Сознание и подсознание психология: Две сферы психики: сознание и подсознание

Содержание

Две сферы психики: сознание и подсознание

Общая психология, психология личности, история психологии | Мир педагогики и психологии №5(10) Май, 2017

УДК 159.964

Дата публикации 19.05.2017

Боброва Юлия Вячеславовна
Новосибирский Университет Экономики и Управления, РФ, г. Новосибирск

Аннотация: В данной научной работе рассматриваются две базовые философско-психологические концепции: сознание и подсознание. В статье анализируется природа человека, которая напрямую зависит от его психических функций. На основе изучения установлено, что сознание и подсознание составляют определенную дуальность человеческого восприятия мира. Проведен сравнительный анализ, как разделение разума на эти два элемента психики, могут влиять на человека, чем они похожи и чем отличаются друг от друга.
Ключевые слова: разум, сознание, предсознание, подсознание, бессознательное, чувства, эмоции, головной мозг

Two spheres of the psyche: consciousness and subconsciousness

Bobrova Yulia Vyacheslavovna
Novosibirsk State University of Economics and Management, Russia, Novosibirsk

Abstract: In this scientific work, two basic philosophical and psychological concepts are considered: consciousness and subconsciousness. The article analyzes the nature of a person, which directly depends on his mental functions. Based on the study it is established that consciousness and subconsciousness constitute a certain duality of human perception of the world. A comparative analysis has been made, as a division of the mind into these two elements of the psyche, can affect a person, than they are similar and different from each other.
Keywords: mind, consciousness, preconsciousness, subconsciousness, unconsciousness, feelings, emotions, brain

Впервые, на сознание взглянули со стороны философии. Понятие о сознании считается ведущем понятием в данной науке и трактуется как наивысший уровень человеческой психики и взаимодействия индивида с социумом.

С точки зрения американского философа Д. Деннетта, сознание человека — это одна из немногих не раскрытых тайн. Р. Декарт трактовал сознание, как возможность человека увидеть свой внутренний мир.

Со времен средневековья и до Нового времени сознание приравнивали к психике человека. Такое восприятие одной из сторон психики индивида стало толчком для определений сознания с точки зрения психологии. Это позволило рассмотреть его как совокупность мыслей и переживаний. (У. Джемс, Э.Б. Титченер). Так же был определен метод изучения сознания, который заключался в систематическом наблюдении и выделении в сознании таких составляющих, как различные эмоциональные процессы, склад ума, характера и т.д.

Что касается бессознательного, то первым дал определение этому явлению Г. В. Лейбниц в XVIII в. Он утверждал, что бессознательное — это совокупность психических процессов, операций и состояний, которые не представлены в сознании человека. [6, с. 93]

В психологии бессознательное начинают исследовать только в XIX в. К концу ХIХ в. публикуются работы И. Ф. Герберта, Г. Т. Фехнера, В. Вундта в области психопатологии, что привело к более детальному изучению сознания и подсознания.

Австрийский психоаналитик, психиатр и невролог Зигмунд Фрейд, широко известный основатель психоанализа, оказал колоссальное влияние в ХХ веке на такие науки, как: психология, медицина, социология, антропология и литература. В ХIХ он первым выдвинул гипотезу о разделении человеческой психики на сознательную и бессознательную часть. Сегодня, с тем, что существует две сферы психики, которые выполняют различные функции согласны почти все исследователи.

По мнению Зигмунда Фрейда, психоанализ не может рассматривать сознание, как предмет психики, его необходимо рассматривать как качество психики – самостоятельное или в совокупности с другими качествами.

В своей теории Зигмунд Фрейд использует три термина: сознательное (СЗ), предсознательное (ПСЗ) и бессознательное (БСЗ)

Сознательное или (сознание) – это элемент психики, который осознается человеком ежесекундно. Сознание отвечает за мыслительную деятельность, за работу органов чувств, за субъективное познание мира. Это единственная часть психики человека, которая подлежит реальному осознанию.

Предсознание или(подсознание) — это элемент психики, который человек не осознает ежеминутно. Но при необходимости человек может найти в нем нужную для него информацию. В подсознании хранятся эмоции, чувства.

Бессознательное — это недоступный элемент психики для осознания человека. Здесь находиться информация, по разным причинам вытесненная из сознания и подсознания. Это страхи, парадигмы, вытесненный опыт. [4, c. 378 – 381]

Американский нейрофизиолог, член академии наук Нью-Йорка — Хосе Дельгадо уделил особое внимание сознанию в своей книге «Мозг и сознание». По мнению ученого, сознание — это функция мозга, которую невозможно сохранить в специальном водном растворе или изучить под микроскопом. Сознание не автономно и не может выполнять какие-либо функции самостоятельно. Для его работы мозгу необходимо постоянно обмениваться сигналами с окружающей средой и обрабатывать их. Сознание постоянно находится в динамике. К примеру, для того, чтобы понять строение сердца, его можно изъять из туловища человека, а извлечение головного мозга для исследования сознания не приведёт к результату, так как сознание это нечто нематериальное. Интеллект человека сохранить в статическом состоянии невозможно.

Подвижность психических процессов и их взаимосвязь со временем имеют колоссальное значение и показывают едва ощутимые и не стабильные качества сознания. Сознание очень сложный и многогранный элемент психики человека. Очень сложно ответить однозначно что такое сознание и где оно находится.

В своей книге Х. Дельгадо упоминает, о тщательно проведенных исследованиях новорожденных, в результате которых было выяснено, что психическая деятельность не появляется у человека сразу после рождения. Используя прямые и непрямые методы исследования, были получены любопытные данные о том, как ведет себя ребенок в утробе матери, а также в не ее, при извлечении плода по определенным медицинским показаниям.

До появления на свет плод лишен зрительных, слуховых, обонятельных и вкусовых ощущений. У новорожденного имеется сложная система рефлексов; при соответствующем раздражении он может кашлять, чихать, сосать, глотать, хватать и совершать другие действия. Экспериментальное изучение 17 поведенческих реакций показало, что их взаимная корреляция равна нулю, т. е. «механизмы центральной интеграции у новорожденного отсутствуют». Эта интеграция обычно появляется в первый месяц после рождения. [3, с. 49]

Может ли эмбрион быть осознанным? Данный вопрос ставит проблему о наличии сознания у ребенка не только в философии, но и психологии, провоцируя рассуждать о нем многих ученых не один год, не имея при этом каких-либо весомых доводов и доказательств. Сложно найти весомые аргументы в данном споре, так как у зародыша нет органов чувств. Он не может слышать, обонять, осязать и т.д. Возможно органы чувств и создают сознание эмбриона, но оно всё равно будет отличается от сознания взрослого человека и рожденного ребенка, которое основывается на зрительном и слуховом контакте с окружающей средой, а также на личном опыте. Все было бы гораздо проще, если бы новорожденный мог разговаривать, но увы такими способностями он не обладает.

Таким образом возникает ряд вопросов: «Почему новорожденный лишен сознания. Почему невозможно обнаружить признаки сознания сразу после появления ребенка на свет? Потому ли, что оно скрыто или дремлет внутри нейронов, или же потому, что его вообще нет в головном мозге? этим двум вопросам соответствуют две приведенные ниже гипотезы.

1. Человеческие существа по сравнению с другими животными рождаются менее развитыми, так как они анатомически и физиологически незрелы, и им требуется определенный поступательный период роста для реализации своих потенциальных возможностей. Таким образом, при рождении все необходимые составляющие сознания уже заложены в новорожденном и для их эволюции и демонстрации необходимо определенное количество времени.

2. Другая точка зрения состоит в том, что наличие головного мозга не говорит о достаточном проявлении основных функций психики человека. Возможности мозга ограничиваются организаторскими способностями доведения необходимых сведений до человека путем анализа информации от окружающей среды через органы чувств. Следовательно, полученный жизненный опыт напрямую влияет на появление сознания и является важной составляющей его развития. Что касаемо инстинктов, то они могут существовать без накопленного личного опыта, чего не скажешь о психической деятельности.

По мнению Х. Дельгадо, сознание не может быть отделено от головного мозга, а через совершенные поступки человека его невозможно идентифицировать, так как сначала рождения человека и в течении его жизни сознание зависит от поступающей информации и может трансформироваться. С точки зрения ученого сознание определено культурой и по своим характеристикам не индивидуально.

Известный психолог советского времени, представитель семейной династии известных психологов Зинченко Владимир Петрович рассматривает труды о сознании Владимира Сергеевича Соловьева, Сергея Николаевича Трубецкого, Густава Густавовича Шпета, которые говорили о том, что у сознания нет собственника, и оно никому не принадлежит. Тем самым дали основание для создания неклассической психологии. Эта теория примечательна тем, что сознание общее и принадлежит всем людям на земле без исключения. Исходя из этого утверждения, ставятся под сомнение такие науки как психофизиология и нейропсихология, так как сознание перестает быть функцией или свойством головного мозга. Г. Шпет приводит давнее высказывание Л. Леви-Брюля о том, что образы действий, мысли и чувства имеют то замечательное свойство, что они существуют вне индивидуальных сознаний. [5, c. 27]

Лев Семенович Выготский – блестящий специалист отечественного времени, автор научных трудов, которые оказали непосредственное влияние на становление психологии и педагогики в России и за рубежом считал, что сознание не приходится рассматривать биологически, физиологически и психологически как второй ряд явлений. Ему должно быть найдено место и истолкование в одном ряду явлений со всеми реакциями организма. [2, c. 237] По его мнению сознание — это взаимодействие рефлексов и придаточных механизмов в определенный момент времени.

Правильный внутренний рефлекс, оказывающий раздражение на множество других рефлексов из других систем способствует тому, что человек начинает осознавать переживаемые им в данный момент эмоции и чувства, строя на этом свой личный опыт.

Сознание – это способность отследить свои переживания и контролировать их. А функция рефлекса быть раздражителем для нового рефлекса и стать для него предметом переживания — это и есть удивительная способность рефлексов переходить из одной системы рефлексов в другую. Л. С Выготский предполагал, что в организме человека нет других процессов, кроме взаимодействия рефлексов между друг другом. Влияя на индивида, они воспринимаются им в качестве раздражителя, что и приводит личность к осознанному мироощущению.

Следуя этой теории, появляется возможность решить проблему самосознания и самонаблюдения. Самосознание – это возможность человека, который получает и проживает свой индивидуальный опыт, понять, что в этот момент происходит в его душе. Только у него одного есть возможность зафиксировать изменения внутри себя. Так же появляется способность наблюдения и ощущения своих вторичных реакций, ведь они происходят непосредственно внутри человека и являются для него новыми раздражителями.

Немецкому психологу и философу О. Кульпе экспериментальным методом удалось доказать, что сознание человека невозможно рассматривать отдельно от самого человека в целом. По его мнению нельзя размышлять о чем-то и наблюдать за этим процессом со стороны. Следовательно, разделить психику человека не представляется возможным. Таким образом сознание является следствием определенных действий, а не первопричиной этих действий. Невозможно одновременно думать и одновременно анализировать собственные мысли. Получается, что человек не может поймать сам процесс осознания чего-либо. Из этого вытекает следующее, что рефлекс — это придаточный механизм среди систем рефлексов и после того как мысль сформирована ее можно сознательно отследить.

Все дело в том, что сознание состоит из вторичных реакций от органов чувств, а предшествует этому любое событие, которое сначала совершается абсолютно бессознательно. Далее его вторичная реакция становится фундаментом его сознательности.

Сознательность вводит в заблуждение человека с двух сторон. Ему кажется, что сначала он подумал, а потом сделал. Удивительно, но на самом деле все наоборот: сначала срабатывает вторичная реакция, а после нее первичная.

Отталкиваясь от вышесказанного, можно сделать вывод, что сознание это не отдельная составляющая в организме человека оно не существует само по себе. Сознание — это ответная реакция головного мозга на входящий раздражитель. Таким образом, сознание — это сложная структура поведения.

Изначально психология приравнивала психику к сознанию. Считалось, что психическая деятельность человека сразу была осознанной. С этой теорией были согласны такие мэтры психологии как Франц Брентано, Александр Бэн и другие. Они утверждали, что психические явления не могут быть бессознательными. Такое выражение как «бессознательная психика» приводила их в полное недоумение, так как важным свойством психической деятельности является то, что она осознается, анализируется человеком и выливается в какой-либо приобретенный личный опыт.

Другие ученые наоборот считали, что определение «бессознательное» должно присутствовать в психологии и приводили в пользу этого весомые аргументы.

Во-первых, человек, осознавая что-либо происходящее с ним, воспринимает ситуацию по-разному, что-то более осознанно, а что-то менее осознанно. Таким образом, глубина осознаваемых ситуаций каждый раз разная. Есть накопленный опыт, который находится на границе между сознанием и подсознанием. В некоторых случаях человек вспоминает о нем, а в некоторых нет, в зависимости от того на сколько сильным был внешний раздражитель. Есть переживания, которые слабо осознаются, например, некоторые виды стресса или сновидения, которые напрямую связаны с реальной системой переживаний. Следовательно, из этого можно сделать вывод, что психические явления могут быть бессознательными.

Во-вторых, психическая деятельность содержит в себе элементы, которые конкурируют между собой, находясь то в сознании, то вытесненные оттуда, а иногда вновь возобновленные при других обстоятельствах с большей силой и частотой воспроизведения.

В-третьих, психическая деятельность выглядит как набор определенных событий и явлений в жизни человека, и они существую даже тогда, когда он их не осознает. Каждое такое явление оставляет определенный отпечаток в памяти. Хотя возможно след от происходящего в головном мозге оставляет не только событие, а переживаемые чувства и эмоции. Таким образом, ученым до сих пор неизвестны те условия, при которых психическая деятельность с бессознательного уровня переходит на уровень осознанного.

Если рассматривать психику человека с точки зрения биологии, то психическая деятельность не сопровождается нервными процессами, а является частью более сложного целого, частью которого, в том числе, является и нервный процесс.

Владимир Михайлович Бехтерев предполагал, что электрический импульс, проходящий по нейронам головного мозга, встречая препятствие, активирует процесс сознания.

В общем, спор о существовании бессознательного в старой психологии разделял ученых на две категории: тех, кто считал бессознательное психической деятельностью и тех, кто говорил о том, что бессознательное это физиологический процесс.

Так, немецкий философ Гуго Мюнстерберг, утверждал, что нет ни одного такого признака, приписываемого подсознательным явлениям, на основе которого они должны быть причислены к психическим. По его мнению, даже в том случае, когда подсознательные процессы обнаруживают видимую целесообразность, даже и тогда у нас нет основания приписывать этим процессам психическую природу. Физиологическая мозговая деятельность, говорил он, не только вполне может дать разумные результаты, но одна только она и может это сделать. [там же, c. 257]

Таким образом, он приходит к выводу, что бессознательное это физиологический процесс. Достоинством своей теории Гуго Мюнстерберг считал то, что бессознательное стало невозможно рассматривать с точки зрения философии. Даже психология, по мнению ученого, имела косвенное отношение к процессу бессознательного. Единственная причина, по которой науку о душе можно было использовать для исследования бессознательного – это заимствование терминов и определений для объяснения сложных нейрофизиологических процессов.

В доказательство того, что бессознательное является психофизиологическим процессом можно привести следующий аргумент. В любом сознательном поведении человека участвует совокупность физиологических процессов, а не одна психологическая составляющая. Таким образом допустить, что бессознательное является только психологическим свойством нельзя, хоть оно и является осознанным. Следовательно, так как бессознательное поведение влияет на его сознательную часть, его смело можно считать психофизиологическим качеством поведения человека.

Американский психолог и психиатр Эрик Леннард Берн утверждал, что бессознательное это отдел головного мозга, где неосознанно формируются инстинкты. Что человеку, к сожалению, не суждено понять, как формируются его мысли и тем более у него нет возможности наблюдать за этим процессом.

Мысли – это готовые продукты, и, анализируя их, только большой специалист может представить себе, как выглядят части, из которых собрана мысль, или как выглядят «машины», эти мысли изготавливающие. Сознание все упорядочивает и пользуется логикой, в то время как бессознательное «дезорганизует» чувства и логикой не пользуется.

Бессознательное является источником энергии и той частью психики, где «изготавливаются» мысли, но образ действия бессознательного отличен от образа действия сознания. Кроме того, бессознательное является местом хранения чувств. Это не «склад», где вещи лежат мертвым грузом; бессознательное можно скорее уподобить зоопарку, поскольку чувства, как и звери, постоянно стремятся на волю. Чувства хранятся, прикрепляясь к образам, как электричество хранится, конденсируясь в чем-либо. Когда чувство переносится в бессознательное, то есть «вытесняется», оно либо отцепляется от того образа, который пробудил его, и прикрепляется к образу, уже находящемуся в бессознательном, либо увлекает образ, к которому прикреплено, за собой в бессознательное. В первом случае зрительный образ остается в сознании, а связанное с ним чувство перестает сознаваться, а во втором случае забывается и сам образ, поскольку тоже становится бессознательным. Стало быть, процесс забывания связан с вытеснением представления, а не с его «истиранием» со временем. Можно сказать, и так: забывание означает вытеснение какого-то представления. [1, с. 153]

Многообразие неприятных чувств, эмоций, негативных ситуаций нуждаются в определенном месте для хранения. Представьте, если человек будет хранить их в сознании и помнить о них ежеминутно. Вероятно, его психологическое состояние будет крайне нестабильным и вполне возможно он не сможет справиться с ним, что приведет индивида к негативным последствиям. Мысли человека нуждаются в последовательности и порядке, но они были бы хаотичны при хранении их в сознании. В данном случае человек не мог бы заниматься повседневными делами и сосредотачиваться на чем-то одном.

Для того чтобы человек мог заострять свое внимание на решении определенных задач в течении дня и быть более продуктивным, он может пользоваться определенной функцией своего головного мозга, а именно, отправлять ненужные переживания в бессознательное. В основном в бессознательном хранятся негативные эмоции, воспоминания, образы, нерешенные проблемы и комплексы. Некоторые из них косвенно влияют на человека и никогда не выходили на уровень осознанности, а некоторые осознавались индивидом, но в силу своих негативных ощущений вновь были вытеснены в бессознательное. Большинство проблем вытесненные в бессознательное решить крайне сложно, так как они не осознаются человеком. А если их и перевести на уровень осознанности, то они сопровождаются для индивида дистрессом, и человек вновь и вновь пытается отправить их в бессознательное. Получается своего рода замкнутый круг. Все это сопровождается фантазией, так как она так же реальна для бессознательного, как и истинные переживания. Большинство образов, находящихся в подсознании только частично связаны с реальностью, и имеют большое влияние на человека, как и действительно произошедшие с ним события. Зачастую человек просто пытается придумать приятный для него сценарий решения той или иной ситуации для снятия напряжения, принимает ее и верит в надуманное. Но к сожалению, это всего лишь фикция. Тем временем весь приобретенный негативный опыт отправляется в подсознание и остается нерешенным.

На сегодняшний момент продолжаются исследования сознания и подсознания в рамках нейронауки, направленные на изучение механизмов работы этих двух составляющих психики человека.

При анализе полученных данных было выявлено, что сознание и подсознание важные элементы человеческой психики. Они играют в жизни человека значимую роль. Ведь для идеального управления своим сознанием, человеку нужно научится улавливать контекст передаваемой ему информации подсознанием.


Список литературы

1. Берн Эрик. Психика в действии. Пер. с англ. П.А. Самсонов. – Минск: Попурри, 2007. — 431с.
2. Выготский Л. С. Психология. М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. — 1008 с. (Серия «Мир психологии»).
3. Дельгадо Х. Мозг и сознание. Перевод с английского канд. мед. наук Л. Я. Белопольского. Под ред. и с пред. проф. Г. Д. Смирнова. Изд-во «МИР» Москва, 1971. — 263с.
4. Зигмунд Фрейд «Психология Бессознательного». 2-е изд. СПб, «Питер», 2003. 400 с
5. Зинченко В. П. Сознание и творческий акт. — М.: Языки славянских культур, 2010. — 592 с: ил.
6. Психология: Учебник для гуманитарных вузов. 2-е изд. / Под общ. ред. В. Н. Дружинина. — СПб.: Питер, 2009. — 656 с.: ил. — (Серия «Учебник для вузов»).

Следующая статья →Принципы создания методической разработки практического занятия по дисциплине иностранный язык Расскажите о нас своим друзьям:

Наш мозг способен на невероятные вещи, но ему мешает сознание

  • Крис Баранюк
  • BBC Future

Автор фото, Alamy

Обозреватель BBC Future пришел к неожиданному выводу, что сознательное мышление занимает самое незначительное место в деятельности нашего мозга. Так ли это? Судите сами.

Никогда не думали, что процесс скоростного составления пирамид из пластиковых стаканчиков может вас ошеломить? Тогда посмотрите этот видеосюжет.

В нем нейробиолог Дэвид Иглман представляет публике 10-летнего Остина Набера, мирового рекордсмена по капстекингу (что, собственно, и означает то самое строительство пирамид из стаканчиков – Ред. ).

Набер управляется со стаканчиками с невероятной скоростью, а когда Иглман делает попытку за ним угнаться, преимущество ребенка в ловкости и скорости становится особенно очевидным.

«Он меня сделал, — признается Иглман. — Но гораздо важнее то, что для меня это был первый опыт капстекинга в жизни. Все операции я производил сознательно и, в попытке понять, как именно нужно ставить стаканчики, чтобы всё не развалилось, расходовал очень много умственной энергии».

В ходе эксперимента мозговая деятельность Иглмана и Набера регистрировалась при помощи электроэнцефалографа. Разница оказалась поразительной.

Мозг Иглмана работал на полную мощность, в то время как мозг Набера едва показывал признаки активности — несмотря на скорость, с которой ребенок расставлял стаканчики.

«Мозг мальчика оставался гораздо более спокойным, чем мой, поскольку производимые им действия были отточены до автоматизма», — объясняет Иглман.

Ежедневные многочасовые тренировки помогли Наберу интериоризировать процесс расставления стаканчиков, так что теперь ему не нужно задумываться над производимыми операциями.

Этим вопросом Иглман задается в телесериале, недавно показанном на британском канале BBC4. По его словам, подсознание играет гораздо более важную роль в наших повседневных решениях и межличностных отношениях, чем можно было бы предположить.

Подпись к фото,

Остин Набер составляет стаканчики в пирамиды автоматически, не задумываясь о производимых им действиях

Начнем с того, что мы не контролируем осознанно наше дыхание и функции внутренних органов. Но есть и множество других примеров.

Взять, к примеру, удар по мячу бейсбольной битой. Мячу, пущенному со скоростью примерно в 160 км/ч, требуется лишь несколько сотен миллисекунд, чтобы достичь отбивающего.

Он летит настолько быстро, что сознательно оценить его траекторию и вовремя ударить битой просто невозможно. Только после удара отбивающий осознает, что же произошло.

«Причина, по которой постоянные тренировки так важны в любом виде спорта, заключается в том, что спортсмену необходимо отточить свои действия до автоматизма, — говорит Иглман. — Если каждый раз задумываться о том, что ты делаешь и как, скорость неизбежно будет низкой».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

У профессионального бейсболиста есть лишь несколько миллисекунд на то, чтобы решить, как отбить летящий мяч — этого времени слишком мало для сознательного принятия решения

Подсознание работает и в более сложных ситуациях — при оценке сексуальной привлекательности представителей противоположного пола, решении несложных математических задач и формировании политических взглядов, например.

Имеются также довольно необычные случаи, когда люди, считающиеся слепыми, могут «видеть» благодаря подсознанию — это явление известно как слепозрение.

«В научной среде даже идет спор относительно того, эффективно ли вообще человеческое сознание, — говорит Иглман. — Наше сознание регистрирует события с такой большой задержкой, что его мнение по поводу происходящего на самом деле не имеет никакого значения».

Дизайнеры и рекламщики столетиями используют это для того, чтобы управлять нашими решениями.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Дэвид Иглман убежден, что сознательное мышление занимает самое незначительное место в мозговой деятельности

Но теперь, когда изучением подсознания всерьез занялись нейробиологи, растет вероятность того, что они смогут предложить методы улучшения качества жизни населения.

Одна из тем, которыми занимается Иглман, имеет отношение к влиянию подсознания на формирование пристрастия человека к наркотическим веществам, включая кокаин.

Пока данное исследование находится на раннем этапе, но ученый надеется, что достижение большей осознанности относительно пагубной привычки позволит наркозависимым обрести больший контроль над ней.

Чем больше мы изучаем, как работает мозг, тем больше понимаем, что сознание — всего лишь краткое изложение процессов, протекающих у нас в голове без нашего осознанного участия.

По словам Иглмана, «сознание — то, что включается, когда мы просыпаемся по утрам, — представляет собой самую малую толику того, что происходит у нас в голове. Оно подобно тесной кладовке в обширном поместье мозга».

Ваше подсознание умнее, чем вам кажется

  • Том Стаффорд
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Мы считаем, что контролируем процесс, когда ломаем голову над загадкой или читаем слова. BBC Future рассказывает о новом эксперименте, благодаря которому становится понятно, насколько активно наше подсознание.

Нам нередко кажется, будто мы представляем себе, что творится у нас в голове. Каждый день, передвигаясь и общаясь с людьми, я отмечаю, какие мысли приходят мне на ум. «Что мне поесть на обед?» — спрашиваю у себя я. Или думаю: «Интересно, почему она так поступила?» — и пытаюсь понять, почему же. Напрашивается логичный вывод: то, что я наблюдаю — это то, что происходит в моей голове. Логичный, но неправильный.

Все психологи сходятся в том, что существует подсознание, а точнее, бессознательное, выполняющее немало сложных функций в процессе мышления. Если я спрошу себя, какой город является столицей Франции, ответ сам собой приходит в голову — Париж! Если я решу пошевелить пальцами, они начнут двигаться туда-сюда определенным образом. Каким — зависит от бессознательного, ведь это не осознанные, подготовленные мной движения.

Множество споров в психологии вызывает вопрос: за что именно отвечает бессознательное, а что требует осознанных размышлений? Или, цитируя название известной работы на данную тему — «Бессознательное — умное или глупое?» Многие придерживаются мнения, что бессознательное способно подготовить простые действия по типу «раздражитель — реакция», представить базовые факты, распознать объекты и выполнить натренированные действия. С другой стороны, процесс сложного познания — предполагающего планирование, логическую аргументацию и сочетание различных идей — требует сознательного мышления.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Благодаря «непрерывному подавлению вспышек» ученые выяснили, что наше подсознание более активно, чем было принято думать

Результаты эксперимента, проведенного недавно израильскими учеными, противоречат подобному мнению. Ран Хассин и его коллеги использовали интересный визуальный прием (который они назвали «непрерывное подавление вспышек»), чтобы поместить информацию в мозг испытуемых так, что они этого не осознали. По описанию кажется, что это болезненный процесс, однако на деле всё довольно просто.

Методика Хассина основана на одной особенности работы нашего мозга: два изображения, получаемые с двух глаз, как правило, соединяются в единую связную картину мира. В эксперименте использовались преломляющие свет очки, которые транслировали отдельное изображение для каждого глаза испытуемых. Скажем, один глаз видит быструю смену светящихся ярких квадратов, которые отвлекают человека настолько, что когда во второй глаз транслируется содержательная информация, испытуемый не сразу это осознает.

Теоретически второе изображение прекрасно видно, однако сознания оно достигает лишь спустя несколько секунд. Впрочем, если вы закроете один глаз, чтобы не видеть цветные квадраты, то сможете тотчас увидеть «подавленное» изображение.

В ходе основного эксперимента Хассина подсознанию участников предлагались арифметические задачи. К примеру, человеку показывали следующий пример: «9 — 3 — 4 = …», после чего явным образом демонстрировалось число, которое он должен был произнести вслух как можно быстрее. Это число могло быть как правильным ответом на поставленную задачу (в данном случае «2»), так и неправильным (например, «1»).

Удивительно, что испытуемые намного быстрее произносили показанное им число, если оно совпадало с правильным ответом. Получается, что пример был обработан и решен их разумом, хотя они этого не осознали, поэтому они были готовы назвать правильный ответ быстрее, чем неправильный.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Возможности бессознательного весьма многогранны

Результаты эксперимента позволяют предположить, что возможности бессознательного куда более многогранны, чем казалось многим. В отличие от других испытаний, в ходе которых изучалась бессознательная обработка информации человеком, данный тест не предполагал автоматической реакции на раздражитель, а требовал от испытуемых точного ответа в соответствии с правилами арифметики. В отчете об исследовании говорится, что используемый метод «станет прорывом в изучении бессознательного» и что «бессознательные процессы могут выполнять все основные функции, выполняемые сознательными процессами».

Авторы этих смелых заявлений признают, что впереди огромная работа, ведь мы только начинаем исследовать возможности нашего бессознательного. Подобно айсбергу, большая часть процессов, проиходящих в нашей голове, остается невидимой. А заглянуть в глубину мы можем благодаря таким вот экспериментам.

О двух разновидностях неосознаваемого психического: под- и сверхсознании

Говорить о неосознаваемом психическом бессмысленно и непродуктивно без более или менее четкого определения того, что понимается под термином «сознание». Из всех существующих определений наиболее строгим и непротиворечивым в контексте обсуждаемой проблемы нам представляется мысль о сознании как знании, которое может быть передано, может стать достоянием других членов сообщества. Co-знание — это знание вместе с кем-то (ср. с сочувствием, сопереживанием, сотрудничеством и т. п.). Осознать — значит приобрести потенциальную возможность научить, передать свои знания другому. Согласно современным данным, для осознания внешнего стимула необходима связь гностических зон новой коры большого мозга с моторной речевой областью в левом (у правшей) полушарии. Классические труды А. Р. Лурия, открытие Г. В. Гершуни класса неосознаваемых условных реакций, исследования пациентов с расщепленным мозгом, справедливо увенчанные Нобелевской премией Р. Сиерри, и последовавшие затем серии работ, в том числе Э. А. Костандова, В. Л. Деглина, Н. Б. Брагиной, Т. А. Доброхотовой и других, ознаменовали поистине революционный скачок в изучении нейрофизиологических основ сознания человека.

Сформулированная выше дефиниция позволяет однозначно провести грань между осознаваемым и неосознаваемым в деятельности мозга. Если человек перечисляет детали предъявленной ему сюжетной картинки, а спустя определенное время называет фрагменты, отсутствовавшие в нервом отчете, мы имеем все основания говорить о наличии неосознаваемою восприятия и непроизвольной памяти, то есть о следах, лишь позднее проникших в сферу сознания. Если тысячелетний опыт человечества побуждает отличать военную науку от военного искусства, то мы понимаем, что в поенном деле существует нечто, чему можно научить, ч го можно сформулировать в виде правил, наряду с тем, чему научить в принципе невозможно. Разумеется, военное искусство, как всякое иное искусство, располагает своей технологией, зависит от ранее накопленного опыта и навыков, позволяющих использовать этот опыт наиболее эффективным образом. Вместе с тем в искусстве полководца присутствует тот элемент интуиции, который невозможно формализовать и передать другому в виде рационально обоснованного решения. Иными словами: можно научить правилам игры. Научить выигрывать нельзя.

В обширной сфере неосознаваемого психического необходимо различать минимум две группы явлений. К первой принадлежит все то, что было осознаваемым или может стать осознаваемым в определенных условиях. К этой группе прежде всего относятся хорошо автоматизированные и потому переставшие осознаваться навыки и вытесненные из сферы сознания мотивационные конфликты, суть которых становится ясна только благодаря специальным усилиям врача-психотерапевта. За этим классом явлений целесообразно сохранить традиционный термин «подсознание».

В сферу подсознания входят и глубоко усвоенные субъектом социальные нормы, регулирующая функция которых переживается как «голос совести», «зов сердца», «веление долга». Важно подчеркнуть, что интериоризация внешних по своему происхождению социальных норм придает этим нормам ту чрезвычайную императивность, которой они не обладали до момента интериоризации. «Суд людей презирать нетрудно, — писал А. С. Пушкин, — суд собственный презирать невозможно». «Когда никто не увидит и никто не узнает, а я все-таки не сделаю — вот что такое совесть» (В. Г. Короленко). «Совесть — есть память общества, усвоенная отдельным лицом» (Л. Н. Толстой). Межличностное происхождение совести закреплено в самом названии феномена: совесть, то есть весть, в которой незримо присутствует некто иной или иные, помимо меня, посвященные в содержание данной «вести». Нетрудно видеть, что «сверх-Я» Зигмунда Фрейда, безусловно, отличное от биологических влечений, целиком принадлежит сфере подсознания и не может рассматриваться как аналог сверхсознания, о котором подробнее речь пойдет ниже.

К подсознанию мы относим и тс проявления интуиции, которые не связаны с порождением новой информации, но предполагают лишь использование ранее накопленного опыта. Когда знаменитый клиницист, мельком взглянув на больного, ставит правильный диагноз, он нередко сам не может объяснить, какие именно внешние признаки болезни побудили его придти именно к такому заключению. В данном случае он ничем не отличается от пианиста, давно забывшего, как именно следует Действовать тем или иным пальцем. Заключением врача, как и действиями пианиста, руководит их подсознание.

Подчеркнем, что ранее осознававшийся жизненный опыт, будь то система двигательных навыков, знание симптомов тех или иных заболеваний, нормы поведения, присущие данной социальной среде и т. д., представляют отнюдь не единственный канал, наполняющий подсознание конкретным внешним по своему происхождению содержанием.

Имеется и прямой путь, минующий рациональный контроль сознания. Это — механизмы имитационного поведения. Именно прямое воздействие на подсознание приводит к тому, что пример взрослых и сверстников из непосредственного окружения ребенка нередко формирует его личность в большей мере, чем адресующиеся к интеллекту разъяснения полезности и социальной ценности того или иного поступка.

В процессе длительной эволюции подсознание возникло как средство защиты сознания от лишней работы и непереносимых нагрузок. Идет ли речь о двигательных навыках пианиста, шофера, спортсмена и т. д., которые с успехом могут реализоваться без вмешательства сознания, или о тягостном для субъекта мотивационном конфликте, — подсознание освобождает сознание от психологических перегрузок. Поясню сказанное примером, который я заимствую из работы И. С. Кона. Человек завидует другому, но сознает, что чувство зависти унизительно и постыдно. И тогда он бессознательно начинает искать те отрицательные черты, действительные и мнимые, которые могли бы оправдать его недоброжелательное отношение. Он искренне верит, что его неприязнь вызвана именно недостатками другого, хотя на самом деле единственная причина недоброжелательности — зависть.

Подсознание всегда стоит на страже добытого и хорошо усвоенного, будь то автоматизированный навык или социальная норма. Консерватизм подсознания — одна из его наиболее характерных черт. Благодаря подсознанию индивидуально усвоенное (условно рефлекторное) приобретает императивность и жесткость, присущие безусловным рефлексам. Отсюда возникает иллюзия врожденности некоторых проявлений неосознаваемого, например, иллюзия врожденности грамматических структур, усвоенных ребенком путем имитации задолго до того, когда он осознает эти правила на школьных уроках родного языка. Сходство подсознательного с врожденным получило отражение даже в житейском лексиконе, породив метафоры типа «классовый инстинкт», «голос крови» и тому подобные образные выражения.

Теперь мы перейдем к анализу второй разновидности неосознаваемого психического, которую дихотомически к подсознанию и вслед за К. С. Станиславским можно назвать сверхсознанием или надсознанием, по терминологии М. Г. Ярошевского. В отличие от подсознания, деятельность сверхсознания не сознается ни при каких условиях: на суд сознания подаются только результаты этой деятельности. К сфере сверхсознания относятся первоначальные этапы всякого творчества — порождение гипотез, догадок, творческих озарений. Если подсознание защищает сознание от излишней работы и психологических перегрузок, то неосознаваемость творческой интуиции есть защита от преждевременного вмешательства сознания, от давления ранее накопленного опыта. Не будь этой защиты, и здравый смысл, очевидность непосредственно наблюдаемого, догматизм прочно усвоенных норм душили бы «гадкого утенка» смелой гипотезы в момент его зарождения, не дав ему превратиться в прекрасного лебедя будущих открытий. Вот почему за дискурсивным мышлением оставлена функция вторичного отбора порождаемых сверхсознанием гипотез, сперва путем их логической оценки, а затем в горниле экспериментальной производственной и общественной практики.

Деятельность сверхсознания и сознания в процессе творчества сопоставимы с функциями изменчивости и отбора в процессе «творчества природы» — биологической, а затем и культурной эволюции. Сразу же заметим, что сверхсознание не сводится к одному лишь порождению «психических мутаций», то есть к чисто случайному рекомбинированию хранящихся в памяти следов. По каким-то, еще неведомым нам, законам сверхсознание производит первичный отбор возникающих рекомендаций и предъявляет сознанию только те из них, которым присуща известная вероятность их соответствия реальной действительности. Вот почему даже самые «безумные идеи» ученого принципиально отличны от патологического безумия душевнобольных и фантасмагории сновидений.

Современная нейрофизиология располагает знанием ряда механизмов, способных привести к замыканию временных нервных связей между следами (энграммами) ранее полученных впечатлений, чье соответствие или несоответствие действительности выясняется лишь вторично путем сопоставления с объективной реальностью. Среди этих механизмов, подробно рассмотренных нами ранее, особое место занимает принцип доминанты А. А. Ухтомского. В настоящее время можно считать установленным, что сверхсознание (интуиция) всегда «работает» на удовлетворение потребности, устойчиво доминирующей в иерархии мотивов данного субъекта. Так, карьерист, жаждущий социального успеха, может быть гениален в построении своей карьеры, но вряд ли подарит миру научные открытия и художественные шедевры. Здесь не следует впадать в дурную «одномерность». Великий художник (или ученый) может быть достаточно честолюбив, скуп, играть на бегах и в карты. Он — человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Важно лишь, чтобы в определенные моменты бескорыстная потребность познания истины и правды безраздельно овладевала всем его существом. Именно в эти моменты доминирующая потребность включит механизмы сверхсознания и приведет к результатам, недостижимым никаким иным рациональным способом. «Пока не требует поэта к священной жертве Аполлон…», — А. С. Пушкин гениально угадал эту диалектику деятельности сверхсознания.

Подобно тому, как имитационное поведение способно адресоваться к подсознанию, минуя контроль рационального мышления, важнейшим средством тренировки и обогащения сверхсознания является детская игра. Будучи свободна от достижения утилитарных, а до определенного возраста и социально-престижных целей, игра обладает той самоцельностью и самоценностью, которые направляют ее на решение бескорыстно-творческих задач. Детская игра мотивируется почти исключительно потребностями познания и вооруженности. (Под последней мы понимаем потребность приобретения знаний, навыков и умений, которые понадобятся лишь в дальнейшем). Именно эти две потребности — познание и вооруженность — питают деятельность детского сверхсознания, делая каждого ребенка фантазером, первооткрывателем и творцом По мере взросления потребности познания все чаще приходится конкурировать с витальными и социальными потребностями, а сверхсознанию — отвлекаться на обслуживание широкого спектра самых разнообразных мотиваций. Не случайно подлинно великие умы характеризуются сохранением черт детскости, что было замечено давно и не один раз.

В своей книге Е. Л. Фейнберг предложил различать интуицию-догадку (порождение гипотез) от интуиции — прямого усмотрения истины, не требующего формально-логических доказательств. Примером интуиции последнего типа может служить заключение ученого о достаточности количества экспериментов или заключение судьи о достаточности объективных доказательств виновности. Напомним, что закон требует от судьи выносить приговор согласно «внутреннему убеждению», а не такому-то заранее предписанному количеству доказательств. Не случайно в законе, наряду с дискурсивной «буквой», присутствует интуитивный «дух». Мы полагаем, что в генезе двух разновидностей интуиции есть нечто принципиально общее, а именно: дефицит информации, необходимой и достаточной для логически безупречного заключения. В первом случае (интуиция-догадка) этой информации еще н е т, ее предстоит найти в ходе проверки возникшего предположения. В случае с интуицией — прямым усмотрением истины получить такую информацию вообще невозможно, какое количество экспериментов ни поставил бы ученый и какое количество доказательств ни собрал бы судья. Для нас важно, что пример с интуицией, — усмотрением истины еще раз оправдает термин «сверхсознание». В самом деле, дискурсивное мышление поставляет материал для принятия решения, предлагает сознанию реестр формализуемых доказательств, но окончательное решение принимается на уровне интуиции и формализовано быть не может.

Материал для своей рекомбинационной деятельности сверхсознание черпает и в осознаваемом опыте, и в резервах подсознания. Тем не менее, в сверхсознании содержится нечто именно «сверх», то есть нечто большее, чем сфера собственно сознания. Это «сверх» есть принципиально новая информация, непосредственно не вытекающая из ранее полученных впечатлений. Силой, инициирующей деятельность сверхсознания и одновременно канализирующей содержательную сторону этой деятельности, является доминирующая потребность. Экспериментально доказано, что при экспозиции субъекту неопределенных зрительных стимулов количество ассоциаций этих стимулов с пищей возрастает по мере усиления голода. Этот эксперимент может служить примером мотивационных ограничений, изначально наложенных на деятельность сверхсознания. Подчеркнем еще раз, что интуиция — отнюдь не калейдоскоп, не игра случайности, она ограничена качеством доминирующей потребности и объемом накопленных знаний. Никакое «генерирование идей» не привело бы к открытию периодического закона без обширнейших знаний свойств химических элементов.

Если позитивная функция сверхсознания заключается в порождении нового, то его негативная функция состоит в преодолении существующих и общепринятых норм. Ярким примером негативной функции сверхсознания может служить чувство юмора и его внешнее выражение в виде смеха. Смех возникает непроизвольно и не требует логического уяснения субъектом, почему смешное — смешно. Будучи положительной эмоцией, смех возникает по универсальной схеме рассогласования между прединформированностью (прогнозом) и вновь полученной информацией. Но в случае смеха поступившая информация не просто превосходит существовавший ранее прогноз, а отменяет, перечеркивает его. Классический пример тому — структура любого анекдота, всегда состоящего из двух частей — ложного прогноза и отменяющей его концовки. Мотивационную основу юмора составляют потребности познания и экономии сил. Остроумный ход ищущей мысли не только приближает к истине, но и ведет к решению логической задачи неожиданно коротким путем. В юморе всегда торжествует превосходство нового знания над несовершенством, громоздкостью и нелепостью устаревших норм. Вот почему, по образному выражению К. Маркса, человечество, смеясь, расстается со своим прошлым. Присоединение к потребностям познания и экономии сил других побочных мотиваций — биологических и социальных — придает смеху множество дополнительных оттенков, делает его добродушным, злорадным, надменным, умным, глупым, беззаботным и т. д., превращая тем самым смех в «самую верную пробу душ» (Ф. М. Достоевский).

Неполное, лишь частичное осознание человеком движущих им потребностей снимает мнимое противоречие между объективной детерминированностью человеческого поведения и субъективно ощущаемой свободой выбора. Эту диалектику поведения в свое время проницательно разглядел Бенедикт Спиноза. Люди лишь по той причине считают себя свободными, — писал Спиноза, — что свои поступки они сознают, а причин, их вызвавших, не знают. Поведение человека детерминировано его наследственными задатками и условиями окружающей среды, в первую очередь — условиями социального воспитания. Науке не известен какой-либо третий фактор, способный повлиять на выбор совершаемого поступка. Вместе с тем вся этика и прежде всего — принцип личной ответственности базируются, как объяснил нам Гегель, на безусловном признании абсолютно свободной воли. Отказ от признания свободы выбора означал бы крушение любой этической системы и нравственности.

Вот почему эволюция породила иллюзию этой свободы, упрятав от сознания человека движущие им мотивы. Субъективно ощущаемая свобода и вытекающая из нее личная ответственность включают механизмы всестороннего и повторною анализа последствий того или иного Поступка, что делает окончательный выбор более обоснованным. Дело в том, что практическая мотивационная доминанта, непосредственно определяющая поступок («вектор поведения», по Л. А. Ухтомскому), представляет интеграл главенствующей потребности, устойчиво доминирующей в иерархии мотивов данной личности (доминанта жизни или сверх сверхзадача, по К. С. Станиславскому), наряду с той или иной ситуативной доминантой, актуализированной экстренно итожившейся обстановкой. Например, реальная опасность для жизни актуализирует ситуативную доминанту — потребность самосохранения, удовлетворение которой нередко оказывается в конфликте с доминантой жизни — социально детерминированной потребностью соответствовать определенным этическим эталонам. Сознание (как правило с участием подсознания) извлечет из памяти и мысленно «проиграет» последствия тех или иных действий субъекта, скажем, последствия нарушения им своего воинского долга, предательства товарищей по оружию и т. п. Кроме того, в борьбу мотивов окажутся вовлеченными механизмы воли-потребности преодоления преграды на пути к достижению главенствующей цели, причем преградой в данном случае окажется инстинкт самосохранения. Каждая из этих потребностей породит свой ряд эмоций, конкуренция которых будет переживаться субъектом как борьба между естественным для человека страхом и чувством долга, стыдом при мысли о возможном малодушии и т. п. Результатом подобной конкуренции мотивов и явится либо бегство, либо стойкость и мужество. В данном примере нам важно подчеркнуть, что мысль о личной ответственности и личной свободе выбора тормозит импульсивные действия под влиянием сиюминутно сложившейся обстановки, дает выигрыш во времени для оценки возможных последствий этого действия и тем самым ведет к усилению главенствующей потребности, которая оказывается способной противостоять ситуативной доминанте страха.

Таким образом, не сознание само по себе и не воля сама по себе определяют тот или иной поступок, а их способность усилить или ослабить ту или иную из конкурирующих потребностей. Это усиление реализуется через механизмы эмоций, которые, как было показано нами ранее, зависят не только от величины потребности, но и от оценки вероятности (возможности) ее удовлетворения. Ставшая доминирующей потребность (практическая доминанта) направит деятельность интуиции (сверхсознания) на поиск оптимального творческого решения проблемы, на поиск такого выхода из сложившейся ситуации, который соответствовал бы удовлетворению этой доминирующей потребности. Тщательный анализ военных мемуаров выдающихся летчиков Отечественной войны показывает, что виртуозное боевое мастерство с принятием мгновенных и неожиданных для противника решений человек проявлял при равной степени профессиональной квалификации (запасе навыков) не в состоянии страха (потребность самосохранения) и не в состоянии ярости (потребность сокрушить врага любой ценой), а в эмоционально положительном состоянии боевого азарта, своеобразной «игры с противником», то есть при наличии компонентов идеальной потребности творчески-познавательного характера, сколько бы страной она ни казалась в условиях борьбы не на жизнь, а на смерть.

Если главенствующая потребность (доминанта жизни) настолько сильна, что способна автоматически подавить ситуативные доминанты, то она сразу же мобилизует резервы подсознания и направляет деятельность сверхсознания на свое удовлетворение. Борьба мотивов здесь фактически отсутствует, и главенствующая потребность непосредственно трансформируется в практическую доминанту. Примерами подобной трансформации могут служить многочисленные случаи самопожертвования и героизма, когда человек, не задумываясь, бросается на помощь другому. Как правило, мы встречаемся здесь с явным доминированием потребностей «для других», будь то «биологический,» родительский инстинкт или альтруизм более сложного социального происхождения.

Формирование практической доминанты может оказаться тяжкой задачей для субъекта, когда главенствующая и ситуативная доминанты примерно равны по силе и находятся в конфликтных отношениях. Такого рода конфликты лежат в основе многих произведений классической литературы. С другой стороны, отсутствие практической доминанты (у пенсионера, у человека, оказавшегося не у дел) переживается отдельными личностями исключительно тяжело. Не менее печально по своим последствиям отсутствие главенствующей потребности (доминанты жизни), в результате чего человек становится игрушкой ситуативных доминант. «Отклоняющееся» поведение подростков, алкоголизм и наркомания дают множество примеров такого рода. Подчеркнем, что человек как правило не осознает подлинной причины тягостного для него состояния, давая самые разнообразные объяснения своему бесцельному и пустому времяпрепровождению.

Выше мы сравнили взаимодействие сознания и сверхсознания с ролью отбора и непредсказуемой изменчивости в процессе биологической эволюции. Подчеркнем, что речь идет не об аналогии, но об универсальном принципе всякого развития, который проявляется и в «творчестве природы» (происхождении новых видов), и в творческой деятельности индивидуального субъекта, и в эволюции культуры. Здесь нелепо говорить о каком-то «перенесении» биологических законов на социально детерминированную психику или на историю человеческой цивилизации в целом. Наука не раз встречалась с подобного рода универсальными принципами. Достаточно вспомнить регуляторные функции обратной связи, которые обнаруживаются и в регуляции кровяного давления (даже в биохимических процессах!), и в управлении промышленным производством. Это отнюдь не значит, что мы «перенесли» физиологические эксперименты на экономику или законы общественного развития на биологические объекты. Дело не в «переносе», а в универсальности фундаментальных правил теории управления.

То же самое мы встречаем и в динамике происхождения нового, где бы это новое ни возникало: в процессе филогенеза, в индивидуальном (научном, техническом, художественном) творчестве человека, в истории человеческой культуры. Процесс возникновения нового с необходимостью предполагает наличие четырех обязательных компонентов: 1) эволюционирующую популяцию, 2) непредсказуемую изменчивость эволюционирующего материала, 3) отбор, 4) фиксацию (наследование в Широком смысле) его результатов. В творческой деятельности человека этим четырем компонентам соответствуют:

1. Опыт субъекта, который включает присвоенный им опыт современников, равно как и опыт предшествующих поколений.

2. Деятельность сверхсознания (интуиция), то есть такие трансформации и рекомбинации следов (энграмм) ранее полученных впечатлений, чье соответствие или несоответствие реальной действительности устанавливается лишь позднее.

3. Деятельность сознания, подвергающего гипотезы (своеобразные «психические мутации») сначала логическому отбору, а затем экспериментальной, производственно-практической и общественно-практической проверке.

4. Закрепление результатов отбора в индивидуальной памяти субъекта и в культурном наследовании сменяющихся поколений.

В случае развития цивилизации эволюционирует культура в целом, однако новое (идея, открытие, изобретение, этическая норма и т. д.) первоначально возникает не в абстрактном межличностном и надличностном пространстве, а в индивидуальном материальном органе — мозге конкретного человека, первооткрывателя и творца. Это обстоятельство уместно сопоставить с тем фактом, что, хотя эволюционирующей единицей в биологии является популяция, отбор может действовать только через отдельных особей. Непредсказуемость открытия, его защищенность от вмешательства сознания и воли представляют необходимое условие развития, подобно тому, как непредсказуемость мутаций обязательна для биологической эволюции. Полная рациональность (формализуемость) и произвольность первоначальных этапов творчества сделали бы это творчество невозможным и означали бы конец развития цивилизации.

Поясним сказанное примером. Допустим, что успехи генной инженерии и усовершенствованная система воспитания позволили там формировать «идеальных людей». Но ведь они будут идеальны с точки зрения наших сегодняшних, исторически преходящих и неизбежно ограниченных представлений об этом идеале. Тем самым, идеально запрограммированные люди могут оказаться крайне уязвимыми при встрече с будущим, которое потребует от них непредусмотренных нами качеств. К счастью, в области психофизиологии творчества мы встречаемся с одним из тех запретов природы, преодоление которых было бы нарушением законов этой природы, подобно скорости света в вакууме, закону сохранения энергии и принципу дополнительности. Вот почему все попытки формализации и кибернетизации творчества напоминают попытки создать вечный двигатель или одновременно определить импульс и положение электрона на орбите.

Поскольку сверхсознание питается материалом, накопленным сознанием и частично зафиксированным в подсознании, оно в принципе не может породить гипотезу совершенно «свободную» от этого опыта. В голове первобытного гения не могла родиться теория относительности или замысел Сикстинской мадонны. Гений нередко опережает свое время, но дистанция этого опережения исторически ограничена. Иными словами, человечество берется за решение только тех задач, к которым оно относительно подготовлено. Здесь вновь мы встречаемся с непредсказуемой неслучайностью «психических мутации». Вместе с тем общественное разбитие реализуется через активно преобразующую мир деятельность конкретных личностей, через деятельность их сверхсознания, где зарождаются научные и технические открытия, новые этические нормы и замыслы художественных произведений. Сугубо индивидуальная находка в области технологии позднее оборачивается промышленной революцией, в свою очередь меняющей ранее существовавшие производственные отношения. Так высшая нервная деятельность человека, ядром которой являются его витальные («биологические»), социальные и идеальные (творчески-познавательные) потребности, становится, по выражению В. И. Вернадского, великой планетарной и космической силой среди других природных сил.

Сверхсознание в несопоставимо большей мере, чем сознание (не говоря уж о подсознании!) реагирует на сдвиги тенденций общественного развития. В тот момент, когда сознанию все окружающее представляется незыблемым и устоявшимся на века, чувствительнейший сейсмограф сверхсознания уже регистрирует подземные толчки надвигающихся изменений. И появляются идеи, столь странные и неожиданные с точки зрения господствующих норм, что сознанию современников трудно примириться с их предсказующей правотой.

Мы закончим свой краткий очерк формулировкой нескольких итоговых положений:

1. Высшая нервная (психическая) деятельность человека имеет трехуровневую структуру, включая в себя сознание, подсознание и сверхсознание-Сознание оперирует знанием, которое потенциально может быть передано другому, может стать достоянием других членов сообщества. Для осознания внешних стимулов или событий внутренней жизни субъекта необходимо участие речевых зон больших полушарий, как это показали многочисленные исследования функциональной асимметрии головного мозга.

К сфере подсознания относится все то, что было осознаваемым или может стать осознаваемым в определенных условиях. Это — хорошо автоматизированные навыки, глубоко усвоенные (интериоризованные) социальные нормы и мотивационные конфликты, тягостные для субъекта. Подсознание защищает сознание от излишней работы и психологических перегрузок.

Деятельность сверхсознания (творческой интуиции) обнаруживается в виде первоначальных этапов творчества, которые не контролируются сознанием ни при каких условиях. Неосознаваемость этих этапов представляет защиту рождающихся гипотез («психических мутаций») от консерватизма сознания, от давления ранее накопленного опыта. За сознанием остается функция отбора этих гипотез путем их логического анализа и с помощью критерия практики в широком смысле слова. Нейрофизиологическую основу сверхсознания представляет трансформация и рекомбинация следов (энграмм), хранящихся в памяти субъекта, первичное замыкание новых временных связей, чье соответствие или несоответствие действительности выясняется лишь в дальнейшем.

2. Деятельность сверхсознания всегда ориентирована на удовлетворение доминирующей потребности, конкретное содержание которой канализирует направление «психического мутагенеза». Таким образом, «психические мутации» изначально носят непредсказуемый, но неслучайный характер. Вторым канализирующим фактором является ранее накопленный опыт субъекта, зафиксированный в его сознании и подсознании.

3. Неполное осознание субъектом движущих им потребностей снимает мнимое противоречие между объективной детерминированностью поведения человека наследственными задатками, условиями воспитания, окружающей средой и субъективно ощущаемой им свободой выбора. Эта иллюзия свободы является чрезвычайно ценным приобретением, поскольку обеспечивает чувство личной ответственности, побуждающее всесторонне анализировать и прогнозировать возможные последствия того или иного поступка. Мобилизация из резервов памяти такого рода информации ведет к усилению потребности, устойчиво главенствующей в иерархии мотивов данной личности, благодаря чему она обретает способность противостоять ситуативным доминантам, то есть потребностям, экстренно актуализированным сложившейся обстановкой.

4. Взаимодействие сверхсознания с сознанием есть проявление на уровне творческой деятельности человека универсального принципа возникновения нового в процессе биологической и культурной эволюции. Функции сверхсознания и сознания соответствуют взаимодействию непредсказуемой изменчивости и отбора в происхождении новых видов живых существ. Подобно тому, как эволюционирующая популяция рождает новое через отбор отдельных особей, эволюция культуры наследует в ряду сменяющихся поколений идеи, открытия и социальные нормы, первоначально возникающие в голове конкретных первооткрывателей и творцов.

5. Сведение психической деятельности человека к одному лишь сознанию не в состоянии объяснить ни диалектику детерминизма и свободы выбора, ни механизмы творчества, ни подлинную историю культуры. Только признание важнейших функций неосознаваемого психического с выделением в нем принципиально различных феноменов под- и сверхсознания дает возможность получить естественнонаучный материалистический ответ на самые жгучие вопросы человековедения. Только учет этих функций открывает путь к решению практических задач воспитания, профилактики и лечения нервно-психических заболеваний.

Бессознательное. Тбилиси. rn.1V, 1985, с. 149-160

Сознание, Подсознание, Бессознательное — Психологос

Сознание: область, где человек может увидеть (если включит внимание, обратит внимание) свои имеющие логику психические процессы. То есть для меня, разумные и контролируемые мной на любом шаге процессы ориентировки во внутреннем и внешнем мире (включая формирование намерений и принятие решений).

В отличие от сознания, бессознательное в широком смысле — область психического, которая не видится сознанием (неосознаваемая область психического) и в отношении которой отсутствует субъективный контроль. При таком понимании бессознательного сюда включают и неосознанное, и подсознание.

Неосознанное — происходящее без участия сознания. Осознанность — результат включения сознания.

«Не, я не посмотрел, не обратил внимания…» «Говорил, не подумав, вот и сболтнул».

Подсознание — область, где имеющую логику психические процессы происходят, но я их обычным образом увидеть (разглядеть и проконтролировать) не могу. Обращая туда свое внимание, я разглядеть ничего ничего не могу. То есть во мне происходят и разумная ориентировка, и формирование намерений, и принятие решений, но от меня это обычно скрыто, мне это неподконтрольно и я обнаруживаю только результаты. Однако, если я в себе покопаюсь, включу анализ, я могу понять: «Наверное, подсознательно я хотел…»

В более узком понимании бессознательное — область, где происходят принципиально недоступные для восприятия самого субъекта психические процессы, внимание туда принципиально не достает. То, что может быть расшифровано только специалистом специальными методами.

Отношение сознания и бессознательного

Специалист с психотерапевтической установкой убежден, что бессознательное больше и сильнее нашего крошечного сознания. См.→

Специалист, для которого психотерапевтическая установка не характерна, рассматривает каждую ситуацию конкретно.

Сознание, подсознание и способность думать

Как правило, чем более ясное сознание, тем лучше думается. Однако продумывание — это больше, чем осознанность и осознавание. Это внимательный взгляд на ситуацию, который решает ту или иную задачу. Синоним — Продуктивное мышление. Кроме того, при некотором навыке можно запускать способность думать (решать жизненные задачи) в подсознательном режиме. Дать себе задачку на ночь, чтобы возвращаться к поиску ее решения без контроля дневного сознания. Иногда это дает неожиданные, творческие решения. См.→

Сознание, подсознание и бессознательное.

       Может быть единственная заслуга Фрейда состоит в том, что он обратил внимание учёных и философов на проблему бессознательного. О бессознательном заговорили уже в 19 столетии, но тема находилась на периферии исследовательских интересов, чаще всего в связи с психиатрией и схожими специфическими областями. Психоанализ убедил всех, что подсознание не менее важно в поведении человека, чем сознание, и без анализа подсознания человека не понять. Так что же такое подсознание и действительно ли оно есть в человеке?


       

         Подсознание (под-сознание) указывает на некую внутреннюю область, включенную в сознание или соседствующую с ним. Подсознание представляется нами как темная комната. И из этой комнаты выползают все те монстры, которые разрушают запланированную жизнь и взламывают «правильное» поведение. Но есть ли на самом деле внутри нас такая комната?  
          Если говорить о бессознательном, то это есть не освещенное светом сознания, неотрефлексированное. Смысл, как видим, совсем другой, чем у «подсознательного». Бессознательное вовсе не обязательно представляет собой сферу, окружающую сознание, бессознательное вообще может не иметь границ. Но как тогда быть с сознанием? 
Сознание — как освещенное пространство комнаты (представьте себе свечу на столе в темной комнате).  Сознание — не комната и даже не то, что освещается светом, а сам свет, который накладывается на предметы. Бессознательное — не область и не комната — это всё, что не осмысляется сознанием. К примеру, любое чувство будет однозначно бессознательным.
          Инстинкты, всё связанное с телом — это всё бессознательное, потому что может влиять на поведение и даже мышление непосредственно. Страх огня — бессознателен. Таким образом в том, что мы по привычке считаем сознанием (совокупность мышления) есть очень много бессознательного. Бессознательное и сознательное переплетаются, у них нет никаких границ.
        Второй уровень бессознательного — культурное бессознательное. Кажется безусловным, что всё культурное относится к сознательному, осмысленному. Но это вовсе не так. Большая часть культуры усваивается и используется нами в виде готовых неизменных штампов, стереотипов. Само мышление оформляется с помощью языка, а язык не столько осмысляется, сколько выучивается.
         Мало кто задумывается, почему он говорит именно так, а не иначе, и что же значит каждое употребляемое им слово. Культура ослабляет влияние естественного бессознательного, часто подавляет его. Но в то же время вносит в мышление и поведение человека ещё больше бессознательного, к тому же органически чуждого индивиду.                Путаница бессознательного, перемешанность сознательного и бессознательного делает их приниципиально неразделимыми.
Никто не может сказать, где начинается и где кончается сознание. Возвращаясь к метафоре темной комнаты, мы не только не можем сказать где кончается круг света, но даже не можем сказать что на самом деле есть свет, а что тьма. Мы не можем сказать, показывает ли свет предметы или искажает их. То что называется образованием — не есть ли это способ затемнения сознания? Бессознательное — не тёмная комната, и монстры из него не выходят. Монстры рождаются из столкновения сознания и бессознательного. Закон предшествует нарушению — нет закона — нет нарушения. 
       Бессознательного не стоит бояться, хотя неплохо было бы его хоть немного понимать. Изучение бесознательного нужно начинать с изучения сознания. Ключ именно в сознании, принципах его работы. Рассуждать о бессознательном не изучив сознания — значит просто сочинять сказки. 
       Сон — свалка сознания, это мешанина из зрительных образов, обрывков мыслей, неосознанных побуждений. Анализировать такой винегрет совершенно бесполезно. Почему же интересно слушать, как рассказывают сны, и даже можно узнать что-то о человеке? Потому что рассказ о сне — вовсе не само сновидение. Это некое сочинение по мотивам, и в нем действительно могут проявиться наклонности человека. Но сами сны — а их невозможно фиксировать никакими способами — для понимания человека бесполезны.        
       Бессознательное всегда предшествует сознанию. Сознание осмысляет и рефлексирует по поводу бессознательного. Бессознательное ежеминутно присутствует как вне сознания, так и в самом сознании.  Сознание не может расширить свои границы, потому что этих границ нет, и по той же причине не может сузить круг бессознательного.               Развитие сознания не умаляет бессознательного, а дополняет его. Реабилитация бессознательного — необходимый шаг на пути к возрождению естественных начал жизни.

Взаимодействие сознания и подсознания

В зоне ясного сознания находит свое отражение малая часть одновременно приходящих из внешней и внутренней среды организма сигналов. Сигналы, попавшие в зону ясного сознания используются человеком для осознанного управления своим поведением. Остальные сигналы также используются организмом для регулирования некоторых процессов, но на подсознательном уровне. Осознание затрудняющих регуляцию или решение задачи обстоятельств способствует нахождению нового режима регулирования или нового способа решения, но как только они найдены, управление вновь передается в подсознание, а сознание освобождается для разрешения вновь возникающих трудностей. Эта непрерывная передача управления обеспечивает человеку возможность решать все новые задачи, опирается на гармоничное взаимодействие сознания и подсознания. Сознание привлекается к данному объекту только на короткий интервал времени и обеспечивает выработку гипотез в критические моменты недостатка информации.

Большая часть процессов, протекающих во внутреннем мире человека, им не осознается, но в принципе каждый из них может стать осознанным. Для этого нужно выразить его словами — вербализировать. Выделяют:

  1. подсознательное — те представления, желания, действия, устремления, которые ушли сейчас из сознания, но могут потом прийти в сознание;
  2. собственно бессознательное — такое психическое, которое ни при каких обстоятельствах не становится сознательным.

Фрейд считал, что бессознательное — это не столько те процессы, на которые не направляется внимание, сколько переживания, подавляемые сознанием, такие, против которых сознание воздвигает мощные барьеры.

Человек может прийти в конфликт с многочисленными социальными запретами, в случае конфликта у него нарастает внутренняя напряженность и в коре головного мозга возникают изолированные очаги возбуждения. Для того чтобы снять возбуждение, нужно прежде всего осознать сам конфликт и его причины, но осознание невозможно без тяжелых переживаний, и человек препятствует осознанию, эти тяжелые переживания вытесняются из области сознания.

Для исключения такого болезнетворного влияния необходимо осознать травмирующий фактор и переоценить его, ввести его в структуру других факторов и оценок внутреннего мира и тем самым разрядить очаг возбуждения и нормализовать психическое состояние человека. Только такое сознание устраняет травмирующее воздействие «неприемлемой» идеи или желания. Заслуга Фрейда в том, что он сформулировал указанную зависимость и включил ее в основу терапевтической практики «психоанализа».

Психоанализ включает поиск скрытых очагов в коре мозга, возникающих при вытеснении неприемлемых желаний, и осторожную помощь человеку в сознании и переоценке тревожащих его переживаний. Психоанализ включает поиск очага (его вспоминание), вскрытие его (перевод информации в словесную форму), переоценку (изменение системы установок, отношений) переживания в соответствии с новой значимостью, ликвидацию очага возбуждения, нормализацию психического состояния человека.

В последнее время разработан новый метод вскрытия и поиска скрытых очагов в бессознательной части психики (подавленных переживаний, психотравм, желаний, неправильных действий) и гармонизации внутреннего мира человека — метод ребёфинга. Ребёфинг — это современный метод самопомощи, он применяет определенную технику дыхания, для того чтобы дать человеку позитивные и глубоко детализированные представления о его разуме, теле, эмоциях, в результате сознание человека узнает, что содержится в подсознании, вскрывает «очаги подавления» и интегрирует, преобразует подавленное (то, что человек делал както неправильно) в общее чувство активности и хорошего самочувствия. Ребёфинг дает возможность разуму и телу осторожно перестроить себя таким образом, чтобы увеличить ощущение счастья, эффективность деятельности, хорошее здоровье, внутреннюю гармонию личности.

Только переводя неосознанные импульсы в сознание, можно достигнуть контроля над ними, приобретая большую власть над своими поступками и повышая уверенность в своих силах.

Итак, сознание как внутренняя модель, отражающая внешнюю среду человека и его собственный мир в их стабильных свойствах и динамических взаимоотношениях, помогает человеку эффективно действовать в реальной жизни.

Различия между вашим сознанием и подсознанием

Знаете ли вы различия между вашим сознанием и подсознанием? В этой статье исследуются теории как сознательного, так и подсознательного, а также другие варианты, включая предсознательное и бессознательное. Он раскрывает битвы, через которые проходит ваш разум, и раскрывает, как лучше всего достичь своих целей, подключившись к нужному объекту.

Сознание против подсознания. Узнайте, за что отвечают эти части разума, с помощью исследований теорий Зигмунда Фрейда, Марисы Пир и других.

Теория разума Зигмунда Фрейда

Возможно, вы видели или слышали об аналогии с айсбергом в море, которую отстаивал Зигмунд Фрейд. Он процитировал: «Ум подобен айсбергу; он плавает на одну седьмую часть своего тела над водой ». Его теория заключалась в том, что разум состоит из трех частей: сознательного (над водой), предсознательного (чуть ниже ватерлинии) и бессознательного (намного ниже ватерлинии).

Автор психологии, Кендра Черри, рассматривает модель психики Фрейда :

«Знаменитый психоаналитик считал, что поведение и личность являются производными от постоянного и уникального взаимодействия конфликтующих психологических сил, действующих на трех разных уровнях осознания: предсознательном, сознательном и бессознательном.Он считал, что каждая из этих частей ума играет важную роль в влиянии на поведение.

Чтобы понять все тонкости теории Фрейда, важно сначала понять, что, по его мнению, делает каждая часть личности, как она действует и как эти три элемента взаимодействуют, внося свой вклад в человеческий опыт. Узнайте больше о каждом из этих уровней осведомленности и о роли, которую они играют в формировании поведения и мышления человека.

Три уровня осведомленности

  • Сознательный разум содержит все мысли, воспоминания, чувства и желания, которые мы осознаем в любой данный момент.Это аспект нашей умственной обработки, о котором мы можем думать и говорить рационально. Это также включает нашу память, которая не всегда является частью сознания, но может быть легко извлечена и осознана.
  • Предсознательное состоит из всего, что потенциально может быть перенесено в сознание.
  • Бессознательный (или подсознательный) разум — это резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами нашего сознательного осознания.Большая часть содержимого бессознательного неприемлема или неприятна, например, чувство боли, беспокойства или конфликта ».

Репетитор психологии, Сол МакЛеод, исследует три уровня сознания Фрейда : сознательное, предсознательное и бессознательное:

«Фрейд описал сознательный разум как состоящий из всех психических процессов, о которых мы знаем, и это рассматривается как верхушка айсберга. Например, вы можете почувствовать жажду и решите выпить.

Предсознательное содержит мысли и чувства, о которых человек в настоящее время не осознает, но которые легко могут быть доведены до сознания. Он существует чуть ниже уровня сознания, перед бессознательным умом. Предсознательное похоже на ментальную комнату ожидания, в которой мысли остаются до тех пор, пока им не удастся привлечь внимание сознательного.

Это часто называют доступной памятью. Например, в настоящее время вы не думаете о номере своего мобильного телефона, но теперь он упоминается, и вы можете легко его вспомнить.Легкие эмоциональные переживания могут быть в предсознательном, но иногда травмирующие и сильные отрицательные эмоции подавляются и, следовательно, недоступны в предсознательном.

Согласно Фрейду, бессознательный разум является основным источником человеческого поведения. Подобно айсбергу, самая важная часть разума — это та часть, которую вы не видите. На наши чувства, мотивы и решения на самом деле сильно влияет наш прошлый опыт, и они хранятся в бессознательном ».

Объяснение МакЛеода проясняет, что подсознание содержит не только негативные мысли из прошлого опыта, но и ваши самые сокровенные желания.

Как вы описываете свое подсознание?

Теория Фрейда не принимает во внимание подсознание. Эта часть ума часто упоминается в терапии.

Какой пример подсознания?

Примеры вашего подсознания включают страхи, убеждения, желания и воспоминания, о которых вы, возможно, не подозреваете, но к которым можно получить доступ с помощью некоторой работы, например, терапии.

Автор саморазвития, Брайан Трейси , резюмирует важность подсознания:

«Давайте сначала рассмотрим тот факт, что ваше подсознание похоже на огромный банк памяти.Его емкость практически неограничена, и он постоянно хранит все, что с вами происходит. К тому времени, когда вам исполнится 21 год, вы уже храните на постоянной основе более чем в сто раз больше содержимого всей Британской энциклопедии.

Под гипнозом пожилые люди часто могут с полной ясностью вспоминать события пятидесятилетней давности. Ваша бессознательная память практически идеальна. Подозревает ваше сознательное воспоминание.

Функция вашего подсознания — хранить и извлекать данные.Его задача — гарантировать, что вы реагируете именно так, как вас запрограммировали. Ваше подсознание делает все, что вы говорите и делаете, соответствует шаблону

С вашей самооценкой, вашей «основной программой». Вот почему повторение положительных аффирмаций так эффективно вы действительно можете перепрограммировать свои собственные шаблоны мышления, вставляя положительные и ориентированные на успех звуковые фрагменты ».

Подсознание и бессознательное часто используются как взаимозаменяемые, Майкл Крейг Миллер, доктор медицины, в статье для Harvard Health объясняет, почему:

«Термин« бессознательное »наиболее тесно связан с Фрейдом и психоанализом.Для Фрейда это был ключевой элемент разрабатываемой им теории для объяснения причин психических расстройств и способов их лечения. Проще говоря, Фрейд предположил, что скрытые ментальные содержания делают людей «больными». В его понимании это ментальное содержание было «вытеснено» и бессознательно.

Что касается термина «подсознательное», Фрейд с самого начала использовал его как синонимы слова «бессознательное». Но в конце концов он остановился на последнем термине, чтобы избежать путаницы. Он не мог предположить, что путаница все еще будет существовать после более чем 100 лет дискуссий.

Как правило, в большей части профессиональной литературы, посвященной психическому функционированию (включая не только психоанализ, но и психиатрию, психологию и нейробиологию, среди прочего), писатели, такие как Фрейд, скорее используют слово «бессознательное». чем «подсознание». Однако из-за буквального определения бессознательного, когда человек теряет сознание, термин подсознание часто используется вместо этого в качестве предпочтения.

Битва сознания против подсознания

Как вы используете вместе свое сознание и подсознание?

Довольно часто ваш разум может разрываться между убеждениями вашего сознания и вашего подсознания.В этой статье инвестиционного менеджера Рэя Далио о Linkedin рассказывается, почему это происходит:

«Как и в случае с животными, многие из наших движущих сил принятия решений скрыты от поверхности. Животное не «решает» летать, охотиться, спать или сражаться так, как мы делаем многие из наших собственных решений о том, что делать — оно просто следует инструкциям, исходящим из подсознательных частей его мозга. Такие же инструкции приходят к нам из одних и тех же частей нашего мозга, иногда по веским эволюционным причинам, а иногда и во вред.Наши подсознательные страхи и желания управляют нашей мотивацией и действиями через такие эмоции, как любовь, страх и вдохновение. Это физиологично. Любовь, например, представляет собой коктейль из химических веществ (таких как окситоцин), выделяемых гипофизом.

… Я также пришел к пониманию, что, хотя некоторые подсознательные части нашего мозга опасно анималистичны, другие умнее и быстрее нашего сознательного разума. Наши величайшие моменты вдохновения часто «всплывают» из нашего подсознания. Мы переживаем эти творческие прорывы, когда расслаблены и не пытаемся получить доступ к той части мозга, в которой они находятся, а это обычно неокортекс.Когда вы говорите: «Я только что подумал о чем-то», вы заметили, что ваше подсознание что-то говорит вашему сознанию. Благодаря обучению можно открыть этот поток общения.

Многие люди видят только сознательный разум и не осознают преимущества подключения его к подсознанию. Они считают, что способ добиться большего — втиснуть больше в сознание и заставить его работать усерднее, но это часто контрпродуктивно. Хотя это может показаться нелогичным, прочистка головы — лучший способ добиться прогресса.

Зная это, я теперь понимаю, почему творчество приходит ко мне, когда я расслабляюсь (например, когда я в душе), и как медитация помогает раскрыть эту связь. Поскольку это физиологично, я действительно чувствую, как творческие мысли приходят откуда-то еще и перетекают в мое сознание. Приятно понять, как это работает ».

Теория Далио имеет отношение к чувству прокрастинации. Иногда, когда вы расслабляетесь и откладываете дела на какое-то время, вы иногда получаете момент «лампочки» из ниоткуда — это фактически ваше подсознание, спасающее положение.

Сила подсознания

Бодрствуете вы или спите, ваше подсознание все записывает и хранит. Благодаря вашим сохраненным воспоминаниям, чувствам и желаниям ваше подсознание играет огромную роль в создании ваших снов. Эта статья о The Wisdom Post объясняет, как это работает:

«Когда вы засыпаете, спит ваше сознание. Однако ваше подсознание никогда не заснет. Он работает 24 часа в сутки, даже когда вы спите.Ваше подсознание контролирует ваше тело, ваше дыхание, функции ваших органов, рост ваших клеток и все остальное. Вот почему, когда вы спите, ваше подсознание все еще бодрствует. А это просто означает, что ваше подсознание несет полную ответственность за ваши сны.

Это точка, в которой ваше подсознание соединяется с вашими мысленными образами, которые производят то, что мы называем сновидениями. И поскольку наше подсознание мыслит в форме символов, метафор и визуальных форм, наши сны также имеют тенденцию проецироваться таким же образом.Вот почему большинство снов непрямые и трудные для понимания, но они часто связаны с нашим опытом и событиями нашей повседневной жизни ».

Правила разума Марисы Пир

В этой статье Rules of The Mind эксперт по психологии Мариса Пир объясняет, что первая простая задача вашего ума — сохранить вам жизнь как можно дольше. Для этого ваше подсознание запрограммировано так, чтобы уводить вас от боли в сторону удовольствия. На него сильно влияют слова, которые вы говорите, и картинки, которые вы представляете.Ваш разум любит то, что вам знакомо, и предпочитает избегать всего незнакомого.

Гипноз и подсознание

Гипнотерапия воздействует на подсознание, часто для того, чтобы выявить глубокие травмы детства или прошлые события, оставившие чувство негатива. Подсознание часто называют биологическим жестким диском, записанной базой данных для всего, что касается вас. Ваше сознание может знать, что вам следует отказаться от этой нездоровой привычки или чаще заниматься спортом, но эта сознательная сила воли может вести вас только до определенного момента.Это подсознание, которое нужно перестроить, чтобы достичь ваших целей. Почему? Потому что ваши подсознательные убеждения могут саботировать ваши сознательные усилия. Чем больше вы осведомлены о своих подсознательных убеждениях, тем лучше вы сможете получить к ним доступ.

Вы часто можете подключиться к подсознанию в тех случаях, когда чувствуете «инстинкт» или интуицию. Чем больше вы обращаете на это внимания, тем лучше вы тренируете свое подсознание.

Мариса Пир помогла многим клиентам добиться успеха в жизни благодаря своей уникальной технике перепрограммирования подсознания, называемой Rapid Transformational Therapy ™ (RTT).Основанный на науке о нейропластичности, RTT сочетает в себе самые полезные принципы гипнотерапии, психотерапии, НЛП, КПТ и нейробиологии.

Заинтересованы в изучении собственного подсознания?

Если вам понравилась эта статья и вы хотите исследовать подсознание еще больше, вы можете заглянуть в магазин аудио Marisa Peer, где вы можете найти огромный выбор аудио и комплектов аудио для изучения. Мариса Пир — всемирно известный терапевт с более чем 30-летним опытом, обучившая более 6000 человек своей новаторской технике RTT.Мариса разработала эти аудиозаписи благодаря своим обширным знаниям — читайте дальше, чтобы узнать больше.

Marisa Peer Hypnosis Audio Загрузки

Следующие аудиозаписи от Марисы Пир можно слушать дома. Ассортимент включает сильные слова Марисы, которые напрямую обращаются к вашему подсознанию, чтобы помочь вам преодолеть зависимости, достичь своих целей, улучшить свои личные качества или наладить отношения. Мариса рекомендует слушать их каждый день минимум три недели. Щелкните изображение ниже, чтобы просмотреть магазин аудио.

Если вам понравилась эта статья, поделитесь ею в своих социальных сетях. Мы также хотели бы, чтобы вы подписались на наш бесплатный дайджест Wellness Weekly, зарегистрировавшись с помощью формы внизу этой страницы. Wellness Weekly наполнен проницательными статьями, полезными ресурсами, бесплатными подарками, вдохновляющими цитатами и историями из реальной жизни. Ею пользуются более 10 тысяч читателей, и она станет отличным развлечением на выходных.

Роль сознательного разума

В психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда сознательный разум состоит из всего, что находится внутри нашего сознания.Это аспект нашей умственной обработки, о котором мы можем думать и говорить рационально.

Сознательный разум включает в себя такие вещи, как ощущения, восприятия, воспоминания, чувства и фантазии внутри нашего текущего осознания. С сознательным умом тесно связано предсознательное (или подсознательное), которое включает в себя вещи, о которых мы не думаем в данный момент, но которые мы можем легко привлечь к сознательному осознанию.

Вещи, которые сознательный разум хочет скрыть от осознания, вытесняются бессознательным.Хотя мы не осознаем этих чувств, мыслей, побуждений и эмоций, Фрейд считал, что бессознательное все еще может влиять на наше поведение.

То, что находится в бессознательном, доступно только сознательному уму в замаскированной форме. Например, содержимое бессознательного может перетекать в сознание в форме снов. Фрейд считал, что, анализируя содержание сновидений, люди могут обнаружить бессознательное влияние на их сознательные действия.

Метафора айсберга

Фрейд часто использовал метафору айсберга для описания двух основных аспектов человеческой личности.Верхушка айсберга, возвышающаяся над водой, представляет сознательный разум. Как вы можете видеть на изображении вверху, сознание — это лишь «верхушка айсберга». Под водой находится гораздо большая часть айсберга, представляющая бессознательное.

Хотя сознательное и предсознательное важны, Фрейд считал, что они гораздо менее важны, чем бессознательное.

Фрейд считал, что то, что скрыто от осознания, оказывает наибольшее влияние на нашу личность и поведение.

Сознательные и предсознательные различия

Сознательный разум включает в себя все то, о чем вы в настоящее время знаете и о чем думаете. Это что-то вроде кратковременной памяти и ограничено по объему. Ваше осознание себя и окружающего мира является частью вашего сознания.

Предсознательное мышление, также известное как подсознание, включает в себя вещи, о которых мы, возможно, не подозреваем в настоящее время, но которые мы можем при необходимости подтянуть к сознательному осознанию.

Возможно, вы сейчас не думаете о том, как выполнять деление в столбик, но вы можете получить доступ к информации и осознать ее, когда столкнетесь с математической задачей. Подсознание — это часть разума, соответствующая обычной памяти. Эти воспоминания не являются сознательными, но мы можем вернуть их к сознательному осознанию в любое время.

Подсознание

Хотя эти воспоминания не являются частью вашего непосредственного осознания, их можно быстро осознать с помощью сознательных усилий.Например, если бы вас спросили, какое телешоу вы смотрели вчера вечером или что вы ели на завтрак сегодня утром, вы бы вытащили эту информацию из своего предсознательного.

Полезный способ думать о предсознательном состоит в том, что оно действует как своего рода привратник между сознательной и бессознательной частями разума. Он позволяет только определенным частям информации проходить и осознать сознание.

Номера телефонов и номера социального страхования также являются примерами информации, хранящейся в вашем предсознательном уме.Хотя вы не ходите сознательно, постоянно думая об этой информации, вы можете быстро извлечь ее из своего подсознания, когда вас попросят связать эти числа.

В метафоре айсберга Фрейда предсознательное существует прямо под поверхностью воды. Вы можете увидеть мутную форму и очертания затопленного льда, если сосредоточитесь и попытаетесь увидеть его.

Как и бессознательное, Фрейд считал, что предсознательное может влиять на сознание.Иногда информация из предсознательного выходит на поверхность неожиданным образом, например, во сне или в случайных оговорках (известных как оговорки Фрейда). Хотя мы могли не думать об этих вещах активно, Фрейд полагал, что они все же служат для влияния на сознательные действия и поведение.

Подсознание

Абстракция

Подсознание все еще рассматривается многими учеными-психологами как тень «настоящего» сознательного разума, хотя в настоящее время существуют существенные доказательства того, что бессознательное не является явно менее гибким, сложным, контролирующим, рассуждающим. , или ориентированный на действия, чем его аналог.Это «сознательно-центрическое» предубеждение отчасти связано с операциональным определением в когнитивной психологии, которое отождествляет бессознательное с подсознательным. Мы рассматриваем доказательства, оспаривающие этот ограниченный взгляд на бессознательное, возникшее в результате современных исследований социального познания, которые традиционно определяли бессознательное с точки зрения его непреднамеренной природы; это исследование продемонстрировало существование нескольких независимых бессознательных систем управления поведением: перцептивной, оценочной и мотивационной.С этой точки зрения делается вывод, что как в филогенезе, так и в онтогенезе действия бессознательного разума предшествуют появлению сознательного разума — это действие предшествует отражению.

Современные взгляды на бессознательное очень разнообразны. В когнитивной психологии бессознательная обработка информации приравнивается к подсознательной обработке информации, в связи с чем возникает вопрос: «Насколько хорошо ум извлекает значение из стимулов, о которых человек не осознает?» (е.g., Greenwald, Klinger, & Schuh, 1995). Поскольку стимулы подсознательной силы относительно слабы и имеют низкую интенсивность по определению, психические процессы, которыми они управляют, обязательно минимальны и бесхитростны, и поэтому эти исследования привели к выводу, что возможности бессознательного разума ограничены, а бессознательное скорее ограничено. «Тупой» (Loftus & Klinger, 1992).

Социальная психология подошла к бессознательному под другим углом. Там традиционное внимание уделялось психическим процессам, о которых человек не подозревает, а не стимулам, о которых он не подозревает (например,г., Nisbett & Wilson, 1977). За последние 30 лет было проведено много исследований, посвященных тому, насколько люди осознают важное влияние на их суждения и решения, а также причины их поведения. Это исследование, в отличие от традиции когнитивной психологии, привело к мнению, что бессознательный разум оказывает всепроникающее мощное влияние на такие высшие психические процессы (см. Обзор в Bargh, 2006).

И, конечно же, фрейдистская модель бессознательного все еще с нами и продолжает оказывать влияние на то, как многие люди думают о «бессознательном», особенно за пределами психологической науки.Фрейдовская модель бессознательного как основного направляющего воздействия на повседневную жизнь, даже сегодня, более конкретна и детализирована, чем любая из тех, что можно найти в современной когнитивной или социальной психологии. Однако данные, на основе которых Фрейд разработал модель, были отдельными тематическими исследованиями, включающими ненормальное мышление и поведение (Freud, 1925/1961, стр. 31), а не строгими научными экспериментами над общеприменимыми принципами человеческого поведения, которые используются в психологических моделях. На протяжении многих лет эмпирические тесты не учитывали особенности фрейдистской модели, хотя в общих чертах когнитивные и социально-психологические данные действительно поддерживают Фрейда в отношении существования бессознательного мышления и его способности влиять на суждения и поведение (см. Вестен, 1999).Независимо от судьбы его конкретной модели, историческое значение Фрейда в отстаивании сил бессознательного не подлежит сомнению.

То, как кто-то рассматривает силу и влияние бессознательного по сравнению с сознательными способами обработки информации, во многом зависит от того, как вы определяете бессознательное. До недавнего времени в истории науки и философии психическая жизнь считалась полностью или в основном сознательной по своей природе (например, Декарта cogito и космология Джона Локка «разум прежде всего»).Примат сознательного мышления относительно того, как люди исторически думали о разуме, сегодня иллюстрируется словами, которые мы используем для описания других видов процессов — все это модификации или уточнения слова сознательный (т. Е. Бессознательное, предсознательное, подсознательное, бессознательное). ). Более того, существует высокий консенсус относительно качеств сознательных мыслительных процессов: они являются преднамеренными, управляемыми, последовательными по своей природе (потребляют ограниченные ресурсы обработки) и доступны для осознания (т.е., устный отчет).

Однако такого консенсуса в отношении бессознательного пока не существует. Из-за монолитного характера определения сознательного процесса — если процесс не обладает всеми качествами сознательного процесса, следовательно, он не является сознательным — по крайней мере, два различных «несознательных» процесса были изучены в ходе исследования. 20-й век в рамках в значительной степени независимых исследовательских традиций, которые, казалось, едва замечали существование другого: исследование восприятия New Look, включающее предсознательный анализ стимулов до того, как продукты анализа были представлены сознательному осознанию, и исследование приобретения навыков, предполагающее получение эффективность процессов с практикой с течением времени, пока они не станут подсознательными (см. обзор в Bargh & Chartrand, 2000).

Обратите внимание, как различаются качества двух бессознательных процессов: в исследовании New Look человек не намеревался участвовать в процессе и не осознавал этого; в исследовании приобретения навыков человек действительно намеревался принять участие в процессе, который, будучи начатым, мог ускользнуть без необходимости сознательного руководства. Набор текста и вождение автомобиля (для опытной машинистки и водителя соответственно) являются классическими примерами последнего — оба являются эффективными процедурами, которые могут выполняться вне сознания, но, тем не менее, оба являются преднамеренными процессами.(Никто не садится печатать, в первую очередь, не имея смысла, и то же самое относится к вождению автомобиля.) Эти и другие трудности с монолитным разделением ментальных процессов на сознательные и бессознательные по принципу «все или ничего» имеют привели сегодня к разным «вкусам» бессознательного — различным операционным определениям, которые приводят к совершенно разным выводам о силе и масштабах бессознательного.

Поэтому мы выступаем против когнитивной психологии приравнивания бессознательного к подсознательной обработке информации по нескольким причинам.Во-первых, это рабочее определение неестественно и излишне ограничительно. Подсознательные стимулы не возникают естественным образом — они по определению слишком слабые или кратковременные, чтобы проникнуть в сознание. Таким образом, несправедливо оценивать возможности бессознательного с точки зрения того, насколько хорошо оно обрабатывает подсознательные стимулы, потому что бессознательные (такие как сознательные) процессы эволюционировали, чтобы иметь дело с естественными (регулярной силы) стимулами и реагировать на них; оценка бессознательного с точки зрения обработки подсознательных стимулов аналогична оценке интеллекта рыбы на основе ее поведения вне воды.И, как и следовало ожидать, операциональное определение бессознательного в терминах обработки подсознательной информации фактически привело к выводу поля, что бессознательное, в общем, довольно тупое.

В статье в специальном выпуске журнала American Psychologist (Loftus & Klinger, 1992) однажды был задан вопрос: «Умное или глупое бессознательное?» Поскольку бессознательный рассматривался как подсознательный — или насколько умны люди, когда реагируют на стимулы, о которых они не подозревают (например,g., Greenwald, 1992) — участники и редакторы выпуска пришли к единому мнению, что бессознательное на самом деле довольно глупо, поскольку оно способно только к рутинной деятельности и мало что воспринимает без помощи сознания (Loftus & Klinger, 1992). . (Обратите внимание, что, хотя бессознательное может быть «тупым» в отношении подсознательных стимулов, оно все же умнее, чем сознание, которое даже не может сказать, что такие стимулы были представлены!) Авторы проблемы пришли к выводу, по большей части, что, хотя концепция активация и примитивное ассоциативное обучение могут происходить бессознательно, в отличие от всего сложного, требующего гибкой реакции, интеграции стимулов или высших психических процессов.

Однако термин бессознательный изначально имел другое значение. Самое раннее использование этого термина в начале 1800-х годов относилось к гипнотически индуцированному поведению, при котором загипнотизированный субъект не знал причин и причин своего поведения (Goldsmith, 1934). В О происхождении видов Дарвин (1859) использовал этот термин для обозначения процессов «бессознательного отбора» в природе и противопоставил их преднамеренному и преднамеренному отбору, долгое время проводившемуся фермерами и животноводами для создания лучших сортов кукурузы. более толстые коровы и более шерстистые овцы.Фрейд, который приписал ранним исследованиям гипноза первоначальное открытие бессознательного (см. Brill, 1938), также использовал этот термин для обозначения поведения и идей, которые не были сознательно преднамеренными или вызванными — например, «фрейдистские оговорки» и почти все примеры, приведенные в Психопатология повседневной жизни , связаны с непреднамеренным поведением, источник или причина которого были неизвестны человеку. Во всех этих случаях термин бессознательное относился к непреднамеренной природе поведения или процесса, и сопутствующее отсутствие осознания было не стимулами, которые провоцировали поведение, а влиянием или последствиями этих стимулов.

Таким образом, использование термина бессознательное первоначально было основано на непреднамеренных действиях человека, а не на его способности обрабатывать информацию о подсознательной силе (поскольку технологии, необходимой для представления такой информации, еще не существовало). И это уравнение бессознательного и непреднамеренного — вот как бессознательные явления концептуализировались и изучались в рамках социальной психологии в течение последней четверти века или около того. В основополагающей статье Нисбетта и Уилсона (1977) был поставлен вопрос: «В какой степени люди осведомлены об истинных причинах своего поведения и могут сообщить о них?» Ответ был «не очень хорошо» (см. Также Wilson & Brekke, 1994), что было удивительно и противоречиво в то время, учитывая общее предположение многих, что суждения и поведение (высшие психические процессы) обычно предназначались сознательно и, следовательно, были доступны для осознанная осведомленность.Если эти процессы были недоступны для осознания, то, возможно, они не предназначались сознательно, а если они не предназначались сознательно, то как на самом деле они были выполнены?

Этот последний вопрос послужил стимулом для исследования социальной психологии эффектов прайминга и автоматизма, в ходе которого изучались способы, которыми могут быть запущены высшие психические процессы, такие как суждение и социальное поведение, а затем действовать в отсутствие сознательного намерения и руководства. Следовательно, это исследование оперативно определяло бессознательные влияния с точки зрения отсутствия осознания влияний или эффектов запускающего стимула, а не самого запускающего стимула (Bargh, 1992).И какая разница в этом изменении операционного определения! Если изменить операциональное определение бессознательного от обработки стимулов, о которых человек не осознает, к влияниям или эффектам обработки стимулов, о которых он не осведомлен, внезапно становятся очевидными истинная сила и масштабы бессознательного в повседневной жизни. Определение бессознательного в терминах первого приводит непосредственно к выводу, что оно глупо, как грязь (Loftus & Klinger, 1992), тогда как определение его в терминах второго дает мнение, что оно в высшей степени разумно и адаптивно.

Этот расширенный и расширенный взгляд на бессознательное также более совместим с теорией и доказательствами в области эволюционной биологии, чем «только подсознательный» взгляд когнитивной психологии. Как и Дарвин и Фрейд, биологи-эволюционисты думают о бессознательном в гораздо большей степени в терминах непреднамеренных действий, а не в терминах неосознавания стимулов. В своей основополагающей работе Эгоистичный ген Докинз (1976) отметил впечатляющие и разумные замыслы в природе, которые возникли просто в результате слепых процессов естественного отбора.Он называл природу «слепым часовщиком, бессознательным часовщиком», потому что не было сознательной преднамеренной руководящей руки в создании этих разумных конструкций (Dennett, 1991, 1995).

ЕСТЕСТВЕННОЕ БЕССОЗНАНИЕ ЭВОЛЮЦИОННОЙ БИОЛОГИИ

В соответствии с этими основными предположениями естествознания, исследования социального познания за последние 25 лет дали поток удивительных открытий, касающихся сложных субъективных и поведенческих явлений, которые действуют за пределами осознания.Поскольку полученные данные не имели смысла с учетом «тупой бессознательной» точки зрения мейнстрима психологической науки (а именно, как могла такая тупая система обработки данных сделать так много в плане адаптивной саморегуляции?), Нам пришлось смотреть за пределы психологию, чтобы понять их и их значение для человеческого разума. К счастью, если поместить их в более широкий контекст естественных наук, особенно эволюционной биологии, широко распространенные открытия сложных систем управления бессознательным поведением не только имеют смысл, но и оказываются предсказанными на априорных основаниях (Dawkins, 1976; Dennett, 1991). , 1995).

Гены, культура и раннее обучение

Учитывая неопределенность будущего и медленную скорость генетических изменений, наши гены не дают нам фиксированной реакции на определенные события (потому что их нельзя предвидеть с какой-либо степенью точности), но с общими тенденциями, адаптивными к местным вариациям (Докинз, 1976). Именно по этой причине эволюция превратила нас в открытые системы (Mayr, 1976). Это неограниченное качество дает возможность «подстроить» новорожденного к местным условиям.Многое из этого дается нам человеческой культурой, местными условиями (в основном социальными) мира, в котором мы родились. Докинз (1976) отметил, что фенотипическая пластичность позволяет младенцу полностью автоматически усваивать «уже изобретенную и в значительной степени отлаженную систему привычек в частично неструктурированном мозге» (стр. 193).

Получение культурных знаний — это гигантский шаг к адаптации к текущей местной среде. Любой человеческий младенец, рожденный сегодня, может быть немедленно перемещен в любое место и любую культуру мира, и тогда он будет адаптироваться к языку этой культуры и говорить на нем так же хорошо, как и любой ребенок, родившийся там (Dennett, 1991).Культурные руководства по правильному поведению (включая язык, нормы и ценности) «загружаются» в период раннего развития ребенка, тем самым значительно снижая непредсказуемость мира ребенка и его или ее неуверенность в том, как действовать и вести себя в нем.

И это не только общие культурные нормы и ценности, которые так легко усваиваются в этот ранний период жизни; мы также впитываем особенности поведения и ценности самых близких нам людей, обеспечивая еще более тонкую настройку тенденций соответствующего поведения.В обзоре 25-летних исследований подражания младенцам Мельцов (2002) пришел к выводу, что маленькие дети многое узнают о том, как себя вести, просто пассивно подражая другим детям, а также их взрослым опекунам. В частности, младенцы широко открыты для таких тенденций к подражанию, поскольку у них еще не развиты структуры когнитивного контроля, чтобы подавлять или подавлять их.

Бессознательное стремление к цели как открытая система

Гены в первую очередь определяют наше поведение через мотивации (Tomasello et al., 2005). Активная цель или мотив — это локальный агент, с помощью которого находит выражение генетическое влияние далекого прошлого. Эволюция работает через мотивы и стратегии — желаемые конечные состояния, которые мы ищем, из любой исходной точки в истории и географического местоположения, карты судьбы, нанесенные нам (Tomasello et al., 2005).

Многие недавние исследования показали, что бессознательное преследование цели дает те же результаты, что и сознательное преследование (обзоры в Dijksterhuis, Chartrand & Aarts, 2007; Fitzsimons & Bargh, 2004).Концепция цели, однажды активизированная без ведома участника, действует в течение продолжительных периодов времени (без сознательного намерения или контроля человека), чтобы направлять мысли или поведение к цели (например, Bargh, Gollwitzer, Lee-Chai, & Troetschel, 2001). Например, ненавязчивая инициализация цели сотрудничества заставляет участников, играющих роль рыболовной компании, добровольно положить больше рыбы обратно в озеро для пополнения рыбной популяции (тем самым уменьшая свою собственную прибыль), чем участники в контрольном условии (Bargh et al. al., 2001).

Более того, качества основного процесса кажутся такими же, поскольку участники с прерванными бессознательными целями, как правило, хотят возобновить и завершить скучную задачу, даже когда у них есть более привлекательные альтернативы, и они будут проявлять большую настойчивость в решении задачи в лицо. препятствий, чем участники в контрольных условиях (Bargh et al., 2001). Эти черты давно характерны для сознательного стремления к цели (Lewin, 1935). Чем объясняется сходство бессознательного и сознательного стремления к цели? Учитывая позднее эволюционное появление сознательных способов мышления и поведения (e.g., Donald, 1991), вполне вероятно, что сознательное стремление к цели исключало или использовало уже существующие бессознательные мотивационные структуры (Campbell, 1974; Dennett, 1995).

Бесконечный характер такого бессознательного стремления к цели проявляется в том факте, что цель действует на любой релевантной для цели информации, которая происходит в следующей экспериментальной ситуации (супралиминальной, конечно), которая не может быть известна человеку. заранее — точно так же, как наши гены запрограммировали нас, чтобы мы были способны адаптироваться и процветать в местных условиях в далеком будущем, которое нельзя было предвидеть в деталях.То, что бессознательно действующая цель способна адаптироваться ко всему, что произойдет дальше, и использовать эту информацию для продвижения к цели, ясно демонстрирует уровень гибкости, который опровергает карикатуру на «тупое бессознательное», в которой бессознательное, как утверждается, способно только на жесткие и фиксированные ответы (Loftus & Klinger, 1992). Представление о негибком бессознательном также несовместимо с основными наблюдениями при изучении моторного контроля, поскольку очень гибкие онлайн-корректировки производятся бессознательно во время двигательного акта, такого как захват чашки или блокирование футбольного мяча (Rosenbaum, 2002).

Социальное поведение, бессознательно управляемое текущим контекстом

Открытый характер нашего развитого дизайна также заставил нас быть очень чувствительными и реактивными к настоящему, местному контексту. Точно так же, как эволюция дала нам общие «хорошие уловки» (Dennett, 1995) для выживания и воспроизводства, так и культура и раннее обучение адаптировали наши адаптивные бессознательные процессы к более специфическим местным условиям, в которых мы родились, контекстуальное праймирование — это механизм, который обеспечивает еще более точную адаптацию к событиям и людям в настоящем времени (Higgins & Bargh, 1987).В контексте контекстного прайминга простое присутствие определенных событий и людей автоматически активирует наши представления о них и, соответственно, всю внутреннюю информацию (цели, знания, влияние), хранящуюся в этих представлениях, которая имеет отношение к ответной реакции.

Развитая, врожденная основа этих вездесущих эффектов прайминга обнаруживается в том факте, что они присутствуют вскоре после рождения, поддерживая подражательные способности младенца (см. Meltzoff, 2002). Такие эффекты прайминга, при которых то, что человек воспринимает, напрямую влияет на то, что он делает, зависят от существования тесной автоматической связи между восприятием и поведением.Действительно, эта тесная связь была обнаружена в когнитивной нейробиологии с открытием зеркальных нейронов в премоторной коре головного мозга, которые становятся активными как когда человек воспринимает данный тип действия другого человека, так и когда он сам участвует в этом действии (Frith & Wolpert, 2004).

Автоматическая связь между восприятием и поведением приводит к тому, что по умолчанию они склонны действовать так же, как и те, кто нас окружает (Dijksterhuis & Bargh, 2001). Таким образом, как вариант по умолчанию или отправная точка для вашего собственного поведения, слепое или бессознательное принятие того, что делают другие вокруг вас, имеет хороший адаптивный смысл, особенно в новых ситуациях и с незнакомцами.Эти стандартные тенденции и их бессознательная и непреднамеренная природа были продемонстрированы несколько раз на взрослых людях в исследованиях Чартрана и его коллег (см. Chartrand, Maddux, & Lakin, 2005). Люди не только склонны перенимать физическое поведение (позу, мимические жесты, движения рук и рук) незнакомцев, с которыми они взаимодействуют, не намереваясь или не осознавая, что они делают это, но и эта бессознательная имитация также имеет тенденцию увеличивать симпатию и привязанность. между индивидами, служа своего рода естественным «социальным клеем».

Кроме того, подтверждая это представление о естественной контекстной настройке своего поведения на текущую среду, когнитивные исследования показывают, что объекты, связанные с действием, активируют несколько планов действий параллельно и что производство действия управляется некоторой формой выборочного растормаживания. Например, результаты показывают, что внешние раздражители (например, молотки) автоматически заставляют нас физически взаимодействовать с миром (например, выполнять силовой захват, Tucker & Ellis, 2001). Одновременная активация нескольких планов действий очевидна в промахах действий (Heckhausen & Beckmann, 1990) и в нейропсихологическом синдроме потребительского поведения, при котором пациенты неспособны подавлять действия, вызываемые объектами окружающей среды, связанными с действиями (Lhermitte, 1983). ).

Предпочтения и чувства как бессознательные направляющие к настоящему.

Эволюция (а также раннее обучение и культура) влияет на наши предпочтения и, через них, на нашу склонность приближаться к аспектам нашего окружения или избегать их. Мы предрасположены предпочитать одни объекты и аспекты нашего окружения другим. Мы часто руководствуемся своими чувствами, интуицией и инстинктивными реакциями, которые ставят во главу угла важные дела или внимание (Damasio, 1996; Schwarz & Clore, 1996).

Однако эти направляющие не возникают на пустом месте. Наши нынешние предпочтения основаны на тех, которые служили адаптивным целям в прошлом. Принцип эволюционной теории состоит в том, что эволюция постепенно строится на том, с чем ей приходится работать в данный момент; изменения медленные и постепенные (Allman, 2000). Знания, полученные на более низком уровне слепого отбора — кратчайшие пути и другие «хорошие приемы» (Dennett, 1995), которые последовательно работали в нашем долгосрочном эволюционном прошлом, — подпитываются как отправная точка и появляются как априорное знание, источник, о котором мы не знаем.Кэмпбелл (1974) назвал эти «сокращенные процессы», потому что они избавляют нас (индивидуально) от необходимости выяснять с нуля, какие процессы полезны, а какие опасны.

В соответствии с нынешним аргументом, что бессознательное развилось как система управления поведением и как источник адаптивных и соответствующих импульсов действия, эти бессознательно активируемые предпочтения должны быть напрямую связаны с поведенческими механизмами. Эта связь установлена ​​в нескольких исследованиях: немедленные и непреднамеренные процессы оценки напрямую связаны с поведенческими предрасположенностями подхода и избегания.Чен и Барг (1999; см. Также Neumann, Förster, & Strack, 2003) показали, что участники быстрее совершают приближающие движения рукой (притягивая рычаг к себе), когда реагируют на объекты позитивного отношения, и быстрее совершают движения избегания ( отодвигая рычаг) при реагировании на объекты отрицательного отношения. Это было правдой, даже несмотря на то, что сознательной задачей в эксперименте было вовсе не оценивать объекты, а просто «сбивать с экрана» названия этих объектов, как только они появляются.

Эта тесная связь между непосредственной бессознательной оценкой и соответствующими тенденциями к действию (приближение против избегания) обнаруживается во всем царстве животных; они есть даже у одноклеточных парамеций. То, что автоматическая активация установок ведет непосредственно к соответствующей мышечной готовности у взрослых людей, удивительно только с той точки зрения, что действия и поведение всегда являются функцией сознательного намерения и руководства (например, Bandura, 1986; Locke & Latham, 2002).Более того, как только кто-то участвует в таком подходе и поведении избегания, они «откликаются» на наши сознательные суждения и чувства (так что тонкое побуждение человека к мышечным действиям, напоминающим подход или избегание, производит положительный или отрицательный эффект, соответственно. ; Neumann et al., 2003), что еще раз подтверждает идею о том, что действие предшествует отражению.

БЕССОЗНАНИЕ КАК ИСТОЧНИК ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ИМПУЛЬСОВ

Идея о том, что действие предшествует размышлению, не нова.Некоторые теоретики постулировали, что сознательный разум не является источником или происхождением нашего поведения; вместо этого они предполагают, что импульсы к действию активируются бессознательно и что роль сознания — как привратник и создатель чувств после факта (Gazzaniga, 1985; James, 1890; Libet, 1986; Wegner, 2002). В этой модели сознательные процессы включаются после того, как в мозгу возник поведенческий импульс, то есть импульс сначала генерируется бессознательно, а затем сознание заявляет (и переживает) его как свое собственное.Тем не менее, на сегодняшний день мало что сказано о том, откуда именно берутся эти импульсы.

Однако, учитывая рассмотренные выше доказательства, теперь, похоже, есть ответ на этот вопрос. Существует множество поведенческих импульсов, генерируемых в любой момент времени, которые происходят из наших эволюционировавших мотивов и предпочтений, культурных норм и ценностей, прошлого опыта в аналогичных ситуациях, а также из того, что другие люди в настоящее время делают в той же ситуации. Эти импульсы предоставили нам бессознательно действующие мотивы, предпочтения и связанные с ними поведенческие тенденции подхода и избегания, а также мимикрию и другие побуждающие к поведению эффекты, вызванные простым восприятием поведения других.Определенно, кажется, нет недостатка в предложениях нашего бессознательного относительно того, что делать в той или иной ситуации.

Конфликт и сознание

Учитывая множественные источники бессознательных поведенческих импульсов, возникающих параллельно, конфликты между ними неизбежны, поскольку поведенческая активность (в отличие от бессознательной умственной деятельности) имеет место в последовательном мире, в котором мы можем делать только одно за один раз. время. Как отмечалось выше, в начале онтогенеза действия имеют тенденцию отражать действия «подавленного» ума.Нет сомнений в том, что младенец не сможет вынести боль или подавить элиминационное поведение в обмен на какое-то вознаграждение в будущем. Однако в процессе развития оперантное обучение оказывает большее влияние на поведение, и действия начинают отражать подавление. Это приводит к подавлению программы действий, нейронного события, имеющего интересные свойства. Часто это связано с противоречивыми намерениями. Из-за задержки удовлетворения конфликт может состоять из стремления как есть, так и не есть. Конфликтующие намерения имеют негативную субъективную цену (Lewin, 1935; Morsella, 2005).

Независимо от адаптивности плана (например, бег по горячему песку пустыни, чтобы добраться до воды), раздор, который сочетается с конфликтом, нельзя выключить добровольно (Morsella, 2005). Влечения можно подавлять поведенчески, но нельзя подавлять ментально. Бессознательные агенты больше не влияют на поведение напрямую, но теперь они влияют на природу сознания. Влечения продолжают ощущаться сознательно, даже если они не выражаются поведенчески. Таким образом, они функционируют как «интернализованные рефлексы» (Выготский, 1962), которые могут быть использованы, чтобы играть важную роль в ментальном моделировании.Как известно инженерам, лучший способ узнать последствия того или иного курса действий (за исключением его фактического выполнения) — это смоделировать его. Одно из преимуществ моделирования заключается в том, что знание результатов усваивается без риска выполнения действий. В самом деле, некоторые теоретики теперь предполагают, что функция явной сознательной памяти состоит в моделировании будущих потенциальных действий (Schacter & Addis, 2007).

Бессознательное руководство будущим поведением

Такие симулякры (т.д., продукты моделирования) бесполезны без некоторой способности их оценивать. Если бы генерал не имел представления о том, что представляет собой благоприятный исход битвы, имитировать боевые порядки было бы бесполезно. Моделирование может создавать симулякры, но само по себе не может их оценивать. Оценка потенциальных действий является сложной задачей, поскольку зависит от принятия во внимание различных факторов (например, физических или социальных последствий). Большая часть знаний о том, что является благоприятным, уже воплощена в самих агентных системах, которые до появления подавления непосредственно контролировали поведение.Эти теперь подавленные агенты реагируют на симулякры, как если бы они реагировали на реальные внешние стимулы. Эти интернализованные рефлексы дают оценочное суждение или инстинктивные чувства, необходимые для моделирования.

Таким образом, бессознательные процессы разрешения конфликтов предоставляют ценную информацию для сознательных процессов планирования будущего. При достаточно сильной мотивации и приверженности намеченному курсу действий конкретные планы, такие как «когда произойдет X , я сделаю Y », сами действуют автоматически, когда возникает будущая возможность, как в исследовании намерения реализации, проведенном Голлвитцером и его коллегами. (е.г., Gollwitzer, 1999). Таким образом, бессознательные процессы не только адаптируют нас к текущей ситуации, но также влияют на прокладываемые нами пути, чтобы направлять наше будущее поведение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На протяжении большей части истории человечества существовали только концепции сознательного мышления и преднамеренного поведения. В 1800-х годах два очень разных развития — гипноз и теория эволюции — указали на возможность бессознательных, непреднамеренных причин человеческого поведения. Но почти два столетия спустя современная психологическая наука остается приверженной сознательно-центрической модели высших психических процессов; не помогло то, что наши представления о силах бессознательного во многом основаны на исследованиях обработки подсознательной информации.Это исследование с его операциональным определением бессознательного как системы, которая управляет подсознательной стимуляцией из окружающей среды, помогло увековечить представление о том, что сознательные процессы являются первичными и что они являются причинной силой, стоящей за большинством, если не всеми, человеческими суждениями. и поведение (например, Locke & Latham, 2002).

Мы предлагаем альтернативную точку зрения, в которой бессознательные процессы определяются с точки зрения их непреднамеренной природы, а внутреннее отсутствие осознания связано с влиянием и действием запускающих стимулов, а не запускающих стимулов (потому что почти все естественные стимулы являются супралиминальный).Благодаря этому определению бессознательного, которое является исходным и историческим, современные исследования социального познания по эффектам прайминга и автоматизма показали существование сложных, гибких и адаптивных систем управления бессознательным поведением. Казалось бы, они имеют высокую функциональную ценность, особенно в качестве поведенческих тенденций по умолчанию, когда сознательный разум по своему обыкновению уходит из нынешней среды в прошлое или будущее. Приятно осознавать, что бессознательное наблюдает за магазином, когда хозяин отсутствует.

В остальных естественных науках, особенно в нейробиологии, предположение о примате сознания не так широко распространено, как в психологии. Предполагается, что сложный и разумный замысел живых существ управляется не сознательными процессами со стороны растений или животных, а скорее слепо адаптивными процессами, возникшими в результате естественного отбора (Dennett, 1995). Это не означает, что человеческое сознание не играет никакой роли или что оно не обладает особыми способностями преобразовывать, манипулировать и передавать информацию относительно умственных способностей других животных, но что это сознание не является необходимым для достижения сложных, адаптивных и интеллектуальное руководство по поведению, продемонстрированное в появляющейся литературе по праймингу.Как утверждал Докинз (1976), бессознательные процессы являются умными и адаптивными во всем живом мире, и данные психологических исследований, появившиеся со времени его написания, подтвердили, что этот принцип распространяется и на людей. В природе «бессознательное» является правилом, а не исключением.

Подсознание против бессознательного: как отличить

Источник: Pixabay Бесплатные изображения

Аналогично подавлению vs. репрессии . И этот довольно тонкий контраст заслуживает более подробного описания.

Когда вы подавляете импульс или желание, вы подавляете его ниже уровня осознания. Но когда вы толкаете то, что кажется слишком опасным, чтобы допустить в сознание еще глубже, в какой-то момент это перестает быть узнаваемым. И в этом суть репрессий. Это непроизвольная реакция, поскольку она представляет собой психологический механизм защиты, и все такие самозащитные действия являются инстинктивными, действуют автономно и (к лучшему или худшему) вынуждают ваше поведение.Более того, они обычно укореняются, когда вы еще ребенок, когда ваши умственные способности и суждения серьезно ограничены.

Считайте, что человеческие существа от природы запрограммированы на выживание — или, точнее, на все, что воспринималось в определенное время как , соизмеримое с выживанием. То есть ваш разум сам по себе умудряется удалить из сознания все, что воспринимается как смертельная угроза, будь то физическая, ментальная или эмоциональная.

Но в конечном итоге этот биологический план несет в себе печальные последствия.В то время, не имея ресурсов, чтобы эффективно справиться, не говоря уже о преодолении, глубоко ощущаемой опасности, вы чувствовали себя подавленным, может быть, даже парализованным. Следовательно, ваш «заранее запрограммированный» психозащитный аппарат (то есть такие фрейдистские психологические защиты, как диссоциация, отрицание, смещение или проекция) вмешался, чтобы облегчить ваш невыносимый дистресс. И следует добавить, что все ваши защиты находятся в вашем бессознательном разуме, что является еще одним способом сказать, что они ментально подавлены.

Итак, чтобы лучше понять свое бессознательное, важно понять, что это та часть вашего существа, которая подавляет крайне неприятные воспоминания или скрывает их от вас. По словам одного автора, это тот аспект ума, который «включает в себя социально неприемлемые идеи, желания и желания, травмирующие воспоминания и болезненные эмоции, которые были подавлены». Опять же, в тот момент кризиса, который вы воспринимали как себя, вы еще не развили способность эффективно справляться с тем, что считалось серьезной угрозой вашему благополучию.

В парадоксальном смысле, любые средства защиты, выбранные для вас вашими врожденными предрасположенностями, можно рассматривать как «спасение жизни», поскольку они позволяли вам отстраняться от того, что вы воспринимали как неустойчивое. А то, с чем вы не могли справиться, может относиться к чему-то болезненному, постыдному, пугающему или глубоко конфликтному. Более того, на мета-уровне каждое из этих чувств связано с бурным резервуаром дестабилизирующей тревоги.

Тем не менее, разветвления таких репрессий — хотя с психологической точки зрения они в то время абсолютно необходимы — могут впоследствии повлечь за собой непомерные расходы.К сожалению, ваша защита не стареет, как вы. Они остаются фиксированными во времени и пространстве. И, обладая собственной волей и энергией, чтобы и дальше защищать вас, они будут относиться к чему-либо в настоящем, напоминающему о более раннем нарушении, как к подсказке, побуждающей вас реагировать так же, как вы, скажем, в 5 лет.

Кроме того, искаженно воспринимая себя как решающую роль в вашем выживании, эти защиты фактически мешают вам когда-либо преодолевать то, что тогда вы не могли интегрировать.И, не допуская осознания истинного происхождения этих тревожных переживаний, вы не можете убедить себя, что, став более зрелой личностью, в которую вы выросли, теперь вы обладаете ресурсами, чтобы примириться с тем, что раньше подавляло вас. Таким образом, бессознательное, но мощное влияние этих устаревших защитных механизмов может, хотя и непреднамеренно, поставить вас в затруднительное положение на неопределенное время (то есть, вызывая у вас беспокойство, они не позволяют вам делать то, на что вы теперь полностью способны).

Например, люди, страдающие паническими атаками, могут (обычно при помощи терапевта) наконец позволить «запретным» воспоминаниям проникнуть в сознание.И когда они окончательно смиряются с этим, эти крайне неприятные нападения больше не имеют никакой «чувственной» причины для существования и поэтому смягчаются.

Отличить бессознательное от подсознания сложно. Фактически, несколько авторов отметили, что в просторечии они используются взаимозаменяемо, а также многие профессиональные писатели. Так же, как при различении подавляемого и подавляемого, полезно думать о сознательном осознавании как о верхушке айсберга: оно находится над водой и так хорошо видно.Бессознательное и подсознание, взятые вместе, намного больше, чем может видеть глаз, но оба существуют ниже того, что легко заметить. Так что единственный значимый способ их разделения — это понимание их относительной недоступности.

Короче говоря, при некотором самоанализе вы, вероятно, сможете определить, откуда ваше мышление, импульс или мотивация подсознательно получены . Но с тем, что для вас бессознательный — самая нижняя часть айсберга — будет намного труднее установить истоки современного поведения, которое буквально не имеет для вас большого смысла.Потенциально вы можете обнаружить его источник посредством какой-либо формы самолечения, анализа сновидений, свободных ассоциаций, анализа оговорки или (случайно) свидетелем того, как кто-то испытал ту же травму, что и вы (например, изнасилование или растление в детстве. ). В целом, однако, гораздо более вероятно, что вы сможете успешно раскрыть его происхождение с помощью специалиста по психическому здоровью.

Бессознательные важные чтения

Вот несколько примеров, которые стоит рассмотреть:

Подсознание: Вы смутно признаете, что испытываете определенную ревность к своему сыну-подростку.Но вы не знаете почему. Однако, размышляя об этом, вы начинаете понимать, что это чувство проистекает из того, что (подсознательно) вы завидуете тому факту, что у него намного больше возможностей и привилегий, чем у вас в его возрасте.

Без сознания: Вы испытываете отвращение к спарже. Сам вид этого вызывает у вас тошноту. Тем не менее, вы совершенно не понимаете, почему. То, что из-за того, что он подавлялся, недоступно вашему сознанию, так это то, что когда вам было 6 лет, ваш отец настаивал, чтобы вы съели этот (новый для вас) овощ на своей тарелке, хотя вы возражали, потому что его запах тогда был для вас отталкивающим. .Но поскольку вам не разрешалось вставать из-за стола, пока вы его не съели, после беспокойного часа вы попытались засунуть его себе в глотку. . . и сразу вырвало. Хуже того, на вас кричали из-за того беспорядка, который вы устроили, и говорили, что вы «отвратительны».

Различия, которые я проводил, явно не академические. Если вы хотите лучше понять и принять себя, а также скрытые мотивации, управляющие неадаптивным поведением, очень важно получить доступ к внутренним силам, которые их диктуют.Невозможно полностью раскрыть свой потенциал, пока вы не войдете в большую часть того, что существует ниже вашего осознания — то есть превратит бессознательное и подсознательное в сознание — и, наконец, не придете к положительному соглашению с тем, что, не осознавая, саботировал вас.

Как только ваша скрытая защита раскрыта, вы можете либо смягчить их, либо, наконец, полностью преодолеть их.

© 2019 Леон Ф. Зельцер, доктор философии Все права защищены.

Каре Психология | Сознание и подсознание

Ваш мозг — очень интересный объект.Фактически, это, вероятно, одна из самых сложных вещей во Вселенной. Однако мозг в конечном итоге можно разделить на две отдельные, но взаимосвязанные системы: сознательный разум и подсознательный разум .

Сознательный разум — это ваш логический ум. Он получает информацию от ваших пяти чувств. Здесь вы думаете и рационализируете. Логика управляет днем ​​в сознании. Однако сознательный разум не контролирует наши действия. Наши действия почти полностью контролируются подсознанием .Этим умом в значительной степени управляют эмоции и инстинкт. Его работа — помочь нам удовлетворить наши потребности и потребности: размножение, еда, жажда, безопасность, близость и многие другие. Это очень мощная сила. Он не рассуждает и не судит; он просто действует, часто командуя вашими действиями.

Вместе эти два разума работают вместе, чтобы определять ваши действия. Они могут принести вам успех или неудачу, счастье или беспокойство, достижение или разочарование. Все зависит от того, как вы их используете. Вы не можете превзойти свое представление о себе, которое хранится в подсознании. Это то, что часто мешает нам добиться успеха. Вы когда-нибудь не приглашали кого-нибудь на свидание, опасаясь, что он скажет нет? Или не устроились на работу, потому что боялись неудачи? Это подсознание в действии. Если у нас нет представления о нашем успехе в подсознании, достижение устойчивого успеха практически невозможно.

Знаете ли вы, что ваш мозг постоянно меняется? Сознательный и подсознательный умы тщательно связаны между собой. Старые связи постоянно рвутся и образуются новые.Фактически, одна из вещей, которая определяет, как формируются эти связи, — это ваши мысли. Вы можете использовать свое сознание, чтобы формировать бессознательное, подавляя его. Это непростой процесс. Это требует последовательности. Но это может быть сделано.

Как перенастроить свой ум на успех? Процесс довольно простой:

1. Решите сегодня, чего вы хотите от жизни.
2. Представьте, что вы достигли этой цели.
3. Найдите техники, которые работают для вас, такие как медитация и аффирмации.
4. Начните двигаться к своим целям, отмечая свой прогресс на этом пути.
5. Помните, что неудачи — это просто способ учиться, дополнительно обучая свой ум добиваться успеха.

Как только вы начнете тренировать свое подсознание для поддержки своих целей и желаний, вы будете на пути к успеху. Ваш мозг начнет создавать новые связи, которые позволят вам добиваться своих целей. Ваш страх и беспокойство уменьшатся. На их месте вы обретете уверенность и решимость. Помните, что это должен быть непрерывный активный процесс.Продолжайте в том же духе, и вы достигнете своей мечты!

Подсознательный мозг — кто думает о разуме?

Ученые потратили годы на попытки определить точные нейронные области, которые поддерживают сознательное восприятие, но пока тщетно. Но нет никаких сомнений в том, что это связано с префронтальной корой, тонким внешним слоем мозговой ткани за лбом, и эксперименты, подобные этому, показывают, что это может быть одна из последних нервных областей, которые узнают, когда принимается решение.

Этот восходящий порядок имеет смысл с эволюционной точки зрения.Подкорковые области мозга развивались первыми и должны были помочь людям сражаться, убегать и убирать мусор задолго до того, как сознательные, отчетливо человеческие слои были добавлены позже в истории эволюции. В этом смысле, утверждает доктор Барг, бессознательные цели можно рассматривать как неограниченные, адаптивные агенты, действующие от имени широких, генетически закодированных целей — автоматических систем выживания.

В нескольких исследованиях исследователи также показали, что после скрытой активации бессознательная цель сохраняется с той же решимостью, которая проявляется в наших сознательных стремлениях.Участники исследования, стремящиеся к сотрудничеству, усердны в своей командной работе, например, помогая другим и делясь ресурсами в играх, которые длятся 20 минут или дольше. То же самое для тех, кто настроен быть агрессивным.

Это может помочь объяснить, как кто-то может появиться на вечеринке в хорошем настроении, а затем по неизвестной причине — в мокасинах хозяина? семейный портрет на стене? какой-нибудь политический комментарий? — немного киснуть, не замечая изменений до тех пор, пока друг не заметит это.«Я был груб? Действительно? Когда?»

Марк Шаллер, психолог из Университета Британской Колумбии в Ванкувере, провел исследование, показывающее, что когда инстинкты самозащиты активизируются — например, просто выключив свет в комнате — белые люди, которые обычно терпимы, становятся подсознательно чаще обнаруживает враждебность в лицах чернокожих мужчин с нейтральным выражением лица.

«Иногда бессознательные эффекты могут быть больше по своей величине, чем сознательные», — сказал д-р.Шаллер сказал: «Потому что мы не можем модерировать вещи, к которым у нас нет сознательного доступа, и цель остается активной».

До тех пор, пока программа не будет удовлетворена, то есть когда программа впоследствии будет подавлена, как показывают исследования. В одном исследовании 2006 года, например, исследователи попросили студентов Северо-Западного университета вспомнить неэтичный поступок из своего прошлого, например, предательство друга, или добродетельный поступок, например, возврат утраченного имущества. После этого ученики могли выбрать подарок, антисептическую салфетку или карандаш; и те, кто вспомнил о плохом поведении, в два раза чаще остальных принимали вайп.Они были настроены психологически «очистить» свою совесть.

Что такое подсознание?

Вы помните, как впервые попробовали прокатиться на велосипеде?

Можете ли вы посчитать количество повторений, необходимое для безупречного танца?

Пробовали ли вы когда-нибудь освоить новый музыкальный инструмент?

Скорее всего, первые попытки синхронизировать новый набор сложных действий всегда затруднены. Как только мы станем более опытными, эти движения начнут требовать меньшего осознания, пока все не начнет течь естественным образом.

Все эти автоматические движения управляются одной из самых мощных внутренних сил, управляющих человеческим поведением, — подсознанием, (также обычно называемым бессознательным).

Подробнее о человеческом поведении

Состав:

Подсознание: где оно прячется?

Научное обнаружение подсознания

Активация областей мозга

Более простой способ использовать силу подсознания

Подсознание: где оно прячется?

Когда ученые говорят о мозге, нередко можно услышать о сознательных и бессознательных типах действий.В результате большинству из нас знакома идея, что наше поведение менее рационально, чем мы думаем.

Нравится нам это или нет, но наша способность контролировать мысли, синхронизировать движения или испытывать эмоции зависит от глубины обработки информации.

Идея более глубоких уровней обработки информации была разработана и широко изучена известным австрийским психологом Зигмундом Фрейдом (1856–1939), который представил трехуровневую модель разума. Согласно его модели, разум можно разделить на следующие уровни:

Трехуровневая модель разума

Сознание — определяет все мысли и действия в пределах нашего сознания.
    • Например, красота и удовольствие от запаха красного тюльпана
Подсознание — определяет все реакции и автоматические действия, о которых мы можем узнать, если подумать о них.
    • Например, наша способность управлять автомобилем: как только мы приобретаем навыки, мы перестаем думать, какие передачи использовать, какие педали нажимать или в какое зеркало смотреть, но всегда можем осознать, что было сделано, как только мы об этом думаем. .
Бессознательное — определяет все прошлые события и воспоминания,
    • Хотя временами это недоступно для нас, как бы мы ни старались не забывать о каких-то вещах.
    • Например, первое слово, которое мы научились говорить, или то, что мы чувствуем, когда можем ходить самостоятельно.

Считаете ли вы информацию полезной?

Научное обнаружение подсознательного

По сей день способность объяснять, как взаимодействие различных уровней мыслей влияет на наше поведение, остается одной из самых серьезных проблем в психологии и нейробиологии.

Чтобы понять, как один уровень мысли влияет на другой, ученые должны научиться обнаруживать разные глубины разума.

Довольно часто уровни обработки информации могут быть получены с использованием парадигмы прайминга . Например, недавнее психологическое исследование показало, как нерелевантные сигналы формируют обучение, и предположило, что влияние сознательных, подсознательных и бессознательных мыслей можно смоделировать, варьируя время представления эмоциональных лиц.

В этом эксперименте участникам был представлен набор изображений человеческих лиц и их попросили определить, имитирует ли выражение лица на предыдущем изображении ту же эмоцию.Интересно, что результаты показали, что люди могли правильно

Интересно, что результаты показали, что люди могли правильно распознавать разницу в выражениях лиц, если изображения отображались не менее 0,047 с . При уменьшении длительности изображений до 0,027 с — 0,033 с количество правильных ответов упало примерно вдвое. Напротив, респонденты не могли различать выражения лиц, если длительность стимула была уменьшена еще больше — до 0.020с .

Таким образом, исследование продемонстрировало четкую дифференциацию сознательного и бессознательного влияния мыслей: люди могли давать безошибочные ответы только в том случае, если картинка могла достигать уровня осознанного осознания. Что еще более удивительно, длительность изображений, показываемых от 0,027 до 0,033 с, не могла быть достаточной для вербализации стимула на уровне сознательного осознания, но все же составляла

Что еще более удивительно, длительность изображений, показываемых до 0,027 с — 0.033s, не может быть достаточным для вербализации стимула на уровне осознания, но оказывает измеримое влияние на поведение.

В частности, количество правильных ответов снизилось только наполовину, что означает, что участники все еще частично могли дать правильные ответы и указали на присутствие подсознания.

Начало страницы

Активация областей мозга

Вам может быть любопытно, отличается ли активация мозга, когда мы испытываем влияние подсознательного и сознательного разума.Возможно, вы захотите узнать, почему сознательные мысли часто обрабатываются медленнее, чем бессознательные.

Или может возникнуть вопрос, могут ли ученые определить точные пути обработки таких крошечных тонких понятий, как подсознательное мышление.

До недавнего времени было невозможно определить, где в мозгу происходят эти мыслительные процессы, или визуализировать определенные области активации мозга. Тем не менее, распространение методов визуализации мозга позволило исследователям изучить пути обработки мысли, предоставив возможность изобразить изменения в нейроанатомии мозга.

Сегодня исследования с использованием изображений мозга действительно используют эту модель сознания и предполагают, что глубина мысли зависит от пути ее обработки. В частности, исследования (исследование 1, исследование 2) показали, что пути сознательных и бессознательных мыслей можно четко дифференцировать.

В отличие от этого, путь подсознания определить очень сложно. Фактически, кажется, что подсознательные мысли не имеют собственного пути обработки. Скорее, они разделяют как сознательные, так и бессознательные пути обработки информации.

Более простой способ использовать силу подсознания

Вы можете определить влияние подсознательной мысли, если вам интересно, как ее присутствие влияет на поведение потребителей. Хотя лишь немногие из нас обладают обширным научным опытом, доступом к исследовательским лабораториям и достаточными средствами для проведения подобных исследований, неверно предполагать, что нет другого способа использовать силу подсознания.

В качестве решения iMotions предлагает передовую платформу, позволяющую решать такие исследовательские задачи.Пожалуйста, проверьте эту ссылку для получения дополнительной информации.

Начало страницы

Артикул:

Барг, Дж. А. и Морселла, Э. (2008). Бессознательный разум. Перспективы психологической науки, 3 (1), 73-79.

Хорга, Г. и Майя, Т. В. (2012). Сознательные и бессознательные процессы в когнитивном контроле: теоретическая перспектива и новый эмпирический подход. Границы нейробиологии человека, 6.

Менегуццо П., Цакирис М., Скиот Х.Б., Стейн, Д. Дж., И Брукс, С. Дж. (2014). Подсознательные стимулы по сравнению с супралиминальными стимулами активируют нервные реакции в передней поясной извилине, веретенообразной извилине и островке: метаанализ исследований фМРТ. BMC Психология, 2 (1), 1.

Стефан, К. М., То, М. Х., Вундерлих, Г., Шикс, В., Тиан, Б., Телльманн, Л.,… и Хемберг, В. (2002). Сознательная и подсознательная сенсомоторная синхронизация — префронтальная кора и влияние осознания. Neuroimage, 15 (2), 345-352.

Ватанабэ, Н., & Харуно, М. (2015). Влияние подсознательных и сознательных эмоций на обучение ассоциаций кий-вознаграждение. Научные отчеты, 5.

.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Related Posts