Психология поведения заложников: Особенности и стратегии поведения заложников в экстремальных условиях захвата террористическими группами Текст научной статьи по специальности «Право»

Содержание

Особенности и стратегии поведения заложников в экстремальных условиях захвата террористическими группами Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 159.964.3

ОСОБЕННОСТИ И СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ ЗАЛОЖНИКОВ В ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ УСЛОВИЯХ ЗАХВАТА ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ ГРУППАМИ

© 2017

Гончарова Ольга Валерьевна, студентка 4 курса кафедры «Правовое обеспечение национальной безопасности» Московский технологический университет (107996, Россия, Москва, ул. Стромынка, 20, e-mail: [email protected])

Аннотация. Статья посвящена актуальной на сегодняшний день проблеме поведения заложников в экстремальных условиях, а именно: в условиях захвата террористами. Внимание к данной проблематике привлечено вследствие отсутствия должной подготовки и отсутствия знаний об истории терроризма и целях, которые и преследуются этим явлением. Специфика поведенческих реакций жертв терроризма и способы совершения захвата заложников в настоящее время остается недостаточно исследованным, что и стало основой для его разбирательства в данной научной статье. Работа имеет междисциплинарный характер, написана на стыке криминологии и психологии. Основное содержание исследования составляет анализ поведенческих реакций толпы вследствие захвата террористами. Для проведения анализа поведения заложников в экстремальных условиях в статье изучается понятие и феномен толпы в психологии. Дополнительно определяются основные структуры и формы защиты от захвата заложников террористами и структурами, которые могут использовать людей косвенно и при этом являться организациями социально-экономической направленности. Изучена судебная практика, свидетельствующая, что психическое насилие при совершении захвата заложников, так же, как и физическое насилие, может быть применено как при захвате заложников, так и их содержании.

Ключевые слова: стратегия поведения, экстремальные условия, захват заложников, террористическая группа, психологические особенности.

FEATURES AND STRATEGIES OF BEHAVIOR IN EXTREME CONDITIONS OF HOSTAGES BY TERRORIST GROUPS CAPTURE

© 2017

Goncharova Olga Valeryevna, 4th Year Student of The Department «Legal National Security»

Moscow Technological University (107996, Russia, Moscow, Stromynka Street, 20, e-mail: [email protected])

Abstract. The article is devoted today to the issue of the behavior of hostages in extreme conditions namely in terms of capturing terrorists. Attention to this issue involved due to the lack of proper training and lack of knowledge about the history of terrorism and the purposes which are pursued by this phenomenon. The specificity of behavioral reactions of the victims, terrorism and the modus operandi of the hostage situation currently remains insufficiently investigated and that became the basis for his proceedings in this scientific article.

The work has interdisciplinary character, written at the crossroads of criminology and with psychology. The main content of the research is the analysis of behavioral reactions of the crowd as a result of capture by terrorists. Analysis of the behavior hostages in extreme conditions this article examines the concept and phenomenon of crowd psychology. Further defined the main structure and form of protection against terrorist hostage-taking and structures that can use people indirectly and at the same time be the organizations socio-economic orientation. Studied jurisprudence indicating that psychological violence in the Commission of hostage-taking, as well as physical violence can be applied as the capture of the hostages and their contents.

Keywords: Strategy of Behavior, Extreme Conditions, Hostage-Taking, Terrorist Group, Psychological Characteristics.

Не говори мне о толпе, повинной в том, Что перед ней нас оторопь берет, Она засасывает как трясина, Закручивает, как водоворот.

И. В. Гете

В акте терроризма участвуют четыре стороны: организатор, исполнитель, жертва, адресат. Совокупность и взаимосвязь совершаемых ими действий образуют завершенную схему акта терроризма. При этом одна из четырех сторон — жертва — всегда включена в систему помимо собственной воли, и именно на ее долю приходится вся тяжесть этого бесчеловечного акта. Именно поэтому хотелось бы привлечь внимание к проблеме незащищенности населения вследствие отсутствия должной подготовки и отсутствия знаний об истории терроризма и целях, которые и преследуются этим явлением.

Известно, что действие как любое волевое поведение лица существует как самостоятельное психофизическое единство и социально-правовое явление, всегда предполагает соответствующий способ его выполнения, который характеризует действие с точки зрения определенного порядка, последовательности методов, движений и приемов, применяемых лицом для совершения преступления, и выступает как один из важнейших признаков, образующих содержание действия.

Нет ни одного преступления без присущего ему способа его совершения. При этом последний может быть прямо установлен в законе, или указание на способ совершения преступления однозначно вытекает из содержания уголовно-правовых статей УК РФ при их толковании. Однако диспозиции некоторых статей УК РФ не только не содержат АНИ: педагогика и психология. 2017. Т. 6. № 1(18)

указаний на способ совершения преступления, но и последний также однозначно не следует из содержания соответствующих норм при их толковании. Изложенное свидетельствует о том, что способ совершения преступления в первых двух случаях является обязательным признаком состава преступления, а в третьем — дополнительным или факультативным. Такую позицию о месте способа совершения преступления в системе признаков общего понятия состава преступления разделяет подавляющее большинство авторов.

Закон не содержит указаний на способы совершения захвата заложников. Способ совершения данного преступления также не вытекает однозначно из содержания указанной криминально-правовой нормы при ее толковании. Таким образом, в этом составе преступления способ не является обязательным признаком, а, следовательно, для решения вопроса о наличии или отсутствии состава преступления способ значения не имеет. Однако его анализ дает возможность сделать вывод о других признаках и элементах состава преступления, правильно квалифицировать содеянное. В то же время вопрос о способах совершения захвата заложников в настоящее время остается недостаточно исследованным, что и стало основой для его разбирательства в этой научной статье.

Захват заложников может совершаться любыми способами. Такими прежде всего являются физическое и психическое воздействие на потерпевшего. Так, способом совершения преступления при физическом воздействии является физическое насилие, которое заключается в общественно опасном, противоправном воздействии

263

на телесную сферу (биологическую подструктуру) человека, что, как правило, причиняет ей физическую боль, вред здоровью или жизни.

С помощью указанного влияния виновный стремится причинить вред физическим благам личности. При совершении такого преступления, как захват заложников, подобные действия выступают средством для того, чтобы подавить волю потерпевшего, преодолеть осуществляемое или предполагаемое сопротивление, принудить ее к определенному поведению и обеспечить тем самым совершение другого (основного) общественно опасного деяния — захват человека [7, с. 360].

С учетом фактических признаков, характеризующих внешнее проявление физического насилия, его форм и способов, последний, как указывается в уголовно-правовой литературе, может выражаться в двух различных по характеру видах:

1) в воздействии на тело человека;

2) в воздействии на внутренние органы человека без повреждения наружных тканей (приступы, отравления).

Как уже отмечалось, захват заложников может совершаться с помощью как физического, так и психического воздействия на потерпевшего, при наличии которого воздействию подвергается сфера психики человека. При этом такое воздействие по способу его совершения и характеру может выступать в виде психического насилия или обмана. Несмотря на значительное количество работ по указанной тематике, на сегодня практически отсутствует комплексное научное исследование способов совершения захвата заложников. Поэтому цель этой статьи заключается в том, чтобы на основании тщательного анализа уголовного закона сформулировать понятие и раскрыть содержание и сущность психического насилия как способа совершения захвата заложников.

Под психическим насилием в теории уголовного права понимают общественно опасное, противоправное воздействие на психическую сферу (подструктуру) человека, что является либо конечной целью действий виновного, или средством ограничения или подавления воли потерпевшего и принуждения его к определенной — пассивной или активной — линии поведения. При захвате заложников с применением психического насилия последнее может выступать в виде отдельного действия, что обеспечивает выполнение основного деяния, которое образует объективную сторону рассматриваемого преступления [1, с. 37].

Как отмечается в литературе, психическим насилием могут быть признаны различные действия: угроза применения физического насилия, угроза совершения иных действий вопреки интересам потерпевшего или его близких, оскорбления, травля и другие подобные действия, оказывающие отрицательное влияние на психику человека, и в зависимости от характера применяемого насилия могут быть разделены на угрозы и психические насильственные действия, не связанные с угрозой. Однако в науке уголовного права существует и другая точка зрения по этому вопросу. Так, по мнению некоторых авторов, к психическому насилию следует относить только угрозу. Мы не разделяем этой позиции, поскольку при таком подходе к изложенной проблеме игнорируются другие действия, негативно влияющие на психику человека, при том, что последние так же, как и угроза, характеризуются всеми признаками, присущими психическому насилию как способу совершения преступления.

Угроза как форма выражения психического насилия заключается в сообщении лицу, которое подвергается угрозе, сведений о совершении в отношении него или других, как правило, близких ему лиц, вредных или нежелательных действий, или причинения иного вреда его законным интересам при наличии достаточных оснований опасаться реализации такого намерения. При этом виновный может угрожать совершить такие действия как немедленно, так и в будущем. Но целью, преследу-264

емой субъектом при предъявлении угрозы, всегда есть желание вызвать у потерпевшего чувство страха, опасности возможного исполнения угрозы и причинения вреда ему или другим лицам в результате ее реализации. Поэтому справедливым представляется вывод о том, что сущность угрозы заключается в ограничении свободы поведения лица на основании внутренней мотивации его воли под влиянием полученной информации.

В литературе отсутствует единство мнений по вопросу о тех благах, причинением вреда которым угрожает виновный. Так, одни авторы угрозой понимают запугивание другого человека применением к нему физического насилия, отмечая при этом, что угроза причинения потерпевшему какого-либо иного ущерба, не связанного с применением физического насилия, не может быть признана угрозой применения насилия. Другие, наоборот, справедливо, на наш взгляд, отмечают, что лишения, что угрожает причинить виновный, могут иметь различный характер — физический, нравственный, имущественный, т. е. к таким благам следует относить жизнь, здоровье, честь и достоинство лица, а также имущество [10, с. 79]. Это положение обосновывается тем, что объектом любых угроз являются правоотношения, связанные с психикой человека, а не с его телесной неприкосновенностью. На психику влияют не только угрозы причинением физического вреда, но и угрозы посягательства на другие интересы, которые нередко не менее важны и ценны, чем здоровье и даже именно жизнь. Таким образом, психическое насилие в форме угрозы может выражаться как в виде угрозы физическим насилием, так и в виде угрозы совершением других действий, таких как повреждение (уничтожение) имущества, разглашение сведений, которые потерпевший желает сохранить в тайне, и тому подобное.

Понятно при этом, что, чем ценнее благо, потерей которого угрожают, и чем выше вероятность его потери, тем эффективнее действует угроза, тем больше проявляется стесненность свободы выбора возможных вариантов поведения.

В то же время при рассмотрении вопроса о содержании угрозы как формы выражения психического насилия как одного из способов совершения захвата заложников следует учитывать то, что основной критерий определения ее содержания, на наш взгляд, заключается не в том, причинением какого ущерба субъект угрожает потерпевшему и когда он угрожает совершить такие действия. Обязательным является установление того факта, что угроза была настолько серьезной, реальной и конкретной, что она подавила волю потерпевшего к сопротивлению и заставила его пожертвовать своей личной неприкосновенностью.

Для проведения анализа поведения заложников в экстремальных условиях необходимо обратиться к изучению понятия толпы и ее психологии. Поскольку на примере многочисленных террористических актов мы видим, что жертвами становятся не 1-2 человека. Это связано с тем, что захват в заложники большего количества людей придает больше огласки с помощью СМИ, среди населения нарастает чувство виктимизации и недовольства правительством. Что в свою очередь и является целью террористов. Существует более 200 определений терроризма. Для того чтобы ответить на вопрос почему так трудно дать определение терроризму, которое может найти всеобщее признание, стоит привести слова Ницше: «Только явление, которые не имеют истории, могут быть определены» [3, с. 102]. Терроризм же имеет давнюю историю.

Что касается определения толпы в научной работе, хочу сослаться на взгляд К.С. Григорьева: «С психологической точки зрения, под толпой следует понимать изначально неорганизованное скопление людей, не имеющих общей осознанной цели, как правило, находящихся в состоянии эмоционального возбуждения» [6, с. 57].

Особым феноменом толпы является паника. Паника АНИ: педагогика и психология. 2017. Т. 6. № 1(18)

(гр. «раткоп» от имени древнегреческого бога Пана, который, по поверьям древних греков, был причиной массового ужаса). Г.А. Мелкумян определяет панику как один из наиболее заметных видов поведения толпы и одновременно это особое эмоциональное состояние, возникающее как следствие либо дефицита, либо чрезмерного избытка информации о какой-то пугающей или непонятной ситуации, проявляющееся в стихийных импульсивных действиях [9, с. 100]. Люди в состоянии паники могут вести себя двояким образом: паникеры — это те, кто сеет панику; алармисты — те, кто склонен к панике. На основе паники как эмоционально-поведенческого состояния возникают панические толпы с специфическим поведением.

Анализ этапов паники выявил очень интересную закономерность. Паническое поведение отличается от нормального практически полным неучастием когнитивных элементов психики. В паническом состоянии, возникающем в толпе, этапы конкретных действий чередуются с этапами всплеска эмоций.

1. Внезапный шокирующий стимул, например, взрыв, огонь, выстрел;

2. Этап действий — прерывание ранее совершаемых действий: на миг все застыли;

3. Этап эмоций — потрясение, замешательство, крик, плач;

4. Этап действий — лихорадочный, бессистемный поиск выхода из ситуации, основанный на прошлом опыте; например, все бегут к двери;

5. Этап эмоций — повышение чувства страха из-за невозможности найти выход из ситуации, взаимное заражение страхом друг друга;

6. Этап действий — индивидуальные действия каждого по спасению. Императив поведения: «Спасайся, кто может». Усиление эгоистического поведения, когда сильные давят слабых;

7. Этап эмоций — возникновение состояния обреченности из-за невозможности индивидуального спасения;

8. Этап действий — появление лидера и организация группового спасения;

9. Этап эмоций — появление надежды на спасение;

10. Этап действий — организованный групповой выход из стрессовой ситуации;

11. Этап эмоций. Последствия панического состояния проявляются, как правило, вначале в виде тревоги, возбудимости, готовности к агрессии, затем наступает усталость, оцепенение.

Если страх не подавлен, то возникает состояние ужаса. Ужас — это аффект, высшая степень эмоционального напряжения, доходящая до совершенно иррациональных реакций. Психологически от ужаса нет никакого спасения. Этот аффект совершенно парализует рассудок и отключает способность человека к рациональному мышлению. Испуг — страх — ужас: так выглядит цепочка нагнетающихся отрицательных переживаний. Максимальный ужас — это страх «в квадрате». Третий этап паники — усиление интенсивности страха по известным психологическим механизмам «циркулярной реакции» и «эмоционального кружения». Страх и ужас одних людей передается другим, отражается в их психике, что еще более усиливает страх первых. Усиливающийся страх стремительно снижает уверенность в коллективной способности противостоять критической ситуации и создает у людей ощущение обреченности. Люди, охваченные паникой, совершают неадекватные действия, которые обычно представляются им спасительными. Четвертый этап — массовое паническое бегство. Безоглядное бегство, как правило, апофеоз паники [8, с. 92].

Приведем примеры описания непосредственными участниками событий разрушения небоскребов, происходивших 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке. «В холле скопилась масса народа. В воздухе висело напряжение, хотя внешне все были относительно спокойны. Многие АНИ: педагогика и психология. 2017. Т. 6. № 1(18)

люди переговаривались меду собой, но тихо, почти шепотом. Было похоже, что все были в шоке, как-то оцепенели. Потом из шахты лифта запахло дымом. И тогда часть людей, и я вместе с ними, пошли по лестницам пожарного выхода. На лестницах было полно людей. Постепенно я перешел на бег. Дыхание сбилось. Сердце готово было выпрыгнуть из груди. Вот тут на меня и стал наваливаться страх. Наверное, под внешним влиянием. Вокруг все кричали, бежали, некоторые даже дрались и хватали меня за одежду. Лестницы тряслись, слышался нарастающий скрежет металла и бетона. Где-то со звоном вылетали окна. Я плохо помню, как добежал до нижнего этажа и выскочил из здания. Последнее, что помню, это взрыв за спиной. Я упал и потерял сознание». Очевидец описывает состояние оцепенения, затем ощущение страха, утрата памяти, а затем сознания.

Простейшее и самое могучее чувство, порожденное инстинктом самосохранения, — страх, «яркий пример психической эпидемии кратковременного свойства. Воздействие на людей в толпе осуществляется с помощью внушения, которое уподобляется им распространению болезненного микроба. Чувство страха, охватившее толпу, В.М. Бехтерев сравнивает с массовой вспышкой инфекционной болезни.

В контексте данной темы следует коснуться так называемой «болезни колючей проволоки». Термин введен А. Вишером для обозначения всего сложного симптомо-комлекса, который возникает у людей в ситуации насильственного ограничения их свободы. Основополагающий симптом «болезни колючей проволоки», состоящий в состоянии апатии, приходящей на смену страху и ужасу, наблюдается и среди заложников террористических актов. Апатия или смирение весьма массовая реакция на террор. Она приходит на смену двум предшествующим ей реакциям на насилие, осуществленное против человека, а именно: панике и агрессии. Эта апатия является защитным механизмом психики.

Также имеем место проблематика Стокгольмского синдрома, синдрома заложника, ситуационную и дис-позитивную атрибуции, суггестию и контрсуггестию. Поскольку такое поведение опасно. Известны случаи, когда заложник, увидев спецназовца, криком предупреждал террориста о его появлении и даже заслонял террориста своим телом. Террорист даже спрятался среди заложников, никто его не разоблачил. Следует помнить, что преступник вовсе не отвечает взаимностью на чувства заложников.

Только в толпе возникает такое явление, как деинди-видуализация. Д. Майерс отмечает, что когда ослабевает чувство ответственности, то и нормативный контроль поведения становится низким. Деиндивидуализация -это утрата самосознания и боязни оценки. Результатом является действия, варьирующиеся от легкого нарушения запретов до импульсивного самовыражения и даже до разрушительных социальных актов (вандализм, уличные беспорядки, линчевание).

Наиболее распространенной формой психического насилия, применяемого при совершении захвата заложников, является угроза физическим насилием, что выражается в запугивании потерпевшего применением к нему лично или близким ему лицам физического насилия. При угрозе субъект, как правило, угрожает применением насилия непосредственно в отношении лица, являющегося заложником [5, с. 35]. Но этот вид психического насилия составляет не меньшую (а иногда и большую общественную опасность и в тех случаях, когда преступник угрожает причинить вред ее близким (например, детям, родителям и т. п) или другим гражданам, оказавшимся на месте преступления. Такая угроза, кажется, производит аналогичное, столь же значительное влияние на волю потерпевшего, как и угроза применения насилия непосредственно к нему, и так же способна обусловить совершение им действий, необходимых виновным.

При захвате заложников может иметь место как угроза насилием, не опасным для жизни и здоровья, так и насилием, что является опасным. Речь идет об угрозе причинения физического ущерба различной степени тяжести — угроза побоями, причинением телесных повреждений, смерти. Угроза физическим насилием как способом совершения захвата заложников представляет повышенную общественную опасность, поскольку она способна предельно ограничить волю потерпевшего по оказанию сопротивления относительно действий виновных, а также выступает способом принуждения жертвы к определенному, необходимому преступникам, поведению, выполняя тем самым в структуре преступного посягательства ту же роль, что и физическое насилие.

Психическое насилие в форме угрозы может быть выражено словесно (устно или письменно), посредством демонстрации оружия, действиями, жестами, а также самой обстановкой совершения преступления. При совершении захвата заложников наиболее распространенными формами угроз выступают устная словесная угроза, подкрепленная с помощью жестов, и угроза, сопровождаемая демонстрацией оружия или предметов, его заменяющих [4, с. 35].

Словесная угроза предполагает психическое насилие, выраженное устно в форме непосредственного обращения виновного к потерпевшему. Угроза, подкрепленная с помощью жестов, предполагает такие действия виновного, которые создают у потерпевшего впечатление вполне реального посягательства на его жизнь, здоровье и другие блага. В такой ситуации психическое насилие выражается в различных жестах, например, демонстрации кулаков, угрожающих жестах и тому подобного.

Наибольшую опасность среди угроз, применяемых при захвате заложников, представляет угроза, сопровождаемая демонстрацией оружия или предметов его заменяющих. Такая угроза значительно усиливает воздействие на потерпевшего, в результате чего его воля в большинстве случаев предельно ограничивается, подавляется. При захвате заложников с целью усиления эффективности психического воздействия, что справляется на потерпевшего, часто виновный применяет не один, а несколько видов угроз одновременно. Например, угроза при совершении захвата заложников, выраженная устно, может сопровождаться жестами или демонстрацией оружия.

Кроме того, в специальной литературе справедливо обращается внимание на значение обстановки совершения преступления при применении угрозы насилием. Такая обстановка может иметь место, в частности, при совершении захвата заложников в безлюдных местах, когда явное неравенство физических сил виновного и потерпевшего настолько очевидна, что страх за свою жизнь или здоровье исключает возможность для лица, которого захватывают, сопротивляться.

Следует отметить, что значение психического насилия в различных преступных посягательствах определяется его местом среди объективных признаков состава преступления (основное и вспомогательное). В составе рассматриваемого преступления оно является одним из нескольких возможных способов его совершения и вполне охватывается УК РФ [2, с. 18]. Поэтому, если при захвате заложников имела место угроза убийством, дополнительная квалификация таких действий является излишней.

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что психическое насилие при совершении захвата заложников, так же, как и физическое насилие, может быть применено как при захвате заложников, так и их содержании.

Следует подчеркнуть, что физическое и психическое насилие как способы совершения захвата заложников имеют гораздо большую общественную опасность, чем ненасильственные способы совершения данного преступления, например, обман или злоупотребление довери-266

ем. Совершение захвата заложников с применением насилия как физического, так и психического обязательно должно учитываться судом при назначении виновному наказания.

Безусловно, перечень способов совершения захвата заложников не является исчерпывающим. Необходимо отметить, что выбор конкретного способа совершения захвата заложников зависит от целого ряда причин как объективного, так и субъективного характера. Ими могут быть признаны психологическое состояние субъекта преступления, его личностные качества и свойства, взаимоотношения с потерпевшим, окружающая обстановка и прочее.

Война против терроризма — это, по выражению Давида фон Дреле, «серая война», которая не имеет фронтов, армии и правил и будет иметь долговременный и широкомасштабный характер. На примере Израиля стоило бы помимо государственных организаций, занимающихся проблемой терроризма, способствовать созданию неправительственных организаций для работы с населением. Поскольку среди населения существует достаточно размытый образ терроризма, следует более детально информировать население о террорологии. Вести специализированные лекции в школах, вузах, на рабочем месте, популяризировать методички среди населения. В основе терроризма лежит страх. Только объединившись против этого врага с весьма «размытым» для людей лицом, мы сможем победить.

Выводы и дальнейшие перспективы исследования. Анализ всех стадий, через которые проходит человек, становясь заложником террористического акта, дает нам понять о специфике поведенческих реакций жертв терроризма. Стоит не забывать о том, что виктимология терроризма под жертвой терроризма подразумевает также родственников и знакомых заложников (виктимиза-ция охватывает огромное число людей). Правильное поведение в данной экстремальной ситуации является залогом не только успешной нейтрализации террористов, но и сохранения жизни как можно большего количества заложников.

Итак, вышеизложенное дает возможность сделать вывод, что захват заложников образуют различные приемы и способы насильственного и ненасильственного характера, непосредственно применяемые виновным с целью воспрепятствовать потерпевшему в осуществлении им своего права на личную неприкосновенность, смысл которой заключается в возможности свободного выбора человеком (в отдельных случаях — его законными представителями) места пребывания, осуществления свободы передвижения, а также свободного выбора поведения, лишенного принуждения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1. Бачиева А.В., Лейнова О.С. Исторический опыт международной борьбы с захватом заложников // Журнал правовых и экономических исследований. 2013. № 2. С. 36-39.

2. Боровиков В.Б. Оценка применения насилия при захвате заложника // Уголовное право. 2016. № 2. С. 1722.

3. Будякова Т.П. Особенности визуальных контактов при захвате заложников // Вопросы психологии. 2014. № 3. С. 96-104.

4. Бутков П.П., Худякова В.Е. Правила поведения при террористических актах и захвате заложников // В сборнике: Научный форум с международным участием «Неделя науки СПбПУ» Материалы научно-практической конференции. Ответственный редактор М.В. Гравит. 2015. С. 33-37.

5. Гарбовский И. И.Всегда ли потерпевший при убийстве, сопряженном с захватом заложника, беспомощен? // Юристъ — Правоведъ. 2007. № 4. С. 34-35

6. Григорьева К.С. Теракт с захватом заложников (обнаружение институционализированного конфликта на «этой стороне») // Общественные науки и современ-

АНИ: педагогика и психология. 2017. Т. 6. № 1(18)

ность. 2009. № 5. С. 52-59.

7. Квитова К.С., Васягина М.М. Особенности психологического обеспечения ведения переговоров с преступниками при захвате заложников // В сборнике: XII Державинские чтения в Республике Мордовия материалы Всероссийской научно-практической конференции. Средне-Волжский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России). 2016. С. 359-361.

8. Мелентьев И.В. Ключевые мотивы преступлений, связанных с захватом заложников // Закон и право. 2013. № 6. С. 91-93.

9. Мелкумян Г.А. Историко-правовой анализ действий, связанных с захватом заложника // Вестник Владимирского юридического института. 2009. № 3. С. 97-101.

10. Отаров А.А. Возможности экспертизы по делам о захвате заложников// Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 3. С. 78-82.

АНИ: педагогика и психология. 2017. Т. 6. № 1(18)

267

Психология заложника

Оказавшийся в заложниках человек сначала не может поверить в то, что это произошло. Случившееся кажется ему дурным сном, однако, несмотря на это, нужно сразу начинать строго придерживаться правил, которые позволят вам сохранить жизнь и здоровье — и свое, и чужое.

Во время захвата важно не потерять разум. У некоторых из ставших заложниками может возникнуть неуправляемая реакция протеста против совершаемого насилия. В таком случае человек бросается бежать, даже когда это бессмысленно, кидается на террористов, борется, пытается выхватить у боевиков оружие. Взбунтовавшегося заложника террористы, как правило, убивают, даже если не планировали убийств и рассчитывали только шантажировать власти.

После первого такого убийства ситуация меняется. Вина террористов перед законом возросла — они уже чувствуют себя обреченными и ожесточаются. В свою очередь заложники, увидев свою вполне вероятную участь, получают сильнейшую психическую травму. Их психику начинает разрушать ужас.

В случае, если вы уже захвачены, и возможность бежать, которая, как правило, есть только в первый момент, пропала, не нужно проявлять никакой активности. Террористы, как правило, находятся в состоянии сильнейшего стресса. Нередко многие из них впервые оказываются в такой ситуации, их нервная система перенапряжена, а психика работает на пределе. Они тоже боятся, и их страх выливается в агрессию.

Активное поведение заложников может напугать террористов, и в ответ они проявят жестокость. Чем меньше у них страха, тем меньше будет и агрессии. На каждое значительное движение, которое вы собираетесь произвести, следует просить разрешения. Если кто-то из заложников, даже из лучших побуждений, проявляет активность, его необходимо успокоить, удерживать, не давать кричать и ругаться.

С первых дней у заложников начинается процесс адаптации — приспособления к абсолютно ненормальным условиям существования. Однако дается это ценой психологических и телесных нарушений. Быстро притупляются острота ощущений и переживаний, таким образом, психика защищает себя. То, что возмущало или приводило в отчаяние, воспринимается, как обыденность. Главное при этом окончательно не утратить человеческий облик. Как удержаться? Многие эксперты отмечают, что те несчастные люди, с которыми в заложниках оказались их дети, как правило, оказываются избавлены от распада личности и потери человеческого лица. По возможности не замыкайтесь в себе, постарайтесь присмотреться к другим людям, выяснить, не нужна ли кому-то помощь. Даже мелочь — понимающий взгляд, слово поддержки — будет способствовать тому, что между вами возникнет контакт. Если человек чувствует поддержку, и ему, и всем, кто рядом с ним, становится легче. Это первый шаг к вашему спасению. Обратите внимание на людей, которые впали в ступор: не пытайтесь вывести их из этого состояния — лучше, если будет возможность, накормить их, напоить, помочь устроиться поудобнее. 

Тем не менее, заложникам, как правило, не удастся избежать апатии и агрессивности, возникающих у них довольно скоро. Если условия содержания суровы, то уже через несколько часов кто-то из заложников начинает злобно ругаться с соседями, иногда даже со своими близкими. Такая агрессия помогает снимать эмоциональное перенапряжение, но вместе с тем истощает человека.

Апатия — это тоже способ уйти от страха и отчаяния. Но и апатия нередко прерывается вспышками беспомощной агрессивности. Полностью этого не избежать.

Тем не менее, можно и необходимо избегать пробуждения садизма — стремления в «праведном гневе» наказать кого-либо слабого, глупого, заболевшего по своей вине, или делающего что-то не то, или не так.

Остерегайтесь присоединяться к проявлениям садизма своеобразных лидеров, которые могут выделиться из числа заложников — психологические последствия этого могут преследовать вас долгие годы.

Заложники иногда могут совершить еще одну серьезную ошибку. В сознании человека может возникнуть представление, что всё не столь ужасно, и надо только, с одной стороны, понять террористов, а с другой — слезами разбудить в них сочувствие. Однако это вредная иллюзия. Симпатии к террористам могут стать вашим первым шагом к предательству по отношению к другим заложникам и распаду личности. Не думайте, что хоть на минуту боевики при этом станут воспринимать вас как-то по-новому. Ситуация, в которой вы окажетесь, станет, по большому счету, еще более ужасной.

Постоянная угроза жизни и осознание своей беспомощности могут привести к развитию и других явлений. Может казаться, что вы слышите звуки вроде бы начавшегося штурма, голоса отсутствующих людей, видите нечто странное в темноте. Однако это не признак помешательства, а расстройство, которое пройдет не позже чем через две недели после освобождения.

Как вести себя при похищении и став заложником террористов :: Федеральная Служба Безопасности

Рекомендации сотрудников Центра специального назначения ФСБ России, высказанные на встрече со школьниками и преподавательским составом школы «Ретро» Восточного административного округа г. Москвы 15.10.2004 года.

ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ ЕСЛИ ВДРУГ ТЫ ОКАЗАЛСЯ В ЗАЛОЖНИКАХ?

К сожалению никто из нас не защищен от ситуации, когда мы можем оказаться в заложниках у террористов. На данный момент подробных рекомендаций и требований к тому, как вести себя, если ты оказался в заложниках пока не разработано. Но общие рекомендации дать можно. В случае если вы оказались в заложниках необходимо обратить внимание на следующие моменты:

ПРИ ЗАХВАТЕ:

Как показало развитие событий при захвате заложников в «Норд-Осте» и Беслане, только в этот момент есть реальная возможность скрыться с места происшествия. Наверное, это в основном относится ко взрослым людям, которые могут трезво оценивать обстановку вокруг себя. Если рядом нет террориста и нет возможности поражения, нельзя просто стоять на месте. Если есть такая возможность, необходимо убежать с места предполагаемого захвата.

ЕСЛИ ВЫ ВДРУГ ОКАЗАЛИСЬ ЗАХВАЧЕННЫМИ:

Нужно настроиться на то, что моментально вас никто не освободит. Нужно психологически настроить себя на длительное пребывание рядом с террористами. При этом необходимо твердо знать, что в конечном итоге вы обязательно будете освобождены. Необходимо также помнить, что для сотрудников спецназа на первом месте стоит жизнь заложников, а не их собственная жизнь. Находясь рядом с террористами, необходимо установить с ними общий психологический контакт. Не обязательно нужно с ними разговаривать. Но не в коем случае не нужно кричать, высказывать свое возмущение, громко плакать, потому что очень часто террористы находятся под воздействием наркотических средств и в целом очень возбуждены. Поэтому плач и крики действуют на них крайне негативно и вызывают в них лишнюю агрессию. Необходимо настроить себя на то, что достаточно продолжительное время вы будете лишены пищи, воды и возможно движения. Поэтому нужно экономить силы. Если воздуха в помещении мало, необходимо меньше двигаться, чтобы экономнее расходовать кислород. Если вам запрещают передвигаться по зданию, необходимо делать нехитрые физические упражнения. Просто напрягать мышцы рук, ног, спины √ то есть необходимо заставлять себя двигаться. Кроме этого необходимо заставлять работать свой головной мозг, чтобы не замкнуться в себе и не потерять психологический контроль. Вcпоминайте содержание книг, решайте математические задачи, если кто-нибудь знает молитвы, может молиться. При этом необходимо твердо знать, что с террористами ведутся переговоры и, в конечном итоге, вы обязательно будете освобождены.

ВО ВРЕМЯ ШТУРМА:

Если вы поняли, что начался штурм, необходимо занять позицию подальше от окон и дверных проемов (при обстреле осколки стекла и строительных конструкций могут причинить дополнительные травмы). Также нужно держаться подальше от террористов, потому что при штурме по ним будут работать наши снайперы. Не нужно никакой личной бравады. Большинство людей не обладают специальной подготовкой, поэтому не нужно хватать оружие, чтобы вас не перепутали с террористами. Если вы услышали хлопки разрывающихся свето-шумовых гранат, когда яркий свет бьет в глаза, звук ударяет по ушам или вы почувствовали резкий запах дыма, необходимо просто упасть на пол, закрыть глаза, ни в коем случае их не тереть, закрыть голову руками и ждать пока сотрудники специальных подразделений не выведут вас из здания.

ОТДЕЛЬНЫЕ НАШИ ПОЖЕЛАНИЯ:

Если вы оказались в заложниках, старайтесь фиксировать все события, которые сопровождают захват. Запомните о чем переговариваются террористы между собой, как выглядят, кто у них лидер, какие их планы, какое у них распределение ролей. Данная информация в дальнейшем будет очень важна для нас. Часто террористы пытаются скрыться, поэтому они переодеваются в одежду заложников, пытаясь сохранить свои жизни.

ВОПРОСЫ, ЗАДАННЫЕ ДЕТЬМИ СОТРУДНИКАМ ЦСН ФСБ РОССИИ:

Могут ли помочь средства индивидуальной защиты?
Не стоит применять газовые балончики, электрошокеры и другие средства, потому что это очень большие и злые люди, которым ребенок не сможет оказать сопротивления.

А взрослый человек?
Специально не подготовленный тоже не сможет оказать достойного сопротивления.

Если на человека повесили бомбу, какие знаки нужно подавать?
Специально установленных знаков нет, но в любом случае если на вас находится бомба, если вы прикованы наручниками, нужно без паники голосом или движением руки дать понять об этом сотрудникам спецслужб. При планировании спецопераций мы осуществляем контроль мест содержания. Поэтому если вы регулярно будете повторять «На мне бомба, на мне бомба…», то те кому надо, это услышат.

Что делать, если террорист пытаясь спасти свою жизнь, приставил тебе пистолет к виску?
Только одно, выполнять требования террориста и ждать когда вас освободят. Ваша главная цель — спасти собственную жизнь.

Что делать, если в помещение, где находятся заложники и террористы попала газовая шашка?
Упасть на пол. Если есть какая-нибудь влажная ткань, накрыть ею лицо, чтобы было легче дышать. Если нет воды, то воспользуйтесь собственной мочой.

Что делать, если ты оказался под завалом?
Если вдруг произошел несанкционированный взрыв, и вы оказались засыпанными, необходимо определить свободное место, в которое вы могли бы переместиться. По возможности, если под рукой есть обломки стола, парты, постараться укрепить то, что над вами находится. И ждать. Не нужно предпринимать попыток самостоятельно выбраться из под завала. Разбор завалов по общему правилу у нас производится сверху-вниз. Каждый час устанавливается минута молчания. Когда перестали работать различные механизмы, необходимо громко кричать, заявлять о себе.

Что делать после освобождения?
Вам надо обязательно обозначиться. Связаться с сотрудниками специальных служб, которые проводили операцию по освобождению. Они помогут вам передать имеющуюся у вас информацию по назначению и в дальнейшей пройти курс медицинской реабилитации. (Люди, оказавшиеся в заложниках, испытывают последствия посттравматического синдрома. Помощь специалистов для таких людей просто необходима).

Памятка населению о поведении при похищении и захвате в заложники — Памятки для населения — Антитеррористическая деятельность — Общественная безопасность — Общество

Как вести себя при похищении и став заложником террористов

Захват заложников в процессе осуществления террористических актов, а так же похищение людей с целью получения выкупа или об­мена стало одним из распространенных видов уголовных преступ­лений. Кроме того, стать заложником можно случайно, например, при ограблении магазина, банка, квартиры, загородного коттеджа либо при захвате людей террористами.

Заложник — это человек, который находится во власти преступ­ников. Сказанное не значит, что он вообще лишен возможности бо­роться за благополучное разрешение той ситуации, в которой ока­зался. Напротив, от его поведения зависит многое.

Классическая схема похищения выглядит следующим образом:

 — планирование,

— подготовка,

— захват,

— укрытие заложника,

— общение и допросы,

— ведение переговоров,

— получение выкупа,

— освобождение или убийство жертвы.

На этапе планирования

преступники намечают объект для по­хищения, сумму предполагаемого выкупа, участников операции, наиболее подходящее место для похищения, ведения переговоров, получения выкупа.

На этапе подготовки

преступники уделяют боль­шое внимание детальному изучению образа жизни намеченной ими жертвы (и всех членов семьи), о тех местах, где он чаще всего бывает, о предприни­маемых им мерах безопасности. Они проводят тщательное изучение местности, уточняют маршруты движения между домом, работой, другими посещаемыми местами, выясняют расположение помеще­ний в квартире или офисе, сектор обзора из окон и т.д.

Изучают преступники и близких друзей, деловых партнеров, при­ближенных сотрудников намеченной жертвы. Это делается для оп­ределения тех лиц, которые могут оказаться полезными при ведении переговоров. Уточняют их имена и фамилии, адреса проживания, квартирные телефоны, марки и регистрационные номера личных ав­томобилей, приметы внешности для быстрого и точного опознания.

Меры защиты

Реальная, в подавляющем большинстве случаев единственная воз­можность самому быстро вырваться из рук преступников бывает в начальной стадии захвата, в момент нападения.

Но если безуспешность попыток освободиться, очевидна, лучше не прибегать к крайним мерам, а действовать сообразно складываю­щимся обстоятельствам.

С момента захвата необходимо контролировать свои действия и фиксировать все, что может способствовать освобождению.

1. Надо постараться запомнить все детали транспортировки с места захвата: 

— время и скорость движения,

— подъемы и спуски,

— крутые повороты,

— остановки у светофоров,

— железнодорожные переезды,

— характерные звуки.

2. По возможности все эти сведения надо постараться пере­дать намеком или мимикой тем, кто ведет переговоры с пре­ступниками.

Если такая возможность не представится, в любом случае помни­те, что даже самая незначительная информация о месте заточения может оказаться полезной для его освобождения, поимки и изобли­чения преступников.

3. Надо запоминать все увиденное и услышанное за время пребывания в заключении:

расположение окон, дверей, лестниц,

— цвет обоев,

— специфические запахи,

— голоса,

— внешность и манеры самих преступников,

— их поведение,

— внимательно слушать разговоры между собой,

— запоминать распределение ролей.

Короче, составлять в уме четкий психологический портрет каждо­го из них.

Человек становится жертвой с момента захвата, и хотя это происходит в разных условиях, жертва всег­да испытывает сильное психическое потрясение (шок). Оно обусловлено внезапным резким переходом от фазы спокойствия к фазе стресса. Люди реагируют на такой переход по-разному: одни оказываются буквально пара­лизованы страхом, другие пытаются дать отпор. Поэто­му жизненно важно быстро справиться со своими эмоциями, чтобы вести себя рационально, увеличивая шанс своего спасения.

Внешняя готовность к контакту с преступниками и обсужде­нию интересующих их вопросов должна сочетаться с главным правилом: помогать не преступникам, а себе. Ведь полученная ими от заложника информация в конечном счете используется во вред ему самому, его близким, сослуживцам, сотрудникам правоох­ранительных органов.

Главная задача здесь в том, чтобы своими ответами помочь лю­дям, стремящимся найти и освободить заложника, а не поставить их в затруднительное положение.

Надо пытаться смягчить враждебность бандитов по отношению к себе, искать возможности установления индивидуальных контактов с некоторыми из них. Это необходимо хотя бы для того, чтобы избе­жать физических страданий или улучшить условия содержания. Но внешняя готовность найти общий язык с преступниками, участие в осуждении волнующих их проблем не должны противоречить упо­мянутому главному принципу: помогать себе, а не бандитам. Чтобы сломать заложника психологически, преступники ис­пользуют следующие меры давления:

ограничивают подвижность, зрение, слух;

— плохо кормят, мучают голодом и жаждой, лишают сигарет;

— создают невыносимые условия пребывания.

Сохранение психологической устойчивости при длительном пребывании в заточении — одно из важнейших условий спасения заложника. Здесь хорошо любые приемы и методы, отвлекающие от неприятных ощущений и переживаний, позволяющие сохранить ясность мыслей, адекватную оценку ситуации.

Полезно усвоить следующие правила:

1.  Старайтесь относиться к происходящему с вами как бы со сто­роны, не принимая случившееся близко к сердцу, до конца надей­тесь на благополучный исход. Страх, депрессия и апатия — три ва­ших главных врага.

2. Не выбрасывайте вещи, которые могут вам пригодиться (лекарс­тва, очки, карандаши и т.д.), старайтесь создать хотя бы минималь­ный запас питьевой воды и продовольствия на тот случай, если вас надолго бросят одного или перестанут кормить.

3. Старайтесь, насколько это, возможно, соблюдать требования личной гигиены.

4.  Делайте доступные в данных условиях физические упражне­ния.

5. Очень полезно во всех отношениях практиковать аутотренинг и медитацию.

6.  Вспоминайте про себя прочитанные книги, последовательно обдумывайте различные отвлеченные процессы (решайте матема­тические задачи, вспоминайте иностранные слова и т.д.). Ваш мозг должен работать.

7.  Если есть возможность, читайте все, что окажется под рукой, даже если это текст совершенно вам не интересен.

8.  Важно следить за временем, тем более что похитители обычно отбирают часы, отказываются говорить какой сейчас день и час, изо­лируют от внешнего мира.

Освобождение.

Первый вариант — когда преступники сами отпускают на свободу заложника, они отвозят его в какое-то безлюдное место и там остав­ляют одного.

Второй вариант — его бросают в запертом помещении, выход из которого требует немало времени и сил.

Третий вариант — высаживают заложника на оживленной улице (вдали от постов ГИБДД и сотрудников полиции). После этого ма­шину бросают либо меняют на ней номер.

Может случиться и так, что освобождать вас будет полиция. В этом случае надо пытаться убедить преступников, что лучше все­го им сдаться. Тогда они могут рассчитывать на более мягкий приговор. Если подобная попытка не удалась, постарайтесь им внушить, что их судьба находится в прямой зависимо­сти от вашей. Если они пойдут или готовы на убийство, то веские переговоры властей с ними теряют смысл. И тогда остаётся только штурм с применением оружия.

Меры предосторожности в ситуации захвата террористами граждан в заложники

К сожалению, никто из нас не защищен от ситуации, когда мы можем оказаться в заложниках у террористов. Но все же есть несколько универсальных правил, следуя которым можно избежать ошибок и сохранить свою жизнь.
В ситуации, когда проявились признаки угрозы захвата заложников, постарайтесь избежать попадания в их число. Немедленно покиньте опасную зону или спрячьтесь. Спрятавшись, дождитесь ухода террористов и при первой возможности покиньте убежище и удалитесь.

Исключением являются ситуации, когда Вы оказались в поле зрения террористов или высока вероятность встречи с ними.

Заметив направляющуюся к вам вооруженную или подозрительную группу людей, немедленно бегите. Если скрыться от преступников не удалось, и вы оказались в заложниках, постарайтесь соблюдать спокойствие и не показывать своего страха. Не оказывайте террористам сопротивления, не пытайтесь вступать с ними в беседу, не стремитесь разжалобить их или отговорить от выполнения намеченного ими плана. Выполняйте их требования и не реагируйте на их действия в отношении других заложников. Не следует высказывать свое возмущение. Не нарушайте установленных террористами правил, чтобы не спровоцировать ухудшения условий вашего содержания. Не следует, например, пробовать связаться с родными, или правоохранительными органами. Это может быть воспринято вашими похитителями как неповиновение.

При захвате заложников следует помнить, что только в сам момент захвата есть реальная возможность скрыться с места происшествия. Если этого сделать не удалось, настройтесь психологически, что моментально вас не освободят, но это непременно произойдет.

Если началась операция по вашему освобождению (штурм), необходимо упасть на пол и закрыть голову руками; старайтесь при этом занять позицию подальше от окон и дверных проемов. Держитесь подальше от террористов, потому что в ходе операции по ним могут стрелять снайперы. Также возможны подрывы стен, дверей, окон, возгорания и задымления, поэтому необходимо определить для себя места возможного укрытия от поражающих элементов, заранее снять с себя всю синтетическую одежду, так как она увеличивает вероятность получения ожогов. Целесообразно также снять ремни, ремешки от сумочек и спрятать их в карманах – эти предметы в случае необходимости можно использовать, как кровоостанавливающее средство.

Не следует брать в руки оружие, чтобы вас не перепутали с террористами. Если рядом с вами или непосредственно на вас установлено взрывное устройство, по возможности, голосом или движением руки дайте понять об этом сотрудникам спецслужб, которые могут приблизиться к вам в ходе спецоперации. Фиксируйте в памяти все события, которые сопровождают захват. Эта информация будет очень важна для правоохранительных органов.

Оказавшийся в заложниках человек сначала не может поверить в то, что это произошло и адекватно оценить ситуацию. Как показывает анализ поведения лиц оказавшихся в заложниках, у некоторых из них может возникнуть неуправляемая реакция протеста против совершаемого насилия. Важно не терять самообладание, так как в этой ситуации террористы часто убивают взбунтовавшихся. Террористы, как правило, находятся в состоянии сильнейшего стресса и поэтому крайне агрессивны.

У заложников после шока первых часов плена обычно начинается процесс адаптации — приспособления к абсолютно ненормальным условиям существования. Однако дается это ценой, прежде всего, психологических травм и нарушений. Быстро притупляются острота ощущений и переживаний, таким образом, психика защищает себя. То, что возмущало или приводило в отчаяние, воспринимается, как обыденность. При этом важно не утратить человеческий облик.

По возможности не замыкайтесь в себе, постарайтесь присмотреться к другим людям, выяснить, не нужна ли кому-то помощь. Даже мелочь – понимающий взгляд, слово поддержки – будет способствовать тому, что между вами возникнет контакт. Если человек чувствует поддержку, и ему, и всем, кто рядом с ним, становится легче. Тем не менее, заложникам, как правило, не удаётся избежать вспышек апатии и агрессивности во взаимоотношениях между собой. Они обусловлены подсознательным стремлением снять эмоциональное перенапряжение, однако это может еще больше обострить ситуацию, спровоцировать на агрессивные действия террористов.

Распространенным является заблуждение, которому часто оказываются подвержены люди, оказавшиеся в заложниках – стремление и попытки «понять» похитителей и разбудить в них сочувствие. Однако это вредная иллюзия. Симпатии к террористам могут стать вашим первым шагом к предательству по отношению к другим заложникам. Не думайте, что боевики при этом станут воспринимать вас как-то по-новому.

Постоянная угроза жизни и осознание своей беспомощности могут привести к развитию и других психических явлений. Может казаться, что вы слышите звуки вроде бы начавшегося штурма, голоса отсутствующих людей, видите нечто странное в темноте. Однако это не признак помешательства, а расстройство, которое пройдет не позже чем через две недели после освобождения.

Нельзя позволять себе сосредотачиваться на переживаниях. Способов отвлечься существует немало: пытайтесь придумать себе какую-либо игру, вспоминать полузабытые стихотворения, анекдоты и т.п. Для верующих большим подспорьем является молитва. Очень важно не забывать о личной гигиене.

Пребывание в заложниках наносит психическую травму даже весьма стойким людям. Освобожденных нередко тяготят чувства вины и стыда, утраты самоуважения, разного рода страхи. Помните, что это нормальная для бывших заложников реакция. Для возвращения к нормальной жизни требуется довольно длительный период.

Терроризм. Как распознать опасность?
Чаще всего борьба с террором – война без линии фронта. Террористы могут в любой момент оказаться среди нас под видом обычных граждан. Существуют ли признаки, по которым можно выявить террористов и их преступные намерения по подготовке теракта с тем, чтобы предпринять необходимые предупредительные меры?

Деятельность террористов не всегда бросается в глаза. Но вполне может показаться подозрительной и необычной. Если признаки странного поведения очевидны, необходимо немедленно сообщить об этом в силовые структуры.

В преступных целях, террористами, как правило, используются типичные взрывчатые вещества заводского и самодельного изготовления, боеприпасы, пиротехнические средства а также иные опасные вещества и смеси, способные к взрыву при определенных условиях.

Террористы активно используют и различные самодельные взрывные устройства: самодельные мины-ловушки; мины сюрпризы, имитирующие предметы домашнего обихода или вещи, привлекающие внимание.

Скрытый пронос под одеждой и в ручной клади является самым распространенным способом доставки террористических средств к месту проведения террористической акции. Наиболее часто этот канал используется для доставки огнестрельного оружия. Огнестрельное оружие в собранном и разобранном виде имеет хорошо известные, достаточно специфичные и узнаваемые формы узлов, деталей и механизмов. Под одеждой и в ручной клади могут доставляться также взрывные устройства и радиоактивные вещества.

Проносимые взрывные устройства, как промышленного изготовления, так и самодельные, могут камуфлироваться под бытовые предметы. В практике встречались начиненные взрывчаткой электрические фонари, фены, вентиляторы, светильники, радиоприемники и магнитофоны, электробритвы, банки с кофе, консервы, термосы и т.п.
Будьте внимательны, постарайтесь запомнить приметы преступников, отличительные черты их лиц, одежду, имена, клички, возможные шрамы и татуировки, особенности речи и манеры поведения и т.д.
Не пытайтесь их останавливать сами – Вы можете стать первой жертвой.

Будьте особо бдительными и остерегайтесь людей, одетых явно не по сезону; если вы видите летом человека, одетого в плащ или толстую куртку – будьте внимательны – под такой одеждой террористы чаще всего прячут бомбы; лучше всего держаться от него подальше и обратить на него внимание сотрудников правоохранительных органов;

Остерегайтесь людей с большими сумками и чемоданами, особенно, если они находятся в месте, не подходящем для такой поклажи (в кинотеатре или на празднике).

Старайтесь удалиться на максимальное расстояние от тех, кто ведет себя неадекватно, нервозно, испуганно, оглядываясь, проверяя что-то в одежде или в багаже.

Если вы не можете удалиться от подозрительного человека, следите за мимикой его лица; специалисты утверждают, что преступник, готовящийся к теракту, обычно выглядит чрезвычайно сосредоточено, губы плотно сжаты, либо медленно двигаются, как будто читая молитву.

Ни в коем случае не поднимайте забытые вещи: сумки, мобильные, кошельки; не принимайте от незнакомых лиц никаких подарков, не берите вещей с просьбой передать другому человеку.

Действия при угрозе совершения террористического акта
Всегда контролируйте ситуацию вокруг себя, особенно когда находитесь на объектах транспорта, культурно-развлекательных, спортивных и торговых центрах.

При обнаружении забытых вещей, не трогая их, сообщите об этом водителю, сотрудникам объекта, службы безопасности, органов милиции. Не пытайтесь заглянуть внутрь подозрительного пакета, коробки, иного предмета.

Не подбирайте бесхозных вещей, как бы привлекательно они не выглядели.

В них могут быть закамуфлированы взрывные устройства (в банках из-под пива, сотовых телефонах и т.п.). Не пинайте на улице предметы, лежащие на земле.

Если вдруг началась активизация сил безопасности и правоохранительных органов, не проявляйте любопытства, идите в другую сторону, но не бегом, чтобы Вас не приняли за противника.

При взрыве или начале стрельбы немедленно падайте на землю, лучше под прикрытие (бордюр, торговую палатку, машину и т.п.). Для большей безопасности накройте голову руками.

Случайно узнав о готовящемся теракте, немедленно сообщите об этом в правоохранительные органы.

Если вам стало известно о готовящемся или совершенном преступлении, немедленно сообщите об этом в органы ФСБ или МВД.

Рекомендации по поведению в случае захвата в качестве заложников

За последние 10 – 20 лет практика захвата террористами и прочими преступными элементами невинных людей в качестве заложников стала весьма распространенным «оружием террора». И хотя статистическая вероятность обычного гражданина стать жертвой не выше, чем быть пораженным ударом молнии, имеет смысл в определенной степени обезопасить себя, свою семью или близких, предпринимая определенные меры предосторожности.

Специалисты различных областей, сотрудники правоохранительных органов активно изучают практику захвата преступниками заложников, вырабатывают различные меры предупреждения тяжких случаев. Это меры превентивного характера, направленные на снижение шансов стать заложником, а так же рекомендации психологического и поведенческого характера в отношении того, как себя правильно вести, если Вы стали жертвой захвата.

Каждый конкретный случай своеобразен и отличается от других. Тем не менее, некоторые общие и конкретные рекомендации могут оказаться весьма полезными и эффективными для сохранения жизни и здоровья.

Что необходимо сделать, если Вас взяли в заложники:

— по возможности скорее возьмите себя в руки, успокойтесь и не паникуйте;

— если Вас связали или закрыли глаза, попытайтесь расслабиться, дышите глубже;

— подготовиться физически, морально и эмоционально к возможному суровому испытанию. При этом помните, что большинство случаев захвата людей в качестве заложников завершилось в среднем через 4-5 часов, в 95 % случаев заложники оставались в живых. Будьте уверены, что правоохранительные органы уже предпринимают профессиональные меры для Вашего освобождения;

— не пытайтесь бежать, если нет полной уверенности в успехе побега;

— запомните как можно больше информации о террористах. Целесообразно установить их количество, степень вооруженности, составить максимально полный словесный портрет, обратив внимание на характерные особенности внешности, телосложения, акцента и тематики разговоров, темперамента, манер поведения.

По различным признаком постарайтесь определить место своего нахождения (заточения).

По возможности находитесь подальше от окон, дверей и самих похитителей, то есть в местах большей безопасности в случае, если спецподразделения предпримут активные меры (штурм помещения, огонь снайперов на поражение преступников).

В случае штурма здания рекомендуется лечь на пол лицом вниз, сложив руки на затылке.

Не возмущайтесь, если при штурме и захвате с Вами могут поначалу (до установления Вашей личности) поступить несколько некорректно, как с вероятным преступником. Вас могут обыскать, нанести эмоциональную травму, подвергнуть допросу. Отнеситесь с пониманием к тому, что в подобных ситуациях такие действия штурмующих (до окончательной идентификации всех лиц и выявления истинных преступников) оправданы.

Взаимодействия с похитителями:

— не оказывайте агрессивного сопротивления, не делайте резких и угрожающих движений, не провоцируйте террористов на необдуманные действия;

— по возможности избегайте прямого зрительного контакта с похитителями;

— с самого начала (особенно первые полчаса) исполняйте все требования захватчиков;

— займите позицию пассивного сотрудничества. Разговаривайте спокойным голосом. Избегайте выражений презрения, вызывающего тона и поведения;

— при наличии у Вас проблем со здоровьем, которые в данной ситуации могут проявиться, заявите об этом в спокойной форме захватившим Вас людям.

 

При длительном нахождении в положении заложника:

Не допускайте возникновения чувства жалости, смятения или замешательства. Мысленно подготовьте себя к будущим испытаниям. Сохраняйте умственную активность.

Рекомендации по правилам личной безопасности

В общественном транспорте:
Если вы обнаружили забытую или бесхозную вещь в общественном транспорте:
1. Опросите людей, находящихся рядом. Постарайтесь установить, чья она и кто ее мог оставить.
2. Если её хозяин не установлен, немедленно сообщите о находке водителю.

В подъезде жилого дома:
Если вы обнаружили неизвестный предмет в подъезде своего дома:
1. Спросите у соседей. Возможно, он принадлежит им.
2. Если владелец предмета не установлен – немедленно сообщите о находке в компетентные органы.

В учреждении:
Если вы обнаружили неизвестный предмет в учреждении, организации:
1. Немедленно сообщите о находке администрации или охране учреждения.
2. Зафиксируйте время и место обнаружения неизвестного предмета.
3. Предпримите меры к тому, чтобы люди отошли как можно дальше от подозрительного предмета и опасной зоны.
4. Дождитесь прибытия представителей компетентных органов, укажите место расположения подозрительного предмета, время и обстоятельства его обнаружения.
5. Не паникуйте. О возможной угрозе взрыва сообщите только тем, кому необходимо знать о случившемся.
Также необходимо помнить, что внешний вид предмета может скрывать его настоящее назначение. На наличие взрывного устройства, других опасных предметов могут указывать следующие признаки:

Признаки взрывного устройства:
— Присутствие проводов, небольших антенн, изоленты, шпагата, веревки, скотча в пакете, либо торчащие из пакета.
— Шум из обнаруженных подозрительных предметов (пакетов, сумок и др.). Это может быть тиканье часов, щелчки и т.п.
— Наличие на найденном подозрительном предмете элементов питания (батареек).
— Растяжки из проволоки, веревок, шпагата, лески;
— Необычное размещение предмета;
— Наличие предмета, несвойственного для данной местности;
— Специфический запах, несвойственный для данной местности.

Терроризм: как не стать жертвой
В последнее время в руках террористов появилось опасное оружие — жертвенный терроризм с использованием террористов-смертников. Участие в диверсионно-террористической борьбе смертников призвано нанести не только максимальный ущерб с большим количеством жертв, но и создать атмосферу паники, посеять неуверенность в способности государства обеспечить безопасность своих граждан. Способы проведения террористических актов носят крайне жестокий характер, они совершаются в местах массового скопления людей с применением закрепленных на теле взрывных устройств и начиненных взрывчаткой автомашин.
Первостепенная задача террориста-смертника — раствориться в массе людей и не привлекать к себе внимания. Московские события показывают, что на территории РФ в качестве смертников-исполнителей террористических актов их организаторами используются, как правило, женщины.

При совершении теракта смертницы одеваются в одежду, характерную для данной местности. Тем не менее, в их одежде, поведении присутству¬ет ряд характерных признаков.

Женщины имеют головной убор, при этом возможен не только традиционный глухой платок, но и легкие газовые косынки, бейсболки. В летнее время одежда террористки-смертницы не соответствует погоде: просторная, предназначенная для сокрытия на теле взрывного устройства.

Характерными признаками террористов-смертников являются:
• неадекватное поведение;
• неестественная бледность;
• некоторая заторможенность реакций и движений, вызванные возможной передозировкой транквилизаторов или наркотических веществ;
• желание уклониться от камер видеонаблюдения (попытка опустить голову, отвернуться, прикрыть лицо рукой или платком, спрятаться за более высокого человека).

Террорист, как правило, имеет при себе мобильный телефон для связи с руководителем в случае возникновения трудностей. Поскольку террори¬сты, как правило, не являются жителями столицы, их характерными признаками является неуверенное ориентирование на местности, неуверен¬ное владение мобильным телефоном, отсутствие навыков пользования карточками для проезда в метрополитене и наземном транспорте.

Национальность исполнителя-смертника для организаторов террористических акций принципиальной роли не играет. Между тем анализ пос¬ледних проявлений жертвенного терроризма на территории России показывает стремление использовать представителей отдаленных сельских по¬селений южных регионов страны.

Будьте осторожны! Если смертник почувствует внимание окружающих, он может привести взрывное устройство в действие незамедлительно. Поэтому, чтобы обезопасить себя и окружающих, старайтесь соблюдать спокойствие и, не привлекая внимания подозрительного вам челове¬ка, сообщить о нем в административные или правоохранительные органы либо в службы безопасности.

ФСБ России
Адрес: Москва, 107031, ул. Большая Лубянка, дом 1/3
Телефон: (495) 224-70-69 (круглосуточно)
Телефон доверия: (495)224-22-22
Факс: (495) 914-26-32


Приёмная ФСБ России
Адрес: Москва, 101000, ул. Кузнецкий мост, дом 22
Телефон: (495) 624-31-58

Захват заложника с целью получения выкупа. Что делать?

Если кого-либо из ваших близких захватили в качестве заложника и как условие его освобождения требуют совершения каких-то действий, прежде всего, убедитесь, что он жив и невредим. Вряд ли вам представят возможность лично увидеться с захваченным, но поговорить с ним по телефону просто необходимо. При этом шантажисту следует твердо заявить, что ни о чем с ним вести переговоры не будете, пока не поговорите с заложником.

Ведя разговор:

  1. во-первых, убедитесь, что на другом конце провода действительно тот человек, о котором идет речь. Телефонная связь несовершенна, и не всегда можно опознать по голосу даже очень близкого человека, поэтому в разговоре постарайтесь получить информацию, которая убедит вас в том, что это действительно он;
  2. во-вторых, ведите разговор таким образом, чтобы убедиться, что вы общаетесь с живым человеком, а не магнитофонной записью;
  3. в-третьих, постарайтесь успокоить заложника, сказав, что вы предпримите все от вас зависящее, чтобы освободить его как можно быстрее;
  4. в-четвертых, поинтересуйтесь, все ли у него в порядке, как с ним обращаются, не причинили ли какого-либо вреда;
  5. в-пятых, убедите его в том, что лучше будет, если он не станет предпринимать каких-либо активных действий, чтобы не обострить ситуацию и не навредить себе;
  6. в-шестых, ни в коем случае не пытайтесь даже косвенно выяснить, кто его захватил и где он находится. Такого рода любопытство может очень дорого стоить.

После этого можно выслушать шантажиста, его условия. Скорее всего, речь пойдет об определенной сумме денег в рублях или зарубежной валюте. Независимо от того, есть ли у вас в наличии такая сумма или нет, постарайтесь попросить отсрочки в платеже, мотивируя тем, что в данный момент под рукой нет таких денег (за исключением ситуации, когда вам тут же говорят, что данная сумма денег лежит у вас в нижнем ящике письменного стола).

Если переговоры идут при личной встрече, попросите повторной встречи, если по телефону — повторного звонка. А за это время следует быстро решить, что делать: выполнить условия преступника, ни к кому за помощью не обращаясь, или все же прибегнуть к помощи правоохранительных органов или частной фирмы (имейте в виду, что в настоящее время не все фирмы, берущиеся за решение подобного рода задач, действительно могут их решать).

Как показывает мировой опыт, шантажирующий дает отсрочку на очень непродолжительное время, и уж если вы решились обратиться за помощью к профессионалам, то следует делать это сразу же, так как для разработки плана совместных действий и подготовки группы, специализирующейся на освобождении заложников, необходимо некоторое время.

Лучше всего сделать это немедленно, но по телефону, поскольку не надо исключать возможность установления наблюдения за вашими перемещениями с момента контакта с шантажистами. Будьте готовы к тому, что при повторном звонке вам могут уверенным голосом заявить, что абсолютно точно знают о том, что вы звонили в милицию и просили о помощи. При личной встрече такой вопрос тоже может быть задан, и здесь дело осложняется тем, что по телефону вас только слышат, а при личной встрече еще и видят. Нужно быть психологически готовым к таким вопросам.

Если очередной разговор по телефону с человеком, захватившим вашего близкого в качестве заложника, будет происходить в присутствии сотрудников правоохранительных органов, постарайтесь заранее оговорить с ними схему и различные варианты разговора с преступником. Это исключит возможность задержек при ответах на вопросы, и на том конце провода не возникнет подозрения, что вы после каждого вопроса получаете от кого-то консультацию по поводу того, что и как ответить.

Нередко бывает, что шантажирующий требует любой ценой ускорить время обмена. В таком случае постарайтесь, не теряя самообладания, убедить его в том, что предпринимается все возможное, но по не зависящим от вас обстоятельствам вы пока не готовы дать то, чего от вас ждут. Главное, не забудьте напомнить этому человеку, что в благополучном исходе дела вы заинтересованы гораздо больше, чем он. Можете аргументировать невозможность добыть за такое время запрошенной суммы тем, что человек, у которого вы хотели получить деньги, в данный момент находится в командировке и вернется через несколько дней, но, даже не дожидаясь его возвращения, вы пытаетесь найти эти деньги по другим каналам. Вполне возможно, что пауза, которую вы выторгуете, позволит более качественно подготовить операцию по освобождению заложника, повысит гарантию его безопасности.

Когда будете договариваться о том, куда и в какое время принести то, что требует вымогатель, поставьте условие, что это возможно только в том случае, если у вас будут гарантии, что заложнику ничего не угрожает. Либо это будет взаимообмен, либо прежде, чем передать деньги, вы получите информацию, что заложник в данный момент уже находится в безопасном месте.

Не стоит по всем вопросам идти на поводу у похитителей. Чем тверже и разумнее будет ваша позиция, тем больше шансов на благоприятный исход.

Не следует забывать, что как только вы выполните их требование, заложник перестанет быть нужным злоумышленникам, не исключено, что они захотят избавиться от него, как от опасного свидетеля, поэтому единственно верное решение в подобных ситуациях – обращение за помощью в правоохранительные органы и строгое следование рекомендациям их сотрудников.

Следует ясно понять, что попытки утаить что-либо, вести «двойную игру», проявлять ненужную инициативу, могут существенно затруднить или сделать невозможным освобождение заложника, поставить под угрозу как его жизнь, так и вашу собственную.

Меры предосторожности в ситуации захвата террористами граждан в заложники

К сожалению, никто из нас не защищен от ситуации, когда мы можем оказаться в заложниках у террористов. Но все же есть несколько универсальных правил, следуя которым можно избежать ошибок и сохранить свою жизнь.
В ситуации, когда проявились признаки угрозы захвата заложников, постарайтесь избежать попадания в их число. Немедленно покиньте опасную зону или спрячьтесь. Спрятавшись, дождитесь ухода террористов и при первой возможности покиньте убежище и удалитесь.

Исключением являются ситуации, когда Вы оказались в поле зрения террористов или высока вероятность встречи с ними.

Заметив направляющуюся к вам вооруженную или подозрительную группу людей, немедленно бегите. Если скрыться от преступников не удалось, и вы оказались в заложниках, постарайтесь соблюдать спокойствие и не показывать своего страха. Не оказывайте террористам сопротивления, не пытайтесь вступать с ними в беседу, не стремитесь разжалобить их или отговорить от выполнения намеченного ими плана. Выполняйте их требования и не реагируйте на их действия в отношении других заложников. Не следует высказывать свое возмущение. Не нарушайте установленных террористами правил, чтобы не спровоцировать ухудшения условий вашего содержания. Не следует, например, пробовать связаться с родными, или правоохранительными органами. Это может быть воспринято вашими похитителями как неповиновение.

При захвате заложников следует помнить, что только в сам момент захвата есть реальная возможность скрыться с места происшествия. Если этого сделать не удалось, настройтесь психологически, что моментально вас не освободят, но это непременно произойдет.

Если началась операция по вашему освобождению (штурм), необходимо упасть на пол и закрыть голову руками; старайтесь при этом занять позицию подальше от окон и дверных проемов. Держитесь подальше от террористов, потому что в ходе операции по ним могут стрелять снайперы. Также возможны подрывы стен, дверей, окон, возгорания и задымления, поэтому необходимо определить для себя места возможного укрытия от поражающих элементов, заранее снять с себя всю синтетическую одежду, так как она увеличивает вероятность получения ожогов. Целесообразно также снять ремни, ремешки от сумочек и спрятать их в карманах – эти предметы в случае необходимости можно использовать, как кровоостанавливающее средство.

Не следует брать в руки оружие, чтобы вас не перепутали с террористами. Если рядом с вами или непосредственно на вас установлено взрывное устройство, по возможности, голосом или движением руки дайте понять об этом сотрудникам спецслужб, которые могут приблизиться к вам в ходе спецоперации. Фиксируйте в памяти все события, которые сопровождают захват. Эта информация будет очень важна для правоохранительных органов.

Оказавшийся в заложниках человек сначала не может поверить в то, что это произошло и адекватно оценить ситуацию. Как показывает анализ поведения лиц оказавшихся в заложниках, у некоторых из них может возникнуть неуправляемая реакция протеста против совершаемого насилия. Важно не терять самообладание, так как в этой ситуации террористы часто убивают взбунтовавшихся. Террористы, как правило, находятся в состоянии сильнейшего стресса и поэтому крайне агрессивны.

У заложников после шока первых часов плена обычно начинается процесс адаптации — приспособления к абсолютно ненормальным условиям существования. Однако дается это ценой, прежде всего, психологических травм и нарушений. Быстро притупляются острота ощущений и переживаний, таким образом, психика защищает себя. То, что возмущало или приводило в отчаяние, воспринимается, как обыденность. При этом важно не утратить человеческий облик.

По возможности не замыкайтесь в себе, постарайтесь присмотреться к другим людям, выяснить, не нужна ли кому-то помощь. Даже мелочь – понимающий взгляд, слово поддержки – будет способствовать тому, что между вами возникнет контакт. Если человек чувствует поддержку, и ему, и всем, кто рядом с ним, становится легче. Тем не менее, заложникам, как правило, не удаётся избежать вспышек апатии и агрессивности во взаимоотношениях между собой. Они обусловлены подсознательным стремлением снять эмоциональное перенапряжение, однако это может еще больше обострить ситуацию, спровоцировать на агрессивные действия террористов.

Распространенным является заблуждение, которому часто оказываются подвержены люди, оказавшиеся в заложниках – стремление и попытки «понять» похитителей и разбудить в них сочувствие. Однако это вредная иллюзия. Симпатии к террористам могут стать вашим первым шагом к предательству по отношению к другим заложникам. Не думайте, что боевики при этом станут воспринимать вас как-то по-новому.

Постоянная угроза жизни и осознание своей беспомощности могут привести к развитию и других психических явлений. Может казаться, что вы слышите звуки вроде бы начавшегося штурма, голоса отсутствующих людей, видите нечто странное в темноте. Однако это не признак помешательства, а расстройство, которое пройдет не позже чем через две недели после освобождения.

Нельзя позволять себе сосредотачиваться на переживаниях. Способов отвлечься существует немало: пытайтесь придумать себе какую-либо игру, вспоминать полузабытые стихотворения, анекдоты и т.п. Для верующих большим подспорьем является молитва. Очень важно не забывать о личной гигиене.

Пребывание в заложниках наносит психическую травму даже весьма стойким людям. Освобожденных нередко тяготят чувства вины и стыда, утраты самоуважения, разного рода страхи. Помните, что это нормальная для бывших заложников реакция. Для возвращения к нормальной жизни требуется довольно длительный период.

Терроризм. Как распознать опасность?

Чаще всего борьба с террором – война без линии фронта. Террористы могут в любой момент оказаться среди нас под видом обычных граждан. Существуют ли признаки, по которым можно выявить террористов и их преступные намерения по подготовке теракта с тем, чтобы предпринять необходимые предупредительные меры?

Деятельность террористов не всегда бросается в глаза. Но вполне может показаться подозрительной и необычной. Если признаки странного поведения очевидны, необходимо немедленно сообщить об этом в силовые структуры.

В преступных целях, террористами, как правило, используются типичные взрывчатые вещества заводского и самодельного изготовления, боеприпасы, пиротехнические средства а также иные опасные вещества и смеси, способные к взрыву при определенных условиях.

Террористы активно используют и различные самодельные взрывные устройства: самодельные мины-ловушки; мины сюрпризы, имитирующие предметы домашнего обихода или вещи, привлекающие внимание.

Скрытый пронос под одеждой и в ручной клади является самым распространенным способом доставки террористических средств к месту проведения террористической акции. Наиболее часто этот канал используется для доставки огнестрельного оружия. Огнестрельное оружие в собранном и разобранном виде имеет хорошо известные, достаточно специфичные и узнаваемые формы узлов, деталей и механизмов. Под одеждой и в ручной клади могут доставляться также взрывные устройства и радиоактивные вещества.

Проносимые взрывные устройства, как промышленного изготовления, так и самодельные, могут камуфлироваться под бытовые предметы. В практике встречались начиненные взрывчаткой электрические фонари, фены, вентиляторы, светильники, радиоприемники и магнитофоны, электробритвы, банки с кофе, консервы, термосы и т.п.
Будьте внимательны, постарайтесь запомнить приметы преступников, отличительные черты их лиц, одежду, имена, клички, возможные шрамы и татуировки, особенности речи и манеры поведения и т.д.
Не пытайтесь их останавливать сами – Вы можете стать первой жертвой.

Будьте особо бдительными и остерегайтесь людей, одетых явно не по сезону; если вы видите летом человека, одетого в плащ или толстую куртку – будьте внимательны – под такой одеждой террористы чаще всего прячут бомбы; лучше всего держаться от него подальше и обратить на него внимание сотрудников правоохранительных органов;

Остерегайтесь людей с большими сумками и чемоданами, особенно, если они находятся в месте, не подходящем для такой поклажи (в кинотеатре или на празднике).

Старайтесь удалиться на максимальное расстояние от тех, кто ведет себя неадекватно, нервозно, испуганно, оглядываясь, проверяя что-то в одежде или в багаже.

Если вы не можете удалиться от подозрительного человека, следите за мимикой его лица; специалисты утверждают, что преступник, готовящийся к теракту, обычно выглядит чрезвычайно сосредоточено, губы плотно сжаты, либо медленно двигаются, как будто читая молитву.

Ни в коем случае не поднимайте забытые вещи: сумки, мобильные, кошельки; не принимайте от незнакомых лиц никаких подарков, не берите вещей с просьбой передать другому человеку.

Действия при угрозе совершения террористического акта

Всегда контролируйте ситуацию вокруг себя, особенно когда находитесь на объектах транспорта, культурно-развлекательных, спортивных и торговых центрах.

При обнаружении забытых вещей, не трогая их, сообщите об этом водителю, сотрудникам объекта, службы безопасности, органов милиции. Не пытайтесь заглянуть внутрь подозрительного пакета, коробки, иного предмета.

Не подбирайте бесхозных вещей, как бы привлекательно они не выглядели.

В них могут быть закамуфлированы взрывные устройства (в банках из-под пива, сотовых телефонах и т.п.). Не пинайте на улице предметы, лежащие на земле.

Если вдруг началась активизация сил безопасности и правоохранительных органов, не проявляйте любопытства, идите в другую сторону, но не бегом, чтобы Вас не приняли за противника.

При взрыве или начале стрельбы немедленно падайте на землю, лучше под прикрытие (бордюр, торговую палатку, машину и т.п.). Для большей безопасности накройте голову руками.

Случайно узнав о готовящемся теракте, немедленно сообщите об этом в правоохранительные органы.

Если вам стало известно о готовящемся или совершенном преступлении, немедленно сообщите об этом в органы ФСБ или МВД.

(PDF) ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ПОСЛЕДСТВИЕ В ПЕРЕГОВОРАХ ЗАДЕРЖКИ

225

уверенность, напористость и решительность, двусмысленность и терпимость к разочарованию, в целом,

практический и эмоциональный интеллект, логическое и абстрактное мышление, творческое решение проблем,

когнитивная гибкость, способности за «конструктивное манипулирование», правдивость и искренность,

приверженность переговорному подходу и т. д. (Miller, 2015).

3.2. Тренинг

На этапе обучения психологи проводят психологические тренинги для команды по

различным темам, в основном для улучшения командных, переговорных или коммуникативных навыков и

психологических знаний для повышения успеха в оценке типов личности, рисков и

угроз. , потенциал агрессии, психические расстройства и лечение, самоубийства, Стокгольмский синдром

, человеческое поведение, кризисное вмешательство, межличностная динамика и отношения,

методы обработки информации и решения проблем и т. д.Психологи

также участвуют в учебных упражнениях, учитывая их роль в команде или процессе. Хорошая подготовка

очень важна и была признана очень полезной для успешной переговорной команды (Ван Хасселт,

и др., 2006, Мойсилович и Гаврик, 2013, Херндон, 2009), особенно для руководителя группы.

Обучение может быть базовым, продвинутым, для руководителей групп или постоянных участников, или для поддержания индивидуальных навыков

. Он также состоит из тем, связанных с тактическими знаниями для работы на

различных должностях в команде, юридическим рассмотрением, категориями кризисных ситуаций, доступными тактическими вариантами

, знакомством с тем, как тактические команды агентства действуют в определенных ситуациях (в основном

для избежание недопонимания с руководителем тактической группы, командиром инцидента или другими специалистами

), работа со стрессом или манипуляциями, роль СМИ, использование сторонних посредников

и других специалистов и т. д.(Регини, 2002, Барух и Зарсе, 2012).

Его можно проводить определенными способами, например, в виде аудиторных лекций и дискуссий, конференций

, тематических исследований реальных инцидентов, ролевых упражнений или моделирования. Обучение

личным примером и устным наставлением высококвалифицированным человеком было показано как наиболее эффективное

(Jianqing, 2014). В качестве наиболее сложных упражнений были показаны такие ответы, как: отсутствие контроля

ситуации, боязнь сказать что-то не то и получить повреждения или убить заложника, не удалось

установить связь, двигаться вперед, когда застряли или не знают, что сказать, установление

доверие, чувство бесполезности и безнадежности и т. Д.(Томас, 2011).

3.3. Процесс на месте происшествия

Во время инцидента психолог выполняет несколько функций в качестве консультанта в команде переговоров

. Он наблюдает за процессом, ситуацией и участниками, чтобы перевести соответствующую информацию

и поведение захватчика, переговорщика и заложников, а также помочь команде в разработке стратегии планирования

переговорщику для управления ситуацией и командиру для принятия решений.

Таким образом, роль консультанта обычно означает участие в двух или трех уровнях оперативного процесса принятия полицейских решений

(Miller, 2005).Психолог на месте происшествия ориентирован на

косвенную оценку потенциала насилия (которое может быть хищническим или аффективным (Мелой,

1992)), психического статуса и возможного психического расстройства у захватчика заложников. Он может помочь организовать

для соответствующего лечения психически больного захватчика заложников, или даже начал это лечение во время переговоров

. Другая задача — мониторинг, оценка и управление уровнем стресса переговорщика и команды

, а также обеспечение обратной связи.В случае потери объективности из-за истощения психолог

может порекомендовать замену переговорщика и помочь справиться с плохими чувствами, или новый

для продолжения процесса. Самым важным является помощь переговорщика в оценке и

управления различным поведением, присутствующим во время переговоров, работа над устранением любых неправильных представлений или проблем

, чтобы предотвратить эскалацию инцидента, травм или самоубийств.

Помощь в допросах свидетелей, просмотр других соответствующих данных и информации, помощь

офицерам разведки ‟в поиске и опросе свидетелей по некоторым вопросам и

(PDF) Переговоры с заложниками: Психологические принципы и практики

282 Миллер • Переговоры с заложниками

к нему или пытается имитировать его манеру или уровень речи слишком близко

.Несколько минут разговора должны позволить вам

адаптировать собственную речь к своему стилю и ритму. Конечно, если

родным языком HT не является английским, переговорщик, свободно владеющий

на его языке, был бы идеальным, но если это невозможно, по крайней мере

должен быть доступен квалифицированный переводчик.

Даже с сквернословными HT, избегайте излишней про-

фанатизма. Переговорщики иногда путают технику зеркалирования активного слушания

(см. Ниже) с соответствием эпитету за эпитетом HT,

.

Люди, находящиеся в состоянии стресса, чаще используют ненормативную лексику. Если вы ответите тем же — даже в попытке «говорить на языке этого парня» — вы можете получить

только с непродуктивным возвратно-поступательным потоком «дерьмо-

это / ебать». -это »инвектива. Помните, что вы пытаетесь смоделировать

зрелую речь и поведение взрослого, чтобы успокоить ситуацию. Точно так же, как вы модулируете тон своего голоса в направлении

большего контроля и рациональности, делайте то же самое и с речевым содержанием

, которое всегда должно быть менее подстрекательским

, чем HT.Это не значит, что вы должны говорить как школьный учитель

или церковный пастор, просто используйте немного словесного декора —

ром, что, кстати, тоже является признаком уважения.

Ваше общение может быть встречено чем угодно: от

каменной тишины до взрывных проклятий, психотических разглагольствований,

беспорядочной бессвязной речи, до пьяного бормотания. Разрешить производительно

тивные вентилирования, но отклонять опасную эскалацию речевого сигнала

и содержания. Во многих случаях полное объяснение ситуации с заложниками

состоит в том, чтобы ХТ «высказал свою точку зрения» или «рассказал свою историю

».» Хорошо. Если это то, чего он хочет, позвольте ему свободно выражать свое разочарование и разочарование

, но не позволяйте

высказывать свое мнение, что может привести к дальнейшей потере контроля над

. Целью эмоционального выражения всегда должно быть

, чтобы выпустить пар, а не еще больше топить котел. Когда кажется, что вентиляционные отверстия

HT переполняются, используйте соответствующие методы дескалации

, как описано ниже.

Если вы не уверены, что говорит HT, попросите пояснений.

.Ясность — это общий принцип переговоров и во всех

формах кризисного вмешательства. Не отвечайте на заявление

HT и не выполняйте его, если вы не уверены, что понимаете, что он имеет в виду. Основной принцип переговоров — слушать

вдвое больше, чем вы говорите. Не бойтесь просить разъяснений:

просит кого-нибудь помочь вам понять, что они говорят.

— знак интереса, беспокойства и уважения.

Сосредоточьте свой разговор на HT, а не на заложниках.

В большинстве случаев, чем меньше HT думает о хостах, тем лучше. Это особенно верно, когда заложники

не являются нейтральными, то есть члены семьи или сослуживцы, у которых есть

, были атакованы, чтобы сделать заявление. Помните, что заложники

олицетворяют власть и контроль для захватчика заложников, поэтому старайтесь не делать

ничего, что напомнит ему об этом.

Спросите о благосостоянии всех сторон, но сначала сосредоточьтесь на

HT, а затем обращайте внимание на других людей:

«Ты в порядке? Вы ранены? Кому-нибудь нужна медицинская помощь

? Все ли сейчас в безопасности? » Это исключение

из общего правила неприменения требований, потому что

вы хотите с самого начала твердо заявить о своей заботе о благосостоянии всех людей, включая HT. Кроме того, если какой-то

действительно требует неотложной медицинской помощи, вы не хотите упускать возможность предоставить ее на раннем этапе.

Поддерживайте и воодушевляйте результат.

Преуменьшайте значение действий ХТ до сих пор: «Сейчас это всего лишь попытка ограбления

, никто не пострадал», или, если уже было

,

были ранены или смертельны: «… никто другой не был

.

больно. » Помните, что с этого момента цель состоит в том, чтобы не допустить эскалации насилия на

.Если есть шанс спасти жизни, то

раскрутить ситуацию любым надежным способом. Если было произведено

выстрелов, укажите, что никто еще не пострадал. Если травмы

произошли, подчеркните отсутствие смертельных исходов. Если заложник

умер, сосредоточьтесь на спасении остальных. Акцент

всегда должен быть на том, что HT еще может сделать, чтобы спасти свою собственную жизнь

и создать благоприятное впечатление, которое позже принесет ему

очков. Основная идея заключается в том, что независимо от того, что HT уже сделал

, ситуацию все еще можно исправить, и HT может

по-прежнему заслужить признание за правильные поступки:

«Уильям, я хочу, чтобы вы знали это, даже несмотря на то, что парень

получил пулю [пассивное время: это была не полностью ваша вина] в

нога [не критическая рана] в начале этого события

[все были сбиты с толку], всякие неожиданные вещи могут

случаются в панической ситуации.Но вы проделали хорошую работу:

с этого момента сохраняют все в покое [вы все еще контролируете

тролль, но положительно], и никто другой не пострадал

[вы теперь часть решения, а не проблема]. Это

очень много значит, и все здесь это знают [еще есть

надежда избежать ужасных последствий]. Давайте посмотрим, сможем ли мы пока сохранить мир

, чтобы мы все могли благополучно выйти из

, хорошо? [мы хотим, чтобы вы были в безопасности, а не только

заложников] »

Наряду с вышесказанным, похвалите HT за любые его позитивные действия. Если HT делает что-то конструктивное, усиливайте это. Это применимо независимо от того, является ли действие серьезным событием

, например, освобождение одного или нескольких заложников, или, казалось бы, второстепенным событием

, например, позволяя заложникам есть или ходить в ванную комнату

, или оставлять телефонную линию открытой. Целью здесь является

Социально-психологическая динамика переговоров о заложниках: судебная психология, суицидальное вмешательство, полицейская разведка / контрразведка и тактический ввод

Абстрактные

Назначение

Целью данной статьи является обзор нескольких основных компонентов переговоров о заложниках, включая: различные типы ситуаций с заложниками; предсказание моделей поведения похитителя заложников; сбор и использование полицейской разведки в случаях захвата заложников; и применение судебной психологии в процессе переговоров о захвате заложников.

Дизайн / методология / подход

Акцент на социально-психологические аспекты создания изменения отношения и достижения согласия с захватчиком заложников вводится, чтобы помочь в разработке эффективного подхода кризисной коммуникации во время процесса переговоров о заложниках.

Выводы

В документе также обсуждаются тенденции в стратегиях ведения переговоров о заложниках в случаях домашнего насилия, самоубийств полицейских, стрельбы в школах и взрывов террористов-смертников / убийц.

Практическое значение

Обсуждаются также ограничения и достижения в области переговоров о заложниках, а также предложения по использованию тактического проникновения для разрешения неудачных переговоров о заложниках.

Социальные последствия

Исследует текущую тенденцию «самоубийства полицейским», но также вводит понятие «убийство полицейским» в связи со стрельбой в полиции.

Оригинальность / ценность

Также обсуждается использование криминальной психологии при разработке стратегий ведения переговоров о заложниках для вовлечения захватчиков с расстройствами личности, посттравматическим стрессовым расстройством, параноидной шизофренией и суицидальной депрессией.

Ключевые слова

Благодарности

Это исследование было представлено на ежегодном собрании Тихоокеанской социологической ассоциации, состоявшемся в отеле Sheraton San Diego Hotel and Marina в Сан-Диего, Калифорния, на регулярной сессии панели по преступности и правонарушению 23 марта 2012 года. Заседание Западного общества криминологии в отеле Ala Moana в Вайкики, Гавайи, в рамках очередной сессии панели по новым вопросам судебной экспертизы и уголовного расследования 8 февраля 2014 г.Эти результаты исследования были представлены на ежегодном собрании Общества полиции и криминальной психологии, состоявшемся в отеле и казино Flamingo в Лас-Вегасе, штат Невада, на регулярной сессии панели по судебной психологии 19 сентября 2014 года.

Цитата

Ноулз, Г.Дж. (2016), «Социально-психологическая динамика переговоров о заложниках: судебная психология, суицидальное вмешательство, полицейская разведка / контрразведка и тактическое проникновение», Journal of Criminal Psychology , Vol.6 No. 1, pp. 16-27. https://doi.org/10.1108/JCP-01-2016-0001

Издатель

:

Изумруд Груп Паблишинг Лимитед

Авторские права © 2016, Emerald Group Publishing Limited

Психологическое профилирование захватчиков заложников в тюрьмах — Всемирная организация посредничества

Пытаясь разрешить конфликт между сторонами, важно понимать мотивацию и психологические характеристики участников. В этой статье кратко рассматриваются психологические профили, имеющие отношение к правоохранительному сообществу: лица заключенных, которые прибегают к агрессивному или иным подрывным действиям, а именно к захвату заложников.

Было солнечное утро вторника, когда по двусторонней радиосвязи раздался звонок: «Особое жилье доктору Смиту». «Пойди за доктором Смитом», — ответил я. «Телефон 20?» попросил голос по радио. После того, как я предоставил свой добавочный номер, мне позвонили, и мне сообщили, что мое присутствие необходимо в специальном корпусе (SHU), где заключенный взял своего сокамерника в заложники и угрожал убить его, если его не поместят в камеру одного.Заключенному каким-то образом удалось привязать своего сокамерника к каркасу двухъярусной кровати с помощью порванных простыней и получить несколько бритвенных лезвий, взятых из одноразовых бритв, которые ему дали для бритья. Что касается переговоров о заложниках, то этот был довольно простым. Продемонстрировав такую ​​склонность к насилию и крайним мерам, этот заключенный, вероятно, останется в одиночестве до конца своего времени в SHU. Событие было доведено до мирного разрешения, и заключенный подвергся ограничению.

Во многом это событие было типичным для ситуаций с заложниками.В остальном этого не было. Большинство ситуаций с захватом заложников являются спонтанными, когда захватчик принимает импульсивное решение из-за страха или разочарования. Кроме того, большинство ситуаций с заложниками разрешаются в течение нескольких минут или нескольких часов. Хотя мы не знаем, был ли инцидент в SHU спланированным или спонтанным, в чем он отличается от обычной ситуации с заложниками тем, что происходит в закрытом исправительном учреждении. Вопреки тому, во что может поверить средний человек, основываясь на ограниченных знаниях о том, что на самом деле происходит в тюрьмах, случаи, когда заключенные берут заложников, будь то сотрудники или другие заключенные, довольно редки.Согласно Системе базы данных заложников и баррикад ФБР (HOBAS), инструменту исследования сбора данных, более вероятно, что инцидент с заложниками произойдет в сарае, чем в тюрьме.

Ранняя литература была посвящена характеристике ситуации с захватом заложников. Другими словами, учебные ресурсы для переговорщиков обсуждали ситуационный контекст инцидента, а не характеристики захватчика заложников (HT). Например, «психиатрическая» ХТ включала всех психически больных заключенных, которые брали заложников во время какого-то бредового, психотического или эмоционально нестабильного эпизода, а также тех, кто притворялся психически больным, чтобы достичь желаемого результата.Другие контекстные профили включали «ситуационный» HT, в котором заключенный импульсивно берет заложника в попытке решить проблему или избежать какой-то конкретной ситуации, «отправитель жалоб», который берет заложника, чтобы привлечь внимание к какой-то жалобе, «план побега» «ХТ, которая берет заложника в рамках заранее спланированного побега», ХТ, «связанная с массовыми беспорядками», которая берет заложника в результате жестокого беспорядка, и «террорист», который берет заложника в рамках заговора с целью создания страха и срыв. (Ситуации с заложниками в тюрьме, 1983)

Хотя признание ситуативного контекста, в котором могут возникать ситуации с захватом заложников, важно для подготовки и окончательного разрешения кризиса, большое внимание следует уделять психологическим характеристикам ХТ.Это было в центре внимания более поздней литературы, поскольку со временем было продемонстрировано, что стратегии реагирования в ситуациях с заложниками более успешны, если учитывать психологические характеристики HT, а не ситуативный контекст.

Расширяя стандартные психологические профили, преподаваемые Федеральным бюро тюрем (и основанные на профилях ФБР), мы с коллегой предложили следующие психологические профили (Combs & Smith, 2009):

1) Антисоциальная личность:

  • Характеристики
    • Отсутствие сочувствия
    • Холодны, циничны и высокомерны
    • Очаровательный, ухоженный и подвижный
    • Импульсивный
    • Безответственность и эксплуатация в личных отношениях
    • Возможно, провел много лет в тюрьме
  • Общее поведение
    • Часто бывает в тюрьме или тюрьме
    • Минусы другие ради прибыли
    • Импульсивный, раздражительный и агрессивный
    • Показывает безрассудство
    • Занимается сексом высокого риска и злоупотребляет наркотиками
    • Безразлично к причинению боли, жестокому обращению или жестокому обращению с другим человеком

2) Эмоционально неустойчивый

  • Характеристики
    • Подорвать себя у ворот
    • Уровень самоубийств выше, чем среди населения в целом
    • В анамнезе самоповреждения
    • Испытывать психотическое поведение во время стресса
    • Периодические потери работы прерывали образование, и распад брака — обычное дело
    • Истории детства могут включать физическое и сексуальное насилие, пренебрежение, раннюю потерю родителей
  • Common Behaviors (Общее поведение)
    • Проявлять агрессивное или возбужденное поведение, чтобы избежать реального или воображаемого отказа
    • Паттерн нестабильных отношений
    • Нарушение личности
    • Импульсивен в областях, которые могут нанести себе самоповреждение
    • Настроение нестабильное и неприятное
    • Сложность сдерживания гнева, приводящая к вспышкам гнева и физическим дракам
    • Связанные со стрессом чувства и убеждения, что они подвергаются преследованиям или несправедливому обращению с ними

3) Серьезно душевнобольные: шизофрения

  • Характеристики и распространенное поведение
    • Наличие галлюцинаций и бреда
    • Социальная изоляция или отстранение
    • Необычное поведение
    • Снижение личной гигиены и ухода за собой
    • Необычные образцы речи
    • Может проявить паранойю
    • Может плохо соблюдать режим лечения (лекарств)

4) Серьезно психически больные: депрессия

  • Характеристики и распространенное поведение
    • Настроение подавленное, грустное, безнадежное или подавленное
    • Потеря интереса или удовольствия от обычных занятий
    • Снижение сексуального интереса
    • У детей и подростков настроение может быть скорее раздражительным, чем грустным
    • Похудание и проблемы со сном
    • Чувствует усталость или недостаток энергии
    • Снижение способности думать, концентрироваться или принимать решения
    • Повторяющиеся мысли о смерти или самоубийстве — обычное дело
    • Чаще баррикады, чем захват заложников

5) Отравление веществами

  • Характеристики и распространенное поведение
    • Невнятная речь
    • Быстро меняющиеся эмоции
    • Может проявляться психотическими симптомами
    • Импульсивный
    • Комплекс супермена

Вышеупомянутые психологические профили ни в коем случае не являются исчерпывающей и универсальной коллекцией. Они просто средство выработки практического понимания и стратегии ведения переговоров с ХТ.

Библиография

Комбс, М. и Смит, Дж. (2009). Профили захватчиков заложников — Пересмотрено . Федеральный исправительный комплекс, Бомонт, Техас.

Национальный институт исправительных учреждений. (1983). Информационная серия по исправительным учреждениям: Положение с заложниками в тюрьмах .

Психологические стратегии выхода из кризисов

Q: Наш департамент находится в процессе реформирования своей команды по переговорам с заложниками и кризисными ситуациями.Есть какие-нибудь идеи или советы о том, как использовать психологию в процессе переговоров?

A : Ответ на этот вопрос прост: переговоры о заложниках — это все о психологии, а успешные переговорщики в кризисных ситуациях — одни из самых опытных практических психологов, которых я когда-либо встречал. Подумайте об этом: в типичном сценарии захвата заложников жизни подвергаются неминуемому риску насильственной смерти от рук депрессивного, суицидального, смертоносного, бредового, подстегиваемого наркотиками или хладнокровного захватчика заложников, часто в разгар хаоса. и неконтролируемое рабочее место или семейное окружение.Разрешение кризисных ситуаций с заложниками может занять часы или даже дни невероятно целенаправленных и интенсивных переговоров и потребовать использования практически всех типов умелых коммуникационных стратегий из набора навыков кризисного вмешательства.

Кризис с заложниками: факты и вымысел

Менее 20 процентов критических инцидентов со стороны правоохранительных органов связаны с фактическим захватом заложников, и большинство кризисных ситуаций успешно разрешаются без человеческих жертв.Фактически, стратегии сдерживания и переговоров дают 95-процентный показатель успеха с точки зрения разрешения кризиса с заложниками без гибели заложников или захватчиков заложников (ХТ), что является замечательной статистикой для любой формы спасающей жизни стратегии кризисного вмешательства.


Полиция собралась возле места противостояния в Стейтсборо, штат Джорджия. Двое подозреваемых, мужчина и женщина, сообщили полиции, что они вооружены самодельным взрывным устройством, сообщили власти. Спустя более 13 часов после начала противостояния полиция все еще вела переговоры с парой, сказал солдат Ларри Шналл, представитель патруля штата Джорджия.(AP Photo / Lewis Levine)
Во время кризиса с заложниками можно выделить три особо опасных периода. Первый — первые 15-45 минут, когда замешательство и паника, вероятно, будут максимальными. Второй — во время капитуляции ХТ, когда сильные эмоции, двойственность и отсутствие координации между ХТ и членами кризисной команды могут привести к тому, что успешное решение может пойти плохо.

Наконец, тактическая атака с целью спасения заложников несет самый высокий уровень потерь, вероятно, по двум взаимосвязанным причинам. Во-первых, сам факт необходимости тактического вмешательства указывает на то, что все разумные попытки разрешить кризис путем переговоров потерпели неудачу и что насилие в отношении заложников уже имело место или неизбежно. Во-вторых, если начнется перестрелка, возникшие в результате паника и замешательство могут привести к непреднамеренной гибели или ранению заложников.

Структура группы кризисного реагирования

В соответствии с развивающейся концепцией кризисных групп правоохранительных органов как многомерных единиц реагирования, термин, используемый для описания этих групп, расширился от переговоров о заложниках как таковых до кризисных групп переговоров, , а методы и стратегии схожи для разных типов кризисы, с которыми они справляются.В разных отделах могут быть разные структуры команды, в зависимости от их индивидуальных потребностей, но некоторые основные универсальные компоненты структуры кризисной команды включают следующее.

Руководитель группы — это старший офицер, который организует группу кризисного реагирования, отбирает ее членов, планирует и контролирует обучение, а также принимает решения о развертывании в чрезвычайных ситуациях. Его или ее роль может совпадать с ролью командира на месте событий , , который отвечает за фактический кризис с заложниками.Этот человек отвечает за все, что происходит на месте кризиса, от установления периметра и контроля движения, до руководства деятельностью переговорщиков, развертывания тактической группы и поддержания связи с неотложной медицинской помощью и общественными службами.

Конечно, суть группы реагирования на кризис с заложниками — это переговорщик . Предпочтительная модель должна иметь один первичный согласователь и один или несколько вторичных согласователей или . Резервные копии вступают во владение, если основной переговорщик не может установить достаточную связь с захватывающим заложником, если есть языковые или культурные барьеры, или если основной переговорщик нуждается в перерыве после многочасового разговора.

Работа офицера разведки заключается в сборе информации об захвате заложников и заложниках, включая членов семьи, прошлый криминальный и / или психиатрический опыт лечения, демографические данные, личности заложников и их отношение к ХТ, и любые другие данные, которые будут полезны при планировании и проведении переговоров.Иногда эта информация доступна, а иногда нет.

Роль сотрудника по связям с общественностью заключается в поддержании связи со всеми лицами и агентствами, которые играют важную роль в управлении кризисом, такими как пожарные и скорая медицинская помощь, местные электроэнергетические и телефонные компании, агентства общественного транспорта, местные предприятия и СМИ. Во многих департаментах есть сотрудник по общественной информации , на который возложена конкретная обязанность предоставлять своевременную, точную и свободную от слухов информацию для средств массовой информации и широкой общественности без ущерба для работы.

Тактическая группа состоит из подразделения специального оружия и тактики (SWAT), специализированных стрелков и других профессионалов, единственная задача которых — совершить вынужденный вход, если и когда командир на месте определит, что переговоры не удались. и что заложникам грозит неминуемая опасность.

Учитывая, что самый высокий уровень смертности в кризисных ситуациях с заложниками происходит во время тактического вторжения, решение о проведении таких действий является мучительно трудным. В некоторых случаях фактического принудительного проникновения может не произойти, но могут быть использованы другие тактические меры, например.грамм. снайперские действия против ХТ, или использование газа или световых импульсов, чтобы обездвижить ХТ или вывести их из строя. Опять же, эти меры следует использовать с особой осторожностью и только в крайнем случае, когда жизнь находится в непосредственной опасности.

Наконец, многие кризисные группы включают командного психолога , который обычно выполняет две основные роли: (1) участие в развитии команды, обучении и подборе персонала; и (2) оперативная помощь во время самого кризиса, включая мониторинг хода переговоров, психологическое профилирование заложников и ХТ, оценку опасности и уровня риска, мониторинг психического состояния переговорщиков и другого персонала на месте происшествия, а также участие в оперативных и критические стрессовые разборы инцидентов после инцидента.

Реагирование на кризис с заложниками: основной протокол

Точно так же, как основные рекомендации по процедурам неотложной медицинской помощи должны быть адаптированы к потребностям каждого отдельного случая, следующий протокол психологических принципов и практик ведения переговоров о заложниках и кризисных ситуациях следует рассматривать как схему, которую можно гибко адаптировать и изменять. в соответствии с потребностями ситуации.


Работники скорой помощи загружают Клиффорда Лала в машину скорой помощи в Кеннере, штат Луизиана. Пятница, 16 июня 2006 г. Лала была заложницей подозреваемого в убийстве коммандера. Октавиус Гонсалес из канцелярии шерифа прихода Святого Иоанна Крестителя. (AP Photo / Bill Haber)

Офицер полиции штата Луизиана (справа) сопровождает Джона Ли Чика после того, как он был взят под стражу и положил конец ситуации с заложниками в Кеннере, штат Луизиана. , Пятница, 16 июня 2006 г.
Первым приоритетом является изоляция и сдерживание HT и защита периметра. Цель состоит в том, чтобы сохранить HT и не допустить других. Как правило, периметр должен быть достаточно большим, чтобы обеспечивать свободу передвижения тактических групп и переговорных групп, и достаточно маленьким, чтобы они находились под наблюдением и контролем властей. Может потребоваться более одного периметра, т.е. внутренний и внешний.

Сопутствующая потребность заключается в обеспечении контроля сцены, который включает в себя двойную задачу: работать с реалиями окружающего сообщества и, где это возможно, заставить окружающее сообщество работать вокруг потребностей кризисной команды.Это включает в себя организацию медицинских услуг, контроль местного движения, работу со СМИ и информирование окружающего населения в достаточной степени для обеспечения их безопасности.

Очевидно, что должна быть установлена ​​какая-то форма связи с HT, потому что чем раньше вы начнете диалог, тем меньше у него времени на обдумывание радикальных вариантов. Хотя личный контакт между переговорщиком и ХТ категорически не приветствуется из-за потенциальной опасности, любые безопасные средства связи должны быть установлены как можно скорее.Для удобства чаще всего используется телефонный контакт, иногда с помощью специального телефонного аппарата , с выделенной линией.

Общие коммуникационные стратегии при переговорах с заложниками

Несмотря на постоянное стремление индивидуализировать свой коммуникационный подход, основанный на вашем понимании мотивов и личности ХТ, существует ряд общих рекомендаций по работе с заложниками и кризисными ситуациями в целом.

Во-первых, в начале переговоров постарайтесь свести к минимуму отвлекающие факторы, такие как одновременное выступление нескольких человек, фоновая болтовня по радио, шум дороги и т. Д. Если в конце HT слышен шум, спросите его, может ли он пойти к в более тихую часть комнаты, поговорите немного или иным образом улучшите четкость канала связи.

Откройте диалоговое окно с введением и заявлением о цели: «Это сержант. Брюс МакГилл из кризисного отдела столичного департамента полиции.Я здесь, чтобы выслушать вас и убедиться, что все в безопасности. Сделайте введение как можно более простым и всегда стремитесь к честности и достоверности. Говорите твердо, но спокойно и выражайте уверенность в том, что это временный кризис, который разрешится безопасно.

Чтобы установить взаимопонимание, спросите, как нравится называть HT. В случае сомнений обращайтесь к нему с уважением. Попробуйте использовать знакомое ему имя.Если вы не уверены, не думайте автоматически, что Уильям положительно отреагирует на «Билла» или «Вилли». Если имя недоступно, используйте уважительные титулы, например «Мистер. Смит ». Если имя неизвестно, используйте «сэр», а не «приятель» или «приятель».

Говорите медленно и спокойно. Образцы речи людей, как правило, отражают тон доминирующего разговора, поэтому с самого начала создавайте модель медленного, спокойного и четкого общения. Это не означает, что вы говорите механически, монотонно гудя, но не позволяйте вашей речи повышаться или чрезмерно повышаться скорости речи в ответ на разочарование, раздражение или провокацию.Установите стандарт зрелого взрослого разговора с самого начала.

Адаптируйте свою беседу к уровню словарного запаса HT. Вы должны избегать ни разговоров через голову HT, ни разговоров с ним свысока, ни попыток слишком точно имитировать его манеру или уровень речи. Несколько минут разговора должны позволить вам адаптировать свою речь к его стилю и ритму. Конечно, если ваш родной язык не является вашим, переговорщик, свободно владеющий его языком, был бы идеальным вариантом, но если это невозможно, должен быть доступен квалифицированный переводчик.

Даже если HT нецензурно сквернословят, избегайте использования ненужной ненормативной лексики. Помните, что люди, которые находятся в состоянии стресса или злы, чаще используют ненормативную лексику. Вы пытаетесь моделировать взрослую речь и поведение взрослых, чтобы успокоить ситуацию. Таким образом, точно так же, как вы модулируете тон своего голоса в сторону большего контроля и рациональности, сделайте то же самое с содержанием вашей речи. Это не значит, что вы должны говорить как церковный пастор: вы можете говорить правду, просто проявите немного вербального приличия и уважения.

Для эмоциональных HT: разрешите продуктивное высказывание, но не допускайте опасной эскалации тона речи и содержания. Во многих случаях все объяснение ситуации с заложниками состоит в том, что ХТ может «высказать свое мнение» или «рассказать мою историю». Хорошо. Если он этого хочет, позвольте ему свободно выражать свое разочарование и разочарование, но не позволяйте высказываниям превращаться в разглагольствования или извергания, что может привести к дальнейшей потере контроля. Вместо этого измените свой собственный стиль речи и содержание в успокаивающем направлении.

Если вы не уверены, что говорит HT, попросите разъяснений. Ясность — это общий принцип переговоров и всех форм кризисного вмешательства. Не отвечайте на заявление ХТ и не действуйте в соответствии с ним, если у вас нет достаточной уверенности в том, что вы понимаете, что он имеет в виду. Помните, что просить кого-то помочь вам понять, что он говорит, — это знак интереса, беспокойства и уважения.

Сосредоточьте свой разговор на HT, а не на заложниках. В большинстве случаев чем меньше ХТ думает о заложниках, тем лучше.Это особенно верно в тех случаях, когда заложники не являются нейтральными сторонами, то есть когда они могут быть членами семьи или коллегами, которые стали объектом преследования, чтобы доказать свою точку зрения. Помните, что заложники олицетворяют власть и контроль для захватчика, поэтому старайтесь не делать ничего, что может напомнить ему об этом факте.

Спросите о благополучии всех сторон, но сначала сосредоточьтесь на ХТ, а затем беспокойтесь о других людях: «Ты в порядке? Вы ранены? Кому-нибудь нужна медицинская помощь? Все ли сейчас в безопасности? »

Это исключение из общего правила неприменения требований (см. Ниже), потому что вы хотите с самого начала твердо заявить о своей заботе о благополучии всех , включая HT.Кроме того, если кому-то действительно требуется неотложная медицинская помощь, вы не должны упускать возможность оказать ее на раннем этапе.

Поддерживайте и воодушевляйте результат. Пока что преуменьшайте значение действий ХТ: «Сейчас это всего лишь попытка ограбления, никто не пострадал [или, если уже было ранение или смерть:]… никто другой не пострадал». Помните, что цель состоит в том, чтобы с этого момента не допустить эскалации насилия с года.

Если есть шанс спасти жизни, интерпретируйте ситуацию как можно лучше.Если были произведены выстрелы, укажите, что никто еще не пострадал. Если травмы произошли, подчеркните отсутствие смертельных исходов. Если заложник умер, сосредоточьтесь на спасении остальных. Акцент всегда должен быть на том, что HT может сделать , чтобы спасти свою жизнь и заработать очки в свою пользу, и что бы он ни делал до сих пор, ситуацию можно спасти:

«Уильям, я хочу, чтобы вы знали, что, хотя парень получил огнестрельное ранение [пассивное время: это была не полностью ваша вина] в ногу [не критическое ранение] в начале этого дела [все были сбиты с толку] , всевозможные неожиданности [вы не намеревались причинить вред] могут случиться в панической ситуации.Но вы проделали хорошую работу по сохранению спокойствия с этого момента на [вы все еще контролируете, но положительно] , и никто другой не пострадал [теперь вы являетесь частью решения , не проблема] . Это много значит, и все здесь это знают [есть еще надежда избежать ужасных последствий] . Давай посмотрим, сможем ли мы пока сохранить мир, чтобы все могли безопасно выбраться из этого, хорошо? [мы хотим, чтобы вы были в безопасности, а не только с заложниками]

Наряду с вышесказанным, похвалите ХТ за любые положительные действия, которые он предпринял до сих пор.Если HT делает что-то конструктивное, подкрепите это. Это применимо независимо от того, является ли действие серьезным, например, освобождение одного или нескольких заложников, или, казалось бы, второстепенным, например, позволяя заложникам есть или сходить в туалет, или оставляя телефонную линию открытой.

Цель здесь состоит в том, чтобы установить модель конструктивных действий, которые позволят ХТ получать многократное положительное подкрепление, что в конечном итоге приведет к его капитуляции без каких-либо дальнейших травм.

Требования и сроки

Одной из определяющих характеристик большинства кризисов с заложниками является наличие той или иной формы спроса, который может варьироваться от немедленного практического (еда, транспорт) до более грандиозного (освобождение политических заключенных, доступ к средствам массовой информации) до странного или психотического. (свобода от заговорщических преследований; освобождение угнетенных классов).Большинство требований относятся к первому типу, и большинство экспертов согласятся со следующими принципами и практиками.

Стандартная рабочая процедура в переговорах о заложниках — заставить ХТ работать на все, что он получает, добиваясь взамен уступки. Суть в том, чтобы сохранять свою позицию на переговорах без чрезмерной агитации ХТ и провоцирования ожесточенной конфронтации. В рамках этих параметров ничего не отдавать, не получая взамен: «Электричество включили? Я поработаю над этим, но мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал, хорошо? Можете ли вы оставить телефонную линию открытой, чтобы мы могли поддерживать связь, пока они подключают кабель? »

Другие правила: не запрашивать требования; ничего явно не запрашиваемого; и не доставляйте больше, чем это абсолютно необходимо для выполнения запроса.Принято считать, что никогда не говорить «нет» требованию, но это не то же самое, что сказать «да». Задача переговорщиков — отклонять, откладывать и изменять: «Хорошо, вы хотите, чтобы отсюда улетел вертолет, верно? Я посмотрю что я могу сделать. А пока скажите мне … »

При переговорах об освобождении нескольких заложников начните с наиболее уязвимых или наименее желаемых с точки зрения ХТ. Там, где заложники не знакомы с ХТ, как в случае с ограблениями, и где у ХТ есть особые, утилитарные требования (еда, побег), многие ХТ откажутся от заложников, которых, по их мнению, слишком сложно держать рядом, например больных или раненых, плачущих детей или чрезмерно эмоциональных заложников, в то время как они держатся за более здоровых и поддающихся лечению.Как и при любом торговом маневре, позвольте ХТ сделать первое предложение, то есть, сколько заложников он готов освободить. Помните, лучше сейчас безопасно вывести одного или двух человек, чем рисковать, что HT изменит свое мнение, потому что он чувствует, что вы давите на него или манипулируете им для большего.

Там, где есть только один заложник или очень мало заложников, и когда заложники известны ХТ, как в семейном споре или на рабочем месте, ситуация более опасна, потому что заложники имеют особую личную или символическую ценность для HT. Кроме того, существует большая вероятность того, что HT может быть истощенным, возбужденным, находящимся в состоянии интоксикации, бредовым, суицидальным, убийственным или любой комбинацией вышеперечисленного. Он может не заботиться о переговорах о требованиях, потому что он уже решил убить всех, включая себя. В таких случаях традиционные стратегии ведения переговоров с заложниками могут пересекаться с суицидальными вмешательствами и другими стратегиями кризисного вмешательства.

Общей чертой требований HT является то, что они часто приходят с крайним сроком: «Я хочу, чтобы эта машина была здесь к 12 часам дня, или кто-то умрет.«Начнем с того, что, хотя требования к крайнему сроку являются относительно обычным явлением, на самом деле очень мало смертей произошло в результате несоблюдения крайнего срока, особенно в более распространенных кризисах с ограблениями или семейными спорами с заложниками (политический захват заложников может представлять собой уникальные проблемы).

Хотя это может показаться очевидным, не устанавливайте сроки самостоятельно. Если HT устанавливает крайний срок, запишите его, но не упоминайте его снова, если он не поднимет его. Цель состоит в том, чтобы проигнорировать крайний срок и позволить ему пройти, удерживая HT в разговоре о чем-то другом.Если какое-то время не было разговоров с HT, постарайтесь установить контакт до истечения крайнего срока и держать его занятым и отвлеченным.

Используйте время, чтобы расходовать адреналин и позволить усталости установить его, но остерегайтесь полного истощения, которое может привести к повышенной раздражительности и импульсивным действиям. Однако, как правило, чем больше времени прошло без травм, тем больше вероятность несмертельного исхода кризиса.

Ритуал капитуляции

Никто не любит сдаваться.Тем не менее, по определению, успешное разрешение кризиса с заложниками влечет за собой безопасное освобождение заложников и передачу ХТ правоохранительным органам. Таким образом, все, что может сделать переговорная группа, чтобы облегчить эту задачу для ХТ, будет работать на спасение жизней. Попытка манипулировать или запугать HT, заставив его капитулировать, может иметь противоположный эффект, потому что немногие люди хотят сдаваться в знак слабости. Скорее, успешное разрешение конфликта обычно включает в себя убеждение ХТ выступить самостоятельно с сохранением как можно большего достоинства.

Основываясь на практическом опыте, базовый протокол или ритуал сдачи , эволюционировал, чтобы направлять переговорщиков в их усилиях по безопасному разрешению кризиса. Как и все такие общие руководящие принципы, каждая переговорная команда должна адаптировать эту систему к своей конкретной ситуации и типу HT. Для начала, любой план должен быть понят, согласован и соблюдаться всеми членами переговорной и тактической групп. Придумайте, чем выйдет ХТ, как будет произведен арест и что будет дальше.Помните, что первоначальная версия плана команды — не последнее слово; план может меняться между переговорщиком и ХТ до тех пор, пока не будет установлена ​​взаимоприемлемая последовательность.

Имея дело с HT, избегайте использования таких слов, как «сдаться», «сдаться» или других терминов, которые указывают на слабость и потерю лица. Используйте любые эвфемизмы, которые кажутся подходящими: «выход» — предпочтительный термин, потому что он подразумевает активное решение самого субъекта разрешить кризис. Чтобы начать обсуждение выхода, подчеркните ХТ, что он должен получить этим действием в настоящее время.Будьте реалистичны, но оптимистичны. Сведите к минимуму любой нанесенный ущерб. Подчеркните, какие плохие вещи произошли , а не , и роль субъекта в предотвращении дальнейшего вреда:

«Уильям, мы понимаем, что ты считал, что у тебя нет другого выбора, кроме как выстрелить в этого охранника, когда он бросился за своим пистолетом — это было мгновенное решение, верно? Но я хочу поблагодарить вас за то, что вы сохранили остальных этих людей в банке, пока мы об этом говорили. Это будет иметь большое значение, если мы сможем покончить с этим сейчас, чтобы никто не пострадал.

Узнайте, какие гарантии необходимы HT и может ли команда их принять. Будьте внимательны к личным и культурным вопросам, связанным с гордостью и уважением. Обсудите различные сценарии выхода и определите взаимоприемлемый план. Как и в любых переговорах, чем больше субъект вносит вклад, тем больше он чувствует, что план является его собственным, а также вашим, тем больше вероятность, что он подчинится — что участники деловых переговоров называют бай-ином . Планируя успешное решение проблемы, позвольте субъекту задать темп; если он вообще соглашается выйти, сейчас не время торопиться.

После того, как окончательный план составлен, теперь задача состоит в том, чтобы убедиться, что все понимают, что они должны делать. Во-первых, уточните план с переговорными и тактическими командами. Затем внимательно объясните HT, что произойдет и чего ожидать. Попросите его повторить это вам. Дайте ему понять, что эта репетиция не из-за того, что вы ему не доверяете или думаете, что он глуп, а для его собственной безопасности и для того, чтобы убедиться, что все соблюдают соглашение, которое он и вы достигли. Например:

« Хорошо, вот о чем мы договорились.Вы собираетесь снять куртку, чтобы все могли видеть вас в футболке, чтобы убедиться, что вы ничего не скрываете. Ничего не выносите и ничего не держите в руках или карманах. Медленно откройте входную дверь левой рукой, а правую держите за голову. Когда вы выйдете на крыльцо, тоже медленно положите правую руку на голову. Затем медленно опуститесь на колени и держите руки на голове. Помните, что руководящее слово — медленно, медленно, медленно — никаких резких движений. Когда вы окажетесь на земле, вы увидите, как к вам подходят парни из спецназа.У них, вероятно, будет обнажено оружие, и у одного из них будет большой черный щит, так что не двигайтесь; это их обычная процедура. Если вам приказывают лечь и заложить руки за спину, сделайте это. Делайте то, что вам говорят. Они собираются вас сдерживать. Они могут показаться немного грубыми, но они не пытаются причинить вам вред, это просто их процедура. После того, как они убедятся, что вы в безопасности, они либо проведут вас, либо отнесут в зону ожидания, и один из наших сотрудников встретит вас там. Мы хотим, чтобы все прошло гладко, как мы и планировали, поэтому скажите мне, как я только что объяснил.”

Соблюдая стандартные процедуры сдерживания и сдерживания, тактическая группа должна избегать ненужных словесных или физических грубостей во время ареста. В соответствии со строгим разделением переговорных и тактических ролей переговорщик не должен быть офицером, производящим арест. Во время и после ареста переговорщик должен поддерживать взаимодействие, взаимопонимание и общение с ХТ. Если возможно — и после оказания любой необходимой первой помощи на месте происшествия и ознакомления с законными правами субъекта — следует провести краткий информационный опрос с ХТ в безопасном месте недалеко от места происшествия.Это делается для сбора любой информации, которая может быть забыта или отброшена позже, а также дает переговорщику возможность похвалить субъекта за его вклад в успешное разрешение этого кризиса.

Почему? Помните о «постоянных клиентах» в системе уголовного правосудия. Вы не хотите, чтобы субъект думал, что все переговоры были просто уловкой, чтобы заставить его сдаться, потому что это может иметь последствия для будущего общения и взаимодействия с одним и тем же или разными субъектами, будь то захват заложников или другое. инциденты.В самом прямом смысле, переговоры никогда не заканчиваются, даже во время ареста и информационного опроса, а также на протяжении всего судебного процесса и заключения под стражу. Вы хотите, чтобы ваша команда и ваш отдел сохраняли репутацию жесткой, но справедливой и достойной уважения на протяжении всего вашего взаимодействия с сообществом. Всегда ждите следующего инцидента.

Чтобы узнать больше по этой теме:

Миллер, Л.(2005). Переговоры с заложниками: Психологические принципы и практики. Международный журнал экстренной психиатрической помощи, 7, 277-298 Миллер Л. (2007). Ведение переговоров с психически больными захватчиками заложников: руководящие принципы и практические стратегии. Журнал полицейских кризисных переговоров, 7, 63-83.
[Репринты доступны у автора: запрос и почтовый адрес высылают на [email protected] ].
Миллер, Л. (2006). Практическая психология полиции: управление стрессом и кризисное вмешательство для правоохранительных органов. Спрингфилд,
IL: Чарльз Томас.
[Подробнее об этой книге см. www.ccthomas.com ].

Дополнительные ссылки:

Гринстоун, Дж.Л. (2005). Элементы полицейского заложника и кризисных переговоров: критические инциденты и как на них реагировать. Нью-Йорк: Haworth Press.
Лэнсли, Ф.Дж. (2003). Руководство для участников переговоров в кризисных ситуациях (ред. Ред.) . Бока-Ратон: CRC Press.
McMains, M.J. & Mullins, W.C. (2006). Кризисные переговоры: управление критическими инцидентами и ситуациями в правоохранительных органах и исправительных учреждениях (редакция , ). Цинциннати, Огайо: Андерсон.
Слаткин, А.А. (2005). Коммуникация в кризисных ситуациях и переговорах с заложниками. Спрингфилд, Иллинойс: Чарльз Томас.
Стренц, Т. (2006). Психологические аспекты преодоления кризисов. Бока-Ратон, Флорида: CRC Press.

Заявление об ограничении ответственности: Эта статья предназначена только для образовательных целей и не предназначена для предоставления конкретных клинических или юридических рекомендаций.

Вы находитесь в заложниках, даже не подозревая об этом? (Рецензия на книгу) — Новости позитивной психологии

Сулинн, MAPP ’06, живет со своей дочерью в Куала-Лумпуре, Малайзия.Она предоставляет консалтинговые и коучинговые услуги, руководя собственной компанией Human Capital Perspectives. Сулинн также является основателем Азиатского центра прикладной позитивной психологии (ACAPP). Полная биография.

Статьи Сулинн здесь.

ОБЗОР КНИГИ: Джордж Колризер (2006). Заложник за столом: как лидеры могут преодолевать конфликты, влиять на других и повышать эффективность . Книга Уоррена Бенниса, Сан-Франциско: Jossey-Bass

Джордж Колризер

Мне нравятся книги, которые начинаются с вопроса, например «Любопытный?» Тодда Кашдана? а теперь книга Джорджа Колризера, в которой спрашивается: «Вас держат в заложниках, не зная об этом?» Джордж Колризер — психолог, переговорщик о заложниках и профессор организационного развития в IMD, ведущей бизнес-школе в Лозанне, Швейцария.

Меня привлекла желтая пылезащитная крышка с изображением рукопожатия на огненном фоне плюс интересный профиль автора. Я нашел книгу захватывающей, умной гобеленом психологических идей, вплетенных в сложность человеческого конфликтного поведения, и все это на драматическом фоне захватывающих инсайдерских историй о переговорах с заложниками. Мне нравится простота и плавность сочинений Кольризера, его безупречное повествование о реальных ситуациях с заложниками, наполненных уроками о том, как наш разум и эмоции работают как на нас, так и против нас перед лицом конфликта, предполагаемой опасности и неуверенности в том, что делать. делать с этим.

Перепрограммирование мозга

Написано от первого лица, Заложник за столом признает, что никто не свободен ни от основного инстинкта выживания «драться или бегать», общего для всех живых существ, ни от человеческой склонности к негативу. Верный психотерапевту в нем, Кольризер ловко направляет читателя к осознанию внутреннего желания быть большим — уметь преодолевать конфликты, влиять на других и работать с максимальной отдачей. Эта книга вводит краткий новый словарный запас, который в игровой форме помогает перенастроить мозг, чтобы приспособиться к новым поведенческим реакциям на ранее ограниченные ситуации или условия.

Золотые самородки

Каждый из нас может быть заложником ситуаций, других людей, наших страхов, ожиданий или представлений. Мы также можем попасть в ловушку когнитивных и эмоциональных состояний, которые делают нас бессильными и беспомощными. Жить с состоянием ума, свободным от заложников, — значит освободиться от этих ограничивающих психологических цепей «пистолет к голове» и стремиться к жизни, полной возможностей и процветания. Знание собственных мотивов делает нас невосприимчивыми к тому, чтобы стать заложниками.Сосредоточение нашего мысленного взора на желаемых положительных результатах и ​​преимуществах, а не на нашей естественной склонности к отрицанию, может дать нам возможность смотреть сквозь боль и разочарование на победу и успех.

Переговорщики за столом

В конфликтной ситуации мы склонны принимать менталитет заложника, который фокусируется на негативе и постоянно говорит нам, что мы не можем сделать и что мы никогда не получим то, что хотим. Связь — это противоядие. Это способность формировать и поддерживать отношения с нашим «захватчиком заложников», понимая его потребности или мотивы — его мысленный взор, несмотря на наши собственные внутренние эмоции, которые побуждают нас быть агрессивными или убегать. Связь устанавливает доверие и дает нам возможность переориентировать мысленный взор другой стороны с отрицательного состояния на положительное, тем самым снимая напряжение и открывая путь для переговоров и урегулирования. «Когда мы знаем, как сблизиться, мы лучше подготовлены, чтобы не попасть в заложники».

Мы особым образом привязываемся к некоторым людям, целям или объектам, которые защищают, утешают и заряжают нас энергией. Они служат якорем или надежной базой, давая нам чувство безопасности, освобождая нас от заложников в собственном сознании и вдохновляя нас тренировать свой ум на возможности, исследования, творчество и делать то, что доставляет нам удовольствие и удовлетворение.Наши надежные базы побуждают нас проявлять стойкость и решительность в достижении наших положительных результатов. Утрата надежной базы может привести к драматическим эмоциональным потрясениям, от которых некоторым людям трудно оправиться, становясь заложниками своих потерь. Научиться справляться с таким горем необходимо для обретения радости или новых безопасных оснований.

Управление конфликтами

Наиболее практичным и полезным предложением книги, основанным на этих психологических концепциях, являются мастерские уроки Колризера по искусству управления конфликтами, ведения эффективного диалога, использования силы переговоров и обуздания своих эмоций.Избежать конфликта — это обычный способ стать его заложником.

Мирное разрешение

Конфликт — это отражение разорванной связи или отсутствия связи, и его разрешение зависит от способности восстановить связь. Эффективный диалог — это когда два человека обмениваются мыслями и размышлениями, стремясь к более глубокому пониманию друг друга, даже когда между ними существуют серьезные разногласия. Переговоры — это диалог, включающий в себя процесс торга, направленный на дальнейшее урегулирование разногласий путем выяснения мотивов на основе вопросов, в то же время делая переговорщика надежной базой, которой можно доверять.

Прочтите эту книгу!

Заложник за столом очень важен для всех людей, которые хотят уйти со своего пути, чтобы они могли формировать и поддерживать успешные отношения и хорошо работать. Это книга, которую можно взять в руки и начать читать с любого места. Каждая глава заканчивается кратким изложением и четырьмя точными указаниями, которые необходимо запомнить.

Для тех, кто хочет читать дальше, имеется богатая библиография. Для тех, кто любит изучать книги по темам, указатель является исчерпывающим и удобным.После прочтения этой книги у меня появилась новая справочная сетка для систематизации психологических концепций в приложениях для коучинга, обучения и тренировок. Умное использование Колризером метафор и реалистичных историй очень помогает усвоить уроки.

Увы! Стремясь поделиться этой жемчужиной мудрости и бесценных идей, в моем обзоре мало внимания уделяется богатству исследований и красноречию отмеченного наградами автора. Заложники за столом — книга, которая не поддается краткому обзору.Эта книга считается триллером, хотя и относится к категории «менеджмент / переговоры». Бонус читателя: живут долго и счастливо после , не имея заложников.


Список литературы

Кольризер Г. (2010). Заложник за столом: как лидеры могут преодолевать конфликты, влиять на других и повышать эффективность (серия Дж. Б. Уоррена Бенниса) . Сан-Франциско: Джосси Басс.

Изображений

Участники переговоров по новому СНВ в российском представительстве в Женеве предоставлены представительством США в Женеве
Нейроны предоставлены MikeBlogs
Мирное разрешение предоставлено NomadicLass

Что такое стокгольмский синдром? | Живая наука

Психиатры используют термин Стокгольмский синдром для описания набора психологических характеристик, впервые наблюдаемых у людей, взятых в заложники во время ограбления банка в Стокгольме в 1973 году.В этом инциденте двое мужчин под угрозой оружия в течение шести дней держали в заложниках четырех банковских служащих в хранилище банка. Когда противостояние закончилось, жертвы, похоже, развили положительные чувства к своим похитителям и даже выразили им сочувствие.

Хотя бывает трудно понять, как заложники идентифицируют себя, формируют эмоциональную привязанность и даже защищают своих похитителей после ужасающих, опасных для жизни испытаний, это необычное явление, как известно, случается в редких случаях.Психологи предполагают, что помимо того, что синдром встречается при захвате заложников, он также может затронуть членов секты и жертв домашнего насилия.

Одним из самых известных примеров жертв Стокгольмского синдрома является Пэтти Херст, известная наследница СМИ, похищенная в 1974 году. В конце концов Херст помогла похитителям ограбить банк и выразила поддержку их воинствующему делу. Другой громкий пример — Элизабет Смарт, подросток из Юты, которую похитили в 2002 году. Смарт проявил заботу о благополучии своих похитителей, когда полиция наконец нашла ее.

Хотя некоторые эксперты не согласны с этим, большинство считает эти случаи яркими примерами Стокгольмского синдрома.

Симптомы

Стокгольмский синдром — это психологическое понятие, используемое для объяснения определенных реакций, но это не формальный диагноз, сказал Стивен Нортон, судебный психолог из Рочестера, штат Миннесота. Стокгольмский синдром не указан в последнем издании Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5), справочного инструмента, который психологи используют для диагностики психического здоровья и поведенческих состояний.[10 главных загадок разума]

Однако, по словам Нортона, правоохранительные органы и специалисты в области психического здоровья признают, что Стокгольмский синдром может возникать, поэтому есть общее понимание и понимание этого состояния.

Человек со стокгольмским синдромом может начать идентифицировать себя или формировать тесную связь с людьми, которые взяли его или ее в заложники, сказал Нортон Live Science. По его словам, пленник может начать сочувствовать захватчикам заложников, а также может стать эмоционально зависимым от них.Это связано с тем, что жертва со стокгольмским синдромом может становиться все более напуганной и подавленной и проявлять пониженную способность заботиться о себе. Это, в свою очередь, сделает их более зависимыми от их похитителей, сказал Нортон.

Жертвы со стокгольмским синдромом демонстрируют две ключевые характеристики: положительные чувства к похитителям и отрицательные чувства, такие как гнев и недоверие к правоохранительным органам, согласно бюллетеню правоохранительных органов ФБР за 1999 год. Жертва может опасаться, что действия полиции могут угрожать их безопасности.

По словам Нортона, не существует четкого набора критериев, используемых для определения наличия у кого-либо Стокгольмского синдрома. Кроме того, симптомы могут совпадать с симптомами, связанными с другими диагнозами, такими как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и «приобретенная беспомощность». При последнем явлении люди, неоднократно подвергавшиеся неподконтрольным стрессовым ситуациям, теряют способность принимать решения.

Причины

Не совсем понятно, почему возникает Стокгольмский синдром.Эксперты в области психического здоровья предположили, что это защитная стратегия и метод выживания жертв эмоционального и физического насилия.

«Это действительно форма выживания», — сказал Нортон. По его словам, это стратегия выживания и механизм выживания, основанный на уровне страха, зависимости и травматичности ситуации.

Жертвы со стокгольмским синдромом могут отказаться от спасения, потому что они начали доверять своему похитителю. Это неуместное доверие — это способ для жертвы справиться с травмой захвата и пережить ее.(Изображение предоставлено Shutterstock)

В своей публикации 1995 года Ди Л. Р. Грэм, психолог и почетный профессор Университета Цинциннати, и ее коллеги описали, что Стокгольмский синдром может с большей вероятностью возникнуть при следующих четырех условиях:

  1. Жертвы чувствуют предполагаемую угрозу своему выживанию со стороны похитителей.
  2. Жертвы воспринимают мелкую доброту, исходящую от похитителей, например, получение еды или отсутствие травм.
  3. Жертвы изолированы от других точек зрения, кроме тех, кто их похитил.
  4. Жертвы чувствуют, что не могут выбраться из своей ситуации.

Одно из возможных объяснений того, как развивается синдром, состоит в том, что сначала захватчики заложников могут угрожать убить жертв, что вселяет страх. Но если похитители не причинят вреда жертвам, заложники могут почувствовать благодарность за маленькую доброту.

Заложники также узнают, что для того, чтобы выжить, они должны приспособиться к реакции своих похитителей и развить психологические черты, которые нравятся этим людям, такие как зависимость и уступчивость.

Эксперты предположили, что, согласно бюллетеню правоохранительных органов ФБР за 2007 год, именно интенсивность травмирующего инцидента вместе с отсутствием физического насилия по отношению к жертвам, несмотря на страх жертв перед его возникновением, создает благоприятный климат для Стокгольмского синдрома. Переговоры о заложниках могут способствовать развитию синдрома, потому что они считают, что жертвы могут иметь больше шансов выжить, если у захватчиков заложников появится некоторая озабоченность благополучием своих заложников.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts