Общественная психология в философии это: Общественная психология | Краткий Философский Словарь | Онлайн словари по философии

Содержание

Общественная психология как форма духовной жизни людей

К общественной психологии (общественной психике) как од­ной из важнейших характеристик жизни людей в обществе вполне применимы слова о том, что нелегко анализировать явление, кото­рое напоминает атмосферное давление: не видимо невооруженным глазом, но весьма чувствительно. Действительно, являясь особым состоянием жизни людей всякого общества, любой социальной группы, общественная психология представляет собой скрытую, точнее сказать, неявную для каждого отдельного человека, а следо­вательно, и с трудом поддающуюся вербальной артикуляции фор­му социально значимых переживаний людей — относительно сов­падающих эмоционально-чувственных реакций в сходных для них, повседневно повторяющихся ситуациях их совместной жизнедея­тельности.

Общественно-психологические явления (энтузиазм, страх, без­различие, враждебность и т. д.) сами по себе не существуют. Они органично вплетены в повседневную жизнь общества, возникают и существуют только в процессе реальной деятельности, реального живого общения людей.

Именно взаимодействие людей друг с дру­гом, опыт совместной жизни рождает у каждого индивида общие психологические состояния его отношений с окружающим миром, формируя на их основе и внутреннюю культуру бытия человека. Мы узнаем об этих психологических состояниях только через от­крытое поведение людей, в котором эти состояния проявляются. В этом смысле общественная психология выступает, говоря словами Г. В. Плеханова, «особым состоянием умов и настроений людей» и оказывает безраздельное эмоционально-волевое и интеллектуаль­ное воздействие на весь комплекс ценностно-познавательных и по­веденческих реакций людей в обществе.

В современной научной и учебной литературе существуют многочисленные, порой весьма разноречивые характеристики об­щественной психологии. Одни ученые рассматривают ее как непо­средственную ответную реакцию (сознания, поведения) людей на внешние воздействия среды их существования. При этом они пола­гают, что в психике вообще нет разделения на индивидуальное и общественное психическое, поскольку у каждого отдельного чело­века, если он живет в обществе, является его продуктом, не может быть никакой иной психики, кроме как общественной [1].

Другие ис­следователи склонны видеть в общественной психике обычную, основанную на общности проживания связь сознания, взаимопо­нимание людей в различных конкретно-исторических процессах их взаимодействия друг с другом. Третьи исходят из того, что обще­ственная психология — это всевозможные социально значимые формы переживаний и поведения людей, сопровождающие их жиз­недеятельность именно как общественных субъектов. Во всех этих случаях понятие общественной психологии вводится через пере­числение некоторых общих, типичных для совместной деятельно­сти людей духовных состояний: чувств, настроений, мнений, по­буждений, привычек, чаяний и т. д. Экстенсиональный характер такого определения общественной психологии иногда настолько раздвигает рамки этого явления, что исчезает differentia specifica ее как духовного образования жизни людей. Вот почему, чтобы оха­рактеризовать общественную психологию, как особую форму ду­ховности, необходимо, прежде всего, сказать несколько слов о са­мой духовности и духовной жизни людей в обществе.
Это важно сделать еще и потому, чтобы определить состояние (уровень) ее духовности в развитии каждого конкретного общества в сравнении с любым другим явлением духовно-практической жизни людей.

В философии можно вычленить по крайней мере три основных подхода к пониманию духа, духовного. Во-первых, духовное как нечто божественное, религиозное. Так, например, в русской религи­озной философии дух — это смысл, и именно он приводит к единству души и тела у людей. В этом смысле дух здесь является синонимом, источником свободы. Во-вторых, духовное — это то, что равнозначно нравственности, соответствует нравственным требованиям бытия человека в обществе (служение общественному долгу, жизнь по со­вести). В-третьих, дух, духовное тождественны явлениям сознания. При этом подчеркивается, что решающая особенность духа заклю­чена в способности самопознания, самоуглубления человека в себя, свою внутреннюю мыслительную деятельность.

В современной отечественной научной и публицистической ли­тературе духовная жизнь общества, духовность людей чаще всего связывается именно с развитием их сознания, идеями, которыми они руководствуются в своей деятельности. При этом духовное, как правило, целиком отождествляется с сознанием, с идеальной творческой деятельностью человека, и само исследование духовно­сти в основном сводится к обоснованию ее вторичности по отно­шению к материальным условиям бытия людей. Конечно, духов­ность общества, людей неразрывно связана с их сознанием, в том числе, конечно, и с идеальной творческой деятельностью людей, и она всегда динамична, подвижна и составляет классическую про­тивоположность относительной инертности и «неоживленности» материально-бытийного. Однако было бы неверно полностью их отождествлять. Во-первых, духовное — не только наличная система социально значимых мыслей, взглядов, идей, но это и всякая дея­тельность (активность) людей по созданию, освоению и передаче этих мыслей, взглядов. Духовное — это осознание действительности (знание действительности и отношение к ней, ее оценка), но одно­временно это еще и способ воплощения, основанных на этих зна­ниях и оценках, потребностей, интересов, целей, мотивов, устано­вок в жизнь.

Это значит, что духовное включает в себя всю систему функционирования и развития процессов и состояний сознания, взятых в единстве с их носителями — творцами и трансляторами. Ведь сознательная психика является неотъемлемым свойством вся­кого субъекта, а следовательно, она и выступает в системе его свя­зей с миром и с другими субъектами как духовное. Именно поэто­му духовное — это в широком смысле способ деятельности людей и созданных ими институтов, созидающих различные ценности сво­его общественного бытия (наука, искусство, политика, образование и т. п.), это и сами люди, воплощающие в себе разнообразные цен­ности и руководствующиеся ими в своей жизни в обществе.

Кроме того, что духовное есть осознанная психическая дея­тельность людей, оно включает в себя, во-вторых, еще и то, что получило название собственно психологического, или душевного.

Всякое духовно-душевное выступает как ментальным (интеллекту­альным), так и эмоционально-чувственным, или переживаемым, отношением людей к природе, к самой их деятельности, к другим людям и к самим себе. Естественно, формы этих переживаний лю­дей могут быть как осознанными, так и неосознанными (неконтро­лируемыми сознанием). Это значит, что наряду с рациональным (осознанным, понимаемым) в сферу духовности человека, людей входит и иррациональное (эмоционально-образное, строящееся преимущественно на чувственном восприятии), а также и бессозна­тельное. Согласно К. Г. Юнгу, людей объединяют не только ценно­сти культуры, цивилизационный уклад образа жизни, общее созна­ние, но и коллективное бессознательное. Коллективное бессозна­тельное, содержащее архетипы, или общечеловеческие первообра­зы и идеи, запечатленные на глубинном уровне человеческой психики, создает тесные и прочные узы совместного существова­ния людей.[2] Таким образом, душевное не может быть отделено от духовного, они не существуют изолированно друг от друга, ибо по существу являются одним и тем же внутренним идеальным прин­ципом жизни, связи людей в обществе. При этом духовное и ду­шевное — это не надпсихическое, а различные качества психическо­го, как важнейшего атрибута человека и общества.

В этой связи неправомерно также и противопоставлять их друг другу, рассмат­ривать дух как более высокий, а душу — как менее развитый, низ­ший регулятор деятельности. Душа — эмоционально-чувственная сторона духовного, сопровождающая все без исключения процессы жизнедеятельности людей, без нее не могут формироваться вообще никакие связи и отношения людей. Ведь только с эмоциональным началом у людей «включается» ценностный критерий отбора и по­следующего осмысления многообразных явлений действительно­сти, что в конечном итоге и способствует возможности их духовно-практической самореализации.

Рассматривая духовность (духовное) человека, общества, нель­зя не обратить внимания и еще на одну ее важную особенность. Эту особенность отмечает Н. А. Бердяев, для которого духовность — это творческая активность, это внутренние (душевные) силы чело­века. Правда, следует учитывать, что для него духовность — качество независимости от внешнего мира (природного и социального), поскольку, по его мнению, духовное начало определяется не извне, а изнутри[3].

Соглашаясь с Н. А. Бердяевым в том, что духовность связана с внутренними силами человека и является выражением его творческой активности, следует все же отметить, что полной неза­висимости духовного начала человека от мира природного и социального не существует. Духовное — продукт психической деятель­ности человека, отличающее его от животных, оно включает в себя не только рефлексию действительности, но и ценностное отноше­ние к ней. Именно поэтому духовность человека не может возни­кать сама из себя, она не может «парить» в полном отрыве от дей­ствительности природного и социального миров, в которых только и могут жить и развиваться люди. Однако, вместе с тем, духовно человек может подняться и нередко он поднимается над действи­тельностью внешнего мира, когда концентрирует в себе внутрен­ние силы (разум, знания, чувства) и направляет их на преобразова­ние своей жизни по законам своей внутренней самости. Именно поэтому духовность — это еще и качество общественной деятельно­сти людей, их творчества, активности по созданию ценностей своей жизни и овладению ими.
А это значит, что духовность общества, каждого отдельного человека будет определяться тем, насколько люди сопричастны делам, мыслям и чувствам друг друга, насколь­ко устремления и цели их деятельности направлены на общее, со­циально значимое, общественное.

Общественная психика — это имманентная характеристика, свойство духовного и в этой связи отвечает всем выше названным признакам его существования и развития в обществе. Она включает в себя не только сознание, но и бессознательное людей и характе­ризует их внутренние творческие силы с точки зрения способности адаптироваться к миру действительности, равно как и подняться над ним, изменить его хотя бы в своих представлениях. В этом смысле вряд ли правомерно рассматривать общественную психику частью, стороной (уровнем) общественного сознания, как это обычно делается в учебной литературе. Общественная психология лишь частично пересекается с общественным сознанием. Огром­ный же пласт ее бессознательных проявлений выходит за рамки структуры общественного сознания.

Собственно, поэтому общест­венную психологию следует рассматривать именно компонентом, формой духовной жизни общества. Кроме того, общественная пси­хология необходимо характеризует особые качества субъекта (группы, общества), ее выражающего. Утрата этих субъектных ка­честв (в том числе и тех, которые не контролируются сознанием), их размывание разрывает и саму общественно-психологическую связь как определенную форму духовной консолидации людей.

Вместе с тем следует учитывать, что общественно-психологи­ческое — это особое качество духовного. Прежде всего, общественно- психологическое отличается от индивидуально-психологического, точно так же как различаются индивидуум и общество друг от друга. В этой связи неправильно, как это делал в свое время 3. Фрейд, фактически стирать границу между коллективной и индивидуаль­ной психикой. В общественной психике в отличие от индивидуаль­ной всегда имеет место диалектическое «снятие» всего природного, индивидуально-особенного, что есть в психике каждого из людей, составляющих ту или иную общность. Конечно, в основе и любого общественно-психологического явления (социально значимых чувств, коллективных представлений, мнений и т. п.) оказывается материальный физиологический процесс, так как отражение внеш­них воздействий осуществляется с помощью механизмов возбуж­дения и торможения в коре головного мозга, регулирующих функциональное состояние организма человека, входящего в социаль­ную общность. Данный факт отнюдь не означает, что обществен­ная, коллективная психика целиком выводится из индивидуальной. Скорее наоборот, более общая, универсальная психология лежит в основе индивидуальной психологии. Именно она-то и обусловлива­ет менее общее, специфическое индивидуально-психологическое. Это значит, что в общественной психологии внешний мир дан людям в их ощущениях и восприятиях так же прямо и непосредственно, как и их собственные внутренние состояния. Однако между ними и миром здесь практически всегда существуют некие, ранее создан­ные самими людьми в ходе совместной деятельности, искусствен­ные перегородки в виде всякого рода фетишей, стереотипов, веро­ваний и т. п. Вот почему общественно-психологическое — это осо­бое качество, характеристика психического личности как субъекта группы или взаимодействующих, объединенных в социальную общность людей, в отличие от психологических состояний инди­вида в относительном одиночестве. Человек, присутствуя, дейст­вуя в группе, коллективе (вспомним понимание М. Вебером об­щественного как необходимую ориентацию человека на других), как правило, ведет себя, реагирует на окружающее всегда иначе, чем если бы он был, находился в одиночестве (простой опыт каждоднев­но нам это доказывает). Человек является органической и неотъем­лемой частью общества, и потому внешние и внутренние условия его существования с другими людьми вынуждают его включаться в эти внешние и внутренние связи и отношения, приспосабливать, на­страивать свою психику к психике других людей.

В этой связи необходимо подчеркнуть важнейшее свойство, особенность общественной психологии, а именно социальную зна­чимость психических проявлений, точнее, их равнодействующую (общую) значимость для людей, непосредственно составляющих какую-то определенную группу. В научном плане данная концеп­туализация общей значимости (однозначности) может быть пред­ставлена как типичный результат, неоднократно повторяемое обра­зование особого качества групповых психических явлений. Это то, что лишь часто встречается, типично, но не обязательно должно быть. Общественная психика — это как бы «нечто, что между на­шими головами, благодаря которому люди способны жить друг с другом, а фактически пропускать через себя поток жизни» (М. Мамардашвили). Естественно, это «нечто» в реальности не существует само по себе, изолированно от каждого отдельного индивида, находящегося в процессах конкретно-определенного, непосредст­венного взаимодействия и коммуникации с другими людьми. Од­нако именно взаимоотношения людей друг с другом и последую­щий опыт этих взаимоотношений рождают у каждого индивида общие модели своего поведения в обществе, а значит, и общие психологические состояния. Это значит также, что «воли отдель­ных людей, — как писал Ф. Энгельс, — сливаются в нечто среднее, в одну общую равнодействующую»[4].

Следовательно, общественная психология в реальной жизне­деятельности не может быть оторвана от индивидуальной психоло­гии, но концептуально она может быть вычленена как особое ду­ховное образование совместной жизнедеятельности людей. Естест­венно, это образование несводимо к арифметической сумме инди­видуальных психик, ибо имеет свое определенное содержание и особые закономерности функционирования и развития. Связано это с тем, что в общественной психологии происходит модификация и собственно индивидуальных психических реакций людей. Психи­ческие реакции приобретают собственно другой способ функцио­нирования, а именно процессуально общественный, где речь идет уже о такой форме психического реагирования, которая возможна как состояние, свойство собственно групповой деятельности, груп­пового общения, процессов контакта и взаимодействия в реальном поле влияний людей друг на друга. И если, скажем, идет речь о чувствах, настроениях, даже эмоциях и представлениях в общепси­хологическом контексте, где они значительно варьируются у людей в зависимости от целого ряда объективных и субъективных усло­вий и причин, то в социально-психологическом аспекте те же пси­хологические образования нивелируются. Благодаря ориентации людей друг на друга в процессе совместной жизнедеятельности, они становятся неким общим, типичным, равнодействующим обра­зованием, не исключая, конечно, вариабельности по глубине и ха­рактеру проявления той или иной психологической реакции, ее выражения у составляющих данную группу людей. При этом моменты объективного общего в условиях и причинах их формирования будут самодовлеющими, субъективные (индивидуальные) же при­чины и условия в образовании, функционировании общественно- психологических реакций будут иметь подчиненное место.

Общественная психология, будучи динамическим, процессу­альным образованием в повседневной жизни людей, есть по суще­ству некоторый единый (типичный) способ их реагирования (пере­живания), а вместе с этим и определенной адаптации к изменяю­щимся условиям этой жизни. Это находит свое выражение в том, что у общества, социальной группы, индивида возникает не столь­ко образ объективно данных — социальной и природной среды, взаимоотношений людей, сколько сопровождающая их общая цен­ностная характеристика, позволяющая выработать определенную линию поведения, сформировать более или менее единое к ним от­ношение. Именно поэтому в общественной психологии фиксирует­ся не характеристика закономерных связей окружающего мира, не знание сущности этого мира, а его «явленность» в том виде, как он дан человеку, людям, когда они осваивают (охватывают) его своими чувствами, пытаясь соотнести себя с окружением, вписать себя в него. Собственно, поэтому общественная психика — это преиму­щественно именно «сопереживание» мира людьми, их общее, со­относимое друг другу эмоционально-чувственное отношение к этому миру, его оценка. Вот почему в общественной психологии знание и самого мира, и бытия людей приобретает предельно субъективную окраску, что способствует самым различным проявлени­ям их духовности (от стремлений все основательно изменить до желания самоустраниться, спрятаться, уйти в себя).

Следовательно, общественная психология как форма духовно­сти несет в себе практически не столько знание (информацию) об объективных свойствах отражаемой предметной ситуации, сколько показывает их значение для жизнедеятельности субъекта, ценностное отношение. Это ценностное отношение проявляется в умении людей отличать нравящееся, приятное, хорошее в том, что есть в реальности. Различая ценности, люди стремятся и в своих действи­ях следовать определенным ценностям, служат им и оберегают их. В этом, собственно, и заключен внутренний духовный опыт людей, на основе которого и существует, и укрепляется их социально- психологическая связь. Поэтому сама общественно-психологи­ческая связь людей не есть исключительно и только лишь связь, обусловленная внешними социальными условиями их деятельно­сти и общения. Можно с уверенностью сказать, что в обществен­ной психологии события часто являются для нас не такими, каковы они есть, а такими, какими мы их видим или хотим видеть. Данное обстоятельство сближает общественную психологию с идеологией. В идеологии, так же как и в общественной психологии, имеет место неидеационное (ощущаемое) знание, ибо мир здесь дан не сам по себе, в его объективной сущности, а только в его отношении к человеку и к миру. Однако, в отличие от идеологии как осознанном концентрированном выражении коренных интересов группы, общества, в общественной психологии не всегда имеет место осозна­ние действительности. Потребности и интересы в ней могут высту­пать и в форме неосознаваемых, бессознательных импульсов поведения людей. Кроме того, в общественной психологии нет четкой Дифференциации существенного и несущественного, главного и второстепенного в отражении объективных обстоятельств и ситуаций жизни. Все условия жизни здесь пропускаются через оценку, эмоционально более или менее одинаково отражаются и представляются. Иначе говоря, общественная психология в силу своей «многоликости», то есть многообразных и бесчисленных связей и отношений повседневности, ею отражаемой, является выражением всех без исключения потребностей и интересов, на основе которых возникает самая разнообразная и нередко противоречивая гамма эмоционально-волевых и интеллектуальных реакций.

В общественной психологии отражаются все частности, все яв­ления повседневности бытия людей — единичные и общие, сущест­венные и несущественные, естественно, поэтому в ней нет оформ­ленной структурной упорядоченности ее компонентов. В содержа­нии общественной психологии преобладают эмоционально-чувственные образования, которые часто формируются спонтанно и не всегда осознаются. В этом плане общественная психология пред­ставляет собой не систему теоретически выраженных идей, прин­ципов, как в идеологии, а систему чувствования, предписываемое поведение в конкретной ситуации. При этом следует иметь в виду, что ценностное отношение, возникающее на основе обусловленных объективными ситуациями жизни, определенных потребностей и интересов людей, формирует общезначимые формы переживания, так как в них отражены не столько сами явления, сколько их общая значимость для жизнедеятельности субъекта.

Было бы весьма примитивно представлять себе общественную психологию только как эмоционально-чувственный вид отражения действительности (такого рода суждения нередко встречаются в научной литературе). При всей значимости и «приоритете» эмоционально-чувственного в содержании общественной психологии необходимо помнить, что эмоционально-чувственный слой как та­ковой не изолирован от элементов рационального: суждений, мыс­лей, идей, взглядов, которые, естественно, также не отделены от эмоций и чувств, их сопровождающих. Понятно, что идеи, мысли, суждения будут входить и рассматриваться в содержании общест­венной психологии, если они вырабатываются и интерпретируются самой общностью и являются результатом ее собственной реакции на те или иные процессы каждодневной, ситуативной деятельно­сти. Вот почему в общественной психологии существует нерасчлененное единство, слитность чувства и мысли, чувства и идеи, а по­этому вполне закономерно, что многие исследователи говорят о ней как о сплаве эмоционального и рационального.

Исключительно большое значение в выявлении специфических черт общественной психологии, помимо ее содержания и формы, имеет характер и способ ее формирования. Дело в том, что общест­венная психология складывается и проявляется особым образом. В научной литературе можно встретиться с суждением о том, что про­явления общественной психологии носят стихийный характер и ее формирование осуществляется непосредственно, поскольку творцом здесь выступают сами массы (в этой связи общественная психология нередко обозначается в литературе еще и как массовое сознание). Поэтому общественная психология является непосредственным ре­зультатом деятельности и общения массы (множества людей). Вы­сказывается и другое суждение о том, что характер отражения дей­ствительности общественной психологией носит в одних случаях непосредственный, а в других — опосредованный характер.

Несомненно, многие общественно-психологические явления (паника, слухи, молва, настроения) могут формироваться и чаще всего формируются непосредственно. Они возникают как прямая реакция, сиюминутный результат изменившихся условий деятель­ности, общения людей. Однако мы можем наблюдать и иное, когда те или иные общественно-психологические явления (традиции, обычаи, вкусы и т. д.) не являются всецело стихийно складываю­щимися образованиями. Подобные общественно-психологические феномены в меньшей мере зависят от повседневных, ситуативных условий существования субъекта и являются опосредованными формами. Справедливости ради следует отметить, что такого рода психологические формы связей людей могут обусловливаться бес­сознательными устойчивыми раннекультурными образованиями их длительного существования в жизни людей. Но вместе с тем они могут быть и «освещенными» той или иной идеологией и именно благодаря идеологическому закреплению стать «устойчивым», консервативным, в смысле стабильности, явлением духовной кон­солидации людей.

Выявляя специфические черты общественной психологии, не­обходимо видеть и меньшую подверженность преемственности общественно-психологических явлений. Вряд ли можно говорить о том, что, например, социальные чувства, настроения, мнения J другие образования общественной психологии наследуются в тощ смысле, как, скажем, осуществляется преемственность концептов идеологии. Думается, что о преемственности здесь можно говорить лишь условно, поскольку в общественно-психологических явлени­ях отсутствует четкая формализация их содержания, а поэтому каждый раз происходит модификация чувств, настроений, мнений и т. д. То же, по-видимому, и с устойчивыми социально-психологи­ческими образованиями типа традиций, обычаев, привычек и т. п. Их преемственность от одного поколения или группы людей к дру­гим тоже условна, поскольку каждый раз речь идет о другом, но­вом, модифицированном содержании, где традиции или обычаи, например, приобретают новый оттенок, особый резонанс в изме­нившихся условиях бытия людей той или иной группы или поколе­ния. Отсюда многочисленные явления нарушения традиций, про­блема ослабления влияния традиций, отход от традиций, обход традиций, обычаев.

Общественная психология создается в группе, общности лю­дей, изменяется в зависимости от особенностей и условий ее дея­тельности. Именно данное обстоятельство служит объяснением того, почему так меняется психология при переходе от одной, даже в рамках одной и той же, большой общности к другой, малой, от одних групп, общностей, объединений к другим и т. д. Можно уви­деть некоторую закономерность, согласно которой общественная психология становится тем противоречивее и тем интенсивнее в ней внутренняя «напряженность», чем более по своей структуре неоднородна общность. Нельзя не видеть, что психология любого конкретного общества «соткана» из различных вариаций, особен­ностей психологии образующих его социальных слоев, групп, общностей, но при этом ее будет отличать и ей будет свойственно и то общее, главное, существенное, что будет характерно для всего общества. Общественная психология, будучи одной из значимых форм духовности в жизнедеятельности людей, оказывает огромное воздействие как на самих людей, так и на процессы функциониро­вания и развития общества.

Прежде всего, общественная психология выступает формой духовного объединения людей как на основе всей совокупности пе­реживаний конкретных условий их жизнедеятельности, так и на основе внутреннего опыта своих ценностных ориентации. С помо­щью общественно-психологических механизмов идентификации, внушения, подражания, заражения у людей формируется коллек­тивное чувство «мы» (мы — рабочие, элита, россияне и т. п.). Это чувство объединяет людей, но одновременно и противопоставляет. Их всем тем, кто выступает как «они» — чужие, не наши, не свои, другие. Консолидируя коллективное чувство «мы» людей на основе единых социальных потребностей, интересов, ориентации и ус­тановок, общественная психология тем самым осуществляет ду­ховное конструирование различных социумов — объединений, движений, общностей и других массовых образований. В этом процессе она зачастую играет ведущую роль в регулировании поведения входящих в эти общности людей, заставляет их следовать сложив­шимся и выработанным нормам существования. Ведь страх человека перед изоляцией и остракизмом со стороны общества весьма существен. Человек боится изоляции не только от своей социаль­ной группы, от общества, но он также боится оказаться оторван­ным от человечества, от того родового начала, которое он несет в себе и которое представляет человеческую природу. Именно по­этому мнение общества (группы) зачастую для человека имеет го­раздо большее значение, чем его собственное суждение.

Через общественную психологию во многом происходит нако­пление и передача социального опыта, ценностей культуры, всяко­го рода достижений людей. Общественная психология в этом случае играет роль камертона, ибо во многом именно от нее зависит, будет или не будет принята та или иная человеческая новация.

Посредством общественной психологии осуществляется социа­лизация людей, поскольку именно на ее основе производится соци­альный контроль, формируются жизненные установки, мотивы и ценностные ориентации действий. В этой связи нельзя не видеть, что подготовка человека к той или иной деятельности, равно как и приспособление к общественной среде, начинается с самого рож­дения вместе с развитием и регуляцией его действий. Этими регу­ляторами выступают как запрещения и осуждения, так и похвала, поощрения, награды. Все это воздействует на человека и усваива­ется им. Приобретенные с воспитанием и жизнедеятельностью на­выки становятся привычками и уже сами по себе определяют пове­дение человека в различных случаях. Вот почему можно сказать, что каждый человек является до известной степени, конечно, рабом обычаев, предрассудков и суеверий того общества, в котором он воспитывался и живет.

Общественная психология «принуждает» людей носить опре­деленный общественный покрой костюма, следовать тем или иным национальным или религиозным традициям, придерживаться об­щепринятых правил, иметь общие идеалы и приблизительно оди­наково оценивать прошлые и настоящие события. Словом, воздей­ствие общественной психологии на людей столь значительно и ве­лико, что с этим бессильны бороться порой самые сильные натуры. Однако данное обстоятельство, естественно, не означает, что чело­век лишен начисто автономности в своих притязаниях, установках действий, выборе тех или иных форм своего поведения. Другими словами, субъективно он обладает свободой воли думать, решать, делать по-своему, но объективно он не может полностью и цели­ком выйти за рамки той или иной психологии общества, являю­щейся для него необходимым условием его собственной духовной жизнедеятельности. Через общественную психологию люди реали­зуют и свои собственные экзистенциальные потребности в челове­ческих связях, в самоутверждении, в привязанности, в самосозна­нии, в системе ценностных ориентаций и объекте поклонения. Ведь не случайно, что переживания радости, горя, печали, страха пове­лительно толкают человека к тому, чтобы поделиться этими пере­живаниями с другими людьми и получить поддержку. Гак, напри­мер, желание что-нибудь сделать заставляет человека привлечь к работе по осуществлению поставленной цели другого. Понятно, что это переживание как бы выходит за пределы одного человека, делает необходимым его сближение с другими людьми. Чем ост­рее, интенсивнее то или другое переживание человека, тем сильнее его тяга к другим людям, которые и возбуждают эту тягу, стремле­ние. Невидимыми, но действенными связями эти потребности, — говорит П. А. Сорокин, — объединяют людей и притягивают их взаимно, подобно невидимой, но действенной силе магнита, притя­гивающего железо[5].

Общественная психология воздействует, влияет на идеологию и вообще все общественные отношения, так как является тем духовным фоном, на основе которого и может возникнуть и «прижи­ться» та или иная идеология, формироваться те или иные отно­шения людей.

Известно, что идеологии формируются с учетом и на основе общественной психологии массы. Однако следует предостеречь от ошибочного суждения, высказанного в свое время Г. В. Плехано­вым об идеологии как «сгустке» общественной психологии. Связь между идеологией и психологией в обществе, хотя и достаточно тесная, все же не может быть охарактеризована как непосредствен­ная и прямолинейная. Всегда имеет место относительная самостоя­тельность в их развитии, содержатся особые опосредствующие звенья их взаимовлияния и функционирования. Правильнее в этой связи, по-видимому, сказать, что общественная психология создает определенные предпосылки для развития идеологии и выступает условием, на основе которого осуществляется трансформация идеологического, что проявляется в расширении, распространении масштабов его принятия или отрицания. Общественная психология служит здесь показателем единства или разделения между провоз­глашенными идеалами и реальностью.

Именно в этих своих значениях различных духовных связей людей общественная психология воздействует на развитие и функ­ционирование общества, всех его отношений. При этом следует иметь в виду, что общественная психология — это конкретно- историческое духовное образование, и она тесно связана с опреде­ленной эпохой, которая, говоря словами М. Вебера, имеет как бы свой «универсум рассуждения». Объективные возможности всяко­го конкретного этапа развития общественной истории определяют логику мышления, стремлений (можно сказать и переживаний) за пределы которых, как уже отмечалось, члены социальной группы или общества в целом выйти не могут.

Общественная психология как специфическое образование ду­ховной связи людей имеет различную степень проявления и разви­тости качества этой связи. В этом отношении можно говорить о подлинной или неподлинной духовности общественно-психологи- ческой связи отдельных групп людей или всего общества, равно как о высокой или низкой духовности психологического климата. Их жизнедеятельности. Критерий различения подлинной, высокой Духовности и неподлинной, низкой лежит, на наш взгляд, в самихоснованиях общественно-психологических связей людей. Все, что в психологических реакциях людей. Все, что в психологических реакциях людей идет от общезначимого и направленного на разрешения противоречий не только бытия общности, но и на процесс жизнетворчества в целом: восхождение к социально значимым идеалам, ценностям и смыслам – и их реализацию, может рассматриваться как подлинный, высокий уровень духовности субъекта и его общественной психологии. Все же, что идет вразрез с этим, не выходит за рамки корыстных, частных интересов людей и их общностей, не мобилизует стремлений что-то поменять в жизни, а, наоборот, примиряет с противоречиями своего общественного существования, — показатель низкого духовного развития (а порой и вообще бездуховности) субъекта психологической связи.

Все это можно проиллюстрировать на примере такого важного социально-психологического явления, как общественное мнение, поскольку здесь отчетливее всего видно, как возникают, распространяются, действуют различные духовные образования на уровне общественной психологии.

В настоящее время, когда роль общественного мнения особенно значима в обществе и для общества, интерес к нему неизмеримо возрос. Хотя нельзя сказать, что проблема общественного мнения совсем не интересовала ученых и политиков в прошлом. Правда, отношение людей к общественному мнению в истории менялось от полного безразличия к нему до категорического утверждения, что мнения правят миром. Так, например, если Аристотель отрицал разумность мнения народа, то уже И. Кант утверждал, что мнение лежит между верой и знанием и является ступенькой познания.

В наши дни феномен общественного мнения, его влияние на политику и все другие стороны жизни людей становится исключительным. Общественное мнение используют, чтобы предугадать или вообще подготовить результаты выборов, выявить степень поддержки той или иной правительственной программы или популярности какого-либо политического деятеля. Иначе говоря, нет такой сферы жизнедеятельности людей, которая не могла бы стать предметом общественного мнения. Даже в таких сугубо специализированных областях деятельности, как, например, наука, которой, казалось бы, претит само понятие «мнение», где ценят лишь объективную истину, тоже имеет место общественное мнение. Современные мощные средства массовой информации многократно усиливают возможности общественного мнения воздействовать на ход исторического процесса, расширяя его до масштабов всего человечества как субъекта.

Общественное мнение — это суждение группы людей, в котором в форме одобрения или порицания выражается их отношение к значимым процессам и явлениям действительности на основе общего интереса. Гносеологически общественное мнение представляет собой отражение в умах людей тех социально значимых фактов, событий, ситуаций жизни общества, которые затрагивают их интересы. Общественное мнение, как и любое другое общественно-психологическое явление, есть по существу «оценочное знание» (знание, пропущенное через отношение к нему, оценка) социальной действительности. В этом смысле оно является переживанием, ибо эмоционально окрашено и представляет собой скрытое или явное суждение, в котором выражено именно субъективное отношение людей к действительности. Предметом и объективным детерминантом общественного мнения может быть все, что имеет социально значимый интерес. Это, как правило, все те вопросы, которые требуют своего практического решения и по которым есть выбор (разные пути решения). Пока существует общий значимый интерес, соответственно будет существовать и общественное мнение, ибо общий интерес сцепляет и координирует индивидуальные мнения людей.

Общественное мнение всегда выражает дух своего времени, ибо представляет собой строго определенное, мотивированное условиями данной эпохи воззрение, устремление, чаяние коллективной природы. Будучи коллективным (общезначимым) суждением, в котором отражается заинтересованное отношение людей к тем или иным явлениям и процессам действительности, общественное мнение способно не только характеризовать эту действительность, но и творчески преобразовывать ее через конкретные действия людей, разделяющих данное мнение. Ведь общественное мнение как специфический способ существования значимого знания (информации) людей в обществе одобряет, порицает, предписывает, обязывает их поступать соответствующим образом. Изменения общественного мнения не просто пассивно следуют за изменениями общественных отношений, но и подготавливают их преобразование, поскольку общественное мнение настраивает людей, то есть духовно (интеллектуально и эмоционально) консолидирует их на то чтобы произвести необходимые изменения.

В общественном мнении обычно различают два его состояния — текущее скоротечное (общее) мнение, представляющее собой опе­ративный отклик на некоторые вызвавшие значимый интерес со­бытия жизни, и относительно устойчивое мнение, сложившееся или сознательно сформированное на основе долгосрочных интере­сов людей и опирающееся на устоявшиеся установки и традиции жизни. Оба этих состояния общественного мнения связаны и взаимо­проникают.

Различаются общественные мнения и по способу своего фор­мирования. Они могут быть совпадающими, образуемыми (формируемыми) и традиционными. Совпадающие мнения — это одинако­вые суждения людей, которые складываются непосредственно на основе схожего опыта переживания тех или иных конкретных яв­лений жизни. Скажем, проводимая в России реформа жилищно- коммунального хозяйства, которая сводится практически лишь к ежегодному повышению тарифов по оплате услуг, когда данные услуги не улучшаются, а остаются практически на том же уровне, вполне резонно оценивается людьми, причем независимо друг от друга, только на основании своего опыта и собственных ощущений, как грабительская. В этом случае общественное (общее) мне­ние, поскольку оно опирается на собственный прямой опыт всех его субъектов, наиболее устойчиво и не может быть поколеблено.

Образуемые (формируемые) мнения — суждения, возникающие в результате интенсивных влияний людей друг на друга или воз­действий общественных институтов (например, средств массовой информации) на людей. Общее социально значимое содержание этих мнений образуется порой в процессе длительных споров,; борьбы разных точек зрения, их сопоставления. Поэтому эти мне­ния почти всегда противоречивы, изменчивы, ибо каждый его субъект вносит в него какое-то свое субъективное и специфическое содержание. Например, общественное мнение о распаде СССР не только не является однозначным, единым, но все более и более субъективированным, поскольку каждый находит какие-то свои доводы pro et contra. И, наконец, традиционные мнения — устойчивые суждения, которые сложились давно, но продолжают существовать и в новых условиях. Чаще всего эти мнения в силу давности своего существования уже являются для некоторых людей практически даже неосознанными, чем-то автоматическим, позволяющим им не выходить из круга устоявшихся привычных оценок своего бытия в обществе. Так, традиционным общественным мнением можно считать практически безоговорочную поддержку людьми системы различных льгот и выплат, предоставляемых государством на протяжении многих лет ряду категорий российских граждан. Предпринятые государством меры использовать монетаристские рецепты по замене льгот вызвали сильный резонанс в обществе (прямые выступления людей против таких действий правительства), что как раз и свидетельствует о традиционности мнения, ибо люди рассматривали льготы устоявшимся и незыблемым явлением общественной жизни.

Процесс формирования того или иного общественного мнения проходит несколько этапов. Обычно начинается все с зарождения индивидуальных мнений о том или ином событии, вызывающем интерес и затрагивающем внимание людей. В этот момент велика роль достоверной информации об интересующем предмете мнения, которая черпается из разного рода официальных и неофициальных источников. Этими источниками могут быть как собственные наблюдения, опыт людей, научные знания, авторитетные мнения окружающих, так и слухи, молва, сплетни, разного рода домыслы.

Чрезвычайно важную роль в формировании и функционировании общественного мнения играют средства массовой информации. По отношению к общественному мнению они очень часто выступают не только источником информации, но и субъектом формирования и выразителем общественного мнения. После того как люди выработали свое собственное представление и отношение к предмету мнения, между ними в процессе общения происходит взаимообмен этими представлениями и оценками и уточнение собственных позиций. В результате постепенно вызревает и складывается более или менее общая точка зрения по заинтересовавшему вопросу. Именно на этом этапе происходит выравнивание отношений людей к предмету мнения. Сложившееся в группе, коллективное мнение. Распространяется дальше и может способствовать возникновению предельно широкого общественного мнения, субъектом которого Может выступать и вся страна, и даже все человечество в целом. Правда, здесь важна значимость интереса к предмету мнения, ибо если такового нет, то, понятно, нет и общественного мнения. В этом! случае само наличие общественного мнения той или иной группы людей, естественно, может быть принято лишь с некоторыми оговорками. Дело в том, что в условиях мощных потоков информации и интенсификации всех процессов сегодняшней жизни у человека порой нет возможности овладеть всей полнотой информации даже по какому-то важному, интересующему его предмету. В этой связи он часто вынужден опираться в своей деятельности на чье-либо компетентное мнение (доверять, например, однозначному мнению многочисленных экспертов) и конформистски выстраивать свое су­ждение в соответствии с теми оценками, которые они дают. Средства массовой информации оказывают огромное воздействие на формирование общественных мнений людей именно тем, что зачастую! именно навязывают однозначное суждение и оценку своим зрителям, слушателям, читателям, предоставляя эфир или печатную по­лосу специально подобранным для этой цели экспертам, замалчивая или отсекая все оппонирующие суждения.

Возможен и другой вариант, когда интересы людей не выходят; дальше их собственного «растительного» существования. В таком случае человеку, по существу, любое общественное мнение безразлично, и он с легкостью, если нужно, может принять любое из них. Кстати, число людей, безразличных к любым общественным мнениям, значительно растет. Об этом свидетельствуют, в частности, результаты проводимых исследований по изучению общественного мнения, где количество людей, не имеющих мнения или затруднившихся с ответом на поставленные социологами вопросы, постоянно увеличивается. Следствием такого безмыслия людей, возможно, является и снижение их общей культуры, и равнодушие к социально значимым интересам общества. Все это неизбежно ведет к бездуховности психологии таких людей, превращении их в толпу, способную на любые деструктивные действия. Бездуховна и психология групп людей, мнение которых не идет дальше собственных эгоистических интересов, их безоблачного общественного существования. Психологические прагматические и утилитарные установки таких людей разрушают общезначимые национальные и гражданские духовные связи, ведут к конфликтам и усиливают и без того значительную психологическую напряженность в обществе.

Между прочим, и естественный, спонтанный характер становления (и умирания) общественного мнения тоже не исключает возможности сознательного влияния на его содержание. Воздействие на общественное мнение — это не только его «делание», манипулиование им, но и создание условий для его свободного, недеформированного развития, обогащение необходимой информацией. Хотя существование общественного мнения в целом не зависит от каждого отдельного человека и не подвластно никому из людей, все же именно тот или иной человек или группа людей, целенаправленно питая его Определенного вида информацией, может добиться формирования неполного, однобокого и извращенного мнения. Ведь понятно, что под воздействием манипуляции общественное мнение теряет свою способность адекватно оценивать действительность, оно становится необъективным и некомпетентным.

В результате существенных изменений в жизни нашей страны можно наблюдать процесс крушения многих сформированных десятилетиями стереотипов сознания, идеологических догм, появле­ние принципиально новых мироощущений людей. Все это порож­дает огромное количество самых разнообразных мнений. Естественно, в условиях, когда новые идеалы еще не сложились, а старые уже разрушены, общественное мнение наиболее подвержено всевозможным манипуляциям. Однако серьезным препятствием на пути манипуляций общественным мнением может стать только сама система состояний и процессов общественно-психологических реакций людей. Общественная психология людей, отражая непосредственные условия их каждодневного бытия, не так скоро и на­долго расстается с заключенным в ней здравым смыслом. Именно здравый смысл, равно как и внутренний опыт различения ценно­стей, позволяет людям увидеть расхождение между собственной жизнью в реальных обстоятельствах и привлекательными, но ему не соответствующими суждениями распространяющихся мнений. Поэтому влияние на общественное мнение, как и на все другие формы социально-психологических связей, может не состояться или вообще будет существенно ограничено, если эти связи несут в себе потенции подлинной, высокой духовности людей.

[1] Такая позиция была характерна для отечественных работ по психологии в 30-60х гг. ХХ в., в частности, Л. С. Выготского, С. Л. Рубинтштейна и др. В настоящее время эта точка зрения уже не находит сторонников.

[2] См.: Юнг, К. Г. Об архетипах коллективного бессознательного // Юнг, К. Г. Архетип и символ. — М., 1991.

[3] См.: Бердяев, Н. А. Дух и реальность // Бердяев, Н. А. Философия свободного духа. – М., 1994

[4] Маркс, К., Энгельс, Ф. Соч. — Т. 37. — С 396.

[5]Сорокин, П. А. Система социологии. – Т. I. – М., 1993. – С. 382

Общественная психология и идеология. Социальная философия

Общественная психология и идеология

Общественное сознание каждой исторической эпохи (исключая первобытно-общинный строй) имеет два уровня: психологический и идеологический.

Общественная психология есть совокупность чувств, настроений, обычаев, традиций, побуждений, характерных для данного общества в целом и для каждой из больших социальных групп (класса, нации и т. д.). Общественная психология вырастает непосредственно под влиянием конкретно-исторических условий социального бытия. И поскольку эти условия для каждой из больших групп различны, неизбежно различаются между собой и их социально-психологические комплексы. Эти специфические черты особенно ощутимы в классовом обществе[119]. Разумеется, в социально-психологических комплексах противоположных классов имеются в каждой стране и общие черты, связанные с ее историческими особенностями, национальными традициями, культурным уровнем. Не случайно мы говорим об американской деловитости, немецкой пунктуальности, российской необязательности и т. д.

Идеология есть система теоретических взглядов, отражающая степень познания обществом мира в целом и отдельных его сторон, и, как таковая, она представляет более высокий по сравнению с общественной психологией этап, уровень общественного сознания — уровень теоретического отражения мира. Если при анализе психологии социальных групп мы пользуемся эпитетом «общественная», ибо существуют еще психология возрастная, профессиональная и т. п., то понятие «идеология» в таком дифференцирующем эпитете не нуждается: нет идеологии индивидуальной: она всегда носит общественный характер. Необходимо иметь в виду, что понятие «идеология» употребляется в социальной философии в еще одном, более узком смысле — как система теоретических взглядов одной большой социальной группы, прямо или опосредованно отражающая ее коренные интересы. Таким образом, если в первом случае доминирует познавательный аспект, выясняется уровень общественного сознания, то при втором варианте применения акцент смещается в сторону аксиологического (ценностного) аспекта, причем оценка тех или иных социальных явлений и процессов дается с узкогрупповых позиций.

Если общественная психология формируется стихийно, непосредственно под воздействием тех жизненных обстоятельств, в которых находится класс, то идеология преимущественно выступает как продукт теоретической деятельности «особо уполномоченных» данного класса — его идеологов, которые, по выражению Маркса, теоретически приходят к тем же самым выводам, к которым класс в целом приходит практически. Очень важно отметить, что по своему социальному положению идеологи класса могут и не принадлежать к данному классу, но, выражая на языке идеологии интересы класса, идеологи служат ему, составляют его интеллигенцию.

Соотношение между общественной психологией и идеологией предопределено тем, что первая является эмоциональным, чувственным, а вторая — рациональным уровнем общественного сознания.

Известно, что чувственное познание вообще есть недостаточный (поверхностный), но необходимый этаж сознания, поскольку только благодаря ему наш мозг может получить первичную информацию о мире и из нее синтезировать знание о сущности вещей. Общественная психология есть то непосредственное отражение внешних проявлений социальной действительности, которое составляет своеобразный базис для возникновения соответствующей идеологии. Идеология проясняет то, что смутно схвачено психологией, глубоко проникает в сущность явлений.

Отношение между идеологией и общественной психологией весьма сложно. С одной стороны, формируясь, идеология базируется на определенных чертах психологии данной социальной группы. С другой стороны, идеология не есть простое пассивное отражение особенностей общественной психологии. Появившись на свет, она способствует усилению одних психологических черт своего класса и ослаблению, сведению к минимуму других.

В философской и исторической литературе очень часто встречаются понятия «обыденное сознание» и «массовое сознание». И хотя, как следует из названий, понятия эти предназначены для характеристики разных сторон общественного сознания (в первом случае нас интересует степень «онаученности» сознания, во втором же — степень его распространенности в обществе), до настоящего дня они в самой значительной степени совпадают по своему объему и могут быть синкретно определены как эмпирическое, стихийно возникающее в процессе повседневной житейской практики и характерное для основной массы членов общества сознание. Сложнее выглядит их соотношение с общественной психологией и идеологией. Нередко можно встретиться с попыткой свести все содержание обыденного и массового сознания исключительно к социально-психологическому. В особенности это неверно по отношению к современному обществу, обыденное и массовое сознание членов которого уже заметно теоретизировано и идеологизировано.

На всех этапах исторического развития социально-психологический фактор играет активную роль. Можно, например, четко проследить закономерности психологического вызревания социальных революций, равно как и те психологические факторы, которые позволяют стабилизировать послереволюционное общество. Так, при анализе перехода от рабовладения к феодализму Энгельсом была прослежена обратная связь психологического фактора и социально-экономического переворота. «Рабство, — отмечал он, — перестало окупать себя и потому отмерло. Но умирающее рабство оставило свое ядовитое жало в виде презрения свободных к производительному труду. То был безвыходный тупик, в который попал римский мир: рабство сделалось невозможным экономически, труд свободных считался презренным с точки зрения морали. Первое уже не могло, второй еще не мог быть основной формой общественного производства»[120]. Таким образом, переход к новым производственным отношениям («выбор» их) определяется не только экономическим фактором (уровнем производительных сил), но и фактором психологическим: насколько тот или иной уклад морально правомерен или осужден в глазах общества.

52.Общественная психология и идеология.

Общественное сознание каждой исторической эпохи (исключая первобытно-общинный строй) имеет два уровня: психологический и идеологический.

Общественная психология есть совокупность чувств, настроений, обычаев, традиций, побуждений, характерных для данного общества в целом и для каждой из больших социальных групп (класса, нации и т. д.). Общественная психология вырастает непосредственно под влиянием конкретно-исторических условий социального бытия. 

Идеология есть система теоретических взглядов, отражающая степень познания обществом мира в целом и отдельных его сторон, и, как таковая, она представляет более высокий по сравнению с общественной психологией этап, уровень общественного сознания — уровень теоретического отражения мира

Соотношение между общественной психологией и идеологией предопределено тем, что первая является эмоциональным, чувственным, а вторая — рациональным уровнем общественного сознания.

54.Личность и общество, их диалектика.

Одной из сложных теоретических проблем философии выступает проблема взаимосвязи человека (личности) и общества. Проблема была поставлена античными философами (Сократ, Платон, Аристотель). Все выдающиеся мыслители разных эпох решали эту проблему. Сегодня утверждается, что решение этой проблемы во многом зависит от того, что понимается под личностью. Термин личность ( с греч. маска) употребляется в широком и узком значении . В широком смысле – личность – любой нормально развитый индивид. В узком смысле – личностью может лишь называться такой индивид, который имеет :

  • Развитое мировоззрение и самосознание

  • Хорошее образование, высокий уровень культуры

  • Занимающий в обществе высокое положение либо имеющий высокий социальный статус

  • Обладающий высоко – нравственным поведением

  • Имеющий чувство долга и ответственности перед другими (альтруист)

  • Внесший большой вклад в развитие общества

Понятие личности следует отличать от понятий человек, индивид, индивидуальность.

Человек – любой представитель человеческого рода

Индивид – человек, имеющий целый ряд черт и особенностей, позволяющих выделять его среди других людей.

Совокупность присущих только данному индивиду черт и качеств образует его индивидуальность.

Личность и общество находятся в сложной диалектической взаимосвязи. С одной стороны как личность без общества, так и общество без личности существовать не могут. Личность – первокирпичик общества, в тоже время общество – форма существования личности. Однако, с другой стороны реальная история развития разных обществ свидетельствует о том, что в отношениях личности и общества могут существовать не только гармония, но и примеры абсолютизации либо личностного либо общественного начала. Если в отношениях личности и общества абсолютизируются личностные начала, то возникает феномен социального индивидуализма., согласно которому личность, все общество – ничто. Согласно Н.А Бердяеву не общество формирует человека, а человек формирует общество.

55.Проблема человека в истории философской мысли.

 человек является сложным творением природы, общества и самого себя Это и ум, и воля, и характер, и эмоции, и труд, и общение Вот почему ее изучают такие науки, как генетика, физиология, медицина, психология, социология, антропология и многие другие .

В философии Древней Греции господствовал космологизм в понимании человека Философы милетской школы твердили: человек содержит все основные элементы стихии, космоса. Платон различал в человеке бессмертную душу . Европейская средневековая философия, опираясь на христианскую традицию, выдвигала на передний план религиозно-нравственные проблемы человеческого существования, разрабатывала проблему соотношения между Богом и людьми. Философия Нового времени считала истинно человеческим в человеке то, что делает его представителем всего человечества, поэтому сосредоточила внимание на ее всеобщей природе, социальной сущности. Для немецкой классической философии определяющим является представление о человеке как субъекте духовной деятельности, что создает мир культуры и является носителем общего идеального начала.

Обыденное и теоретическое сознание, общественная психология и идеология.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Обыденное сознание  — это низший уровень общественного сознания, его неотъемлемая часть. Оно отражает простые, зримые отношения между людьми, между людьми и вещами, человеком и природой. Повседневная практика людей позволяет устанавливать на эмпирическом уровне отдельные причинно-следственные связи между явлениями, позволяет строить простые умозаключения, вводить новые понятия, открывать простые истины. Однако на уровне обыденного сознания невозможно глубоко проникнуть в сущность вещей, явлений, подняться до глубоких теоретических обобщений. В первый период жизни людей обыденное сознание  являлось единственным и главным. По мере развития общества возникает необходимость в более глубоких обобщениях, а обыденное сознание становится недостаточным для удовлетворения возросших потребностей. Тогда возникает теоретическое сознание. Возникая на основе обыденного сознания, оно направляет внимание людей на отражение сущности явлений природы и общества, побуждая к более глубокому их анализу. Через обыденное сознание теоретическое сознание связано с общественным бытием.

Теоретическое сознание делает жизнь людей более осознанной, способствует более глубокому развитию общественного сознания, поскольку раскрывает закономерную связь и сущность материальных и духовных процессов. Обыденное сознание складывается из обыденного знания и общественной психологии. Общественная психология-это совокупность чувств, эмоций, несистематизированных взглядов, настроений, обычаев, традиций, привычек, складывавшихся под влиянием непосредственного общественного бытия.

Теоретическое сознание несет в себе научные знания о природе и обществе. Обыденное знание — это знание элементарных условий бытия людей, позволяющее человеку ориентироваться в его непосредственном окружении. Это знание об использовании простых орудий труда, простых природных явлениях, нормах  отношений друг с другом.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Мировоззрение и общественная психология Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ИЗВЕСТИЯ

ТОМСКОГО ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА им. С. М. КИРОВА

Том 182 1969

МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ОБЩЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

А. Б. ЗЕЛЬМАНОВ

Мировоззрение и общественная психология являются относительно самостоятельными и в то же время взаимосвязанными элементами духовной жизни общества. Выяснение взаимного влияния, взаимодействия и взаимозависимости этих переменных в сложной системе общественных отношений затрудняется многозначностью и неопределенностью терминов «мировоззрение» и «общественная психология». Чтобы раскрыть связь и различия мировоззрения и общественной психологии, необходимо выяснить содержание исходных понятий, уточнить термины.

Пристальное внимание исследователей структуры общественного сознания привлекает проблема соотношения идеологии и общественной психологии1). В новейших исследованиях советских авторов прослеживается связь общественной психологии и исторического процесса2), социальной психологии и социологии как самостоятельных и взаимодействующих наук3). Интересующая нас проблема взаимосвязи мировоззрения и общественной психологии не обсуждается в литературе и ждет своего решения. В значительной мере нерешенность данной проблемы объясняется отождествлением понятий идеология и мировоззрение, мировоззрение и философия4).

В данной статье содержится попытка уточнить исходные понятия и наметить некоторые направления анализа проблемы. В связи с принципиально различным пониманием предмета, задач, целей и исходных категорий науки «социальная психология» в марксистской и буржуазной литературе проводится сравнительный анализ основных точек зрения по данному вопросу.

1. Понятие мировоззрения

Практика коммунистического строительства в СССР выдвинула задачу формирования научного мировоззрения у всех тружеников со-

!) См.: В. А. Ядов. Идеология как форма духовной деятельности общества. Л., 1961, стр. 50—65; В. Н. Алексеев. Взаимодействие идеологии и общественной психологии. «Проблемы общественной психологии», М., 1965, стр. 235—272.

2) См.: Б. Ф. П о р ш н е в. История и социальная психология, М., 1966.

3) Д. И. Ч е с н о к о в. Общественная психология и социология. «Теоретические и методические проблемы социальной психологии». 34 симпозиум XVIII Международного психологического конгресса, М., 1966, стр. 29—35.

4) Так, М. Я. Ковальзон, анализируя взаимосвязь мировоззрения и морали, специально оговаривается, что термин «мировоззрение» употребляет «как синоним понятия философия». См.: М. Я. Ковальзон. Мировоззрение и мораль. Изд-во «Знание», М, 1966, стр. 5.

ветского общества. В Программе КПСС отмечается, что научное мировоззрение формируется «на основе марксизма-ленинизма, как цельной и стройной системы философских, экономических и социально-политических взглядов»5).

Сама постановка такой задачи стимулировала работы по уточнению понятия мировоззрения вообще, научного мировоззрения, в частности.

В буржуазной философской литературе понятие «мировоззрение» понимали то как философию в традиционном объеме ее проблем, то сужали его предмет до теории познания, то рассматривали как совокупность псевдовопросов, то сводили к психологическим и этическим проблемам6). Буржуазные философы второй половины XIX ¡в. слово «мировоззрение» употребляли как синоним слов «философия» и «метафизика». В. Ф. Черноволенко справедливо отмечает, что «своим появлением в философском, а затем и в повседневом языковом обиходе термин «мировоззрение»… был обязан той новой ситуации, которая сложилась в середине XIX в. в связи с бурным развитием конкретных наук и необходимостью по-новому переосмыслить положение философии в системе знаний»7).

Спекулируя на недостатках прежней философии, позитивизм объявил мировоззренческие вопросы псевдопроблемами. «Философия жизни» в лице Шопенгауэра, Дильтея (а в новейшей философии экзистенциализм в лице К- Ясперса) основными философскими проблемами объявила идеи о1 цели и смысле жизни, проблему ценностей и т. п. Основной упор здесь сделан на психологические нормы. Таким образом, проблема мировоззрения в буржуазной философии хотя и поставлена, но рассматривается односторонне, причем совершенно обходится стороной вопрос о классовой природе мировоззрения.

С возникновением марксистской философии, означавшим конец всей старой философии, претендовавшей на роль «науки наук», были критически преодолены недостатки прежней натурфилософии, в связи с чем содержание понятия мировоззрение также существенно изменилось. Критикуя «системосозидающие» кислые плоды трудов Евгения Дюринга, Фридрих Энгельс отмечал, что полемика превратилась в более или менее связанное изложение диалектического метода и коммунистического мировоззрения8). Не вдаваясь в подробный анализ книги «Анти-Дюринг», отметим лишь, что новое коммунистическое мировоззрение, по Энгельсу, включает как анализ проблем теоретического естествознания, так и принципов научного социализма, политической экономики и философского метода.онятие коммунистического мировоззрения рассматривали синтетически и интегрально, включая в него выводы из тео:ретического анализа проблем естественных и общественных наук.

Следует отметить, что преимущественное внимание К- Маркс и Ф. Энгельс сосредоточили на выяснении, специфики идеологии. Под идеологией К- Маркс понимал иллюзорное сознание эксплуататорских классов9). В. И. Ленин показал, что- не всякая идеология носит иллюзорный характер — идеология пролетариата, в частности, по своему содержанию глубоко научна. Вопрос о различиях между мировоззрением и идеологией специально не рассматривался классиками марксизма-ленинизма.

5) Программа КПСС, Изд-во «Правда», М., 1961, стр. 118.

6) См.: Сб. «Логика научного исследования», М., «Наука», 1965, стр. 318. Здесь и далее мы ссылаемся на содержательную главу XII, написанную В. Ф. Черноволенко.

7) Цит. кн., стр. 317.

8) К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 8.

9) См. подробнее в книге В. А. Ядова «Идеология как форма духовной деятельности общества», стр. 6—9.

т!

Длительное время в учебных пособиях по философии понятия мировоззрения и философии, мировоззрения и идеологии отождествлялись. Так, в. книге «Основы марксистской философии»’ (М., 1958 г.) марксизм характеризуется «как мировоззрение, как идеология революционного рабочего класса», а ¡несколько далее ставится знак равенства между научным мировоззрением и диалектическим и историческим материализмом10). Как некритическую дань старым представлениям о мировоззрении и философии до сих пор можно встретить положение о том, что мировоззрение отражает «мир в целом».

На ошибочность определения мировоззрения как взгляда на мир в целом обратил внимание П. В. Копнин. «Мира в целом еще никто не изучал, никто не видел и не наблюдал… Мировоззрение — это не знание мира в целом»11), ибо бесконечный в пространстве и времени мир познается бесконечно всеми науками.

Понятия «марксистская философия» и «научное мировоззрение» не могут быть тождественными. Философия выступает лишь как теоретическая основа, как философское «ядро» научного мировоззрения./Понятие «мировоззрения» является более широким по объему, чем понятие «философия». Согласно установившемуся в нашем языке словоупотреблению, мировоззрение может быть научным и ненаучным, прогрессивным и реакционным, гуманистическим и человеконенавистническим, передовым и отсталым, атеистическим и религиозным. Философия же может быть только материалистической или идеалистической, диалектической или метафизической. Понятие мировоззрения шире по объему соотносительного понятия идеология. Идеология есть система взглядов и идей определенного класса или социальной группы, она является теоретически систематизированной формой духовной деятельности общества12). Идеология формулируется теоретически мыслящими представителями класса. В современном обществе носителями идеологии являются политические партии.

Идеология пронизывает все формы общественного сознания. Мировоззрение также перекрещивается с формами общественного сознания, вбирая в себя «совокупность научных, философских, политических, правовых, нравственных, религиозных, эстетических убеждений и идеалов людей»13). Но идеология по форме выступает в качестве системы идей, взглядов и принципов, а мировоззрение, включая в себя идеи, предполагает эмоциональную оценку человеком своей деятельности и окружающих явлений. В этом смысле мировоззрение тесно сплетается с социальной психологией, в то время как идеология противостоит общественной психологии. Таким образом, основное различие идеологии и мировоззрения (при всем их сходстве) заключается в рациональном характере идеологии и эмоционально-рациональном характере мировоззрения.

Мировоззрение имеет три основных аспекта: естественнонаучный, гуманитарный и гносеологический14). Эмоциональную, оценочную, сторону мировоззрения можно проследить как в. первом, так и во втором аспектах мировоззрения (в отношении человека к природе и к обществу). И в том, и в другом аспектах мировоззрение неизбежно соприкасается с общественной психологией.

С точки зрения взаимосвязи мировоззрения и общественной психологии особо интересна центральная проблема всякого мировоззрения—

10) Основы марксистской философии, М., 1958, стр. 3, 4.

**) П. В. Копнин. Диалектика как логика. Киев, 1961, стр. 32.

См.: В. А. Ядов. Цит. кн., стр. 21, 23.

13) См.: А. С п и р к и н. Мировоззрение. Философская энциклопедия, т. 3, М., 1964, стр. 454.

14) См.: «Логика научного исследования», стр. 323—324.

2. Заказ 6174

17

проблема места человека, его назначения в мире15). Являясь в своей основе рациональной формой отражения природного и социального окружения человека, мировоззрение как целостная система взглядов, идеалов и настроений имеет и эмоциональную окраску. Как справедливо подчеркивает А. Г. Спиркин, мировоззрение являет единство знания и убеждения16). Убеждение же предполагает внутреннее переживание, личностное осмысливание, уверенность в правоте защищаемых взглядов. Данный аспект мировоззрения также имеет прямое отношение к проблемам, изучаемым социальной психологией как наукой.

В заключение подчеркнем еще раз оценочную, эмоционально-рациональную и синтетическую природу мировоззрения, а также сложную структуру (в плане различных аспектов и многочисленных видовых проявлений) мировоззрения. Различные элементы единой структуры мировоззрения специфически взаимодействуют с многочисленными элементами общественной психологии. Некоторые проявления взаимодействия элементов мировоззрения и социальной психологии мы разберем после анализа самого понятия общественная психология.

II. Понятие социальной психологии

Говоря об общественной психологии, следует различать два различных смысла данного термина — онтологический и гносеологический.

В онтологическом плане общественной психологией является та сфера духовной жизни общества, которую можно назвать психологическими отношениями. Эти отношения включают в себя действия (традиции, обычаи, взаимное стимулирование деятельности в коллективе и пр.) и субъективные переживания (чувства, настроения, иллюзии и пр.). Можно говорить об общественной психологии (действиях и переживаниях) больших общностей людей — психологии классов, наций, психологии эпохи17) — ведущем, господствующем настроении, присущем большинству представителей различных наций и классов, а также о психологии малых коллективов и профессий.

Необъятный, материал для анализа психологии наций и классов содержит мировая классическая литература. Различные нации отличаются темпераментом (сравните пылких кубинцев и .итальянцев и уравновешенных, спокойных и рассудительных шведов, финнов и норвежцев), характером, которые проявляются в национальной культуре. Конечно, темперамент и типичный характер нации проявляются лишь как ведущая тенденция, предполагающая наличие многочисленных исключений из правила. Кроме того, под влиянием изменений в общественной жизни черты характера нации могут меняться. Так, типичными чертами характера американской нации вплоть до XX века были деловитость и трудолюбие. Однако современный государственно-монополистический капитализм обесценил престиж труда, и в настоящее время в США погоня за денежным успехом сочетается с неразборчивостью средств при достижении успеха, с аморализмом и падением престижа труда18).

Наличие средств массовой коммуникации (кино, телевидение, радио, пресса) размывает различия в психологическом складе наций,

15) Иногда пишут о месте человека в «этом мире», как будто есть еще какой-то «иной» мир, кроме «этого»!

16) А. Г. Спиркин. Курс марксистской философии, М., 1963, стр. 8.

17) К примеру, И. Эренбург в своих мемуарах писал о психологии эпохи между двумя мировыми войнами: «После первой мировой войны изменилась психика людей. Их увлекали дешевые аттракционы с Бродвея, самые глупые из американских кинокартин, детективные романы. Усложнение техники шло в ногу с упрощением внутреннего мира» (И. Эренбург. Люди, годы, жизнь. «Новый мир», 1961, № 10).

!8) Подробнее см.: Ю. А. 3 а м о ш к и н. Кризис буржуазного индивидуализма и личность. М., «Наука», 1966, стр. 217—223.

вырабатывает стандарты поведения, проведения досуга, традиции, общие многим современным развитым нациям (при этом сохраняются классовые различия, хотя люди, стоящие ниже на социальной лестнице, стремятся в буржуазном обществе подражать «звездам» экрана, преуспевающим бизнесменам-миллионерам).

Психология классов формируется прд влиянием различного отношения к средствам производства, различного отношения к труду, различий в жизненных условиях. Громадный материал для характеристики общественной психологии классов содержится в работах К. Маркса и В. И. Ленина19). Господствующие умонастроения могут быть прямо противоположными в одну и ту же эпоху. Бывают настроения очень специфические для той или иной эпохи, например, страсть к.рискованным и случайным средствам обогащения в эпоху первоначального накопления, к рыцарской доблести и перемещению к «святым местам» в эпоху крестовых походов; к изощренным .наслаждениям или, наоборот, к отречению от земных благ в последние 1века Римской империи20).

Громадный эмпирический материал, характеризующий социальную психологию различных групп (преступная банда, военнослужащие, команда корабля, подростки на «уличном углу», наркоманы, шизофреники и т. д.), накоплен в исследованиях буржуазных социологов-эмпириков. В советской литературе также появились работы, характеризующие психологические отношения в производственном коллективе21).

Теоретическое осмысливание общественной психологии больших и малых коллективов, классов, наций и эпох содержится в категориях социальной психологии как особой науки, появившейся на стыке между психологией и социологией. Теоретическое отражение социально-психологических отношений, и есть общественная психология в гносеологическом аспекте. Итак, следует различать два основных смысла термина «общественная психология»: общественная психология как часть общественного сознания (эта сторона анализируется во всех учебных пособиях по историческому материализму) и общественная психология как наука. Рассмотрим некоторые категории социальной психологии и определение ее предмета как самостоятельной науки.

Б. Ф. Поршнев справедливо отмечает: «Пока что марксистская социальная психология — еще очень молодая, становящаяся на ноги дисциплина»22), а для всякой молодой науки характерны не только «козлиные прыжки молодости», период брожения, аккумуляции идей, но и расплывчатость предмета, неустоявшийся взгляд на основные категории.

Об этом свидетельствует не только дискуссия о предмете социальной психологии, развернувшаяся на страницах журнала «Вопросы психологии» в 1962—1963 гг., но и оживленный об/лен мнениями в настоящее ‘ время. Одной из характерных особенностей социальной психологии является то, что она является наукой пограничной между социологией и психологией. Не вдаваясь в споры, куда больше тяготеет социальная психология — к социологии или психологии, — отметим лишь, что в нашей стране сложились две школы в понимании ее предмета. Одна из них подчеркивает психологический характер, направлен-

19) См. подробнее статьи Б. Д. Парыгина и В.Н. Колбановского в книге «Проблемы общественной психологии», а также книгу Б. Ф. Поршнева «Социальная психология и история».

20) Б. Ф. Поршнев. Социальная психология и история, стр. 113.

21) См., например, статью Б. В. Ольшанского «Личность и социальные ценности» в сб. «Социология в СССР», т. 1, М., 1966, стр. 470—530.

22) Б. Ф. Поршнев, цит. кн., стр. 7.

2

19

ность данной науки, другая — социологический аспект23). В зависимости от выбора исходной позиции в понимании предмета науки находятся все категории социальной психологии. Так, социологический подход к социальной психологии выдвигает на первый план такие категории, как интерес, настроения, потребности, иллюзии, обычаи; психологический подход связан с упором на категории: характер, переживания, внушение, подражание*. Один подход связан с изучением социальной психологии больших коллективов, другой — с исследованием малых групп и даже социальной психологии отдельной личности.

Следует оговориться, что граница между двумя подходами весьма относительна, и многие категории социальной психологии работают при обоих подходах.

Неразвитость социальной психологии как науки проявляется в том, что категории, рассматриваемые ею, не приведены в систему, а разные авторы предполагают различные варианты категорий, отражающих специфически социально-психологические отношения. Д. И. Чес-ноков, говоря о психологии общества, упоминает «складывающиеся в процессе общественной жизни и отражающие общественное бытие людей мысли, настроения, стремления, нравы, традиции, обычаи»24). Не отрицая правомерности такого подхода к определению основных категорий социальной психологии, отметим лишь его абстрактность: указанными отношениями не исчерпываются общественно-психологические отношения в обществе. Кроме того, нравы, традиции и обычаи исследуются не только социальной психологией, но различными ветвями социологии (например, социологией религии), а также этнографией. Более детальную картину социально-психологических отношений рисует А. И. Горячева. Выделяя различные уровни общественно-психологических отношений, она называет инвариантное в изменяющемся многообразии психической жизни социальных общностей людей отражение на чувственно-эмоциональном уровне общих социально-зна-чимых раздражителей, и некоторые явления психики и поведения, характерные для непосредственной взаимодействующей в информационном отношении совокупности людей. «Соответственно мы различаем, — пишет А. И. Горячева, — в общественной психологии психический склад определенной социальной группы — исторически сложившуюся совокупность специфического характера, волевых качеств, привычек, обычаев, традиций, устойчивых вкусов; затем характерные для данной общности людей эмоциональные и не систематизированные интеллектуальные отражения экономических, производственных, бытовых, политических, природных условий; социальные потребности, интересы, эмоции и чувства, настроения, идеалы, чаяния, иллюзии; явления, имеющие место только в группах непосредственно взаимодействующих людей,—* мода, слухи, паника и прочее»25).

Достоинством приведенной .классификации общественно-психологических отношений является четкое разграничение складывающихся на протяжении многих столетий, устойчивых для многих поколений людей, отношений: традиции, характер, привычки и т. п., и быстро меняющихся, преходящих, кажущихся порой иррациональными, отношений в случай-

23) «Социальная психология есть психология — вот первое, что здесь должно быть сказано со всей определенностью», — прямо заявляет Б. Ф. Поршнев в указ. книге (стр. 4). Психологический аспект социальной психологии подчеркивает и школа Е. С. Кузьмина (Ленинград). На социологическом аспекте социальной психологии настаивает Б. Д. Парыгин в книге «Социальная психология как наука», Л., 1966.

24) Сб. «Теоретические и методологические проблемы социальной психологии», М.. 1966, стр. 32.

25) «Проблемы общественной психологии», стр. 198.

ных или неустойчивых коллективах: паника, слухи и пр. Каждый из указанных элементов социальной психологии специфическим путем взаимодействует с мировоззрением, причем особую роль здесь играют настроения, идеалы, иллюзии.

Круг категорий социальной психологии все время расширяется. К уже названным категориям Б. Ф. Поршнев добавляет фундаментальные, по его мнению, понятия «мы» и «они», а также понятия авторитета, доверия, стыда, гордости, чести, честолюбия, похвалы, поощрения, славы, порицания, зависти, соперничества, гнева, осмеяния и др.26). Нетрудно заметить, что среди перечисленных категорий называются как отдельные черты характера личности, так и категории морали… Однако применение этих понятий в социально-психологическом исследовании не вызывает сомнения, ибо с их помощью можно отразить важные стороны общественной психологии (в онтологическом смысле).

Некоторые из упомянутых категорий продолжительное время находятся в арсенале идеалистической социальной психологии буржуазных стран и только сравнительно недавно стали исследоваться с материалистических позиций (понятия авторитета, престижа и др.). Можно высказать предположение, что число категорий социальной психологии (в гносеологическом смысле) будет увеличиваться, в том числе за счет критического осмысливания опыта буржуазной социальной психологии и социологии (категории статус, роль, аномия или отклоняющееся от нормы поведение и т. п.).

Нерешенной теоретической проблемой, сдерживающей развитие социальной психологии, является определение предмета данной науки. Не претендуя на решение этой актуальной проблемы, вокруг которой ломаются копья (и, видимо, еще долго будут ломаться), проведем сравнительный анализ основных точек зрения на предмет» социальной психологии в советской и американской литературе.

Решающее различие марксистского и буржуазного толкования предмета социальной психологии заключается в принципиально разном решении основного вопроса социологии. Буржуазные социальные психологи гипертрофируют роль общественной психологии в жизни общества, что ведет к «империалистическим замашкам» науки «социальная психология», к попыткам психологизации всех общественных отношений,, к замене социологии социальной психологией. Эта тенденция буржуазной социопсихологии получила аргументированную критику со стороны социологов-марксистов (работы Ю. А. Замошкина, Г. К- Ашина, Н. В. Новикова, Г. М. Андреевой и др.).

Не отрицая влияния психологического фактора на все стороны общественной жизни, социологи и психологи-марксисты, следуя традициям, заложенным в трудах классиков марксизма-ленинизма, признают решающую роль материальных, экономических отношений в жизни общества. За последнее время проделана большая работа по устранению упрощенческих представлений о роли общественной психологии в общественной жизни. В этой связи наметился возврат к идеям Г. В. Плеханова, который отводил общественной психологии видное место Ь структуре общественных отношений. Как известно, Г. В. Плеханов выделял пять основных элементов структуры общества: «Данная степень развития производительных сил; взаимоотношения людей в процессе общественного производства, определяемые этой степенью развития; форма общества, выражающая эти отношения людей; определенное состояние духа и нравов, соответствующее этой форме общества; религия, философия, литература, искусство, соответствующие способностям, направлениям вкуса и склонностям, порождаемым этим

26) Б. Ф. Поршнев, цит. кн., стр. 80, 141, 151 — 156.

состоянием»27). Из этой схемы, призванной выражать причинную связь между способом производства, политической организацией общества, общественной психологией и формами общественного сознания, видно, что общественная психология занимает промежуточное положение между экономикой, политикой, с одной стороны, и идеологией — с другой. Одновременно Плеханов справедливо подчеркивал: «Чтобы понять историю научной мысли или историю искусства в данной стране, недостаточно знать ее экономию. Надо от экономии уметь перейти к общественной психологии, без внимательного изучения и понимания которой невозможно материалистическое объяснение истории идеологии»28).

В литературе последних лет единодушно отмечается громадная и специфическая роль общественной психологии в жизни общества в целом и в функционировании отдельных коллективов, в частности. В этой связи необходимость интенсивных работ в специальной области знания, которая изучала бы общественную психологию, не вызывает сомнения. Дискуссионным остается вопрос, что же изучает социальная психология.

Наиболее часто встречающимся недостатком в определении предмета социальной психологии является простая констатация объектов изучения, перечисление категорий социальной психологии. Объясняется это прежде всего отсутствием квалифицированных и всесторонних конкретных исследований в области социальной психологии, молодостью самой науки. Наконец, спор идет о том, что является объектом .исследования — коллективы, отношения личностей друг к другу в коллективе или психология отдельной личности.

Д. И. Чесноков полагает, что социальная психология исследует отношение личностей друг к другу в определенном коллективе и к коллективам29). В. Н. Колбановский считает, что «предметом общественной психологии является изучение законов психической деятельности в различных общественных группах или коллективах, а также в массах населения»30). Б. Ф. Поршнев также делает упор на особенности психической деятельности в коллективе, в массовой человеческой среде «в отличие от психических функций индивида в относительном одиночестве или в его отношениях к другим индивидам»31). Наконец, Б. Д. Парыгин занимает компромиссную позицию: «Предметом социальной психологии следует считать как особенности групповой, коллективной и массовой психологии, проявляющиеся в совокупной деятельности люден, их совместном поведении, переживаниях и способах психологического общения друг с другом, так и особенности поведения и психического состояния индивида в группе, коллективе и массе»32).

На наш взгляд, более правы те, кто считает объектом изучения социальной психологии законы психической деятельности в больших коллективах.

Характерной особенностью взглядов буржуазных ученых на предмет социальной психологии является пестрота позиций, исходных принципов и категорий, вводимых в науку «социальная психология».

Так или иначе перекрещиваются фрейдистские идеи, бихейвиоризм и интеракционизм.

Бихейвиоризм исходит из того, что сущность человека проявляется в его внешнем поведении. Предмет социальной психологии для бихей-

27) Г. В. Плеханов. Избранные философские произведения. Т. II, М., 1956, стр. 171.

28) Там же, стр. 247.

29) Д. И. Чесноков. Общественная психология и социология. В кн.: «Теоретические и методологические проблемы социальной психологии», стр. 35.

30) «Проблемы общественной психологии», стр. 143.

31) Б. Ф. Поршнев, цит. кн., стр. 6.

32) Б. Д. Парыгин. Что такое социальная психология. Л., 1965, стр. 28.

виориста — поведение человека, проявляющееся во внешних действиях53).

Фрейдизм в социальной психологии в настоящее время не выступает в чистом виде, однако идея о конфликте слепых инстинктивных потребностей человека и целей общества, которое контролирует и подавляет эти потребности, поддерживается многими социальными психологами. Фрумкин в статье «Социальная психология», помещенной в книге «Современная социоло!»ия» (1958), справедливо отмечает, что фрейдистская и бихейвиористская концепции человека и общества, в сущности, иррациональны и биологичны34).

Концепцию интеракционизма можно сформулировать коротко: личность и общество являются продуктами социального взаимодействия. Но само взаимодействие — чрезвычайно общая и расплывчатая категория. Отсюда и расплывчатость определений предмета социальной психологии, приводимое во многих учебниках. Так, Э. Богардус полагал, что социальная психология «трактует процессы взаимосоциальных возбуждений и ответов»35). Т. Ньюкомб подчеркивает: «Процесс и результаты взаимодействия фактически составляют предмет социальной психологии», при этом социальная психология призвана помочь разрешению многих практических проблем, которые возникают при взаимодействии людей36). Еще более неопределенно определял предмет социальной психологии Фэйрчалд, выделяя «изучение человека и его общественной среды в их отношении друг к другу37). Г. Оллпорт в центр проблематики социальной психологии ставил природу отдельной личности. «Центр интересов социальной психологии находится в социальной природе отдельной личности»38).

Ньюкомб же, поправляя Оллпорта, считает, ч*то социальный психолог изучает поведение человека как члена группы, так и поведение людей как членов группы.

Точно так же Сарджент и Вильямсон говорят о том, что социальная психология имеет дело с индивидуальным поведением, которое воздействует и испытывает воздействие со стороны поведения других39). Здесь бихейвиоризм и интеракционизм тесно переплетаются с концепцией индивидуальной психологии.

Таким образом, стержнями, вокруг которых группируются интересы социальных психологов в США, являются личность и группа. К категориям «личность» и «группа» примыкают понятия «само» и «обобщенное другое», введенные Г. X. Мидом. Термин «личность» употреблялся Р. Линтоном для обозначения индивидуальных качеств: «Это сумма внутренних рациональных способностей, представлений, идей, привычек и определенных эмоциональных ответных чувств»40). Личность, пройдя индивидуальную стадию развития, вступает в социализированную фазу, и здесь, взаимодействуя с первичными группами (игровая группа детей, школьная группа и т. д.), становится «социальным само», приобретает статус и выполняет различные роли. «Обобщенное другое» и выступает как организованное общество или социальные группы.

33) Contemporary Sociology, edited by Joseph S. Roucek, New-York, 1958, p. 270.

34) Там же, стр. 274.

35) E. В о g a r d u s. Fundamentals of Social Psychology, N.-J. and London,

1924, p. 3.

36) T. Newcomb, Social psychology, L., 1952, p. G, 7.

37j Цит. по указ. кн., стр. 26.

38) ‘ Там же, стр. 24.

39) S. S. Sargent and R: С. Williamson. Social Psychology, New-York, 1958, p. 16.

з40) Contemporary Sociological Theory, edited by E. Borgatta and H. Meyer, New-York, 1956, p. 104.

Понятие «группа» не менее субъективно, чем понятия личности, статуса и ролей. Основной порок здесь- заключается в чисто количественном и феноменологическом описании групп: группой является и семья из трех человек (триада, по Зиммелю): и футбольная команда, и т-редюнион, й нация, и, н-аконец, все человечество (мировая группа, по Богардусу). «Группа есть ряд индивидов, объединившихся в определенных целях»41). Отбрасывая качественную специфику социальных общностей людей, выделяя временные, постоянные, формальные и неформальные группы, социальная психология в США и других буржуазных странах стирает специфику наций, классов, производственных коллективов, остается на позитивистском «микроуровне» анализа социальной структуры.

Неустранимым пороком социальной психологии в США до сих пор остается введение таких категорий, как человеческая природа и инстинкты. Так, Богардус выделял физическую основу человеческой природы (рефлексы как механизмы ответов на раздражения внешней среды), аффекты (чувства, впечатления, желания) и действующую и познавательную природу (голод, удовольствие, страдание, страх, симпатии, покой, сожаление,- восторг, ревность, ненависть и любовь, —с одной стороны, и желания богатства, нового опыта, безопасности, — с другой). В познавательную природу Богардус включал запоминание, мышление, обучение. Наконец, он выделял социальную природу человека, в которую включаются симпатии и такие чувства, как негодование, честолюбие, тщеславие, культ героев, чувство справедливости и т. д.

Как видим, здесь перемешаны как черты характера отдельной личности, изучаемые индивидуальной психологией, так и физические особенности человеческого организма. Но основной недостаток всей концепции абстрактной человеческой природы заключается не в этом.

Дело в том, что Богардус и другие социальные психологи неизменную человеческую природу отождествляют с качествами личности, присущими индивиду буржуазного общества, а пороки стяжателя-буржуа переносят на природу человека вообще.

Не вдаваясь в дальнейший анализ категорий социальной психологии, составляющих остов этой науки в США, отметим лишь принципиально важные понятия, такие как лидерство, авторитет, внушение, подражание, социализация. Эмпирическое исследование общественных отношений, основанное на анализе приведенных категорий, проводится сотнями исследователей, результаты этих исследований излагаются как в монографических исследованиях, так и в периодической литературе.

В конечном итоге следует признать колоссальную диспропорцию между объемом, организацией, методикой конкретных социально-психо-логических исследований в странах Западной Европы и США и теоретическими основаниями социальной психологии, покоящимися на метафизических и субъективно-идеалистических схемах основателей этой науки (Э.днер, Кули, Лебон, ‘Гард).

Отвергая ненаучные методологические основания буржуазной социальной психологии, необходимо критически анализировать конкретные исследования, методику и выбор проблематики, усваивая все положительное в постановке проблем42)

41) Е. В о g а г d u s. Fundamentals of Social-Psychology.

42) Примером критического анализа и обобщения проблем, изучаемых буржуазными социальными психологами и социологами, является книга 10. А. Задоошкина «Кризис буржуазного индивидуализма и личность» (М., «Наука», 1966). В книге Н. С. Мансурова «Современная буржуазная психология. Критический очерк» (М., 1962, стр. 132—174) содержится поверхностный анализ некоторых тенденций в современной социальной психологии за рубежом.

III. Взаимодействие мировоззрения и общественной психологии

Методологической основой решения вопроса о соотношении мировоззрения и общественной психологии является положение марксистской гносеологии о единстве чувственного и рационального в познании.

Мировоззрение является синтетическим, целостным отражением действительности, мира природы и общества в теоретической категориальной форме. Общественная психология отражает действительность, прежде всего взаимоотношения внутри коллектива, в эмоциональной форме. Мировоззрение аккумулирует исходные принципы отношения человека к природе, обществу, самому себе и собственному познанию, опираясь на данные естественных и общественных наук. Общественная психология аккумулирует переживания, настроения, традиции, привычки групп, классов, наций, больших и малых общностей людей. Мировоззрение тяготеет к философии, общественная психология — к психологии.

Мировоззрение по преимуществу абстрактно, логически обосновано, относительно устойчиво, общественная психология внешне иррациональна, импульсивна, изменчива и проявляется грубо осязаемо — в поведении отдельной личности и коллектива.

В конечном итоге мировоззрение выступает в качестве рациональной, а общественная психология — в качестве эмоциональной, чувственной, формы отражения общественного бытия. В этом проявляется различие мировоззрения и общественной психологии. Но, при всем различит между мировоззрением и общественной психологией имеется глубокое единство.

Логически обоснованно в теоретической и абстрактной форме мировоззрение выступает лишь в тенденции, как мировоззрение класса, эпохи, человечества в целом. На уровне поведения, вазимоотно-шений отдельных индивидов мировоззрение имеет эмоциональную окраску, тесно связано с поступками, переживаниями, мотивами деятельности, настроениями, психологической оценкой событий и, следовательно, переплетается с общественной психологией.

Далее следует учитывать уровни развития самого мировоззрения у представителей различных классов в различных общественных формациях.

В антагонистических формациях (за исключением развитого капитализма) мировоззрение выступает в теоретической форме лишь у эксплуататорских классов, имевших своих идеологов в лице философов, ученых, политических деятелей. Отражение действительности в среде эксплуатируемых было затруднено отсутствием или недостаточностью образования, грамотности. Поэтому мировоззрение эксплуатируемых рабов, крепостных крестьян и наемных рабочих (до появления первых социалистических доктрин) не оформлялось в стройную и законченную систему взглядов и, в лучшем случае, отражало мироощущение, навязанное эксплуататорами прежде всего через религиозные идеи. Итак, цельного мировоззрения у эксплуатируемых масс на протяжении рабовладельческого, феодального и в значительной мере буржуазного общества не было. На первый план и здесь выступали общественная психология, настроения подавленности, пессимизма, стихийного недовольства и ненависти, а также призрачных надежд и мечтаний о более светлом будущем. Лишь в развитом буржуазном обществе пролетариат в лице передовых представителей класса обретает логически замкнутую и стройную систему взглядов. В общественном сознании происходит передвижка из сферы общественной психологии в сферу мировоззрения.

Однако даже в социалистическом обществе, когда основой научного мировоззрения безраздельно является марксизм-ленинизм, далеко не все члены общества в одинаковой мере и на одном уровне усваи-

вают, впитывают в себя, вырабатывают научное мировоззрение. Процесс формирования научного мировоззрения у всех членов общества занимает целую эпоху, эпоху перехода от развитого социалистического общества к развитому коммунизму. И здесь можно наблюдать сложную гамму взаимоотношений межЛу мировоззрением и общественной психологией, начиная от обыденного мировоззрения, в которое проникают элементы научного мировоззрения, вплоть до мировоззрения передовых членов общества, усвоивших марксистскую теорию в полном объеме.

Наконец, нельзя сбрасывать со счета различные виды мировоззрения. Как справедливо отмечает А. Г. Спиркин43), мировоззрение может быть идеалистическим и материалистическим, атеистическим и религиозным, обыденным и научным. Каждый вид мировоззрения взаимодействует с общественной психологией специфическим образом. Так, обыденное мировоззрение (взгляды на окружающее, не оплодотворенные наукой, или, по словам Энгельса, не выходящие за пределы четырех стен домашнего обихода) тесно сплетается с общественной психологией. При этом различные элементы общественной психологии неодинаково воздействуют на мировоззрение. На уровне обыденного мировоззрения большое влияние оказывает такой элемент общественной психологии, как слухи. Ясно, что научное мировоззрение не может основываться на таком эфемерном образовании общественной психологии.

. В сложном целом, составляющем единство обыденного мировоззрения и общественной психологии, преобладает эмоциональная, а не понятийная сторона. Ведущая роль общественной психологии проявляется здесь в той форме конкретно-образного мышления, которая получила название стереотипов14).

Конкретно-образное мышление, внушаемая вера, иллюзии, сложная гамма чувств проявляется в обыденном мировоззрении под влиянием религиозной идеологии. Психология верующих в нашей стране изучается группой ученых во глайе с Л. М. Угриновичем. Однако религиозное мировоззрение рядовых верующих, проникновение в него мирских элементов, мировоззрение той группы населения, которую обычно называют колеблющимися (не отошедшими от религии окончательно, но не признающими уже многих догматов и обрядов церкви), изучено еще очень слабо.

Значительно слабее воздействие элементов общественной психологии на мировоззрение ученого. Однако и здесь не следует сбрасывать со счета общественную психологию. Так, научное открытие, глубокая истина доставляют ученому эмоциональное переживание (радость открытия, бескорыстная любовь к истине).

Итак, взаимосвязь мировоззрения и социальной психологии прослеживается при анализе различных типов мировоззрения и на различных уровнях мировоззрения. Следует подчеркнуть, что взаимодействие здесь обоюдное: мировоззрение влияет на общественную психологию, и. наоборот, общественная психология воздействует на мировоззрение. Поскольку до сих пор нет четкого описания всех элементов, составляющих структуру мировоззрения и общественной психологии, трудно говорить о взаимном проникновении, взаимодействии каждого из этих элементов мировоззрения с элементами структуры общественной пси-

43) А. Спиркин. Мировоззрение. «Философская энциклопедия», т. 3. стр. 454.

44) Понятие стереотипа впервые исследовано У. Липпманом. Критика идеалистического понимания стереотипов содержится в книге В. А. Ядова «Идеология как форма духовной деятельности общества» (стр. 65—73). В то же время нельзя отрицать влияния стереотипов (чувственных образов в сознании) на поведение, на ведущую установку в действиях. И. С. Кон, например, отмечает связь стереотипов и этнических предрассудков (См.: И. С. Кон. Психология предрассудков. «Новый мир», 1966, № 9).

хологии, и наоборот. Прогресс в этом отношении возможен на путях применения теории графов45) к структурному анализу общественного сознания и элементов, его составляющих.

Рассмотрим некоторые аспекты воздействия общественной психологии на развитое мировоззрение.

Влияние общественной психологии на мировоззрение следует учитывать в процессе вырабатывания, формирования мировоззрения под действием обучения, воспитания (изучение философии и наук, воздействие на личность таких средств пропаганды, как печать, радио, телевидение).. Так, чтение лекций по философии, несмотря на абстрактность-самой науки, должно вестись ;не только <на высоком теоретическом уровне; чтобы вызвать интерес к науке, лекции должны быть эмоционально насыщены, т. е. воздействовать не только на разум, но и на чувства. В практике пропагандистской работы следует учитывать психологию личности, особенности психологии возрастных групп, уровень образования, профессиональный состав аудитории. Например, известно, что психологии подростков присущ определенный негативизм и скепсис (зачастую, напускной). Жадно впитывая знания, подросток критически относится к общим фразам, бездоказательным положениям, прописным истинам, которые повторяются многократно, но не вызывают положительной эмоциональной реакции. Наоборот, в отдельных случаях возникают отрицательные эмоциональные реакции, нежелание воспринимать информацию, своеобразный психологический протест.

Плохо и скучно прочитанная лекция на общественно-политические темы, радиопередачи и газетная статья, которые не воздействуют эмоционально, фразы пропагандиста, которые не содержат новой и достоверной информации, вызывают скуку, психологический протест и могут объективно принести вред делу формирования убежденности.

Буржуазные социологи пишут об «эффекте бумеранга», встречающемся в практике массового внушения с помощью массовых средств коммуникации, когда достигается эффект, противоположный ожидаемому. Так, Р. Мертон описал реакции зрителей на кинофильмы, в которых показываются зверства фашистов в годы II мировой войны; у некоторых зрителей садизм фашистов вызвал агрессивные чувства16). Рекомендуется применять в радиопропаганде средства, воздействующие на слушателей эмоционально (сердечность тона, различные оттенки одной и той же мысли, интонации голоса), ибо частые повторения в пропаганде ведут к скуке и даже к раздражению у слушателей17). П он, безусловно, прав.

Научное мировоззрение, формируемое на основе марксизма-ленинизма и ставшее глубоким внутренним убеждением личности, тесно связано с положительными общественными эмоциями; глубокой верой в торжество дела коммунизма, оптимистическим мироощущением, симпатиями и сочувствием к угнетенным и ненавистью к эксплуататорам, нетерпимостью к фальши, корыстолюбию, карьеризму. Мировоззрение, культивируемое в современном капиталистическом обществе, не только основано на принципах индивидуализма и стяжательства, но и само испытывает напор со стороны низменных страстей буржуа.rton. Masspersuasion. The Social Psvchology of a Bond Drive, N.-Y. and London, 1946, p. 134.

гией и социальной философией, с одной стороны, и стихийными настроениями запуганности, одиночества, бессилия и т. д., возникающими у буржуазного индивида под непосредственным влиянием капиталистической действительности, — с другой, существует своеобразная взаимосвязь и взаимозависимость. Общественная теория и философия как бы возводят эти стихийные настроения в более или менее цельную систему понятий и идей, создает обобщенные логические конструкции и мировоззренческие схемы, которые затем в свою очередь способствуют закреплению стихийных настроений в сознании людей. Иррациональные элементы в психологии и поведении растерянного и мятущегося буржуазного обывателя превращаются в философские «теоретические» учения иррационализма, скептицизма и даже прямой мистики»48).

Философия как «нерастворимый осадок», костяк мировоззрения испытывает влияние социальной психологии и в другом отношении. Речь идет о философской традиции каждой страны. Так, традиции эмпиризма характеризуют системы материализма и идеализма в Англии, в философии Германии XVIII—XIX вв. чрезвычайно1 сильны идеалистические традиции, идущие от Канта .и Фихте. Традиции конкуренции и свободного предпринимательства, возникшие в буржуазной экономике, поддерживаются ныне в философии. «Буржуазная философия — это предприятие, основанное на конкуренции, действующей в определенных границах… Вы можете быть прагматистом и позитивистом, неореалистом или наивным, критическим или кембриджским реалистом, монистическим идеалистом или плюралистическим идеалистом, экзистенциалистом или любым другим истом…», — иронически пишет прогрессивный американский философ Берроуз Данэм49).

В мировоззрении современного естествоиспытателя на Западе переплетаются материалистические традиции, идущие oY естествознания, и идеалистические традиции, навеянные буржуазной философией. Можно согласиться с М. М. Абрашневым, который отмечал: «Нередко мировоззрение ученого пытаются охарактеризовать по его философски осознанным положениям. Такой подход не является вполне удовлетворительным потому, что философские высказывания могут противоречить действительному мировоззрению естествоиспытателей. Так, некоторые философские положения Ч. Дарвина, А. Эйнштейна, Н. Винера являются метафизическими, в то время как по своему мировоззрению эти ученые в целом являются естественноисторическими и стихийными диалектиками»50) .

Приведенных примеров достаточно, чтобы показать несомненную связь такого абстрактно-рационального элемента мировоззрения, как философия, с различными элементами общественной психологии.

Взаимосвязь общественной психологии и таких элементов мировоззрения, как нравственные, эстетические, политические идеи и идеалы, более очевидна51) и в данной статье не анализируется.

Мы ограничились лишь беглым разбором взаимосвязи различных сторон общественной психологии и мировоззрения. Но даже рассмотренные отношения позволяют сделать вывод о необходимости деталь-

48) Ю. А. 3 а м о ш к и н. Кризис буржуазного индивидуализма и личность, стр. 312.

Б. Д а н э м. Мыслители и казначеи. М., 1960, стр. 50. «Границами, за которые не может выйти буржуазный философ, — замечает Данэм, — являются средневековая философия и философия марксизма — XIII и XXI вв.

50) «Ленинская теория отражения и современная наука», М„ 1966, стр. 354.

5]) Взаимосвязь искусства и мировоззрения анализируется С. С. Гольдентрихтом (См.: Сб. «Взаимодействие форм общественного сознания», М., Изд-во МГУ, 1964). Однако автор ограничивается политическим аспектом проблемы, а под мировоззрением понимает политические, философские, нравственные и эстетические взгляды (Указ. кн., стр. 161).

ного и конкретного анализа как самой структуры мировоззрения и общественной психологии, так и их взаимной авязи. Путь исследования зависимости различных элементов общественного сознания как сложной системы с многочисленными подсистемами, на наш взгляд, является весьма плодотворен. На этом пути возможно прийти и к практическим рекомендациям, которые будут способствовать научному подходу к формированию коммунистического мировоззрения у всех членов нашего общества.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ИДЕОЛОГИЯ

      Общественная психология –    это   совокупность   чувств,     эмоций,     несистематизированных взглядов, настроений, обычаев, традиций, привычек, складывавшихся под влиянием непосредственного общественного бытия.
Над общественной психологией возвышается идеология. Идеология — это совокупность идей, взглядов, теорий, отражающих общественные отношения в более или менее стройной системе. Идеология включает в себя политические и правовые взгляды, теории, философию, мораль, искусство, религию.
Общественная психология не способна подняться до глубоких научно-теоретических обобщений. Она отражает общественное бытие поверхностно, хотя и более тесно связана с ним, чутко реагируя на всякие его изменения. Идеология, глубже отражая суть общественного бытия способствует более кардинальным его изменениям на основе         использования    научных     данных.
Между общественной психологией и идеологией существует органическое и диалектическое единство. Идеология, анализируя и обобщая результаты практической деятельности людей, позволяет установить основные тенденции в развитии         исторических      процессов.

Общественное сознание представляет собой очень сложное в структурном отношении образование. В связи с этим его деление на

структурные элементы может быть проведено по разным основаниям. Во-первых, таким основанием может служить специфика тех сторон действительности, которые отражаются общественным сознанием, и тогда мы говорим о его формах; во-вторых, деление может быть проведено в связи с субъектами сознания, и тогда наряду с сознанием всего общества должно рассматривать сознание больших социальных групп и даже индивидуальное сознание. И, наконец, структура общественного сознания может рассматриваться под углом зрения уровня, глубины отражения общественным сознанием социальной действительности, и тогда в качестве основных структурных элементов выделяются общественная психология и идеология. С характеристики этих элементов мы и начнем структурный анализ общественного сознания.

Общественное сознание каждой исторической эпохи (исключая первобытно-общинный строй) имеет два уровня: психологический и идеологический.

Общественная психология есть совокупность чувств, настроений, обычаев, традиций, побуждений, характерных для данного общества в целом и для каждой из больших социальных групп (класса, нации и т. д.). Общественная психология вырастает непосредственно под влиянием конкретно-исторических условий социального бытия. И поскольку эти условия для каждой из больших групп различны, неизбежно различаются между собой и их социально-психологические комплексы. Эти специфические черты особенно ощутимы в классовом обществе Разумеется, 6 социально-психологических комплексах противоположных классов имеются в каждой стране и общие черты, связанные с ее историческими особенностями, национальными традициями, культурным уровнем. Не случайно мы говорим об американской деловитости, немецкой пунктуальности, российской необязательности и т. д.

Идеология есть система теоретических взглядов, отражающая степень познания обществом мира в целом и отдельных его сторон, и, как таковая, она представляет более высокий по сравнению с общественной психологией этап, уровень общественного сознания — уровень теоретического отражения мира. Если при анализе психологии социальных групп мы пользуемся эпитетом “общественная”, ибо существуют еще психология возрастная, профессиональная и т. п., то понятие “идеология” в таком дифференцирующем эпитете не нуждается: нет идеологии индивидуальной: она всегда носит общественный характер.

Необходимо иметь в виду, что понятие “идеология” употребляется в социальной философии в еще одном, более узком смысле — как система теоретических взглядов одной большой социальной группы, прямо или опосредованно отражающая ее коренные интересы. Таким образом, если в первом случае доминирует познавательный аспект, выясняется уровень общественного сознания, то при втором варианте применения акцент смещается в сторону аксиологического (ценностного) аспекта, причем оценка тех или иных социальных явлений и процессов дается с узкогрупповых позиций.

Если общественная психология формируется стихийно, непосредственно под воздействием тех жизненных обстоятельств, в которых находится класс, то идеология преимущественно выступает как продукт теоретической деятельности “особо уполномоченных” данного класса — его идеологов, которые, по выражению Маркса, теоретически приходят к тем же самым выводам, к которым класс в целом приходит практически. Очень важно отметить, что по своему социальному положению идеологи класса могут и не принадлежать к данному классу, но, выражая на языке идеологии интересы класса, идеологи служат ему, составляют его интеллигенцию.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Соотношение между общественной психологией и идеологией предопределено тем, что первая является эмоциональным, чувственным, а вторая — рациональным уровнем общественного сознания.

Известно, что чувственное познание вообще есть недостаточный (поверхностный), но необходимый этаж сознания, поскольку только благодаря ему наш мозг может получить первичную информацию о мире и из нее синтезировать знание о сущности вещей. Общественная психология есть то непосредственное отражение внешних проявлений социальной действительности, которое составляет своеобразный базис для возникновения соответствующей идеологии. Идеология проясняет то, что смутно схвачено психологией, глубоко проникает в сущность явлений.

Отношение между идеологией и общественной психологией весьма сложно. С одной стороны, формируясь, идеология базируется на определенных чертах психологии данной социальной группы. С другой стороны, идеология не есть простое пассивное отражение особенностей общественной психологии. Появившись на свет, она способствует усилению одних психологических черт своего класса и ослаблению, введению к минимуму других.

В философской и исторической литературе очень часто встречаются понятия “обыденное сознание” и “массовое сознание”. И хотя, как следует из названий, понятия эти предназначены для характеристики разных сторон общественного сознания (в первом случае нас интересует степень “онаученности” сознания, во втором же — степень его распространенности в обществе), до настоящего дня они в самой значительной степени совпадают по своему объему и могут быть синкретно определены как эмпирическое, стихийно возникающее в процессе повседневной житейской практики и характерное для основной массы членов общества сознание. Сложнее выглядит их соотношение с общественной психологией и идеологией. Нередко можно встретиться с попыткой свести все содержание обыденного и массового сознания исключительно к социально-психологическому. В особенности это неверно по отношению к современному обществу, обыденное и массовое сознание членов которого уже заметно теоретизировано и идеологизировано.

На всех этапах исторического развития социально-психологический фактор играет активную роль. Можно, например, четко проследить закономерности психологического вызревания социальных революций, равно как и те психологические факторы, которые позволяют стабилизировать послереволюционное общество. Так, при анализе перехода от рабовладения к феодализму Энгельсом была прослежена обратная связь психологического фактора и социально-экономического переворота. “Рабство, — отмечал он, — перестало окупать себя и потому отмерло. Но умирающее рабство оставило свое ядовитое жало в виде презрения свободных к производительному труду. То был безвыходный тупик, в который попал римский мир: рабство сделалось невозможным экономически, труд свободных считался презренным с точки зрения морали. Первое уже не могло, второй еще не мог быть основной формой общественного производства”. Таким образом, переход к новым производственным отношениям (“выбор” их) определяется не только экономическим фактором (уровнем производительных сил), но и фактором психологическим: насколько тот или иной уклад морально правомерен или осужден в глазах общества.

 

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Структура общественного сознания. Формы общественного сознания

Общественное сознание является достаточно сложным для понимания и восприятия явлением. Для него характерно несколько сторон, которые представляют собой относительно самостоятельное духовное образование. Одновременно с тем связана и с другими его сторонами как прямо, непосредственно, так и косвенно. В итоге общественное сознание представляется как структурная целостность, элементы которой связаны друг с другом.

Структура общественного сознания в современной социальной философии

По мнению современной социальной философии, в структуру общественного сознания входят следующие элементы:

  • Обыденное и теоретическое сознание.
  • Общественная психологи и идеология.
  • Формы общественного сознания.

Обыденное и теоретическое сознание

Обыденное и теоретическое сознание. Оно включает в себя два уровня общественного сознания – низший и высший. Их разница в глубине понимания общественных явлений и процессов, а также в уровне их осознания.

Обыденное сознание характерно для всех людей без исключения. Оно формируется в ходе ежедневной деятельность и основывается на эмпирическом опыте, иначе говоря повседневной житейской практики. По большому счёту это стихийное отражение людьми всего потока социальной жизни без применения систематизации общественных явлений и установления их глубинной сущности.

В ситуации, когда люди лишены научного понимания определённых явлений общественной жизни, они говорят о подобных явлениях на уровне обывателя. Таких ситуаций складывается в жизни каждого человека бесчисленное множество, поскольку не все люди могут мыслить научно.

Очевидно, что при меньшем уровне образованности людей, они в больше степени рассуждают о явлениях общественной жизни на уровне обывателей. Однако важно понимать, что даже самый грамотный человек не может мыслить научно совершенно обо всём.

Следовательно, область функционирования обыденного сознания имеет весьма обширные очертания. Оно даёт возможность с высокой долей достоверности, опираясь на здравый смысл, говорить о многих явлениях и событиях общественной жизни и принимать на этом уровне верные решения, которые базируются на житейском опыте. В этом определена роль и значение обыденного сознания в жизни людей и в развитии общества.

В основанном на житейском опыте обыденном сознании содержатся полезные сведения, которые нужны для ориентации людей в окружающем мире, а также для их производственной и не только деятельности. Такие сведения касаются свойств природного мира, трудовой деятельности, семьи и быта людей, их экономических отношений, нравственных норм, искусства и т.п. Народное искусство до сих пор практически полностью основывается на обыденных представлений людей о прекрасном.

Замечание 1

Нельзя не упомянуть тот факт, что обыденное сознание наполнено иллюзиями, которые имеют весьма абстрактный и приблизительный характер и даже более того, ошибочными иллюзиями и предрассудками.

В данном контексте теоретическое сознание представляется как осмысление явлений общественной жизни посредством установления их сущности и объективных закономерностей их развития. Это всё касается экономической, социальной, политической и духовной сфер жизни общества. Как следствие, оно предстаёт как более высокий по сравнению с обыденным уровень общественного сознания.

Теоретическое сознание представлено логической системой взаимосвязанных положений, таким образом, она выступает конкретной научной концепцией, касательно того или иного явления общественной жизни. Субъектами теоретического сознания являются не все люди, а только учёные, специалисты, теоретики в различных областях знаний, а также люди, которые могут судить с научной точки зрения о соответствующих явлениях развития общества. Зачастую так случается, что какой-то человек рассуждает о сравнительно ограниченном круге общественных явлений с научной позиции. Об остальных он рассуждает на уровне обывателя, и хорошо, если, опираясь на здравый смысл, потому что возможно, что всего лишь на уровне собственных иллюзорных представлений и общепринятых мифов.

Обыденное и теоретическое сознание взаимодействует друг с другом. Как следствие, оба они развиваются. В силу этих обстоятельств, обогащается содержание обыденного сознания, которое пополняется всё более научными сведениями и суждениями о различных явлениях общественной жизни. В данном контексте современное обыденное сознание людей существенно отличается от того, что происходило, например, два века назад.

Два уровня общественного сознания выполняют свои функции в жизни и деятельности людей, а также влияют на развитие общества.

Общественная психология и идеология

Общественная психология и идеология являются своеобразными структурными элементами общественного сознания. В них выражается не только уровень понимания существующей социальной действительности, но и отношение к ней со стороны разных социальных групп и национально-этнических сообществ. Своё выражение такое отношение получает в потребностях людей, иначе говоря во внутренних побуждениях к освоению реальности, к утверждению одних условий общественной жизни, а также к уничтожению других, к производству тех или иных материальных и духовных ценностей и их потреблению.

То отношение к явлениям общественной жизни, которое заключено в общественной психологии, выражается в потребностях людей и их интересах, а также в различных чувствах, настроениях, обычаях, нравах, традициях, проявлениях моды и стремлениях, целях и идеалах. Здесь говорится о конкретном настрое чувств и умов, который сочетает в себе определённое понимание происходящего в обществе и духовного отношения к ним субъектов.

Общественная психология становится в таком случае тем самым единством эмоциональных и интеллектуальных отношений людей, которая выражается в отношении условий жизни и общественного бытия. Она характеризуется как проявление психологического склада социальных групп и национальных общностей.

Пример 1

Социально-классовая и национальная психология представляет собой проявление психического склада социальных групп. Национальная психология может выступать как национального характера народа.

В социально-классовом характере также находит своё выражение психологический склад классов и иных социальных групп, их деятельность этим и определяется. В итоге общественная психология выступает как форма убеждений, верований, социальных установок на восприятие действительности и отношения к ней.

Общественная психология подобно обыденному сознанию является проявлением сознания больших масс людей, классов, наций и народов. В данном контексте она взаимозаменяема с массовым сознанием, поскольку имеет те же свойства.

Одной из функций общественной или социальной психологии является ценностно-ориентировочная. Её суть состоит в том, что сформировавшаяся психология классов, народов складывает ценностные ориентации людей, а также предпосылки для их действий, опираясь на оценку социальных групп различных явлений общественной жизни.

Ещё одной функцией общественной психологии является мотивационно-побудительная. Её суть в том, что она способна побудить массы людей, отдельные социальные группы к действию в конкретном направлении, иными словами создаёт предпосылки для соответствующей мотивации деятельности людей. В данном контексте воздействовать на общественную психологию ни что иное, как способствовать зарождению мотивов деятельности поведения людей, их волевых усилий, которые устремлены на реализацию их социальных интересов. Большинство из этих мотивов появляются внезапно и процессе перманентного воздействия на сознание людей объективных условий их жизни.

Это свидетельствует о том, что в ходе проведения государственной политики, вне зависимости от того, касается она общества или какой-то иной сферы, важно придавать значение общественной психологии различных социальных групп и слоёв населения. Поскольку социально-психологические мотивы представляют собой очень важный фактор, который либо содействует, либо наоборот препятствует осуществлению подобной политики.

Работа механизма социальной деятельности зависит ещё и от идеологии. Она способна передать, как и общественная деятельность объективные потребности и интересы различных социальных групп, в первую очередь классов, а также социальных общностей.

Замечание 2

В идеологии потребности классов и социальных общностей осознаются на более высоком уровне, а именно на теоретическом.

Сама идеология является системой взглядов и установок, которые отражают социально-политический строй общества, его социальную структуру, потребности и интересы на теоретическом уровне. Она более чётко выражает отношение тех или иных классов, политических партий и движений к существующей политической системе общества, государственному строю, отдельным политическим институтам.

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание  

Полагаясь на то утверждение, что идеология выступает как теоретическая концепция, можно говорить о том, что она волей-неволей должна освещать процесс общественного развития, находить суть политических, правовых и других явлений и закономерностей их развития. Но необходимо понимать, что это происходит далеко не всегда.

По большому счёту научным содержанием наполняется идеология тех социальных субъектов, которые представляют интересы актуальные для основных тенденций развития общества и совпадают с интересами общественного прогресса. В такой ситуации их интересы совпадают с подлинными интересами большинства членов общества. В силу этого у них не возникает необходимость прятать собственные интересы, и одновременно существует необходимость понять закономерности развития общества, взаимодействие объективных и субъективных условий его функционирования. Как следствие, заинтересованность в научном анализе общественных явлений, в поиске истины. Таким образом, можно сделать вывод, что движущая сила идеологии – социальный интерес, а познавательный ориентир – истина.

Замечание 3

Не всякая идеология научна.

Были выявлены случае, когда настоящие интересы тех или иных классов скрываются в идеологии. Это происходит из-за расхождения с интересами прогрессивного развития общества. Тогда создаётся такая идеология, которая видит своей целью создать картину заведомо ложных процессов, происходящих в обществе, а также расстановки социально-классовых сил, искажение цели их деятельности и т.п. Иначе говоря, формируется сознательная мистификация реальности, появляется множество социальных мифов, которые способны затуманить сознание масс и в таких условиях реализовываются интересы тех сил, которым подвластна эта идеология.

Идеологии характерна социально-классовая природа. Но это не всегда значит, что она представляет узкую систему взглядов конкретного класса. В первую очередь, идеология любого класса может содержать в себе положения, которые разделяются представителями других классов и слоёв общества. По этим причинам она становится их общей идеологией, расширятся социальная база. Далее важно отметить, что идеология выражает в том числе и национальные интересы, и общечеловеческие, помимо социально-классовых.

Пример 2

Интересы сохранения всеобщего мира, защита природной среды и т.п. являются ярким примером выражения идеологии.

Однако самой важной частью идеологии выступают те её положения, которые отражают интересы того или иного класса, которые согласуются или расходятся с интересами другого класса. Идеология может быть, как научной, так и ненаучной, прогрессивной и реакционной, радикальной и консервативной. Главным образом это зависит от её социально-классового содержания, форм, а также способов её воплощения в жизнь.

От общественной психологии она отличается тем, что она формируется сознательно, а не стихийно.

Замечание 4

Идеология формируется идеологами сознательно.

В качестве идеологов выступают политики, философы и теоретики. После чего при помощи специальных механизмов идеология попадает в массы и внедряется в их сознание посредством различных рычагов системы образования и воспитания, средства массовой информации и т.п. В итоге, процесс создания идеологии и её распространения в обществе представляется от начала до конца осознанным и целенаправленным.

Очевидно, что распространяется именно та идеология, которая представляет интересы большинства членов общества. Случается, что идеология навязывается массам, даже если она чужда им и их подлинным интересам. Многие индивиды и группы людей могут заблуждаться и руководствоваться объективно чужой идеологией. В итоге они оказываются на стороне тех, чьи позиции не совпадают с их собственными и причиняют ущерб своим взглядам.

Сила влияния той или иной идеологии зависит от её положения в обществе тех классов и социальных групп, интересы которых она представляет, более того является наиболее глубокой и устойчивой, чем общественная психология. Идеология может оказывать долговременное влияние на характер человеческой социальной активности, в той ситуации, когда она выражает на только своевременные, но и укоренённые интересы классов.

Очевидно, что идеология проходит процесс своего формирования под воздействием всех без исключения объективных и субъективных условий развития общества. Более того, под влиянием и общественной психологии. Вместе с тем она оказывает особое влияние и на общественную психологию.

Стоит отметить, что под влиянием идеологии может в значительной мере изменяться эмоциональный настрой всех социальных групп, а также их умонастроения. Иначе говоря, вся социально-психологическая система мотивов их действий подвержены влиянию идеологии. Установки идеологии так или иначе вписываются в социально-психологические мотивации действий социальных групп и задавать их направление. Обычно идеологические установки тают толчок к серьёзным преобразованиям в социальной сфере. Но существуют и исключения, которые в любом случае являются подтверждением общего правила.

Формы общественного сознания, критерии их разграничения

Для современной социальной философии характерно несколько форм общественного сознания: политическое, правовое, моральное, этическое, религиозное, научное и философское. Каждая форма является отражением соответствующей стороны общественной жизни и воспроизводит их духовно. При всём при этом у них сохраняется самостоятельность во всех формах общественного сознания, воздействующих на происходящее в обществе политические, экономические и другие процессы.

Данные критерии выделяют и разграничивают по определённым критериям. В первую очередь их различают по объекту отражения. Именно это и лежит в основе их разграничения.

Пример 3

В политическом сознании наиболее ярко отражается политическая жизнь, нежели в каком-то ином. Именно в политическом сознании возникают политические отношения между людьми, поскольку именно эта сторона общественной жизни является отражением политической деятельности людей.

Для правового сознания характерно отражение различных правовых моментов правовой жизни общества, связанных с разработкой и внедрением в практическую жизнь любых правовых и законодательных норм. Моральное сознание отражает действительность нравственных отношений в обществе. Эстетическое сознание представляет собой эстетическое отношение людей к окружающему миру, которое отражается в искусстве. Очевидно, что все формы общественного сознания отражают так или иначе такие стороны жизни, которые хоть и не явно, но всё же связаны между собой. Но свой объект каждая из них отражает в полной мере и наиболее ярко, духовно и точно.

Формы общественного сознания отличаются и разграничиваются между собой по формам и способам отражения реального положения дел.

Пример 4

Наука отражает мир в форме терминов, гипотез, теорий и т.п. А среди её способов познания – опыт, моделирование, мыслительный эксперимент и т.п.

Для искусства характерно проявление эстетического сознания посредством художественных образов. Здесь различные жанры искусства используют свои способы передачи эстетического освоения мира. Моральное сознание отражает существующие в обществе отношения в форме моральных переживания и воззрений, которые выражаются в моральных нормах и принципах поведения, более того различным обычаям и традициям это тоже характерно. Политические и религиозные взгляды по-своему отражают общественную жизнь.

Все формы общественного сознания отличаются по своей роли и значению в жизни общества. Это определяется теми функциями, которые каждая из них выполняет. Здесь говорится о познавательной, эстетической, воспитательной, идеологической функциях различных форм общественного сознания, а также о функциях морального, политического и правового регулирования поведения людей и общественных отношений, которые образуются между ними.

Важно помнить и о такой важной функции, как сохранение духовного наследия общества в науке, искусстве, морали, политическом, правовом, религиозном и философском сознании. Более того, не стоит забывать и о прогностической функции науки, философии и других форм общественного сознания, а также о их способности предсказывать будущее и делать прогнозы касательно развития общества в ближайшие и отдалённые периоды. Для всех форм общественного сознания характерен конкретных набор функций, о которых говорилось выше. В реализации данных функций проявляется её роль и значение в жизни общества.

Все формы общественного сознания – политическое, правовое, моральное, эстетическое, религиозное и др. – взаимодействуют между собой и взаимосвязаны, поскольку взаимодействуют те стороны жизни общества, которые в них имеют своё отражение. Таким образом, общественное сознание является некой целостной системой, которая отражает единство социальной жизни, построенной именно на этом взаимодействии.

Именно в границах структурной целостности общественного сознания между собой взаимодействуют обыденное и теоретическое сознание людей, их общественная психология и идеология, а также все формы общественного сознания, о которых говорилось выше.

Характер сложившихся общественных отношений влияет на то, какая форма будет преобладать – политическая, правовая, моральная, научная или религиозная.

Особенности общественного сознания современной России

Сегодня в России наблюдается рост политического сознания не только государственных или политических деятелей, но и простых людей. Это происходит благодаря реформам политической системы. Более того, говорят о повышении роли правового сознания в связи с активным процессом правотворчества при переходе к новым общественным отношениям и стремлениям народа выстроить новое правовое государство в целом.

Также очевидно распространение религиозного сознания в массах. Его миротворческая роль постепенно возрастает, что способствует достижению духовного единства народа. Более того, можно утверждать о возросшем значении морального и эстетического сознания, характерных нравственных и эстетических ценностей, которые должны по своему существу обогащать духовность народа и придавать отношениям между людьми гуманность. Очень важно, чтобы все объективные требования осуществились.

Для усложнения процессов общественного развития и повышения их динамической силы, необходимо повышать уровень творческой активности людей. Однако нужно понимать, что эта активность должна быть осознанной, основываться на ясных целях и убеждениях. Таким образом возрастает значение всех форм общественного сознания, в пределах которых происходит осмысление различных явлений и процессов общественной жизни. Более того, именно так вырабатываются новые способы, которые помогают воздействовать на них.

Какая связь между философией и психологией?

Философия и психология — две области изучения, занимающие общее место в истории. Психология возникает из философии. Он возник для того, чтобы включить эмпирический метод при рассмотрении вопросов, поставленных философией. Таким образом, философия привнесла в область психологии различные темы для изучения, такие как ощущения, восприятие, интеллект и память.

Напротив, решения, которые дает каждое поле, разные.Хотя у них общие предметы обучения, у них разные точки зрения. Даже используя одни и те же теории, философия и психология часто не приходят к одним и тем же выводам. Таким образом, профессионалы в каждой области иногда считают себя противниками.

Психология и философия

Слово «психология» происходит от греческих слов «психе» и «логос». Соответственно, они означают «душа» и «учеба». Следовательно, психология означает изучение души. Проще говоря, мы могли бы сказать, что психология — это наука, отвечающая за изучение человеческого разума и поведения.

Он призван объяснить, что происходит в нашем «черном ящике» и как эти события влияют на наш образ действий, с учетом получаемых нами стимулов. Психология также стремится понять, как люди получают и интерпретируют информацию, которая приходит к ним через их органы чувств.

Термин «философия» происходит от греческих слов «филон» и «софия», которые означают «любовь к мудрости». Цель философии — решать проблемы, которые возникают в действительности.

Он фокусируется на изучении множества, возможно, более трансцендентных проблем.Они включают существование, знание, истину, мораль, красоту, разум и язык. Обычно он проводит свои исследования неэмпирическим способом. Это может быть концептуальный анализ , мысленные эксперименты, предположения или другие априорные методы.

Сходства между философией и психологией

Психология зависит от философии по нескольким причинам. Прежде всего, философия дает психологии общее видение человека. Это основа значительной части психологических теорий.Верно и обратное соотношение. Философия иногда использует научную методологию для достижения своих целей. Оба имеют общие теории и объекты исследования.

Еще одно сходство состоит в том, что философия внесла свой вклад в психологию. Вот некоторые примеры: ощущение, восприятие, интеллект, память и воля. Как мы уже говорили, имеют общие объекты изучения, хотя их способы их изучения и ответы, которые они дают, различаются.

С другой стороны, философия вписывается в психологию двояко.Во-первых, через относительные гипотезы: разум и правильные способы его изучения. Во-вторых, через общие принципы, лежащие в основе научных исследований.

Различия между философией и психологией

Хотя обе дисциплины исследуют поведение людей, они действительно различаются. Некоторые различия заключаются в их методологиях, целях и в том, принимают ли они во внимание мораль.

Что касается метода, то философия работает с концептуальными категориями и отношениями, которые существуют между ними. Следовательно, он открыт для любого метода.

Психология, с другой стороны, опирается на эмпирические и статистические данные. Он использует количественные и качественные исследования. Основное внимание уделяется экспериментам и эмпирической проверке гипотез. Эксперименты — это способ понять наше поведение и проверить имеющиеся у нас инструменты, такие как методы лечения.

Что касается конечных целей каждой области, то философия имеет более интеллектуальные цели, в то время как психология фокусируется на терапии и вмешательстве. Философия создает философские системы или категории, которые служат для объяснения реальности.Психология, вместо изучения философии в целом, стремится изолировать отдельные переменные человеческого поведения.

Следовательно, психологические теории рассматривают нашу биологию. Одним из примеров является изучение химии нашего мозга. Кроме того, психология учитывает индивидуальные различия. Ведь никто точно не имитирует поведение другого человека даже в тех же обстоятельствах.

Нравственность

Еще одно большое различие между ними заключается в их концепции морали. Философия пытается объяснить все, в том числе правильные способы поведения. Философия иногда описывает, что правильно, а что нет.

С другой стороны, психология не участвует в этом споре. Хотя психология предложила шкалы этики и морали, ее цель состоит не в изучении того, что морально, а что нет, а скорее в том, какие существуют различные морали.

Философия и психология изучают людей и их поведение. У них есть сходства и различия, они даже по-разному интерпретируют одни и те же вещи.Таким образом, метод, который использует каждый, будет обусловливать ответы, которые он дает. Тем не менее, они разделяют некоторые теории и результаты.

Карл Юнг и астрология в психоанализе

Юнг был убежден, что в каждом человеке есть врожденная склонность быть тем, чем он является на самом деле.Это не приобретается, а рождается с каждым из нас. Читать далее »

Журнал теоретической и философской психологии

Перед отправкой внимательно прочтите и следуйте инструкциям по отправке, приведенным ниже. Рукописи, не соответствующие правилам подачи документов, могут быть возвращены без рассмотрения.

Представление

Обычно статьи состоят из 25–35 страниц рукописи, но могут быть и 40 страниц в зависимости от темы.Мы не рассматриваем рукописи объемом более 40 страниц.

Для отправки в редакцию Брюса Дженнингса и Джеймса Крессвелла, пожалуйста, отправьте рукописи в электронном виде через Портал подачи рукописей в формате Word Document (.doc).

Начиная с 15 июня 2020 года, все новые представленные рукописи должны быть подготовлены в соответствии с изданием 7 Руководства по публикациям Американской психологической ассоциации . Доступны рекомендации по стилю и грамматике APA для издания 7 th .

Отправить рукопись

Брюс Дженнингс, Массачусетс
Департамент политики здравоохранения
Университет Вандербильта
Нашвилл, TN 37203

Джеймс Крессвелл, доктор философии
Кафедра психологии
Университет Амвросия
Калгари, AB T3H 0L5
Канада

Общую корреспонденцию можно направлять в редакцию.

Пожалуйста, укажите адреса электронной почты и номера факсов для использования редакцией, а затем и производственным офисом. Большая часть переписки между редакцией и авторами ведется по электронной почте, поэтому действующий адрес электронной почты важен для своевременного обмена информацией во время редакционного процесса.

Сохраните копию рукописи на случай потери.

Подготовка рукописи

Перед отправкой статьи ознакомьтесь с Руководством по подготовке рукописи журнала APA.

Если ваша рукопись была проверена по маске, убедитесь, что окончательная версия для производства включает в себя имя автора и полное примечание автора для набора.

Двойной интервал для всей копии. Другие инструкции по форматированию, а также инструкции по подготовке таблиц, рисунков, ссылок, показателей и рефератов приведены в руководстве Manual .Дополнительное руководство по стилю APA доступно на веб-сайте стиля APA.

Ниже приведены дополнительные инструкции по составлению отображаемых уравнений, компьютерного кода и таблиц.

Отображаемые уравнения

Мы настоятельно рекомендуем вам использовать MathType (стороннее программное обеспечение) или Equation Editor 3.0 (встроенный в версии Word до 2007) для построения ваших уравнений, а не поддержку формул, встроенную в Word 2007 и Word 2010. Формулы составлены со встроенной поддержкой формул Word 2007 / Word 2010 преобразуются в графику с низким разрешением, когда они входят в производственный процесс, и их нужно повторно вводить наборщиком, что может привести к ошибкам.

Для построения уравнений с помощью MathType или Equation Editor 3.0:

  • Перейдите в раздел «Текст» на вкладке «Вставка» и выберите «Объект».
  • В раскрывающемся меню выберите MathType или Equation Editor 3.0.

Если у вас есть уравнение, которое уже было создано с помощью Microsoft Word 2007 или 2010, и у вас есть доступ к полной версии MathType 6.5 или более поздней версии, вы можете преобразовать это уравнение в MathType, нажав MathType Insert Equation. Скопируйте уравнение из Microsoft Word и вставьте его в поле MathType.Убедитесь, что уравнение верное, щелкните «Файл», а затем щелкните «Обновить». Теперь ваше уравнение вставлено в файл Word как уравнение MathType.

Используйте Equation Editor 3.0 или MathType только для формул или формул, которые не могут быть созданы как текст Word с использованием шрифта Times или Symbol.

Код компьютера

Поскольку любое изменение компьютерного кода (например, отступы, межстрочный интервал, разрывы строк, разрывы страниц) в процессе набора может изменить его значение, мы обрабатываем компьютерный код иначе, чем остальная часть вашей статьи в нашем производственном процессе.С этой целью мы запрашиваем отдельные файлы для компьютерного кода.

Дополнительные онлайн-материалы

Мы просим включить исполняемый исходный код в качестве дополнительного материала к статье. Для получения дополнительной информации посетите раздел Добавление к статье онлайн-материалов.

В тексте статьи

Если вы хотите включить код в текст опубликованной рукописи, отправьте отдельный файл со своим кодом именно в том виде, в котором вы хотите, чтобы он отображался, используя шрифт Courier New с размером шрифта 8 пунктов.Мы сделаем изображение каждого сегмента кода в вашей статье, длина которого превышает 40 символов. (Более короткие фрагменты кода, которые появляются в тексте, будут набраны в Courier New и объединены с остальным текстом.) Если приложение содержит сочетание кода и пояснительного текста, отправьте файл, содержащий все приложение, с код введен 8-ми пунктами Courier New.

Столы

Используйте функцию Word «Вставить таблицу» при создании таблиц. Использование пробелов или табуляции в вашей таблице создаст проблемы при наборной таблице и может привести к ошибкам.

Услуги по академическому письму и редактированию английского языка

Авторам, которые считают, что их рукопись может извлечь выгоду из дополнительной поддержки академического письма или языкового редактирования до подачи заявки, рекомендуется искать такие услуги в принимающих учреждениях, взаимодействовать с коллегами и экспертами в данной области и / или рассматривать несколько поставщиков, которые предлагают скидки на Авторы АПА.

Обратите внимание, что APA не поддерживает и не несет ответственности за перечисленных поставщиков услуг.Это строго справочная служба.

Использование такой услуги не обязательно для публикации в журнале APA. Использование одной или нескольких из этих услуг не гарантирует выбор для рецензирования, принятие рукописи или предпочтение публикации в каком-либо журнале APA.

Подача дополнительных материалов

APA может размещать в Интернете дополнительные материалы, доступные через опубликованную статью в базе данных PsycARTICLES ® . Дополнительные сведения см. В разделе «Добавление к статье онлайн-материалов».

Примечание автора

В качестве части примечания к автору, пожалуйста, предоставьте подробности (два-четыре предложения) о предшествующем распространении идей и данных, содержащихся в рукописи (например, если некоторые или все данные и идеи в рукописи были представлены на конференции или собрание, размещенное в рассылке, размещенное на веб-сайте и т. д.).

Аннотация и ключевые слова

Все рукописи должны включать аннотацию, содержащую не более 250 слов, напечатанных на отдельной странице. После аннотации укажите до пяти ключевых слов или коротких фраз.

Заявления об общественной значимости

В рамках пересмотра статьи, пожалуйста, отправьте короткое изложение из одного-двух предложений, написанных простым английским языком. Этот текст должен резюмировать выводы статьи и значение для образованной публики (например, понимание человеческих мыслей, чувств и поведения и / или помощь в решении психологических или социальных проблем).

Эта новая функция статьи позволяет авторам лучше контролировать то, как их работа будет интерпретироваться ключевой аудиторией.Пожалуйста, обратитесь к Руководству по переводу тезисов и заявлений об общественной значимости, чтобы помочь вам написать свой текст.

Список литературы

Перечислите ссылки в алфавитном порядке. Каждая указанная ссылка должна быть процитирована в тексте, а каждая текстовая цитата должна быть указана в разделе «Ссылки».

Примеры основных справочных форматов:

  • Журнальная статья:
    Хьюз Г., Десантис А. и Вазак Ф. (2013). Механизмы намеренного связывания и сенсорного ослабления: роль временного предсказания, временного контроля, предсказания личности и моторного предсказания. Психологический бюллетень, 139, 133–151. http://dx.doi.org/10.1037/a0028566
  • Автор книги:
    Роджерс Т. Т. и Макклелланд Дж. Л. (2004). Семантическое познание: подход параллельной распределенной обработки. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.
  • Глава в отредактированной книге:
    Гилл, М. Дж., И Сайфер, Б. Д. (2009). Невежливость на рабочем месте и доверие в организации. В P. Lutgen-Sandvik & B.D.Sypher (Eds.), Деструктивная организационная коммуникация: процессы, последствия и конструктивные способы организации (стр.53–73). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис.

Фигуры

Графические файлы приветствуются, если они представлены в виде файлов Tiff или EPS. Фигуры из нескольких панелей (т. Е. Фигуры с частями, обозначенными a, b, c, d и т. Д.) Должны быть собраны в один файл.

Минимальная толщина линии для штриховой графики составляет 0,5 пункта для оптимальной печати.

Дополнительные сведения о допустимых разрешениях, шрифтах, размерах и других проблемах с рисунками см. В общих рекомендациях.

По возможности размещайте условные обозначения под рисунком, а не сбоку.

APA предлагает авторам возможность публиковать свои рисунки в Интернете в цвете без затрат, связанных с печатной публикацией цветных рисунков.

Одинаковый заголовок будет отображаться как в интерактивной (цветной), так и в печатной (черно-белой) версиях. Чтобы гарантировать, что рисунок может быть понят в обоих форматах, авторы должны добавить альтернативную формулировку (например, «красные (темно-серые) полосы представляют») по мере необходимости.

Для авторов, которые предпочитают, чтобы их рисунки публиковались в цвете как в печати, так и в Интернете, оригинальные цветные рисунки могут быть распечатаны в цвете по усмотрению редактора и издателя при условии согласия автора на оплату:

  • 900 долларов за одну фигурку
  • Дополнительные 600 долларов за вторую фигурку
  • Дополнительные 450 долларов за каждую последующую цифру

Разрешения

Авторы принятых работ должны получить и предоставить редактору после окончательного принятия все необходимые разрешения для воспроизведения в печатной и электронной форме любой защищенной авторским правом работы, включая тестовые материалы (или их части), фотографии и другие графические изображения (в том числе те, которые используются в качестве стимулов). в экспериментах).

По совету юриста APA может отказать в публикации любого изображения, авторское право которого неизвестно.

Политика публикации

Политика

APA запрещает автору представлять одну и ту же рукопись для одновременного рассмотрения двумя или более публикациями.

См. Также Правила размещения сообщений в Интернете для журналов APA ® .

APA требует, чтобы авторы раскрывали любой возможный конфликт интересов при проведении исследования и сообщении о нем (например, финансовые интересы в тесте или процедуре, финансирование фармацевтическими компаниями исследований лекарств).

Авторы принятых рукописей обязаны передать авторские права APA.

Этические принципы

Публикация «в качестве исходных данных ранее опубликованных данных» является нарушением этических принципов APA (Стандарт 8.13).

Кроме того, в Этических принципах APA указывается, что «после публикации результатов исследования психологи не утаивают данные, на которых основаны их выводы, от других компетентных специалистов, которые стремятся подтвердить существенные утверждения посредством повторного анализа и которые намереваются использовать такие данные только для с этой целью при условии, что конфиденциальность участников может быть защищена, и если законные права в отношении конфиденциальных данных не препятствуют их разглашению «(Стандарт 8.14).

APA ожидает, что авторы будут придерживаться этих стандартов. В частности, APA ожидает, что данные авторов будут доступны на протяжении всего процесса редакционной проверки и в течение как минимум 5 лет после даты публикации.

Авторы должны заявить в письменной форме, что они соблюдают этические стандарты APA при обращении с их образцом, человеком или животным, или описать детали лечения.

Бюро по вопросам этики APA предоставляет полный текст Этических принципов психологов и Кодекса поведения в электронном виде на своем веб-сайте в форматах HTML, PDF и Word.Вы также можете запросить копию по электронной почте или позвонив в офис по вопросам этики APA (202-336-5930). Вы также можете прочитать «Этические принципы», декабрь 1992 г., Американский психолог , Vol. 47. С. 1597–1611.

Другая информация

Посетите Центр ресурсов публикации журналов, чтобы получить дополнительные ресурсы для написания, рецензирования и редактирования статей для публикации в журналах APA.

Запрос статей: Деколонизирующая психология: перспективы Латинской Америки

Постколониальные и деколониальные перспективы исследовали, среди многих других вопросов, последствия производства и применения научных знаний в различных местах по всему миру.Как указывают эти исследования, это неоспоримый факт, большая часть знаний, которые распространяются на международном уровне, поступают из стран, расположенных вокруг Северной Атлантики: США, Великобритании, Франции и Германии.

Исследования разными способами пытались отреагировать на эту ситуацию асимметрии в отношениях между странами. В частности, постколониальные перспективы подчеркивают видение современности, в котором колониальные явления вместе со странами, которые их осуществили, расположены на временной оси между 17 и 18 веками.С этих позиций такие страны, как Франция и Англия, сыграли центральную роль в рассмотрении того, как устанавливались и развивались отношения между различными регионами планеты.

Деколониальные исследования приняли иную хронологию с точки зрения инаугурации современности. С этих позиций современность начинается с колониальных процессов, которые Испания и Португалия осуществили после открытия Америки. Именно в этой встрече с «другим» произошла реконфигурация знания, в которой начал запечатлеться глобальный характер.

Психология как дисциплина и психологическая культура как продукт современности были проанализированы с использованием инструментов, предоставляемых пост- и деколониальными рамками. Исследователи увидели в концепциях, предоставляемых этими критическими рамками, возможности для улучшения психологии путем включения видений, чтобы рассмотреть, как концептуально и методологически можно реализовать постколониальную или деколониальную психологию.

В некоторых исследованиях рассматривалась перспектива, касающаяся изучения последствий использования психологических практик и дискурсов как чужеродных продуктов.Кроме того, другие исследователи начали рассматривать международные отношения, которые возможны благодаря психологическим знаниям.

В этой панораме этот специальный выпуск требует работ, которые рассматривают психологическое знание и сопутствующую психологическую культуру в рамках взаимосвязи между производством знания и конституцией современной субъективности.

Именно в этих отношениях концептуальная работа может указывать пути, ведущие за пределы, рассматривая программу улучшения психологии, формулируя новую психологическую культуру или вызывая обсуждение за пределами постоянного напряжения между освобождающей и подчиняющей психологией.

Рукописи можно отправить через электронный портал журнала, во вкладке «Прием рукописей». Обратите внимание в сопроводительном письме, которое вы отправляете для этого специального выпуска.

Крайний срок подачи рукописей в этот специальный выпуск: 31 мая 2021 г. .

Любые запросы или вопросы, касающиеся темы или объема специального выпуска, можно направлять Артуру Арруда Леал Феррейра, Эрнану Камило Пулидо Мартинес или Ане Марии Талак.

Введение в социальную психологию — принципы социальной психологии

Обзор модуля

В нашем первом модуле мы исследуем область социальной психологии и то, как она связана с психологией личности и отличается от социологии, проясняя уровень анализа и различия в используемых методах.Затем мы отправимся в историческое путешествие, чтобы увидеть, откуда появилось это поле и куда оно идет. Наконец, мы рассмотрим профессиональные сообщества и журналы, связанные с социальной психологией, и поделимся ссылками на блоги и ленты новостей о текущих исследованиях в этой подполе.

Описание модуля

Результаты обучения модуля

  • Уточните сходства и различия между социальной психологией, психологией личности и социологией.
  • Очерк истории социальной психологии.
  • Опишите статус подполя сегодня… и в будущем.
  • Определите способы, которыми социальные психологи могут общаться друг с другом.


1.1. Что такое социальная психология?

Задачи обучения разделу

  • Определите психологию и разложите определение.
  • Определите соц.
  • Противопоставление социальной психологии и социологии.
  • Уточните, как пересекаются социальная психология и психология личности.
  • Опишите общие методы, используемые социальными психологами.
  • Различают фундаментальные и прикладные науки.
  • Сравните и сопоставьте, как социальная психология, социология и психология личности решают одну и ту же общую проблему, оценивая эмпирические статьи из журналов в каждой области.

1.1.1. Определение терминов

Наше обсуждение социальной психологии начнется с определения нескольких ключевых терминов или того, что означают социология и психология по отдельности.Мы займемся вторым, затем первым, а затем соберем все вместе. Во-первых, последнее. Психология — это научное исследование поведения и психических процессов. Да, это правильно. Психология научная . Психология использует тот же научный процесс и методы, которые используются в таких дисциплинах, как биология и химия. Мы обсудим это более подробно в Модуле 2, поэтому, пожалуйста, пока держите это в памяти. Во-вторых, это изучение поведения и психических процессов.Психология стремится не только понять, почему люди проявляют то или иное поведение, но и как это сделать. Что происходит в мозгу, чтобы управлять движением наших рук и ног, когда мы бежим вниз по полю, чтобы поймать выигрышный тачдаун в игре, что влияет на слова, которые мы выбираем сказать, когда безумно влюблены, как мы интерпретируем событие как благоприятное или опасное когда слышен громкий звук, и что заставляет человека рассматривать другую группу в менее чем благоприятных условиях? Это лишь некоторые из вопросов, которые мы задаем психологам.

Теперь бывшим — соц. Согласно онлайн-словарям Oxford Dictionaries, social определяется как относящийся к обществу или его организации. Словарь Мерриама-Вебстера определяет его как «склонность к формированию кооперативных и взаимозависимых отношений с другими» (https://www.merriam-webster.com/dictionary/social). Другая форма слова подразумевает желание быть рядом с людьми, например, быть социальной бабочкой. На самом деле, обе формы слова полезны для дальнейшего обсуждения в этом учебнике.

Теперь мы рассмотрим их комбинацию. Социальная психология — это научное исследование поведения и психических процессов, связанных с тем, как люди взаимодействуют с другими или относятся к ним. Наша отправная точка — это личность, а не общество. Последнее является фокусом области, называемой социология , или исследования общества или групп, как больших, так и малых. Согласно Американской социологической ассоциации (http://www.asanet.org/), социология — это социальная наука, которая включает изучение социальной жизни людей, групп и обществ; изучение нашего поведения как социальных существ; научное исследование социальных группировок; и представляет собой «всеобъемлющее объединение всех исследований человечества, включая историю, психологию и экономику.”

Напротив, Общество личности и социальной психологии (8-е отделение Американской психологической ассоциации; https://www.apa.org/about/division/div8.aspx; SPSP) определяет социальную психологию как «научное исследование того, как мысли, чувства и поведение людей находятся под влиянием фактического, воображаемого или подразумеваемого присутствия других ». Изучение социальной психологии происходит в социальном контексте, означающем, что индивиды относятся к другим и находятся под влиянием других.

Личность и социальная психология идут рука об руку, поэтому мы должны дать определение психологии личности.Проще говоря, Психология личности — это научное исследование индивидуальных различий в мыслях, чувствах и поведении людей, а также того, как они сочетаются в целом. Социальный психолог может исследовать, помог ли человек другому человеку из-за ситуационного или личного фактора, в то время как личностный психолог будет исследовать, будет ли определенный тип личности более склонен к ситуативным или диспозиционным атрибуциям или искать черты, которые управляют вспомогательным поведением.

1.1.2. Как социальные психологи делают свою работу?

Ответ на вопрос, лежащий в основе этого раздела, действительно довольно прост — наблюдение . Психология, как и большинство областей науки, работает, наблюдая за миром вокруг наблюдателя. Мы обращаем внимание на действия других людей в связи с трагическими событиями, такими как стихийное бедствие или стрельба в школе, как влюбленные ведут себя на публике и расспрашивают их об их действиях за закрытыми дверями, а также реакцию человека на открытие нового ресторана или прием плохое обслуживание (и последующее поведение чаевых).Одного наблюдения недостаточно.

Как только мы обратим внимание на эти различные типы поведения, мы должны найти способ измерить его и, в конечном итоге, записать поведение. Если мы хотим изучить публичные проявления привязанности (КПК), мы должны четко указать, что это за проявления или как они будут выглядеть, чтобы мы точно знали, что они имели место. Это может быть нежное прикосновение, объятие, страстный поцелуй или, может быть, просто быстрый поцелуй. Как только мы узнаем, что именно мы наблюдаем, мы можем записать его появление в блокноте, используя видеомагнитофон, в сочетании с другим наблюдателем или с помощью счетчика ударов в гольф.

Наконец, ученые пытаются манипулировать условиями, в которых люди воспринимают мир, чтобы увидеть, как это влияет на их социальное поведение. Это отличительный признак экспериментирования, как вы увидите в Модуле 2.

Так как же социальные психологи делают то, что они делают? Они наблюдают за миром, измеряют и записывают поведение, а затем манипулируют условиями, при которых такое поведение может происходить, чтобы они могли делать причинные утверждения о социальном поведении.

1.1.3. Две формы их работы могут занять

Наука имеет две формы — базовую / чистую и прикладную. Фундаментальная наука занимается приобретением знания ради знания и ничего больше, в то время как прикладная наука стремится найти решения реальных проблем. Вы можете думать об этом так: исследователь решает вопрос для исследования в чистой науке, но внешний источник определяет исследовательский вопрос / проблему в прикладной науке. Конечно, так бывает не всегда.Социальный психолог, проводящий фундаментальное исследование, может сосредоточиться на вопросах, связанных с мыслями, поведением и чувствами людей, например, почему люди относятся к членам чужой группы иначе, чем к членам внутренней группы, почему первое впечатление так важно, почему мы помогаем людям в некоторых ситуациях, но не другие, и почему одни люди нас привлекают, а другие нет? Прикладные социологи, в свою очередь, использовали бы это исследование для разработки программ K-12, чтобы способствовать терпимости к тем, кто отличается от нас, помогать людям, проходящим собеседование для получения работы, произвести хорошее первое впечатление, разрабатывать скрытые вмешательства, которые поощряют альтруистическое поведение или поощряют люди должны благосклонно взаимодействовать со всеми, независимо от нашего влечения к ним.

Как сообщает Общество личностной и социальной психологии на своем веб-сайте: «Конечно, различие между фундаментальными и прикладными исследованиями часто нечеткое. Безусловно, можно проводить фундаментальные исследования в прикладных областях, и результаты каждого типа исследований обогащают другие. Действительно, было бы справедливо сказать, что большинство личностных и социальных психологов имеют как базовые, так и прикладные интересы »(http://www.spsp.org/about/what-socialpersonality-psychology).

1.1.4. Сравнение подходов к исследованиям по трем дисциплинам

1.1.4.1. Изучение социальной проблемы. Один из способов по-настоящему понять различия между, казалось бы, взаимосвязанными дисциплинами социальной психологии, психологии личности и социологии — это изучить, как каждая из них решает конкретную социальную проблему. В целях нашего обсуждения мы займемся эпидемией ожирения.

1.1.4.2. Социология . Наше внимание будет сосредоточено на статье «Ожирение в глазах смотрящего: ИМТ и социально-экономические результаты в разных когортах», написанной Видой Маралани и Дугласом Макки из Корнельского университета в 2017 году и опубликованной в журнале Sociological Science .В исследовании возникает вопрос о том, является ли порог «слишком толстый» статичным или изменчивым понятием, поскольку он имеет отношение к социально-экономическим результатам. Исследователи использовали две репрезентативные на национальном уровне когорты американцев из Национального лонгитюдного исследования молодежи 1979 и 1997 годов. Выборка 1979 года включала 5890 респондентов в возрасте от 14 до 22 лет, а выборка 1997 года включала 6082 участника в возрасте от 12 до 17 лет. Связь между массой тела и социально-экономическими результатами заработной платы, вероятностью вступления в брак и общим семейным доходом изучалась по всем направлениям. работы и брака.В двух когортах авторы проанализировали результаты отдельно для каждой из четырех социальных групп (белые мужчины, черные мужчины, белые женщины и черные женщины).

Результаты показали, что модели для тех, кого считают «слишком толстыми» или «слишком худыми», систематически различаются в зависимости от пола, расы и социального результата, и «… связь между ИМТ и социальными результатами часто не является постоянной в пределах стандартные отсечки… »(стр. 310). Для белых мужчин результаты были хуже при более высоких ИМТ, в то время как при низких и ниже средних ИМТ результаты улучшались.Для белых женщин возникло многозначительное представление о том, что они довольно худые, а не чрезмерно или умеренно толстые. Как говорят авторы: «Образцы для всех женщин в когорте 1979 года и белых женщин в когорте 1997 года напоминают нам, что нормы худобы преобладают в жизни женщин на работе и дома. Но нас также поражает свидетельство того, что идеальное тело действует для белых мужчин также во многих сферах »(стр. 313).

Для всех групп исследователи обнаружили, что связь между ИМТ и состоянием в браке ослабевает во всех двух когортах.Возможно, по мере того, как ИМТ увеличился во всех группах, мы стали соглашаться на вступление в брак с более крупными партнерами. Один из стереотипов чернокожих мужчин состоит в том, что они больше принимают больших женщин, чем белые мужчины. Результаты не подтвердили это мнение, и на самом деле данные предполагали, что идеал худобы существовал как для белых, так и для чернокожих женщин в когорте 1979 года.

И, наконец, авторы заканчивают статью, говоря: «Взаимосвязь между размером тела и социально-экономическими результатами зависит от того, кого судят, кто судит и в какой социальной сфере.Вместо того, чтобы использовать медицинскую концепцию ожирения, важно признать, что «слишком толстый» — это субъективное, случайное и непостоянное суждение в социальном мире »(стр. 314).

Источник: Маралани В. и Макки Д. (2017). Ожирение — в глазах смотрящего: ИМТ и социально-экономические результаты в разных когортах. Социологические науки , 4 , 288-317.

1.1.4.3. Социальная психология . Наше внимание в области социальной психологии будет сосредоточено на статье под названием «Отвращение к предубеждениям и дискриминации по отношению к людям с ожирением», написанной Ленни Вартаняном и Тарой Трюарт из UNSW Australia и Эриком Ванманом из Университета Квинсленда и опубликованной в журнале Journal of Applied Social Психология в 2016 году.Авторы начинают с того, что в последнее время наблюдается сдвиг в сторону изучения эмоций, лежащих в основе предубеждений по отношению к людям с ожирением, с акцентом на межгрупповые эмоции отвращения, презрения и гнева. Авторы цитировали исследования, предполагающие, что конкретная эмоция, вызванная группой, зависела от угрозы, исходящей от другой группы. Поскольку тучные люди обычно не рассматриваются как угрожающие другим или посягающие на свободу других, они с меньшей вероятностью будут вызывать гнев как эмоцию и с большей вероятностью будут вызывать отвращение и, возможно, презрение.

Исследование Vartanian et al. (2016) включили 598 участников, преимущественно мужчин и европеоидов, средний возраст которых составлял 35,88 года, а ИМТ — 26,39. Они были случайным образом назначены для просмотра фотографии либо женщины с ожирением, либо женщины со здоровым весом. Также была предоставлена ​​информация о жертве и ее повседневной деятельности, например о том, что ей 35 лет, у нее есть домашнее животное и нравится делать покупки. Участники указали, в какой степени они чувствовали отвращение, презрение и гнев по отношению к целевому человеку, по визуальной аналоговой шкале с возможными оценками от 0 или совсем нет до 100 или очень сильно.Отношение измерялось по 7-балльной шкале, целевой индивидуум оценивался по ряду распространенных стереотипов ожирения, таких как ленивость или недостаток самодисциплины, социальная дистанция или степень готовности участника приблизиться к целевому индивидууму измерялась с помощью шкалы. 4-балльная шкала, и участники выполнили онлайн-версию задания «Расстояние для сидения» в качестве меры избегания.

Результаты показали, что отвращение было выражено в первую очередь по отношению к объекту с ожирением, и участники придерживались более негативного отношения, отрицательных стереотипов и считали этого человека менее компетентным, чем здоровый объект.Также было большее стремление к социальной дистанции от объекта с ожирением. Авторы отмечают, что люди с ожирением часто сообщают, что их исключают или игнорируют, а предыдущие усилия по снижению систематической ошибки в значительной степени не увенчались успехом. Одним из объяснений этих тенденций может быть отвращение. Что касается неудачных вмешательств, изменение когнитивных способностей людей вряд ли изменит их эмоциональные переживания. Следовательно, будущая задача исследователей будет заключаться в том, чтобы найти способы изменить эмоциональные реакции людей на людей с ожирением.

Обратите внимание, что эта статья — отличный пример совпадения, которое многие исследователи имеют с точки зрения проведения фундаментальных и прикладных исследований, упомянутых в конце Раздела 1.1.3.

Источник: Вартаниан, Л. Р., Трюарта, Т., и Ванман, Э. Дж. (2016). Отвращение предсказывает предубеждения и дискриминацию по отношению к людям с ожирением. Журнал прикладной социальной психологии , 46 (6), 369-375.

1.1.4.4. Психология личности. И, наконец, мы рассмотрим статью «Характеристики личности и индекс массы тела: модификаторы и механизмы», написанную Анджелиной Сутин и Антонио Терраччиано из Университета штата Флорида и опубликованную в журнале Psychological Health в 2016 году. Растет количество свидетельств того, что личностные черты влияют на массу тела, сознательность связана с более здоровым ИМТ, а невротизм имеет положительную связь с ИМТ (то есть чем больше невротик, тем больше вес — выше ИМТ).Конечно, физическая активность связана с более низкой массой тела, и люди с высоким уровнем экстраверсии, сознательности и эмоциональной устойчивости, как правило, более активны.

Исследователи получили выборку из 5150 участников, средний возраст которых составлял 44,61 года, и в основном они не испанского происхождения, американцы европейского происхождения. Они выполнили опросник «Большой пятерки» как оценку личности; сообщили свой рост и вес как показатель ИМТ; заполнили поведенческий опросник об их привычках в еде и физической активности за последние 30 дней; и сообщили, были ли у них когда-либо диагностированы хронические заболевания, такие как диабет, рак, инсульт или высокое кровяное давление.

В соответствии с предыдущими исследованиями, невротизм и сознательность были наиболее тесно связаны с ИМТ, но в большей степени для женщин, чем для мужчин, и в ожидаемом направлении. Кроме того, те, кто набирал больше очков по Активности, аспекту экстраверсии, имели более низкий ИМТ. Что касается возраста, у участников старшего возраста, набравших более высокие баллы по доброжелательности, ИМТ был ниже, и, хотя защитные эффекты сознательности присутствовали для всех, ассоциация была немного сильнее для участников старшего возраста. Авторы объяснили: «Участники, которые были более эмоционально устойчивыми, экстравертными, открытыми, приятными и сознательными, сообщили, что ели более здоровую пищу и меньше полуфабрикатов, больше занимались физической активностью и ели через равные промежутки времени в одно и то же время каждый день» (стр. .7). Исследование показало, что по мере развития ожирения личность побуждает людей к определенному поведению, которое увеличивает или снижает их риск ожирения и набора веса.

Источник: Sutin, A. R., & Terracciano, A. (2016). Особенности личности и индекс массы тела: модификаторы и механизмы. Психология и здоровье , 31 (3), 259-275.

Для дальнейшего рассмотрения

Теперь, когда вы прочитали о трех разных статьях, какие различия вы заметили в подходах социальной психологии, психологии личности и социологии к одним и тем же явлениям (т.е. ожирение)? Есть ли методологические различия? Как они говорят по теме? Фокус сверху вниз или снизу вверх? Как различные подполи (на самом деле психология и социология, хотя вы можете различать личностное и социальное) формируют свои выводы и последствия того, что они обнаружили?

Если есть возможность, прочтите статьи. Если вы не можете получить статью в школьной библиотеке, возможно, ее сможет получить ваш инструктор.


1.2. Социальная психология… Тогда

Задачи обучения разделу

  • Определите философию.
  • Обозначьте четыре ветви философии.
  • Сделайте гипотезу о возможных связях между психологией и философией на основе четырех ветвей.
  • Сравните методы, используемые философией и психологией.
  • Перечислите и опишите философские мировоззрения, которые повлияли на область психологии, и поясните, как.
  • Разъяснить значение физиологии для развития психологии как отдельной области.
  • Определите основателя психологии и важность его работы.
  • Объясните, почему трудно определить явного основателя социальной психологии.
  • Перечислите и опишите работы выдающихся социальных психологов на протяжении всей истории.

1.2.1. Неожиданное происхождение

1.2.1.1. Философия. Психология возникла из философии, которой определяется как любовь и стремление к знаниям. Философия делится на четыре основных направления, каждая из которых задает вопросы, которые психология решает сегодня. Метафизика — это исследование природы реальности, того, на что похожа реальность, что существует в мире и как он устроен. Ключевые вопросы сосредоточены на существовании высшей силы, что такое истина, что такое человек, все ли события управляются судьбой или у нас есть свободная воля и причинно-следственная связь, или одно событие вызывает другое. Эпистемология — это исследование знаний, цель которого — понять, как мы узнаем то, что знаем. Этика касается вопросов, связанных с тем, что мы должны делать или что делать лучше всего, и спрашивает, что хорошо, что делает действия или людей хорошими и как мы должны относиться к другим.Наконец, логика фокусируется на природе и структуре аргументов и определении того, является ли аргумент хорошим или плохим.

Итак, как эти четыре ветви связаны с психологией? Что ж, наша область пытается понять людей и то, как работает их разум. Мы задаемся вопросом, почему они делают то же самое (как вы увидите, мы называем это атрибуцией), и ищем причинно-следственные связи. С точки зрения судьбы и свободы воли мы спрашиваем, определяется ли то, кем мы будем на протяжении всей жизни, в детстве и в то время, когда мы не можем сделать много выбора для себя.Представьте себе взрослого, который придерживается предубежденных взглядов на другую группу. Заставило ли взросление в доме, где такое отношение обучалось и укреплялось почти ежедневно, быть уверенным, что человек будет выражать те же убеждения в более позднем возрасте? Подобные вопросы показывают, как психология связана с философией. Кроме того, мы изучаем элементы познания, такие как схемы и предложения, способы обучения и типы мышления, подпадающие под эпистемологию. Как вы увидите, схемы важны для теории социальной идентичности и распределения людей по группам или категориям.Психологи также изучают правильное и неправильное применение наказания, моральное развитие и повиновение, которые подпадают под раздел философии, называемый этикой, а также принятие решений и использование эвристики, которая включает в себя логику.

Основное и важное различие между философией и психологией заключается в используемых методах. Философия фокусируется на предположениях, интуиции и обобщениях на основе личных наблюдений, в то время как психология полагается на эксперименты и измерения, оба из которых были упомянуты в разделе 1.1.2, а в Модуле 2 мы обсудим его основные исследовательские методы наблюдения, тематического исследования, корреляции, опроса и эксперимента.

Философия имеет несколько мировоззрений, которые сыграли непосредственную роль в развитии нашей области и некоторых ее ключевых идей. Во-первых, дуализм — это идея, которая ставит под сомнение, отличны ли разум и тело друг от друга, и Рене Декарт (1596-1650) занялся этим вопросом. До Декарта считалось, что разум влияет на тело, но тело мало влияет на разум.Декарт, с другой стороны, сказал, что и разум, и тело влияют друг на друга. Это привело к изменению того, что изучается и как это изучается. Внимание сместилось с души на научное изучение разума и психических процессов.

Далее, механизм был основной философией 17 века и оставался влиятельным до середины 1900-х годов. Было высказано предположение, что мир — это великая машина. Считалось, что все естественные процессы определяются механически и поэтому могут быть объяснены законами физики и химии.Благодаря механизму, наблюдения и эксперименты стали ключевыми особенностями науки, за которыми последовали измерения. Люди были подобны машинам, а механические устройства под названием автоматы были созданы для имитации человеческих движений и действий. Эти машины были невероятно точными и стабильными.

Детерминизм — еще одно философское мировоззрение, имеющее важное значение для психологии. Идея заключается в том, что каждое действие определяется или вызвано прошлыми событиями, и поэтому можно предсказать изменения, которые произойдут в функционировании Вселенной.Почему это может быть важно для науки? Просто детерминизм приводит нас к причинным утверждениям, и в исследованиях мы стремимся делать такие утверждения. Он говорит нам, что если встречается A, то B следует за ним. Ключевым моментом здесь является предсказание. Также важен редукционизм или разбивка вещей на их основные компоненты, что является отличительной чертой самой науки.

Хотя другие философские идеи тоже важны, в заключение мы упомянем эмпиризм или идею о том, что все знания основаны на чувственном опыте.Несколько известных эмпириков оказали влияние на психологию, включая Локка, Беркли, Хартли и Джона Стюарта Милля. Эмпиризм включает идею tabula rasa или чистого листа, на котором записан опыт. Следовательно, нет никаких врожденных идей, с которыми мы рождаемся. Милль предложил интересную идею творческого синтеза , в котором есть сочетание мысленных элементов, так что продукт дает какое-то определенное качество, отсутствующее в самих отдельных элементах.Он сказал, что это похоже на ментальную химию.

1.2.1.2. Физиология. Важно отметить, что психология возникла не только из философии, но и из физиологии. С середины до конца 1800-х годов было сделано много замечательных открытий о функционировании человеческого мозга. За это время мы обнаружили, что делают головной мозг, средний мозг, мозжечок и продолговатый мозг благодаря работе Флуранса, начали использовать электрическую стимуляцию и метод экстирпации (определение функции путем разрушения определенной структуры в головном мозге с последующим наблюдением за изменениями в поведении). ), обнаружил белое и серое вещество благодаря Францу Йозефу Галлю, понял, что нервная система является проводником электрических импульсов, и определил, что нервные волокна состоят из нейронов и синапсов.Среди ключевых фигур были такие люди, как фон Гельмгольц, который изучал скорость нейронного импульса и правильно определил, что она составляет 90 футов в секунду, Вебер, который предложил концепции двухточечных пороговых значений и просто заметной разницы (jnd), и Фехнер, основавший эту область. психофизики и предложил абсолютный и разностный пороги. Эти цифры показали, как темы, занимающие центральное место в новой науке психологии, могут быть изучены эмпирически, предоставили метод исследования взаимоотношений между разумом и телом и дали психологу точные и элегантные методы измерения.

1.2.2. Рождение поля

Психология формально не организовывалась до 1879 года, когда Вильгельм Вундт основал свою лабораторию в Лейпциге, Германия. Вундт изучал ощущения и восприятие и начал экспериментальную психологию как науку. Он использовал интроспекцию , или исследование собственного психического состояния, которое используется сегодня после того, как бихевиористы в первой половине 20-го века почти отказались от этого метода.Этот метод дал ему точный экспериментальный контроль над условиями, в которых использовалась интроспекция. Он организовал тщательную подготовку своих наблюдателей и сосредоточился на объективных мерах, обеспечиваемых использованием сложного лабораторного оборудования в соответствии с традициями физиологии. Психология Вундта положила начало школе мысли под названием структурализм в Соединенных Штатах при Титченере и в конечном итоге вызвала бунт в форме бихевиоризма и гештальтпсихологии, хотя обсуждение того, как это произошло, выходит за рамки этой книги.

1.2.3. Рождение социальной психологии

Итак, кого можно считать основоположником социальной психологии? Возможны несколько разных ответов, начиная с Нормана Триплетта, который в конце XIX века опубликовал первую эмпирическую исследовательскую статью по социальной психологии. Его интересовало, может ли присутствие других повлиять на выполнение человеком задания. Чтобы ответить на этот вопрос, он сравнил, насколько быстро дети будут кататься в одиночестве и соревнуясь с другим ребенком.Его исследование показало, что «физическое присутствие другого участника, одновременно участвующего в гонке, служит для высвобождения скрытой энергии, обычно недоступной». Чтобы прочитать статью Триплетта 1898 года, посетите: http://psychclassics.yorku.ca/Triplett/

.

Другой кандидат в основатели — Максимилиан Рингельманн, французский инженер-агроном, который провел одни из самых ранних экспериментов в области социальной психологии, относящиеся к 1880-м годам. Он обнаружил, что люди становятся менее продуктивными по мере увеличения размера группы.Он назвал это «эффектом Рингельмана».

Выводы этих двух людей интересны и противоречивы. В случае Triplett присутствие других улучшает производительность, но Рингельманн показал, что присутствие других снижает производительность. Так что это? Как вы увидите, это и то, и другое. То, что описал Триплетт, сегодня называется социальным содействием , а работа Рингельмана называется социальным бездельничанием . Мы обсудим это далее в Модуле 8.

Написание исследовательских статей обычно не заслуживает звания учредителя.Иногда лучшим показателем является выпуск учебника с названием этой области, и с этой целью необходимо отдать должное Уильяму Макдугаллу, написавшему свой учебник Введение в социальную психологию в 1908 году, Эдварду Россу, который также написал книгу в 1908 году, а Флойд Олпорт завершил свою книгу в 1924 году. Хотя книга Олпорта была написана через 16 лет после книг Росса и Макдугалла, она особенно важна, поскольку подчеркивает, как люди реагируют на раздражители в окружающей среде, такие как группы и призывал к использованию экспериментальных процедур и научного метода, который контрастировал с более философскими подходами Росс и Макдугалл.

Стоит упомянуть еще об одном человеке. Курт Левин, известный гештальт-психолог, предложил идею теории поля и жизненного пространства и считается основателем современной социальной психологии. Он действительно работал в области групповой динамики и уделял особое внимание исследованиям социальных действий по таким темам, как интегрированное жилье, равные возможности трудоустройства и предотвращение предрассудков в детстве. Он продвигал тренинг чувствительности для преподавателей и руководителей бизнеса.

1.2.4. Заслуживающие внимания социальные психологи

Чтобы завершить обсуждение истории социальной психологии, мы хотим отметить некоторые ключевые фигуры в этой подполе и дать краткий исторический контекст относительно того, когда они работали. Имея это в виду, мы начнем с Фрэнсиса Самнера (1895-1954) , который был первым афроамериканцем, получившим докторскую степень. в психологии, которую он получил в Университете Кларка в 1920 году. Самнер основал психологию Блэков.

Соломон Аш (1907–1996) наиболее известен своими исследованиями конформности и выводом о том, что большое количество людей будет подчиняться группе, даже если позиция группы по какому-либо вопросу явно неверна.Он также опубликовал материалы об эффекте первичности и эффекте ореола. Гордон Олпорт (1897-1967) , младший брат вышеупомянутого Флойда Олпорта, проводил исследования предрассудков, религии и взглядов и обучал известных психологов, таких как Милгрэм и Джером Брунер. Он также помог сформировать область психологии личности.

С 1939 по 1950 годы Мэми (1917–1983) и Кеннет (1914–2005) Кларк провели важное исследование пагубных последствий расовой сегрегации и показали, что чернокожие дети предпочитают не только играть с белыми куклами, но и «раскрашивать куклы». штриховой рисунок ребенка на оттенок светлее собственной кожи.Их исследование было использовано Верховным судом в решении «Браун против Совета по образованию» 1954 года, которое положило конец расовой сегрегации государственных школ и отменило решение 1892 года в деле Плесси против Фергюсона, которое узаконило «раздельное, но равное» образование для белых и чернокожих. студенты. Главный судья Эрл Уоррен написал:

Разделение белых и цветных детей в государственных школах пагубно сказывается на цветных детях. Воздействие больше, когда оно санкционировано законом; поскольку политика разделения рас обычно интерпретируется как указание на неполноценность негритянской группы.Чувство неполноценности влияет на мотивацию ребенка учиться. Таким образом, сегрегация, санкционированная законом, имеет тенденцию [замедлять] образование и умственное развитие негритянских детей и лишать их некоторых преимуществ, которые они получили бы в расово-интегрированной школьной системе.

Кеннет Кларк был также первым афроамериканцем, избранным президентом Американской психологической ассоциации. Чтобы узнать больше об этом знаковом случае, посетите: https://www.apa.org/research/action/segregation.aspx

Леон Фестингер (1919–1989) наиболее известен своей теорией когнитивного диссонанса и теорией социального сравнения, а Ирвинг Янис (1918–1990) проводил исследования по изменению отношения, групповому мышлению и принятию решений. Стэнли Шахтер (1922–1997) предложил двухфакторную теорию эмоций, согласно которой эмоции являются продуктом физиологического возбуждения и когнитивной интерпретации этого возбуждения. Кэролайн (1922–1982) и Музафер (1906–1988) Шериф известны благодаря эксперименту «Пещера грабителей», в котором мальчики в летнем лагере разделились на две группы, которые преодолели ожесточенную межгрупповую враждебность, работая для достижения высших целей.

Во время Нюрнбергского процесса после Второй мировой войны многих немецких солдат спрашивали, почему они совершили многие из ужасных преступлений, в которых их обвиняли. Простым ответом было то, что им сказали. Это заставило Стэнли Милгрэма (1933-1984) убедиться, что они верны. В ходе серии экспериментов в 1960-х годах он обнаружил, что участники могут шокировать ученика до смерти, несмотря на их протесты, потому что экспериментатор сказал им продолжать. Он также работал над феноменом маленького мира, экспериментом с потерянной буквой и методом сираноидов.

Чтобы узнать о других ключевых фигурах в истории социальной психологии, посетите: https://www.socialpsychology.org/social-figures.htm


1.3. Социальная психология… Сейчас

Задачи обучения разделу

  • Опишите современные тенденции в социальной нейробиологии в их связи с социальной психологией.
  • Опишите современные тенденции эволюционной психологии в их связи с социальной психологией.
  • Опишите современные тенденции в кросс-культурных исследованиях применительно к социальной психологии.
  • Опишите современные тенденции в технологиях в их связи с социальной психологией.

Развитие социальной психологии продолжается и в 21 веке, и сейчас в тренде социальная нейробиология, эволюционные объяснения, межкультурные исследования и Интернет. Как так?

1.3.1. Социальная неврология

Возникший в начале 1990-х годов новый акцент на когнитивные процессы привел к формированию междисциплинарной области социальной нейробиологии или того, как мозг влияет на наше социальное поведение и на него влияет (Либерман, 2010).Так как же социальная психология и социальная нейробиология формируют свои отдельные личности? Cacioppo, Berntson и Decety (2010) утверждают, что социальная нейробиология изучает «нейронные, гормональные, клеточные и генетические механизмы и, соответственно, изучение ассоциаций и влияний между социальным и биологическим уровнями организации», и где люди вписываются в более широкий биологический контекст ». Хотя социальная психология изучает биологические факторы, ее акцент традиционно делался на ситуативные и диспозиционные факторы в рамках сотрудничества с психологами личности.И социальная нейробиология, и социальная психология сосредоточены на социальном поведении, поэтому их можно согласовать и внести значимый вклад в конструкции и теории, представленные в другом. Авторы проясняют любую озабоченность по поводу дублирования, говоря: «Акцент в каждой достаточно различается, так что ни одна область не может быть сведена к другой или заменена другой, но формулировка различных уровней анализа может обеспечить лучшее понимание сложных социальных явления ».

Конкретный вклад социальной нейробиологии включает визуализацию работающего человеческого мозга с помощью таких методов, как «мультимодальные структурные, гемодинамические и электрофизиологические методы получения и анализа изображений мозга; более сложные спецификации и анализы очаговых поражений головного мозга; целенаправленные экспериментальные манипуляции с активностью мозга с помощью транскраниальной магнитной стимуляции и фармакологических средств; и новые методы визуализации и количественного анализа, которые объединяют анатомические и функциональные связи.Эти методы проложили путь к более глубокому пониманию величайшего достояния человека и уводят нас от необходимости проводить аналогии между животными и людьми благодаря исследованиям повреждений мозга, электрофизиологической регистрации и посмертным исследованиям человеческого мозга.

Социальная нейробиология — это попытка ученых-биологов, когнитивистов и социологов сотрудничать на более систематической основе, и все они разделяют «общее убеждение, что понимание разума и поведения может быть улучшено с помощью интегративного анализа, охватывающего уровни организации, начиная с генов культурам.Из него возникло несколько подразделов, включая культурную нейробиологию, нейробиологию социального развития, сравнительную социальную нейробиологию, социальную когнитивную нейробиологию и социальную аффективную нейробиологию.

Cacioppo, Berntson и Decety (2010) заключают: «Таким образом, область социальной нейробиологии представляет собой междисциплинарную перспективу, которая охватывает исследования на животных, а также на людях, исследования пациентов, а также исследования без пациентов, вычислительные, а также эмпирические анализы и нейронные исследования. а также поведенческие исследования.”

Чтобы прочитать всю статью, посетите: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3883133/

Образец цитирования: Cacioppo, J. T., Berntson, G. G., & Decety, J. (2010). Социальная нейробиология и ее отношение к социальной психологии. Социальное познание , 28 (6), 675-685.

1.3.2. Эволюционные объяснения

Любое существующее сегодня поведение происходит потому, что оно предлагает эволюционное преимущество для вида в целом.Хотя эволюционная психология и не является отдельной отраслью психологии, оказывает влияние на все ее области. Так что это? По словам Дэвида Басса, профессора психологии Техасского университета в Остине, он основан на четырех предпосылках:

  1. Эволюционные процессы повлияли и сформировали как тело, так и мозг с точки зрения психологических механизмов и производимого поведения
  2. Многие из этих механизмов являются адаптациями для решения проблем, которые способствуют выживанию вида
  3. Эти адаптации активируются в современной среде, которая во многом отличается от среды предков
  4. Психологические механизмы, обладающие адаптивными функциями, являются критическим и необходимым ингредиентом для того, чтобы психология была всеобъемлющей

Басс продолжает описание конкретных способов, которыми эволюционная психология повлияла на различные подполи.Что касается нашего обсуждения социальной психологии, он говорит, что она «произвела множество открытий, начиная от адаптации к альтруизму и заканчивая темными сторонами социального конфликта». Эволюционная психология также помогает обнаружить адаптивные индивидуальные различия через взаимодействие с психологией личности. Что касается нашего предыдущего обсуждения социальной нейробиологии, Басс говорит: «Когнитивные и социальные нейробиологи, например, используют современные технологии, такие как фМРТ, для проверки гипотез об адаптациях социального исключения, таких эмоциях, как сексуальная ревность, и механизмах распознавания родственников.”

Чтобы узнать больше о комментариях Басса и других исследователей в отношении теории эволюции и психологии, посетите научный бюллетень APA:

https://www.apa.org/science/about/psa/2009/05/sci-brief.aspx

1.3.3. Межкультурные исследования

Вполне возможно, что наиболее важной тенденцией в современной социальной психологии является осознание того, что она полностью культурна. В 1972 году была основана Международная ассоциация кросс-культурной психологии, и сегодня ее членами являются более 800 человек из более чем 65 стран.Основная цель группы — изучить пересечение культуры и психологии. Группа издает журнал кросс-культурной психологии (чтобы узнать о них больше, посетите: http://iaccp.org/). В 1977 году Гарри Трандис опубликовал статью «Межкультурная социальная психология и психология личности», в которой описал исследование влияния культуры на социальное поведение.

Сингелис (2000) предсказал постоянный и растущий интерес к кросс-культурной социальной психологии из-за подъема мультикультурного духа времени в Соединенных Штатах благодаря движению за гражданские права, более совершенным количественным методам в кросс-культурных исследованиях, которые доказали свою эффективность. быть более приемлемым для тех, кто обучен научным традициям социальной психологии, и более широкое признание качественных методов, необходимых для понимания культурных значений.Это приведет к переопределению того, что означает «я» (тема Модуля 3), поскольку оно формируется культурным контекстом и влияет на социальное поведение через ценности, оценки и восприятие человека. «Я» теперь включает восточноазиатскую концепцию взаимозависимости.

Кроме того, Сингелис (2000) предсказывает появление новых конструкций, которые «сочетают, казалось бы, противоположные ориентации в интегративном синтезе, который противоречит типичной картезианской дихотомии», и «переход от индивидуально ориентированных конструкций к конструкциям, отражающим социальные отношения.Примеры включают автономно-реляционное Я, которое синтезирует автономию и человеческие отношения, гармонию отношений или степень гармонии в пяти наиболее важных отношениях человека, а также социально ориентированную мотивацию достижения, которая включает западную концепцию самореализации и незападную идею. мотивации достижения, включая других, чьи границы неотличимы от себя.

Сингелейс (2000) заключает: «Растущий интерес к культуре, рост числа психологов за пределами США и готовность учитывать множество переменных и точек зрения сохранят межкультурную социальную психологию жизнеспособной и динамичной в 21-м веке. век.«Более свежая тенденция — мультикультурных исследований , которые сосредоточены на расовом и этническом разнообразии внутри культур.

1.3.4. Интернет

В Разделе 1.2.3 и далее в этой книге мы описали ранние работы по социальной лености. Знаете ли вы, что работодатели осознали, что социальное безделье на рабочем месте является достаточно серьезной проблемой, и теперь они внимательно следят за тем, что делают их сотрудники в отношении серфинга в Интернете, покупок в Интернете, игры в онлайн-игры, управления финансами, поиска другого работа, проверка Facebook, отправка сообщения или просмотр видео на Youtube? Они есть, и это явление называется cyberloafing .По оценкам, сотрудники тратят на киберлофинг от трех до 2,5 часов в неделю. Так что же работодатели могут с этим поделать? Ким, Триана, Чанг и О (2015) сообщили, что сотрудники с высокими личностными качествами сознательности менее склонны к киберлофу, когда они воспринимают более высокий уровень организационной справедливости. Поэтому они рекомендуют работодателям проверять кандидатов во время собеседования на предмет добросовестности и эмоциональной стабильности, разработать четкую политику в отношении того, когда можно использовать личные устройства, и «создать соответствующие методы управления персоналом и эффективно общаться с сотрудниками, чтобы они чувствовали, что с людьми обращаются справедливо» (Источник : https: // новости.wisc.edu/driven-to-distraction-what-causes-cyberloafing-at-work/). Киберлофинг следует отличать от досуга, который, по словам Мэтью Маккартера из Техасского университета в Сан-Антонио, может снять стресс и помочь сотрудникам восстановить свои мысли (Источник: https://www.sciencedaily.com/releases/2016/01/160120111527.htm ).

Майерс (2016) указывает, что у людей есть потребность в принадлежности, и когда мы одни, мы страдаем. Сегодня технологии связывают нас новыми и очень важными способами.Он цитирует исследования, показывающие, что подросток в США отправляет и получает 30 текстовых сообщений в день, большинство подростков предпочитают использовать «речь пальцами», а не разговаривать по телефону, и почти половина всех людей в мире ежедневно пользуются Интернетом. Так что же хорошего в Интернете? Электронная коммерция, работа на дому, поиск любви и получение информации — очевидные преимущества. Фактически, выяснилось, что онлайн-романы длятся дольше, поскольку оба человека проявляют более высокий уровень самораскрытия и разделяют ценности и интересы (Bargh & McKenna, 2004; Joinson, 2001a; Joinson, 2001b).Насколько вероятно, что люди передадут личную информацию незнакомому человеку? Исследования показывают, что доверие является ключевым фактором. Когда мы доверяем, у нас больше шансов удовлетворить запрос о предоставлении личной информации (Joinson, Reips, Buchanan, & Schofield, 2010). Затраты включают в себя деиндивидуализацию или безликую анонимность, потерю времени на личные отношения, самосегрегацию, которая приводит к групповой поляризации, и то, что Майерс (2016) называет «слабостью» или «легкое подписание онлайн-петиций или обмен Просоциальные видеоролики могут заменить приятные интернет-клики на настоящую и дорогостоящую помощь.Это связано с информацией о киберлофинге, представленной выше.

Для получения дополнительной информации о статье Майерса (2016) посетите: http://www.davidmyers.org/davidmyers/assets/SocialPsychologyInternet.pdf

Дополнительные ресурсы:


1.4. Связь с другими социальными психологами

Задачи обучения разделу

  • Объясните, что значит сообщать о результатах.
  • Определите профессиональные общества в социальной психологии.
  • Определите публикации по социальной психологии.

Одна из функций науки — сообщить о открытиях. Проверка гипотез, разработка надежной методологии, точный анализ данных и получение убедительных выводов важны, но вы также должны рассказать другим, что вы сделали. Это достигается путем вступления в профессиональные сообщества и отправки статей в рецензируемые журналы. Ниже приведены некоторые из обществ и журналов, важных для социальной психологии.

1.4.1. Профессиональные общества

  • Американская психологическая ассоциация à Подразделение 8: Общество личности и социальной психологии (SPSP)
    • Веб-сайт — https://www.apa.org/about/division/div8.aspx
    • Заявление о миссии — «Подразделение 8: Общество личностной и социальной психологии» стремится продвигать теорию, фундаментальные и прикладные исследования и практику в области психологии личности и социальной психологии.Члены работают в академических кругах, в частном секторе или в правительстве, и все озабочены тем, как люди влияют и на них влияют другие люди, а также их социальная и физическая среда ».
    • Публикация — Бюллетень личности и социальной психологии (ежемесячно) и Обзор личности и социальной психологии (ежеквартально)
    • Дополнительная информация — « Членство в SPSP открыто для студентов и тех, чья работа в основном сосредоточена на социальной психологии / психологии личности. Участники получают скидки на съезд SPSP, доступ к трем журналам, доступ к доске вакансий SPSP и многое другое.”

  • Общество экспериментальной и социальной психологии
    • Веб-сайт — https://www.sesp.org/
    • Заявление о миссии
    • — «Общество экспериментальной социальной психологии (SESP) — международная научная организация, занимающаяся продвижением социально-психологических исследований. Наши типичные члены имеют докторскую степень в области социальной психологии и работают в академических или других исследовательских учреждениях ».
    • Публикация — Социально-психологические и личностные науки
    • Дополнительная информация — « Одним из основных способов, которыми SESP способствует достижению своей цели, является проведение ежегодного научного собрания в начале осени каждого года с публикацией журнала Social Psychological and Personality Science, в поддержку журнала Journal of Experimental Social Психология , а также участие в пропагандистской деятельности в качестве члена FABBS (Федерации ассоциаций в области поведенческих наук и наук о мозге).SESP была основана в 1965 году группой социальных психологов во главе с Эдвином Холландером и У. Эдгаром Винаке, как описано у Холландера (1968). В настоящее время SESP насчитывает более 1000 избранных членов ».

  • Европейская ассоциация социальной социологии
    • Веб-сайт — https://www.easp.eu/
    • Заявление о миссии
    • — «Основная цель Европейской ассоциации социальной психологии проста: способствовать совершенству европейских исследований в области социальной психологии.Как показывает история Ассоциации, цели основателей Ассоциации заключались в повышении качества социально-психологических исследований в Европе путем содействия более тесным контактам между исследователями из разных европейских стран ».
    • Публикация — Европейский журнал социальной психологии
    • Дополнительная информация — « В EASP есть традиция отмечать членов, внесших выдающийся вклад в дисциплину. Каждые три года по случаю Общего собрания один член получает медаль Тайфеля и приглашается прочитать лекцию Генри Тайфеля.Это признание вклада старшего исследователя в области социальной психологии на протяжении всей их жизни. В 2017 году мы впервые вручаем награду Московичи в честь автора (ов) выдающегося теоретического вклада в эту область ».

  • Ассоциация исследований личности
    • Веб-сайт — http://www.personality-arp.org/
    • Заявление о миссии
    • — «Миссия ARP, основанная в 2001 году, — это научная организация, объединяющая ученых, чьи исследования способствуют пониманию структуры, развития и динамики личности.С 2001 по 2008 год ARP собирался ежегодно в качестве предварительной конференции SPSP. С 2009 года мы проводим автономную конференцию раз в два года ».
    • Публикация — ARP является одним из спонсоров социальной психологии и науки о личности
    • Дополнительная информация — Премия ARP Emerging Scholar Award вручается раз в два года, чтобы отметить исключительно высокое качество работы психологов, занимающихся развивающейся личностью. Чтобы иметь право на получение награды, кандидаты должны быть аспирантом или докторантом ARP.Исполнительный совет ARP учредил эту награду в 2018 году ».

1.4.2. Публикации

  • Журнал социальной психологии
    • Веб-сайт: https://www.tandfonline.com/loi/vsoc20
    • Издатель: Тейлор и Фрэнсис
    • Описание: «С тех пор, как Джон Дьюи и Карл Мерчисон основали его в 1929 году, Журнал социальной психологии опубликовал оригинальные эмпирические исследования во всех областях фундаментальной и прикладной социальной психологии.В большинстве статей сообщается о лабораторных или полевых исследованиях в основных областях социальной и организационной психологии, включая личность и социальную идентичность, восприятие человека и социальное познание, установки и убеждения, социальное влияние, поведение потребителей, принятие решений, группы и команды, стереотипы и дискриминацию, межличностные отношения. влечение и отношения, просоциальное поведение, агрессия, организационное поведение, лидерство и культурная психология ».

  • Журнал личности и социальной психологии
    • Веб-сайт: https: // www.apa.org/pubs/journals/psp/
    • Издатель: Американская психологическая ассоциация
    • Описание: « Journal of Personality and Social Psychology публикует оригинальные статьи во всех областях психологии личности и социальной психологии с упором на эмпирические отчеты, но может включать специализированные теоретические, методологические и обзорные статьи». Журнал имеет три независимо редактируемых раздела: Отношения и социальное познание, Межличностные отношения и групповые процессы, а также Личностные процессы и индивидуальные различия.”

  • Бюллетень личности и социальной психологии
    • Веб-сайт: https://journals.sagepub.com/home/psp
    • Издатель: Отдел 8 APA: Общество личностной и социальной психологии
    • Описание: « Бюллетень личности и социальной психологии ( PSPB ), издается ежемесячно, является официальным журналом Общества психологии личности и социальной психологии. PSPB предлагает международный форум для быстрого распространения оригинальных эмпирических работ во всех областях психологии личности и социальной психологии.”

  • Обзор личности и социальной психологии
    • Веб-сайт: https://journals.sagepub.com/home/psr
    • Издатель: Отдел 8 APA: Общество личностной и социальной психологии
    • Описание: «Обзор психологии личности и социальной психологии ( PSPR ) — это главный источник оригинальных теоретических статей и концептуальных обзорных статей во всех областях психологии личности и социальной психологии. PSPR предлагает стимулирующие концептуальные статьи, которые определяют захватывающие новые направления исследований психологических основ человеческой индивидуальности и социального функционирования, а также всеобъемлющие обзорные статьи, которые обеспечивают новые интегративные основы для существующих теорий и исследовательских программ.”

  • Социально-психологические и личностные науки
    • Веб-сайт: https://us.sagepub.com/en-us/nam/journal/social-psychological-and-personality-science
    • Издатель: Wiley
    • Описание: « SPPS — уникальный журнал с краткими отчетами по социальной психологии и психологии личности. Его цель — публиковать краткие отчеты об эмпирических исследованиях, которые вносят значительный вклад в наше понимание важных вопросов социальной психологии и психологии личности. SPPS стремится публиковать инновационные, тщательные и эффективные исследования. Он ориентирован на быстрый процесс обзора и публикации, чтобы новаторские исследования быстро стали частью научного обсуждения ».

  • Журнал экспериментальной социальной психологии
    • Веб-сайт: https://www.journals.elsevier.com/journal-of-experimental-social-psychology/
    • Издатель: Elsevier
    • Описание: «Журнал экспериментальной социальной психологии (JESP) направлен на публикацию статей, которые расширяют или создают концептуальные достижения в социальной психологии.Как видно из названия журнала, мы сосредоточены на публикации первичных отчетов об исследованиях в области социальной психологии, в которых используются экспериментальные или квазиэкспериментальные методы ».

Чтобы ознакомиться с полным списком журналов по социальной психологии и психологии личности, посетите: https://www.socialpsychology.org/journals.htm#social

1.4.3. Новости социальной психологии в Интернете

Если вы хотите быть в курсе текущих исследований в области социальной психологии, посетите блог SPSP Character and Context по адресу http: // spsp.org / news-center / blog / 2018-14-декабря-ICYMI или загляните на страницу новостей социальной психологии Science Daily по адресу https://www.sciencedaily.com/news/mind_brain/social_psychology/.


Обзор модуля

Психология — это научное исследование поведения и психических процессов, и когда мы применяем социальную линзу, мы изучаем, как люди взаимодействуют с другими или относятся к ним. Социальная психология отличается от социологии уровнем анализа — отдельные люди, а не большая группа — и связана с психологией личности, которая изучает, как черты характера влияют на наше социальное поведение.История социальной психологии относительно коротка, хотя уже было сделано много значимых вкладов. Еще больше на горизонте, поскольку мы разветвляемся на кросс-культурную и эволюционную психологию, выковываем отдельную идентичность от социальной нейробиологии и участвуем в более глубоком понимании воздействия технологий, и в частности Интернета, на нас. Снимок важных профессиональных обществ и журналов был предложен как способ сообщить, что отдельные исследователи или группы узнают о социальном поведении, с более широким научным сообществом, а иногда и с широкой общественностью.

Это обсуждение приведет нас к Модулю 2, где мы обсуждаем методы исследования, используемые в социальной психологии. Это будет последний модуль Части I: Подготовка сцены.


2-е издание

Исторические деятели социальной психологии

Исторические личности в социальной психологии

Олпорт, Флойд Генри
Олпорт, Гордон Уиллард

1897-1967
Гордон Олпорт, младший брат Флойда Олпорта, провел новаторское исследование взглядов, предрассудков, религии и распространения слухов, среди других тем.Помимо обучения выдающихся психологов, таких как Стэнли Милгрэм, Томас Петтигрю, Джером Брунер и Энтони Гринвальд, он помог основать психологию личности.

Аш, Соломон
Браун, Роджер Уильям
Кэмпбелл, Дональд Томас
Кларк, Кеннет Бэнкрофт
Кларк, Мэми Фиппс
Фестингер, Леон
Хайдер, Фриц
Проститутка, Эвелин
Ховланд, Карл И.
Янис, Ирвинг
Ле Бон, Гюстав
Левин, Курт
Макдугалл, Уильям
Милгрэм, Стэнли
Рингельманн, Максимилиан
Шахтер, Стэнли
Шериф, Кэролайн Вуд
Шериф, Музафер
Самнер, Фрэнсис Сесил
Тайфель, Анри
Triplett, Норман

Психология и философия — Техасский женский университет

Вы очарованы загадками человеческого разума? Вы когда-нибудь задумывались, почему люди думают, взаимодействуют и ведут себя именно так? На кафедре психологии и философии TWU мы используем разные точки зрения и подходы в поисках ответов на самые сложные вопросы жизни.

Получая степень по психологии, психологическим наукам, психологическому консультированию или школьной психологии в Техасском женском университете, вы можете рассчитывать на получение:

  • индивидуальное внимание и обучение со стороны наших признанных на национальном уровне преподавателей.
  • индивидуальных курсовых работ на уровне бакалавриата, магистратуры и докторантуры.
  • возможностей исследований и услуг, которые выведут вас на передний край своей дисциплины.
  • навыки и знания, необходимые для светлого будущего в лидерстве, аспирантуре или профессиональной карьере по вашему выбору.

Магистр психологических наук

Наша магистерская программа по психологическим наукам предоставит вам исключительную, ориентированную на студентов исследовательскую подготовку в различных областях психологической науки. Благодаря индивидуальному наставничеству вы разовьете глубокое понимание научных основ психологии человека и приобретете востребованные исследовательские навыки. Программа подготовит вас к прямому поступлению на работу в качестве бихевиориста или аналитика в технологических компаниях, маркетинговых фирмах, оборонных подрядчиках, фармацевтических и косметических предприятиях, федеральных и местных органах власти, академических и частных исследовательских лабораториях и других работодателях из частного сектора.У вас также будут хорошие возможности для поступления на докторскую программу по психологии или на преподавательские должности в младших колледжах.

Программа на 36 кредитных часов рассчитана на завершение всего за 12 месяцев и включает завершение дипломного проекта с наставником факультета. Цель программы — превратить студентов в высококвалифицированных ученых, готовых преуспеть в карьере в области поведенческой науки.

Дипломы по психологии консультирования

Наши магистерские и докторские программы по психологии консультирования предлагают выдающуюся, уникальную феминистскую и многокультурную подготовку в области психологии.Как магистрант или докторант вы испытаете индивидуальный подход и интенсивный клинический упор. Наша докторская программа аккредитована Американской психологической ассоциацией (APA) и готовит выпускников к тому, чтобы они стали лицензированными психологами. Для тех, кто решил продолжить карьеру после окончания нашей программы , уровень трудоустройства составляет 100% .

Консультационная психология считается наиболее обширной специальностью в прикладной психологии, позволяющей нашим выпускникам найти работу в различных учреждениях, от частной практики до университетских консультационных центров, общественных агентств, стационаров и амбулаторных больниц, по делам ветеранов, наркологических центрах, исправительных учреждениях объектов и как факультет колледжа / университета.Министерство труда США определило психологическое консультирование в качестве карьеры с «светлым прогнозом» с прогнозом роста занятости на 20% или выше как по стране, так и в Техасе в течение следующих десяти лет.

Перспективы карьеры для выпускников со степенью магистра или доктора психологии консультирования

13 лучших книг по психологии и философии 2013 года — Brain Pickings

После лучших биографий, мемуаров и книг по истории 2013 года, сезонный субъективный отбор лучших списков для чтения продолжается с наиболее стимулирующими книгами по психологии и философии, опубликованными в этом году.(Читайте сводку новостей за 2012 год здесь, а за 2011 год здесь.)

1. НА СМОТРЕТЬ: ОДИННАДЦАТЬ ИДЕТ ЭКСПЕРТНЫМИ ГЛАЗАМИ

«Как мы проводим наши дни, — написала Энни Диллард в своей вечно прекрасной медитации о присутствии важнее продуктивности, — — это, конечно, то, как мы проводим свою жизнь». И нигде мы не терпим поражений в искусстве присутствия наиболее печально и трагично, чем в городской жизни — в городе, в культе продуктивности, где мы плывем мимо друг друга, мимо зданий, деревьев и маленького мальчика в фиолетовые штаны, сама прошлая жизнь, отрезанная от дыхания мира наушниками iPhone и солипсизмом.И все же: «Искусство видеть нужно изучать», Маргарита Дюрас отзывается — и это можно научить , поскольку когнитивист Александра Горовиц предлагает нам поверить в ее захватывающе прекрасную Взгляд: одиннадцать прогулок с глазами эксперта ( публичная библиотека ) — запись о ее стремлении прогуляться по городскому кварталу с одиннадцатью разными «экспертами», от художника до геолога и собаки, и выйти свежими глазами, загипнотизированная ранее невидимым очарование знакомого мира.Это, несомненно, одна из самых вдохновляющих книг года, если не десятилетия, и самая очаровательная книга, которую я читал за много лет. В каком-то смысле это противоположное, но столь же восхитительное зеркальное отображение абстрактного города Кристофа Нимана — конкретное, захватывающее исследование урбанистики, сочетающее внимательность Шерлока Холмса с обширной чувствительностью Торо.

Горовиц начинает с того, что обращает наше внимание на неполноту нашего переживания того, что мы обычно называем «реальностью»:

Прямо сейчас вы упускаете из виду большую часть того, что происходит вокруг вас.Вам не хватает событий, разворачивающихся в вашем теле вдалеке и прямо перед вами.

Сосредоточив свое внимание на этих словах, услужливо выделенных белой рамкой, вы игнорируете немыслимо большой объем информации, которая продолжает бомбардировать все ваши органы чувств: гул флуоресцентных ламп, окружающий шум в большой комнате. , места, где ваш стул прижимается к вашим ногам или спине, ваш язык касается нёба, напряжение, которое вы держите в ваших плечах или челюсти, карта прохладных и теплых мест на вашем теле, постоянный гул движения или далекая газонокосилка, нечеткое изображение ваших плеч и туловища периферийным зрением, чириканье жука или вой кухонного прибора.

Это адаптивное невежество, утверждает она, существует по какой-то причине — мы приветствуем его как «концентрацию» и приветствуем его способ ослабления нашей когнитивной перегрузки, позволяя нам сохранять наши драгоценные умственные ресурсы только для стимулов, имеющих непосредственное и жизненно важное значение, и отклонить или полностью пропустить все остальное. («Внимание — это преднамеренный, непримиримый дискриминатор, — говорит нам Горовиц. — Оно спрашивает, что актуально прямо сейчас, и заставляет нас замечать только это».) Но хотя это может сделать нас более эффективными в нашем целенаправленном дне — Сегодня это также заставляет нас жить в основном непрожитой и забытой жизнью, изо дня в день.

Для Горовица пробуждение к этому невероятному, невидимому фону жизни произошло благодаря Пумперникель, ее «кудрявой шалфея смешанной породы» (которая также вдохновила Горовица на создание первой книги, превосходного Внутри собаки: что видят собаки, пахнут and Know ), когда она обнаружила, что совершает бесчисленные прогулки по кварталу, все больше и больше осознавая кардинально разные переживания, которые она и ее собачий компаньон испытывали на одном и том же маршруте:

Незначительные противоречия между предпочтениями моей собаки относительно того, где и как должна продолжаться прогулка, и моими собственными указали на то, что я испытывал почти совершенно иной блок, чем моя собака.Я так мало внимания уделял большей части того, что было прямо перед нами, что превратился в лунатика на тротуаре. То, что я видел и на что обращал внимание, было именно тем, что я ожидал увидеть; Моя собака показала мне, что мое внимание привлекло к себе спутника внимания: невнимание ко всему остальному.

Книга была ее ответом на разрыв, попыткой «обратить внимание на это невнимание». Она предупреждает нас, что это не «о том, как сосредоточить внимание на чтении Толстого или как более внимательно слушать своего супруга».Скорее, это приглашение к искусству наблюдения:

Вместе мы стали обычными исследователями, рассматривая квартал — улицу и все на ней — как живое существо, за которым можно наблюдать.

Таким образом, знакомое становится незнакомым, а старое — новым.

Ее подход основан на двух осмотических человеческих тенденциях: наша общая способность по-настоящему видеть то, что находится перед нами, несмотря на нашу обусловленную концентрацию, которая скрывает это, и сила индивидуальной предвзятости в восприятии — или того, что мы называем «знанием, опытом и знаниями». »Приобретенные страстью или обучением, или обоими способами — в привлечении внимания к элементам, которые ускользают от остальных из нас.Далее следует вихрь бесконечно увлекательных упражнений с предвзятым вниманием, как у Горовиц, с ее архетипическим жителем Нью-Йорка, «особым увлеченным гудящей формой жизни, которая является городской улицей», и ее разнообразными спутниками, которые отправляются в город.

Во-первых, она гуляет сама по себе, пытаясь отметить все, что можно наблюдать, и мы быстро понимаем, что, помимо ее восхитительно прожорливого интеллектуального любопытства, Горовиц — редкий волшебник, владеющий языком. («Ходоки шли молча, собаки ничего не говорили.Единственным звуком был гул кондиционеров, — она ​​видит свой собственный блок; проходя мимо груды мешков для мусора, украшенных случайной ватной палочкой, она в скобках размышляет: «Как же ватная палочка ускользнет?»; повернув последний угол, она смотрит на вход в особняк и «его пару каменных львов, терпеливо ожидающих королевской семьи, которая так и не прибудет». Потрясающе.)

Но как только она присоединяется к своим экспертам, Горовиц сталкивается с гримасой осознания того, что, несмотря на все свои самые шерлоковские усилия, она «упускала почти все.Она приходит к новому, глубокому пониманию того, что имел в виду Уильям Джеймс, когда писал: «» «Мой опыт — это то, чему я согласен уделить внимание. Только те вещи, которые я замечаю, формируют мой разум ». :

Я бы сразу обнаружил, что встревожен, обрадован и унижен ограниченностью моего обычного взгляда. Меня утешает то, что этот мой недостаток вполне человеческий. Мы видим, но не видим: мы пользуемся глазами, но наш взгляд скользит, легкомысленно рассматривая свой объект. Мы видим знаки, но не их значение.Мы не ослеплены, но у нас есть шоры.

Изначально представленный в августе, с более подробным рассмотрением мнений экспертов. Чтобы еще раз взглянуть на эту жемчужину, которая легко входит в тройку моих любимых книг за последнее десятилетие, научитесь делать шаги и скольжение.

2. ИСКЛЮЧЕННОЕ ВРЕМЯ

Учитывая мою слабость к известным дневникам, неудивительно, что я веду их сам. Возможно, самым большим подарком практики была ежедневная привычка читать то, что я написал в тот день годом ранее; это не только замечательный инструмент самоанализа и самосознания, но также показывает, что наша память «никогда не является точной копией оригинала [но] продолжающимся актом творения» и насколько ошибочно наше восприятие времени — почти все то, что произошло год назад, похоже, произошло либо значительно дальше в прошлом («другая жизнь», я часто поражаюсь этой иллюзии времени), либо значительно позже («это похоже на последний месяц!»).Однако, скорее, чем личный недостаток тех из нас, кто страдает от этой склонности, он оказывается определяющей чертой того, как работает человеческий разум, наука о котором сначала тревожит, затем странно утешает и в целом чрезвычайно интересна.

Это именно то, что известная телеведущая BBC и писатель-психолог Клаудия Хаммонд исследует в Time Warped: Unlocking the Mysteries of Time Perception ( публичная библиотека ) — увлекательное исследование идеи, что наше восприятие времени активно создается нашим собственным разумом и тем, как создаются эти ощущения того, что нейробиологи и психологи называют «временем разума».Какой бы дезориентирующей ни казалась эта концепция — в конце концов, нас воспитывали на вере в то, что время — одна из тех немногих совершенно надежных и объективных вещей в жизни, — также странным образом вдохновляет мысль о том, что само явление, изображаемое как неумолимый диктатор жизни — это то, что мы можем формировать и извлекать из этого пользу. Хаммонд пишет:

Мы конструируем переживание времени в нашем сознании, поэтому из этого следует, что мы можем изменить элементы, которые нас беспокоят — будь то попытка остановить прошлые годы или ускорить время, когда мы застреваем в очереди, пытаясь больше жить настоящим или выясняя, как давно мы в последний раз видели наших старых друзей.Время может быть другом, но также и врагом. Хитрость заключается в том, чтобы использовать его дома, на работе или даже в социальной политике, чтобы работать в соответствии с нашей концепцией времени. Восприятие времени имеет значение, потому что это переживание времени укореняет нас в нашей ментальной реальности. Время не только в основе того, как мы организуем жизнь, но и в том, как мы ее переживаем.

Discus chronologicus, изображение времени немецким гравером Кристофом Вайгелем, опубликованное в начале 1720-х годов; из Картографии времени.(Щелкните для подробностей)

Среди наиболее интригующих иллюстраций «мысленного времени» — невероятная эластичность того, как мы воспринимаем время. ( «Где это, этот подарок?» — знаменитый вопрос Уильяма Джеймса. «Он растаял в наших руках, сбежал, прежде чем мы смогли коснуться его, исчез в мгновение становления». ) Например, Хаммонд указывает , мы замедляем время, охваченные смертельным страхом — клише об автокатастрофе с замедленным движением на самом деле является познавательной реальностью. Это проявляется даже в ситуациях, которые сами по себе не связаны со смертью и жизнью, но все же связаны с сильным чувством страха.Хаммонд указывает на исследование, в котором людей с арахнофобией просили смотреть на пауков — сам объект их сильного страха — в течение 45 секунд, и они переоценивали прошедшее время. Та же картина наблюдалась у начинающих парашютистов, которые оценивали продолжительность падений своих сверстников как короткую, в то время как их собственные, с той же высоты, считались более длительными.

И наоборот, время, кажется, ускоряется по мере того, как мы становимся старше — феномен, который конкурирующие теории пытались осветить. Одна из них, известная как «теория пропорциональности», использует чистую математику, утверждая, что год кажется более быстрым, когда вам 40, чем когда вам 8, потому что он составляет только одну сороковую часть вашей жизни, а не целую восьмую.Среди ее известных сторонников — Владимир Набоков и Уильям Джеймс. Но Хаммонд остается неубедительным:

Проблема с теорией пропорциональности в том, что она не учитывает то, как мы воспринимаем время в любой конкретный момент. Мы не судим об одном дне в контексте всей нашей жизни. Если да, то для 40-летнего каждый божий день должен пролететь мимо, потому что он составляет менее одной четырнадцатитысячной его жизни. Он должен быть мимолетным и несущественным, но если вам нечего делать или вынужденное ожидание, например, в аэропорту, день в 40 лет все равно может показаться длинным и скучным и, безусловно, дольше, чем веселый день на берегу моря, наполненный приключениями для ребенка. .… Он игнорирует внимание и эмоции, которые… могут существенно повлиять на восприятие времени.

Другая теория предполагает, что, возможно, это темп жизни в целом, который ускорился, заставляя вещи из прошлого казаться более медленными, включая течение самого времени.

Но одно определенное изменение действительно происходит с возрастом: по мере того, как мы становимся старше, мы склонны чувствовать, что предыдущее десятилетие прошло быстрее, в то время как более ранние десятилетия нашей жизни, кажется, длились дольше.Точно так же мы склонны думать о событиях, произошедших за последние 10 лет, как о произошедших позже, чем они были на самом деле. (Вкратце: в каком году произошло разрушительное цунами в Японии? Когда мы потеряли Мориса Сендака?) И наоборот, мы воспринимаем события, которые произошли более десяти лет назад, как произошедшие еще раньше. (Когда умерла принцесса Диана? В каком году произошла чернобыльская катастрофа?) Это, как отмечает Хаммонд, известно как «прямое телескопирование»:

Как будто время сжалось, и — как будто вы смотрите в телескоп — вещи кажутся ближе, чем они есть на самом деле.Противоположное явление называется обратным или обратным телескопированием, также известным как расширение во времени. Это когда вы догадываетесь, что события произошли намного раньше, чем они были на самом деле. Это редкость для отдаленных событий, но не редкость для последних недель.

[…]

Наиболее прямое объяснение этому — гипотеза ясности памяти, предложенная психологом Норманом Брэдберном в 1987 году. Это простая идея, заключающаяся в том, что, поскольку мы знаем, что воспоминания исчезают со временем, мы используем ясность воспоминаний в качестве руководства для его новизна.Поэтому, если воспоминание кажется неясным, мы предполагаем, что это произошло более давно.

Первоначально представленный в июле, с более глубоким погружением в психологию того, почему время замедляется, когда мы боимся, ускоряется с возрастом и искажается, когда мы в отпуске.

3. КАК НАЙТИ ВЫПОЛНЕНИЕ РАБОТ

«Если бы кто-то хотел полностью раздавить и уничтожить человека, назначить ему самое страшное наказание», — писал Достоевский, , — «все, что нужно было бы сделать, — это заставить его выполнять работу, которая была бы полностью и совершенно лишена свободы. полезности и смысла. Действительно, стремление избежать работы и зарабатывать на жизнь тем, что вы любите, является постоянной загадкой современной жизни. В Как найти полноценную работу ( публичная библиотека, ) — последний выпуск в замечательной серии The School of Life, в которой традиционный жанр самопомощи рассматривается как умный, несамостоятельный, но чрезвычайно полезный путеводитель по современной жизни. , который ранее дал нам книгу Филиппы Перри Как оставаться в здравом уме и Алена де Боттона Как думать больше о сексе — философ Роман Кшнарич (помните его?) исследует корни этого современного затруднительного положения и ведет нас к его плодотворному разрешению :

Стремление к полноценной работе — работе, которая обеспечивает глубокое осознание цели и отражает наши ценности, увлечения и личность — является современным изобретением.… На протяжении веков большинство жителей западного мира были слишком заняты борьбой за свои средства к существованию, чтобы беспокоиться о том, будет ли у них захватывающая карьера, которая использовала бы их таланты и способствовала их благополучию. Но сегодня распространение материального благополучия освободило наши умы, чтобы ожидать гораздо большего от жизненных приключений.

Мы вступили в новую эпоху самореализации, когда великая мечта — перейти от денег к смыслу.

Кшнарич описывает два основных недостатка современного рабочего места — «чуму неудовлетворенности работой» и «неуверенность в том, как выбрать правильную карьеру» — и формулирует проблему:

Никогда еще столько людей не чувствовали себя настолько неудовлетворенными в своей карьере и не знали, что с этим делать.Большинство исследований на Западе показывают, что по крайней мере половина рабочей силы недовольна своей работой. Одно общеевропейское исследование показало, что 60% рабочих выбрали бы другую карьеру, если бы могли начать заново. В Соединенных Штатах удовлетворенность работой находится на самом низком уровне — 45 процентов — с момента начала ведения учета более двух десятилетий назад.

Конечно, отмечает Кшнарич, есть много цинизма и скептицизма, когда люди задаются вопросом, возможно ли вообще найти работу, на которой мы преуспеваем и чувствуем себя полноценными.Он предлагает противоядие от стандартного мышления:

Есть два общих подхода к этим вопросам. Первый — это подход «улыбнись и выдержи». Это точка зрения, согласно которой мы должны взять под контроль свои ожидания и признать, что работа для подавляющего большинства человечества, включая нас самих, является в основном тяжелым трудом и всегда будет таковой. Забудьте о пьянящей мечте об осуществлении и вспомните изречение Марка Твена. «Работа — необходимое зло, которого следует избегать». … История заключена в самом слове.Латинское слово labour означает тяжелый труд, в то время как французское слово travail происходит от tripalium , древнеримского орудия пыток, сделанного из трех палочек. … Идея школы мысли «улыбнись и смирись» заключается в том, что нам нужно принять неизбежное и смириться с любой работой, которую мы можем получить, если она отвечает нашим финансовым потребностям и оставляет нам достаточно времени, чтобы заниматься нашим «настоящим». жизнь в нерабочее время. Лучший способ защитить себя от всех оптимистичных ученых мужей, педалирующих исполнение, — это выработать стойкую философию принятия, даже смирения, и не стремиться к построению значимой карьеры.

Я полон надежд и придерживаюсь другого подхода, заключающегося в том, что можно найти работу, которая улучшает жизнь, расширяет наши горизонты и заставляет нас чувствовать себя более человечными.

[…]

Это книга для тех, кто ищет работу, достаточно большую для их духа, нечто большее, чем «дневная работа», основная функция которой — оплачивать счета.

«Никогда еще столько людей не чувствовали себя настолько неудовлетворенными своей карьерной ролью и не знали, что с этим делать.

Кшнарич считает, что пять ключей к созданию значимой карьеры — зарабатывание денег, достижение статуса, изменение к лучшему, следование нашим увлечениям и использование наших талантов — но продолжает демонстрировать, что не все они созданы равными. В частности, он повторяет пионера дзэн 1970-х годов Алана Уоттса и современную науку, утверждая, что одни только деньги — плохой мотиватор:

Шопенгауэр, возможно, был прав в том, что жажда денег широко распространена, но он ошибался в том, что отождествлял деньги со счастьем.За последние два десятилетия появилось неопровержимое доказательство того, что погоня за богатством — это маловероятный путь к достижению личного благополучия — древнегреческий идеал eudaimonia или «хорошей жизни». Отсутствие какой-либо четкой положительной связи между ростом доходов и ростом счастье стало одним из самых ярких открытий в современных социальных науках. Как только наш доход достигает суммы, которая покрывает наши основные потребности, дальнейшее увеличение почти ничего не добавляет к нашему уровню удовлетворенности жизнью.

Второй лжепророк исполнения, как остро предупреждал Y-Combinator Пол Грэм и поэтично сформулировала Дебби Миллман, — это престиж. Кшнарич предостерегает:

Мы легко можем найти себе карьеру, которую общество считает престижной, но которой мы по сути своей не посвящаем себя — карьеру, которая не удовлетворяет нас в повседневной жизни.

Кшнарич выражает уважение, которое он определяет как «признание за то, что мы лично вносим в работу, и за наш личный вклад», как положительный аналог престижа и статуса, утверждая, что «в нашем стремлении к выполнению работы мы следует искать работу, которая предлагает не только хорошие перспективы статуса, но и хорошие перспективы уважения.”

Вместо того, чтобы надеяться создать гармоничный союз между погоней за деньгами и ценностями, нам, возможно, больше повезет, если мы попытаемся совместить ценности с талантами. Эта идея любезно принадлежит Аристотелю, которому приписывают высказывание: «Где пересекаются потребности мира и ваши таланты, там и ваше призвание».

Первоначально представили в апреле — читайте полную статью здесь.

4. ИНТУИЦИОННЫЕ НАСОСЫ

«Если вы не ошибаетесь, вы недостаточно рискуете», — посоветовала Дебби Миллман. «Совершайте новые ошибки. Совершайте великие, поразительные ошибки. Совершайте ошибки, которых никто никогда раньше не делал », — посоветовал Нил Гейман молодым авторам. В книге «Насосы интуиции и другие инструменты для мышления » ( публичная библиотека, ) неподражаемый Дэниел Деннет, один из наших величайших ныне живущих философов, предлагает набор инструментов мышления — «удобные протезные расширители воображения и держатели фокуса», которые позволяют нам «надежно и даже изящно обдумывать действительно сложные вопросы» — чтобы расширить ваш когнитивный инструментарий.Он называет эти инструменты «насосами интуиции» — мысленными экспериментами, предназначенными для пробуждения «искренней, потрясающей интуиции» (которая, как мы знаем, является столпом даже самой «рациональной» науки) по рассматриваемому вопросу, своего рода убеждением. инструмент, реверс-инжиниринг которого позволяет нам лучше думать о самом мышлении. Интуиция, конечно, является специфической способностью, основанной на отточенном критическом мышлении, а не на мистическом качестве, дарованном богами, но именно в этом и состоит точка зрения Деннета, и его задача — помочь нам отточить ее.

Хотя большинство из его 77 «насосов интуиции» посвящены конкретным вопросам, дюжина — это инструменты «общего назначения», которые применяются глубоко и широко практически в любой области мышления. Первый из них также, пожалуй, самый полезный, но самый неудобный: ошибается, .

Повторяя довод Дориона Сагана о том, почему наука и философия нужны друг другу, Деннет начинает с проницательного вклада в лучшие определения философии, заключенного в необходимое наставление о ценности истории:

История философии — это в значительной степени история очень умных людей, делающих очень заманчивые ошибки, и если вы не знаете историю, вы обречены повторять одни и те же чертовы ошибки снова и снова.… Не существует такой вещи, как наука, свободная от философии, просто наука, которая проводилась без учета лежащих в ее основе философских допущений.

Он говорит о генерирующем потенциале ошибок и их полезности в качестве эмпирического инструмента:

Иногда вы не хотите просто рискнуть ошибиться; вы действительно хотите их сделать — хотя бы для того, чтобы дать вам что-то ясное и подробное, что нужно исправить.

В этом заключается сила ошибок как средства, которое, как знаменито выразился Рильке, «живет вопросами» и, таким образом, продвигает знания так, как это невозможно с уверенностью — ибо, как незабываемо заметил Ричард Фейнман, задача ученого — оставаться неуверенным. и так кажется философу.Деннет пишет:

Мы, философы, ошибаемся. … В то время как другие дисциплины специализируются на получении правильных ответов на их определяющие вопросы, мы, философы, специализируемся на всех способах, которыми можно так запутать, настолько глубоко ошибиться, что никто даже не знает правильные вопросы, не говоря уже об ответах . Задавая неправильные вопросы, вы рискуете сбить с толку любое расследование. Всякий раз, когда это происходит, это работа философов! Философия — в любой области исследования — это то, что вам нужно делать, пока вы не выясните, какие вопросы вы должны были задать в первую очередь.

[…]

Ошибки — это не просто возможность учиться; они, в важном смысле, — это всего лишь возможность для учиться или создавать что-то действительно новое. Прежде чем можно будет учиться, должны быть учащиеся. Есть только два не чудесных способа появления учащихся: они должны либо развиваться, либо быть спроектированными и построенными учащимися, которые эволюционировали. Биологическая эволюция происходит в результате грандиозного, неумолимого процесса проб и ошибок — и без ошибки испытания ничего бы не достигли.

Деннет предлагает предостережение, которое сразу подчеркивает важность приобретения знаний и напоминает нам о силе «случайного оппортунизма»:

Испытания могут быть слепыми или предвиденными . Вы, много знающие, но не знающие ответа на поставленный вопрос, можете совершать прыжки — дальновидные прыжки. Вы можете посмотреть перед прыжком и, следовательно, с самого начала в некоторой степени руководствоваться тем, что вы уже знаете. Вам не нужно гадать наугад, но не смотрите свысока на случайные догадки; среди ее замечательных продуктов… ты!

И поскольку эволюция является высшим воплощением того, как процесс проб и ошибок движет прогрессом, Деннетт приводит доводы в пользу понимания эволюции как ключа к пониманию всего остального, что мы, люди, ценим:

Эволюция… является центральным, стимулирующим процессом не только жизни, но также знаний, обучения и понимания.Если вы попытаетесь разобраться в мире идей и значений, свободы воли и морали, искусства и науки и даже самой философии, не имея четких и достаточно подробных знаний об эволюции, у вас одна рука будет связана за спиной. … Для эволюции, которая ничего не знает, шаги к новизне слепо предпринимаются мутациями, которые представляют собой случайные «ошибки» копирования в ДНК.

Деннет вторит Достоевскому ( «Прежде всего, не лги самому себе. Человек, который лжет самому себе и прислушивается к своей собственной лжи, доходит до того, что он не может различить правду внутри себя или вокруг него, и поэтому теряет все уважение к себе и к другим.”) и предлагает ключ к продуктивным ошибкам:

Главный способ делать хорошие ошибки — не скрывать их — особенно от себя. Вместо того, чтобы отвернуться в отрицании, когда вы совершаете ошибку, вы должны стать знатоком своих собственных ошибок, перебирая их в уме, как если бы они были произведениями искусства, а в каком-то смысле они и есть. … Хитрость заключается в том, чтобы воспользоваться конкретными деталями того беспорядка, который вы натворили, чтобы ваша следующая попытка была основана на них, а не на очередном слепом ударе в темноте.

Мы все слышали жалкий припев «Ну, в то время это казалось хорошей идеей!» Эта фраза стала обозначать печальное отражение идиота, признак глупости, но на самом деле мы должны ценить ее как столп мудрости. Любое существо, любой агент, который действительно может сказать: «Ну, в то время это казалось хорошей идеей!» стоит на пороге блеска.

Первоначально представили в мае — читайте полную статью здесь.

5. МАСТЕРМИНД: КАК ДУМАТЬ КАК ШЕРЛОК ХОЛМС

«Привычка ума, которая ведет к поиску взаимосвязей между фактами», — писал Джеймс Уэбб Янг в своей знаменитой 5-шаговой технике решения проблем 1939 года, — «приобретает важнейшее значение в производстве идей. Но как же обрести эти жизненно важные познавательные обычаи? Это именно то, что исследует научный писатель Мария Конникова в книге Mastermind: How to Think Like Sherlock Holmes ( UK ; публичная библиотека ) — попытка преобразовать методологию Холмса в действенные идеи, которые помогут развить «привычки». мысли, которые позволят вам осознанно заниматься собой и своим миром, как нечто само собой разумеющееся ».

Соединяя многочисленные анекдоты из приключений любимого детектива Конан Дойля с классическими и передовыми исследованиями психологии, Конникова создает убедительный пример на стыке науки и светского спиритизма, подчеркивая силу строгого наблюдения наряду с буддийским акцентом на Кейджи. на внимательность.Она пишет:

Сама идея внимательности отнюдь не нова. Еще в конце девятнадцатого века Уильям Джеймс, отец современной психологии, писал: «Способность снова и снова добровольно возвращать блуждающее внимание является корнем суждения, характера и воли. … Образование, которое должно улучшить эту способность, было бы образованием par excellence ». Эта способность, по своей сути, является самой сутью внимательности. И образование, которое предлагает Джеймс, обучение осознанному подходу к жизни и мышлению.

[…]

В последние годы исследования показали, что медитативное мышление (упражнение в самом контроле внимания, которое формирует центр внимательности) в течение всего пятнадцати минут в день может сдвинуть лобную мозговую активность в сторону определенной закономерности. с более позитивными и ориентированными на подход эмоциональными состояниями, и что наблюдение за природой даже на короткое время может помочь нам стать более проницательными, более творческими и продуктивными. Мы также знаем точнее, чем когда-либо, что наш мозг не создан для многозадачности — что-то, что полностью исключает внимательность.Когда мы вынуждены делать несколько дел одновременно, мы не только хуже выполняем все из них, но и наша память ухудшается, и наше общее самочувствие сильно страдает.

Но для Шерлока Холмса осознанное присутствие — лишь первый шаг. Это средство для достижения гораздо более масштабной, практической и приносящей удовлетворение цели. Холмс дает именно то, что предписал Уильям Джеймс: обучение улучшению нашей способности к внимательному мышлению и использованию ее для достижения большего, лучшего мышления и более оптимальных решений.В самом широком смысле это средство для улучшения общего принятия решений и способности суждения, начиная с самого основного строительного блока вашего собственного разума.

Но внимательность и связанные с ней умственные способности, которыми она наделяет своего хозяина, — это навык, приобретенный упорством и практикой, а не врожденный талант или легкий подвиг, достигнутый несколькими нерешительными попытками:

Сложнее всего применить логику Холмса в наиболее важные моменты. Итак, все, что мы можем делать, это практиковаться до тех пор, пока наши привычки не станут такими, что даже самые серьезные стрессоры будут вызывать те самые шаблоны мышления, над которыми мы так усердно работали.

Вторя Карлу Сагану, Конникова исследует роль интуиции — концепции, которой придерживаются некоторые из величайших научных умов истории, культурных икон и философов — как полезного указателя направления интеллектуальных исследований и опасного слепого пятна:

Наша интуиция формируется контекстом, и этот контекст глубоко зависит от мира, в котором мы живем. Таким образом, он может служить своего рода слепым пятном или слепым пятном. … Однако, обладая внимательностью, мы можем стремиться найти баланс между проверкой фактов нашей интуицией и сохранением непредубежденности.Тогда мы можем делать наши лучшие суждения, опираясь на информацию, которая у нас есть, и не более того, но также с пониманием того, что время может изменить форму и цвет этой информации.

«Я считаю, что человеческий мозг изначально подобен маленькому пустому чердаку, и вы должны снабдить его такой мебелью, какой захотите», — знаменито заметил Холмс. В самом деле, как и ум изобретателя, ум человека, решающего проблемы, является продуктом того самого выбора: деталей и наблюдений, которые мы выбираем для включения в форму нашего «мозгового чердака» и фильтрации нашего восприятия реальности.Конникова пишет:

Наблюдение с большой буквы O — как Холмс использует это слово, когда одним взглядом рассказывает своему новому товарищу краткую историю своей жизни — действительно влечет за собой нечто большее, чем просто наблюдение (строчные буквы). Речь идет не только о пассивном процессе, позволяющем объектам входить в ваше поле зрения. Речь идет о том, чтобы знать , что за и , как наблюдать, и соответственно направлять ваше внимание: на каких деталях вы сосредотачиваетесь? Какие детали вы опускаете? И как вы захватываете и фиксируете те детали, которые вы выбираете для увеличения? Другими словами, как максимизировать потенциал своего мозгового чердака? Если вы помните ранние наставления Холмса, вы не будете просто бросать туда какие-либо старые подробности; вы хотите, чтобы он был как можно более чистым.Все, что мы решим заметить, потенциально может стать будущим украшением наших чердаков — и, более того, его добавление будет означать изменение ландшафта чердака, которое, в свою очередь, повлияет на каждое будущее добавление . Так что выбирать надо с умом.

Делать мудро — значит быть избирательным. Это значит не только смотреть, но и правильно смотреть, смотреть с настоящей мыслью. Это означает, что нужно смотреть с полным пониманием того, что то, что вы отмечаете — и то, как вы это отмечаете, — послужит основой для любых будущих выводов, которые вы можете сделать.Речь идет о том, чтобы увидеть полную картину, отметить важные детали и понять, как контекстуализировать эти детали в более широких рамках мысли.

Первоначально опубликовано в январе — читайте полную статью, чтобы узнать больше, включая четыре правила Шерлоковой мышления Конниковой.

6. СДЕЛАЙТЕ ХОРОШЕЕ ИСКУССТВО

Начальный сезон приближается, и после волнующей души речи Грейля Маркуса о сущности искусства на выпускной церемонии Школы визуальных искусств в 2013 году мы представляем исключительную адаптацию одного из лучших выпускных обращений, когда-либо произнесенных: в мае 2012 года, любимый писатель Нил Гейман встал перед выпускниками Филадельфийского университета искусств и дал несколько вечных советов по творческой жизни; теперь его доклад оживает в виде тонкой, но мощной книги под названием Make Good Art ( публичная библиотека, ).

Лучше всего то, что он разработан не кем иным, как неподражаемым Чипом Киддом, который провел последние пятнадцать лет, формируя голос современного дизайна обложек с его плодовитыми и неизменно звездными произведениями, начиная от бестселлеров, таких как возвышенная Building Stories карикатуриста Криса Уэра. и книгу невролога Оливера Сакса The Mind’s Eye до менее известных жемчужин, таких как The Paris Review ‘s Women Writers at Work и The Letter Q , этой замечательной антологии писем квир-писателей самим себе.(Соответственно, Кидд также разработал книжную адаптацию вступительной речи Энн Пэтчетт в 2006 г.)

Когда дела идут плохо, вот что вам следует делать: Сделайте хорошее искусство . Я серьезно. Муж сбегает с политиком — творите хорошее искусство. Нога раздавлена, а затем съедена мутировавшим удавом — хорошее искусство. IRS по твоему следу — творите хорошее искусство. Кот взорвался — сделай хорошее искусство. Кто-то в Интернете думает, что вы делаете глупость или зло, или это уже было сделано раньше — создавайте хорошее искусство.Наверное, все как-то наладится, в конце концов, время снимет жало, а это даже не имеет значения. Делайте то, что только вы умеете делать лучше всего: создавайте хорошее искусство. Делайте это в плохие дни, делайте это и в хорошие дни.

Одна мудрая женщина однажды сказала: : «Если вы не ошибаетесь, вы недостаточно рискуете». Гейман выражает то же самое чувство с помощью своей собственной марки изысканного красноречия:

Надеюсь, что в этом году вы совершите ошибки.

Потому что, если вы делаете ошибки, вы делаете что-то новое, пробуете новое, учитесь, живете, подталкиваете себя, меняете себя, меняете свой мир. Вы делаете то, чего никогда раньше не делали, и, что более важно, вы что-то делаете.

Итак, это мое пожелание тебе и всем нам, и мое желание для себя. Совершайте новые ошибки. Совершайте великие, поразительные ошибки. Совершайте ошибки, которых раньше никто не делал. Не замирайте, не останавливайтесь, не беспокойтесь, что это недостаточно хорошо или не идеально, чем бы это ни было: искусство или любовь, или работа, или семья, или жизнь.

Что бы вы ни боялись делать, сделайте это.

Делайте ошибки в следующем году и навсегда.

Изначально представленный в мае — читайте полную статью здесь, а также видео с первоначальной речью Геймана на церемонии вручения дипломов.

7. КАК УСПЕХИ ДЕТИ

In Как дети добиваются успеха: стойкость, любопытство и скрытая сила характера ( публичная библиотека, ) — необходимое дополнение к этим фантастическим книгам об образовании — Paul Tough , чьи тексты появились в The New Yorker , Slate , Esquire , The New York Times ставит своей целью исследовать основные строительные блоки характера с помощью находок и практических знаний выдающихся педагогов и передовых исследователей.Один из его основных аргументов основан на работе психолога-новатора и «гениального» грантополучателя Макартура 2013 года Анджелы Дакворт, которая училась у крестного отца позитивной психологии Мартина Селигмана в моей альма-матер, Университете Пенсильвании, и сделала больше, чем кто-либо, для развития нашего понимание того, как самоконтроль и упорство — неустанная рабочая этика, направленная на выполнение ваших обязательств по достижению долгосрочной цели — влияют на успех.

Дакворт приехал в Пенн в 2002 году в возрасте тридцати двух лет, что было позже обычного аспиранта.Дочь китайских иммигрантов, она была классическим многозадачным специалистом в подростковом и двадцатилетнем возрасте. После получения степени бакалавра в Гарварде (и открытия летней школы для детей из малообеспеченных семей в Кембридже в свободное время) она перескакивала с одной станции меритократии середины девяностых на другую: стажер в офисе спичрайтинга Белого дома, Ученый Маршалл в Оксфорде (где она изучала неврологию), консультант по менеджменту в McKinsey and Company, советник чартерной школы.

Дакворт несколько лет обдумывала идею создания собственной чартерной школы, но в конце концов пришла к выводу, что эта модель не обещает многообещающего изменения положения детей из неблагополучных семей, тех, кого система образования терпит крах. Вместо этого она решила продолжить обучение в аспирантуре в Пенсильвании. В своем эссе она поделилась тем, насколько сильно опыт работы в школе изменил ее взгляд на школьную реформу, и написала:

Проблема, я думаю, не только в школах, но и в самих учениках.И вот почему: учиться сложно. Конечно, обучение — это весело, воодушевляющее и приятное занятие, но оно также часто пугает, утомляет и иногда обескураживает. . . . Чтобы помочь ученикам с хронической низкой успеваемостью, но умным, преподаватели и родители должны сначала признать, что характер по крайней мере так же важен, как и интеллект.

Дакворт начала свою дипломную работу с изучения самодисциплины. Но когда она завершила свою диссертацию на первом курсе, основанную на группе из 164 восьмиклассников средней школы Филадельфии, она пришла к поразительному открытию, которое определило ход ее карьеры: она обнаружила, что самодисциплина учеников набирает обороты. гораздо лучше предсказывали их академическую успеваемость, чем их показатели IQ.Поэтому она очень заинтересовалась тем, какие стратегии и приемы мы могли бы разработать, чтобы максимизировать наш самоконтроль, и можно ли научить этим стратегиям. Но самоконтроль, как выяснилось, был только хорошим предсказателем, когда дело доходило до непосредственных конкретных целей — например, противодействия куки. Жесткие записи:

Дакворт считает полезным разделить механику достижения на два отдельных аспекта: мотивацию и волю. По ее словам, каждое из них необходимо для достижения долгосрочных целей, но ни одного из них недостаточно.Большинство из нас знакомо с опытом наличия мотивации, но отсутствия воли: например, вы можете быть чрезвычайно мотивированы, чтобы похудеть, но если у вас нет воли — силы воли, самоконтроля — отложить вишневый датский и сорвать подняв свободные веса, вы не добьетесь успеха. Если ребенок очень мотивирован, методы и упражнения самоконтроля, которым Дакворт пыталась научить [учащихся в ее исследовании], могут оказаться очень полезными. Но что, если ученики просто не заинтересованы в достижении целей, которых хотят от них их учителя или родители? Тогда, признает Дакворт, все уловки с самоконтролем в мире не помогут.

Вот здесь и проявляется упорство — Х-фактор, который помогает нам достигать более долгосрочных, абстрактных целей. Чтобы решить эту проблему, Дакворт и ее коллега Крис Петерсон разработали шкалу выдержки — обманчиво простой тест, с помощью которого вы оцениваете, насколько двенадцать утверждений применимы к вам, от «Я работяга» до «Иногда появляются новые идеи и проекты. отвлекать меня от предыдущих ». Результаты убедительно предсказывают успех в таких обширных областях, как Национальная орфографическая пчела и военная академия Вест-Пойнт.Таф описывает удивительную силу этого, казалось бы, обыденного вопросника:

По каждому утверждению респонденты оценивают себя по пятибалльной шкале в диапазоне от 5 «очень похож на меня» до 1 «совсем не похож на меня». На выполнение теста уходит около трех минут, и он полностью полагается на самоотчет — и все же, когда Дакворт и Петерсон взяли его в поле, они обнаружили, что он в значительной степени предсказывает успех. Дакворт обнаружил, что упорство лишь слабо связано с IQ — есть умные и упрямые люди, но в Пенсильвании высокие показатели упорства позволяют студентам, поступившим в колледж с относительно низкими оценками в совете директоров, тем не менее достигать высоких средних баллов.В National Spelling Bee Дакворт обнаружил, что дети с высокими показателями выдержки с большей вероятностью доживут до более поздних раундов. Самое примечательное, что Дакворт и Петерсон дали свою стойкость более чем 1200 курсантам-первокурсникам, когда они поступили в военную академию в Вест-Пойнте и приступили к изнурительному летнему учебному курсу, известному как Beast Barracks. Военные разработали свою собственную комплексную оценку, называемую полной оценкой кандидата, чтобы оценивать поступающих курсантов и предсказывать, кто из них переживет требования Вест-Пойнта; он включает академические оценки, оценку физической подготовки и оценку лидерского потенциала.Но более точным предиктором того, какие кадеты оставались в казармах зверей, а какие выбыли, оказалась простая анкета Дакворта из двенадцати пунктов.

Вы можете взять шкалу зернистости здесь (регистрация бесплатна).

8. МЫШЛЕНИЕ: НОВАЯ НАУКА ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ, РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

Каждый год интеллектуальный импресарио и редактор Edge Джон Брокман вызывает некоторых из величайших мыслителей нашей эпохи и задает им один провокационный вопрос, будь то самая элегантная теория о том, как устроен мир, или лучший способ улучшить наши познавательные способности. Инструментарий.В этом году он приступает к самому амбициозному квесту — метаисследованию самой мысли: Мышление: новая наука принятия решений, решения проблем и прогнозирования ( публичная библиотека, ) собирает короткие эссе. и читают адаптированные лекции от таких знаменитых и разносторонних (хотя и не гендерных) умов, как Дэниел Деннет, Джонатан Хайдт, Дэн Гилберт и Тимоти Уилсон, охватывающие столь разные темы, как мораль, эссенциализм и подростковый мозг.

Один из самых провокационных работ принадлежит лауреату Нобелевской премии психологу Даниэлю Канеману — автору незаменимого Thinking, Fast and Slow , одной из лучших книг по психологии 2012 года, который исследует «чудеса и недостатки интуитивного мышления». .”

В 1970-х годах Канеман и его коллега Амос Тверски, провозгласившие себя «пророками иррациональности», начали изучать то, что они называли «эвристикой и предубеждениями» — мысленными сокращениями, которые мы принимаем, которые часто приводят к когнитивным ошибкам. Эти ошибки, однако, многое говорят о том, как работает наш разум:

Если вы хотите охарактеризовать, как что-то делается, то один из самых действенных способов охарактеризовать то, как разум что-либо делает, — это посмотреть на ошибки, которые разум производит, когда это делает, потому что ошибки говорят вам, что он делает.Правильная работа говорит вам о процедуре гораздо меньше, чем ошибки.

Один из самых захватывающих примеров эвристики и предубеждений — это то, что мы называем интуицией — сложный комплекс когнитивных процессов, иногда полезных, но часто вводящих в заблуждение. Канеман отмечает, что мысли приходят в голову одним из двух способов: либо посредством «упорядоченного вычисления», которое включает в себя серию этапов запоминания правил и их последующего применения, либо посредством восприятия, эволюционной функции, которая позволяет нам предсказывать результаты на основе того, что мы воспринимаем.(Например, вид сердитого лица женщины помогает нам предсказать общее настроение и предрасположенность к тому, что она собирается сказать.) Именно последний способ усугубляет интуицию. Канеман объясняет взаимодействие:

Между интуицией и восприятием нет резкой границы. … Восприятие предсказуемо. . . . Если вы хотите понять интуицию, очень полезно понять восприятие, потому что многие правила, применимые к восприятию, применимы также и к интуитивному мышлению. Интуитивное мышление сильно отличается от восприятия.У интуитивного мышления есть язык. Интуитивное мышление включает в себя множество словесных знаний, организованных по-разному, нежели простое восприятие. Но некоторые очень базовые характеристики восприятия почти напрямую распространяются на интуитивное мышление.

Затем он рассматривает, как два типа умственных операций, установленных современной когнитивной наукой, освещают интуицию:

Тип 1 является автоматическим, легким, часто бессознательным и ассоциативно связным. . . . Тип 2 — контролируемый, требующий усилий, обычно сознательный, склонный к логической последовательности, управляемый правилами.Восприятие и интуиция относятся к Типу 1.… Тип 2 более контролируемый, медленный, более осознанный. . . . Тип 2 — это то, кем мы себя считаем. [И тем не менее], если бы кто-то снял фильм об этом, Тип 2 был бы второстепенным персонажем, который думает, что он герой, потому что мы думаем, что мы такие, но на самом деле именно Тип 1 выполняет большую часть работы, и это большая часть работы полностью скрыта от нас.

Тип 1 также включает в себя все наши отработанные навыки — например, вождение, говорение и понимание языка — которые после определенного порога мастерства переходят в режим автопилота.(Хотя это создает свой собственный набор проблем.) В основе этого способа мышления лежит наша ассоциативная память, которую Канеман распаковывает:

Вы должны думать о [своей ассоциативной памяти] как об огромном хранилище идей, связанных друг с другом разными способами, включая причинно-следственные связи и другие связи, а также активацию, распространяющуюся от идей к другим идеям до небольшого подмножества этой огромной сети. освещается, а подмножество — это то, что происходит в уме в данный момент. Вы не осознаёте этого, вы очень мало осознаёте это.

Модальность мышления Типа 1 порождает Систему 1 интерпретации, которая лежит в основе того, что мы называем «интуицией», но которая гораздо менее точна и надежна, чем мы думаем:

Система 1 выявляет и изобретает причины и намерения. [Это] происходит автоматически. Это есть у младенцев. . . . Мы оснащены … для восприятия причинности.

Он игнорирует двусмысленность и подавляет сомнения и … преувеличивает последовательность. Ассоциативная согласованность в значительной степени приводит к тому, что чудеса превращаются в недостатки.Мы видим мир, который намного более согласован, чем он есть на самом деле. Это из-за того механизма создания согласованности, который у нас есть. У нас есть орган восприятия в нашей голове, и мы склонны видеть вещи, которые эмоционально связны и ассоциативно связаны.

Самым коварным из всех является наша склонность использовать нашу самоуверенность — и самоуверенность — как само доказательство:

Интересно то, что во многих случаях у людей есть интуиция, в которой они так же уверены, за исключением того, что они ошибаются.Это происходит с помощью механизма, который я называю «механизмом замещения». Вам задали вопрос, и вместо этого вы отвечаете на другой вопрос, но этот ответ приходит сам по себе с полной уверенностью, и вы не подозреваете, что делаете то, в чем не являетесь экспертом, потому что у вас есть один ответ. Субъективно, правильно это или неправильно, ощущения совершенно одинаковы. Независимо от того, основан ли он на большом количестве информации или на небольшом количестве информации, вы можете сделать шаг назад и взглянуть на него.Но субъективное чувство уверенности может быть одинаковым для интуиции, возникающей из опыта, и для интуиции, возникающей из эвристики. . . .

Другими словами, интуиция, как и внимание, — это «преднамеренный, непримиримый дискриминатор, [который] спрашивает, что актуально прямо сейчас, и заставляет нас замечать только это» — смиренное противоядие от склонности нашей культуры к самоправедности, и прежде всего напоминание о том, чтобы позволить себе неудобную роскошь передумать.

Первоначально представили в октябре — читайте полную статью здесь.

9. ПОВСЕДНЕВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

Похоже, что у нас есть странная, но слишком человеческая культурная фиксация на повседневных распорядках и повседневных ритуалах известных творцов, от Воннегута до Берроуза и Дарвина — как если бы проблеск их повседневной жизни каким-то волшебным образом наполнил нашу жизнь такой же силой. , или его воспроизведение позволило бы нам, в свою очередь, воспроизвести их гений. И хотя по большей части это просто культурный вуайеризм, есть что сказать о ценности хорошо продуманного распорядка дня, закрепляющего творческий процесс. Управляйте повседневными делами: выстраивайте свой распорядок, найдите фокус и отточите свой творческий ум ( публичная библиотека, ), под редакцией главного редактора Behance 99U Джоселин Глей раскрывает секреты этого святого Грааля творчества. Двадцать самых известных мыслителей и деятелей сегодняшнего дня исследуют такие аспекты творческой жизни, как оптимизация генерации идей, противодействие демонам перфекционизма, управление прокрастинацией и преодоление творческих блоков, с идеями от великолепных умов, от поведенческого экономиста Дэна Ариэли до любимый графический дизайнер Стефан Загмайстер.

В предисловии к книге основатель Behance Скотт Бельски , автор незаменимого Making Ideas Happen , указывает на «реакционный рабочий процесс» — нашу тенденцию реагировать на запросы и другие стимулы вместо того, чтобы создавать значимую работу, — как крупнейшую на сегодняшний день проблема и призывает к оружию:

Пора перестать винить окружающих и взять на себя ответственность. Хотя ни одно рабочее место не является идеальным, оказывается, что наши самые серьезные проблемы гораздо более примитивны и личны.Наши индивидуальные практики в конечном итоге определяют, что мы делаем и насколько хорошо мы это делаем. В частности, именно наш распорядок (или его отсутствие), наша способность работать проактивно, а не реагировать, и наша способность систематически оптимизировать наши рабочие привычки с течением времени определяют нашу способность воплощать идеи в жизнь.

[…]

Только взяв на себя ответственность за свою повседневную жизнь, вы сможете по-настоящему повлиять на то, что для вас наиболее важно. Я призываю вас построить лучший распорядок дня, выйдя за его рамки, сосредоточиться, поднявшись над постоянной какофонией, и оттачивать свое творческое мастерство, анализируя то, что действительно имеет наибольшее значение, когда дело доходит до воплощения ваших идей.

Одно из самых ярких идей книги исходит от Гретхен Рубин — автора книги «Проект счастья: или почему я потратил год, пытаясь петь утром, убираться в шкафу, бороться правильно, читать Аристотеля и вообще получать больше удовольствия». , одна из этих 7 важнейших книг об искусстве и науке о счастье, названная в честь ее фантастического блога с тем же названием, которая указывает на частоту как на ключ к творческим достижениям:

Мы склонны переоценивать то, что мы можем сделать за короткий период времени, и недооценивать то, что мы можем сделать в течение длительного периода, при условии, что мы работаем медленно и последовательно.Энтони Троллоп, писатель девятнадцатого века, которому удалось стать плодовитым романистом, а также произвести революцию в британской почтовой системе, заметил: «Небольшая ежедневная задача, если она будет действительно ежедневной, превзойдет работу спазматического Геракла». В конечном итоге неприглядная привычка к частотности способствует как продуктивности, так и творчеству.

Частота, утверждает она, способствует тому, что Артур Кестлер назвал «бисоциацией» — решающей способностью связывать, казалось бы, несвязанное, что является определяющей характеристикой творческого разума.Рубин пишет:

У вас гораздо больше шансов обнаружить неожиданные отношения и увидеть свежие связи между идеями, если ваш разум постоянно гудит о проблемах, связанных с вашей работой. Когда я погружаюсь в проект, все, что я испытываю, похоже, связано с ним совершенно воодушевляющим образом. Весь мир становится интереснее. Это критически важно, потому что у меня есть ненасытная потребность в материалах, и по мере того, как я начинаю осознавать потенциальную пищу, идеи вливаются. Напротив, время от времени работа усложняет удержание вашего внимания.Легко запутаться, запутаться, отвлечься или забыть, чего вы стремились достичь.

[…]

Креативность возникает из постоянного потока идей, и один из самых простых способов поощрить эту плодородную пену — это держать свой разум занятым своим проектом. Когда вы работаете регулярно, вдохновение приходит регулярно.

Вторя Александру Грэму Беллу, который незабываемо написал, что «это человек, который осторожно продвигается шаг за шагом… обязательно добьется наибольшего успеха», и Вирджиния Вульф, превозносившая творческие преимущества ведения дневника, Рубин пишет:

Шаг за шагом вы продвигаетесь вперед.Вот почему такие практики, как ежедневные письменные упражнения или ведение ежедневного блога, могут быть такими полезными. Вы видите, как вы выполняете работу, и это показывает вам, что вы можете ее выполнять. Прогресс обнадеживает и вдохновляет; паника, а затем отчаяние наступают, когда вы обнаруживаете, что ничего не делаете день за днем. Один из болезненных парадоксов трудовой жизни состоит в том, что из-за страха прокрастинации у людей еще меньше шансов отказаться от них в будущем.

Рискуя мудростью из своей последней книги « Счастливее дома: больше целоваться, больше прыгать, отказаться от проекта, читать Сэмюэля Джонсона и другие мои эксперименты в повседневной жизни» , Рубин предлагает:

У меня есть длинный список «Секретов взрослой жизни», уроков, которые я усвоил, когда вырос, например: «Задача, которую никогда не начинали, более утомительна», «Дни долгие, но годы коротки »и« Всегда оставляйте достаточно места в чемодане.Один из моих самых полезных секретов: «То, что я делаю каждый день, имеет большее значение, чем то, что я делаю время от времени».

С чувством, напоминающим вневременные слова Уильяма Джеймса о привычках, она заключает:

День за днем ​​мы строим свою жизнь, и день за днем ​​мы можем предпринимать шаги, чтобы воплотить в жизнь великолепные творения нашего воображения.

Гуру предпринимательства и мудрец культуры Сет Годин секунды Рубин и предостерегает от путаницы пустой ритуализации с творческими ритуалами, которые на самом деле стимулируют продуктивность:

Каждый, кто занимается творчеством, понял, как бороться со своими собственными демонами, чтобы выполнить свою работу.Нет никаких доказательств того, что установка мольберта, как Ван Гог, помогает рисовать лучше. Тактика своеобразна. Но стратегии универсальны, и есть много талантливых людей, которые не добиваются успеха так, как им хотелось бы, потому что их стратегии не работают.

Думаю, стратегия проста. Стратегия состоит в том, чтобы иметь практику, а практика — это регулярно и надежно выполнять работу привычным образом.

Есть много способов показать себе, что вы выполняете свою практику.Например, некоторые люди носят белый лабораторный халат или определенные очки или всегда работают в определенном месте — делая эти вещи, они профессионализируют свое искусство.

Он перекликается с Чаком Клоузом ( «Вдохновение для любителей — остальные просто приходят и приступают к работе». ), Чайковского ( «Уважающий себя художник не должен складывать руки под предлогом, что он не в настроении ». ) Э. Б. Уайт (« Писатель, который ждет идеальных условий для работы, умрет, не написав ни слова на бумаге.») и Изабель Альенде (« Приходи, появляйся, появляйся, а через некоторое время появляется и муза ». ), наблюдая:

Представление о том, что я делаю свою работу здесь, сейчас, вот так, даже когда мне этого не хочется, и особенно когда мне этого не хочется, очень важно. Потому что многие и многие люди проявляют творческий подход, когда им этого хочется, но вы станете профессионалом только в том случае, если будете делать это тогда, когда вам этого не хочется. И именно из-за этого эмоционального отказа это ваша работа, а не хобби.

Первоначально представили в мае — читайте полную статью здесь. Также обратите внимание: продолжение 99U, Максимизируйте свой потенциал , в котором собраны практические знания 21 выдающегося творческого предпринимателя.

10. ДАЙТЕ И ПРИНИМАЙТЕ

«Принцип взаимных уступок; это дипломатия — дай один, а другой — десять, — классно ухмыльнулся Марк Твен. Но на всякий такой цинизм найдется обнадеживающая медитация об искусстве спрашивать и прекрасном осмосе альтруизма. «Мир справедлив», предостерегала Амелия Барр в своих правилах успеха, «он может опекать шарлатанов; но это никогда не ставит их в один ряд с настоящими мужчинами ». В конце концов, хорошо быть красивым окупается, потому что, как выразился Остин Клеон, «мир — маленький город», верно?

Ну может — а может и нет. Каким бы ни был мир, то, как дарители и берут, добиваются успеха, оказывается более сложным. Так утверждает вундеркинд организационной психологии Адам Грант (помните его?), Самый молодой и получивший самый высокий рейтинг профессор Уортона в моей альма-матер, в Дай и возьми: революционный подход к успеху ( публичная библиотека ) .

Обширное исследование Гранта пролило свет на важнейший элемент успеха, опровергнув некоторые устойчивые принципы культурной мифологии:

Согласно общепринятому мнению, очень успешных людей объединяют три вещи: мотивация, способности и возможности. Если мы хотим добиться успеха, нам нужно сочетание упорного труда, таланта и удачи. [Но есть] четвертый ингредиент, который очень важен, но часто игнорируется: успех во многом зависит от того, как мы подходим к нашему взаимодействию с другими людьми.Каждый раз, когда мы взаимодействуем с другим человеком на работе, у нас есть выбор: пытаться ли мы претендовать на как можно большую ценность или внести свой вклад, не беспокоясь о том, что мы получаем взамен?

В основе его идей лежит дихотомия стилей поведения, которые люди используют для достижения успеха:

У берущих отличительная черта: они любят получать больше, чем дают. Они склоняют взаимность в свою пользу, ставя свои интересы выше потребностей других.Берущие полагают, что мир — это место конкуренции, где собака ест собаку. Они чувствуют, что для успеха им нужно быть лучше других. Чтобы доказать свою компетентность, они занимаются саморекламой и следят за тем, чтобы их усилия были заслужены. Любители садового разнообразия не жестоки или беспощадны; они просто осторожны и самозащищены. «Если я сначала не позабочусь о себе, — думают участники, — никто не позаботится».

Грант противопоставляет получателя жертвователю :

На рабочем месте дарители — относительно редкая порода.Они склоняют взаимность в другую сторону, предпочитая давать больше, чем получают. В то время как берущие, как правило, сосредоточены на себе, оценивая то, что другие люди могут им предложить, дающие ориентированы на других, уделяя больше внимания тому, что другим людям нужно от них. Эти предпочтения не связаны с деньгами: дарители и получатели не различаются по тому, сколько они жертвуют на благотворительность или по компенсации, которую они получают от своих работодателей. Скорее, дающие и берущие различаются по своему отношению и действиям по отношению к другим людям.Если вы берущий, вы помогаете другим стратегически, когда выгода для вас перевешивает личные затраты. Если вы дарите, вы можете использовать другой анализ затрат и выгод: вы помогаете, когда выгода для других превышает личные затраты. Или же вы можете вообще не думать о личных расходах, помогая другим, не ожидая ничего взамен. Если вы дарите на работе, вы просто стремитесь щедро делиться своим временем, энергией, знаниями, навыками, идеями и связями с другими людьми, которым они могут принести пользу.

Вне работы, утверждает Грант, цитируя исследование психолога из Йельского университета Маргарет Кларк, большинство из нас дарится в близких отношениях, таких как брак и дружба, внося свой вклад, не заботясь о ведении счета. Однако на рабочем месте немногие из нас просто дарители или берут — скорее, преобладает третий стиль:

Мы становимся сопоставителями , стремясь сохранить равный баланс отдачи и получения. Матчеры действуют по принципу справедливости: когда они помогают другим, они защищают себя, добиваясь взаимности.Если вы подходите друг другу, вы верите в «око за око», и ваши отношения регулируются даже обменом любезностями.

В соответствии с неоднократным утверждением психологов о том, что личность является изменчивой, а не фиксированной, отмечает Грант:

Отдавать, брать и согласовывать — это три основных стиля социального взаимодействия, но границы между ними не являются жесткими и быстрыми. Вы можете обнаружить, что переходите от одного стиля взаимности к другому, когда путешествуете по разным рабочим ролям и отношениям.Не будет ничего удивительного, если вы будете действовать как берущий при переговорах о зарплате, дающий, когда наставляете кого-то с меньшим опытом, чем вы, и помощник, когда делитесь опытом с коллегой. Но данные показывают, что на работе у подавляющего большинства людей развивается основной стиль взаимности, который отражает их подходы к большинству людей большую часть времени. И этот основной стиль может сыграть такую ​​же роль в нашем успехе, как упорный труд, талант и удача.

Изначально опубликовано в апреле. Чтобы подробнее узнать о выводах Гранта о науке успеха, прочитайте полную статью здесь.

11. ИССЛЕДОВАННАЯ ЖИЗНЬ

Несмотря на многочисленные свидетельства и бесчисленные свидетельства обратного, существует токсичная культурная мифология, согласно которой творческое и интеллектуальное превосходство происходит из пассивного дара, дарованного немногим удачливым богами гения, а не в результате активного применения и последовательного культивирования. мастерства. Так в чем же может быть корень этого упрямого заблуждения? Оказывается, в детстве и воспитании может быть много дел.

In Исследованная жизнь: как мы теряем и находим себя ( публичная библиотека, ), психоаналитик и профессор Университетского колледжа Лондона Стивен Гросс опирается на более чем 50 000 часов разговоров из своего четвертьвекового опыта практики. психоаналитика, чтобы исследовать механизмы нашей внутренней жизни, с проницательными открытиями, которые неизменно глубокими и часто провокационными — например, раздел под названием «Как похвала может вызвать потерю уверенности», в котором Гросс пишет:

В наши дни мы щедро хвалим наших детей.Принято считать, что похвала, уверенность в себе и академическая успеваемость поднимаются и падают вместе. Но текущие исследования говорят об обратном — за последнее десятилетие ряд исследований самооценки пришел к выводу, что похвала ребенка как «умного» может не помочь ему в школе. Фактически, из-за этого она может перестать работать. Часто ребенок реагирует на похвалу, бросая курить — зачем делать новый рисунок, если вы уже сделали «лучший»? Или ребенок может просто повторить одно и то же — зачем рисовать что-то новое или по-новому, если старому всегда аплодируют?

Гросс цитирует известное исследование психологов Кэрол Двек и Клаудии Мюллер 1998 года, в котором 128 детей в возрасте 10 и 11 лет были разделены на две группы.Всех попросили решить математические задачи, но одну группу хвалили за их интеллект («Вы действительно хорошо справились, вы такой умный».), А другую — за их усилия («Вы действительно хорошо справились, вы, должно быть, очень старались». Затем детям были предложены более сложные задачи, к которым те, кто ранее хвалили за их упорный труд, подходили с гораздо большей стойкостью и желанием пробовать разные подходы всякий раз, когда они заходили в тупик. Напротив, те, кого хвалили за ум, гораздо больше беспокоились о неудачах, придерживались уже выполненных задач и теряли упорство перед лицом новых проблем.Гросс резюмирует ставшие легендарными находки:

В конечном итоге острые ощущения, вызванные словами «Ты такой умный», уступили место усилению беспокойства и падению самооценки, мотивации и работоспособности. Когда исследователи попросили написать детям из другой школы, рассказывая об их опыте, некоторые из «умных» детей солгали, завышая свои оценки. Короче говоря, все, что нужно было, чтобы поколебать уверенность этих молодых людей, сделать их настолько несчастными, что они солгали, — это одна фраза похвалы.

Он продолжает предостерегать от сегодняшней культуры чрезмерного родительского похвалы, которая, как он утверждает, больше способствует повышению самооценки родителей, чем воспитанию здоровой самооценки у их детей:

Восхищение нашими детьми может временно поднять нашу самооценку, сигнализируя окружающим, какие мы замечательные родители и какие у нас замечательные дети, — но это мало влияет на самоощущение ребенка. Изо всех сил стараясь отличаться от наших родителей, мы фактически делаем то же самое — раздаем пустую похвалу так, как предыдущее поколение выдавало бездумную критику.Если мы делаем это, чтобы не думать о нашем ребенке и его мире, а также о том, что он чувствует, тогда похвала, как и критика, в конечном итоге выражает наше безразличие.

Чтобы выяснить, какой может быть более здоровый заменитель похвалы, он рассказывает о наблюдении за восьмидесятилетней преподавательницей лечебного чтения по имени Шарлотта Стиглиц, матерью лауреата Нобелевской премии экономиста Джозефа Стиглица, которая рассказала Гросу о своей методике обучения:

Я не хвалю маленького ребенка за то, что он делает то, что он должен уметь », — сказала она мне.«Я хвалю их, когда они делают что-то действительно сложное — например, делятся игрушкой или проявляют терпение. Я также считаю важным сказать «спасибо». Когда я не успеваю перекусить для ребенка или не спеша помочь ему, а они проявили терпение, я благодарю их. Но я бы не стал хвалить ребенка, который играет или читает.

Вместо того, чтобы использовать знакомые механизмы вознаграждения и наказания, заметил Гросс, метод Шарлотты основывался на пристальном внимании к тому, «что делает ребенок и как он это делает.«Присутствие, — утверждает он, — помогает укрепить уверенность ребенка в себе, показывая, что он достоин мыслей и внимания наблюдателя — его отсутствие, с другой стороны, отделяет ребенка от пути от пункта назначения, внушая ощущение, что само действие бесполезен, если он не является средством получения похвалы. Гросс напоминает нам, как это сказывается на всех нас и почему это важно на протяжении всей жизни:

Присутствовать, будь то с детьми, друзьями или даже самим собой, — всегда тяжелый труд.Но разве эта внимательность — ощущение, что кто-то пытается думать о нас — не является чем-то большим, чем похвалы?

Первоначально представили в мае — читайте полную статью здесь.

12. ПРОДАТЬ ЧЕЛОВЕКА

Будь то «продажа» ваших идей, написанного или себя потенциальному партнеру, искусство продажи имеет решающее значение для вашего удовлетворения в жизни, как в личном, так и в профессиональном плане. Так утверждает Дэн Пинк в книге «Продавать — это человек: удивительная правда о перемещении других» ( публичная библиотека, ; UK ) — провокационная анатомия арт-науки о «продаже» в самом широком смысле этого слова. слово, подтвержденное обширными исследованиями, охватывающими психологию, поведенческую экономику и социальные науки.

Розовый, опасаясь неприятных приступов, сопровождающих заявление о том, что каждый должен идентифицировать себя как продавец, предупреждает во введении:

Я уверен, что мы ошиблись.

Это книга о продажах. Но это не похоже ни на одну книгу о продажах, которую вы читали (или игнорировали) раньше. Это потому, что продажи во всех их аспектах — будь то продвижение Buicks или продвижение идей на собраниях — за последние десять лет изменились больше, чем за предыдущую сотню.Большая часть того, что, как нам кажется, мы понимаем в отношении продажи, построено на основе уже разрушившихся предположений.

[…]

Продажа, как я понял, более актуальна, важнее и, по-своему, красивее, чем мы думаем. Способность побуждать других обменивать то, что у них есть, на то, что есть у нас, имеет решающее значение для нашего выживания и нашего счастья. Это помогло нашему виду развиваться, подняло уровень жизни и улучшило нашу повседневную жизнь. Способность продавать — это не какая-то неестественная адаптация к безжалостному миру коммерции.Это часть того, кто мы есть.

Один из самых увлекательных аргументов Пинк перекликается с художником Чаком Клоузом, который, как известно, заметил, что «все наше общество слишком проблемно — ориентировано на решение ». Гораздо интереснее [участвовать в] «создании проблемы» ». Пинк цитирует исследование известных социологов Якоба Гетцельса и Михая Чиксентмихайи, которые в 1960-х набрали для эксперимента три дюжины студентов четвертого курса искусств. Они привели юных артистов в студию с двумя большими столами.В первой таблице отображалось 27 объектов эклектики, которые школа использовала на уроках рисования. Студентам было предложено выбрать один или несколько предметов, затем расположить натюрморт на втором столе и нарисовать его. То, что произошло дальше, раскрывает важную закономерность в том, как работает творчество:

Молодые художники подошли к своей задаче двумя разными способами. Некоторые изучали относительно немного предметов, быстро обрисовывали свою идею и быстро рисовали натюрморты. Другие не торопились.Они обрабатывали больше объектов, поворачивали их в разные стороны, несколько раз переставляли, и им требовалось гораздо больше времени, чтобы завершить рисунок. По мнению Чиксентмихайи, первая группа пыталась решить задачу: как создать хороший рисунок? Вторая попытка найти проблема: какой хороший рисунок я могу создать?

Когда Чиксентмихайи затем собрал группу экспертов по искусству для оценки полученных работ, он обнаружил, что рисунки тех, кто ищет проблемы, имеют гораздо более высокий рейтинг творческих способностей, чем рисунки тех, кто решает проблемы.Десять лет спустя исследователи разыскали этих студентов-искусствоведов, которые на тот момент зарабатывали себе на жизнь, и обнаружили, что около половины покинули мир искусства, а другая половина стала профессиональными художниками. Эта последняя группа почти полностью состояла из искателей проблем. Еще через десять лет исследователи снова проверили и обнаружили, что искатели проблем были «значительно более успешными — по стандартам художественного сообщества — чем их коллеги». Гетцельс заключил:

На самом деле именно открытие и создание проблем, а не какие-либо высшие знания, технические навыки или мастерство часто отличает творческого человека от других в его области.

Pink суммирует:

Более убедительный взгляд на природу проблем имеет огромное значение для нового мира продаж. Сегодня как продажи, так и внепродажные продажи больше зависят от творческих, эвристических способностей художников и умения находить проблемы, чем от редуцирующих, алгоритмических навыков решения проблем технических специалистов.

Еще одна увлекательная глава раскрывает противоречивые идеи о конкурентных преимуществах интроверсии по сравнению с экстраверсией.В то время как новые теории могут превозносить власть интровертов над традиционными превознесениями экстраверсии, правда оказывается совершенно иной: Пинк обращается к исследованию социального психолога Адама Гранта, профессора менеджмента в Wharton School of Business при Университете Пенсильвании (моя альма матер).

Грант измерил, где выборка торговых представителей центра обработки вызовов попадает в спектр интроверсии-экстраверсии, а затем сопоставила это с их фактическими показателями продаж. Неудивительно, что Грант обнаружил, что экстраверты получают в среднем 125 долларов в час дохода, что превышает 120 долларов у интровертов.Однако его самым удивительным открытием было то, что «амбиверты» — те, кто попал в середину диапазона, «не слишком жарко, не слишком холодно» — показали лучшие результаты со средним почасовым доходом в 155 долларов. Выбросы, которые приносили поразительные 208 долларов в час, получили твердые 4 балла по шкале интроверсия-экстраверсия от 1 до 7.

Pink объединяет полученные данные в повседневную информацию для всех нас:

Лучше всего, чтобы люди на концах подражали тем, кто находится в центре.Как отмечали некоторые, интроверты «приспособлены к проверке», в то время как экстраверты «приспособлены к реагированию». Продажа любого вида — будь то традиционные продажи или внепродажные продажи — требует тонкого баланса проверки и реагирования. Амбиверты могут найти этот баланс. Они знают, когда говорить, а когда заткнуться. Их более широкий репертуар позволяет им достигать гармонии с более широким кругом людей и более разнообразным стилем обстоятельств. Амбиверты — лучшие двигатели, потому что они самые умелые настройщики.

Пинк продолжает обрисовывать «новые азы движения других» — настройка («способность приводить свои действия и мировоззрение в гармонию с другими людьми и с контекстом, в котором вы [ sic ]») , плавучесть (тройной эффект «вопросительного разговора с самим собой», который переходит от высказываний к заданию вопросов, заразительный «позитив» и оптимистический «объяснительный стиль» объяснения себе негативных событий) и ясность («способность помочь другим взглянуть на свои ситуации по-новому и более открыто и выявить проблемы, о которых они не подозревали»).

Изначально было представлено в феврале — читайте полную статью здесь, где вы можете посмотреть очаровательное видео с компаньоном.

13. КАК оставаться в здравом уме

«Я молю Иисуса сохранить мое здравомыслие», — заявил Джек Керуак, обсуждая свой распорядок письма. Но тем из нас, кто относится к более светскому концу спектра, может потребоваться немного более мощный инструмент для сохранения здравомыслия, чем молитва. Это именно то, что писатель и психотерапевт Филиппа Перри предлагает в книге How To Stay Sane ( публичная библиотека ; UK ), части замечательной серии The School of Life, в которой традиционный жанр самопомощи рассматривается как умный, а не — Самостоятельные, но очень полезные путеводители по современной жизни.

В основе аргументов Перри — в соответствии с недавними размышлениями невролога Оливера Сакса о памяти и о том, как «повествовательная правда», а не «историческая правда» формирует наше представление о мире, — признание того, что истории делают нас людьми, и обучение переосмысление наших интерпретаций реальности является ключом к нашему жизненному опыту:

Наши истории формируют наши зарождающиеся, разрозненные, мимолетные впечатления от повседневной жизни. Они объединяют прошлое и будущее в настоящее, чтобы предоставить нам структуры для работы по достижению наших целей.Они дают нам чувство идентичности и, что наиболее важно, служат для интеграции чувств нашего правого полушария с языком нашего левого полушария.

[…]

Мы готовы использовать истории. Часть нашего выживания как вида зависела от того, чтобы выслушать рассказы старейшин наших племен, когда они делились притчами и передавали свой опыт и мудрость тех, кто был раньше. По мере того, как мы становимся старше, исчезает наша кратковременная память, а не долговременная. Возможно, мы так эволюционировали, чтобы рассказать молодому поколению об историях и опыте, сформировавших нас, которые могут быть важны для последующих поколений, если они хотят процветать.

Однако меня беспокоит, что может случиться с нашим разумом, если большинство историй, которые мы слышим, будут о жадности, войне и злодеяниях.

Перри цитирует исследование, показывающее, что люди, которые смотрят телевизор более четырех часов в день, считают, что они с гораздо большей вероятностью станут жертвами насильственного инцидента на предстоящей неделе, чем их сверстники, которые смотрят телевизор менее двух часов в день. Подобно тому, как Э. Б. Уайт отстаивал ответственность писателя «поднимать людей, а не опускать их», так же и наша ответственность как авторов наших собственных жизненных историй — избегать хорошо задокументированных негативных тенденций современных СМИ. потому что, как мудро выразился художник Остин Клеон, «вы — смесь того, что вы впускаете в свою жизнь.Перри пишет:

Будьте осторожны при выборе историй.

[…]

Найденные вами значения и рассказы, которые вы слышите, повлияют на ваш оптимизм: так мы развивались. … Если вы не знаете, как извлечь положительный смысл из того, что происходит в жизни, нейронные пути, необходимые для восприятия хороших новостей, никогда не сработают.

[…]

Проблема в том, что если у нас нет сознания, что использовал , чтобы слышать хорошие новости, у нас не будет нейронных путей для обработки таких новостей.

Тем не менее, несмотря на предвзятость человеческого мозга к адаптивному оптимизму, Перри утверждает, что позитивное мировоззрение — это практика, которая требует овладения искусством уязвимости и повышения нашей необходимой терпимости к неопределенности:

Вы можете обнаружить, что говорили себе, что практика оптимизма — это риск, как будто позитивное отношение каким-то образом приведет к катастрофе, и поэтому, если вы практикуете оптимизм, это может усилить ваше чувство уязвимости. Уловка состоит в том, чтобы повысить вашу терпимость к уязвимым чувствам, а не избегать их полностью.

[…]

Оптимизм — это не постоянное счастье, остекленевшие глаза и застывшая ухмылка. Когда я говорю о желательности оптимизма, я не имею в виду, что мы должны заблуждаться относительно реальности. Но практика оптимизма означает сосредоточение больше внимания на положительных последствиях события, чем на отрицательных. … Я не защищаю такой оптимизм, который означает, что вы тратите все свои сбережения на лошадь, бегущую от ста к одному; Я говорю о том, чтобы быть достаточно оптимистичным, чтобы посеять семена в надежде, что некоторые из них прорастут и превратятся в цветы.

Еще одно ключевое препятствие для нашего здравомыслия — это наше хроническое отвращение к неправоте, переплетенное с нашим разрушительным страхом перед незнакомым. Предупреждения Перри:

Нам всем нравится думать, что мы сохраняем непредвзятость и можем изменить свое мнение в свете новых доказательств, но большинство из нас, похоже, очень быстро приспособлены к принятию решений. Затем мы обрабатываем дальнейшие доказательства не непредвзято, а с помощью фильтра, признавая только доказательства, подтверждающие наше первоначальное впечатление.Нам слишком легко впасть в ловушку, полагая, что быть правым важнее, чем быть открытыми к тому, что может быть.

Если мы практикуем непривязанность к своим мыслям, мы учимся наблюдать за ними, как если бы мы смотрели на собственное мышление с высоты птичьего полета. Когда мы это сделаем, мы можем обнаружить, что наше мышление принадлежит к более старой и отличной от той, в которой мы сейчас живем, истории.

Перри заключает:

Нам нужно смотреть на повторы историй, которые мы рассказываем себе [и] на процесс историй, а не просто на их поверхностное содержание.Затем мы можем начать экспериментировать с изменением фильтра, через который мы смотрим на мир, начать редактировать историю и, таким образом, восстановить гибкость там, где мы застряли.

Первоначально представили в феврале — читайте полную статью здесь.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts