Психология развитие личности: Развитие личности, основные цели и задачи

Содержание

Развитие личности, основные цели и задачи

Характеристика процесса развития личности

Замечание 1

Процесс развития личности – это процесс изменения системных качеств личности человека в результате его взаимодействия с социальной средой и социализации. При этом любой человек обладает природными предпосылками для развития и именно в процессе социализации и овладения культурными достижения человечества происходит активный процесс развития личности.

Формирующиеся в ходе данного процесса способности и задатки выявляют в личности индивида качества, складывающиеся на протяжении истории всего человеческого общества. Познание окружающей действительности человек осуществляет с детского возраста с помощью ближайшего окружения взрослых. Таким образом, можно справедливо отметить, что процесс воспитания играет решающую роль в развитии личности.

Процесс развития личности неразрывно связан с деятельностью, которая управляется определенной системой мотивов, присущих данной личности.

Деятельностно-опосредованный тип отношений между человеком и значимой для него группой или отдельным человеком становится ведущим фактором для его развития. В данном общении формируются потребности личности, выступающие и как предпосылка, и как результат развития. Они же выступают и как основная движущая сила, так как образуют постоянное противоречие между растущими потребностями и имеющимися возможностями.

Фазы становления личности

В общем виде процесс развития личности можно представить как вхождение человека в незнакомую, новую социальную среду и адаптацию в ней, которая является результатом процесса развития.

Если человек вступает в отношения со стабильной социальной общностью при благоприятно складывающихся обстоятельствах, то его становление как личности проходит три фазы. Рассмотрим их более подробно:

  • Первой фазой является фаза адаптации, предполагающая ознакомление и усвоение с действующими ценностями, правилами и нормами и присвоение во внутренний план средств и форм деятельности, свойственных для данной общности.
    В результате происходит вхождение индивида в данную социальную группу и уподобление ее членам.
  • На второй фазе, так называемой индивидуализации, происходит зарождение противоречий между установленными правилами и необходимостью соответствовать статусу группы, «Быть как все» и стремлением к проявлению собственной индивидуальности и максимальной персонализации, «выделения себя из толпы». Для данной стадии характерен поиск средств и способов проявления своей индивидуальности и уникальности;
  • Третья фаза – интеграция, вновь характеризуется противоречием между желанием личности проявить свои индивидуальные особенности и быть принятым данной социальной группой и потребностью данной общности в принятии и одобрении этих качеств.

Процесс развития личности является закономерным и прогрессирующим процессом, исключающим стихийный и случайный характер развития. Изучению данных закономерностей посвящено множество исследований и научных изысканий в различных областях научного знания.

Формирование человека как личности происходит с самого рождения. В качестве основных движущих сил развития выступает множество факторов, среди них: наследственность;

  • окружающая среда;
  • воспитание.

Каждый человек от рождения имеет предрасположенность к определенным эмоциональным проявлениям переживаний успеха и неудач, реакций на поведение других людей, к определенным этапам психического развития в процессе роста и развития.

В процессе изучения данных процессов возникает множество точек зрения и спорных моментов по поводу определения целей развития личности. С одной стороны, специалисты считают, что ребенок не должен с самого раннего возраста подвергаться усиленному воспитательному воздействию. Необходимо позволить ему испытать весь спектр эмоций и проявлений, включая эгоизм, обман и непослушание для того, чтобы эти проявления с возрастом просто исчерпали себя. В результате подобного воспитания личность не испытывает насилия над собой и запретов, растет уверенной в себе, свободной от внешних условностей развития.

Исследователи, отвергающие данный способ воспитания и развития личности, говорят о том, что человек должен находится в процессе постоянного самосовершенствования, узнавать новое, и постоянно учиться. Именно в непрерывном процессе обучения и самосовершенствования и происходит процесс развития гармоничной личности.

Замечание 2

При этом сфера развития личности не так уж и важна, главное, что человек постоянно находится в движении и самосовершенствуется.

Роль воздействия ближайшего окружения на развитие личности

Ребенок с самого раннего детства находится под постоянным воздействие окружающих взрослых и выступает пассивным объектом воспитания, обучения и развития, тем самым его личностные проявления зачастую отходят на второй план и подавляются. Именно поэтому необходимо соблюдать разумный баланс между воспитательными воздействиями и свободой проявления личности ребенка.

Развитие личности – это многогранный, длительный и сложный процесс, протекающий на протяжении всей жизни человека. И особое внимание следует уделять именно детскому и юношескому возрасту в связи с тем, что данный период является наиболее сензитивным к воспитательному воздействию и развитию.

Следует помнить, что процесс развития личности не должен сводится только лишь к накоплению количественных изменений и движению от низшего уровня развития к высшему. Главной характерной особенностью этого процесса является переход от количественных изменений к качественным, которые определяют изменение и развитие физических, психических и духовных характеристик личности.

В процессе развития происходит своеобразный скачок от накопленных количественных изменений к качественным и появлению новообразований, знаний умений и навыков, помогающих человеку выйти на совершенно новую ступень развития и отношений в окружающем его мире в целом и социальной общности в частности.

Журнал «Развитие личности» | Главный портал МПГУ

Ссылка на сайт журнала “Развитие личности”.

Журнал предназначен для профессионалов науки и практики, для тех, кто готов взять на себя ответственность за воспитание и развитие личности: философам, психологам, педагогам, психиатрам, психотерапевтам, филологам, историкам, социологам, этнологам, культурологам, теологам, правоведам, политологам, медикам, юристам и др.

Журнал публикует оригинальные теоретические подходы и исследования ведущих специалистов, практические разработки, архивные материалы, переводы по проблемам развития, воспитания и бытия личности в различных социальных, культурных и этнических условиях и другие материалы.

Изначальной позицией редакции журнала является понимание личности через диалектическое единство внешних условий и внутренних позиций человека, возникающих в процессе онтогенеза.

В научном мире за журналом «Развитие личности» прочно закрепилась репутация серьезного, высокопрофессионального издания по проблемам психологии личности.

Входит в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов, включенных Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки Российской Федерации в список изданий, рекомендуемых для опубликования основных научных результатов диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук по следующим научным специальностям:

19. 00.00 – Психологические науки
19.00.01 Общая психология, психология личности, история психологии
19.00.05 Социальная психология
19.00.07 Педагогическая психология
19.00.13 Психология развития, акмеология

Текст статей сопровождается вынесенными на левые поля основными идеями и тезаурусом, что облегчает читателю работу с материалами журнала.

Журнал основан в 1993 году. Выходит 4 раза в год.

Адрес редакции: 103051, г. Москва, Малый Сухаревский переулок, д. 6., кафедра психологии развития

Телефон: (495) 608-59-74. e-mail: [email protected]

Интернет-версия журнала: www.rl-online.ru

Главный редактор: Мухина Валерия Сергеевна – действительный член РАО и РАЕН, доктор психологических наук, профессор, научный руководитель кафедры психологии развития; Почетный профессор МПГУ.

Идентификатор издания: ISSN 2073-9788

Журнал зарегистрирован Роскомнадзором. Свидетельство о регистрации ПИ No ФС77-43467 от 30.12.2010

Контакты

Редакция журнала “Развитие личности”
127051, г. Москва, М. Сухаревский пер., д. 6. Факультет педагогики и психологии МПГУ. Кафедра психологии развития.

Тел.: (495) 608-59-74. e-mail: [email protected]

АНАЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 1. Москва, 2005, стр. 656

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. В. Зеленский, А. В. Константинов

АНАЛИТИ́ЧЕСКАЯ ПСИХОЛО́ГИЯ, шко­ла глу­бин­ной пси­хо­ло­гии, ба­зи­рую­щая­ся на иде­ях К.

 Г. Юн­га, ко­то­рый рас­смат­ри­вал пси­хи­ку как взаи­мо­дей­ст­вие соз­на­ния с бес­соз­на­тель­ным – глу­бин­ной твор­че­ской си­лой, на­прав­ляю­щей раз­ви­тие лич­но­сти. Это раз­ви­тие (ин­ди­ви­дуа­ция), про­цесс об­ре­те­ния внут­рен­не­го един­ст­ва, рас­смат­ри­ва­ет­ся в А. п. как по­сте­пен­ное объ­е­ди­не­ние соз­на­ния с бес­соз­на­тель­ным во­круг са­мо­сти – транс­цен­дент­но­го цен­тра, ис­точ­ни­ка пси­хи­ки и соз­на­ния. В А. п. ин­ди­ви­ду­аль­ное бес­соз­на­тель­ное, ко­то­рое ис­сле­до­вал З. Фрейд, со­став­ля­ет лишь не­боль­шую часть кол­лек­тив­но­го бес­соз­на­тель­но­го, свя­зы­ваю­ще­го ин­ди­ви­да со всем че­ло­ве­че­ст­вом и кос­мо­сом че­рез ар­хе­ти­пы – уни­вер­саль­ные струк­тур­ные эле­мен­ты бес­соз­на­тель­но­го, схе­мы, на ос­но­ве ко­то­рых фор­ми­ру­ют­ся об­ра­зы, пе­ре­жи­ва­ния и со­бы­тия жиз­ни отд. лю­дей, ми­фы и куль­ту­ра це­лых на­ро­дов.

За­да­ча А. п. – по­стичь пси­хи­че­ское как ес­те­ст­вен­ное це­ло­ст­ное яв­ле­ние, жизнь ду­ши че­ло­ве­ка. Ду­ша опи­сы­ва­ет­ся в А. п. в ви­де ком­по­зи­ции взаи­мо­дей­ст­вую­щих ме­ж­ду со­бой пар­ци­аль­ных лич­но­стей (ав­то­ном­ных ком­плек­сов). Бес­соз­на­тель­ное струк­ту­ри­ро­ва­но как мно­же­ст­вен­ное соз­на­ние, рас­пре­де­лён­ное ме­ж­ду пар­ци­аль­ны­ми лич­но­стя­ми. Лю­бые меж­лич­но­ст­ные от­но­ше­ния ос­но­ва­ны на внут­ри­лич­но­ст­ных свя­зях.

Пси­хо­те­ра­пия в А. п. по­ни­ма­ет­ся не как ле­че­ние сим­пто­мов, а как по­мощь в ин­ди­ви­дуа­ции, раз­ви­тии лич­но­сти. В ос­но­ве пси­хо­те­ра­пев­тич. прак­ти­ки ле­жит ана­лиз пе­ре­но­са и контр­пе­ре­но­са, ис­сле­до­ва­ние об­раз­ной сис­те­мы с ак­цен­том на сим­во­лич. пе­ре­жи­ва­нии са­мо­сти.

Мож­но вы­де­лить два эта­па ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия А. п.: юн­гов­ский (1902–1961) и по­стъюн­гов­ский (с 1961). Пер­вый этап пред­став­лен пре­ж­де все­го тру­да­ми са­мо­го К. Г. Юн­га и мно­го­числ. ра­бо­та­ми его уче­ни­ков и по­сле­до­ва­те­лей, а так­же раз­ра­бот­кой и рас­про­стра­не­ни­ем пре­им. в Зап. Ев­ро­пе и США пси­хо­те­ра­пев­тич. прак­ти­ки, име­нуе­мой юн­ги­ан­ским ана­ли­зом. Вто­рой этап ха­рак­те­ри­зу­ет­ся вы­де­ле­ни­ем неск. на­прав­ле­ний и школ на ос­но­ве пе­ре­смот­ра ряда осн. по­ло­же­ний А. п. (оп­ре­де­ле­ния ар­хе­ти­пи­че­ско­го, по­ня­тия са­мо­сти и прин­ци­пов раз­ви­тия лич­но­сти). На­ря­ду с «клас­си­че­ской шко­лой» по­сле­до­ва­те­лей Юн­га (Э. Эдин­гер, Э. Ной­манн, М. Л. фон Франц) с цен­тром в Цю­ри­хе сфор­ми­ро­ва­лась «шко­ла раз­ви­тия» (М. Форд­хам, Д. Хаб­бак, Х. Дик­манн, М. Яко­би) с цен­тром в Лон­до­не, ста­вящая ак­цент на раз­ви­тии пси­хи­ки и кли­нич. прак­ти­ке, а так­же «ар­хе­ти­пи­че­ская шко­ла» (Д. Хилл­ман, А. Гуг­ген­бюль-Крейг, В. Ги­ге­рих) с цен­тром в Дал­ла­се (США), ши­ро­ко ис­поль­зую­щая кон­цеп­цию ар­хе­ти­па для по­сти­же­ния глу­бин­ных из­ме­ре­ний лю­бо­го че­ло­ве­че­ско­го опы­та.

В 1948 при уча­стии К. Г. Юн­га был соз­дан пер­вый Ин-т ана­ли­тич. пси­хо­ло­гии в Цю­ри­хе, за­тем в Лон­до­не, Бер­ли­не, Нью-Йор­ке и др. Боль­шин­ст­во совр. по­сле­до­ва­те­лей Юн­га объ­е­ди­не­но в Ме­ж­ду­нар. ас­со­циа­цию ана­ли­тич. пси­хо­ло­гии (IAAP) со штаб-квар­ти­рой в Цю­ри­хе. Под влия­ни­ем А. п. сфор­ми­ро­вались гу­ма­ни­сти­че­ская пси­хо­ло­гия и транс­пер­со­наль­ная пси­хо­ло­гия и пси­хо­те­ра­пия. А. п. ока­за­ла боль­шое влия­ние на лит-ру (Г. Гес­се, Дж. Джойс, Т. Манн и др.) и иск-во, ре­ли­гио­ве­де­ние (М. Эли­а­де, Дж. Кэм­пбелл), фи­лос. ан­тро­по­ло­гию, эт­но­гра­фию.

ПРЕДМЕТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И НЕОБХОДИМОСТЬ ПЕРЕСТРОЙКИ СТРУКТУРЫ ДИСЦИПЛИНЫ

является разделом психологии развития и исследует «..закономерности и механизмы,

обеспечивающие возможность достижения высшей ступени (акме) индивидуального развития»

[1].

2/ Деградирующее развитие личности, не обусловленное психопатологией (например,

моральная деградация, падение личности, криминальное развитие личности, профессиональная

деформация личности и т.п.).

3/ Патологическое развитие личности. На наш взгляд, к патологическим формам развития

личности можно отнести как некоторые психические заболевания, так и патологические

изменения личности, обусловленные психическими заболеваниями (например, невротическое

развитие, психопатизация личности и др.).

Можно выделить также сферы индивидуального развития, например, общеличностное

развитие (например, зрелость личности, самореализация, самоактуализация и др.) и

индивидуальное развитие подструктур личности, такие как: а/ моральное развитие, б/ духовное

развитие, в/ развитие когнитивной сферы, г/ социальное развитие, д/ развитие системы Я и др.

Интересной областью исследований являются факторы, определяющие индивидуальное

развитие личности, такие как: сильные эмоциональные потрясения, заболевания, жизненные

стрессы, характерологические особенности личности, особенности воспитания, социальной

ситуации развития, возрастные кризисы и т. п. Например, известно, что резкие, кардинальные

изменения в развитии личности, личностный рост происходят после тяжелых заболеваний или

же изменения социальной ситуации развития (например, выход на пенсию резко меняет

направление развития личности). Особый интерес представляет взаимообусловленность

нормативного и ненормативного векторов развития, например, обусловленность деградации

личности в позднем возрасте инволюционными процессами или же влияние возрастных

кризисов нa изменение направления развития личности (к примеру, известно, что психические

заболевания часто возникают в период кризисов развития). Еще одной сферой исследований

являются уровни или этапы индивидуального развития личности. Например, можно выделить

уровни самореализованности, зрелости или развития воли личности. На каждом уровне или

этапе индивидуального развития меняются психологические характеристики личности

(характер, эмоционально-волевые качества, особенности мышления, копинг стратегии и др. ), а с

другой стороны развитие одной подстистемы личности влияет на развитие других структур. Эти

проблемы тоже относятся к психологии индивидуального развития личности. Важной

областью психологии индивидуального развития, на наш взгляд, являются кризисы. К этой

3

Психология образования: технологии воспитания и развития личности

Направление подготовки: —

Психолого-педагогическое образование

Магистерская программа: —

Психология образования: технологии воспитания и развития личности

Квалификация выпускника: —

Руководитель программы:

доктор психологических наук, профессор

Вступительные испытания: —

Собеседование (психология), Тест (психология)

Впервые в рамках магистерской программы предусмотрена уникальная возможность освоения современных технологий воспитания и развития личности в образовании, востребованные обществом, государственными органами управления образованием и частными образовательбными структурами. Магистерская программа предполагает развитие нового направления в современной педагогической психологии – психологии самопознания в обучении Е.А. Сорокоумовой.

Срок действия государственной аккредитации: до 25.04.2016 г.

ОПИСАНИЕ ПРОГРАММЫ

Впервые в рамках магистерской программы предусмотрена уникальная возможность освоения современных технологий воспитания и развития личности в образовании, востребованных обществом, государственными органами управления образованием и частными образовательбными структурами. Магистерская программа предполагает развитие нового направления в современной педагогической психологии – психологии самопознания в обучении Е.А. Сорокоумовой.

Семестр 1 Семестр 2 Семестр 3 Семестр 4 Семестр 5
Проблемы личности в современном обществе Психология воспитания Психология развития личности в образовании Технологии воспитания и развития личности Междисциплинарный экзамен по направлениям
Методы исследования и развития личности Психология обучения — и воспитания на различных возрастных этапах Основы педагогики и андрагогики Позитивная психология личности Защита магистерской диссертации
Методология и методы организации научного исследования Преподавание психологии в системе непрерывного образования Социальная психология в образовании Психология мотивации образования
Профессиональные коммуникации Воспитание творческой личности Психология самопознания в образовании Карьерный рост в системе образования
Основы позитивной психологии Когнитивная психология Психология позитивных детско-родительских отношений Тренинг трудоустройства

Практики

  • Социально-психологический центр гармоничного развития личности «Дом»
  • Центр образования № 293
  • Психологический центр «Youcanlive» и др.

Мастер-классы, встречи

  • СОРОКОУМОВА Е.А., профессор. Тема: «Психология самопознания личности».
  • СЛОБОДЧИКОВ В.И., доктор психологических наук, профессор, член-корр. РАО. — Тема: «Проблемы становления психологической антропологии»
  • ВЕРБИЦКИЙ А.А. Тема: «Психолого-педагогические основы контекстного образования»

ВЫПУСКНИК

Диплом магистра психолого-педагогического образования

Сертификаты о повышении квалификации по курсам:

  • Психолого-педагогические инновации в сфере воспитания личности на разных уровнях системы непрерывного образования-
  • Технологии самопознания личности на разных возрастных этапах-
  • Ппроектирование современных моделей воспитания и развития личности.

Компетенции выпускника

В процессе освоения программы магистр овладеет следующими практико-ориентированными комплексными компетенциями:

  • системное представление о современных — психологических проблемах — развития личности в образовании-
  • психолого-педагогические инновации в сфере воспитания личности на разных уровнях системы непрерывного образования-
  • технологии самопознания личности на разных возрастных этапах-
  • проектирование современных — моделей воспитания и развития личности с позиций психологии образования и др.

Варианты трудоустройства

  • специалист по работе с молодежью в государственных и частных организациях-
  • заместитель директора по воспитательной работе-
  • учитель на дому, -воспитатель и др.
  • в системе дошкольного воспитания, общего среднего, среднего специального и высшего профессионального образования.

ПАРТНЕРЫ

  • ФГНУ Институт семьи и воспитания Российской академии образования
  • Институт психологии и педагогики, Москва

Программа вступительных испытаний

Контактная информация:

  • Бутовская Елена Вячеславовна
  • (903)113-95-51, (499)174-84-86
  • [email protected]

Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы

Образовательный маршрут

Бакалавриат + магистратура

Срок обучения

4 года + 2 года (для очной формы обучения)

Документы об образовании

Диплом бакалавра

Диплом магистра

Общая информация о траектории

Предметной областью данной образовательной траектории являются вопросы строения, функционирования и развития личности, индивидуальных особенностей мотивации, сознания, ценностных ориентаций, смысловых ориентиров и психических состояний человека.

В рамках образовательной траектории более глубоко рассматриваются следующие вопросы:

  • возможности психологической диагностики личности, включая методы психофизиологического, психографического, биографического и проективного исследования;
  • возрастные особенности развития личности в разные периоды жизни;
  • возможности психологической практики в работе с людьми, переживающими горе, потерю, утрату, кризисные состояния и трудные жизненные ситуации;
  • формы тренинговой и сопровождающей работы в области решения задач личностного развития клиентов.
Тематика научно-практических работ

В соответствии с предметной областью выделяются следующие направления (тематики) научно-практических работ студентов:

    1. Возрастные особенности развития личности в разные периоды жизни
    2. Особенности развития личности в неблагоприятной социальной ситуации
    3. Личностная зрелость: становление и психологическая поддержка
    4. Личностное самоопределение в различных жизненных ситуациях и сферах деятельности
    5. Активизирующие психологические технологии продуктивного личностного и профессионального развития
    6. Психология саморегуляции личности
    7. Психологическая помощь в развитии творческих способностей, креативности и  жизнеспособности личности на разных этапах возрастного развития
    8. Развитие личности в кризисные периоды развития и в трудных жизненных ситуациях
    9. Психологическая адаптация личности к различным жизненным условиям и ситуациям
    10. Психология саморазвития и жизнетворчества личности
      Дисциплины траектории

      В рамках образовательной траектории для более углубленного изучения на последнем курсе предлагаются следующие дисциплины (конкретные дисциплины определяются Учебным управлением ежегодно):

      Психологическая профилактика зависимого поведения
      Психологическая помощь пострадавшим от насилия
      Методы изучения личности в контексте жизненной ситуации
      Виктимология

      Продолжение обучения

      С целью получения дополнительных знаний выпускники данной траектории рекомендуются к зачислению на образовательную программу уровня магистратуры 37. 04.01 Психология «Психологическое консультирование», что позволит получить второй диплом, а также овладеть предметными знаниями в выбранной сфере деятельности.

      Результаты обучения

      В результате обучения по траектории, выпускники получат актуальные профессиональные знания, умения и навыки в области психологической работы с личностью, интегрирующей технологии психодиагностики и психологической помощи людям в различных социальных и жизненных ситуациях.

      Развитие личности и ее деятельности как основа реализации компетентностного подхода в профессиональном образовании

      Библиографическое описание:

      Сильнова, Л. М. Развитие личности и ее деятельности как основа реализации компетентностного подхода в профессиональном образовании / Л. М. Сильнова. — Текст : непосредственный // Теория и практика образования в современном мире : материалы II Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, ноябрь 2012 г.). — Санкт-Петербург : Реноме, 2012. — С. 182-184. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/64/2914/ (дата обращения: 21.04.2021).

      Социально-экономическая и духовная сферы жизни российского общества обусловили компетентностный подход как концептуальную результативно-целевую основу проектирования и управления образовательным процессом в профессиональных учебных заведениях.
      В положениях Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года предъявляются принципиально новые требования к качеству подготовки специалистов, заявленные в виде пакета базовых, ключевых и специальных компетенций. Это, в свою очередь, обусловливает поиск новых принципов организации образовательного процесса, в основе которых лежит интеграция предметно-технологической и социально-нравственной составляющих содержания профессионального образования. Особое место отводится внедрению в образовательный процесс практических технологий, способствующих формированию и развитию специалиста как субъекта профессиональной деятельности.
      В политике государства и в обществе изменилось отношение к образованию, к личности, которая, по мнению В.Д. Шадрикова, выполняла роль средства достижения высших целей и рассматривалась как то, что нужно активизировать, направить на выполнение планов и программ [8]. Образование, основной функцией которого признается развитие способности человека к самореализации, становится приоритетом жизнедеятельности человека.
      Вопросам реализации компетентностного подхода посвящено большое количество работ отечественных и зарубежных исследователей. При этом в педагогической науке сложилась многоплановость трактовок понятий «компетенция» и «компетентность», которые рассматриваются как профессиональные функции специалиста, его личностные качества или как результат образовательного процесса. В научных трудах В.А.Болотова, А.Г.Бусыгина, Д.С.Ермакова, Э.Ф.Зеера, И.А.Зимней, В.А.Козырева, Дж. Равена, Н.М.Розиной, А.В.Хуторского, Ch. Velde и др. компетентность определяется как готовность и способность к определенной деятельности, как результат саморазвития человека.

      В исследованиях Р.М.Асадуллина, А.Г.Асмолова, А.А.Вербицкого, А.К.Марковой, В.А.Сластенина, Н.Ф.Талызиной, В.Д.Шадрикова и др. данное понятие раскрывается через умения решать проблемы, возникающие при познании и объяснении явлений действительности; через взаимоотношения субъектов образовательного процесса и оценку собственных поступков; через культурные ценности; через умения адаптироваться к новым социальным и профессиональным ситуациям; через способности к самоорганизации, выбору стиля и образа жизни. Экспериментальным исследованием, проведенным в рамках научной школы Р.М.Асадуллина, мы еще раз подтвердили, что образ человека и знания о нем выступают ориентиром педагогического образования, в котором ведущая роль принадлежит личности обучаемого, его профессиональной направленности, тогда как внутренние личностные ресурсы обучаемого, проходя через деятельность, служат фундаментальной базой для формирования его компетентности.

      Для решения проблемы проектирования человека как главной ценности образования и для того, чтобы правильно и «безошибочно» его спроектировать, необходимы знания о нем. Далее в соответствии с этими знаниями и на основе «развертывания» новых нужно выстроить свою деятельность по его созданию. Мы должны четко представлять себе, каким образом нужно вести деятельность не только по созданию «продукта», но и иметь образ деятельности, направленный на изменение уже существующей с целью ее преобразования в новую деятельность. Изучение человека и его деятельности диктуются необходимостью обоснования содержательно-технологических составляющих образовательного процесса, направленного на субъектное развитие личности обучаемого.
      В связи с этим логика исследования требует уточнения следующих основных понятий: «личность как субъект деятельности», «развитие», «субъектное развитие личности».

      Таблица 1

      Философский анализ личности как субъекта деятельности

      Способность к активной деятельности

      Способность к развитию

      Способность к творчеству

      Способность к взаимодействию с окружающим миром

      Н.А.Бердяев

      +

      +

      +

      +

      Г.С.Батищев

      +

      +

      М.М.Бахтин

      +

      +

      В.Ф.Гегель

      +

      +

      Э.В.Ильенков

      +

      +

      К.Маркс

      +

      +

      В.В.Розанов

      +

      +

      +

      В.С.Соловьев

      +

      +

      +

      Э.Фромм

      +

      Анализ философских идей, концепций показывает, что личность характерезуется освоением человеком разнообразных деятельностей и формированием у него способностей быть их субъектом. Из таблицы 1 видно, что характеристики личности, в основном, сводятся к ее активному началу. Соответственно, образовательный процесс развивает личность лишь тогда, когда он имеет особые условия для проявления и развития активности обучаемого, т.е. обладает деятельностными формами и соответствующим содержанием.

      Анализ личности с точки зрения психологии (табл.2) показывает, что наиболее типичные определения личности можно свести к трем группам.

      Таблица 2

      Психологический анализ личности как субъекта деятельности

      Самостоятельность

      Отношения

      Прогнозирование результата

      Индивидуальный способ организации деятельности

      Саморегуляция, самореализация

      Общение

      Активность, деятельность

      Самосознание

      Инициатива и творчество

      Способность к саморазвитию

      Установка как готовность к деятельности

      К.А.Абульханова

      +

      +

      +

      +

      Г.И.Аксенова

      +

      Б.Г.Ананьев

      +

      +

      +

      А.А. Бодалев

      +

      +

      Л.И.Божович

      +

      А.В.Брушлинский

      +

      +

      +

      Л.С.Выготский

      +

      +

      В.В.Давыдов

      +

      А.Л.Журавлев

      +

      +

      И.А.Зимняя

      +

      +

      +

      Е.И.Исаев

      +

      +

      +

      М.С.Каган

      +

      А.Н.Леонтьев

      +

      +

      В.Н.Мясищев

      +

      +

      Н.И.Непомнящая

      +

      +

      +

      +

      +

      А.В.Петровский

      +

      +

      К.К.Платонов

      +

      С.Л.Рубинштейн

      +

      +

      +

      +

      В.И.Слободчиков

      +

      +

      +

      Д.Н.Узнадзе

      +

      В.Д.Шадриков

      +

      +

      В первой, наиболее многочисленной группе, вместо определения личности делается ссылка на сущность человека, т.е. производится подмена понятий. Во второй группе, понятие «личность» трактуется как некоторая характеристика или уровень развития человека. Большинство авторов указывают на социальную роль человека, как на одно из основных свойств личности, в результате чего понятие «личность» оказывается слитым с понятием «конкретный человек», а свойства личности описываются как индивидные характеристики (Б.Г.Ананьев, В.В.Давыдов, А.Г.Ковалев, В.Н.Мясищев, А.В.Петровский, К.К.Платонов и др.).

      Подход к личности как системному образованию реализован в концепциях Л.С.Выготского и А.Н.Леонтьева [4;5]. Наиболее последовательно он раскрыт в концепции А.Н.Леонтьева. Автор трактует личность как психологическое новообразование, порожденное жизнью в обществе. Образующими личность и одновременно формами ее реального бытия выступают общественные отношения. А.Н.Леонтьев понимал деятельность как содержательный процесс, в котором субъект осуществляет преобразующие действия с предметом. «Психологическое развитие человека – это процесс развития его деятельности, сознания, личности» [5,с.63].
      Вместе с тем мы склонны придерживаться точки зрения третьей группы исследований, которые показывают, как конкретно разные типы личностей становятся субъектами (К.А.Абульханова-Славская, А.В.Брушлинский, А.Л.Журавлев, Е.И.Исаев, С.Л.Рубинштейн, В.И.Слободчиков и др.). По мнению К.А.Абульхановой-Славской, человека в качестве субъекта деятельности прежде всего характеризует способность к саморегуляции, которая в свою очередь, позволяет актуализировать психические процессы, регулировать его состояние в связи с задачами и событиями деятельности. Выступая как субъект деятельности, личность приобретает новое качество. В процессе становления субъектом профессии, личность овладевает соответствующими знаниями, умениями, навыками, профессиональными нормативно-определенными способами деятельности. При этом активность личности должна согласовываться с требованиями деятельности. Став субъектом, личность вырабатывает индивидуальный способ организации деятельности [1;3;6;7].
      Таким образом, анализ различных взглядов на личность с точки зрения психологии говорит о том, что авторы действительно выделяют существенные факторы. Однако рассмотрение личности в контексте реальной многосторонней жизни позволяет говорить о неправомерности ограничения ведущих оснований личности как субъекта каким- либо одним из них. Вопрос отношения личности и деятельности решается в контексте более широкой проблемы человека, учитывающей все богатство форм проявления личности в ее жизнедеятельности. Субъект – динамическая категория, текущее состояние и изменение которого зависят от осуществляемой им деятельности. Степень развития личности как субъекта находится в прямой зависимости от уровня его активности. То есть, активно развиваясь в деятельности и вырабатывая индивидуальные способы деятельности, личность развивает свои способности к творческой деятельности. Деятельность выступает важнейшей формой активности субъекта, организующей и осуществляющей его бытие, а также одним из ведущих способов его существования и развития. По концепции Б.Г.Ананьева, человек в процессе жизни проходит этапы интеллектуально-психологического развития: индивид, субъект, личность, индивидуальность, представляя этим единство и целостность структуры. Мы придерживаемся его точки зрения об относительном совпадении личности и субъекта, характеризуя личность совокупностью общественных отношений, субъекта – совокупностью деятельностей и мерой их продуктивности. Деятельность и отношения «не могут быть полностью идентичными в социальном и психологическом аспектах» [2, с. 253]. Личность, таким образом, всегда субъект, а субъект – личность. Развитие личности и ее деятельности – это две стороны одного и того же процесса, процесса развития личности как субъекта деятельности. Личность как субъект деятельности в нашем исследовании – это саморегулируемая целостная динамическая система непрерывно взаимодействующих между собой социально значимых психических свойств, отношений и деятельности. Субъектность выступает свойством личности, а значит и присутствует в каждой личности. Субъектность, вслед за В.И. Слободчиковым, мы определяем как способность личности превращать собственную жизнедеятельность в предмет практического преобразования [7].

      Литература:
      1. Абульханова-Славская, К.А. Деятельность и психология личности [Текст] / К.А. Абульханова-Славская. — М.: Наука, 1980. – 335 с.
      2. Ананьев, Б.Г. Психология и проблемы человекознания [Текст]/ Б.Г.Ананьев. – М.:Изд-во «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. – 384с.
      3. Брушлинский, А.В. Субъект: мышление, учение, воображение [Текст]: избр. психологич. труды /А.В. Брушлинский. – М.: Изд-во «Ин-т практ. психологии»; – Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. – 392 с.
      4. Выготский, Л.С. Собрание сочинений [Текст]: в 6-ти т. Т. 3. Проблемы развития психики /Л.С. Выготский; под ред. А.М. Матюшкина. – М.:Педагогика, 1983.– 367с.
      5. Леонтьев, А.А. Педагогическое общение [Текст] /А. А. Леонтьев. –2-е изд., перераб. и доп. – М.- Нальчик: Изд. центр «Эль-Фа»,1996, – 95 с.
      6. Рубинштейн, С.Л. Проблемы общей психологии [Текст]: С.Л. Рубинштейн. — М.: Педагогика, 1973.– 416 с.
      7. Слободчиков, В. И. Основы психологической антропологии. Психология человека: введение в психологию субъективности [Текст]: учеб. пособие для вузов /В.И. Слободчиков, Е.И. Исаев. — М.: Школа - Пресс, 1995. – 383 с.
      8. Шадриков, В.Д. Способности человека [Текст] / В.Д. Шадриков. Москва – Воронеж, 1997. – 288с.

      Личность: откуда она взялась? — Статья в центре внимания

      Как развиваются наши личности? С чем мы пришли и что основано на нашем опыте? Как работает личность после развития? Эти вопросы вызывали споры почти на протяжении всего существования психологии.

      В статье в Psychological Review Кэрол Двек рассматривает эти вопросы. Она предлагает, чтобы наша личность развивалась вокруг базовых потребностей, и начинает с документирования трех основных психологических потребностей, с которыми мы все сталкиваемся: необходимость предсказывать наш мир, необходимость развивать компетенцию, чтобы действовать в нашем мире, и, поскольку мы являемся социальными существами , потребность в принятии других.(Она также показывает, как новые потребности возникают позже в результате сочетания этих основных потребностей.)

      Младенцы поступают хорошо подготовленными к удовлетворению этих потребностей — они блестящие, прожорливые ученики, которые ищут необходимую информацию. Затем, когда младенцы пытаются удовлетворить свои потребности, происходит что-то важное. Они начинают строить представления о своем мире и своей роли в нем: мир хорош или плох, безопасен или опасен? Могу ли я действовать в своем мире, чтобы удовлетворить свои потребности?

      Эти b eliefs, плюс движения e и a ction t endencies, которые хранятся вместе с ними, называются «BEAT».»Они представляют собой накопленный опыт людей, пытающихся удовлетворить свои потребности, и они играют ключевую роль в личности — как невидимые, так и видимые части личности.

      Невидимая часть личности состоит из потребностей и УДАР. Они составляют основу личности, управляют и направляют видимую часть. Видимая часть происходит, когда потребности и ПУТИ создают реальные цели, которые люди преследуют в мире — то, что люди на самом деле делают.

      Возьмем следующий пример.Некоторые люди добросовестны; они активно стремятся к достижениям и проявляют самодисциплину и настойчивость. Это видимая часть. У каждого есть потребность в компетентности, но то, как люди стремятся к компетентности — будут ли они делать это сознательно — будет зависеть от их BEAT (невидимой части, такой как их убеждения).

      Исследования показывают, что некоторые люди верят, что их способности — это просто фиксированные черты. Когда перед ними встает трудная задача, они могут выбрать более легкую, потому что трудная задача сопряжена с риском.Это могло показать их фиксированные способности как недостаточные; это может подорвать их чувство компетентности.

      Однако другие люди верят, что их способности можно развивать. Они с большей вероятностью будут приветствовать сложную задачу и придерживаться ее перед лицом неудач, чтобы развить свою компетентность. Они демонстрируют признаки добросовестности.

      Другими словами, лежащие в основе BEAT могут иметь ярко выраженный эффект на видимую «индивидуальность» людей, которые проявляют себя при достижении своих целей.

      Темперамент тоже может иметь значение. Например, если дети застенчивы или напуганы, это может сделать определенные потребности (например, потребность в предсказуемости) сильнее других, и это может повлиять на то, как они реагируют на то, что с ними происходит — и то, и другое может влиять на развитие BEAT. и переносить вперед.

      Каковы последствия этой теории? Во-первых, это означает, что наша личность развивается вокруг нашей мотивации (наших потребностей и целей), а не просто на основе черт, с которыми мы родились.Теория также раскрывает невидимые части личности и показывает, как мы можем идентифицировать и решать важные BEAT (особенно убеждения), чтобы способствовать изменению личности.

      Короче говоря, как и большие классические теории прошлого века, нынешняя теория объединяет наши мотивации, нашу личность и наше развитие в одну структуру и помогает пролить свет на процессы, которые способствуют благополучию и человеческому росту.

      Цитата

      • Двек, С. С. (2017).От потребностей к целям и представлениям: основы единой теории мотивации, личности и развития. Психологическое обозрение, 124 (6), 689–719. http://dx.doi.org/10.1037/rev0000082

      Вернуться на главную страницу Журналов APA Обзор статей

      Примечание: Эта статья относится к теме «Ядро психологии». Дополнительные статьи можно найти в тематической области «Ядро психологии».

      Наука развития личности

      Теория черт — это модель развития личности, наиболее непосредственно основанная на данных исследований, согласно Personality Theories: Critical Perspectives .

      Социально-когнитивная теория

      Социальная когнитивная теория, разработанная Альбертом Бандурой, подчеркивает, что личность формируется на основе социального контекста. Согласно Уильямсу и Червоне, он предполагает два ключевых принципа:

      1. Внутренняя психология людей, их окружение и их поведение влияют друг на друга.
      2. Людей лучше всего понимать с точки зрения трех типов когнитивных способностей: тех, которые помогают им символически представлять события в своем сознании, саморефлексии и саморазвития.

      Согласно социальной когнитивной теории, формирование личности происходит, когда люди наблюдают за поведением других. Это ведет к адаптации и ассимиляции, особенно если такое поведение вознаграждается. Социальную когнитивную теорию часто считают мостом между теориями личности, делающими упор на поведение, и теориями, делающими упор на познание.

      Ким дает представление о реальных приложениях четырех теорий в области психологии:

      • Психоаналитическая теория побуждает клиницистов использовать подход к лечению, «ориентированный на прошлое» и «скрытый под поверхностью».Консультанты могут часто обращать внимание на события ранней жизни своих клиентов, чтобы обеспечить лучший уход.
      • Гуманистическая теория побуждает консультантов подходить к проблемам клиентов с точки зрения настоящего.
      • Теория черт полезна в научном изучении личности (в отличие от терапевтических услуг). Это позволяет исследователям увидеть связь между характеристиками, мыслями, чувствами и поведением.
      • Социальная когнитивная теория помогает исследователям получать знания в области социальной психологии.Это позволяет им изучать способы, которыми ситуации могут заставить людей проявлять личностные несоответствия.

      Оценка личности

      При оценке личности клиницисты часто обращаются к двум основным типам оценок: объективным и проективным тестам.

      Объективные тесты измеряют аспекты личности человека по отношению к академически признанным нормам. Самый распространенный пример — это Миннесотский многофазный опросник личности, или MMPI-2. (Тест был первоначально опубликован в 1940 году, а затем пересмотрен в 1989 году.) На MMPI-2 люди должны ответить на 567 истинных / ложных вопросов за 60-90-минутную сессию. Вопросы по MMPI-2 определяют потенциальные черты личности, такие как гнев или зависимость. Этот комплексный тест предназначен для защиты от ложных срабатываний и лжи. Оценки MMPI-2 часто используются в таких областях, как психическое здоровье и медицина. Они также распространены при оценке кандидатов на «высокорисковые» профессии, таких как пилоты авиакомпаний и рабочие атомных электростанций, согласно «Медицина труда» .

      Проективные тесты — это субъективные оценки, которые просят клиентов реагировать на неоднозначные стимулы, такие как слова или визуальные образы. Ответ человека призван помочь раскрыть его или ее внутренние проблемы и эмоции. Тест Роршаха Inkblot Test — классический пример проективного теста. После просмотра 10 чернильных пятен разной формы и цвета клиентов просят описать то, что они видят. Ответы интерпретируются на основе таких факторов, как предмет, вид подчеркнутых форм или цветов и расположение видимого изображения.Хотя тест Роршаха полезен, Ким рассматривает его как один из многих инструментов и отмечает, что сам по себе он недостаточен для понимания нюансов личности.

      границ | Стрессоры в раннем возрасте, развитие личности и стратегии быстрой жизни: эволюционный взгляд на черты злобной личности

      Существует изобилие знаний о личности, но исследования личности по-прежнему процветают. Однако подавляющее большинство таких исследований направлено на описание определенных непосредственных механизмов, связанных с человеческой личностью, а не на изучение возможных эволюционных истоков или адаптивной ценности личностных черт.Некоторые области личности хорошо изучены или, по крайней мере, хорошо изучены, например, структура личности (например, Markon et al., 2005; Bohane et al., 2017) и влияние опыта ранней жизни на развитие личностных черт (например, Beaver et al., 2015; Ogle et al., 2015). Существуют хорошо изученные данные о влиянии негативного опыта ранней жизни на характеристики продольного развития личности (например, Briley and Tucker-Drob, 2014; Newton-Howes et al., 2015) и нейробиологических процессов, лежащих в основе функций личности (например, Kennis et al., 2013; Kundakovic and Champagne, 2015). Точно так же большое количество исследований проверяли различные области теории истории жизни (ЛЖ). Теория LH — это эволюционная структура, объясняющая и описывающая различные стратегии, которые люди разрабатывают для адаптивного распределения своих ограниченных ресурсов (например, энергии, времени и т. Д.), Чтобы максимизировать выживание и воспроизводство. Соответственно, теория LH дает прогнозы о психосоциальных процессах и их ценности с точки зрения выживания или воспроизводства (обзор см. В Buss, 2015).Непосредственные механизмы, лежащие в основе этих психосоциальных процессов, включают реакции на стресс, различные формы совокупления и воспитания, а также приспособление к условиям окружающей среды (Buss, 2015). Предположительно, психология личности и теория LH, две основные области различных областей психологии, могут способствовать более всестороннему пониманию психобиологических явлений, например, путем выяснения долгосрочных эффектов стресса в раннем возрасте и лежащих в основе конечных и ближайших механизмов.В этом обзоре мы приводим краткое изложение доказательств соответствия между реакциями на ранний стресс, обнаруженными в исследованиях личности и исследованиях ЛГ.

      Характеристики личности в некоторой степени сформированы опытом ранней жизни таким же образом, как и стратегии LH, которые меняются в зависимости от обстоятельств человека. Характеристики личности, сформированные ранними невзгодами, могут способствовать поведению или когнитивно-эмоциональным функциям, которые улучшают воспроизводство и / или выживание человека в менее благоприятных условиях.На наш взгляд, злобные или эгоцентричные черты личности могут рассматриваться как общий представитель как невзгод раннего возраста, так и стратегии ЛГ. Эти злобные черты личности частично представлены Темной триадой, личностным конструктом, состоящим из трех взаимосвязанных черт: макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма (Paulhus and Williams, 2002). В соответствии с недавними открытиями, мы предполагаем, что концепция Темной триады предоставляет возможную модель для демонстрации того, как непредсказуемые и суровые переживания направляют развитие личности, приводя к чертам, связанным с более быстрыми стратегиями ЛГ.

      Черты характера жизни и стратегии истории жизни

      Редкость вынуждает людей идти на компромисс между фактическим и будущим воспроизводством или между поддержкой существующего потомства и производством другого (Kaplan and Gangestad, 2005). Характеристики, определяющие исход этих компромиссов, являются центральными элементами теории ЛГ и иногда называются чертами ЛГ. Черты LH определяют время развития в целом и развитие функций, связанных со стратегиями выживания и воспроизводства, таких как брачное поведение, родительские инвестиции и старение (Kaplan and Gangestad, 2005; Ellis et al., 2009; Бьорклунд и Эллис, 2014). Ограничения ресурсов ставят под угрозу способность людей максимизировать все компоненты своего развития, выживания и воспроизводства. Следовательно, они должны расставить приоритеты в распределении ресурсов посредством ряда компромиссов. Таким образом, теория ЛГ связывает черты ЛГ со стратегиями расходования ресурсов (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Kaplan and Gangestad, 2005).

      Природа наиболее адаптивной стратегии распределения зависит от обстоятельств. Например, оптимальные стратегии распределения энергии для детей и взрослых различаются: дети должны больше инвестировать в свой рост и развитие, чтобы достичь зрелости, в то время как взрослые должны поддерживать своих детей и тратить энергию на собственное выживание.Следовательно, существуют индивидуальные обстоятельства и особенности, формирующие оптимальные стратегии распределения, которые могут меняться на протяжении жизни и, следовательно, могут объяснять различия во времени жизненных событий (например, развития, воспроизводства и т. Д.) (Chisholm et al., 1993; Chisholm, 1999; Каплан и Гангестад, 2005; Бьорклунд и Эллис, 2014). Конфигурация индивидуума черт ЛГ определяет его или ее общую стратегию ЛГ (Ellis et al., 2009). Таким образом, стратегии ЛХ адаптированы к местным условиям, но из-за различий в индивидуальных характеристиках они гибки и разнообразны в пределах ограничений окружающей среды.Другими словами, стратегии ЛГ зависят от состояния в том смысле, что поведение может быть адаптировано к условиям и обстоятельствам окружающей среды, с которыми сталкивается организм.

      Медленно-быстрый континуум

      Было высказано предположение, что все признаки ЛГ изменяются в медленном-быстром континууме (Del Giudice et al., 2015). Более конкретные быстрые и медленные стратегии ЛГ можно рассматривать как скоординированные и интегрированные паттерны метаболических, когнитивных, поведенческих и личностных черт (подробнее см. Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015; de Baca et al., 2016). Стратегии медленного ЛГ могут характеризоваться установками, ориентированными на будущее, относительно долгосрочным акцентом в поведенческих стратегиях; например, способность откладывать удовлетворение. Эти стратегии также предполагают более высокие родительские инвестиции (т. Е. Затраты времени и усилий на уход за потомством) относительно небольшого числа потомков. Напротив, быстрые LH-стратегии характеризуются относительно краткосрочной направленностью и ориентированным на настоящий момент отношением к риску или агрессивности, чтобы максимизировать немедленное вознаграждение и уделять приоритетное внимание усилиям по спариванию (Griskevicius et al., 2013; Чен и Чанг, 2016). Кроме того, ядро ​​более быстрых стратегий — это ранняя репродуктивная зрелость, частые спаривания и небольшие инвестиции в социальные отношения или потомство (Belsky et al., 1991; Nettle, 2010). Многие виды демонстрируют множество медленных и быстрых черт (Kraus et al., 2005; Bielby et al., 2007). Люди приближаются к медленному концу континуума, но также демонстрируют набор быстрых черт ЛГ (Heylighen, Bernheim, 2004; Hawkes, 2006; Ellis et al., 2009).

      Существует несколько критических факторов окружающей среды, определяющих медленное или медленное поведение людей.быстрые компромиссы стратегии LH. Наиболее значимыми факторами являются непредсказуемость, жесткость и нехватка ресурсов (Brumbach et al., 2009; Ellis et al., 2009; Griskevicius et al., 2011; Chang and Lu, 2018). Непредсказуемость — это предсказуемость изменений в окружающей среде, тогда как суровость представлена ​​коэффициентами заболеваемости и смертности. Однако нет соответствия в определении приблизительных мер непредсказуемости и резкости. Тем не менее, в целом резкость описывается как индикатор того, в какой степени факторы окружающей среды вызывают инвалидность или смерть на каждой стадии развития в популяции, в то время как непредсказуемость можно рассматривать как пространственную и / или временную изменчивость резкости (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009). Наконец, нехватка ресурсов описывает доступность ресурсов и уровень конкуренции за ресурсы (Ellis et al., 2009). При более высоких показателях заболеваемости и смертности и более высокой вариабельности условий (т. Е. Более высоких уровнях непредсказуемости и суровости) высок риск смерти до рождения потомства, поэтому отбор способствует более быстрым стратегиям ЛГ, побуждая людей начать спаривание относительно рано. Напротив, суровые, но предсказуемые условия благоприятствуют более медленным стратегиям ЛГ, которые увеличивают инвестиции в соматические усилия и задерживают репродукцию, чтобы увеличить вероятность выживания и созревания человека (Ellis et al., 2009; Фигередо и др., 2013; Del Giudice et al., 2015). В более общем плане, экологические индикаторы раннего периода жизни с высоким уровнем непредсказуемости и суровости вместе с скудными ресурсами способствуют более быстрым стратегиям ЛГ, включающим ускорение физиологического развития и полового созревания (Wilson and Daly, 1997; Ellis, 2004; Belsky et al., 2010). Более быстрые стратегии более полезны, когда будущее неопределенно, продолжительность жизни непредсказуема или показатели смертности и заболеваемости кажутся высокими (Bereczkei and Csanaky, 2001).В этих условиях стремление к немедленному вознаграждению может быть адаптивным из-за улучшения соотношения затрат и выгод распределения ресурсов за счет сокращения неэффективных с точки зрения затрат усилий, направленных на будущие выплаты по фитнесу, которые могут не принести достаточных будущих выгод (Chen and Chang, 2016). Однако менее суровые или более предсказуемые обстоятельства или доступ к подходящему количеству ресурсов могут изменить стратегии ЛХ в сторону более медленной формы, подчеркивая важность процесса оценки и то, как эти экологические сигналы отслеживаются и интерпретируются.Условия окружающей среды в детстве однозначно формируют обработку информации, таким образом, косвенные факторы в раннем возрасте формируют то, как человек реагирует на непредсказуемость и резкость на более поздних этапах жизни.

      Негативный опыт раннего периода жизни и стратегии быстрой истории жизни

      Ранний жизненный опыт не только влияет на личную стратегию ЛГ; они также могут повышать чувствительность людей к невзгодам, влияя на то, как они реагируют на невзгоды в дальнейшей жизни. Другими словами, реакция взрослых на факторы стресса окружающей среды, такие как суровые или непредсказуемые условия окружающей среды, варьируется в зависимости от их опыта невзгод в детстве (Griskevicius et al., 2013; White et al., 2013; Чанг и Лу, 2018). Более ранние исследования показали, что социально-экономический статус детства (СЭП) является надежным индикатором суровости окружающей среды в раннем детстве (Griskevicius et al., 2011; Belsky et al., 2012). Низкое SES связано с большим количеством стрессовых факторов в семье (например, многократная смена работы родителей; нестабильная или неопределенная занятость и т. Д.), Которые представляют собой более суровую окружающую среду. Соответственно, было обнаружено, что низкий SES связан с чертами, связанными с быстрыми стратегиями ЛГ, такими как импульсивность, принятие риска и неограниченная социосексуальная ориентация (Brumbach et al., 2009; Бельский и др., 2010; Крапива, 2010; Грискявичюс и др., 2011; de Baca et al., 2016.). Однако, согласно более поздним выводам, применение SES для обозначения жесткости является спорным: некоторые исследования показали низкий SES как индикатор нехватки ресурсов, тогда как другие исследования поддержали SES как указание на угрозы смертности и заболеваемости (см. Griskevicius et al. , 2011; Belsky et al., 2012; Chang, Lu, 2018 — подробнее).

      Помимо СЭС, люди чувствительны к сигналам непредсказуемости окружающей среды (Brumbach et al., 2009; Эллис и др., 2009; Чанг и Лу, 2018). Например, было обнаружено, что раннее половое созревание, однозначный индикатор быстрой стратегии ЛГ, связано с неблагоприятным семейным функционированием (т. Е. Показателями непредсказуемости окружающей среды), такими как отсутствие отцов, высокий уровень конфликтов в семье и отсутствие родительской заботы (Belsky, 2012; Эллис, 2013; Чанг и Лу, 2018). Кроме того, семьи с этими неблагоприятными особенностями часто испытывают экологические стрессоры, связанные с непредсказуемостью и суровостью (например,g., низкий доход, ненадежность жилья, незащищенность занятости и т. д.). Несколько исследований показали, что наличие экологических стрессоров в раннем периоде жизни способствует более быстрым стратегиям ЛГ, ведущим к определенным биодемографическим особенностям, таким как более раннее половое созревание. Более того, в результате этих стрессоров могут возникать другие близкие поведенческие индикаторы быстрой стратегии ЛГ, такие как оппортунистическое или эксплуататорское поведение, враждебное отношение и плохие социальные навыки (Belsky et al., 1991; Brumbach et al., 2009; Gladden и другие., 2013; де Бака и др., 2016; Чанг и Лу, 2018).

      Стрессоры в раннем возрасте и развитие личности

      Ранний опыт формирует созревание человека, влияя на последующее приспособление к реальной среде, регулируя развитие личностных качеств. Было показано, что невзгоды в детстве приводят к дисфункциям и расстройствам личности из-за негативного влияния, которое они оказывают на межличностные компетенции, социально-когнитивное и эмоциональное функционирование (Bowlby, 1980; Brumbach et al., 2009; Бьорклунд, 2015; де Бака и др., 2016; Jonason et al., 2017). Влияют суровые и случайные условия. Существует множество доказательств того, что негативный семейный опыт, такой как отсутствие родителей или конфликт между родителями и потомками, влияет на поведенческие и нейроэндокринные реакции на стресс (обзор см. В Ellis, 2013; Anacker et al., 2014). Таким образом, было обнаружено, что раннее воздействие нестабильной или непредсказуемой эмоциональной среды меняет реакции на негативные переживания.Более ранние исследования показали, что факторы стресса в раннем возрасте (например, конфликт родителей и потомков) положительно связаны с развитием быстрых стратегий ЛГ (Chisholm et al., 2005; McFarlane et al., 2005; Nettle, 2010; Simpson et al. , 2011; Young et al., 2017).

      В соответствии с приведенными выше выводами, также было высказано предположение, что воздействие непредсказуемой среды в детстве связано с повышенным восприятием риска, более низким уровнем исполнительной функции и более гедонистическим отношением (Brumbach et al., 2009; Фигередо и др., 2012; де Бака и др., 2016; Херст и Кавана, 2017). Взросление в суровых условиях влияет на социально-эмоциональное развитие детей, способствуя развитию враждебных и антагонистических стилей межличностного общения, относительно плохих социальных навыков и более низкого социального и эмоционального интеллекта (Brumbach et al., 2009; de Baca et al., 2016; Hurst и Kavanagh, 2017; Jonason et al., 2017).

      Личностные особенности, связанные с этими оппортунистическими, импульсивными и краткосрочно ориентированными поведенческими стратегиями (например,ж., низкая покладистость, низкая сознательность и высокий невротизм) также связаны с показателями быстрых стратегий ЛГ (McFarlane et al., 2005; Young et al., 2017). Кроме того, импульсивность, определенные аспекты экстраверсии и открытости опыту (например, стремление к ощущениям или доминирование) связаны с быстрыми чертами ЛГ, такими как высокий уровень смертности, повышенная нестабильность в романтических отношениях, неограниченная социосексуальная ориентация, распущенность и различные эгоистичные формы поведения ( например, эксплуатация, манипулирование) (обзор см. в Del Giudice, 2012, 2014).Некоторые более ранние исследования выявили более прямую связь между стратегиями ЛГ и развитием личности (Rushton, 1985; Belsky et al., 1991; Gladden et al., 2009), и в соответствии с этими выводами недавние исследования предполагают, что определенные черты личности связаны с быстрым Черты ЛГ, такие как низкий самоконтроль, краткосрочная стратегия спаривания и эгоистичное межличностное поведение. Эти характеристики являются общими для макиавеллизма, субклинической психопатии и субклинического нарциссизма, также называемого Темной триадой (DT) (Paulhus and Williams, 2002).Для черт DT свойственны несколько социально-отталкивающих характеристик: черствость, манипулятивность (Jones and Paulhus, 2011), снижение самоконтроля (Jonason and Tost, 2010), эгоизм, более ориентированная на настоящее временная перспектива (Birkás and Csathó, 2015). ), неспособность откладывать удовлетворение (Brumbach et al., 2009; Birkás et al., 2015a) и эксплуататорскую деятельность (McDonald et al., 2012). Было показано, что эти характеристики связаны в первую очередь с быстрой стратегией ЛГ (Jonason et al., 2010; McDonald et al., 2012).

      Темная триада: превращение невзгод раннего возраста в стратегию быстрой истории жизни

      В соответствии с вышеупомянутыми выводами, в некоторой степени черты DT можно рассматривать как совокупность личностных индикаторов для быстрых стратегий ЛГ (Фигередо и др., 2005; Джонасон и др., 2010, 2012; Макдональд и др., 2012). ). Следовательно, Темная триада представляет собой определенный кластер ближайших механизмов, связанных с более быстрыми стратегиями ЛГ.

      Еще одно обширное исследование показало, что негативный детский опыт (например,g., плохие отношения между родителями и детьми, плохое функционирование семьи) связаны с чертами DT (Jonason et al., 2014; Láng and Birkás, 2014, 2015; Birkás et al., 2015b; Láng and Lénárd, 2015; Láng and Abell) , 2018). Кроме того, недавние исследования показали, что некоторые характеристики, связанные с чертами DT, также являются ближайшими индикаторами быстрых стратегий ЛГ (обзор см. В Furnham et al., 2013; Vize et al., 2016; Muris et al., 2017). Например, было обнаружено, что несколько социально-экономических условий и результатов психосоциального здоровья, представляющие собой компромиссы, связанные с быстрыми стратегиями ЛГ, связаны с DT (Jonason et al., 2013, 2015, 2016). Более того, в соответствии с более ранними выводами о влиянии ранних стрессоров на развитие личности и функции личности (см. Выше), есть некоторые свидетельства того, что черты DT связаны с субоптимальными стратегиями совладания (Rim, 1992; Ng et al., 2014; Birkás et al., 2016), опора на незрелые стратегии защиты эго (Richardson and Boag, 2016), реактивную аффективность (Noser et al., 2014) и специфические эндокринологические реакции (Pfattheicher, 2016). Эти находки предоставляют некоторую поддержку представлению о том, что черты DT можно рассматривать как основу для быстрых компромиссов LH на ближайшем уровне.Личность направляет когнитивно-эмоциональные реакции, социально-эмоциональные реакции и поведенческую адаптацию к текущей среде. Соответственно, предыдущие исследования показали, что несколько сигналов, связанных с быстрыми стратегиями ЛГ (например, неограниченная социосексуальность, эгоизм, импульсивность и т. Д.), Могут быть связаны с характеристиками DT. Более того, как и в случае со стратегиями ЛГ, было показано, что развитие черт ДТ связано с негативными событиями в раннем возрасте.

      Заключение и дальнейшие направления

      Результаты, рассмотренные в этой статье, показывают, что стрессовые переживания в раннем возрасте формируют стратегии ЛГ вместе с развитием личности.Кроме того, мы стремились показать, что эгоцентричные или злонамеренные черты личности можно рассматривать как примерный уровень быстрых стратегий ЛГ. В то же время эти личностные характеристики могут позволить изучить влияние детских невзгод на развитие личности. В более общем плане мы предполагаем, что черты личности являются не только результатом условий окружающей среды, опыта и генетических факторов, но они также заставляют идти на компромиссы, чтобы адаптироваться к реальным условиям.

      Существует некоторое соответствие между развитием быстрых LH-стратегий и DT-черт, и приблизительное представление этих стратегий — паттерны и определяющие факторы (т.е. непредсказуемость и резкость) схожи. Кроме того, черты DT связаны с несколькими поведенческими, социально-когнитивными и социально-эмоциональными формами поведения, аналогичными тем, которые связаны с быстрыми компромиссами LH, такими как стремление к немедленному удовлетворению, эгоистичное поведение (эксплуатация и манипуляция) и дезадаптивные реакции на стресс.Таким образом, DT является полезной моделью личности для рассмотрения в связи с быстрыми стратегиями LH. Ранние невзгоды не обязательно приводят к патологическому развитию или психопатологии, но они увеличивают вероятность отрицательных результатов развития. Стратегии быстрого ЛГ представляют собой адаптацию к неблагоприятным условиям окружающей среды. Чтобы лучше понять эволюцию структуры человеческой личности, необходимо объединить результаты исследований теории ЛГ и исследований развития личности.Таким образом, разработка модели личности, включающей идеи теории ЛГ, может открыть новые возможности для исследований.

      Взносы авторов

      ÁC: написал разделы рукописи; BB: разработал концепцию и написал разделы рукописи.

      Финансирование

      Работа поддержана Венгерским фондом научных исследований — ОТКА (K 125437).

      Заявление о конфликте интересов

      Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

      Ссылки

      Анакер, К., О’Доннелл, К. Дж., И Мини, М. Дж. (2014). Неблагоприятные факторы в молодости и эпигенетическое программирование гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой функции. Dialogues Clin. Neurosci. 16, 321.

      PubMed Аннотация | Google Scholar

      Бивер К. М., Хартман С., Бельски Дж. (2015). Дифференциальная восприимчивость к родительской чувствительности на основе раннего темперамента в прогнозировании аффективных психопатических черт личности подростка. Crim. Правосудие поведение. 42, 546–565. DOI: 10.1177 / 0093854814553620

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бельский Дж. (2012). Развитие репродуктивных стратегий человека: успехи и перспективы. Curr. Реж. Psychol. Sci. 21, 310–316. DOI: 10.1177 / 0963721412453588

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бельский Дж., Хаутс Р. М. и Фирон Р. М. (2010). Безопасность младенческой привязанности и время полового созревания: проверка эволюционной гипотезы. Psychol. Sci. 21, 1195–1201. DOI: 10.1177 / 0956797610379867

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бельский Дж., Шломер Г. Л., Эллис Б. Дж. (2012). Помимо совокупного риска: определение резкости и непредсказуемости как детерминант родительской стратегии и стратегии раннего детства. Dev. Psychol. 48, 662. DOI: 10.1037 / a0024454

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бельский, Дж., Стейнберг, Л., и Дрейпер, П. (1991). Детский опыт, межличностное развитие и репродуктивная стратегия: эволюционная теория социализации. Child Dev. 62, 647–670. DOI: 10.2307 / 1131166

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Bereczkei, T., and Csanaky, A. (2001). Стрессовое семейное окружение, смертность и социализация детей: стратегии жизненного цикла подростков и взрослых из неблагоприятных социальных обстоятельств. Внутр. J. Behav.Dev. 25, 501–508. DOI: 10.1080 / 01650250042000573

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Билби, Дж., Мейс, Г. М., Бининда-Эмондс, О. Р., Кардилло, М., Гиттлман, Дж. Л., Джонс, К. Е. и др. (2007). Быстрый-медленный континуум в истории жизни млекопитающих: эмпирическая переоценка. Am. Nat. 169, 748–757 DOI: 10.1086 / 516847

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Биркас, Б., и Чато, Á. (2015). Оцените день: временные перспективы Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 86, 318–320. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.06.035

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Биркас, Б., Чато, Б., Гач, Б., и Берецкей, Т. (2015a). Ничто не рисковало ничего не выиграло: сильная ассоциация между чувствительностью к вознаграждению и двумя мерами макиавеллизма. чел. Индивидуальный. Dif. 74, 112–115. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.09.046

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Биркас, Б., Гач, Б., и Чато, Á.(2016). Сохраняйте спокойствие и не волнуйтесь: разные черты Темной триады предсказывают разные предпочтения в преодолении трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 88, 134–138. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.09.007

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Биркас Б., Ланг А. и Берецкей Т. (2015b). Макиавеллизм и предполагаемая родительская связь: разные пути социализации для мужчин и женщин. Am. J. Appl. Psychol. 3, 109–112. DOI: 10.12691 / ajap-3-4-5

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бьорклунд, Д.Ф., Эллис Б. Дж. (2014). Дети, детство и развитие в эволюционной перспективе. Dev. Ред. 34, 225–264. DOI: 10.1016 / j.dr.2014.05.005

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бохан, Л., Магуайр, Н., Ричардсон, Т. (2017). Устойчивые, сверхконтроллеры и недоконтроллеры: систематический обзор полезности метода типологии личности в понимании проблем психического здоровья взрослых. Clin. Psychol. Ред. 57, 75–92. DOI: 10.1016 / j.cpr.2017.07.005

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Боулби, Дж. (1980). Приложение и потеря: Vol. 3. Утрата: печаль и депрессия. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

      Брайли, Д. А., Такер-Дроб, Э. М. (2014). Генетическая и экологическая преемственность в развитии личности: метаанализ. Psychol. Бык. 140, 1303–1331. DOI: 10.1037 / a0037091

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Брумбах, Б.Х., Фигередо А. Дж. И Эллис Б. Дж. (2009). Влияние суровых и непредсказуемых условий в подростковом возрасте на развитие стратегии жизненного цикла. Hum. Nat. 20, 25–51. DOI: 10.1007 / s12110-009-9059-3

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Бусс Д. (2015). Эволюционная психология: новая наука о разуме . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Психология Пресс.

      Google Scholar

      Чанг, Л., и Лу, Х. Дж. (2018). Ресурсный и внешний риск в определении кратких историй жизни китайских брошенных детей в сельских районах. Evol. Гм. Behav. 39, 59–66. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2017.10.003

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Чен Б. Б. и Чанг Л. (2016). Прокрастинация как стратегия быстрой жизненной истории. Evol. Psychol. 14, 1–5. DOI: 10.1177 / 1474704916630314

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Чисхолм, Дж. С. (1999). Смерть, надежда и секс: шаги к эволюционной экологии разума и нравственности . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

      Google Scholar

      Чисхолм, Дж. С., Эллисон, П. Т., Эванс, Дж., Ли, П. К., Либерман, Л. С., Павлик, З. и др. (1993). Смерть, надежда и секс: теория истории жизни и разработка репродуктивных стратегий [и комментарии и ответы]. Curr. Антрополь. 34, 1–24. DOI: 10.2307 / 2743728

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Чисхолм, Дж. С., Куинливан, Дж. А., Петерсен, Р. В., и Коул, Д. А. (2005). Ранний стресс определяет возраст начала менархе и первых родов, привязанность к взрослому и ожидаемую продолжительность жизни. Hum. Nat. 16, 233–265. DOI: 10.1007 / s12110-005-1009-0

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      де Бака, Т. К., Валь, Р. А., Барнетт, М. А., Фигередо, А. Дж., И Эллис, Б. Дж. (2016). Неблагоприятные условия, адаптивная калибровка и здоровье: на примере неблагополучных семей. Адапт. Гм. Behav. Physiol. 2, 93–115. DOI: 10.1007 / s40750-016-0042-z

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Дель Джудиче, М.(2014). Рамки эволюционной истории жизни для психопатологии. Psychol. Inq. 25, 261–300. DOI: 10.1080 / 1047840X.2014.884918

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Дель Джудиче, М., Гангестад, С. В., и Каплан, Х. С. (2015). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии . Vol. 1. Фонды, 2-е изд., Изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 88–114.

      Google Scholar

      Эллис, Б.J. (2013). Гипоталамо-гипофизарно-гонадная ось: управляемая переключателем, чувствительная к состоянию система в регуляции стратегий жизненного цикла. Horm. Behav. 64, 215–225. DOI: 10.1016 / j.yhbeh.2013.02.012

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Фигередо А. Дж., Катбертсон А. М., Кауфман И. А., Вейл Е. и Гладден П. Р. (2012). Взаимодействие поведенческих диспозиций и когнитивных способностей: социосексуальная ориентация, эмоциональный интеллект, исполнительные функции и стратегия жизненного цикла. Temas Psicol. 20, 87–100.

      Google Scholar

      Фигередо, А. Дж., Де Бака, Т. К., и Вудли, М. А. (2013). Измерение стратегии истории человеческой жизни. чел. Индивидуальный. Dif. 55, 251–255. DOI: 10.1016 / j.paid.2012.04.033

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Фигередо А. Дж., Васкес Г., Брумбах Б. Х., Сефчек Дж. А., Кирснер Б. Р. и Якобс В. Дж. (2005). К-фактор: индивидуальные различия в стратегии жизненного цикла. чел. Индивидуальный. Dif. 39, 1349–1360. DOI: 10.1016 / j.paid.2005.06.009

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Фернхэм А., Ричардс С. К. и Полхус Д. Л. (2013). Темная триада личности: обзор за 10 лет. Soc. Личное. Psychol. Компас 7, 199–216. DOI: 10.1111 / spc3.12018

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., Андрейзак, Д. Дж., Джонс, Д. Н., и Смит-Кастро, В. (2013). Репродуктивная стратегия и сексуальный конфликт: стратегия медленного жизненного цикла подавляет негативный андроцентризм. J. Methods Meas. Soc. Sci. 4, 48–71. DOI: 10.2458 / jmm.v4i1.17774

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Гладден, П. Р., Фигередо, А. Дж., И Джейкобс, В. Дж. (2009). Стратегия жизненного цикла, психопатические установки, личность и общий интеллект. чел. Индив. Diff. 46, 270–275. DOI: 10.1016 / j.paid.2008.10.010

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Грискявичюс, В., Акерман, Дж. А., Канту, С. М., Делтон, А. В., Робертсон, Т.Е., Симпсон, Дж. А. и др. (2013). Когда экономика дает сбой, люди тратят или откладывают? Реагирование на нехватку ресурсов зависит от детской среды. Psychol. Sci. 24, 197–205. DOI: 10.1177 / 0956797612451471

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Грискевичиус В., Делтон А. В., Робертсон Т. Э. и Тайбур Дж. М. (2011). Экологические непредвиденные обстоятельства стратегий жизненного цикла: влияние смертности и СЭС на репродуктивное время. Дж.Чел. Soc. Psychol. 100, 241–254. DOI: 10.1037 / a0021082

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Хоукс, К. (2006). «Медленные истории жизни и эволюция человека», в The Evolution of Human Life History , ред. К. Хоукс и Р. Р. Пейн (Санта-Фе, Нью-Мексико: Школа американской исследовательской прессы), 95–126.

      Херст, Дж. Э., и Кавана, П. С. (2017). Стратегии жизненного анамнеза и психопатология: чем быстрее жизненные стратегии, тем больше симптомов психопатологии. Evol. Гм. Behav. 38, 1–8. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2016.06.001

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон, П. К., и Тост, Дж. (2010). Я просто не могу себя контролировать: Темная триада и самоконтроль. чел. Индивидуальный. Dif. 49, 611–615. DOI: 10.1016 / j.paid.2010.05.031

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон П. К., Баумэн Х. М., Картер Г. Л. и Паркер П. (2015). Дориан Грей без своего портрета: психологические, социальные и физические затраты на здоровье, связанные с Темной триадой. чел. Индивидуальный. Dif. 78, 5–13. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.01.008

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон, П. К., Ичо, А., и Ирландия, К. (2016). Ресурсы, резкость и непредсказуемость: социально-экономические условия, связанные с чертами Темной триады. Evol. Психол . 14, 1–11. DOI: 10.1177 / 1474704915623699

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон, П. К., Кениг, Б. Л., и Тост, Дж. (2010). Жить быстрой жизнью. Hum. Nat. 21, 428–442. DOI: 10.1007 / s12110-010-9102-4

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон П. К., Ли Н. П. и Чарна А. З. (2013). Быстро и грязно: некоторые психосоциальные издержки, связанные с Темной триадой в трех странах. Evol. Psychol. 11. DOI: 10.1177 / 147470491301100116

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон, П. К., Лайонс, М., Бетелл, Э. (2014). Создание Дарта Вейдера: забота о родителях и детях и Темная триада. чел. Индивидуальный. Dif. 67, 30–34. DOI: 10.1016 / j.paid.2013.10.006

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон, П. К., Вебстер, Г. Д., Шмитт, Д. П., Ли, Н. П., и Крайсел, Л. (2012). Антигерой в массовой культуре: теория истории жизни и черты личности темной триады. Rev. Gen. Psychol. 16, 192. DOI: 10.1037 / a0027914

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонасон, П. К., Зейглер-Хилл, В., и Балдаччино, Дж.(2017). До и после: патология личности, условия детства и результаты жизненного цикла. чел. Индивидуальный. Dif. 116, 38–43. DOI: 10.1016 / j.paid.2017.04.027

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Джонс, Д. Н., Полхус, Д. Л. (2011). Роль импульсивности в Темной триаде личности. чел. Индивидуальный. Dif. 51, 679–682. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.04.011

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Каплан, Х. С., и Гангестад, С.W. (2005). «Теория истории жизни и эволюционная психология», в Справочник по эволюционной психологии , изд. Д. М. Басс (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Wiley), 68–95.

      Google Scholar

      Кеннис М., Радемейкер А. Р. и Гейз Э. (2013). Нейронные корреляты личности: интегративный обзор. Neurosci. Biobehav. Ред. 37, 73–95. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2012.10.012

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Краус, К., Томсон, Д.Л., Кункеле, Дж., И Триллмич, Ф. (2005). Жить медленно и умирать молодым? Стратегия жизненного цикла и возрастные коэффициенты выживаемости у мелких млекопитающих в раннем возрасте. J. Anim. Ecol. 74, 171–180. DOI: 10.1111 / j.1365-2656.2004.00910.x

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Ланг, А., Абель, Л. (2018). Взаимосвязь межродительского функционирования и подросткового уровня макиавеллизма: многоплановый подход. чел. Индивидуальный. Dif. 120, 213–221.DOI: 10.1016 / j.paid.2017.08.043

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Ланг, А., и Биркас, Б. (2014). Макиавеллизм и восприятие функционирования семьи в подростковом возрасте. чел. Индивидуальный. Dif. 63, 69–74. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.01.065

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Ланг, А., и Биркас, Б. (2015). Макиавеллизм и родительская привязанность в подростковом возрасте: влияние отношений с однополыми родителями. SAGE Открыть 5, 1–7.DOI: 10.1177 / 2158244015571639

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Ланг, А., Ленард, К. (2015). Связь между воспоминаниями о жестоком психологическом обращении в детстве и макиавеллизмом. чел. Индивидуальный. Dif. 77, 81–85. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.12.054

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Маркон К. Э., Крюгер Р. Ф. и Уотсон Д. (2005). Определение структуры нормальной и ненормальной личности: интегративный иерархический подход. J. Pers. Soc. Psychol. 88, 139–157. DOI: 10.1037 / 0022-3514.88.1.139

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Макдональд М. М., Доннеллан М. Б. и Наваррете К. Д. (2012). Жизненный подход к пониманию Темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 52, 601–605. DOI: 10.1016 / j.paid.2011.12.003

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Макфарлейн, А., Кларк, К. Р., Брайант, Р. А., Уильямс, Л. М., Ниаура, Р., Пол, Р. Х. и др. (2005). Влияние стресса в раннем возрасте на психофизиологические, личностные и поведенческие показатели у 740 доклинических субъектов. J. Integr. Neurosci. 4, 27–40. DOI: 10.1142 / S0219635205000689

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Muris, P., Merckelbach, H., Otgaar, H., and Meijer, E. (2017). Злобная сторона человеческой натуры: метаанализ и критический обзор литературы о Темной триаде (нарциссизм, макиавеллизм и психопатия). Перспектива. Psychol. Sci. 12, 183–204. DOI: 10.1177 / 1745691616666070

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Крапива, Д. (2010). Умереть молодым и жить быстро: различия в истории жизни в английских кварталах. Behav. Ecol. 21, 387–395. DOI: 10.1093 / beheco / arp202

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Нг, Х. К., Чунг, Р. Ю. Х. и Там, К. П. (2014). Разоблачение связи между нарциссизмом и психологическим здоровьем: новые доказательства гибкости преодоления трудностей. чел. Индивидуальный. Dif. 70, 7–10. DOI: 10.1016 / j.paid.2014.06.006

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Нозер, А. Э., Цейглер-Хилл, В., Бессер, А. (2014). Стресс и аффективные переживания: важность темных черт личности. J. Res. Чел. 53, 158–164. DOI: 10.1016 / j.jrp.2014.10.007

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Огл, К. М., Рубин, Д. К., Сиглер, И. С. (2015). Связь между небезопасной привязанностью и посттравматическим стрессом: травмы ранней жизни и взрослые. Psychol. Травма 7, 324. doi: 10.1037 / tra0000015

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Полхус, Д. Л., и Уильямс, К. М. (2002). Темная триада личности: нарциссизм, макиавеллизм и психопатия. J. Res. Чел. 36, 556–563. DOI: 10.1016 / S0092-6566 (02) 00505-6

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Pfattheicher, S. (2016). Тестостерон, кортизол и Темная триада: нарциссизм (но не макиавеллизм или психопатия) положительно связан с базальным тестостероном и кортизолом. чел. Индивидуальный. Dif. 97, 115–119. DOI: 10.1016 / j.paid.2016.03.015

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Ричардсон, Э. Н., Боаг, С. (2016). Наступательная защита: разум под маской черт темной триады. чел. Индивидуальный. Dif. 92, 148–152. DOI: 10.1016 / j.paid.2015.12.039

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Раштон, Дж. П. (1985). Теория дифференциала К и расовые различия в E и N. Pers. Индивидуальный.Dif. 6, 769–770. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (85)

      -1

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Симпсон, Дж. А., Грискявичюс, В., и Ким, Дж. С. (2011). «Эволюция, теория истории жизни и личность», в Справочник по межличностной психологии: теория, исследования, оценка и терапевтические вмешательства , ред. Л. М. Хоровиц и С. Страк (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Уайли), 75–89.

      Google Scholar

      Визе, К. Э., Линам, Д. Р., Коллисон, К. Л., и Миллер, Дж.Д. (2016). Различия между компонентами темной триады: метааналитическое исследование. чел. Disord. DOI: 10.1037 / per0000222. [Epub перед печатью].

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Уайт, А. Э., Ли, Ю. Дж., Грискявичюс, В., Нойберг, С. Л., и Кенрик, Д. Т. (2013). Сложить все яйца в одну корзину: жизненные стратегии, хеджирование ставок и диверсификация. Psychol. Sci. 24, 715–722. DOI: 10.1177 / 0956797612461919

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Уилсон, М.и Дейли М. (1997). Ожидаемая продолжительность жизни, экономическое неравенство, убийства и время воспроизводства в окрестностях Чикаго. BMJ Br. Med. J. 314, 1271. DOI: 10.1136 / bmj.314.7089.1271

      PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Янг, Э. С., Симпсон, Дж. А., Грискявичюс, В., Хелсниц, К. О., и Флек, К. (2017). Привязанность в детстве и взрослая личность: взгляд на историю жизни. Идентификационный номер. 17, 1–17. DOI: 10.1080 / 15298868.2017.1353540

      CrossRef Полный текст | Google Scholar

      Развитие личности — IResearchNet

      Тема развития личности лежит на стыке двух более крупных и знакомых тем: теории личности и психологии развития. Однако, как будет показано в настоящем резюме, большинство исследований развития личности сосредоточено на широких вопросах идентичности, а не на более узких личностных чертах и ​​предрасположенностях, которые доминировали в области теории личности в конце 20-го века.Во всех смыслах и целях тема развития личности может быть легко названа «личностным развитием». Как будет показано в этой статье, большинство людей с возрастом претерпевают значительные психологические изменения. По своим психологическим характеристикам младенцы становятся детьми, которые становятся подростками, а затем взрослыми. Эти прогрессирующие возрастные изменения — это гораздо больше, чем просто изменения того, что или насколько человек знает. Люди «растут» с возрастом, и важная часть взросления влечет за собой прогрессивные сдвиги в том, как они знают (в отличие от того, что они знают), и, в частности, насколько полно они понимают себя и других.Интересно, что не все «растут» в одинаковой степени или с одинаковой скоростью. Все мы знаем хронологически взрослых, которые, тем не менее, являются психологическими подростками. Действительно, знание того, где кто-то находится на пути возрастающей психологической зрелости, может быть самым важным, что мы можем знать о человеке. Различия в развитии в личной зрелости — это различия, которые имеют значение. Этому процессу развития личности, взросления и посвящена данная статья.

      Большая часть современных исследований личности сосредоточена на личностных качествах и сопутствующих им склонностях действовать определенным образом в социальных ситуациях.В этой статье мало внимания уделяется развитию такого рода личностных качеств. Дело не в том, что изменения личностных качеств не происходят. Опираясь на пятифакторную модель личности, Коста и МакКрэй (1994) пришли к выводу, что незначительные изменения в позициях индивидов по пяти основным параметрам личности действительно происходят, но «практически завершаются к 30 годам» (стр. 148). Напротив, возрастающие уровни психологической зрелости, эго-идентичности, перспективы и интегративной сложности явно не завершаются к 30 годам.В этой статье основное внимание уделяется развитию этих основных качеств, структурных качеств личности. Природу этих качеств и трудности их изучения можно проиллюстрировать на кратком примере.

      Недавно вернувшись в школу из поездки домой во время первого года обучения в колледже, «Джейсон» (имя изменено) размышляет о некоторых недавних изменениях, которые он заметил в своих отношениях с родителями:

      … раньше, когда я действительно жил дома, я никогда не хотел проводить время со своими родителями.Я никогда не хотел знать, как у них дела, хорошо ли они себя чувствуют, каково их эмоциональное состояние. А теперь я пойду домой и захочу пойти куда-нибудь поесть с ними, так что я могу просто поговорить с ними один на один и почувствовать, как они поживают … А моя мама, она просто начала новую работу, и мне честно не все равно, как она поживает. Как и раньше, дело было не в том, как я скучал по ним. Раньше я скучал по ним, потому что они мои родители, а вы любите своих родителей. Но теперь это больше дружба, чем просто любовь, которая приходит с тем, чтобы быть ребенком определенного родителя.Теперь больше о дружбе и связях, которые я могу с ними сделать.

      На основе этих и других замечаний, которые были частью оценочного собеседования, которое длилось около часа, большинство психологов по развитию пришли к выводу, что у Джейсона начинается период значительного развития личности. Неслучайно сам Джейсон восхищался этими изменениями. Говоря о том, почему ему было хорошо, когда он назначил свидание, чтобы пообедать со своей матерью, он говорит:

      … это было хорошо из-за того, что я хотел это сделать.Это я настраивал, а не она просила меня пойти с ней пообедать … Потому что до того, как она умоляла меня пойти и что-то с ней сделать, а я никогда не хотел этого делать. И теперь я был просто взволнован тем, что это был я — у меня было чувство, что я хочу это сделать.

      Есть много способов описать изменения, которые пережил Джейсон. Не все эти изменения можно рассматривать как «развитие» с психологической точки зрения. Таким образом, поучительно определить особенности замечаний Джейсона, которые могли бы или не привели бы психолога к выводу, что переживания Джейсона отражают развитие личности.Возможно, Джейсон просто приобрел новый социальный навык, приглашая людей пойти пообедать, и теперь он использует этот навык, когда идет домой, чтобы навестить своих родителей. Если так, то его личность не изменилась, изменилось только его поведение. Или, может быть, это даже проще. Возможно, изменение, которое описывает Джейсон, связано с изменением его обстоятельств, а не его личности. В конце концов, теперь, когда он уехал в колледж, он не часто видится со своими родителями. Поэтому, когда он дома, он старается проводить время со своими родителями, чтобы поддерживать с ними контакт, к которому он привык в старшей школе.Возможно, ни одно из этих более простых объяснений не отражает источник волнения Джейсона. В оставшейся части этой статьи вы узнаете и о том, что такое такое развитие личности, и о том, как некоторые из основных теоретиков второй половины 20-го века, от Эрика Эриксона до Роберта Кегана, пролили свет на такого рода изменения. мы видим, что происходит в нашем молодом студенте колледжа.

      Как психологи определяют личность и развитие личности?

      Среди современных психологов нет единого мнения о том, как определять личность.Непрофессионалы и некоторые теоретики черт характера склонны использовать термин личность для описания набора социальных навыков и личных качеств, которые влияют на то, как кто-то воспринимается другими — например, «У Дженнифер блестящая личность» или «У Филиппа нет личности». Психологи, интересующиеся развитием личности, в отличие от развития социальных и межличностных предрасположенностей, обычно предпочитают определения развития личности, отражающие возрастающую психологическую зрелость. Так, например, хотя 21-летняя Дженнифер может обладать «блестящей личностью», не следует ли ожидать, что ее яркая личность будет выглядеть совершенно иначе, когда она достигнет среднего возраста? Если ее «личность» не изменится в течение этого периода от 20 до 25 лет, разве это не станет поводом для беспокойства? У Джейсона могут быть многие из тех же характеристик личности, которые он имел, когда он был учеником средней школы (он кажется довольно дружелюбным и оптимистичным), но, возможно, происходит что-то, что большинство из нас сочли бы доказательством того, что он растет.Он переходит от отношения к своим родителям как к людям, которые что-то делают для вас и для вас, к тому, чтобы видеть в своих родителях самостоятельных людей. Некоторые молодые люди никогда не совершают этого перехода.

      Что такого меняется в людях по мере взросления?

      В последние годы возобновился интерес к личностным качествам. Стимулируемые Пятифакторной моделью личности, психологи были впечатлены степенью, в которой термины черт, которые люди используют для описания друг друга (например, дружелюбный, экстравертный, чувствительный), а также фактические самоописания и описания личности других людей. черты характера, можно резюмировать с использованием пяти относительно независимых личностных параметров.Эти пять измерений (часто обозначаемые как экстраверсия, доброжелательность, сознательность, эмоциональная стабильность и открытость опыту), по-видимому, хорошо подходят для описания людей разного возраста и представителей разных культур. Однако эти черты не отражают многие важные черты личности, и не являются теми чертами личности, которые находятся в центре внимания большинства психологов, изучающих развитие личности. В самом деле, эти общие черты личности, когда они становятся неотъемлемой чертой чьей-либо личности — обычно в среднем детстве, имеют тенденцию быть удивительно стабильными на протяжении всей оставшейся жизни.

      То, что неадекватно описывается простым описанием чьих-либо личностных склонностей или черт, так это способы, которыми люди организуют свое поведение, познания и чувства в процессе попыток осмыслить свой личный, межличностный и культурный опыт. Помимо предрасположенности к определенным действиям, личность включает в себя устойчивые черты мотивации, предположений и предсказаний индивидов о социальной реальности, а также стратегии адаптации к требованиям социального мира.В этом смысле личность — это гораздо больше, чем набор предрасположенностей к определенному поведению. Личность организовывается и действует на опыте. Это та часть каждого из нас, которая выборочно уделяет внимание определенным событиям, а не другим, придает особое значение этому опыту, стремится участвовать в определенных аспектах социальной среды, а не в других аспектах, и активно формирует и манипулирует обстоятельствами своего социального и культурная жизнь. Эти более сложные аспекты личности развиваются и меняются со временем.

      Как было сказано в интервью с Джейсоном, не все изменения связаны с развитием. Условие, которое будет принято в данной статье, состоит в том, что развитие личности относится к определенным видам устойчивых внутренних изменений в человеке. Внешнее поведение Джейсона по отношению к его матери, несомненно, изменилось; теперь он просит ее пойти пообедать. Однако, даже если бы он перестал спрашивать, похоже, что у Джейсона другое внутреннее представление или понимание того, кто его мать, личность сама по себе, кто-то, у кого есть интересные качества помимо того, что она мать, которая заботится о нем и дает ему то, что ему нужно или что он желает.Мать Джейсона не изменилась. Она всегда была не просто матерью Джейсона. Что изменилось, так это способность Джейсона построить более всеобъемлющий взгляд на свою мать. Это мнение вряд ли будет потеряно. Как только можно увидеть больше того, что было все это время, довольно сложно перестать это видеть. Джейсон подвергся личностному развитию. В результате его новой способности видеть другого человека более полно, мы можем ожидать увидеть в его поведении дополнительные доказательства этого устойчивого изменения внутреннего развития.

      Последняя особенность развития личности состоит в том, что оно влечет за собой способности, которые позволяют человеку адаптироваться или справляться с требованиями окружающей среды и ее сложностью. Вновь обретенная способность Джейсона выходить за рамки собственных потребностей в построении понимания того, что представляют собой другие люди, поможет ему добиться большего успеха в отношениях, помимо отношений с матерью. Например, получив возможность реализовать свои новые способности, Джейсон сможет лучше оценить личные качества будущего супруга, а также то, что значит стать «профессионалом», а не просто кем-то, кто выполняет определенную работу.Джейсон будет более успешным или «лучше приспособленным» в обоих начинаниях, браке и призвании, потому что он может ценить людей способами, не связанными с его потребностью в них.

      Ключевые методологические вопросы изучения развития личности

      Это может показаться слишком очевидным, чтобы упоминать его, но развитие личности связано с психологическими изменениями. В результате одна из проблем при исследовании развития личности — решить, как лучше всего изучать изменения. Представьте на мгновение, что вы заинтересовались изменениями, которые, похоже, переживает наш студент, Джейсон.Вы начинаете задаваться вопросом, есть ли у большинства 19-летних подобный опыт. Они начинают интересоваться жизнью и чувствами своих родителей таким образом, который больше не связан с тем, что их родители могут дать или утаить. У вас есть несколько вариантов дальнейших действий. Если вы хотите получить быстрые ответы на свой вопрос, вы можете продолжить с оценки родительских взглядов трех групп людей, возможно, 15-летних, 20-летних и 25-летних. Если вы действительно измеряете переменную, которая является особенностью развития личности подростка или молодого взрослого, то можно ожидать, что взгляды старших детей на своих родителей будут меньше относиться к их собственным потребностям и больше к личному опыту их родителей.Этот исследовательский подход называется «перекрестным» и имеет то преимущество, что дает вам ответы относительно быстро.

      Однако у поперечного подхода есть недостатки. Один из недостатков заключается в том, что вы никогда не можете быть уверены, что обнаруженные вами возрастные различия на самом деле являются функцией развития. Например, что, если когда ваши 25-летние были подростками, телевидение было заполнено очень популярными ситкомами, посвященными семейной жизни. Впоследствии популярность таких телепрограмм пошла на убыль, и программы, ориентированные на семью, были заменены различными программами, ориентированными на соревнование и индивидуальные достижения, такими как «Выживший» и «Американский идол».«В результате ваши 25-летние дети тратили много часов на просмотр программ о родителях и детях, а ваши 20-летние — на просмотр программ о достижении одних целей за счет других. Таким образом, даже несмотря на то, что ваши 25-летние были гораздо более приспособлены к опыту своих родителей, чем ваши 20-летние, разница могла быть связана с тем, что эти две группы были знакомы с разными типами популярных телепрограмм.

      Чтобы разобраться в этой проблеме, вам нужно обратиться к другому важному экспериментальному методу, используемому для изучения развития, «продольному» подходу.При таком подходе вы оцениваете своих участников в два или более моментов времени. Вы могли бы, например, захотеть переоценить своих 20-летних, когда им было 25. Есть ли у них доказательства того, что они стали более приспособленными к внутренней жизни своих родителей, чем когда вы оценивали их пятью годами ранее? Если так, то у вас больше уверенности в том, что вы заметили развитие личности.

      Продольный подход также имеет свои недостатки. Наиболее очевидным является то, что он требует больше времени и усилий, чем перекрестный подход.В нашем примере вам пришлось подождать пять лет, прежде чем вы смогли узнать, произошли ли какие-либо изменения в отношении родительских взглядов участников вашего лонгитюдного исследования. Вам также нужно будет убедиться, что вы можете найти всех своих участников через пять лет после первой оценки их взглядов, а затем убедить их найти время для повторной оценки. Даже если они согласились, их ответы могли измениться просто потому, что они были знакомы с вашим исследованием и им задавали те же вопросы во второй раз.Обратите внимание, что вам не приходилось сталкиваться с этими потенциальными осложнениями при использовании кросс-секционного подхода.

      Еще более серьезное осложнение лонгитюдного подхода может возникнуть, если у вас будет значительный «отсев» от исходной выборки — если вы не сможете повторно оценить значительное количество исходных участников. Допустим, по какой-то причине было намного сложнее восстановить контакт с участниками, которые были сильно сосредоточены на себе и своих личных интересах.Возможно, эти корыстолюбивые участники с большей вероятностью уедут из этого района и от своих семей или все еще будут поблизости, но их гораздо труднее убедить принять участие в вашем исследовании во второй раз. Потеря определенного типа участников будет называться «дифференциальной убылью» и очень затруднит интерпретацию ваших продольных результатов. Если вы обнаружили, что в возрасте 25 лет ваши оставшиеся участники были более настроены на внутренний опыт своих родителей, чем ваши участники в возрасте 20 лет, это могло быть связано с тем, что из вашей выборки из 25-летних вы потеряли тех людей, которые все еще были сосредоточены на себе.Итак, при чтении результатов лонгитюдных исследований вам нужно быть внимательными, а именно: есть ли отсев, и если есть, то представил ли исследователь информацию, которая предполагает, что отсев был случайным, а не «дифференцированным». Один из распространенных способов, с помощью которых исследователи пытаются решить проблему дифференциального истощения, — это представление только продольных результатов для людей, которые участвовали на протяжении всего исследования. Однако даже в этом случае необходимо знать, что представленные результаты могут не относиться к лицам, у которых были характеристики, которые заставили их выбыть из исследования.

      Существует последний методологический вопрос, относящийся к исследованию развития личности с использованием лонгитюдного подхода, и он касается того, выбирает ли человек индивидуальные или групповые данные. Если вы смотрите только на групповые эффекты, вы теряете способность узнать что-то о процессе, посредством которого индивидуумы меняются или, как это часто бывает, не могут измениться. Как отмечали некоторые исследователи развития, может случиться так, что вместо того, чтобы проходить через фиксированный набор прогрессивных стадий, некоторое развитие личности лучше описать как происходящее по ряду различных «траекторий» или «путей» (Bosma & Куннен, 2001).

      Теперь мы переходим к краткому изложению некоторых наиболее известных теорий развития личности, которые включают в себя изменения, происходящие в Джейсоне. Как вы увидите, существуют значительные различия в том, как разные теоретики концептуализируют эти устойчивые, внутренние и адаптивные изменения в человеке.

      Эрик Эриксон и разработка идентичности

      Детский психоаналитик Эрик Эриксон выдвинул одну из старейших и самых известных теорий развития личности.В 1950-х и 1960-х годах Эриксон (1968) представил сценическую теорию формирования и консолидации идентичности, в которой он описал восемь универсальных кризисов идентичности, которые происходят в фиксированной последовательности на протяжении всей жизни человека. Каждый кризис идентичности провоцируется изменениями культурных ожиданий, которые соответствуют ожидаемым психологическим и биологическим изменениям в человеке. Например, на стадии 5 Эриксона, которая обычно возникает в возрасте от 13 до 20 лет, в зависимости от различных культурных и биологических факторов, большинство культур ожидают, что дети начнут вести себя как взрослые.В западных культурах мы относим людей этого возраста к подросткам и ожидаем, что они начнут вести себя как продуктивные члены общества, получив образование или найдя профессию, свидания или женившись, и демонстрируя новый уровень озабоченности тем, как они в настоящее время решения и действия могут повлиять на будущий жизненный успех.

      Эриксон считал, что жизнеспособные общества начинают предъявлять эти требования к подросткам как раз в тот момент, когда происходят биологические и психологические изменения, которые дают подросткам хорошие шансы успешно удовлетворить эти требования.В конце концов, заметил Эриксон, общества жизненно заинтересованы в создании новых членов, которые могут обеспечить их дальнейший успех. Среди личных изменений, которые помогают большинству подростков справляться с этими социальными требованиями, — новая способность к саморефлексии и способность усваивать взгляды других. Согласно Эриксону, предсказуемый кризис идентичности в подростковом возрасте является результатом слияния этих внутренних и внешних изменений. В ответ на эти возникающие внутренние способности и растущее внешнее давление подростки должны понять, кем они должны стать и будет ли эта новая идентичность признаваться и поддерживаться другими.Эриксон утверждал, что удастся ли подросткам сформировать эту новую, более похожую на взрослую идентичность, зависит как от качества предоставляемой социальной поддержки, так и от сил, которые подросток может привнести в текущий кризис. Эти сильные стороны возникают в результате успешного разрешения предшествующих кризисов идентичности. Три последующих кризиса идентичности, сфокусированных, в свою очередь, на достижении личных и профессиональных обязательств, самоотверженности и жизненной интеграции, аналогичным образом будут результатом предсказуемых внутренних изменений и внешнего давления.Эриксон считал, что каждый последующий кризис идентичности дает возможность решить более ранние проблемы с идентичностью, если эти проблемы с идентичностью не были успешно решены при первом столкновении.

      Теория развития Эриксона хорошо известна и стимулировала значительные исследования в этой области. Самая известная производная от взглядов Эриксона — теоретизирующая и связанная с ней исследовательская программа, инициированная Джеймсом Марсиа (1993). Опираясь на формулировку Эриксоном кризиса подростковой идентичности 5 стадии, Марсия описал модель «статуса идентичности», в которой он классифицировал подростков как занимающих один из четырех статусов в зависимости от того, где они находятся по отношению к разрешению своего подросткового кризиса идентичности.«Распространенный» статус Марсии приобретается там, где не проводились исследования и не была установлена ​​идентичность. Его «закрытый» статус характеризуется поверхностной приверженностью подростковой идентичности без прохождения процесса личной борьбы с проблемами идентичности. Эти подростки могут, например, беспрекословно принимать ценности и ожидания своих родителей. Статус «моратория» существует, когда идет активное исследование различных идентичностей, но подросток еще не привержен единой идентичности.Наиболее развитый статус — это «достижение», когда подросток привержен определенной идентичности после длительного процесса личного исследования. Исследования были сосредоточены как на подтверждении существования четырех статусов идентичности, так и на изучении процесса, с помощью которого некоторые подростки переходят от менее удовлетворительных статусов к «достижению», в то время как другие, похоже, застревают или постоянно циклически переходят от распространения к мораторию (для обзора см. Bosma & Kunnen, 2001). На важном вопросе о том, что способствует переходу от одного статуса идентичности к другому, мало или совсем не было исследований.

      Теория развития эго Джейн Ловингер

      В 1960-х и начале 1970-х Джейн Ловингер применила несколько иной подход к описанию и исследованию процесса, продолжающегося всю жизнь, который она назвала «развитием эго». Хотя концепция развития эго Лёвингера номинально связана с фрейдистской психоаналитической теорией, на самом деле она сильно отличается от большинства психоаналитических взглядов, поскольку относится к изменениям, происходящим в том, как человек конструирует значение. Она отделила развитие эго как от интеллектуального развития, так и от уровня психологической адаптации.По ее мнению, по мере того, как мы продвигаемся от раннего детства к взрослой жизни, у нас появляется потенциал для построения все более сложного и всеобъемлющего понимания того, кем мы являемся по отношению к другим. По ее мнению, маленькие дети получают значение от удовлетворения своих непосредственных потребностей и желаний, а другие рассматриваются в черно-белых тонах в зависимости от того, дают ли они ребенку то, что он или она желает в данный момент. Психологически зрелые взрослые, напротив, осознают себя с точки зрения устойчивых внутренних качеств и привязанностей, которые выходят за рамки непосредственных потребностей или желаний, а зрелые взрослые также могут распознавать в других людях, обладающих аналогичными внутренними качествами, которые существуют независимо от отношения человека к этим людям.Между этими двумя полюсами смыслового строительства происходит значительная часть «развития эго».

      Как и в случае наиболее всеобъемлющих теорий развития личности, Ловингер пришел к выводу, что развитие эго происходит не постепенно, а скачками или стадиями, где стадии развития эго представляют собой относительно стабильные периоды создания смысла. На каждом последующем этапе человек развивал новый, более сложный способ конструирования смысла. Переживания себя (мысли, чувства и поведение) и взаимодействия с другими приобретают смысл, если использовать рамки текущего этапа для осмысления этих переживаний.Опыт и взаимодействия, которые не соответствуют нынешней системе осмысления, либо игнорируются, либо искажаются, чтобы соответствовать текущей структуре.

      Именно это так называемое «селективное стробирование» придает стабильность развития, которая проявляется поэтапно. Только когда переживания себя и других, которые не могут быть адекватно поняты с использованием рамок текущей стадии развития эго, достигают некоторого порога и больше не могут быть проигнорированы или искажены, человек вступает в фазу перехода на пути к следующему развитию эго. Этап, этап, который позволит человеку лучше понять противоречивый опыт.В своем последнем обзоре стадий (Hy & Loevinger, 1996) Ловингер описала восемь стадий, с E2 по E9, и признала, но не описала стадию младенчества E1. Лёвингер дошла до своих стадий, не используя априорную теорию о том, сколько стадий будет или как они будут выглядеть. Вместо этого она использовала метод «самозагрузки», при котором эксперты по развитию личности взяли ответы ряда участников в возрасте от раннего подросткового возраста до взрослого возраста и создали группы ответов, которые казались похожими друг на друга и значительно отличающимися от других групп. ответы.Когда было достигнуто общее согласие с тем, что ответы участников были разделены на отдельные и концептуально значимые группы, Ловингер использовал возраст участников и суждения о прогрессирующей сложности или сложности групп ответов, чтобы упорядочить восемь этапов развития. В первоначальной версии ее теории стадий (Loevinger & Wessler, 1970) основным стадиям был присвоен номер и заглавная буква «I» (с I1 по I6), а две переходные стадии были обозначены двумя смежными номерами стадий (I-3 / 4 и I-4/5).Если вы читаете раннюю литературу о развитии эго, вы можете встретить эти обозначения «я», а не стадии «E» в современной теории.

      Мы можем использовать Джейсона, первокурсника колледжа, чье интервью было взято в начале этой статьи, чтобы лучше понять, что описывают этапы развития эго Ловингера. Нам нужно будет изучить содержание и структуру замечаний Джейсона, чтобы сделать предположение о его нынешнем этапе развития эго. Стоит отметить, что в изучении утверждений Джейсона не было необходимости, когда мы рассматривали теорию развития личности Эриксона.Просто зная, что Джейсону было 19 лет и он принадлежал к западной культуре, мы могли ожидать, что Джейсон завершит этап 5 Эриксона (идентичность против смешения ролей) и войдет в этап 6 (близость против изоляции) из-за биологического созревания и социальных ожиданий. ожидается, что вызовет каждый кризис личности Эриксона. Теория Лёвингера по-другому смотрит на побуждение к прогрессу на стадии: нужно столкнуться с достаточным уровнем противоречивого опыта, чтобы ускорить развитие к следующей стадии.Если Джейсону не уделяли достаточного внимания, то он мог быть на более низкой или более ранней стадии развития, чем другой 19-летний парень, которому пришлось иметь дело с большим количеством жизненных переживаний, которые он или она не могли легко ассимилировать в рамках формирования смысла. нижней ступени. Мы рассмотрим три стадии Ловингера, которые могли бы описать Джейсона: E4, E5 и E6.

      Лица, находящиеся на стадии Е4 («Конформисты») Ловингера, прочно отождествляются со своей доминирующей референтной группой. У них упрощенный, общепринятый взгляд на правила, и они верят, что есть правильный и неправильный способ действовать.Считается, что ожидания того, что нужно следовать правилам и соответствовать социальным ожиданиям, применимы почти ко всем. Социальное одобрение следования правилам и надлежащих действий высоко ценится, а социальное неодобрение за их невыполнение избегается. Говорят, что люди на этой стадии озабочены внешними характеристиками, такими как внешность, владение «крутыми вещами» и принадлежность к нужным группам и кликам. Внутренний опыт описывается в довольно упрощенных терминах (например, счастливый, грустный, безумный, возбужденный, скучающий), а другие рассматриваются в столь же упрощенных терминах.В описании Е4 Ловингером мало что улавливает опасения Джейсона. Джейсону, кажется, неинтересно одобрение матери, и нет никакого смысла в том, что он приглашает ее на обед и проявляет интерес к ее опыту, потому что это «правильный» поступок для сына. Джейсон, вероятно, не понимает своего нового переживания себя в отношениях с матерью, используя структуру E4 Ловингера.

      Лица, находящиеся на стадии E5 («самосознание») Ловингера, начали понимать, что у людей есть характеристики, которые существуют за пределами поверхностных характеристик, и их соответствие (или несоответствие) ожиданиям общества, своей группы или клики.Это осознание ведет к новому интересу к внутреннему опыту как к чему-то, что может сильно различаться даже среди членов одной группы. Часто растет осознание различий между собой и членами групп, с которыми человек был тесно отождествлен на предыдущем этапе. В результате растет осознание того, что существуют законные исключения из правил и ценности социального соответствия. Стадия Е5 Ловингера кажется намного ближе к опыту, который описывает Джейсон. Ему интересно узнать больше об опыте своей матери на ее новой работе, независимо от ее роли как его матери.Джейсона также сильно интересуют его собственные внутренние мотивы и изменяющийся опыт общения с матерью, но прежде чем мы сделаем вывод, что Джейсон функционирует на стадии E5 Ловингера, давайте рассмотрим ее описание следующей стадии.

      Участники стадии E6 («Сознательные») Ловингера свидетельствуют о движении от веры в существование определенных правил и социальных ожиданий, которых должен придерживаться каждый, и к принятию стандартов самооценки. Приемлемое поведение — это не просто результат того, что другие считают уместным, оно все чаще оценивается как приемлемое или неприемлемое, исходя из собственных личных ощущений.Поскольку то, что приемлемо, переместилось внутри человека на E6, теперь становится важным при оценке действий другого человека знать, каковы были мотивы этого человека для этих действий. Простое нарушение правила не так важно, как знание того, как нарушение одного правила заставило другого человека почувствовать себя. Люди, работающие в E6, склонны к саморефлексии и, вероятно, очень подробно описывают свои внутренние переживания. Поскольку эти люди принимают решения на основе внутренних стандартов, они признают множество возможностей и часто описывают чувство, что вынуждены делать выбор на основе идентифицируемых личных причин.Есть ориентация на долгосрочные цели и постепенное самосовершенствование. Казалось бы, в замечаниях Джейсона мало что отражало бы основные проблемы и опасения этого этапа. Хотя возможно, что Джейсон выразил другие опасения, если бы он не говорил о своем новом интересе к проведению времени с матерью, этап E5 Ловингера («самосознание»), кажется, лучше всего отражает то, как он пытается понять свое переживания в новой, более полной манере.

      Здесь вам может быть интересно, как Ловингер оценивает сценический уровень человека.В большинстве исследований личности, особенно в отношении личностных и диспозиционных подходов, таких как так называемая модель «большой пятерки», описанная в начале этой статьи, исследователи полагаются на анкеты самоотчетов. С точки зрения Ловингера, основная проблема этого подхода состоит в том, что категории ответов создает автор анкеты, а не оцениваемый человек. Поскольку Ловингер пытается определить, как индивид придает значение переживаниям, с которыми он или она сталкивается, она использует свободный ответ или «проективный» подход к оценке.Ее основной инструмент оценки — это форма завершения предложения из 36 пунктов, на которой участники пишут ответы, завершающие предложения, такие как «Что мне нравится в себе…» и «Правила — это…» (Hy & Loevinger, 1996, стр. 28). Лёвингер предлагает обширное руководство по выставлению оценок, в котором можно определить стадию развития человека, сопоставляя предложения каждого респондента с примерами, которые определены как типичные для людей на каждой из стадий развития ее эго. Такой подход к оценке не лишен проблем, таких как необходимость заключения соглашения между экспертами, но его сильная сторона состоит в том, что предложения составляются респондентом, а не оценщиком, что, по-видимому, увеличивает вероятность получения разумного снимка того, как оцениваемый человек придает смысл своему опыту.Поскольку Ловингер предоставила доступный, хотя и в некоторой степени требовательный, инструмент оценки для оценки уровня развития эго человека, ее подход породил достаточное количество эмпирических исследований (Westenberg, Blasi, & Cohen, 1998).

      Теория развития личности Роберта Кегана

      Одной из слабых сторон теории развития эго Лёвингера является отсутствие в ней интегративной теории развития эго. Несмотря на то, что Ловингер описала эго как «главную черту», ​​которая обеспечивает общую согласованность чьего-либо опыта себя и других, она никогда не предоставляла прочной теоретической основы для этого взгляда и того, что именно в человеке порождает все большую и большую зрелость эго. .Этот недостаток очевиден в ее признании того, что ее восемь этапов могут включать в себя не только этапы, но и переходы, но что между ними трудно различить.

      Начиная с 1980-х годов гарвардский психолог Роберт Кеган изложил теорию развития личности, которая, по-видимому, способна преодолеть эти теоретические ограничения. Опираясь на неявную черту теории развития Пиаже, Кеган описал шесть стадий в развитии личности, которые основаны на прогрессивных трансформациях способностей развивающегося человека воспринимать перспективу.После стадии младенчества, стадии 0, на которой младенцу не хватает способности различать себя и других и нет связного взгляда на него, ребенок, переходящий на стадию 1, осмысливает свой опыт, используя единую связную точку зрения. Понимание того, что у других есть отдельная и потенциально отличная от вашей точки зрения точка зрения, появляется только в среднем детстве, как у Кегана. Этап 2.

      К позднему подростковому возрасту еще более сложная способность воспринимать перспективу, способность одновременно удерживать две или более точки зрения вместе, становится фундаментальной основой стадии 3 Кегана.Как и при каждом последующем увеличении способности воспринимать перспективу, эта новая способность одновременно испытывать несколько точек зрения снова трансформирует у развивающегося человека чувство себя и других. По мнению Кегана, способность одновременного взгляда на перспективу позволяет человеку на 3-й стадии осознавать сложности, которые присутствовали, но не могли быть оценены с использованием более простых способностей к перспективному восприятию на более ранних стадиях. Этапы 4 и 5 характеризуются появлением еще более сложных перспективных способностей.То, как теория Кегана обеспечивает более обоснованную основу для описания стадий развития, чем бутстрепный подход Ловингера, можно увидеть, используя теорию Кегана для повторного анализа замечаний нашего студента колледжа Джейсона.

      Исследования, основанные на теории Кегана, показывают, что первокурсники колледжа, скорее всего, находятся на стадии 2 Кегана, стадии 3 или переходят между этими двумя стадиями. Давайте начнем со стадии 3. Кеган утверждает, что способность принимать две разные точки зрения и удерживать их вместе в одно и то же время, которая является новой способностью принимать перспективу на стадии 3, создает определенные новые личные и межличностные переживания.

      Если взять в первую очередь межличностные отношения, то, если бы Джейсон функционировал на стадии 3, мы бы ожидали, что он продемонстрирует свидетельство того, что он начал делать переживания своей матери о нем (одна точка зрения) частью своего опыта самого себя (другая точка зрения, взятая одновременно с первый). Он мог сказать что-то вроде: «Когда она умоляла меня пойти и что-то с ней сделать, а я отказывался, это ранило ее чувства. От мыслей об этом сейчас мне становится плохо ». Он будет считать ее плохое самочувствие частью своих собственных чувств по отношению к себе.Однако, если вы внимательно посмотрите на то, что говорит Джейсон, на самом деле он не чувствует себя плохо из-за чувств к нему матери. Вместо этого желания его матери — «прежде, чем она попросит меня пойти и сделать что-нибудь с ней» — рассматриваются Джейсоном как альтернатива его собственным желаниям — «и я никогда не хотел этого делать». Похоже, он не в состоянии понять, как его отказ может заставить его мать чувствовать себя частью его собственного опыта. Таким образом, на межличностном уровне Джейсон, похоже, все еще функционирует на стадии 2 Кегана.Он ясно осознает, что существуют две разные точки зрения или желания (его мать и его собственное), поэтому он не функционирует на стадии 1, но эти две точки зрения остаются совершенно разными в его переживании их.

      Теперь давайте рассмотрим интрапсихические аспекты замечаний Джейсона. На стадии 3, вместо того, чтобы просто осознавать свои собственные чувства и мысли, что является способностью стадии 2, человек начинает испытывать чувства по поводу своих чувств и мысли о своих мыслях. Другими словами, Кеган предполагает, что способность стадии 3 удерживать вместе две мысли или два чувства одновременно (другое выражение одновременного восприятия перспективы) впервые создает саморефлексию или то, что клинические психологи иногда называют «Психологическое мышление.В этом отношении Джейсон, кажется, выходит за пределы стадии 2. Действительно, Джейсону показалось новым и необычным то, как он переживает переживания своей матери. По его словам, «… это было хорошо, потому что я хотел это сделать… и теперь я был просто взволнован тем, что это был я — у меня было чувство, что я хочу это сделать». Короче говоря, Джейсон говорит нам, что он взволнован тем, что он чувствует. Он испытывает (взволнован) чувствами по поводу своего чувства (желания быть с матерью), что свидетельствует о том, что на внутреннем или «интрапсихическом» уровне Джейсон переходит на стадию 3.Действительно, все интервью, из которого взят отрывок, помещает Джейсона в переход от стадии 2 к стадии 3.

      Что отличает теорию Кегана от теории Ловингера, так это то, что он использует единую теоретическую основу — сложность перспективного восприятия — для описания каждой из стадий своего развития. Не имея общей теоретической основы для определения своих стадий, Ловингер остается описывать совокупность поведения, мыслей и чувств, характеризующих каждую стадию, без какого-либо четкого представления о том, что именно породило особенности каждой стадии.Напротив, Кеган может использовать свою теоретическую основу для объяснения того, почему можно ожидать, что многие из особенностей, которые Ловингер обнаруживает вместе на каждой из своих стадий, будут происходить вместе. Модель Кегана также может быть использована для определения переходных фаз, которые, с его точки зрения, являются отдельными стадиями. Таким образом, можно сократить 10 стадий Ловингера до 6 стадий и 4 переходов, которые близко соответствуют шести стадиям Кегана.

      Однако теория

      Кегана не лишена ограничений.Прежде всего, это сложность его метода оценки уровней развития людей. Кеган согласен с Ловингером в том, что, поскольку кто-то оценивает, как люди осмысливают свой опыт, анкеты не дают достоверных оценок. Вместо этого, как и Ловингер, Кеган предпочитает подход со свободной реакцией, когда оцениваемый человек генерирует свои собственные реакции на открытые стимулирующие материалы. Однако, в то время как Ловингер полагается на основы предложений для своих оценок, Кеган использует открытые личные интервью и просит респондентов описать недавний опыт, который вызвал сильную эмоциональную реакцию.Затем интервьюер дополняет описания респондентом тех эмоционально нагруженных ситуаций серией вопросов: «Почему вы так себя чувствовали?» вопросы, разработанные, чтобы выявить способности человека воспринимать перспективу. Это процесс, требующий обширного обучения, и иногда трудно достичь адекватного соглашения между экспертами. Несмотря на свои проблемы, теория Кегана постепенно привлекает интерес других ученых, в первую очередь организационных психологов, таких как Вифред Драт из Центра творческого лидерства и Уильям Торберт, бывший декан бизнес-школы Бостонского колледжа.Оба написали книги, которые опираются на теорию развития Кегана, пытаясь понять смысл лидерства и организационного поведения.

      Дополнительные подходы к изучению развития личности

      Существует множество подходов к изучению развития личности в дополнение к подходам Эриксона, Ловингера и Кегана. Но в отличие от этих трех подходов, ни один из них не является столь же всеобъемлющим, а некоторые из них могут даже не квалифицироваться как подходы к развитию в отношении того, как я определил развитие личности в этой статье.Некоторые подходы имеют более ограниченный возрастной диапазон; некоторые подходы ориентированы на конкретный пол; другие подходы сосредоточены только на части продолжительности жизни; и все же другие подходы сосредоточены на одном узком аспекте личности, таком как принятие моральных решений или концептуальное развитие. Мы начнем этот краткий обзор с некоторых подходов, имеющих самую долгую историю, перейдем к подходам с узкой направленностью и закончим двумя наиболее многообещающими подходами, появившимися за последние несколько лет.

      Исторически важные теории

      Дэниел Левинсон (1968) и его коллеги из Йельского университета использовали открытые интервью, чтобы выявить закономерности изменения личности от позднего подросткового возраста до среднего взрослого возраста. Его основное внимание уделяется тому, что он называл изменяющимися «жизненными структурами», которые человек конструирует, чтобы организовать свой подход к задачам, которые обычно встречаются во время каждого из меняющихся «сезонов» взрослой жизни. Левинсон дал подробное описание многих проблем, которые возникают при переходе от проблем обретения финансовой и эмоциональной независимости в раннем взрослом возрасте к построению карьеры и семьи в среднем зрелом возрасте, а затем к переоценке и переоценке ранее существовавших мечтаний и устремлений.Во многих отношениях работа Левинсона носит не столько теоретический, сколько описательный характер, и не всегда ясно, описывает ли он изменяющиеся модели адаптации или изменения личности. Как и наш следующий теоретик, Левинсон находился под влиянием работ Эрика Эриксона.

      Джордж Вайллант (2002) наиболее известен своим тщательным анализом нескольких углубленных лонгитюдных исследований студентов Гарвардского университета, которые отслеживали выборку выпускников на протяжении 45 лет. В соответствии с подходом, аналогичным подходу Эриксона, Вайллант определил ряд задач развития, с которыми люди обычно сталкиваются в процессе взросления.Как психиатра Левинсон интересовался, что отличает психологически хорошо приспособленных выпускников от тех, кто хуже приспосабливается к взрослой жизни. Важной с точки зрения развития чертой этого акцента на приспособлении была попытка Вайяна описать шесть все более зрелых механизмов, позволяющих справляться с тревогами и проблемами взрослой жизни. На самом высоком уровне было то, что он назвал «альтруизмом», когда человек пытается уменьшить тревогу и неуверенность, посвятив себя помощи другим, что контрастирует со стратегией более низкого уровня, «аутистической фантазией», когда человек справляется с тревогами, мечтая о благоприятном исходе. вместо того, чтобы бороться с источниками своих тревог.Успешное развитие влечет за собой выполнение предсказуемых проблем взрослой жизни и развитие внутренних ресурсов, позволяющих справляться с управляемым уровнем личного стресса. Как и работа Левинсона, работа Вайланта носит столько же описательный, сколько теоретический характер и сосредоточена как на изменении паттернов адаптации, так и на изменениях личности.

      Развитие личности женщины

      Используя комбинацию продольных и поперечных методов, профессор Калифорнийского университета Равена Хелсон (1993) и ее коллеги проследили жизненный опыт взрослых и изменения личности у двух групп выпускников колледжа Миллс.Подобно участникам Левинсона и Вайланта, состоящих в основном из мужчин, выпускницы колледжей Хельсона прошли через значительные периоды переоценки и корректировки своих взглядов на свою жизнь и самих себя. Многие из этих хорошо образованных женщин в возрасте от 30 до 40 лет сосредоточили значительную энергию на вопросе формирования независимой самосознательной идентичности — поисках, которые сопровождались снижением типичных показателей женственности. Успешные женщины описали себя как развивающиеся уверенность в себе, независимость и самоопределение.Они продемонстрировали одновременное повышение навыков совладания с собой и появление долгосрочной приверженности заветным ценностям. Хелсон отметила, что наблюдаемые ею модели изменений и борьбы в некоторых важных отношениях отличаются от тех, которые испытывают мужчины.

      Несмотря на гораздо более ограниченные масштабы, чем работа Хельсона, профессор Гарварда Кэрол Гиллиган (1982) представила влиятельную теорию того, что она считает центральной проблемой развития взрослых женщин. Гиллиган предположила, что отчасти из-за гендерных ожиданий, основанных на культурных традициях, большинство взрослых женщин начинают чувствовать разрыв между заботой о других и поощрением собственного саморазвития.Теоретические основы Гиллиган предоставляют возможный теоретически обоснованный способ понимания того, что Хелсон считает стремлением женщин к самоопределению.

      Еще одним исследователем, который сосредоточился на критическом вопросе развития самоавторства в раннем взрослом возрасте, является Марсия Бакстер Магольда (1998), профессор лидерства в образовании в Майами, штат Огайо. Предположение Бакстера Магольды состоит в том, что наше общество требует, чтобы молодые люди начали брать на себя личную ответственность за управление своей жизнью и карьерой.Опираясь на теорию развития личности Кегана, Бакстер Магольда использовал глубинные интервью, чтобы осветить способы, с помощью которых естественные проблемы и поддержка, а также целенаправленные образовательные программы могут способствовать изменениям в развитии как мужчин, так и женщин. Утверждение Бакстера Магольды о том, что самоавторство является общей чертой развития в годы учебы в колледже, расходится с выводами автора и его коллег (Lewis, Forsythe, Sweeney, Bartone, & Bullis, 2005), которые оценивали самоавторство. разработка образца курсантов Вест-Пойнт.Их продольные результаты показывают, что ключевой проблемой развития в годы учебы в колледже является установление общей идентичности и обнаружение себя в группах и отношениях, а не определение себя как отличного от этих связей. Сложность освоения метода оценки Кегана может способствовать различным выводам этих двух исследовательских программ.

      Новые перспективные подходы

      Более известные педагоги, чем психологи, Патрисия Кинг и Карен Китченер (1994) сформулировали теорию стадии, описывающую процесс развития, с помощью которого люди могут делать все более изощренные интерпретирующие суждения и представлять аргументированные аргументы по сложным вопросам и проблемам.Согласно Кингу и Китченеру, этот процесс развития кумулируется в способности участвовать в «рефлексивном суждении», которое влечет за собой постоянную оценку убеждений, предположений и гипотез на основе существующих данных и альтернативных правдоподобных интерпретаций этих данных. На самом раннем уровне развития (стадии 1 и 2) предполагается, что знания являются абсолютными и конкретными. Утверждения либо верны, либо ложны, и авторитеты, такие как учителя и предметные эксперты, имеют доступ к истине.Предполагается, что на этих ранних этапах развития на большинство вопросов существует единственный правильный ответ, поэтому места для неопределенности мало или нет. Напротив, люди, работающие на высших стадиях саморефлексии Кинга и Китченера (стадии 6 и 7), понимают, что знания конструируются, а не абсолютны. То, что является «истинным», может зависеть от контекста, и адекватность любого ответа основана на том, что кажется наиболее разумным в соответствии с имеющимися доказательствами. Хотя Кинг и Китченер более узко сфокусированы, чем теории идентичности или личности, они начали отходить от простого описания и сосредоточиться на критически важном вопросе о том, как человек способствует развитию.

      Подход к процессу формирования и развития идентичности, который приобрел значительную известность в последние годы, получил название «формирование нарративной идентичности» (McAdams, 1999). Этот подход, объединяющий работы многих исследователей, фокусируется на том, как люди используют рассказы или личные истории в попытке создать чувство единства и смысла для текущего процесса своей жизни. Большая часть нарративов, которые были исследованы до сих пор, касается самопонимания и влияния отношений, семьи, культуры, класса и этнической принадлежности на личную идентичность.Этот подход к изучению развития личности, по-видимому, вызывает больше эмпирических исследований, чем любой из других подходов к развитию личности, включенных в данную статью. Его основная слабость заключается в том, что в нем отсутствует лежащая в основе организационная теория или структура, и поэтому он рискует описать процесс развития личности без объяснения того, как и почему этот процесс происходит именно так.

      Сводка

      В значительной степени тема личности существовала в значительной степени на периферии господствующей психологии.Современная психология не слишком увлечена грандиозными теориями человеческого опыта, которые были так популярны в первой половине 20 века. Тем не менее, эта область прогрессировала, и с появлением интегративной теории развития личности Кегана и значительного интереса, вызванного подходом нарративной идентичности, в какой-то момент может возникнуть возрождение интереса к попыткам лучше понять процесс с помощью Какая личность развивается, и люди становятся более психологически зрелыми по мере продвижения по жизни.Появляются новые данные, позволяющие предположить, что к зрелости возрастает расхождение между возрастом и уровнем зрелости (Westenberg & Gjerde, 1999). Многие взрослые просто не «взрослеют» или, в лучшем случае, их развитие резко замедляется. Поскольку уровень развития личности, по-видимому, оказывает большое влияние на многие аспекты жизни, общество кровно заинтересовано в лучшем понимании процесса развития личности и, в конечном итоге, в изучении того, как его максимизировать.Уже по этим причинам есть все основания полагать, что изучение развития личности приобретет большее значение в будущем.

      Артикул:

      1. Бакстер Магольда, М. Б. (1998). Развитие самоавторства в юношеской жизни. Журнал развития студентов колледжа, 39, 143–156.
      2. Bosma, H. A., & Kunnen, E. S. (2001). Детерминанты и механизмы развития личности эго: обзор и синтез. Обзор развития, 21, 39–66.
      3. Коста, П.Т., и МакКрэй, Р. Р. (1994). Стабильность и изменение личности от подросткового до взрослого возраста. В книге К. Ф. Халверсона-младшего, Г. А. Констамма и Р. П. Мартина (ред.), «Развивающаяся структура темперамента и личности от младенчества до взрослой жизни» (стр. 139–150). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.
      4. Эриксон, Э. (1968). Идентичность: Молодость и кризис. Нью-Йорк: W.W. Нортон.
      5. Гиллиган, К. (1982). Другим голосом: Психологическая теория и развитие женщин. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
      6. Хелсон Р. (1993). Сравнение продольных исследований развития взрослых: к парадигме противоречия между стабильностью и изменением. В: Д. К. Фандер, Р. Д. Парк, К. Томлинсон-Кизи и К. Видаман (ред.), Изучение линий во времени: личность и развитие (стр. 93–120). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
      7. Hy, L. X., & Loevinger, J. (1996). Измерение развития эго (2-е изд.). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.
      8. Кеган Р. (1982). Эволюционирующее Я: проблема и процесс в человеческом развитии.Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
      9. Кеган Р. (1994). Над нашими головами: умственные требования современной жизни. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.
      10. Кинг, П. М., и Китченер, К. С. (1994). Развитие рефлексивного суждения. Сан-Франциско: Джосси-Басс.
      11. Левинсон Д. (1986). Концепция взрослого развития. Американский психолог, 41, 3–13.
      12. Льюис П., Форсайт Г. Б., Суини П., Бартон П. и Буллис К. (2005). Развитие идентичности в годы учебы в колледже: результаты лонгитюдного исследования Вест-Пойнт.Журнал развития студентов колледжа, 45, 357–373.
      13. Loevinger, J. & Wessler, R. (1970). Измерение развития эго (Том 1). Сан-Франциско: Джосси-Басс.
      14. Марсия, Дж. Э. (1993). Статус статусов: Обзор исследований. В Дж. Э. Марсия, А. С. Уотерман, Д. Р. Маттесон, С. Л. Арчер и Дж. Л. Орлофски (ред.), Эго-идентичность: Справочник по психосоциальным исследованиям (стр. 22–41). Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг.
      15. Макадамс, Д. П. (1999). Личные рассказы и история жизни.В Л. Первин и О. Джон (ред.), Справочник личности: теория и исследования (2-е изд., Стр. 478–500). Нью-Йорк: Guilford Press.
      16. Vaillant, G.E. (2002). Хорошо стареет. Нью-Йорк: Маленький, Браун. Вестенберг, П. М., Блази, А., и Кон, Л. Д. (ред.). (1998). Развитие личности: теоретические, эмпирические и клинические исследования концепции развития эго Лёвингера. Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.
      17. Вестенберг, П. М., и Гьерде, П. Ф. (1999). Развитие Эго во время перехода от подросткового возраста к молодому взрослому: 9-летнее лонгитюдное исследование.Журнал исследований личности, 33, 233–252.

      Назад к психологии развития

      Развитие личности | Encyclopedia.com

      Психология личности считается исследованием индивидуальных различий в поведении — того, как люди ведут себя по-разному в различных ситуациях. Психологи, занимающиеся вопросами развития личности, заинтересованы в понимании того, как люди развивают свои уникальные паттерны реагирования на окружающую среду на основе генетических способностей и социальной истории.Также представляет интерес определение способов, которыми личность изменяется или остается стабильной в процессе развития, а также выявление ранних поведенческих предшественников, которые позволяют прогнозировать более поздние индивидуальные различия. Из этих многочисленных интересов возник ряд перспектив развития личности, относящихся к возрастному периоду от младенчества до подросткового возраста (от рождения до двадцати лет).

      Перспективы развития личности

      Поведенческая индивидуальность новорожденных определяется как темперамент.Было предложено несколько конкурирующих моделей темперамента, но в большинстве случаев темперамент рассматривается как конструкт, который представляет собой рано возникающую, основанную на конституции, поведенческую индивидуальность, которая сохраняется как во времени, так и в различных ситуациях. Концептуально психологи разграничили темперамент младенца от личности детства и личности подростка, отметив, что темперамент представляет собой более биологически обоснованные базовые эмоции, в то время как личность представляет собой последовательный поведенческий репертуар, выработанный человеком в результате его взаимодействия с социальной средой.

      Курс развития личности от темпераментного начала был описан некоторыми как переход от темперамента к личности или как развитие от основных параметров темперамента к более сложным параметрам личности. В позднем детстве и подростковом возрасте этот поведенческий переход или развитие становится очевидным, поскольку поведение становится более целенаправленным и все больше включает такие концепции, как самопонимание.

      Был разработан ряд теорий, которые описывают различные процессы взаимодействия в развитии личности, но большинство теорий можно сгруппировать в две категории: те, которые подчеркивают определенные среды развития при формировании личности человека, и те, которые подчеркивают биологию человека.Теоретическая ориентация, которая делает упор либо на окружающую среду, либо на биологию, обычно не полностью игнорирует положение другого, а скорее подчеркивает один фактор над другим в отношении относительной важности.

      Приложение

      Многие теоретики и исследователи личности подчеркивают важность качества привязанности между младенцем и основным опекуном для раннего развития личности. Привязанность считается прочной эмоциональной связью, которую ребенок формирует со своим опекуном, которая помогает обеспечить стиль отношений между опекуном и младенцем, который способствует выживанию ребенка.Несколько моделей характеризуют развитие формирования привязанности. Эти модели подчеркивают универсальный, биологически обоснованный процесс привязанности, протекающий в младенчестве и детстве.

      Считается, что существенные индивидуальные различия не возникают в самом процессе формирования привязанности, но индивидуальные различия действительно возникают в качестве или стиле привязанности. В Таблице 1 приведен список общепринятых моделей привязанности младенцев и детей и их характерных форм поведения.Эти модели поведения были выявлены с помощью лабораторной процедуры под названием «Странная ситуация», разработанной Мэри Эйнсворт и ее коллегами. Странная ситуация — это стандартная процедура, которая ставит младенца или маленького ребенка во все более стрессовые ситуации разлуки и воссоединения с опекуном.

      Многие способствующие факторы приводят к различиям в стиле привязанности, но фактор развития, который обычно рассматривается как наиболее важный для результатов привязанности, — это отзывчивость воспитателя на потребности младенца.Например, опекун способствует надежной привязанности, постоянно удовлетворяя потребности младенца. Потребности младенца могут быть удовлетворены с помощью такого поведения, как реакция на плач, кормление при голоде, физический контакт и утешение во время стресса. Если потребности младенца постоянно удовлетворяются, надежная привязанность Скорее всего, он сформировался в результате обучения младенца ожиданию отзывчивости и надежности опекуна.

      Если потребности младенца не удовлетворяются постоянно, то с большей вероятностью разовьется один из паттернов небезопасной привязанности.Эти ненадежные модели привязанности могут привести к более поздним проблемам со сверстниками и романтическим отношениям в подростковом и раннем взрослом возрасте. В таблице 2 показаны некоторые характеристики подросткового и раннего взросления, которые, как выяснили исследователи, связаны с различными более ранними моделями привязанности. Таблица 2 включает только первые три стиля привязанности, перечисленные в таблице 1. С 1990-х годов исследователи определили четвертый стиль привязанности, небезопасный-дезорганизованный-дезориентированный, и не изучали результаты, которые могут быть с ним связаны.

      Некоторые исследования выявили связь между темпераментом младенца и стилем привязанности. Младенцы, отнесенные к категории трудных по темпераменту, характеризующиеся раздражительностью, нежелательными реакциями на изменения в распорядке дня и непредсказуемыми эндогенными ритмами, такими как циклы бодрствования / сна, с большей вероятностью образуют один из небезопасных стилей привязанности. Эта связь между темпераментом и привязанностью предполагает, что темперамент может влиять на процесс привязанности. Например, младенец с трудным темпераментом во многих отношениях труднее и менее удовлетворителен в уходе, чем ребенок. более спокойный младенец.Повышенное бремя ухода за трудным младенцем снижает вероятность того, что потребности младенца будут удовлетворяться так же постоянно, как потребности более спокойного по темпераменту младенца. Эти различия во взаимоотношениях между воспитателями и разными по темпераменту младенцами формируют разные модели привязанности.

      В оценке относительных факторов, способствующих раннему развитию личности, становится все более популярной концепция согласия между развивающимся младенцем или ребенком и его или ее окружением.В приведенном выше примере ребенка с трудным темпераментом, который с большей вероятностью формирует небезопасную привязанность, если на конкретного опекуна не оказывает негативного воздействия тяжелое поведение ребенка, то возникновение небезопасной привязанности с меньшей вероятностью происходит из-за хорошей совместимости между ними. опекун и младенец. Степень соответствия между младенцем или ребенком и его окружением так же важна для определения результатов развития, как и различные факторы развития (например, отзывчивость родителей, темперамент), рассматриваемые по отдельности.

      Дружба

      Еще одним важным фактором влияния среды на развитие личности является дружба со сверстниками. Исследования показывают, что от 6 до 11 процентов детей школьного возраста не имеют друзей. является четким доказательством того, что эти дети подвергаются повышенному риску социальной и эмоциональной дезадаптации в будущем. Отсутствие успешных дружеских отношений в детстве также связано с академическими трудностями и отсевом из средней школы. Широкий спектр детских дружеских отношений как потенциально положительного или отрицательного влияния на развитие личности можно понять в свете количества времени, которое дети и подростки проводят со сверстниками как в школе, так и в социальной среде.

      Дружба приобретает все большее значение по мере взросления детей, при этом на дружбу у ребенка уходит все больше времени и опыта. Для маленьких детей дружба усиливает волнение во время игры и дает ребенку возможность регулировать свое волнение. Поддержание дружбы в среднем детстве (обычно считается, что это возраст от шести до двенадцати) требует, чтобы дети узнали о поведенческих нормах и установили отношения с другими. А для подростков дружба особенно важна, поскольку типичный подросток начинает полагаться на дружбу как на социальную поддержку и как на ресурс для самоисследования.У подростков дружба предоставляет важную возможность для социальной референции, которая позволяет подростку примерить различные социальные роли и идеалы, которые необходимы для развития самоощущения.

      Я-концепция

      С подростковой дружбой и личностным развитием связан аспект личности, известный как Я-концепция. Некоторые теоретики и исследователи личности утверждают, что развивающееся и изменяющееся представление человека о себе является важным аспектом индивидуальных различий и часто игнорируется в рамках представлений о темпераменте или чертах личности.С этой точки зрения самооценка человека (которая включает в себя такие особенности, как история человека, чувство компетентности и цели на будущее) является важным поведенческим детерминантом, который является более динамичным, податливым и всеобъемлющим, чем темперамент или черты личности.

      Важнейшим компонентом в развитии собственной самооценки является референция, включая временную референцию, сравнение себя из более раннего времени с более поздним временем и социальную референцию, сравнение себя с другими.Временная и социальная привязка приводит к типу самоанализа, который служит для повышения стабильности индивидуальных различий за счет того, что индивид вносит изменения в поведение и / или окружающую среду для поддержания самооценки. Особый стиль ссылок на наиболее часто применяемые изменения на протяжении жизни. Временная привязка чаще всего встречается в детстве и в пожилом возрасте, когда наиболее очевидны относительно быстрые физические и когнитивные изменения. И наоборот, социальные ссылки наиболее распространены в подростковом и взрослом возрасте, когда индивидуальные изменения менее заметны.

      Для подростков именно их упор на социальную привязку делает успешные дружеские отношения особенно важными для развития самооценки. Успешные дружеские отношения в подростковом возрасте приводят к более интерактивным и позитивным сравнениям между собой и другими. Без успешных дружеских отношений подросток более изолирован и с большей вероятностью будет проводить отрицательные сравнения. Эти негативные сравнения в подростковом возрасте задают траекторию развития к заниженной самооценке и дальнейшей социальной изоляции во взрослом возрасте, что затрудняет приобретение такими людьми социальных навыков, необходимых для удовлетворения потребностей в социальной поддержке.

      Что касается того, почему у некоторых детей и подростков больше проблем с дружбой, чем у других, данные свидетельствуют о том, что в некоторых случаях ранние индивидуальные различия в привязанности и темпераменте предсказывают более поздние проблемы или успех в дружбе. Например, исследования показали, что дети, отнесенные к категории небезопасных и избегающих, с большей вероятностью, чем дети с надежной привязанностью, будут проявлять агрессию, гнев и враждебность в условиях группы сверстников. Кроме того, неуверенно-амбивалентные дети в таких условиях с большей вероятностью будут демонстрировать социальную сдержанность и низкий порог разочарования.Эти модели социального поведения предсказывают неприятие сверстников и отсутствие дружбы. Точно так же исследования темперамента младенцев и детей выявили прогностическую связь между успехом дружбы и как общей эмоциональностью, так и способностью младенца или ребенка к саморегулированию эмоционального выражения. Младенцы и дети, которые наиболее эмоциональны по темпераменту и наименее способны регулировать свое выражение эмоций, в среднем менее успешны в развитии и поддержании дружеских отношений.

      Таким образом, исследования показывают, что некоторые ранние индивидуальные различия в привязанности и темпераменте могут привести к поведенческим стилям, которые в конечном итоге подрывают способность человека успешно заводить и поддерживать дружеские отношения. Долгосрочные последствия этих индивидуальных различий могут быть вредными для человека. Однако при более глубоком понимании и осознании задействованных элементов и динамики можно разработать меры, которые помогут направить индивидуальное развитие к более успешным и здоровым результатам.

      Биологическая перспектива развития личности

      С более биологической точки зрения считается, что развитие личности в первую очередь определяется биологическим созреванием человека. Даже влияние окружающей среды на развитие рассматривается как в значительной степени под влиянием биологически обоснованных предрасположенностей и характеристик. Сторонники развития личности, придерживающиеся сильной биологической ориентации, утверждают, что факторы окружающей среды не играют значительной роли в развитии индивидуальных различий, за исключением случаев крайних недостатков окружающей среды.Примером такого недостатка является описанная выше недостаточная отзывчивость воспитателя на раннем этапе, которая часто встречается при небезопасных стилях привязанности.

      Биологически ориентированные теоретики личности утверждают, что особая среда не может требоваться для типичного для вида развития, такого как индивидуальные различия. Скорее, окружающая среда рассматривается как обеспечивающая или не обеспечивающая возможности для биологического развития. Все, что требуется для адаптивного функционального развития, — это набор адекватных сред.

      Как описано выше, ранние биологические индивидуальные различия часто характеризуются как различия в темпераменте. Значительные данные, основанные на исследованиях наследственности, показывают, что индивидуальные различия в темпераменте имеют прочную генетическую основу. Эти генетические основы приводят к индивидуальным различиям в физиологии, которые, в свою очередь, могут влиять на условия окружающей среды таким образом, чтобы их опыт соответствовал темпераменту. Иными словами, биологические детерминанты развития личности определенным образом влияют и формируют условия окружающей среды, влияющие на развитие.

      Биологические характеристики младенца или ребенка влияют на его восприятие окружающей среды несколькими способами. Во-первых, как описывалось ранее, существует добродетель — биологически обоснованные характеристики младенца или ребенка влияют на его соответствие окружающей среде, что косвенно влияет на качество окружающего опыта. Во-вторых, аспекты поведения человека, проистекающие из его биологии, могут последовательно вызывать определенные типы поведения у других. Например, диспозиционно робкий или застенчивый ребенок может игнорироваться больше в социальном контексте, чем ребенок-экстраверт, который часто инициирует социальный обмен.В-третьих, биологически обоснованные предрасположенности могут привести к определенным предпочтениям в окружающей среде по мере того, как младенец или ребенок растут и все чаще выбирают предпочтительную среду. Например, человек с особенно высоким уровнем активности может больше увлекаться спортом или другой физической активностью, в то время как менее активный человек может предпочесть сравнительно малоподвижный образ жизни. Наконец, биологически обоснованные предрасположенности также могут влиять на то, как индивид воспринимает условия окружающей среды. Например, исследования выявили очень ранние индивидуальные различия в реактивности на новую или высоко стимулирующую среду, возникающую из-за различий в функционировании мозга.Для младенцев с высокой реактивностью новая или стимулирующая среда является отталкивающей, и эти младенцы, вероятно, откажутся от такой среды, потому что их легко чрезмерно стимулировать. Однако в той же среде менее реактивные младенцы, вероятно, проявят любопытство и захотят исследовать.

      Все эти биологически обусловленные различия, которые в некоторой степени формируют экологический опыт человека, приводят к уникальным влияниям окружающей среды на развитие личности, которые соответствуют биологии человека.Таким образом, с биологической точки зрения уникальная биология человека может влиять на окружающую среду и, следовательно, искажать то, как среда влияет на развитие личности.

      Следующий логичный вопрос, касающийся биологических влияний на развитие личности, касается структуры личности. Поскольку развитие личности имеет биологический компонент, должна быть определенная степень универсальности в общей структуре личности. Исследования показывают, что действительно может существовать такая универсальная структура личности.

      Развивающаяся структура личности

      В области психологии личности, по-видимому, формируется консенсус в отношении того, что структура личности позднего подросткового возраста и взрослой личности может быть исчерпывающе описана пятью широкими факторами, известными как «Большая пятерка». . » Эти пять факторов обычно характеризуются как: экстраверсия / неожиданность, доброжелательность, сознательность, невротизм / эмоциональная стабильность и открытость опыту / интеллекту. Используя межкультурные языковые инструменты, большая пятерка была успешно идентифицирована в американском английском, немецком, голландском, португальском, иврите, китайском, корейском и японском языках.Такие результаты подтверждают идею о том, что Большая пятерка — это универсальная таксономия личности позднего подросткового и взрослого возраста.

      В аналогичных исследованиях измерений индивидуальных различий младенцев и детей, обычно с использованием оценок темперамента родителями или учителями, обычно выявляются от пяти до семи измерений. Пять параметров являются особенно надежными и были обозначены как «Уровень активности», «Отрицательная эмоциональность», «Настойчивость к задаче», «Приспособляемость / уступчивость» и «Торможение». Два других измерения менее достоверны и получили названия Ритмичность и Порог.С точки зрения развития, процесс перехода от этих ранних измерений младенчества и детства к измерениям Большой пятерки поздней юности и взрослой жизни, по-видимому, включает несколько ранних измерений, которые объединяются в одну большую пятерку. Другими словами, в ходе развития меняется организационная структура измерений индивидуальных различий. каждое из измерений Большой пятерки состоит из характеристик более чем одного из более ранних измерений.

      На рис. 1 показаны гипотетические отношения между пятью индивидуальными различиями в младенчестве и детстве и различными измерениями Большой пятерки.Общие отношения, представленные на Рисунке 1, основаны на эмпирических данных; Однако необходимы более подробные исследования, прежде чем можно будет сделать более конкретные выводы о роли этих ранних индивидуальных различий в развитии Большой пятерки. На рисунке 1 линии, соединяющие определенные измерения младенчества и детства с конкретными измерениями Большой пятерки, представляют корреляции между более ранними и более поздними измерениями. Сплошные линии представляют положительные корреляции, а пунктирные линии — отрицательные.

      Из рисунка 1 следует, что нет однозначного соответствия между ранними и более поздними индивидуальными размерами различия. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эта размерная реорганизация детерминирована скорее биологически, чем экологически; это означает, как описано ранее, что для проведения этой реорганизации не требуются особые условия окружающей среды. Однако точно не известно, как и когда происходит эта пространственная реорганизация. В будущих исследованиях будут более подробно рассмотрены возрастные изменения, происходящие в организации измерений индивидуальных различий.

      Заключение

      Индивидуальные различия личности универсальны в том смысле, что они обнаруживаются во всех человеческих популяциях. Корни индивидуальных различий, несомненно, уходят корнями в историю эволюции, выбранную из-за их улучшенной приспособляемости к условиям окружающей среды. Однако особые личностные качества человека, которые приводят к индивидуальным различиям между людьми, не столько основаны на эволюции, сколько являются продуктом многих факторов развития.

      Изучение индивидуальных различий личности с точки зрения развития предоставляет богатый источник данных как для исследователя, так и для практиков, которые можно использовать для понимания и прогнозирования поведения. Без изучения индивидуальных различий не может быть подробного анализа или объяснения того, почему люди часто ведут себя или развиваются совершенно по-разному в, казалось бы, эквивалентных условиях окружающей среды. Понимание этих различий и их развитие имеет фундаментальное значение не только для понимания поведения психологами, но и для родителей, школьных учителей, социальных работников, политиков и всех, кто работает с другими людьми.Из-за своей универсальности и значимости для понимания поведения изучение индивидуальных различий является неотъемлемой частью любого полного научного исследования поведения.

      См. Также: ВЕХИ РАЗВИТИЯ; ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ; ТЕМПЕРАМЕНТ

      Библиография

      Эйнсворт, Мэри, Мэри Блехар, Эверетт Уотерс и Салли Уолл. Образцы привязанности. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1978.

      Бейтс, Джон и Теодор Вакс, ред. Темперамент: индивидуальные различия на стыке биологии и поведения. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 1994.

      Боулби, Джон. Приложение и потеря, Vol. 1: Приложение. New York: Basic, 1969.

      Bowlby, John. Приложение и потеря, Vol. 3: Утрата, печаль и депрессия. New York: Basic, 1980.

      Caspi, Avshalom. «Развитие личности на протяжении всей жизни». В изданиях Уильяма Дэймона и Нэнси Эйзенберг., Справочник по детской психологии, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие. Нью-Йорк: Уайли, 1998.

      Дэймон, Уильям. Социальное развитие и развитие личности: от младенчества до подросткового возраста. Нью-Йорк: Нортон, 1983.

      Хэлверсон, Чарльз младший, Гелдольф Констамм и Рой Мартин, ред. Развитие структуры темперамента и личности от младенчества до взрослого возраста. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1994.

      Харрис, Джудит.«Где находится детская среда? Теория развития групповой социализации». Психологический обзор 102 (1995): 458-489.

      Констамм, Гелдольф, Чарльз Халверсон-младший, Иван Мервилде и Валери Хэвилл, ред. Родительские описания детской личности: антецеденты развития большой пятерки? Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум, 1998.

      Малер, Маргарет, Фред Пайн и Анни Бергман. Психологическое рождение человеческого младенца. Нью-Йорк: Базовый, 1975.

      Макадамс, Дэн. «Может ли личность измениться? Уровни стабильности и роста личности на протяжении всей жизни». В ред. Тодда Хизертона и Джоэла Вайнбергера, Может ли личность измениться? Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация, 1994.

      Ротбарт, Мэри и Джон Бейтс. «Темперамент.» В изданиях Уильяма Дэймона и Нэнси Эйзенберг, Справочник по детской психологии, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие. Нью-Йорк: Вили, 1998.

      Рубин, Кеннет, Уильям Буковски и Джеффри Паркер. «Взаимодействие со сверстниками, отношения и группы». В изданиях Уильяма Дэймона и Нэнси Эйзенберг, Справочник по детской психологии, Vol. 3: Социальное, эмоциональное и личностное развитие. Нью-Йорк: Уайли, 1998.

      Скарр, Сандра. «Развитие индивидуальных различий в интеллекте и личности». В редакторах Хайна Риза и Майкла Франзена, Биологические и нейропсихологические механизмы: психология развития на протяжении всей жизни. Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum, 1997.

      Сперлинг, Майкл и Уильям Берман, ред. Приложение у взрослых: клинические перспективы и перспективы развития. New York: Guilford Press, 1994.

      Wiggins, Jerry, ed. Пятифакторная модель личности: теоретические перспективы. New York: Guilford Press, 1996.

      Brady Reynolds

      Развитие личности: возраст 2–6

      Развитие личности: 2–6 лет

      Дошкольные годы связаны с большим развитием социализации маленьких детей.Не будучи полностью зависимыми от родителей, дошкольники начинают долгий путь к тому, чтобы научиться самостоятельно действовать в этом мире. В течение детей раннего возраста (в возрасте 2–6 лет) дети обретают некоторое ощущение того, что они отделены и независимы от своих родителей. По словам Эриксона, задача дошкольников состоит в развитии автономии, или самостоятельности, (возраст от 1 до 3 лет), а также инициативы , или предприятия, (возраст от 3 до 6 лет).

      Личность включает те устойчивые психологические характеристики, которые определяют уникальность каждого человека.И у детей, и у взрослых есть черт личности, (долгосрочные характеристики, такие как темперамент) и состояний (изменчивые характеристики, такие как капризность). Хотя возможны различные объяснения, большинство экспертов сходятся во мнении, что независимо от причин личность человека прочно устанавливается к концу раннего детства.

      Согласно Фрейду, второй год детства — это анальная стадия психосексуального развития, когда родители сталкиваются с множеством новых проблем, приучая своих детей к туалету.Фиксации на этой стадии могут привести к появлению характерных черт личности, которые полностью проявляются во взрослом возрасте. Эти черты личности включают анальное удержание (чрезмерная аккуратность, организованность и сдержанность) или анальное изгнание (беспорядок и альтруизм).

      Теоретики личности после Фрейда попытались объяснить развитие личности в раннем детстве. Теоретики обучения утверждают, что личность развивается в результате классической обусловленности (обучение Ивана Павлова по ассоциации), оперантной обусловленности (Б.Обучение Ф. Скиннера через подкрепление и наказание) и обучение через наблюдение (обучение Альберта Бандуры путем подражания). Эта последняя категория включает в себя идентификацию , или интернализацию, при которой дети наблюдают и принимают ценности, идеи и стандарты своих близких. Когнитивные психологи предполагают, что личность отчасти возникает из-за отношения и предубеждений, выражаемых окружающими их взрослыми. Теоретики гендера утверждают, что личность развивается из «гендерной идентификации» и «гендерной социализации».Генетики предполагают, что личность возникает из «встроенных» генетических и биохимических влияний, а не психосоциальных.

      В конечном счете, никакая перспектива сама по себе не может адекватно объяснить сложные процессы развития личности. Сочетание психосоциальных, родительских и биологических влияний, вероятно, отвечает за окончательное определение человеческих качеств и состояний.

      Развитие личности: Возраст 0–2

      Развитие личности: возраст 0–2

      В младенчестве, и детстве, детей легко привязываются к другим.Молодые люди обычно формируют свои первоначальные первичные отношения со своими родителями и другими членами семьи. Поскольку младенцы полностью зависят от опекунов в отношении еды, одежды, тепла и заботы, Эрик Эриксон определил, что основная задача детей на этом первом психосоциальном этапе жизни — научиться доверять своим опекунам. По мере того, как дети формируют отношения и развивают организованное самоощущение, первые несколько лет жизни закладывают основу как для немедленного, так и для более позднего психосоциального развития, включая появление просоциального поведения, или способности помогать, сотрудничать и делиться с другими.

      Личность включает в себя те устойчивые психологические характеристики, которые делают каждого человека уникальным. И дети, и взрослые демонстрируют черт личности, (долгосрочные характеристики, такие как темперамент) и состояний (изменчивые характеристики, такие как капризность). Несмотря на продолжающиеся споры о происхождении и развитии личности, большинство экспертов сходятся во мнении, что личностные черты и состояния формируются в раннем возрасте. Сочетание наследственных, психологических и социальных влияний, скорее всего, отвечает за формирование личности.

      Младенцы обычно эгоцентричны, или эгоцентричны, и в первую очередь озабочены удовлетворением физических желаний, таких как голод. Зигмунд Фрейд рассматривал этот акцент на физическом удовлетворении как форму самоудовлетворения. Поскольку младенцев особенно интересуют действия, связанные с ртом (например, сосание и кусание), Фрейд назвал первый год жизни оральной стадией психосексуального развития.

      Согласно Фрейду, слишком слабая или слишком сильная стимуляция определенной эрогенной зоны (чувствительной области тела) на определенной психосексуальной стадии развития приводит к фиксации (буквально застреванию) на этой стадии.Возможны множественные фиксации на нескольких этапах. В случае младенцев фиксация на оральной стадии приводит к развитию личностных качеств взрослого человека, сосредоточенных на ротовой полости. Привычки взрослых, ориентированные на оральный секс, могут принимать форму переедания, питья и курения. Взрослые особенно склонны к регрессу к такому поведению, зацикленному на детстве, во время стресса и расстройства.

      Теоретики, вслед за Фрейдом, предложили дополнительные взгляды на развитие детской личности. Возможно, наиболее важным из этих достижений является теория объектных отношений Мелани Кляйн .Согласно Кляйн, внутренняя суть личности проистекает из ранних отношений с матерью. В то время как Фрейд предполагал, что страх ребенка перед могущественным отцом определяет личность, Кляйн предположил, что потребность ребенка в сильной матери более важна. Другими словами, фундаментальное человеческое побуждение ребенка — быть в отношениях с другими людьми, и первые отношения, которые ребенок устанавливает, обычно устанавливаются с матерью.

      Почему фраза «объектные отношения»? Почему Кляйн использовал слово «объект», а не «человек»? После интенсивных наблюдений и изучения многих детей Кляйн предположил, что младенец привязывается к объекту, а не к человеку, потому что младенец не может полностью понять, что такое человек.Ограниченная перспектива младенца может обрабатывать только развивающееся восприятие человека.

      Согласно этой теории объектных отношений, младенец взаимодействует с матерью, в основном, во время зрительного контакта и кормления грудью. Затем младенец усваивает образ матери — хорошей или плохой — который может или не может быть репрезентативным для истинной матери. В конце концов, во время сложного психологического процесса адаптации к утрате и разлуке ребенок учится различать себя и объект на самом базовом уровне.Если все идет хорошо, психологически здоровый ребенок сможет разделить хорошее и плохое, себя и объект. Если все идет не так, ребенок не может принять хорошие и плохие стороны себя и матери; ребенок может быть не в состоянии отделить представление о плохой матери от хорошего «я».

      Согласно теории объектных отношений, девочки лучше приспособлены психосоциально, чем мальчики. Девочки становятся продолжением своих матерей; в результате девочкам не нужно разлучаться со своими матерями.С другой стороны, мальчики должны отделиться от своих матерей, чтобы стать независимыми. Эта точка зрения контрастирует с теорией Фрейда, согласно которой у мальчиков развивается более сильное суперэго (совесть), чем у девочек, потому что у мальчиков есть пенисы, а у девочек — нет. Согласно Фрейду, его теория супер-эго подтвердила, почему мальчикам легче разрешить свой эдипальный конфликт (сексуальный интерес мужчины к матери в детстве с сопутствующей агрессией по отношению к отцу), чем девочкам свой конфликт с Электрой (сексуальный интерес женщины к себе в детстве.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts