая проблему, индивид лишь усугубит ее. Если же появляется желание что-то менять и двигаться в правильном направлении, то эффект будет незамедлительным. В скором времени после терапии можно заметить, что самочувствие значительно улучшилось, а само тело пребывает в расслабленном состоянии.

После проведения терапии человек начинает испытывать внутреннюю свободу, агрессия улетучивается, улучшается настроение, а также ощущается физическая сила. К тому же, пропадает потребность в самоанализе, так как с помощью катарсиса человек может полностью разобраться в себе. Проходить такую терапию рекомендуется несколько раз, так как после одного раза эффект может быть совершенно незначительным.

Катартический метод Фрейда и Брейера

Как мы уже говорили выше, именно благодаря Фрейду и Брейеру данный метод стал известен. Они использовали его для излечения пациентов, заставляя их вспоминать негативные моменты из своей жизни и описывать свои эмоции.

Изначально такой метод подразумевал гипноз пациента, однако, со временем Фрейду удавалось достичь желаемого без применения гипноза, когда человек оставался в полном сознании. По мнению этих врачей, человек должен был реагировать на обидную ситуацию.

Есть мнение, что первооткрывателем катарсиса стал французский психиатр Пьер Мари Феликс Жане, именно он считает себя автором данной методики. Тем не менее, сказать точно об авторстве невозможно.

Ученый Выготский также изучал вопрос о катарсисе, утверждая, что достичь его можно лишь в том случае, когда описание трагедии не соответствует проявленным эмоциям. Он считал, что даже если произошедшие события были очень болезненными и неприятными, рассказывать о них следует спокойно и без лишних эмоций.

Катарсис является некой отправной точкой в развитии личности, когда раздвигаются индивидуальные границы, и человек способен воспринимать новые эмоции и знания. Индивид становится мудрым и свободным. Справляться же с эмоциями в разных неприятных ситуациях может научить курс Викиум «Эмоциональный интеллект».

Читайте нас в Telegram - wikium

что это такое, психология, значение, состояние катарсиса

Единственное, что можно сказать о катарсисе уверенно: он благо для человека. Это проявление психики можно рассматривать хоть с медицинской, хоть с эстетической точек зрения, – результат один. Катарсис – это движение души вверх.

Слово «катарсис» появилось в Древней Греции, его русский эквивалент – «очищение» как результат переживания. Понятие, у которого практически полторы тысячи толкований в философской литературе, имеет богатую историю.

Греческое религиозное врачевание катарсисом называло очищение тела или души от проявлений болезни (вредной материи).

Далее это понятие стало использоваться уже в культуре для характеристики религиозных праздников, а потом мистерий.

Став категорией философской, катарсис в трудах античной философии приобрел множество значений, его употребляли в связи с магией, религией, физиологией, медициной, мистерией, этикой, эстетикой, философией. Но основной оставалась трактовка об эстетическом переживании, связанным с очищением души.

Платон видел в переживании катарсиса освобождение духа от телесного бремени. Аристотель на понятии катарсиса «построил» свою «Поэтику».

В эпоху Возрождения идея великого грека о воспитательном воздействии трагедии получила дальнейшее развитие, но к этому добавилось и понимание катарсиса как эстетического наслаждения ради удовольствия.

К концу XIX века, благодаря практической деятельности немецких ученых и австрийца З. Фрейда, катарсис проник в психологию и психотерапию.

До сих пор некоторые психотерапевтические методики и приемы основаны на состоянии катарсиса: остром негативном переживании, которое, дойдя до крайней точки, резко становится позитивным.

О катарсисе можно говорить и как об импульсе к дальнейшему развитию личности, если сравнивать его с бурей и шквалом эмоций, переживаемых человеком при соприкосновении с культурой.

Воспринимая произведение искусства, индивид способен пропустить через себя все его события и эмоции, а значит – получить новый опыт. В данном случае катарсис становится кульминационной точкой в бескорыстном, солидарном и познающем сопереживании чувствам и делам других людей.

Эти очистительные эмоции раздвигают индивидуальные границы личности, и человек готов к восприятию новых чувств и знаний. Он преображается: он уже мудрее, свободнее, восприимчивей. Внутренний рост неизбежен.

Любая созидательная интеллектуальная деятельность обязательно содержит элементы катарсиса. Самая высокая степень их в познании.

Всякое познание ведет к самообразованию, то есть к сознательному строительству себя самого, к самосовершенствованию через постижение общечеловеческой культуры. Ведя эмоциональный диалог с культурой, человек самосозидает себя, а отсюда совершенствуется интеллект и меняется структура личности.

В современной психологии катарсис – это очищение через воображение и создание иллюзии. Психоанализ интерпретирует его как удовольствие, которое индивид получает от своих эмоций во время передачи ему эмоций других людей.

Психотерапия термином «катарсис» называет снятие напряжения, то есть эмоциональное высвобождение.

Негативные переживания, которые сидят в человеке, обязательно должны найти выход, иначе они будут угнетать и вызывать на бессознательном уровне психосоматические симптомы. Как считают психоаналитики, чтобы освободиться от болезни, нужно пройти через эмоции.

Воскрешение негативных эмоций с целью освобождения от них – в этом заключается психотерапевтическое лечение катарсисом.

Человеку для освобождения негативной психической энергии приходится неоднократно воскрешать болезненные воспоминания, вновь и вновь переживать травмирующую ситуацию. Это очень сильное напряжение для психики, так как эмоции давно загнаны глубоко внутрь.

Такой катарсис похож на подъем в рай через нестерпимые (но необходимые) муки преисподней переживаний.

Зигмунд Фрейд, отталкиваясь от результатов лечения гипнозом в психотерапии, связал явление катарсиса с проявлениями истерии.

Он считал, что симптомы этой болезни формируются по причине направления психической энергии, связанной с негативными переживаниями, на уровень бессознательного.

В своих исследованиях Фрейд применил гипноз с целью вызова катарсиса для излечения от истерии. Но раз за разом он убеждался, что гипноз не может быть панацеей, так как, несмотря на очевидные положительные результаты, устойчивого эффекта от лечения не получалось: слишком большим оказался процент повторных обращений.

Отказаться от гипноза заставило ученого и то обстоятельство, что достаточная большая часть пациентов поддавалась воздействию гипноза лишь частично, или не поддавалась вовсе.

Прекратив практику лечения гипнозом, он преуспел в новой психологической технике: Фрейд разработал метод, основанный на свободных ассоциациях (так называется техника в психологии, когда пациент называет первые пришедшие в голову образы).

Термину «катарсис», несмотря на длительную историю и широкое применение, на сегодняшний день так и не дано четкого и ясного определения.

До сих пор границы его понимания колеблются от медицинского «облегчения» до общекультурного «очищения» и «просветления» души человека.

Видео: На что направлены психотерапевтические тренинги Катарсис

Что такое катарсис в психологии?

Значение катарсиса в психологии продолжает развиваться. Первоначально это рассматривалось как сознательное выражение чувств, подавленных в результате травмирующего инцидента. Позже это было воспринято как всплеск эмоций, ведущий к чувству глубокого просветления. Однако в современной психологии катарсис можно определить как любую форму выражения и высвобождения чувств и эмоций. Считается, что именно такое выражение эмоций ведет к исцелению и положительному психическому здоровью.

Корни катарсиса

Катарсис происходит от греческого слова катарсис, означающего очищение или очищение. С точки зрения психологической теории, введение катарсиса восходит к Йозефу Брейеру, коллеге Зигмунда Фрейда. Брейер использовал гипнотерапию, чтобы помочь высвободить чувства, подавленные у пациентов из-за травмирующего события. Он думал, что сознательное выражение этих чувств поможет вылечить истерических пациентов. Концепция катарсиса была фундаментальной для первоначальной психоаналитической теории Фрейда: он считал, что исцеление может произойти только тогда, когда в сознание будут включены значимые бессознательные мысли и чувства. [1]

Примеры катарсиса

Основываясь на более современном значении катарсиса, мы часто видим его примеры в нашей повседневной жизни в самых разных контекстах. Ниже приведены некоторые примеры того, когда можно столкнуться с катарсисом или испытать его:

Убыток

Расставание, развод или смерть часто предшествуют катарсису. Сильные эмоции, вызванные потерей, могут повергнуть кого-то в отчаяние, наполнить его благодарностью или заставить пересмотреть свою жизнь.

Психотерапия

Частью любого терапевтического опыта является попытка разоблачить и выразить чувства, чтобы добиться прогресса в решении определенных проблем. Например, у женщины, проходящей курс психотерапии, наступает момент «ага», когда она впервые осознает чувства, связанные с жестоким обращением в детстве.

Искусство

Творчество часто ассоциируется с катарсисом. Фильм, произведение искусства или музыка могут помочь вызвать чувства, которые помогут нам добиться прогресса в решении наших личных проблем.Например, мужчина смотрит фильм, который напоминает ему о разводе и заставляет его переосмыслить свое поведение по отношению к бывшей жене.

Упражнение

Наше эмоциональное состояние часто определяется физическими элементами. Физические упражнения не только улучшают настроение и уменьшают беспокойство, но и могут вызвать у нас чувства, которые в противном случае могут оставаться в покое. Люди часто говорят о тренировках, чтобы «проработать» свои эмоции.

Религия

Многие люди считают, что религиозные занятия могут вызывать сильные эмоции и чувство просветления.Например, обретение чувства высшей цели после религиозной службы.

Напряжение

Стресс может вызвать множество чувств, многие из которых могут быть негативными. Например, у мужчины гневная сыпь из-за семейного и финансового стресса.

Полезен ли катарсис?

Фрейд считал, что выражение бессознательных эмоций является одним из ключей к психическому здоровью, и сегодня это мнение разделяет большинство экспертов в области психического здоровья. Фактически, одна из основных целей психотерапии - научить людей общаться, как они себя чувствуют.Поэтому было бы несколько удивительно узнать, что катарсис, хотя и полезен во многих случаях, не всегда может быть хорошим. [2]

Преимущества

  • В общем, нафаршивать чувствами никогда не бывает полезно. Невыраженные эмоции накапливаются внутри нас и проявляются в различных проблемах, включая депрессию и тревогу. Когда мы можем выражать свои эмоции надлежащим образом, это почти всегда положительный результат.
  • Практически каждое терапевтическое вмешательство демонстрирует важность честности и противостояния своим эмоциям.Будь то когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) или психодинамическая терапия, исцеление не происходит при избегании или минимизации чувств.
  • Как первоначально предполагали Фрейд и Брейер, лечение травм требует катарсиса. Хотя текущее лечение травм может не фокусироваться прямо на выявлении бессознательных чувств, остается верным то, что травмирующие чувства необходимо исследовать, чтобы уменьшить симптомы. Конкретные методы лечения, такие как экспозиционная терапия, призваны вызвать мысли и чувства, связанные с травмой, чтобы с ними можно было справиться соответствующим образом.
  • Широко признано, что лечение тревожности основывается на противостоянии тревожным эмоциям. Чувства, которых похоронили или которых избегают, несомненно, возрастут. CBT, например, попросит вас бросить вызов своим тревогам и побудить к поведению, которое вызовет ваши тревожные чувства.

Недостатки

  • Выпустить свои чувства очень похоже на современное значение катарсиса. К сожалению, вентиляция не была связана с положительными результатами.Будь то озвучивание своих чувств или выражение агрессии, высказывание не помогло. [3]
  • Идея, сравнимая с катарсисом, - это жевание. Руминация - это когда вы постоянно думаете и / или выражаете свои мысли и эмоции. О руминации часто говорят как о способе справиться с тревожными мыслями, связанном с эмоциональной обработкой. Однако, как и выдыхание, размышления не помогают облегчить тревогу. [4]
  • Некоторые люди отмечают, что концепция катарсиса может дать людям молчаливое разрешение действовать ненадлежащим образом.Например, когда человек действует агрессивно, чтобы выразить свой гнев, это может быть выдано за катарсис. Важно отметить, что катарсис никогда не может служить оправданием ненадлежащему поведению.
  • Сторонники катарсиса утверждают, что выражение гнева не обязательно должно приводить к поведению, которое является оскорбительным или вредным для других. Они говорят о ударе кулаком по подушке вместо того, чтобы угрожать человеку или уничтожить имущество. К сожалению, умение выражать себя через агрессию (даже если она направлена ​​на неодушевленный объект) просто ведет к более агрессивному поведению.Мы обнаружили, что гнев и агрессия не исчезают только потому, что вы выражаете их через катарсис. [5]

Современная роль катарсиса в психологии

Несмотря на свидетельства против эффективности катарсиса, он по-прежнему занимает важное место в психическом здоровье. Однако кажется очевидным, что одного выражения мыслей и чувств недостаточно. Что-то нужно сделать с этими эмоциями, чтобы сделать их продуктивными.

Итак, каков ответ? Похоже, что катарсис должен стимулировать длительные изменения как в мыслях, так и в поведении.Короче говоря, это должно стимулировать личностный рост. Катарсис сам по себе может дать некоторое понимание и первоначальную мотивацию, но, похоже, он недолговечен. К сожалению, добиться перемен бывает сложно. Иногда требуется профессиональная помощь, если вы не чувствуете мотивации вносить и поддерживать необходимые изменения. Катарсис дает явную отправную точку. Вы должны его приземлить.


Ссылки

  1. Гуина Б. (1987) Использование катарсиса и познания Зигмунда Фрейда.В кн .: Катарсис и познание в психотерапии. Спрингер, Нью-Йорк, штат Нью-Йорк. https://doi.org/10.1007/978-1-4612-4776-0_4
  2. Майкл М. Т. (2020). Бессознательные эмоции и свободная энергия: философское и нейронаучное исследование. Границы в психологии , 11 , 984. https://doi.org/10.3389/fpsyg.2020.00984
  3. Бушман, Б. Дж. (2002). Выдувание гнева питает или гасит пламя? Катарсис, руминация, отвлечение, гнев и агрессивная реакция. Бюллетень личности и социальной психологии , 28 (6), 724–731.https://doi.org/10.1177/0146167202289002
  4. Сансоне, Р. А., и Сансоне, Л. А. (2012). Руминация: связь с физическим здоровьем. Инновации в клинической неврологии , 9 (2), 29–34.
  5. Бушман, Б. Дж., Баумейстер, Р. Ф., и Стак, А. Д. (1999). Катарсис, агрессия и убедительное влияние: самореализующиеся или обреченные на провал пророчества? Журнал личности и социальной психологии, 76 (3), 367–376. https://doi.org/10.1037/0022-3514.76.3.367

М.С. Броуди - психолог, писатель и консультант. Имеет докторскую степень. Кандидат клинической психологии и степень магистра социальной психологии. Он провел более 20 лет, оказывая терапевтические и оценочные услуги различным клиентам. MS специализируется на написании статей о психическом здоровье, воспитании детей и благополучии. У него есть собственный блог mentalspokes.com, в котором он пишет о психологических проблемах.

Что такое катарсис? Определение, применение в психологии и почему это хорошо

Обновлено 23 апреля 2021 г.

Медицинский обзор: Уитни Уайт, MS. CMHC, NCC., LPC

Возможно, вы слышали слово «катарсис» более чем несколько раз в своей жизни, или вы могли слышать о переживании, являющемся «катарсисом».«Многие люди понимают, что это слово описывает хорошее чувство, но оно идет дальше. Катарсис, как концепция, имеет очень долгую историю, и в этой статье мы обсудим, как это слово определяется в разных контекстах, и приведем примеры событий. это можно считать слабительным и объяснить, почему он оказывает на нас положительное влияние.

История Катарсиса

Источник: pixabay.com

Катарсис имеет глубокую историю; в этом разделе вы увидите, как эта концепция развивалась с течением времени и в конечном итоге нашла свое отражение в современной лечебной практике.

Традиционное значение катарсиса

Катарсис - это термин и концепция, восходящие к древним грекам, что по существу можно перевести как «очищение» или «очищение». [1]

Чтобы быть более конкретным, известный философ Аристотель описал катарсис как «очищение духа от болезненных и низменных идей или эмоций путем наблюдения за разыгрыванием таких эмоций или идей на сцене».

Аристотелевская концепция катарсиса в первую очередь относилась к театральному искусству, в частности к трагедиям.Наблюдая за трагическим спектаклем, человек может сначала почувствовать грусть, но потом почувствует себя хорошо, потому что он высвобождает свои собственные чувства, испытывая эмоции во время игры. По словам Аристотеля, та же идея может быть применена к музыке.

Аристотель также считал, что катарсис может помочь «смягчить страсти и сильные эмоции, тем самым восстанавливая баланс в сердце», и что этот процесс создал «мудрых и разумных людей». [1]

Другим известным греческим деятелем, известным своим использованием катарсиса, был Гиппократ.Тем не менее, он использовал этот термин в медицинском смысле этого слова, а не в психологическом и чувственном подходе, который использовал Аристотель. Гиппократ связывал катарсис с физическим освобождением и исцелением и утверждал, что очищающие функции, такие как менструация, диарея и рвота, являются примерами катарсических процессов. [1]

Современное определение катарсиса

Аристотель и его определение катарсиса существовало задолго до формального развития психологии как области; однако некоторые изменения будут внесены позже без изменения его основного значения.

Что касается более позднего определения катарсиса, психология связывает этот термин с Зигмундом Фрейдом, отцом современной психологии. Согласно Американской психологической ассоциации, катарсис в психологии означает «разрядку ранее подавленных эффектов, связанных с травматическими событиями, которые происходят, когда эти события возвращаются в сознание и переживаются заново». [2]

Источник: pexels.com

В сотрудничестве с Фрейдом Йозеф Брейер помог вывести катарсис на передний план науки, разработав «катарсическую терапию».«Фактически, этот метод предшествовал психоанализу, методологии, которой Фрейд наиболее известен.

Пара предположила, что психологические симптомы, которые проявляют люди, основаны на подавленных воспоминаниях, и с помощью гипноза они смогли извлечь из них эти негативные события. Согласно Фрейду и его наблюдениям, «каждый истерический симптом немедленно и навсегда исчезал, когда нам удавалось внести ясность в память о событии, которым он был спровоцирован, и вызвать его сопутствующий эффект."[1]

Хотя катартическая терапия и дала некоторые результаты, эта концепция позже была оставлена ​​и отвергнута самим Фрейдом, сославшись на то, что она неэффективна для изменения в целом. [3]

Однако прекращение катарсической терапии Фрейдом позволило бы ему сосредоточиться на том, что можно было бы назвать психоанализом. Несмотря на то, что Фрейд отверг свои старые методы, современные практикующие психоанализ все еще используют катарсис, чтобы помочь людям лучше понять себя.[1] [3]

Использование катарсиса в психологии

В то время как создание катарсической терапии Фрейдом и Брейером стало делом прошлого, и даже психоанализ перестал бы отдавать предпочтение другим техникам и движениям в области психологии, концепции катарсиса, восстановления воспоминаний и разрядки эмоций все равно остались бы. основная ценность многих других методов психотерапии, которые последуют.

Вот несколько форм терапии, которые делают это [3]:

  • Первичная терапия
  • Психодинамическая терапия
  • Эмоционально-ориентированная терапия (EFT)
  • Психодрама
  • Предотвращение воздействия и реагирования (ERP)

Давайте начнем с них, чтобы показать вам, как катарсис работает в этих различных психотерапевтических техниках, начав с первого в списке.

Первичная терапия сосредотачивается на самых ранних воспоминаниях человека о страданиях и пытается избавиться от них. Одним из примеров этого является то, что клиент перенаправляет свои негативные чувства на воображаемого родителя, сидящего на сеансе. Поступая так, пациент может, наконец, избавиться от эмоций, сдерживаемых годами. [3]

Психодинамическая терапия - это более старый метод, последовавший за психоанализом, который часто фокусируется на чувстве неполноценности людей и его корнях. Обращаясь к глубоко укоренившимся проблемам, которые вызывают чувство неполноценности, люди могут вместо этого сосредоточиться на самосовершенствовании.

Источник: pexels.com

Эмоционально-ориентированная терапия обычно используется для взаимоотношений и направлена ​​на улучшение эмоционального интеллекта пары. Вместе они могут поделиться и пережить свои прошлые проблемы, стать более понимающими и чувствительными к чувствам друг друга, а также найти новые способы решения проблем по мере их возникновения. [3]

Психодрама восходит к истокам катарсиса с участием Аристотеля и инструментов, действующих для очищения.Однако вместо того, чтобы смотреть пьесу, человек разыгрывает тревожные события своего прошлого, давая им больше перспективы. Кроме того, нет необходимости выступать на сцене или с кем-либо, если на то пошло, чтобы избавиться от этих чувств, но помощь терапевта может помочь вам все обработать.

Предотвращение воздействия и реагирования - это особый тип когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), который, по сути, включает в себя снижение чувствительности человека к людям, объектам или событиям, связанным с травмой.Например, человек, который борется с симптомами посттравматического стрессового расстройства (например, избегает своих триггеров), будет постепенно подвергаться воздействию субъектов, которые заставляют его повторно переживать травматические воспоминания. В конце концов, они поймут, что угроза в прошлом, и станут менее реагировать на триггеры.

Другие примеры катарсиса

Уже признано, что просмотр спектакля, фильма или прослушивание любимой музыки является катарсисом для многих, другие занятия могут оказаться полезными.

Помимо этих других средств массовой информации, чтение литературы может быть катарсическим по тем же причинам, что и просмотр пьесы или фильма. Истории могут позволить читателю высвободить свои эмоции и после этого почувствовать себя позитивно.

Во-вторых, физическая активность - это еще один способ испытать катарсис, и это обширная категория с многочисленными примерами. Спортивные единоборства, такие как некоторые боевые искусства, или даже просто удары кулаком по мешку могут помочь разрядить эмоции, такие как гнев. Важно отметить, что некоторые исследования показывают, что, используя агрессию для высвобождения гнева, даже в безобидных ситуациях, таких как боксерские груши, разум может начать ассоциировать насилие с гневом, что впоследствии может привести к проблемам.

Искусство, будь то рисование, рисование, создание музыки или творческое письмо, - это всего лишь несколько примеров, все они могут быть терапевтическими. Все это дает людям возможность выразить себя, и, просто видя, читая или слушая искусство, вы часто можете получить представление о том, что человек чувствовал в то время. Некоторые художники открыто обсуждают, что для них значило их произведение и как оно помогло высвободить их эмоции.

Заключение: почему катарсис хорош

Источник: pexels.com

Catharsis состоит из двух основных компонентов; один включает эмоциональную разрядку, а другой - когнитивную осведомленность. Многие люди часто сосредотачиваются на одной стороне больше, чем на другой, в то время как эти две ценности способствуют катарсическому опыту. [1]

Когда мы отпускаем эмоции, которые у нас были, мы доводим их до осознания. Это помогает лучше понять нас, а не просто избавиться от проблем. Это дает нам чувство контроля над своими чувствами, и иногда кажется, что бремя было снято.Это создает положительный опыт, который у всех ассоциируется со словом катарсис и остается верным его традиционному значению - очищение, очищение или очищение.

Хотя мы можем найти катарсисные занятия, самостоятельно раскопать проблемы из прошлого может быть сложно. Эмоциональное подавление можно осознать и понять с помощью терапевта, который может направить вас и помочь вам справиться с чувствами, которые у вас возникают.

Многие психические расстройства происходят из прошлого.С Regain доступны лицензированные консультанты, которые помогут вам преодолеть любые проблемы, с которыми вы можете столкнуться, помогая вам лучше понять себя и давая вам новые способы думать и реагировать на свои воспоминания.

Ощущение катарсиса может прийти быстро и легко для некоторых людей, но для других это может занять некоторое время и усилия. Тем не менее, вы можете решить свои прошлые проблемы с помощью и начать жить лучше сегодня и завтра.

Список литературы

  1. Пауэлл, Э.(2008). Катарсис в психологии и за ее пределами: исторический обзор. Получено с https://www.semanticscholar.org/paper/Catharsis-in-Psychology-and-Beyond-:-A-Historic-Powell/8209acea45d32a4e84d596701aca9b9adb17feba
  2. .
  3. Американская психологическая ассоциация. Катарсис. Получено с https://dictionary.apa.org/catharsis
  4. .
  5. Harell, T. (20 сентября 2018 г.). 16 примеров психологии катарсиса. Получено с https://www.betterhelp.com/advice/psychologies/16-examples-of-catharsis-psychology/
  6. .

Часто задаваемые вопросы (FAQ)

Какой пример катарсиса?

Катарсис как концепция существует уже тысячи лет.С течением времени определения, примеры и понимание катарсиса менялись по мере изменения культур. Современное определение катарсиса - это «очищение или очищение от эмоций (таких как жалость и страх) в первую очередь с помощью искусства». Термин катарсис может использоваться в нескольких различных смыслах. Как упоминалось в определении катарсиса, искусство - это обычный способ, которым люди переживают своего рода катарсис. Тем не менее, терапия и психология также используют катарсисные теории катарсиса, помогая людям преодолеть прошлые травмы.

Поскольку катарсис - это эмоциональное высвобождение, у каждого человека может быть свой собственный уникальный катарсис. Например, кто-то может достичь эмоционального катарсиса, слушая свой любимый альбом во время прогулки по природе в хороший день. Для других катарсис может быть получен, если поговорить с терапевтом о проблемах, которые у них были со своими родителями в детстве.

Определение катарсиса может быть немного другим для всех. Для большинства людей общее определение катарсиса было бы чем-то вроде психического, эмоционального или духовного исцеления, которое улучшает настроение и понимание своего психического состояния.Если кто-то хочет больше узнать о катарсисе, это может стать хорошим началом исследования Аристотеля и его работы по эмоциональному катарсису.

Что такое катарсис?

Катарсическое переживание - это переживание, в котором вы чувствуете исцеление, очищение или очищение своего психического состояния. Это может включать избавление от плохих воспоминаний и переживаний из прошлого или просто помочь вам лучше понять, чего вы хотите от жизни, идущей вперед. Существительное катарсис включает в себя множество практик; катарсис - греческий термин, популяризированный греческим философом Аристотелем.Он придумал катарсис как очищение от отрицательных эмоций, когда эти эмоции передаются на сцене (в театре). Это значение катарсиса сосредоточено на избавлении от негативных чувств, наблюдая их в художественной пьесе. Аристотель считал, что катарсис может быть действительно хорошим способом избавиться от негативных эмоций, которые могут быть вредными.

Говоря современным языком, катарсис - это эмоциональное исцеление. Термин катарсис стал более широким понятием любого опыта, который может помочь вам лучше понять негативные чувства и работать над тем, чтобы стать лучше из-за них.Теория катарсиса состоит в том, что осознание и признание плохих эмоций может привести к лучшему их пониманию и, в свою очередь, позволит вам преодолеть негативные мысли.

Катарсическим переживанием может быть чтение книги или просмотр фильма, в котором обсуждаются отрицательные эмоции некоторых людей. Для других такая простая вещь, как уборка дома, может стать катарсисом, потому что она поднимает настроение и позволяет преодолеть негативные мысли. Значение катарсиса может быть разным для каждого человека.Чтобы узнать больше о катарсисе и о том, как он может вам помочь, постарайтесь лучше понять, что вас беспокоит, и подумайте об этих эмоциях иначе, чем обычно.

Что такое катарсис Аристотеля?

Катарсис - это греческое понятие, буквально означающее очищение. Аристотель считал, что катарсиса можно достичь, наблюдая за трагедией, разворачивающейся в театре. Для него значение катарсиса заключалось в том, что видеть трагедию, в которой негативные эмоции проявляются в действиях, было исцелением и могло помочь очистить людей от их негативных чувств.Для него определение катарсиса было «очищением духа от болезненных и низменных идей или эмоций путем наблюдения за игрой таких эмоций или идей на сцене».

Эта теория катарсиса была характерна для театральных трагедий. В наши дни катарсис развился и стал более общим термином для исцеления или очищения. Катарсис, катарсис, может быть очень полезным для поддержания психического здоровья и поощрения выбора позитивного образа жизни.

Плач является слабительным средством?

У каждого человека может быть своя версия катарсиса. Катарсический опыт определенно может включать в себя плач или траур. Все, что исцеляет или очищает ваш разум, может быть катарсисом, что означает, что оно может включать в себя все, от плача до прослушивания альбома или разговора с терапевтом. Некоторые другие определения и примеры катарсиса включают:

  • Погребальные / похоронные обряды после смерти близкого человека
  • Церемонии, обозначающие конец опыта и завершающие (например, выпускные)
  • Впечатления от природы
  • Знакомство с искусством, которое говорит с вами, например пьесой, фильмом или музыкой

Что вызывает катарсис?

Это существительное-катарсис, относящееся к опыту исцеления, может быть использовано для описания множества различных вещей.Искусство, такое как музыка, романы, театр или кино, может дать катарсис, потому что оно показывает человеческие эмоции в понятной и понятной форме. В других случаях церемония, служба или беседа могут стать очищающим переживанием, которое послужит завершением. Каждый человек уникален и неповторим, поэтому проявления катарсиса у всех будут разными. Может быть полезно знать, что вас беспокоит, и развивать катарсический опыт, направленный на достижение этой эмоции.

Катарсис в психологии и за ее пределами: исторический обзор

РЕФЕРАТ

Катарсис был признан исцеляющим, очищающим и преобразующим опытом на протяжении всей истории и использовался в культурных целительских практиках, литературе, драме, религии, медицине и психологии.Некоторые современные методы, такие как психодрама, первичная терапия, эмоционально-сфокусированная терапия, и многие другие, используют катарсис в качестве основной техники для достижения положительных терапевтических изменений. Современные исследования по этому вопросу ограничены и представляют противоречивые данные об эффективности катарсических техник в практике психотерапии.


Определение катарсиса
Слово катарсис происходит от греческого слова, которое переводится как «очищение» или «очищение».Большинство определений подчеркивают два основных компонента катарсиса: эмоциональный аспект (сильное эмоциональное выражение и обработка) и когнитивный аспект катарсиса (прозрение, новое осознание и бессознательное превращение в сознание) и, как следствие, позитивные изменения. Аристотель определил катарсис как «очищение духа от болезненных и низменных идей или эмоций путем наблюдения за игрой таких эмоций или идей на сцене» (Аристотель, 2001, стр. 1458). Брейер и Фрейд описали катарсис как непроизвольный инстинктивный телесный процесс, например плач (Breuer & Freud, 1974).Шульц и Шульц (2004) следовали психодинамической традиции и определили катарсис как «процесс уменьшения или устранения комплекса путем возвращения его к сознательному осознанию и возможности его выражения» (с. 506). Американская психологическая ассоциация (2007) также связывает катарсис с психодинамической теорией и определяет его как «разрядку аффектов, связанных с травматическими событиями, которые ранее подавлялись путем возвращения этих событий в сознание и их повторного переживания» (стр.153).
Шефф (2001) подчеркнул оба основных компонента катарсиса: эмоционально-соматическую разрядку и когнитивную осведомленность, которые он назвал `` дистанцированием '', когда человек, переживающий катарсис, поддерживает роль `` наблюдателя '', а не участника, что включает в себя чувство контроля и полного настороженность в непосредственном окружении человека. Шефф указал, что наиболее часто к концу соматико-эмоциональной разрядки часто происходит подробное и яркое воспоминание о забытых событиях и озарениях.Существует определенная путаница и неправильное понимание определения и толкования катарсиса: некоторые исследователи воспринимают катарсис как эмоциональную разрядку, приравнивая его к поведению, выражающему сильные эмоции, некоторые подчеркивают когнитивный аспект и новое осознание, которое возникает после повторного переживания. травмирующие события из прошлого.
Исторические корни катарсиса
Лечебный эффект катарсиса описан в литературе, театре, религии, культурных ритуалах, медицине и психологии.Хотя он принимает разные формы, суть катарсиса остается той же: это освобождение от некоторого бремени (физического или психического) и способствует исцелению благодаря своему очищающему эффекту.
Понимание катарсиса Аристотелем
Аристотель использовал понятие катарсиса как в медицинском, так и в психологическом смысле. В «Поэтике» Аристотеля это означало эмоциональное освобождение и очищение, которое зрители испытывают во время и после просмотра трагедии, что имеет корректирующий и исцеляющий эффект (Aristotle, 2001).Аристотель также подчеркивал катарсическое влияние музыки на людей. В «Политике» он сказал: «Все переживают определенную чистку [катарсис] и приятное облегчение ... катарсические мелодии приносят людям невинную радость» (Аристотель, 2001, стр. 1131).
Согласно Аристотелю, катарсис имел моральные и этические последствия. Он считал, что катарсис помогает умерить страсти и сильные эмоции, тем самым восстанавливая равновесие в сердце. Удовольствие от совместного проживания и повторного переживания катарсиса избавляло от таких беспокойств, как жалость и страх.По мнению Аристотеля, эмоциональная разрядка при просмотре трагедии помогла восстановить гармонию и родила человека мудрого и разумного.
Катарсис в литературе и театре
Для того, чтобы вызвать сильные эмоции у читателей или зрителей, использовались разные техники. Эффект неожиданности и неожиданности можно использовать как ключевой фактор, ведущий к катарсису. Например, в греческой трагедии «Царь Эдип» катарсис происходит в конце, когда царь Эдип, движимый виной недопустимости инцеста и пустоты, вызванной потерей любимой матери, ослепляет себя.
Катарсис может иметь даже более обширное значение. Например, Бертольд Брехт, великий немецкий драматург и режиссер двадцатого века, рассматривал его как инструмент для больших социальных изменений. Брехт использовал отсутствие последовательных действий, чтобы вызвать чувство пустоты, создать напряжение и привести аудиторию к катарсису, который заставил бы аудиторию предпринять социальные и политические действия, чтобы вырваться из этого чувства эмоциональной пустоты внутри (Szczeklik, 2005).
Шефф (2001) указал, что люди ищут и получают удовольствие от занятий, которые помогают им символически пережить собственные болезненные эмоциональные переживания и, следовательно, достичь облегчения или разрешения. Например, плач о Ромео и Джульетте - это не что иное, как пробуждение чувства утраты в жизни зрителей и повторное переживание незаконченных личных переживаний. Шефф подчеркивал тот факт, что литература и театр обеспечивают безопасное «дистанцирование» от собственного опыта людей. Когда личный стресс снова пробуждается в социально приемлемой среде, такой как театр, эмоциональные переживания не слишком подавляющие, потому что у людей создается впечатление, что они плачут из-за игрового персонажа, а не из-за себя.
Катарсис в медицине, религии и культурных ритуалах
Идея катарсиса в медицине аналогична литературным. Это означает «очищение», «очищение», хотя в медицинском смысле это означает физическое высвобождение, например, отхождение мокроты подразумевает исцеление от холода. Только после Гиппократа менструация, диарея и рвота считались катарсическими процессами (Scheff, 2001). Гиппократ связывал катарсис с исцелением, потому что это роль «очищающего агента», влияющего на течение болезней (как физических, так и психических).Духовный смысл катарсиса почти такой же: избавление от всего вредного из своего разума и сердца, чтобы человек мог стать чистым. Ритуал очищения обычно подразумевает, что человек совершил какие-то запрещенные действия или грехи. Катарсис помог вернуться к прежнему состоянию - до нарушения общепринятых правил и норм. В различных религиозных обрядах очищение совершается с помощью воды, крови, огня, смены одежды и жертвоприношения.Ритуалы часто рассматриваются как часть исцеления человека от разрушительного эффекта вины.
Далее, ключевая миссия мистицизма - понять возвращение или объединение своей души с Богом. Ритуал крещения (очищение человека водой) в христианстве имеет очищающее значение возрождения. В основе исповеди лежит то же самое предположение, и оно похоже на концепцию катарсического лечения, введенную Фрейдом и Брейером, поскольку признание включает в себя вспоминание, раскрытие и высвобождение запрещенных мыслей, действий и подавленных эмоций.
На протяжении всей истории были известны духовные и культурные ритуалы, помогающие людям справляться с коллективными стрессовыми ситуациями, такими как смерть или разлука, или крупными изменяющими жизнь событиями, такими как обряды переходов, свадьбы и т. Д. В традиционных обществах существуют церемонии оплакивания, похоронные обряды и ритуалы исцеления, которые чаще всего включают в себя очищающие действия, такие как плач, плач, барабанный бой или экстатический танец (Szczeklik, 2005).
Точно так же современные формы массовых развлечений могут спровоцировать массовые катарсические переживания, например, такие фильмы, как «Страсти Христовы» режиссера Мэла Гибсона, привлекли массовую аудиторию и стали социально приемлемым способом коллективного плача.Еще один хороший пример - популярность фильмов ужасов, потому что они вызывают сильные эмоции страха. Очевидно, что коллективные формы эмоционального переживания и разрядки в социальных, культурных, духовных или спортивных мероприятиях очень популярны, привлекают широкую аудиторию и, как известно, приносят облегчение и повышают сплоченность и солидарность группы.
Катарсис в современной психологии Брейер и Фрейд
Согласно Шульцу и Шульцу (2004), идея катарсиса была популярна в научных кругах Германии в 1890-х годах, и на эту тему было опубликовано множество статей.Фрейд и Брейер официально внедрили «катартическую терапию» как терапевтический метод в современную психологию (Brill, 1995). Они использовали гипноз, чтобы восстановить подавленные воспоминания о негативных травмирующих событиях. Теория Брейера и Фрейда о том, что симптомы вызваны подавленными эмоциями, основана на наблюдении, что «каждый отдельный истерический симптом немедленно и навсегда исчезал, когда нам удалось ясно выявить воспоминание о событии, которое его спровоцировало и пробудило. его сопутствующий аффект »(Freud, 1893, p.6). В своих более поздних работах Фрейд не был полностью удовлетворен результатами катарсиса; он отверг гипнотический и катарсический компоненты терапии и больше сосредоточился на аспекте прозрения и разработал психоанализ (Breuer & Freud, 1974).
Гидравлическая модель эмоций и теория вентиляции
В гидравлической модели эмоций используется аналогия жидкости, протекающей через систему. Эмоциональный дистресс, если он не выражен, накапливается и может создать давление в системе, поэтому «выплескивание» эмоций должно уменьшить напряжение и, как следствие, негативные психологические переживания и симптомы.Чем сильнее выражены отрицательные эмоции, тем больше должно быть облегчения (Американская психологическая ассоциация, 2007).
Шефф (2001) разделял схожие взгляды на то, что выражение эмоций является естественной человеческой необходимостью, и обсуждал этот вопрос с эволюционной точки зрения. Он утверждал, что эмоции - это не культурный феномен, а, скорее, естественная реакция тела и способ справиться с болезненными переживаниями: «эмоциональные выражения, такие как плач, являются биологической необходимостью. Плач сам по себе является инстинктивным: ребенок выходит из матки с способность плакать.Эта способность невыучена. То, что изучается, - это способность подавлять плач »(Scheff, p. 10). Scheff утверждал, что подавление эмоций имеет важное негативное влияние на людей и общество. В рамках процесса социализации детей учат, очень часто с наказанием, как контролировать эмоциональные реакции и подавлять инстинктивную потребность в разрядке.Шефф заявил, что большинство людей «накапливают огромное количество подавленных эмоций, телесного напряжения, которое всегда присутствует, но обычно не осознается» (Scheff, p.49). Шефф пришел к выводу, что подавленные эмоции влияют на процессы мышления и восприятия, на способность человека реагировать на других и сотрудничать, а также на способность терпеть сильные эмоции других.
Многие специалисты в области психического здоровья поддерживают гидравлическую модель. Напротив, некоторые из недавних исследователей оспорили традиционно принятые взгляды на то, что `` выплескивание '' отрицательных эмоций фактически уменьшает их, и поддержали точку зрения, что высвобождение эмоции само по себе без когнитивных изменений недостаточно для получения положительного результата в психотерапии (Bohart, 1980; Кеннеди-Мур и Ватсон, 1999; Николс, 1985; Рахман, 2001).
Подходы к лечению на основе катарсиса
С тех пор, как Фрейд ввел катарсис в сферу профессиональной психологии, многие современные методы считают катарсис важным лечебным аспектом своего терапевтического подхода (Frank, 1971). В этом разделе я расскажу, как некоторые из этих модальностей, такие как психодрама, первичная терапия и терапия, ориентированная на эмоции, используют катарсис.
Использование катарсиса в психодраме
С ростом бихевиоризма роль катарсиса как полезной психологической техники недооценивалась до тех пор, пока Морено не представил психодраму в 1930-х годах.Морено использовал концепцию катарсиса, предложенную Аристотелем и Фрейдом, и развил ее в новую психотерапевтическую модальность. Воспроизведение сцен из прошлого, снов или фантазий помогает клиенту довести бессознательные конфликты до сознания, в конечном итоге испытать катарсис и, таким образом, достичь облегчения и позитивных изменений (Moreno, 1946).
Согласно Морено, катарсис помогает воссоединить разделенные (бессознательные) части психики и сознательное «я» (Киппер, 1997).Хотя бессознательное может выражаться разными способами, например, заблуждения, забвение и сны (Corsini, 2000), такое выражение мягкое и не допускает высвобождения - это скорее показатель того, что проблема существует. Поэтому катарсис успешно использовался в психодраме для выявления глубоких и давних негативных эмоций и нейтрализации негативного воздействия связанных с ними травмирующих переживаний (Киппер, 1997).
Использование катарсиса в первичной терапии
В начале 1970-х Янов (2007) развил идеи Фрейда и утверждал, что если младенцы и дети не могут полностью обрабатывать болезненные переживания (плач, рыдания, вопли, крики и т. Д.),) в поддерживаемой среде их сознание «расщепляется», боль подавляется до бессознательного и вновь проявляется в невротических симптомах и расстройствах в более поздней жизни. Болезненные переживания «сохраняются», и их необходимо «высвободить» в терапии путем повторного переживания и разрядки подавленных чувств. Янов утверждал, что катарсическая эмоциональная обработка болезненных переживаний из ранней жизни и процесс их связи с воспоминаниями об исходном событии могут полностью освободить клиентов от невротических симптомов. Янов утверждал, что когнитивного запоминания подавленных травматических переживаний недостаточно для того, чтобы произошло исцеление.
Как это практиковалось в начале 1970-х годов, первичная терапия, казалось, была сосредоточена на эмоциональной разрядке без надлежащей безопасности и дистанцирования. Таким образом, это оказалось разрушительным для некоторых клиентов, особенно для людей с тяжелым психическим заболеванием, расстройствами личности или другими более серьезными состояниями, когда, например, сила эго клиента недостаточна для обработки сильных чувств, которые могут привести к распаду, или если клиент уже испытывает путаницу между настоящим и прошлым.Поэтому первичная терапия воспринималась как опасная и отвергалась большинством специалистов в области психического здоровья.
Использование катарсиса в эмоционально-ориентированной терапии
Гринберг (2002) пришел к выводу, что эмоциональное возбуждение и обработка в рамках поддерживающего терапевтические отношения - ключевой элемент позитивных изменений в терапии. Он подчеркнул когнитивный аспект катарсиса и необходимость понимать и осмысливать эмоции. Гринберг утверждал, что осознание, здоровое эмоциональное выражение и когнитивная интеграция эмоций в совокупности производят положительные изменения.Похоже, что терапия, ориентированная на эмоции, должным образом обращалась к когнитивному компоненту катарсиса и проблемам безопасности. В рамках терапии, ориентированной на эмоции, были разработаны методы, помогающие клиентам распознавать и подтверждать свои сильные чувства, а также были обучены и поддержаны клиенты, как безопасно выражать болезненные эмоции, а также находить смысл в своих переживаниях. Эмоционально-ориентированная терапия использует технику пустого стула, введенную гештальт-терапией, для прояснения внутренних конфликтов, а также для завершения нерешенных проблем в отношениях из прошлого.Гринберг, Варвар и Малкольм (2008) доказали, что эмоционально-ориентированная терапия с использованием техники пустого стула была более эффективной, чем психообразование, в облегчении прощения и «отпускания» для людей, которые пережили болезненные эмоциональные переживания со своими значимыми другими. Техника пустого стула может быть полезным инструментом для облегчения катарсиса, а также для того, чтобы помочь клиентам дистанцироваться от своих внутренних конфликтов и подавляющих эмоций, например, попросив их сесть на третий стул и взять на себя роль наблюдателя или посредника. .
Споры об эффективности катарсиса в психотерапии
Несмотря на то, что традиционно катарсис воспринимался как исцеляющий опыт, текущие исследования представляют противоречивые данные об этом предположении. Николс (1974) оценил влияние катарсиса на положительный результат краткосрочной психотерапии и подтвердил гипотезу о том, что катарсис приводит к терапевтическому улучшению жалоб на поведенческие цели и личному удовлетворению.Паскаль-Леоне и Гринберг (2007) представили некоторые доказательства того, что обработка эмоций в терапии является значительным шагом на пути к позитивным изменениям. Уотсон и Бедард (2006) обнаружили, что у клиентов с большой депрессией, которые продемонстрировали более высокий уровень эмоциональной обработки, были лучшие результаты. Другие исследователи оспорили традиционные взгляды на ценность катарсиса в терапии. Бушман (2002) утверждал, что «выплескивание гнева» не помогает уменьшить гнев и не должно использоваться в терапии. Джеммер (2006) утверждал, что травматический опыт, если его неоднократно переживать в катарсисе, можно заново изучить и стать вредным.Бохарт (1980) продемонстрировал, что выражение гнева не приносит облегчения или уменьшения гнева. Похоже, что некоторые выводы о неэффективности «изливания гнева» распространяются на все катарсические переживания (Kennedy-Moore & Watson 1999), поэтому терапевтические методы, основанные на катарсисе, считаются неэффективными. Вопрос в том, насколько разумно это обобщение и как исследование неэффективности «излечения гнева» может быть применено к катарсическим техникам в целом?
Этот вопрос возвращает нас к проблеме определения катарсиса как эмоционального и когнитивного переживания.Шефф (2001) поднял чрезвычайно важный вопрос о том, что эффективность катарсиса в терапии сильно зависит от уравновешивания прошлого стресса и чувства безопасности и поддержки в настоящем, другими словами, достижения клиентом оптимального `` дистанцирования '' от травмирующего события, когда он сам «наблюдатель», а также участник. Шефф утверждал, что в случаях серьезных подавленных травматических событий одного только словесного припоминания недостаточно для постоянного положительного терапевтического изменения. Повторяющаяся соматико-эмоциональная разрядка горя, страха и гнева с соответствующим дистанцированием и поддержкой - необходимые компоненты для успеха.
В заключение следует отметить, что эффективное использование катарсиса в психотерапии не следует путать с изолированными техниками эмоциональной разрядки, такими как излияние гнева. Катарсис относится к повторному переживанию (частично или полностью) значительных травмирующих событий, которые не были должным образом обработаны эмоционально и подавлены, вызывая эмоциональные, физические проблемы или проблемы в отношениях в жизни человека. В процессе терапии клиент вспоминает и переживает эти важные личные события, переживает сильные эмоциональные реакции, а также соответствующую когнитивную обработку и интеграцию.Эффективность катарсических техник следует исследовать и интерпретировать в контексте других важных компонентов терапевтического процесса, таких как безопасные и доверительные отношения между клиентом и терапевтом, укрепление эго клиента, создание безопасной и поддерживающей среды в нынешней жизни клиента. (изменение поведения), поиск смысла прошлого опыта и другие.
Резюме и выводы
На протяжении всей истории человечества катарсис считался сильным лечебным эффектом и применялся в медицине, религии, культурных ритуалах исцеления, литературе и драматургии.Концепция катарсиса широко использовалась в современной психологии, начиная с Брейера и Фрейда. Некоторые современные терапевтические методы подчеркивают ценность выражения подавленных эмоций и используют катарсис как важный инструмент для позитивных терапевтических изменений. В то время как сторонники когнитивно-поведенческих подходов доминируют в области психологии, большинство современных школ недооценивают важность катарсиса. Они рассматривают регуляцию аффектов как главную цель, поэтому оставляют полное эмоциональное освобождение на периферии или часто воспринимают это как негативное направление.
Существующие научные данные о катарсисе, приводящем к положительным терапевтическим изменениям, противоречивы. Путаница возникает из-за отсутствия точного определения и согласия относительно того, что составляет катарсис. Исследование о том, что «излияние гнева» не уменьшает гнев автоматически, продемонстрировало, что агрессивное поведение на самом деле повышает уровень возбуждения и не вызывает желаемых положительных изменений, но его отношение к феномену катарсиса очень ограничено, если оно вообще есть. Сложность явления катарсиса включает в себя переживание подавленных эмоциональных травм в безопасной и поддерживающей среде, включая эмоциональную разрядку, а также соответствующую когнитивную обработку и понимание.
________________________ Список литературы
  • Американская психологическая ассоциация. (2007). Словарь психологии. Вашингтон, округ Колумбия: Автор.
  • Аристотель. (2001). Основные сочинения Аристотеля . МакКеон, Р. (Ред.). Нью-Йорк: Современная библиотека.
  • Bohart, A.C. (1980). К когнитивной теории катарсиса. Психотерапия: теоретические исследования и практика , 17, 192-201.
  • Брейер, Дж., Фрейд, С.(1974). Исследования истерии . Хармондсворт: Книги Пингвина.
  • Брилл, А.А. (Ред.). (1995). Основные труды Зигмунда Фрейда . Нью-Йорк: Современная библиотека.
  • Бушман, Б.Дж. (2002). Выдувание гнева питает или гасит пламя?
  • Катарсис, размышления, отвлечение, гнев и агрессивная реакция. Бюллетень личности и социальной психологии , 28 (6), 724-731.
  • Корсини Р. (2000). Справочник по инновационной психотерапии .Нью-Йорк: Wiley / Interscience.
  • Франк, Дж. Д. (1971). Лечебные факторы в психотерапии. Журнал психотерапии , 25, 350- 361.
  • Фрейд, С. (1893). Стандартное издание полного психологического собрания Зигмунда Фрейда , Vol. 2. Стрейчи, Дж. (Ред.). Лондон: Hogarth Press.
  • Гринберг, Л. С. (2002). Эмоциональная терапия. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  • Гринберг, Л.Дж., Варвар, С. Х., Малкольм, В. М. (2008). Различные эффекты эмоционально-ориентированной терапии и психообразования в облегчении прощения и избавлении от эмоциональных травм. Журнал консультативной психологии , 55 (2), 185-196.
  • Янов А. (1991). Новый первичный крик: Primal Therapy 20 Years On . Блэр, NE: Enterprise Publishing.
  • Янов А. (2007). Первобытное исцеление . Франклин Лейкс, Нью-Джерси: Career Press.
  • Джеммер, П.(2006). Отреагирование - катарсис: взбалтывание тусклых корней весенним дождем. Европейский журнал клинического гипноза , 7 (1), 26-36.
  • Кеннеди-Мур, Э., Уотсон, Дж. К. (1999). Выражение эмоций. Нью-Йорк: Guildford Press.
  • Киппер Д.А. (1997). Классическая и современная психодрама: многогранная психотерапия, ориентированная на действие. Международный журнал действий, методы, 50 (3), 99-107.
  • Морено, Дж. Л. (1946). Психодрама: Том 1. Маяк, Нью-Йорк: Дом Маяка.Николс, М. П. (1974). Результат кратковременной катарсической психотерапии. Журнал консалтинговой и клинической психологии, 42 (3), 403-410.
  • Николс, М.П., ​​Эфран, Дж. С. (1985). Катарсис в психотерапии: новая перспектива. Психотерапия , 22, 46-58.
  • Паскуаль-Леоне А., Гринберг Л. С. (2007). Обработка эмоций в эмпирической терапии: почему «единственный выход - пройти». Журнал консалтинговой и клинической психологии , 75 (6), 875-887.
  • Рахман, С. (2001). Обработка эмоций с особым упором на посттравматические стрессовые расстройства. International Review of Psychiatry , 13,164-171.
  • Scheff, T.J. (2001). Катарсис в исцелении, ритуалах и драмах . Линкольн, штат Невада: iUniverse.com.
  • Шульц, Д. П., Шульц, С. Э. (2004). История современной психологии (8-е изд.). Бельмонт, Калифорния: Уодсворт / Томпсон.
  • Щеклик А. (2005). Катарсис: об искусстве медицины.(А. Ллойд-Джонс, Пер.). Чикаго: Издательство Чикагского университета.
  • Уотсон, Дж. К., Бедард, Д. Л. (2006). Эмоциональная обработка клиентов в психотерапии: сравнение когнитивно-поведенческой и процессно-экспериментальной терапии. Журнал консалтинговой и клинической психологии , 74 (1), 152-159.
9048 9048 9048 9048 9048 9048

Гнев и катарсис: миф, метафора или реальность?


Ученый-когнитивист Др.Недавняя публикация Арта Маркмана о природе гнева и катарсиса поднимает важные вопросы о том, как лучше всего справиться с гневом - как в психотерапии, так и вне ее. Это тема другого блоггера PT , доктора Стивена Стосни, и я кратко обсудил здесь ранее. (См. Сообщения здесь и здесь.)

Во-первых, позвольте мне сказать, что существует очень веская причина для многочисленных метафор, которые мы применяем к неправильно понимаемому феномену гнева: они довольно точно и феноменологически описывают субъективное и объективное переживание гнева как очень изменчивую эмоцию, которая может, в зависимости от того, как мы управляем этим, строим с течением времени, достигаем крещендо и в конечном итоге взрываемся.Гнев можно «сдержать». Гноятся, становятся токсичными и медленно и разрушительно выводятся наружу в повседневной жизни, как радиоактивное заражение. Тушить и доводить до кипения. Гнев - это первобытная сила природы, ураган, торнадо, извержение вулкана, гроза, молния, естественная форма энергии, не похожая на электричество. Когда легко впадают в ярость, человек «пережигает предохранитель» или показывает «короткий запал».

Гнев раскален докрасна. Тлеющий или бушующий огонь. Иногда «медленный ожог». Мы называем того, кто быстро гневается, «горячим».«Бомба замедленного действия легко« взорвалась »или« сработала ». Бочонок с порохом. Дымящийся чайник. Кипящий котел, в котором« тушится »в собственном соку. Разозленные люди« взрывают прокладку »под чрезмерным внутренним давлением подобно нагретой посуде для приготовления пищи, которая «откидывает крышку», или ракетной боеголовке, которая «становится баллистической». Человека, охваченного яростью, часто сравнивают с ядерным реактором, который катастрофически и жестоко «расплавляется». Парадоксально, но в других случаях характерологически сердитый, обиженный, ожесточенный или враждебный человек кажется «хладнокровным» и расчетливым, как это видно, например, при антисоциальном расстройстве личности, которое иногда описывается как «ледяной», «холодный как огурец» или «холодный как камень».«

Возможно, метафорически ближе всего к истине гнев или ярость - это мощное взрывчатое вещество, такое как динамит, которое можно использовать деструктивно или конструктивно, во зло или добро. Подобно ядерной радиации или нитроглицерину, гнев можно использовать как для нанесения вреда, так и для исцеления. При определенных обстоятельствах гнев может полностью овладеть человеком, слепо подталкивая нас к саморазрушительному поведению и злодеяниям. Как и любовь, гнев может быть «слепым». Гнев часто воспринимается как угрожающая, злобная инопланетная сила, овладевающая разумом, телом и душой.Свирепый зверь, медведь-берсерк, ядовитая змея, огнедышащий дракон, гневный бог, мстительный дьявол или демон. Такие общие метафоры явно имеют архетипическое качество и в той или иной форме и в разных культурах были частью того, как люди лингвистически концептуализируют и описывают субъективное переживание гнева на протяжении тысячелетий. Подобно мифам, метафоры гнева, как правило, содержат основное ядро ​​жизненно важной истины об элементарной, загадочной природе гнева или ярости.

Но ошибка с использованием таких метафор заключается в том, что они воспринимаются слишком буквально, а не метафорически.Например, крайняя ярость может ощущаться или казаться такой, как будто она овладевает человеком, подобным демону или дьяволу. Это распространенный миф или метафора, которую часто используют психотические пациенты для объяснения своих диссоциированных импульсов. Но это не злит Дьявола. Буквализм или овеществление - проблема в этом сценарии, а не метафора. Если сравнивать гнев с нагретой жидкостью в закрытом контейнере, это еще не значит. Из этой метафоры нельзя также экстраполировать, что гнев будет вести себя точно так же, как эта нагретая жидкость.Этого не произойдет, потому что это не буквально нагретая жидкость и не обязательно будет действовать как таковая. Гнев - это не то или иное. Что есть, то есть. Но у него есть качества, схожие с другими первичными человеческими переживаниями, такими как печаль, тревога и половое влечение. Подобно другим инстинктивным побуждениям, экзистенциальным переживаниям и примитивным аффектам, гнев можно отрицать или подавлять. А когда гнев хронически подавляется, он становится проблематичным, патологическим, токсичным и потенциально опасным для себя и / или других. Однако как только это произойдет, выходом будет не бить боксерскую грушу: это не заставит гнев, негодование или горечь исчезнуть.Но это, скорее всего, обеспечит кратковременное снятие напряжения, которое, как и при мастурбации, доставляет удовольствие. Удары по подушке, сумке или кровати, когда человек еще не рассержен, может быть эффективным методом, применяемым некоторыми рейхианскими или биоэнергетическими терапевтами для возбуждения, пробуждения и более полного осознания подавляемой ярости. Но нельзя «истощить» или излить гнев навсегда таким образом, точно так же, как нельзя полностью истощить половое влечение, мастурбируя. Более того, это может служить вместо того, чтобы «заправить насос».«

Доктор Маркман и другие выступают против «катарсиса», заключая, что он только заставляет человека злиться сильнее, чем раньше. В поддержку своей позиции он цитирует определенное экспериментальное исследование, проведенное в 1999 году. (См. Его публикацию). За сто лет до этого исследования венские врачи Йозеф Брейер и Зигмунд Фрейд (1895) обнаружили и задокументировали терапевтическую ценность катарсиса или то, что он вызвал. вызвать абреакцию : «Угасание воспоминания или потеря его аффекта зависит от различных факторов. Самый важный из них - была ли энергетическая реакция на событие, провоцирующее аффект. Под «реакцией» мы здесь понимаем целый класс произвольных и непроизвольных рефлексов - от слез до актов мести, - при которых, как показывает нам опыт, аффекты разряжаются. Если эта реакция имеет место в достаточной степени, большая часть часть аффекта в результате исчезает. Об этом факте ежедневного наблюдения свидетельствует лингвистическое использование таких фраз, как «выплакаться» [' sich ausweinen '] и «выпустить пар» [' sich austoben », буквально« вывести себя из себя »].Если аффект подавлен, он остается прикрепленным к памяти. . . . Реакция пострадавшего на травму оказывает полностью «катарсический» эффект только в том случае, если это адекватная реакция - как, например, месть. Но язык заменяет действие; с его помощью можно почти так же эффективно «отреагировать» на аффект ». Так родился психоанализ.

Под «языком» Фрейд и Брейер подразумевают вербализацию чувств, таких как гнев, в противоположность их физическому отыгрыванию.Бить кулаком по сумке или стучать по кровати, очевидно, являются физическим выражением гнева. Но для того, чтобы быть действительно катарсическим, пациент должен испытать - или повторно пережить - эти эмоции настолько глубоко, насколько это возможно, а не просто физически их выражать или рационально обсуждать. Более подходящей метафорой подавляемого гнева будет подземное месторождение нефти или газа. Масло находится под огромным давлением. При подключении часть этого давления внезапно сбрасывается в виде «фонтана». Но это не делает ничего, чтобы значительно снизить подземное давление, создаваемое за долгие годы.Точно так же использование глубоких и хронически находящихся под давлением резервов гнева, обиды или ярости действительно может вывести на поверхность еще больше гнева. Вот почему простое реагирование или выдыхание гнева не обязательно является терапевтическим: вентиляция, как предполагает доктор Маркман, может раздувать пламя гнева, а не гасить его огонь. Конечно, деструктивное выражение гнева в форме физического насилия - не решение. Можно ли сказать, что массовых убийц или жестоких супругов «вылечить» или сделать менее злыми, направив свою ярость на своих жертв?

Когда мы имеем дело с гневом, мы не имеем дело с метафорой.Мы имеем дело с экзистенциальной реальностью. Психобиологический феномен. Посмотрим правде в глаза, это не то же самое, что ударить кулаком человека, который обидел вас или предал вас. Это не является, как выразились Фрейд и Брейер, «адекватным» ответом на оскорбление, не является настоящей местью или талионическим нападением на реального человека. Это дает кому-то крошечный вкус того, что может ощущаться настоящая месть, но не дает полного психологического удовлетворения. Такое поведение вентиляторов стучит в дверь закопанного гнева, на короткое время открывает ее, выпуская немного гнева, а затем быстро захлопывает ее снова - именно это и произошло в эксперименте, упомянутом доктором.Маркман.


Конечно, проблема здесь в том, что в цивилизованном обществе мы не можем обойтись без ударов, избить или словесно оскорбить каждого человека, который оскорбляет или бесит нас. (Хотя некоторые, кажется, начали прибегать к такому примитивному поведению.) В современной жизни есть на что сердиться. И мы должны научиться принимать, контролировать, терпеть и перенаправлять этот гнев как можно более конструктивно. Но где же гнев, оставленный невыраженным? Да, иногда, если мы осознаем гнев в данный момент, он проходит.Но, как правило, он не просто испаряется, как некоторые хранимые, открытые жидкости. Гнев, когда его отрицают или подавляют, имеет тенденцию накапливаться или накапливаться со временем, точно так же, как знания и опыт накапливаются и накапливаются с течением времени. Он становится горьким или прогорклым. И он становится все более мощным и потенциально опасным, точно так же, как токсин может постепенно и коварно накапливаться в какой-то части тела, в конечном итоге достигая опасного для жизни уровня.

Произвольное использование экспрессивных, вентилирующих или катарсических техник, таких как удары подушкой, первичный крик, избиение постели или избиение батака и т. Д., Предназначенных для «истощения» или рассеивания гнева и ярости, в конечном итоге является неэффективным и клинически контрпродуктивно.Сегодня психотерапевты, как правило, делятся на два основных лагеря, когда дело доходит до борьбы с гневом: подавляющая терапия против выразительной вентиляции гнева. Но многие психотерапевты, использующие такие экспрессивные или эмпирические техники, слишком сильно зависят от них в лечении, чтобы вызвать и рассеять гнев, преждевременно вынуждая его проявить себя в ошибочной и в конечном итоге бесполезной попытке «вывести гнев из себя» и сразу же избавиться от него. и для всех. Если бы простой механический катарсис, отреагирование или вентиляция гнева или гнева неизменно были конструктивной или лечебной практикой, задача психотерапевта была бы гораздо менее сложной, сравнительно четкой и, в большинстве случаев, несколько излишней.Но это не так. Как заметил психолог Ролло Мэй (1969), этот подход к вентиляции является «вопиющей ошибкой многих современных психотерапевтов - главным образом иллюзией, что простое переживание или отыгрывание - это все, что необходимо для лечения. Переживание абсолютно необходимо; но если оно происходит без него». при изменении представлений, символов и мифов пациента «переживания» усекаются и имеют скорее мастурбаторный, чем полностью воспроизводящий характер ».

Однако в заключение, как сказал д-р.Маркман и другие считают, что катарсис никогда не помогает, это неверно. Термин катарсис происходит от греческого катарсис , которое, в свою очередь, происходит от корня катарсис , что означает очищать или очищать. Аристотель использовал этот термин, описывая терапевтические эффекты театральной трагедии в очищении от эмоций, приводящем к духовному обновлению или облегчению снятия напряжения. Фрейд, конечно, использовал катарсис , чтобы обозначить процесс повторного переживания подавленных и, следовательно, бессознательных эмоций в терапии.Но разнообразная практика катарсиса восходит к примитивным ритуалам исцеления, экзорцизму и исповеди, последнее использовалось в свое время инками и ацтеками, а также католической церковью, где и экзорцизм, и традиционный ритуал исцеления, называемый исповедью до сих пор сохранились. Когда дело доходит до эффективной борьбы с гневом, катарсис - это не просто «выпустить пар», хотя это может быть полезно в лечении, если оно проводится устно, а не физически.Но вербализация должна быть напрямую связана с истинным источником гнева и укореняться в нем. Когда такой гнев признается и выражается устно, он может расчистить путь к обнаружению того, что его вызвало в первую очередь.

Психотерапия отчасти помогает пациентам осознать, принять и более конструктивно использовать свой гнев, чтобы изменить себя, свои отношения и свою жизнь. Это требует восстановления личной страсти, силы, решимости, силы и решимости.Доктор Маркман задает правильный вопрос: всегда ли лучше выражать гнев словесно и / или физически? Так много зависит от контекста, времени и обстоятельств. "Хорошо ли тебе сердиться?" спросил Бог разочарованного Ионы в Ветхом Завете, побуждая Иону остановиться, сесть в тени и задуматься, прежде чем импульсивно или рефлекторно воздействовать на свой гнев. Гнев и даже насилие занимают достойное место в человеческих делах. Есть время как для борьбы, так и для бегства. Время агрессивных действий и время пассивного созерцания.Время и место, чтобы высказать свое мнение и замолчать. И да, иногда лучшее, что можно сделать в пылу мгновенья, - это вообще ничего не делать - по крайней мере, до тех пор, пока метафорический дым не перестанет струиться из ваших ушей.

▷ Что такое эмоциональный катарсис?

Катарсис - это эмоциональное высвобождение, которое помогает нам высвободить бессознательные конфликты. Фактически, этот термин происходит от греческого слова «катарсис», , означающего «очищение» или «очищение». В психологии катарсис включает в себя своего рода эмоциональную чистку, чтобы мы могли восстановить психологическое равновесие.Это интенсивный и интимный процесс, который часто освобождает, поскольку мы не только выражаем подавленное нами содержание, но и придаем ему новый смысл, мы включаем его в историю нашей жизни и нам удается перевернуть страницу.

Что такое эмоциональный катарсис согласно психоанализу?

Термин «катарсис» восходит к Древней Греции, хотя он приобрел известность в психологии благодаря Зигмунду Фрейду и Йозефу Брейеру. Последний разработал психологическое лечение истерии, которое он назвал слабительным.Терапия заключалась в том, чтобы пациенты вспоминали травматические переживания, когда они находились под гипнозом. Брейер обнаружил, что когда люди выражали эмоции, которые они долгое время подавляли, они испытывали облегчение от своих симптомов.

Фрейд также считал, что эмоциональный катарсис может играть важную роль в облегчении симптомов, связанных с тревогой. Согласно его психоаналитической теории, человеческий разум состоит из трех ключевых элементов: сознательного, подсознательного и бессознательного.Все, что мы знаем, находится в сознании. Подсознание содержит вещи, о которых мы не до конца осознаем, но о которых мы можем повысить осведомленность, если обратим на них внимание. Наконец, бессознательное - это часть разума, которая содержит огромный запас мыслей, чувств и воспоминаний, находящихся за пределами нашего сознания, обычно с большим эмоциональным зарядом.

Фрейд считал, что многие конфликты и травмы скрыты в бессознательном, откуда они продолжают оказывать влияние на наши решения, поведение и благополучие.Вот почему он прибегал к психологическим методам, таким как толкование снов и свободное общение, чтобы получить доступ к этому содержанию. Он определил катарсис как «Процесс, с помощью которого мы уменьшаем или устраняем конфликт, активируя его в сознании и позволяя ему проявить себя».

С этой точки зрения катарсис - это осознание вещей, которые наносят нам вред, но действуют ниже порога сознания. Фактически, в современном психоанализе катарсис рассматривается как разрядка эффектов, связанных с вытесненными травматическими событиями, возвращение их в сознание, чтобы заново пережить их и избавиться от их негативного или ограничивающего влияния.

Это означает, что, хотя катарсис содержит мощный эмоциональный компонент, он также имеет сильный когнитивный компонент, который позволяет нам приобретать новые знания или перспективы, предполагающие и оставляющие после себя эмоциональные раны.

Следовательно, эмоциональный катарсис:

- заставляет нас чувствовать себя лучше, высвобождая отрицательные эмоции, и,

- ведет нас к позитивным изменениям в нашем «эго», позволяя нам интегрировать это подавленное содержимое.

Почему так важно выражать эмоции?

Общество часто оказывает подавляющую роль в эмоциях.Считается плохим выражать «отрицательные» эмоции, таким образом поощряется их подавление, что заставляет нас хоронить их в глубинах бессознательного.

Однако эмоциональное выражение является частью зрелого и уравновешенного «эго». Каждая эмоция, которую мы испытываем и выражаем, является частью нашей сущности. Благодаря им мы можем лучше узнать друг друга. Эмоции действуют как компасы, которые мгновенно указывают на реакции удовольствия или отвержения, поэтому их никогда не следует подавлять, необходимо только научиться выражать их уверенно.

Подавленная эмоция в конечном итоге приведет к конфликту, который будет заключен в бессознательном просто потому, что мы не обработали сообщение этой эмоции и не использовали его адаптивно. Напротив, усвоение эмоций, особенно «отрицательных», позволит нам понять и использовать их в свою пользу для роста.

Всегда ли полезен катарсис?

Став частью популярного словаря, катарсис стал размытым. Многие думают, например, что катарсис для высвобождения гнева означает ударить по подушке или оставаться в комнате и громко кричать.Было показано, что этот тип выразительных средств контрпродуктивен и неэффективен в долгосрочной перспективе.

В очень интересном исследовании, проведенном в Университете штата Айова, было проанализировано, какая стратегия является наилучшей для выхода из гнева. Эти психологи попросили группу разгневанных людей ударить боксерскую грушу, думая о человеке, который их разозлил, а другим было предложено подумать, что они набирают форму. Третья группа сидела в комнате и ничего не делала.

Затем им была предоставлена ​​возможность издать сильный шум в адрес человека, который их рассердил.Было обнаружено, что люди, которые били боксерскую грушу, думая о том, кто их разозлил, не только все еще очень злились, но и вели себя более агрессивно. Напротив, больше всего успокаивали те, кто сидел тихо.

Физическая вентиляция эмоций может помочь и иметь небольшой катарсический эффект, но необходимо пойти еще дальше. Если бы простой физический катарсис был конструктивной практикой, работа психологов была бы намного проще. Для исцеления и разрешения конфликтов недостаточно действовать и экспериментировать, необходимо работать на концептуальном уровне с образом «эго».

Это означает, что для достижения положительных изменений, к которым приводит катарсис, необходимо размышлять об этих эмоциях, чтобы мы могли интегрировать их в нашу самооценку.

Также имейте в виду, что единственная эмоция, вызываемая катарсисом, - это не гнев. Печаль, которую мы испытываем после потери любимого человека, когда ее подавляют, продолжает причинять боль. Напротив, когда он выражен, он быстрее преодолевается. Было показано, что плач почти всегда оказывает слабительное действие.Фактически, катарсис в психологии используется в первую очередь для облегчения боли и страданий, связанных с травмой.

Исследование, проведенное в Университете Иллинойса, показало, что катарсис вызывает изменения на физиологическом уровне, которые могут помочь нам быстрее найти эмоциональное равновесие. Эти психологи осознали, что вентиляция эмоций вызывает снижение артериального давления и изменяет ритм дыхания, что может помочь нам успокоиться. На самом деле, когда мы сердимся, мы дышим с другой скоростью, чем когда мы спокойны или грустны.У каждой эмоции есть свой ритм дыхания, так что, когда наше психическое состояние меняется, наше дыхание изменяется немедленно. Следовательно, регулируя дыхание, мы также можем контролировать эмоции.

Как добиться катарсиса, чтобы вызвать устойчивые положительные изменения?
  1. Соединитесь со своими чувствами. Прежде всего, жизненно важно, чтобы вы принимали все свои эмоции и чувства. Вам следует избегать мысли о том, что существуют «отрицательные» эмоции, которые вы не должны испытывать. Все эмоции действительны и не делают вас хуже или лучше.Дело не в том, что вы чувствуете, а в том, как вы это направляете. Поэтому не пытайтесь подавлять эти эмоции или бороться с ними. Свяжитесь с ними, чтобы вы могли услышать сообщение, которое они должны вам передать. Иногда за гневом скрывается, например, грусть или чувство бессилия. Но вы не сможете разрешить конфликт, если отключитесь от своих эмоций.
  1. Найдите способ вызвать катарсис, который работает на вас. То, что может быть катарсисом для одних, не для других. Следовательно, вы должны найти стратегию эмоционального выражения, которая лучше всего подходит для вас.Стукнуть подушкой не всегда необходимо или желательно, ведь ведение терапевтического дневника может быть способом изгнания ваших проблем. Искусство также является прекрасным очищающим средством.
  1. Не забывайте когнитивный элемент. Катарсис состоит из двух аспектов: эмоционального высвобождения, которое обычно имеет сильный соматический компонент, и когнитивного элемента, который включает размышления о том, что произошло. Если вы ограничитесь эмоциональным раскрепощением, вы остановитесь на полпути. Необходимо, чтобы вы размышляли о происхождении тех эмоций, которые вас беспокоят, и, прежде всего, чтобы вы нашли способ выразить их уверенно, не причиняя вреда себе и не причиняя вреда другим.

И последнее, но не менее важное: не форсируйте свой лечебный ритм. Иногда какое-то содержимое скрыто в бессознательном, потому что у нас нет необходимых психологических инструментов, чтобы противостоять им, и доведение их до сознания было бы чрезвычайно болезненным. Считайте катарсис терапевтическим процессом самоисцеления и принятия себя, в котором вы каждый день будете делать маленькие шаги.

Источники:
Verona, E. & Sullivan, E.A. (2008). Возвращение к эмоциональному катарсису и агрессии: снижение частоты сердечных сокращений после агрессивного.Эмоции; 8 (3): 331–340. Бушман, Б. Дж. (2002) Выдувание гнева подпитывает или гасит пламя? Катарсис, руминация, отвлечение, гнев и агрессивная реакция. Бюллетень личности и социальной психологии; 28 (6): 724-731.

Что такое эмоциональный катарсис и почему он нам полезен?

Последнее обновление: 21 февраля 2018 г.

Может быть, вы помните времена в своей жизни, когда вы внезапно начинали плакать, потому что эмоции взяли верх, и вы ничего не могли с этим поделать. И вы просто не могли перестать плакать . Или вы сдерживали гнев, а затем однажды взорвались в неконтролируемой ярости. Эти переживания являются частью явления, известного как эмоциональный катарсис .

Эмоциональный катарсис - это процесс, в котором наши эмоции проявляются во всей своей необузданности. Это часто связано с ситуациями, когда мы сильно переживаем. Поскольку это такое интенсивное выражение эмоций, оно беспокоит многих людей, и некоторые даже задаются вопросом, опасен ли катарсис.

Но даже несмотря на то, что он часто бывает весьма «драматичным», процесс эмоционального катарсиса никогда не бывает опасным. Напротив, очень раскрепощает. Это помогает нам понять и выразить то, что мы чувствуем. Это выводит нас за рамки простой интеллектуальной оценки неблагоприятной ситуации, в которой мы находимся. Вместо этого мы учимся не подавлять свои эмоции; мы избавились от всех эмоциональных потрясений, которые у нас были.

Выражение эмоций никогда не опасно. Опасность заключается в том, чтобы сдерживать их или отрицать их, потому что это делает нас пленниками, вместо того, чтобы иметь возможность жить полноценной жизнью.

Эмоциональный катарсис и терапия

Когда человек впервые начинает психологическую терапию, иногда он беспокоится, что он взорвется эмоциональным катарсисом и будет говорить ерунду. Но в большинстве случаев то, к чему обычно стремятся специалисты в терапии, - это чтобы пациент узнал и подтвердил свои эмоции. Почему? Чтобы идентифицировать переживания, заставляющие нас так себя чувствовать.

Фактически, катарсис был процессом, который Зигмунд Фрейд использовал в начале своих сеансов психоанализа .На этих сеансах Фрейд лечил истерию, которая на самом деле является болезнью травматического происхождения, с помощью гипноза. Целью было «очищение» или эмоциональный катарсис, чтобы снять шок или травму. Тогда пациент сможет выражать подавленные эмоции и переживания, в первую очередь вызывающие симптомы.

Когда эмоции блокируют или парализуют вас, когда вы сохраняете твердость и стойкость в самых тяжелых жизненных ситуациях, и внезапно вы не можете больше справляться, и вы ломаетесь ... вот когда вам помогают справиться с этими переживаниями и эмоциями через катарсис и его последующий анализ.

Тем не менее, катарсис важен и в терапии помимо психоанализа. В психодраме таких авторов, как Морено, катарсис является целью сеансов групповой терапии. Здесь цель состоит в том, чтобы правильно обработать конфликт, который привел вас к терапии.

Эмоциональное выражение - неотъемлемая часть нас

Любое эмоциональное выражение, даже что-то вроде эмоционального катарсиса, должно подтверждаться и никогда не подавляться. Помните, что эмоций - это часть нас.Они составляют часть нас.

Катарсический процесс или эмоциональная абреакция (переживание опыта) не делают нас слабыми; это делает нас людьми. Он учит нас, что чистое выражение своих эмоций - это первый шаг к принятию и пониманию боли в нашей жизни.

Кроме того, эмоциональных переживаний - это то, как мы относимся к миру. Другими словами, они являются частью нашего опыта с нашим окружением и другими людьми .Они являются неотъемлемой частью нашей жизни. На самом деле они нам нужны для того, чтобы обрабатывать все виды переживаний, от самых болезненных или огорчительных до самых радостных, которые мы только можем себе представить.

На самом деле эмоциональный катарсис случается, когда мы долгое время были сильными, а потом внезапно ломались . Вот почему это необходимо и остановить. Это показывает нам реальность нашей ситуации и учит нас, что мы хрупкие и что иногда нам нужно сломаться и плакать, чтобы чему-то научиться.

Я все еще остаюсь собой, когда смеюсь и плачу, потому что именно эти переживания делают меня человеком.

Это может вас заинтересовать ...

Что такое катарсис в психологии?

Катарсис - это греческое слово, означающее очищение. Определение катарсиса - это достижение состояния освобождения, свободного от стресса и беспокойства, достижение морального или духовного обновления. Этот процесс освобождения помогает избавиться от сильных или подавленных эмоций.

Теория катарсиса была впервые использована Зигмундом Фрейдом во время психологической терапии - он считал, что подавленные отрицательные эмоции могут накапливаться и вызывать нервные вспышки. Катарсис, который практиковал Фрейд, также выражал враждебность, а не сдерживал ее.

Итак, что такое катарсис? А что такое гипотеза катарсиса? Читайте дальше, чтобы узнать больше…

Значение

Что означает катарсис? Катарсис относится к очищению и очищению или прояснению эмоций.И связан с устранением негативных чувств, эффектов и поведения, связанных с травмой, которая часто остается незамеченной.

Что означает катарсис? Эмоциональный катарсис часто играет важную роль в терапии, направленной на подавленные воспоминания, и может использоваться для лечения родственных симптомов, включая воспоминания и кошмары, переживаемые во время посттравматического стресса.

Гипотеза

Гипотеза катарсиса утверждает, что агрессивные побуждения можно облегчить внезапным всплеском эмоций - высвобождением потока чувств.Принцип, в самом простом смысле, - это эмоциональное освобождение. Предоставление выхода ранее не затронутым чувствам может помочь справиться с различными психическими расстройствами.

Теория

Психология катарсиса утверждает, что выражение чувств и выход из агрессии и гнева должны уменьшить чувство негодования и ярости. В условиях терапии катарсис - это повторное переживание травмирующего события, позволяющее безопасно выразить сильно связанные эмоции.

Репрессия - центральное понятие в психоаналитической теории, которое используется для обозначения подавленных воспоминаний.Это происходит, когда мысль, чувство или воспоминание слишком болезненны и бессознательно выталкиваются из сознательного разума до тех пор, пока их существование не становится полностью неэффективным.

На обыденном языке термин катарсис может использоваться для обозначения моментов озарения, которые приводят к переживанию закрытия - приносят чувство покоя, которое помогает преодолеть травму. Этот эмоциональный момент может привести к положительному результату, который изменит вашу жизнь.

Роль

Что такое катарсис в психологии? Согласно психоаналитической теории, эмоциональная разрядка связана с желанием облегчить бессознательные конфликты.Стресс может возникать в ряде ситуаций, что приводит к разочарованию, напряжению и гневу. Высвобождение этих чувств через физическую активность или духовное состояние поощряется, чтобы привести к состоянию обновления или восстановления.

Цель катарсиса - вызвать позитив в жизни человека, когда ощущаются и выражаются сильные эмоциональные чувства, позволяющие обрести новое понимание.

Сознательный разум

Согласно Фрейду, сознательный разум рационально обрабатывает все, о чем мы думаем.Это также касается воспоминаний, восприятий, чувств и фантазий внутри текущего осознания. Наряду с этим сознательным осознаванием есть предсознательное, которое включает в себя вещи, о которых на самом деле не думали в данный момент времени.

Вещи, которые сознательный разум хочет скрыть от осознания, затем вытесняются в подсознание.

Подсознание

Подсознание содержит совокупность чувств и мыслей вне осознания, которые, по мнению Фрейда, продолжали влиять на поведение и функционирование.Многие из этих чувств могут быть болью, конфликтом и тревогой, а лежащие в основе их влияния могут быть скрытыми. Фрейд также считал, что многие из этих эмоций были слишком опасными, чтобы их можно было признать, неприемлемыми или иррациональными.

Считалось, что основной инстинкт и побуждения содержатся в подсознании. Жизненные инстинкты, иногда называемые половым инстинктом, включают:

  • Базовое выживание
  • Удовольствие
  • Репродукция
  • Жажда и голод
  • Боль

Инстинкты смерти, противостоящие инстинктам жизни, включают:

Информация

Исследования продолжают показывать, что вещи, о которых мы не осознаем сознательно, могут по-прежнему влиять на наше поведение.Идея бессознательного продолжает играть роль в современной психологии, поскольку понимание того, как работает разум, постоянно исследуется.

Перенос этой информации из бессознательного в сознательное осознание первоначально осуществлялся с помощью техники, известной как свободные ассоциации. Фрейд считал, что, отслеживая поток мыслей обо всем, что приходит в голову, независимо от того, что они неуместны, он может раскрыть подавленные желания и болезненные воспоминания, хранящиеся в бессознательном.
Сны также предлагались как альтернативный путь к бессознательному.Сонник включал анализ явного содержания, чтобы раскрыть скрытое, бессознательное латентное содержание. Считалось, что, поскольку бессознательные побуждения не могут быть выражены в бодрствующей жизни, они находят выражение в снах.

Терапия

Катарсис - один из важнейших процессов изменений в психотерапии. Во время безопасных и надежных сеансов недопустимые эффекты блокируются от прямого выражения, а высвобождение этих эмоций устраняет негативные последствия. Свобода от эмоциональных запретов придет непосредственно изнутри - и чувства счастья, удовольствия, гнева или гнева будут устранены во время этого корректирующего эмоционального опыта.

Когда при просмотре эмоциональных сцен вызываются катарсические реакции, это называется драматическим облегчением. Человек может испытывать сложные эмоциональные реакции при просмотре фильма или пьесы и чувствовать огромное облегчение в результате определения персонажей и установления их отношения к себе.

Гипнотерапия использует управляемые образы и успокаивающую речь, чтобы люди чувствовали себя в безопасности и расслаблялись. Он считается эффективным методом лечения таких заболеваний, как фобии, зависимости и состояния, связанные с травмами.При использовании таким образом, который позволяет глубокое самоисследование и обнаружение бессознательных намерений, он может позволить лучше понять конкретные проблемы - обойти сознательные мыслительные процессы и повысить успешность достижения поставленных целей.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts