Психология память это: Память: способность мозга хранить и восстанавливать информацию

Содержание

Память: способность мозга хранить и восстанавливать информацию

Что такое Память?

Память можно определить как способность мозга удерживать и добровольно восстанавливать информацию. Другими словами, это способность, которая позволяет нам вспоминать произошедшие события, мысли, ощущения, понятия и взаимосвязь между ними. Несмотря на то, что больше всего с памятью связан гиппокамп, отнести воспоминания только к одному отделу мозга нельзя, поскольку в этом процессе задействованы множество областей нашего мозга. Эта способность является одной из когнитивных функций, наиболее страдающих при старении. К счастью, память можно тренировать с помощью когнитивной стимуляции и различных умных игр.

Программа CogniFit («КогниФит»), являющаяся лидером в области тренировки мозга, позволяет укрепить эту и другие важнейшие когнитивные способности. Входящие в программу умные игры были разработаны для стимулирования определённых нейронных паттернов активации. Повторение этих когнитивных паттернов помогает укрепить задействованные в памяти нейронные связи, а также содействует созданию новых синапсов, способных реорганизовать и/или восстановить наиболее ослабленные или пострадавшие когнитивные функции.

Память — чрезвычайно сложная когнитивная функция. В ней участвует огромное количество отделов мозга, и мы постоянно её используем. Существуют различные теории и исследования этой когнитивной способности. Можно подразделить память на различные виды по следующим критериям:

  • По времени, в течение которого удерживается информация: в данном случае речь идёт о сенсорной памяти, кратковременной памяти, рабочей памяти и долговременной памяти. Сенсорная память удерживает информацию в течение нескольких секунд, в то время как долговременная память, наоборот, может хранить информацию в течение практически неограниченного периода времени. Все виды памяти работают скоординированно для того, чтобы вся система функционировала корректно.
  • По типу информации: вербальная память отвечает за хранение вербальной информации (то, что мы читаем, или слова, которые мы слышим), в то время как невербальная память позволяет хранить остальные данные (изображения, звуки, ощущения и т.д.).
  • По задействованному органу чувств: в зависимости от используемого органа чувств, речь идёт о таких видах памяти, как зрительная память (зрение), слуховая память (слух), обонятельная память (обоняние), вкусовая память (вкус) и тактильная память (осязание).

Фазы памяти: процесс запоминания и воспоминания

Для того, чтобы вспомнить, что мы делали вчера, наш мозг должен произвести серию процессов. Каждый процесс необходим для доступа к воспоминаниям. Таким образом, нарушение любого из этих процессов не позволит нам вспомнить информацию. Чтобы создать воспоминание, наш мозг должен пройти через следующие фазы:

  • Кодирование: на этой фазе в нашу систему памяти с помощью восприятия мы добавляем информацию, которую мы запоминаем. Например, когда нам кого-то представляют по имени. Необходимо обратить внимание на эту информацию, чтобы закодировать её.
  • Хранение: чтобы удержать информацию надолго, мы сохраняем её в системе нашей памяти. Например, мы можем запомнить лицо человека и его имя.
  • Восстановление: когда мы хотим что-то вспомнить, то обращаемся к хранилищу памяти и восстанавливаем нужную информацию. Например, чтобы, увидев человека на улице, вспомнить, как его зовут.

Примеры памяти

  • Благодаря этой способности мы помним, где живём, как зовут наших родителей, лица наших друзей, что мы ели вчера на обед и даже какой город является столицей нашего государства.
  • Память позволяет нам вспомнить о собрании на работе, запомнить имя клиента или пароль на компьютере.
  • Учиться в школе или университете было бы невозможно без нашей системы хранения воспоминаний. Также нам было бы сложно запомнить дату экзамена или что мы запланировали сделать.
  • При вождении автомобиля данная способность помогает нам вспомнить нужный маршрут. Также с её помощью мы помним, где припарковали машину, да и сам процесс вождения.

Амнезия и другие расстройства памяти

Исследования нарушений данной когнитивной функции помогли выяснить, что на самом деле представляет из себя память и как она работает. Являясь сложнейшей когнитивной функцией, она может пострадать в разной степени и по разным причинам. С одной стороны, специфические поражения могут быть связаны с двойной диссоциацией систем памяти. Это означает, что может быть повреждена одна из систем, в то время как другие не пострадают (например, может быть нарушена долговременная память при нормальном функционировании кратковременной). С другой стороны, подобные расстройства могут быть связаны с нейродегенеративным заболеванием (деменции и болезнь Альцгеймера), приобретённым церебральным поражением (черепно-мозговые травмы, инсульт, инфекции и другие болезни), врождёнными проблемами (паралич мозга и другие синдромы), с психическими расстройствами и расстройствами настроения (шизофрения, депрессия и тревожность), потреблением различных веществ (наркотики и медикаменты) и т.д. Также отдельные виды памяти могут быть нарушены при таких расстройствах обучаемости, как СДВГ, дислексия или дискалькулия.

Наиболее распространённым расстройством памяти является потеря памяти, например, при болезни Альцгеймера. Потеря этой способности известна как амнезия. Амнезии бывают антероградные (неспособность приобрести новые воспоминания) и ретроградные (неспособность вспомнить прошлое). Также существуют расстройства, при которых нарушено содержание воспоминаний (фабуляции и конфабуляции), гипермнезии. Характерные для Синдрома Корсакова конфабуляции представляют собой непроизвольные ложные воспоминания, при которых забытая информация заменяется вымышленными фактами. Гипермнезии, в свою очередь, представляют собой непроизвольное и слишком детальное воспоминание малозначимых, несущественных деталей, что характерно, в частности, при посттравматическом стрессе.

Как можно измерить и оценить состояние нашей памяти?

Тестирование состояния нашей памяти очень полезно, поскольку она имеет важнейшее значение в учебной сфере (для того, чтобы понимать, будет ли ребёнок испытывать трудности с запоминанием пройденного материала и нуждается ли в дополнительной помощи), в медицине (для того, чтобы понимать, будет ли помнить пациент какие ему нужно принимать лекарства, может ли он быть самостоятельным или ему необходима помощь), на работе (для того, чтобы понимать, может ли человек занимать определённую должность) и в нашей повседневной жизни

С помощью комплексного нейропсихологического тестирования можно надёжно и эффективно измерить память и другие когнитивные функции. CogniFit («КогниФит») предлагает серию тестов, которые оценивают некоторые субпроцессы памяти, такие как кратковременная слуховая память, контекстуальная память, кратковременная память, невербальная память, кратковременная зрительная память, рабочая память и распознавание. Тесты CogniFit («КогниФит») основаны на классическом Тесте на Длительное Поддержание Функции (CPT, Тест Коннера), Шкале Памяти Векслера (WMS), NEPSY (Коркман, Кирк и Кемп), Тесте Переменных Внимания (TOVA), Тесте на Симуляцию Нарушений Памяти (TOMM), Тесте «Лондонская башня» (TOL) и Задаче Визуальной Организации Хупера (VOT). С помощью этих тестов кроме памяти также можно измерить время отклика или реакции, скорость обработки информации, память на имена, зрительное восприятие, мониторинг, планирование, визуальное сканирование и пространственное восприятие.

  • Последовательный Тест WOM-ASM: на экране появится серия шаров с различными цифрами. Необходимо запомнить эту серию цифр, чтобы затем воспроизвести её. Сначала серия будет состоять только из одной цифры, затем количество цифр будет расти до тех пор, пока пользователь не совершит ошибку. Нужно будет повторить каждую представленную серию.
  • Тест-Расследование REST-COM: в течение короткого промежутка времени будут представлены объекты. Далее как можно быстрее нужно будет выбрать слово, соответствующее показанному изображению.
  • Тест Идентификации COM-NAM: объекты будут представлены с помощью изображения или звука. Необходимо ответить в каком формате объект был показан в последний раз и был ли показан вообще.
  • Тест на Концентрацию VISMEM-PLAN: на экране в случайном порядке появятся стимулы. Стимулы начнут загораться в определённой последовательности под звуковые сигналы. Необходимо обратить внимание как на звуки, так и на последовательность световых сигналов. Во время очереди игры пользователя нужно воспроизвести увиденный ранее порядок представления стимулов.
  • Тест на Распознавание WOM-REST: на экране появятся три объекта. Сначала нужно будет как можно быстрее вспомнить порядок представления этих объектов. Далее появятся четыре серии по три объекта, некоторые из которых будут отличаться от ранее увиденных. Необходимо восстановить первоначальную последовательность в том же порядке.
  • Тест на Восстановление VISMEM: в течение пяти-шести секунд на экране будет представлено изображение. За это время нужно постараться запомнить максимальное количество объектов на этом изображении. Затем картинка исчезнет, и пользователь должен будет выбрать верный вариант ответа из предложенных.

Восстановить, улучшить и стимулировать память

Все когнитивные способности, включая память, можно улучшить с помощью тренировки. CogniFit («КогниФит») даёт возможность делать это профессионально.

Пластичность мозга является основой для реабилитации памяти и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи укрепляются за счёт использования функций, которые от них зависят. Таким образом, при тренировке памяти укрепляются нейронные связи задействованных отделов мозга.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении синаптической пластичности и процессов нейрогенеза. Это позволило создать персонализированную программу когнитивной стимуляции для каждого пользователя. Программа начинается с точной оценки памяти и других основных когнитивных функций. По итогам тестирования программа когнитивной стимуляции Cognifit («КогниФит») автоматически предложит персональную когнитивную тренировку для улучшения памяти и других когнитивных функций, которые, согласно оценке, в этом нуждаются.

Чтобы улучшить память, тренироваться нужно правильно и регулярно. CogniFit («КогниФит») предлагает инструменты оценки и реабилитации памяти и других когнитивных функций. Для корректной стимуляции необходимо 15 минут в день, два или три раза в неделю.

Эта программа доступна онлайн. Разнообразные интерактивные упражнения представлены в виде увлекательных умных игр, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») представит подробный график прогресса когнитивного состояния.

Память человека

Память есть у всех живых существ, но высшего уровня развития она достигла у человека. Память связывает прошлое с настоящим. Осознавать свое «Я», действовать в окружающем мире, быть тем, кем он является, человеку позволяет именно память. Память человека — это форма психического отражения, заключающаяся в накоплении, закреплении, сохранении и последующем воспроизведении индивидом своего опыта. Наша память представляет собой функциональное образование, которое совершает свою работу благодаря взаимодействию трех основных процессов: запоминания, сохранения и воспроизведения информации. Эти процессы не только взаимодействуют, между ними существует взаимная обусловленность. Ведь сохранить можно только то, что запомнил, а воспроизвести — то, что сохранил.

Запоминание. Память человека начинается с запоминания информации: слов, образов, впечатлений. Основная задача процесса запоминания — точно, быстро и много запомнить. Различают непроизвольное и произвольное запоминание. Произвольное запоминание включается, когда перед человеком стоит цель запомнить не только то, что само запечатлелось в его памяти, но и то, что необходимо. Произвольное запоминание активно, целенаправленно, имеет волевое начало.

То, что личностно значимо, связано с деятельностью человека и его интересами, носит характер непроизвольного запоминания. При непроизвольном запоминании человек пассивен. Непроизвольное запоминание наглядно демонстрирует такое свойство памяти, как избирательность. Если поинтересоваться у различных людей, что им больше всего запомнилось на одной и той же свадьбе, то одни легко расскажут о том, кто и какие подарки преподнес молодоженам, другие -что ели и пили, третьи — под какую музыку танцевали и т.д. Однако при этом ни первые, ни вторые, ни третьи не ставили перед собой четкой цели запомнить что-то конкретно. Сработала избирательность памяти.

Стоит упомянуть об «эффекте Зейгарник» (был впервые описан в 1927 г. советским психологом Блюмой Вульфовной Зейгарник (1900-1988): человек непроизвольно гораздо лучше запоминает действия незавершенные, ситуации, не получившие естественного разрешения.

Если мы не смогли что-то допить, доесть, получить желаемое, при этом были близки к цели, то это запоминается основательно и надолго, а успешно завершенное забывается быстро и легко. Причина в том, что незавершенное действие — источник сильных отрицательных эмоций, которые по силе воздействия гораздо мощнее положительных.

Многие ученые занимались изучением приемов запоминания. В частности, немецкий психолог Г. Эббингауз сформулировал ряд закономерностей запоминания. Он считал, что повторение (опосредованное или прямое) — единственная относительная гарантия надежности запоминания. Причем результат запоминания находится в определенной зависимости от количества повторений. Закон Эббингауза гласит: число повторных предъявлений, необходимых для заучивания всего ряда, растет гораздо быстрее, чем объект предъявляемого ряда. Если испытуемый запоминает с одного предъявления (показа) 8 цифр, то для заучивания 9 цифр ему понадобятся 3-4 предъявления. Ученый также подчеркивает значение волевого фактора внимания. Чем выше концентрация внимания на какой-либо информации, тем быстрее произойдет запоминание.

Однако установлено, что механическое повторение менее эффективно, чем осмысленное запоминание. Направление современной психологии — мнемотехника — занимается разработкой многочисленных приемов запоминания, базирующихся на принципе ассоциативной связи: перевод информации в образы, графики, картинки, схемы.

Выделяют четыре вида памяти в соответствии с типом запоминаемого материала.

  1. Двигательная память, т.е. способность запоминать и воспроизводить систему двигательных операций (водить машину, плести косу, завязывать галстук и т.п.).
  2. Образная память — возможность сохранять и в дальнейшем использовать данные нашего восприятия. Она бывает (в зависимости от принимающего анализатора) слуховой, зрительной, осязательной, обонятельной и вкусовой.
  3. Эмоциональная память запечатлевает пережитые нами чувства, особенность эмоциональных состояний и аффектов. Ребенок, которого испугала большая собака, скорее всего, даже став взрослым, еще долго будет испытывать неприязнь к этим животным (память страха).
  4. Вербальная память (словесно-логическая, семантическая) — высший вид памяти, присущий только человеку. С ее помощью осуществляется большинство мыслительных действий и операций (счет, чтение и т.д.), образуется информационная база человеческого интеллекта.

У разных людей в большей степени развит тот или иной вид памяти: у спортсменов — двигательная, у художников -образная и т.

д.

Сохранение информации. Основное требование, предъявляемое к памяти человека: хранить информацию надежно, долго и без потерь. Выделяют несколько уровней памяти, различающихся по тому, как долго на каждом из них может сохраняться информация.

  1. Сенсорный (непосредственный) тип памяти. Системы этой памяти удерживают точные и полные данные о том, как воспринимается мир нашими органами чувств на уровне рецепторов. Данные сохраняются в течение 0,1-0,5 секунды. Механизм действия сенсорной памяти легко обнаружить: закройте глаза, затем на секунду откройте их и закройте снова. Увиденная вами четкая картинка сохраняется некоторое время, а потом медленно исчезает.
  2. Кратковременная память позволяет перерабатывать колоссальный объем информации, не перегружая мозг, благодаря тому что она отсеивает все ненужное и оставляет полезное, необходимое для решения актуальных (сиюминутных) проблем.
  3. Долговременная память обеспечивает длительное сохранение и применение информации. Емкость и длительность хранения информации в долговременной памяти могут быть безграничными. Выделяют два типа долговременной памяти. Первый — на уровне сознания. Человек по своей воле может вспомнить, извлечь необходимую информацию. Второй тип — закрытая долговременная память, информация в которой хранится на уровне подсознания. В обычных условиях человек не имеет доступа к этой информации, лишь с помощью психоаналитических процедур, в частности гипноза, а также раздражений различных участков мозга можно получить к ней доступ и актуализировать во всех деталях образы, мысли, переживания.
  4. Промежуточная память находится между кратковременной и долговременной памятью. Она обеспечивает сохранение информации в течение нескольких часов. В бодрствующем состоянии в течение дня человек накапливает информацию. Чтобы мозг не перегружался, необходимо освободить его от излишней информации. Информация, накопленная за прошедший день, очищается, категоризируется и закладывается в долговременную память во время ночного сна.
    Ученые установили, что для этого требуется как минимум три часа ночного сна.
  5. Оперативная память — это вид памяти человека, проявляющейся в ходе выполнения определенной деятельности и обслуживающей эту деятельность.

Воспроизведение. Требования, предъявляемые к процессу воспроизведения памяти, — точность и своевременность. В психологии выделяют четыре формы воспроизведения:

  1. узнавание — возникает при повторении восприятия объектов и явлений;
  2. воспоминание — осуществляется при реальном отсутствии воспринимаемых объектов. Обычно воспоминания осуществляются посредством ассоциаций, которые обеспечивают автоматическое, непроизвольное воспроизведение;
  3. припоминание — осуществляется при отсутствии воспринимаемого объекта и связано с активной волевой деятельностью по актуализации информации;
  4. реминисценция — отсроченное воспроизведение ранее воспринятого и казавшегося забытым. При данной форме воспроизведения памяти более давние события вспоминаются легче и точнее, чем произошедшие в недалеком прошлом.

Забывание является оборотной стороной сохранения памяти. Это процесс, приводящий к утрате четкости и уменьшению объема данных, которые могут быть актуализированы в психике. Преимущественно забывание не является аномалией памяти, это закономерный процесс, который обусловлен рядом факторов.

  1. Время — менее чем за час человек забывает половину только что полученной информации механически.
  2. Активное использование имеющейся информации — забывается прежде всего то, в чем нет постоянной необходимости. Однако впечатления детства и двигательные навыки, такие как катание на коньках, игра на музыкальном инструменте, умение плавать, остаются достаточно устойчивыми в течение многих лет без каких-либо упражнений. Остается на подсознательном уровне, как бы забывается то, что нарушает психологическое равновесие, вызывает негативное напряжение (травмирующие впечатления).

Информация в нашей памяти не хранится в неизменном виде, как документы в архиве. В памяти материал подвергается изменению и качественной реконструкции.

Расстройства памяти

Многообразные нарушения памяти весьма распространены, хотя большинство людей их у себя не замечают или замечают слишком поздно. Само понятие «нормальная память» достаточно расплывчато. Гиперфункция памяти связана, как правило, с сильным возбуждением, лихорадочным волнением, приемом некоторых медикаментов или гипнотическим воздействием. Формой навязчивых воспоминаний называют нарушение эмоционального равновесия, чувства неуверенности и тревожности, создающие тематическую направленность гиперфункции памяти. Так, например, мы постоянно вспоминаем свои крайне неприятные, неблаговидные поступки. Изгнать подобные воспоминания практически невозможно: они преследуют нас, вызывают чувство стыда и муки совести.

На практике чаще встречаются ослабление функции памяти, частичная утрата способности человека сохранять или воспроизводить имеющуюся информацию. Ослабление избирательной редукции, затруднения в воспроизводстве необходимого в данный момент материала (названий, дат, имен, терминов и т. п.) относят к самым ранним проявлениям ухудшения памяти. Затем ослабление памяти может принять форму прогрессирующей амнезии, причинами которой становятся алкоголизм, травмы, возрастные и негативные личностные изменения, склероз, заболевания.

В современной психологии известны факты обманов памяти, имеющих форму крайне односторонней избирательности воспоминаний, ложных воспоминаний и искажений памяти. Обычно они обусловлены сильными желаниями, страстями, неудовлетворенными потребностями. Например, когда ребенку дают сладость, он ее быстро съедает, а затем «забывает» об этом и искренне доказывает, что ничего не получал.

Искажение памяти нередко связано с ослаблением способности различать свое и чужое, то, что человек переживал в реальной действительности, и то, о чем он слышал, видел в кино или читал. В случае многократных повторений таких воспоминаний происходит их полная персонификация, т.е. человек начинает считать чужие мысли своими. Наличие фактов обмана памяти свидетельствует о том, насколько тесно она связана с воображением и фантазией человека.

7 удивительных фактов о человеческой памяти :: Впечатления :: РБК Стиль

Память похожа на большую библиотеку, в которой хранятся детские воспоминания, математические формулы, профессиональные знания и когда-то испытанные ощущения. Она продолжает формироваться на протяжении всей жизни, накапливая индивидуальный опыт человека и позволяя ему в любой момент оперативно извлекать нужные данные.

Исследования американских нейрофизиологов показали, что наша память способна вместить петабайт (или тысячу терабайт) данных. Это в десять раз больше, чем предполагалось ранее. И все же многие психические процессы и механизмы, связанные с запоминанием, до конца не изучены.

 

Резерв памяти можно увеличить

Считается, что человеческая память продолжает развиваться до 25 лет. В среднем пик ее возможностей проявляется в возрасте 19–20 лет, а первые признаки затухания — после пятидесяти. Однако с помощью регулярных тренировок этот процесс можно замедлить. Как и многие функции мозга, память поддается развитию. Для улучшения ее характеристик существуют самые разные приемы, методы и технологии, совокупность которых называют мнемоникой.

Особых успехов в развитии памяти добился Самвел Гарибян, российский предприниматель и двукратный рекордсмен Книги рекордов Гиннесса. С помощью тренировок он вывел объем усваиваемой информации на такой уровень, что мог мгновенно запоминать любые устные и печатные материалы. Один из рекордов Гарибян поставил в 1990 году. Мнемонист почти безошибочно повторил тысячу неизвестных ему иностранных слов из десяти разных языков. Спустя десять лет он запомнил и воспроизвел две тысячи не связанных смыслом русских слов.

Механизм дежавю — ошибка

Этим понятием принято обозначать состояние, при котором человеку кажется, будто он уже был в подобной ситуации. Мы начинаем узнавать незнакомые интерьеры, голоса и лица новых людей, смутно предвидим дальнейшее развитие событий. Эффект дежавю напоминает повторный просмотр фильма, когда-то увиденного и давно забытого. При этом длится он всего несколько секунд и не может быть вызван искусственно.

Ученые до сих пор не пришли к единому мнению по поводу его природы. Одни говорят, что это явление может быть связано с генетической памятью. Другие уверены, что все дело в нарушении работы гиппокампа. Из-за сбоев в глубинных слоях височной доли головного мозга мы воспринимаем новую ситуацию как хорошо знакомую. Третьи считают дежавю следствием реинкарнации. А Зигмунд Фрейд связывал его с сюжетами забытых снов.

Первые воспоминания появляются еще до рождения

Еще в прошлом веке ученые верили, что младенцы появляются на свет с совершенно чистой памятью. Однако современные исследования позволили выяснить, что эмбрион начинает запоминать некоторые события уже в утробе матери. В ряде экспериментов ученые с помощью специальной аппаратуры посылали младенцам определенный звуковой сигнал. После пятого прослушивания ребенок переставал реагировать на один и тот же звук и в дальнейшем быстро его узнавал.

Подобное явление наблюдается уже на девятнадцатой неделе беременности. Интересно, что так называемую пренатальную музыку младенцы помнят даже после появления на свет. Это дает возможность говорить о существовании у плода не только краткосрочной, но и долгосрочной памяти.

© Xavier Mouton Photographie/Unsplash

Память индивидуальна

На способности человека к запоминанию влияют индивидуальные факторы. По этой причине у одних преобладает зрительный вид памяти, у других — слуховой. Третьи лучше всего запоминают мышечные комбинации, движения и их схемы. Кроме того, объем кратковременной памяти у всех разный, также как прочность и скорость запоминания новой информации.

К числу определяющих факторов относятся возраст, состояние здоровья, гормональный фон, особенности нервной системы, уровень воспитания, характер работы и даже рацион. Например, скудное питание при диете и злоупотребление алкоголем оказывают на память негативное воздействие. Образная память сильнее всего развита у артистов, а вкусовая и обонятельная — у дегустаторов.

Бывают и ложные воспоминания

Человеческая память — не самое надежное устройство для записи данных. Воспоминания, которые мы храним у себя в голове, со временем меняются и поддаются искажениям. Они не только тускнеют, но и дополняются новыми подробностями, которых не существовало в реальности. Кроме того, ложные сведения можно намеренно внедрить в чье-то сознание. Речь идет не только об отдельных вымышленных деталях, но и о событиях, которых никогда не было.

К таким выводам пришли ученые. Например, американский психолог Элизабет Лофтус убеждал своих испытуемых в том, что в детстве они подвергались нападению животных, надолго терялись в зоомагазине и даже целовали лягушек. Для этого она использовала поддельные видеоролики, в которых соединялись выдуманные и реальные детали. Родители участников подтвердили Лофтус, что ничего подобного с их детьми не происходило. Однако около 30% опрошенных присваивали себе ложные воспоминания и даже начинали давать подробные описания этих событий.

Память необходимо включать

Память и внимание тесно взаимосвязаны. Чтобы начать усваивать новую информацию, необходимо сконцентрироваться и настроить себя на процесс запоминания. В противном случае нужные сведения не будут усвоены и не дойдут до хранилища памяти. Пассивно воспринятая информация не откладывается в голове и быстро забывается. Именно поэтому в процессе обучения так важно исключить отвлекающие факторы. Например, смартфоны и интернет.

Если озвучить какие-либо сведения без предупреждения о том, что их потребуется повторить, — вероятнее всего, человек их не запомнит. Чтобы активизировать память, нужно заинтересоваться материалом, сосредоточиться на нем.

Плохие воспоминания стираются быстрее

Забывание — одна из основных функций памяти. Оно помогает стереть неактуальную информацию и уберечь нервную систему от перенапряжения. При этом мозг быстрее вытесняет негативные впечатления, оставляя в памяти наиболее приятные и желанные моменты. Если бы плохие воспоминания со временем не стирались, то накопленные отрицательные эмоции продолжали бы оказывать деструктивное воздействие на психику. Сегодня существуют специальные тренинги, направленные на блокировку ненужной информации.

© Thomas Ehling/Unsplash

В психотерапевтической практике встречается такое явление, как гипертимезия. Люди с этим редким синдромом, например американская писательница Джилл Прайс, помнят всю свою жизнь в мельчайших подробностях. Защитный механизм, который вытесняет из памяти негативные эмоции и воспоминания, в их случае просто не работает. 

Насколько безграничны возможности нашей памяти?

  • Адам Хадхази
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Наш мозг — не карта памяти, в него влезает гораздо больше, чем нам кажется

Есть люди, которые обладают талантом запоминать огромные объемы информации. Их пример дает основания полагать, что каждый из нас способен удерживать в памяти куда больше, чем мы можем себе представить, утверждает корреспондент BBC Future.

В отличие от цифровых камер с заполненной до конца картой памяти, которые больше не могут сохранять новые снимки, наш мозг, похоже, никогда не испытывает недостатка в свободных объемах для хранения информации. И все же обыденная логика не может примириться с тем, что мозг взрослого человека, «пропитанная кровью губка», как выразился в свое время писатель Курт Воннегут, способен без ограничений сохранять новые факты и опыты.

Нейрофизиологи давно пытаются измерить максимальный объем нашей памяти. Однако все усилия, направленные на то, чтобы вычислить, какими возможностями обладает человеческая память, сводятся к неким когнитивным подвигам, совершаемым отдельными индивидами и людьми с атипичным мозгом.

Многие из нас прилагают нечеловеческие усилия, чтобы запомнить номер телефона. А если нужно запомнить 67980 цифр? Именно столько цифр числа «пи» после запятой сумел назвать Чао Лу из Китая в 2005 году, когда он был 24-летним студентом выпускного курса. Чао выдавал цифры в течение 24-часового марафона, не отрываясь даже на посещение туалета, и побил мировой рекорд.

Саванты, люди с необыкновенными способностями памяти, порой устраивали еще более впечатляющие представления, проявляя чудеса запоминания, начиная от имен и дат до воспроизведения сложных визуальных композиций. Так, например, художник-аутист Стивен Уилтшир в 2013 году в мельчайших подробностях изобразил вид Лондона со смотровой площадки, расположенной на высоте 224 м, чтобы можно было представить себе, как будет выглядеть окрестный пейзаж с верхних этажей небоскреба «Шард» (The Shard) – самого высокого здания британской столицы. В отдельных, довольно редких, случаях, травмы, перенесенные прежде вполне здоровыми людьми, давали толчок развитию приобретенного «синдрома саванта». Его носители, которые в иных областях могут отличаться отставанием в развитии, порой обладают феноменальными способностями в изобразительном искусстве, музыке, математических и календарных расчетах, картографии.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Запомнить расклад карт — это не самая сложная задача для некоторых людей

Орландо Серреллу, например, было 10 лет, когда бейсбольный мяч попал ему в голову с левой стороны. После того происшествия он внезапно обнаружил, что помнит бесчисленное множество автомобильных номеров и способен производить сложные календарные исчисления. Так, он может вычислить, какой день недели приходился на тот или иной день много десятилетий назад.

Каким же образом варят «котелки» этих людей, что им удается посрамить возможности памяти среднестатистического индивида? И что говорят способности декламаторов числа пи и савантов об истинном потенциале человеческого мозга?

Байты мозга

На уровне, поддающемся исчислению, потенциал нашей памяти в определенной степени обоснован физиологией мозга. Если обратиться к базовым, но, пожалуй, полезным данным, касающимся этой темы, то мы вспомним, что наш мозг состоит примерно из 100 млрд нейронов. И только один миллиард из них имеет отношение к долговременному хранению информации в памяти. Эти клетки называются пирамидальными.

Если допустить, что каждый нейрон содержит по одной единице памяти, тогда можно прийти к заключению, что наш мозг уже полон до краев. «Если бы можно было иметь столько воспоминаний, сколько существует нейронов, то окажется, что это число не так уж велико, — говорит Пол Ребер, профессор психологии из Северо-Западного университета в Эванстоне, штат Иллинойс. – Место для хранения (данных) в вашем мозгу закончилось бы довольно быстро».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Как именно работают шестеренки нашей памяти? Пока мы этого не знаем

Вместо этого, как полагают исследователи, воспоминания формируются путем соединений между нейронами и по нейронным сетям. Каждый нейрон имеет отростки, которые можно представить себе в виде линий пригородной железнодорожной сети. Они переплетаются примерно с одной тысячей других нервных клеток нейронов. Такая архитектура, как представляется, позволяет элементам памяти возникать и воспроизводиться по всей запутанной клеточной паутине мозга. Как таковая, например, концепция голубого неба может возникать в бесчисленных, отвлеченно дискретных воспоминаниях об эпизодах, связанных с пребыванием на открытом воздухе.

Ребер называет этот эффект «экспоненциальным хранением» данных, благодаря которому потенциал памяти мозга «перехлестывает через край».

«Разумно будет предположить, что речь идет о диапазоне в несколько петабайтов», — говорит Ребер. Один петабайт равен 2000 лет звучания музыкальных файлов в формате MP3. Мы пока не знаем, сколько нейронных соединений требуется для одной отдельной отдельно взятой памяти, как не знаем, можно ли вообще уподобить ее цифровому компьютеру, поэтому все сравнения такого рода нужно воспринимать с известной долей сомнения. Достаточно сказать, если воспользоваться выражением Ребера, что «в нашем распоряжении есть тонны и тонны свободного объема» (памяти).

И маленькая тележка?

Действительно ли те люди, которые наделены суперпамятью, имеют какой-то исключительный мозг?

Короткий ответ: нет. Рекордсмены по запоминанию цифр после запятой в числе пи, вроде Чао Лу, также как и большинство других победителей соревнований по запоминанию чего-либо, клянутся, что они – самые обычные люди, посвятившие себя тому, чтобы натренировать свой мозг на хранение и воспроизведение избранных фрагментов информации.

Нелсон Деллис, победитель чемпионатов США по запоминанию 2011, 2012 , 2014 и 2015 гг., говорит, что его память была просто ужасной, прежде чем он стал выступать на состязаниях в качестве ментального атлета. Однако тренировки сделали свое дело. «За несколько недель тренировок, а может и меньше, вы начинаете делать то, что кажется почти невозможным для обычного человека, — говорит Деллис. – Эта способность скрыта в каждом из нас».

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

С помощью давно известных трюков и упражнений можно довольно быстро натренировать свою память

Несколько лет назад, когда Деллис только начал тренировать мозг, ему требовалось 20 минут, чтобы запомнить порядок карт в колоде. Сегодня он способен сохранить в памяти все 52 карты менее чем за 30 секунд, другими словами он запоминает их за время одной раздачи. Деллис тренировался считать карты по пять часов день, когда готовился отстоять свой титул на чемпионате США 29 марта 2015 года.

Подобно другим чемпионам соревнований по запоминанию Деллис полагается на проверенные временем способы. Один из популярных трюков заключается в том, чтобы построить своего рода «дворец памяти». Как объясняет Деллис, он воочию представляет себе некое жилье, хорошо ему знакомое, например, дом, в котором он жил ребенком. Он переводит элементы, которые ему нужно запомнить, в зрительные образы, после чего размещает их на столе у двери, затем на кухонном столе и так далее. «Вы перемещаетесь по этому пространству в своем воображении, берете те образы, которые вы там разложили, и снова переводите их в те элементы, которые вы запомнили», — рассказывает Деллис.

Декламаторы числа пи часто пользуются «дворцом памяти» или другими похожими приемами. Например, они переводят большие объемы цифр в цепочки слов, образующие определенное повествование, напоминающие подсказки для угадывания слов в кроссвордах.

Включить внутреннего саванта

Широкомасштабный успех таких методик тренировки памяти дает основания полагать, что каждый может стать феноменом, если настроится на достижение такой цели. Но можно ли достичь тех же результатов без большого объема черновой работы? Именно эту цель ставит перед собой Аллен Снайдер, директор Центра по изучению разума при Университете Сиднея, Австралия. Он проповедует довольно спорную теорию о том, что каждый из нас носит в себе «внутреннего саванта», которого можно «включить» с помощью «правильных» технологий.

Если верить Снайдеру, разум нормального человека по большей части оперирует скорее на уровне концептуального мышления, чем дает себе труд озаботиться мириадами деталей низшего порядка. «Мы осознаем целое, а не те части, которые его составляют», — говорит он.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Узелок на память — это, конечно, бывает удобно. А если нужно завязать сто узелков?

В качестве моментальной демонстрации нашей «встроенной» системы умственного программирования концепций, Снайдер произвел такой опыт со своими коллегами. Он поставил им задачу запомнить длинный список необходимых покупок, в котором фигурировали такие предметы, как рулевое колесо, дворники, фары и т.д. и т.п. «Людям никак не удавалось запомнить список, просто кошмар», — рассказывает Снайдер. Каждый из них утверждал, что он говорил: «автомашина», хотя на самом деле это слово не произносилось. «Они собрали из частей целое», — подводит логический итог Снайдер.

Вполне вероятно, что эволюция заточила наш мозг, чтобы он работал именно так. Например, вместо того, чтобы забивать себе голову тем, как выглядит каждая черточка на морде льва, вроде оттенка той или иной шерстинки, наш мозг мгновенно догадывается — бум! это хищник!, — и реагировать на это озарение нужно не мешкая.

Другими словами, большинство данных от наших органов чувств передается в мозг, не доходя до уровня анализа и осмысления. У савантов такое концептуальное мышление высокого уровня не включается, что обеспечивает им «привилегированный доступ» буквально к безбрежному морю деталей. Запоминая список предстоящих покупок, они зафиксируют в своем мозгу все запчасти по отдельности, не сводя их в единую концепцию — автомобиль.

Случаи приобретенного синдрома саванта, как это было у Орландо Серрелла, который, будучи ребенком, получил удар бейсбольным мячом по голове, подтолкнули Снайдера к поискам физиологических основ такого явления. Кандидатом в подозреваемые оказалась левая височная доля, т. е. тот отдел мозга, который расположен у нас над левым ухом. Исследователи обратили внимание на ее дисфункцию у людей с аутизмом, синдромом саванта, а также у тех, кто страдает старческим слабоумием. Эта дисфункция нередко сопровождается проявлением вновь открывшихся художественных и музыкальных способностей. (Этот отдел находится именно в том месте, в котором Серреллу была в детстве нанесена травма).

Снайдер деликатно подавлял нейронную активность в этом участке мозга волонтеров-участников его экспериментов с помощью медицинского прибора, который он окрестил «мыслительным колпаком», генерирующим магнитные поля. Интригует то, что, как он утверждает, эти люди временно демонстрировали улучшение навыков рисования, проверки текстов на предмет ошибок, а также счета в уме.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Почему мы не запоминаем все подряд? Не хватает скорости переработки

Впрочем, вопреки всем амбициям Снайдера, любой, кто надеется ускоренными темпами стать гением, будет вынужден немного подождать. Вполне возможно, что другие факторы, такие как повышенная уверенность в себе или настороженность при наличии на головах испытуемых футуристических штуковин, выливаются в очевидные успехи обычного мозга. Более того, задачи, которые ставились в ходе экспериментов, были относительно скромны (Снайдеру еще только предстоит протестировать крайние состояния, относящиеся к долгосрочной памяти, например), поэтому успехи его волонтеров едва ли дотягивают до головокружительных высот, достигнутых признанными савантами, такими как Серрелл.

С учетом этих ограничений некоторые ученые просто саркастически фыркают, когда слышат об утверждениях Снайдера. Несмотря на то, что интерес к стимуляции мозга растет, амбиции исследователей, работающих в этой области, как правило, гораздо скромнее. Однако даже самые предварительные результаты работ Снайдреа намекают на то, что наш мозг сможет удивлять нас все больше по мере того, как мы будем углубляться в тайны его функционирования.

«Бутылочное горлышко» памяти

Ясно одно: человеческая память, как таковая, имеет одно существенное ограничение. Итак, почему мы не запоминаем абсолютно все?

«Не знаю, — говорит Снайдер, — но можно предположить, что дело тут в экономии средств переработки информации».

Пол Ребер из Северо-Западного университета полагает, что мозг, интерпретируя окружающий мир, просто не в состоянии поспевать за потоком внешних раздражителей. «Именно поэтому мы не запоминаем все. Между нашими чувствами и нашей памятью расположено своего рода бутылочное горлышко», — говорит он.

Обращаясь к привычным для нас аналогиям из мира компьютеров, Ребер говорит, что ограничение человеческой памяти на протяжении жизни — это не емкость жесткого диска, а скорость загрузки. «Дело не в том, что наш мозг переполнен, — объясняет Ребер. – Просто информация, с которой мы сталкиваемся, поступает быстрее, чем наша система памяти способна всю ее записать».

Учение о памяти (1938) — Культурно-историческая психология

Учение о памяти — это более существенный вопрос, чем вопрос о произвольном запоминании, ибо в конце концов как бы ни были интересны всякого рода теоретические исследования, человек прежде всего стоит перед вопросом о том, как он может овладеть своей памятью, может ли овладеть ею произвольно.

В сущности говоря, на вопрос о том, как же строится произвольная память, существует только один ответ, и советская психология может гордиться, что этот ответ дан ее представителями. Только в теории Леонтьева и Выготского1 дан ответ о том, что такое произвольная память. Произвольная память — это память, опирающаяся на определенное вспомогательное орудие психолог[ическое]. {с. 27} Всякая произвольная память есть память опосредствованная. Нужно отдать должное величию замысла теории о произвольной памяти. Речь шла о построении грандиозной психологической системы об учении о высших психических функциях человека.

{с. 28} С того времени, как была построена эта большая, единственная в своем роде система, прошло немало времени, и многое осталось позади.

Сейчас, что касается лично меня, то я не могу согласиться ни с учением о характере и роли опосредствования и запоминания, ни с представлением об уроках развития памяти, ни о путях развития человеческой психики так, как это развито в учении пр. Леонтьева.

Я задержусь на вопросе об опосредствовании памяти, поскольку это касается темы о строении и эффективности произвольного запоминания. Как показал анализ в книге Леонтьева2, это запоминание существует в двух разных формах. Это опосредствование — процесс и второе — это опосредствованный3 материал в памяти. Опосредствовать процесс в памяти — это носить в памяти так наз <ываемые> внешние запоминания. Сюда относятся всякого рода зарубки, узелки и всякого рода предметы, которыми мы пользуемся как средством нашей памяти. Если посмотреть суть этих приемов, то оказывается, что они заключаются в том, что создается какое-то реальное звено между наличной ситуацией, которую нужно запомнить, и той ситуацией, в которой должно вспомнить4 то, что происходит сейчас.

Арсеньев5, например, рассказывает, что, когда он гостил у одного нашего дальневосточного племени удэге {sic} то, когда он их покидал, удэгейцы дали ему коготь рыси для того, чтобы он, взглянув потом на коготь рыси, вспомнил о той просьбе, которую он от них получил, чтобы он вспомнил {с. 282} о том, о чем они перед ним6 ходатайствовали. Прием психологический, который здесь заключается в том, чтобы увязать эти необычные предметы — коготь рыси — с будущей ситуацией, чтобы этот коготь рыси перенес бы его в прежнюю ситуацию, первую ситуацию, когда его просили о чем-то, чтобы он вспомнил эту первую ситуацию и выполнил бы то, о чем его просили.

Значит, все эти знаки — узелки, коготь рыси, записи, заметки всякого рода, — представляют реальное звено, которое переносит7 в будущую ситуацию мысленный план настоящего. Тут мы используем какие-то технические орудия, которые берут на себя функции напоминания, т. е. с этого момента уже не я должен помнить, о чем перед этим просили удэгейцы, теперь коготь рыси напомнит об этом.

Так что здесь есть перенос функции памяти — то, что раньше делали мои естественные нервные ……. {пропуск в стенограмме}, то теперь должна выполнять какаято внешняя вещь. И, как видите, эта функция широко развивается в истории развития человека, когда от простого напоминания она переходит к воспроизведению содержания: от узелка мы переходим к записной книжке, в которой дается указание, что именно мы должны вспомнить.

{с. 29} Мы имеем, действительно, многочисленные жалобы со стороны психологов на то, что культура и вспомогательные средства запоминания привели к невероятному ослаблению человеческой памяти, ибо человеку не приходится так запоминать, и он начинает хуже запоминать. Это первое опосредствование, реальное опосредствование. Тут действительно изобретается орудие, аналогичное орудию труда, но оно приводит к тому, что так как орудия труда заменяют физический труд человека, так и тут происходит замена памяти. Задача памяти тут выступает, но не как психологическая задача, а как общественная задача, и решается не психологией, а производственно-техническими средствами. Так что этот вид опосредствования, реальный вид опосредствования должен быть сброшен со щитов [счетов] психологии, ибо это не психологический путь решения вопроса о памяти.

Второй путь опосредствования — это путь опосредствования на т<ак> н<азываемое> запоминание. Он заключается в том, что материал механический, материал бессвязный8 объективно или субъективно подвергают искусственному осмышлению. Сюда относятся всякого рода мнемотехнические приемы: знаменитый прием из анатомии, когда нервы, вены и артерии, лежащие в подколенной ямке, в определенной последовательности запоминаются со словом [“]нева[“]. И это запоминается, потому что студент не знает расположения нервных сосудов в организме человека, поскольку9 порядок их расположения выступает как неосмысленный, а [это] чрезвычайно важно для операции в этой области и поэтому приходится прибегать к этим вспомогательным приемам.

Так происходит со всеми формами бессмысленного10 материала. Суть осмышления сводится к тому, что материал, сам по себе бессвязный11, заключается в общую форму, где получает {с. 292} больший смысл или устанавливается между ними искусственная связь, как мы устанавливаем между отдельными цифрами номера телефона, когда думаем, что вторая цифра равна первой минус последняя и т<ак> д<алее>, так что суть заключается в том, что мы по возможности осмышляем материал.

{с. 30} Этот прием заключается, таким образом, в осмышлении материала. То, что здесь имеет место осмышление материала, подчеркивается всеми исследованиями. Исследователи говорят, таким образом, что, к сожалению, чрезвычайно трудно добиться от испытуемых, чтобы они поняли подлинную задачу эксперимента12, потому что все время они пытаются как-то осмыслить материал, хотя осмыслить определенным размером. Слово требует очень большой практики для того, чтобы сделать из человека пригодного субъекта для экспериментирования.

Исследования пр. Леонтьева показывают, что прогресс в опосредствовании есть прогресс в осмышлении, что наглядное осмышление дает меньше практического, чем природное осмышление.

Итак, этот второй вид опосредствования13 есть, таким образом, не опосредствование, а осмышление. Я хочу подчеркнуть вместе с тем, что это суррогатное, половинчатое осмышление, ибо с самого начала это осмышление материала, котор<ый> все время продолжает оставаться как неосмышленный; если нам14 указывают на успех мнимотехники {sic}, то нужно сказать, что этот успех ни в коем случае не может быть преувеличен, потому что здесь бессмысленность может быть использована как своеобразный смысл, т. е. будет скачка с препятствиями. То есть нужно осмыслить громадную массу бессмысленного материала. Когда платят деньги, как в цирке, когда на этом материале вы показываете силу своей памяти или своеобразное образование при специальном научном исследовании, это одно. Но на что указывает Мейман15? Мейман16 {с. 302} указывает, что при большом напряжении он может добиться запоминания большого количества бессмысленного материала17. Но ведь дело в том, что для него этот материал уже не был бессмысленным.

Я говорю, что это опосредствование, которое обычно представляет собой не что иное как прием возможного дополнительного осмышления, сам по себе бессмысленный материал, есть суррогатный прием, прием половинчатого, порочного осмышления. Это применимо только как механический материал, не увязанный с чем-либо. Там, где речь идет об осмышленном материале, там применение такого метода вредно и просто невозможно.

{с. 31} Его суррогатность сказывается и в его недостаточной коллект[продукт]ивности. И в самом деле, мы знаем из исследования Леонтьева, что опосредствование дает большое повышение продуктивности — в несколько раз, но это повышение совершенно ничтожно по сравнению с цифрами, которые дает нам бессмысленный18 материал, с одной стороны, и осмысленный, с другой стороны. Осмысленный материал, как указывает целый ряд авторов, запоминается в 18—20 раз больше, в то время, как опосредствованное запоминание дает прирост продуктивности в 2—3 раза.

Этот ничтожный прирост продуктивности показывает, что здесь мы имеем порочную половинчатость осмышления.

Но для нас с вами важность заключается в этом плане. Опосредствование это не есть новый прием, это опосредствование важно [это] не привнесением орудийности в психологический процесс, а привнесением осмышления, когда его нет, не может быть до конца проведено. Если мы имеем увеличение памяти в результате этого половинчатого осмышления, если имеем еще лучшее увеличение памяти в результате полного осмышления материала, то это говорит, что память, как процесс, совершается именно в процессе осмышления, что запоминание и по [в] запоминании осознавание происходит в процессе осмышления — не до него, не после него, а именно в процессе осмышления. В этом заключается такое свойство памяти, как упорядоченность, что память выводит из прошлого не все, не что угодно, а определенное, и структурность памяти. Все дело заключается в том, что сначала осмышление, а потом запоминание или наоборот. Память совершается внутри и в самом процессе осмышления, память не существует как самостоятельная {с. 312} психологическая функция, она совершается только в процессе осмышления.

Доказательство: мы имеем задачу без всякой задачи запоминания. Опыт Кёлера19 показывает, что может не быть никакой задачи на запоминание, может не быть никакого решения задачи, но, когда мы имеем собственно интеллектуальное решение, одним из признаков является то, что такое интеллектуальное решение приводит к тому, что задача запоминается сразу и прочно20. Именно когда задача на запоминание не ставится, происходит запоминание сразу и прочно.

Опыт Торндайка, произведенный над самим собой с бесконечным21 повторением одного и того же действия — рисование{м} черточек — показывает, что без осмышления действий не происходит запоминания22. Он сделал 22 тыс. проб на прочное запоминание и правильное решение. Осмышление23 проб совершенно необходимо. Оно необходимо даже при слепой дрессировке. Дрессировка получается только там, где, несмотря на трудность задачи, животное улавливает какую-нибудь связь между решением и производящимися действиями.

{с. 32} Я не буду останавливаться на целом ряде опытов, которые вам всем известны. Роль распределения повторений при зачитывании, роль распределения тоже должна говорить о том, что здесь предшествующий прием совершенно другого порядка.

Если бы речь шла о том, что бы было пробивание пути через нервную систему, то казалось бы, что чем больше бить, тем лучше, а на самом деле оказывается совсем не так: оказывается, дальнейшее повторение ни к чему не приводит. Есть очень хорошее указание на то, что сколько бы вы ни повторяли, сколько бы вы повторений ни делали, а решающим является первое повторение. А дело заключается в том, что первое повторение прокладывает путь, а все дальнейшее идет вдоль него, поэтому все дальнейшие повторения почти ничего не приносят к осмышлению, в то время как если вы делаете перерыв, то вы это по-новому осмышляете и вносите это новое осмышление в повторение, и действенная сила повторения есть в этом. Память, которая наступает без всякой задачи, это есть память, запоминание которое является настоящим видом памяти. Мы, например, не ставим себе задачей каждый год, когда видим горную вершину, запомнить ее; мы на нее смотрим просто с удовольствием, а она, оказывается, запоминается. Так что это есть запоминание без специальной задачи — это есть реальный тип {запоминания}. Запоминание со специальной задачей — это запоминание искусственное. Это показывает дальше то обстоятельство, что сама {с. 322} память существует в меру осмышления.

Исследование памяти последнего двадцатилетия поставлено именно по линии осмышленности памяти.

Опыты Бине24 показывают, что хорошо запоминаются отдельные фразы25, и Бюлер подчеркивает, что испытуемый прекрасно воспроизводил смысл, но только не в тех словах, как это было сказано, т. е. это производилось именно в осмышлении. И то, что осмышляется, то и запоминается, то, что схватывается, то и запоминается.

Что же это значит[?] Что, разве не существует задача — раньше осмыслить, а потом запомнить{?}. Конечно, не существует. Мало ли что не существует. Существуют и эти искусственные задачи, но что они представляют собой[?] Задача — сначала запомнить, а потом осмыслить — эта задача приводит к механическому запоминанию, это ясно из сути дела. Но обратная задача — задача — сначала понять, а потом заучить. Я утверждаю, что эта задача на механическое запоминание, потому что то, что понятно, то не нужно заучивать, оно само заучивается. Если есть дополнительная задача на заучивание, то заучивание относится к тому, что непонятно. Например, имеется стихотворение. Вы там прочитаете и поймете смысл, но теперь нужно заучить стихотворение, определенной26 словесной формы.

{с. 33} А вот словесная форма, она не осмыслена. Осмыслено содержание, смысл стихотворения, форма стихотворения не понята, т. е. не понята необходимость, чтобы такое содержание получило именно такое ритмическое оформление. То, что не понято, это содержание, не уловлена связь между определенным смыслом и определенным литературным оформлением, {и это} приводит к тому, что литературная форма не запоминается. Нужно запомнить. Значит, она выступает как механический материал и тогда приходится прибегать к специальным нарочитым приемам механического запоминания.

Все-таки механическая память существует, мы должны несколько на ней остановиться. Так что же, память сводится целиком к запоминанию? Это механическая искусственная память, которая существует, она целиком сводится к какому-то ее суррогатному, хотя бы, осмыслению. Этого не собираюсь утверждать: вполне допускаю то обстоятельство, что в механической памяти так же, как во всякой памяти, при[в]ходят моменты, которые не связаны с осмышлением, но тогда она представляет собой не что иное, как органическое [логическое] нервное запечатление.

Конечно, это обстоятельство чрезвычайно важное, иногда оно так значительно, что перекрывает всякие другие обстоятельства. Но это предмет физиологии. Физиология памяти еще не создана, она конечно будет создана, но ее еще нет. Есть наметки в работе Павлова об условных рефлексах и т. д., но пока она не создана. Как мы должны относиться к этому факту? Мы получили эту органическую основу как некий коэффициент личности. Об этом в сущности говорить нам, ни физиологам, ни врачам, не приходится. Понятно, что человека, у которого плохая память, надо послать к врачу, чтобы сказал, что у него малокровие, что нужно принимать {с. 332} рыбий жир, фитин и т. д.

Но это не задача психологов. Сейчас вопрос ставится таким образом: при данной неизменной для данного человека органической основе имеет ли какое-нибудь влияние психология на условия запоминания? Имеет грандиозное влияние. Именно в силу этого влияния указывалась разница осмысленного и механического запоминания у одного и того же человека, и эта разница достигала 25-кратного размера. Об этой разнице должны говорить.

Это приводит к выводу: в той мере, в какой занимается психология, можно говорить только об осмысленности, осмысленность материала — вот что является решающим фактором в запоминании.

{с. 34} Итак, в той мере, в какой память может быть предметом психологии, память не выступает как самостоятельная задача, она всегда осуществляется через процесс осмышления.

Сегодня вы слышали в прекрасном докладе пр. Лебединского27 указание, что сама патофизиологическая функция выступает сейчас как самостоятельная функция, она всегда является как ингредиент какой-то другой функции.

Задача памяти есть, но это есть такая задача, которая не ограничивает психологический круг вопросов. Задача встает перед нами в силу требования окружающей среды, она встает как социальная задача, в частности как педагогическая задача. Память имеет аспект социальный, и тогда она сводится к целому ряду технических средств, она имеет аспект физиологический, и тогда она должна решаться в аспекте физиологии; она имеет аспект психологический, и тут лучшим является осмышление материала.

Я бы не хотел остаться непонятым вот в каком смысле. Я вовсе не думаю, что осмышление является решающим моментом. Я думаю, что осмышление приводит нас к какому-то решающему моменту. Вопрос далее ставится таким образом: почему-то осмышление играет такую магическую роль в отношении памяти[?]. Здесь есть целый ряд предположений.

Скажем, осмышление устанавливает связь между элементами, осмышление есть некоторая личная деятельность, а все, что связано с личностью, нас все это удовлетворяет, потому что все это имеет место в опосредствовании, запоминании механическ<ом> {с. 342} материала и в материале осмышления. Мы не можем объяснить, но есть огромная разница в запоминании материала, хотя все эти элементы есть и тут, и там. Парадоксальная вещь, что для нашего человеческого организма играет такое большое значение опять-таки содержательная увязка между частями самого материала. Но это имеет значение, поскольку это осознается субъектом.

Значит только в той мере, в какой не просто существует объект, осмышленный материал, но в такой мере, в какой наши движения в материале соответственно связывают и отношения самих вещей, — только в такой мере и оказывается ……… {пропуск в стенограмме} это осмышление.

Все дело заключается в том, что осмышление открывает нам связывание материала и вводит нас внутрь этого материала. Оно представляет собой реальный план, движение через этот материал и, поскольку это движение осуществляется, постольку оно дает лучшее запоминание. Все дело заключается в том, что когда мы движемся по связям самих вещей, то наша деятельность, определяемая свойствами самих вещей, на каждом этапе испытывает потребность в следующем этапе. В том-то и дело, что поскольку наша деятельность отображает объективную связь отдельных членов этого материала, постольку эти члены указывают нам, в чем мы нуждаемся, в следующем шаге нашей деятельности.

{с. 35} Поэтому ближайшая задача [догадка] заключается в том, что сила, увеличивающая продуктивность осмысленного запоминания, есть потребность, которая имеется внутри этого осмысления, потребность, которая на каждом этапе жаждет получить следующее звено, как недостающее звено. Если я хочу стругать, то нужен рубанок и возникает потребность в рубанке. Потребность выражается в том, что я произвожу актуально какую-нибудь операцию и в процессе этой операции выявляются элементы этой операции. Если двигаться по осмысленному материалу, то на каждом этапе ждать последующего звена осмысленного следствия. Этот [Из этого] Левин развил целую теорию. Мое возражение заключается в том, что эта потребность была бы квазипотребностью, и эта квазипотребность больше, чем действительная. Если говорим, что должны запомнить то-то и то-то, то это не показывает очевидно, что запомнит {sic}. Потребность в плане — есть квазипотребность, а задача на запоминание — это реальная задача. Если бы все дело было только в напряжении, то напряжение гораздо больше на бессмысленный28 материал, чем осмысленный. Следовательно, потребность не может объяснить это дело.

Но потребность не лишнее понятие. Загадка мышления заключается в том, что мышление, устанавливая осмысленное[сть] содержание[я] материала, вместе с тем определяет отношение этого материала к каким-нибудь личным установкам испытуемого. Оценка известного предмета по отношению к нашим основным установкам есть не что иное, как эмоции в большей или меньшей степени.

Эмоции [не] есть основная сила, которая приводит к улучшенному запоминанию осмысленного материала, ибо материал {с. 352} большее значение имеет [получает значимость], когда осмысливается.

Осмыслив материал, получив известное лицо, он имеет отношение к нашим основным установкам {sic}. Эмоциями можно его воспроизвести, потому что он обладает следующими особенностями. В отличие от потребности, раз имеются потребности, мыслим план. Эмоции показывают решающее влияние на физиологические процессы, умудряется [эмоции] перестраивать [ют] физиологические процессы, в том числе и физиологические процессы нашей системы. Эмоции поэтому имеют два корня: воображение, с одной стороны, и физиологическую основу, с другой стороны.

Если[ть] тот якорь, к которому можно прикрепить посторонний для нас материал, к субстрату нашей личной жизни, и эмоции обнаруживают29, в какой мере наше запоминание может выйти за предел осмышления30, ибо если осмышление есть одна из могущественных сил, она действует шире, чем [меньше] эмоции[й], а эмоции действуют шире на осмышление.

{с. 36} Вот по этой линии запоминаются стихи, поражающие события и т. д. Эмоции есть корень памяти.


1 – В оригинале: Выгодского.

2 – Имеется в виду кн. Леонтьев А. Н. Развитие памяти. Экспериментальное исследование высших психологических функций. М.; Л.: Учпедгиз, 1931. — 280 с.

3 – В оригинале: опосредствование.

4 – В оригинале: запомнить.

5 – Ср., например, Выготский и Лурия. Этюды по истории поведения. М., 1930, с. 65.

6 – В оригинале: них.

7 – В оригинале: которые переносят.

8 – В оригинале: безсвязный.

9 – В оригинале: посколько.

10 – В оригинале: безсмысленного.

11 – В оригинале: безсвязный.

12 – В оригинале первая половина этого предложения подается в единственном числе: «чрезвычайно трудно добиться от испытуемого, чтобы он понял подлинную задачу эксперимента».

13 – В оригинале: осмышления.

14 – В оригинале: слово нам повторяется дважды.

15 – В оригинале: Мельман.

16 – В оригинале: Мельман.

17 – Ср. Мейман Э. Экономия и техника памяти. М.: Книгоиздательство «Космосъ», 1913.

18 – В оригинале: безсмысленный.

19 – В оригинале: Кюлера.

20 – Ср. Кёлер В. Исследование интеллекта человекоподобных обезьян / Под ред. Л.С. Выготского. М.: Издво Акад. Ком. воспит., 1930.

21 – В оригинале: безконечным.

22 – Ср. Edward L. Thorndike. The Law of Effect // The American Journal of Psychology. Vol. 39. № 1/4 (Dec., 1927), p. 212222.

23 – В оригинале: Осмысшление.

24 – В оригинале: Бюне или Бюрне.

25 – Предположительно Гальперин ссылается на работу: Binet A. L’etude experimentale de l’intelligence, 1903.

26 – В оригинале: определение.

27 – М. С. Лебединский, доклад «Психология и патопсихология», 18 декабря 1938 г.

28 – В оригинале: безсмысленный.

29 – В оригинале: обнаруживает.

30 – В оригинале: осмысшления.

Психология памяти | Диплом по психологии

Понятие памяти

Память – это запоминание, сохранение и воспроизведение человеком какой-либо информации. Значение памяти состоит в обеспечении накопления индивидуального опыта человека. Запоминание, сохранение и воспроизведение называются процессами памяти или мнемическими процессами.

Мнемические процессы

К процессам памяти — мнемическим процессам — относятся запоминание, сохранение и воспроизведение.

  1. Запоминание – это закрепление новой информации в памяти. От успешности запоминания зависит успешность сохранения и успешность воспроизведения информации.
  2. Сохранение. Обратной стороной сохранения информации в памяти является забывание. При анализе сохранения анализируется и забывание.
  3. Воспроизведение – актуализация информации и перевод ее из долговременной памяти в оперативную. Успешность воспроизведения зависит от эффективности исходных процессов: запоминания и сохранения информации.

По сложности выделяют следующие виды воспроизведения:

  1. Узнавание – воспроизведение информации в условиях ее повторного предъявления;
  2. Собственно воспроизведение;
  3. Воспоминание – наиболее полное воспроизведение. Воспроизводится не только информация, но и место и время ее восприятия.

Виды памяти

Существуют четыре основные классификации видов памяти. Основанием для первой классификации является содержание запоминаемой информации. По содержанию запоминаемой информации различают следующие виды памяти:

  1. Двигательная память лежит в основе выработки у человека навыков движения и заключается в запоминании движений или их систем.
  2. Образная память – это запоминание информации органов чувств; ее разновидностями являются зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная и вкусовая память.
  3. Эмоциональная память – это память на эмоции радости, грусти, гнева, страха и т.д.
  4. Вербальная (словесно-логическая, вербально-логическая) память – это память на мысли и их словесное выражение.

Критерием второй классификации является длительность хранения информации, на основании которой различают следующие виды памяти:

  1. Кратковременная память — функционирует в условиях одноразового и кратковременного восприятия информации,
  2. Долговременная память – при многократном повторении информации. Время хранения информации в долговременной памяти не ограничено.
  3. Оперативная память — занимает промежуточное положение между кратковременной и долговременной, ее функцией является сопровождение деятельности, выполняемой человеком.

По способу запоминания информации (третья классификация) память разделяется на механическую и логическую.

  1. Механическая память реализуется на основе многократного и шаблонного повторения информации, ее характеристиками являются шаблонность и точность в воспроизведении.
  2. Логическая память основана на предварительном осмыслении запоминаемого материала и является более эффективной, чем механическая.

Четвертым основанием для классификации видов памяти является наличие или отсутствие цели запоминания:

  1. Если цель запомнить информацию присутствует, то такая память называется произвольной,
  2. Если такая цель отсутствует – непроизвольной. Большая часть жизненного опыта человека формируется на основе непроизвольной памяти.

Индивидуальные особенности памяти

  • Объем запоминаемой информации. Стандартный объем — 7±2. Некоторые люди отличаются неограниченным объемом. Лурия: «человек и не догадывался об особенностях своей памяти».
  • Скорость запоминания информации;
  • Прочность запоминания информации. Скорость и прочность запоминания информации объединены взаимосвязью, определяемой типом темперамента человека: холерики отличаются высокой скоростью и низкой прочностью, сангвиники – высокими значениями того и другого, флегматики – низкой скоростью и высокой прочностью, меланхолики – низкими значениями того и другого.
  • Тип памяти. Определяется наиболее развитым у данного человека видом памяти.

См. также:

Основные виды памяти

Классификация видов памяти

Отдельные виды памяти вычленяются в соот­ветствии с тремя основными критериями (рис. 1.4):

По характеру пси­хической активности, преобладающей в деятельности, память делят на двигательную, эмоциональную, образную и словесно-логическую.

По характеру целей деятельности — на непроиз­вольную и произвольную.

По продолжительности закрепле­ния и сохранения материалов (в связи с его ролью и местом в деятельности) — на кратковременную, долговременную и опе­ративную. [20, с. 245].

Классификация видов памяти по характеру психической активности была впервые предложена П. П. Блонским. Хотя все четыре выделенные им вида памя­ти (двигательная, эмоциональная, образная и словесно-логическая) не существу­ют независимо друг от друга, и более того, находятся в тесном взаимодействии, Блонскому удалось определить различия между отдельными видами памяти. Рассмотрим характеристики этих четырех видов памяти.

Рис. 1.4. Классификация видов памяти (по А. Г. Маклакову)

Двигательная память — это запоминание, сохранение и воспроизведение различных движений и их систем. Встречаются люди с ярко выраженным преобладанием этого вида памяти над другими ее видами. Огромное значение это­го вида памяти состоит в том, что она служит основой для фор­мирования различных практических и трудовых навыков, рав­но как и навыков ходьбы, письма и т.д. Без памяти на движе­ния мы должны были бы каждый раз учиться осуществлять со­ответствующие действия. Обычно признаком хорошей двига­тельной памяти является физическая ловкость человека, сно­ровка в труде.

Двигательная память у ребенка возникает очень рано. Ее первые проявления относятся к первому месяцу жизни. Первоначально она выражается только в дви­гательных условных рефлексах, вырабатывающихся у детей уже в это время. В дальнейшем запоминание и воспроизведение движений начинают принимать сознательный характер, тесно связываясь с процессами мышления, воли и др. Осо­бо следует отметить, что к концу первого года жизни двигательная память дости­гает у ребенка такого уровня развития, который необходим для усвоения речи.

Развитие памяти происходит и в более позднее время. Так, двигательная память у детей дошкольного возраста до­стигает уровня развития, позволяющего уже выполнять тонко координированные действия, связанные с овладением письменной речью. Поэтому на разных ступе­нях развития проявления двигательной памяти качественно неоднородны. [12, с. 257-258].

Эмоциональная память — память на чувства. Эмоции всег­да сигнализируют о том, как удовлетворяются наши потреб­ности и интересы, как осуществляются наши отношения с окружающим миром. Эмоциональная память имеет поэтому очень важное значение в жизни и деятельности каждого че­ловека. Пережитые и сохраненные в памяти чувства высту­пают в виде сигналов, либо побуждающих к действию, либо удерживающих от действий, вызвавших в прошлом отрица­тельные переживания.

Первые проявления памяти у ребенка наблюдаются к концу первого полугода жизни. В это время ребенок может радоваться или плакать при одном лишь виде того, что раньше доставляло ему удовольствие или страдание. Однако начальные проявления эмоциональной памяти существенно отличаются от более поздних. Это отличие заключается в том, что если на ранних этапах развития ребенка эмо­циональная память носит условно-рефлекторный характер, то на более высоких ступенях развития эмоциональная память является сознательной.

Образная память — память на представления, картины при­роды и жизни, а также на звуки, запахи, вкусы. Она бывает зрительной, слуховой, осязательной, обонятельной, вкусовой. Если зрительная и слуховая память обычно хорошо развиты и играют ведущую роль в жизненной ориентировке всех нормальных людей, то осязательную, обонятельную и вкусовую память в известном смысле можно назвать профессиональными вида­ми. Как и соответствующие ощущения, эти виды памяти осо­бенно интенсивно развиваются в связи со специфическими ус­ловиями деятельности, достигая поразительно высокого уровня в условиях компенсации или замещения недостающих видов памяти, например, у слепых, глухих и т.д.

Образная память начинает проявляться у детей примерно в то же время, что и представления, т. е. в полтора-два года.

Словесно-логическая память выражается в запоминании и воспроизведении наших мыслей. Мы запоминаем и воспроизводим мысли, возникшие у нас в про­цессе обдумывания, размышления, помним содержание прочитанной книги, раз­говора с друзьями.

Особенностью данного вида памяти является то, что мысли не существуют без языка, поэтому память на них и называется не просто логической, а словесно-логической. При этом словесно-логическая память проявляется в двух случаях: а) за­поминается и воспроизводится только смысл данного материала, а точное сохра­нение подлинных выражений не требуется; б) запоминается не только смысл, но и буквальное словесное выражение мыслей (заучивание мыслей). Если в последнем случае материал вообще не подвергается смысловой обработке, то буквальное за­учивание его оказывается уже не логическим, а механическим запоминанием.

Оба этих вида памяти могут не совпадать друг с другом. Например, есть люди которые хорошо запоминают смысл прочитанного, но не всегда могут точно и прочно заучить материал наизусть, и люди, которые легко заучивают наизусть, не могут воспроизвести текст «своими словами».

Развитие обоих видов словесно-логической памяти также происходит не параллельно друг другу. Заучивание наизусть у детей протекает иногда с большей легкостью, чем у взрослых. В то же время в запоминании смысла взрослые, наоборот, имеют значительные преимущества перед детьми. Это объясняется тем, что при запоминании смысла прежде всего запоминается то, что является наиболее существенным, наиболее значимым. В этом случае очевидно, что выделение существенного в материале зависит от понимания материала, поэтому взрослые легче чем дети, запоминают смысл. И наоборот, дети легко могут запомнить детали, но гораздо хуже запоминают смысл.

Мысли не существуют без языка, поэтому память на них и называется не просто логической, а словесно-логической. Поскольку мысли могут быть воплощены в различную языко­вую форму, то воспроизведение их можно ориентировать на передачу либо только основного смысла материала, либо его буквального словесного оформления. Если в последнем случае материал вообще не подвергается смысловой обработке, то бук­вальное заучивание его оказывается уже не логическим, а меха­ническим запоминанием.

В словесно-логической памяти главная роль принадлежит второй сигнальной системе. Словесно-логическая память — специфически человеческая память в отличие от двигатель­ной, эмоциональной и образной, которые в простейших фор­мах свойственны и животным. Опираясь на развитие других видов памяти, словесно-логическая память становится веду­щей по отношению к ним, и от ее развития зависит развитие всех других видов памяти. Словесно-логической памяти при­надлежит основная роль в усвоении знаний детьми в про­цессе обучения.

Существует, однако, и такое деление памяти на виды, кото­рое прямо связано с особенностями самой актуально выполня­емой деятельности. Так, в зависимости от целей деятельности память делят на непроизвольную и произвольную. Запоминание и воспроизведение, в котором отсутствует специальная цель что-то запомнить или припомнить, называется непроизвольной па­мятью, в случаях, когда это целенаправленный процесс, гово­рят о произвольной памяти.

Непроизвольная и произвольная память вместе с тем пред­ставляют собой две последовательные ступени развития памя­ти. Каждый из опыта знает, какое огромное место в нашей жизни занимает непроизвольная память, на основе которой без специальных мнемических намерений и усилий форми­руется основная и по объему, и по жизненному значению часть нашего опыта.

Однако в деятельности человека неред­ко возникает необходимость руководить своей памятью. В этих условиях важную роль играет произвольная память дающая возможность преднамеренно заучить или припомнить то, что необходимо.

Для того, чтобы тот или иной материал закрепился в памяти, он должен быть соответствующим образом переработан субъектом. Такая переработка требует определенного времени, которое называют временем консолидации следов Субъективно этот процесс переживается как отзвук только что происшедшего события: на какое-то мгновение мы как бы продолжаем видеть, слышать и т.д., что уже непосредст­венно не воспринимаем (стоит перед глазами, звучит в ушах и т.д.). Эти процессы неустойчивы и обратимы, но они на­столько специфичны и их роль в функционировании меха­низмов накопления опыта столь значительна, что их рассмат­ривают в качестве особого вида запоминания, сохранения и воспроизведения информации, который получил название кратковременной памяти. В отличие от долговременной па­мяти, для которой характерно длительное сохранение мате­риала после многократного его повторения и воспроизведе­ния, кратковременная память характеризуется очень крат­ким сохранением.

Понятием оперативная память обозначают мнемические про­цессы, обслуживающие непосредственно осуществляемые че­ловеком актуальные действия, операции. Когда мы выполняем какое-либо сложное действие, например арифметическое, то осу­ществляем его по частям, кускам. При этом мы удерживаем «в уме» некоторые промежуточные результаты до тех пор, пока имеем с ними дело. По мере продвижения к конечному резуль­тату конкретный «отработанный» материал может забываться Аналогичное явление мы наблюдаем при выполнении любого более или менее сложного действия. Куски материала, которы­ми оперирует человек, могут быть различными (ребенок начи­нает читать со складывания букв). Объем этих кусков, так на­зываемых оперативных единиц памяти, существенно влияет на успешность выполнения той или иной деятельности. Этим определяется значение формирования оптимальных оперативных единиц. [12, с. 276].

Критерии, принятые нами за основание деления памяти на виды, связанные с различными сторонами человеческой дея­тельности, выступают в ней не порознь, а в органическом единстве (рис. 1.5).

Рис. 1.3. Сущность памяти (по М. В. Гамезо, И. А. Домашенко)

Индивидуальные различия в памяти людей

Индивидуальные различия в па­мяти людей могут быть двух видов: с одной стороны, память разных людей отли­чается преобладанием той или иной модальности — зрительной, слуховой, двигательной; с другой стороны, па­мять различных людей может отли­чаться и по уровню своей организа­ции.

Человек с наглядно-образным ти­пом памяти особенно хорошо запо­минает наглядные образы, цвет пред­метов, звуки, лица и т. п. Так, В. А. Моцарт, запоминал сложнейшие музыкальные произведения после одного прослушивания.

При словесно-логическом типе па­мяти лучше запоминается словесный, нередко абстрактный материал: поня­тия, формулы и т. п. Например, А. С. Пушкин мог прочесть наизусть длинное стихотворение, написан­ное другим автором, после двукратного его прочтения.

При эмоциональном типе памя­ти прежде всего сохраняются и вос­производятся пережитые человеком чувства.

См.: Развитие памяти у дошкольников (Дипломная работа).

Введение в память | Безграничная психология

Введение в процесс и типы памяти

Память — это способность принимать информацию, кодировать ее, хранить и извлекать позже.

Цели обучения

Суммируйте, какие типы памяти необходимы на каком этапе процесса хранения памяти

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Три основных этапа памяти — это кодирование, хранение и извлечение.Проблемы могут возникнуть на любом из этих этапов.
  • Тремя основными формами хранения памяти являются сенсорная память, кратковременная память и долговременная память.
  • Сенсорная память не контролируется сознательно; это позволяет людям сохранять впечатления от сенсорной информации после того, как первоначальный стимул исчез.
  • Кратковременная память длится очень короткое время и может одновременно хранить не более 7 +/- 2 единиц информации.
  • Долговременное хранилище может содержать неограниченно большой объем информации и может длиться очень долго.
  • Неявная и явная память — это два разных типа долговременной памяти. Неявные воспоминания относятся к сенсорному и автоматизированному поведению, а явные воспоминания относятся к информации, эпизодам или событиям.
Ключевые термины
  • память : способность организма записывать информацию о вещах или событиях с возможностью вызова их позже по желанию.
  • репетиция : Повторение элемента в кратковременной памяти с целью сохранения его в долговременной памяти.

Память — это способность принимать информацию, хранить ее и вызывать позже. В психологии память делится на три этапа: кодирование, хранение и извлечение.

Этапы памяти : три этапа памяти: кодирование, хранение и извлечение. Проблемы могут возникнуть на любом этапе процесса.

Процесс памяти

  1. Кодирование (или регистрация): процесс получения, обработки и объединения информации. Кодирование позволяет информации из внешнего мира достигать наших органов чувств в форме химических и физических раздражителей.На этом первом этапе мы должны изменить информацию, чтобы мы могли поместить память в процесс кодирования.
  2. Хранение: создание постоянной записи закодированной информации. Хранение — это второй этап или процесс памяти, на котором мы храним информацию в течение определенного периода времени.
  3. Извлечение (или отзыв, или распознавание): обратный вызов сохраненной информации в ответ на некоторый сигнал для использования в процессе или действии. Третий процесс — это получение информации, которую мы сохранили.Мы должны найти его и вернуть в наше сознание. Некоторые попытки поиска могут быть легкими из-за типа информации.

Проблемы могут возникнуть на любом этапе процесса, от забывчивости до амнезии. Отвлечение может помешать нам изначально кодировать информацию; информация может храниться неправильно или может не переходить из краткосрочного в долгосрочное хранение; и / или мы не сможем получить информацию после ее сохранения.

Типы памяти

Сенсорная память

Сенсорная память позволяет людям сохранять впечатления от сенсорной информации после того, как первоначальный стимул исчез.Один из наиболее распространенных примеров сенсорной памяти — это быстро движущиеся огни в темноте: если вы когда-либо зажигали бенгальский огонь четвертого июля или наблюдали, как ночью проезжает транспорт, кажется, что свет оставляет след. Это из-за «иконической памяти», зрительного сенсорного хранилища. Два других типа сенсорной памяти были тщательно изучены: эхогенная память (слуховая сенсорная память) и тактильная память (тактильная сенсорная память). Сенсорная память не участвует в высших когнитивных функциях, таких как кратковременная и долговременная память; это не контролируется сознательно.Роль сенсорной памяти состоит в том, чтобы обеспечить подробное представление всего нашего сенсорного опыта, для которого важная информация извлекается кратковременной памятью и обрабатывается рабочей памятью.

Кратковременная память

Кратковременная память также известна как рабочая память . Он содержит только несколько предметов (исследования показывают диапазон 7 +/- 2 предметов) и длится всего около 20 секунд. Однако элементы можно перемещать из кратковременной памяти в долговременную с помощью таких процессов, как rehearsal .Примером репетиции является ситуация, когда кто-то дает вам номер телефона устно, и вы постоянно повторяете его про себя, пока не сможете его записать. Если кто-то прервет вашу репетицию, задав вопрос, вы легко можете забыть номер, поскольку он хранится в вашей кратковременной памяти.

Долговременная память

Долговременные воспоминания — это все воспоминания, которые мы храним в течение периодов времени, превышающих несколько секунд; Долговременная память включает в себя все, от того, что мы узнали в первом классе, до наших старых адресов и того, что мы вчера носили на работе.Долговременная память имеет невероятно большой объем памяти, и некоторые воспоминания могут сохраняться с момента их создания до нашей смерти.

Есть много типов долговременной памяти. Явная или декларативная память требует сознательного вспоминания; он состоит из информации, которая сознательно сохраняется или извлекается. Эксплицитная память может быть далее подразделена на семантических воспоминаний (факты, вырванные из контекста, например, «Париж — столица Франции») и эпизодических воспоминаний (личные переживания, такие как «Когда я был в Париже, я видел Мона Лиза “).

В отличие от явной / декларативной памяти, существует также система процедурной / неявной памяти. Эти воспоминания основаны не на сознательном хранении и извлечении информации, а на неявном обучении. Часто этот тип памяти используется для обучения новым двигательным навыкам. Примером неявного обучения является обучение езде на велосипеде: вам не нужно сознательно помнить, как ездить на велосипеде, вы просто делаете это. Это из-за неявной памяти.

Что такое память?

Что такое память?

Память относится к процессам, которые используются для получения, хранения, сохранения и последующего извлечения информации.В памяти задействованы три основных процесса: кодирование, хранение и извлечение.

Человеческая память включает в себя способность как сохранять, так и восстанавливать информацию, которую мы узнали или испытали. Однако, как мы все знаем, это не безупречный процесс. Иногда мы что-то забываем или неправильно запоминаем. Иногда вещи вообще не кодируются должным образом в памяти.

Проблемы с памятью могут варьироваться от незначительных неприятностей, таких как забыть, где вы оставили ключи от машины, до серьезных заболеваний, таких как болезнь Альцгеймера и другие виды деменции, которые влияют на качество жизни и способность функционировать.

Изучение человеческой памяти было предметом науки и философии на протяжении тысячелетий и стало одной из основных тем, представляющих интерес в когнитивной психологии.

Как формируются воспоминания

Чтобы сформировать новые воспоминания, информация должна быть преобразована в пригодную для использования форму, что происходит в процессе, известном как кодирование . После того, как информация была успешно закодирована, она должна быть сохранена в памяти для дальнейшего использования.

Большая часть этой хранимой памяти большую часть времени находится вне нашего понимания, за исключением тех случаев, когда нам действительно нужно ее использовать. Процесс поиска позволяет нам осознать сохраненные воспоминания.

Как долго сохраняются воспоминания?

Некоторые воспоминания очень короткие, всего несколько секунд, и позволяют нам воспринимать сенсорную информацию об окружающем мире.

Кратковременные воспоминания немного длиннее и длятся от 20 до 30 секунд.Эти воспоминания в основном состоят из информации, на которой мы сейчас сосредоточены и о которой думаем.

Наконец, некоторые воспоминания способны сохраняться намного дольше, длиться дни, недели, месяцы или даже десятилетия. Большинство этих долговременных воспоминаний лежат за пределами нашего непосредственного осознания, но мы можем привлечь их к сознанию, когда они необходимы.

Использование памяти

Чтобы использовать информацию, которая была закодирована в памяти, ее сначала нужно получить. Есть много факторов, которые могут повлиять на то, как извлекаются воспоминания, например, тип используемой информации и имеющиеся сигналы извлечения.

Конечно, этот процесс не всегда идеален. Вы когда-нибудь чувствовали, что получили ответ на вопрос прямо на кончике языка, но не могли вспомнить его? Это пример запутанной проблемы восстановления памяти, известной как lethologica или феномен кончика языка.

Организация памяти

Возможность доступа и извлечения информации из долговременной памяти позволяет нам фактически использовать эти воспоминания для принятия решений, взаимодействия с другими и решения проблем.Но как информация организована в памяти?

Один из способов мышления об организации памяти известен как модель семантической сети. Эта модель предполагает, что определенные триггеры активируют связанные воспоминания. Воспоминание об определенном месте может активировать воспоминания о связанных с ним вещах, которые произошли в этом месте. Например, размышления о конкретном здании кампуса могут вызвать воспоминания о посещении занятий, учебе и общении со сверстниками.

Типы памяти

Хотя было предложено несколько различных моделей памяти, сценическая модель памяти часто используется для объяснения основной структуры и функции памяти.Эта теория, впервые предложенная в 1968 году Ричардом Аткинсоном и Ричардом Шиффрином, выделяет три отдельных этапа памяти: сенсорная память, кратковременная память и долговременная память.

Сенсорная память

Сенсорная память — это самая ранняя стадия памяти. На этом этапе сенсорная информация из окружающей среды сохраняется в течение очень короткого периода времени, обычно не более полсекунды для визуальной информации и 3 или 4 секунд для слуховой информации.Мы обращаем внимание только на определенные аспекты этой сенсорной памяти, позволяя некоторой части этой информации перейти на следующий этап: кратковременную память.

Кратковременная память

Кратковременная память, также известная как активная память, — это информация, о которой мы в настоящее время знаем или о которой думаем. Во фрейдистской психологии это воспоминание будет называться сознательным разумом. Обращение внимания на сенсорные воспоминания генерирует информацию в кратковременной памяти.

Хотя многие из наших кратковременных воспоминаний быстро забываются, внимание к этой информации позволяет перейти к следующему этапу: долговременной памяти.Большая часть информации, хранящейся в активной памяти, будет храниться примерно от 20 до 30 секунд.

Термин «кратковременная память» часто используется как синоним «рабочая память», который относится к процессам, которые используются для временного хранения, организации и управления информацией.

Долговременная память

Долговременная память — это постоянное хранение информации. В фрейдистской психологии долговременную память можно было бы назвать предсознательной и бессознательной.Эта информация в значительной степени находится за пределами нашего понимания, но может быть вызвана в рабочую память для использования при необходимости. Часть этой информации довольно легко вспомнить, в то время как к другим воспоминаниям получить доступ гораздо труднее.

Потеря памяти

Забывание — удивительно обычное явление. Просто подумайте, как часто вы забываете чье-то имя или пропускаете важную встречу. Почему мы забываем информацию, которую узнали в прошлом? Есть четыре основных объяснения того, почему происходит забывание:

  • Отказ от хранения
  • Помехи
  • Мотивированное забывание
  • Ошибка поиска

Исследования показали, что одним из критических факторов, влияющих на сбой памяти, является время.Информация часто быстро забывается, особенно если люди не просматривают и не репетируют информацию активно.

Иногда информация просто теряется из памяти, а в других случаях она изначально никогда не сохранялась правильно. Иногда воспоминания конкурируют друг с другом, затрудняя запоминание определенной информации. В других случаях люди активно пытаются забыть то, о чем они просто не хотят помнить.

Подсказки

Независимо от того, насколько велика ваша память, вы, вероятно, можете сделать несколько вещей, чтобы сделать ее еще лучше.К счастью, когнитивные психологи открыли ряд методов, которые могут помочь улучшить память:

  • Запишите это. Процесс письма ручкой и бумагой помогает внедрить воспоминания в ваш мозг, а также может служить напоминанием или ссылкой в ​​дальнейшем.
  • Придайте этому смысл. Вы можете легче вспомнить что-то, если придадите этому значение. Например, если вы свяжете человека, которого только что встретили, с кем-то, кого вы уже знаете, вы сможете легче запомнить его имя.
  • Повторить. Повторение помогает закодировать память за пределами кратковременной памяти.
  • Группировать ит. Информация, которая разделена на категории, становится легче запоминать и вспоминать. Например, рассмотрим следующую группу слов: стол, яблоко, книжная полка, красный, слива, стол, зеленый, ананас, фиолетовый, стул, персик, желтый. Потратьте несколько секунд на их чтение, затем отведите взгляд и попытайтесь вспомнить и перечислить эти слова. Как вы сгруппировали слова, когда перечисляли их? Большинство людей будут использовать три разные категории: цвет, мебель и фрукты.

Доказано, что в дополнение к этим методам поддержание здоровья вашего мозга путем регулярных тренировок, поддержания социальных связей, управления стрессом и выполнения сложных действий (например, разгадывание кроссвордов или игра на музыкальном инструменте) помогает улучшить память.

Слово от Verywell

Человеческая память — это сложный процесс, который исследователи все еще пытаются лучше понять. Наши воспоминания делают нас такими, какие мы есть, но процесс не идеален.Хотя мы способны запоминать огромное количество информации, мы также подвержены ошибкам и ошибкам.

Память, кодирование, хранение и поиск

  1. Когнитивная психология
  2. Память

Кодирование, хранение и поиск

Этапы памяти

Кодирование, хранение и поиск

, опубликовано

McLeod ,

, 2013 г.,

«Память — это процесс сохранения информации во времени.»(Matlin, 2005)

« Память — это средство, с помощью которого мы опираемся на наш прошлый опыт, чтобы использовать эту информацию в настоящем »(Sternberg, 1999).

Память — это термин, используемый для структур и процессов, участвующих в хранении и последующем извлечении информации.

Память важна для всей нашей жизни. Без памяти о прошлом мы не можем действовать в настоящем или думать о будущем. Мы не сможем вспомнить, что мы делали вчера, что мы сделали сегодня или что мы планируем делать завтра.Без памяти мы ничего не могли бы узнать.

Память участвует в обработке огромных объемов информации. Эта информация принимает множество различных форм, например изображения, звуки или значение.

Для психологов термин память охватывает три важных аспекта обработки информации:


1. Кодирование памяти

1. Кодирование памяти

Когда информация поступает в нашу систему памяти (от сенсорного ввода), она должна быть преобразован в форму, с которой может справиться система, чтобы ее можно было сохранить.

Думайте об этом как об обмене денег на другую валюту, когда вы путешествуете из одной страны в другую. Например, слово, которое видели (в книге), может быть сохранено, если оно изменено (закодировано) в звук или значение (то есть семантическая обработка).

Существует три основных способа кодирования (изменения) информации:

1. Визуальный (изображение)

2. Акустический (звук)

3.Семантический (значение)

Например, как вы запомните телефонный номер, который вы искали в телефонной книге? Если вы это видите, значит, вы используете визуальное кодирование, но если вы повторяете это про себя, вы используете акустическое кодирование (по звуку).

Имеются данные, свидетельствующие о том, что основной системой кодирования в кратковременной памяти (STM) является акустическое кодирование. Когда человеку предлагают список цифр и букв, он пытается удержать их в СТМ, репетируя их (устно).

Репетиция — это словесный процесс, независимо от того, представлен ли список предметов акустически (кто-то их зачитывает) или визуально (на листе бумаги).

Принципиальной системой кодирования в долговременной памяти (LTM) является семантическое кодирование (по значению). Однако информация в LTM также может быть закодирована как визуально, так и акустически.


2. Память

2. Память

Это касается природы памяти, т.е.е., где хранится информация, как долго хранится память (продолжительность), сколько может храниться в любое время (емкость) и какая информация хранится.

То, как мы храним информацию, влияет на то, как мы ее получаем. Было проведено значительное количество исследований относительно различий между краткосрочной памятью (STM) и долгосрочной памятью (LTM).

Большинство взрослых могут хранить в своей кратковременной памяти от 5 до 9 предметов. Миллер (1956) выдвинул эту идею и назвал ее магическим числом 7.Он думал, что объем краткосрочной памяти составляет 7 (плюс-минус 2) элементов, потому что в нем было только определенное количество «слотов», в которых можно было хранить элементы.

Однако Миллер не указал объем информации, который может храниться в каждом слоте. В самом деле, если мы можем «разбить» информацию на части, мы сможем хранить гораздо больше информации в нашей краткосрочной памяти. Напротив, емкость LTM считается неограниченной.

Информация может храниться в STM только в течение короткого времени (0-30 секунд), но LTM может длиться всю жизнь.


3. Извлечение из памяти

3. Извлечение из памяти

Это относится к извлечению информации из хранилища. Если мы что-то не можем вспомнить, это может быть потому, что мы не можем это восстановить. Когда нас просят извлечь что-то из памяти, различия между STM и LTM становятся очень ясными.

STM сохраняется и извлекается последовательно. Например, если группе участников дается список слов для запоминания, а затем их просят вспомнить четвертое слово в списке, участники просматривают список в том порядке, в котором они его слышали, чтобы получить информацию.

LTM сохраняется и извлекается по ассоциации. Вот почему вы можете вспомнить, зачем вы поднялись наверх, если вернетесь в комнату, где впервые подумали об этом.

Организация информации может помочь в поиске. Вы можете организовать информацию в последовательности (например, в алфавитном порядке, по размеру или по времени). Представьте себе пациента, выписываемого из больницы, лечение которого включало прием различных таблеток в разное время, смену одежды и выполнение упражнений.

Если врач дает эти инструкции в том порядке, в котором они должны выполняться в течение дня (т.е., в последовательности времени), это поможет пациенту их запомнить.


Критика экспериментов с памятью

Критика экспериментов с памятью

Большая часть исследований памяти основана на экспериментах, проводимых в лабораториях. Тех, кто принимает участие в экспериментах — участников — просят выполнить такие задачи, как вспомнить списки слов и чисел.

И обстановка — лаборатория, и задачи — далеки от повседневной жизни.Во многих случаях обстановка искусственная, а задачи бессмысленны. Это имеет значение?

Психологи используют термин экологическая значимость для обозначения степени, в которой результаты научных исследований могут быть обобщены на другие параметры. Эксперимент имеет высокую экологическую ценность, если его результаты могут быть обобщены, применены или распространены на условия за пределами лаборатории.

Часто считается, что если эксперимент реалистичен или правдив, то с большей вероятностью его результаты можно будет обобщить.Если это нереально (если лабораторная обстановка и задачи искусственны), то вероятность того, что результаты могут быть обобщены, меньше. В этом случае эксперимент будет иметь низкую экологическую ценность.

Многие эксперименты, предназначенные для исследования памяти, подвергались критике за низкую экологическую значимость. Во-первых, лаборатория — это искусственная ситуация. Людей удаляют из их обычных социальных условий и просят принять участие в психологическом эксперименте.

Они управляются «экспериментатором» и могут быть помещены в компанию совершенно незнакомых людей.Для многих людей это совершенно новый опыт, далекий от повседневной жизни. Повлияет ли эта настройка на их действия, будут ли они вести себя нормально?

Его особенно интересовали характеристики людей, которые, по его мнению, достигли своего индивидуального потенциала.

Часто задачи, которые участники должны выполнить, могут казаться искусственными и бессмысленными. Лишь немногие люди, если таковые имеются, попытаются запомнить и вспомнить список несвязанных слов в своей повседневной жизни.И непонятно, как такие задачи соотносятся с использованием памяти в повседневной жизни.

Искусственность многих экспериментов заставила некоторых исследователей усомниться в том, можно ли обобщить их результаты в реальной жизни. В результате многие эксперименты с памятью подвергались критике за низкую экологическую ценность.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2013, 5 августа). Этапы памяти — кодирование, хранение и поиск .Просто психология. https://www.simplypsychology.org/memory.html

Ссылки на стиль APA

Matlin, M. W. (2005). Познание . Крофордсвилль: John Wiley & Sons, Inc.

Миллер, Г. А. (1956). Магическое число семь, плюс-минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию. Психологический обзор , 63 (2): 81–97.

Штернберг, Р. Дж. (1999). Когнитивная психология (2-е изд.) . Форт-Уэрт, Техас: Издатели колледжа Харкорт Брейс.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2013, 5 августа). Этапы памяти — кодирование, хранение и поиск . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/memory.html

сообщить об этом объявлении

Долговременная память | Simply Psychology

  1. Память
  2. Долговременная память

Д-р Саул МакЛеод, обновлено 20


Долговременная память (LTM) — заключительный этап модели многоуровневой памяти, предложенной Аткинсоном. Шиффрин, обеспечивая длительное сохранение информации и навыков.

Теоретически емкость долговременной памяти может быть неограниченной, при этом основным ограничением для отзыва является доступность, а не наличие.

Продолжительность может составлять несколько минут или всю жизнь. Предлагаемые режимы кодирования в основном семантические (значение) и визуальные (графические), но также могут быть акустическими.

Используя аналогию с компьютером, информация в вашем LTM будет похожа на информация, которую вы сохранили на жестком диске. Его нет на вашем рабочем столе (в вашей кратковременной памяти), но вы можете получить эту информацию, когда захотите, по крайней мере, в большинстве случаев.


Типы долговременной памяти

Долговременная память не является единым хранилищем и делится на два типа: явная (зная это) и неявная (зная как).

Одно из самых ранних и наиболее важных отличий долговременной памяти было предложено Тулвингом (1972). Он предложил различать эпизодическую, смысловую и процедурную память.

Процедурная память

Процедурная память — это часть неявной долговременной памяти, отвечающая за знание того, как что-то делать, т.е.е. память моторики.

Он не включает сознательное (то есть бессознательное — автоматическое) мышление и не является декларативным. Например, процедурная память предполагает знание того, как ездить на велосипеде.

Семантическая память

Семантическая память — это часть явной долговременной памяти, отвечающая за хранение информации о мире. Сюда входят знания о значении слов, а также общие знания.

Например, Лондон — столица Англии.Он включает сознательное мышление и декларативен.

Знания, которые мы храним в семантической памяти, сосредоточены на том, чтобы «знать, что» что-то имеет место (т. Е. Декларативно). Например, у нас может быть семантическая память о том, что мы знаем, что Париж — столица Франции.

Эпизодическая память

Эпизодическая память — это часть явной долговременной памяти, отвечающая за хранение информации о событиях (то есть эпизодах), которые мы пережили в нашей жизни.

Он включает сознательное мышление и является декларативным.Примером может служить воспоминание о нашем первом дне в школе.

Знания, которые мы храним в эпизодической памяти, сосредоточены на «знании того, что» что-то имеет место (т. Е. Декларативно). Например, у нас могут быть эпизодические воспоминания о том, что мы сегодня ехали на автобусе в колледж.

Коэн и Сквайр (1980) провели различие между декларативным знанием и процедурным знанием.

Процедурные знания включают «знание того, как» что-то делать. Сюда входили такие навыки, как «уметь» играть на пианино, ездить на велосипеде; завяжите обувь и другие двигательные навыки.

Это не связано с сознательным мышлением (то есть бессознательным — автоматическим). Например, мы чистим зубы, практически не осознавая задействованных навыков.

Декларативное знание включает в себя «знание того, что», например, Лондон — столица Англии, зебры — животные, день рождения вашей мамы и т. Д.

Вызов информации из декларативной памяти требует определенных усилий — информация передается сознательно на ум и «заявлено».

Доказательства различия между декларативной и процедурной памятью получены в исследованиях пациентов с амнезией. Как правило, пациенты с амнезией испытывают большие трудности с сохранением эпизодической и семантической информации после начала амнезии.

Их память о событиях и знаниях, приобретенных до начала состояния, как правило, остается нетронутой, но они не могут хранить новые эпизодические или семантические воспоминания. Другими словами, похоже, что их способность сохранять декларативную информацию нарушена.

Однако их процедурная память, похоже, не пострадала. Они могут вспомнить навыки, которым они уже научились (например, езда на велосипеде), и приобрести новые навыки (например, научиться водить машину).


Эксперимент с очень долговременной памятью

Bahrick, Bahrick и Wittinger (1975) исследовали то, что они назвали очень долговременной памятью (VLTM). Было протестировано около 400 участников в возрасте от 17 до 74 лет.

Участников попросили перечислить имена выпускников, которые они могли запомнить. класс в бесплатном тесте на отзыв.

Существовали различные условия, в том числе: бесплатный тест на запоминание, когда участники пытались запомнить имена людей в выпускном классе; тест распознавания фотографий, состоящий из 50 картинок; тест на узнавание имени для бывших школьных друзей.

Результаты исследования показали, что участники, прошедшие тестирование в течение 15 лет после окончания учебы, примерно на 90% определили имена и лица. Через 48 лет они были верны на 80% в словесном и на 70% в визуальном.

Участники лучше распознавали фотографии, чем их вызывали.Бесплатный отзыв был хуже. Через 15 лет точность составила 60%, а через 48 лет — 30%.

Они пришли к выводу, что долговременная память имеет потенциально неограниченную продолжительность.

Использует значимые стимулы — Бахрик и др. Проверяли воспоминания людей на их собственных живет за счет школьных ежегодников — имеет более высокую внешнюю достоверность по сравнению с учебой использование бессмысленных изображений (где уровень запоминания, как правило, ниже) — но не учитывает смешанные переменные (возможно, они репетировали воспоминания о фотографиях в течение многих лет), поэтому любые к реальным приложениям следует относиться с осторожностью.

Ссылки на стиль APA

Бахрик, Х. П., Бахрик, П. О. и Уиттингер, Р. П. (1975). Пятьдесят лет памяти имен и лиц: кросс-секционный подход. Журнал экспериментальной психологии: Общие , 104, 54-75.

Коэн, Н. Дж., И Сквайр, Л. Р. (1980). Сохраненное обучение и сохранение навыка анализа паттернов при амнезии: диссоциация знания как и знания этого. Наука , 210, 207–209.

Тульвинг, Э.(1972). Эпизодическая и смысловая память. В E. Tulving и W. Donaldson (Eds.), Организация памяти , (стр. 381–403). Нью-Йорк: Academic Press.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2010, 14 декабря). Долговременная память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/long-term-memory.html

сообщить об этом объявлении

Кратковременная память | Simply Psychology

  1. Память
  2. Кратковременная память

Автор: Dr.Saul McLeod, опубликовано в 2009 г.


Кратковременная память (STM) — это второй этап модели многоуровневой памяти, предложенной Аткинсоном-Шиффрином. Продолжительность STM составляет от 15 до 30 секунд, а емкость — около 7 элементов.

Кратковременная память имеет три ключевых аспекта:

    1. ограниченная емкость (одновременно можно хранить только около 7 элементов)

    2. ограниченная продолжительность (хранение очень хрупкое, и информация может быть потеряна с отвлечением внимания или с течением времени)

    3. кодирование (в первую очередь акустическое, даже перевод визуальной информации в звуки).

Есть два способа тестирования емкости: один — диапазон, другой — эффект недавности.

Магическое число 7 (плюс-минус два) свидетельствует о емкости кратковременной памяти. Большинство взрослых могут хранить в своей кратковременной памяти от 5 до 9 предметов. Эта идея была выдвинута Миллером (1956) и назвал ее магическим числом 7. Он думал, что эта кратковременная память может содержать 7 (плюс-минус 2 элемента), потому что в ней было только определенное количество «ячеек», в которых элементы могли быть размещены. храниться.

Однако Миллер не указал объем информации, который может храниться в каждом слоте. В самом деле, если мы можем «разбить» информацию на части, мы сможем хранить гораздо больше информации в нашей краткосрочной памяти.

Теория Миллера подтверждается данными различных исследований, таких как Jacobs (1887). Он использовал тест на размах цифр с каждой буквой в алфавите и числами, кроме «w» и «7», потому что у них было два слога. Он обнаружил, что людям легче запоминать числа, чем буквы.Средний размах букв составил 7,3, а цифр — 9,3.

По данным Аткинсона и Шиффрина (1971), продолжительность кратковременной памяти составляет от 15 до 30 секунд. Элементы можно хранить в кратковременной памяти, повторяя их устно (акустическое кодирование), процесс, известный как репетиция.

Использование техники, называемой техникой Брауна-Петерсона, которая предотвращает возможность возврата, заставляя участников считать в обратном порядке за 3 секунды.

Петерсон и Петерсон (1959) показали, что чем дольше задержка, тем меньше информации запоминается.Быстрая потеря информации из памяти при предотвращении репетиции рассматривается как показатель кратковременной памяти, имеющей ограниченную продолжительность.

Баддели и Хитч (1974) разработали альтернативную модель кратковременной памяти, которую они назвали рабочей памятью.

Ссылки на стиль APA

Аткинсон, Р. К., и Шиффрин, Р. М. (1971). Управление процессами кратковременной памяти . Институт математических исследований в области социальных наук Стэнфордского университета.

Baddeley, A.D., & Hitch, G. (1974). Рабочая память. В G.H. Бауэр (ред.), Психология обучения и мотивации: достижения в исследованиях и теории (том 8, стр. 47–89). Нью-Йорк: Academic Press.

Миллер Г. (1956). Магическое число семь, плюс-минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию. Психологический обзор , 63, 81-97.

Петерсон, Л. Р., и Петерсон, М. Дж. (1959). Кратковременное удержание отдельных словесных заданий. Журнал экспериментальной психологии , 58 (3), 193-198.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.A. (2009, 14 декабря). Кратковременная память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/short-term-memory.html

сообщить об этом объявлении

Семантическая память | Simply Psychology

  1. Память
  2. Долговременная память
  3. Семантическая память

Айеш Перера, опубликовано 15 декабря 2020 г.


Домашние сообщения
  • Семантическая память — это категория долговременной памяти это включает в себя вспоминание идей, концепций и фактов, которые обычно считаются общими знаниями.Примеры семантической памяти включают фактическую информацию, такую ​​как грамматика и алгебра.
  • Семантическая память отличается от эпизодической памяти тем, что в то время как семантическая память включает в себя общие знания, эпизодическая память включает в себя личный жизненный опыт.
  • Есть много споров о том, какие области мозга задействованы в функциях семантической памяти.
  • В то время как семантическая сеть графически представляет отношения между различными концепциями, семантическое насыщение относится к явлению, при котором повторение приводит к временной потере смысла.

Семантическая память — это тип долговременной декларативной памяти, которая относится к фактам, концепциям и идеям, которые мы накопили в течение нашей жизни (Squire, 1992). Семантическая память обычно включает в себя вопросы, которые широко истолковываются как общеизвестные знания, которые не извлекаются исключительно или непосредственно из личного опыта (McRae & Jones, 2013).

Примеры семантической памяти

Некоторые примеры семантической памяти могут включать:

    Напомним, что Вашингтон, Д.С. — столица США, а Вашингтон — штат.

    Напомним, что апрель 1564 года — это дата рождения Шекспира.

    Вспоминая тип еды, которую ели люди в Древнем Египте.

    Зная, что слоны и жирафы — млекопитающие.


История и предыстория

Концепция семантической памяти была впервые предложена в 1972 году У. Дональдсоном и Энделом Тулвингом. В первую очередь под влиянием усилий Шеера и Рейффа (1959) провести различие между двумя основными формами долговременной памяти, Тулвинг стремился отличить эпизодическую память от того, что он позже назвал семантической памятью.

Тулвинг (1972, стр. 386) в своей книге Эпизодическая и семантическая память использует слово семантическое для описания системы памяти, которая включает «слова и вербальные символы, их значения и референты, отношения между ними, и правила, формулы или алгоритмы воздействия на них ».

Tulving (1984) дополнительно дифференцировал семантическую память и эпизодическую память в зависимости от режима их работы, типа информации, которую они обрабатывают, и их применения в реальном слове и лаборатории памяти.


Что предлагают исследования

Со времени предложения Тулвинга было проведено множество экспериментов и тестов, чтобы убедиться в правдивости его гипотезы. Например, в 1981 году Джейкоби и Даллас провели исследование, в котором участвовали 247 студентов бакалавриата. Эксперимент включал в себя две фазы с задачами перцептивной идентификации и эпизодического распознавания.

Джейкоби и Даллас использовали экспериментальный метод диссоциации, и результаты исследования продемонстрировали явное различие в выполнении семантических и эпизодических задач, что подтвердило гипотезу Тулвинга.

Развитие функциональной магнитно-резонансной томографии и позитронно-эмиссионной томографии позволило исследовать различные гипотезы, связанные с организацией нейронной работы семантической памяти (Eiling, Chrysikou & Thompson-Schill, 2013). Например, эти методы нейровизуализации могут выявить мозговую активность людей, занимающихся различными когнитивными задачами, от сопоставления изображений до наименования объектов.

Эти новые разработки подразумевают, что семантическая память включает несколько анатомически и функционально различных систем, и что никакая конкретная область мозга не играет привилегированной роли в извлечении или представлении семантических знаний.Более того, каждая система, зависящая от атрибута, здесь присоединяется к сенсомоторной модальности, а также к определенному связанному свойству внутри модальности.

Кроме того, исследования нейровизуализации показывают, что семантическая память может быть разделена на типы визуальной информации, такие как движение, форма, размер и цвет.

Например, Thomson-Schill (2003) постулировал, что информация о движении и размере извлекается левой боковой височной корой и теменной корой соответственно, в то время как знание формы и цвета извлекается двусторонней или левой вентральная височная кора.

Кроме того, сети премоторной коры, теменной коры, а также вентральной и латеральной височной коры, по-видимому, составляют семантические представления, которые распределены и организованы по категориям и атрибутам.

Однако это не исключает возможности того, что неперцептуальные концептуальные знания могут быть представлены в более передних областях височной коры. В то время как лексический поиск может быть привязан к задним языковым регионам, семантическая обработка в височно-теменной сети может быть присоединена к передняя височная доля.

Области мозга, связанные с семантической памятью

Нейробиология, лежащая в основе семантической памяти, долгое время была предметом дискуссий. Многие клиницисты и исследователи считают, что системы мозга, хранящие семантическую память, аналогичны системам мозга, хранящим эпизодическую память (Vargha-Khadem, 1997).

Согласно этой точке зрения, образование гиппокампа и медиальные височные доли рассматриваются как играющие жизненно важную роль в хранении семантической памяти. Это предположение утверждает, что, хотя формирование гиппокампа позволяет формировать воспоминания, кодируя их, кора головного мозга хранит закодированные воспоминания.

Эта гипотеза дополнительно предполагает, что, поскольку образование гиппокампа включает не только гиппокамп, но также энторинальную кору и периринальную кору, которые составляют парагиппокампальные коры, кодирование информации может быть физиологически основано вне самого гиппокампа.

Поддержка этой теории проистекает из исследования пациентов с амнезиаком, которым удалось продемонстрировать неповрежденную семантическую память, несмотря на повреждение их гиппокампа. Парагиппокампальная кора у этих испытуемых была сохранена.

Однако, вопреки приведенной выше точке зрения, некоторые исследователи считают, что семантическая память находится во временной неокортексе, в то время как другие считают, что она распределена по всем областям мозга (Vargha-Khadem, 1997) (Binder & Desai, 2011).

Вторая группа, например, считает, что память о собаке может происходить как от зрительной, так и от слуховой коры. В то время как лай собаки мог быть зарегистрирован во втором, визуальные особенности собаки могли войти в первые.


Семантическое vs.Эпизодическая память

Семантическая память сосредоточена на фактах, идеях и концепциях. С другой стороны, эпизодическая память относится к воспоминаниям об определенных и субъективных жизненных переживаниях.

В то время как семантическая память воплощает в себе информацию, обычно удаленную от личного опыта или эмоций, эпизодическая память характеризуется биографическими переживаниями, специфичными для человека.

Следовательно, последнее включает в себя реальные события, которые произошли в определенные моменты жизни.


Семантическая сеть

Семантическая сеть — это когнитивное графическое представление знаний, которое демонстрирует отношения между различными концепциями в сети (Sowa, 1987). Таксономическая иерархия может упорядочивать организацию дуг и узлов семантической сети.

Узел — это символ, который представляет конкретное слово, функцию или концепцию, тогда как дуга — это символ, обозначающий двухместные отношения между узлами (Арбиб, 2002).В отличие от нейронных сетей, семантические сети вряд ли будут использовать распределенные представления для концептов.

Семантическая сеть может быть направленным или неориентированным графом (Sowa, 1987). В то время как вершины в нем будут представлять концепции, края будут обозначать семантические отношения между концепциями.

Эти грани будут соединять или отображать различные семантические поля. Модели логического понимания и дискурса, а также искусственного интеллекта часто изображают семантические сети (Barr & Feigenbaum 1982).

Более того, активация распространения неизменно характеризует обработку семантической сети (Арбиб, 2002). Активация распространения — это действие, при котором активация одного узла приводит к активации других узлов через их соединительные звенья (Collins & Quillian 1972).

Некоторые приложения обработки естественного языка, такие как устранение неоднозначности слов и семантический анализ, используют семантические сети (Hoifung & Domingos, 2009; Sussna, 1993).


Семантическое насыщение

Семантическое насыщение относится к ситуации, в которой повторение или расширенная оценка фразы или слова приводит к временной потере его значения для того, кто, таким образом, считает это слово или фразу бессмысленными (Das, 2014) .

Семантическое насыщение впервые было введено как термин в 1962 году Леоном Джеймсом Якобовицем, который продемонстрировал с помощью нескольких экспериментов, как различные когнитивные упражнения могут приводить к семантическому насыщению.

Согласно Якобовицу (1962), вербальное повторение вызывает в коре головного мозга нейронный паттерн, соответствующий значению слова. Быстрое повторение, которое позволяет многократно активировать центральную нервную активацию и периферическую сенсомоторную активность, приводит к реактивному торможению, которое снижает интенсивность активности при каждом повторении.

Примеры семантического насыщения включают следующие :
  • Повторение слов словесно, а затем их группирование в идеи
  • Цифры рейтинга, которые отображаются повторно в течение короткого времени
  • Повторение набора чисел вслух и их добавление вскоре после этого

Кроме того, семантическое насыщение было интегрировано в лечение фобий посредством использования определенных когнитивных действий для изменения поведения посредством системной десенсибилизации (Jakobovits, 1966).Кроме того, известно, что использование повторения для стимулирования семантического насыщения для устранения негативных эмоций, связанных с речью, снижает речевую тревогу.

Кроме того, исследования продемонстрировали потенциальную ценность семантического насыщения как инструмента для лучшего понимания изучения слов, эффективного чтения и многоязычия (Fishman, 2014; Tian & Huber, 2010).

Об авторе

Айеш Перера недавно окончил Гарвардский университет, где изучал политику, этику и религию.В настоящее время он проводит исследования в области нейробиологии и максимальной эффективности в качестве стажера Кембриджского центра поведенческих исследований, а также работает над собственной книгой по конституционному праву и юридической интерпретации.

Как ссылаться на эту статью:

Prera, A (2020, 15 декабря). Семантическая память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/semantic-memory.html

Ссылки на стиль APA

Арбиб М.А. (Под ред.). (2002). Семантические сети. В Справочнике по теории мозга и нейронных сетей (2-е изд.) . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Барр А. и Фейгенбаум Е. А. (1982). Справочник по искусственному интеллекту . Затерянный Альтос, Калифорния: Уильям Кауфман.

Биндер, Дж. Р. и Десаи, Р. Х. (2011). Нейробиология семантической памяти. Тенденции в когнитивных науках , 15 (11), 527–536.

Коллинз А. М. и Куиллиан М. Р. (1972). Как сделать язык юзером.В E. Tulving и W. Donaldson (Eds.), Организация памяти (стр. 309-351). Нью-Йорк: Academic Press.

Дас, Дж. П. (2014). Вербальное кондиционирование и поведение . Оксфорд: Pergamon Press, Ltd.

Fishman, J. (2014). Успехи в изучении социального многоязычия . Гаага: Mouton Publishers.

Джейкоби Л. Л. и Даллас М. (1981). О взаимосвязи автобиографической памяти и перцептивного обучения. Журнал экспериментальной психологии: Общие, 110 (3), 306

Якобовиц, Л.А. (1966). Использование смыслового насыщения при заикании: теоретический анализ. Журнал нарушений речи и слуха, 31 (2), 105–114.

Якобовиц, Л. (1966). Семантическое насыщение и когнитивная динамика (PDF) . Министерство образования США.

Кляйн, С. Б. (2013). Эпизодическая память и автономная осведомленность. Границы поведенческой нейробиологии, 7 (3), 1–12. Якобовиц, Л. А. (1962). Влияние повторной стимуляции на когнитивные аспекты поведения: некоторые эксперименты с феноменом семантического насыщения. (докторская диссертация, библиотеки Университета Макгилла).

Макрей, К., и Джонс, М. (2013). Семантическая память. В Рейсберге, Даниэль (ред.). Оксфордский справочник по когнитивной психологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Хойфунг П. и Домингос П. (2009). Неконтролируемый семантический парсинг. Труды конференции 2009 г. по эмпирическим методам обработки естественного языка. В материалах конференции 2009 г. по эмпирическим методам обработки естественного языка .

Рейф, Р., и Шерер, М.(1959). Память и гипнотическая возрастная регрессия: аспекты развития когнитивных функций, исследуемые с помощью гипноза . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Sowa, J. (1992). Семантические сети. В Шапиро, С. (Ред.) Энциклопедия искусственного интеллекта., 2-е издание, Wiley.

Сквайр, Л. (1992). Декларативная и недекларативная память: несколько систем мозга, поддерживающих обучение и память. Журнал когнитивной неврологии, 4 (3), 232–243.

Суссна, М.(1993, декабрь). Устранение неоднозначности слов при произвольном индексировании текста с использованием массивной семантической сети. В материалах второй международной конференции по управлению информацией и знаниями (стр. 67-74).

Thompson-Schill, S.L. (2003). Нейровизуализационные исследования семантической памяти: вывод «как» и «откуда». Neuropsychologia, 41 (3): 280–292. Тиан, X., и Хубер, Д. Э. (2010). Тестирование ассоциативного описания семантического насыщения. Когнитивная психология, 60 (4), 267–290.

Тулвинг, Э. (1972). Эпизодическая и смысловая память. Организация памяти, 1 , 381-403.

Тулвинг, Э. (1984). Точность элементов эпизодической памяти. Behavioral and Brain Sciences, 7 (2), 223-238.

Варга-Хадем, Ф., Гадиан, Д. Г., Уоткинс, К. Э., Коннелли, А., Ван Паесшен, В., и Мишкин, М. (1997). Дифференциальные эффекты ранней патологии гиппокампа на эпизодическую и семантическую память. Наука, 277 (5324), 376-380.

Йи, Э., Chrysikou, E.G., & Thompson-Schill, S.L. (2013). Семантическая память. Оксфордский справочник по когнитивной неврологии . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Оксфорд UP.

Как ссылаться на эту статью:

Prera, A (2020, 15 декабря). Семантическая память . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/semantic-memory.html

сообщить об этом объявлении

Память (кодирование, хранение, поиск) | Noba

В 2013 году Саймон Рейнхард сидел перед 60 людьми в комнате Вашингтонского университета, где он запоминал все более длинные серии цифр.В первом раунде компьютер генерировал 10 случайных цифр — 6 1 9 4 8 5 6 3 7 1 — на экране в течение 10 секунд. После того, как серия исчезла, Саймон ввел их в свой компьютер. Его воспоминания были прекрасными. На следующем этапе на экране на 20 секунд появилось 20 цифр. И снова Саймон все понял правильно. Никто из присутствующих (в основном профессора, аспиранты и студенты) не мог точно вспомнить 20 цифр. Затем последовали 30 цифр, изучаемые в течение 30 секунд; И снова Саймон не пропустил ни одной цифры.В последнем испытании на экране на 50 секунд появилось 50 цифр, и Саймон снова их понял. Фактически, Саймон был бы счастлив продолжить работу. Его рекорд в этой задаче, которая называется «прямой диапазон цифр», составляет 240 цифр!

В некотором смысле память похожа на файловые ящики, в которых вы храните мысленную информацию. Память также представляет собой серию процессов: как эта информация сначала сохраняется и как ее извлекают, когда это необходимо? [Изображение: M Cruz, https://goo.gl/DhOMgp, CC BY-SA 4.0, https: // goo.gl / SWjq94]

Когда большинство из нас становится свидетелем выступления Саймона Рейнхарда, мы думаем об одном из двух: во-первых, может быть, он каким-то образом жульничает. (Нет, это не так.) Во-вторых, Саймон должен обладать более развитыми способностями, чем остальное человечество. В конце концов, психологи установили много лет назад, что нормальная продолжительность памяти для взрослых составляет около семи цифр, причем некоторые из нас могут вспомнить несколько больше, а другие несколько меньше (Miller, 1956). Вот почему первые телефонные номера были ограничены семью цифрами — психологи определили, что много ошибок происходило (стоило денег телефонной компании), когда номер увеличивался даже до 8 цифр.Но при нормальном тестировании никто не получает правильных 50 цифр подряд, не говоря уже о 240. Итак, у Саймона Рейнхарда просто фотографическая память? Он не. Вместо этого Саймон научил себя простым стратегиям запоминания, которые значительно увеличили его способность запоминать практически любой тип материала — цифры, слова, лица и имена, стихи, исторические даты и так далее. Двенадцатью годами ранее, до того, как он начал тренировать свои способности к памяти, у него, как и у большинства из нас, был размах цифр 7. На момент написания этой статьи Саймон тренировал свои способности около 10 лет и стал одним из двух лучших спортсменов по запоминанию.В 2012 году он занял второе место на чемпионате мира по запоминанию (состоящий из 11 заданий), проходившем в Лондоне. В настоящее время он занимает второе место в мире после другого немецкого конкурента Йоханнеса Маллоу. В этом модуле мы рассказываем, что психологи и другие специалисты узнали о памяти, а также объясняем общие принципы, с помощью которых вы можете улучшить свою память на основе фактического материала.

Чтобы стать хорошим шахматистом, вы должны научиться увеличивать рабочую память, чтобы вы могли заранее планировать несколько наступательных ходов, одновременно ожидая — посредством использования памяти — как другой игрок может противостоять каждому из ваших запланированных ходов.[Изображение: karpidis, https://goo.gl/EhzMKM, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Для большинства из нас запоминание цифр зависит от кратковременной памяти , или рабочая память — способность удерживать информацию в нашем сознании в течение короткого времени и работать с ней (например, умножение 24 x 17 без использования бумаги будет зависеть от рабочей памяти). Другой тип памяти — это эпизодическая память — способность запоминать эпизоды нашей жизни. Если бы вам дали задание вспомнить все, что вы делали 2 дня назад, это была бы проверка эпизодической памяти; от вас потребуется мысленно путешествовать по дню и отмечать основные события.Семантическая память — это хранилище более или менее постоянных знаний, таких как значения слов на языке (например, значение «зонтика») и огромная коллекция фактов о мире (например, в мире 196 стран. мир и 206 костей в вашем теле). Коллективная память относится к типу памяти, которую разделяют люди в группе (будь то семья, сообщество, одноклассники или граждане штата или страны). Например, жители небольших городов часто сильно отождествляют себя с этими городами, уникальным образом помня местные обычаи и исторические события.То есть коллективная память сообщества передает истории и воспоминания между соседями и будущими поколениями, образуя систему памяти для себя.

Психологи продолжают спорить о классификации типов памяти, а также о том, какие типы зависят от других (Tulving, 2007), но в этом модуле мы сосредоточимся на эпизодической памяти. Эпизодическая память — это обычно то, о чем люди думают, когда слышат слово «память». Например, когда люди говорят, что старшая родственница «теряет память» из-за болезни Альцгеймера, они имеют в виду неспособность вспомнить события или эпизодическую память.(Семантическая память на самом деле сохраняется на ранней стадии болезни Альцгеймера.) Хотя запоминание конкретных событий, произошедших в течение всей жизни (например, вашего опыта в шестом классе), можно назвать автобиографической памятью, мы сосредоточимся в первую очередь на эпизодические воспоминания о более недавних событиях.

Психологи различают три необходимых этапа в процессе обучения и запоминания: кодирование, хранение и извлечение (Мелтон, 1963). Кодирование определяется как начальное изучение информации; хранение относится к сохранению информации во времени; поиск — это возможность получить доступ к информации, когда она вам нужна.Если вы впервые встречаетесь с кем-то на вечеринке, вам нужно закодировать ее имя (Лин Гофф), ассоциируя ее имя с ее лицом. Тогда вам нужно поддерживать информацию с течением времени. Если вы увидите ее неделю спустя, вам нужно узнать ее лицо и использовать его как подсказку, чтобы узнать ее имя. Любой успешный акт запоминания требует, чтобы все три стадии были нетронутыми. Однако также могут возникать ошибки двух типов. Забывание — это один из типов: вы видите человека, которого встретили на вечеринке, и не можете вспомнить ее имя.Другая ошибка — неправильное воспоминание (ложное воспоминание или ложное распознавание): вы видите кого-то, кто похож на Лин Гофф, и называете этого человека этим именем (ложное распознавание лица). Или вы можете увидеть настоящую Лин Гофф, узнать ее лицо, но затем назвать ее по имени другой женщины, которую вы встретили на вечеринке (неверное вспоминание ее имени).

Каждый раз, когда происходит забвение или неправильное воспоминание, мы можем спросить, на каком этапе процесса обучения / запоминания произошел сбой? — хотя часто бывает трудно ответить на этот вопрос с точностью.Одна из причин этой неточности заключается в том, что три этапа не так дискретны, как предполагает наше описание. Скорее, все три стадии зависят друг от друга. То, как мы кодируем информацию, определяет, как она будет храниться и какие сигналы будут эффективны, когда мы попытаемся ее получить. Кроме того, сам процесс поиска также изменяет способ последующего запоминания информации, обычно помогая позже вспомнить полученную информацию. На данный момент центральным моментом является то, что три этапа — кодирование, хранение и извлечение — влияют друг на друга и неразрывно связаны друг с другом.

Кодирование относится к начальному опыту восприятия и изучения информации. Психологи часто изучают воспоминания, предлагая участникам изучить список картинок или слов. Кодирование в таких ситуациях довольно просто. Однако «реальное» кодирование намного сложнее. Например, когда вы идете по кампусу, вы сталкиваетесь с бесчисленными видами и звуками — проходящими мимо друзьями, людьми, играющими во фрисби, музыкой в ​​воздухе. Физическая и ментальная среда слишком богата, чтобы вы могли кодировать все происходящее вокруг вас или внутренние мысли, которые у вас возникают в ответ на них.Итак, первый важный принцип кодирования состоит в том, что оно избирательно: мы уделяем внимание одним событиям в нашей среде и игнорируем другие. Второй момент, касающийся кодирования, заключается в том, что оно плодовито; мы всегда кодируем события нашей жизни — заботимся о мире, пытаемся понять его. Обычно это не представляет проблемы, поскольку наши дни наполнены рутинными событиями, поэтому нам не нужно обращать внимание на все. Но если что-то действительно кажется странным — во время ежедневной прогулки по кампусу вы видите жирафа — мы обращаем пристальное внимание и пытаемся понять, почему мы видим то, что видим.

Жираф в зоопарке или его естественной среде обитания может регистрироваться как не что иное, как обычный, но поместить его в другое место — в центре кампуса или оживленного города — и уровень его самобытности резко возрастет. Самобытность — ключевой атрибут запоминания событий. [Изображение: Колин Дж. Бэбб, https://goo.gl/Cci2yl, CC BY-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Сразу после обычной прогулки по кампусу (одна без жирафа) , вы могли бы достаточно хорошо запомнить события, если бы вас спросили.Вы могли сказать, с кем вы столкнулись, какая песня играла по радио и так далее. Однако предположим, что кто-то попросил вас вспомнить ту же прогулку месяц спустя. У тебя не будет ни единого шанса. Скорее всего, вы сможете рассказать об основах типичной прогулки по кампусу, но не о точных деталях этой прогулки. Тем не менее, если бы вы увидели жирафа во время прогулки, это событие запомнилось бы вам надолго, возможно, на всю оставшуюся жизнь. Вы рассказываете об этом своим друзьям, и в более поздних случаях, когда вы видели жирафа, вы могли бы вспомнить тот день, когда вы видели его в университетском городке.Психологи давно определили, что различимость — то, что событие резко выделяется на фоне аналогичных событий — является ключом к запоминанию событий (Hunt, 2003).

Кроме того, когда яркие воспоминания окрашены сильным эмоциональным содержанием, они часто, кажется, оставляют на нас неизгладимый след. Публичные трагедии, такие как теракты, часто вызывают яркие воспоминания у тех, кто был их свидетелем. Но даже те из нас, кто непосредственно не участвовал в таких событиях, могут иметь яркие воспоминания о них, в том числе воспоминания о том, как впервые услышали о них.Например, многие люди могут вспомнить свое точное физическое местонахождение, когда они впервые узнали об убийстве или случайной смерти национального деятеля. Термин «флэш-память» был первоначально введен Брауном и Куликом (1977) для описания такого рода ярких воспоминаний об обнаружении важной новости. Название относится к тому, как некоторые воспоминания кажутся запечатленными в уме, как фотография со вспышкой; из-за самобытности и эмоциональности новостей кажется, что они навсегда запечатлеваются в сознании с исключительной ясностью по сравнению с другими воспоминаниями.

Найдите минутку и вспомните о своей жизни. Есть ли какие-то воспоминания, которые кажутся острее других? Воспоминание, в котором вы можете вспомнить необычные детали, такие как цвета обыденных вещей вокруг вас или точное положение окружающих предметов? Хотя люди очень доверяют воспоминаниям с лампами-вспышками, подобным этим, правда в том, что наша объективная точность с ними далека от совершенства (Talarico & Rubin, 2003). То есть, даже если люди могут очень доверять тому, что они вспоминают, их воспоминания не так точны (например,g., каковы были настоящие цвета; там, где действительно были размещены объекты), как они обычно представляют. Тем не менее, при прочих равных, отличительные и эмоциональные события хорошо запоминаются.

Детали не идеально переходят из мира в сознание человека. Можно сказать, что мы пошли на вечеринку и помним это, но то, что мы помним, — это (в лучшем случае) то, что мы закодировали. Как отмечалось выше, процесс кодирования является избирательным, и в сложных ситуациях замечаются и кодируются относительно немногие из многих возможных деталей.Процесс кодирования всегда включает в себя перекодирование, то есть извлечение информации из формы, которую она нам доставляет, а затем ее преобразование таким образом, чтобы мы могли понять ее смысл. Например, вы можете попытаться запомнить цвета радуги, используя аббревиатуру ROY G BIV (красный, оранжевый, желтый, зеленый, синий, индиго, фиолетовый). Процесс перекодировки цветов в имя может помочь нам запомнить. Однако перекодирование также может привести к ошибкам — когда мы случайно добавляем информацию во время кодирования, помните, что новых материалов , как если бы они были частью реального опыта (как обсуждается ниже).

Хотя это требует больше усилий, использование изображений и ассоциаций может улучшить процесс перекодирования. [Изображение: psd, https://goo.gl/9xjcDe, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

Психологи изучили множество стратегий перекодирования, которые можно использовать во время исследования для улучшения удержания. Во-первых, исследования советуют в процессе изучения думать о значении событий (Craik & Lockhart, 1972) и пытаться соотнести новые события с уже известной нам информацией. Это помогает нам формировать ассоциации, которые мы можем использовать для получения информации позже.Во-вторых, воображение событий также делает их более запоминающимися; создание ярких изображений из информации (даже словесной) может значительно улучшить последующее запоминание (Bower & Reitman, 1972). Создание изображений — это часть техники, которую Саймон Рейнхард использует для запоминания огромного количества цифр, но все мы можем использовать изображения для более эффективного кодирования информации. Основная концепция хороших стратегий кодирования состоит в том, чтобы сформировать отличительные воспоминания (те, которые выделяются) и сформировать связи или ассоциации между воспоминаниями, чтобы помочь в последующем извлечении (Hunt & McDaniel, 1993).Использовать учебные стратегии, подобные описанным здесь, сложно, но эти усилия окупают преимущества улучшенного обучения и удержания.

Ранее мы подчеркивали, что кодирование является избирательным: люди не могут кодировать всю информацию, которой они подвергаются. Однако перекодирование может добавить информацию, которую даже не видели и не слышали на начальном этапе кодирования. Некоторые процессы перекодирования, такие как формирование ассоциаций между воспоминаниями, могут происходить без нашего ведома. Это одна из причин, по которой люди иногда могут вспомнить события, которых на самом деле не было, — потому что в процессе перекодирования добавлялись детали.Один из распространенных способов вызвать ложные воспоминания в лаборатории — это составить список слов (Deese, 1959; Roediger & McDermott, 1995). Участники слышат списки из 15 слов, таких как дверь, стекло, стекло, штора, выступ, подоконник, дом, открытый, занавес, рама, вид, ветер, створка, экран, и ставни. Позже участникам предлагают тест, в котором им показывают список слов и просят выбрать те, которые они слышали ранее. Этот второй список содержит несколько слов из первого списка (например,г., дверь, стекло, рама ) и некоторые слова не из списка (например, рука, телефон, бутылка ). В этом примере одно из слов в тесте — это окно , которое, что важно, не появляется в первом списке, но связано с другими словами в этом списке. Когда испытуемые были протестированы, они были достаточно точны в изучаемых словах (, и т. Д.), Узнавая их в 72% случаев. Однако, когда окно было на тесте, они ошибочно определили, что оно было в списке 84% времени (Stadler, Roediger, & McDermott, 1999).То же самое произошло и со многими другими списками, которые использовали авторы. Это явление называется эффектом DRM (от Deese-Roediger-McDermott). Одно из объяснений таких результатов состоит в том, что, пока студенты слушали элементы в списке, эти слова побуждали студентов думать об окне , , хотя окно , никогда не было представлено. Таким образом кажется, что люди кодируют события, которые на самом деле не являются частью их опыта.

Поскольку люди творческие люди, мы всегда выходим за рамки той информации, которую нам дают: мы автоматически создаем ассоциации и делаем из них выводы о том, что происходит.Но, как и в случае с путаницей слов выше, иногда мы создаем ложные воспоминания из наших умозаключений, запоминая сами умозаключения, как если бы они были реальным опытом. Чтобы проиллюстрировать это, Брюэр (1977) дал людям запомнить предложения, которые были разработаны для получения прагматических выводов . Выводы, как правило, относятся к случаям, когда что-то явно не указано, но мы все еще можем угадать нераскрытое намерение. Например, если ваша подруга сказала вам, что не хочет идти куда-нибудь поесть, вы можете сделать вывод, что у нее нет денег, чтобы пойти куда-нибудь, или что она слишком устала.Из прагматических выводов обычно есть , один конкретный вывод , который вы, вероятно, сделаете. Рассмотрим высказывание Брюэр (1977), сделанное ее участникам: «Чемпион по карате ударил по шлакоблоку». Услышав или увидев это предложение, участники, прошедшие тест на память, как правило, вспоминали высказывание, которое гласило: «Чемпион по карате сломал шлакобетон». Это запомненное утверждение не обязательно является логическим выводом (т.е. вполне разумно, что чемпион по карате может ударить шлакоблок, не сломав его).Тем не менее, прагматичный вывод , услышав такое предложение, состоит в том, что блок, вероятно, был сломан. Участники запомнили этот вывод, который они сделали, когда слышали предложение вместо слов, которые были в предложении (см. Также McDermott & Chan, 2006).

Кодирование — начальная регистрация информации — имеет важное значение в процессе обучения и запоминания. Если событие не закодировано каким-либо образом, оно не будет успешно запомнено позже. Однако только потому, что событие закодировано (даже если оно хорошо закодировано), нет гарантии, что оно будет запомнено позже.

Следы памяти или инграммы НЕ являются идеально сохранившимися записями прошлых переживаний. Эти следы сочетаются с текущими знаниями, чтобы реконструировать то, что, как мы думаем, произошло в прошлом. [Саймон Бирдвальд, https://goo.gl/JDhdCE, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Каждый опыт меняет наш мозг. Поначалу это может показаться смелым и даже странным заявлением, но это правда. Мы кодируем каждый из наших переживаний в структурах нервной системы, делая в процессе новые впечатления — и каждое из этих впечатлений включает изменения в мозге.Психологи (и нейробиологи) говорят, что переживания оставляют следы памяти или инграммы (эти два термина являются синонимами). Воспоминания должны храниться где-то в мозгу, поэтому для этого мозг биохимически изменяет себя и свою нервную ткань. Точно так же, как вы можете написать себе записку, чтобы напомнить вам о чем-то, мозг «записывает» след в памяти, изменяя для этого свой физический состав. Основная идея состоит в том, что события (события в нашей среде) создают инграммы в процессе консолидации: нейронные изменения, которые происходят после обучения, чтобы создать след в памяти опыта.Хотя нейробиологов интересует, какие именно нейронные процессы изменяются при создании воспоминаний, для психологов термин след памяти просто относится к физическому изменению в нервной системе (каким бы оно ни было), которое представляет наш опыт.

Хотя концепция инграммы или следа памяти чрезвычайно полезна, мы не должны понимать этот термин слишком буквально. Важно понимать, что следы памяти — это не идеальные маленькие пакеты информации, которые бездействуют в мозгу, ожидая, когда их вызовут, чтобы дать точный отчет о прошлом опыте.Следы памяти не похожи на видео или аудиозаписи, они фиксируют впечатления с большой точностью; как обсуждалось ранее, у нас часто бывают ошибки в нашей памяти, которых не существовало бы, если бы следы памяти были идеальными пакетами информации. Таким образом, неправильно думать, что запоминание подразумевает просто «зачитывание» достоверных записей прошлого опыта. Скорее, когда мы вспоминаем прошлые события, мы реконструируем их с помощью наших следов в памяти — но также и с нашей нынешней верой в то, что произошло. Например, если вы пытались отозвать для полиции, кто устроил драку в баре, у вас может не остаться в памяти следов, кто кого первым толкнул.Однако, допустим, вы помните, что один из парней открыл для вас дверь. Если вспомнить начало боя, это знание (как один парень был дружелюбен к вам) может бессознательно повлиять на ваше воспоминание о том, что произошло, в пользу хорошего парня. Таким образом, память — это конструкция из того, что вы действительно вспоминаете и что, по вашему мнению, произошло. Проще говоря, воспоминание является реконструктивным (мы реконструируем наше прошлое с помощью следов памяти), а не репродуктивным (совершенное воспроизведение или воссоздание прошлого).

Психологи называют время между обучением и тестированием интервалом удержания. Воспоминания могут консолидироваться в течение этого времени, помогая удерживать их. Однако также могут возникать переживания, подрывающие память. Например, подумайте, что вы ели вчера на обед — довольно простая задача. Однако, если вам пришлось вспомнить, что вы ели на обед 17 дней назад, вы вполне можете потерпеть неудачу (при условии, что вы не едите одно и то же каждый день). 16 обедов, которые вы съели с тех пор, вызвали обратное вмешательство.Обратное вмешательство относится к новым действиям (т. Е. Последующим обедам) в течение интервала сохранения (т. Е. Времени между обедом 17 дней назад и сейчас), которые мешают восстановлению конкретных, более старых воспоминаний (т. Е. Подробностей обеда из 17 дней назад ). Но точно так же, как новые вещи могут мешать запоминанию старых, может произойти и обратное. Проактивное вмешательство — это когда прошлые воспоминания мешают кодированию новых. Например, если вы когда-либо изучали второй язык, часто грамматика и лексика вашего родного языка всплывают у вас в голове, что ухудшает ваше свободное владение иностранным языком.

Обратная интерференция — одна из основных причин забывания (McGeoch, 1932). В модуле Свидетельства очевидцев и предубеждения в памяти http://noba.to/uy49tm37 Элизабет Лофтус описывает свою увлекательную работу над памятью очевидцев, в которой она показывает, как память о событии может быть изменена с помощью дезинформации, предоставленной во время интервала сохранения. Например, если вы стали свидетелем автокатастрофы, но впоследствии слышали, как люди описывают ее со своей точки зрения, эта новая информация может помешать или нарушить ваши личные воспоминания об аварии.Фактически, вы даже можете вспомнить, что событие происходило именно так, как его описывали другие! Этот эффект дезинформации в памяти очевидцев представляет собой тип ретроактивного вмешательства, которое может происходить в течение интервала сохранения (см. Обзор в Loftus [2005]). Конечно, если в течение интервала хранения предоставляется правильная информация, память свидетеля обычно улучшается.

Хотя могут возникнуть помехи между возникновением события и попыткой его вспомнить, сам эффект всегда проявляется, когда мы извлекаем воспоминания , тему, к которой мы обратимся дальше.

Эндел Тулвинг утверждал, что «ключевой процесс в памяти — это поиск» (1991, p. 91). Почему поиску следует уделять больше внимания, чем кодированию или хранению? Во-первых, если бы информация была закодирована и сохранена, но не могла быть извлечена, она была бы бесполезной. Как обсуждалось ранее в этом модуле, мы кодируем и сохраняем тысячи событий — разговоров, образов и звуков — каждый день, создавая следы в памяти. Однако позже мы получаем доступ только к крошечной части того, что мы приняли. Большая часть наших воспоминаний никогда не будет использована — в том смысле, что они будут возвращены в сознание.Этот факт кажется настолько очевидным, что мы редко задумываемся над ним. Все те события, которые произошли с вами в четвертом классе, которые тогда казались такими важными? Теперь, много лет спустя, вам будет сложно вспомнить даже несколько. Вы можете задаться вопросом, существуют ли все еще следы этих воспоминаний в какой-то скрытой форме. К сожалению, с помощью доступных в настоящее время методов узнать это невозможно.

Психологи различают информацию, которая доступна в памяти, от информации, доступной (Tulving & Pearlstone, 1966). Доступная информация — это информация, которая хранится в памяти, но точно неизвестно, сколько и какие типы хранятся. То есть все, что мы можем знать, — это то, какую информацию мы можем извлечь — доступных данных. Предполагается, что доступная информация представляет собой лишь крошечный фрагмент информации, доступной в нашем мозгу. У большинства из нас был опыт попытки вспомнить какой-то факт или событие, сдаваться, а затем — внезапно! — это приходит к нам позже, даже после того, как мы перестали пытаться его вспомнить.Точно так же все мы знаем опыт неспособности вспомнить факт, но тогда, если нам дается несколько вариантов выбора (как в тесте с множественным выбором), мы легко можем его распознать.

Мы не можем знать все, что находится в нашей памяти, а знать только ту часть, которую мы действительно можем извлечь. То, что сейчас невозможно восстановить и что, казалось бы, утеряно из памяти, может снова появиться с применением различных сигналов. [Изображение: Ores2k, https://goo.gl/1du8Qe, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/jSSrcO]

Какие факторы определяют, какую информацию можно извлечь из памяти? Одним из критических факторов является тип подсказок или подсказок в окружающей среде.Вы можете услышать по радио песню, которая внезапно пробуждает воспоминания о более раннем периоде вашей жизни, даже если вы не пытались вспомнить ее, когда эта песня началась. Тем не менее, песня тесно связана с тем временем, поэтому она напоминает о переживаниях.

Общий принцип, лежащий в основе эффективности поисковых сигналов, — это принцип специфичности кодирования (Tulving & Thomson, 1973): когда люди кодируют информацию, они делают это определенным образом. Например, возьмем песню по радио: возможно, вы слышали ее, когда были на потрясающей вечеринке, во время отличного философского разговора с другом.Таким образом, песня стала частью этого сложного опыта. Спустя годы, даже если вы не задумывались об этой вечеринке целую вечность, когда вы слышите песню по радио, все переживания возвращаются к вам. В общем, принцип специфичности кодирования гласит, что в той степени, в которой поисковый сигнал (песня) совпадает или перекрывает след в памяти опыта (вечеринки, беседы), он будет эффективен в пробуждении воспоминания. В классическом эксперименте по принципу специфичности кодирования участники запоминали набор слов в уникальной обстановке.Позже участников проверяли на наборах слов либо в том же месте, где они выучили слова, либо в другом. В результате специфичности кодирования студенты, которые проходили тест в том же месте, где они выучили слова, на самом деле смогли вспомнить больше слов (Godden & Baddeley, 1975), чем студенты, которые проходили тест в новых условиях.

Одно предостережение в отношении этого принципа заключается в том, что для того, чтобы сигнал сработал, он не может совпадать со слишком многими другими переживаниями (Nairne, 2002; Watkins, 1975).Рассмотрим лабораторный эксперимент. Предположим, вы изучаете 100 предметов; 99 слов, а одно изображение — пингвина, позиция 50 в списке. После этого реплика «вспомнить картинку» будет идеально вызывать «пингвина». Никто бы этого не пропустил. Однако, если бы слово «пингвин» было помещено в то же место среди других 99 слов, его запоминаемость была бы исключительно хуже. Этот результат демонстрирует силу различения, которую мы обсуждали в разделе о кодировании: одно изображение прекрасно запоминается из 99 слов, потому что оно выделяется.Теперь подумайте, что бы произошло, если бы эксперимент повторился, но в списке из 100 пунктов было бы 25 изображений. Хотя изображение пингвина все еще будет там, вероятность того, что сигнал «вспомнить картинку» (пункт 50) будет полезна для пингвина, соответственно снизится. Уоткинс (1975) назвал этот результат демонстрацией принципа перегрузки реплики. То есть, чтобы быть эффективным, поисковый сигнал не может быть перегружен слишком большим количеством воспоминаний. Чтобы сигнал «вспомнить изображение» был эффективным, он должен соответствовать только одному элементу в целевом наборе (как в случае с одним изображением, состоящим из 99 слов).

Подводя итог тому, как работают сигналы памяти: для того, чтобы сигнал поиска был эффективным, должно существовать соответствие между сигналом и желаемой целевой памятью; кроме того, для обеспечения наилучшего поиска отношения метка-цель должны быть четкими. Далее мы увидим, как принцип специфичности кодирования может работать на практике.

Психологи измеряют производительность памяти с помощью производственных тестов (включающих вспоминание) или тестов распознавания (включающих выбор правильной информации из неверной, например.g., тест с множественным выбором). Например, с нашим списком из 100 слов одну группу людей можно попросить вспомнить список в любом порядке (бесплатный тест на запоминание), в то время как другую группу можно попросить обвести 100 изученных слов из смеси с другой. 100, неизученные слова (тест распознавания). В этой ситуации тест распознавания, вероятно, даст участникам больше результатов, чем тест вспоминания.

Обычно мы думаем о тестах распознавания как о довольно простых, потому что сигнал для поиска — это копия фактического события, которое было представлено для изучения.В конце концов, что может быть лучшим сигналом, чем точная цель (память), к которой человек пытается получить доступ? В большинстве случаев это рассуждение верно; тем не менее, тесты распознавания не дают точных указателей того, что хранится в памяти. То есть вы можете не распознать цель, смотрящую вам прямо в лицо, но все же сможете вспомнить ее позже с другим набором сигналов (Watkins & Tulving, 1975). Например, предположим, что вам нужно было узнать фамилии известных авторов. Сначала вы могли подумать, что настоящая фамилия всегда будет лучшим сигналом.Однако исследования показали, что это не обязательно так (Muter, 1984). Когда им дают такие имена, как Толстой, Шоу, Шекспир и Ли, испытуемые вполне могут сказать, что Толстой и Шекспир — известные авторы, а Шоу и Ли — нет. Но, когда люди проходят тест на запоминание с использованием имен, люди часто вспоминают (производят их) предметы, которые они не могли распознать раньше. Например, в этом случае реплика типа Джордж Бернард ________ часто приводит к воспоминанию о «Шоу», даже несмотря на то, что люди изначально не могли распознать Шоу как имя известного автора.Тем не менее, когда люди получают реплику «Уильям», люди могут не придумать Шекспира, потому что Уильям — это распространенное имя, которое подходит многим людям (принцип перегрузки репликами в действии). Этот странный факт — напоминание может иногда приводить к лучшему результату, чем распознавание — можно объяснить принципом специфичности кодирования. Например, Джордж Бернард _________ лучше соответствует способу хранения в памяти известного писателя, чем его фамилия Шоу (хотя это и является целью). Кроме того, совпадение довольно характерно для Джорджа Бернарда ___________, но реплика William _________________ намного более перегружена (принц Уильям, Уильям Йейтс, Уильям Фолкнер, будут.я).

Явление, которое мы описали, называется отказом распознавания запоминаемых слов , что подчеркивает тот момент, что реплика будет наиболее эффективной в зависимости от того, как была закодирована информация (Tulving & Thomson, 1973). Дело в том, что сигналы, которые лучше всего работают для вызова поиска, — это те, которые воссоздают событие или имя, которое нужно запомнить, тогда как иногда даже сама цель, такая как Shaw в приведенном выше примере, не является лучшим сигналом. Какой сигнал будет наиболее эффективным, зависит от того, как была закодирована информация.

Всякий раз, когда мы думаем о своем прошлом, мы участвуем в поиске. Обычно мы думаем, что извлечение информации — это объективный акт, потому что мы склонны представлять себе, что извлечение воспоминаний похоже на снятие книги с полки, и после того, как мы закончили с ней, мы возвращаем книгу на полку в том виде, в каком она была. Однако исследования показывают, что это предположение неверно; память не является статическим хранилищем данных, она постоянно меняется. Фактически, каждый раз, когда мы извлекаем воспоминание, оно изменяется. Например, сам процесс извлечения (факта, концепции или события) увеличивает вероятность повторного извлечения извлеченной памяти — явление, называемое эффектом тестирования или эффектом практики извлечения (Pyc & Rawson, 2009; Родигер и Карпике, 2006).Однако получение некоторой информации может фактически заставить нас забыть другую связанную с ней информацию, явление, называемое забыванием , вызванным поиском, (Anderson, Bjork, & Bjork, 1994). Таким образом, извлечение информации может быть палкой о двух концах — укреплять только что извлеченную память (обычно в большом количестве), но при этом наносить ущерб связанной информации (хотя этот эффект часто относительно невелик).

Как обсуждалось ранее, восстановление далеких воспоминаний является реконструктивным. Мы вплетаем конкретные фрагменты событий с предположениями и предпочтениями, чтобы сформировать связную историю (Bartlett, 1932).Например, если во время вашего 10-летия ваша собака добралась до вашего торта раньше вас, вы, вероятно, будете рассказывать эту историю много лет спустя. Скажем, в последующие годы вы неправильно помните, где собака на самом деле нашла торт, но повторяете эту ошибку снова и снова во время последующих пересказов истории. Со временем эта неточность станет основным фактом происходящего в вашей голове. Подобно тому, как практика поиска (повторение) усиливает точные воспоминания, она усиливает ошибки или ложные воспоминания (McDermott, 2006).Иногда воспоминания можно даже создать, просто услышав яркую историю. Рассмотрим следующий эпизод, рассказанный Жаном Пиаже, известным психологом по развитию, из своего детства:

Одно из моих первых воспоминаний датируется, если это правда, моим вторым годом. Я все еще могу отчетливо разглядеть следующую сцену, в которую я верил, пока мне не исполнилось 15 лет. Я сидел в своей детской коляске. . . когда мужчина пытался меня похитить. Меня держали за ремешок, застегнутый вокруг меня, пока моя няня отважно пыталась встать между мной и вором.Она получила различные царапины, и я все еще смутно вижу их на ее лице. . . . Когда мне было около 15 лет, мои родители получили письмо от моей бывшей медсестры, в которой говорилось, что она была обращена в Армию спасения. Она хотела признаться в своих прошлых ошибках и, в частности, вернуть часы, которые ей подарили по этому поводу. Она выдумала всю историю, подделав царапины. Поэтому я, должно быть, в детстве слышал эту историю, в которую верили мои родители, и спроецировал ее в прошлое в форме визуального воспоминания.. . . Несомненно, многие настоящие воспоминания принадлежат к тому же порядку. (Norman & Schacter, 1997, стр. 187–188)

Яркий отчет Пиаже представляет собой случай чистой реконструктивной памяти. Он неоднократно слышал эту историю и, несомненно, сам ее рассказывал (и думал над ней). Повторяющееся повествование скрепляло события так, как будто они действительно произошли, точно так же, как мы все открыты для возможности иметь «много настоящих воспоминаний … одного порядка». Тот факт, что можно вспомнить точные детали (местоположение, царапины), не обязательно означает, что воспоминание верное, что также было подтверждено в лабораторных исследованиях (например,г., Norman & Schacter, 1997).

Центральной темой этого модуля была важность процессов кодирования и извлечения, а также их взаимодействия. Напомним: чтобы улучшить обучение и память, нам нужно кодировать информацию в сочетании с отличными сигналами, которые будут возвращать запомненные события, когда они нам нужны. Но как нам это сделать? Помните о двух важных принципах, которые мы обсудили: для максимального извлечения информации мы должны создать осмысленных сигналов , которые напоминают нам об исходном опыте, и эти сигналы должны быть отличительными и , не связанными с другими воспоминаниями .Эти два условия имеют решающее значение для максимальной эффективности сигнала (Nairne, 2002).

Итак, как эти принципы можно адаптировать для использования во многих ситуациях? Давайте вернемся к тому, как мы начали модуль, к способности Саймона Рейнхарда запоминать огромное количество цифр. Хотя это и не было очевидным, он применил те же общие принципы памяти, но более осознанно. Фактически, все мнемонические устройства или вспомогательные средства / приемы запоминания полагаются на эти фундаментальные принципы. В типичном случае человек изучает набор сигналов, а затем применяет эти сигналы для изучения и запоминания информации.Рассмотрим набор из 20 пунктов ниже, которые легко выучить и запомнить (Bower & Reitman, 1972).

  1. — ружье. 11 — это булочка для хот-догов за пенни.
  2. — это ботинок. 12 — пенни-два, самолетный клей.
  3. — дерево. 13 — пенни три, шмель.
  4. — это дверь. 14 март, продуктовый магазин.
  5. — это ножи. 15 — пять пенни, большой улей.
  6. — это палочки. 16 — пенни шесть, фокусы.
  7. — духовка. 17 — семь пенни, иди в рай.
  8. пластина. 18 — восемь пенни, золотые ворота.
  9. — вино. 19 — пенни-девять, клубок шпагата.
  10. курица. 20 пенни десять, шариковая ручка.

Возможно, вам понадобится менее 10 минут, чтобы выучить этот список и попрактиковаться в его повторении несколько раз (не забудьте использовать практику поиска!). Если бы вы сделали это, у вас был бы набор ключевых слов, на которые вы могли бы «повесить» воспоминания. Фактически, этот мнемонический прием называется методом привязки слов .Если затем вам нужно было запомнить какие-то отдельные элементы — например, список покупок или моменты, которые вы хотели высказать в своей речи, — этот метод позволит вам сделать это очень точным, но гибким способом. Предположим, вам нужно вспомнить хлеб, арахисовое масло, бананы, салат и так далее. Способ использования метода — сформировать яркое изображение того, что вы хотите запомнить, и представить, как это взаимодействует с вашими ключевыми словами (столько, сколько вам нужно). Например, для этих предметов вы можете представить себе, как большой пистолет (первое слово-колышек) стреляет в буханку хлеба, затем банку с арахисовым маслом внутри обуви, затем большие гроздья бананов, свисающие с дерева, а затем хлопнувшую дверь. кочан салата с развевающимися повсюду листьями.Идея состоит в том, чтобы дать хорошие, отличительные подсказки (чем страннее, тем лучше!) Для информации, которую вам нужно запомнить, пока вы ее изучаете. Если вы сделаете это, то позже восстановить его будет относительно легко. Вы прекрасно знаете свои реплики (одна из них — пистолет и т. Д.), Поэтому вы просто просматриваете свой список ключевых слов и мысленно «смотрите» на сохраненное в нем изображение (в данном случае хлеб).

Пример пневмонической системы, созданной студентом для изучения черепных нервов. [Изображение: Kelidimari, https://goo.gl/kiA1kP, CC BY-SA 3.0, https://goo.gl/SCkRfm]

Этот метод привязки слов может сначала показаться странным, но он работает довольно хорошо, даже после небольшого обучения (Roediger, 1980). Однако одно предупреждение: элементы, которые нужно запомнить, нужно сначала предъявлять относительно медленно, пока вы не научитесь связывать каждый с его ключевым словом. Со временем люди становятся быстрее. Еще один интересный аспект этой техники заключается в том, что вызывать элементы в обратном порядке так же легко, как и вперед. Это связано с тем, что слова-привязки обеспечивают прямой доступ к запомненным элементам независимо от порядка.

Как Саймон Рейнхард запомнил эти цифры? По сути, у него гораздо более сложная система, основанная на тех же принципах. В своем случае он использует «дворцы памяти» (сложные сцены с отдельными местами) в сочетании с огромными наборами изображений для цифр.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts