Психология личности самооценка личности: Самооценка личности в психологии

Содержание

Самооценка личности в психологии

Самооценка личности включает в себя умение оценить свои силы и возможности, отнестись к себе критически. Она составляет основу уровня тех задач, к решению которых человек считает себя способным. Присутствуя в каждом акте поведения, самооценка является важным компонентом в управлении этим поведением.

Самооценка личности может быть адекватной и неадекватной. В зависимости от характера самооценки у человека складывается либо адекватное отношение к себе, либо неадекватное, неправильное. Характер самооценки определяет формирование тех или иных качеств личности.

Конечно, вполне адекватная самооценка характерна для взрослого человека. В процессе же развития ребенка должны иметь место некоторые особенности формирования самооценки, специфические для каждой ступени возрастного развития.

Гибкость в оценке самого себя, умение корректировать свое поведение под влиянием опыта являются условиями безболезненной адаптации к жизни. Решающее значение для нормального психического состояния человека имеет согласие с самим собой.

Психологи отмечают значение потребности в положительной оценке для развития личности: индивид нуждается в одобрении и уважении других людей. На основе этого уважения возникает самоуважение, которое становится важнейшей потребностью индивида.

Важным фактором развития личности ребенка являются оценки его окружающими. С возрастом самооценка как мотив поведения и деятельности становится достаточно устойчивым образованием, и более значимым, чем потребность в оценке окружающих.

Генетическая потребность в оценке — более раннее образование, чем потребность в самооценке. С возрастом самооценка в известной мере эмансипируется от оценок окружающих и начинает выполнять самостоятельную функцию в формировании личности. Человек на основе оценки своих возможностей предъявляет к себе определенные требования и поступает в соответствии с ними.

Надо отметить, что требования, предъявляемые к ребенку или подростку извне, если они расходятся с требованиями его к себе, не способны оказать на него должное воздействие.

Возможность поступать независимо или вопреки оценкам окружающих связана с устойчивостью личности. Если расхождение между оценкой или самооценкой носит длительный характер (особенно в тех случаях, когда оценка является адекватной), последняя либо перестраивается вслед за оценкой, либо возникает острый конфликт, приводящий к серьезному кризису. Поэтому так важно изучать самооценку человека и ее соответствие или несоответствие оценке.

ЛЕКЦИЯ № 10. Самооценка личности. Психология личности: конспект лекций

ЛЕКЦИЯ № 10. Самооценка личности

Проблема возникновения и развития самооценки является одной из центральных в развитии личности. Самооценка является необходимым компонентом самосознания, т. е. осознания человеком самого себя, своих физических сил, умственных способностей, поступков, мотивов и целей своего поведения, отношения к окружающему, к другим людям, самому себе.

Самооценка включает в себя умение оценить свои силы и возможности, отнестись к себе критически. Она позволяет человеку примеривать свои силы к задачам и требованиям окружающей среды и в соответствии с этим самостоятельно ставить перед собой определенные цели и задачи. Таким образом, самооценка составляет основу уровня притязаний, т. е. уровня тех задач, к осуществлению которых человек считает себя способным. Присутствуя в каждом акте поведения, самооценка является важным компонентом в управлении этим поведением. Все это и делает самооценку важным фактором в формировании личности.

Самооценка может быть адекватной и неадекватной. В зависимости от характера самооценки у человека складывается либо адекватное отношение к себе, либо неадекватное, неправильное. В последнем случае человек постоянно сталкивается с неуспехом, он часто вступает в конфликты с окружающими, нарушается гармоничность развития его личности. Характер самооценки определяет формирование тех или иных качеств личности (например, адекватная самооценка способствует формированию уверенности в себе, самокритичности, настойчивости, требовательности; неадекватная – неуверенности или излишней самоуверенности, некритичности).

Конечно, вполне адекватная самооценка, адекватное отношение к себе являются высшей стадией развития самооценки и характерны для взрослого человека. В процессе же развития ребенка должны иметь место некоторые особенности формирования самооценки, специфические для каждой ступени возрастного развития.

Проблеме развития самооценки посвящено много исследований как у нас в стране, так и за рубежом. Западноевропейские и американские психологи рассматривают самооценку в основном как механизм, обеспечивающий согласованность требований индивида к себе с внешними условиями, т. е. максимальную уравновешенность личности с окружающей его социальной средой. При этом сама окружающая среда рассматривается как враждебная человеку. Такой подход характерен как для З. Фрейда, так и для его последователей-неофрейдистов (К. Хорни, Э. Фромма и др.). В работах этих психологов самооценка выступает как функция личности и рассматривается в связи с аффективно-потребност-ной сферой личности.

С точки зрения советской психологии роль самооценки не ограничивается приспособительной функцией; самооценка становится одним из механизмов, реализующих активность личности.

Большое значение для решения проблемы самооценки имеют работы К. Левина и его учеников, которые занимались специальным изучением мотивов, потребностей, уровня притязаний и их соотношения.

В результате этих и других исследований ученые пришли к выводу о соотношении самооценки и уровня притязаний. Интересной с этой точки зрения является теория К. Роджерса.

Личность, по К. Роджерсу, возникает в процессе развития, и ее сущностью являются знание индивида о себе и самооценка. Самооценка возникает в результате взаимодействия с окружающей средой, оценочного взаимодействия с другими людьми. Поведение ребенка и его дальнейшее развитие прежде всего согласуются с его самооценкой.

В индивидуальном развитии, как говорит К. Роджерс, между представлением человека о себе и реальным опытом, включающим в себя и оценки окружающих, и моральные ценности, может возникнуть конфликт. В одних случаях причиной конфликта является расхождение между самооценкой и оценками окружающих, в других – расхождение между самооценкой и тем идеальным представлением о себе, отвечать которому человек стремится. Но не всегда это расхождение является патогенным. К. Роджерс считает, что выход в большей мере зависит от того, как сложилась самооценка в индивидуальном опыте человека. Некоторые люди не желают перестраивать свою самооценку и искаженно интерпретируют свой реальный опыт. Другие оказываются способными перестраивать самооценку, приводя ее в соответствие со своим реальным опытом. Гибкость в оценке самого себя, умение корректировать свое поведение под влиянием опыта являются условием безболезненной адаптации к условиям жизни. Решающее значение для нормального психического состояния человека имеет согласие с самим собой, т. е. правильное, адекватное отношение и к себе, и к своим возможностям. Психологи отмечают значение для развития личности потребности в положительной оценке: индивид нуждается в одобрении и уважении других людей. На основе этого уважения возникает самоуважение, которое становится важнейшей потребностью индивида.

В советской психологии исследования проблемы самооценки связаны с изучением проблемы развития и самосознания, с именами Б. Г. Ананьева, С. Л. Рубинштейна, Л. И. Божович, М. С. Ней-марк, Л. С. Славиной, Е. А. Серебряковой и др. Эти исследования посвящены изучению уровня притязаний детей, их уверенности или неуверенности в себе и связанных с этим особенностей их самооценки.

Самооценка, закрепившаяся и ставшая чертой характера, не ограничивается рамками какой-либо одной деятельности, а распространяется и на другие виды деятельности. Важным фактором развития личности ребенка являются оценки его окружающими. Эмоциональное самочувствие ребенка зависит от того, какие взаимоотношения сложились у него с окружающими людьми, отвечает ли он тем требованиям, которые к нему предъявляются, насколько удовлетворяется его потребность в положительной оценке.

С возрастом самооценка как мотив поведения и деятельности становится достаточно устойчивым образованием и более значимой, чем потребность в оценке окружающих.

Генетическая потребность в оценке – более раннее образование, чем потребность в самооценке. С возрастом самооценка в известной мере эмансипируется от мнения окружающих и начинает выполнять самостоятельную функцию в формировании личности, опосредуя отношение субъекта к действительности, в том числе к оценкам окружающих. Сущность этой функции заключается в том, что человек на основе оценки своих возможностей предъявляет к себе определенные требования и поступает в соответствии с этими требованиями.

Надо отметить, что требования, предъявляемые к ребенку или подростку извне, если они расходятся с требованиями его к себе, неспособны оказать на него должное воздействие. Возможность поступать независимо или вопреки оценкам окружающих связана с устойчивостью личности. Если расхождение между оценкой или самооценкой носит длительный характер (особенно в тех случаях, когда оценка является адекватной), последняя либо перестраивается вслед за оценкой, либо возникает острый конфликт, приводящий к серьезному кризису. Поэтому так важно изучать самооценку человека и ее соответствие или несоответствие оценке.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

что это такое, ее виды и как формируется?

То, как личность относится к себе, «программирует» ее на дальнейшие свершения. Самовосприятие играет большую роль в жизни каждого, поэтому его не стоит упускать из вида. Базовые знания об этом не повредят никому, а, скорее всего, даже пойдут на пользу. Они помогут выделить проблемные моменты и, по возможности, скорректировать. В статье говорится о понятии самооценки, ее формировании, возможности изменения, выделяемых видах и уровнях.

Что такое самооценка?

Самооценка — это уровень принятия себя, умение критически анализировать собственные возможности. Она неразрывно связана с любовью к себе. Человек с кучей комплексов не сможет испытывать это чувство, пока не избавится от них. Самооценка влияет на то, насколько индивиду легко дается общение с другими, выполнять поставленные цели, развиваться. Те, у кого она занижена, испытывают во всех сферах серьезные трудности.

Проблема низкой самооценки в том, что ее обладатели отказываются меняться. Зачастую они уверены, что такое отношение к себе сохраняется на всю жизнь. Это ошибочное мнение, ведь на самовосприятие влияет множество факторов; оно не может быть одинаковым на протяжении жизни.

Пройти тест на самооценку

Как формируется самооценка?

Ее основы закладываются еще в детстве. После младенческого возраста ребенок начинает осознавать суть сравнений, в его системе понятий появляется самооценка. Родителям стоит быть осторожнее с высказываниями в адрес сына или дочери. Фразы вроде «Алина учится лучше по всем предметам» или «а вот Дима к своим четырнадцати уже второй язык учит» не мотивируют детей.

Скорее подобные выражения заставляют их ненавидеть и Алину, и Диму, а иногда и родителей, которые наносят удар по самооценке. Ребенок/подросток

не должен думать, что ему нужно заслуживать любовь близких или пытаться перегнать ровесников в надуманной гонке. Ему необходимы в первую очередь поддержка и вера. Напротив, захваливание тоже не приводит к формированию адекватной оценки.

Взрослые, внушающие ребенку, что он самый талантливый, а остальные ему в подметки не годятся, оказывают медвежью услугу. Воспитанные на похвале, даже вышедшие из пубертатного периода, не способны к самокритике. Это мешает им развиваться, искоренять собственные недостатки. Некоторые из тех, кто в свое время получил «передозировку» комплиментов и лести, в зрелом возрасте становятся забитыми, нелюдимыми. Такая модель поведения – результат сочетания родительских действий и суровой реальности. Понимание того, что в собственной уникальности он не уникален, приводит человека к депрессии и другим психическим расстройствам.

Кроме этого, на самооценку влияет и ряд других факторов, среди которых окружение (одноклассники, однокурсники, коллеги по работе, родственники), материальное положение, образование. Многие комплексы родом еще из школы. Жертвы травли долго справляются со страхами, до конца жизни подвержены фобиям. Сильно бьет по самооценке сравнение собственного материального положения с доходами более успешных. Но оценка себя не статична; она меняется в течение жизни, уровень зависит в том числе от усилий ее обладателя.

Виды самооценки.

Существует три основных вида. Их названия используются не только в психологии, но и в быту. Нередко можно услышать фразы вроде «у него неадекватная самооценка». Классификация помогает разобраться в том, как личности оценивают себя, насколько их мнение приближено к объективности.

Адекватная самооценка – вид, характерный, к сожалению, для меньшинства людей. Его обладатели умеют здраво относиться к своим способностям, не отрицают недостатки, стараясь от них избавляться. Кроме этого, акцент делается на сильные стороны, которые активно развиваются. Немногие способны к адекватной самокритике. Зачастую можно наблюдать две крайности – или перебор с самобичеванием, или завышенное самомнение.

Радикальные качества – это признаки второго вида самооценки, которую принято называть искаженной (неадекватной). Ее образование – практически всегда результат комплексов, явных или скрытых. Часто за завышенной самооценкой кроется неуверенность, попытки казаться лучше в глазах остальных. Заниженная отличается тем, что ее обладатель напрямую транслирует собственные комплексы – говорит о них окружающим, ведет себя соответствующе (скованность, зажатость, трудности в общении).

Существует еще один вид, присущий большинству – смешанная. Под ней подразумевается, что в отдельные моменты жизни человек по-разному относится к себе. Он способен адекватно оценивать действия/поступки, уделять время излишней самокритике, при этом иногда переоценивать собственные умения. Увы, у большинства не получается соблюдать баланс, а подобные «колебания» чреваты проблемами с психикой.

Пройти тест: Шкала самоуважения

Уровни самооценки.

Основных уровней, как и видов, выделяется три. Они демонстрируют степень любви к себе, умение видеть как положительные, так и отрицательные черты, близость к балансу. Уровни связаны с видами, но все же различия есть, о чем дальше пойдет речь.

1. Низкая.

Первый, самый нелюбимый всеми. От низкой самооценки пытаются избавиться всеми доступными способами. Существуют тысячи методик, рассказывающих, как бороться с комплексами, и некоторые из них действенны. Уровень относится к искаженному восприятию; для него характерны неумение себя хвалить, занижение достоинств, высокий уровень тревожности, постоянные сравнения с другими, более успешными. Тех, у кого проблемы с самолюбием, легко обидеть – достаточно просто над ними пошутить либо намекнуть на недостаток во внешности/знаниях. Низкая самооценка создает массу неудобств. С ней действительно стоит бороться.

2. Нормальная.

Один из показателей того, что у человека нет серьезных проблем с психическим здоровьем. Он умеет прислушиваться к внутреннему голосу, анализирует собственные промахи, способен отпускать шутки в свой адрес. При этом такая личность не допустит, чтобы ее оскорбляли, заставляли делать бесполезную утомительную работу, игнорировали права. К этому уровню стоит стремиться, ведь он признан оптимальным.

3. Высокая.

Третий уровень  присущий тем, кто акцентирует внимание на своих сильных качествах, упуская из виду недостатки. Она не менее опасна, чем низкая. Этот тип самовосприятия не относится к адекватному. Обладатели высокой самооценки легко игнорируют конструктивную критику. Им тяжело дается выход из зоны комфорта, они противятся этому всеми силами. Закостенелость убеждений, неприятие других – это большая проблема. Ее опасность заключается еще и в сложности распознания. Считается, что яро отстаивающий свою позицию – сильный, уверенный, надежный. Но есть и обратная сторона медали: непоколебимые убеждения тормозят развитие, не дают возможности узнавать, пробовать что-то новое.

По итогу — самооценка напрямую зависит от условий проживания, воспитания и окружения. Однако неблагоприятные факторы – еще не повод ставить на себе крест. При большом желании отношение к себе успешно поддается корректировке, и есть немало примеров, когда забитые, нерешительные мужчины и женщины превращались в раскрепощенных, сильных личностей. Все начинается с осознания проблем, стремления поменяться к лучшему и, естественно, усилий.

Пройти тест на уверенность в себе

Самооценка как компонент Я-концепции личности

Я-концепция, согласно энциклопедической литературе – это  устойчивая система представлений индивида о самом себе, образ собственного «Я», установка по отношению к себе и другим людям, обобщенный образ своих качеств, способностей, внешности, социальной значимости; предпосылка и следствие социального взаимодействия. В классической психологии принято различать реальное «Я»,  идеальное «Я», динамическое «Я» (то, каким индивид намерен стать).

Понятие «Я»-концепция возникло в 50-х годах прошлого века в трудах психологов-гуманистов: КА.Маслоу и К.Роджерса. Ученые рассматривали данное понятие как  аутоустановку, то есть установку личности в отношении самого себя. Данная установка имеет осознаваемые и неосознаваемые аспекты. «Я»-концепция связана со стремлением личности относить себя к определенной социальной группе (половой, возрастной, этнической, гражданской, социально-ролевой) и проявляется в различных способах ее самореализации.

Осознаваемое индивидом расхождение между реальным и идеальным «Я» может вызвать негативные эмоциональные особенности личности (комплекс неполноценности) и внутриличностные конфликты. «Я»-концепция обеспечивает целостность и ситуативную устойчивость личности, ее самоутверждение и саморазвитие в русле принятой личностью стратегией жизни. Синонимом «Я»-концепции является «самосознание» личности.

 Самооценка – один из структурных важнейших компонентов Я-концепции личности. Самооценка определяется как ценность, значимость, которой индивид наделяет себя в целом и отдельные стороны своей личности, деятельности, поведения.

Основная функция самооценки состоит в том, чтобы регулировать поведение и деятельность личности. Высшая форма саморегулирования состоит в творческом отношении к собственной личности – стремлении изменить, улучшить себя и в реализации этого стремления.

Самооценка – сложно е образование человеческой психики, она постоянно изменяется, совершенствуется. Источником оценочных представлений человека о себе являются окружающие люди, социальные реакции на появления его личности. Иными словами, не только сам о себе выносит суждение, а склонен оценивать себя так. Как,  по его мнению. Его оценивают другие. На самооценку влияют достижения личности. Чем значительнее будут успехи личности. Тем выше будет ее самооценка.

Принято различать адекватную и неадекватную самооценку. Термин адекватность предполагает наличие в самооценке той или иной степени самокритичности, понимания резервов собственного развития.

Адекватная самооценка отражает реальный взгляд личности на саму себя; объективную оценку собственных способностей, свойств и качеств. Если мнение человека совпадает с тем, что он в действительности собой представляет, то это адекватная самооценка.

Неадекватная самооценка характеризует личность, чье  представление о себе далеко от реального. Неадекватная самооценка может быть как завышенной, так и заниженной.

Завышенная самооценка приводят к переоценке себя в ситуациях, которые не дают для этого повода. Вместе с тем подобная амбициозность ставит перед человеком более сложные задачи и претензии к достижениям. В случае успеха закрепляется уверенность человека в своих силах, появляются силы для новых достижений. Но в случае неудач, могут возникнуть разочарования, тревожность, страхи, депрессия.

Заниженная самооценка свидетельствует о развитии комплекса неполноценности, неуверенности в себе. Такой человек воспринимает свои достижения и успехи как случайные, временные, не зависящие от него самого. Любая неадекватная самооценка – завышенная или заниженная – затрудняет жизнь человека. Для развития положительного самоотношения, устойчивой положительной самооценки важно, чтобы ребенок в детстве был окружен постоянной заботой и любовью независимо вне зависимости от того, каков он.

Постоянное проявление родительской безусловной любви вызывает у ребенка ощущение собственной значимости и ценности и способствует формированию положительного отношения к себе.

Психология располагает экспериментальными  методами для выявления самооценки человека. Так, например, идеально и реальное «Я» по ряду эталонных качеств: успех, красота, ум и др. Полученные коэффициенты самооценки личности дают возможность экспериментатору судить о том, каков «Я-образ» человека, выраженный количественно.

Генезис самооценки личности как психологической категории Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.923.2

ББК 88.52

К 56 В.А. Коваленко

Аспирантка кафедры психологии личности и общей психологии факультета управления и психологии Кубанского государственного университета; E-mail: [email protected]

ГЕНЕЗИС САМООЦЕНКИ ЛИЧНОСТИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ

КАТЕГОРИИ

(Рецензирована)

Аннотация. Представлен аналитический обзор трудов отечественных и зарубежных ученых, посвященных представлениям о самооценке личности, ее отличий от самосознания и самоотношения. Проанализированы условия ее формирования и функционирования, влияния на деятельность. Показана взаимосвязь с ценностями личности, мотивацией, Я-концепцией, аффективными переживаниями.

Ключевые слова: самооценка, самосознание, самоотношение, Я-концепция, Я-образ,

ценности, мотивация.

V.A. Kovalenko

Post-graduate student of the Person Psychology and General Psychology Department of the Management and Psychology Faculty, the Kuban State University; E-mail: [email protected]

GENESIS OF THE PERSON’S SELF-APPRAISAL AS A PSYCHOLOGICAL CATEGORY

Abstract. The paper provides the state-of-the-art review of works of the domestic and foreign scientists on a self-appraisal of the person and on its differences from consciousness and self-relation. An analysis is made of conditions of its formation and functioning, as well as its influence on activity. The author shows its interrelation with the person’s values, motivation, concept of I-positions and affective experiences.

Keywords: a self-appraisal, consciousness, the self-relation, the concept of I-positions, the I-image, values, motivation.

Самооценке отводится центральная роль как личностному образованию. Она формируется под влиянием социального окружения с раннего детского возраста, функционируя, влияет на саморегуляцию и находится под влиянием ценностей личности. Оценить себя — значит определить свое отношение к себе, для чего необходимо иметь определенные нормы и ценности, а они, в свою очередь, находятся под влиянием социума и трансформируются со временем. И немаловажным в этом процессе является одобрение или осуждение со стороны значимых других. Оно, в свою очередь, влияет на нашу способность к рефлексии, без чего невозможно определить свое отношение к себе самому. А.В. Захарова отмечает, что произвольная регуляция своего поведения связана с рефлексией как интеллектуальным действием. О рефлексивности при процедуре оценивания себя говорили также Х. Хекхаузен, Л.С. Выготский, М.В. Лисина и др.

Проблеме изучения самооценки посвящено большое количество исследовательских работ как в отечественной, так и в зарубежной психологии. Некоторые авторы под самооценкой понимают самоотношение (А.В. Захарова, М.И. Лисина, В.Н. Маркин, М. Розенберг, В.Ф. Сафин, Е.Т. Соколова, А.Г Спиркин, Е.Ю. Худобина), иногда самооценку сводят к Я-образу и Я-концепции (Р. Бернс, И.С. Кон, В.Н. Маркин, И.И. Чеснокова и др.), что не так, ввиду того, что самооценка — это самостоятельный элемент структуры

самосознания (Л.В. Бороздина, Е.А. Залученова и др.). Тем не менее формирование всех этих компонентов обусловлено социумом, развитием и деятельностью личности в этом социуме. В деятельности самооценка тоже имеет очень важное значение: благодаря ей происходит профессиональное саморазвитие, и здесь она является характеристикой личностного включения в деятельность [1].

Особый интерес представляют работы, в которых предлагаются различные подходы и терапевтические методики для преодоления заниженной самооценки (Б.Ф. Скиннер, А. Адлер, К. Роджерс, Т.Л. Миронова, В.А. Алексеева, Н.Н. Авдеева). Однако в большинстве случаев коррекция идет за счет изменения внешнего поведения и почти не затрагивает другие аспекты личности человека, что, на взгляд А. Кузьменко, не может не влиять на их эффективность.

Согласно американскому философу и психологу Уильяму Джеймсу, самооценку (чувство собственного достоинства, самоуважение, удовлетворенность жизнью и т. п.) можно представить в виде дроби, в числителе которой находится успех, а в знаменателе — притязания личности. Следовательно, уровень самоуважения можно повысить, либо повышая успех (числитель дроби), либо понижая притязания (знаменатель). В своем труде «Психология» он первым ввел понятие «самооценка», «образ самого себя». Он разделил личность на составные элементы, чувства и эмоции, которые эти элементы вызывают (самооценка), и поступки согласно этим элементам (забота о самом себе и самосохранение). Самооценку он разделял на самодовольство и недовольство собой [2].

Что касается других ученых, то Б. Скиннер в своей теории оперантного научения говорит об опыте взаимодействия человека с окружающей средой: в результате

положительного опыта поведение повторяется, а в результате отрицательного — нет. Из этого опыта человек черпает представления о себе. А. Бандура развивал взгляды Скиннера, но также считал, что научение происходит не только через прямой опыт, но и через наблюдение («косвенное подкрепление»). Самооценка для него — это «самоэффективность», «самоуважение» и «чувство собственного достоинства». Действие самооценки Бандура видит через «мысленное представление удачного сценария, обеспечивающаего позитивные ориентиры для выстраивания поведения и осознанной репетиции успешных решений потенциальных проблем» [3].

А. Адлер видел формирование самооценки через переживание неполноценности и беспомощности по сравнению с другими в детстве, что для него является «началом длительной борьбы за достижение превосходства над окружением, а также стремление к совершенству и безупречности». Стремление к превосходству становится основной мотивационной силой человека [4].

Но, говоря о мотивации, нельзя не упомянуть о А. Маслоу: в своей иерархии потребностей он связывает с самооценкой потребность в принадлежности и любви и потребность в самоуважении. В своей теории человеческой мотивации он приравнивает «степень близости к базовым потребностям» к «степени мотивированности». Люди, удовлетворенные в своих базовых потребностях в жизни, особенно в более раннем возрасте, способны противостоять настоящему или срыву в будущем этих потребностей просто потому, что они имеют сильный, здоровый структурированный характер как результат базового удовлетворения [5] Именно через ценности, идеалы и т.п. происходит влияние на самооценку, а благодаря ей формируется самоуважение.

К. Роджерс рассматривал самооценку через «Я-концепцию» личности, которая формируется в процессе социализации личности благодаря взаимодействию со значимыми другими. Процесс формирования в основном проходит в младенческом и подростковом периоде. Через призму своей «Я-концепции» человек видит мир, но она не контролирует и не регулирует действия человека, скорее она символизирует главную часть сознательного опыта индивидуума, а поведение человека лишь согласуется с ней. Сама «Я-концепция» включает в себя помимо нашего восприятия то, какие мы есть, и тот образ, какими, по нашему мнению, мы должны быть или хотели бы быть [6].

Я-концепция, в свою очередь, включает как самоотношение, так и самооценку, входящую в Я-образ, который интегрирует самоотношение и самооценку. Если самоотношение исходно формируется как интериоризированное отношение значимых других и первично является эмоциональным образованием, то самооценка вырабатывается позже на основе самоотношения. По мере взросления индивида его самоотношение, кроме эмоциональных характеристик, приобретает оценочные, но ядро самоотношения по-прежнему является эмоциональным (К.Е. Изард, М.И. Лисина) [7].

А.З. Зак в своих исследованиях говорит о самооценке как о средстве анализа и осознания субъектом собственных способов решения задач, на которых строится внутренний план действий, обобщённая схема деятельности личности [8]. Т. Шибутани говорит о самооценке как о ядре ценностей. Б.Г. Ананьев высказал мнение, что самооценка — это сложный процесс опосредованного познания себя, развёрнутый во времени, связанный с движением от единичных, ситуативных образов через интеграцию подобных ситуативных образов в целостное образование — понятие собственного «Я», являющимся прямым выражением оценки других лиц, участвующих в развитии личности [9].

Г.К. Велицкас и Ю.Б. Гиппенрейтер понимают самооценку как продукт отражения субъектом информации о себе в соотношении с определенными ценностями и эталонами, существующий в единстве осознаваемого и неосознаваемого, аффективного и когнитивного, общего и частного, реального и демонстрируемого компонентов [10]. Ю.Б. Гиппенрейтер даёт отличие самопознания, самооценки, самосознания от интроспекции. На ее взгляд, процессы познания и оценки себя сложны и продолжительны, в них входят данные самонаблюдения, но только как первичный материал, который накапливается и подвергается обработке: сравнению, обобщению и т. п. Сведения о себе мы получаем не только из самонаблюдения, но и из внешних источников. Ими являются объективные результаты наших действий, отношения к нам других людей и т. п. [11].

Ю.В. Котенко в своей работе обращает внимание на то, что самооценка интерпретируется как личностное образование, участвующее непосредственно в регуляции поведения и деятельности, как автономная характеристика личности, ее центральный компонент, формирующийся при активном участии самой личности и отражающий своеобразие ее внутреннего мира. И выделяет три подхода к рассмотрению самооценки: в структуре личности, в структуре самосознания либо в структуре деятельности [12].

По мнению Л.И. Божович, устойчивая самооценка формируется под влиянием оценки окружающих и собственной оценки своей деятельности. Если ребенок не умеет анализировать свою деятельность, а оценка со стороны окружающих меняется в отрицательном для него направлении, возникают острые аффективные переживания, отрицательные формы поведения [13]. Анализируя и обобщая исследования отечественных и зарубежных ученых, Л.И. Божович предполагает структурно-динамическую модель самооценки как системного образования. Согласно ей, самооценка представляет собой форму отражения человеком самого себя как особого объекта познания, репрезентирующую принятые им ценности, личностные смыслы, меру ориентации на общественно выработанные требования к поведению и деятельности; является социальным образованием, функционирующим как компонент самосознания и участвующим в саморегуляции [14].

Итак, выявлено, что данный феномен рассматривается различными учеными в зависимости от подхода, в котором они работают, поэтому мы и сталкиваемся с многообразием понятий, которые пытаются раскрыть это явление с разных сторон. Самооценка, как психологическая категория, находится в структуре ядра личности, является ядром самосознания, формируется с детского возраста через стремление к превосходству как основной мотивационной силой под влиянием социальной ситуации развития и значимых других, тесно взаимосвязана с ценностями личности, мотивацией, Я-концепцией, аффективными переживаниями.

Самооценка — это когнитивный компонент личности, сформированный на основании эмоционального самоотношения. Она формирует различные формы поведения и регулирует

их. Но формирование самооценки начинается с помощью эмоционального компонента, а со временем идет приобретение когнитивных характеристик. Она является показателем отношения к себе и продуктом отражения сомоотношения, которое интегрировано с ней в Я-образе. Для многих ученых имеет много синонимов: чувство собственного достоинства, самоуважение, удовлетворенность жизнью, самоэффективность, самоуважение и пр. На самом деле эти синонимичные понятия лишь отражают суть самооценки и позволяют более полно понять ее предназначение. В данном контексте представляется интерес дальнейшего исследования феномена самооценки во взаимосвязи с ценностными ориентациями и мотивацией личности как с теоретической, так и с практической стороны.

Примечания:

1. Цергой Т.А. Особенности личностной включенности в педагогическую деятельность в условиях ситуативно заданного выбора работы // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Педагогика и психология. 2009. Вып. 1 (40). С. 227-232.

2. Векилова С.А. История психологии: конспект лекций. М.: АСТ, 2005. С. 106.

3. Bandura A. Regulation of Cognitive Processes Through Perceived Self-Efficacy // Developmental Psychology. 1989. № 25. P. 729-735.

4. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. СПб: Питер, 1997. С. 169.

5. Maslow A.H. A Theory of Human Motivation // Psychological Review. 1943. Vol. 50. Р. 370-396.

6. Rogers C.R. A Theory of Therapy, Personility and Interpersonal Relationship, As Developed in The Client-Centred Framework // Psychology: A Study of a Science. N. Y.: McGraw-Hill, 1959. Vol. 3. Р. 134-256.

7. Кочеткова Т.Н. Специфика видов самоотношения личности в зависимости от выраженности эмоциональных и когнитивных компонентов: автореф. дис. … канд. психол. наук. Хабаровск, 2007. 19 c.

8. Зак А.З. Диагностика основных компонентов творческого мышления // Психодиагностика и школа: тез. симпозиума. Таллин, 1980. С. 106-108.

9. Ананьев Б.Г. К постановке проблем детского самосознания // Известия АПН РСФСР. 1948. Вып. 18. С. 111-115.

10. Валицкас Г.К., Гипперейтер Ю.Б. Самооценка у несовершеннолетних правонарушителей // Вопросы психологии. 1989. № 1. С. 45-54.

11. Гиппенрейтер Ю.Б. Метод интроспекции и проблема самонаблюдения // Введение в общую психологию. М.: Изд-во МГУ, 1988. С. 34-47.

12. Котенко Ю.В. Психологические особенности развития самооценки старших школьников в условиях профильной дифференциации обучения: автореф. дис. … канд. психол. наук. Астрахань, 2007. 19 c.

13. Рубинштейн С.Я. Психология умственно отсталого школьника: учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. №2111 «Дефектология». 3-е изд., перераб. и доп. М.: Просвещение, 1986. 192 с.

14. Захарова А.В. Структурно-динамическая модель самооценки // Вопросы психологии. 1989. № 1. С. 5-14.

15. Психологический словарь / под ред. В.В. Давыдов и др. 2-е изд. перераб. и доп. М.: Педагогика-ПРЕСС, 1998. 440 с.

References:

1. Tsergoi T.A. Peculiarities of ego involvement in pedagogical activity in the conditions of situationally set choice of work // Bulletin of Adyghe State University. Series «Pedagogy and psychology». 2009. Issue 1 (40). P. 227-232.

2. Vekilova S.A. The history of psychology: the abstract of lectures. М.: AST, 2005. p. 106.

3. Bandura A. Regulation of Cognitive Processes Through Perceived Self-Efficacy // Developmental Psychology. 1989. № 25. p. 729-735.

4. Hjelle L., Ziegler D. Personality Theories. SPb.: Peter, 1997. P. 169.

5. Maslow A.H. A Theory of Human Motivation // Psychological Review. 1943. Vol. 50. P. 370-396.

6. Rogers C.R. A Theory of Therapy, Personility and Interpersonal Relationship, As Developed in

The Client-Centred Framework // Psychology: A Study of a Science. N. Y.: McGraw-Hill, 1959. Vol. 3. P. 134-256.

7. Kochetkova T.N. The specificity of person’s self-attitude kinds depending on the intensity of emotional and cognitive components: Dissertation abstract for Candidate of Psychology degree. Khabarovsk, 2007. 19 pp.

8. Zak A.Z. Diagnostics of the basic components of creative thinking // Psychodiagnostics and school: symposium theses. Tallinn, 1980. P. 106-108.

9. Ananjev B.G. On the problems of children’s self-consciousness // News of NPA of RSFSR. 1948. Issue 18. P. 111-115.

10. Valitskas G.K., Gipperejter Yu. B. Self-appraisal of juvenile delinquents // Psychology Questions. 1989. № 1. P. 45-54.

11. Gipperejter Yu. B. The method of introspection and an introspection problem // Introduction to general psychology. M.: Moscow State University Publishing house, 1988. P. 34-47.

12. Kotenko Yu.V. Psychological peculiarities of the development of senior schoolchildren’s selfappraisal in the conditions of profile differentiation of teaching: Dissertaition abstract for Candidate of Psychology degree. Astrakhan, 2007. 19 pp.

13. Rubinstein S.Ya. Psychology of a mentally retarded schoolchild: manual for students of the teachers’ training institutes on speciality №2111 «Defectology». 3rd ed., corrected and enlarged. M.: Prosveshchenie, 1986. 192 pp.

14. Zakharova A.V. Structural and dynamic model of self-appraisal // Psychology Questions. 1989. № 1. P. 5-14.

15. Psychology Dictionary / ed. by V.V. Davydov, etc. 2nd ed. corrected and enlarged. M.: Pedagogy-PRESS, 1998. 440 pp.

Сущность самооценки и ее соотношение с Я-концепцией Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ВЕСТН. МОСК. УН-ТА. СЕР. 14. ПСИХОЛОГИЯ. 2011. № 1

Л. В. Бороздина

СУЩНОСТЬ САМООЦЕНКИ И ЕЕ СООТНОШЕНИЕ С Я-КОНЦЕПЦИЕЙ

Анализируется соотношение самооценки с Я-концепцией. Как показано, самооценка не имеет самостоятельного статуса в структуре Я-концепции, совмещаясь с самоотношением, образом Я либо концепцией Я в целом, что ведет к фактической потере важнейшего психического образования. Уточняется определение самооценки, рассматриваемой в качестве специальной функции самосознания, состоящей в установлении субъектом собственной значимости и несводимой к образу Я или самоотношению. Приводится аргументация предлагаемой теоретической схемы.

Ключевые слова: Я-концепция, самооценка, образ Я, самоотношение.

It is impossible to give English variant of the abstract because English language does not have exact analogy of the Russian notion «самооценка».

В течение нескольких последних десятилетий проблема самооценки является одной из интенсивно разрабатываемых, особенно в зарубежной психологии. По справедливому замечанию О.Н. Молчановой (2006), весьма впечатляющим следствием активного освоения указанной проблемы служит то, что в западной культуре сформировалось стойкое восприятие самооценки как важнейшего психологического ресурса человека, его достояния. Люди стремятся к достижению высокой оценки себя подобно тому, как они стремятся к хорошему здоровью, благосостоянию и свободе мысли (Emler, 2001). Однако вопреки пристальному интересу к самооценке в западной литературе сохраняется поразительная концептуальная путаница. Прежде всего, отсутствует четкое, исчерпывающе адекватное определение феномена (Mruk, 1999). Пытаясь найти подходящий термин, отражающий суть явления, английские авторы Л. Уэлс и Дж. Марвелл (Wells, Marwell, 1976) перебирают множество различных понятий из области психологии «Я» («взгляд на себя», «доверие к себе», «осознание себя», «удовлетворенность собой» и т.д.), занимающих половину страницы книги среднего формата, и объединяют эту массу термином “self-esteem” как наиболее общим, включающим все смысловые оттенки приведенных ими понятий. Но английское “self-esteem” обозначает не оценку себя человеком, а его уважение к себе, чувство собственного достоинства, т.е. самоотношение, о чем уже упоминалось ранее (Бороздина, 1992, 2008).

Бороздина Лидия Васильевна — докт. психол. наук, профессор кафедры общей психологии ф-та психологии МГУ. E-mail: [email protected]

54

Однако термин “self-esteem” закрепляется и не только в англоязычной литературе. Швейцарский психоаналитик юнгианской школы М. Якоби утверждает, что «самооценка относится к достоинству и ценности, приписываемым себе человеком. В немецком языке это слово (Selbstwertgefuhl) означает чувство (Gefuhl) ценности (Wert), которое мы испытываем в отношении самого себя (Selbst). «Слово “оценка” происходит от латинского “aestimare”, означающего оценивание, которое я делаю в отношении собственной значимости» (Якоби, 2001, с. 50). В этом этимологическом пояснении присутствуют два важных момента: сведение самооценки человека к чувству, устойчивому эмоциональному переживанию по поводу себя, т.е. редукция одного феномена (самооценки) к другому (самоотношению), а кроме того, соединение в одном концепте смысла двух явлений: установления субъектом своей ценности и аффективной реакции на полученный результат в виде уважения к себе, самоприятия или самоотвержения при отрицательном исходе процесса самооценивания.

В современной психологии изучение самооценки вводится в рамки более широкой конструкции, именуемой Я-концепцией. Хотя такое словосочетание отнюдь не выступает неологизмом. Им пользовался еще Ф. Хоппе (Hoppe, 1930) в качестве синонима уровня Я, к сожалению, не дав определения ни тому, ни другому. Я-концепция стала весьма распространенным клише в зарубежной психологической литературе, находя применение также и в отечественной. У нас эта концепция хорошо известна в изложении английского психолога и педагога Р. Бернса (1986). Автор приводит общее (точнее, обобщенное) определение Я-концепции и описание ее структуры: «Я-концепция — это совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую Я-концепции часто называют образом Я или картиной Я. Составляющую, связанную с отношением к себе или к отдельным своим качествам, называют самооценкой или принятием себя» (Бернс, 1986, с. 30—31).

Далее автор описывает структуру Я-концепции, выделяя и обозначая ее элементы.

«1. Образ Я — представление индивида о самом себе.

2. Самооценка — аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением.

3. Потенциальная поведенческая реакция — те конкретные действия, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой.

Когнитивная составляющая Я-концепции. Представления индивида о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того, основываются ли они на объективном знании или субъективном мнении, являются ли они истинными или ложными. Конкретные способы самовосприятия, ведущего к формированию образа Я могут быть самыми разнообразными <. ..>.

55

Описывая … самих себя, мы в словах пытаемся выразить основные характеристики нашего привычного самовосприятия … к ним относятся любые атрибутивные, ролевые, статусные, психологические характеристики индивида, описание его имущества, жизненных целей и т.п. Все они входят в образ Я с различным удельным весом — одни представляются индивиду более значимыми, другие — менее … Такого рода самоописания — это способ охарактеризовать неповторимость каждой личности через сочетания ее отдельных черт.

Оценочная составляющаяЯ-концепции. <…> Я-концепция — это не только констатация, описание черт своей личности, но и вся совокупность их оценочных характеристик и связанных с ними переживаний <…>. Аффективная составляющая … существует в силу того, что когнитивная составляющая не воспринимается человеком безразлично, а пробуждает в нем оценки и эмоции, интенсивность которых зависит от контекста и от самого когнитивного содержания. <…> Источником оценочных значений различных представлений индивида о себе является его социокультурное окружение., социальные реакции на какие-то его [индивида] проявления и самонаблюдения.

На мой взгляд, термины «образ Я» или «картина Я», которые нередко употребляются в литературе как синонимы Я-концепции, недостаточно передают динамический, оценочный, эмоциональный характер представлений индивида о себе. Я предпочитаю употреблять их для обозначения лишь первой, статической, когнитивной составляющей Я-концепции, чтобы подчеркнуть наличие второй, оценочной составляющей <.> самооценка — это личностное суждение о собственной ценности, <…> самооценка отражает степень развития у индивида чувства самоуважения, ощущения собственной ценности и позитивного отношения ко всему тому, что входит в сферу его Я. Поэтому низкая самооценка предполагает неприятие себя, самоотрицание, негативное отношение к своей личности. <…>

Всякая попытка себя охарактеризовать содержит оценочный элемент, определяемый общепризнанными нормами, критериями и целями, представлениями об уровнях достижений, моральными принципами, правилами поведения и т. д. <…>

Важную роль в ее [самооценки] формировании играет сопоставление образа реального Я с образом идеального Я, т.е. с представлением о том, каким человек хотел бы быть. <…> Кто достигает в реальности характеристик, определяющих для него идеальный образ Я, тот должен иметь высокую самооценку. Если же человек ощущает разрыв между этими характеристиками и реальностью своих достижений, его самооценка, по всей вероятности, будет низкой. <…> Мы можем с уверенностью фиксировать в Я-концепции не только ее когнитивную составляющую, но и эмоционально-оценочную и потенциальную поведенческую (выделено мной. — Л.Б.). <…>

Как следует из такого определения, позитивную Я-концепцию можно приравнять к позитивному отношению к себе, к самоуважению, принятию себя, ощущению собственной ценности; синонимами негативной Я-концепции становятся в этом случае негативное отношение к себе, неприятие себя, ощущение своей неполноценности. <…>

Поведенческая составляющая Я-концепции. Тот факт, что люди не всегда ведут себя в соответствии со своими убеждениями, хорошо известен. Нередко прямое, непосредственное выражение установки в поведении модифицируется или вовсе сдерживается в силу его социальной неприемлемости, нравственных

56

сомнений индивида или его страха перед возможными последствиями. <…> Особенность Я-концепции . .. заключается в том, что ее [объектом] … является сам носитель. Благодаря этой самонаправленности все эмоции и оценки, связанные с образом Я, являются очень сильными и устойчивыми. Не придавать значения отношению к себе другого человека достаточно просто; для этого существует богатый арсенал средств психологической защиты. Но если речь идет об отношении к самому себе, то простые вербальные манипуляции здесь могут оказаться бессильными. <…> Человек, уставший от повседневных дел, может взять отпуск, сменить работу, уехать в другой город или каким-то иным способом изменить ситуацию. Но может ли он убежать от самого себя?

Значение Я-концепции. <…> Я-концепция играет, по существу, троякую роль: она способствует достижению внутренней согласованности личности, определяет интерпретацию опыта и является источником ожиданий» (Бернс, 1986, с. 30-39).

В изложении Бернса, как видим, Я-концепция — это все представления человека о себе, сопровождающиеся их оценкой. Разбираемая конструкция имеет три структурных элемента: когнитивный, оценочный и поведенческий. Первый составляет образ Я, отражающий содержание представлений субъекта о себе. Второй компонент, который Бернс склонен называть самооценкой, чаще и привычно именуется эмоционально-ценностным самоотношением (Rosenberg, 1965; Wylie, 1974—1979; и мн. др.). Третий элемент конструкции, с некоторой осторожностью обозначаемый автором как потенциально поведенческий и довольно скупо им раскрываемый, обычно характеризуется в качестве полноправной подструктуры, презентирующей действия и поступки людей, продуцируемые когнитивной и эмоционально-ценностной составляющими, и, в частности, проявляющийся в речи, высказываниях индивида о себе.

Понятие Я-концепции было создано в 1950-х гг. в русле гуманистической психологии, сторонники которой (К. Роджерс, А. Маслоу) в противовес бихевиористам и фрейдистам стремились к освещению целостного человеческого «Я», мыслимого фундаментальным фактором поведения и личностного развития (Прихожан, 2008). При рассмотрении этого понятия в настоящем виде как особого теоретического построения возникает ощущение синкретизма, внутренней непоследовательности и очевидного несовпадения названия и содержания.

Слово «концепция» (лат. conceptio) в буквальном смысле означает понимание. Его лексическая формулировка гласит: «определенный способ понимания, трактовки каких-либо явлений» (Большой., 2002, с. 568). Следовательно, Я-концепция — не что иное, как самопонимание индивидуума. Его самопознание, постижение собственной сущности — процесс когнитивный, итог которого должен оцениваться в категориях точности, адекватности достигнутого результата истинным свойствам носителя. Но Бернс, делая оговорку о том, что любое суждение человека о себе всегда субъективно, пристрастно, прибегает к оценке итога

57

в ином строе категорий, в континууме «позитивно-негативно», что прямо обусловливается соответствующим самоотношением индивида, т.е. возникает посредством уже не познавательных, а эмоциональных процессов — аффективных состояний различной интенсивности, константных чувств, которые субъект испытывает к себе, и т.п. Таким образом, когнитивный по своей природе феномен понимания себя человеком оказывается не только зависимым, но и абсолютно детерминированным другими психическими функциями — комплексом эмоциональных переживаний относительно себя. Как это может происходить и из чего складывается в логике обсуждаемой теоретической схемы самопонимание человека?

Прежде всего, самопонимание человека складывается из представлений о себе в целом и об отдельных присущих ему чертах, качествах, свойствах и т.д., т.е. из всего того, что входит в первый компонент конструкции. Но этим формирование Я-концепции не ограничивается. Бернс постоянно повторяет, что любое самоописание человека, любое его высказывание о себе имеет оценочный оттенок, поскольку когнитивная составляющая не воспринимается индивидом безразлично, а пробуждает в нем эти оценки. Значит, в Я-концепцию с необходимостью вносится самооценка, которую автор интерпретирует как «личностное суждение о собственной ценности». Строго говоря, имплицитно оценка себя уже заложена или номинативно присутствует во втором элементе структуры — эмоционально-ценностном самоотношении, которое Бернс и называет самооценкой. Однако автор обращает внимание не столько на личностное самооценочное суждение, сколько на его аффективный эффект, служащий реакцией индивида на степень его значимости, установленную самооценкой. А это приводит либо к переживанию гордости за себя, самоуважению, обретению или усилению собственного достоинства, в результате чего возникает самоприятие, либо к чувству стыда, переживанию своей малоценности, самоуничижению и самонеприятию вплоть до отвержения себя. Далее именно по характеристикам самоотношения квалифицируется Я-концепция в целом как положительная или отрицательная (Бернс, 1986, с. 37).

Вполне очевидно, что здесь мы опять встречаемся, с одной стороны, со смещением самооценки на самоотношение, с другой — с соединением в одном понятии, будь то самооценка или этимологически более правильное эмоционально-ценностное самоотношение, смысла двух разных феноменов: определения человеком своей значимости и аффективного реагирования на результат.

Самооценка в тексте Бернса выполняет роль исключительно важного образования, но ему не находится специального места в Я-концепции, автономного статуса в ней самооценка не имеет. Это положение одинаково во всех изложениях анализируемой конструкции, и в нем состоит ее ущербность как теоретической схемы. Не будучи самостоятельной,

58

самооценка чаще всего отождествляется с эмоционально-ценностным самоотношением (Бернс, 1986; Coopersmith, 1967; Wylie, 1974—1979; и др.), реже — с образом Я (Врихт, 1982), когда, обрисовывая его, испытуемые проводят оценку себя по различным качествам, либо со всей Я-концепцией на том основании, что в пользу разведения когнитивного и оценочного элементов общей конструкции отсутствует достаточное количество аргументов теоретического или эмпирического порядка. В конечном итоге самооценку и самоотношение увязывают в некий единый конструкт, что уже выглядит совершенно неправомерной операцией, а соединение этого конструкта с представлениями субъекта о себе создает указанное выше впечатление синкретизма, слабой структурной расчлененности Я-концепции, ее нестрогости в качестве теоретической схемы, усиливаемое включением в названный неоправданный интеграл еще и поведенческого компонента. Бесспорно, на самопостижение индивидуума серьезнейшее влияние оказывает характер его переживаний, касающихся собственной ценности, из коих субъект извлекает те или иные выводы, как и из своих деяний. Но понимание — это не эмоция и не поведение, хотя первая может быть причиной формирования конкретного типа Я-концепции, а второе — его непосредственным следствием. Однако причины и следствия какого-либо феномена невозможно вводить в сам феномен как его составляющие. Понимание себя человеком, по определению предполагая когнитивный процесс, не способно осуществляться, а тем более сводиться к аффектам и чувствам или поведенческим актам — набору инородных явлений, поэтому разработанная конструкция и порождает ощущение алогичности, невыдержанности строения, терминологической путанности и отмеченной выше рассогласованности наименования теоретической модели и ее содержания. Неудивительно, что в западной литературе термин «Я-концепция» далеко не редко употребляется только применительно к образу Я, на что сетует Бернс (1986).

Казалось бы, можно упростить задачу анализа, констатировав отсутствие в английском языке точного аналога нашему понятию «самооценка» и, следовательно, признав, что указанная концептуальная нечеткость, размытость не кроется в рассуждениях исследователей, а коренится в строе языка. Но это только видимое упрощение, поскольку теоретико-методологичсекая проблема превращается в сугубо лингвистическую. Однако целесообразно ли подобное в данном случае, даже если означенная проблема исходно действительно является лингвистической? Ведь изменение ее ранга не служит решению обсуждавшегося выше вопроса, а, напротив, сохраняет status quo.

В отечественной психологии исходным для анализа самооценки служит постулат, в соответствии с которым она функционирует как часть самосознания — явления совершенно иного масштаба и наполнения в сравнении с рассмотренной концепцией. При всей аксиоматичности

59

постулата он кажется слишком общим, задающим лишь ракурс анализа. Необходимо найти формы связи самосознания и самооценки, установить ее место в его структуре, а также провести соположение образа Я, отношения субъекта к себе с его оценкой себя. Отсутствие автономности последней в Я-концепции, идентификация самооценки с отдельными элементами общей конструкции или с ней в целом помимо понятийной неясности создает положение, при котором самооценка как независимый предмет исследования полностью исчезает, и мы приходим к потере важнейшего личностного образования, роль которого в жизни человека без преувеличения трудно переоценить. Однако ситуация подобной потери или невольно совершающегося изъятия не оправданна ни теоретически, ни эмпирически.

Обобщая опыт К. Роджерса и других авторов, преимущественно психотерапевтов, Бернс указывает на особую роль в формировании самооценки сопоставления реального и идеального Я. При достижении в реальности характеристик идеального Я человек обретает высокую самооценку, при разрыве — низкую. Таким образом, индикатором уровня индивидуальной оценки себя становится дистанция между названными позициями. Но интервал между реальной и идеальной самооценкой — лишь относительная мера, отражающая их сближение или отдаление, но не абсолютную высоту. При изучении возрастных изменений самооценки (Бороздина, Молчанова, 2001) выяснилось, что в поздней юности (18—19 лет) и I зрелости (21/22—35 лет) названный разрыв довольно велик (коэффициент корреляции в Q-технике равен 0.46, что указывает только на умеренную связь двух позиций и, следовательно, на вектор снижения реальной самооценки). Однако у наших испытуемых она не была таковой. Ее усредненный профиль располагался в верхней части среднего сектора графических шкал (в методике Дембо—Рубинштейн). Более того, несмотря на приведенный ранг коэффициента корреляции, в этой возрастной категории вообще не получено сколько-нибудь серьезного падения кривых самооценки, а нижний полуинтервал во всем наборе шкал не служил «рабочей зоной». Таким образом, при значительном разрыве между реальной и идеальной самооценкой вследствие подъема последней, во-первых, не обнаружено понижения актуальной оценки себя испытуемыми, во-вторых, она не сопровождается широким репертуаром отрицательных эмоций, хотя обследуемые полностью отдают себе отчет о высоте своей самооценочной позиции, но расценивают ее как старт в подъеме, намериваясь в будущем изменить положение в сторону идеальной самооценки, выступающей ведущим элементом регуляции поведения. У пожилых и престарелых анализируемый разрыв заметно сокращается, пределом чего служат эпизоды полного слияния двух самооценочных отметок на шкалах. По логике авторов, в этом случае надо ожидать высокой локализации самооценки, но совмещение позиций происходит по

60

обыкновению в нижнем секторе шкал из-за плавного, но неуклонного возрастного спада обоих профилей самооценки.

Полученные эмпирические данные резко обостряют проблему самооценки, ее сущности, развития, способов диагностики, но, главное, ее места в структуре самосознания. В отношении последнего необходимо особо подчеркнуть, что самооценка — это специальная функция самосознания, не сводимая ни к одному из названных выше элементов — образу Я или самоотношению. Образ Я фиксирует знание индивидуума о себе, будучи комплексом сведений данного человека о нем самом. Такие сведения могут носить форму перцептивных или мнемических представлений, либо глубоко осмысленных и обобщенных суждений субъекта о себе, поэтому для образа Я адекватен вопрос: «Что Я имею, чем обладаю?» Самооценка же отражает присутствие критической позиции индивида по отношению к тому, чем он обладает. Но это не просто констатация наличного потенциала, в чем, безусловно, правы многие исследователи (Бернс, 1986; Якоби, 2001 и др.), а именно его оценка с точки зрения определенной системы ценностей, т.е. установление субъектом собственной значимости. И поэтому самооценка отвечает на вопрос: не что Я имею, а чего это стоит, какова ценность моего потенциала, а следовательно, меня?

По итогам проводимой самооценки формируется то или иное отношение к себе, позитивное либо негативное с чертами отрицания, неприятия. Понятно, что знание о себе служит необходимым материалом для самооценки, которая в свою очередь способна прямо задать модус самоотношения либо существенно повлиять на него. На этот момент обращает внимание И.И. Чеснокова (1982), говоря, что с содержательной стороной самооценки связано возникновение и развитие таких качеств, как самоуважение, совесть, гордость, тщеславие, честолюбие и т.п. В более общей и точной форме ту же мысль высказывает И.С. Кон (1984): самоуважение есть производное от процесса самооценивания.

Таким образом, самооценка как таковая автономно чрезвычайно важный, если не ключевой элемент самосознания, который в значительной мере может детерминировать личностный комфорт или дискомфорт, выраженный в степени самоприятия субъекта, его удовлетворенности собой. Кроме того, самооценка служит источником пополнения знаний человека о себе, но знаний особых, прошедших, если можно так сказать, ценностную экспертизу, в силу чего имеющих более высокий порядок.

Для аргументации развиваемого положения существует по крайней мере два рода фактов: разновременность «созревания», т.е. начала действия отдельных элементов самосознания, и нетождественность их параметров.

В 1970-х гг. были получены данные о наличии образа себя у детей полуторагодовалого возраста, что выявлялось путем самоузнавания

61

малышей в зеркале. Методы, нацеленные на невербальную фиксацию самоузнавания, первоначально появились и вошли в экспериментальную практику зоопсихологии и далее использовались в исследовании раннего детского развития. Дж. Гэллап (Gallup, 1977) ставил красной краской пятно на лбу шимпанзе во время сна животных и к моменту их просыпания помещал перед ними зеркало. Обезьяны тут же начинали ощупывать отметину, пытаться ее стереть, а это доказывало, что они узнавали себя, стараясь устранить «ненормативное включение». Эксперименты, подобные опытам Гэллапа, проводились с детьми, находящимися на доречевой стадии развития. Тест на самоузнавание (Lewis, Brooks, 1974) выполнялся с испытуемыми в возрасте от 16 до 22 месяцев. Мать незаметно наносила губной помадой красное пятнышко на нос ребенка, делая вид, что вытирает ему лицо. И если ребенок тянулся рукой не к изображению в зеркале, а к собственному носу, самоузнавание считалось состоявшимся. В этом исследовании 16-месячные участники эксперимента не ощупывали своего носа, но все 22-месячные дети это делали. Найденный результат согласуется с более поздними данными, согласно которым узнавание себя впервые возникает у детей в возрасте 18 месяцев и становится обычным к 20 месяцам (Бернс, 1986).

Совершенно ясно, что ребенок в полтора года и уж конечно младший дошкольник имеют образ себя, но второй обладает также и известным отношением к себе, являющимся транслированным и усвоенным отношением к ребенку других, главным образом взрослых. Однако дошкольник не способен выполнить функцию самооценки, в лучшем случае он актуализирует оценочную позицию окружающих применительно к себе. Это причина, по которой в школе К. Левина уровень притязаний ребенка 2—3 лет назывался рудиментарным: ребенок может выдвинуть цель и даже совершить действие по ее реализации, но он не в состоянии оценить достигнутый результат, т.е. осуществить самооценку исполненной акции. Этот факт имеет довольно широкое распространение, не ограничиваясь пределами одной психологической школы. Недавние отечественные исследования свидетельствуют о несформированности самооценки у детей и более позднего возраста. Такие данные получены, например, в экспериментах В.Г. Щур (1982), а также С.Г. Якобсон и Т.И. Фещенко (1997), где детей просили провести самооценку с помощью методики «лесенка»: испытуемым предъявлялась нарисованная лестница из 11 ступеней с пояснением, что внизу помещаются плохие дети, на 6-й ступени — средние, наверху — хорошие. Как оказалось, практически все обследуемые 6—7 лет ставили себя на крайнюю верхнюю ступеньку, демонстрируя неспособность выполнить задачу самооценки в предложенном диапазоне, т.е. соотнести свои качества с данной шкалой ценностей. Самооценка — рациональное и довольно позднее образование, ее появление издавна датируется подростковым возрастом, что подтверждено опытами Е.И. Савонько (1972),

62

где был убедительно показан момент перехода ребенка в его поведении с внешней оценки на самооценку (13 лет). По последним данным (Бороздина, Пукинска, 2009), самооценка имеется уже у 10-летних детей, справляющихся с методикой Дембо—Рубинштейн, оказывающихся в состоянии не только заполнить графические шкалы, но так или иначе обосновать проставленные позиции.

Второй ряд доказательств состоит в несовпадении уровней самоотношения и самооценки. Подобные сведения не столь малочисленны, и они имеются как в зарубежной, так и в отечественной экспериментальной психологии. По нашим материалам (Бороздина, Молчанова, 2001), при исследовании самооценки в период взрослости и особенно старости часто регистрируется расхождение высотных параметров самооценки (в методике Дембо—Рубинштейн) и индекса самоотношения (по технике Розенберга). В частности, обнаруживается, что в старости сниженный профиль оценки себя нередко сопутствует среднему или высокому баллу самоотношения. Человек в возрасте 75—90 лет, если он психически сохранен (а речь идет именно о таком контингенте, который отбирался с участием психиатра, психолога и терапевта), признает и даже подчеркивает ухудшение своей памяти, внимания, замедление и снижение продуктивности мышления. Но отношение к себе при этом у него может оставаться прежним или даже повышаться. Такой человек проявляет явные признаки самооберегания, иногда открыто жалея себя и расценивая происходящее с ним по формуле: «Это не я, а со мной». Феномен несовпадения уровней самооценки и самоотношения встречается на этапах I—II зрелости (21/22—55/60 лет) и у пожилых (56/61—74 года), т.е. вообще в течение всего периода взрослости (Бороздина, Молчанова, 2001). И факт рассогласования этих уровней свидетельствует об очевидной нетождественности обсуждаемых личностных конструктов, особенно если учесть, что приведенный результат фиксирован на стадии взрослости и даже зрелости, т.е. в тех фазах жизни человека, когда его самооценка и самоотношение безусловно сформированы.

Не следует думать, однако, что представленные данные противоречат интерпретации производности отношения субъекта к себе от его самооценки. Чаще всего именно так и бывает, но не исключительно так. Могут иметь место и описанные отступления от этого общего правила, что отмечается в литературе. Анализируя методы измерения «обобщенной» самооценки, Р. Уайли пишет, что принцип простого суммирования частных позиций, применяемый при построении диагностических процедур для тестирования «глобальной» самооценки, является не чем иным, как проявлением теоретического невежества; должны быть предприняты шаги для учета значимости отдельных позиций и их вкладов в «обобщенную» самооценку, но «этого пока не сделано» (Wylie, 1974—1979, p. 48). Другие авторы утверждают, что «глобальная» самооценка, полученная сложением частных, и са-

63

моуважение — разные образования, за которыми надо искать неодинаковое психологическое содержание (Hoge, McCarthy, 1984). В целом результаты экспериментов заставляют исследователей усомниться в очевидности концептуализации и соответствующей ей диагностики самоуважения (self-esteem) как самооценки, интегрированной из отдельных компонентов.

Но даже если будет разработана в высшей степени надежная процедура получения «обобщенной» самооценки, вряд ли она сможет изоморфно презентировать самоотношение именно потому, что то и другое — нетождественные феномены.

Самооценка по какому-либо качеству, согласно Р. Уайли, основывается преимущественно на сопоставлении субъектом своих достижений с успехами окружающих, т.е. на так называемом социальном сравнении. Самоприятие же является не столько оценкой, сколько стилем отношения к себе, общей жизненной установкой, формирующейся в процессе «онтогенеза, а также путем сознательных усилий» (Wylie, 1974—1979, p. 52). Самооценивание и симпатию к себе можно рассматривать как достаточно независимые друг от друга. То, что люди чувствуют по отношению к себе, вовсе не обязательно определяется тем, насколько хорошими они считают себя. Человек способен любить себя, даже если его самооценка низка по каким-то важным качествам, и, наоборот, он может испытывать к себе антипатию при наличии у него высокой самооценки (там же). Следует только удивляться, насколько эти гипотетические рассуждения подтверждаются в упомянутой выше серии экспериментов по возрастной самооценке (Бороздина, Молчанова, 2001).

Итак, три образования — образ Я, самооценка и отношение к себе — не следует смешивать. Это разные элементы самосознания. Несомненно, что в онтологии представленные элементы слиты, особенно на стадии взрослости, ставшего самосознания. Разделить их можно только в анализе, но это необходимо, чтобы уяснить природу и сущность самооценки, выделив ее предмет, несводимый к другим.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание. М., 1986.

Бороздина Л.В. Что такое самооценка // Психол. журн. 1992. № 4.

Бороздина Л.В. Самооценка в структуре самосознания // Факторы риска психосоматических заболеваний: Учеб. пособие. М., 2008.

Бороздина Л.В., Молчанова О.Н. Самооценка в разных возрастных группах: от подростков до престарелых. М., 2001.

Бороздина Л.В., Пукинска О.В. Манифестация «триады риска» в онтогенезе и социальный интеллект // Мат-лы VI Междунар. конф. «Психолого-педагогические проблемы одаренности: теория и практика» (Иркутск, 11—13 сентября 2009 г.). Иркутск, 2009.

64

Врихт Р. Образ Я как подструктура личности // Проблемы психологии личности М., 1982.

Кон И.С. В поисках себя. Личность и ее самосознание. М., 1984.

Молчанова О.Н. Самооценка: стабильность или изменчивость? // Психология. Журн. ВШЭ. 2006. № 2.

Прихожан А.М. Я-концепция // Большой психологический словарь. М., 2008. С. 778-779.

Савонько Е.И. Возрастные особенности соотношения ориентации на самооценку и на оценку другими людьми // Изучение мотивации поведения детей и подростков / Под ред. Л.И. Божович, Л.В. Благонадежиной. М., 1972. С. 81-111.

Чеснокова И.И. Самосознание, саморегуляция, самодетерминация личности // Проблемы психологии личности / Под ред. Е.В. Шороховой. М., 1982.

Щур В.Г. Методика изучения представления ребенка об отношении к нему других людей // Психология личности. М., 1982.

Якоби М. Стыд и истоки самоуважения. М., 2001.

Якобсон С. Г., Фещенко Т.И. Формирование Я-потенциального положительного как метод регуляции поведения дошкольников // Вопр. психологии. 1997. № 3.

Coopersmith S. The antecedents of self-esteem. San Francisco, 1967.

Emler N. Self-esteem: The costs and consequences of low self-worth. York, 2001. Gallup G. Self-recognition in primates // Amer. Psychologist. 1977. Vol. 32. P. 329-338. Hoge D, McCarthy J. Influence of individual and group identity salience in the global self-esteem of youth // J. Pers. and Soc. Psychol. 1984. Vol. 47. N 3.

Hoppe F. Erfolg und Miszerfolg // Psychol. Forsch. 1930. Bd 14. S. 1-62.

Lewis M, Brooks J. Self, other and fear // The origins of fear / Ed. by M. Lewis, L. Rosenblum. N.J., 1974.

Mruk C. Self-esteem: Research, theory and practice. N.Y., 1999.

Rosenberg M. Society and adolescent self-image. N.Y., 1965.

Wells L.E., Marwell G. Self-esteem. It’s conceptualization and measurement. L.,

1976.

Wylie R.C. The self-concept. Lincoln, NB, 1974-1979.

5 ВМУ, психология, № 1

Самооценка как фактор психологической защищенности личности подростков с отклонениями в развитии

Одним из перспективных направленийсовременных исследований является изучение психологической защищенности человека от негативных воздействий со стороны социальной среды. Одна из причин интереса к ним — радикальные социальные, политические и экономические перемены в стране, которые затрагивают все сферы общественной жизни, изменяя социокультурную ситуацию в целом, приводя к росту социальной напряженности и конфликтности, к возрастанию роли насилия во всех общественных системах, в том числе и в системе образования. Насильственные действия в отношении отдельного человека, группы людей, больших сообществ диктуют необходимость поиска ресурсов, способствующих устойчивости и сопротивляемости, выявлению внешних и внутренних возможностей, обеспечивающих психологическую защищенность человека. Наиболее уязвимым и незащищенным перед нестабильностью, неопределенностью  и динамичностью современности является подрастающее поколение, требования к внутренним ресурсам которого значительно возросли [1].

Другая причина пристального внимания психологического сообщества к проблеме психологической защищенности – возрастание внутренних угроз, обусловленных трансформацией ценностей и смыслов современного человека, потерей прежних ориентиров и не всегда результативных попыток поиска новых [1, 2].

На фоне резких перемен в социальной и экономической жизни происходит возрастание нагрузки на психику, изменение ценностей и стереотипов сознания, усиление насильственных и агрессивных форм взаимодействия в различных институтах социума. Особенно опасны данные проявления в образовательной среде, так как ее участники, в силу возрастных особенностей, наиболее уязвимы и в последующем транслируют приобретенные ценности, стереотипы и формы поведения в жизнь общества в целом. Поиск ресурсов психологической защищенности и выявление факторов адекватной самооценки и реалистичного уровня притязаний  является актуальной социальной задачей [2, 5] .

В традиционном понимании самооценка  — это нравственная оценка своих собственных поступков, моральных качеств, убеждений, мотивов; одно из проявлений нравственного самосознания и совести личности. От нее зависит активность человека и стремление к самоусовершенствованию. Она развивается путем постепенной интериоризации внешних оценок, выражающих общественные требования в требования человека к самому себе. Самооценка бывает адекватной или нет. Адекватность – это соответствие требованиям ситуации и ожиданиям людей [3]. Если люди верят, что человек может с задачами справиться, а он не верит в свои силы, говорится о заниженной самооценке. Если человек заявляет о планах нереалистичных, говорят о его завышенной самооценке. Самый главный критерий адекватности самооценки – исполнимость планов человека.

Адекватная личностная самооценка – соответствующая реальным результатам и фактам, ожиданиям референтной группы людей, не завышенная и не заниженная оценка своих возможностей, своих ограничений и своего места среди людей (шире – своего места в жизни). Самооценка личности является ядром саморегуляции и определяет степень адекватности восприятия условий межличностного взаимодействия и своих возможностей [6]. Самооценка незрелой личности обычно зависит от оценок окружающих, которые сами не всегда бывают адекватными. Необходимо учитывать изменения самооценки подростка в период полового созревания, как наиболее острого переходного момента становления личности, и умело влиять на эти изменения в положительном направлении. В такой момент важно сформировать именно адекватную самооценку у подростка. Чем личность более зрелая, тем более адекватна ее личностная самооценка. И наоборот, чем более адекватна самооценка личности, тем более это говорит о ее зрелости.

По мнению А. А.  Реана, самооценка – это центральное образование личности, которое определяет социальную адаптацию личности. Она является регулятором поведения и деятельности. Формирование ее происходит в процессе деятельности и межличностного взаимодействия. В этом смысле подростковый возраст имеет крайне важное значение [9].

Начав формироваться еще в раннем детстве, когда ребенок начинает отделять себя от окружающих людей, самооценка продолжает видоизменяться на протяжении всей жизни, становясь все более критичной и содержательной [4, 7, 8].

В качестве основного критерия оценивания выступает система личностных смыслов индивида, т.е. то, что личности кажется значимым. Главные функции, которые выполняются самооценкой:

-регуляторная, на основе которой происходит решение задач личностного выбора;

-защитная, обеспечивающая относительную стабильность и независимость личности.

Значительную роль в формировании самооценки играют оценки окружающих личности и достижений индивида. Также можно сказать, что самооценка это состояние, когда человек оценивает сам себя в разных областях, давая оценку тем или иным своим качествам (привлекательность, сексуальность, профессионализм).

В структуру самооценки входят два компонента:

-когнитивный, отражающий все то, что индивид узнал о себе из различных источников информации;

-эмоциональный, выражающий собственное отношение к различным сторонам своей личности (чертам характера, поведению, привычкам и др.).

Здоровое самовосприятие позволяет правильно рассчитывать свои силы и реалистично подходить к выбору задач. Признаки адекватной самооценки:

  1. Умение любые перемены обращать себе на пользу. У неуверенного человека легко выбивают из колеи даже самые мелкие изменения в его жизни, тогда как индивид, лишенный комплексов, воспринимает их как толчок к дальнейшему развитию.
  2. Спокойное восприятие конструктивной критики. Справедливые замечания, высказанные в деликатной форме, могут способствовать улучшению тех или иных человеческих качеств. Адекватные личности прекрасно понимают это и потому всегда предпочитают слышать горькую правду, вместо приторной лжи, влекущей за собой обиды и разочарования.
  3. Способность противостоять стрессам. Эмоциональное напряжение, возникающее при стрессовых ситуациях,  оказывает разрушающее воздействие на организм человека. Умение собрать волю «в кулак» и вовремя взять под контроль все происходящее – важный навык, позволяющий сохранить крепкое духовное и физическое здоровье.
  4. Желание не только принимать, но и делиться.  Это качество делает человека счастливее, но, к сожалению, оно совсем не характерно для закомплексованных неудачников.
  5. Искусство справляться с негативными эмоциями. Индивид, имеющий привычку срывать свое дурное настроение на домочадцах, коллегах по рабочему цеху и других людях, окружающих его, рискует, в конце концов, довести себя до нервного срыва или же погрузиться в затяжную депрессию. Человек с адекватной самооценкой поступает иначе – направляет «дурную» энергию в мирное русло и ждет, пока негативные эмоции иссякнут [4].

Самооценка личности подросткавходит в состав тех процессов, которые формируют самосознание человека. При самооценке человек пытается оценить свои качества, свойства и возможности. Это осуществляется через самонаблюдение, самоанализ, самоотчет, а также благодаря непрерывному сравнению себя с другими людьми, с которыми человеку приходится находиться в непосредственном контакте.

Важным моментом при исследовании самооценки, служит уровень притязаний индивида, который можно определить как уровень, которого индивид стремится достичь в различных сферах жизнедеятельности (карьера, статус, благосостояние и т. п.), идеальная цель его будущих действий.

Успех — факт достижения определенных результатов, выполнение определенной программы действий, отражающих уровень притязаний. Из известной формулы классика У. Джемса:

Cамооценка = Успех / Уровень притязания,

видно, что самооценку можно повысить либо снижая уровень притязаний, либо повышая результативность своих действий.

Уровень притязаний может быть реалистичным, человек выбирает цели, который реально может достичь, соответствующие его способностям, умениям, возможностям, либо неадекватно завышенным или заниженным. Чем адекватнее самооценка, тем реалистичнее уровень притязаний. С целями он соразмеряет трудность текущих задач, избирая те, которые представляются ему не только преодолимыми, но и привлекательными. Учет уровня притязаний позволяет понять, почему человек подчас не радуется после удач и не огорчается после неуспеха. Такая, казалось бы, странная реакция объясняется имевшимся в данный момент уровнем притязаний. Ведь если расчет был на большие успехи, то нет причины радоваться, а если успехи не ожидались, то не от чего огорчаться.

При значительных отклонениях самооценки от адекватной у подростка нарушается душевное равновесие и меняется весь стиль поведения. Обнаруживается уровень самооценки не только в том, как индивид говорит о себе, а и в том, как он поступает. Пониженная самооценка проявляется в повышенной тревожности, постоянной боязни отрицательного мнения о себе, повышенной ранимости, побуждающей подростка сокращать контакты с другими людьми. В этом случае страх самораскрытия ограничивает глубину и близость общения.

Заниженный уровень притязаний, когда подросток выбирает слишком простые, легкие цели, хотя возможно достичь значительно более высоких, случается при низкой самооценке. Заниженная самооценка разрушает у индивида надежды на хорошее отношение к нему и успехи, а свой уровень притязаний, свои успехи и положительную оценку окружающих он воспринимает как временные и случайные.  Однако это бывает и при высокой самооценке, когда человек знает, что он умный, способный, хотя цели выбирает попроще, чтобы не перетрудиться, не высовываться, проявляя своеобразную социальную хитрость.

Завышенный уровень притязаний, когда человек ставит перед собой слишком сложные, нереальные цели, объективно может приводить к частым неудачам, разочарованию, фрустрации. Выдвигаются такие нереалистические притязания, переоцениваются свои способности, — эта беспочвенная самоуверенность часто раздражает окружающих, приводит к конфликтам, неудачам, разочарованиям. Только путем многочисленных проб и ошибок человек постигает меру своих реальных возможностей. Насколько опасной ни была бы повышенная самоуверенность, психологически гораздо опаснее заниженная самооценка.

Достаточно высокая самооценка проявляется в том, что человек руководствуется своими принципами, независимо от мнения окружающих на их счет. Если самооценка не слишком завышена, то она может положительно влиять на самочувствие, так как порождает устойчивость к критике. Человек в этом случае сам знает себе цену, мнение окружающих для него не имеет абсолютного, решающего значения. Поэтому критика не вызывает бурной защитной реакции и воспринимается спокойнее. Но если претензии личности существенно превосходят ее уровня притязаний, то душевное равновесие ее невозможно. При завышенной самооценке человек самоуверенно берется за работу, превышающую его реальные возможности, что при неудаче может приводить его к разочарованию и стремлению переложить ответственность за нее на обстоятельства или других людей. Нередко люди становятся несчастными из-за внушенного им в детстве преувеличенного представления о своей значимости, страдая долгие годы из-за уязвленного самолюбия [5, 6].

В результате формирования самоотношения и самопознания в подростковом возрасте происходит становление самооценки, т. е. можно говорить о том, что к старшему подростковому возрасту самооценка уже выступает как сформировавшийся компонент самосознания. Причем самооценка себя, как члена группы (класса, коллектива и т. д.) напрямую зависит от сложившихся межличностных отношений.  

Адекватная самооценка и уровень притязаний, определяя душевное состояние личности подростка и продуктивность его деятельности, проходят в своем развитии сложный путь и нелегко поддаются изменению. Только некоторая самокритичность позволяет человеку осознать расхождение своих притязаний и реальных возможностей и скорректировать уровень притязаний. Однако, такая коррекция легко осуществляется в сторону повышения притязаний и весьма трудно — в сторону их понижения. Для необходимой коррекции самооценку следует  изменять систему поступков, и тогда на этой новой базе становится возможным и изменение мировоззрения, обобщаемое и проясняемое словесными формулами. Только включение человека в новую деятельность может привести к радикальному сдвигу в самооценке.

Наиболее типичными чертами личностного развития детей и подростков с отклонениями, по мнению многих авторов, являются ослабление мотивационной сферы, аутичность, тревожность и недоверчивость, внушаемость, склонность к подражанию, а также бедное содержание самосознания, существенные расхождения между образом реального и идеального «Я» и др.

Теоретический анализ характеристик личности при разных отклонениях в развитии свидетельствует также  о «высокой частоте встречаемости полярных свойств в рамках одного континуума: высокие/низкие уровни притязания и самооценки.   Разброс значений в этих континуумах свидетельствует о неустойчивости рассматриваемых характеристик [2].

Некоторые авторы указывают на определяющую роль в личностном развитии ребёнка его реакции на собственный дефект (А.Р. Лурия, А. Адлер, Л.С. Выготский и др.). Вслед за ними Е.Г. Белякова в своём исследовании, показала, что человек начинает ощущать свой недостаток в результате социального сравнения. Причём осознание дефекта приводит как к чувству неполноценности, так и к возникновению компенсаторной активности, к выработке личностного индивидуального стиля деятельности. В первом случае самоотношение способствует возникновению чувства неполноценности, невротических расстройств. Возникает низкая самооценка, которая создаёт плодотворную почву для формирования болезненной реакции на дефект. Во втором случае самоотношение выступает источником развития личности, направляет её на поиск путей компенсации дефекта [3].

Таким образом, развитие  самооценки как  фактора психологической защищенности личности подростков  с отклонениями в развитии, остается актуальной в специальной психологии. Анализируя научные источники можно утверждать, что развитие самооценки у подростков с отклонениями в развитии происходит с задержкой. Общими проявлениями несформированности самооценки у подростков с отклонениями в развитии являются: низкая частично дифференцированная самооценка, сформирован низкий уровень притязаний, характерны неуверенность в себе, завышение своих возможностей, низкая критичность, стереотипность своих ответов. При этом меняется и роль подростков с отклонениями в развитии в обеспечении собственной защищенности. Если личные качества ребенка, его внутренняя позиция в процессе решения проблем адаптации к жизни дают ему чувство психологической защищенности, то в  подростковом возрасте его самооценка, уровень притязаний, социальная компетентность, осознание своих прав и обязанностей, принятых в обществе, и следование им служат основой безопасности и защищенности и позволяют уверенно строить свою судьбу.

границ | Особенности личности и самооценка в единоборствах и командных видах спорта

Введение

Хотя влияние психологии на спортивные результаты давно признано, все больше и больше психологов и спортивных экспертов занимаются различными областями исследований. Их цель — шире и глубже взглянуть на скрытые факторы успеха и неудач в спорте. Кроме того, одной из их целей является устранение психологических различий между спортсменами, занимающимися разными видами спорта, чтобы иметь возможность своевременно вмешиваться.Помимо основных характеристик личности, важным признаком спортсменов-спортсменов также является самооценка.

Самоуважение

Понятие самооценки определяется как предрасположенность, которой обладает человек и которая представляет его / ее суждение о своей собственной ценности (Розенберг, 1965). Куперсмит (1967) определяет самооценку как набор качеств, которые человек наблюдает внутри себя. Согласно современным представлениям, самооценка также определяется как уважение к собственной ценности и важности, как готовность быть ответственным человеком и вести себя ответственно по отношению к другим.Самоуважение появляется, когда человек начинает ценить и высоко ценить свои качества или черты. Другими словами, самооценка — это результат оценки собственной ценности, то есть результат оценочной ориентации на самое сокровенное «я»; это уровень веры в собственные ценности, сила веры в собственные идеи и мысли, а также глубина уверенности в собственных действиях (Baumeister, 2013). Самоуважение не присуще и не передается по наследству, но оно устанавливается и изменяется на протяжении всей жизни под влиянием отношений с другими людьми (Baumeister, 2013), особенно с родителями (Qurban et al., 2019).

Розенберг, чья шкала самооценки использовалась для данного исследования, говорил о самооценке как о очень важном факторе нашей жизни: «Самоуважение направляет и активизирует нас в широком спектре деятельности. Он в значительной степени определяет наши ценности, нашу память и процессы памяти, нашу интерпретацию событий, наши стандарты и ориентиры оценки, наши цели, наш выбор друзей, супруга, группы, организации, профессии и наше окружение в целом. В жизни мало таких влиятельных и проникающих факторов, как самооценка »(Розенберг, 1968, стр.345).

Оптимальное правило применяется к самооценке; когда у человека его слишком мало, он / она функционирует ниже своего потенциала, а когда его / ее слишком много, он / она приобретает нарциссические черты личности. Высокая самооценка — ключевой фактор успеха, умения справляться с неудачами и субъективного чувства удовлетворенности жизнью. Люди с высокой самооценкой смелее идут на риск, не предъявляют к себе слишком высоких требований и высоко ценят себя. Высокая самооценка означает чувство чести и достоинства по отношению к самому себе, своему выбору и своей жизни.Человек с высокой самооценкой имеет смелость постоять за себя, когда с ним обращаются ниже того уровня, которого, по его мнению, он / она заслуживает. Один человек может быть более компетентным, чем другой, более опытным и с высшим образованием, но если уровень его / ее самооценки ниже, он / она с меньшей вероятностью будет бороться за свой успех. Люди с высокой самооценкой лучше справляются с неудачами по сравнению с людьми с низкой самооценкой, чувствуют себя счастливее в жизни и меньше тревожны (Greenberg et al., 1992).

Предыдущие исследования показали, что у людей с высокой самооценкой лучше физическое и психическое здоровье. Лица, сумевшие развить чувство собственного достоинства, более устойчивы к стрессу, более уверены в себе и не убегают от конфликтов, готовы постоять за себя, но также принимают критику. Более высокая самооценка характерна для людей, которые: менее склонны к депрессии, более довольны, чем большинство других, всегда стремятся достичь своих целей, рассматривают изменения как проблемы и склонны к новому опыту, поэтому иногда ставят перед собой сложные и требовательные цели (Jordan et al. , 2005). Такие люди амбициозны и стремятся к постоянному саморазвитию как в эмоциональной, интеллектуальной и творческой сферах, так и в социальной и духовной сферах.

Более поздние открытия, в которых самооценка используется в качестве прогнозирующей переменной, однако, часто противоречивы и указывают на вывод о том, что высокая самооценка вовсе не является гарантией удовлетворенности жизнью и связана с рядом проблемных форм поведения и отклонений. в когнитивной обработке. Таким образом, было указано, что высокая самооценка, среди прочего, , также связана с самообременением (принятием слишком большой ответственности на себя), агрессивностью (Kernis et al., 1989), предрассудки, дискриминация (особенно по отношению к тем, кто угрожает самооценке) (Jordan et al., 2005), нарциссизм, склонность человека к защитным реакциям и ряд других форм поведения (Baumeister, 2013).

Многие авторы, а также шкалы самооценки основаны на идее самооценки как стабильной черты (Розенберг, 1965). Однако новое направление исследований самооценки состоит в том, что высокую самооценку можно разделить на стабильную и нестабильную (хрупкую) самооценку. Хрупкая высокая самооценка — это когда человек показывает и словами, и поведением, что он / она имеет позитивное отношение к себе / себе (явно), а на бессознательном уровне он / она имеет негативное отношение к себе / себе. (неявно).Такие люди склонны к деструктивному и агрессивному поведению, когда нарушается их самооценка (Jordan et al., 2005). А именно Kernis et al. (2000) показали, что люди с нестабильной высокой самооценкой ведут себя так, как будто их самооценка всегда под вопросом, следовательно, они не могут критиковать, занимать оборонительную позицию во взаимодействии с другими, проявлять больший уровень гнева и враждебности и очень избирательны в принятии отзывов. Более того, они хвастаются своими успехами перед друзьями, при этом используя самовозвеличивание и будучи более самоуверенными (Kernis et al., 2000). Чувство собственного достоинства в зрелые годы также основывается на уважении к другим. Люди с высокой самооценкой не воспринимают других людей как угрозу и не думают заранее, что будут отвергнуты, унижены, обмануты или преданы другими, потому что они осознают себя и свои качества. Таким образом, они относятся к другим с уважением, справедливостью и добрыми намерениями.

Высокая самооценка желательна, особенно в индивидуалистических культурах, потому что она является предиктором успеха в различных сферах жизни, но некоторые социальные психологи занимались исследованием отрицательных сторон высокой самооценки.Одно из наиболее значительных исследований касается связи между самооценкой и гневом и враждебностью (Kernis et al., 1989). Группа ученых (Kernis et al., 1989) сравнила уровень и стабильность самооценки с количеством гнева и враждебности, которые испытывают люди. Стабильность самооценки проверялась множеством глобальных тестов самооценки в естественных условиях. Исследователи обнаружили, что предиктором гнева и враждебности является не только уровень самооценки, но и ее стабильность.Высокая, но нестабильная самооценка находится в статистически значимой корреляции с чрезвычайно высокой тенденцией испытывать гнев и вражду или враждебность.

Лица с недостаточной самооценкой сомневаются в своих способностях и набираются смелости идти на риск только тогда, когда уверены, что они полностью компетентны и соответствуют всем условиям. Кроме того, исследования показали, что низкая самооценка приводит к определенным негативным явлениям, таким как делинквентное поведение, депрессия, булимия, склонность к психическим заболеваниям и неудовлетворенность отношениями (Baumeister et al., 2005; Bulik et al., 2007).

Бейкер и Макналти (2013) утверждают, что люди с низкой самооценкой предпочитают безопасность и знакомые ситуации, избегают сложных целей и, таким образом, отражают низкую самооценку. Они не общаются напрямую, они часто боятся открыто сказать то, что думают и чувствуют, в первую очередь потому, что сами не уверены в своих мыслях, а затем потому, что боятся реакции других. Такие люди не переносят неудач. Каждый раз, когда они не достигают своей цели, для них это еще одно доказательство их бесполезности и неудач.Захваченные своим мышлением и схемой самооценки, они обычно даже не рассматривают другие причины неудач. Люди с более низкой самооценкой часто думают, что другие люди тоже не высокого мнения о них, что заставляет их чувствовать себя отвергнутыми, и они редко решают начать социальные контакты. Меньшее количество социальных контактов приводит к меньшим возможностям для создания более глубоких межличностных отношений, от которых человек может рассчитывать на социальную поддержку. Таким образом, низкая самооценка влияет на размер и качество социальной сети человека.

Черты характера

Модель «большой пятерки» описывает пять измерений личности: экстраверсию, доброжелательность, сознательность, невротизм и открытость опыту. Экстраверсия предполагает, что люди общительны, в то время как интроверсия подразумевает, что они тихие и сдержанные (John et al., 2008). Экстраверсия характеризуется открытостью, напористостью и высоким уровнем энергии (John et al., 1991). Люди с высоким показателем экстраверсии более открыты, настойчивее, разговорчивее и более общительны, чем люди с низким показателем экстраверсии, которые застенчивы, тихи и отчуждены (Larsen and Buss, 2009).Экстраверсия связана с ценностями достижений и гедонизмом (Roccas et al., 2002), но также и с целями, связанными с увлекательным образом жизни (Roberts et al., 2004).

Доброжелательность означает, что люди готовы сотрудничать и добры, а не грубы (John et al., 2008). Это измерение характеризуется доброжелательностью и доверием. Это можно рассматривать как сочетание дружбы и гармонии (John et al., 1991). Лица с высокими показателями по этому параметру теплые, отзывчивые и честные, в то время как люди с низкими показателями по этому параметру недобрые, часто грубые, а иногда даже жестокие (Larsen and Buss, 2009).Приятность связана с гармоничными семейными отношениями, хорошими партнерскими отношениями (Roberts et al. , 2004), но также и с просоциальными ценностями (Haslam et al., 2009).

Добросовестность — это упорядоченность, ответственность и надежность; поэтому эту черту также иногда называют надежностью (John et al., 1991). Добросовестные люди трудолюбивы, дисциплинированы, педантичны и много времени уделяют организации. Это люди, которые внутренне мотивированы и прилагают много усилий, чтобы добиться успеха в том, что они делают (Larsen and Buss, 2009).Добросовестность связана с целями достижения (Коста и МакКрэй, 1988), но также и с целями, связанными с межличностными отношениями (Робертс и др., 2004). Таким образом, можно сказать, что сознательные люди ориентированы на достижение целей, выполнение задачи и поэтому надежны и пунктуальны (Larsen, Buss, 2009).

Невротизм характеризуется тревожностью и полной противоположностью эмоциональной стабильности (John et al., 1991), и такие люди склонны к тревоге, депрессии и раздражению (John et al., 2008). Люди с высокими показателями невротизма неуверенны, часто имеют перепады настроения, в то время как эмоционально устойчивые люди более спокойны, расслаблены и более стабильны (Larsen and Buss, 2009). Кроме того, высокий балл по невротизму предполагает внушаемость или восприимчивость к внушению, отсутствие настойчивости в отношении препятствий, медлительность и плохую беглость речи или наличие ригидности. Также к характеристикам невротизма относятся чувство неполноценности, нервозность, избегание и непереносимость усилий, неудовлетворенность, чувствительность, раздражительность и обидчивость.С другой стороны, эмоциональная стабильность связана со стратегией, то есть тем, как человек преодолевает стресс и различные жизненные препятствия (Larsen, Buss, 2009). Эмоционально стабильные люди не беспокоятся, за исключением тех случаев, когда рассматриваемые проблемы являются для них лично сильными стрессовыми факторами. Эмоционально устойчивые люди могут испытывать симптомы невроза только в ситуации длительного и сильного стресса (Larsen and Buss, 2009).

Открытость опыту характеризуется оригинальностью, любопытством и изобретательностью.Этот фактор иногда называют культурой из-за его упора на интеллект и независимость (John et al., 1991). Люди, открытые к опыту, обладают широкими интересами и тонким вкусом к искусству и красоте (John et al., 2008). Лица с высокими баллами по этому параметру обладают творческими способностями, обладают богатым воображением и, поскольку у них широкий круг интересов, любят исследовать неизведанное, в то время как люди с низкими баллами по этому параметру имеют обычную внешность и поведение, ограниченные интересы, склонны к консервативным взглядам. отношения и склонны предпочитать то, что уже известно, неизвестному (Larsen and Buss, 2009).Открытость опыту часто ассоциируется с автономией (Roccas et al., 2002).

Особенности личности и чувство собственного достоинства у спортсменов

Хотя, согласно Allen et al. (2013), психологические исследования личности спортсменов находятся в определенном кризисе в области спортивной психологии, имеется обширный объем исследований, в которых обнаружены различия между личностными чертами спортсменов, занимающихся разными видами спорта (Peterson et al., 1967; Дауд и Иннес, 1981; Герон и др., 1986; Малинаускас и др., 2014; Olmedilla et al., 2019). Эти исследования показали, что спортсмены, занимающиеся командными видами спорта, имеют более высокий уровень экстраверсии по сравнению со спортсменами, занимающимися индивидуальными видами спорта. Затем спортсмены, занимающиеся командными видами спорта, обладают более низким уровнем сознательности, чем спортсмены, занимающиеся индивидуальными видами спорта (Ниа, Бешарат, 2010; Аллен и др., 2011; Малинаускас и др., 2014). Кроме того, спортсмены, занимающиеся видами спорта с высоким риском, имеют более высокий уровень экстраверсии и более низкий уровень сознательности, чем спортсмены, занимающиеся видами спорта с низким уровнем риска (Castanier et al., 2010). Результаты метаанализа показали, что участники спорта с высоким риском имели более высокий уровень поиска ощущений, экстраверсии и импульсивности и более низкий уровень невротизма, чувствительности к наказанию по сравнению с людьми, которые не занимались такой деятельностью (McEwan et al. , 2019). При сравнении спортсменов и не спортсменов результаты указывают на более высокий уровень экстраверсии и более высокий уровень эмоциональной стабильности у спортсменов, чем у не спортсменов (Egan and Stelmack, 2003; McKelvie et al., 2003), а также более высокая открытость опыту (Hughes et al., 2003). Кроме того, было показано, что мастера карате обладают низким невротизмом и высокой сознательностью, в зависимости от уровня мастерства, так что у более опытных спортсменов более устойчивая личность, чем у менее опытных (Piepiora et al., 2018).

В одном исследовании тунисских спортсменов (Ali et al., 2013) результаты показали, что самооценка была выше в группе спортсменов, занимающихся индивидуальными видами спорта, чем у спортсменов, участвующих в командных видах спорта, в то время как агрессивность была выше в командных видах спорта, чем в индивидуальных видах спорта.При сравнении уровней агрессии в отдельных неагрессивных видах спорта, таких как теннис, танцы, плавание, с отдельными единоборствами, результаты показывают, что неагрессивные виды спорта влекут за собой более высокий уровень самооценки и вербальной агрессии, враждебности и гнева (Али и др., 2013). Другие исследования показали противоположные результаты, заявляя о более высоком уровне агрессии в боевых видах спорта, чем в других индивидуальных видах спорта (Zillmann et al., 1974; Bredemeier et al., 1987). Несмотря на то, что некоторые исследования не показывают разницы в самооценке между индивидуальными и командными спортсменами (Акелайтис и Малинаускас, 2018), более высокий уровень самооценки является важным признаком более эффективных стратегий преодоления стресса в спорте (Káplanová, 2018).Согласно обзору литературы, который показал неоднозначные результаты в этой области, мы проверили различия в личностных качествах и самооценке у спортсменов, занимающихся двумя группами видов спорта: командными видами спорта и единоборствами.

Исследовательский вопрос

Отличает ли набор (структура, профиль) психологических переменных, составляющих основные параметры личности и самооценки, спортсменов в боевых видах спорта от участников в командных видах спорта?

Методы

Участников

Были опрошены сто сорок девять студентов всех курсов факультета спорта и физического воспитания университетов Нови-Сада и Ниша ( N = 149). Выборка состоит из 87 (58,4%) мужчин и 62 (41,6%) женщин, средний возраст которых составляет 20,95 лет ( SD, = 1,787). Опрошенные студенты одновременно являются участниками спортивных состязаний, которым они тренировались в среднем 10,73 года ( SD, = 3,93). Спортсмены по спортивным единоборствам (27,5% от общей выборки) занимаются борьбой, карате, дзюдо, джиу-джитсу, кикбоксингом, ММА и тхэквондо. Спортсмены по командным видам спорта (72,5% от общей выборки) занимаются футболом, баскетболом, волейболом и гандболом.

Инструменты

Опросник шкалы самооценки использовался для измерения самооценки (SES, Rosenberg, 1965). Шкала состоит из 10 пунктов, а надежность по нашей выборке составляет α = 0,85. В инвентаре BFI (John and Srivastava, 1999) 44 пункта, и он использовался для измерения личностных черт в соответствии с моделью Большой пятерки: экстраверсия (α = 0,78), невротизм (α = 0,70), сознательность (α = 0,76), доброжелательность. (α = 0,76) и открытость опыту (α = 0,73).

Процедура

Исследование было проведено в 2018 году с предварительным одобрением этических комитетов факультетов и добровольным согласием студентов.Тестирование проводилось в форме бумажно-карандашного теста и длилось 30 мин.

Анализ данных

При анализе данных использовались описательные меры, средние различия и канонический дискриминантный анализ.

Результаты

Поскольку одномерные тесты не принимают во внимание взаимосвязь между переменными, анализ дискриминантной функции был также выполнен для шести переменных. Значения групповых центроидов (средние дискриминантные баллы для каждой группы) для участников боевых и командных видов спорта были -0.57 и 0,216 соответственно. Дискриминантная функция, полученная для шести факторов, Уилкса λ = 0,889, хи-квадрат (6) = 16,94, p <0,01. Обратитесь к Таблице 1 для получения информации о порядке ввода шести переменных и их соответствующих стандартизованных коэффициентов дискриминантной функции.

Таблица 1. Средние, стандартные отклонения, t -тесты, стандартизованные коэффициенты дискриминантной функции и корреляции между дискриминантными оценками и переменными исходными оценками для участников боевых и командных видов спорта.

Полученная каноническая дискриминантная функция: Дискриминантная оценка = 0,729 * Невротизм + 0,617 * Самоуважение + 0,198 * Открытость — 0,562 * Добросовестность — 0,229 * Согласие — 0,137 * Экстраверсия.

Согласно групповым центроидам, можно сказать, что спортсмены в боевых видах спорта характеризуются положительным высоким баллом по добросовестности, положительным баллом по доброжелательности и экстраверсии (рис. 1).Они также характеризуются низким невротизмом и самооценкой, а также низкими показателями открытости новому опыту. У участников командных видов спорта противоположные черты.

Рисунок 1. Центроиды групп — расстояние между группами.

Обсуждение

Основная цель нашего исследования заключалась в изучении индивидуальных различий в личностных качествах и самооценке как важных психологических предикторах оптимальной адаптации и спортивных результатов у спортсменов, участвующих в командных видах спорта, и спортсменов, участвующих в боевых видах спорта.

Наибольшая разница в группах была получена в отношении добросовестности. Спортсмены в единоборствах более сознательны, чем участники в командных видах спорта. Этот результат говорит о том, что спортсмены, занимающиеся единоборствами, в силу самой природы этих видов спорта полагаются на свои собственные силы и уверенность в личных навыках и знаниях. Кроме того, единоборства, помимо соревновательного аспекта, также предназначены для развития самоконтроля, настойчивости и самодисциплины (Bernacka et al., 2016; Kostorz et al., 2017), которые составляют грани черты сознательности (Costa, McCrae, 1988; John et al. , 1991; Larsen, Buss, 2009).

Второй результат предполагает, что участники командных видов спорта имеют значительно более высокую самооценку, чем участники соревнований по боевым видам спорта. Этот результат не согласуется с предыдущими исследованиями (Ali et al., 2013), которые указывают на то, что самооценка выше в командных видах спорта, чем в отдельных видах спорта или тех, которые вообще не показывают различий (Акелайтис и Малинаускас, 2018).Однако в нашем исследовании индивидуальные виды спорта являются единоборствами, тогда как в исследовании Ali et al. (2013) эти виды спорта смешаны с другими неагрессивными видами спорта, такими как теннис и тому подобное. Мы предполагаем, что, учитывая, что самооценка зависит от социальных влияний (Baumeister, 2013; Qurban et al., 2019), она более хрупка в индивидуальных видах спорта, в которых нет поддержки со стороны товарищей по команде. Кроме того, это открытие может быть связано с изображением тела спортсменов. Хотя спорт и физическая активность в целом связаны с более позитивным образом тела (Hausenblas and Downs, 2001; Sabiston et al., 2019), нет соответствующих выводов о взаимосвязи образа тела и конкретного вида спорта. Таким образом, мы можем предположить, что более низкая самооценка у спортсменов-единоборцев в нашем исследовании связана с особенностями внешнего вида бойцов. Другое предположение может заключаться в том, что более низкая оценка в подвыборке спортсменов-единоборцев связана с периодом подросткового возраста, в котором сейчас находятся наши респонденты, который часто соответствует более низким аспектам статуса идентичности. Помимо этого, наши результаты можно объяснить в контексте организационных стрессоров, которые могут повлиять на самооценку спортсменов, таких как факторы стресса от тренеров и требования соревнований (Tamminen et al., 2019), но это предположение требует более тщательного изучения.

Невротизм значительно выше у участников командных видов спорта по сравнению с участниками боевых видов спорта. Этот результат основан на том факте, что помимо овладения базовыми навыками защиты, целью тренировок по спортивным единоборствам является работа над сосредоточенностью, чувством покоя — глубокой связью с собой и работой над самоконтролем — контролем над импульсами, потому что в бою все зависит от них самих, нет разделения обязанностей, как в командных видах спорта (Allen et al., 2013; Bernacka et al., 2016; Косторз и др., 2017). Другой возможный способ объяснить наш результат состоит в том, что спортсмены командных видов спорта часто испытывают негативные межличностные столкновения со своими товарищами по команде в отношении командных ролей, коммуникативных трудностей или даже эгоизма (Рейни и Петкари, 2019), которые могут вызвать проявление их более высокого уровня невротизма.

Наши результаты не указывают на статистически значимые различия в экстраверсии, которые были зарегистрированы в других исследованиях (Nia and Besharat, 2010; Allen et al., 2011), а также открытость опыту и дружелюбие, которые также не были зарегистрированы в других выборках.

Заключение

Наше исследование в некоторой степени способствовало изучению различий в индивидуальных различиях между спортсменами, занимающимися командными видами спорта, и спортсменами, занимающимися единоборствами. Полученные данные могут быть полезны в тренировочном процессе и психологической подготовке спортсменов. Точнее, результаты показывают, какие аспекты личности следует акцентировать при работе со спортсменами в боевых искусствах (например, самоуважение), а какие со спортсменами в коллективных видах спорта (например, сознательность).Ограничениями исследования являются неравное количество спортсменов в двух исследуемых группах, а также потенциально недостаточное количество включенных переменных, которые могли бы в последующих исследованиях объяснить полученные различия, такие как проблема статуса личности, физического самосознания, и мотивация к занятиям спортом. Ограничение, касающееся количества испытуемых, можно преодолеть, включив не только большее количество спортсменов, но и спортсменов, занимающихся различными боевыми искусствами и коллективными видами спорта.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными. Запросы на доступ к наборам данных следует направлять на адрес ŽB, [email protected]

Заявление об этике

Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Протокол был одобрен местным этическим комитетом факультета спорта и физического воспитания Университета Нови-Сада.

Авторские взносы

ŽB, JN, DŠ, PM, IM и PD разработали эксперименты, проанализировали и интерпретировали данные, отредактировали рукопись и утвердили окончательную версию для публикации и несут ответственность за все аспекты работы.ŽB и PD провели эксперименты и написали первоначальный черновик рукописи.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Акелайтис, А.В., Малинаускас, Р.К. (2018). Выражение эмоциональных навыков у спортсменов-мужчин в индивидуальных и командных видах спорта. Педагог Психол.Med. Биол. Пробл. Phys. Train Sports 22, 62–67.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Али, Б. М., Ихраф, А., Халед, Т., Лива, М., и Али, Э. (2013). Влияние пола и вида спорта на агрессию и самооценку тунисских спортсменов. J. Hum. Soc. Sci. Res. 8, 74–80. DOI: 10.9790 / 0837-0847480

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен М. С., Гринлис И. и Джонс М. В. (2011). Исследование пятифакторной модели личности и совладающего поведения в спорте. J. Sports Sci. 29, 841–850. DOI: 10.1080 / 02640414.2011.565064

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Аллен М. С., Гринлис И. и Джонс М. В. (2013). Личность в спорте: всесторонний обзор. Внутр. Rev. Sport Exerc. Psychol. 6, 184–208. DOI: 10.1080 / 1750984x.2013.769614

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бейкер, Л. Р., и МакНалти, Дж. К. (2013). Когда низкая самооценка поощряет поведение, которое рискует отвергнуть, чтобы усилить взаимозависимость: роль самоконтроля в отношениях. J. Pers. Soc. Psychol. 104, 995–1018. DOI: 10.1037 / a0032137

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баумейстер, Р. Ф. (2013). Самоуважение: загадка низкой самооценки. Берлин: Springer Science and Business Media.

Google Scholar

Баумейстер Р. Ф., Де Уолл К. Н., Чиарокко Н. Дж. И Твенге Дж. М. (2005). Социальная изоляция ухудшает саморегулирование. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 589–604.DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.4.589

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бернацка Р. Э., Савицкий Б., Мазурек-Кусяк А. и Хавлена ​​Дж. (2016). Соответствующая и неконформная личность и стили преодоления стресса у спортсменов-единоборцев. J. Hum. Кинет. 51, 225–233. DOI: 10.1515 / hukin-2015-0186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бредемайер, Б. Дж., Шилдс, Д. Л., Вайс, М. Р., и Купер, Б. А. Б.(1987). Взаимосвязь между суждениями детей о легитимности и их моральными доводами, склонностями к агрессии и занятиями спортом. Soc. Sport J. 4, 48–60. DOI: 10.1123 / ssj.4.1.48

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bulik, C.M., Hebebrand, J., Keski-Rahkonen, A., Klump, K. L., Reichborn-Kjennerud, T., Mazzeo, S.E., et al. (2007). Генетическая эпидемиология, эндофенотипы и классификация расстройств пищевого поведения. Внутр. J. Eat. Disord. 40 (доп.), S52 – S60.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Castanier, C., Le Scanff, C., and Woodman, T. (2010). Кто рискует в спорте с высоким риском? типологический личностный подход. Res. В. Упражнение. Спорт 81, 478–485.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Куперсмит, С. (1967). Антецеденты самооценки. Сан-Франциско, Калифорния: У. Х. Фриман.

Google Scholar

Коста П. и МакКрэй Р. (1988). От каталога к классификации: потребности Мюррея и пятифакторная модель. J. Pers. Soc. Psychol. 55, 258–265. DOI: 10.1037 // 0022-3514.55.2.258

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дауд Р. и Иннес Дж. М. (1981). Спорт и личность: влияние вида спорта и уровня конкуренции. Percept. Двигательные навыки. 53, 79–89. DOI: 10.2466 / pms.1981.53.1.79

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Иган С. и Стелмак Р. М. (2003). Профиль личности альпинистов на эверест. чел.Индивидуальный. Dif. 34, 1491–1494. DOI: 10.1016 / s0191-8869 (02) 00130-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герон Э., Ферст Д. и Ротштейн П. (1986). Личность спортсменов, занимающихся различными видами спорта. Внутр. J. Sport Psychol. 17, 120–135.

Google Scholar

Гринберг, Дж., Соломон, С., Пищинский, Т., Розенблатт, А., Берлинг, Дж., Лайон, Д. и др. (1992). Зачем людям нужна самооценка? сходные доказательства того, что самооценка выполняет функцию буферизации беспокойства. J. Pers. Soc. Psychol. 6, 913–922. DOI: 10.1037 // 0022-3514.63.6.913

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаслам, Н., Уилан, Дж., И Бастиан, Б. (2009). Большая пятерка опосредует ассоциации между ценностями и субъективным благополучием. чел. Индивидуальный. Dif. 46, 40–42. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.09.001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаузенблас, Х.А., и Даунс, Д.С. (2001). Сравнение образа тела спортсменов и не спортсменов: мета.аналитический обзор. J. Appl. Sport Psychol. 13, 323–339. DOI: 10.1080 / 104132001753144437

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хьюз, С. Л., Кейс, Х. С., Штумэмпфл, К. Дж., И Эванс, Д. С. (2003). Личностные профили участников ультрамарафона iditasport. J. Appl. Sport Psychol. 15, 256–261. DOI: 10.1080 / 10413200305385

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джон О. П., Донахью Э. М. и Кентл Р. Л. (1991). Перечень большой пятерки — версии 4a и 54. Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет.

Google Scholar

Джон О. П., Науманн Л. П. и Сото К. Дж. (2008). «Сдвиг парадигмы к интегративной таксономии черт большой пятерки: история, измерения и концептуальные вопросы», в Handbook of Personality: Theory and Research , ред. О. П. Джон, Р. У. Робинс и Л. А. Первин (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press ), 114–159.

Google Scholar

Джон, О.П., и Шривастава, С. (1999). «Таксономия большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы», в Handbook of Personality: Theory and Research , ред. Л. А. Первин и О. П. Джон (Нью-Йорк, Нью-Йорк: The Guilford Press), 102–138.

Google Scholar

Джордан, К. Х., Спенсер, С. Дж., И Занна, М. П. (2005). Типы высокой самооценки и предрассудков: как неявная самооценка связана с этнической дискриминацией среди людей с высокой самооценкой. чел.Soc. Psychol. Бык. 31, 693–702. DOI: 10.1177 / 0146167204271580

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Капланова, А. (2018). Самоуважение, беспокойство и стратегии преодоления стресса для управления стрессом в хоккее. Acta Gymn. 49, 10–15. DOI: 10.5507 / ag.2018.026

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернис, М., Граннеманн, Б., и Барклай, Л. (1989). Стабильность и уровень самооценки как предикторы возбуждения гнева и враждебности. J. Pers. Soc. Psychol. 56, 1013–1022. DOI: 10.1037 // 0022-3514.56.6.1013

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кернис, М. Х., Парадайз, А. У., Уитакер, Д., Уитман, С., и Голдман, Б. (2000). Хозяин своей психологической области? маловероятно, если у человека нестабильная самооценка. чел. Soc. Psychol. Бык. 26, 1297–1305. DOI: 10.1177 / 0146167200262010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Костож, К., Гнезинская, А., и Nawrocka, M. (2017). Иерархия ценностей и самооценка людей, занимающихся боевыми искусствами и единоборствами. идо мов культура. J. Боевые искусства Антроп. 17, 15–22.

Google Scholar

Ларсен Р. и Басс Д. М. (2009). Психология личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill Publishing.

Google Scholar

Малинаускас Р., Думчене А., Мамкус Г., Венцкунас Т. (2014). Личностные черты и работоспособность у спортсменов-мужчин и спортсменов, не занимающихся спортом. Percep. Навыки моторики 118, 145–161. DOI: 10.2466 / 29.25.pms.118k13w1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакЭван, Д., Будро, П., Курран, Т., и Родс, Р. Э. (2019). Личностные черты участников спорта с высоким риском: метаанализ. J. Res. Чел. 79, 83–93. DOI: 10.1016 / j.jrp.2019.02.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

МакКелви, С. Дж., Лемье, П., и Стаут, Д. (2003). Экстраверсия и невротизм у контактных спортсменов, бесконтактных спортсменов и не спортсменов: примечание к исследованию. Athl. Insight 5, 19–27.

Google Scholar

Ниа, М. Э., и Бешарат, М. А. (2010). Сравнение личностных характеристик спортсменов в индивидуальных и командных видах спорта. Proc. Soc. Behav. Sci. 5, 808–812. DOI: 10.1016 / j.sbspro.2010.07.189

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ольмедилья, А., Руис-Баркин, Р., Понсети, Ф. X., Роблес-Паласон, Ф. Дж., И Гарсия-Мас, А. (2019). Соревновательный психологический настрой и восприятие результатов у юных футболисток. Фронт. Psychol. 10: 1168. DOI: 10.3389 / fpsyg.2019.01168

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон, С. Л., Вебер, Дж. К., и Троусдейл, В. У. (1967). Факторы личности женщин, занимающихся командными видами спорта, и женщин, занимающихся индивидуальными видами спорта. Res. Q. 38, 686–690. DOI: 10.1080 / 10671188.1967.10616513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пиепиора, П., Витковски, К., и Пиепиора, З. (2018). Профили личности мастеров карате, практикующих разные стили кумитэ. Arch. Будо. 14, 247–257.

Google Scholar

Курбан, Х., Ван, Дж., Сиддик, Х., Моррис, Т., и Цяо, З. (2019). Посредническая роль родительской поддержки: взаимосвязь между занятиями спортом, самооценкой и мотивацией к занятиям спортом среди китайских студентов. Curr. Psychol. 38, 308–319. DOI: 10.1007 / s12144-018-0016-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейни, Л., и Петкари, Э. (2019). Тебе нравятся твои товарищи по команде? качество личности и взаимоотношений между товарищами по команде у студенческих спортсменов. Rev. Psicol. Депорте. 14, 56–59.

Google Scholar

Робертс Б. В., О’Доннелл М. и Робинс Р. В. (2004). Развитие целей и личностных качеств в зрелом возрасте. J. Pers. Soc. Psychol. 87, 541–555.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Роккас, С., Сагив, Л., Шварц, С. Х., и Кнафо, А. (2002). Большая пятерка личностных факторов и личных ценностей. чел. Soc. Psychol. Бык. 28, 789–801. DOI: 10.1177/0146167202289008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Принстонского университета.

Google Scholar

Розенберг, М. (1968). «Психологическая избирательность в формировании самооценки», в Самость в социальном взаимодействии, , ред. К. Гордон и К. Герген (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джон Вили).

Google Scholar

Сабистон, К. М., Пила, Э., Вани, М., и Тогерсен-Нтумани, К. (2019). Образ тела, физическая активность и спорт: предварительный обзор. Psychol. Спортивные упражнения. 42, 48–57. DOI: 10.1016 / j.psychsport.2018.12.010

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тамминен, К. А., Сабистон, К. М., и Крокер, П. Р. (2019). Воспринимаемая поддержка со стороны уважения позволяет прогнозировать оценки соревнований и удовлетворенность результатами спортивных состязаний университетских команд: тест организационных факторов стресса в качестве модераторов. J. Appl. Sport Psychol. 31, 27–46. DOI: 10.1080 / 10413200.2018.1468363

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зиллманн Д., Джонсон Р. К. и Дэй К. Д. (1974). Спровоцированная и неспровоцированная агрессивность у спортсменов. J. Res. Чел. 8, 139–152. DOI: 10.1016 / 0092-6566 (74)

-4

CrossRef Полный текст | Google Scholar

% PDF-1.7 % 32 0 объект > эндобдж xref 32 75 0000000016 00000 н. 0000002253 00000 н. 0000002430 00000 н. 0000002480 00000 н. 0000003035 00000 н. 0000003067 00000 н. 0000003241 00000 н. 0000003415 00000 н. 0000004010 00000 н. 0000004464 00000 н. 0000004888 00000 н. 0000005602 00000 п. 0000006112 00000 п. 0000006166 00000 п. 0000006220 00000 н. 0000006424 00000 н. 0000006620 00000 н. 0000006825 00000 н. 0000007218 00000 н. 0000008097 00000 н. 0000008598 00000 н. 0000008808 00000 н. 0000009674 00000 н. 0000010468 00000 п. 0000010629 00000 п. 0000010815 00000 п. 0000011674 00000 п. 0000012482 00000 п. 0000013347 00000 п. 0000014266 00000 п. 0000015180 00000 п. 0000016099 00000 п. 0000016965 00000 п. 0000017133 00000 п. 0000017861 00000 п. 0000018589 00000 п. 0000023101 00000 п. 0000023494 00000 п. 0000023770 00000 п. 0000024708 00000 п. 0000025536 00000 п. 0000025681 00000 п. 0000026261 00000 п. 0000065514 00000 п. 0000091764 00000 п. 0000112190 00000 н. 0000120274 00000 н. 0000142283 00000 н. 0000159530 00000 н. 0000161810 00000 н. 0000165538 00000 н. 0000171856 00000 н. 0000175736 00000 н. 0000181621 00000 н. 0000185184 00000 н. 0000233631 00000 н. 0000233723 00000 п. 0000233941 00000 п. 0000234986 00000 н. 0000236633 00000 н. 0000236872 00000 н. 0000237217 00000 н. 0000237338 00000 н. 0000241758 00000 н. 0000242162 00000 н. 0000242560 00000 н. 0000242850 00000 н. 0000243243 00000 н. 0000243302 00000 н. 0000243383 00000 н. 0000243466 00000 н. 0000243548 00000 н. 0000243631 00000 н. 0000243714 00000 н. 0000001796 00000 н. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 106 0 объект > поток xb«b« Ā

(PDF) Личностные корреляты самооценки

ЛИЧНОСТНЫЕ КОРРЕЛАТЫ САМООЦЕНКИ

19

G.А. Констамм и Р. П. Мартин (ред.), Развитие структуры темперамента и личности от младенчества до взрослой жизни (стр. 7–35). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Грациано В. Г., Дженсен-Кэмпбелл Л. А. и Финч Дж. Ф. (1997). Я как посредник между

личностью и приспособлением. Журнал личности и социальной психологии, 73, 392–404.

Graziano, W. G., & Ward, D. (1992). Исследование большой пятерки в подростковом возрасте: личность и корректировка

во время переходного периода развития.Журнал личности, 60, 425–429.

Хартер С. (1985). Руководство по профилю самовосприятия для детей (пересмотр шкалы компетенций для детей Per-

). Денвер, Колорадо: Univ. Денвер Пресс.

Хартер С. (1998). Развитие представлений о себе. В W. Damon & N. Eisenberg

(Eds.), Справочник по детской психологии (стр. 553–617). Нью-Йорк: Вили.

Heise, D. R. (1969). Разделение надежности и стабильности в корреляции между тестами и ретестами.Американский

Социологический обзор, 34, 93–101.

Джексон, Л. А., и Джерард, Д. А. (1996). Суточные типы, личностные факторы «большой пятерки»,

и другие личностные характеристики. Journal of Social Behavior and Personality, 11, 273–

283.

Джон О. П., Каспи А., Робинс Р. В., Моффитт Т. Э. и Стаутхамер-Лобер М. (1994).

«пятерка»: исследование номологической сети пятифакторной модели личности

у мальчиков-подростков.Развитие ребенка, 65, 160–178.

Джон О. П. и Шривастава С. (1999). Таксономия черт Большой пятерки: история, измерения и теоретические перспективы

. В Л. А. Первин и О. П. Джон (ред.), Справочник личности:

Теория и исследования (2-е изд., Стр. 102–138). Нью-Йорк: Гилфорд.

Джо

Эреског К. и Со

Эрбом Д. (1996). LISREL 8: Справочное руководство пользователя. Чикаго: Научный

Software International.

Келлер, Т.(1999). Образы знакомого: индивидуальные различия и скрытые теории лидерства. The Leadership Quarterly, 10, 589–607.

Кендлер К. С., Гарднер К. О. и Прескотт К. А. (1998). Популяционное двойное исследование

самооценки и пола. Психологическая медицина, 28, 1403–1409.

Кван, В. С. Ю., Бонд, М. Х., и Сингелис, Т. М. (1997). Панкультурные объяснения жизни

удовлетворение: добавление гармонии в отношения к самооценке.Журнал личности и социальной психологии,

, 73, 1038–1051.

МакКрэй, Р. Р., Коста, П. Т. (1997). Структура черт личности как универсальное человеческое. Амери-

может Психолог, 52, 509–516.

МакКрэй, Р. Р., Коста, П. Т. (1999). Пятифакторная теория личности. В Л. А. Первин и

О. П. Джон (ред.), Справочник личности: теория и исследования (стр. 139–153). Новый

Йорк: Гилфорд.

Полхус, Д. Л. (1994).Справочное руководство по сбалансированному списку желаемых ответов,

, версия 6. Ванкувер: Университет Британской Колумбии, факультет психологии.

Полхус, Д. Л., и Джон, О. П. (1998). Эгоистические и моралистические предубеждения в самовосприятии:

взаимодействие стилей самообмана с основными чертами и мотивами. Журнал личности,

66, 1025–1060.

Полхус, Д. Л., и Рид, Д. Б. (1991). Повышение и отрицание социально желательной реакции.

Журнал личности и социальной психологии, 60, 307–317.

Pullmann, H., & Allik, J. (2000). Шкала самооценки Розенберга: ее размерность, стабильность и личность коррелируют на эстонском языке. Личность и индивидуальные различия, 28,

701–715.

Робертс, Б. В., и ДелВеккио, В. Ф. (2000). Последовательность черт личности по порядку ранжирования

Я-концепция | Simply Psychology

  1. Социальная психология
  2. Я-концепция

Я-концепция

Автор: Dr.Саул МакЛеод, опубликовано в 2008 г.


Я-концепция — это общий термин, используемый для обозначения того, как кто-то думает, оценивает или воспринимает себя. Осознавать себя — значит иметь представление о себе.

Баумейстер (1999) дает следующее определение самооценки:

«Вера человека в себя, включая атрибуты человека, а также то, кем и чем является я».

Я-концепция — важный термин как для социальной, так и для гуманистической психологии.Льюис (1990) предполагает, что развитие концепции Я имеет два аспекта:


(1) Экзистенциальное Я
(1) Экзистенциальное Я

Это «самая основная часть сущности. Я-схема или Я-концепция; чувство отделенности и отличия от других и осознание неизменности себя »(Bee, 1992).

Ребенок осознает, что они существуют отдельно от других и продолжают существовать во времени и пространстве.

Согласно Льюису, осознание экзистенциального «я» начинается в возрасте двух-трех месяцев и возникает частично из-за отношений ребенка с миром. Например, ребенок улыбается, а кто-то улыбается в ответ, или ребенок касается мобильного телефона и видит, как он движется.

(2) Категориальное Я
(2) Категориальное Я

Осознав, что он или она существует как отдельное переживающее существо, ребенок затем осознает, что он или она также является объектом в Мир.

Подобно тому, как другие объекты, включая людей, обладают свойствами, которые можно испытать (большой, маленький, красный, гладкий и т. Д.), Ребенок осознает себя как объект, который можно испытать и который имеет свойства.

«Я» тоже можно разделить на такие категории, как возраст, пол, размер или навыки. Две из первых применяемых категорий — это возраст («Мне 3 года») и пол («Я девушка»).

В раннем детстве. Категории, которые дети применяют к себе, очень конкретны (например,г., цвет волос, рост и любимые вещи). Позже самоописание также начинает включать ссылки на внутренние психологические черты, сравнительные оценки и то, как их видят другие.

Карл Роджерс (1959) считает, что самооценка состоит из трех различных компонентов:

• Ваше представление о себе (самооценка)

• Насколько высоко вы цените себя (самооценка или самооценка). стоит)

• Каким бы вы хотели быть на самом деле (идеальное Я)


Я-образ

(каким вы себя видите)

Я-образ

(каким вы себя видите)

Это не обязательно должны отражать реальность.Действительно, худой человек с анорексией может иметь представление о себе, в соответствии с которым он считает себя толстым. На самооценку человека влияют многие факторы, такие как влияние родителей, друзей, средства массовой информации и т. Д.

Кун (1960) исследовал самооценку с помощью теста «Двадцать утверждений» . Он просил людей ответить на вопрос «Кто я?» 20 различными способами.

Он обнаружил, что ответы можно разделить на две основные группы. Это были социальные роли, (внешние или объективные аспекты самого себя, такие как сын, учитель, друг) и личностных черт, (внутренние или аффективные аспекты самого себя, такие как общительность, нетерпеливость, юмористичность).

Список ответов на вопрос «Кто я?» вероятно, включите примеры каждого из следующих четырех типов ответов:

1) Физическое описание : Я высокий, у меня голубые глаза … и т. д.

2) Социальные роли : Мы все социальные существа, поведение которых в некоторой степени определяется ролями, которые мы играем. Такие роли, как студент, домохозяйка или член футбольной команды, не только помогают другим узнать нас, но и помогают нам узнать, чего от нас ждут в различных ситуациях.

3) Личные качества : Это третье измерение нашего самоописания. «Я импульсивный … Я щедрый … Я склонен много волноваться» … и т. Д.

4) Экзистенциальные утверждения (абстрактные): они могут варьироваться от «Я дитя вселенной» до «Я человек» и «Я духовное существо» и т. Д. .

Обычно молодые люди описывают себя в большей степени с точки зрения личных качеств, тогда как пожилые люди чувствуют себя определяемыми в большей степени своими социальными ролями.


Самоуважение

(степень вашей самооценки)

Самооценка

(степень вашей самооценки)

Самоуважение (также известное как самооценка) относится к степени которые мы любим, принимаем или одобряем, или насколько мы себя ценим.

Самоуважение всегда предполагает определенную степень оценки, и мы можем иметь как положительное, так и отрицательное отношение к себе.

Высокая самооценка (мы положительно относимся к себе)

Это ведет к

  • Уверенность в своих силах
  • Самопринятие
  • Не беспокоиться о том, что думают другие
  • Оптимизм

Низкий самооценка (мы негативно относимся к себе)

Это имеет тенденцию вести к

  • Отсутствие уверенности
  • Хочу быть / выглядеть как кто-то другой
  • Всегда беспокоиться о том, что другие могут подумать
  • Пессимизм

Там Есть несколько способов измерения самооценки.Например, опросник Harrill Self Esteem Inventory представляет собой анкету, состоящую из 15 утверждений о диапазоне интересов. Другой пример — Тематический апперцепционный тест (TAT), который представляет собой нейтральную карикатуру, которую выдают участнику, который затем должен придумать историю о том, что происходит.

Морс и Герген (1970) показали, что в неопределенных или вызывающих тревогу ситуациях наша самооценка может быстро измениться. Участники ждали собеседования в приемной. Их посадили с другим кандидатом (сообщником экспериментатора) в одном из двух условий:

A) Mr.Чистая — одет в элегантный костюм, с портфелем, в котором видны логарифмическая линейка и книги.

Б) Мистер Грязный — одетый в старую футболку и джинсы, сутулый над дешевым секс-романом.

Самоуважение участников Mr. Dirty повысилось, а участников Mr. Clean снизилось! Никакого упоминания о том, как это повлияло на поведение испытуемых в интервью, не было.

Уровень самооценки влияет на производительность при выполнении множества задач (Coopersmith, 1967), так что можно было ожидать, что мистерГрязные предметы лучше выполнять, чем мистер Клин.

Даже при том, что самооценка может колебаться, бывают моменты, когда мы продолжаем верить в хорошее о себе, даже когда существуют доказательства обратного. Это известно как эффект настойчивости.

Миллер и Росс (1975) показали, что люди, которые считали, что они обладают социально желательными характеристиками, продолжали придерживаться этой веры даже тогда, когда экспериментаторы пытались убедить их в обратном.

То же самое происходит с плохими вещами, если у нас низкая самооценка? Может быть, нет, возможно, с очень низкой самооценкой все, что мы думаем о себе, может быть плохим.

Аргайл (2008) считает, что на самооценку влияют 4 основных фактора.

1. Реакция окружающих

Если люди восхищаются нами, льстят нам, ищут нашу компанию, внимательно слушают и соглашаются с нами, мы склонны развивать позитивное представление о себе. Если они избегают нас, пренебрегают нами, рассказывают о себе то, что мы не хотим слышать, у нас формируется негативное представление о себе.

2. Сравнение с другими людьми

Если люди, с которыми мы сравниваем себя (наша референтная группа), кажутся более успешными, счастливыми, богаче, лучше выглядящими, чем мы сами, мы склонны развивать негативное представление о себе, НО если они менее успешны чем у нас будет позитивный имидж.

3. Социальные роли

Некоторые социальные роли имеют престиж, например, врач, пилот авиакомпании, телевидение. ведущий, футболист премьер-лиги, а это способствует повышению самооценки. Другие роли несут клеймо. Например, заключенный, пациент психиатрической больницы, сборщик мусора или безработный.

4. Идентификация

Роли существуют не просто так. Они также становятся частью нашей личности, то есть мы отождествляем себя с занимаемыми позициями, ролями, которые мы играем, и группами, к которым мы принадлежим.

Но не менее важным, чем все эти факторы, является влияние наших родителей! (См. Исследование Куперсмита.)


Идеальное Я

(кем бы вы хотели быть)

Идеальное Я

(кем бы вы хотели быть)

Если есть несоответствие между тем, как вы себя видите (например, вы сами — изображение) и кем бы вы хотели быть (например, своим идеалом), то это, вероятно, повлияет на то, насколько вы себя цените.

Следовательно, существует тесная взаимосвязь между самооценкой, эго-идеалом и самооценкой. Психологи-гуманисты изучают это с помощью метода Q-сортировки.

Идеальное «я» человека может не соответствовать тому, что на самом деле происходит в жизни и опыте этого человека.Следовательно, может существовать разница между идеальным «я» человека и реальным опытом. Это называется неконгруэнтностью.

Если идеальное «я» человека и реальный опыт совпадают или очень похожи, существует состояние конгруэнтности. Редко, если вообще существует полное состояние конгруэнтности; все люди испытывают определенное несоответствие.

Развитие конгруэнтности зависит от безусловного положительного отношения. Роджер считал, что для того, чтобы человек смог реализовать себя, он должен находиться в состоянии конгруэнтности.

Майкл Аргайл (2008) говорит, что есть четыре основных фактора, которые влияют на его развитие:

  1. То, как другие (особенно важные) реагируют на нас.
  2. Как мы думаем, что мы сравниваем с другими
  3. Наши социальные роли
  4. Степень, в которой мы идентифицируем себя с другими людьми
Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, SA (2008). Самостоятельная концепция .Просто психология. https://www.simplypsychology.org/self-concept.html

Ссылки на стиль APA

Аргайл, М. (2008). Социальные встречи: Вклад в социальное взаимодействие . Aldine Transaction

Baumeister, R.F. (Ed.) (1999). Самость в социальной психологии . Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press (Тейлор и Фрэнсис).

Би, Х. Л. (1992). Развивающийся ребенок . Лондон: HarperCollins.

Куперсмит, С.(1967). Антецеденты самооценки . Сан-Франциско: Фриман.

Кун, М. Х. (1960). Самооценка по возрасту, полу и профессиональному образованию. Sociological Quarterly , 1, 39-56.

Льюис М. (1990). Самопознание и социальное развитие в раннем возрасте. В Л. А. Первин (Ред.), Справочник личности (стр. 277-300). Нью-Йорк: Гилфорд.

Миллер Д. Т. и Росс М. (1975). Корыстные предубеждения в установлении причинно-следственной связи: факт или вымысел? Psychological Bulletin, 82, 213–225

Morse, S.Дж. И Герген К. Дж. (1970). Социальное сравнение, самосогласованность и представление о себе. Журнал личности и социальной психологии , 16, 148-156.

Роджерс, К. (1959). Теория терапии, личности и межличностных отношений, разработанная в рамках клиентоориентированной системы. В (ред.) С. Кох, Психология: исследование науки. Vol. 3: Формулировки личности и социального контекста . Нью-Йорк: Макгроу Хилл.

сообщить об этом объявлении

Теория личности Джеймса — Психология личности Период 8

Уильям Джеймс, известный американский психолог, разработал теорию самосознания в своей работе Принципы психологии, , которая была опубликована в 1890 году.Джеймс обсуждает состав того, что составляет Самость, и разбивает ее на «Я» и «Я» и объясняет различия и важность каждого из них. «Я» объясняется как материальный, социальный и духовный компоненты эго. Теория также детализирует самооценку, описывая ее как отношение реального поведения человека к его притязаниям.

Самоуважение

Джеймс описывает самооценку как то, как мы смотрим на свой образ и одобряем мы это или нет.Идея самооценки определяется нашими представлениями и тем, насколько мы себя любим. Это также связано с нашими внутренними ценностями, которые определяют наше эго, о котором упоминалось ранее. Образ себя далее описывается как наши социальные роли, образ тела и личностные черты.

Самоуважение определяется путем измерения разрыва между идеальным «я» и своим представлением о себе. Идеальное «я» — это представление человека о том, каким должен быть идеальный человек, а также о том, что они видят как свой полный потенциал (обычно это потенциал, который не может быть реализован).Это идеальное «я» может быть близко к самооценке человека, что означает, что у этого человека высокая самооценка. Чем больше разница между чьим-либо образом себя и идеальным «я», тем ниже итоговая самооценка.

Материал. Соц. Духовное.
Самостоятельный поиск. Телесные аппетиты и инстинкты
Любовь к украшениям, пышность,
Соблазнительность,
Конструктивность
Любовь к дому и т. Д.
Желание нравиться, быть замеченным,
восхищаться и т.д.
Общительность, Подражание, Зависть,
Любовь, Стремление к чести,
Амбиции и т.д.
Самооценка Личное тщеславие, скромность и т. Д.
Гордость богатством, страх бедности
Социальная и семейная гордость,
Тщеславие, снобизм,
Смирение, стыд и т. Д.
Моральное или духовное чувство
Превосходство, Чистота и т. Д.
Чувство неполноценности или вины

«Я»

«Я» — это компонент «я», который разбивается на материальный, социальный и духовный. Затем каждый из них разбивается на самооценку и самооценку. Материальный аспект охватывает все материальные вещи, которые человек ценит и желает. Обретение этих материалов может помочь кому-то создать собственный имидж. Социальный компонент важен, потому что он подчеркивает положение человека в обществе.Это аспект Я-образа, который часто недооценивают. Однако роль человека в обществе часто может влиять на его самооценку в любом случае. Наконец, труднее всего полностью понять духовное «я». Он в основном гласит, что ценности и мораль человека в сочетании с интеллектом могут влиять на их самооценку и «я»

Чувствующее себя: Самоуважение | Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Определите самооценку и объясните, как ее измеряют социальные психологи.
  2. Изучите результаты, указывающие на разнообразие самооценки в зависимости от культуры, пола и возраста.
  3. Приведите примеры способов, которыми люди пытаются повысить и поддерживать свою самооценку.
  4. Обозначьте преимущества высокой самооценки.
  5. Пересмотрите пределы самооценки с акцентом на негативные аспекты нарциссизма.

Как мы отмечали в наших обсуждениях концепции себя, наше самоощущение частично определяется нашим познанием.Однако наш взгляд на себя также является продуктом нашего аффекта, другими словами, как мы чувствуем себя . Как мы исследовали в главе 2, познание и аффект неразрывно связаны. Например, теория несоответствия с самим собой подчеркивает, как мы чувствуем страдание, когда замечаем разрыв между нашим истинным и идеальным «я». Теперь мы исследуем это чувство «я», начав, пожалуй, с его наиболее изученного аспекта — самооценки.

Самоуважение

Самооценка относится к положительным (высокая самооценка) или отрицательным (низкая самооценка) чувствам, которые мы испытываем к себе .Мы испытываем положительное чувство высокой самооценки, когда верим, что мы хорошие и достойные, а другие относятся к нам положительно. Мы испытываем негативное чувство низкой самооценки, когда считаем, что мы неадекватны и менее достойны, чем другие.

Наша самооценка определяется многими факторами, в том числе тем, насколько хорошо мы смотрим на нашу собственную работу и внешний вид, и насколько мы удовлетворены нашими отношениями с другими людьми (Tafarodi & Swann, 1995). Самоуважение — это отчасти черта, которая остается стабильной во времени: у одних людей есть относительно высокая самооценка, а у других — более низкая.Но самооценка — это также состояние, которое меняется изо дня в день и даже от часа к часу. Когда мы преуспели в важной задаче, когда мы сделали что-то, что мы считаем полезным или важным, или когда мы чувствуем, что нас принимают и ценят другие, наша самооценка будет содержать много положительных мыслей, и поэтому мы будем иметь высокие самооценка. Когда мы потерпели неудачу, сделали что-то вредное или чувствуем, что нас игнорируют или критикуют, негативные аспекты самооценки становятся более доступными, и мы испытываем низкую самооценку.

Самоуважение можно измерить, используя как явные, так и неявные меры, и оба подхода показывают, что большинство людей склонны рассматривать себя положительно. Одним из распространенных явных критериев самооценки в самооценке является шкала самооценки Розенберга (рис. 3.8). Более высокие баллы по шкале указывают на более высокую самооценку.

Рисунок 3.8 Шкала самооценки Розенберга

Пожалуйста, оцените себя по следующим пунктам, записывая число в поле перед каждым утверждением, где вы

1 = Совершенно не согласен 2 = Не согласен 3 = Согласен 4 = Полностью согласен

  1. _____ Я чувствую себя достойным человеком, по крайней мере, наравне с другими.
  2. _____ Я чувствую, что обладаю рядом хороших качеств.
  3. _____ В общем, я склонен думать, что я неудачник (R).
  4. _____ Я умею делать то же самое, что и другие люди.
  5. _____ Я чувствую, что мне нечем гордиться. (R)
  6. _____ К себе отношусь положительно.
  7. _____ В целом доволен собой.
  8. _____ Я бы хотел больше уважать себя. (R)
  9. _____ Иногда я чувствую себя бесполезным.(R)
  10. _____ Иногда мне кажется, что я совсем никудышный. (R)

Примечание. (R) обозначает элемент, который должен быть оценен в обратном порядке. Вычтите свой ответ по этим пунктам из 5 перед подсчетом общей суммы. Данные взяты из Розенберга (1965). Общество и самооценка подростков . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Во многих исследованиях шкала Розенберга использовалась для оценки самооценки людей во многих регионах мира. Интересный вывод, сделанный во многих выборках из западного мира, особенно в Северной Америке, заключается в том, что средний балл часто значительно выше среднего.Heine и Lehman (1999), например, сообщили о метааналитических данных, показывающих, что менее 7% участников набрали меньше среднего балла! Одно интересное следствие этого состоит в том, что участники таких выборок, классифицированные как имеющие низкую самооценку на основе медианного разделения, обычно на самом деле имеют как минимум умеренную самооценку.

Если так много людей, особенно в индивидуалистических культурах, сообщают об относительно высокой самооценке, возникает интересный вопрос, почему это может быть.Возможно, в одних культурах развитию высокой самооценки придается большее значение, чем в других, и люди, соответственно, испытывают большее давление, когда они сообщают о хорошем самочувствии (Held, 2002). Проблема с такими показателями, как шкала Розенберга, заключается в том, что на них может влиять желание позитивно изобразить себя. Наблюдаемые баллы по шкале Розенберга могут быть несколько завышены, потому что люди, естественно, пытаются выглядеть так, как будто у них очень высокая самооценка — возможно, они немного лгут экспериментаторам, чтобы выглядеть лучше, чем они есть на самом деле, и, возможно, чтобы заставить себя выглядеть лучше, чем они есть на самом деле. самочувствие лучше.Если это так, то можно ожидать, что средний уровень самооценки будет ниже в культурах, где высокая самооценка не является приоритетом. Это действительно то, что обычно находили. Хайне и Леман (1999) сообщили, что японские участники, проживающие в Японии, в среднем демонстрировали умеренный уровень самооценки, обычно распределяемый вокруг средней точки шкалы. Многие другие исследования показали, что люди в восточных, коллективистских культурах сообщают о значительно более низкой самооценке, чем люди из более западных, индивидуалистических культур (Campbell et al., 1996). В таком случае, отражают ли такие различия эти разные культурные приоритеты и давление, или же они отражают реальные различия в фактических уровнях самооценки? Конечно, здесь нет простых ответов, но есть некоторые результаты исследований с использованием различных методов измерения самооценки, которые могут пролить свет на этот вопрос.

Были созданы косвенные меры самооценки — меры, которые могут дать более точное представление о самом себе, поскольку на них меньше влияет желание произвести положительное впечатление.Энтони Гринвальд и Шелли Фарнхэм (2000) использовали тест неявных ассоциаций для косвенного изучения самооценки. Участники работали за компьютером, и им предлагали ряд слов, каждое из которых они должны были классифицировать одним из двух способов. Одно из решений категоризации касалось того, были ли слова связаны с самим собой (например, я, я, мое) или с другим человеком (например, другим, им, своим). Второе решение по классификации включало определение того, были ли слова приятными (например, радость, улыбка, приятный) или неприятными (например,г., боль, смерть, трагедия). В некоторых испытаниях слова «я» сочетались с приятными предметами, а другие слова — с неприятными. В других испытаниях слова «я» сочетались с неприятными, а другие слова — с приятными. Гринвальд и Фарнхэм обнаружили, что в среднем участники были значительно быстрее при классификации положительных слов, которые были представлены со словами «я», чем при категоризации отрицательных слов, которые были представлены со словами «я», что опять же свидетельствует о том, что у людей действительно была положительная самооценка.Кроме того, были также значимые различия между людьми в скорости ответа, предполагая, что этот показатель отражал некоторые индивидуальные различия в неявной самооценке.

С тех пор в ряде исследований изучались межкультурные различия в неявной самооценке и не было обнаружено тех же различий, наблюдаемых при использовании явных критериев, таких как шкала Розенберга (Yamaguchi et al., 2007). Означает ли это, что мы можем сделать вывод, что более низкие баллы по самоотчетам, наблюдаемые у представителей коллективистских культур, более очевидны, чем реальны? Может быть, пока нет, особенно с учетом того, что корреляция между явными и неявными показателями самооценки зачастую довольно мала (Heine, Lehman, Markus, & Kitayama, 1999).Тем не менее, такие ценности, как скромность, могут иметь меньший приоритет в индивидуалистических культурах, чем в коллективистских, что, в свою очередь, может отражать различия в заявленных уровнях самооценки. Действительно, Цай и его коллеги (2007) обнаружили, что различия в явной самооценке между китайскими и американскими участниками объяснялись культурными различиями в скромности.

Еще один интересный аспект разнообразия и самооценки — это средняя разница, наблюдаемая между мужчинами и женщинами. Было обнаружено, что во многих странах женщины имеют более низкую самооценку, чем мужчины (Sprecher, Brooks, & Avogo, 2013).Однако эти различия, как правило, невелики, особенно в странах, где равенство полов в праве и возможности выше (Kling, Hyde, Showers, & Buswell, 1999). Эти результаты согласуются с предположением Мида (Mead, 1934) о том, что чувство собственного достоинства частично связано с мнением других о нашей важности в более широком мире. По мере того как во многих странах возможности женщин участвовать в карьере вне дома расширились, различия между их самооценкой и самооценкой мужчин уменьшились.

Обнаружены также некоторые интересные возрастные различия в самооценке. В большом интернет-опросе Робинс, Тшесневски, Трейси, Гослинг и Поттер (2002) обнаружили, что самооценка имеет тенденцию снижаться с детства до раннего подросткового возраста, а затем неуклонно повышается от подросткового до взрослого возраста, обычно до тех пор, пока людям не исполнится около шестидесяти лет. , после чего он начинает снижаться. Одно интересное следствие этого состоит в том, что у нас часто будет более высокая самооценка в более позднем возрасте, чем в раннем взрослом возрасте, что, по-видимому, противоречит эйджистским стереотипам о более низкой самооценке пожилых людей.Какие факторы могут помочь объяснить это возрастное повышение самооценки? Одна из возможностей связана с нашим обсуждением теории самосогласования в предыдущем разделе о когнитивном «я». Напомним, что эта теория утверждает, что когда наше воспринимаемое несоответствие между нашим текущим и идеальным «я» невелико, мы склонны относиться к себе более положительно, чем когда видим разрыв как большой. Может ли быть, что у пожилых людей нынешнее представление о себе ближе к их идеалу, чем у молодых людей, и поэтому их самооценка часто выше? Данные Ryff (1991) предполагают, что это вполне может быть так.В этом исследовании пожилые люди оценили свое нынешнее идеальное «я» как более похожее, чем люди среднего возраста или молодые люди. Отчасти пожилые люди могут более тесно согласовывать эти два я, потому что они лучше способны реалистично корректировать свои идеальные стандарты с возрастом (Rothermund & Brandstadter, 2003) и потому, что они участвуют в более благоприятных и соответствующих возрасту социальных сравнений, чем это делают. молодые люди (Helgeson & Mickelson, 2000).

Поддержание и повышение самооценки

Как мы видели в нашем предыдущем обсуждении культурных различий в самооценке, по крайней мере в некоторых культурах люди кажутся мотивированными сообщать о высокой самооценке.Как мы сейчас увидим, они также часто активно стремятся к более высокой самооценке. Степень, в которой это универсальное культурное стремление, продолжает обсуждаться, при этом некоторые исследователи утверждают, что оно встречается повсюду (Brown, 2010), в то время как другие задаются вопросом, одинаково ли ценится потребность в позитивном самоуважении во всех культурах (Heine, Lehman, Markus, & Kitayama, 1999).

Для тех из нас, кто активно стремится к повышению самооценки, один из способов — добиться успеха в том, что мы делаем. Когда мы получаем хорошую оценку за тест, хорошо выступаем в спортивном матче или идем на свидание с тем, кто нам действительно нравится, наша самооценка естественно повышается.Одна из причин, по которой многие из нас обладают положительной самооценкой, заключается в том, что мы, как правило, преуспеваем в создании положительной жизни. Когда мы терпим неудачу в одной области, мы склонны двигаться дальше, пока не найдем то, что у нас хорошо получается. Мы не всегда рассчитываем получить лучшую оценку за каждый тест или стать лучшим игроком в команде. Поэтому мы часто не удивляемся и не обижаемся, когда этого не происходит. Короче говоря, мы чувствуем себя хорошо, потому что делаем довольно хорошую работу по созданию достойной жизни.

Еще один способ повысить самооценку — это налаживать связи с другими людьми.Формирование и поддержание удовлетворительных отношений помогает нам чувствовать себя хорошо. Обычный способ сделать это для многих людей во всем мире — через сайты социальных сетей. Растет количество исследований, изучающих, как мы делаем это в Интернете и как это влияет на нашу самооценку. Один из распространенных способов на Facebook — делиться обновлениями статуса, и мы надеемся, что наши друзья поставят лайки или прокомментируют их. Однако, когда наши друзья не отвечают на наши обновления, это может негативно повлиять на то, как мы относимся к себе.Одно исследование показало, что когда обычные пользователи Facebook были отнесены к экспериментальным условиям, когда им было запрещено делиться информацией в Facebook в течение 48 часов, они сообщали о значительно более низком уровне принадлежности и значимого существования. Во втором эксперименте участникам было разрешено публиковать материалы в Facebook, но половина профилей участников была настроена исследователями так, чтобы не получать никаких ответов, будь то «лайки» или комментарии, на обновления своего статуса. В соответствии с прогнозами, эта группа сообщила о более низкой самооценке, уровне принадлежности, уровне контроля и значимом существовании, чем контрольная группа, получившая обратную связь (Tobin, Vanman, Verreynne, & Saeri, 2014).Таким образом, будь то онлайн или офлайн, чувство игнорирования наших друзей может подорвать нашу самооценку. Позже в этой главе мы исследуем другие социальные факторы, влияющие на нашу самооценку.

В фокусе исследований

Обработка информации для улучшения личности

Хотя все мы можем неплохо создавать положительную самооценку, делая положительные вещи, оказывается, что мы часто не останавливаемся на достигнутом. Желание видеть себя позитивно иногда бывает достаточно сильным, чтобы заставлять нас искать, обрабатывать и запоминать информацию таким образом, чтобы мы могли видеть себя еще более позитивно.

Sanitioso, Kunda, and Fong (1990) попросили студентов прочитать об исследовании, которое, как им сказали, было проведено психологами из Стэнфордского университета (на самом деле это исследование было вымышленным). Студентов случайным образом разделили на две группы: одна группа прочитала, что результаты исследования показали, что экстраверты добились большего успеха, чем интроверты, в академической или профессиональной среде после окончания колледжа; другая группа прочитала, что интроверты справились лучше, чем экстраверты в тех же параметрах.Затем студенты написали объяснения, почему это могло быть правдой.

Затем экспериментатор поблагодарил участников и провел их в другую комнату, где должно было быть проведено второе исследование (вы уже догадались, что, хотя участники так не думали, эти два эксперимента на самом деле были частью одного и того же эксперимента). Во втором эксперименте участникам раздали анкету, в которой якобы изучали, что разные личностные характеристики значат для людей с точки зрения их собственного опыта и поведения.Студентов попросили перечислить поведение, которое они выполняли в прошлом, которое относилось к измерению «застенчивость» и «общительность» — параметру, который очень близок по значению к измерению интроверсии-экстраверсии, о котором они читали в первом эксперимент.

На рис. 3.9, «Улучшение себя» показано количество студентов в каждом состоянии, которые первыми указали экстравертное поведение, и количество, которые первыми указали интровертное поведение. Вы можете видеть, что первое воспоминание, указанное участниками в обоих условиях, как правило, отражало измерение, которое они прочитали, было связано с успехом согласно исследованию, представленному в первом эксперименте.Фактически, 62% студентов, которые только что узнали, что экстраверсия связана с успехом, в первую очередь указали воспоминания об экстравертном поведении, тогда как только 38% студентов, которые только что узнали, что интроверсия связана с успехом, первыми указали экстравертное поведение.

Рисунок 3.9 Улучшение себя

Sanitioso, Kunda, and Fong (1990) обнаружили, что студенты, которые после окончания колледжа узнали, что экстраверты преуспевают лучше, чем интроверты, как правило, перечисляют экстравертные воспоминания о себе, тогда как те, кто узнал, что интроверты преуспевают лучше, чем экстраверты, склонны перечислять интровертные воспоминания.

Похоже, что участники извлекли из своих воспоминаний те примеры собственного поведения, которые отражали черту, имевшую наиболее положительные последствия для их самооценки — интроверсию или экстраверсию, в зависимости от условий эксперимента. Стремление к положительной самооценке сделало события, которые соответствовали положительному самовосприятию, более доступными, и поэтому они были перечислены первыми в анкете.

Другое исследование подтвердило этот общий принцип — люди часто пытаются создать положительную самооценку, когда это возможно, даже если это связано с искажением реальности.Мы склонны доверять своим успехам и винить в своих неудачах других. Мы запоминаем больше положительных переживаний и меньше отрицательных. Как мы видели при обсуждении оптимистической предвзятости в предыдущей главе о социальном познании, мы оцениваем нашу вероятность успеха и счастья как большую, чем вероятность неудачи и несчастья. Мы думаем, что наше чувство юмора и честность выше среднего, что мы лучше водим машину и менее предвзято, чем другие. Мы также искажаем (конечно, в положительную сторону) свои воспоминания об оценках, результатах экзаменов и романтических переживаниях.И мы верим, что можем контролировать события, которые нам предстоит пережить, в большей степени, чем это действительно возможно (Crocker & Park, 2004).

И снова, однако, есть некоторые важные культурные различия, которые следует отметить, когда люди из индивидуалистических культур преследуют эти стратегии самосовершенствования более энергично и чаще, чем люди из более коллективистского происхождения. Действительно, в крупномасштабном обзоре исследований по самосовершенствованию Гейне (2004) пришел к выводу, что эта тактика обычно не используется в культурах, которые ценят взаимозависимость выше зависимости.В культурах, где высокая самооценка не так высоко ценится в обществе, люди, по-видимому, не испытывают такой же потребности в искажении своих социальных реалий ради собственного достоинства.

Существует также значительное личностное разнообразие в склонности к самосовершенствованию. Стабильные различия между людьми были обнаружены во многих исследованиях по целому ряду стратегий самосовершенствования (Hepper, Gramzow, & Sedikides, 2010; John & Robins, 1994; Kwan, John, Kenny, Bond, & Robins, 2004).

Нарциссизм и пределы самосовершенствования

Наше обсуждение этого момента предполагает, что многие люди обычно пытаются рассматривать себя в положительном свете.Мы подчеркиваем свои положительные качества и можем даже в некоторых случаях искажать информацию — все для того, чтобы поддерживать положительную самооценку. Однако слишком высокая самооценка может иметь негативные аспекты, особенно если эта оценка нереалистична и незаслужена. Нарциссизм — это черта личности, характеризующаяся чрезмерно высокой самооценкой, самолюбием и эгоизмом . Нарциссы склонны соглашаться с такими утверждениями, как следующее:

  • «Я знаю, что я хороший, потому что все мне так постоянно говорят.”
  • «Обычно я могу найти выход из чего угодно».
  • «Мне нравится быть в центре внимания».
  • «У меня от природы талант влиять на людей».

Поначалу нарциссы могут казаться очаровательными, но в конечном итоге часто отталкивают других (Baumeister, Campbell, Krueger, & Vohs, 2003). Они также могут стать плохими романтическими партнерами, поскольку часто ведут себя эгоистично и всегда готовы искать кого-то другого, кто, по их мнению, будет лучшим помощником, и они более склонны к неверности, чем не-нарциссисты (Campbell & Foster, 2002; Campbell , Rudich, & Sedikides, 2002).Нарциссы также более склонны запугивать других и могут очень негативно реагировать на критику (Baumeister et al., 2003). Люди с нарциссическими наклонностями чаще преследуют корыстное поведение в ущерб людям и окружающим их сообществам (Campbell, Bush, Brunell, & Shelton, 2005). Возможно, удивительно, что нарциссы, кажется, понимают эти вещи о себе, хотя они все равно участвуют в поведении (Carlson, Vazire, & Oltmanns, 2011).

Интересно, что оценки нарциссических личностных черт в некоторых культурах в последние десятилетия неуклонно растут (Twenge, Konrath, Foster, Campbell, & Bushman, 2008).Учитывая социальную цену этих черт, это тревожная новость. Какие могут быть причины этих тенденций? Твенге и Кэмпбелл (2009) утверждают, что здесь действуют несколько взаимосвязанных факторов, а именно стиль воспитания, все более ориентированный на ребенка, культ знаменитости, роль социальных сетей в содействии самосовершенствованию и более широкая доступность легкого кредита, который, они утверждают, что это привело к тому, что больше людей смогли приобретать товары, связанные со статусом, что, в свою очередь, еще больше усилило чувство причастности.Поскольку нарциссизм частично связан с чрезмерной самооценкой, неудивительно, что нарциссические черты в среднем выше у людей из индивидуалистических культур по сравнению с коллективистскими (Twenge et al., 2008).

Негативные последствия нарциссизма вызывают интересную возможность того, что высокая самооценка в целом не всегда может быть выгодной для нас или для окружающих нас людей. Одна из сложностей проблемы состоит в том, что явные самооценки самооценки, такие как шкала Розенберга, не в состоянии провести различие между людьми, чья высокая самооценка реалистична и уместна, и теми, чья самооценка может быть более завышенной, даже более высокой. нарциссический (Baumeister et al., 2003). Неявные меры также не дают четкой картины, но указывают на то, что более нарциссические люди получают более высокие баллы по неявной самооценке по некоторым чертам, включая те, которые относятся к социальному статусу, и ниже по другим, связанным с отношениями (Campbell, Bosson, Goheen , Лейки и Кернис, 2007). Ключевым моментом является то, что бывает трудно разделить, каковы могут быть эффекты реалистичной и нереалистичной высокой самооценки. Тем не менее сейчас мы обратимся именно к этому сложному вопросу.

Социальная психология в интересах общества

Призывает ли высокая самооценка счастье или другие положительные результаты?

Учителя, родители, школьные консультанты и люди во многих культурах часто предполагают, что высокая самооценка приводит к множеству положительных результатов для людей, у которых она есть, и поэтому мы должны попытаться повысить ее в себе и других. Возможно, вы согласны с идеей, что если бы вы могли повысить свою самооценку, вы бы стали лучше относиться к себе и, следовательно, могли бы работать на более высоком уровне или привлечь более желанного партнера.Если вы верите в это, вы не будете одиноки. Баумейстер и его коллеги (2003) описывают истоки и динамику того, что они называют движением за самооценку, влияние которого в разных странах с 1970-х годов выросло. Например, в 1986 году штат Калифорния профинансировал рабочую группу, исходя из того, что повышение самооценки поможет решить многие проблемы штата, включая преступность, подростковая беременность, злоупотребление наркотиками, неуспеваемость в школе и загрязнение окружающей среды.

Баумейстер и его коллеги (2003) провели обширный обзор исследовательской литературы, чтобы определить, была ли высокая самооценка такой полезной, как многие люди думают.Они начали с оценки того, какие переменные коррелировали с высокой самооценкой, а затем рассмотрели степень, в которой высокая самооценка стала причиной этих результатов. Они обнаружили, что высокая самооценка действительно коррелирует со многими положительными результатами. Люди с высокой самооценкой получают более высокие оценки, менее депрессивны, меньше подвержены стрессу и могут даже жить дольше, чем те, кто относится к себе более негативно. Исследователи также обнаружили, что высокая самооценка коррелирует с большей инициативой и активностью; люди с высокой самооценкой просто делают больше вещей.Они также с большей вероятностью будут защищать жертв от хулиганов по сравнению с людьми с низкой самооценкой, и они с большей вероятностью будут заводить отношения и высказываться в группах. Люди с высокой самооценкой также усерднее работают в ответ на первоначальную неудачу и с большей готовностью переходят на новое направление деятельности, если нынешнее кажется бесперспективным. Таким образом, высокая самооценка кажется ценным ресурсом: люди с высокой самооценкой счастливее, активнее и во многих отношениях лучше справляются со своим окружением.

С другой стороны, Баумейстер и его коллеги также обнаружили, что люди с высокой самооценкой иногда обманывают себя. Они склонны полагать, что они более симпатичны и привлекательны, имеют лучшие отношения и производят лучшее впечатление на других, чем люди с низкой самооценкой. Но объективные измерения показывают, что эти убеждения часто являются искажениями, а не фактами. Кроме того, было обнаружено, что люди с чрезмерно высокой самооценкой, особенно когда это сопровождается нарциссизмом, защитной реакцией, тщеславием и нежеланием критически оценивать свои потенциальные отрицательные качества, проявляют различные виды негативного поведения (Baumeister, Smart & Боден, 1996).Например, люди с высокой самооценкой с большей вероятностью будут хулиганами (несмотря на то, что они с большей вероятностью будут защищать жертв) и будут экспериментировать с алкоголем, наркотиками и сексом.

Тодд Хизертон и Кэтлин Вохс (2000) обнаружили, что, когда люди с чрезвычайно высокой самооценкой были вынуждены терпеть неудачу при выполнении сложной задачи перед партнером, они реагировали более недружелюбно, грубо и высокомерно, чем люди с более низким «я». -почитать. И исследования показали, что дети, которые завышают свою социальную самооценку — те, кто думают, что они более популярны, чем они есть на самом деле, и, таким образом, имеют нереально высокую самооценку — также более агрессивны, чем дети, которые не проявляют таких нарциссических тенденций ( Sandstrom & Herlan, 2007; Thomaes, Bushman, Stegge, & Olthof, 2008).Такие результаты открывают интересную возможность того, что программы, повышающие самооценку детей, которые запугивают и агрессивны, основанные на представлении о том, что такое поведение проистекает из низкой самооценки , могут принести больше вреда, чем пользы (Emler, 2001). Если вы думаете, как социальный психолог, эти открытия могут вас не удивить — нарциссы склонны сосредотачиваться на своих заботах о себе, мало заботясь о других, и мы много раз видели, что забота о других является необходимостью для удовлетворительных социальных отношений.

Более того, несмотря на множество положительных переменных, связанных с высокой самооценкой, когда Баумейстер и его коллеги рассмотрели причинную роль самооценки, они обнаружили мало доказательств того, что высокая самооценка является причиной этих положительных результатов. Например, хотя высокая самооценка коррелирует с академической успеваемостью, это скорее результат, чем причина этого достижения. Программы, разработанные для повышения самооценки учеников, не показали улучшения успеваемости, а лабораторные исследования, как правило, не показали, что манипуляции с самооценкой приводят к лучшему выполнению заданий.

Баумейстер и его коллеги пришли к выводу, что программы, разработанные для повышения самооценки, должны использоваться только ограниченным образом и не должны быть единственным подходом. Повышение самооценки не заставит молодых людей лучше учиться в школе, подчиняться законам, избегать неприятностей, лучше ладить с другими людьми или уважать права других. И эти программы могут даже иметь неприятные последствия, если повышенная самооценка порождает нарциссизм или тщеславие. Баумейстер и его коллеги предположили, что попытки повысить самооценку должны осуществляться только в качестве награды за хорошее поведение и достойные достижения, а не просто для того, чтобы дети чувствовали себя лучше.

Хотя мы от природы желаем иметь социальный статус и высокую самооценку, мы не всегда можем продвигать себя, не обращая внимания на точность нашей самооценки. Если мы постоянно искажаем наши способности, и особенно если мы делаем это в течение длительного периода времени, мы в конечном итоге просто обманываем себя и, возможно, вступаем в поведение, которое на самом деле не приносит нам пользы. Большинство из нас, вероятно, знает кого-то, кто убежден в том, что у него или нее есть определенный талант на профессиональном уровне, но мы и другие можем видеть, что этот человек заблуждается (но, возможно, мы слишком добры, чтобы сказать это).На ум приходят некоторые люди, которые проходят прослушивание на телевизионных шоу талантов. Такой самообман может стать проблематичным, потому что, хотя такая высокая самооценка может побуждать людей работать усерднее, и хотя им может нравиться думать о себе положительно, они могут настраивать себя на долгосрочное разочарование и неудачи. Их стремление к нереалистичным целям также может отнимать драгоценное время в поисках областей, в которых у них больше шансов на успех.

Когда мы слишком много самосовершенствуемся, хотя в краткосрочной перспективе мы можем чувствовать себя хорошо, в более долгосрочной перспективе результаты для себя могут быть отрицательными.Цель создания и поддержания положительной самооценки (аффективная цель) должна сдерживаться когнитивной целью — иметь точную самооценку (Kirkpatrick & Ellis, 2001; Swann, Chang-Schneider & Angulo, 2007). В некоторых случаях когнитивная цель получения точного представления о себе и нашем социальном мире и аффективная цель получения положительной самооценки работают рука об руку. Получение лучшей оценки на важном экзамене дает нам точные знания о наших навыках в данной области, а также дает нам положительную самооценку.В других случаях две цели несовместимы. Если вы сдадите экзамен хуже, чем мы надеялись, это приведет к противоречивым и противоречивым результатам. Плохая оценка дает точную информацию о себе, а именно о том, что мы не усвоили предмет, но в то же время заставляет нас чувствовать себя плохо. Теория самопроверки утверждает, что человека часто ищут подтверждения своей самооценки, будь то положительное или отрицательное (Swann, 1983). Это создает захватывающее столкновение между нашей потребностью в самосовершенствовании и нашей потребностью быть реалистичными в наших взглядах на самих себя.Заблуждение против истины: что побеждает? Ответ, конечно, как и почти все, что связано с социальным поведением человека, заключается в том, что это зависит от обстоятельств. Но от чего это зависит?

Одним из факторов является источник обратной связи о нас: когда мы стремимся к близким отношениям, мы чаще формируем их с другими людьми, которые подтверждают нашу самооценку. Мы также склонны чувствовать большее удовлетворение от взаимодействия с самопроверяющимися партнерами, чем с теми, кто всегда положительно относится к нам (Swann, De La Ronde, & Hixon, 1994; Swann & Pelham, 2002).Самостоятельная проверка кажется нам менее важной в более отдаленных отношениях, поскольку в таких случаях мы часто предпочитаем самоусиливающуюся обратную связь.

Еще один связанный фактор — это часть нашей самооценки, о которой мы ищем обратную связь, вместе с тем, кто проводит эту оценку. Допустим, у вас романтические отношения, и вы спрашиваете своего партнера и близкого друга о том, насколько вы физически привлекательны, по их мнению, вы. Кого бы вы хотели дать вам самосовершенствующейся обратной связи? От кого бы вы хотели большей честности? Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что большинство из нас предпочло бы самоусиливающуюся обратную связь от нашего партнера и точность от нашего друга (Swann, Bosson, & Pelham, 2002), поскольку воспринимаемая физическая привлекательность более важна для романтики, чем дружба.

При определенных условиях проверка преобладает над улучшением. Однако нам не следует недооценивать силу самосовершенствования, которая часто омрачает нашу способность быть более реалистичными в отношении самих себя. Например, самопроверка негативных аспектов нашей самооценки более вероятна в ситуациях, когда мы вполне уверены в своих ошибках (Swann & Pelham, 1988). Если есть место для сомнений, то улучшение имеет тенденцию преобладать. Кроме того, если мы уверены, что последствия получения неточной, самоусиливающейся обратной связи о самих негативных аспектах минимальны, то мы склонны приветствовать самосовершенствование с распростертыми объятиями (Aronson, 1992).

Следовательно, в тех ситуациях, когда потребности в улучшении и проверке находятся в противоречии, мы должны научиться согласовывать нашу самооценку с нашей самооценкой. Мы должны уметь принимать наши негативные аспекты и работать над их преодолением. Способность уравновешивать когнитивные и аффективные особенности личности помогает нам создавать реалистичные представления о себе и переводить их в более эффективное и действенное поведение.

Есть еще одно предостережение о том, что слишком много внимания уделяется самосовершенствованию в ущерб самопроверке и заботе о других.Дженнифер Крокер и Лора Парк (2004) определили еще одну цену наших попыток поднять нашу самооценку: мы можем тратить так много времени, пытаясь повысить нашу самооценку в глазах других — сосредотачиваясь на одежде, которую носим, произвести впечатление на других и так далее — что у нас осталось мало времени, чтобы по-настоящему улучшить себя более значимыми способами. В некоторых крайних случаях люди испытывают такую ​​сильную потребность в повышении самооценки и социального статуса, что они действуют напористым или доминирующим образом, чтобы добиться этого.Таким образом, как и во многих других областях, положительная самооценка — это хорошо, но мы должны быть осторожны, чтобы умерить ее здоровым реализмом и заботой о других. Настоящая ирония заключается в том, что те люди, которые проявляют больше, чем забота о себе, например, те, кто ведет более просоциальное поведение за счет собственных средств, часто имеют более высокую самооценку (Leak & Leak, 2003). ).

Основные выводы

  • Самооценка относится к положительным (высокая самооценка) или отрицательным (низкая самооценка) чувствам, которые мы испытываем к себе.
  • Самоуважение определяется как нашими собственными достижениями и достижениями, так и тем, как мы думаем, что другие оценивают нас.
  • Самоуважение можно измерить с помощью как прямых, так и косвенных мер, и оба подхода показывают, что люди склонны относиться к себе положительно.
  • Самооценка имеет важные различия в разных культурных, гендерных и возрастных группах.
  • Поскольку так важно иметь чувство собственного достоинства, мы можем искать, обрабатывать и запоминать информацию таким образом, чтобы мы могли видеть себя еще более позитивно.
  • Высокая самооценка коррелирует с целым рядом положительных результатов, но не приводит к ним.
  • Хотя высокая самооценка действительно коррелирует со многими положительными результатами в жизни, чрезмерно высокая самооценка порождает нарциссизм, который может привести к недружелюбному, грубому и, в конечном итоге, дисфункциональному поведению.

Упражнения и критическое мышление

  1. Какими способами вы пытаетесь повысить свою самооценку? Какие стратегии, по вашему мнению, оказались особенно эффективными и неэффективными и почему?
  2. Знаете ли вы людей с достаточно высокой самооценкой? А как насчет людей, которые являются нарциссами? Как эти индивидуальные различия положительно и отрицательно влияют на их социальное поведение?
  3. «Относительно легко добиться успеха в жизни с низкой самооценкой, но очень трудно добиться успеха без самоконтроля, самодисциплины или эмоциональной устойчивости перед лицом неудач» (Twenge & Campbell, 2009, стр.295). Насколько вы согласны с этой цитатой и почему?

Список литературы

Аронсон, Э. (1992). Возвращение подавленных: возвращается теория диссонанса. Психологическое расследование, 3 (4), 303–311.

Баумейстер, Р. Ф., Кэмпбелл, Дж. Д., Крюгер, Дж. И., и Вохс, К. Д. (2003). Приводит ли высокая самооценка к повышению производительности, межличностному успеху, счастью или более здоровому образу жизни? Психологическая наука в интересах общества, 4 (1), 1–44.

Баумейстер Р. Ф., Смарт Л. и Боден Дж. М. (1996). Связь угрожаемого эгоизма с насилием и агрессией: темная сторона высокой самооценки. Психологический обзор, 103 (1), 5–34.

Браун, Дж. Д. (2010). Через (не очень) большой разрыв: культурные сходства в процессах самооценки. Компас социальной и психологии личности, 4, 318-330.

Цай, Х., Браун, Дж. Д., Дэн, К., & Оукс, М. А. (2007). Самоуважение и культура: различия в когнитивной самооценке или аффективной самооценке ?. Азиатский журнал социальной психологии , 10 (3), 162-170. DOI: 10.1111 / j.1467-839X.2007.00222.x

Кэмпбелл, Дж. Д., Трапнелл, П. Д., Хайне, С. Дж., Кац, И. М., Лавалли, Л. Ф., и Леман, Д. Р. (1996). Ясность Я-концепции: измерение, личностные корреляты и культурные границы. Журнал личности и социальной психологии, 70 (1), 141-156.

Кэмпбелл, В., Босон, Дж. К., Гохин, Т. В., Лейки, К. Э., и Кернис, М. Х. (2007). Не любят ли нарциссы себя «глубоко внутри»? Психологические науки , 18 (3), 227-229. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01880.x

Кэмпбелл, В., Буш, К., Брунелл, А. Б., и Шелтон, Дж. (2005). Понимание социальных издержек нарциссизма: случай трагедии общин. Бюллетень личности и социальной психологии , 31 (10), 1358-1368. DOI: 10.1177 / 0146167205274855

Кэмпбелл, В. К., и Фостер, К. А. (2002). Нарциссизм и приверженность в романтических отношениях: анализ инвестиционной модели. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 , 484–495.

Кэмпбелл, В. К., Рудич, Э., Седикидес, К. (2002). Нарциссизм, чувство собственного достоинства и позитивность взглядов на себя: два портрета любви к себе. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 , 358–368.

Карлсон, Э. Н., Вазир, С., & Олтманнс, Т. Ф. (2011). Вы, наверное, думаете, что эта статья посвящена вам: восприятию нарциссами своей личности и репутации. Журнал личности и социальной психологии, 101 (1), 185–201.

Крокер Дж. И Парк Л. Э. (2004). Дорогостоящая погоня за чувством собственного достоинства. Психологический бюллетень, 130 , 392–414.

Эмлер, Н. (2001). Самоуважение: издержки и причины низкой самооценки. York: York Publishing Services.

Гринвальд, А.Г., и Фарнхэм, С.Д. (2000). Использование теста неявных ассоциаций для измерения самооценки и самооценки. Журнал личности и социальной психологии, 79 (6), 1022–1038.

Хизертон, Т.Ф. и Вохс К. Д. (2000). Межличностные оценки после угроз для себя: роль самооценки. Журнал личности и социальной психологии, 78 , 725–736.

Гейне, С. Дж. (2004). Позитивная самооценка: понимание универсальности и вариативности. Журнал культурной и эволюционной психологии , 2 , 109-122.

Гейне, С. Дж., И Леман, Д. Р. (1999). Культура, несоответствие в себе и самоудовлетворение. Бюллетень личности и социальной психологии , 25 (8), 915-925.DOI: 10.1177 / 01461672992511001

Гейне, С. Дж., Леман, Д. Р., Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1999). Есть ли всеобщая потребность в позитивном самоуважении? Психологический обзор, 106 (4), 766-794. DOI: 10.1037 / 0033-295X.106.4.766

Хелд, Б. С., (2002) Тирания позитивного отношения в Америке: наблюдение и предположение. Journal of Clinical Psychology, 58, 965-992. DOI: 10.1002 / jclp.10093

Хельгесон, В. С., и Микельсон, К. (2000).Как справиться с хроническими заболеваниями пожилых людей: поддержание самооценки. В С. Б. Манук, Р. Дженнингс, Б. С. Рабин и А. Баум (ред.), Поведение, здоровье и старение. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Хеппер, Э. Г., Грамцов, Р. Х., & Седикидес, К. (2010). Индивидуальные различия в стратегиях самосовершенствования и самозащиты: интегративный анализ. Журнал личности , 78 (2), 781-814. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2010.00633.x

Джон, О.П. и Робинс Р. В. (1994). Точность и предвзятость самовосприятия: индивидуальные различия в самоусовершенствовании и роль нарциссизма. Журнал личности и социальной психологии , 66 (1), 206-219. DOI: 10.1037 / 0022-3514.66.1.206

Киркпатик, Л. А., и Эллис, Б. Дж. (2001). Эволюционные взгляды на самооценку и самоуважение. В M. Clark & ​​G. Fletcher (Eds.), The Blackwell Handbook of Social Psychology, Vol. 2: Межличностные процессы (стр.411–436). Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.

Клинг, К. К., Хайд, Дж., Шоуерс, К. Дж., И Басуэлл, Б. Н. (1999). Гендерные различия в самооценке: метаанализ. Психологический бюллетень , 125 (4), 470-500. DOI: 10.1037 / 0033-2909.125.4.470

Кван В. Ю., Джон О. П., Кенни Д. А., Бонд М. Х. и Робинс Р. В. (2004). Переосмысление индивидуальных различий в предвзятости к самоусовершенствованию: межличностный подход. Психологический обзор , 111 (1), 94-110.DOI: 10.1037 / 0033-295X.111.1.94

Утечка, Г. К., & Утечка, К. С. (2003). Адлерианский социальный интерес и позитивная психология: концептуальная и эмпирическая интеграция. Журнал индивидуальной психологии, 62 (3), 207-223.

Мид, Г. Х. (1934). Разум, Я и общество . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Робинс, Р. В., Тшесневски, К. Х., Трейси, Дж. Л., Гослинг, С. Д., и Поттер, Дж. (2002). Глобальная самооценка на протяжении всей жизни. Психология и старение, 17, 423-434.

Розенберг, М. (1965). Общество и самооценка подростков. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Ротермунд, К., & Брандтштадтер, Дж. (2003). Как справиться с недостатками и утратой в дальнейшей жизни: от компенсирующих действий к приспособлению. Психология и старение, 18, 896-905.

Ryff, C.D. (1991). Возможные «я» в зрелом и пожилом возрасте: рассказ об изменении горизонтов. Психология и старение, 6, 286-295.

Сандстрем, М.Дж. И Херлан Р. Д. (2007). Угрожающий эгоизм или подтвержденная несостоятельность? Как восприятие детьми социального статуса влияет на агрессивное поведение по отношению к сверстникам. Журнал социальной и клинической психологии, 26 (2), 240–267.

Санитиосо Р., Кунда З. и Фонг Г. Т. (1990). Мотивированный набор автобиографических воспоминаний. Журнал личности и социальной психологии, 59 (2), 229–241.

Шленкер Б. Р. (2003). Самопрезентация. В М. Р. Лири, Дж.П. Тэнгни, М. Р. Э. Лири и Дж. П. Э. Тэнгни (редакторы), Справочник по самости и идентичности (стр. 492–518). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Sprecher, S., Brooks, J. E., & Avogo, W. (2013). Самооценка среди молодых людей: различия и сходства на основе пола, расы и когорты (1990–2012). Половые роли , 69 (5-6), 264-275.

Суонн, В. Б., младший (1983). Самопроверка: приведение социальной реальности в гармонию с самим собой. В J. Suls & A.Г. Гринвальд (ред.), Психологические взгляды на личность (Том 2, стр. 33–66), Хиллсдейл, Нью-Джерси: Erlba

Суонн, В. Б., Боссон, Дж. К., и Пелхэм, Б. В. (2002). Разные партнеры, разные личности: стратегическая проверка ограниченных идентичностей. Бюллетень личности и социальной психологии , 28 (9), 1215-1228. DOI: 10.1177 / 01461672022812007

Суонн, В. Б., младший, Чанг-Шнайдер, К., и Ангуло, С. (2007). Самопроверка в отношениях как адаптивный процесс.В J. Wood, A. Tesser, & J. Holmes (Eds.), Самость и отношения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Суонн, В. Б., младший, Де Ла Ронд, К., и Хиксон, Дж. Г. (1994). Стремление к искренности и позитиву в браке и ухаживании. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 857–869.

Суонн, В. Б., младший, и Пелхэм, Б. В. (2002). Кто хочет уйти, когда дела идут хорошо? Психологические инвестиции и предпочтение самопроверяющихся соседей по комнате в колледже. Журнал «Я и идентичность», 1 , 219–233.

Тафароди, Р. В., и Суонн, В. Б., младший (1995). Пристрастие к себе и самовосприятие как измерения глобальной самооценки: первоначальная проверка меры. Журнал оценки личности, 65 (2), 322–342.

Томаес, С., Бушман, Б. Дж., Стегге, Х., и Олтхоф, Т. (2008). Преодоление стыда взрывами шума: нарциссизм, чувство собственного достоинства, стыд и агрессия у молодых подростков. Развитие ребенка, 79 (6), 1792–1801.

Тобин, Ванман, Веррейн и Саери, А. К. (2014). Угрозы принадлежности к Facebook: сокрытие и остракизм. Социальное влияние. DOI: 10.1080 / 15534510.2014.893924

Твенге Дж. (2011). Нарциссизм и культура. Справочник по нарциссизму и нарциссическому расстройству личности: теоретические подходы, эмпирические данные и методы лечения [электронная книга]. Хобокен, Нью-Джерси, США: John Wiley & Sons Inc.,

Твенге, Дж. И Кэмпбелл, У. К. (2009). Эпидемия нарциссизма. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Твенге, Дж. М., Конрат, С., Фостер, Дж. Д., Кэмпбелл, В., и Бушман, Б. Дж. (2008). Эго, раздувание с течением времени: кросс-темпоральный метаанализ «Опросника нарциссической личности». Журнал личности , 76 (4), 875-902. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2008.00507.x

Ямагути, С., Гринвальд, А. Г., Банаджи, М. Р., Мураками, Ф., Чен, Д., Шиомура, К., &… Крендл, А. (2007). Очевидная универсальность положительной скрытой самооценки. Психологические науки , 18 (6), 498-500. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.01928.x

Самоуважение — Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Определите самооценку, и объясните, как ее измеряют социальные психологи.
  2. Приведите примеры способов, которыми люди пытаются повысить и поддерживать свою самооценку.
  3. Обозначьте преимущества высокой самооценки.
  4. Дайте определение самоконтролю, и самопрезентации, и объясните, как мы можем использовать социальную ситуацию для повышения нашего статуса и самооценки.
  5. Пересмотрите пределы самооценки с акцентом на негативные аспекты нарциссизма.

Хотя наше «я» частично определяется нашими мыслями о себе, мы также являемся продуктом наших эмоций. Я уверен, что Мэтт Хардинг танцует, по крайней мере отчасти, потому что ему нравится танцевать, и потому, что танцы заставляют его чувствовать себя хорошо. Фактически, мы все хотим положительно относиться к себе, и мы много работаем, чтобы иметь возможность это сделать.

Самоуважение — это наше позитивное или негативное отношение к себе

Самооценка означает положительные (высокая самооценка) или отрицательные (низкая самооценка) чувства, которые мы испытываем к себе .Мы испытываем положительное чувство высокой самооценки, когда верим, что мы хорошие и достойные, а другие относятся к нам положительно. Мы испытываем негативное чувство низкой самооценки, когда считаем, что мы неадекватны и менее достойны, чем другие.

Наша самооценка определяется многими факторами, в том числе тем, насколько хорошо мы смотрим на нашу собственную работу, свой внешний вид и насколько мы удовлетворены нашими отношениями с другими людьми (Tafarodi & Swann, 1995). Самоуважение отчасти является стабильной во времени чертой, так что у одних людей относительно высокая самооценка, а у других — более низкая.Но наша самооценка — это также состояние, которое меняется день ото дня и даже час от часа. Когда мы преуспели в важной задаче, когда мы сделали что-то, что мы считаем полезным или важным, или когда мы чувствуем, что нас принимают и ценят другие, наша самооценка будет содержать много положительных мыслей, и поэтому мы будем иметь высокие самооценка. Когда мы потерпели неудачу, сделали что-то вредное или чувствуем, что нас игнорируют или критикуют, негативные аспекты самооценки становятся более доступными, и мы испытываем низкую самооценку.

Самоуважение можно измерить, используя как явные, так и неявные меры, и оба подхода показывают, что люди склонны рассматривать себя положительно. Одним из распространенных критериев самооценки является шкала самооценки Розенберга. Более высокие числа на шкале указывают на более высокую самооценку, а средний балл для студентов, выполнивших шкалу, составляет около 3 баллов по шкале от 1 до 4, демонстрируя, что в целом люди обладают высокой самооценкой.

Шкала самооценки Розенберга

Пожалуйста, оцените себя по следующим пунктам, записывая число в поле перед каждым утверждением, где вы

1 = Совершенно не согласен 2 = Не согласен 3 = Согласен 4 = Полностью согласен

  1. _____ Я чувствую себя достойным человеком, по крайней мере, наравне с другими.
  2. _____ Я чувствую, что обладаю рядом хороших качеств.
  3. _____ В общем, я склонен думать, что я неудачник (R).
  4. _____ Я умею делать то же самое, что и другие люди.
  5. _____ Я чувствую, что мне нечем гордиться. (R)
  6. _____ К себе отношусь положительно.
  7. _____ В целом доволен собой.
  8. _____ Я бы хотел больше уважать себя. (R)
  9. _____ Иногда я чувствую себя бесполезным.(R)
  10. _____ Иногда мне кажется, что я совсем никудышный. (R)

Примечание. (R) обозначает элемент, который должен быть оценен в обратном порядке. Вычтите свой ответ по этим пунктам из 5 перед подсчетом общей суммы. Данные взяты из Розенберга (1965).

Одна проблема с такими показателями, как шкала Розенберга, заключается в том, что на них может влиять желание позитивно изобразить себя. Наблюдаемые баллы по шкале Розенберга, вероятно, завышены, потому что люди, естественно, пытаются выглядеть так, как будто у них очень высокая самооценка — может быть, они немного лгут, чтобы выглядеть лучше, чем они есть на самом деле, для экспериментаторов и, возможно, также для того, чтобы заставить себя выглядеть лучше, чем они есть на самом деле. самочувствие лучше.

Были созданы более косвенные меры самооценки — меры, которые могут дать более точную картину самооценки, поскольку на них меньше влияет желание произвести положительное впечатление. Энтони Гринвальд и Шелли Фарнхэм (2000) использовали Тест неявной ассоциации для косвенного изучения Я-концепции. Участники работали за компьютером, и им предлагали ряд слов, каждое из которых они должны были классифицировать одним из двух способов. Одно из решений по классификации касалось того, связаны ли слова с самим собой (например,г., мне, мне, моему ) или другому человеку ( другие, их, их ). Второе решение по классификации включало определение того, были ли слова приятными ( радость, улыбка, приятных) или неприятными ( боль, смерть, трагедия ).

В некоторых испытаниях слова «я» сочетались с приятными предметами, а другие слова — с неприятными. В других испытаниях слова «я» сочетались с неприятными, а другие слова — с приятными.Гринвальд и Фарнхэм обнаружили, что в среднем участники были значительно быстрее при классификации положительных слов, которые были представлены со словами «я», чем при категоризации отрицательных слов, которые были представлены со словами «я», что опять же свидетельствует о том, что у людей действительно была положительная самооценка. Кроме того, были также значимые различия между людьми в скорости ответа, предполагая, что этот показатель отражал индивидуальные различия в самооценке.

Бретт Пелхэм и его коллеги (Jones, Pelham, Mirenberg, & Hetts, 2002; Koole & Pelham, 2003; Pelham, Carvallo, & Jones, 2005) использовали еще один подход к косвенной оценке самооценки, измеряя концепцию, которая они называют имплицитным эгоизмом .В своем исследовании они обнаружили, что люди предпочитают вещи, связанные с их собственными именами, вещам, которые не связаны с их собственными именами. В частности, люди предпочитают свои собственные инициалы инициалам других людей и предпочитают других людей, которые разделяют их инициалы, тем, кто этого не делает. И Брендл, Чаттопадхай, Пелхэм и Карвалло (2005) нашли аналогичные результаты для торговых марок, так что люди с большей вероятностью выберут бренд, когда название бренда начинается с букв от их имени, чем когда название бренда нет.Таким образом, эти косвенные меры также привели к тому же выводу, что и прямые меры — большинство людей имеют положительную самооценку в том смысле, что они положительно относятся к себе и вещам, связанным с собой.

Люди ценят себя и то, чем владеют.

Поддержание и повышение самооценки

Поскольку самооценка так важна, мы, естественно, стараемся ее поддерживать. Один из способов — добиться успеха в том, что мы делаем.Когда мы получаем хорошую оценку за тест, хорошо выступаем в спортивном матче или идем на свидание с кем-то, кто нам действительно нравится, наша самооценка естественно повышается. Одна из причин, по которой у большинства людей положительная самооценка, заключается в том, что мы, как правило, преуспеваем в создании положительной жизни. Когда мы терпим неудачу в одной области, мы склонны двигаться дальше, пока не найдем то, что у нас хорошо получается. Большинство из нас понимают, что мы не можем общаться с самым привлекательным человеком в университетском городке, поэтому мы обычно не настраиваем себя на неудачу, пытаясь это сделать.Мы не всегда рассчитываем получить лучшую оценку за каждый тест или стать лучшим игроком в команде. Поэтому мы не удивляемся и не обижаемся, когда этого не происходит. Короче говоря, мы чувствуем себя хорошо, потому что делаем довольно хорошую работу по созданию достойной жизни.

Research Focus

Обработка информации для улучшения личности

Хотя все мы неплохо умеем создавать положительную самооценку, делая положительные вещи, оказывается, что мы не останавливаемся на достигнутом.Желание видеть себя в позитивном ключе достаточно сильно, чтобы заставлять нас искать, обрабатывать и запоминать информацию таким образом, чтобы мы могли видеть себя еще более позитивно.

Sanitioso, Kunda, and Fong (1990) попросили студентов из Принстонского университета прочитать об исследовании, которое, как им сказали, было проведено психологами из Стэнфордского университета (на самом деле это исследование было вымышленным). Студентов случайным образом разделили на две группы, так что одна группа прочитала, что результаты исследования показали, что экстраверты добились большего успеха, чем интроверты в академической или профессиональной среде после окончания колледжа, в то время как другая группа прочитала, что интроверты справились лучше, чем экстраверты. такие же габариты.Затем студенты написали объяснения, почему это могло быть правдой.

Затем экспериментатор поблагодарил участников и провел их в другую комнату, где должно было быть проведено второе исследование (вы уже догадались, что, хотя участники так не думали, эти два эксперимента на самом деле были частью одного и того же эксперимента). Во «втором» эксперименте участникам раздали анкету, в которой якобы изучали значение различных параметров личности для людей с точки зрения их собственного опыта и поведения.Студентов попросили перечислить поведение, которое они выполняли в прошлом, которое относилось к измерению «застенчивость» и «общительность» — параметру, который очень близок по значению к измерению интроверсии-экстраверсии, о котором они читали в первом эксперимент.

На следующем рисунке показано количество студентов в каждом состоянии, которые первыми указали экстравертное поведение, и количество студентов, которые первыми указали интровертное поведение. Вы можете видеть, что первое воспоминание, указанное участниками в обоих условиях, как правило, отражало измерение, которое они прочитали, было связано с успехом согласно исследованию, представленному в первом эксперименте.Фактически, 62% студентов, которые только что узнали, что экстраверсия связана с успехом, в первую очередь указали воспоминания об экстравертном поведении, тогда как только 38% студентов, которые только что узнали, что интроверсия связана с успехом, первыми указали экстравертное поведение.

Рисунок 4.4 Улучшение себя

Sanitioso, Kunda, and Fong (1990) обнаружили, что студенты, которые после окончания колледжа узнали, что экстраверты преуспевают лучше, чем интроверты, склонны перечислять экстравертные воспоминания о себе, тогда как те, кто узнал, что интроверты справляются лучше, чем экстраверты, обычно перечисляют интровертные воспоминания.

Похоже, что участники извлекли из своих воспоминаний те примеры собственного поведения, которые отражали черту, имевшую наиболее положительные последствия для их самооценки — интроверсию или экстраверсию, в зависимости от условий эксперимента. Стремление к положительной самооценке сделало события, которые соответствовали положительному самовосприятию, более доступными, и поэтому они были перечислены первыми в анкете.

Другое исследование подтвердило этот общий принцип — люди стараются создать положительную самооценку, когда это возможно, даже если это может включать искажение реальности.Мы берем на себя ответственность за свои успехи и виним других в своих неудачах. Мы помним свой положительный опыт и склонны забывать о отрицательном. Мы оцениваем нашу вероятность успеха и счастья как большую, чем вероятность неудачи и несчастья. Мы думаем, что наше чувство юмора и честность выше среднего, что мы лучше водим машину и менее предвзято, чем другие. Мы также искажаем (конечно, в положительную сторону) свои воспоминания об оценках, результатах экзаменов и романтических переживаниях.И мы верим, что можем контролировать события, которые нам предстоит пережить, в большей степени, чем это действительно возможно (Crocker & Park, 2004).

Мы используем самопрезентацию, чтобы повысить свой статус и самооценку

Хотя самооценка частично является результатом наших личных достижений, на нее также влияет социальная ситуация. Положительная самооценка возникает не только тогда, когда мы хорошо себя чувствуем, но и когда мы чувствуем, что другие люди, о которых мы заботимся, воспринимают нас положительно.Подумайте о Танцующем Мэтте в качестве примера — он может любить танцевать для себя, но, кажется, ему также нравится делиться своим танцем с другими. Возможно, Мэтт доволен собой отчасти потому, что знает, что другие люди любят смотреть на него. Социальный статус относится к степени, в которой к нам относятся положительно и уважают другие .

Мы выражаем свой социальный статус другим разными способами.

Поскольку так важно, чтобы их считали компетентными и продуктивными членами общества, люди, естественно, пытаются представить себя как можно более позитивно перед другими.Мы пытаемся убедить других в том, что мы хорошие и достойные люди, выглядя привлекательными, сильными, умными и симпатичными и говоря другим положительные вещи (Jones & Pittman, 1982; Leary, 1995; Schlenker, 2003). Тенденция представлять другим людям позитивный образ себя с целью повышения нашего социального статуса , известная как самопрезентация, является основной и естественной частью повседневной жизни. Опять же, динамическое взаимодействие между человеком и ситуацией очевидно — на нашу индивидуальную самооценку в значительной степени влияет то, как мы думаем, что другие воспринимают нас.

Один из способов саморекламы — показать свои положительные физические характеристики. Причина, по которой многие из нас тратят деньги на отбеливатели для зубов, краску для волос, подтяжку лица и всевозможные модные аксессуары, отчасти является результатом желания представиться собой — мы хотим хорошо выглядеть для других, чтобы они как мы. Мы также можем заработать статус, собирая дорогие вещи, такие как модные автомобили и большие дома, и пытаясь общаться с другими высокопоставленными людьми. И мы также можем получить статус, пытаясь доминировать или запугивать других в социальном взаимодействии.Людям, которые говорят больше и громче, а также тем, кто инициирует больше социальных взаимодействий, предоставляется более высокий статус. Бизнесмен, который приветствует других крепким рукопожатием и улыбкой, и люди, которые решительно высказываются от своего мнения в групповых обсуждениях, также могут пытаться сделать это. В некоторых случаях люди могут даже прибегать к агрессивному поведению, например к издевательствам, в попытках улучшить свой статус (Baumeister, Smart, & Boden, 1996).

Возможно, вы не удивитесь, узнав, что мужчины и женщины используют разные подходы к самопрезентации.Мужчины с большей вероятностью будут вести себя напористо, говоря и перебивая других, визуально сосредотачиваясь на собеседнике, когда он говорит, и наклоняясь к разговору. С другой стороны, женщины более скромны — они стремятся создать статус, смеясь и улыбаясь, а также более позитивно реагируя на утверждения других (Довидио, Браун, Хелтман, Эллисон и Кеатион, 1988).

Эти гендерные различия, вероятно, в значительной степени социально детерминированы в результате различного подкрепления, которое мужчины и женщины получают за использование стратегий самопрезентации.Выступать и действовать напористо более эффективно для мужчин, чем для женщин, потому что наши стереотипы о надлежащем поведении женщин не включают напористое поведение. Женщины, которые действуют напористо, могут восприниматься негативно, потому что они нарушают наши ожидания относительно надлежащего поведения. Фактически, поскольку самоуверенное самопрезентация не так эффективно для женщин, женщинам может быть трудно добиться власти в организациях (Carli, 2001). Но наблюдаемые гендерные различия в самопрезентации также частично связаны с наличием тестостерона, который выше у мужчин.И женщины, и мужчины с более высоким уровнем тестостерона более настойчивы (Baker, Pearcey, & Dabbs, 2002; Dabbs, Hargrove, & Heusel, 1996).

Различные стратегии самопрезентации могут использоваться для создания разных эмоций у других людей, и использование этих стратегий может быть выбрано эволюционно, потому что они успешны (Kessler & Cohrs, 2008). Эдвард Джонс и Тейн Питтман (1982) описали пять стратегий самопрезентации, каждая из которых, как ожидается, вызовет у другого человека определенные эмоции.

  1. Цель снисходительности — вызвать у симпатию, , используя лесть или обаяние.
  2. Цель запугивания — вызвать страх , показывая, что вы можете быть агрессивным.
  3. Цель примера — вызвать чувство вины , показывая, что вы лучше других.
  4. Цель мольбы — вызвать жалость , указав другим, что вы беспомощны и нуждаетесь.
  5. Цель саморекламы — вызвать уважение , убедив других в своей компетентности.

Попытки произвести впечатление и запугать других, чтобы получить статус, присущи не только людям.

Независимо от того, кто его использует, самопрезентацию легко переусердствовать, а когда это случится, это приведет к обратным результатам. Людей, которые злоупотребляют техникой снисхождения и которые явно и стратегически пытаются произвести впечатление или понравиться другим, не любят.Также не могут быть люди, которые служат примером или саморекламируются с помощью хвастовства или хвастовства, особенно если это хвастовство не соответствует их истинным характеристикам (Wosinska, Dabul, Whetstone-Dion, & Cialdini, 1996). И использование запугивания также может иметь неприятные последствия — более скромные действия часто могут быть более эффективными. Опять же, суть ясна — мы можем захотеть саморекламы с целью заставить других полюбить нас, но мы также должны быть осторожны, чтобы принять во внимание точку зрения другого человека.

Рисунок 4.5

социальный статус -> самооценка ”style =” max-width: 497px; ”/>

Мы используем самопрезентацию , чтобы убедить других, что мы хорошие и достойные люди. Когда мы успешны в самопрезентации и другие люди относятся к нам положительно, у нас высокий социальный статус . Когда мы осознаем, что у нас высокий социальный статус, мы испытываем положительную самооценку .

Таким образом, хотя такие переменные, как самооценка, социальный статус и самопрезентация — это отдельные понятия с разными значениями, все они связаны, как вы можете видеть на рисунке 4.5. Мы хорошо себя чувствуем (у нас высокая самооценка , ), когда у нас высокий социальный статус . И мы можем получить статус, убедив других в том, что мы хорошие люди ( самопрезентация ). Поскольку эти концепции являются важными частями повседневной жизни, мы будем часто к ним возвращаться на протяжении всей книги.

Самоконтроль и самопрезентация

Хотя желание выгодно представить себя является естественной частью повседневной жизни, как личные факторы, так и обстоятельства влияют на то, в какой степени мы это делаем.Во-первых, мы с большей вероятностью будем присутствовать в одних ситуациях, чем в других. Когда мы подаем заявление о приеме на работу или встречаемся с другими людьми, на которых нам нужно произвести впечатление, мы естественным образом становимся более приспособленными к социальным аспектам себя, и наша самопрезентация возрастает.

И есть еще индивидуальные отличия. Некоторые люди от природы лучше умеют преподносить себя — им это нравится и у них это хорошо получается, — в то время как другие находят самопрезентацию менее желательной или более сложной. В сотнях исследований было показано, что важная переменная индивидуальных различий, известная как самоконтроль , оказывает большое влияние на самопрезентацию.Самоконтроль относится к тенденции быть одновременно мотивированным и способным регулировать свое поведение в соответствии с требованиями социальных ситуаций (Gangestad & Snyder, 2000). Высокий самоконтроль особенно хорош в чтении эмоций других и, следовательно, лучше вписывается в социальные ситуации — они согласны с такими утверждениями, как «В разных ситуациях и с разными людьми я часто веду себя как совершенно разные люди» и «Я думаю, Я устраиваю шоу, чтобы произвести впечатление или развлечь людей.С другой стороны, низкий уровень самоконтроля обычно зависит от своего собственного отношения, даже когда социальная ситуация подсказывает, что им следует вести себя иначе. Низкий самоконтроль с большей вероятностью согласится с такими утверждениями, как «На вечеринках и общественных собраниях я не пытаюсь делать или говорить то, что понравится другим» и «Я могу только отстаивать идеи, в которые я уже верю». Короче говоря, высокие самоконтроль стараются понравиться другим людям, ведя себя так, как другие считают желательным (они хорошие самоконтроль), в то время как низкий самоконтроль — нет.

В одном эксперименте, продемонстрировавшем важность самоконтроля, Ченг и Чартранд (Cheng and Chartrand, 2003) попросили студентов колледжа индивидуально взаимодействовать с другим студентом (фактически, экспериментальным сообщником), с которым, как они думали, они будут работать над предстоящим заданием. В то время как они взаимодействовали, конфедерат несколько раз тонко коснулась своего лица, и исследователи зафиксировали степень, в которой учащийся-участник подражал сообщнику, также касаясь его или ее собственного лица.

Ситуационной переменной был статус конфедерации.Перед началом собрания, в соответствии с случайным распределением условий, студентам сказали, что они будут лидером, а другой человек будет работать над предстоящим заданием, или наоборот. Индивидуальной переменной был самоконтроль, и каждый участник был классифицирован как высокий или низкий по самоконтролю на основе его или ее ответов на шкалу самомониторинга.

Рисунок 4.6

Высокий самоконтроль имитировал больше, когда человек, с которым они взаимодействовали, имел более высокий (а не более низкий) статус.Низкий самоконтроль нечувствителен к статусу другого. Данные взяты из Cheng and Chartrand (2003).

Как вы можете видеть на рис. 4.6, Ченг и Чартранд обнаружили эффект взаимодействия: ученики, которые были классифицированы как высокие самоконтроль, с большей вероятностью имитировали поведение сообщницы, когда ее описывали как лидера, чем когда она была. описываются как работники, что указывает на то, что они «настроены» на социальную ситуацию и изменили свое поведение, чтобы выглядеть более позитивно.Хотя низкий самоконтроль имитировал другого человека, они не подражали ему больше, когда у другого был высокий, а не низкий статус. Этот вывод вполне согласуется с идеей о том, что высокие самоконтроли были особенно осведомлены о статусе другого человека и пытались более позитивно представить себя лидеру с высоким статусом. С другой стороны, люди с низким уровнем самоконтроля — потому что в целом они не чувствуют необходимости производить впечатление — не обращали особого внимания на статус другого человека.

Нарциссизм и пределы самосовершенствования

Наше обсуждение этого момента предполагает, что люди, как правило, будут пытаться рассматривать себя в наиболее позитивном свете и представляться другим настолько благоприятно, насколько это возможно.Мы подчеркиваем свои положительные качества и можем даже в некоторых случаях искажать информацию — все для того, чтобы поддерживать положительную самооценку.

Однако слишком высокая самооценка имеет отрицательный аспект, по крайней мере, когда это мнение нереалистично и незаслуженно. Нарциссизм — это черта личности, характеризующаяся чрезмерно высокой самооценкой, самолюбием и эгоизмом . Нарциссы согласны с такими утверждениями, как следующее:

  • «Я знаю, что я хороший, потому что все мне так постоянно говорят.”
  • «Обычно я могу найти выход из чего угодно».
  • «Мне нравится быть в центре внимания».
  • «У меня от природы талант влиять на людей».

Обычно люди не любят нарциссов, потому что они нереалистичны и думают только о себе. Нарциссы становятся плохими романтическими партнерами — они ведут себя эгоистично и всегда готовы искать кого-то другого, кто, по их мнению, будет лучшим помощником, и они, вероятно, будут неверными (Campbell & Foster, 2002; Campbell, Rudich, & Sedikides, 2002) .Нарциссы также могут быть неприятными, постоянно перебивать и запугивать других, и они могут очень негативно реагировать на критику. Несмотря на то, что они производят положительное первое впечатление, люди в конечном итоге видят нарциссов менее положительно, чем нарциссы видят себя, отчасти потому, что они воспринимаются как высокомерные. Возможно, удивительно, что нарциссы, кажется, понимают эти вещи о себе, хотя они все равно участвуют в поведении (Carlson, Vazire, & Oltmanns, 2011).

Социальная психология в интересах общества

Призывает ли высокая самооценка счастье или другие положительные результаты?

Учителя, родители, школьные консультанты и люди в целом часто предполагают, что высокая самооценка приводит к множеству положительных результатов для людей, у которых она есть, и поэтому мы должны попытаться повысить ее в себе и других.Возможно, вы согласны с идеей, что если бы вы могли повысить свою самооценку, вы бы стали лучше относиться к себе и, следовательно, могли бы усерднее учиться, получать более высокие оценки или привлекать более желанных партнеров. Если вы верите в это, вы не будете одиноки. В 1986 году штат Калифорния профинансировал целевую группу, исходя из того, что повышение самооценки поможет решить многие проблемы штата, включая преступность, подростковая беременность, злоупотребление наркотиками, школьная неуспеваемость и загрязнение окружающей среды.

Рой Баумейстер и его коллеги (Baumeister, Campbell, Krueger, & Vohs, 2003) недавно провели обширный обзор исследовательской литературы, чтобы определить, была ли высокая самооценка такой полезной, как многие люди думают.Они начали с оценки того, какие переменные коррелировали с высокой самооценкой, а затем рассмотрели степень, в которой высокая самооценка стала причиной этих результатов.

Баумейстер и его коллеги обнаружили, что высокая самооценка действительно коррелирует со многими положительными результатами. Люди с высокой самооценкой получают более высокие оценки, менее депрессивны, меньше подвержены стрессу и могут даже жить дольше, чем те, кто относится к себе более негативно. Исследователи также обнаружили, что высокая самооценка коррелирует с большей инициативой и активностью, так что люди с высокой самооценкой просто делают больше.Люди с высокой самооценкой с большей вероятностью будут хулиганами, но они также с большей вероятностью будут защищать жертв от хулиганов, чем люди с низкой самооценкой. Люди с высокой самооценкой с большей вероятностью будут инициировать взаимодействия и отношения. Они с большей вероятностью будут выступать в группах и экспериментировать с алкоголем, наркотиками и сексом. Люди с высокой самооценкой также усерднее работают в ответ на первоначальную неудачу и с большей готовностью переходят на новое направление деятельности, если нынешнее кажется бесперспективным.Таким образом, высокая самооценка кажется ценным ресурсом — люди с высокой самооценкой счастливее, активнее и во многих отношениях лучше справляются со своим окружением.

С другой стороны, Баумейстер и его коллеги также обнаружили, что люди с высокой самооценкой могут иногда вводить себя в заблуждение. Люди с высокой самооценкой считают, что они более симпатичны и привлекательны, имеют лучшие отношения и производят лучшее впечатление на других, чем люди с низкой самооценкой. Но объективные измерения показывают, что эти убеждения часто являются искажениями, а не фактами.Кроме того, было обнаружено, что люди с чрезмерно высокой самооценкой, особенно когда это сопровождается нарциссизмом, защитной реакцией, тщеславием и нежеланием критически оценивать свои потенциальные отрицательные качества, проявляют различные виды негативного поведения (Baumeister, Smart & Боден, 1996).

Тодд Хизертон и Кэтлин Вос (2000) обнаружили, что, когда люди с чрезвычайно высокой самооценкой были вынуждены терпеть неудачу при выполнении сложной задачи перед партнером, они отвечали, действуя более недружелюбно, грубо и высокомерно, чем ученики с более низким «я». -почитать.И исследования показали, что дети, которые завышают свою социальную самооценку — те, кто думают, что они более популярны, чем они есть на самом деле, и, следовательно, имеют нереально высокую самооценку — также более агрессивны, чем дети, которые не проявляют таких нарциссических тенденций. (Sandstrom & Herlan, 2007; Thomaes, Bushman, Stegge, & Olthof, 2008). Если вы думаете, как социальный психолог, эти открытия могут вас не удивить — нарциссы все озабочены собой, мало заботясь о других, и мы много раз видели, что забота о других является необходимостью для удовлетворительных социальных отношений.

Несмотря на множество положительных переменных, которые связаны с высокой самооценкой, когда Баумейстер и его коллеги рассмотрели причинную роль самооценки, они обнаружили мало доказательств того, что высокая самооценка является причиной этих положительных результатов. Например, хотя высокая самооценка коррелирует с академической успеваемостью, это скорее результат, чем причина этого достижения. Программы, разработанные для повышения самооценки учеников, не показали улучшения успеваемости, а лабораторные исследования, как правило, не показали, что манипуляции с самооценкой приводят к лучшему выполнению заданий.

В конце концов, Баумейстер и его коллеги пришли к выводу, что программы, разработанные для повышения самооценки, должны использоваться только ограниченным образом и не должны быть единственным подходом. Повышение самооценки не заставит молодых людей лучше учиться в школе, подчиняться законам, избегать неприятностей, лучше ладить с другими людьми или уважать права других. И эти программы могут даже иметь неприятные последствия, если повышенная самооценка порождает нарциссизм или самомнение. Баумейстер и его коллеги предположили, что попытки повысить самооценку должны осуществляться только в качестве награды за хорошее поведение и достойные достижения, а не просто для того, чтобы дети чувствовали себя лучше.

Хотя мы от природы желаем иметь социальный статус и высокую самооценку, мы не всегда можем продвигать себя, не обращая внимания на точность нашей самооценки. Если мы постоянно искажаем наши способности, и особенно если мы делаем это в течение длительного периода времени, мы в конечном итоге просто обманываем себя и, возможно, вступаем в поведение, которое на самом деле не приносит нам пользы. У одного из моих коллег есть сын в старшей школе, который любит думать, что он невероятный игрок в гольф, который может соревноваться в профессиональном гольф-туре с лучшими гольфистами мира.Проблема, однако, в том, что он на самом деле довольно средний игрок в гольф. Его родители беспокоятся о нем, потому что, хотя они понимают, что его высокая самооценка может побудить его усерднее работать в этом виде спорта, и хотя ему, безусловно, нравится думать о себе положительно, он также может настраивать себя на долгосрочные неудачи. Как долго он сможет продолжать считать себя таким чрезмерно позитивным, прежде чем реальность обрушится на него, что, возможно, он действительно не предназначен для жизни в профессиональной сфере гольфа и что ему следует подумать о том, чтобы заняться чем-то еще? Надеюсь, что когда он это сделает, не будет слишком поздно сделать более разумную карьеру.

Когда мы слишком активно продвигаем себя, хотя в краткосрочной перспективе мы можем чувствовать себя хорошо, в долгосрочной перспективе результаты для себя могут быть не такими позитивными. Цель создания и поддержания положительной самооценки (аффективная цель) должна сдерживаться когнитивной целью — иметь точную самооценку (Kirkpatrick & Ellis, 2001; Swann, Chang-Schneider & Angulo, 2007). Хотя мы можем предпочесть придерживаться весьма благоприятных взглядов на самих себя, более точные взгляды почти наверняка будут более полезными, потому что точная информация, вероятно, приведет к принятию более эффективных решений.Действительно, исследования показывают, что люди не , а только самосовершенствуются; они также хотят, чтобы их знали тем, кем они являются, даже если то, что они есть, не совсем хорошее. Например, когда люди вступают в отношения с другими людьми, которые подтверждают свое мнение о себе, они чувствуют себя более близкими с другим человеком и более удовлетворены взаимодействием, чем с партнерами, которые всегда положительно относятся к ним (Swann, De La Ronde, & Hixon, 1994; Swann & Pelham, 2002). Стремление к самопроверке обратной связи настолько велико, что люди с отрицательной самооценкой могут в некоторых случаях работать над проверкой этих отрицательных взглядов, избегая положительных отзывов в пользу отрицательных, но самопроверяющихся отзывов (Swann, Rentfrow, & Guinn , 2002).

В некоторых случаях когнитивная цель получения точного представления о себе и нашем социальном мире и аффективная цель получения положительной самооценки работают рука об руку. Получение лучшей оценки в классе на важном экзамене дает нам точные знания о наших навыках в данной области, а также дает нам некоторую положительную самооценку. В других случаях две цели несовместимы. Если вы сдадите экзамен хуже, чем мы надеялись, это приведет к противоречивым и противоречивым результатам. Плохая оценка дает точную информацию о себе, а именно о том, что мы не усвоили предмет, но в то же время заставляет нас чувствовать себя плохо.Именно в этих случаях мы должны научиться согласовывать нашу самооценку с нашей самооценкой. Мы должны уметь принимать наши негативные аспекты и работать над их преодолением. Способность уравновешивать когнитивные и аффективные особенности личности помогает нам создавать эффективное и действенное поведение.

Дженнифер Крокер и Лора Парк (2004) отметили еще одну цену наших попыток поднять нашу самооценку: мы можем потратить так много времени, пытаясь повысить нашу самооценку в глазах других — сосредоточив внимание на той одежде, в которой мы являемся носить, производить впечатление на других и так далее — что у нас осталось мало времени, чтобы действительно улучшить себя более значимыми способами.А в некоторых крайних случаях люди испытывают такую ​​сильную потребность в повышении самооценки и социального статуса, что они действуют напористым или доминирующим образом, чтобы добиться этого. Таким образом, как и во многих других областях, положительная самооценка — это хорошо, но мы должны быть осторожны, чтобы умерить ее здоровым реализмом и заботой о других.

Основные выводы

  • Самооценка относится к положительным (высокая самооценка) или отрицательным (низкая самооценка) чувствам, которые мы испытываем к себе.
  • Самоуважение определяется как нашими собственными достижениями и достижениями, так и тем, как мы думаем, что другие оценивают нас.
  • Самоуважение можно измерить с помощью как прямых, так и косвенных мер, и оба подхода показывают, что люди склонны относиться к себе положительно.
  • Поскольку так важно иметь чувство собственного достоинства, мы можем искать, обрабатывать и запоминать информацию таким образом, чтобы мы могли видеть себя еще более позитивно.
  • Тенденция представлять другим людям позитивный образ себя с целью повышения нашего социального статуса, известная как самопрезентация, является основной и естественной частью повседневной жизни.Можно использовать разные стратегии самопрезентации, чтобы вызвать у других людей разные эмоции.
  • Индивидуально-разностная переменная самоконтроля связана со способностью и желанием присутствовать.
  • Высокая самооценка коррелирует с целым рядом положительных результатов, но не приводит к ним.
  • Хотя высокая самооценка действительно коррелирует со многими положительными результатами в жизни, чрезмерно высокая самооценка порождает нарциссизм, который может привести к недружелюбному, грубому и, в конечном итоге, дисфункциональному поведению.

Упражнения и критическое мышление

  1. Какими способами вы пытаетесь повысить свою самооценку?
  2. Опишите некоторых людей, которых вы знаете, которые используют некоторые из стратегий самопрезентации, перечисленных в этом разделе. Кажется, они эффективны или нет?
  3. Учитывайте собственный уровень самоконтроля. У вас высокий или низкий уровень самоконтроля, и что заставляет вас так думать?
  4. Знаете ли вы людей с достаточно высокой самооценкой? А как насчет людей, которые являются нарциссами? Как эти индивидуальные различия положительно и отрицательно влияют на их социальное поведение?

Список литературы

Бейкер, Л.А., Пирси, С. М., и Даббс, Дж. М., младший (2002). Тестостерон, алкоголь и стратегии разрешения гражданских и грубых конфликтов в лесбийских парах. Journal of Homosexuality, 42 (4), 77–88.

Баумейстер, Р. Ф., Кэмпбелл, Дж. Д., Крюгер, Дж. И., и Вохс, К. Д. (2003). Приводит ли высокая самооценка к повышению производительности, межличностному успеху, счастью или более здоровому образу жизни? Психологическая наука в интересах общества, 4 (1), 1–44.

Баумейстер, Р.Ф., Смарт Л. и Боден Дж. М. (1996). Связь угрожаемого эгоизма с насилием и агрессией: темная сторона высокой самооценки. Психологический обзор, 103 (1), 5–34.

Брендл, К. М., Чаттопадхай, А., Пелхам, Б. В., и Карвалло, М. (2005). Буквенное обозначение имени: валентность передается, когда проявляются особые потребности продукта. Журнал потребительских исследований, 32 , 405–416.

Кэмпбелл, В. К., и Фостер, К. А. (2002). Нарциссизм и приверженность в романтических отношениях: анализ инвестиционной модели. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 , 484–495.

Кэмпбелл, В. К., Рудич, Э., Седикидес, К. (2002). Нарциссизм, чувство собственного достоинства и позитивность взглядов на себя: два портрета любви к себе. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 , 358–368.

Карли, Л. Л. (2001). Гендерное и социальное влияние. Journal of Social Issues, 57 (4), 725–741.
Карлсон, Э. Н., Вазир, С., & Олтманнс, Т. Ф. (2011). Вы, наверное, думаете, что эта статья посвящена вам: восприятию нарциссами своей личности и репутации. Журнал личности и социальной психологии, 101 (1), 185–201.

Ченг, К. М., и Чартранд, Т. Л. (2003). Самоконтроль без осознания: использование мимикрии как бессознательной стратегии принадлежности. Журнал личности и социальной психологии, 85 (6), 1170–1179.

Крокер Дж. И Парк Л. Э. (2004). Дорогостоящая погоня за чувством собственного достоинства. Психологический бюллетень, 130 , 392–414.

Dabbs, J. M., Jr., Hargrove, M. F., & Heusel, C.(1996). Различия в тестостероне между студенческими братствами: хорошее поведение или шумное поведение. Личность и индивидуальные различия, 20 (2), 157–161.

Довидио, Дж. Ф., Браун, К. Э., Хелтман, К., Эллисон, С. Л., и Кеатион, К. Ф. (1988). Показатели власти между мужчинами и женщинами при обсуждении задач, связанных с гендером: многоканальное исследование. Журнал личности и социальной психологии, 55 , 580–587.

Гангестад, С. В. и Снайдер, М. (2000). Самоконтроль: оценка и переоценка. Психологический бюллетень, 126 (4), 530–555.

Гринвальд, А.Г., и Фарнхэм, С.Д. (2000). Использование теста неявных ассоциаций для измерения самооценки и самооценки. Журнал личности и социальной психологии, 79 (6), 1022–1038.

Хизертон, Т. Ф., и Вохс, К. Д. (2000). Межличностные оценки после угроз для себя: роль самооценки. Журнал личности и социальной психологии, 78 , 725–736.

Джонс, Э.Э. и Питтман Т.С. (1982). К общей теории стратегической самопрезентации. В J. Suls (Ed.), Психологические взгляды на себя, (Том 1, стр. 231–262). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Джонс, Дж. Т., Пелхам, Б. У., Миренберг, М. С., и Хеттс, Дж. Дж. (2002). Предпочтение буквенного имени — это не просто разоблачение: неявный эгоизм как саморегулирование. Журнал экспериментальной социальной психологии, 38 (2), 170–177.

Кесслер, Т., и Корс, Дж.С. (2008). Эволюция авторитарных процессов: содействие сотрудничеству в крупных группах. Групповая динамика: теория, исследования и практика, 12 , 73–84.

Киркпатик, Л. А., и Эллис, Б. Дж. (2001). Эволюционные взгляды на самооценку и самоуважение. В M. Clark & ​​G. Fletcher (Eds.), The Blackwell Handbook of Social Psychology, Vol. 2: Межличностные процессы (стр. 411–436). Оксфорд, Великобритания: Блэквелл.

Коул, С. Л., и Пелхэм, Б.W. (Ред.). (2003). О природе неявной самооценки: случай эффекта имени и буквы . Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Лири М. Р. (1995). Самопрезентация: управление впечатлениями и межличностное поведение . Мэдисон, Висконсин: Brown & Benchmark Publishers.

Пелхам Б. В., Карвалло М. и Джонс Дж. Т. (2005)
Неявный эгоизм. Текущие направления в психологической науке, 14 , 106–110.

Розенберг, М.(1965). Общество и самооценка подростков . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

Сандстром, М. Дж., И Херлан, Р. Д. (2007). Угрожающий эгоизм или подтвержденная несостоятельность? Как восприятие детьми социального статуса влияет на агрессивное поведение по отношению к сверстникам. Журнал социальной и клинической психологии, 26 (2), 240–267.

Санитиосо Р., Кунда З. и Фонг Г. Т. (1990). Мотивированный набор автобиографических воспоминаний. Журнал личности и социальной психологии, 59 (2), 229–241.

Шленкер Б. Р. (2003). Самопрезентация. В М. Р. Лири, Дж. П. Тэнгни, М. Р. Э. Лири и Дж. П. Э. Тэнни (редакторы), Справочник по самости и идентичности (стр. 492–518). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Суонн, В. Б., младший, и Пелхэм, Б. В. (2002). Кто хочет уйти, когда дела идут хорошо? Психологические инвестиции и предпочтение самопроверяющихся соседей по комнате в колледже. Journal of Self and Identity, 1 , 219–233.

Суонн, В. Б., младший, Чанг-Шнайдер, К., & Ангуло, С. (2007). Самопроверка в отношениях как адаптивный процесс. В J. Wood, A. Tesser, & J. Holmes (Eds.), Самость и отношения. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

Суонн, В. Б., младший, Де Ла Ронд, К., и Хиксон, Дж. Г. (1994). Стремление к искренности и позитиву в браке и ухаживании. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 857–869.

Суонн, В. Б., мл.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts