Треугольник карпмана психология: как деловой партнер может стать причиной неудач — Личный опыт на vc.ru

Содержание

как деловой партнер может стать причиной неудач — Личный опыт на vc.ru

{«id»:105062,»url»:»https:\/\/vc.ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach»,»title»:»\u201c\u0422\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430\u201d: \u043a\u0430\u043a \u0434\u0435\u043b\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0441\u0442\u0430\u0442\u044c \u043f\u0440\u0438\u0447\u0438\u043d\u043e\u0439 \u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach&title=\u201c\u0422\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430\u201d: \u043a\u0430\u043a \u0434\u0435\u043b\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0441\u0442\u0430\u0442\u044c \u043f\u0440\u0438\u0447\u0438\u043d\u043e\u0439 \u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach&text=\u201c\u0422\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430\u201d: \u043a\u0430\u043a \u0434\u0435\u043b\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0441\u0442\u0430\u0442\u044c \u043f\u0440\u0438\u0447\u0438\u043d\u043e\u0439 \u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.

ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach&text=\u201c\u0422\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430\u201d: \u043a\u0430\u043a \u0434\u0435\u043b\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0441\u0442\u0430\u0442\u044c \u043f\u0440\u0438\u0447\u0438\u043d\u043e\u0439 \u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u201c\u0422\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430\u201d: \u043a\u0430\u043a \u0434\u0435\u043b\u043e\u0432\u043e\u0439 \u043f\u0430\u0440\u0442\u043d\u0435\u0440 \u043c\u043e\u0436\u0435\u0442 \u0441\u0442\u0430\u0442\u044c \u043f\u0440\u0438\u0447\u0438\u043d\u043e\u0439 \u043d\u0435\u0443\u0434\u0430\u0447&body=https:\/\/vc.ru\/life\/105062-treugolnik-karpmana-kak-delovoy-partner-mozhet-stat-prichinoy-neudach»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

12 089 просмотров

О “Треугольнике Карпмана” я впервые услышал от своего психолога-супервайзера, который помогал разобраться в абьюзивных отношениях. На тот момент это стало откровением, изменившим мою жизнь. Я задумался о том, как работает “Треугольник…” в деловых отношениях, какие может иметь последствия.

Второе название феномена — “Треугольник судьбы”, он пришел к нам из далекого 1968 года. Это модель взаимоотношений между людьми, в которой есть три роли, а участники “Треугольника…” могут ими меняться: Жертва, Спасатель, Преследователь.

​Треугольник Карпмана

Каждая из ролей неоднозначна и кроет в себе массу нюансов. Некогда очень удачно описал ситуацию американский психоаналитик Штайнер К.: “…жертва на самом деле не так беспомощна, как себя чувствует; Спасатель на самом деле не помогает, а Преследователь на самом деле не имеет обоснованных претензий”. Особенностью ролей является степень осознанности, т.е. насколько человек понимает, кто он в сложившейся ситуации. Жертва и Преследователь наименее осознают свои роли, потому что зачастую меняются ими друг с другом. Наиболее осознан Спасатель — он знает, какую играет роль и для чего. О нем — отдельно.

С определением Жертвы и Преследователя все понятно. Первая плачется и находится в позиции “У меня лапки”, а второй отравляет ей жизнь. Но что не так со Спасателем?

Ну, начнем с того, что Спасатель “Треугольника Судьбы” кардинально отличается от альтруистичного Человека-паука или выполняющего свой долг пожарного.

В лучшем случае, мотив Спасателя — удовлетворение комплексов или эмоциональных потребностей через регулярное спасение Жертвы. Обычно таким людям невыгодно, чтобы у той все наладилось — придется искать нового человека, чтобы причинять ему добро. В худшем же случае, осознающий свою роль Спасатель преследует по-настоящему корыстные цели, которые могут иметь фатальные последствия для Жертвы.

В этой игре каждый персонаж имеет свой выигрыш, потому что удовлетворяет определенные психологические потребности. В процессе игры всегда есть своеобразная валюта: что-то вполне приземленное, например, деньги; нечто тонкое и сложное, как постельные связи или участие в интриге. Чем выше цена, тем меньше резона достигать желаемого. Последствия игр могут быть как практически не ощутимыми, так и плачевными, вплоть до смерти — когда, что называется, доигрались. В случае, если игра становится совсем уж тяжелой, один из участников обычно хочет выйти. Чтобы это сделать, ему нужно вскрыть и осознать роли участников “Треугольника…”.

“Треугольник…” деловых отношений

Что такое “Треугольник Карпмана” мы узнали или освежили. Теперь о том, как он работает в деловых отношениях. Итак, вводные остаются те же — Жертва, Преследователь, Спасатель — меняется форма отношений. Бизнес-отношения отличаются тем, что в них состоят в большинстве своем достаточно осознанные в плане социальных ролей люди. А это значит, что игра идет всерьез и ставки высоки.

Фраза: Ничего личного — только бизнес” родилась неспроста. Как правило, деловой мир — это жестокая и холодная локация, где нет места эмоциям, хотя свой кодекс чести и существует. Но лидирует как и везде тот, кто установленные правила умеет нарушать. Преследователь тут — наиболее безобидная роль, которую на себя чаще всего берет подтрунивающий над кем-то сотрудник или абьюзивный начальник. Умелый манипулятор сможет использовать ее и в интригах внутри компании.

И к слову об интригах, именно здесь применяются роли Жертвы и Спасателя, которые в бизнесе по “Треугольнику” грозят серьезными неприятностями. Как мы помним, между Жертвой и Спасателем возникают созависимые отношения. Спасатель делает то, что нужно, чтобы Жертва оставалась в зависимом положении — как результат, она получает того, кто о ней заботится. И теперь рассмотрим два варианта развития событий: в первом Жертва будет получать выгоду, а во втором Спасатель.

Вариант Первый

У Василия есть деловой партнер Дмитрий. Они вместе ведут дела и строят одну компанию. Но в жизни Василия постоянно происходят какие-то коллизии, неприятности и болезни, о которых он рассказывает партнеру, особенно нажимая перед днем расчета по деньгам. Дмитрий всячески помогает, в основном прощая Василию работу спустя рукава и невыполнение некоторых обязательств. Тот в свою очередь слезно благодарит своего Спасителя. Что получается в результате? Василий, немного поломав комедию, получает в конце месяца свою долю в полном объеме, работая при этом в пол силы. Если смотреть объективно, то этот человек — паразит в организме компании, потому что его роль Жертвы стоит темпов роста и денег всем, особенно его деловому партнеру.

Вариант Второй

Алла — начальник на предприятии и занимает один из руководящих постов. У нее есть заместитель Геворг. Он исправно исполняет свои обязанности, но Алла постоянно находит у него недостатки в работе и активно на них указывает, говоря, что это тормозит рост всего предприятия. А в конце месяца благодушно прощает Геворга, акцентируя внимание на том, что только благодаря ей он продолжает работу на прежнем посту. Этот абьюз фрустрирует Геворга — он деморализован и все, что успевает делать, это выполнять задачи еще более упорно. Как выглядит ситуация на самом деле? Алла не хотела, чтобы ее подчиненный рос и развивался и играла в благородного Спасителя, будучи, на самом деле, Преследователем. Геворг позволил себе стать Жертвой Аллы, почему и никогда не сможем уйти с поста заместителя выше

.

В бизнесе — Спасатель не дает развиваться и расти Жертве. Может увести бизнес, разрушить жизнь. Жертва может избегать обязательств и получать эмоциональное удовлетворение, однажды превратившись в Преследователя для своего Спасателя.

Комбинаций, как может в деловых отношениях развернуться “Треугольник Карпмана”, не меньше сотни. Запоминать или вычислять их нет смысла — это обнаружение симптомов, а не поиск источника болезни. Тут необходимо понять, как действует треугольник, и какая роль в чем заключается — это поможет вовремя увидеть, а не затягивают ли вас в абьюзивный сценарий деловых или личных отношений. Сценарий, игра по которому может стоить времени и нервов, а может карьеры или даже всего бизнеса.

ЛУЖАНСКИЙ Владислав

Треугольник Карпмана, или психология патологических отношений | Экзистенциальная терапия в Киеве

В этой статье я обобщил и более или менее структурировал разбросанную в интернете информацию о весьма распространенном в нашей культуре явлении, называемы специалистами по зависимостям созависимыми отношениями. Такие отношения строят ближайшие родственники наших зависимых клиентов: алкоголиков, наркоманов, игроманов и др.

Известный американский психолог Эрик Берн Все патологические отношения между людьми назвал играми. В книгах «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры» Он описал множество игр, заменяющих живое, естественное, здоровое общение между людьми и психологические особенности людей играющих. А Стефан Карпман, один из учеников Берна, Развивая его идеи, показал, что всё многообразие ролей, лежащее в основе «игр, в которые играют люди», может быть сведено к трем основным – «Спасателя», «Преследователя» и «Жертвы». Треугольник, в который объединяются эти роли, символизирует их связь и постоянную смену.

Сценарий «Треугольника Карпмана»

Как любая хорошая игра, созависимые отношения развиваются по своим правилам и по своему четкому сценарию. Рассмотрим теперь разворачивающуюся драму созависимых отношений более подробно.

В главных ролях: «Жертва», «Преследователь» и «Спасатель».

  • «Спасатель» знает, как можно или нужно, поэтому он «спасает» или приходит на помощь или выручку.
  • »Приследователь» знает, что так нельзя, поэтому наказывает, преследует, учит или проучивает.
  • »Жертва» хочет, но не может, но чаще уже ничего и не хочет, потому что всё достало, поэтому она страдает.
  • Акт первый: «Жертва» ищет «Спасателя», на которого пытается скинуть ответственность за решение своих проблем. Если «Жертве» это удается, то ловушка захлопнулась – треугольник образовался.
  • Акт второй: «Жертва», проблемы которой не решаются, превращается в «Преследователя», и начинает искать виновных в том, что жизнь не удалась. Виновным, конечно же, оказывается бывший «Спасатель», на которого и обрушивается гнев и нападки бывшей «Жертвы».
  • Акт третий: Бывший «Спасатель», ставший «Жертвой», недоумевает, как же так он оказался козлом отпущения в этой ситуации.
  • Акт четвертый: Новая «Жертва» судорожно ищет своего «Спасателя». Когда таковой находится, порочный круг замыкается и игра преобретает затяжной, иногда пожизненный характер.

Вот несколько типичных треугольников:

  • Старый Психолог – Клиент – Новый Психолог,
  • Старый Врач – Больной – Новый Врач,
  • Жена – Муж – Любовница,
  • Муж – Жена – Подруга Жены,
  • Мама – Ребенок – Бабушка.

Рассмотрим теперь более подробно развитие наиболее близкого нам треугольника созависимых отношений алкоголик – жена – психотерапевт.

С одной стороны, Алкоголик – «Жертва» Алкоголя. Его жена – «Спасатель».

С другой стороны, Алкоголик – «Преследователь» для жены, и она ищет «Спасателя» – нарколога или психотерапевта.

С третьей стороны, для алкоголика жена – «Приследователь», а его «Спасателем» от жены является алкоголь.

Включаясь в эту игру в роли «Спасателя», психотерапевт очень быстро из благородного «Спасателя» превращается в «Жертву», так как обещал «Спасти» и жену, и алкоголика, и даже брал за это деньги, а жена алкоголика становится его «Преследователем». Теперь она ищет нового «Спасателя», поскольку обрела нового обидчика («Приследователя»)в лице психотерапевта, ведь он обидел и обманул её, и не выполнил своих обещаний, взяв деньги. Поэтому жена может начать «Преследования» бывшего «Спасателя» (психотерапевта), а ныне «Приследователя», находя новых «Спасателей» в виде:

  1. СМИ, судебных органов
  2. Подружек, с которыми можно перемывать косточки уже и психотерапевту
  3. Нового психотерапевта, который вместе с женой осуждает «некомпетентность» предыдущего специалиста.

Если вы оказались в этом «магическом» треугольнике, то знайте, что Вам придётся побывать во всех «углах» этого треугольника, и перепробывать все его Роли. Узнать о том, попались ли вы в эту игру, или пока нет можно проанализировав следующие свои переживания:

  • Начало перехода из роли «Спасателя» в роль «Жертвы» – чувство вины, чувство беспомощности, ощущение вынужденности и обязательности помогать и невозможности собственного отказа («Я обязан помочь!», «Я не имею права не оказать помощь!», «Что обо мне подумают, как я буду выглядеть, если откажусь помочь?»).
  • Начало перехода из роли Спасителя в роль Преследователя – желание наказать «плохого», желание восстановить справедливость, направленную не на тебя, чувство абсолютной собственной правоты и благородного праведного возмущения.
  • Начало перехода из роли «Жертвы» в роль «Преследователя» – чувство обиды и несправедливости, творимой по отношению к тебе лично.
  • Начало перехода из Роли «Жертвы» в роль «Спасателя» – желание помочь, жалость к бывшему «Приследователю» или «Спасателю».
  • Начало перехода из роли «Приследователя» в роль «Жертвы» – внезапное (либо растущее) чувство беспомощности и растерянность.
  • Начало перехода из роли «Приследователя» в роль «Спасателя» – чувство вины, чувство ответственности ЗА другого человека.

Кроме этого, подсказать, какую роль играет человек, рассказывающий Вам или делящийся с Вами проблемой могут Чувства наблюдателей. Когда читаешь или слушаешь «Спасателя», или наблюдаешь за ним, – сердце наполняется гордостью за него. Или – смехом, до чего ж дурак себя довёл своим желанием другим помогать. Когда читаешь тексты, написанные «Приследователем» – благородное возмущение охватывает – либо к тем, о ком он пишет, либо – к нему самому. А когда читаешь тексты, написанные «Жертвой» или слушаешь ее жалобы – охватывает острая душевная боль за нее, острая жалость, желание помочь, мощнейшее сострадание.

Однако не стоит забывать, что нет ни «Спасателей», ни «Жертв», ни «Приследователей». Есть живые люди, которые могут играть различные роли. И каждый человек попадает в ловушку разных ролей, и бывает во всех вершинах этого заколдованного треугольника, но всё-таки, каждый человек имеет некоторые склонности к той или иной вершине, склонности задерживаться на ней. Кроме того стоит помнить, что не всегда человек занимает именно ту вершину, на которую жалуется.

События в треугольнике могут происходить сколь угодно долго – вне зависимости от сознательных желаний их участников. Жена алкоголика не желает страдать, алкоголик не желает быть алкоголиком, а психотерапевт не желает обманывать семью алкоголика. Но всё определяется результатом. Игра будет продолжаться до тех пор, пока хоть кто-нибудь не «выскочит» из этого треугольника, пока хотябы один из участников не нарушит установленные правила и не откажется следовать принятому сценарию.

Скрытые выгоды ролей

Однако, отказаться от сценария и начать строить настоящие, полноценные, здоровые отношения очень сложно. Ведь общение в рамках треугольника Карпмана – это весьма эффективный способ не брать ответственность за свои поступки и решения, а так же в награду за это получать сильные эмоции и право не решать свои проблемы (так как в этом всем виноваты другие). Но все «выгоды» игроками, обычно, не осознаются. Поэтому мы, психологи, называем их скрытыми выгодами, которые необходимо осознать и принять в процессе терапии.

  • »Преследователь» считает что во всем виновата «Жертва», о чем он и сообщает, либо ей самой, либо «Спасателю».
  • »Жертва» считает, что виноват «Преследователь», и это ей позволяет горевать о собственной судьбе, и искать того, кто бы ее «спас», чтобы на время превратиться в «Преследователя».
  • »Спасатель» же ищет, кого бы «спасти», переведя из состояния «Жертвы» в состояние «Преследователя».
  • »Жертва» получает свой доход в виде самоунижения и самобичевания, и в виде права не брать на себя ответственности за собственные поступки. Кроме того, наличие «Спасателя» подтверждает ее особую человеческую ценность и правоту устремлений.
  • «Преследователь» получает свое с того, что он чувствует свою важность, доказав, что во всем виноваты все остальные, а он такой хороший. А так же от осознания собственного могущества и превосходства.
  • »Спасатель», наверное, получает самое тонкое и извращенное удовольствие – он возвышается над «Жертвой», помогая ей в том, что «она сделать не в состоянии». Решить проблему можно только выйдя за пределы треугольника, а «Спасателю» это совершенно не выгодно. Он нужен для того, чтобы «Жертва» могла на время стать «Преследователем». «Спасатели» – это типичные психологи, гуру и лучшие друзья и подруги. Кроме того, «Спасатель» вполне удачно разряжает свою накопленную в иных треугольниках агрессивность на «Преследователя»: и мораль это не осудит, и самому легче становится.
  • Кстати, «Спасатель» является наиболее значимой фигурой в треугольнике – без него он давно бы распался. Ни одна «Жертва» не согласилась бы на эту роль без бонуса хоть изредка побыть «Преследователем» – это та морковка, которая заставляет все вращаться. Но стать из «Жертвы» «Преследователем» обычно невозможно без «Спасателя». Без него все как бы теряет смысл.

Участники без масок

Теперь я предлагаю «снять игрокам маски» и краем глаза глянуть, что под ними может скрываться?

«Спасателю» ОЧЕНЬ приятно помогать и спасать, приятно выделяться «в белых одеждах» среди других людей, особенно перед «Жертвой». А за этим скрывается ни что иное, как истероидностьь, нарциссизм и самолюбование.

«Жертве» очень приятно страдать («как в кино») и быть спасаемой (принимать помощь), испытывать жалость к себе, зарабатывая страданиями будущее неконкретное «счастье». А это — мазохизм.

«Приследователю» – очень приятно быть воителем, наказывать и восстанавливать справедливость, быть носителем стандартов и правил, которые он вменяет другим, очень приятно пребывать в сверкающих доспехах с огненным мечом, приятно чувствовать свою силу, непобедимость и правоту. По большому счёту, чужая ошибка и неправота для него – это легитимный (законный и «безопасный») повод (разрешение, право) совершать насилие и безнаказанно причинить другому боль. Садизм.

Признаки ролей

Ниже представлены признаки, по которым можно себя узнать, когда вы оказываетесь в треугольнике.

1.Чувства, которые испытывают участники событий:
«Жертва»:
Чувство беспомощности, беспросветности, принуждения и причинения, безвыходности, бессилия, никчёмности, никому не нужности, собственной неправильности, запутанности, неясности, растерянности, частой неправоты, собственной слабости и немощности в ситуации, обиды, страха, жалость к себе.
»Спасатель»:
Чувство жалости, желания помочь, собственного превосходства над «Жертвой», (над тем, кому хочет помочь), большую компетентность, большую силу, ум, больший доступ к ресурсам, «он больше знает про то, как нужно действовать», снисхождения к тому, кому хочет помочь, чувство приятного всесилия и всемогущества по отношению к конкретной ситуации, уверенность, что может помочь, убеждённость, что он знает (или как минимум, может узнать), как именно это можно сделать, невозможность отказать (неудобно отказать в помощи, или бросить человека без помощи), сострадание, острое щемящее чувство сопереживания (обратите внимание, это очень важный пункт: «Спасатель» ассоциируется с «Жертвой!» А значит, никак и никогда не сможет ей истинно помочь!), ответственность ЗА другого.
»Приследователь»:
Чувство собственной правоты, благородного возмущения и праведного гнева, желание наказать нарушителя, желание восстановить справедливость, оскорблённое самолюбие, убеждённость, что только он знает, как правильно, раздражение на «Жертву» и тем более на «Спасателей», которых воспринимает, как мешающий фактор («Спасатели» ошибаются, ведь только он знает, как нужно прямо сейчас поступить!), азарт охоты, азарт погони.

Возможные пути выхода из треугольника

  1. Самое главное – понять, на какой Роли Вы вошли в треугольник. У каждого из нас есть привычные, или излюбленные Роли-входы в подобные отношения. И часто в разных контекстах у каждого входы свои. У человека на работе может быть излюбленным входом в треугольник – Роль «Приследователя» (ну любит он восстанавливать справедливость или наказывать дураков!), а дома, например, типичный и излюбленный вход – это Роль «Спасателя». Так что первой задачей каждого участника, пожелавшего выйти из игры является определить, какой из углов треугольника был для него входом в игру. Для чего нужно отследить свои чувства и попуждения, ведущие вас по углам треугольника.
  2. После этого можно инверсировать роли. То есть, заменить роли на другие: «Преследователь» должен стать для Вас «Учителем». «Спасатель» – Помощником или максимум – Проводником. Иногда – тренером. А Жертва – Учеником. Тогда, если Вы поймали себя на роли «Жертвы» – начните учиться. Если Вы поймали себя на роли «Спасателя» – бросьте глупые мысли о том, что тот, «кто нуждается в помощи» немощен и слаб. Принимая его такие мысли, Вы делаете ему медвежью услугу. Вы делаете что-то ЗА него. Вы мешаете ему научиться самостоятельно чему-то важному для него. Дайте человекку делать самому. Пусть он ошибается, но это будут ЕГО ошибки. И он не сможет Вас обвинить в этом, когда попытается перебраться в роль Вашего «Преследователя».
  3. Кроме этого, каждому из нас стоит узнать «точки слабости» своей личности, которые попросту заставляют нас входить в эти наши излюбленные игровые Роли. У одних это чья-то беда или «беспомощность», или запрос о помощи, или восхищённый взгляд/голос: «О, великий!» «Только ты можешь мне помочь!» «Я без тебя пропаду!» — это «крючки» для «Спасателей». У других это чья-то ошибка, глупость, несправедливость, некорректность или нечестность. И они отважно бросаются восстанавливать справедливость и гармонию, попадая в треугольник на роли «Приследователя». У третьих это может быть сигнал от окружающей реальности, что ты ей не нужен, или она опасна, или она агрессивна, или она бессердечна (равнодушна к тебе, твоим желаниям или бедам), или она бедна ресурсами именно для тебя, именно в данный момент. Это любители побыть «Жертвами».
  4. Нужно также понимать, что на самом деле, «Жертва», не такая уж и жертва, а скорее опытный манипулятор, вешающий на других ответственность за свою жизнь. А сочувствия скорее заслуживает «Спасатель», которому в большинстве случаев уготовлена участь козла отпущения, если вдруг что-то в жизни так называемой «Жертвы» пойдет не так. Поэтому, как бы ни хотела «Жертва» спихнуть ответственность за решение своих проблем на «Спасателя», его задача – вернуть эту ответственность обратно. Что часто бывает очень непросто, так как хватка опытной «Жертвы» во многом подобна хватке бульдога – вцепившись в кого-либо, она не мытьем так катаньем, но добивается своего. Для отказа от ответственности, перекладываемой «Жертвой» существуют приемы, которые помогают с минимальными потерями выходить из подобных ситуаций…
  5. Прямой отказ. «Слушай, твоя жизнь – это твоя жизнь. И я считаю себя не вправе в нее вмешиваться. Поэтому решай сама, как ты выбираешь жить дальше…» Вы прямо и открыто говорите человеку, что не намерены решать за него его проблемы. Такой вариант хорошо подходит для деловых и не очень близких отношений.
  6. Помоги не советом, а энергетикой. Очень часто человек становится на позицию жертвы только потому, что он упал духом, у него не хватает собственных сил и энергии на то, чтобы самостоятельно принять решение. Если так, то разумно помогать не советом, а энергетикой. Взбодрите человека, разбудите в нем желание действовать, что-то менять! Этот прием, с одной стороны подстраховывает вас от возможных претензий со стороны жертвы, а с другой, позволяет реально помочь близкому вам человеку тем, что ему действительно нужно – своей энергетикой!
  7. Перевести стрелки. Если жертва требует от вас решения своей проблемы, то можно мягко дать ей понять, что она обратилась не по адресу и перевести стрелки на другого человека, который лучше, чем вы, подходит на роль «спасителя» в этой ситуации. Здесь очень важно переводить стрелки аккуратно, то есть на правильных людей. Другой человек вряд ли скажет вам спасибо за свалившиеся на него проблемы жертвы, если решение их не в его компетенции. Например, если вам жалуются на здоровье – дайте номер знакомого или проверенного врача.
  8. Косвенные советы. Обычный совет нередко воспринимается как прямое указание к действию, что дает потом «Жертве» моральное право обвинить вас в неудаче. Косвенный совет – это просто дополнительная информация, оформленная в виде истории из жизни других людей, на основе которой жертве самой необходимо принять решение. Так что, если хочется сделать так, чтобы «и волки были сыты, и овцы целы» (то есть хочется и дать совет, и оставить ответственность за окончательное решение на «Жертве»), то советуйте не прямо, а косвенно.
  9. Заключение договора о распределении ответственности. Этот прием традиционно используется в бизнесе: заключается контракт, в котором четко прописана ответственность каждой стороны. После этого, какие либо взаимные претензии возможны только в случае, если они были заранее оговорены. Заключая договор о распределении ответственности, вы четко даете понять «Жертве», что вы помогаете ей только в том объеме, который указан в контракте. Оставшуюся работу для достижения результата, вы возвращаете на плечи «Жертвы», заставляя ее саму, активно участвовать в решении проблемы.

Следование этим рекомендациям не гарантирует быстрого выхода из патологических отношений и начала нормального, здорового взаимодействия. Но они помогут вам определиться с разыгрываемыми ролями и сценариями и покажут наличие проблемы, с которой можно обращаться за сторонней помощью к специалисту.

(Киев, 2015 г.)

Треугольник Карпмана и его здоровые альтернативы

Всю сознательную жизнь человек кем-то себя чувствует. В зависимости от того, кем именно, он посылает окружающим соответствующие сигналы, даже когда не подозревает об этом. Часто, как актер, застрявший в низкосортных сериалах, этот человек живет по шаблону. Но в отличии от актера, он не знает, что роль можно поменять. Самая распространенная модель отношений по таким шаблонам называется треугольником Карпмана.

Треугольник Карпмана

Треугольник Карпмана — что это?

Это термин из транзакционного анализа – направления психологии, описывающего поведение человека — индивидуальное и в группе. Основы модели транзакционного анализа описал американский психолог Эрик Берн. Многим он известен прежде всего, как автор книги «Люди, которые играют в игры». В ней он описал большинство наиболее распространенных ролевых моделей, по шаблонам которых живут люди. Его последователь, Стивен Карпман, обобщил самые часто встречающиеся роли до трёх – Жертвы, Преследователя и Спасителя.

Жертва - мать Эминема в фильме “8 миля”

Жертва

Основная черта Жертвы – инфантильность. Она не делает выбор, отказывается от ответственности за свою жизнь. Не из вредности или лени. Она уверена, что не способна жить самостоятельно и ищет Спасителя, привлекает Преследователя, потому что подсознательно она не хочет покидать пассивную позицию, ведь тогда придется взять ответственность за свою жизнь. Из-за отказа от ответственности Жертвы часто зависимы от алкоголя, наркотиков, нездоровых пищевых пристрастий. Это сигнал для тех, на кого Жертва хочет переложить ответственность за свою жизнь, ведь человек с зависимостью не может полноценно о себе позаботиться.

Преследователь - Вилланель в сериале “Убивая Еву”

Преследователь

Преследователь – тот, кто стремится властвовать, нападает на других и ведет себя открыто агрессивно. Такой человек, зачастую, в детстве испытал на себе физическое или психологическое насилие. В душе он чувствует беспомощность и стыд, и преследует других, чтобы его подавить. Преследователь считает, что другие люди заслуживают боль, которую он причиняет им и не берет на себя ответственность за неё. Так он компенсирует свою никчемность – проецирует её на Жертву.

Преследователь не считает себя Преследователем — он думает, что он Жертва. Часто алгоритм у него такой: «Я пытаюсь помочь, а в ответ на меня нападают! Мое поведение – всего лишь защита!».

Кстати, о Вилланель. Если вы еще не смотрели ни серии погони двух женщин — полицейского и преступницы в сериале «Убивая Еву», то советуем это сделать. Подробнее о сериале мы рассказали здесь.

Мать сыновей в сериале “Триггер” - спаситель

Спаситель

Спаситель – не спасает. Он играет в спасителя, а на деле им руководят скрытые (в лучшем случае — смешанные) мотивы. Такой человек пришел не затем, чтобы помочь, но чтобы уйти от ответственности за свою жизнь через нанесение пользы и причинение добра другому. Часто за делами Спасителя стоит низкая самооценка. Он нередко вступает в созависимые отношения, страдает от своего спасательства и считает целью своей жизни помогать тем, кто в этом не нуждается.

Спасители постоянно чувствуют вину, бичуют себя, обращаются на проблемы других в ущерб себе. Но эти другие, в большинстве случаев, спасать себя не просят. И в итоге все, что делает Спаситель – вторгается в чужое личное пространство без запроса, тратит свои силы на другого до такой степени, что себя сил уже не хватает.

Так бывает, потому что Спаситель постоянно пытается получить одобрение окружающих. То одобрение, которое он недополучил в детстве от родителей.

Как они взаимодействуют

Преследователь не дает покоя жертве, строит ее, заставляет и критикует. Жертва старается (безуспешно), мучается, устает и жалуется. Спаситель утешает, советует, подставляет уши и жилетку для слез. Периодически роли меняются. И пусть названия ролей не вводят вас в заблуждение – каждый участник треугольника – жертва. Три участника – не обязательное условие – их может быть от двух (роли меняются чаще) до бесконечности (когда какая-то роль достается группе людей).

Источник: ADME

Как выйти из треугольника?

Если вы жертва – не жалуйтесь на жизнь, возьмите ответственность за неё в свои руки и перестаньте искать оправдания своим неудачам. Запомните – никто вам ничего не должен, и вы никому ничего не должны.

Если вы преследователь, перестаньте обвинять посторонних в своих проблемах и самоутверждаться за чужой счёт. Примите как данность, что никто не должен соответствовать вашим ожиданиям. Конфликты решайте мирно и без агрессии.

Если вы спаситель – не навязывайте свою помощь, в идеале – вообще не предлагайте её без запроса. Не ждите благодарности или похвалы, если помогаете – делайте это ради помощи, а не ради награды. Поймите, что вы не знаете, как сделать лучше другому человеку.

как выйти — Женский журнал «ЗОЛОТОЙ»

«Вход бесплатный, выход платный» – это про схему Жертва, Преследователь, Спасатель. Рассказываем, как не попасть в эту ловушку.

«Я хочу быть счастливой, что мне принимать? – Принимайте решения, ежедневно». Рассказываем о популярной схеме отношений, в которую люди заходят, когда не хотят нести ответственность за свою жизнь. 


Что такое «треугольник Карпмана»?

Три социальные и поведенческие роли, которые сменяют друг друга, описал еще в 1968 году психоаналитик Стивен Карпман. В последнее время его схема, которую также называют «треугольником драмы» или «треугольником судьбы», особенно на слуху – ты наверняка смотрела видео популярных психологов на YouTube или читала посты коучей в Инстаграме.

Какую ошибку ты совершаешь в отношениях с мужчинами? – пройди тест и узнай >>>

Действительно, не разобравшись с этими ролевыми моделями и не научившись анализировать и отлавливать попытки манипуляции, в первую очередь, со своей стороны, невозможно построить действительно счастливые отношения, развиваться, находиться в состоянии ресурса. «Треугольниками» жили наши родители – и, наверняка, именно их проявления Жертвы, Агрессора или Спасателя особенно раздражали или пугали тебя в детстве. Увы, мы подрастаем – и перенимаем эту модель отношений, ввязываемся в те же «игры, в которые играют люди». К счастью, из треугольника есть выход – но обо всем по порядку.

Основные роли и их вторичные выгоды

Итак, в трех вершинах треугольника драмы всегда – Жертва, Преследователь и Спасатель. Модель абсолютно хрестоматийная, знакомая нам из сказок: Спящая Красавица (Жертва) под влиянием Малефисенты-Дракона (Агрессор) колет пальчик и дальше безвольно ждет, пока Принц в сияющих доспехах (Спасатель) не вызволит ее из замка, а заодно и вечного сна. Малефисента ничего не имеет конкретно против принцессы, но она обижена на мир в целом, на родителей Спящей Красавицы и вовсе не считает себя нападающим – в ее глазах она жертва, в ее бедах виноваты все остальные, она только защищается или воздает по заслугам. Принцу выгодно спасать Красавицу – в глазах подданных, да и в своих собственных, он сразу становится героем, плюс принцесса зависит от него. По сравнению с Жертвой и Агрессором он остается «весь в белом», положительным со всех сторон.

«… Жертва на самом деле не так беспомощна, как себя чувствует; Спаситель на самом деле не помогает, а Преследователь на самом деле не имеет обоснованных претензий». Трансакционный аналитик Клод Штайнер

На самом деле, положительных героев в треугольнике Карпмана нет – каждый из них извлекает из своей роли вторичную выгоду. Осознать ее – значит, сделать первый серьезный шаг к выходу.

Читай также: Класс повышенной комфортности – почему нельзя быть удобной >>>

Жертва – не берет ответственность и одобряема в глазах общества. Она может годами, десятилетиями ничего не менять – ей не нужны конкретные шаги к спасению, ей нужен кто-то, кому она может пожаловаться.

Преследователь – самоутверждается и отыгрывает собственные комплексы и страхи за счет контроля над другим, так же не берет ответственность за происходящее и никогда, никогда не бывает виноват. Недаром в теории Карпмана синонимичны названия Агрессор и Преследователь виновных – в его глазах виновата именно жертва, которая его «доводит», «тупит», «не слушается» и заслуживает наказание.

Спасатель – кажется «хорошим парнем/девушкой», принцем или феей-крестной, но на самом деле ему не выгодно, чтобы жертва вышла из треугольника. Пока он спасает ее и вступает в схватку с Преследователем, он подпитывает свое чувство собственной значимости, повышает самооценку и… может не решать собственные проблемы. Да, ответственность – ресурс ограниченный, и если ты берешь на себя решение чужих проблем, значит, по какой-то причине не хочешь/не можешь решать собственные.

В чем ловушка треугольника и почему из него надо выходить

В треугольнике невозможно устоять на одной вершине – если ты заходишь в эту игру, ты начинаешь проявлять себя во всех трех ролях, причем как с разными людьми, так и с одним и тем же. Считается, что треугольник начинается с момента, когда кто-то проявит себя в роли Агрессора, а второй, соответственно, вместо того, чтобы дать отпор, примет на себя роль Жертвы. Но частый вариант – вход в модель со стороны Спасателя.

Читай также: Пара-психология – чего нельзя делать ради мужчины >>>

Разберем на самом безобидном примере: друг или любимый просит тебя помочь ему с презентацией по работе. У тебя другие планы, тебе неудобно или просто не хочется, но ты не говоришь «нет» и не рекомендуешь кого-то, кто может помочь ему за деньги – ты решаешь «сделать доброе дело» и, задвинув собственные дела, становишься Спасателем. Подготовка презентации затягивается, ты уже и рада бы отказаться, но друг давит, ты начинаешь жаловаться маме или общим знакомым – увы, ты уже Жертва обстоятельств. Вы встречаетесь с другом в очередной раз, ты между делом вздыхаешь, что устала, и как бы намеком перечисляешь, что не попала на фитнес, на курсы кройки и шитья и третий вечер подряд не выгуливала свою чихуахуа из «этого ВАШЕГО отчета». Ты не говоришь ему прямо: «Парень, я больше не хочу этим заниматься», – ты пробуждаешь в нем чувство вины, заставляешь чувствовать себя плохим, ты – Агрессор.

Надо ли упоминать, что в конечном итоге в этом треугольнике никто не счастлив – все играют роли, отчасти выбранные, отчасти навязанные поведением других участников, и чем дольше длится эта игра, тем больше она начинает казаться не выбранной моделью поведения, а «судьбой», под него подстраивают целую жизненную философию. «На помощь» приходят регидные фразы про синиц в руках, «все так живут», «не жили хорошо – нечего и начинать» и «лучшее – враг хорошего». Чем дольше ты живешь в треугольнике, тем сложнее увидеть его – и выйти.

Как выйти

Неважно, в какой роли ты обычно заходишь в треугольник, базовые действия одни для всех:

* возьми на себя ответственность за свою жизнь и за выбор, который ты делаешь – ничто в жизни не складывается само собой: все складываем мы сами. Если ситуация тебя не устраивает, выход только один – изменить ее

* помни: нет нерешимых ситуаций, есть решения, которые не хочется принимать

* не решай за других людей, что они должны делать и чувствовать. Другой человек, даже если это твой ребенок – не твоя собственность

* не помогай, когда не просят. Если просят, четко отслеживай – от тебя хотят действий или просто свободных ушей и жилетки

Смотри также: 5 признаков мужчины, с которым не стоит заводить отношения >>>

* спрашивай себя «зачем мне это надо?» или «зачем я это себе создаю?» – и отвечай самой себе максимально честно. Цель – не оправдаться в собственных глазах, а нащупать ту вторичную выгоду и затем дать ее себе не через манипуляции, а напрямую

* в любой непонятной ситуации и если не получается воплотить вышеперечисленные пункты – обращайся к психологу. Увидеть и проанализировать свое поведение со стороны способен далеко не каждый.

Читай также: Твоя территория – что такое личные границы и как их отстоять >>>

Но есть и хорошие новости: выйдя из треугольника, Жертва становится Героем, который в состоянии сам решать свои проблемы. Агрессор становится Философом – он наблюдает за людьми, не стараясь их поменять, и обретает гармонию с собой. А Спасатель становится Мотиватором – он «заряжает» Героя на победы, но не делает ничего за него, вместо этого занимаясь своей жизнью.

Дарья Крутских

Треугольник Карпмана: как вырваться из сценария Жертвы, Спасателя и Тирана

Если вы угодили в «драматический треугольник», то вынуждены играть четко прописанные роли Жертвы, Спасателя и Тирана. Пока вы игнорируете реальность и строите нездоровые отношения с людьми и самим собой, Автором своей жизни вам точно не стать… О том, как вырваться из «треугольника судьбы», порталу interfax.by рассказал психолог Максим Бодиков.   

– Что такое «треугольник Карпмана»?

– «Треугольник Карпмана» – это одна из моделей, которая описывает нездоровый тип взаимоотношений в трансактном анализе. В данном направлении психологии и психотерапии взаимоотношения между людьми и отношения человека с самим собой рассматриваются с позиции ролей, которые выполняет один человек по отношению к другому. Родоначальник трансактного анализа – психолог и психиатр Эрик Берн, автор знаменитых книг «Игры, в которые играют люди» и «Люди, которые играют в игры».

Последователь Берна Стивен Карпман разработал модель, в которой нездоровые взаимоотношения между людьми рассматриваются в триаде Жертва, Тиран и Спасатель. В подобных ролях находятся те, кто живет в созависимых отношениях – годами и даже десятилетиями. Психологически благополучные люди в «треугольник Карпмана» не попадают.

– Как понять, находишься ли ты в «треугольнике Карпмана»?

– Если вы регулярно попадаете в систему взаимоотношений, в которой вам приходится выполнять роли Жертвы, Тирана или Спасателя, и чувствуете себя некомфортно из-за возникающих ссор, упреков и обид, то, скорее всего, вы в «треугольнике Карпмана».

– Легко ли вырваться из «треугольника Карпмана»?

– Основная проблема в том, что человек, который занимает в «треугольнике» ту или иную позицию, чаще всего об этом не подозревает. Кроме того, он может поочередно играть несколько ролей. А если человек и осознает, что он Жертва или Спасатель, то уверен, что не в силах повлиять на ситуацию. И ответственность за свое нахождение в «треугольнике» и ситуацию в целом перекладывает на Тирана.

– Как распознать Жертву, Спасателя и Тирана?

– Жертва в отношениях с окружающими занимает подчиненное положение. Она не ощущает своей ответственности за ситуацию и уверена, что не может изменить сложившиеся обстоятельства. Спасатель помогает Жертве под давлением некоторых моральных представлений. Тиран стремится доминировать, требует беспрекословного подчинения, критику и упреки воспринимает в штыки.

Главная характеристика «треугольника» как системы взаимоотношений заключается в том, что все участники триады недовольны существующим положением дел, однако менять ситуацию никто не берется. Именно из-за этого описанная модель взаимоотношений считается нездоровой.

– Приведите, пожалуйста, примеры типичных ситуаций.

– Например, ребенок все время не слушается, чем раздражает отца. (Ребенок – Тиран, отец – Жертва.) Отец ругает и наказывает ребенка. (Отец – Тиран, ребенок – Жертва.) Ребенок плачет, обижается и ищет защиту у матери. Мать заступается за ребенка. (Мать – Спасатель.)

Второй пример. Мать говорит дочери: «У тебя плохой муж», дочь соглашается. (Мать – Тиран, дочь – Жертва.) Дочь начинает упрекать своего мужа. (Дочь – Тиран, муж – Жертва.) Муж устраивает скандал. (Муж – Тиран, дочь – Жертва.) Дочь идет за утешением к матери. (Дочь – Жертва, мать – Спасатель.)

– Вы сказали, что люди могут годами находиться в «треугольнике Карпмана». Почему эти модели взаимоотношений так живучи?

– Главная причина в том, что участники «треугольника», испытывая очевидный дискомфорт, в то же время получают определенные выгоды. В каждом конкретном случае вторичные выгоды и их степень могут серьезно отличаться, но в общих чертах выглядят следующим образом. Жертва рада возможности не брать на себя ответственность за конкретную ситуацию и сбрасывает вину на другого человека. От Спасателя она получает поддержку и сочувствие.

Спасатель, в свою очередь, помогая Жертве, чувствует свою нужность, важность, необходимость для других людей. Чаще всего роль Спасателя привлекает тех, кому иным способом сложно почувствовать свою значимость. Более того, часто Спасатели сами провоцируют ситуации, в которых им приходится помогать Жертве.

Тиран получает скрытые выгоды в виде авторитета, отстаивания своей позиции, роли героя, который сражается за «правое дело».

– Как действовать человеку, который осознал, что он участник «треугольника», и вознамерился выйти из него?

– Наибольшая проблема заключается в том, что «прозревший» человек пытается убедить других участников «треугольника» в том, что их позиция неэффективна, и настаивает на том, что ее можно и нужно изменить. Тем самым «прозревший» занимает позицию Тирана – и не может выйти из «треугольника».

Важно понимать, что любой из элементов системы эту систему поддерживает своим поведением. Соответственно, существует несколько вариантов того, как преодолеть систему.

Можно перестать реализовывать тот сценарий, который навязывает вам «треугольник». Если вы Жертва, перестаньте искать защиты и помощи у окружающих – пытайтесь самостоятельно решать свои проблемы. Если вы Тиран, перестаньте доказывать правильность своей точки зрения окружающим и оставьте их на время в покое – пусть они сами убедятся в вашей правоте. Если вы Спасатель, попробуйте несколько раз не оказывать помощь Жертве – просто предположите, что она в силах справиться со своими затруднениями сама.

Результатом может быть один из следующих вариантов:

  • вся система перестроится под действием того, что изменился один элемент, то есть вы;
  • вас исключат из системы (перестанут навешивать на вас ярлык Жертвы, Тирана или Спасателя, поскольку вы не выполняете эту роль) и найдут на эту позицию другого «актера».

Для того чтобы перестать быть Жертвой, Спасателем или Тираном, часто достаточно осознать, что вы находитесь в «треугольнике Карпмана», и идентифицировать свою роль. Если же самостоятельно покинуть «треугольник» у вас не получается, обратитесь к психологу – он поможет разобраться во внутренних причинах создавшейся ситуации и найти выход.

Беседовала Ирина Барейко 

Три лица жертвы — Треугольник Карпмана

Знаете ли вы это или нет, но большинство из нас ведут себя, как жертвы. Каждый раз, когда мы отказываемся принимать на себя ответственность, мы бессознательно выбираем роль жертвы. Это неизбежно рождает в нас чувство гнева, страха, вины или неполноценности, мы чувствуем, что нас предали, или что нами воспользовались.

В психологии жертвы могут быть выделены три позиции, впервые изображенные в виде рисунка психиатром и мэтром транзактного анализа Стивеном Карпманом. Он назвал этот рисунок драматическим треугольником. Когда, лет тридцать назад, я открыла для себя эту схему, она стала одним из наиболее важных инструментов в моей личной и профессиональной жизни. Чем больше я учу, как применять в отношениях треугольник Карпмана, тем глубже моя признательность за этот простой и точный инструмент для понимания структуры отношений.

Я верю, что каждое дисфункциональное взаимодействие с собой или другим, происходит из роли жертвы в треугольнике. Но пока мы не осознаем эту динамику, мы не можем трансформировать ее.

В драматическом треугольнике Карпмана три роли: Преследователь, Спаситель и Жертва. Карпман описал их как три аспекта или три лица жертвы. Неважно, какую роль мы играем в треугольнике в данный момент, в конце концов мы всегда превращаемся в жертву. Если мы в треугольнике, мы живем как жертвы.

У каждого человека есть основная или наиболее знакомая для него роль в треугольнике. Это то место, в котором мы обычно входим в треугольник, «подсаживаемся» на него. Мы перенимаем эту роль в нашей родительской семье. Хотя мы начинаем с какой-то одной роли, но попав в драматический треугольник, мы всегда проходим через все три роли, иногда в считанные минуты или даже секунды, много раз каждый день.

Спасители видят себя в качестве “помощников” и “воспитателей”. Им нужно кого-то спасать для того, чтобы чувствовать себя важными и нужными. Им трудно быть жертвой, так как они привыкли быть теми, у кого есть ответ на любой вопрос.

Преследователи часто считают себя жертвами ситуации. Они отказываются признавать, что их тактика — обвинение. Когда им на это указывают, они утверждают, что нападение является оправданным и необходимым для самозащиты. Роли Спасителя и Преследователя — две противоположные роли Жертвы. Но независимо от того, где мы начинает действовать в треугольнике, мы обязательно попадаем в роль Жертвы. Это неизбежно.

Преследователь и Спаситель считают, что они лучше, сильнее, умнее, чем жертва. Жертва всегда чувствует себя униженной и рано или поздно начинает мстить, превращаясь в Преследователя. Преследователь или Спаситель в этот момент перемещается в жертву.

Пример: отец приходит с работы домой, и обнаруживает, что мама и сын ссорятся. “Убери свою комнату, а не то… ”, — угрожает мама. Отец тут же приходит на помощь. Он может сказать : “Дай ребенку отдохнуть. Он был в школе весь день”.

После этого может быть несколько вариантов. Мама может почувствовать себя Жертвой, затем станет Преследователем и обратит свой гнев на папу. Так отец перемещается из Спасителя в Жертву. Они могут проделать несколько быстрых путешествий вокруг треугольника с сыном на обочине.

Или сын может почувствовать, что отец набрасывается на маму, и начнет спасать мать: “Не твое дело, папа. Я не нуждаюсь в твоей защите.” Вариации бесконечны, но это всегда перемещение по вершинам треугольника Карпмана. Для многих семей это единственный известный им способ взаимодействия.

Роль, через которую мы чаще всего входим в треугольник, становится значительной частью нашей идентичности. Каждая роль — это свой особый способ смотреть и реагировать на мир.

Мать Салли была наркоманкой. Даже в самых ранних своих воспоминаниях Салли несла ответственность за мать. Вместо того, чтобы самой получать помощь от родителей, она стала маленьким родителем своей матери, которая играла роль беспомощного ребенка. С детства Салли усвоила роль Спасителя, которая стала ее главным способом иметь дело с другими людьми.

У Спасителя есть бессознательное убеждение, что его потребности не важны, что его всего ценят за то, что он может сделать для других. И эта идея требует того, чтобы в ее жизни всегда был кто-то, кого она сможет спасать.

Салли никогда не признается в том, что она жертва, потому что в ее представлении она единственная, у кого есть ответы на все вопросы. Тем не менее, она периодически становится мучеником, громко жалуясь: «После всего, что я для тебя сделала… вот она, твоя благодарность!”

Преследователи не считают себя жертвами, нуждающимися в защите. Свое мстительное поведение они легко оправдывают тем, что обидчики получили то, что заслужили, вот как они это видят. Их основное убеждение — «мир опасен, людям нельзя доверять, поэтому мне нужно нанести удар прежде, чем они сделают мне больно”.

Боб — врач, который часто обижает других. Нападение является его основным способом борьбы с неудобствами, разочарованием или болью. Однажды, например, он упомянул, что работал с пациентом на поле для гольфа. Он сказал: «Линн, вы можете поверить, что пациент имел наглость спросить меня вылечить его коленную чашечку прямо там, в мой единственный выходной день?»

«Да», -ответила я, — некоторые люди просто не уважают чужие границы. Как вы на это отреагировали?”

“О-о, я привел его к себе в кабинет для лечения, все в порядке, — усмехнулся он, — и я так больно сделал ему укол, что он никогда этого не забудет.»

Иными словами Боб спас бесцеремонного пациента, но таким образом, чтобы “наказать” его за наглость. Бобу его действия казались рациональными, даже оправданными. Его пациент посягнул на его свободное время, тем самым заслужил грубое обращение, и он его получил. Это — яркий пример мышления Преследователя. Боб не знал, что он мог бы просто сказали «нет» на просьбу пациента лечить его в выходной день. Он не должен чувствовать себя жертвой, и он не должен спасать пациента. Бобу не пришло в голову установить границы, в качестве варианта выхода из ситуации. В душе он считал, что с ним обращаются несправедливо, и поэтому он имел право получить сатисфакцию.

Те, кто начинает путешествие по треугольнику из роли Жертвы, считают, что они не могут заботиться о себе. Они смотрят на Спасителя снизу вверх и говорят: «Ты единственный, кто может мне помочь.» Эти то, что жаждет услышать любой Спаситель.

На формирование устойчивой роли жертвы, как правило, влияют установки в детстве. Например, если один из родителей не побуждал своих детей к тому, чтобы они приняли на себя соответствующую их возрасту ответственность, поэтому, став взрослыми, они могут чувствовать свою неадекватность в уходе за собой или чувствовать обиду на взрослых, когда не получают помощи.

Есть много вариантов, и каждый случай следует рассматривать индивидуально. Мы движемся по треугольнику не только в отношениях с другими, мы проигрываем эти роли и в наших собственных умах. Например, мы можем обрушиться на себя из-за незавершенного проекта. Мы ругаем себя за лень, недостатки, чувствую нарастание гнева и ощущения собственной никчемности. Наконец, когда мы больше не можем этого выносить, мы снимаем себя с крючка ожиданий, и устраиваем побег в форме вечеринки или чего-то в этом роде. Это похоже на спасение себя. Это может длится несколько минут, часов или дней.

Делая это, мы испытываем стыд, вот почему я называют треугольник Карпмана генератором стыда. С помощью этого треугольника мы можем снова и снова генерировать стыд по поводу старых ран или проблем.

Мы не можем выйти из треугольника, пока мы не признаем, что мы в нем находимся. Как только мы это сделаем сознательно, мы начинаем наблюдать за нашими взаимодействиями с другими, чтобы определить способ, которым мы начинаем действовать в треугольнике. Что служит для нас крючком, начальным стимулом?

Каждая роль имеет свой собственный язык, убеждения и поведение — полезно знать их. Это поможет нам определить, когда мы подсаживаемся на треугольник. Изучение роли также способствует более быстрому пониманию, когда мы увлекаемся приманкой, брошенной нам, что мы начали играть. Поэтому давайте рассмотрим каждую роль более тщательно.


Спаситель

Спаситель может быть описан как аспект роли матери. Вместо адекватного выражения поддержки и воспитания, Спаситель, как правило, пытается «задушить» в другом инициативу, чтобы управлять и манипулировать им — «для его же собственного блага», конечно. Их проблема в ошибочном понимании того, что именно нужно для поощрения, поддержки и защиты.

Спаситель, как правило, ищет зависимых людей, проявляет себя с ними, как благожелательный, заботливый человек, — тот, кто может «исправить» зависимого. Спасение — это та же зависимость, потому что Спасителям необходимо чувствовать, что их ценят. Нет лучшего способа почувствовать себя важным, чем роль Спасителя.

Спасители, как правило, вырастают в семьях, где их потребности не признаются. Это психологический факт, что мы относимся к самим себе так, как к нам относились в детстве. Начинающий Спаситель растет в среде, где его потребности сведены на нет, и поэтому, как правило, относится к себе с той же степенью небрежности, что он испытал, когда когда был ребенком. Ему не разрешено заботиться о себе и своих потребностях, поэтому они заботятся о других.

Спасители испытывают большое удовлетворение, они, как правило, гордился собой и получают социальное признание, даже вознаграждение, поскольку их поступки можно рассматривать, как бескорыстные. Они верят в свою доброту и видят себя в качестве героев.

За всем этим стоит убеждение: “Если я позабочусь о них достаточно долго, то, рано или поздно, они будут заботиться обо мне тоже.” Но, такое редко случается. Когда мы спасаем нуждающихся, мы не можем ожидать ничего обратно. Они даже не могут заботиться о себе — еще меньше они могут позаботиться о нас. И тогда Спаситель превращается в жертву, точнее, в мученика, так как ему очень сложно признать себя жертвой.

Чувства предательства, использованности и отчаяния являются торговой маркой позиции Жертвы Спасителя. Обычные фразы для замученного Спасителя: “После всего, что я для тебя сделал, вот твоя благодарность?” или “Не важно, как много я делаю, этого никогда не бывает достаточно”, или: “Если бы ты меня любила, ты бы не относилась ко мне так!”

Самый большой страх Спасителя — что они в конечном итоге останутся в одиночестве. Они считают, что их ценность возрастает от того, как много они делают для других. Спасители бессознательно поощряют зависимость, потому что они верят: «Если я вам нужен, вы не оставите меня». Они пытаются стать незаменимыми для того, чтобы избежать одиночества.

Чем больше они спасают, тем меньше ответственности берет на себя тот, о ком они заботятся. Чем меньше ответственности берут на себя их подопечные, тем больше они их спасают, и это нисходящая спираль, которая часто заканчивается катастрофой.

Мать двоих сыновей подростков хорошо описала это. Она сказала: «Я думала, что моя роль, как хорошей матери, состоит в том, чтобы убедиться, что мои сыновья поступили правильно. Поэтому я считала, что я была ответственна за выбор, который они делали, я говорила им, что делать, и постоянно пыталась контролировать их поведение.»

Чему же удивляться тогда, что ее сыновья винят всех вокруг них за болезненные последствия их собственных неправильных решений? Они научились думать, что их поведение — это ее ответственность, а не их собственная. Ее бесконечные и бесплодные попытки контролировать их — причина постоянной борьбы между ними. Созависимая мать невольно учит своих сыновей видеть себя жертвами, в чьих несчастьях всегда виноват кто-то другой. Есть вероятность, что один из этих мальчиков станет Гонителем.

Такая мать бывает убеждена, что ее сыновья не в состоянии сделать правильный выбор. У нее есть перечень доказательств, подкрепляющих ее позицию. Это накопленные данные оправдывают ее “обязанность” контролировать выбор ее сыновей. Но когда они стали подростками, она уже не смогла заставлять их соответствовать своей роли, как она могла это делать, когда они были младше. Она неизбежно будет чувствовать себя беспомощной и неудачницей, то есть жертвой. Она будет либо уступать их требованиям или “гнать” их за неповиновение. Так или иначе, она (и они) будут чувствовать себя плохо. Их чувство вины и раскаяния может снова мотивировать ее на исходную роль Спасатель, чтобы начать все заново.

Я уже писала о Салли, которая выросла, видя мать беспомощной и беззащитной. С раннего возраста она чувствовала огромную ответственность. Ее собственное благополучие зависело от этого! С течение лет она едва могла сдерживать свою ярость по отношению к матери за то, что она была такой слабой. В качестве Спасителя она будет делать все, что может, чтобы поддержать мать, снова и снова чувствуя поражение, потому что мать ничего не пыталась изменить. Неизбежно обида возьмет свое, и Салли будет с презрением относиться к матери, перемещаясь в роль преследователя. Это стало ее главным паттерном в общении, не только с матерью, но в других отношения. К тому времени, когда мы встретились, она была эмоционально, физически и духовно вымотана, проведя жизнь в заботе об одном больном и зависимом человеке за другим.

Иметь рядом Жертву необходимо для того, чтобы Спаситель мог поддерживать свою иллюзию о том, что он нужен. Это означает, что всегда будет существовать по крайней мере один человек в жизни каждого Спасителя, кто будет больным, слабым, глупым и, следовательно, зависимым от них. Если Жертва начнет брать ответственность на себя, Спасителю придется либо найти новую жертву, либо попытаться вернуть прежнюю к привычной роли.

Если вы привыкли играть роль Спасителя, это не означает, что вы не можете быть любящим, великодушным и добрым. Существует четкое различие между тем, чтобы быть по-настоящему полезным, и Спасительством.

Подлинный помощник действует без надежды на взаимность. Он делает, чтобы побудить взять на себя ответственность, а не поощрять иждивенчество. Он считает, что каждый человек имеет право на ошибки и учится через иногда жесткие последствия. Они верят, что у другого есть силы на то, чтобы увидеть себя впоследствии без них, Спасателей.

Спасители не берут на себя ответственность за собственные потребности. Вместо этого, они делают это для других в попытке получить подтверждение или почувствовать себя нужным, или в качестве способа обеспечения зависимости. Поэтому роль Жертвы для них неминуема.


Гонитель (Преследователь)

Роль Гонителя характерна для тех, кто подвергался открытому психическому и/или физическому насилию в детстве. Внутренне они часто кипят от стыда, чувствуют гнев, и эти два чувства управляют их жизнью. Они могут подражать их обидчику в детстве, предпочитая быть похожими на тех, у кого сила и власть. Гонитель как будто говорит: «Мир жесток, и только бессердечные могут выжить. И я буду одним из них». Таким образом, что Спасатель это тень матери, то Преследователь — тень отца.

Гонитель преодолевает чувство беспомощности и стыда, нападая на других. Доминирование становится самым частым стилем взаимодействия. Это означает, что он всегда должен быть прав. Его методы — запугивание, проповеди, угрозы, обвинения, чтение лекций, проведение допросов и прямые атаки. Спасителю нужен кто-то, за кого может принять решение, Гонителю нужен кто-то, кто был бы виноват. Гонители отрицают свою уязвимость, в то же время как Спасители отрицают свои потребности. Больше всего они боятся беспомощности. Им нужна жертва, чтобы спроецировать на нее свою беспомощность.

Преследователи, как правило, пытаются компенсировать внутреннее чувство никчемности грандиозными замашками. Грандиозность неизбежно приходит от стыда. Это — компенсация и прикрытие для глубокой неполноценности.

Самое трудное для Гонителя — взять на себя ответственность за то, что они делают больно другим. По их мнению, другие заслуживают то, что получают.

Иосиф был из известной, состоятельной семьи. Его родители развелись, и отец его был зол, отчужден и использовал свои деньги, чтобы контролировать других. Его мать была алкоголичкой, которая приводила домой мужчин, злоупотребляющих ею и Иосифом на протяжении всего его пред-подросткового и подросткового возраста. Он рано узнал, что его единственный шанс на выживание — сражаться. Он построил свою жизнь так, чтобы там всегда был враг, с которым приходится бороться.

Снаружи Иосиф выглядит так, как будто транслирует «мне наплевать». Но внутри ему горько и неприятно. Иосиф был постоянно вовлечен в судебные процессы и даже в драки. Смысл всех этих происшествий был в том, что всегда кто-то другой виноват. Он не мог противиться тому, что, как он чувствовал, было оправданным возмездием.

Иосиф является примером классического Преследователя. Преследователь — не плохой человек, он просто раненный, который видит мир опасным местом. Это требует постоянной готовности нанести ответный удар.

Преследователи не осознают себя таковыми. Они воспринимают себя в качестве жертв. У преследователя цикл выглядит примерно так: «Я просто пытался помочь (Спаситель), а они на меня напали (Жертва), так что мне пришлось защищаться (Преследователь).»

Если Гонитель будет честен с самим собой, он поймет, что опасен для других, и почувствует вину. Чтобы не допустить этого, Гонителю всегда нужен кто-то, чтобы винить его во всем. Гнев придает им энергию, чтобы жить, как другим — кофе по утрам.

Как и для других ролей, чтобы выйти из роли Гонителя нужно принять на себя ответственность за свои действия. Как ни странно, но из роли Гонителя проще всего выйти из треугольника.


Жертва

Роль Жертвы — это раненный аспект нашего внутреннего ребенка; та часть нас, которая невинна, уязвима и нуждается. Но мы превращаемся в Жертву только тогда, когда полагаем, что не можем позаботиться о себе. Их самый большой страх, что у них ничего не получится. Это беспокойство заставляет их быть всегда в поиске кого-то более сильного и более способного позаботиться о них.

Жертвы отрицают, что у них есть возможности решения проблем и потенциал для самостоятельной выработки энергии. Вместо этого они, как правило, считают себя неумелыми в обращении с жизнью. Это не мешает им чувствовать обиду по отношению к тем, от кого они зависят. Они настаивают, что о них нужно заботиться, но не любят, когда им указывают на их неадекватность.

Жертвам в конце концов надоедает быть ниже Спасителя, и они начинают искать способы чувствовать себя равными. Однако чаще всего это выглядит, как превращение в Гонителя для Спасителя, путем саботажа усилий по их спасению, чаще всего через пассивно-агрессивное поведение. Например, они играют в игру «да, но … «

Вот как это работает…

Спаситель предлагает полезный совет в ответ на жалобы или проблемы, озвученные Жертвой. Жертва сразу дает ответ типа: «да, но это не будет работать, потому что…» Жертва пытается доказать, что их проблемы неразрешимы, таким образом Спаситель оставляет усилия, чувствуя себя полным импотентом.

Убежденная в своей внутренней неполноценности, Жертва часто злоупотребляет наркотиками, алкоголем и едой, азартными играми, и это только часть саморазрушительного поведения, практикуемого Жертвой.

Линда была вторым ребенком в семье. Она вечно попадала в неприятности, с самого детства. Она пропускала школу и часто болела. В подростковом возрасте она начала принимать наркотики. Ее мать Стелла была Спасителем. Она была уверена в бездарности Линды и постоянно выручала ее из неприятностей. Смягчая последствия выборов Линды, Стелла лишила Линду возможности учиться на своих ошибках. В результате, Линда становилась все более некомпетентной и зависимой от других. Ее мать, руководимая благими намерениями, способствовала тому, чтобы Линда заняла в жизни позицию Жертвы.

Поскольку Жертвы часто являются идентифицированными пациентами в семье, они обращаются за профессиональной помощью чаще всего. Среди профессиональных психологов изобилуют Спасители. В этом случае специалист может сам войти в треугольник. Это означает, что реальная проблема не будет решаться.

Жертвы должны научиться нести ответственность за себя и заботиться о себе, а не искать для себя Спасителя. Они должны бросить вызов укоренившимся убеждениям, что они не могут позаботиться о себе, если они хотят избежать треугольника. Вместо того, чтобы чувствовать себя бессильными, они должны признать свою способность решать проблемы, а также свои лидерские качества.

Быть жертвой — это бесконечный цикл чувства поражения и бесполезности. Нет никакого спасения, кроме того, чтобы взять на себя полную ответственность за собственные чувства, мысли и реакции.

Вход в треугольник

Каждый начинает свой круг по треугольнику по-своему. Эти сценарии состоят из определенного набора убеждений, через которые мы и видим мир.

История Спасителя

Спасители считают, что их потребности не имеют значения. Это означает, что только так они считают себя вправе сближаться с другими, и их потребности удовлетворяются через заднюю дверь. Их стартовые ворота: “Если я забочусь о других, достаточно хорошо и достаточно долго, то и мои потребности будут удовлетворены другими. Это единственный способ быть любимым”. К сожалению, Жертвы, о которых заботятся Спасители, не имеют понятия о том, как позаботиться о Спасителях.


История Жертвы

Вина и стыд являются движущей силой для сохранения Треугольника. Чувство вины часто используется Жертвой в попытке манипулировать своим Спасителем: “Если вы не сделаете этого, то кто же?” Жертвы полагают, что беспомощны от рождения, поэтому они проводят жизнь, ища для себя Спасателя. Однако при этом они злы на своих спасителей, потому что им приходится смотреть на них снизу вверх.


История Преследователя

Преследователи считают, что мир опасен, и используют страх и запугивание как инструменты для возвращения других на их место. Они не видят, что их методы для обеспечения “безопасности” в итоге доказывают им, что жизнь действительно так опасна, как они верят. Их история говорит, что они — ни в чем не повинные жертвы в опасном мире, где другие будут всегда делать им больно. Выживают наиболее приспособленные, и их единственный шанс — ударить первым. Эта история держит их в состоянии постоянной обороны.

Источник:
PSYCLUBER
 

Треугольник Карпмана «Жертва — Преследователь

•ш u

Н.В.Легошина

ТРЕУГОЛЬНИК КАРПМАНА «ЖЕРТВА — ПРЕСЛЕДОВАТЕЛЬ -СПАСАТЕЛЬ» В ОСВЕЩЕНИИ УКРАИНСКОГО КРИЗИСА ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИМИ СМИ

Ключевые слова: коммуникационные системы, общественное сознание, общественно-политические СМИ, украинский кризис, политическая психология, треугольник Карпмана

Коммуникационные системы можно классифицировать по степени сложности их составляющих. Межличностная коммуникация фокусирует внимание на частных отношениях между людьми и внутри малых групп, в то время как для массовой коммуникации объектом изучения являются большие группы, общности и социумы. Тем не менее, на наш взгляд, модели общения нередко следуют одним и тем же законам и проходят схожие этапы развития. В любых коммуникационных системах бывают этапы подъема и роста, которые сменяются застоем, кризисами, а иногда и полным распадом системы. Коммуникация может считаться продуктивной, когда она помогает углубить взаимодействие между сторонами и приносит им удовлетворение. Деструктивная коммуникация способствует формированию зависимых или (чаще всего) созависимых отношений, которые, требуя все больших сил на свое поддержание, обычно оказываются обречены на распад.

Проблематикой созависимых межличностных отношений занимаются различные направления психологии. В частности, сторонники транзакторного подхода широко используют психологическую модель, предложенную еще в 1968 г. американским психологом Стефаном 1 Karpman 1968: Карпманом1 и известную как «треугольник Карпмана», или «треугольник судьбы».

По мысли Карпмана, все взаимодействия между людьми, по сути, можно передать через роли, которые берут на себя участники интеракций. Таких ролей три: Жертва (Victim), Преследователь (Persecutor) и Спасатель (Rescuer). Само по себе пребывание в одной из этих ролей и их чередование в той или иной мере естественно, но Карпман описывает патологическую модель подобных отношений, в рамках которой невозможно продуктивное развитие.

Треугольник Карпмана не случайно опущен острием вниз (см. рис. 1). Это символизирует деструктивность и обреченность соответст-

Рисунок 1 Треугольник Карпмана

Спасатель Преследователь

вующей коммуникации. «Неважно, какую роль в треугольнике мы играем в данный момент, в конце концов мы всегда превращаемся в жерт-

2 Forrest 2008. ву. Если мы в треугольнике, мы живем как жертвы»2. Обмениваясь ролями, участники взаимодействия часто ходят по замкнутому кругу. Все три роли зависят друг от друга, требуют все больше усилий и никогда не приводят ни одну из сторон к желаемому результату.

Рассмотрим участников данной ролевой модели созависимых отношений.

Главным персонажем является Жертва. Она беспомощна, слаба и неизбывно несчастна. Она взывает о помощи и утверждает, что одна не справится. «Я без тебя не могу, не существую, умру и т.д.», — классические ее реплики. Она неспособна позаботиться о себе, не в состоянии принимать решения и брать ответственность за свою жизнь. В ее бесконечных невзгодах виноваты какие-то внешние силы, как правило несправедливо ее ущемляющие. А центр ее надежд смещен на какое-то внешнее и чаще всего недостижимое явление или человека.

Жертва всегда вызывает сильные эмоции: ее стенания порождают либо сочувствие, либо глубокое раздражение. Поэтому рядом с Жертвой неизменно представлены два ее спутника — Спасатель и Преследователь. Спасатель, на первый взгляд, очень благородная роль. Он абсолютно искренне убежден, что без него Жертва не справится. Ее мольбы о помощи пробуждают в нем непреодолимое желание сделать ее счастливой. Он будет прилагать все усилия, чтобы Жертва убедилась: на свете есть тот, кто ее любит, понимает, лечит, дает в долг и ничего не просит взамен, только бы ей было хорошо. Но за кажущимся бескорыстием скрывается явная эмоциональная выгода — ощущение нужности и собственного благородства придает Спасателю дополнительные силы. «Догнать и причинить добро», даже если тебя об этом никто не просит, — вот истинный девиз Спасателя, пусть зачастую сам он этого не осознает. «Спасатели видят себя в качестве „помощников» и „воспитателей». Им нужно кого-то спасать для того, чтобы чувствовать себя

3 Ibidem.

4 Ibidem.

5 Stewart, Joines 1987.

_ЮСКСЖТСЮ ПРОСТРЖЮ_

важными и нужными. Им трудно быть жертвой, так как они привыкли быть теми, у кого есть ответ на любой вопрос»3.

Сама же Жертва тяготеет скорее к Преследователю. Критикующий, не доверяющий, вечно недовольный Преследователь будет донимать Жертву своими нападками, обычно несправедливыми и жестокими. Он также может оставаться невыносимо холодным и неприступным, что будет доставлять ей еще большую боль, усиливая в ней чувство отверженности. При всем том Преследователь «часто считает себя жертвой ситуации. Он отказывается признавать, что его тактика — обвинение… Преследователи считают, что мир опасен, и используют страх и запугивание как средство вернуть других на их место»4.

Степень преследования, жертвенности и спасательства определяются глубиной психологических травм участников ролевого треугольника. «Хотя мы постоянно перемещаемся по квадратам Площадки, у каждого из нас есть „любимый» квадрат, в котором мы, действуя по сценарию, проводим большую часть времени»5. Важно отметить, что данные роли могут проигрываться одновременно с разными людьми. Кроме того, как уже упоминалось, в рамках одних и тех же отношений стороны нередко меняются ролями. Несмотря на то что у каждого участника обычно имеется ведущая роль, в которой он чувствует себя наиболее уверенно, остальные роли он периодически тоже исполняет. Жертва обязательно обернется Преследователем и будет мстить, а Спасатель рискует оказаться на ее месте. Существенно также, что ни один из них не достигнет объявленного желаемым результата, поскольку на самом деле последний таковым не является. Жертва никогда не обретет счастья, сколько бы Спасатель ее ни «спасал». Им обоим это просто невыгодно, иначе их роли потеряют всякий смысл. По той же причине Преследователь не переделает Жертву таким образом, чтобы уничтожить в ней все раздражающие его качества, и не станет теплее и терпимее. Подобные созависимые отношения требуют все больше усилий, сжигают участников изнутри и чаще всего приводят к тяжелому разрыву.

Будучи знакомы любому из нас, эти роли, как правило, редко осознаются. И пока пребывание в данном треугольнике остается неосознанным, эмоциональная вовлеченность в игру всех ее участников достигает максимальных значений. А значит, треугольник диктует им свои правила, не позволяя вырваться из замкнутого круга.

Именно благодаря тому, что описанная ролевая модель находит сильный эмоциональный отклик практически у каждого, «треугольник Карпмана» становится мощной технологией воздействия на массовое сознание, в том числе через формирование общественного мнения посредством СМИ, играющих в настоящее время первостепенную роль в любых политических и военных конфликтах.

Для массового сознания характерны две особенности — тенденция к упрощению и тенденция к конкретизации. «Упрощение — это выделение нескольких или единственного несложного признака для обозначения сложных явлений реальности. Конкретизация — сочета-

6 Егорова-Гантман, Плешаков 2002: 186.

7 Почепцов 2001: 45.

‘ Там же.

9 Шестопал 2002: 45.

10 Более миллиона 2015.

11 Аваков 2015.

ние более или менее абстрактных понятий с какими-либо конкретными привычными образами»6. Соединение этих двух тенденций приводит к созданию стереотипов, обращение к которым с привлечением глубинных представлений о Жертве, Преследователе и Спасателе лежит в основе мифологизации образов контрагентов.

«Сегодня в развитых государствах любое действие невозможно без соответствующей информационной подготовки. Войны должны выглядеть справедливыми, враг — жесточайшим, собственные воины — настоящими героями»7. Чтобы этого добиться, СМИ апеллируют к внутренним ролям обычных обывателей, тем более что под каждую из них можно подогнать любого из участников конфликта. «А сломать сформировавшийся стереотип практически невозможно»8.

Рассмотрим данную технологию на примере мифологизации образов России, Украины и США при освещении украинских событий 2014—2015 гг.

Как отмечает Елена Шестопал, «в последнее десятилетие на территории бывшего СССР происходит не просто политическая трансформация — одновременно имеют место несколько весьма сложных процессов: изменяются социальная и экономическая системы, формируется новая политическая система, меняются режимы и ведется поиск новой этнополитической и геополитической реальности»9. Кризис в российско-украинских отношениях, который мы наблюдаем сегодня, не в последнюю очередь стал следствием освещения в СМИ этнополи-тической и геополитической реальности с целью воздействия на общественное мнение через обращение к эмоциям и глубинным архетипам публики (что и является основой модели Карпмана).

В различных украинских и российских СМИ Россия, Украина и США освещаются совершенно по-разному, что само по себе указывает на мифологичность их образов. Эти образы базируются на внутренних стереотипах всех трех наций и находят отклик именно на иррациональном уровне восприятия.

Роль Жертвы, безусловно, ведущая для Украины. Как центральная, так и восточная ее части следуют ей максимально: они во всеуслышание заявляют о своей беспомощности и несостоятельности, во всех их бедах виноваты внешние силы, и они не в состоянии принять ответственность за собственные решения.

Официальная Украина с успехом реализует роль Жертвы, взывая о помощи к мировому сообществу. «Сегодня Украина нуждается в поддержке мирового сообщества, без этого страна не справится с агрессией соседнего государства», — пишет информационное агентство УНИАН10.

Преследователем в данном случае выступает Россия. «Россия — это бешеная собака на пороге Европы», — приводит слова министра внутренних дел Украины Арсена Авакова интернет-портал BigMir.net11. «Россия становится все более непредсказуемой и ведет „гибридную» войну против Европы, пытаясь дестабилизировать страны на континенте

12 Россия 2015.

13 Аппетиты агрессора 2015.

4 В Крым 2015.

15 Наращивание 2015.

6Путин продолжает 2015.

изнутри. Поэтому сегодняшний Кремль значительно опасней, чем во времена СССР», — цитирует бывшего генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена информационное агентство УНИАН12. «Мир должен единым фронтом восстать против нового имперского безумия и претензий на господство в Европе», — вторит им устами Петра Поро-шенко РИА Новости Украина13.

Образ России-Преследователя дополняется демонизированным образом Советского Союза и, по сути, сливается с ним. Отождествление СССР со сталинизмом только усиливает эффект. В частности, УНИАН публикует высказывание председателя Меджлиса крымскотатарского народа (народа, «который пережил геноцид во времена коммунистических вождей», уточняет агентство) Рефата Чубарова: «Нынешняя Россия очень близка к сталинскому режиму (разновидности коммунистического режима, который мы и осудили). Это все исходит из того, что каждая семья вечером в Крыму ложится спать и не уверена, что ночью или утром к ней не постучат неизвестные и не выведут кого-то из семьи в неизвестном направлении»14.

Важным аргументом любой Жертвы является несправедливость нападок, которым она подвергается, и вина Преследователя в ее злоключениях. На Россию возлагают ответственность за беды Украины как в прошлом, так и в настоящем. Россия, получившая статус «агрессора», представляется как источник вполне реальных угроз. Возможность насильственного захвата Украины и других стран, прежде всего постсоветских, но не только, широко обсуждается в украинских СМИ. «Аннексировав Крым, Россия получила возможность проектировать свою военную силу еще дальше. Это является реальной угрозой для государств региона, включая Турцию и Румынию. ЕС и государства-члены должны детально разработать ответ на этот вызов», — приводит BigMir.net заявление посла Украины в ЕС Константина Елисеева15. Эта тема подпитывает образ внешнего врага и подчеркивает несчастное положение Жертвы.

Особо стоит отметить демонизацию образа Владимира Путина. В западных и украинских СМИ Путин предстает живым воплощением Преследователя, в кулаке у которого зажата вся страна. На сайте канала «1+1», например, сообщается, что заместитель председателя фракции «Народный фронт» Сергей Пашинский в эфире программы «Право на владу» «подчеркнул, что план Путина предусматривал отделение от Украины всей территории от Харькова до Одессы. „Это стопроцентная информация», — добавил он. „Украинский народ, мы с вами, сорвали этот план. Это колоссальная заслуга. Мы эту раковую опухоль капсули-ровали, локализовали, и я убежден, что терапевтическими или хирургическими методами, рано или поздно, вылечим»»16.

В данной тройке роль Спасателя отводится США. Вдохновленные светлыми идеалами демократии США преподносятся как единственная защита и опора Украины против гнета РФ. Так, информируя читателей о том, что сенат США единогласно одобрил законопроект

17 Сенатор Инхоф 2014.

18 Федоров 2013: 51.

19 Сенатор Инхоф 2014.

20 Сорос 2015.

21 Пентагон 2015.

22 Власти Украины 2015.

_ЮСКСЖТСЮ ПРОСТРЖЮ_

о поддержке Украины, разрешающий в том числе вводить новые санкции против России, Сегодня.иа пишет: «Соединенные Штаты постараются сделать все, чтобы поддержать нашу страну», ссылаясь при этом на мнение сенатора от штата Оклахома Джима Инхофа, который на брифинге в украинском кризисном медиа-центре заявил, что «Соединенные Штаты должны считаться лучшим другом Украины»17. Аналогичным образом трактуются США и в западных СМИ — «под пером аналитиков крупнейших европейских и американских газет» они «непременно выглядят „оплотом демократических ценностей», свобод, прав человека и пр… в то время как современная Россия представляется авторитарной страной, попирающей эти самые ценности, свободы и права человека, „полицейским государством»»18.

Цели США-Спасателя благородны и безоговорочно верны. «США сделают все от них зависящее для того, чтобы поддержать формирование новой политической демократической и европейской системы в Украине, что поможет убрать „раковую опухоль коррупции», которая наносит вред экономике», — продолжает (со ссылкой на того же сенатора Инхофа) Сегодня.иа19.

Украина возлагает на Америку все больше надежд, и та, в свою очередь, не жалеет сил в своем «спасательстве». «Я готов (инвестировать в Украину — ред.). Есть конкретные инвестиционные идеи, например, в сельское хозяйство и инфраструктурные проекты. Я бы вложил 1 млрд долл», — цитирует Джорджа Сороса РБК-Украша20. «США по-прежнему должны рассматривать возможность помощи Украине оборонительным оружием, однако самое главное — политическая и экономическая помощь Киеву», — приводит слова главы Пентагона Эштона Картера РИА Новости Украина21.

Рассмотрим другой треугольник, который, по сути, является зеркальным отражением описанного выше. Набор игроков остается прежним, меняются лишь приписываемые им роли. Российские СМИ играют по тем же правилам, что и украинские, но их целевая аудитория — сама Россия и Восточная Украина, на общественное сознание которых и осуществляется воздействие.

Жертва снова Украина, однако на этот раз — ее восточные регионы. Еще до начала вооруженных столкновений они были несправедливо притеснены. Их ущемляли в праве говорить на русском языке и беспощадно эксплуатировали в интересах других частей страны. Военные действия усугубили положение дел. На сегодняшний день «власти Украины фактически отрезали неподконтрольные им территории от снабжения самым необходимым. Речь идет о лекарствах и продовольствии. В условиях дефицита люди живут уже несколько месяцев», — говорится на сайте Первого канала22. «На территории Донецкой и Луганской республик подверглись разрушению или полному уничтожению более 500 жилых домов, объектов коммунального хозяйства и жизнеобеспечения, больниц, детских садов, школ и других образовательных учреждений. Спасаясь от боевых действий, более 300 тысяч человек стали

беженцами и вынуждены были искать убежище на территории Россий-23 СК2015. ской Федерации», — сообщает газета «Аргументы и факты»23.

Роль Преследователя делят между собой Киев и США, причем последним отводится лидирующая роль. Следует отметить, что для создания образа врага, как и в предыдущем случае, активно используются рассказы о стремлении Преследователя захватить территории, принадлежащие Жертве или входящие в сферу ее влияния. В изображении российских СМИ Америка предстает в качестве хитрого и коварного противника России, стремящегося распространить свое влияние на постсоветское пространство. «В Белом доме заинтересованы в затягивании войны на Донбассе, постепенном уничтожении украинской экономики и в итоге — в развале страны. Что, несомненно, на долгие годы станет элементом нестабильности на юго-западных границах России — одного из основных геополитических конкурентов США», — пишет 24 США 2015. «Российская газета»24. «США и Евросоюз открыто поддержали антиконституционный переворот в Киеве и действия пришедших там к власти националистических сил по вооруженному подавлению и социально-экономическому „удушению» юго-востока страны», — читаем мы в том 25 МИД РФ 2014. же издании25.

Претензии Соединенных Штатов квалифицируются как надуманные и безосновательные. «США обвиняют Россию, что она помогает Греции, Венгрии, чтобы расколоть Евросоюз. Можно подумать, американцы помогают другим странам — да той же Украине — из любви к человечеству и чистого альтруизма», — иронизируют «Аргумен-26 Почему 2015. ты и факты»26.

Введенные против России санкции трактуются как вопиющая несправедливость и квинтэссенция преследования, что только усиливает сплоченность треугольника.

России в данной модели отведена роль Спасателя. В качестве неизменного поборника мира и справедливости она является единственным заступником и помощником ЛНР и ДНР и, как и любой Спасатель, прилагает все усилия, чтобы поддержать Жертву, открыто выступая в защиту прав жителей Донбасса, отстаивая их интересы на международных переговорах, принимая беженцев и посылая многочисленную гуманитарную помощь. «Гуманитарная помощь из России для большинства на юго-востоке Украины — единственная возможность выжить. Киев по-прежнему не снимает экономическую блокаду Донбасса, называя это „освободительной операцией»», — утверждается на 27 Через века 2015. сайте Первого канала27. «Деятельность МЧС России позволила предотвратить гуманитарную катастрофу, сохранить сотни жизней стариков, женщин и детей, нуждающихся в поддержке, а также стабилизировать санитарно-эпидемиологическую обстановку», — цитирует главу ведом-28 МЧС РФ 2015. ства Владимира Пучкова «Российская газета»28.

В противовес украинским СМИ, российские медиа освещают президента РФ как сильного и справедливого лидера, стоящего на страже своей страны и ее жителей. И в этом опять же проявляется их ориенти-

29 Шестопал 2002: 115.

‘ Путин 2015.

рованность на отечественную аудиторию, которая хочет видеть власть «твердой, сильной и даже жесткой… дееспособной, небезразличной к своим гражданам, независимой и сплоченной»29.

Следует подчеркнуть, что роль Спасателя крайне энергозатратна, в частности и потому, что ее деструктивность менее очевидна по сравнению с ролями Жертвы и Преследователя. Между тем на самом деле Спасатель только прикрывается благородством помыслов. Его стремление быть нужным и единственным энергетически подпитывает его самого, хотя при этом он, как и его контрагенты по треугольнику, остается неудовлетворенным в своих желаниях.

Как уже отмечалось, выбирая какую-то из ролей в качестве ведущей, участники взаимодействия будут обращаться еще к одной как к сопровождающей, а иногда принимать на себя и третью, наименее для них привычную.

Так, Жертва имеет склонность оборачиваться Преследователем, что отчетливо видно на примере восточных регионов Украины. До начала вооруженного конфликта они взывали о помощи и жаловались на ущемление своих прав. Но стоило им вступить в открытое военное столкновение с Киевом, как второй по значимости для них стала роль Преследователя. Простые «шахтеры и трактористы» Донецкой и Луганской областей превратились в жестких, а к концу зимы 2015 г. и умелых бойцов. Они стали требовать, чтобы с ними считались, и отвечать на агрессию агрессией.

Периодическую смену ролей мы можем наблюдать и у России. Помимо явно лидирующей роли Спасателя, она нередко примеряет на себя роль Жертвы. Именно с таких позиций российские СМИ обвиняют Запад в заговоре против РФ и развале СССР. Под тем же углом зрения освещаются наложенные на нашу страну санкции. «Россия подвергается давлению со стороны других стран из-за своей независимой политики, но санкции Запада не дали ожидаемых результатов, заявил президент России Владимир Путин… Путин отметил, что в ближайшем будущем не стоит рассчитывать на смену настроений в западном сообществе. Президент подчеркнул, что те, кто вводит санкции, сами являются виновниками кризиса на Украине», — сообщают «Аргументы и факты»30. Мы видим здесь классическую аргументацию Жертвы, в том числе ссылки на происки внешнего врага и несправедливость притеснений, а также обиду на сложившуюся ситуацию.

Роль Жертвы непривычна для США, поэтому они дрейфуют между спасательством и преследованием. С одной стороны, они выступают носителями светлых идеалов равенства и демократии, с другой — оказывают жесткое давление на тех, кто не приемлет их картину мира. Санкции и периодически звучащие разговоры о возможности военной помощи Киеву, вне сомнения, являют собой яркий пример последнего. «Командующий корпусом морской пехоты США генерал Джеймс Данфорд считает необходимым поставлять в Украину вооружения для поддержания обороноспособности страны… „С военной точки зрения,

я полагаю, есть смысл, если мы предоставим такую помощь украинцам. Честно говоря, без такой помощи они не смогут защищать себя от российской агрессии»», — цитируют его заявление на слушаниях в сенате 31 Украине 2015. РИА Новости Украина31.

Важно отметить, что в настоящей работе мы не касаемся вопроса о реальном положении дел на Украине, так как поиск ответа на него требует специального анализа с привлечением принципиально иного исследовательского аппарата. В данном случае мы лишь хотим обратить внимание на то, что представление описанных ролей встречает очень сильный эмоциональный отклик у целевой аудитории. Именно поэтому освещение украинского кризиса любыми СМИ следует квалифицировать как массированную мифологизацию на подсознательном уровне.

Возвращаясь к психологии и транзакторному анализу, еще раз напомним, что рассмотренная модель коммуникации обычно присуща сложным созависимым отношениям, не приносящим выгоды ни одной из задействованных сторон. Как правило, по мере их углубления сплоченность треугольника усиливается, каждая из ролей начинает требовать все больше и больше вложений, что приводит к истощению участников взаимодействия, их внутреннему выгоранию и чаще всего разрыву коммуникации.

Не пытаясь строить прогнозы по поводу дальнейшего развития отношений между Украиной, Россией и США, обратимся к тем решениям, которые предлагает психология для данной ролевой модели. В основе этих решений лежит прежде всего признание того, что исполнителям ни одной из рассмотренных ролей на самом деле не выгодно достижение заявленных целей. Спасателю никогда не спасти Жертву, сколько бы усилий к тому он ни прилагал. Она просто не хочет, чтобы ее спасали. Скорее всего, они оба обернутся Преследователем, и этот круговорот продолжится до полного выгорания треугольника.

Альтернативой подобной коммуникационной модели, по мнению психологов, является система свободных партнерских отношений, базирующаяся на внутренней уверенности сторон в собственной состоятельности. Переход к подобной системе требует серьезных изменений в установках каждого из участников взаимодействия.

Жертва должна принять и полюбить себя. Ей нужно перестать возлагать ответственность за свое процветание на кого бы то ни было, ибо, только полюбив себя, она сможет позаботиться о своем благополучии, воспользоваться имеющимися у нее ресурсами, в число которых может входить и помощь со стороны других. Главное — это отношение к такой помощи и осознание собственных возможностей.

Преследователь должен отказаться от постоянного давления на контрагентов и самоутверждения за счет педалирования своего превосходства, научившись осознавать собственные слабости и принимать слабости других. В свою очередь Спасателю необходимо отказаться от навязывания своих взглядов и идей «во благо» окружающих, обеспечив Жертве возможность выбора и самореализации.

Важным как для Спасателя, так и для Преследователя является уважение собственных и чужих границ. Доверие должно стать для них основой любых взаимодействий.

В контексте отношений России, Украины и США советы психологов звучат более чем актуально. Именно и только в том случае, если давление, спасательство и взаимные обвинения уступят место доверию, партнерству и уважению границ, стороны конфликта смогут успешно выйти из сложившегося кризиса, и вектор отношений между ними изменится на положительный. Первым шагом к излечению всегда бывает признание проблемы и осознание играемых ролей.

Библиография Аваков: Россия — это бешеная собака на пороге Европы. 2015 //

BigMir.net. 15.04 (http://news.bigmir.net/ukraine/891554-Avakov—Rossija—eto-beshenaja-sobaka-na-poroge-Evropy).

Аппетиты агрессора превосходят размеры Украины — По-рошенко. 2015 // РИА Новости Украина. 27.01 (http://rian.com.ua/ politics/20150127/362646627.html).

Более миллиона жителей оккупированной территории Донецкой области не имеют возможности ее покинуть — Кихтенко. 2015 // УНИ-АН. 15.04 (http://www.unian.net/society/1067610-bolee-milliona-jiteley-ok-kupirovannoy-territorii-donetchinyi-ne-mogut-ee-pokinut-kihtenko.html).

В Крым вернулся сталинский режим — Чубаров. 2015 // УНИАН. 13.04 (http://www.unian.net/politics/1066607-v-kryim-vernulsya-stalinskiy-rejim-chubarov.html).

Власти Украины фактически отрезали неподконтрольные им территории от снабжения самым необходимым. 2015 // Первый канал. 04.04 (http://www.1tv.ru/news/world/281138).

Егорова-Гантман Е.В., Плешаков К.В. 2002. Политическая реклама. — М.

МИД РФ: США и ЕС открыто поддержали переворот в Киеве. 2014 // Российская газета. 27.12 (http://www.rg.ru/2014/12/27/mid-site. html).

МЧС РФ помогло предотвратить гуманитарную катастрофу в Донбассе. 2015//Российская газета. 25.02 (http://www.rg.ru/2015/02/25/ donbass-anons.html).

Наращивание Россией войск в Черном море — реальная угроза — посол Украины в ЕС. 2015 // BigMir.net. 15.04 (http://news.bigmir.net/ ukraine/891328-Naracshivanie-Rossiej-vojsk-v-Chernom-more—real-naja-ugroza—posol-Ukrainy-v-ES).

Пентагон призвал партнеров по НАТО и ЕС активнее помогать Украине. 2015 // РИА Новости Украина. 15.03 (http://rian.com.ua/ world_news/20150318/364991665.html).

Почему Россию обвиняют в попытке развалить Европу? 2015 // Аргументы и факты. 18.04 (http://www.aif.ru/dontknows/actual/1492879).

Почепцов Г.Г. 2000. Психологическая война. — М., Киев.

Путин продолжает гибридную войну против Украины — Пашин-ский. 2015 // TCH.ua. 17.04 (http://ru.tsn.ua/politika/putin-prodolzhaet-gibridnuyu-voynu-protiv-ukrainy-pashinskiy-421130.html).

Путин: Россия не торгует своим суверенитетом. 2015 // Аргументы и факты. 03.07 (http://www.aif.ru/politics/world/putin_rossiya_ne_ torguet_svoim_suverenitetom).

Россия теперь значительно опасней, чем СССР — Расмуссен. 2015 // УНИАН. 15.04 (http://www.unian.net/world/1067572-rossiya-segodnya-znachitelno-opasnee-chem-sssr-rasmussen.html).

Сенатор Инхоф: США — лучший друг Украины. 2014 // Сегод-ня.иа. 28.10 (http://www.segodnya.ua/ukraine/senator-inhof-ssha-luchshiy-drug-ukrainy-564743.html).

СК: Власти Украины приказывали полностью уничтожить русскоязычное население. 2015 // Аргументы и факты. 29.03 (http://www.aif. ru/politics/1348898).

Сорос готов инвестировать в Украину 1 млрд долл. 2015 // РБК-Украша. 30.03 (http://www.rbc.ua/rus/news/soros-gotov-investirovat-ukrainu-mlrd-doll-1427699376.html).

США отказываются конструктивно работать с РФ по Украине. 2015 // Российская газета. 07.01 (http://www.rg.ru/2015/01/07/dialog-site.html).

Украине необходимо поставлять вооружения — генерал США. 2015 // РИА Новости Украина. 09.07 (http://rian.com.ua/world_news/ 20150709/370282144.html).

Федоров А.В. 2013. Образ России в современной западной прессе // Медиаобразование. № 4 (http://psyfactor.org/lib/fedorov28.htm).

Через века, через года — кто превращает подвиг советских солдат в повод для политической дискуссии? 2015 // Первый канал. 12.04 (http://www.1tv.ru/news/world/281676).

Шестопал Е.Б. 2002. Политическая психология. — М.

Forrest L. 2008. The Three Faces of Victim — An Overview of the Drama Triangle (http://www.lynneforrest.com/articles/2008/06/the-faces-of-victim/).

Karpman S. 1968. Fairy Tales and Script Drama Analysis // Transactional Analysis Bulletin. Vol. 7. № 26 (http://www.karpmandramatriangle. com/pdf/DramaTriangle.pdf).

Stewart I., Joines V. 1987. TA Today: A New Introduction to Transactional Analysis. — Nottingham, Chapel Hill (http://www.deir.org/libr/ ?go=book&id=81&p=13).

References Appetity agressora prevoskhodjat razmery Ukrainy — Poroshenko.

2015 // RIA Novosti Ukraina. 27.01 (http://rian.com.ua/politics/20150127/ 362646627.html).

Avakov: Rossija — ehto beshenaja sobaka na poroge Evropy. 2015 // BigMir.net. 15.04 (http://news.bigmir.net/ukraine/891554-Avakov—Rossija—eto-beshenaja-sobaka-na-poroge-Evropy).

Bolee milliona zhitelejj okkupirovannojj territorii Doneckojj oblasti ne imejut vozmozhnosti ee pokinut’ — Kikhtenko. 2015 // UNIAN. 15.04 (http://www.unian.net/society/1067610-bolee-milliona-jiteley-okkupirovan-noy-territorii-donetchinyi-ne-mogut-ee-pokinut-kihtenko.html).

Cherez veka, cherez goda — kto prevrashhaet podvig sovetskikh soldat v povod dlja politicheskojj diskussii? 2015 // Pervyjj kanal. 12.04 (http:// www.1tv.ru/news/world/281676).

Egorova-Gantman E.V., Pleshakov K.V. 2002. Politicheskaja reklama. — M.

Fedorov A.V. 2013. Obraz Rossii v sovremennojj zapadnojj presse // Mediaobrazovanie. № 4 (http://psyfactor.org/lib/fedorov28.htm).

Forrest L. 2008. The Three Faces of Victim — An Overview of the Drama Triangle (http://www.lynneforrest.com/articles/2008/06/the-faces-of-victim/).

Karpman S. 1968. Fairy Tales and Script Drama Analysis // Transactional Analysis Bulletin. Vol. 7. № 26 (http://www.karpmandramatriangle. com/pdf/DramaTriangle.pdf).

MChS RF pomoglo predotvratit’ gumanitarnuju katastrofu v Donbasse. 2015 // Rossijjskaja gazeta. 25.02 (http://www.rg.ru/2015/02/25/don-bass-anons.html).

MID RF: SShA i ES otkryto podderzhali perevorot v Kieve. 2014 // Rossijjskaja gazeta. 27.12 (http://www.rg.ru/2014/12/27/mid-site.html).

Narashhivanie Rossiejj vojjsk v Chernom more — real’naja ugroza — posol Ukrainy v ES. 2015 // BigMir.net. 15.04 (http://news.bigmir.net/ ukraine/891328-Naracshivanie-Rossiej-vojsk-v-Chernom-more—real-naja-ugroza—posol-Ukrainy-v-ES).

Pentagon prizval partnerov po NATO i ES aktivnee pomogat’ Ukraine. 2015 // RIA Novosti Ukraina. 15.03 (http://rian.com.ua/world_news/ 20150318/364991665.html).

Pochemu Rossiju obvinjajut v popytke razvalit’ Evropu? 2015 // Argu-menty i fakty. 18.04 (http://www.aif.ru/dontknows/actual/1492879).

Pochepcov G.G. 2000. Psikhologicheskaja vojjna. — M., Kiev.

Putin prodolzhaet gibridnuju vojjnu protiv Ukrainy — Pashinskijj. 2015 // TCH.ua. 17.04 (http://ru.tsn.ua/politika/putin-prodolzhaet-gibrid-nuyu-voynu-protiv-ukrainy-pashinskiy-421130.html).

Putin: Rossija ne torguet svoim suverenitetom. 2015 // Argumenty i fakty. 03.07 (http://www.aif.ru/politics/world/putin_rossiya_ne_torguet_svoim_ suverenitetom).

Rossija teper’ znachitel’no opasnejj, chem SSSR — Rasmussen. 2015 // UNIAN. 15.04 (http://www.unian.net/world/1067572-rossiya-segod-nya-znachitelno-opasnee-chem-sssr-rasmussen.html).

Senator Inhofe: SShA — luchshijj drug Ukrainy. 2014 // Segodnja.ua. 28.10 (http://www.segodnya.ua/ukraine/senator-inhof-ssha-luchshiy-drug-ukrainy-564743.html).

Shestopal E.B. 2002. Politicheskaja psikhologija. — M.

SK: Vlasti Ukrainy prikazyvali polnost’ju unichtozhit’ russkojazych-noe naselenie. 2015 // Argumenty i fakty. 29.03 (http://www.aif.ru/politics/ 1348898).

Soros gotov investirovat’ v Ukrainu 1 mlrd doll. 2015 // RBK-Ukraina. 30.03 (http://www.rbc.ua/rus/news/soros-gotov-investirovat-ukrainu-mlrd-doll-1427699376.html).

SShA otkazyvajutsja konstruktivno rabotat’ s RF po Ukraine. 2015 // Rossijjskaja gazeta. 07.01 (http://www.rg.ru/2015/01/07/dialog-site.html).

Stewart I., Joines V. 1987. TA Today: A New Introduction to Transactional Analysis. — Nottingham, Chapel Hill (http://www.deir.org/libr/ ?go=book&id=81&p=13).

Ukraine neobkhodimo postavljat’ vooruzhenija — general SShA. 2015 // RIA Novosti Ukraina. 09.07 (http://rian.com.ua/world_news/ 20150709/370282144.html).

V Krym vernulsja stalinskijj rezhim — Chubarov. 2015 // UNIAN. 13.04 (http://www.unian.net/politics/1066607-v-kryim-vernulsya-stalinskiy-rejim-chubarov.html).

Vlasti Ukrainy fakticheski otrezali nepodkontrol’nye im territorii ot snabzhenija samym neobkhodimym. 2015 // Pervyjj kanal. 04.04 (http:// www.1tv.ru/news/world/281138).

Треугольник жертвы, спасателя, преследователя — что это такое и как выбраться.

24 июля 2017 г.

Стивен Карпман, доктор медицины, разработал свой «драматический треугольник» — жертва, спаситель, преследователь — почти 40 лет назад, и я считаю, что это так же актуально и так же ново для многих людей, как и 40 лет назад.

Даже если вы не проводите много времени, играя какую-либо из этих трех ролей, вы, вероятно, ежедневно имеете дело с людьми, которые это делают.

Знание, как надеть штаны для «большой девочки» или «большого мальчика» и выбраться из треугольника, имеет важное значение при общении с людьми, которые хотят нас втянуть. Использование собственного мудрого ума, чтобы распознать, когда мы регрессировали в одного из них. Этих ролей мы сами (обычно из-за обычного виновника необходимости играть эти роли на ранних этапах нашей исходной семьи) также важны для того, чтобы делать разумный осознанный выбор в наших интимных и социальных взаимодействиях с другими.

Пусть размышления и упражнения, предлагаемые ниже, избавят вас от многих горестей и помогут вам наслаждаться здоровыми, свободными от игр отношениями.

ОТРАЖЕНИЯ

Драматический треугольник — это динамическая модель социального взаимодействия и конфликта, разработанная доктором Карпманом, когда он был учеником Эрика Берна, доктора медицины, отца транзактного анализа.

[Карпман и другие клиницисты отмечают, что «жертва, спаситель и преследователь» относятся к ролям, которые люди бессознательно играют или пытаются манипулировать другими людьми, чтобы они играли, а не к реальным обстоятельствам чьей-либо жизни. Могут быть реальные жертвы преступлений, расизма, жестокого обращения и т. Д.]

Три роли драматического треугольника архетипичны и легко узнаваемы в своих крайних вариантах.

Жертвы

Позиция жертвы «бедный я!» Жертвы видят себя жертвами, угнетенными, бессильными, беспомощными, безнадежными, подавленными и стыдящимися и производят впечатление «сверхчувствительных», желающих лечить ребенка перчатками от других. Они могут отрицать какую-либо ответственность за свои негативные обстоятельства и отрицать обладание властью изменить эти обстоятельства.

Человек в роли жертвы будет искать спасителя, спасителя, чтобы спасти его (и, если кто-то откажется или не сделает этого, он может быстро воспринять его как преследователя.)

Что касается подрыва устойчивости, жертвы испытывают реальные трудности с принятием решений, решением проблем, получением большого удовольствия от жизни или пониманием своего постоянного поведения.

Спасатели

Позиция спасателя: «Позвольте помочь вам!» Спасатели упорно трудиться, чтобы помочь и caretake других людей, и даже нужно, чтобы помочь другим людям, чтобы чувствовать себя хорошо о себе, игнорируя их собственные потребности или не брать на себя ответственность за удовлетворение своих собственных потребностей.

Спасатели классически взаимозависимы и помощники. Им нужны жертвы, чтобы помочь, и часто они не могут позволить жертве добиться успеха или выздороветь. Они могут использовать чувство вины, чтобы держать своих жертв в зависимости, и чувствовать себя виноватыми, если они никого не спасают.

С точки зрения устойчивости к сбоям, спасатели часто бывают измученными, перегруженными работой, уставшими, застигнутыми мученической охотой, в то время как негодование гноится под ними.

Преследователи

Позиция преследователя: «Это ты во всем виноват!» Преследователи критикуют жертву и обвиняют ее, устанавливают строгие ограничения, могут быть контролирующими, жесткими, властными, злыми и неприятными.Угрозы и издевательства заставляют жертву чувствовать себя угнетенной.

С точки зрения устойчивости, преследователи не могут сгибаться, не могут быть гибкими, не могут быть уязвимыми, не могут быть людьми; они опасаются риска сами стать жертвой. Преследователи кричат ​​и критикуют, но на самом деле они не решают никаких проблем и не помогают никому решить проблему.

Это самые крайние версии этих трех ролей, но мы можем встретить людей, играющих более мягкие версии этих ролей довольно регулярно.

Поскольку доктор Карпман изучал транзактный анализ в то время, когда он определил эти три роли в драматическом треугольнике, есть сходство с критическим родителем (преследователем), родителем зефира (спасатели) и раненым внутренним ребенком (жертвой) Эриком Берном. описано в Games People Play .

Что придает драматическому треугольнику большую часть его силы и значения, так это признание того факта, что люди будут меняться ролями и циклически повторять все три роли, никогда не выходя из треугольника.Жертвы зависят от спасителя; спасатели тоскуют по корзине; преследователям нужен козел отпущения.

Ловушка в том, что люди разыгрывают эти роли для удовлетворения личных (часто неосознаваемых) потребностей, а не для того, чтобы увидеть картину в целом и взять на себя ответственность за свое участие в сохранении треугольника.

Пример из «Три лица жертвы — обзор драматического треугольника» Линн Форрест:

Папа приходит с работы и видит, что мама и младший сражаются.«Убери свою комнату, иначе», — угрожает мама (преследователь). Папа немедленно приходит на помощь Джуниору. «Мама, — мог бы он сказать, — дай мальчику отдохнуть. Он весь день в школе.

Может последовать одна из нескольких возможностей. Возможно (преследователь) мама, чувствуя себя жертвой со стороны папы, обратит на него свой гнев. В этом случае она переводит отца от спасателя к жертве. Затем они могут совершить несколько быстрых обходов треугольника с Джуниором в стороне.

Или, может быть, Джуниор присоединится к отцу в преследовании «Давай объединимся с мамой», или, с другой стороны, может быть, Джуниор обратится к папе, спасая маму с помощью «Не думай о своем деле, папа.Мне не нужна твоя помощь! » Так оно и есть, с бесконечными вариациями, но тем не менее, перебирая треугольник из угла в угол. Для многих семей это единственный известный способ взаимодействия.

(дополнительные примеры см. В разделе «Истории, на которых можно учиться»)

Что нужно, так это чтобы каждый в треугольнике «проснулся» от ролей, которые он играет постоянно. Смена ролей одного человека может побудить других отказаться от ролей и поведения. Что особенно полезно, так это то, что жертва начинает «взрослеть» и берет на себя ответственность за расширение своих возможностей и обеспечение себя ресурсами для удовлетворения собственных потребностей.

[См. Упражнения для практики ниже]

Каждая роль в драматическом треугольнике имеет свои преимущества. О жертвах нужно позаботиться. Спасатели чувствуют себя хорошо, заботясь о них. Преследователи продолжают чувствовать свое превосходство как над жертвой, так и над спасителем.

Но цена заключается в том, чтобы увековечить дисфункциональную социальную динамику и упустить возможности (и обязанности) здоровых, резонансных, устойчивых отношений.

ПОЭЗИЯ И ЦИТАТЫ ДЛЯ ВДОХНОВЕНИЯ

Только когда мы убеждаемся, что не можем позаботиться о себе, мы превращаемся в жертву.Вера в то, что мы слабы, бессильны или неполноценны, заставляет нас нуждаться в спасении. Беспокойство заставляет нас всегда искать кого-то более сильного или способного позаботиться о нас. Это отбрасывает нас на всю жизнь в полной зависимости от наших основных взаимоотношений.

Жертвы отрицают как свои способности решать проблемы, так и свой потенциал самогенерируемой энергии. Это не мешает им испытывать сильную обиду по отношению к тем, от кого они зависят. Как бы они ни настаивали на том, чтобы о них позаботились их основные спасатели, они, тем не менее, не любят, когда им напоминают об их несостоятельности.
— Линн Форрест

* * * * *

Спасатель — классический созависимый, способствующий, чрезмерно защищающий — тот, кто хочет «исправить это». Забота о других может быть лучшим планом спасателя, чтобы почувствовать себя стоящим. Нет лучшего способа почувствовать себя важным, чем стать спасителем!

Спасатели часто получают удовлетворение, отождествляя себя со своей ролью по уходу. Они вообще гордятся своими «помощниками» и «наладчиками». Часто их приветствуют в обществе и даже награждают за то, что можно рассматривать как «самоотверженные действия».Они верят в свою доброту как главные смотрители и считают себя героями.

За всем этим стоит магическое убеждение: «Если я буду заботиться о них достаточно долго, то рано или поздно они позаботятся и обо мне». Обычные фразы для мученика-спасителя: «После всего, что я для тебя сделал, это благодарность, которую я получаю?» или «Сколько бы я ни делал, этого никогда не бывает»; или «Если бы ты любил меня, ты бы не стал так со мной обращаться!»

Самый большой страх спасателя — то, что они останутся одни.Они считают, что их общая ценность зависит от того, как много они делают для других. Им сложно увидеть свою ценность за пределами того, что они могут предложить в виде «вещей» или «услуг». Они верят: «Если я тебе понадоблюсь, ты меня не оставишь». Они изо всех сил стараются стать незаменимыми, чтобы не быть брошенными.
— Линн Форрест

* * * * *

Преследователь на самом деле основан на стыде. Эту роль чаще всего берут на себя те, кто в детстве подвергался явному психологическому и / или физическому насилию.В результате они часто тайно кипят внутри от гнева, основанного на стыде, который в конечном итоге уносит их жизнь.

Они могут предпочесть подражать своим основным обидчикам в детстве, предпочитая идентифицировать себя с теми, кто, по их мнению, обладает властью и силой, вместо того, чтобы становиться «выброшенными на поражение» в самом низу жизненной стопки. Преследователи, как правило, занимают позицию, которая гласит: «Мир жесток и низок; выживают только безжалостные. Я буду одним из них.

Преследователь преодолевает чувство беспомощности и стыда, подавляя других.Доминирование становится их наиболее распространенным стилем взаимодействия. Значит, они всегда должны быть правы! Их методы включают запугивание, проповедь, угрозы, обвинения, поучения, допросы и прямое нападение.

Преследователю нужно кого-то винить. Они отрицают свою уязвимость так же, как спасатели отрицают их нужды. Их самый большой страх — бессилие. Поскольку они осуждают и отрицают свою собственную неадекватность, страх и уязвимость, им нужно какое-то другое место, чтобы проецировать эти отрицаемые чувства.Другими словами, им нужна жертва.

Для кого-то в роли преследователя труднее всего брать на себя ответственность за то, как они причинили вред другим. По их мнению, другие заслуживают того, что получают. Эти враждующие личности склонны считать, что им приходится постоянно бороться за выживание. Они ведут постоянную борьбу за защиту в том, что они воспринимают как враждебный мир.
— Линн Форрест

* * * * *

[Вне треугольника….]

Единственный способ «выбраться» из драматического треугольника — действовать как «взрослый» и не участвовать в игре.
— Джон Гуле, MFT, Разбивая драматический треугольник

* * * * *

Те, кто играет роль жертвы, должны научиться брать на себя ответственность и проявлять заботу о себе, а не искать спасителя извне. Они должны бросить вызов укоренившемуся убеждению, что они не могут позаботиться о себе, если хотят избежать треугольника. Вместо того, чтобы считать себя бессильными, они должны признать свое решение проблем, а также свои лидерские способности. Нет выхода, кроме как взять на себя полную ответственность за свои собственные чувства, мысли и реакции.

Конечно, можно помочь и поддержать, не будучи спасателем . Есть четкая разница между истинной помощью и спасением. Настоящие помощники действуют, не ожидая взаимности. Они наделяют тех, кому служат, а не лишают их возможности. То, что они делают, будет сделано для поощрения самоответственности, а не для поощрения зависимости. Верные сторонники считают, что другой может заняться своим делом. Они считают, что каждый имеет право делать ошибки и извлекать уроки из порой тяжелых последствий.Они верят, что у другого есть все необходимое, чтобы пережить трудные времена, и спасателям не нужно «спасать» их.

Самостоятельная ответственность — единственный выход из сети для преследователя . Им должен быть какой-то прорыв, чтобы принять свою роль. К сожалению, из-за их большого нежелания это сделать, возможно, придется перерасти в кризис.
— Линн Форрест

ИСТОРИИ, УЧИТЫВАЕМЫЕ ИЗ

Когда мы с дочерью жили с моей девушкой и ее дочерью, у меня не было пары очень дорогих серег — стоимостью более 200 долларов, и я объявил всем, как они выглядели, и спросил, видели ли они их.Нет, их никто не видел.

Наконец, однажды, с подозрением относясь к дочери моей девушки, я вошел в ее комнату и заглянул в ее шкатулку с драгоценностями, а там — мои серьги! Я схватил их обратно. Позже, когда все были дома, я рассказала всем, где я нашла свои серьги.

Я был жертвой, верно? Преследователем явно была дочь моей подруги, а спасательницей могла быть либо моя девушка, либо моя дочь, которая была очень маленькой.

Ну … Моя девушка не могла отказаться от того, что ее дочь забрала серьги, а ее дочь отрицала их взятие, заявив, что не знает, как они оказались в ее шкатулке с драгоценностями, поэтому моя девушка начала злиться на меня за обвиняя свою дочь, преследуя меня, но делая меня преследователем, а ее дочь жертвой, а мою девушку спасительницей ее дочери.

Моя девушка и ее дочь, не берущие на себя ответственность, удерживают нас всех в треугольнике.
— Пэтти Флинер, MSW

* * * * *

Хорошим примером игры может быть этот вымышленный спор между Джоном и Мэри, супружеской парой. V = потерпевший, R = спасатель, P = преследователь

Джон: Не могу поверить, что ты сжег обед! Это уже третий раз за месяц! (P)
Мэри: Ну, маленький Джонни упал и содрал кожу с колена. Ужин горел, пока я накидывала ему повязку.(R)
Джон: Ты слишком, детка, этот мальчик! (P)
Мэри: Вы бы не хотели, чтобы он заразился, не так ли? В конечном итоге мне пришлось бы заботиться о нем, пока он был болен. (V)
Джон: Он достаточно большой, чтобы носить себе повязку. (R)
Мэри: Я просто не хотела, чтобы он залил кровью весь ковер. (R)
Джон: Вы знаете, что проблема с этими детьми? Они ожидают, что вы все сделаете. (R)
Мэри: Это только натуральный мед, они еще молодые. (R)
Джон: Я работаю как собака весь день на работе, которую ненавижу… (V)
Мэри: Да, ты действительно очень много работаешь, дорогая.(R)
Джон: И я даже не могу сесть за хороший ужин! (V)
Мэри: Я могу приготовить что-нибудь еще, это не займет много времени. (R)
Джон: Пустая трата дорогого стейка! (P)
Мэри: Ну, может быть, если бы ты вытащил свою задницу на минуту, пока я был занят, она бы не сгорела! (P)
Джон: Ты ничего не сказал! Откуда мне было знать? (P)
Мэри: Как будто вы не слышите плач Джонни? Ты всегда игнорируешь детей! (P)
Джон: Я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Конечно, как будто забота о доме и детях — это не работа! (П)

Этот аргумент может продолжаться бесконечно.Интересно, как можно выйти из треугольника. Самый простой метод — это беззащитный ответ. Это работает в любой момент, независимо от роли, которую берет на себя другой человек, поскольку он не дает намек на следующий ответ.

Например:

Мэри: Ну, может, если бы ты на минутку вытащил свою задницу из кресла, пока я был занят, она бы не сгорела! (P
Джон: Да, это правда.

Хотя Мэри может попытаться возобновить цикл, продолжая ругать, если Джон будет продолжать в том же духе, Мэри в конечном итоге не будет что сказать.Спокойный ответ Джона скорее побуждает к дискуссии, чем к продолжению споров. Мэри могла бы понять, что она не просила его о помощи, и они вполне могли бы помочь разрешить ситуацию, спланировав план действий на случай, если что-то подобное произойдет в будущем.

Так же хорошо работает и для роли жертвы:

Иоанна, я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Мне жаль, что вы так устали.

Это подтверждает любую реальную проблему, которая может возникнуть у другого человека, не продолжая танец.Опять же, другой человек может попытаться возобновить цикл, продолжая жаловаться, но, опять же, при продолжении не оборонительной реакции у другого человека не будет что сказать.

Точно так же можно относиться даже к роли спасателя.

Мэри: Это только натуральный мед, они молодые. (R)
Джон: Да, они молодые.

Другой отличный ответ без защиты:

«Ой».
«Понятно».
«Возможно, ты прав».
— Джон Гуле, MFT, Разбивая драматический треугольник

УПРАЖНЕНИЯ НА ПРАКТИКУ

Поскольку у всех нас есть неосознанные основные убеждения о себе и о том, как взаимодействовать с другими, приобретенные в динамике отношений наших исходных семей, выход из драматического треугольника требует сознательного осознания любых ролей, жертвы, спасителя, преследователя или любых других, которые мы отождествлять себя и, возможно, играть в настоящее время, способность различать более здоровые, не оборонительные, не стыдно-обвиняющие реакции, когда мы чувствуем, что нас втягивают в роли треугольника, и готовность взять на себя ответственность за наше восприятие, реакции и поведение, когда мы просыпаемся и знаем, что находимся в треугольнике.

Это базовое более мудрое самостоятельное применение нашей практики внимательности, чтобы замечать, признавать закономерности, отступать, чтобы поразмыслить над ними и их последствиями, а затем дезидентифицировать их, а не увековечивать цикл, выбирать более мудрые ответы или модели поведения.

Не хочу уклоняться от предложения здесь соответствующих упражнений, но упражнения из главы 16: Использование рефлексии для определения вариантов в моей книге Возвращение в норму: переоснащение вашего мозга для максимальной устойчивости и благополучия — это именно те виды применения вашей внимательности. Практика, которая поможет вам выйти из треугольника, или иметь дело напрямую с любым, кто пытается вас втянуть.

РЕСУРСЫ

Драматический треугольник Карпмана официальный сайт драматического треугольника доктора Стивена Карпмана

«Жизнь без игр: драматический треугольник и треугольник сострадания» Стефана Карпмана, доктора медицины, 2014 г.

Драматический треугольник Карпмана — Википедия

«Три лица жертвы — обзор драматического треугольника» Линн Форрест.

Нарушение драматического треугольника, Джон Гуле, MFT

Как выйти из драматического треугольника и взять на себя ответственность

Драматический треугольник, также называемый треугольником жертвы, был разработан как социальная модель в 1968 году психологом Стивеном Карпманом.Драматический треугольник Карпмана — мощная основа для понимания дисфункциональных ролей, которые мы принимаем, чтобы справиться с конфликтом.

Каждая роль в драматическом треугольнике, жертва, преследователь, спаситель, представляет наше состояние ума, то, как мы думаем и как мы действуем, когда имеем дело с разногласиями или несогласиями с самим собой или другими людьми.

Ошибочное мышление, которое мы принимаем, проистекает из внутреннего желания быть правыми — правильными в том, что мы чувствуем, что мы делаем и как мы ожидаем от других поведения.Сильная вера в праведность нашего государства ведет к разрушительным взаимодействиям, которые истощают нашу энергию и лишают нас ответственности и создания возможностей для лучшей жизни для себя и других.

Драматический треугольник — это путь к бегству, чтобы скрыть наши глубинные чувства и помешать нам решить наши настоящие проблемы. Спровоцированная личным конфликтом, дисфункциональная драма возникает из-за того, что мы цепляемся за одну из ролей драматического треугольника, которая связывает нас в ловушку взаимозависимости, когда мы переключаемся между разными ролями треугольника.

Чтобы научиться переключать динамику от драмы к расширению прав и возможностей, очень важно понимать различные роли драматического треугольника и психологию, которая ставит людей в эти состояния.

Как работает драматический треугольник?

У всех людей разные психологические потребности — желание расти, быть оцененным, чувство принадлежности, продвижение к цели, забота, гибкость в выборе и т. Д.

Когда какая-либо из наших основных потребностей не удовлетворяется, мы бессознательно принимаем на себя роль в драматическом треугольнике с желанием управлять конфликтом, не осознавая, что пребывание в этих состояниях требует значительных затрат, а не осознания их и принятия мер по их преодолению. шаблоны и отказаться от них.

Мы меняемся ролями на протяжении всей жизни, не замечая, что попали в драматический треугольник. Давайте углубимся в психологию каждой роли в драматическом треугольнике:

Получите БЕСПЛАТНУЮ копию Учебника драматического треугольника в конце этой статьи

# 1 Игра жертвой: «Это происходит со мной»

Человек, играющий роль жертвы, считает, что он находится «под воздействием» человека или ситуации. Вера в то, что кто-то или что-то еще вне их контроля несет ответственность за их ситуацию, мешает им взять на себя ответственность за свое собственное состояние и лишить силы изменить свои обстоятельства.

Быть жертвой — это не быть уязвимым. Уязвимый человек не теряет контроль над своим состоянием. Они осознают это и сопротивляются, чтобы выйти из этого состояния. С другой стороны, жертва думает, что она не может ничего сделать, чтобы повлиять на свое состояние или изменить его.

Чувство жертвы со стороны человека или ситуации создает внешнюю зависимость, недоступную для них. Отсутствие авторитета и желание взять на себя ответственность за свою жизнь и ее обстоятельства заставляет их полагаться на других в решении своих проблем.

Люди с нарциссическими или другими расстройствами личности также склонны действовать как жертвы. Вместо того, чтобы брать на себя ответственность, они предпочитают быть несчастными.

Вот некоторые из распространенных фраз, которые люди в роли жертвы говорят себе и другим:

  • Почему это случилось со мной?
  • Бедный я
  • Я ничего не могу с этим поделать
  • Это вне моего контроля
  • Я должен жить с этим
  • Я не несу ответственности за то, как все обернулось
  • Я чувствую себя беспомощным
  • Я отчаянно нуждаюсь в кто-то, кто может вытащить меня из этого
  • Если бы только другие заботились обо мне

# 2 Преследователь или злодей: «Это все твоя вина»

Преследователь или злодей имеет тенденцию контролировать, обвинять и угрожать другим, живущим с ложным чувством превосходства.Они устраивают грандиозный поступок, пытаясь скрыть свой страх неудачи и защищаться, когда все идет не так, как они ожидали.

Они ищут спасения, выявляя проблемы и направляя других как первопричину этих проблем. Подтверждение их убеждений происходит из поиска жертвы (ситуации или человека), чтобы привлечь к ответственности за свои проблемы, и попыток манипулировать ими, работая по-своему.

Склонность обвинять других в их ситуации может побудить других взять на себя роль жертвы, чувствуя себя бессильной и находящейся во власти преследователя.

Преследователь использует эти общие фразы, чтобы оправдать свой поступок:

  • Если бы вы сделали то, что я вам сказал
  • Я бы не задержался, если бы вы выполнили свои обязательства
  • Я не ожидал этого от вас
  • Я должен был знать лучше
  • Я никогда не должен был доверять вам
  • Она не выполнила свою работу, и теперь мне приходится страдать

# 3 Быть героем или спасателем: «Мне нужно спасать других»

Герой или спаситель через других создает собственное чувство благополучия.Они чувствуют себя хорошо и достойно, помогая другим и пренебрегая при этом собственными потребностями.

Образ мышления, который движет их действиями, — это не искренняя забота о других, а скорее желание чувствовать себя хорошо, находясь в действии.

Они преуспевают в жертвах, подтверждая их точку зрения и подтверждая и подтверждая свое состояние. В результате они способствуют зависимости вместо того, чтобы наделять жертву полномочиями и помогать ей брать на себя ответственность.

Печальная часть этого состояния заключается в том, что, хотя жертва думает, что спасатель вытащит ее из этого состояния, на самом деле они мешают ей совершенствоваться, постоянно оказывая помощь.

Поскольку спасатель не устраняет основную причину проблемы, а решает ее только поверхностно, они ждут, пока проблема не возникнет снова, чтобы улучшить свое самочувствие, получив шанс снова спастись.

Спасатель поощряет мышление жертвы, используя следующие фразы:

  • Я согласен с вами
  • Я тоже так думаю
  • Да, вы правы
  • Позвольте мне помочь вам

Как мы можем разорвать драматический треугольник и взять на себя ответственность

Наше окружение и воспитание играют огромную роль в определении того, как мы справляемся с конфликтами и решаем ли мы участвовать в драме как средстве разрешения конфликта.

Недостаток самосознания может помешать нам осознать цену пребывания в треугольнике и то, как это влияет на наше благополучие и счастье в долгосрочной перспективе.

Стивен Р. Кови описывает, почему так важно самосознание, в своей книге «7 навыков высокоэффективных людей»

Самосознание позволяет нам стоять в стороне и исследовать даже то, как мы «видим» себя — нашу парадигму самости, наиболее фундаментальную парадигму эффективности. Это влияет не только на наше отношение и поведение, но и на то, как мы видим других людей.Он становится нашей картой основной природы человечества.

Вы можете взять свою жизнь под свой контроль, выполнив следующие 3 шага, чтобы выйти из драматического треугольника:

1. Принятие и готовность

Первый шаг в улучшении чего-либо — это признать это и взять на себя ответственность за действия, которые привели вас к этой ситуации.

Готовность принять вклад ваших собственных действий может изменить мышление, чтобы увидеть другую реальность — то, что вы видите, как вы воспринимаете других, как вы думаете и почему вы решаете реагировать.

Теперь, когда вы понимаете различные роли драматического треугольника, продемонстрируйте свою готовность измениться, сказав вслух:

  • Я готов выяснить, принимаю ли я эти роли
  • Я хочу научиться, когда попадаю в их ловушку
  • Я считаю, что они вредят моему здоровью и отношениям
  • Я стремлюсь изменить себя и других

2. Научитесь распознавать закономерности в драматическом треугольнике

Просто преодолев барьер, чтобы быть более открытыми, мы можем дать нашему разуму разрешение на формирование новых связей и открытие новых реальностей.

Подумайте о последних нескольких взаимодействиях, которые оставили у вас чувство печали, гнева, замешательства, страха, одиночества, бессилия, ярости. Теперь разыграйте в уме этот разговор и подумайте, какую роль из драматического треугольника вы видите в своей роли. Как другие взаимодействовали с вами — брали ли они на себя роль жертвы, спасателя, преследователя или держались подальше от этого?

Размышления о прошлых взаимодействиях с вашими детьми, супругом, друзьями, семьей и коллегами помогут вам распознать модели, которые бессознательно уступают место драме.Это также хороший способ взглянуть на ситуацию иначе, чем вы изначально себе представляли.

Притормозите и найдите время, чтобы пройти этот этап. Воспроизведение сценария может вернуть некоторые болезненные эмоции, но если вы позволите себе пройти через них с открытостью и желанием учиться, это проложит путь к выходу из драматического треугольника.

3. Установите границы и сознательно удалите

Легче сказать, чем сделать. Это требует подвергнуть сомнению наши мысли и убеждения, которые продвинули нас так далеко в жизни.Но что, если те же убеждения и мнения сейчас сдерживают нас.

Когда мы имеем дело с конфликтом, наша естественная тенденция — действовать в соответствии с первой мыслью, которая приходит нам в голову. Сознательно отказаться от действий вне драматического треугольника, найти себя, оспорить свой выбор и попытаться определить его последствия второго и третьего порядка. Поставьте под сомнение свои убеждения и спросите: «А что, если верно обратное?»

Переход от драмы к расширению возможностей, следуя этим практикам:

Из роли жертвы в творца: от проблемы к решению проблемы

Переход от отношения жертвы «Мне нужна помощь» к одному из творцов «Я верю в себя и могу взять на себя ответственность за свой собственный опыт».

Измените свою ориентацию, сознательно переключив свое мышление с проблемы на желаемый результат, выполнив следующие действия:

  1. Запишите свои цели. Четко укажите результаты, которых вы хотите достичь.
  2. Хорошо подумайте, как вы можете достичь их самостоятельно, не прибегая к помощи других. Ищите свои сильные стороны.
  3. Теперь примените инверсионную ментальную модель и определите, что мешает вам достичь этих целей.
  4. Удалите препятствия и сделайте небольшие шаги в направлении ваших целей.Помните, что мотивация исходит от действий, а не от промедления.
От спасателя до тренера: от создания зависимости до обеспечения самоответственности

Первый шаг к тому, чтобы отказаться от роли спасателя, — это признать, что ваша работа не бескорыстна, она приносит больше вреда, чем пользы другим, и она вредит вам самому.

Теперь, чтобы перейти от мышления спасателя к тренеру, верьте, что люди могут позаботиться о себе сами. Переход от создания зависимости к обеспечению самостоятельной ответственности, от предоставления решений, позволяющих им находить свои собственные решения, от поддержки мышления жертвы к поощрению творца.

Действуйте как тренер — слушайте активно, вдохновляйте других, побуждайте их не сдаваться и помогайте им учиться на ошибках.

От преследователя к претенденту: от обвинения к напористости

Перейти от преследователя, «обвиняющего других», к противнику, «проявляющего настойчивость». Научитесь брать на себя ответственность и подотчетность за свою ситуацию, беря все под свой контроль и побуждая других делать то же самое.

Имея дело с конфликтом, выражайте свои мысли и мнения, не запугивая других, учитесь искусству ведения переговоров, чтобы находить беспроигрышные решения, управляйте своими приоритетами и ожиданиями, отказываясь от действий, которые не соответствуют вашим целям, дайте конструктивную обратную связь другим и будьте открыты, чтобы получить ту же обратную связь, чтобы узнать, как другие воспринимают вас.

Таким образом, установите для себя границы, сознательно наблюдайте за своим поведением, размышляйте о том, какие роли вы принимаете на себя, как другие участвуют в этом, что вы чувствуете после этого, что вы можете изменить в своей ситуации и как другие могут помочь. Эта форма мощного вопрошания и саморефлексии может сместить образ мышления с поиска драмы на осознание, которое затем может позволить вам совершить сдвиг.

Рекомендуемая литература

Бесплатная рабочая тетрадь драматического треугольника

Эта рабочая тетрадь содержит пошаговые инструкции с инструкциями и рабочими таблицами, которые помогут вам определить свою важную роль в драматическом треугольнике, распознать модели такого поведения и затем позволить вам сознательно отказаться от него.

ПОДПИСАТЬСЯ ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ДОСТУПА

СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Примеры драматического треугольника в работе

Обучение важности отказа от драматического треугольника Карпмана на работе имеет решающее значение, поскольку оно перемещает культуру организации от поиска проблем к поиску решений, обвинению в самоотчетности, разрушающему влиянию конструктивной обратной связи, зависимости от других. брать на себя ответственность за собственный рост.

Я поделюсь несколькими примерами, которые помогут вам понять, как драматический треугольник проявляется в повседневной работе и как вы можете позволить себе и другим отказаться от него.

Обратная связь от менеджера к непосредственному подчиненному

Менеджер играет роль преследователя, когда обвиняет своего непосредственного подчиненного в плохой работе. Предоставление обратной связи таким образом, чтобы вся ответственность за неудачу возлагалась на их непосредственный отчет, заставляет их брать на себя роль жертвы.Репортируемый чувствует, что находится во власти менеджера, который решает, над чем им работать, как они работают и какой рейтинг получают.

Когда сотрудники чувствуют себя жертвами, они перестают прилагать усилия к совершенствованию. Они могут даже искать подтверждения своих чувств, обсуждая их с другими членами команды, которые затем действуют как спасатели, подтверждая свои эмоции.

Итак, менеджер, выступающий в роли преследователя, превращает членов своей команды в жертв, которые затем находят других членов команды, которые будут действовать в качестве спасателей.

Это происходит снова и снова, пока один из них не решит нарушить шаблон и взять на себя ответственность. Это может быть менеджер, который не действует как преследователь, беря на себя ответственность за неудачи своих непосредственных подчиненных и работая с ними, чтобы найти способы улучшения, вместо того, чтобы обвинять их в том, что они не достигли своих целей. Это может быть непосредственный подчиненный, который получает обратную связь, но решает не действовать как жертва, а вместо этого берет на себя ответственность за свою ситуацию и находит способы поправиться.Это также могут быть другие члены команды, которые не становятся спасателями, а вместо этого поощряют человека, который чувствует себя жертвой, самостоятельно находить решения.

Разрешение конфликтов на работе

Когда член команды обвиняет другую команду в межфункциональном командном сотрудничестве в том, что она не завершила свою работу вовремя, что привело к задержке всего проекта, он берет на себя роль преследователя. Затем менеджер действует как спасатель, предлагая решения вместо того, чтобы дать им возможность решать эту проблему самостоятельно.Другая команда может чувствовать себя жертвой, когда менеджер вмешивается, чтобы исправить ситуацию.

Люди занимают позицию «моя команда» против «вашей команды», влияя на отношения и производительность.

Такие конфликты на работе довольно часты. Чтобы научить драматическому треугольнику в повседневной работе и дать людям возможность отказаться от него, нужно задать несколько из этих действительно хороших вопросов:

  1. Чего они пытаются добиться в этом конфликте?
  2. Как они узнают, что они правы?
  3. Какую роль они видят в драматическом треугольнике?
  4. Что они могут сделать, чтобы взять ситуацию под контроль?
  5. Как бы они сами разрешили конфликт?
  6. Учитывали ли они точку зрения других людей?
  7. Что, если верно противоположное тому, что они думают?

Я надеюсь, что вы приложите усилия, чтобы осознать, как драма влияет на ваши отношения и перейти от драмы к расширению прав и возможностей на работе и в вашей жизни.

Поделитесь своим опытом в комментариях ниже или напишите мне.

Как выбраться из ужасного драматического треугольника

Вы — жертва, преследователь или спасатель? Если вы человек, скорее всего, будут разные ситуации, в которых вы можете рассматривать себя (или быть замеченными другими) как все трое. Как коучу, трудно понять, какая роль для клиентов более утомительна. Это токсичная динамика. К счастью, под рукой есть мощное противоядие.

Драматический треугольник (впервые описанный Стивеном Карпманом в 1961 году) используется в психологии для описания коварного способа, которым мы представляем себя «жертвами», «преследователями» и «спасителями».«Хотя все три являются« ролями », и ни одна из них не может соответствовать тому, кем мы являемся на самом деле, мы все можем попасть в круговорот, от которого трудно избавиться.

Немногие из нас на самом деле намереваются стать жертвой, преследователем или спасателем в ужасном драматическом треугольнике … [+] Фото: мисс Коко Перу

Misscocoperu.com

Жертва видит жизнь происходящей с ними и чувствует себя бессильной изменить их обстоятельства. Жертвы возлагают вину на Преследователя , которым может быть человек или ситуация.Будучи бессильным, жертва якобы ищет спасателя, который решит за нее проблему. Жертвы также скрытно заинтересованы в том, чтобы признать свою проблему неразрешимой.

Спасатель , в свою очередь, кажется, хочет помочь жертве, но на самом деле действует таким образом, чтобы самим спасателем быть увиденным. Здесь важно указать, что, когда мы говорим о спасателе в этой ситуации мы не имеем в виду кого-то вроде пожарного, который честно справляется с реальной чрезвычайной ситуацией.По определению Спасатель в драматическом треугольнике — это тот, кто, кажется, стремится решить проблемы жертвы, но на самом деле делает это таким образом, что в результате жертва имеет меньшую власть, а спасатель приносит больше пользы, чем жертва.

Признаете ли вы эту форму игры разума, которая основана на тревоге и сосредоточена на проблемах? Он самовоспроизводящийся и разработан, чтобы держать жертву бессильной в динамике, которая создает американские горки напряжения и облегчения.

В течение многих лет было общепризнанным, что единственный способ справиться с «ужасным драматическим треугольником» — это просто осознавать его и проявлять огромную силу воли в отношении ролей, которые человек играет.Затем, в 2005 году, врач и тренер Дэвид Эмералд Уомелдорф — вам не нравится это имя — опубликовал новую модель, которая теперь начинает широко использоваться для облегчения совместной работы и повышения производительности в организациях по всему миру.

Предоставлено: Thepowerofted.com

В отличие от «Ужасного драматического треугольника», который ориентирован на проблемы, TED (Динамика расширения прав и возможностей) ориентирован на ваши увлечения. Он очень сфокусирован на целях и результатах. TED — это обучающий рассказ о самоуправлении, принципы и рамки которого основаны на собственных исследованиях Вольмердорфа о сотрудничестве с широким кругом людей и организаций. Короче говоря, он предлагает столь необходимое противоядие от драматического треугольника.

В TED (The Empowerment Dynamic Womeldorff создает новый треугольник, в котором:

Жертва превращается в Создателя

Преследователь берет на себя роль Челленджера

Спасатель берет на себя новую динамичную роль Тренера

Конечно, каждая из этих смен требует огромного количества воображения и смелости.Для человека, который всегда считал себя жертвой, может оказаться непросто проявить творческий подход и задуматься, возможно, впервые, о том, какова его долгосрочная цель или видение. Создатели сосредоточены на результатах, а не на проблемах. Да, конечно, проблемы будут возникать всегда, но TED призывает нас рассматривать эти препятствия как вызовы, которые заставляют нас прояснять наши цели.

Принимая то, что Вомелдорф называет «маленькими шажками», как творцы, мы лучше понимаем результаты, которых пытаемся добиться в своей жизни.

Последняя роль треугольника — тренер. Вместо того, чтобы видеть свою обязанность в том, чтобы кого-то спасти, тренер задает вопросы, призванные помочь человеку сделать осознанный выбор. Ключевое различие между спасателем и тренером состоит в том, что тренер видит человека способным делать выбор и решать свои собственные проблемы. Для спасателя жертва сломлена. Для коуча клиент творческий, находчивый и цельный.

Независимо от того, играете ли вы в настоящее время чаще всего в роли жертвы, спасителя или угнетателя, я хотел бы предложить вам переключиться на более вдохновляющие, основанные на страсти роли претендента, тренера или создателя.

Как реформированный спасатель, а ныне профессиональный тренер, я рассматриваю жертв как творцов, ожидающих своего рождения, и встречаю их как равных.

Если вы хотите иметь счастливую семью, вы должны знать о драматическом треугольнике Карпмана

Драматический треугольник Карпмана — самая распространенная модель взаимоотношений между людьми. Впервые он был описан в 1968 году классиком транзактного анализа Стивеном Карманом. Люди манипулируют друг другом, зависят друг от друга — и очень устают от этого.В таких отношениях не так много счастья, и люди слишком устают, чтобы что-то изменить. Однако выход есть.

AdMe.ru расскажет вам о треугольнике Карпмана. Чтобы решить проблему, сначала нужно ее понять.

Треугольник Карпмана

В треугольнике может быть два, три или более человек. Всегда есть три роли: жертва, преследователь и спасатель. Участники треугольника часто меняются ролями.Одно остается неизменным: все они манипуляторы и причиняют боль как себе, так и своим близким.

Жертва

Для жертвы жизнь — это просто боль и страдание. Все несправедливы, жертва всегда слишком устала, чтобы справиться с жестоким миром. Жертва чувствует страх, обиду или стыд. Он или она ревнивы и завидуют. Ему не хватает времени, сил и желания улучшить свою жизнь. Жертва боится жизни и ждет от нее только плохого.

Преследователь

Он или она тоже считает жизнь врагом и источником всех бед. Преследователь напряжен, раздражен, зол и напуган. Он не может забыть прошлые ссоры и всегда предсказывает будущие проблемы. Этот человек контролирует и критикует своих близких, чувствует невыносимо тяжелую ношу ответственности и из-за этого истощается. У преследователя нет энергии.

Спасатель

Спасатель жалеет жертву и злится на преследователя.Он чувствует себя важнее всех и гордится своей высокой миссией. На самом деле спасатель никого не спасает, потому что его об этом никто не просил. Важность спасателя — иллюзия. Он или она нацелены на самоутверждение, а не на помощь кому-либо.

Как это работает

Преследователь не может оставить жертву в покое, он критикует и тренирует ее. Жертва очень старается, устает и скулит. Спасатель утешает, дает совет и дает возможность поплакать.Участники время от времени меняют свои роли.

Эта мыльная опера может длиться долгие годы. Участники могут даже не осознавать, что застряли в треугольнике. Они могут даже думать, что все хорошо и что они довольны своей жизнью. Контроллер имеет возможность выплеснуть гнев, жертва сочувствует и не чувствует ответственности за свою жизнь, а спасатель радуется своей роли героя.

Каждый из них зависит друг от друга, потому что чувствует, что кто-то другой является источником всех их проблем.Они пытаются изменить других людей, чтобы они могли удовлетворить свои собственные потребности.

Партнеры меняются ролями в треугольнике, контролируют или спасают друг друга. Такие отношения нельзя назвать любовью. Все дело в желании доминировать, чувстве жалости к себе, изнуряющих жалобах и неслыханных оправданиях. Нет любви, поддержки, счастья.

Это влияет на всех вокруг них

Когда семья живет в треугольнике Карпмана, это означает, что их будущий ребенок также будет в нем участвовать.Скорее всего, ребенок будет лишен самостоятельности, выбора или возможности принять решение. Это не намеренно — люди, живущие в треугольнике, думают, что так защищают своего ребенка. Такие родители часто манипулируют, используя чувство долга и чувства стыда, вины и жалости.

Есть ли выход из треугольника?

Человек должен осознавать, что он или она единственный, кто несет ответственность за свою жизнь и желания.Необходимо взять жизнь в свои руки и действовать, не спрашивая чьего-то разрешения.

Как выйти из треугольника, если ты жертва

  1. Перестань жаловаться на свою жизнь. Полностью. Вместо этого потратьте это время на поиск способов улучшить то, что вам не нравится.
  2. Прими раз и навсегда: никто тебе ничего не должен. Даже если обещали, даже если хотели и сами вам что-то предлагали. Обстоятельства постоянно меняются, как и человеческие желания.Перестань ждать спасения.
  3. Все, что вы делаете, — это ваш выбор и ответственность. Вы можете сделать другой выбор, если что-то вам не подходит.
  4. Не находите оправданий и не упрекайте себя, если чувствуете, что не оправдываете чьи-то ожидания.

Как выйти из треугольника, если вы преследователь

  1. Перестаньте обвинять других людей и обстоятельства в своих бедах.
  2. Никто не обязан действовать в соответствии с вашими представлениями о том, что хорошо, а что нет.Люди разные, ситуации разные. Если тебе что-то не нравится, просто не занимайся этим.
  3. Решайте спор мирным путем, без гнева или агрессии.
  4. Прекратите самоутвердиться, используя тех, кто слабее вас.

Как избежать треугольника, если вы спасатель

  1. Если никто не просит вас о помощи или совете, молчите.
  2. Перестаньте думать, что вы умеете жить лучше всех, и без вашего драгоценного руководства мир рухнет.
  3. Не давайте поспешных обещаний.
  4. Хватит ждать благодарности и похвалы. Вы помогаете только потому, что хотите помочь, а не потому, что хотите вознаграждения, не так ли?
  5. Прежде чем начать «делать добро» кому-то, честно спросите себя, действительно ли ваше участие необходимо.
  6. Прекратите самоутвердиться, используя тех, кто любит жаловаться на свою жизнь, еще немного.

Как можно преобразовать треугольник

Если вы хотите выйти из треугольника и шаг за шагом добиваться своей цели, то скоро появятся первые изменения.У вас будет больше времени и сил, станет легче дышать и интереснее будет жить. Напряжение в ваших отношениях, скорее всего, спадет.

  1. Жертва превращается в героя . Теперь вместо того, чтобы жаловаться на свою судьбу, человек будет бороться с несчастьем, чувствуя себя не изнуренным, а возбужденным. Решая свои проблемы, герой не будет жаловаться. Он или она будет испытывать удовольствие благодаря умению решать эти проблемы.
  2. преследователь превращается в философа. Наблюдая за действиями героя с точки зрения стороннего наблюдателя, философ уже не критикует, а переживает за результат. Философ готов принять любой исход, потому что он знает, что со временем все будет хорошо.
  3. Спасатель превращается в мотиватор . Он или она стимулирует героя на совершение чего-то великого, описывая будущие возможности. Мотиватор находит способы применить силы героя и вдохновляет его на действия.

Это здоровая и счастливая модель отношений между людьми.

Совершенная модель треугольника

Эта модель треугольника заключает в себе еще больше энергии и счастья.

  1. Герой становится победителем . Он совершает подвиги не для того, чтобы его хвалили, а для того, чтобы творчески применить свою энергию. Герой не нуждается в общественном одобрении; ему или ей нравится процесс творчества и возможность изменить этот мир к лучшему.
  2. Философ становится созерцателем . Он видит связи, которые не видят другие. Он использует новые возможности и создает новые идеи.
  3. Мотиватор становится стратегом . Он хорошо знает, как воплотить философские идеи в жизнь.

Важно адекватно оценить ситуацию, увидеть, не манипулируют ли вами, чтобы не превратить свою жизнь в мыльную оперу изнурительных отношений.Не играйте роли, которые вам навязывают. Научитесь вставать и уходить, когда видите, что что-то не так.

Знакомы ли вы с узорами Драматического Треугольника Карпмана? Поделитесь с нами своим опытом.

Иллюстратор: Екатерина Рагозина для AdMe.ru

Драматический треугольник Карпмана | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Клинический: Подходы · Групповая терапия · Техники · Типы проблем · Области специализации · Таксономии · Терапевтические вопросы · Способы доставки · Проект перевода модели · Личный опыт ·


Файл: Драматический треугольник большой.tiff

Классический драматический треугольник [1]

Драматический треугольник — это психологическая и социальная модель человеческого взаимодействия в транзактном анализе (ТА), впервые описанная Стивеном Карпманом в его статье 1968 года «Сказки и сценарий драматического анализа ». . [2] Модель драматического треугольника используется в психологии и психотерапии. [3] [4]

Модель постулирует три привычные психологические роли (или ролевые игры), которые люди часто играют в ситуации:

  • Человек, играющий роль жертвы
  • Человек, который давит, принуждает или преследует жертву, и
  • Спасатель , который вмешивается, по-видимому, из желания помочь ситуации или проигравшему.

Из них «спасатель» играет наименее очевидную роль. В терминах драматического треугольника «спасатель» — это не человек, помогающий кому-то в чрезвычайной ситуации. Это тот, у кого смешанные или скрытые мотивы, которые на самом деле в некоторой степени эгоистично получают выгоду от того, чтобы быть «тем, кто спасает». У спасателя есть поверхностный мотив решить проблему, и, похоже, он прилагает большие усилия для ее решения, , но также имеет скрытый мотив не добиться успеха или добиться успеха таким образом, чтобы они принесли пользу .Например, они могут испытывать чувство собственного достоинства или статуса «спасителя» или получать удовольствие от того, что кто-то зависит от них или доверяет им — и действовать таким образом, который якобы пытается помочь, но на более глубоком уровне играет на жертву, чтобы продолжать получать свою награду. [ необходима ссылка ] (см. Ниже). Как говорит транзакционный аналитик Клод Штайнер:

… Жертва на самом деле не так беспомощна, как чувствует, Спасатель на самом деле не помогает, а у Преследователя действительно нет обоснованной жалобы. [1]

Ситуация разыгрывается, когда возникает ситуация и человек выступает в роли жертвы или преследователя. Остальные затем берут на себя другие роли. [5] После этого «два игрока перемещаются по треугольнику, таким образом меняя роли», [5] так, что, например, жертва включает спасателя, спасатель переключается на преследование или, как часто бывает, спасатель заканчивает до того, как войти в ситуацию и стать жертвой.

Скрытая цель каждого «игрока» и причина, по которой ситуация сохраняется, заключается в том, что каждый получает свои невысказанные (и часто неосознанные) психологические желания / потребности таким образом, который они считают оправданным, без необходимости признавать более широкую дисфункцию или причиненный вред. ситуация в целом.Таким образом, каждый игрок действует в соответствии со своими корыстными «потребностями», а не действует по-настоящему ответственно или альтруистично. [ необходима ссылка ] . Таким образом, персонаж может «обычно приходить ко мне, как жалобная жертва; теперь ясно, что она может переключиться на роль Преследователя, если это «случайно», и она извинится за это ». [6]

В транзакционном анализе драматический треугольник иногда упоминается в контексте интеллектуальных игр — «бессознательных игр, в которые играют невинные люди» [7] — таких как: — Почему ты не / Да, но ; Если бы не ты ; Почему это всегда происходит со мной? ; Посмотри, что ты заставил меня сделать ; Ты меня в это ввел ; Посмотрите, как я старался ; Я только пытаюсь вам помочь ; и Давай сразимся с ним .

Отношения между жертвой и спасателем могут быть взаимозависимыми. [8] [9] Спасатель поддерживает Жертву в зависимости от себя, играя на ее Жертве. Жертва удовлетворяет свои потребности, когда о них заботится спасатель.

«Спасатель» против спасателя [править | править источник]

«Игровая» позиция Спасателя отличается от позиции настоящего спасателя в чрезвычайной ситуации, например, пожарного, спасающего жертву из горящего здания, или спасателя, спасающего жертву от утопления.Что касается драматической роли, то в попытках Спасателя есть что-то нечестное или невысказанное, или, в лучшем случае, смешанный мотив, или нужно , чтобы быть спасителем или иметь жертву, чтобы помочь. Фактически, «игра« Треугольник Карпмана »препятствует реальному решению проблем … создает путаницу и беспокойство, а не решения». [10] Драматический треугольник «Спасатель» играет роль больше потому, что они стремятся быть спасителями как способ избежать взгляда на собственное беспокойство, лежащие в основе чувства, чем потому, что жертва нуждается в их участии, как в случае пожарного / спасателя.

По словам Эрика Берна, «первая группа играет« Я только пытаюсь помочь тебе », а остальные помогают людям». [11]

«Игра» в транзакционном анализе — это серия транзакций, которые являются дополнительными (взаимными), скрытыми и продвигаются к предсказуемому результату. Игры часто характеризуются переключателем в ролях игроков ближе к концу. Количество «игроков» может быть разным.

Игры в этом смысле — это устройства, используемые (часто бессознательно) человеком для создания обстоятельств, при которых он может обоснованно испытывать определенные результирующие чувства (например, гнев или превосходство), или оправданно предпринимать или избегать определенных действий, если их собственные внутренние желания различаются. от общественных ожиданий.Они всегда заменяют более искренние и полные взрослые эмоции и реакцию, которые были бы более подходящими.

В играх часто полезно учитывать три количественные переменные:

  • Гибкость : способность игроков изменять валюту игры (то есть инструменты, которые они используют для игры). «В некоторые игры … можно правильно играть только с одним видом валюты, в то время как другие, такие как эксгибиционистские игры, более гибкие», [12] , так что игроки могут переключаться от слов к деньгам, к частям игры. тело.
  • Настойчивость : «Некоторые люди легко бросают свои игры, другие более настойчивы. , [12] , имея в виду то, как люди придерживаются своих игр и их сопротивление разрыву с ними.
  • Интенсивность : «Некоторые люди играют в свои игры расслабленно, другие более напряжены и агрессивны. Игры, в которые играют таким образом, известны как легкие и сложные игры, соответственно » [12] , причем последние ведутся напряженно и агрессивно.

В зависимости от степени приемлемости и потенциального вреда игры классифицируются на три категории: социально приемлемые игры, нежелательные, но не необратимо разрушающие игры или игры, которые могут привести к серьезному ущербу.Их последствия могут варьироваться от множества мелких выплат (девушка, которая продолжает встречаться с хорошими парнями, которые бросают ее), до выплаты, накопленной за долгий период, до крупного уровня (например, суд, морг и т. Д.). Каждая игра имеет выплаты для тех, кто в нее играет. Антитезис игры (то есть способ ее сломать) заключается в открытии того, как лишить актеров их выигрыша.

Первой такой теоретизированной игрой была Почему бы и нет / Да, но , в которой один игрок (, белый, ) может создать проблему, как если бы он обратился за помощью, а другой игрок (, черный, ) — предлагать решения.Белые указывали на ошибку в решении каждого черного игрока (ответ «Да, но»), пока все они не сдались в отчаянии. Второстепенная выгода для Уайта заключалась в том, что он мог заявить, что оправдал свою проблему как неразрешимую, и таким образом избежать тяжелой работы внутренних изменений; а для Блэка — либо почувствовать разочарование мученика («Я только пытался помочь»), либо неуважение к высшему существу («пациент отказывался от сотрудничества»).

В «Драматическом треугольнике» «переключение ролей» — это «тот же переключатель, который включен в формулу для игр» [13] — происходит, когда один игрок после того, как установились стабильные роли, внезапно меняет роль.Жертва становится преследователем и бросает предыдущего преследователя на роль жертвы, или спасатель внезапно переключается на преследователя («Вы никогда не цените мою помощь! / Почему ваши глаза так далеко друг от друга?»).

‘У Карпмана есть много интересных переменных в его полностью разработанной теории, помимо смены ролей. К ним относятся пространственные переключатели (частные-открытые, открытые-закрытые, почти-дальние), которые предшествуют, вызывают или следуют за переключениями ролей, а также скорость сценария (количество переключений ролей в заданную единицу времени) ». [13]

  • Берн, Эрик (1964). Игры, в которые играют люди . Ballantine Books (27 августа 1996 г.). ISBN 0-345-41003-3. ISBN 978-0-345-41003-0.
  • Форрест, Линн. Драматический треугольник: 3 лица жертвы
  • Харрис, Томас А., доктор медицины. (1967). Я в порядке, ты в порядке . Galahad Books (27 ноября 2004 г.). ISBN 1-57866-075-0. ISBN 978-1-57866-075-9.
  • Womeldorff, Дэвид Эмеральд (2009). Сила TED * (* The Empowerment Dynamic) — (Обновлено и пересмотрено).Издательская группа «Полярис»; Издание второе (15 января 2009 г.). ISBN 0-9771441-1-9. ISBN 978-0-9771441-1-2.
  • Зимберов, Дайан (1989). Вырваться из ловушки жертвы: восстановить свою личную силу . Wellness Press; 5-е (7 ноября 2011 г.) издание. ISBN 0-9622728-0-9. ISBN 978-0-9622728-0-6.
  • СКАЗКИ И ДРАМАТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СКРИПТА, Бюллетень транзакционного анализа, Том 7, № 26, апрель 1968, Стивен Б. Карпман, доктор медицины
  • НОВЫЕ ДРАМАТИЧЕСКИЕ ТРЕУГОЛЬНИКИ, лекция на конференции USATAA / ITAA, 11 августа 2007 г., Стивен Б.Карпман, доктор медицины
  • Драматический треугольник — сайт Стивена Карпмана, включая оригинальные статьи
  • Резюме драматического треугольника Карпмана — расширенная диаграмма KDT со ссылками на несколько статей нейропсихолога о его межличностных проявлениях.
  • Драматический треугольник — TA-Tutor.com

Стратегии успешного управления исследованиями на основе психологии созависимости

Том LI, номер 2

Выход из драматического треугольника: стратегии успешного управления исследованиями из психологии созависимости

Дебора Дж.Кларк
Центральный Мичиганский университет

Абстракция

Роль администратора исследований требует высокоэффективного совместного управления проектами для разработки конкурентоспособных, совместимых и правильно ориентированных приложений для спонсорской поддержки. Когда возникают проблемы, стресс и нехватка времени могут привести к неадаптивным формам манипуляции и микроменеджмента между администраторами исследований и главными исследователями, которые напоминают дисфункциональные созависимые отношения.Используя драматический треугольник Карпмана (1968), эта статья описывает потерю независимости и когнитивную предвзятость, которые предшествуют развитию созависимого мышления и поведения на рабочем месте, особенно в том, что касается управления исследованиями. Обсуждение включает в себя частоту «родительского воспитания с вертолета» и его потенциальное применение к попыткам администраторов исследований по предотвращению рисков надзора за проектами и обеспечению безопасности. В оставшейся части статьи представлены предложения по предотвращению взаимозависимости на рабочем месте в исследовательском офисе, включая конкретные стратегии взаимодействия с ведущими исследователями с большей ясностью, эффективностью и уважительным сотрудничеством.

Ключевые слова: Управление исследованиями, взаимозависимость, воспитание с вертолета, Драматический треугольник Карпмана

Управление социальной сферой исследований

Роль администратора исследований резко изменилась за последние два десятилетия. Ланден и Маккалистер (2002) предвидели глубокие изменения в области управления исследованиями, связанные с быстро развивающимися технологиями, акцентом спонсоров на комплексные, проблемно-ориентированные исследования и постоянно растущими ожиданиями ответственности и подотчетности со стороны всех участников проекта.В то время как институциональные допущения и поддержка исследовательских офисов изо всех сил пытались противостоять реальности их повседневной работы (Cole, 2008; Landen & McCallister, 2002), администраторы исследований умело продвигали эту область вперед, используя свои навыки и расширяя знания для максимизации спонсируемых финансирование, несмотря на сокращение ресурсов офиса и спонсорских выплат.

Коул (2008) предположил, что преподаватели и руководители исследований составляют «живую систему» ​​с сильной взаимозависимостью друг от друга и большим потенциалом для реформирования и роста.Администраторы исследований и их преподаватели не могут достичь своей общей цели успешного спонсорства без их личного вклада в успешный процесс. Тем не менее, в отличие от преподавателей, которые сосредотачиваются на основном предмете каждого запроса на финансирование, администраторы исследований динамично переключаются между множеством различных ролей и наборов знаний, критически важных для результата их работы. Lehman (2017) заметил, что администраторы исследований иногда сосредотачиваются на обширном наборе юридической, финансовой и технологической информации, которую они должны полностью понимать, чтобы применять должным образом.В других случаях администраторы исследований полагаются на неявные знания и передовые методы, полученные благодаря опыту и переданные через сложную культуру управления исследованиями (Lehman, 2017).

Помимо относительно простых наборов навыков, которые фигурируют в описании должностей администратора исследования, таких как ориентация на детали и технологические навыки, каждый успешный администратор исследования владеет набором неявных навыков, которые помогают общаться и ускоряют прогресс. К ним относятся способность вселить уверенность в тревожном, медлительном главном следователе в крайний срок, стиль общения, который напрямую обращается к проступкам без стыда, а также проницательность, позволяющая точно предвидеть проблему до того, как она возникнет, и разрешить ее.

Эффективный администратор исследования может переключаться между манипуляциями, вторжением, вдохновением и бдительностью. В идеале они стремятся отвечать своим коллегам с неизменной ясностью и уважением. Тем не менее, когда вмешиваются нехватка времени и высокие ставки, общие для данной области, администраторы исследований легко втягиваются в ослабление своих профессиональных границ и позволяют конфликтам на рабочем месте с главными исследователями превращаться в личное оскорбление. Слабые границы и вовлеченность в проблемы и проблемы других людей могут привести к ненадлежащему уходу или взаимозависимости , которая на рабочем месте может повредить как отношениям, так и профессиональным результатам (Alcorn, 1992; Larsen & Goodstein, 1993).Чтобы избежать подобных ситуаций, необходима личная ясность и понимание существующей динамики (Wagner, 2015; Alcorn, 1992; Henley, 2011), что бывает трудно распознать в пылу сложных ситуаций.

Управление визуализации исследований в драматическом треугольнике

Психиатр Стивен Карпман (1968) разработал модель, получившую название Драматический треугольник, , которая показывает, как люди в конфликте думают и ведут себя изменчивым и разрушительным образом. Модель используется для всего, от транзакционной терапии (Forrest, 2008; Zerin, 1988) до отображения драматических сценариев (Birk, 1994; Karpman, 1968;), но одной из ее сильных сторон является способность модели отображать токсичные взаимодействия, включая личные позиции. лежащая в основе взаимозависимость.

Модель выполняет три вращающихся роли — потерпевшего, спасателя и преследователя. В вершине треугольника находится «жертва» — роль «пожалей меня», которая требует помощи и сочувствия от других. На их стороне спасатель, который сталкивается с конфликтом с необходимостью спасти жертву с помощью контроля и манипуляций. На их стороне преследователь, который чувствует себя обиженным, обиженным и злым из-за того, что ему приходится иметь дело с проблемами жертвы.

Как показано стрелками, люди, имеющие дело с конфликтом, путешествуют по этому треугольнику, принимая на себя различные роли в разное время в своем собственном конфликтном мышлении и общении (Форрест, 2008).Иногда несколько человек, находящихся в конфликте друг с другом, будут разыгрывать роли в драматическом треугольнике, борясь с проблемой, — например, главный исследователь (жертва), администратор исследования (спасатель) и декан колледжа (преследователь) спорят о большом конфликте. покупка оборудования на грант. В других случаях люди разыгрывают роли в драматическом треугольнике в ответ на их собственное смещение, эмоциональное мышление о проблеме, например, когда администратор исследования беспокоится, обвиняет и судорожно пересчитывает, когда они борются со значительной ошибкой бюджета в поданном предложении.Соответственно, осознание того, что вы реагируете на ситуацию «путешествием по драматическому треугольнику», является важным первым шагом к снижению стресса и повышению эффективности работы.

Используя драматический треугольник Карпмана и психологическую теорию созависимого поведения на рабочем месте, автор поможет читателям визуализировать стирание эффективных границ между администраторами исследований, главными исследователями и их коллегами по проекту и проиллюстрировать риск негативного воздействия на их взаимоотношения.Кроме того, в статье будут представлены стратегические шаги для восстановления ясности, отстранения от межличностных вопросов и возобновления эффективного, уважительного сотрудничества.

Соблазнение и запутывание жертв

Изменчивые роли администраторов исследований — партнер, авторитет, наставник и координатор — требуют некоторой близости к людям и проектам, которые они возглавляют. Принято считать, что развитие профессиональных дружеских отношений и взаимного доверия может улучшить качество и эффективность работы.К сожалению, такое же более глубокое понимание и сочувствие, которое помогает администраторам исследований чутко продвигать проект, может создать дополнительную сложность и усложнить стресс.

Исследования показывают, что стресс является обычным компонентом образа жизни руководителей исследований (Shambrook, 2010; Shambrook, 2012). Более половины из нас испытывают стресс на уровне, который мы воспринимаем как «высокий» или «чрезвычайно высокий», поскольку мы боремся с балансом между работой и личной жизнью и пренебрегаем собственным здоровьем из-за плохого сна, продолжительного рабочего дня и работы во время болезни (Shambrook, 2012).Высокий стресс в сочетании с сильным чувством ответственности за все аспекты работы, даже за те аспекты, которые находятся вне контроля человека, могут быть проблематичными, особенно когда это становится привычным (Henley, 2011).

Пожалуй, одна из самых важных способностей, которыми обладают администраторы исследований и которыми они управляют на протяжении всей своей карьеры, — это их способность идти по канату между совместным совместным управлением очень сложными проектами с их главными исследователями и эмоциональным переплетением этих проектов и людей, так что они теряют способность видеть проблемы с независимостью и отстраненностью.Поскольку это поведение подкрепляется опытом и ситуативными факторами, любой может впасть в дисфункциональное вспомогательное поведение (Alcorn 1992; Larsen & Goodstein, 1993; Wagner 2015). Позволить стрессу, страху или неуверенности вызвать вмешательство в повседневные обязанности других или сделать выбор в пользу перевода безличного конфликта в личное оскорбление может превратить краткосрочные разочарования в более долгосрочные препятствия в чьей-либо трудовой жизни. Если эти привычки сохранятся, они могут усугубить ущерб рабочим отношениям, вызвать выгорание и даже преждевременно закончить карьеру (Alcorn, 1992; Larsen & Goodstein, 1993).В худшем случае запутанное поведение может стать привычным, что приведет к неуправляемому личному стрессу, влияющему на семейную жизнь и отношения (Alcorn, 1992; Larsen & Goodstein, 1993; Wagner 2015). Соответственно, умение замечать признаки эмоциональной привязанности к нашим главным исследователям является одной из самых важных наших способностей как руководителей исследований, для самых близких нам людей и для здорового долголетия нашей карьеры.

Атрибуционная предвзятость в качестве модератора исследования Опыт администратора

Администраторы исследований — это менеджеры с экспертными знаниями, способные одновременно сосредоточить внимание на всех подвижных частях сложного проекта: главный исследователь; члены команды; отношение работы к приоритетам спонсора; а также правила, политики и требования всех заинтересованных сторон.Администраторы исследований признают и поддерживают все эти активы не для одного проекта, а для всех проектов, которые выходят за пределы их «входящих» корзин, готовятся к закрытию, ожидают повторной подачи и возвращаются назад в напряженные годы своей индивидуальной карьеры.

Хорошо управляемые, успешные гранты и контракты могут повысить карьеру, поднять репутацию и успех учреждения и принести пользу обществу (Cole, 2008; Landen & McCallister, 2002). Внешнее финансирование расширяет области исследований, способствует выживанию стоящих программ, а также поддерживает активное участие сотрудников и студентов и их значительную занятость.Когда предложения отклоняются или серьезно нарушаются нормативные требования во время реализации, все роли и ресурсы подвергаются негативному воздействию, которое трудно полностью оценить. Сбои при запуске проекта, будь то до подачи заявки, на уровне спонсора или на уровне награды за непростой пост, могут расстраивать администраторов исследований, особенно если они чувствуют некоторую связь с неудачей. Понимание того, как личные убеждения о ситуациях, людях и событиях влияют на поведенческие решения, является первым ключом к предотвращению запутанности.

Персональные объяснения очевидных успехов и неудач, включая результаты спонсируемой работы, являются элементом нашего атрибутивного стиля; привычные, когнитивные объяснения для интерпретации хороших и плохих событий, независимо от их истории или контекста (Higgins & Shaw, 1999; Peterson & Seligman, 1984; Riolli & Summer, 2010). Эти когнитивные предубеждения присущи отдельным людям и заражают команды коллег через простые обсуждения и взаимодействие в офисе (Riolli & Summer, 2010).Те, кто придерживается пессимистического атрибутивного стиля — винят себя в негативных результатах и ​​ожидают аналогичных неудач в будущем, могут создать «общую ментальную модель» негатива посредством группового взаимодействия, которое приводит к чувству неэффективности, беспомощности и негативности команды (Riolli & Лето 2010 г.).

Отрицательное смещение в управлении исследованиями

Напряженность нашей межличностной работы в качестве руководителей исследований может легко способствовать развитию склонности к предвзятому мышлению.Участники собраний Международного общества управления исследованиями (SRAI), которые участвовали в дискуссионных сессиях, посвященных созданию лучших отношений с главными исследователями проекта, могут быть удивлены тем, насколько ярко некоторые негативные взаимодействия запоминаются и остаются проблемой, даже если они произошло много лет назад.

На самом деле, есть много веских причин, по которым ведущие исследователи и их защитники могут изо всех сил пытаться наладить отношения с руководителями исследований. Во-первых, мы подходим к каждому проекту с разными приоритетами — главные исследователи сосредотачиваются на описанной программе или исследовании, а администратор исследования — на руководящих принципах, протоколе, соблюдении требований и процессе (Cole, 2008).Каждый из нас говорит на своем языке и владеет своей частью процесса. Неудивительно, что когда опытных преподавателей спросили о поддержке, которую должны оказывать администраторы исследований, преподаватели отдали предпочтение тому, чтобы они были более полезными и менее сосредоточенными на обеспечении соблюдения правил (Cole, 2008). В случае недопонимания и несовпадения приоритетов разочарование может привести к чувству недоверия, которое может проявляться в контроле за обменом информацией. Тем не менее, обе стороны глубоко привержены достижению одного и того же важнейшего результата — успешного, конкурентоспособного предложения.

Там, где пессимистическая предвзятость атрибуции не подвергается сомнению, ухудшается качество и постоянство работы (Riolli & Sommer, 2010). Нейтральные ситуации, требующие вопросов, а не предвзятого мнения, интерпретируются заново, чтобы соответствовать существующим личным предубеждениям, и объясняются как преднамеренная ошибка или агрессия. Если руководители исследования видят в этих конфликтах свидетельство своей неэффективности или неспособности управлять сложными отношениями, они могут не решаться поделиться своими опасениями с руководителями или коллегами, которые могут сомневаться в их выборе, воспринимать ситуации лично или предлагать альтернативные объяснения.Вера в то, что ситуация неразрешима и не поддается помощи, усиливает роль администратора исследования как жертвы и способствует реактивному реагированию.

Созависимость: миф о контроле администратора исследования

Многие администраторы исследований зашли в тупик, лихорадочно работая, в конце процесса, с предложением, которое должно быть рассмотрено, а главный исследователь, который извиняется, медленно реагирует или не выполняет работу в соответствии с рекомендациями спонсора.Не желая столкнуться с провалом процесса или найти время, чтобы распутать проблемную ситуацию, администратор исследования вмешивается и лично берет на себя задачи проекта, независимо от того, чьи обязанности они несут и должны ли они. Чтобы облегчить сжатые сроки, они могут даже регулярно вмешиваться в работу своих главных следователей. Поскольку обычные обязанности администратора исследования остаются нетронутыми, они могут рационализировать свои действия, нарушающие границы, как примеры своей превосходной ориентации в сфере услуг и средств, с помощью которых они заслуживают доверие преподавателей и демонстрируют всем свою незаменимую ценность.

Однако это может быть не так, как видит это главный следователь. Они могут чувствовать себя некомфортно из-за предпринятых шагов и рассматривать их как навязчивые; нарушение их соответствующего надзора и последующих мер. Или же они могут рассматривать жертву как прекрасную возможность. Если их исследовательский администратор готов выполнять свою работу, зачем мешать и брать на себя ответственность за свою долю усилий? Администратор исследования может быть шокирован и рассержен этими ответами, не зная, почему их чувство самопожертвования не было оценено их главным исследователем или использовалось так ненадлежащим образом.

В области популярной психологии этот тип взаимодействия называется взаимозависимостью . Этот популярный психологический термин был первоначально разработан Мелоди Битти (1989) для характеристики поведения людей, вовлеченных в тяжелые отношения с зависимым партнером. Со временем описание взаимозависимости расширилось до других типов токсичных взаимодействий, включая контроль взаимодействия на рабочем месте (Alcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993; Morkved, 2014), ошибочное предпринимательское поведение (Wagner, 2015) и дисфункциональные отношения с родителями ( Карузо, 2019; Fingerman et al., 2012; Оденвеллер, 2014; Руссо и Шарф, 2015; Руссо и Шарф, 2018; Шиффрин и др., 2014). В созависимых отношениях один человек компульсивно, последовательно, а иногда и драматично вовлечен в контроль и спасение другого от его собственных, соответствующих возрасту и ситуации, ответственности и последствий (Allcorn, 1992; Beattie, 1989; Burn, 201 5; Henley, 2011; Springer et al., 1998).

Интересно, что созависимость, как и другие эмоциональные и поведенческие проблемы, возникает во всем континууме — от тех, чья жизнь глубоко затронута этими решениями и поведением, до тех, кто проявляет такое поведение только в определенных ситуациях и в ответ на определенных людей (Alcorn, 1992; Ларсен и Гольдштейн, 1993; Спрингер и др., 1998).Соответственно, исследователи и практики утверждают, что созависимость — это модель, которую каждый испытывает, по крайней мере, в некоторой степени (Allcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993; Wagner, 2005). Там, где преобладает созависимое мышление, существует большая вероятность того, что нейтральные стимулы будут интерпретироваться неточно и смещаться в сторону созависимых убеждений и выбранного поведения (Allcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993). По мере продолжения такого поведения границы серьезно размываются, и человек, предоставляющий всю незапрошенную помощь и вмешательство, теряет способность осознавать свои собственные потребности и обязанности (Allcorn, 1992; Beattie, 1989; Burn, 2015; Henley, 2011; Springer et al., 1998). Хотя люди, имеющие дело с созависимостью, могут осознавать тщетность попыток контролировать поведение и последствия другого, их усилия по контролю продолжаются (Beattie, 1989; Alcorn, 1992; Larsen & Goldstein, 1993). Со временем созависимое поведение может стать настолько навязчивым, что безжалостная «помощь» распространяется за пределы исходных проблемных отношений и ситуации на других важных людей в жизни спасателя, которые не нуждаются в поддержке и не просят ее (Allcorn, 1992; Burn, 2015; Henley, 2011; Springer et al., 1998).

Как и ожидалось, эти нарушения границ не очень хорошо воспринимаются многими коллегами, и там, где они поддерживаются, есть много возможностей для злоупотребления и неуважения со стороны созависимого сотрудника (Allcorn, 1992). Из-за всей дополнительной работы, которую они берут на себя, многие созависимые постоянно испытывают тревогу, стресс и страдают от переутомления, что еще больше усугубляется их собственными запущенными задачами и излишне сложными обязанностями (Allcorn, 1992; Burn, 2015; Henley, 2011; Larsen & Goldstein). , 1993; Писор, 2015).Чувствуя чрезмерную ответственность за результаты каждого, сотрудники, борющиеся с созависимостью, склонны испытывать болезненное чувство вины, когда их лихорадочная работа не приводит к успеху. Их мир чувствует, что они контролируются внешними силами, которыми они изо всех сил стараются управлять и умиротворять (Allcorn, 1992). Вследствие своего ослабленного состояния они подвержены чрезмерному отрицанию реальности своего положения и склонны к депрессии и выгоранию (Allcorn, 1992; Lancer, 2018; Larsen & Goldstein, 1993; Pisor, 2015).

Как созависимость помещает руководителей исследований в драматический треугольник

Понимание того, как созависимое мышление и поведение влияет на руководителей исследований, важно для предотвращения этих проблем. Возвращаясь к драматическому треугольнику Карпмана (1968), становится ясно, что независимо от того, какую роль человек занимает в созависимых отношениях, есть страдание; спасатель и преследователь — это всего лишь две разные крайности жертвы (Forrest, 2008). Спасатели считают себя выше жертвы, потому что они твердо убеждены в том, что они точно определили проблему жертвы и находятся на пути к ее решению в одиночку, несмотря на то, что это повлияло на них лично и профессионально.Преследователь также чувствует себя выше жертвы, потому что эта роль определяет человека, с которым плохо обращаются, который знает, что лучше не действовать, думать или действовать как жертва. Следовательно, на преследователя влияют стресс, враждебность и негодование (Forrest, 2008).

Когда возникает воспринимаемый конфликт, каждый человек входит в Драматический Треугольник у «стартовых ворот» — позиции (спаситель, жертва, преследователь), которая эмоционально запускается для них их предыдущим опытом конфликта, возможно, восходящим к детству ( Форрест, 2008).Затем, как только они начинают взаимодействовать в драматическом треугольнике, люди переходят с позиции на позицию, пытаясь определить свой выход, но обычно в конечном итоге оказываются в роли жертвы (Форрест, 2008).

Как будет выглядеть работа над Драматическим треугольником для администраторов исследований? Приведенная ниже диаграмма (рис. 2) основана на драматическом треугольнике Карпмана (1968), но модифицирована, чтобы проиллюстрировать, как роли жертвы, спасателя и преследователя могут функционировать и взаимодействовать в исследовательском офисе.

Во-первых, обратите внимание, что катализатор — это «проблема», появляющаяся в центре диаграммы. Ни одна из ролей не обсуждает анализ ситуации или определение необходимости немедленных действий. Вместо этого все роли жертвы готовы с характерным ответом. Название, «Треугольник деактивации », подчеркивает, как этот хаотический подход активирует эмоциональную реактивность, а не логический, основанный на фактах подход к проблемам.

Применение этих принципов к области управления исследованиями позволяет легче распознать такое поведение на рабочем месте.Мы знаем коллегу, которая всю неделю обедает за своим столом, а вечером остается на работе, даже в дни без крайнего срока, потому что она считает, что «должна» или «должна». Мы работаем с коллегой, у которого всегда мало времени, но который обычно берет на себя работу своих главных исследователей, потому что «они не могут сделать это сами» или потому, что его главные следователи «этого ожидают». Нам жаль встревоженную, уставшую и спорную коллегу, которая боится любого негативного отзыва об услуге, отказа в предложении или проблемы после награждения, потому что она никогда не чувствует себя по-настоящему защищенной в своих способностях или положении.Возможно, время от времени мы такие коллеги.

В литературе указываются некоторые конкретные типы созависимых тенденций, которые проявляются на рабочем месте (Larsen & Goldstein, 1993). К ним относятся: Смотрители , которые изо всех сил пытаются сохранить контроль, решая проблемы других людей и контролируя их работу; Люди ублажают людей, которые не хотят когда-либо говорить «нет» и заинтересованы в устранении риска конфликта; мучеников , которые подвержены беспокойству и чувству вины и действуют, исходя из своего негативного мировоззрения; Перфекционисты , которые могут страдать от заниженной самооценки и очень лично воспринимать ошибки, в то же время придерживая других своих невероятно высоких стандартов; и трудоголиков, которых обычно вознаграждаются учреждениями за их проявление приверженности, в то время как они прячутся за пеленой несфокусированной занятости (Larsen & Goldstein, 1993).В то время как категориальные типы помогают нам легче распознать такое поведение, мы больше всего извлекаем пользу из того, что видим, как эти модели мышления и мотивации могут отвлекать администраторов исследований и главных исследователей от задачи и вступать в конфликт с неотложной, а иногда и конфронтационной работой по разработке и поддержке спонсируемой работы.

В отличие от этого, Оллкорн (1992) выявил «лица» созависимых тенденций, которые побуждают людей непоколебимо сосредотачиваться на каком-то аспекте своей трудовой жизни, который очень трудно обеспечить — миф об абсолютном контроле, совершенстве и защите от всех ошибок, облегчении сложных конфликтов и защиты от признания слабым или неспособным (Alcorn, 1992).Чтобы удовлетворить эти потребности, созависимые сотрудники охотно возьмут на себя дополнительную работу и поставят под угрозу ранее возложенные обязанности. Они отрицают свои собственные чувства, пока небольшие расстройства не станут взрывоопасными. Они ничего не просят для себя, но имеют глубоко укоренившиеся надежды на то, что их также спасут, защитят и поддержат их коллеги. Обычная неспособность достичь этих результатов еще больше истощает их слабую самооценку и самоэффективность (Allcorn, 1992), что затрудняет преодоление стрессовой работы и ситуаций.

Означает ли это, что администраторам исследований никогда не выпадает привилегия выходить за рутинные рамки своей должности, чтобы вести трудные проекты к успеху? Всегда ли контроль доступа и энергичная поддержка проекта представляют собой угрозу для взаимозависимых действий? Daire et al. (2012) отметили, что «эмоциональное чрезмерное инвестирование» происходит, когда привязанность к определенной потребности или результату увеличивается, в то время как привязанность к другим результатам и потребностям уменьшается. Это сужение фокуса и энергии, особенно когда оно сопровождается контролем, манипуляциями и угождением людей, является предупреждающим признаком неадекватного чрезмерного инвестирования (Daire et al., 2012). Это описание вовлеченности предлагает совершенно иной сценарий, нежели доведение проекта до финиша вместе с другими квалифицированными ролями.

Прежде чем администратор исследования возьмет на себя задачу, которая обычно выполняется главным исследователем, ключ к определению того, является ли это нарушение границ проблемным или уместным для ситуации, — это потратить время на то, чтобы понять, почему такой образ действий необходим. В работе Созависимость: проблема помощи Ли (2018) предположил, что люди, которые чувствуют себя подверженными риску созависимых действий, должны задать себе несколько ключевых вопросов, прежде чем действовать.Эти вопросы включают в себя: Считаете ли вы, что сказать «нет» грубо? Вы постоянно обижаетесь, когда другие не прикладывают столько усилий, как вы? Часто ли вы играете роль «спасителя»? (Ли, 2018). Принятие на себя дополнительной ответственности за влияние на кого-то, поиск каких-либо действий или облегчение проблем для кого-то другого — все это сомнительные мотивы при отсутствии лучших намерений. Учитывая наше глубокое понимание всех различных аспектов, которые способствуют успеху проекта, иногда необходимо отклонить запрос о прямой поддержке со стороны главного исследователя и вместо этого сосредоточиться на том, чтобы дать возможность своим собственным знаниям и способностям самостоятельно взять на себя задачу, одновременно укрепляя свою независимость.Это цель, совершенно чуждая людям, которые мыслят и действуют независимо, желая при этом быть оракулом и спасителем. Иногда лучше дать другим возможность выполнять порученную им работу, поэтому в вашей роли администратора исследования вы можете свободно заниматься работой, которую только у вас есть понимание и подготовка.

Наша сфера деятельности ориентирована на оказание услуг, которая вознаграждает наших главных исследователей, особенно тех, чье полное сотрудничество нам еще предстоит выиграть.Аналогичный аргумент приводился в литературе, в которой заявлялось, что созависимое поведение зависит от пола и фактически представляет собой социальные идеалы женской заботы и поддержки (Dear & Roberts, 2002). Хотя мужчины и женщины существенно не различаются по степени созависимого поведения (Lee, 2018; Springer et al., 1998), созависимые характеристики иногда описываются в позитивных, стереотипно женских терминах, таких как выражение сочувствия, забота о других и демонстрация себя. -Жертвовать на благо других (Dear & Roberts, 2002).С этой точки зрения, выход за рамки профессиональных границ и переход через профессиональные границы можно рассматривать как не более чем похвальную ориентацию на обслуживание клиентов. Опытные администраторы исследований хорошо осведомлены о стрессах, связанных с предоставлением грантов, и о необходимом стремлении отказаться от всех других действий и обратиться к нуждающемуся исследователю. Сложность заключается в том, чтобы предложить правильные виды помощи там, где и когда это необходимо, при сохранении профессиональной и должным образом отстраненной позиции от главных исследователей и предложений.Такое поведение, которое кажется безличным и равнодушным с созависимой точки зрения, на самом деле является стабильной, незамутненной точкой зрения с наибольшей вероятностью ясного и объективного анализа ситуаций, ведущей к соответствующему и полезному уровню поддержки.

Успех и соответствие проекта «Вертолетная поддержка»

Хотя широкая терминология созависимости потеряла популярность в некоторых группах психологического сообщества (Dear & Roberts, 2002), новая терминология стала обычным явлением для описания созависимого поведения, специфичного для определенных типов отношений и обстоятельств.К их числу относится термин «воспитание с вертолета», описываемый как «использование несоответствующих с точки зрения развития форм участия, контроля и решения проблем» для побуждения детей любого возраста к успеху в различных этапах или задачах (Rousseau & Scharf, 2018). Вертолетные родители — чрезмерно опекающие и чрезмерно усердные коммуникаторы, которые вмешиваются в личные дела своих детей, узурпируют их принятие решений и делают необоснованные вложения в свой успех, освобождая свой путь от обычных препятствий (Odenweller, et al, 2014).В отличие от неадаптивных и конфликтных отношений, характерных для созависимости, родители-вертолеты часто наслаждаются позитивными, любящими отношениями со своим маленьким потомством (Schiffrin, et al, 2014). В раннем детстве воспитание с помощью вертолета связано с множеством положительных результатов для их детей, включая здоровое развитие и просоциальное поведение, но по мере того, как дети приближаются к подростковому возрасту, этот подход к воспитанию становится более вероятным, чтобы причинить вред (Schiffrin, et al, 2014).

Хотя, безусловно, есть статьи, описывающие опасности созависимых начальников и коллег (Burns, 2015; Henley, 2011; Morkved, 2014; Pisor, 2015; Robertson, 2018), описания «вертолетных боссов» и «вертолетных менеджеров» (Grant, 2013; Rao, 2016), по всей видимости, больше соответствует в первую очередь позитивным, но потенциально чрезмерным отношениям, которые администраторы исследования устанавливают с главными исследователями.Рао (2016) описал начальников вертолетов как автократов с благими намерениями, которые микроментируют своих сотрудников, вмешиваются в их работу, препятствуют новым подходам и новаторским планам и не доверяют способностям своих сотрудников. Превращают ли логические, независимые администраторы исследований в парящих в воздухе «менеджеров вертолетных проектов» стрессы грантов и главных исследователей, которые не могут или не будут соответствовать насущным потребностям?

Несомненно, можно провести полезные параллели между тревожными родителями и тревожными администраторами исследования.Исследования показали, что родители-вертолеты более не склонны к риску, чем взрослые с более нормативным стилем воспитания (Rousseau & Scharf, 2018). Они не верят в эффективность своих детей и не верят в способность своих детей принимать надлежащие меры. Родители-вертолетчики испытывают необычный страх и / или тревогу по поводу результатов своих детей, действуют с ориентированной на профилактику позиции в сторону безопасности, защиты и соблюдения требований и защищают себя и своих детей от трудностей, неудач, негативных последствий и восприятия некомпетентности (Rousseau & Scharf , 2018).

Сравнение кажется странным, если сравнивать детей с блестящими и компетентными главными исследователями, однако руководители исследований могут чувствовать себя родителями, пытающимися передать свою мудрость своим бескорыстным отпрыскам. Исследования показывают, что преподаватели рассматривают требования и правила спонсируемых исследований как препятствия для своей работы (Cole, 2008). Напротив, сотрудники офисов спонсируемых программ гораздо лучше осведомлены о серьезных и дорогостоящих рисках, которые могут возникнуть в результате плохого планирования проекта и его выполнения.Поэтому иногда администраторы исследований проявляют серьезную должную осмотрительность и задают повторяющиеся сложные вопросы, чтобы убедиться, что важные вопросы не будут упущены. Хотя администратор исследования рассматривает эти действия как защитные и поддерживающие, опыт разочарованного преподавателя может быть оскорбительным и ограничивающим. Тогда, как взрослый, стремящийся к автономии под нависающим над ним родителем, ведущие исследователи могут устать от затянувшегося процесса получения разрешений, сопровождаемого исчерпывающим надзором, и начать перемещаться по офису спонсируемой программы.

Решение проблем взаимозависимости и зависания: подготовка к уважительному сотрудничеству

Следующие предложения по противодействию созависимому поведению на рабочем месте основаны на работе Сета Алкорна (1992), Эрни Ларсен и Джанетт Гудштейн (1993) и Мелоди Битти (1989) и адаптированы к конкретным параметрам управления исследованиями. Акцент делается на трех важных уровнях принятия решений и действий: институт; рабочая группа; и человек.

Решение проблем созависимости и зависания: содействие институциональному сотрудничеству

Два ключевых фактора, которые заставляют людей реагировать на стрессовые обстоятельства созависимо, — это отсутствие институциональной безопасности и границ (Allcorn, 1992). Для администраторов исследований институциональная безопасность требует наличия твердого набора политик, определяющих, как проекты обрабатываются при подаче, присуждении и реализации, процесса интеграции обычных административных обязанностей с непредвиденными, моментальными сроками, а также кадровой политики, обеспечивающей достаточное перекрестное обучение и потенциал. для перераспределения времени для умелого и надежного удовлетворения ситуаций высокого спроса.Эти планы способствуют командной работе, а не менее эффективному самопожертвованию.

Способность полагаться на институциональные правила и процессы для конкретных типов запросов служит всем, устанавливая ожидания успеха. Когда протоколы понятны и повторяются единообразно всеми, у главных исследователей мало возможностей заявить, что они ничего не знают, и рационализировать свой проход вокруг спонсируемого исследовательского офиса.

Кроме того, существуют физические границы — эффективные рабочие места, которые позволяют людям сосредоточиться на своей работе, обеспечивать тишину, когда это необходимо, и участвовать в открытом разговоре со своими основными исследователями и заинтересованными сторонами, не мешая другим.Даже относительно банальные соображения, такие как стабильное, защищенное рабочее место и индивидуализированные вычисления, могут помочь усилить чувство независимости и обеспечить безопасность и удобство, позволяющее легко находить необходимые ресурсы.

Решение проблем созависимости и зависания: Содействие межличностному сотрудничеству

Ларсен и Гольдштейн (1993) подчеркнули следующие качества, которые приводят к профессиональному успеху: лояльность; мотивация к успеху; готовность к совершенствованию; и личная ответственность. Каждый из них представляет собой полезный стандарт профессионализма в области управления исследованиями.

Лояльность — это общая приверженность миссии, целям и задачам организации (Ларсен и Голдштейн, 1993). В управлении исследованиями сотрудники единообразно стремятся способствовать росту главных исследователей. Разработка полезного и эффективного профессионального развития поддерживает ответственное руководство проектом и помогает администраторам исследований облегчить прозрачный процесс.

Мотивация к успеху обеспечивает намерение исследовательского офиса; способ выполнения работы, который достигает общих результатов и устраняет межличностную незащищенность, которая заставляет сотрудников зависать, контролировать и выходить за рамки приоритетов. Каждому администратору исследования необходимо спланировать свой собственный инструментарий для достижения успеха — такой, который снижает стресс, отмечает результаты и побуждает отстраниться от конфликта. Физические упражнения, хобби, отдых и позитивные социальные сети — все это здоровые буферы для поддержания прогресса.

Готовность улучшать — это актив, который дополняет динамичный, постоянно меняющийся характер управления исследованиями. Точно так же, как руководящие принципы, программы и политика спонсоров постоянно меняются, гибкость в принятии новых ситуаций и проблем улучшает рабочую жизнь. Стремление к совершенству и боязнь появления неопытности делают персонал менее способным справляться с этими новыми ситуациями, но стремление к профессиональному росту порождает позитивный вызов.

Личная ответственность поощряет администраторов открыто делиться проблемами для группового обсуждения и принятия решений, которые способствуют продуктивности и успеху группы.К счастью, тот же открытый обмен, который помогает разрабатывать лучшие планы и политики, также противодействует тревожному улавливанию информации, обычному для созависимого мышления.

Решение проблем созависимости и зависания: содействие индивидуальному успеху

Мелоди Битти, автор бестселлеров, которая познакомила мир с концепцией созависимости в своей книге Codependent No More, указала основных симптомов , по которым люди, борющиеся с созависимостью, могут чувствовать себя бессильными (1989).Анализ этих симптомов повышает осведомленность о ситуативных и эмоциональных состояниях, которые усиливают чувство бессилия и необходимость действовать — любое действие — для получения контроля над ситуацией, которая кажется неконтролируемой. Основанный на книге Битти «« Вырваться на свободу: книга восстановления перед лицом созависимости »» (1989), приведенный ниже список личных приоритетов предлагает, как восстановить личные силы, когда работа администрации исследования кажется непосильной.

Уровень вашей самооценки

Хотя важность и самооценка не определяются извне, напоминания о прошлых успехах укрепляют постоянные усилия и рост.Храните положительные электронные письма с благодарностью за хорошо выполненную работу, благодарственные письма и статистику полученных наград в удобном доступе.

Установить жесткие границы

Установление границ доступных ресурсов повышает осведомленность об их ограничениях. Планируйте день, даже если ожидаются сбои, и избирательно выбирайте, какие и сколько непредвиденных потребностей следует интегрировать в расписание.

Собери сейчас

Когда приложения летают, легко отвлечься от ощущений и точки зрения в данный момент.Проверка эмоций и идей, которые их побудили, обеспечивает путь к стабильности и более спокойной обработке.

Расшифровать потребности от запросов

Когда вы зависаете над ситуацией и пытаетесь сохранить контроль, делегирование работы или ожидание более удобного времени кажется невозможным. Тем не менее, способность отказаться от предположений и несправедливой, недостижимой версии нашего профессионального «я» — это первые шаги к более эффективной и менее подверженной стрессу продуктивности.

Решение проблем взаимозависимости и зависания: новый взгляд на драматический треугольник

На рисунке 1 обзор драматического треугольника Карпмана (1968) дает читателям визуальное представление о том, как люди, вовлеченные в токсичные взаимоотношения, думают и общаются.Образцы мышления и поведение этих ролей точно отражают созависимые отношения, дополненные голосом, соответствующим ролям жертвы, спасителя и преследователя. Затем Драматический Треугольник был перерисован в Треугольник Деактивации (Рис. 2), который отражал то, как эти типы жертв могут думать и взаимодействовать в загруженном исследовательском офисе. Обработка была сосредоточена внутри компании (например, «Как эта проблема повлияет на меня?»), А не на выявлении проблемы и планировании соответствующего решения.

Диаграмма на рисунке 3, треугольник активации , представляет собой переосмысление трех ролей в их более совместных, когнитивно независимых аналогов. В этом формате каждая роль —

.

мотивировано любопытством, чтобы понять новую, входящую проблему и передать обработку извне, чтобы определить, какие офисные ресурсы и какой график наиболее подходят для последующих действий. Каждая роль в треугольнике активации превращается в свою функциональную противоположность по сравнению с предыдущими фигурами.Описание каждой роли, приведенное ниже, дает полезные примеры совместного, независимого мышления, которое может снизить стресс и повысить эффективность.

Переход от страдающего RA (жертва) к лидеру знаний (KL)

Краеугольный камень роли жертвы — недостаток; они считают себя неспособными решать проблемы и считают себя слишком слабыми, хрупкими или невежественными, чтобы справиться с ними. Тем не менее, они глубоко обижены на тех, кто приходит им на помощь (Forrest, 2008).

На треугольнике активации страдающий руководитель исследования (жертва) превращается в лидера знаний (KL), который символизирует первый когнитивный и поведенческий подход к любой новой возникающей проблеме. KL рассматривает недостаток информации как внешнюю проблему, а не как личный недостаток. KL спрашивает, какие данные отсутствуют и у кого есть необходимый опыт для улучшения понимания проблемы KL. Основное внимание уделяется идентификации, пониманию и следующим шагам.

Переход от Sacrificing RA (Rescuer) к Talent Broker

Для жертвенного администратора исследования успешное решение любой ситуации является меньшим приоритетом, чем получение благодарности, признания и, в конечном итоге, взаимности за их, казалось бы, бескорыстные действия (Forrest, 2008).

В треугольнике активации Жертвующий RA превращается в брокера талантов (TB), который решает проблемы, выбирая сотрудников для сотрудничества или помогая ключевым ролям чувствовать себя компетентными и уверенными при успешном продвижении вперед. ТБ устанавливают ожидания для реагирования и предоставляют ресурсы для обучения, профессионального роста и независимости.

Переход от Punishing RA (Преследователь) к Project Champion

Администратору исследования наказаний нужен кто-то, кто нападет, когда что-то пойдет не так.Они считают, что сами не могут сделать ничего плохого, и щедры на свои обвинения, угрозы, лекции и возмездие (Forrest, 2008).

Напротив, Punishing RA находит свою силу в качестве Чемпиона Проекта (ПК) в Треугольнике Активации. В качестве менеджера активов ПК фокусируется на улучшении доставки, качества и ценности ресурсов, предоставляемых исследовательским отделом проекту и его команде. Следовательно, ПК становится ценным и надежным сотрудником, а не подрывным внешним влиянием.

Заключение

Роль администратора исследования требует необычного набора навыков и компетенций, включая эмоциональный интеллект, чтобы ориентироваться в постоянно меняющемся ландшафте сложных проектов и людей. Вера в то, что межличностная агрессивность — это просто неизбежный атрибут профессии, неверна. Эмоционально отстраненные, полезные вложения в проекты наших главных исследователей возможны и предпочтительны. Кроме того, администраторы исследования могут многое сделать, чтобы определить, как часто они путешествуют по Драматическому треугольнику и посещают его неудобные точки жертвы.Каждое прерванное путешествие по драматическому треугольнику начинается с осознания риска и, соответственно, заканчивается нами.

Примечание автора:

Автор Дебора Кларк выражает благодарность программе стипендиатов SRAI и наставнику программы д-ру Рани Мутукришнан, директору Управления защиты исследований Университета Вилланова, за неоценимую помощь в разработке этой рукописи. Кроме того, г-жа Кларк глубоко признательна доктору Бобби Фогельсанг, DBH, LCSW, за профессиональные идеи и комментарии относительно поведенческих тенденций, обсуждаемых в этой статье.

Дебора Дж. Кларк, B.S., M.S.
Научный сотрудник
Центральный Мичиганский университет
Отдел исследований и аспирантуры
Foust 251
Mount Pleasant, MI 48859
Телефон: 989-774-1903

Список литературы

Олкорн, Сет (1992). Созависимость на рабочем месте: руководство для сотрудников и специалистов по персоналу. Quorum Books, Нью-Йорк.

Битти, М. (1989). Созависимый не более. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Уокер.

Бирк, Дж. Ф. (1994). Fated Boy — драматический треугольник Карпмана и Мелвилл «Билли Бадд». Literature And Medicine, Fall, Vol.13 (2), pp.274-283.

Берн, С. (2015). Являетесь ли вы созависимым зверем чужого бремени? Psychology Today, , 15 февраля 2019 г., с https://www.psychologytoday.com/blog/presence-mind/201506/are-you-codependent-beast-others-burdens?eml.

Карузо Дж. (26 марта 2019 г.). Родители снегоочистителя. Еженедельный стандарт, 25 , 6-7.

Коул, С.С., доктор философии. (2007). Управление исследованиями как живая система. Journal of Research Administration, 38 (2), 14-278.

Дайре, А. П., Якобсон, Л., и Карлсон, Р. Г. (2012). Эмоциональные акции и облигации: метафорическая модель для концептуализации и лечения созависимости и других форм эмоционального чрезмерного инвестирования. Американский журнал психотерапии, 66 (3), 259-78.

Уважаемый, G.E., & Roberts, C.M. (2002). Отношения между созависимостью, женственностью и мужественностью. Половые роли: Журнал исследований, 159.

Фингерман К., Ченг Ю., Вессельманн Э., Зарит С., Фюрстенберг Ф. и Бердитт К. (2012). Родители вертолетов и дети с посадочной площадки: интенсивная родительская поддержка взрослых детей. Journal of Marriage and Family, 74 (4), 880-896.

Форрест, Л. (2008). Три лица жертвы — обзор треугольника жертвы. Получено 29 июля 2019 г. с сайта https://www.lynneforrest.com/articles/2008/06/the-faces-of-victim/

.

Грант, А.(2013). Менеджер вертолета. Исполнительная власть . Получено 21 февраля 2019 г. с сайта https://www.govexec.com/advice-and-comment/management-matters-advice-and-comment/2013/08/helicopter-manager/67784/

.

Хенли, Дж. М. (2011). Часть III: Когда созависимые выявляются на рабочем месте. Хорошая терапия. Получено 21 февраля 2019 г. с https://www.goodtherapy.org/blog/workplace-co-dependents/

.

Хиггинс, Н., и Шоу, Дж.(1999). Атрибуционный стиль смягчает влияние информации о причинно-следственной управляемости на помогающее поведение. Социальное поведение и личность, 27 (3), 221-235.

Карпман, С. (1968). Сказки и анализ драматургии. Бюллетень транзакционного анализа, 7 (26), 39-43.

Лансер, Д. (2018). Симптомы созависимости. Центр Психологии . Получено 15 февраля 2019 г. с https://psychcentral.com/lib/symptoms-of-codependency/

.

Ланден, Марсия и Маккалистер, Майкл.(2002). Эволюция или революция? Изучение изменений в управлении исследованиями. (Магазинный разговор). Journal of Research Administration, 33 (3), 17-20, 3.

Ли Р. (2018). Созависимость: проблема помощи. Psych Central. Получено 17 мая 2019 г. с https://psychcentral.com/lib/codependency-the-helping-problem/

.

Леман, Д. (2017). Теория организационной культуры и управление знаниями в области управления исследованиями. Journal of Research Administration, 48 (2), 52-66.

Морквед Р. (2014). Признание и преодоление созависимости на рабочем месте. Linked In, 22 мая 2014 г., получено 21 февраля 2019 г. с https://www.linkedin.com/pulse/20140522020657-249419883-recognizing-and-overcoming-codependency-in-the-workplace

Оденвеллер, К.Г., Бут-Баттерфилд, М. и Кейт Вебер (2014) Изучение родительского воспитания на вертолете, семейной среды и результатов взаимоотношений для миллениалов, Communication Studies, 65: 4, 407-425.

Петерсон К. и Селигман М. Э. П. (1984). Причинные объяснения как фактор риска депрессии: теория и доказательства. Психологический обзор, 91, 347-374.

Писор, Брайан, ведущий. «Совместная работа на рабочем месте с доктором Мари-Лин Жермен». Больше нет взаимозависимости , CNM Podcast Episode 19.

Рао, М.С. (2016) Уроки лидерства: автократы и «боссы вертолетов», Training Magazine, , 18 февраля 2016 г., https://trainingmag.com/lessons-leadership-autocrats-and-%E2%80%9Chelicopter-bosses%E2 % 80% 9D

Робертсон, Дж.(2018). Плохие боссы: 3 способа распознать созависимых. Центр Психологии . Получено 26 июля 2019 г. с https://psychcentral.com/blog/bad-bosses-3-ways-to-spot-the-codependent/

.

Руссо, С., Шарф, М. (2015). «Я буду вести вас» Косвенная связь между чрезмерным воспитанием и приспособлением молодых взрослых. Psychiatry Research, Vol 228 (3), pp. 826-834.

Руссо, С., и Шарф, М. (2018). Зачем людям вертолетный родитель? Исследование взаимозависимости актера и партнера с акцентом на профилактику / продвижение со стороны матери и отца и межличностное сожаление о себе. Журнал социальных и личных отношений, 35 (7), 919–935. https://doi.org/10.1177/0265407517700514

Шиффрин, Х., Лисс, Х., Майлз-Маклин, М., Гири, Х., Эрчулл, К., и Ташнер, А. (2014). Помощь или зависание? Влияние родителей с вертолета на благополучие студентов. Journal of Child and Family Studies, 23 (3), 548-557.

Шамбрук Дж. (2012). Сравнение факторов, связанных со стрессом, в обследованиях восприятия стресса, проведенных администратором исследования за 2007 и 2010 гг. (RASPerS). Journal of Research Administration, 43 (2), номер 2, 2012, 107-118.

Шамбрук, Дж. (2010) Поведение в отношении здоровья, профессиональный стресс и устойчивость к стрессу у руководителей научных исследований, работающих в академической среде (докторская диссертация, Университет Уолдена).

Спрингер, К., Бритт, Т., и Шленкер, Б. (1998). Созависимость: уточнение конструкции. Журнал консультирования по вопросам психического здоровья, 20 (2), 141-158.

Вагнер Д. (2013). Когда ваши самые сильные черты успеха делают вас созависимыми? Проект «Хорошие люди». Получено 21 февраля 2019 г. с https://goodmenproject.com/featured-content/when-your-strongest-success-traits-make-you-codependent-dwgr/.

Зерин, М. (1988) Применение драматического треугольника в семейной терапии, Transactional Analysis Journal, 18: 2, 94-101.


#JournalofResearchAdministration
# VolumeLINumber2
#ResearchAdministration
#Codependency
# HelicopterParenting
#KarpmanDramaTriangle

Как выйти из драматического треугольника и обрести настоящий мир

«Сосредоточьте свое внимание исключительно на том, что действительно является вашей заботой, и четко дайте понять, что то, что принадлежит другим, — это их дело, а не ваше.~ Эпиктет

Вы пристрастились к драме? Был, но не знал. Я думал, что просто реагирую на жизнь, на то, что происходит. Я действительно не думал, что у меня есть выбор! Драматический треугольник настолько распространен и может быть настолько тонким, что кажется нормальным . Но это не так, и я обнаружил, что есть более разумный способ жить.

Доктор Стивен Карпман впервые описал драматический треугольник в 1960-х годах.

Все три роли — жертва, спасатель и преследователь — очень подвижны и могут легко трансформироваться друг в друга.У всех нас есть фаворит (обычно та роль, которую мы чаще всего принимали на себя в детстве), но большинство из нас довольно хорошо справляется со всеми тремя из них, в зависимости от ситуации.

Моим личным фаворитом был Спасатель, хотя время от времени я также делал очень надежную Жертву. Я был Спасателем в своей изначальной семье (часто таковыми являются средние дети). Я чувствовал себя добродетельным, сильным и нужным, когда другие люди обращались ко мне за помощью или зависели от меня, чтобы обо всем позаботиться.

Но всегда есть обратная сторона.Постоянный Спасатель привел к хроническому стрессу, так как я постоянно следил за тем, как дела у всех остальных, и никогда не мог позаботиться о своих нуждах.

Именно тогда я перешла на роль жертвы: мне было бы жаль себя, потому что, казалось, никто не оценил, как много я работал, чтобы заботиться о них. Это заставляло меня злиться и обижаться, и, прежде чем я это осознавала, я обнаруживала, что вступаю в драку с мужем или злюсь на какого-то невольного клерка. (Ага, вот и Преследователь.)

Видите, как драма переходит от роли к роли? У всех тоже есть свои плоды.Приятно быть жертвой, по крайней мере, какое-то время. Мы привлекаем много внимания. Нам не нужно брать на себя ответственность за свои действия и их последствия, потому что мы всегда можем найти кого-то, кто виноват в них. Часто нам помогают люди (эти милые Спасатели).

И быть Преследователем может казаться могущественным, особенно для того, кто никогда не учился умению просить напрямую, чтобы его потребности были удовлетворены. Мы должны «выпустить пар». Возможно, нам даже удастся добиться своего, но какой ценой?

Это утомительный образ жизни.Все роли обусловлены тревогой и способами, которыми мы научились «контролировать» ее в нашей жизни. Драма держит нас поглощенными и удерживает нас (нездорово) связанными с другими, но оставляет очень мало места для настоящего мира и радости. И вообще нет места для формирования по-настоящему здоровых отношений.

Но как нам выйти из драматического треугольника, когда почти все, кого мы знаем, все еще играют в игру?

Первый шаг — это просто знать об игре, о том, как она работает и какие роли вы играете чаще всего.Какую роль вы играли в детстве? Можете ли вы определить роли, которые играли другие в вашей семье? Они все еще играют в них?

Роль Спасателя, наверное, легче всего признать, поскольку на первый взгляд она звучит похвально или благородно. Однако это не настоящая благотворительность — на самом деле речь идет о контроле и ведении чужого бизнеса, пренебрегая своим собственным.

Если вы привыкли быть жертвой, с другой стороны, вы часто будете искать виноватого кого-то или что-то помимо себя.(Фактически, отличительной чертой всех ролей является то, что ваше внимание обычно направлено вовне.)

Наконец, хотя никто не любит признаваться в том, что он Преследователь, если гнев — это ваша основная эмоция, когда что-то идет не так, вы, вероятно, действуете в этой роли. На самом деле гнев — это всего лишь маска скрытого страха, стыда и бессилия. К сожалению, взрослые преследователи часто становились жертвами в детстве. В драматическом треугольнике нет хороших парней и плохих парней — все проигрывают.

Как только вы осознаете свои закономерности, вам станет намного легче распознать игру и, в конечном итоге, выйти из нее.Поскольку суть драматического треугольника заключается в том, чтобы быть в делах других людей, выход из него требует, чтобы вы твердо оставались в своем собственном!

В этом мне помогло понятие, которое я называю «зоной целостности». Представьте себе круг вокруг себя; это означает ваш бизнес (ваша истинная ответственность). В зоне честности вы обязаны быть на 100 процентов честными как по отношению к себе, так и по отношению к другим. Это означает признание и уважение к своим собственным чувствам и потребностям, а также позволение другим нести ответственность за свои.

Это также означает брать на себя ответственность за свои действия и их последствия и позволять другим делать то же самое. Для этого может потребоваться некоторая «жесткая любовь» как к себе, так и к другим. Возможно, какое-то время вы не будете самым популярным танцором. Созависимость (которую, по сути, описывает драматический треугольник) — это система . Для работы требуется несколько игроков, поэтому люди, вероятно, будут недовольны, когда вы откажетесь. Фактически, вы можете на это рассчитывать.

Во время фазы выхода из игры я регулярно оказывался втянутым в старую динамику, но становится все легче и легче заметить, когда это происходит, и использовать концепцию «зоны целостности», чтобы вернуться в свой бизнес.

Недавно моя мать попросила меня помочь уладить ссору между некоторыми из моих братьев и сестер — именно это я делал всю свою жизнь.

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts