Психология преступности: Психология преступного поведения и ее зависимость от акцентуации характера преступника Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Психология преступного поведения и ее зависимость от акцентуации характера преступника Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

ная эмансипация — перестройка всей системы эмоциональных отношений подростка; нормативная эмансипация — формирование своей системы ценностей; поведенческая эмансипация — стремление освободиться от контроля со стороны родителей.

Существует три группы детерминант подростковой конфликтности: детерминанты, связанные с психофизиологическими особенностями развития; собственно психологические детерминанты; социальные детерминанты — факторы микро- и макросреды.

В литературе выделяются пять типов конфликтов подростков с родителями: конфликт неустойчивого родительского восприятия; диктатура родителей; мирное сосуществование — скрытый конфликт; конфликт опеки; конфликт родительской авторитетности «Шоковая терапия».

БИЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Крутецкий, В.А., Лукин, Н. С. Психология подростка. 2-е изд., испр. и доп. — М.: Просвещение, 1965.

2. Леонов, Н.И. Основы конфликтологии: учебное пособие / Н.И. Леонов. — Ижевск, 2000.

3. Мухина, В.С. Возрастная психология / В.С. Мухина. — М.: Издательский центр «Академия», 1997.

4. Наконечная, О.В. Шевчук, Г.А., Шевчук, А.С./ О.В. Наконечная, Г.А. Шевчук, А.С. Шевчук / Психологические детерминанты конфликтности подростков // Педагогический вестник. — 2002. — № 2. — URL: tect. yspu.yar.ru/vestnik/namber/ 14 (дата обращения 10.11. 2015)

5. Перуанский, Г.А. Типы детско-родительских отношений и способы их преодоления / Г.А. Перуанский. -URL: http://vashpsixolog . ru/working-with-parents/51 -interviews-advice-for-parents/443-conflicts-between-parents-and-children.

6. Райс, Ф. Психология подросткового и юношеского возраста / Ф. Райс. — СПб: Питер, 2000.

7. Реан, А. Психология подростка. Полное руководство / А. Реан. — СПб., 2003.

8. Реан, А. Психология человека от рождения до смерти./ А. Реан. СПб., 2002.

9. Фромм, Э., Душа человека / Э.Фром. — М.: Сфера, 1998.

УДК 159.923.2 ББК 88.8

В. Г. Юрьева

ПСИХОЛОГИЯ ПРЕСТУПНОГО ПОВЕДЕНИЯ И ЕЕ ЗАВИСИМОСТЬ ОТ АКЦЕНТУАЦИИ ХАРАКТЕРА ПРЕСТУПНИКА

Аннотация. В данной статье рассматриваются психологические особенности преступного действия и преступной деятельности и их отличие от уголовно-правовой трактовки этих понятий. Изучаются мотивы преступного поведения, его предпосылки и зависимость от акцентуации характера преступной личности.

Ключевые слова: преступное действие, преступная деятельность, волевой акт, акцентуация характера, мотивация преступного поведения.

V.G. Yurieva

PSYCHOLOGY OF CRIMINAL BEHAVIOR AND ITS DEPENDENCE UPON ACCENTUATED PERSONALITY OF A CRIMINAL

Abstract. Psychological characteristics of criminal acts and criminal actions and their difference from legal interpretation of these notions are considered in the article. Besides, criminal behavior motives, its origin and dependence upon accentuated personality of a criminal are investigated.

Keywords: criminal act, criminal action, volition action, accentuated personality, motives of criminal behavior.

Психологическая суть преступного поведения заключается в стремлении лица достигнуть поставленной цели. Оно проявляется в сознательно мотивированных действиях, которые направлены на достижение определенной цели, вне зависимости от того, совпадает она или не совпадает с наступившими последствиями, опасными для общества. Из этого следует, что психика всегда несет свой вклад в преступную деятельность. Как правило, она выступает как главное связующее звено определенных действий этого конкретного лица. Через психику достигается единство в регуляции этих действий и поведения в целом.

Являясь по своему содержанию антиобщественным, девиантное поведение с точки зрения его строения отвечает всем признакам волевой деятельности в общепсихологическом ее значении. С личностной стороны оно характеризуется волей, мотивированностью и направленностью на достижение цели, а с объективной — физическими действиями или воздержанием от них.

Такие понятия как «преступное действие» и «преступная деятельность» как единицы психологического анализа не стоит путать с соответствующими уголовно-правовыми понятиями. С психологической точки зрения преступным и противоправным действием считается только одноразовый акт волеизъявления, с помощью которого достигается цель, не разбираемая на более простые. «В уголовном праве под преступным действием понимается как одноразовый волевой акт, так и совокупность нескольких волевых актов» [5].

.Михайлова В. П. считает, что «негативные личностные свойства человека, сложившиеся под влиянием неблагоприятных условий нравственного формирования, приводят к совершению преступлений при наличии определенных обстоятельств, способствующих подобному результату и образующих ситуацию совершения преступления — криминогенную ситуацию» [4].

Криминальная психология изучает особенности личности преступника, психологию преступных групп,мотивацию преступного поведения, а также разрабатывает ряд психологических рекомендаций по предупреждению индивидуальной и групповой преступной деятельности. Она изучает социально-психологические аспекты, которые имеют внутренние предпосылки и создают личностную предрасположенность к преступному поведению.

В основном общественная опасность имеет не широкомасштабный характер, а проявляется в некоторых преобладающих мотивациях и ориентациях, например насильственной, корыстной и т.д. Такая криминогенная направленность личности определяет содержание ее социальной опасности и ее девиантного поведения. Неотъемлемым компонентом социальной опасности личности является криминогенное изменение правового сознания, т.е. различные варианты неуважения уголовного кодекса.

Социальная опасность личности развивается чаще всего до момента совершения деяния. Постепенное формирование такой опасности обычно проявляется в асоциальном поведении конкретного лица — административных, дисциплинарных правонарушениях, безнравственных действиях, не имеющих пока еще характера преступления. Но по мере возобновления и усугубления они все более указывают на развитие предкриминогенной направленности субъекта, возможности совершения им преступления и даже его вида, которая подтверждена статистически [2].

Для определения причин совершения преступления, необходимо изучение личности преступника. Причинами совершения определенных преступлений являются, прежде всего, криминальная мотивация поведения личности и социально-отрицательные свойства, которые взаимодействуют с криминогенными условиями среды и ситуации.

Девиантное поведение возникает при действии отрицательных общественных и личностных факторов, а также психических отклонений.

Преступное поведение обладает определенными специфичными мотивами, к таким относят:

— асоциальность мотивов, которая проявляется в узколичностных побуждениях действующего субъекта;

— доминирование материальных и естественных побуждений над высшими духовными;

— преобладание побуждений типа влечения, а не ответственности или обязательства;

— господство побуждений не с более отдаленной жизненной перспективой, а сближайшими целями.

— низкий уровень таких побуждений сравнительно с общественными ценностями.

Мотивация непосредственно связана со всеми элементами преступного поведения, такими

являются потребности, возникновение и вырабатывание мотива преступления; образование цели; выбор путей достижения целей; предугадывание возможных результатов; принятие решения; контроль и коррекция действий; анализ наступивших последствий; раскаяние или выработка защитного мотива.

Вырабатывание мотива преступного поведения также обусловлено влиянием ситуации. Условия могут быть криминогенными, если для них характерны:

— непредсказуемость и неопределенность развития события, поведения разных лиц;

— быстротечность, экстремальность происходящих событий;

-альтернативность, которая побуждает человека выбирать какое-либо решение из числа двух или нескольких исключающих друг друга личностно значимых вариантов;

-конфликтный характер отношений сторон с наличием провокационных элементов, например, в виде неправомерного поведения потерпевшего;

— отсутствие и бесконтрольность порядка и дисциплины.

Отдельное влияние на формирование мотивов девиантного поведения оказывает не соответствующее действительности восприятие и недооценка правонарушителем конкретной жизненной ситуации в качестве криминогенной.

Кроме изменения мотивационной потребностной сферы, причиной совершения криминальных деяний могут также являться психические отклонения. Они снижают сопротивление к

воздействию ситуаций, в том числе противоречивых, создают преграды для формирования общественно полезных черт личности, особенно для ее адаптации в обществе, ослабляют механизм самоконтроля, облегчают реализацию случайных, в том числе правонарушающих, действий [1].

К психическим аномалиям, которые обязаны учитываться при профилактике преступлений, относятся алкоголизм, психопатии, слабоумие в форме дебильности, не исключающая вменяемости, наркомания, а также акцентуации характера.

Акцентуации характера определяются как предельные варианты нормы, при которых определенные черты характера чрезмерно увеличены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психических воздействий при хорошей и повышенной устойчивости к другим. Такой слабый элемент в характере человека проявляется лишь в ситуациях, требующих повышенного внимания именно к функционированию конкретной черты характера. Во всех иных ситуациях, не касающихся уязвимых точек характера, человек ведет себя без срывов, не доставляя неприятностей себе и окружающим.

Сами по себе акцентуации характера не могут быть клиническим диагнозом и не свидетельствуют о психическом нездоровье, но при этом следует учитывать, что:

— на основе акцентуации характера могут развиваться психопатии, когда еще более обостряются отдельные черты и уязвимые зоны психики;

— акцентуация является фоном, предрасполагающим фактором для развития психогенных расстройств, иначе говоря, предпатологическим состоянием;

— для каждого определенного типа акцентуаций характерны свои «слабые места», на которые могут оказать криминогенное воздействие неблагоприятные влияния окружающего мира.

Акцентуации характера граничат с некоторыми видами психических и психологических расстройств, и их типология основывается на разработанной классификации подобных расстройств в психиатрии, отражая и свойства характера психически здорового человека. Пик яркого выражения акцентуаций характера приходится именно на подростковый возраст, со временем акцентуации сглаживаются.

Гипертимный тип. Люди такого типа очень коммуникабельны, у них всегда повышенное настроение, высокая психологическая активность со стремлением к деятельности, тенденция не доводить дело до конца. К нормам и правилам, в том числе законам, они относятся безрассудно. Из-за частых попыток во все вмешиваться у них нередко возникают противоречивыеситуации с окружающими. При правильном воспитании и позитивном влиянии окружающей среды такие люди хорошо приспосабливаются в жизни. Но в противном случае у них (особенно ярко выраженно в подростковом возрасте) могут развиваться психопатии, аффективные и психохарактерологические реакции,токсикоманическое поведение, ранняя алкоголизация, побеги из дома, высока степень вероятности совершения серьезных правонарушений.

Циклоидный тип. Представители данного типа акцентуации характера очень схожи с людьми гипертимного типа, но периоды подъема у них сменяются субдепрессивной фазой, во время которой резко сужается и ограничивается круг контактов, они избегают компаний, возникают проблемы на работе или в учебе, формируется настроение общей подавленности, упадок сил. В такой фазе совершение преступлений практически невозможно или маловероятно. В период гипертимности возрастает вероятность делинквентного поведения, в компаниях могут прибегать к применению алкоголя. Циклоидная акцентуация является фоновой для развития некоторых форм психоза.

Лабильный тип. Для такого типа акцентуации характерны: предельная неустойчивость, подвижность; резкая и частая изменчивость настроения, иногда даже по незначительным поводам. Поведение непосредственно зависит от настроения в данный момент. Уязвимое место таких людей — непереносимость эмоционального отклонения. При возникновении в семье неблагоприятной обстановки, они рвутся из дома; из этого следует, что, могут искать эмоциональные контакты и связи в антисоциальных группах. Лабильность является основой для развития неврастений, невро-зов,острых аффективных реакций.

Шизоидный тип. Лица с таким типом акцентуации с детства любят одиночество, отличаются холодностью и сдержанностью в отношениях с людьми. Они предельно осторожны и замкнуты (особенно ярко это проявляется в подростковом возрасте), создают свой, непривычный для других мир увлечений, закрытый для посторонних. Люди шизоидного типа выражают открытое недовольство существующими правилами и нормами. Внешняя асексуальность у них часто совмещается с онанизмом и довольно яркими эротическими фантазиями. На этой основе возможны сексуальные деяния и правонарушения, которые обычно совершаются в одиночку. Для шизоидов нехарактерны групповые преступления. Совершая поступок в одиночку, они это делают «во имя группы», чтобы «группа признала своим» или для «торжества справедливости». Шизоидная акцентуация очень часто сочетается с повышенным риском заболеть вялотекущей шизофренией.

Эпилептоидный тип. Определенный ряд черт этого типа становится виден с детства: долгий несносный плач, когда ребенка невозможно ничем успокоить или отвлечь; садистские наклонности (дразнят малышей и мучают животных, т.п.) Выделяется также недетская бережливость в отношении всего «своего» (одежды, игрушек, вещей и т.д.) и довольно резкая и злобная реакция на тех, кто посягает на его собственность. Для таких детей характерна мелочная аккуратность.

Основной чертой является тенденция к периодам тоскливого и злобного настроения с поиском объекта, на котором можно выместить злобу (особенно обостряется в подростковый период). Как правило, с такими периодами, которые длятся от нескольких часов до нескольких дней, связано аффективное состояние. Повод для взрыва может быть любым, и человек этого типа играет роль до последнего (в то время как аффект накапливается долго и постепенно).

Этот тип акцентуации может способствовать формированию психопатических отклонений у личности по эпилептоидному типу, быть основой для острых ярко выраженных аффективных реакций.

Истероидный тип. Отличительная черта — самолюбие, ярко выраженный эгоцентризм, жажда внимания к себе, и все основные качества личности такого типа питаются этой преобладающей чертой. Постоянное демонстративное поведение, рисовка и позерство довольно характерны для таких людей, им чужды глубокие искренние чувства. Главная задача — обратить на себя внимание. Способы, используемые истероидным типом личности для достижения данной цели, достаточно разнообразны: экстравагантная и яркая одежда, манерность в поведении, подчеркивание своей индивидуальности, акцентирование на своем «Я». У таких людей проявляются претензии на лидерство, но при этом они больше стараются пустить пыль в глаза, а потому оказываются «вожаками на час». Удар по самому слабому элементу в структуре их личности — эгоцентризму -является очень чувствительным для людей этого типа, это может привести к острым аффективным реакциям демонстративного типа, включая нарушения поведения, побеги, суицидные попытки.

Неустойчивый тип. Как правило, люди с таким типом акцентуаций с детства непоседливы, непослушны, всюду и во все пытаются влезть, в это же время они пугливы, боятся наказаний, легко внушаемы и подчиняются другим.

Для таких людей характерна повышенная тяга к времяпровождению, которое связанно с удовольствиями, развлечениями, бездельем. Такие люди любят большие уличные компании, легко идут на мелкие преступления (кражи). Личности с неустойчивым типом акцентуации ищут острых и сильных ощущений: отсюда и проявляется их ранняя и быстрая алкоголизация, употребление наркотических и токсических веществ в асоциальных группах. Поиск необычных и новых впечатлений подталкивает их к совершению преступлений. Они легко становятся послушным оружием в руках лидеров асоциальных групп. Интересы, требующие применения каких-либо трудовых усилий, их не увлекают. Черты данной акцентуации плохо сглаживаются и с возрастом возможно возникновение психопатии.

Конформный тип. Определяющая черта людей такого типа — приспособленчество к своему непосредственному и привычному для них окружению. Для такого человека характерным является то, что он становится тем, кем его делает микросреда. В положительно направленных группах из них получаются неплохие люди. Но как только они попадают в антисоциальную компанию, приспосабливаются ко всем ее обычаям и манерам, привычкам и поведению «за компанию» легко спиваются, могут быть втянуты в групповые правонарушения. Люди конформного типа очень консервативны в своих убеждениях, они дорожат местом в привычной для них среде обитания и в группе сверстников. Когда группа не принимает такого подростка, то это может послужить причиной возникновения тяжелой психической и психологической травмы. Уязвимое место лиц конформного типа — тяжелая переносимость крутых перемен. При правильном воспитании акцентуации характера со временем могут сгладиться. Но в длительных и сложных психогенных условиях, акцентуации могут стать основой для острых аффективных реакций, а также явиться одним из условий для развития психопатии [3].

На этом основании, указанные психические отклонения могут и способствуют неправильному и асоциальному развитию личности и непосредственно девиантному поведению. Но они не исчерпывают содержания личности.

При психических отклонениях, не исключающих вменяемости, сохраняются (хотя с определенными изменениями) общие механизмы осознания и руководства своим преступным поведением. Психические аномалии довольно часто встречаются у лиц, совершающих тяжкие и особо тяжкие преступления (изнасилования, убийства, хулиганство и телесные повреждения), у преступников, рецедивистов, не имевших определенных занятий и жилья. Сравнительно часто они распространены и у несовершеннолетних преступников [4].

Таким образом, исходя из вышесказанного можно сделать следующие выводы: во всяком преступном поведении наряду с физическими и наблюдаемыми элементами имеются и психологические (ненаблюдаемые). Когда речь идет о психологии правонарушения, то мы имеем ввиду

только один вид человеческого поведения — волевое поведение; такое волеизъявление личности может иметь позитивное или негативное социально-психологическое значение.

Ученые считают, что криминогенный характер психических отклонений связан с определенной степенью ограничения сознания, которая приводит к нарушению механизмов психологической зашиты, готовности при малейшем толчке к психическому срыву. Эти состояния в основном сопровождаются расстройством логического мышления, сужением сознания, повышением внушаемости и самовнушаемости, навязчивыми состояниями, отсюда и дают выход конфликтные взаимодействия с окружающими.

Согласно этому, очевидно, что психические аномалии непосредственно связаны с трудностями социальной приспособленности индивида, его низкими возможностями управлять своими поступками и отдавать в них отчет.

Принимая во внимание вышеизложенное, мы видим, что при установлении психологического содержания правонарушения необходимо всегда делать психологический анализ поведения индивида, чтобы установить, к какому из видов преступного поведения, действия или деятельности оно относится.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Аминов, И. И. Юридическая психология: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности

«Юриспруденция» / И. И. Аминов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. — 415 с.

2. Васильев, Л.В. Юридическая психология: Учебник для вузов. 6-е изд./Л.В. Васильев. — СПб.: Питер, 2009.

— 608 с.

З.Залевский, Г.В. Введение в профессию (клиническая психология): учебное пособие / Г.В. Залевский, Ю.П. Зинченко, Н.В. Козлова. — Томск: ТГУ (Национальный исследовательский Томский государственный университет), 2012. — 240 с.

4. Михайлова, В.П. Юридическая психология: учебное пособие / В.П. Михайлова, Н.И. Корытчекова, Л.А. Александрова. — М.: ФЛИНТА, 2013. — 392 с.

5. Чуфаровский, Ю.В. Юридическая психология: учебник / Ю.В. Чуфаровский. — М.: Проспект, 2015. — 470 с.

К вопросу об особенностях женской преступности — Психология и право

Одной из актуальных криминологических проблем на сегодняшний
день является женская криминальная активность. По данным МВД РФ за 2009 год,
доля женщин среди совершающих преступления имеет тенденцию к повышению и в
настоящее время достигает 10.6 %. В существующих на сегодняшний день в России
35 женских исправительных колониях содержатся около 40 тысяч женщин.

Криминальная агрессия женщин – отражение социальных и
личностных проблем современной российской женщины в целом, своеобразная форма
ее реагирования на происходящие негативные изменения в стране, семье,
коллективе. Невозможность реализоваться, безработица, падение уровня жизни, а
также падение интереса к семейным ценностям приводят к тому, что женщины
нередко встают на криминальный путь, пытаясь добыть средства к существованию
или средства для поддержания того уровня жизни, который они считают достойным
для себя, совершая корыстные и насильственные преступления. Несмотря на то что
женщины-преступницы чаще избирают такие виды преступлений, как вымогательство,
мошенничество, кража, реже – разбои и грабежи, с каждым годом ситуация меняется
и женщины «догоняют» мужчин, совершая все более тяжкие деяния.

Таким образом, с одной стороны, предупреждение насилия
женщин является частью борьбы с преступностью в целом, с другой – данная
проблема требует разработки современных программ специального назначения,
ориентированных на нейтрализацию женской криминальной активности с учетом
гендерного признака, природы и особенностей женского поведения.

Произошедшие изменения в понимании социального статуса
женщины отразились как на количественной характеристике женской преступности,
так и на качественной. Что касается количественных особенностей и отличий, то
на протяжении веков женская преступность всегда значительно уступала мужской.
Соотношение уровня преступлений, совершаемых женщинами, к уровню преступлений,
совершаемых мужчинами, равно 1:7 [1]. Однако в последнее десятилетие
наблюдается особенный рост некоторых видов преступлений, совершаемых женщинами.
К таким видам относятся насильственные преступления, совершаемые на
семейно-бытовой почве, корыстные и экономические преступления. В целом, как
показывает анализ, более 60% женщин отбывают наказания за корыстные
преступления, а основную долю их составляют кражи личного имущества (около 40
%). В 3−5 и более раз возросло число женщин, отбывающих наказание за убийства,
нанесение тяжких телесных повреждений, изнасилования. Растет и число женщин,
осужденных к длительным срокам лишения свободы (8−10 лет).

К сожалению, весьма высока среди женщин и рецидивная
преступность: в настоящее время в местах лишения свободы находятся 57 % впервые
осужденных женщин, 15 % – дважды судимых и 28 – имеющих три и более судимостей.
Среди рецидивисток выделяются личности профессиональных преступниц,
криминальный статус которых идентичен «ворам в законе», «авторитетам»,
традиционным для мужской уголовной среды [2].

Приоритет в причинном комплексе преступности принадлежит
обстоятельствам, которые формируются в условиях социальной жизни. Именно они
оказывают наиболее значимое влияние на формирование преступного поведения
женщины. На наш взгляд, увеличение доли преступности женщин в общей
преступности связано наряду с другими причинами с уравниванием полов в
правовом, социальном и других аспектах.

Что касается качественных особенностей, то криминологическая
характеристика личности женщины-преступницы имеет свою специфику. Как правило,
среди них больше, чем среди выявленных преступников-мужчин, лиц старшего
возраста. И эта тенденция сохраняется до настоящего времени, несмотря на то,
что в целом в последние годы прослеживается омоложение преступников.
Образовательный уровень женщин-преступниц всегда был выше по сравнению с
мужчинами-преступниками [1; 2].

Многие преступления женщин связаны с их профессиональной
деятельностью в сфере бытового обслуживания, распределения материальных
ценностей, торговли, легкой и пищевой промышленности. Это и обусловливает
относительно большую распространенность в женской преступности, по сравнению с
преступностью в целом, хищений имущества, спекуляций, обмана покупателей.

Другую группу составляют преступления, обусловленные
семейно-бытовыми отношениями. Хотя насильственные преступления составляют
примерно 1/10 часть от всех преступлений женщин, их количество остается
стабильным на протяжении ряда лет. Для этой группы преступлений также
характерно, что подавляющее большинство из них связано с потребностью разрешить
семейно-бытовой конфликт. Проведенные исследования показывают, что наибольшее
число убитых приходится на группу мужей и сожителей. Главной причиной их гибели
является длительное агрессивное поведение в отношении обследованных,
алкоголизация, а также их характерологические особенности, главными из которых
являлись эксплозивность и импульсивность [1].

Агрессивное поведение как одна из первостепенных причин
убийств пострадавших выявлена не только среди мужей и сожителей, но и в группах
кровных родственников, в том числе и в случае убийства взрослой дочери. Однако
агрессивное поведение было свойственно не только мужчинам из лиц ближайшего
окружения, но и женщинам, совершившим убийства мужей или посторонних (из мести,
корыстных побуждений) людей, не членов семьи. У таких женщин наблюдались черты
характера, близкие к тем, что встречались у пострадавших мужчин, в первую
очередь, эксплозивность. В ряде случаев им сопутствовали истерические черты
характера. Таким агрессивным женщинам с постоянством было свойственно и
пьянство, всякий раз прогрессирующее в своей интенсивности, а многим также
криминальное поведение и нарастающая социальная дезадаптация [3].

По результатам многих исследований выявлены отличия в
объектах насильственного преступного посягательства в зависимости от возраста
женщины-преступницы. Жертвами молодых преступниц – как правило,
представительниц низкого социального слоя с антисоциальными личностными
расстройствами – чаще являлись дети. У женщин среднего возраста наблюдались
аффективные расстройства или алкогольная зависимость, а их жертвами были
мужчины, которые долгое время плохо с ними обращались [6].

Как отмечает Ю. М. Антонян, женщины «…более эмоционально и
остро реагируют на неактивные стороны окружающей действительности; травмы,
связанные с производственными и семейными конфликтами, разводами,
неустроенностью личной жизни, могут носить у них более затяжной и глубокий
характер» [2, с. 257]. Вследствие этого женщины сравнительно часто совершают
убийства на почве страсти и ревности.

Кроме того доказано, что на женщин, совершивших убийства,
часто оказывает влияние атмосфера в семье. Постоянное насилие, какая-то
сложная, внезапная ситуация могли вызвать у женщины страх, что повлекло за
собой агрессивные действия. Мотивами для убийства могут послужить страх,
угроза, обида, сексуальный мотив (ревность, месть). У «нормальных» женщин
убийства были вызваны преимущественно страхом, угрозой, а у асоциальных
личностей – экономическими и мстительными факторами [6].

В числе специфических форм насилия, используемого женщинами
в быту, встречаются «заказанные» ими убийства мужей, избиения и изнасилования
иных женщин. В основе мотивации таких преступлений чаще всего лежит месть,
ревность, корысть. Следует отметить возрастание криминальной агрессии среди
несовершеннолетних девушек, которые все чаще становятся организаторами и
лидерами преступных групп, соисполнительницами тяжких преступлений совместно с
взрослыми мужчинами [4].

Тревожной тенденцией является рост убийств, совершаемых
женщинами в отношении собственных детей. Причем такие убийства происходят чаще
в отношении детей более старшего возраста (а не только новорожденного), включая
подростковый. Исследования личности осужденных, совершивших данные
преступления, свидетельствуют о глубокой нравственной деградации, потере высших
эмоциональных чувств любви, сострадания, жалости [5].

Предупреждение преступности среди женщин является важным
фактором ее сдерживания. Как в зарубежных, так и в российских криминологической
и психологической науках до настоящего времени не выработано эффективного
подхода к решению этой проблемы. Проблема оптимизации предупреждения
преступности среди женщин, таким образом, не утратила в современных условиях
своей актуальности, теоретической и практической значимости. Поэтому не
случайно ученые в области психологии, юриспруденции, социологии, в области
гендерных исследований, а также государственные, прежде всего,
правоохранительные органы России уделяют серьезное внимание изучению причин и
поиску мер, направленных на повышение эффективности предупреждения преступности
среди женщин.

Кафедра управления и психологии следственной деятельности

В 2002 году окончила Ульяновский государственный университет по специальности Психология (специализация Психология управления, Преподаватель психологии).

В 2007 году окончила очную аспирантуру Ульяновского государственного университета. В 2008 году успешно защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата психологических наук по специальности 19.00.05 «Социальная психология» на тему «Социально-психологические характеристики ценностно-смысловой сферы субъектов управления».

В период с 2002 по 2004 год работала в должности психолога стационарного отделения Ямало-Ненецкого окружного психоневрологического диспансера. Имеет опыт работы в гражданских и ведомственных вузах. В образовательных учреждениях высшего образования работала в должностях методиста, старшего методиста, руководителя учебно-методического отделения, старшего преподавателя, доцента, исполняла функции заместителя заведующего кафедрой. Стаж научно-педагогической деятельности 14 лет.

Является автором и соавтором более 60 научных работ, среди которых монография «Ценностно-смысловая сфера личности как ресурс формирования антикоррупционного поведения», коллективная монография «Актуальные проблемы организационной и экономической психологии» (раздел «Аксиологический анализ потребностно-мотивационной сферы сотрудников организации»), публикации в изданиях, рекомендованных ВАК «Ценности обладания и бытия как основа для построения классификации руководителей», «Организационно-психологические аспекты коррупции», «Интерпретация понятий «иная личная заинтересованность» и «ложное понимание интересов службы» через призму объективного восприятия субъектами следственной деятельности» и пр.

Прошла курсы повышения квалификации по программам: «Разработка, внедрение и аудит системы менеджмента качества, соответствующей требованиям МС ИСО 9001:2008», «Стандарты ИСО серии 9000 Курс подготовки внутренних аудиторов системы менеджмента качества», ««Использование информационно-коммуникационных технологий в образовательном процессе», «Оказание первой медицинской помощи», проходила стажировку по программе «Организация психологического сопровождения расследования преступлений с участием несовершеннолетних».

Сфера научных интересов: психология следственной деятельности, психология управления в органах следствия, психология проведения следственных действий (в том числе с несовершеннолетними), психология коррупции и противодействия ей, психология экстремизма и терроризма, психология девиантного поведения, психология личности преступника, криминальная психология.

Награды СК России: медаль «за усердие в службе».

Адвокатам рассказали о психологии виктимного поведения несовершеннолетних жертв сексуального насилия

Были рассмотрены психологическая типология несовершеннолетних потерпевших от преступлений против половой неприкосновенности, разработанная спикером на основе массива эмпирических данных, полученных в ходе экспертной деятельности, и внедренная в практику работы правоохранительных органов, а также особенности эмоционального и поведенческого реагирования детей и подростков, пострадавших от сексуального насилия, в юридически значимых ситуациях.


Как сообщила пресс-служба Федеральной палаты адвокатов РФ, 8 декабря состоялся очередной вебинар ФПА по повышению квалификации адвокатов. С лекцией на тему «Несовершеннолетние жертвы сексуального насилия: психологическая типология, особенности эмоционального и поведенческого реагирования в юридически значимых ситуациях» выступила руководитель Центра юридической психологии (г. Москва), главный эксперт ГБУ г. Москвы «Московский исследовательский центр», профессор кафедры уголовного права и процесса ФГАОУ ВО «НИ ННГУ им. Н.И. Лобачевского», практикующий специалист в области юридической и судебной психологии, доктор психологических наук, кандидат философских наук Екатерина Васкэ.


В начале выступления спикер с сожалением констатировала, что число преступных посягательств на половую неприкосновенность несовершеннолетних неуклонно растет. При этом стремительно увеличивается и число оговоров в совершении сексуального насилия, исходящих со стороны как самих детей и подростков, так и их близких родственников.


Расследование таких преступлений представляет особую сложность, подчеркнула Екатерина Васкэ, поскольку единственным источником доказательств нередко выступают показания потерпевших, чей возрастной диапазон очень широк – от младшего дошкольного до раннего юношеского возраста. Спикер отметила, что законодателем четко установлен возраст, до которого несовершеннолетний потерпевший априори находится в беспомощном состоянии, – 12 лет.


По словам лектора, особые трудности, связанные с получением максимально полной и достоверной информации, возникают еще на этапе доследственной проверки, когда речь идет о внутрисемейном сексуальном насилии в отношении малолетнего. При этом материальные следы содеянного, как правило, отсутствуют, и основной объем информационной базы содержится в сведениях, сообщаемых самим ребенком. В связи с этим понимание психологических механизмов поведения несовершеннолетних в тех или иных ситуациях, а также факторов, их обусловливающих, необходимо для правильной оценки сообщаемой ими информации.


Спикер рассказала о типах виктимного поведения несовершеннолетних потерпевших от сексуального насилия: активно-оборонительный, пассивно-подчиняемый и смешанный. Особое внимание она обратила на то, что само преступление и посттравматизация потерпевшего определяются внутри системы: жертва – преступник – криминальная ситуация.


Екатерина Васкэ представила разработанную ею на основе огромного массива эмпирических данных, полученных в ходе экспертной деятельности, внедренную в практику работы правоохранительных органов, психологическую типологию несовершеннолетних потерпевших от сексуального насилия. Были подробно рассмотрены типы «истинных» потерпевших, их социально-демографические характеристики, а также особенности поведения в юридически значимых ситуациях (предкриминальной, криминальной, посткриминальной и следственной). На примерах из собственной практики лектор показала, что потерпевшие одного возраста в одной и той же предкриминальной ситуации могут реагировать совершенно по-разному.


Были также представлены специфические особенности поведенческого реагирования несовершеннолетних жертв сексуального насилия в сети «Интернет», показаны механизмы психологического воздействия на ребенка, способы совершения таких преступлений. Спикер проанализировала трансформацию эмоционального и поведенческого реагирования несовершеннолетних (в том числе малолетних) потерпевших в ситуации длительного внутрисемейного сексуального насилия. Екатерина Васкэ обратила внимание, что две трети всех преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних совершаются в семье. При этом случаи пролонгированной инцестуальной связи характерны не только для «маргинальных» семей, но встречаются и в «социально благополучных» семьях.


Спикер подчеркнула, что с развитием интернет-пространства появляются всё новые способы и механизмы совершения половых преступлений в отношении детей и подростков.


Была также затронута тема оговоров в совершении сексуального насилия. Екатерина Васкэ рассказала о трех типах психологической мотивации поведения «мнимых» потерпевших, характере лжи, социально-демографических и характерологических особенностях таких потерпевших и стереотипах поведения с представителями следственных органов. Она также обозначила критерии распознавания конструирования информации, скрываемых обстоятельств, а также неумышленных искажений действительно происшедших событий у «мнимых» потерпевших.


В заключительной части спикер представила свои монографии «Психология допроса несовершеннолетних правонарушителей и жертв сексуального насилия» и «Несовершеннолетние жертвы сексуального насилия», в которых подробно описаны многие аспекты, освещенные в сегодняшней лекции, с многочисленными примерами из практики, а также ответила на вопросы аудитории.


Видеозапись вебинара будет доступна до 24:00 8 декабря. Повтор трансляции состоится в субботу, 12 декабря.

Направления профилактики противоправного поведения подростков в России

ЛИТЕРАТУРА

Беличева, С. А. (2018) Переход в России от административно-карательной к охранно-защитной превенции отклоняющегося поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 19–21.

Белоусова, И. В., Осипов, В. М. (2019) К вопросу о девиантном поведении подростков. В кн.: Н. Ю. Гуляев (ред.). Современное образование: Актуальные вопросы, достижения и инновации. Пенза: Наука и Просвещение, с. 127–129.

Богданович, Н. В., Делибалт, В. В. (2020) Профилактика девиантного поведения детей и подростков как направление деятельности психолога в образовательных учреждениях. Психология и право, т. 10, № 2, с. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201

Богдановская, И. М. (2014) Подростковые мифы как предпосылки саморазрушающего поведения в современных социокультурных условиях. Научное мнение, № 10-2, с. 51–62.

Бородина, Н. В., Мушкина, И. А., Садилова, О. П. (2014) Анализ отечественного и зарубежного опыта в профилактике делинквентного поведения подростков. Путь науки, т. 2, № 9 (9), с. 31–37.

Боташев, Э. С. (2018) Психолого-педагогические особенности профилактики молодежных девиаций в ходе обучения и воспитания. Экономические и гуманитарные исследования регионов, № 6, с. 21–28.

Вяткин, А. П., Невструева, Т. Х., Терехова, Т. А., Санина, Л. В. (2016) Методы психокоррекции личности несовершеннолетних в системе раннего предупреждения их преступного поведения. Всероссийский криминологический журнал, т. 10, № 3, с. 487–498. DOI: 10.17150/2500-4255.2016.10(3).487-498

Гомонов, Н. Д., Труш, В. М., Тимохов, В. П. (2018) Личность преступника с психическими девиациями. Современная наука: актуальные проблемы теории и практики. Серия: Экономика и Право, № 5, с. 156–164.

Гутова, С. Г., Лицук, А. А., Пенкина, Н. В. и др. (2020) Социально-культурные, информационные и правовые ресурсы развития современного общества. Нижневартовск: НВГУ, 168 с.

Дозорцева, Е. Г., Кирюхина, Д. В. (2020) Кибербуллинг и склонность к девиантному поведению у подростков. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 80–87.

Жукова, Н. В., Айсмонтас, Б. Б., Макеев, М. К. (2019) Цифровое детство: новые риски и новые возможности. В кн.: О. Н. Усанова (ред.). Инновационные методы профилактики и коррекции нарушений развития у детей и подростков: межпрофессиональное взаимодействие: Сборник материалов I Международной междисциплинарной научной конференции 17–18 апреля 2019 г. М.: Когито-Центр, с. 123–128.

Зауторова, Э. В. (2018) К вопросу о коррекции и профилактике девиантного поведения подростков. Образование и наука в России и за рубежом, т. 44, № 9, с. 52–55.

Зуйкова, А. А., Сафронов, А. И. (2015) Применение психосемантического подхода в диагностике личностных качеств выпускника образовательных организаций с позиций квалификационных требований ФГОС. Российский научный журнал, т. 46, № 3, с. 124–128.

Кириллова, Е. Б. (2020) Личностные психологические детерминанты предрасположенности подростков к девиантному поведению. Диссертация на соискание степени кандидата психологических наук. М., Академия управления МВД России, 231 с.

Клейберг, Ю. А. (2020) Теоретико-методологические обоснования психологии девиантного поведения. В кн.: В. Козлов, А. Карпов, В. Мазилов, В. Петренко (ред.). Методология современной психологии. Вып. 11. Ярославль: ЯрГУ им. П. Г. Демидова, с. 149–165.

Красненкова, С. А., Маркова, И. И. (2018) Социально-психологические особенности жизненных перспектив делинквентных подростков. Вестник института: преступление, наказание, исправление, № 1 (41), с. 111–117.

Кревиц, А. В. (2019) Индивидуальное сопровождение несовершеннолетних и их семей, находящихся в конфликте с законом, как психолого-педагогическая проблема. Вопросы педагогики, № 6–1, с. 53–56.

Кривова, Ю. Е., Пшеничнова, И. В. (2020) Личностно-ориентированный подход в работе педагога-психолога с подростками с девиантным поведением. European Journal of Natural History, № 2, с. 62–66.

Кузьмина, Т. И., Чижова, А. О. (2019) Многообразие подходов к исследованию и коррекции нарушений поведения у детей и подростков (на примере синдрома дефицита внимания с гиперактивностью). Клиническая и специальная психология, т. 8, № 1, с. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101

Мешкова, Н. В., Ениколопов, С. Н., Кудрявцев, В. Т. и др. (2020) Возрастные и половые особенности личностных предикторов антисоциальной креативности. Психология. Журнал Высшей школы экономики, т. 17, № 1, с. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72

Морозов, А. В., Никитов, Н. И. (2017) Формирование адекватных нравственных ориентиров у несовершеннолетних как фактор профилактики девиантного и делинквентного поведения. В кн.: Д. В. Сочивко (ред.). Научное обеспечение психолого-педагогической и социальной работы в уголовно-исполнительной системе. Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 25-летию со дня образования психологической службы уголовно-исполнительной системы. Рязань: Академия права и управления ФСИН России, с. 666–679.

Небежева, А., Гогицаева, О. У. (2018) Причины девиантного поведения подростков. В кн.: А. В. Шаболтас, С. Д. Гуриева (ред.). Психология XXI века: психология как наука, искусство и призвание: Сборник научных трудов участников международной научной конференции молодых ученых: в 2 т. Т. 1. СПб.: ВВМ, с. 548–555.

Никитов, Н. И. (2016) Социально-психологические аспекты девиантного поведения несовершеннолетних. В кн.: В. В. Козлов (ред.). Психология XXI столетия. Новые возможности: Сборник по материалам ежегодного Конгресса «Психология XXI столетия». Ярославль: Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, с. 167–169.

Полевая, Н. М. (2016) Социально-профилактическая работа, осуществляемая с подростками-девиантами. Научное отражение, № 2 (2), с. 21–23.

Распоряжение Правительства РФ от 22 марта 2017 г. № 520-р «Об утверждении Концепции развития системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних на период до 2020 года». (2017) [Электронный ресурс]. URL: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017- n-520-r-ob-utverzhdenii/ (дата обращения 05.08.2020).

Рахманина, И. Н., Овсянникова, Т. Ю., Тайсаева, С. Б. (2019) Особенности нейропсихологического пространства подростков с отклоняющимся поведением. Вестник психотерапии, № 72 (77), с. 46–57.

Рождественская, Н. А. (2015) Девиантное поведение и основы его профилактики у подростков. М.: Генезис, 216 с.

Селиваненко, А. А. (2019) Теоретические основы исследования социально-психологических технологий преодоления отклоняющегося поведения. Научные вести, № 5 (10), с. 38–43.

Сочивко, О. И. (2020) К вопросу о ресоциализации личности осужденных. Прикладная юридическая психология, № 1 (50), с. 68–72.

Спасибина, Е. С. (2019) Актуальные модели позитивной профилактики девиантного поведения обучающихся в современных социокультурных условиях. Образование и наука без границ: фундаментальные и прикладные исследования, № 9, с. 170–173.

Султанова, А. В. (2017) Нейропсихологический подход к обеспечению психического здоровья детей и подростков. Медицинская психология в России, т. 9, № 1 (42), статья 7. [Электронный ресурс]. URL: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (дата обращения 13.07.2020).

Теричева, Т. В. (2018) Роль православной культуры в профилактике асоциального поведения несовершеннолетних. В кн.: С. И. Беленцов (ред.). Социальное здоровье подростков и молодежи: основа нравственного благополучия современного общества: Сборник научных статей Международной научно-практической конференции, 01–02 ноября 2018 г., Курск. Курск: Университетская книга, с. 266–268.

Тронева, В. Н. (2018) Девиантное, делинквентное и аддиктивное поведение несовершеннолетних. Научный вестник Волгоградского Филиала РАНХИГС. Серия: Юриспруденция, № 2, с. 38–46.

Ульянова, А. А., Николаева, О. В. (2017) Динамика и состояние преступности несовершеннолетних: региональный аспект. В кн.: В. Е. Степенко (ред.). Современные проблемы уголовного права и процесса: Сборник научных трудов. Хабаровск: ТГУ, с. 158–165.

Фалкина, С. А. (2019) Профессионально-психологическая готовность прокурорских работников к деятельности в сфере профилактики правонарушений несовершеннолетних. В кн.: О. Д. Ситковская (ред.). Юридическая психология. Сборник научных трудов университета прокуратуры РФ. Вып. 5. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, с. 185–194.

Федеральный закон от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» (ред. от 03.07.2016). [Электронный ресурс]. URL: https://base. garant.ru/12116087/ (дата обращения 13.07.2020).

Федорова, Г. Г. (2017) Делинквентное поведение несовершеннолетних и пути его профилактики. Социальная педагогика, № 4–5, с. 61–69.

Халфина, Р. Р., Сафронова, Е. В., Сафронов, А. М. (2020) Психологические особенности склонности к делинквентному поведению подростков. Вопросы психического здоровья детей и подростков, № 1, с. 75–79.

Шипунова, Т. В. (2017) Дискурсивная презентация нарушителя норм в коммуникативной модели социального контроля. Вестник Санкт-Петербургского университета. Социология, т. 10, № 4, с. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405

Ярошевич, Е. А. (2019) Концептуальная рамка социально-педагогической профилактики подростково- молодежной девиантности как элемента рестриктивного социального контроля. В кн.: Е. К. Сычовая (ред.). Итоги научных исследований ученых МГУ им. А. А. Кулешова 2018 г. Материалы научно- методической конференции, 25 января — 7 февраля 2019 г. Могилев: МГУ им. А. А. Кулешова, с. 175–177.

Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54

Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015

REFERENCES

Antipina, S., Bakhvalova, E., Miklyaeva, A. (2019) Cyber-agression and problematic behavior in adolescence: Is there connection? Communications in Computer and Information Science, vol. 1038, pp. 635–647. DOI: 10.1007/978-3-030-37858-5_54 (In English)

Belicheva, S. A. (2018) Perekhod v Rossii ot administrativno-karatel’noj k okhranno-zashchitnoj preventsii otklonyayushchegosya povedeniya nesovershennoletnikh [Transition from administrative-punitive to security-protective prevention of deviant behavior of minors in Russia]. In: S. I. Belentsov (ed.). Sotsial’noe zdorov’e podrostkov i molodezhi: osnova nravstvennogo blagopoluchiya sovremennogo obshchestva: Sbornik nauchnykh statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 01–02 noyabrya 2018 g., Kursk [Social health of adolescents and youth: The basis of the moral well-being of modern society: Proceedings of the International scientific and practical conference, 1–2 November 2018, Kursk]. Kursk: Universitetskaya Kniga Publ., pp. 19–21. (In Russian)

Belousova, I. V., Osipov, V. M. (2019) K voprosu o deviantnom povedenii podrostkov [To the question of the deviant behavior of adolescents]. In: N. Yu. Gulyaev (ed.). Sovremennoe obrazovanie: Aktual’nye voprosy, dostizheniya i innovatsii [Modern education: Actual issues, achievements, and innovations]. Penza: Nauka i Prosveshchenije Publ., pp. 127–129. (In Russian)

Bogdanovich, N. V., Delibalt, V. V. (2020) Profilaktika deviantnogo povedeniya detej i podrostkov kak napravlenie deyatel’nosti psikhologa v obrazovatel’nykh uchrezhdeniyakh [Prevention of deviant behavior of children and adolescents as a field of activity of a psychologist in educational institutions]. Psikhologiya i pravo — Psychology and Law, vol. 10, no. 2, pp. 1–14. DOI: 10.17759/psylaw.2020100201 (In Russian)

Bogdanovskaya, I. M. (2014) Podrostkovye mify kak predposylki samorazrushayushchego povedeniya v sovremennykh sotsiokul’turnykh usloviyakh [Teenage myths as preconditions for self-destructive behaviour in the modern socio-cultural environment]. Nauchnoe mnenie — The Scientific Opinion, no. 10-2, pp. 51–62. (In Russian)

Borodina, N. V., Mushkina, I. A., Sadilova, O. P. (2014) Analiz otechestvennogo i zarubezhnogo opyta v profilaktike delinkventnogo povedeniya podrostkov [Analysis of domestic and international experience in the prevention of delinquent behavior among adolescents]. Put’ nauki — The Way of Science, vol. 2, no. 9 (9), pp. 31–37. (In Russian)

Botashev, E. S. (2018) Psikhologo-pedagogicheskie osobennosti profilaktiki molodezhnykh deviatsij v khode obucheniya i vospitaniya [Psychological and pedagogical features of prevention of youth deviations in the course of training and education]. Ekonomicheskie i gumanitarnye issledovaniya regionov — Economical and Humanities Researches of the Regions, no. 6, pp. 21–28. (In Russian)

Dozortseva, E. G., Kiryukhina, D. V. (2020) Kiberbulling i sklonnost’ k deviantnomu povedeniyu u podrostkov [Cyberbullying and the tendency to deviant behavior among teenagers]. Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya — Applied Legal Psychology, no. 1 (50), pp. 80–87. (In Russian)

Falkina, S. A. (2019) Professional’no-psikhologicheskaya gotovnost’ prokurorskikh rabotnikov k deyatel’nosti v sfere profilaktiki pravonarushenij nesovershchennoletnikh [Professional and psychological readiness of prosecutors to work in the field of prevention of juvenile delinquency]. In: O. D. Sitkovskaya (ed.). Yuridicheskaya psikhologiya. Sbornik nauchnykh trudov universiteta prokuratury RF [Legal psychology. Scientific papers collection of the University of the Prosecutor’s Office of the Russian Federation.]. Iss. 5. Moscow: Academy of the State Office of Public Prosecutor of the Russian Federation Publ., pp. 185–194. (In Russian)

Federal’nyj zakon ot 24.06.1999 № 120-FZ “Ob osnovakh sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnikh” (red. ot 03.07.2016) [Federal law 24 June 1999 No. 120-FZ “On the basics of the system for the prevention of child neglect and juvenile delinquency” (ed. of 03.07.2016)]. [Online]. Available at: https://base.garant.ru/12116087/ (accessed 13.07.2020). (In Russian)

Fedorova, G. G. (2017) Delinkventnoe povedenie nesovershennoletnikh i puti ego profilaktiki [Delinquent behavior of minors and ways of its prevention]. Sotsial’naya pedagogika, no. 4-5, pp. 61–69. (In Russian)

Gomonov, N. D., Trush, V. M., Timokhov, V. P. (2018) Lichnost’ prestupnika s psikhicheskimi deviatsiyami [The personality of the criminal with mental deviations]. Sovremennaya nauka: aktual’nye problemy teorii i praktiki. Seriya: Ekonomika i pravo — Modern Science: Actual Problems of Theory and Practice. Series: Economics and Law, no. 5, pp. 156–164. (In Russian)

Gutova, S. G., Litsuk, A. A., Penkina, N. V. et al. (2020) Sotsial’no-kul’turnye, informatsionnye i pravovye resursy razvitiya sovremennogo obshchestva [Socio-cultural, informational and legal resources for the development of modern society]. Nizhnevartovsk: Nizhnevartovsk State University Publ., 168 p. (In Russian)

Khalfina, R. R., Safronova, E. V., Safronov, A. M. (2020) Psikhologicheskie osobennosti sklonnosti k delinkventnomu povedeniyu podrostkov [Psychological peculiarities of anneality to delinquent behavior of teenagers]. Voprosy psikhicheskogo zdorov’ya detej i podrostkov — Mental Health of Children and Adolescent, no. 1, pp. 75–79. (In Russian)

Kirillova, E. B. (2020) Lichnostnye psikhologicheskie determinanty predraspolozhennosti podrostkov k deviantnomu povedeniyu [Personal psychological determinants of adolescent predisposition to deviant behavior]. PhD dissertation (Psychology). Moscow, Academy of Management of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, 231 p. (In Russian)

Klejberg, Yu. A. (2020) Teoretiko-metodologicheskie obosnovaniya psikhologii deviantnogo povedeniya [Theoretical and methodological substantiation of the psychology of deviant behavior]. In: V. Kozlov, A. Karpov, V. Mazilov, V. Petrenko (eds.). Metodologiya sovremennoj psikhologii. Iss. 11. Yaroslavl: P. G. Demidov Yaroslavl State University, pp. 149–165. (In Russian)

Krasnenkova, S. A., Markova, I. I. (2018) Sotsial’no-psikhologicheskie osobennosti zhiznennykh perspektiv delinkventnykh podrostkov [Social-psychological features of life prospects of delinquent adolescents]. Vestnik instituta: prestuplenie, nakazanie, ispravlenie — Bulletin of the Institute: Crime, Punishment, Correction, no. 1 (41), pp. 111–117. (In Russian)

Krevits, A. V. (2019) Individual’noe soprovozhdenie nesovershennoletnikh i ikh semej, nakhodyashchikhsya v konflikte s zakonom, kak psikhologo-pedagogicheskaya problema [Individual maintenance of minors and their families in conflict with the law, as a psychological and pedagogical problem]. Voprosy pedagogiki, no. 6-1, pp. 53–56. (In Russian)

Krivova, Yu. E., Pshenichnova, I. V. (2020) Lichnostno-orientirovannyj podkhod v rabote pedagoga-psikhologa s podrostkami s deviantnym povedeniem [Person-centered approach in the work of an education psychologist with adolescents with deviant behavior]. European Journal of Natural History, no. 2, pp. 62–66. (In Russian)

Kuzmina, T. I., Chizhova, A. O. (2019) Mnogoobrazie podkhodov k issledovaniyu i korrektsii narushenij povedeniya u detej i podrostkov (na primere sindroma defitsita vnimaniya s giperaktivnost’yu) [Analytical review of approaches in the study and correction of behavioral disorders in children and adolescents (evidence from Attention deficit and hyperactivity disorder)]. Klinicheskaya i spetsial’naya psikhologiya — Clinical Psychology and Special Education, vol. 8, no. 1, pp. 1–18. DOI: 10.17759/cpse.2019080101 (In Russian)

Mededović, J. (2017) The profile of a criminal offender depicted by HEXACO personality traits. Personality and Individual Differences, vol. 107, pp. 159–163. DOI: 10.1016/j.paid.2016.11.015 (In English)

Meshkova, N. V., Enikolopov, S. N., Kudryavtsev, V. T. et al. (2020) Vozrastnye i polovye osobennosti lichnostnykh prediktorov antisotsial’noj kreativnosti [Age and gender characteristics of personality predictors for antisocial creativity]. Psikhologiya. Zhurnal Vysshej shkoly ekonomiki — Psychology. Journal of the Higher School of Economics, vol. 17, no. 1, pp. 60–72. DOI: 10.17323/1813-8918-2020-1-60-72 (In Russian)

Morozov, A. V., Nikitov, N. I. (2017) Formirovanie adekvatnykh nravstvennykh orientirov u nesovershennoletnikh kak faktor profilaktiki deviantnogo i delinkventnogo povedeniya [Formation of adequate moral guidelines at minors as factor of prophylaxis of deviant and delinkventny behaviour]. In: D. V. Sochivko (ed.). Nauchnoe obespechenie psikhologo-pedagogicheskoj i sotsial’noj raboty v ugolovno-ispolnitel’noj sisteme. Sbornik materialov Vserossijskoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, posvyashchennoj 25-letiyu so dnya obrazovaniya psikhologicheskoj sluzhby ugolovno-ispolnite’noj sistemy [Scientific support of psychological, pedagogical and social work in the penal system. Proceedings of the All-Russian scientific and practical conference dedicated to 25th anniversary of the psychological service of the penal system]. Ryazan: The Academy of Law and Management of the Federal Penitentiary Service of Russia Publ., pp. 666–679. (In Russian)

Nebezheva, A., Gogitsaeva, O. U. (2018) Prichiny deviantnogo povedeniya podrostkov [Reasons for the deviant behavior of adolescents]. In: A. V. Shaboltas, S. D. Gurieva (eds.). Psikhologiya XXI veka: psikhologiya kak nauka, iskusstvo i prizvanie: Sbornik nauchnykh trudov uchastnikov mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii molodykh uchenykh [21st Century Psychology: Psychology as a science, art and vocation. Proceedings from the International scientific conference for young scientists: In 2 vols.]. Vol. 1. Saint Petersburg: VVM Publ., pp. 548–555. (In Russian)

Nikitov, N. I. (2016) Sotsial’no-psikhologicheskie aspekty deviantnogo povedeniya nesovershennoletnikh [Socio-psychological aspects of the deviant behavior of minors]. In: V. V. Kozlov (ed.). Psikhologiya XXI stoletiya. Novye vozmozhnosti. Sbornik po materialam ezhegodnogo Kongressa “Psikhologiya XXI stoletiya” [Psychology of the 21st Century. New opportunities. Proceedings from the annual Congress “Psychology of the XXI Century”]. Yaroslavl: Yaroslavl State Pedagogical University named after K. D. Ushinsky Publ., pp. 167–169. (In Russian)

Polevaya, N. M. (2016) Sotsial’no-profilakticheskaya rabota, osushchestvlyaemaya s podrostkami-deviantami [Socio-preventive work, carried out with teenage deviants]. Nauchnoe otrazhenie, no. 2 (2), pp. 21–23. (In Russian)

Rakhmanina, I. N., Ovsyannikova, T. Yu., Tajsaeva, S. B. (2019) Osobennosti nejropsikhologicheskogo prostranstva podrostkov s otklonyayushchimsya povedeniem [Features of the neuropsychological space of adolescents with deviant behavior]. Vestnik psikhoterapii — Bulletin of Psychotherapy, no. 72 (77), pp. 46–57. (In Russian)

Rasporyazhenie Pravitel’stva RF ot 22 marta 2017 g. № 520-r “Ob utverzhdenii Kontseptsii razvitiya sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenij nesovershennoletnikh na period do 2020 goda” [Regulation of the Government of the Russian Federation of 22 March 2017 No. 520-r “On approval of the Concept for the development of prevention system of child neglect and juvenile delinquency during the period until 2020”]. (2017) [Online]. Available at: https://legalacts.ru/doc/rasporjazhenie-pravitelstva-rf-ot-22032017-n-520-r-ob-utverzhdenii/ (accessed 05.08.2020). (In Russian)

Rozhdestvenskaya, N. A. (2015) Deviantnoe povedenie i osnovy ego profilaktiki u podrostkov [Deviant behavior and the and prevention in adolescents]. Moscow: Genezis Publ., 216 p. (In Russian)

Selivanenko, A. A. (2019) Teoreticheskie osnovy issledovaniya sotsial’no-psikhologicheskikh tekhnologij preodoleniya otklonyayushchegosya povedeniya [Theoretical foundations of research of socio-psychological technologies for overcoming deviant behavior]. Nauchnye vesti, no. 5 (10), pp. 38–43. (In Russian)

Shipunova, T. V. (2017) Diskursivnaya prezentatsiya narushitelya norm v kommunikativnoj modeli sotsial’nogo kontrolya [Discursive presentation of the violator of norms in the communicative model of social control]. Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Sotsiologiya — Vestnik of Saint Petersburg University. Sociology, vol. 10, no. 4, pp. 441–453. DOI: 10.21638/11701/spbu12.2017.405 (In Russian)

Sochivko, O. I. (2020) K voprosu o resotsializatsii lichnosti osuzhdennykh [On the issue of resocialization of the personality of convicts]. Prikladnaya yuridicheskaya psikhologiya — Applied Legal Psychology, no. 1 (50), pp. 68–72. (In Russian)

Spasibina, E. S. (2019) Aktual’nye modeli pozitivnoj profilaktiki deviantnogo povedeniya obuchayushchikhsya v sovremennykh sotsiokul’turnykh usloviyakh [Actual models of positive prevention of deviant behaviour of the students under modern sociocultural conditions]. Obrazovanie i nauka bez granits: fundamental’nye i prikladnye issledovaniya — Education and Science Without Limits: Fundamental and Applied Research, no. 9, pp. 170–173. (In Russian)

Sultanova, A. V. (2017) Nejropsikhologicheskij podkhod k obespecheniyu psikhicheskogo zdorov’ya detej i podrostkov [Neuropsychological approach to the provision of mental health of children and adolescents]. Meditsinskaya psikhologiya v Rossii — Medical Psychology in Russia, vol. 9, no. 1 (42), article 7. [Online]. Available at: http://www.mprj.ru/archiv_global/2017_1_42/nomer07.php (accessed 13.07.2020). (In Russian)

Tericheva, T. V. (2018) Rol’ pravoslavnoj kul’tury v profilaktike asotsial’nogo povedeniya nesovershennoletnikh [The role of Orthodox culture in the prevention of antisocial behavior of minors]. In: S. I. Belentsov (ed.). Sotsial’noe zdorov’e podrostkov i molodezhi: osnova nravstvennogo blagopoluchiya sovremennogo obshchestva: Sbornik nauchnykh statej Mezhdunarodnoj nauchno-prakticheskoj konferentsii, 01–02 noyabrya 2018 g., Kursk [Social health of adolescents and youth: The basis of the moral well-being of modern society: Proceedings of the International scientific and practical conference, 1–2 November 2018, Kursk]. Kursk: Universitetskaya kniga Publ., pp. 266–268. (In Russian)

Troneva, V. N. (2018) Deviantnoe, delinkventnoe i addiktivnoe povedenie nesovershennoletnikh [Deviant, delinquent and addictive behavior of minors]. Nauchnyj vestnik Volgogradskogo Filiala RANKhIGS. Seriya: Yurisprudentsiya, no. 2, pp. 38–46. (In Russian)

Ulyanova, A. A., Nikolaeva, O. V. (2017) Dinamika i sostoyanie prestupnosti nesovershennoletnikh: regional’nyj aspekt [Dynamics and state of juvenile delinquency: the regional dimension]. In: V. E. Stepenko (ed.). Sovremennye problemy ugolovnogo prava i protsessa. Sbornik nauchnykh trudov [Current issues of criminal law and process. Proceedings]. Khabarovsk: Pacific National University Publ., pp. 158–165. (In Russian)

Vyatkin, A. P., Nevstruyeva, T. Kh., Terekhova, T. A., Sanina, L. V. (2016) Metody psikhokorrektsii lichnosti nesovershennoletnikh v sisteme rannego preduprezhdeniya ikh prestupnogo povedeniya [Methods of psychological correction of juveniles’ personalities in the system of early prevention of juvenile crime]. Vserossijskij kriminologicheskij zhurnal — Russian Journal of Criminology, vol. 10, no. 3, pp. 487–498. DOI: 10.17150/2500- 4255.2016.10(3).487-498 (In Russian)

Yaroshevich, E. A. (2019) Kontseptual’naya ramka sotsial’no-pedagogicheskoj profilaktiki podrostkovo-molodezhnoj deviantnosti kak elementa restriktivnogo sotsial’nogo kontrolya [The conceptual framework of socio-pedagogical prevention of adolescent-youth deviance as an element of restrictive social control]. In: E. K. Sychovaya (ed.). Itogi nauchnykh issledovanij uchenykh MGU imeni A. A. Kuleshova 2018 g. Materialy nauchno-metodicheskoj konferentsii, 25 yanvarya — 7 fevralya 2019 g. [The results of scientific research by scientists of Mogilev State University named after A. A. Kuleshov in 2018. Proceedings of the scientific-methodical conference, 25 January — 7 February]. Mogilev: Mogilev State University named after A. A. Kuleshov, pp. 175–177. (In Russian)

Zautorova, E. V. (2018) K voprosu o korrektsii i profilaktike deviantnogo povedeniya podrostkov [On the issue of correction and prevention of deviant behavior of adolescents]. Obrazovanie i nauka v Rossii i za rubezhom — Education and Science in Russia and Abroad, vol. 44, no. 9, pp. 52–55. (In Russian)

Zhukova, N. V., Aysmontas, B. B., Makeev, M. K. (2019) Tsifrovoe detstvo: novye riski i novye vozmozhnosti [Digital childhood: New risks and new opportunities]. In: O. N. Usanova (ed.). Innovatsionnye metody profilaktiki i korrektsii narushenij razvitiya u detej i podrostkov: mezhprofessional’noe vzaimodejstvie. Sbornik materialov I Mezhdunarodnoj mezhdistsiplinarnoj nauchnoj konferentsii 17–18 aprelya 2019 g. [Innovative prevention and correction methods of developmental disorders of children and adolescents: Interprofessional interaction: Collection of materials and the International Interdisciplinary Scientific Conference, 17–18 April 2019]. Moscow: Kogito- Tsentr Publ., pp. 123–128. (In Russian)

Zuikova, A. A., Safronov, A. I. (2015) Primenenie psikhosemanticheskogo podkhoda v diagnostike lichnostnykh kachestv vypusknika obrazovatel’nykh organizatsij s pozitsij kvalifikatsionnykh trebovanij FGOS [Psychosemantical approach in the diagnostic of personality qualities of the graduate educational organization according with qualification requirements of the federal state educational standards]. Rossijskij nauchnyj zhurnal — Russian Scientific Journal, vol. 46, no. 3, pp. 161–167. (In Russian)

Руководящие принципы, касающиеся правосудия в вопросах, связанных с участием детей-жертв и свидетелей преступлений — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Руководящие принципы, касающиеся правосудия в вопросах, связанных с участием детей-жертв и свидетелей преступлений

Приняты резолюцией 2005/20 ЭКОСОС от 22 июля 2005 года

I. Цели

1. В настоящих Руководящих принципах, касающихся правосудия для детей — жертв и свидетелей преступлений, изложены оптимальные виды практики, основанные на согласованности современных знаний и соответствующих международных и региональных норм, стандартов и принципов.

2. Руководящие принципы должны осуществляться в соответствии с надлежащим национальным законодательством и судебными процедурами, а также с учетом правовых, социальных, экономических, культурных и географических условий. Тем не менее государствам следует постоянно прилагать усилия по преодолению практических трудностей в применении настоящих Руководящих принципов.

3. Руководящие принципы обеспечивают практическую основу для достижения следующих целей:

a) содействовать обзору национального и внутреннего законодательства, процедур и практики, с тем чтобы они обеспечивали всеобщее соблюдение прав детей — жертв и свидетелей преступлений и способствовали осуществлению Конвенции о правах ребенка1 участниками этой Конвенции;

b) оказывать помощь правительствам, международным организациям, публичным учреждениям, неправительственным и общинным организациям, а также другим заинтересованным сторонам в деле разработки, осуществления и применения законодательства, политики, программ и практики, которые касаются ключевых вопросов, связанных с детьми — жертвами и свидетелями преступлений;

c) служить руководством для специалистов и, при необходимости, добровольцев, которые в своей повседневной практической деятельности в области отправления правосудия в отношении взрослых и несовершеннолетних на национальном, региональном и международном уровнях работают с детьми — жертвами и свидетелями преступлений в соответствии с Декларацией основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью2;

d) оказывать помощь и поддержку лицам, работающим с детьми, с тем чтобы они проявляли внимательное отношение к проблемам, связанным с детьми — жертвами и свидетелями преступлений.

4. Для тех случаев, когда характер виктимизации затрагивает разные категории детей различным образом, например в случае сексуального насилия над детьми, в особенности девочками, в каждой правовой системе при осуществлении Руководящих принципов должны быть предусмотрены надлежащие методы подготовки и отбора кадров и процедуры защиты детей — жертв и свидетелей преступлений и учета их особых потребностей.

5. Руководящие принципы охватывают область, знания и практика в которой расширяются и совершенствуются. Они не являются исчерпывающими и не исключают возможности дальнейшей доработки при условии соблюдения их основополагающих целей и принципов.

6. Руководящие принципы могут также применяться к процедурам в рамках неформальных и обычных систем правосудия, таких как реституционное правосудие, и в неуголовных областях права, включая законодательство, регулирующее вопросы опеки, развода, усыновления, защиты детей, психического здоровья, гражданства, иммиграции и беженцев, но не ограничиваясь им.

II. Особые соображения

7. Руководящие принципы разрабатывались с учетом следующих соображений:

a) сознавая, что миллионам детей во всем мире причиняются страдания и ущерб в результате преступлений и злоупотребления властью, и что права таких детей не находят достаточного признания, и что дети могут испытывать дополнительные трудности, когда они принимают участие в процессе отправления правосудия;

b) признавая, что дети уязвимы и нуждаются в специальной защите, соответствующей их возрасту, степени зрелости и особым индивидуальным потребностям;

c) признавая, что девочки особенно уязвимы и могут сталкиваться с дискриминацией на всех этапах системы правосудия;

d) подтверждая необходимость принятия всех возможных мер для предупреждения виктимизации детей, в том числе в рамках осуществления Руководящих принципов для предупреждения преступности3;

e) сознавая, что дети, являющиеся жертвами и свидетелями, могут испытывать дополнительные трудности, когда их ошибочно принимают за правонарушителей в то время, как они фактически являются жертвами и свидетелями;

f) отмечая, что в Конвенции о правах ребенка содержатся требования и принципы, призванные обеспечить эффективное признание прав детей, и что в Декларации основных принципов для жертв преступлений и злоупотребления властью изложены принципы предоставления жертвам права на информацию, участие, защиту, компенсацию и помощь;

g) ссылаясь на международные и региональные инициативы по осуществлению принципов, содержащихся в Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, включая Справочник по вопросам правосудия для жертв и Руководство для лиц, разрабатывающих политику по Декларации основных принципов, которые были выпущены Управлением Организации Объединенных Наций по контролю над наркотиками и предупреждению преступности в 1999 году;

h) признавая усилия Международного бюро по правам детей по созданию основы для разработки руководящих принципов в отношении правосудия для детей — жертв и свидетелей преступлений;

i) исходя из того, что улучшение обращения с детьми — жертвами и свидетелями преступлений может повысить готовность детей и их семей сообщать о случаях виктимизации и оказывать более значительное содействие процессу отправления правосудия;

j) напоминая о необходимости обеспечения правосудия для детей — жертв и свидетелей преступлений при одновременном соблюдении прав обвиняемых и осужденных за преступления лиц;

k) учитывая многообразие правовых систем и традиций и отмечая, что преступность все чаще принимает транснациональный характер и что необходимо обеспечить одинаковую защиту детей — жертв и свидетелей преступлений во всех странах.

III. Принципы

8. В целях обеспечения правосудия для детей — жертв и свидетелей преступлений специалистам и другим лицам, отвечающим за благополучие таких детей, надлежит соблюдать изложенные ниже межсекторальные принципы, провозглашенные в международных документах, в частности в Конвенции о правах ребенка, и отраженные в деятельности Комитета по правам ребенка:

a) достоинство. Каждый ребенок — это уникальная и имеющая большую ценность человеческая личность, индивидуальное достоинство, особые потребности, интересы и частная жизнь которой должны пользоваться уважением и защитой;

b) отказ от дискриминации. Каждый ребенок имеет право на справедливое и равное обращение независимо от расовой или этнической принадлежности, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств;

c) наилучшее обеспечение интересов ребенка. С учетом необходимости гарантий прав обвиняемых и осужденных за преступления лиц, каждый ребенок имеет право на уделение первоочередного внимания наилучшему обеспечению своих интересов, включая право на защиту и возможность гармоничного развития:

i) защита. Каждый ребенок имеет право на жизнь и дальнейшее существование, а также на защиту от любого вида лишений, злоупотреблений или отсутствия заботы, в том числе от физических, психологических, умственных и эмоциональных злоупотреблений и небрежного отношения;

ii) гармоничное развитие. Каждый ребенок имеет право на возможность гармоничного развития и поддержание уровня жизни, необходимого для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального роста. В случае ребенка, подвергшегося травмированию, следует принимать все меры, позволяющие ребенку развиваться в нормальных условиях;

d) право на участие. Каждый ребенок, с учетом процессуальных норм национального законодательства, имеет право свободно выражать в своих собственных словах свои взгляды, мнения и убеждения и участвовать, в частности, в принятии решений, затрагивающих его жизнь, в том числе в ходе любого судебного разбирательства, и добиваться принятия своих мнений во внимание сообразно его возможностям, возрасту, интеллектуальной зрелости и развивающимся способностям.

IV. Определения

9. В тексте настоящих Руководящих принципов применяются следующие определения:

a) «дети — жертвы и свидетели» означают детей и подростков до 18 лет, которые являются жертвами или свидетелями преступлений независимо от их роли в соответствующем преступлении или в процессе преследования предполагаемого преступника или группы преступников;

b) «специалисты» означают лиц, которые в контексте своей работы вступают в контакт с детьми — жертвами и свидетелями преступлений или отвечают за удовлетворение потребностей детей в системе правосудия и в отношении которых применяются настоящие Руководящие принципы. Этот термин охватывает таких лиц, как адвокаты детей и жертв и лица, оказывающие им поддержку, работники службы защиты детей, сотрудники учреждений по вопросам благосостояния детей, сотрудники органов прокуратуры и, в надлежащих случаях, адвокаты ответчиков, сотрудники дипломатических и консульских учреждений, сотрудники программ по борьбе с насилием в семье, судьи, работники судов, сотрудники правоохранительных учреждений, медицинские работники и психологи, а также социальные работники, но не ограничивается ими;

c) «процесс отправления правосудия» охватывает такие аспекты, как выявление преступлений, подача жалобы, расследование, преследование и судебные и послесудебные процедуры независимо от того, рассматривается ли соответствующее дело в рамках национальной, международной или региональной системы уголовного правосудия в отношении совершеннолетних или несовершеннолетних или в рамках обычной или неформальной системы правосудия;

d) «учет интересов ребенка» означает подход, предусматривающий сбалансированный учет права ребенка на защиту и его индивидуальных потребностей и пожеланий.

V.  Право на достойное обращение и сочувствие

10. Обращение с детьми — жертвами и свидетелями должно основываться на проявлении заботы и учета их интересов в течение всего процесса отправления правосудия, учитывая их конкретное положение и непосредственные потребности, возраст, пол, состояние здоровья и уровень зрелости, и при полном уважении их физической, психической и нравственной неприкосновенности.

11. С каждым ребенком следует обращаться как с личностью, имеющей собственные потребности, пожелания и восприятия.

12. Вмешательство в личную жизнь ребенка должно ограничиваться требуемым минимумом при одновременном поддержании высоких стандартов сбора доказательств для обеспечения справедливого и равноправного завершения процесса отправления правосудия.

13. Во избежание создания для ребенка дополнительных трудностей опрос, допрос и другие формы расследования должны проводиться подготовленными специалистами, предпринимающими такие действия в условиях учета, уважения и всестороннего изучения интересов ребенка.

14. Все действия, рассматриваемые в настоящих Руководящих принципах, должны предприниматься на основе учета интересов ребенка в благоприятных условиях, отвечающих особым потребностям ребенка, и сообразно его возможностям, возрасту, интеллектуальной зрелости и развивающимся способностям. Такие действия должны также предприниматься с использованием языка, применяемого и понимаемого ребенком.

VI. Право на защиту от дискриминации

15. Дети — жертвы и свидетели должны иметь доступ к процессу отправления правосудия, обеспечивающему их защиту от дискриминации по признакам расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.

16. В рамках процесса отправления правосудия и предоставления услуг по поддержке детям — жертвам и свидетелям, а также их семьям должны учитываться возраст, пожелания, представления, пол, сексуальная ориентация, этническое, культурное, религиозное, языковое и социальное происхождение, кастовая принадлежность, социально-экономические условия ребенка и его иммиграционный статус или статус беженца, а также особые потребности ребенка, включая состояние его здоровья, возможности и способности. Специалисты должны проходить соответствующую подготовку и быть осведомлены о таких различиях.

17. В некоторых случаях для обеспечения учета соображений, связанных с полом ребенка, и различного характера конкретных правонарушений в отношение детей, таких как сексуальное насилие над детьми, необходимо создавать специальные службы и предусматривать меры защиты.

18. Возраст не должен препятствовать осуществлению ребенком права в полной мере участвовать в процессе отправления правосудия. Обращение с любым ребенком должно происходить как с дееспособным свидетелем, который может быть допрошен и показания которого не должны считаться недействительными или недостоверными лишь по причине его возраста, если возраст и степень зрелости ребенка позволяют ему давать ясные и заслуживающие доверия показания с использованием или без использования вспомогательных средств общения и других видов помощи.

VII. Право на получение информации

19. Дети — жертвы и свидетели, их родители или опекуны и законные представители с момента первого контакта с процессом отправления правосудия и в течение всего этого процесса должны безотлагательно получать надлежащую информацию в той мере, в которой это практически возможно и уместно, в частности по таким вопросам, как:

a) наличие медицинских, психологических, социальных и других соответствующих служб, а также средств доступа к таким службам в сочетании с юридическим или иным консультированием или представительством, компенсацией и чрезвычайной финансовой поддержкой, если это применимо;

b) процедуры отправления уголовного правосудия в отношении совершеннолетних и несовершеннолетних, включая роль детей — жертв и свидетелей, значение, сроки и способ дачи показаний, а также порядок «допроса», применяемый в ходе расследования и судебного разбирательства;

c) существующие механизмы поддержки ребенка в процессе подачи жалобы и участия в расследовании и судебном разбирательстве;

d) конкретные сроки и место проведения слушаний и других соответствующих мероприятий;

e) наличие мер защиты;

f) существующие механизмы обжалования решений, затрагивающих детей — жертв и свидетелей;

g) соответствующие права детей — жертв и свидетелей согласно Конвенции о правах ребенка и Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью.

20. Кроме того, дети-жертвы, их родители или опекуны и законные представители должны безотлагательно получать надлежащую информацию в той мере, в которой это практически возможно и уместно, по таким вопросам, как:

a) ход и порядок рассмотрения конкретного дела, включая задержание, арест и содержание под стражей обвиняемого лица и любые стоящие на рассмотрении изменения в этом отношении, а также решение органов прокуратуры и соответствующие события по завершении судебного разбирательства и результаты производства по соответствующему делу;

b) имеющиеся возможности для получения возмещения от лица, совершившего преступление, или государства будь то в рамках процесса отправления правосудия или при использовании альтернативных гражданско-правовых или иных процедур.

VIII. Право быть заслушанным и выражать свои мнения и опасения

21. Специалистам надлежит принимать все меры, с тем чтобы дать детям — жертвам и свидетелям возможность выражать свои мнения и опасения в связи с их участием в процессе отправления правосудия, в том числе путем:

a) обеспечения консультирования детей-жертв и, в случае необходимости, детей-свидетелей по вопросам, изложенным в пункте 19 выше;

b) обеспечения того, чтобы дети — жертвы и свидетели имели возможность свободно и по своему усмотрению выражать свои мнения и опасения в отношении своего участия в процессе отправления правосудия,опасений за свою безопасность от действий обвиняемого лица, предпочтительного для них порядка дачи свидетельских показаний и отношения к заключениям, сделанным в ходе процесса;

c) надлежащего учета мнений и опасений ребенка и, если они не в состоянии учесть такие мнения и опасения, разъяснения ребенку соответствующих причин.

IX.  Право на эффективную помощь

22. Дети — жертвы и свидетели, а также, в надлежащих случаях, члены их семей должны иметь доступ к помощи, оказываемой специалистами, прошедшими соответствующую подготовку, как об этом говорится в пунктах 40–42 ниже. Речь идет, в том числе, о помощи и вспомогательных услугах, таких как финансовые, юридические, консультационные, медицинские, социальные и педагогические услуги, службы физического и психологического восстановления и другие службы, необходимые для реинтеграции ребенка. Любая такая помощь должна оказываться с учетом потребностей ребенка и давать ему возможность эффективно участвовать во всех этапах процесса отправления правосудия.

23. При оказании помощи детям — жертвам и свидетелям специалистам надлежит предпринимать все усилия для координации поддержки, с тем чтобы не допустить чрезмерного вмешательства в жизнь ребенка.

24.  Дети — жертвы и свидетели должны получать помощь со стороны оказывающих поддержку лиц, таких как специалисты по проблемам детей — жертв и свидетелей, с момента первоначального сообщения и до тех пор, пока существует потребность в таких услугах.

25. Специалистам надлежит разрабатывать и осуществлять меры, облегчающие дачу детьми свидетельских показаний или представление иных доказательств, путем содействия общению и пониманию процессов, происходящих на досудебной и судебной стадиях разбирательства. Такие меры могут включать:

a) назначение специалистов по вопросам, касающимся детей — жертв и свидетелей, для учета особых потребностей ребенка;

b) сопровождение ребенка в процессе дачи показаний помощниками, в том числе специалистами и соответствующими членами семей;

c) назначение, в надлежащих случаях, опекунов для защиты юридических интересов ребенка.

X. Право на личную жизнь

26. Дети — жертвы и свидетели преступлений должны в первоочередном порядке пользоваться защитой своей личной жизни.

27. Любая информация, касающаяся участия ребенка в процессе отправления правосудия, подлежит защите. Такая защита может обеспечиваться путем сохранения конфиденциальности и неразглашения информации, которая может вести к установлению личности ребенка, являющегося жертвой или свидетелем в процессе отправления правосудия.

28. Следует принять меры по защите детей от ненадлежащего внимания общественности, например, путем исключения присутствия общественности и средств массовой информации в зале суда во время дачи ребенком свидетельских показаний, если это разрешается национальным законодательством.

XI. Право на защиту в трудных ситуациях во время процесса отправления правосудия

29. Специалистам следует принимать меры по предотвращению возникновения трудных ситуаций в процессе розыска, расследования и преследования для обеспечения наилучшего соблюдения интересов и уважения достоинства детей — жертв и свидетелей.

30. Специалистам следует проявлять чуткое отношение к детям — жертвам и свидетелям в целях:

a) оказания поддержки детям — жертвам и свидетелям, включая сопровождение ребенка на всем протяжении его участия в процессе отправления правосудия, когда это отвечает наилучшему обеспечению интересов ребенка;

b) обеспечения определенности в отношении процесса, в том числе путем формирования у детей — жертв и свидетелей четкого представления о том, что их ожидает в ходе процесса, стремясь обеспечить максимальную степень определенности. Участие ребенка в слушаниях и судебном разбирательстве следует планировать заблаговременно и прилагать все усилия для обеспечения непрерывного поддержания связей между детьми и специалистами, с которыми они вступают в контакт в течение всего процесса;

c) обеспечения скорейших практически возможных сроков судебного разбирательства, за исключением случаев, когда продление таких сроков отвечает наилучшим интересам ребенка. Следует также ускорять процесс расследования преступлений, с которыми связаны дети — жертвы и свидетели, и обеспечить наличие процедур, законов и судебных правил, предусматривающих ускоренное рассмотрение дел, с которыми связаны дети — жертвы и свидетели;

d) применения учитывающих интересы детей процедур, в том числе путем обеспечения наличия комнат для проведения опросов, предназначенных специально для детей, создание в той же местности междисциплинарных служб для детей-жертв, приспособления судебных помещений к учету интересов детей-свидетелей, установления перерывов в процессе дачи ребенком свидетельских показаний, установления сроков слушаний в такое время дня, которое соответствует возрасту и степени зрелости ребенка, а также создания надлежащей системы уведомлений, обеспечивающей вызов ребенка в суд только в случае необходимости, и принятия других мер, облегчающих процесс дачи ребенком свидетельских показаний.

31. Специалистам следует также применять меры в целях:

a) ограничения числа опросов: должны применяться специальные процедуры получения свидетельских показаний детей — жертв и свидетелей в целях сокращения числа опросов, заявлений и заслушиваний, а также, в особенности, таких контактов с процессом отправления правосудия, которые не являются необходимыми, в частности путем записи видеоматериалов;

b) обеспечения защиты детей — жертв и свидетелей, если это совместимо с правовой системой и надлежащим соблюдением прав защиты, от перекрестного допроса, проводимого предполагаемым правонарушителем: в случае необходимости, опросы детей — жертв и свидетелей и их допрос в суде должны проводиться в отсутствие предполагаемого правонарушителя, и должны быть предусмотрены отдельные залы ожидания в суде и помещения для допроса;

c) обеспечения проведения допросов детей — жертв и свидетелей с учетом интересов ребенка, а также создания возможности для осуществления надзора со стороны судей, облегчения процесса дачи свидетельских показаний и снижения вероятности запугивания, например, путем использования вспомогательных средств для дачи свидетельских показаний или назначения экспертов-психологов.

XII. Право на безопасность

32. В тех случаях, когда безопасность детей — жертв и свидетелей может подвергаться риску, следует принимать надлежащие меры, предусматривающие уведомление соответствующих органов о рисках в отношении безопасности и защиту ребенка от таких рисков до начала, в течение и по завершении процесса отправления правосудия.

33. Если специалисты, вступающие в контакт с детьми, подозревают, что ребенку, являющемуся жертвой или свидетелем, был причинен, причиняется или может быть причинен вред, они должны уведомить об этом соответствующие органы.

34. Следует обеспечить подготовку специалистов по вопросам, связанным с выявлением и предупреждением запугивания, угроз или причинения вреда детям — жертвам и свидетелям. В случаях, когда дети — жертвы и свидетели могут подвергаться запугиванию, угрозам или когда им может быть причинен вред, следует предусмотреть надлежащие условия для обеспечения безопасности детей. Такие защитные меры могут включать:

a) предотвращение прямых контактов между детьми — жертвами и свидетелями и предполагаемыми правонарушителями на любом этапе процесса отправления правосудия;

b) использование запретительных судебных распоряжений при поддержке системы регистрации;

c) распоряжение о содержании обвиняемого лица в предварительном заключении и установление специальных «исключающих контакты» условий освобождения из-под стражи под залог или поручительство;

d) помещение обвиняемого под домашний арест;

e) обеспечение во всех случаях, когда это возможно и необходимо, защиты детей — жертв и свидетелей со стороны полиции или других соответствующих органов, а также защита информации об их местонахождении от разглашения.

XIII. Право на возмещение

35. В отношении детей — жертв и свидетелей во всех случаях, когда это возможно, должно предусматриваться возмещение для обеспечения полной компенсации, реинтеграции и восстановления. Процедуры получения возмещения и его принудительного взыскания должны быть легкодоступными и учитывающими интересы детей.

36.  При условии учета в рамках производства интересов детей и соблюдения настоящих Руководящих принципов следует поощрять уголовно-правовые процедуры и процедуры возмещения ущерба в сочетании с такими неформальными и общинными процедурами отправления правосудия, как реституционное правосудие.

37. Возмещение может включать реституцию правонарушителем, предписанную уголовным судом, оказание помощи в рамках государственных программ предоставления компенсации жертвам, а также возмещение ущерба по судебному распоряжению в рамках гражданского производства. В случаях, когда это возможно, должна предусматриваться оплата расходов на социальную и образовательную реинтеграцию, медицинское лечение, психологическую помощь и юридические услуги. Следует установить процедуры, обеспечивающие принудительное приведение в исполнение распоряжений о возмещении ущерба и выплату компенсации до взимания штрафов.

XIV. Право на специальные профилактические меры

38. В дополнение к профилактическим мерам, которые должны быть предусмотрены для всех детей, дети — жертвы и свидетели, являющиеся особо уязвимыми с точки зрения рецидивной виктимизации или совершения преступлений, нуждаются в специальных стратегиях.

39. Специалистам надлежит разрабатывать и осуществлять комплексные и специальные целевые стратегии и меры в случаях, когда существует риск возможной дальнейшей виктимизации детей-жертв. В таких стратегиях и мерах должен приниматься во внимание характер виктимизации, в том числе виктимизации, связанной с жестоким обращением в семье, сексуальной эксплуатацией, злоупотреблениями при содержании в соответствующих учреждениях и с торговлей детьми. Стратегии могут опираться на правительственные, районные и гражданские инициативы.

XV. Осуществление

40. Специалисты, работающие с детьми — жертвами и свидетелями, должны иметь доступ к надлежащей подготовке, образованию и информации в целях совершенствования и закрепления специализированных методов, подходов и позиций, направленных на защиту детей — жертв и свидетелей и эффективное обращение с ними с учетом их интересов.

41. Специалисты должны пройти подготовку для эффективной защиты и удовлетворения потребностей детей — жертв и свидетелей, в том числе в специализированных подразделениях и службах.

42. Такая подготовка должна включать:

a) соответствующие нормы, стандарты и принципы в области прав человека, включая права ребенка;

b) принципы и этические нормы выполнения соответствующих служебных обязанностей;

c) признаки и симптомы, которые могут свидетельствовать о совершении преступлений в отношении детей;

d) навыки и методы оценки кризисных ситуаций, особенно при обращении к каким-либо инстанциям, с уделением особого внимания необходимости соблюдения конфиденциальности;

e) влияние, последствия, включая негативные физические и психологические последствия, а также травматическое воздействие преступлений в отношении детей;

f) специальные меры и методы оказания помощи детям — жертвам и свидетелям в процессе отправления правосудия;

g) межкультурные и возрастные проблемы, связанные с языком, религией, социальным положением и полом;

h) надлежащие навыки общения между взрослыми и детьми;

i) методы опроса и оценки, сводящие к минимуму любую возможность травмирования ребенка при обеспечении получения от него информации максимально высокого качества;

j) навыки обращения с детьми — жертвами и свидетелями на основе внимания, понимания, конструктивного и ободряющего подхода;

k) методы защиты и представления доказательств и допроса детей-свидетелей;

l) функции специалистов, работающих с детьми — жертвами и свидетелями, и используемые ими методы.

43. Специалистам надлежит прилагать все усилия для применения междисциплинарного и основывающегося на сотрудничестве подхода, с тем чтобы помогать детям ознакомиться с широким диапазоном имеющихся услуг, таких как поддержка жертв, защита интересов детей, экономическая помощь, консультативная помощь, образовательные, медицинские, юридические и социальные услуги. Такой подход может включать применение протоколов на различных стадиях процесса отправления правосудия в целях поощрения сотрудничества между субъектами, оказывающими услуги детям — жертвам и свидетелям, а также другие формы междисциплинарной работы, охватывающие службы полиции, прокуратуры, здравоохранения и социальные службы, а также персонал психологов, работающих в той же местности.

44. Следует развивать международное сотрудничество между государствами и всеми секторами общества как на национальном, так и на международном уровне, включая взаимную помощь в целях облегчения сбора информации и обмена ею, выявления, расследования и преследования транснациональных преступлений, которые имеют отношение к детям — жертвам и свидетелям.

45. Специалистам следует использовать настоящие Руководящие принципы в качестве основы для разработки законодательства и письменных должностных инструкций, стандартов и протоколов, призванных обеспечить оказание помощи детям — жертвам и свидетелям в процессе отправления правосудия.

46. Специалистам следует периодически анализировать и оценивать совместно с другими учреждениями, имеющими отношение к процессу отправления правосудия, ту роль, которую они играют в обеспечении защиты прав детей и эффективном осуществлении настоящих Руководящих принципов.


1Резолюция 44/25 Генеральной Ассамблеи, приложение.

2Резолюция 40/34 Генеральной Ассамблеи, приложение.

3Резолюция 2002/13, приложение.

Паспорт специальности ВАК 19.00.06

паспорт

Шифр специальности:

19.00.06 Юридическая психология

Формула специальности:

Содержанием специальности 19.00.06 «Юридическая психология» является разработка проблем, связанных с психологией отношений, складывающихся в правоохранительной, правоприменительной, право исполнительной и законотворческой деятельности, взаимоотношений участников по уголовным, гражданским делам и судопроизводства, а также мотивации, стимулирования и совершенствования деятельности специалистов в области правоохраны и законотворчества, общественных организаций и граждан в обеспечении правопорядка.

Объектом данной специальности являются психологические закономерности и механизмы правовых отношений.

Области исследований:

  1. Юридическая психология в системе научных отраслей знания.
  2. История и методология юридической психологии.
  3. Юридическая психология в механизме правового регулирования.
  4. Деонтология юридической психологии.
  5. Психологические особенности субъектов правовых отношений.
  6. Психология правосознания.
  7. Психические расстройства и преступления.
  8. Мотивация деятельности людей в сфере правоотношений.
  9. Психологические механизмы совершенствования взаимоотношений в правоохранительной сфере.
  10. Организационно-психологические аспекты повышения эффективности деятельности правоохранительной системы.
  11. Социально-психологическая характеристика профессиональной деятельности юриста.
  12. Психология профессиональной деятельности органов внутренних дел.
  13. Психология профессиональной деятельности судебных органов.
  14. Психология адвокатской деятельности.
  15. Психология профессиональной деятельности судебных приставов.
  16. Психология профессиональной деятельности органов прокуратуры.
  17. Психология управления в правоохранительной деятельности.
  18. Психологические основы стимулирования труда работников правоохранительной системы.
  19. Профессионально-психологическая подготовка сотрудников правоохранительной системы.
  20. Психологические основы юридической акмеологии.
  21. Психология общения в профессиональной деятельности юриста.
  22. Криминальная психология.
  23. Психология личности преступника.
  24. Психология преступного поведения (психология преступника, преступной группы и организации).
  25. Психология виктимного поведения.
  26. Психологические основы профилактики правонарушений.
  27. Психология расследования преступлений.
  28. Методологические основы психологии гражданско-правового судопроизводства.
  29. Методологические основы психологии уголовного судопроизводства.
  30. Методологические основы психологии административно-правового регулирования.
  31. Методологические основы назначения и проведения судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.
  32. Психология оперативно-розыскной деятельности.
  33. Психолого-юридические проблемы девиантологии.
  34. Психологияправотворчества.
  35. Психологические проблемы взаимодействия правоохранительных органов стран СНГ.
  36. Проблемы организации и совершенствования деятельности психологической службы в правоохранительных, правоприменительных, правоисполнительных системах.
  37. Психологическое обеспечение служебной деятельности сотрудников правоохранительной системы.
  38. Психологическое обеспечение работы с кадрами в правоохранительных органах.
  39. Пенитенциарная психология.
  40. Ювенальная психология.
  41. Психология терроризма.
  42. Психология толпы и массовых беспорядков.
  43. Психология переговорного процесса в правоохранительных органах.

Отрасль наук:

юридические науки

психологические науки

 

Преступный разум

Снаружи жестокие преступники бывают всех форм, размеров, цветов и возрастов. Но исследования показывают, что у них могут быть общие черты. Вот некоторые из биологических факторов риска, которые психологи и другие специалисты связывают с насилием, а также меры, которые они тестируют для снижения этого риска.

Строение и функции мозга

Миндалевидное тело — часть мозга, отвечающая за страх, агрессию и социальные взаимодействия — замешана в преступлении.Среди исследований, которые указывают на эту связь, есть исследование нейровизуализации, проведенное Дастином Пардини, доктором философии из Университета Питтсбурга. Его команда обнаружила, что 26-летние мужчины с меньшим объемом миндалины более чем в три раза чаще проявляют агрессию, агрессивность и проявляют психопатические черты на три года позже, чем мужчины того же возраста с большим количеством миндалины нормального размера — независимо от факторов. включая историю насилия и социальное происхождение ( Biological Psychiatry , 2013).

Другое исследование, такое как исследование фМРТ, проведенное психологом Андреа Гленн, доктором философии из Университета Алабамы, предполагает, что функционирование миндалины, а не только размер, также с большей вероятностью будет снижено у людей с психопатическими наклонностями ( Molecular Psychiatry , 2009 г.).

По крайней мере, одно исследование показывает, что такой дефицит может появиться задолго до того, как люди совершат преступления. Адриан Рейн, доктор философии, факультет криминологии Пенсильванского университета, вместе с доктором философии Юй Гао из Университета штата Нью-Йорк в Бруклине провел исследование, в котором изучали обусловленность страха, зависящую от функции миндалины, в группе из 1795 трехлетних детей. старики. Исследователи наложили электроды на пальцы детей, многократно проигрывая два тона: один, за которым следует громкий, неприятный звук, а другой — в одиночку.Впоследствии разница в реакции потоотделения на каждый тон сама по себе позволила измерить обусловленность страха у каждого малыша. Двадцать лет спустя команда определила участников, которые продолжили совершать преступления, и сравнила их с коллегами, не являющимися преступниками, сопоставив их по полу, этнической принадлежности и социальным невзгодам. Они обнаружили, что те дети, которые продолжали совершать преступления, «просто не смогли» продемонстрировать обусловленность страха, — говорит Рейн. Другими словами, они были бесстрашными, когда большинство из нас боялись.Это открытие предполагает, что дефицит миндалевидного тела, который косвенно определяется уже в возрасте 3 лет, предрасполагает к преступлению в 23 года ( The American Journal of Psychiatry , 2010).

Передняя поясная извилина коры головного мозга (АКК), которая играет важную роль в регуляции поведения и импульсивности, также связана с преступностью. Психолог Кент Кил, доктор философии, и его коллеги из Университета Нью-Мексико использовали фМРТ для изучения мозга почти 100 взрослых мужчин-заключенных, когда они выполняли когнитивную задачу, включающую тормозящий контроль.Они обнаружили, что у заключенных с более низкой активностью АКК в два раза больше шансов совершить повторное преступление через четыре года после выхода из тюрьмы, чем у заключенных с более высокой активностью АКК ( PNAS , 2013). По словам Рейна, хотя такие исследования нуждаются в воспроизведении и расширении, они являются «доказательством того, что использование нейробиологической информации, в том числе информации изображений мозга, для будущего прогнозирования насилия может принести дополнительную пользу».

Измените мозг, чтобы изменить поведение

Если мы знаем, что определенные характеристики мозга могут предрасполагать некоторых людей к насилию, что мы можем с этим поделать? Вмешайтесь — и чем раньше, тем лучше, — говорит Рейн, автор книги «Анатомия насилия» (Random House, 2013).

В одном исследовании, например, он и его коллеги обнаружили, что у трехлетних детей, которым была назначена программа обогащения, направленная на питание, физические упражнения и когнитивные навыки, улучшилось функционирование мозга в возрасте 11 лет и на 34 процента снизилась преступная активность в возраст 23 года по сравнению с контрольной группой, которая не получала вмешательства ( American Journal of Psychiatry , 2003). Выступивший еще раньше Дэвид Олдс, доктор философии из Университета Колорадо, обнаружил, что беременные матери с низким доходом, которых регулярно посещали домашние медсестры, которые говорили с ними о здоровье, образовании и воспитании детей, с меньшей вероятностью имели детей, которые были арестованы. возраст 15 ( Infant Mental Health Journal , 2006).

Даже простое вмешательство может иметь значение. В одном предварительном исследовании заключенные, назначенные на 10-недельные занятия йогой, улучшили свой контроль над импульсами ( Journal of Psychiatric Research , 2013). В более раннем рандомизированном контролируемом исследовании британских заключенных те, кто получал добавки с витаминами, минералами и незаменимыми жирными кислотами, совершали в среднем на 26,3 процента меньше правонарушений, чем те, кто получал плацебо. Они также показали сокращение числа преступлений более чем на 35 процентов, в то время как записи заключенных, принимавших плацебо, оставались стабильными ( British Journal of Psychiatry , 2002).В исследовании, проведенном в Нидерландах, был воспроизведен этот эффект, и теперь Рейн тестирует аналогичное вмешательство для детей.

Суть в том, говорит он, что «биология — это не судьба. Мы можем изменить биологические корни преступности и насилия — в этом нет никаких сомнений».

— Анна Миллер

Послушайте пленарное выступление доктора Адриана Рейна по этой теме на Ежегодном съезде АПА в Вашингтоне, округ Колумбия, в августе 2014 г.7–10.

Понимание того, почему люди совершают преступления

Статистика преступности

Хотя 70 процентов американцев считают, что общий уровень преступности в США выше, чем в предыдущем году, данные рисуют несколько иную картину.

Уровень преступности

В 2016 году в США было совершено 7,9 миллиона преступлений против собственности, общий ущерб составил 15,6 миллиарда долларов. 71,2% этих преступлений были классифицированы как кражи, за ними следуют кражи со взломом (19,1%) и кражи транспортных средств (9.7%). Эти проценты отражают снижение на 1,3% по сравнению с 2015 годом и на 48% по сравнению с 1993 годом.

Насильственные преступления

В 2016 году в США было зарегистрировано 1,2 насильственных преступления. 64,3% этих преступлений были нападениями при отягчающих обстоятельствах, за которыми следовали грабеж (26,6%), изнасилование (7,7%) и убийство (1,4%). Хотя эти проценты отражают рост на 4,1% по сравнению с 2015 годом, они также отражают снижение на 48% по сравнению с 1993 годом.

Аляска, Невада, Нью-Мексико и Теннесси сообщили о более 600 насильственных преступлениях на 100 000 жителей.И наоборот, в штатах Мэн, Нью-Гэмпшир и Вермонт было зарегистрировано менее 200 насильственных преступлений на 100 000 жителей.

Потенциальные факторы, влияющие на преступное поведение

Лица, участвующие в преступном поведении, обычно подвержены влиянию сочетания различных биологических, психологических и социальных факторов.

Биологические факторы

Люди, проявляющие антисоциальное поведение, могут иметь недоразвитую или поврежденную префронтальную кору, которая является рассуждающей частью мозга, отвечающей за самоконтроль.Префронтальная кора не развивается полностью до 25 лет, что может объяснить преступное поведение подростков. Другая часть мозга, которая влияет на преступное поведение, — это миндалевидное тело, которое участвует в страхе, агрессии и социальном взаимодействии. Кроме того, несбалансированный уровень тестостерона, дофамина и серотонина может способствовать преступному поведению. Передняя поясная кора (АКК), которая активно участвует в регуляции поведения и импульсивности, также может быть фактором, способствующим этому.

Социологические теории

Исследователи предложили различные теории, исследующие социальные факторы и факторы окружающей среды, которые влияют или побуждают людей совершать преступления. Некоторые теории указывают на такие элементы, как динамика соседства, давление, вызванное культурными целями и социальными структурами, а также развитие субкультурных систем, как причины преступного поведения. Другие теории предполагают, что такие факторы, как рациональный выбор, чувство несправедливо ущемленного положения по сравнению со сверстниками, а также различные биологические и социальные элементы являются криминальными влияниями.Существуют также теории, изучающие причины, по которым люди не совершают преступлений, например, прочность отношений и вера в соблюдение законов.

Психологические теории

Ключевой психологической теорией является теория поведения, которая постулирует совершение преступления как усвоенную реакцию на ситуации. Другой важной теорией является когнитивная теория, которая исследует, как люди решают проблемы посредством нравственного развития и обработки информации.

Психологические теории исследуют такие черты личности, как экстраверсия, невротизм, покладистость, открытость и сознательность, при исследовании преступного поведения.Кроме того, они исследуют концепцию психопатической личности, при которой человек может вести себя преступно, ища острых ощущений, чтобы компенсировать низкий уровень возбуждения. Исследования показывают, что такие черты личности, как враждебность, нарциссизм и импульсивность, коррелируют с преступным и правонарушительным поведением.

Роль судебной психологии в уголовном правосудии

По мере того, как проводится больше исследований для понимания преступного мышления, судебные психологи смогут применять эти результаты, чтобы помочь системе уголовного правосудия в понимании и преследовании преступного поведения.Менеджеры социальных и общественных служб будут работать вместе с системой уголовного правосудия, чтобы определять потребности общества и реализовывать программы по предотвращению преступности и реагированию на нее.

Менеджеры социальных и общественных служб определяют необходимые программы и услуги для сообществ, реализуют и анализируют предложенные программы, а также контролируют информационно-пропагандистские мероприятия для повышения осведомленности о программе обслуживания. Средняя годовая зарплата на должности составляет 64 680 долларов.

Службы пробации и специалисты по исправительному лечению предоставляют социальные услуги по реабилитации правонарушителей.Они также оценивают прогресс посредством собеседований с правонарушителями, их друзьями и членами их семей. Кроме того, они завершают предварительное расследование и дают показания в суде о прошлом преступника. Годовая средняя заработная плата этой должности составляет 51 410 долларов США.

Судебные психологи консультируются с лицами, работающими в системе уголовного правосудия, и применяют психологические принципы для понимания психологических аспектов дела. Они также могут давать показания в качестве свидетелей-экспертов в суде. Средняя годовая заработная плата этой должности составляет 75 230 долларов США.

Влияние судебной психологии очень велико. Свидетельские показания судебных психологов в суде «могут укрепить доверие общества к системе правосудия как к более безопасной, справедливой и гуманной». Практикующие судебно-медицинские эксперты стремятся дать точную и честную профессиональную оценку, не поддаваясь пристрастному давлению. Практикующие также призывают людей, страдающих от злоупотребления алкоголем, наркомании и психических заболеваний, получить надлежащее лечение вместо наказания по решению суда.

Эксперты в области судебной психологии будут играть ключевую роль в оказании помощи системе уголовного правосудия, политической системе и широкой общественности в понимании факторов, побуждающих людей совершать преступления и влияющих на них. Степень бакалавра судебной психологии, полученная в Мэривилле, — это шаг к карьере, которая существенно повлияет на жизнь жертв и их семей.

Чем занимаются психологи-криминалисты

Психолог-криминалитет изучает поведение и мысли преступников.Интерес к этой сфере карьеры резко вырос в последние годы благодаря популярным телевизионным программам, в которых изображены художественные криминальные психологи, таким как Criminal Minds и CSI . Эта область тесно связана с судебной психологией, и в некоторых случаях эти два термина используются как синонимы.

Психолог-криминал Описание работы

По большей части психолог-криминальный психолог изучает, почему люди совершают преступления. Они также могут оценивать преступников, чтобы оценить риск рецидива (насколько вероятно, что человек совершит повторное преступление в будущем) или сделать обоснованные предположения о действиях, которые преступник мог предпринять после совершения преступления.

Помимо помощи правоохранительным органам в раскрытии преступлений или анализе поведения преступников, психологи-криминалисты также часто предоставляют показания экспертов в суде.

Возможно, одна из самых известных обязанностей психолога-криминального психолога — это профилирование преступников, также известное как профилирование преступников. Хотя эта практика неформально использовалась в течение многих десятилетий, профилирование преступников стало профессиональным дебютом в 1940-х годах, когда Управление стратегических служб США попросило психиатра создать профиль Адольфа Гитлера.Взаимодействие с другими людьми

Сегодня такие организации, как Федеральное бюро расследований (ФБР), используют профилирование преступников, чтобы помочь задержать жестоких преступников. Цель криминального профилирования — предоставить правоохранительным органам психологическую оценку подозреваемого и предоставить стратегии и предложения, которые можно использовать в процессе допроса.

Психологи обычно не сопровождают офицеров для допроса задержанных подозреваемых. Более того, на раскрытие многих дел уходят недели, месяцы или даже годы, и они редко собираются вместе так быстро и неопровержимо, как в телешоу.

Хотя работа может отличаться от той, которую вы видите по телевизору, в реальности работа далеко не утомительна. Помимо профилирования, криминальные психологи могут консультировать людей, которые совершили преступления и нуждаются в психологической оценке. Многие психологи работают в компьютерных областях, например, изучают интернет-хищников или помогают расследовать онлайн-мошенничество.

Условия труда

Люди в этой области обычно работают в офисе и в суде. Психолог-криминалитет может потратить значительное количество времени на опросы людей, изучение истории жизни преступника или предоставление экспертных показаний в зале суда.В некоторых случаях криминальные психологи могут тесно сотрудничать с полицией и федеральными агентами, чтобы помочь раскрыть преступления, часто путем разработки профилей убийц, насильников и других жестоких преступников.

Психологи-криминалисты работают в различных учреждениях. Некоторые работают на местные, государственные или федеральные органы власти, а другие работают не по найму в качестве независимых консультантов. Третьи предпочитают преподавать криминальную психологию в университете или в специализированных учебных заведениях по криминологии.

Образование и обучение

Во многих случаях психологи-криминальные психологи начинают с получения степени бакалавра психологии. После получения степени бакалавра некоторые студенты предпочитают поступать в магистратуру по программе психологии.

Другой вариант — поступить в докторантуру после получения степени бакалавра. Вакансий по этой специальности больше для тех, у кого есть докторская степень. или Psy.D. степень в области психологии.

Доктор философии. (или доктора философии) степень, как правило, больше ориентирована на теорию и исследования, в то время как степень Psy.Д. (или доктор психологии) имеет тенденцию быть более практичным.

Чтобы стать криминальным психологом, вам следует серьезно подумать о получении докторской степени. или Psy.D. степень в области клинической или консультативной психологии. В некоторых случаях студенты предпочитают сосредоточиться на определенной области специальности, такой как судебная медицина или криминальная психология.

Независимо от того, какой тип докторской степени вы выберете для получения, на ее получение, скорее всего, уйдет от пяти до семи лет и будет включать аудиторные занятия, практическое обучение, исследования и диссертацию.Чтобы стать лицензированным психологом, вам также необходимо пройти стажировку и сдать государственные экзамены.

Заработная плата

Хотя есть вакансии в области судебной психологии на уровне магистра, конкуренция за эти должности очень высока. По данным Бюро статистики труда США, в то время как в 2018 году в США насчитывалось около 181700 психологов, около 18300 из них были психологами-специалистами (в базе данных нет данных специально для судебных психологов.)

С точки зрения дохода, зарплата специалистов-психологов обычно выше, чем в других областях практики, при средней годовой заработной плате 95 610 долларов США. В 2018 году годовой доход колебался от 41 220 долларов США до 127 510 долларов США.

Специалисты-психологи, работающие в государственных и местных органах власти или в частной практике, как правило, имеют более высокую среднюю зарплату, в то время как сотрудники федерального правительства или больниц обычно имеют более низкую годовую зарплату.

Слово от Verywell

Прежде чем решить, подходит ли вам эта специальность, подумайте о своих способностях и целях.Из-за характера этой профессии вы можете столкнуться с действительно тревожными ситуациями. Возможно, вам придется посмотреть фотографии с места преступления или взять интервью у людей, подозреваемых в ужасных преступлениях. Вы должны быть готовы справиться с эмоциональным стрессом, который может вызвать этот вид работы.

Один из лучших способов определить, подходит ли вам эта карьера, — поговорить с практикующим психологом-криминалом о его работе. Обратитесь в местные правоохранительные органы, чтобы узнать, смогут ли они связать вас с психологом-криминалом в вашем районе.

Что такое криминальная психология? — Степени онлайн-психологии

Криминальная психология — это изучение мыслей и поведения преступников. Он отвечает на вопрос: почему преступники делают то, что они делают? Изучение криминальной психологии было прославлено в таких телешоу, как Criminal Minds, и CSI. Как мы хорошо знаем, то, что мы видим по телевизору, не всегда отражает реальность жизни. Давайте рассмотрим изучение криминальной психологии и посмотрим, что это влечет за собой.

Чем занимается психолог-криминал?

Профилирование

Да, психологи-криминальные психологи могут заниматься составлением профилей, помогая агентствам создавать психологический профиль, чтобы помочь задержать подозреваемых. Однако, в отличие от того, что вы видите по телевизору, психолог вряд ли пойдет с полицией, чтобы противостоять подозреваемым, а известный серийный убийца появляется только один раз в синюю луну. Хотя психолог-криминал может посетить место преступления, он с большей вероятностью проведет время в офисе с материалами дела или в комнате для записей, изучая возможных подозреваемых.Значительная часть криминальной психологии изучает исследования и данные, относящиеся к делам. Это может показаться академическим. Кроме того, криминальное профилирование — лишь один из возможных аспектов их многочисленных обязанностей.

Консультация

Психологи-криминалисты часто используют свой опыт для консультаций с сотрудниками правоохранительных органов по различным аспектам дела. Например, они могут помочь им задать соответствующие вопросы во время допроса или предоставить соответствующую информацию, которая поможет направить их расследование.

Оценка

Оценка — еще один важный аспект криминальной психологии. Психологическое тестирование для определения душевного состояния подозреваемого является неотъемлемой частью судебного процесса. Например, психологу может потребоваться определить, находится ли подозреваемый в стабильном психическом состоянии, чтобы предстать перед судом, или его личностные характеристики соответствуют предполагаемому преступлению.

Исследования

Психологи-криминалисты могут проводить исследования, которые имеют далеко идущие практические последствия для изучения криминологии и судебного процесса.Например, психологи провели исследования памяти, свидетельских показаний очевидцев, сбора доказательств и признаний, которые повлияли на то, как сотрудники правоохранительных органов и юристы действуют в уголовных делах.

Свидетельские показания в суде

Психологам-криминалистам часто приходится появляться в суде для дачи показаний свидетелей-экспертов. Есть психологи, вся практика которых основана на экспертном мнении. Они основывают свои суждения на тестировании, которое они провели, или на анализе оценок и доказательств, предоставленных другими профессионалами.

Психотерапия

Психолога-криминального психолога также могут попросить провести психотерапию для людей, совершивших преступления. Их роль заключается в том, чтобы помочь своим клиентам справиться с последствиями преступного поведения и помочь им в их реабилитации, чтобы они могли стать продуктивными членами общества.

Обучение

Психолог по уголовным делам может преподавать на уровне колледжа на факультете психологии или уголовного правосудия. Кроме того, они могут преподавать курсы или проводить семинары в учебных заведениях правоохранительных органов, например, находящихся в ведении федерального агентства (например,g., DEA) или в полицию.

Криминальная психология против судебной психологии

Многие люди используют термины «криминальный психолог» и «судебный психолог» как синонимы. Люди могут идентифицировать себя как одного или другого и выполнять одни и те же обязанности. Однако есть некоторые важные отличия. Если вы говорите о профилировании преступника, это, скорее всего, область криминальной психологии. Большая часть оценки проводится судебным психологом, но для того, кто идентифицирует себя как криминальный психолог, есть возможность провести тестирование.Психологи-криминалисты анализируют множество исследований и данных для определения психологического состояния преступников, но многие люди, проводящие экспериментальные исследования, идентифицируют себя как судебные психологи. Еще одно отличие состоит в том, что судебные психологи занимаются всеми видами юридических вопросов, включая гражданские дела, а психологи-криминалисты занимаются уголовными делами.

Где работают психологи-криминалисты и чем они зарабатывают?

Психологи-криминалисты обычно делят свое время между офисом и судом, но могут также провести некоторое время в полевых условиях, например, на местах преступлений или в тюрьмах.Некоторые работают напрямую на государственные учреждения, такие как полиция или ФБР. Остальные имеют свою практику и работают консультантами юристов и правоохранительных органов. Многие из них связаны с университетами. Криминальные психологи в среднем зарабатывают 93 440 долларов, что больше, чем у большинства других дисциплин психологии. Их зарплата во многом будет зависеть от того, где они работают, и от их конкретных обязанностей. Если они работают напрямую в агентстве, они, вероятно, будут зарабатывать меньше, чем частный консультант. Кроме того, тот, кто дает оценку и дает показания в суде, скорее всего, зарабатывает больше, чем тот, кто в основном занимается исследованиями.

Как стать психологом-криминалом?

Во-первых, нужно получить диплом бакалавра, желательно психолога. Затем вам нужно получить высшее образование. Минимальный средний балл бакалавриата выше 3.0 (и, вероятно, намного выше), вероятно, необходим для поступления в аспирантуру. Обратите внимание, что криминальная психология не признана в качестве области специализации Американской психологической ассоциацией (APA). Это означает, что вы не сможете получить утвержденную APA степень магистра криминальной психологии.Тем не менее, вы можете получить утвержденную APA степень в области судебной психологии. Если вы не поступаете на программу судебной психологии, рекомендуется получить степень в области клинической психологии, а затем специализироваться на криминологии или криминалистике. Хотя вы можете найти работу со степенью магистра, для работы психологом-криминалом обычно требуется докторская степень.

Известные люди в области криминальной психологии

Хотя большинство криминальных психологов работают за кулисами, некоторые из них получили известность благодаря своей роли в задержании высокопоставленных преступников или их вкладу в криминальную психологию.Следует отметить, что хотя не все из перечисленных ниже людей являются психологами-криминалистами по образованию, все они выполняли или в настоящее время работают с психологом-криминалом.

Хьюго Мюнстерберг

Мюнстерберг был пионером в области криминальной психологии. На рубеже 20-го века Мюнстерберг опубликовал On The Witness Stand, сборник эссе, в которых указывалось на неотъемлемую ненадежность свидетельских показаний.Мюнстерберг показал, как психологические переменные могут мешать людям предоставлять доказательства в ходе испытаний. Изучение свидетельств очевидцев было продолжено в психологии работами известного исследователя Элизабет Лофтус, среди прочих. Мюнстерберг также считается одним из первых, кто изучил важность отбора присяжных.

Томас Бонд

Томас Бонд считается первым криминальным специалистом. Он был врачом, который исследовал доказательства жертв, предположительно убитых Джеком Потрошителем.На основании своего расследования он сделал определенные выводы о психологическом и физическом состоянии убийцы.

Дэвид Кантер

Дэвид Кантер помог британской полиции раскрыть знаменитое дело о насильниках с железной дороги в 1980-х. Считается, что он был первым человеком, который использовал профилирование для раскрытия убийств в Англии. Ему также приписывают создание исследовательской психологии, которая сочетает психологическое профилирование с данными, полученными в результате эмпирических научных исследований.

Саул Кассин

Научные исследования ложных признаний, проведенные Кассином, в настоящее время используются во всем мире для определения действительности полицейского допроса и процесса признания.Он является заслуженным профессором психологии Колледжа уголовного правосудия Джона Джея и почетным профессором Массачусетского колледжа Уильямс в Уильямстауне, Массачусетс.

Джон Дуглас

Джон Дуглас прославился работой в отделе по расследованию серийных преступлений ФБР. Он был специалистом по профилированию, который работал над несколькими громкими делами о серийных убийцах, включая убийства детей в Атланте и убийцу Грин-Ривер. Он был образцом для Джека Кроуфорда в фильме « Молчание ягнят», , вызвавшем огромный интерес к психологии преступников.Текущая серия Netflix Mindhunter основана на его работах.

Важность криминальной психологии

Преступление подобно камешку в пруду, от которого страдает группа людей, когда бы оно ни совершалось. Как никогда важнее было найти ответственных и обеспечить точный и этичный юридический процесс. Своей неоценимой работой криминальные психологи помогают правоохранительным органам в задержании ответственных лиц и помогают в дальнейшем просвещении о преступном сознании.

М.С. Броуди

Доктор философских наук, Психология | Университет Сент-Джонс

Магистр гуманитарных наук, социальная психология | Американский университет

Бакалавр искусств (BA), английский язык; Психология | Вашингтонский университет в Сент-Луисе

Октябрь 2019

Другие интересные статьи:

Роль судебной психологии в уголовном правосудии

В мире кино и телевидения некоторые профессиональные области, как правило, представлены больше, чем другие.Когда дело доходит до судебных психологов, голливудские продюсеры и сценаристы часто изображают их как «криминальных авторитетов» в популярных телесериалах, таких как «Мыслить как преступник» и «Охотник за разумом».

Реальность судебной психологии в 21 веке отличается от того, что изображает Голливуд. Хотя они, безусловно, заняты, их работа не ограничивается выслеживанием серийных убийц, которые оставляют после себя загадочные улики.

Судебные психологи, как следует из названия, являются специалистами в области поведенческого и психического здоровья, результаты которых часто используются для вынесения судебных решений.Эти специалисты могут вести дела, проводить исследования, оказывать терапевтические услуги или давать советы.

Определение судебной психологии

Судебная психология приносит поведенческие исследования в зал суда, но она также играет более важную и решающую роль в мире уголовного правосудия. В кино профессионалы судебной психологии всегда работают со следователями; в реальной жизни их опыт часто требуется судьям, адвокатам, полицейским, городским планировщикам, администраторам школ, психиатрическим учреждениям, исправительным учреждениям, воинским частям и частному сектору.

Судебная психология часто играет роль в наказании и предотвращении преступлений. Слово судебная экспертиза определяется как «научный метод расследования преступлений». Поэтому судебную психологию часто называют слиянием права и психологии.

Эта область психологии часто ориентирована на самих преступников. На профессионалов в этой области часто возлагается зловещая ответственность — пытаться выяснить, почему определенные типы людей совершают преступления; какое лицо совершает преступление; и как не допустить совершения преступлений людьми.

Роли и обязанности

Обязанности и обязанности судебных психологов заключаются в различных условиях — от судебной системы до правоохранительных органов и от исправительных учреждений до лечебных учреждений.

Судебный психолог, иногда называемый специалистом по профилированию преступников, работает с правоохранительными органами над составлением краткого профиля преступников, основанного на общих психологических особенностях. В своей работе они изучают поведение преступников и обращаются к чему угодно, от психологических теорий до юридических вопросов.Помимо судебной экспертизы, судебный психолог будет изучать клиническую психологию и уголовное правосудие.

Как и следовало ожидать, судебный психолог очень тесно сотрудничает с системой правосудия. Некоторые из их обязанностей заключаются в проведении проверок или оценок заключенных, расследовании психологических расстройств у обвиняемых в уголовных и гражданских судах и в изучении психического состояния преступников, чтобы определить, могут ли они предстать перед судом. Судебные психологи работают с правоохранительными органами, и их часто вызывают для дачи показаний в суде от имени обвиняемого, чтобы поддержать версию полиции или прокуратуры о намерениях обвиняемого.

Судебные психологи также развивают отношения со своими клиентами, проводя индивидуальные терапевтические сеансы, например, когда в этом участвует полиция или есть постановление суда. Эти сеансы предназначены не только для исследовательских целей, но и для терапевтических целей пациента. От психологов может потребоваться выполнение действий, которые иногда могут быть неприятными. Тюремная жизнь является стрессом для заключенных, и они могут испытывать проблемы с психическим здоровьем, находясь на попечении тюремного психолога.В некоторых случаях судебный психолог может порекомендовать групповые занятия. Одной из основных задач судебного психолога является защита прав каждого клиента, которого они видят.

Перспективы трудоустройства судебных психологов

По данным Американской психологической ассоциации, перспективы трудоустройства судебных психологов выглядят хорошими по разным причинам. Прежде всего, это относительно молодая сфера практики; Сама APA не признавала это специальностью до 2001 года, несмотря на существование довольно большого количества знаковых случаев, которые включали ценный вклад поведенческих наблюдений.

В качестве частной практики, по оценкам APA, судебные психологи могут получать среднюю зарплату в размере 200 000 долларов в год, но в основном это находится в компетенции профессионалов, получивших докторские степени. Более разумно взглянуть на данные, собранные Бюро статистики труда США для психологов, которые, по оценкам, испытают рост спроса более чем на 14% в течение следующих 10 лет.

В 2019 году средняя заработная плата американских психологов составляла 79 010 долларов в год, что составляет почти 40 долларов в час.Шансы судебного психолога на получение более высокой заработной платы выше из-за их специальной подготовки. Как упоминалось ранее, судебные психологи, получившие докторскую степень и открывшие собственную практику, скорее всего, будут наняты ведущими юридическими фирмами и исследовательскими институтами, но тем, кто получил степень магистра, будет легче получить более прибыльные должности в судебных системах и правоохранительных органах. ведомства и государственные учреждения.

Как стать судебным психологом

Требования к образованию

Американская психологическая ассоциация признает судебную психологию профессиональной областью, требующей завершения исследовательской программы аспирантуры и аккредитованной стажировки.Степень магистра станет прелюдией к программе докторантуры, а лучшей ступенькой в ​​этом отношении будет степень бакалавра в области уголовного правосудия.

Национальный университет Флориды предлагает программу бакалавриата в области уголовного правосудия, и этот курс обучения можно пройти онлайн; за этой степенью может последовать работа в правоохранительных, юридических или клинических учреждениях, что может послужить прочной базой для получения опыта при прохождении курсов повышения квалификации. FNU — это аккредитованное учреждение, присуждающее ученые степени, которое предлагает финансовую помощь и гибкий график для работающих взрослых; для получения дополнительной информации о нашей программе уголовного правосудия, свяжитесь с одним из наших консультантов по приему.

Изучение судебной психологии в FNU

По мере того, как американское общество продолжает расти и становиться все более разнообразным, будет расти и преступная деятельность. К счастью, количество преступлений с применением насилия снизилось, но преступность имеет тенденцию расти параллельно с ростом населения. карьера в сфере уголовного правосудия может быть разумным шагом для людей, ищущих гарантированную работу; Помимо судебной психологии, степень в области уголовного правосудия может привести к карьере в правоохранительных органах, исправительных учреждениях, в юридических фирмах по уголовным делам или в судебной системе.

Магистерская программа судебной психологии ФНУ

Важно помнить, что степень магистра судебной психологии представляет собой более высокий карьерный потенциал, чем степень бакалавра психологии или уголовного правосудия. В Национальном университете Флориды потенциальные студенты, которые хотят продолжить эту расширяющуюся область карьеры, теперь имеют возможность пройти программу с 36 кредитами, которая включает гибкую и всеобъемлющую учебную программу.

Как частный университет, обслуживающий потребности сообщества Южной Флориды, FNU должным образом аккредитован для предоставления ученых степеней Комиссией по колледжам Южной ассоциации колледжей и школ; мы предлагаем стипендии и финансовую помощь квалифицированным студентам, и многие из наших курсов можно пройти онлайн или в наших кампусах в Майами и Хайалиа.Узнайте больше о FNU, связавшись с нашими консультантами по приему сегодня.

Карьера в области криминальной психологии | CareersinPsychology.org

В телевизионных шоу, таких как «CSI», в главных ролях часто выступают психологи-преступники. Но хотя телевидение может сделать такую ​​работу романтичной, эта область часто неоценима, помогая правоохранительным органам задерживать преступников и даже предотвращать преступления. По мере развития технологий у психологов-криминальных психологов появляется все больше инструментов, которые помогают им практиковать свою профессию, что делает ее еще более эффективной и привлекательной карьерой.

Криминальная психология изучает преступников, в частности, их мысли и намерения, мотивы и реакции, эмоции и чувства, особенно в том виде, в каком они испытывают преступное поведение. Задача психолога-криминального психолога — определить, почему преступник совершает конкретное преступление, с момента принятия им решения, влекущего за собой преступление, до момента появления данного лица в суде. Эффективные криминальные психологи помогают сохранить мир в безопасности, используя свой опыт для поиска и поимки преступников.

Обзор криминальной психологии — Что такое криминальный психолог?

Криминальная психология — это нишевая специальность в спектре психологии, в которой психолог выполняет различные функции, в том числе работает с правоохранительными органами для определения вероятного профиля человека, который может совершить конкретное преступление, и дает заключения по судебным делам. описание психического состояния людей, нарушивших закон, и непосредственная работа с задержанным преступником.

Психологи — это обученные профессионалы, которые понимают внутреннюю работу человеческого мозга и психики.Психолог изучает мысли и поведение, психические процессы и эмоции и, используя свои накопленные знания и обучение, оценивает психическое и физическое состояние человека, изучая человека и разговаривая с ним.

Чем занимается психолог-криминал?

Одна из самых известных ролей психолога-криминального психолога — это преступник или криминальное профилирование. Психолог оценивает психическое состояние преступника и проводит психологический анализ.

Профайлеры, например, пытаются определить возраст, пол, пол, происхождение, физические характеристики, образовательный и социально-экономический уровень, географическое происхождение и другие черты преступников, которые еще не были задержаны.Путем изучения улик, оставленных на месте преступления, психологи-криминалисты могут определить вероятные психические характеристики преступника, совершившего конкретное преступление. За последние несколько десятилетий профилирование перешло от игры на догадки, которая, тем не менее, часто была довольно точной, к более строгой области, в которой принципы судебной медицины и психологии применяются для получения более точных профилей.

Криминальные психологи не всегда работают профилировщиками.Некоторые работают с преступниками, которые уже были задержаны, определяя мотивы их преступлений и вероятность того, что они снова совершат преступление, если вернутся в общество. Другие работают с адвокатами обвинения или защиты, описывая действия преступников, чтобы помочь заключить в тюрьму или реабилитировать человека. Некоторые криминальные психологи работают в качестве свидетелей, давая показания экспертов по различным уголовным делам. В громких случаях могут быть вызваны криминальные психологи для определения того, как действия жестокого преступника влияют на общество в целом в регионе, в котором совершаются преступления.

Для выполнения этих обязанностей психологам-криминалистам требуется высокоспециализированный набор навыков и разнообразная база знаний, в том числе:

  • Глубокое понимание психологических принципов
  • Понимание системы уголовного правосудия
  • Умение работать с офицерами юристы, адвокаты и преступники
  • Понимание юридического процесса, а также того, что составляет убедительный и убедительный правовой аргумент
  • Сильная конституция, поскольку психолог, скорее всего, станет свидетелем ужасных мест преступления
  • Способность оценивать эмпирические доказательства и делать выводы содержательные выводы о психическом и эмоциональном состоянии преступника
  • Способность работать с преступниками в спокойной, сострадательной и непредвзятой манере
  • Отличные письменные и устные навыки
  • Сильное чувство логики и этики

Не все криминальные психологи работают с насильственные преступления или даже с преступниками.Некоторые могут использовать свои знания, например, чтобы высказывать свое мнение по делам об опеке. Однако по большей части их внимание сосредоточено на преступности, как следует из названия.

Роль психологии в правовой системе

Психологи-криминалисты играют важную роль в правовой системе. Хотя они предоставляют широкий спектр услуг, обязанности психолога обычно делятся на одну из четырех категорий:

Клинический

Если человек уже задержан, психолог-криминальный психолог может предложить клиническую оценку психического состояния преступника. , его или ее способность предстать перед судом, есть ли у человека психическое заболевание, способен ли он или она понимать ход судебных разбирательств и так далее.Психолог использует различные тесты, инструменты и методы собеседования для построения этих оценок.

Экспериментальный

Клинический психолог может провести простые эксперименты, чтобы определить, способен ли подозреваемый совершить преступление, в котором его обвиняют. Например, психолог может провести тесты, чтобы определить, может ли свидетель видеть или слышать преступление, имеющее место в соответствии с его или ее показаниями.

Актуарный

Применительно к большим группам статистика может предоставить надежные доказательства.Психологи-криминалисты часто проводят исследования и используют полученные статистические данные для обоснования дела, оценивая вероятность наступления определенного события или давая рекомендации относительно того, может ли преступник повторить преступление, что называется рецидивизмом.

Консультативный

Когда сотрудники правоохранительных органов и группы юристов не уверены в том, как продолжить рассмотрение дела, они могут попросить психолога-криминального психолога выступить в качестве консультанта в качестве консультанта.Психолог может помочь определить, с кем интервьюировать, как и когда проводить интервью с людьми или как побудить человека, который не хочет говорить, например, жертву. Они также могут предсказать, как подозреваемый будет действовать в ходе расследования, и посоветовать, как лучше всего обращаться с этим человеком.

Психологи-криминалисты проводят большую часть времени в офисах и судах. Пока дело передается в суд, они могут постоянно находиться под рукой, чтобы информировать группы юристов или давать показания экспертов. Между делами криминальные психологи расширяют профиль преступника, проводя исследования, исследуя улики с места преступления и опрашивая людей, с которыми подозреваемый взаимодействовал.Они проводят большую часть своего дня в полицейских участках, помогая в расследованиях на уровне штата и на федеральном уровне, а также в исправительных учреждениях и центрах психического здоровья.

Многие психологи-криминалисты работают в местных, государственных или федеральных учреждениях. Хотя некоторые психологи работают в Федеральном бюро расследований (ФБР), это не так часто, как может показаться по телевидению. Некоторые криминальные психологи занимаются бизнесом самостоятельно в качестве фрилансера или консультанта.Другие работают учителями или профессорами, помогая готовить новых психологов. Они могут обучать начинающих психологов в колледжах, университетах или специализированных учебных центрах.

В любой должности криминальные психологи, вероятно, потратят хотя бы часть своего времени на профилирование преступников. Эта постоянно расширяющаяся область следственного анализа полезна для успешного раскрытия дел и задержания преступников. Психолог должен хорошо разбираться в психике, поведении и психических процессах человека.Психологу поручено ответить на конкретные вопросы, в том числе:

  • Было ли совершено преступление умышленно?
  • Понимает ли преступник выдвинутые против него обвинения?
  • Годен ли он к суду?
  • Был ли преступник в здравом уме в момент совершения преступления?
  • Сколько планирования и предусмотрительности было вложено в совершение преступления?
  • Какие эмоции испытывал преступник до, во время и после совершения преступления?
  • Может ли преступник снова совершить то же преступление?
  • Является ли человек преступником на сексуальной почве?
  • Преступник все еще находится на свободе, и если да, то как его установить?
  • Может ли преступник сыграть роль в более широкомасштабных усилиях по предотвращению преступности?
  • Каков уровень ответственности преступника за преступление?
  • Можно ли вылечить преступника?

Криминальный психолог использует набор тестов, чтобы помочь ответить на эти вопросы, разговаривает с людьми из жизни преступников, а также с самими преступниками, использует статистические данные о подобных преступлениях и объединяет все доказательства для создания информированных характеристик преступников.

Психолог-криминал Зарплата и перспективы занятости

Классифицированные Бюро статистики труда (BLS) как «все прочие психологи», криминальные психологи по состоянию на май 2019 года получали среднюю зарплату 98 230 долларов США.

Многие из этих высокоспециализированных психологов работают для федеральных правительственных агентств и агентств штата, где они получают среднюю зарплату 94 670 долларов и 104 280 долларов соответственно.

Criminal Psychologisy Вакансии и описание работы

Психолог-криминалитет проводит свой день, исследуя места преступления, просматривая фотографии с места преступления, работая с сотрудниками правоохранительных органов, консультируя адвокатов и давая показания в суде.В частности, ежедневные обязанности могут включать:

  • Операция на месте преступления в короткие сроки, когда преступление было совершено
  • Ознакомление и консультирование по юридической документации
  • Разговор со свидетелями перед судом
  • Проведение исследования природы о преступлении
  • Опрос других лиц, причастных к преступлению или знающих подозреваемого
  • Оценка риска того, что преступник снова совершит преступление
  • Сообщение результатов в письменной и устной форме
  • Ведение записей по делу и его заключениям
  • Информирование о прецедентном праве и статутах
  • Наблюдение за подробностями дела для выявления закономерностей и деталей
  • Проведение и анализ психологических тестов

Уголовная психология Дипломы и образование

Чтобы стать психологом-криминалистом, вы должны сначала получить степень бакалавра в психологии или родственной области, за которым следует степень магистра психологии.Это завершает минимальные требования, необходимые для использования звания «психолог» и для начала работы с пациентами на клинической основе или для вынесения клинических заключений. Однако степени магистра обычно недостаточно, чтобы найти первоклассную работу психолога-криминалитета.

Таким образом, многие люди, которые хотят заняться криминальной психологией, предпочитают получить докторскую степень, либо докторскую степень. или Psy.D. Во время обучения в докторантуре вы можете сосредоточиться на теории или исследованиях, или вы можете использовать практический, ориентированный на судебную медицину подход.Для получения докторской степени обычно требуется около пяти лет после нескольких лет обучения, необходимых для получения степени магистра и бакалавра. Однако к тому времени вы, скорее всего, приобретете достаточно опыта, чтобы начать работать, еще учась в школе.

Чтобы начать практику, вы должны сдать экзамен на получение лицензии в вашем штате или юрисдикции, а затем поддерживать его в актуальном состоянии. Сертификаты не требуются, но вы можете выбрать дополнительные сертификаты, чтобы повысить свой опыт и авторитет.

Преступное поведение — обзор

2.5 Преступность

Академические исследования биологических основ преступного поведения существовали давно, в первую очередь с привлечением идей Ломброзо (1876/2007) о физиономии преступности и его тезиса о «прирожденном преступнике». Хотя большинство идей Ломброзо не сохранилось до настоящего времени, основная мотивация поиска биологического объяснения преступности сохраняется. Это проявляется в привлекательности защиты XYY-хромосомы, которая появилась в 1960-х годах, когда люди считали, что наличие лишней Y-хромосомы предрасполагает мужчин к снижению интеллекта и большей склонности к насилию, несмотря на поразительное отсутствие доказательств (Slabbert, 2006). .Совсем недавно и более уместны для центральной темы этой главы, результаты проекта «Геном человека» и достижения в области поведенческой генетики соблазнили общественность и исследователей возможностью того, что преступное поведение может быть сведено к генетической структуре человека (Friedland, 1998). . В то время как преступность, безусловно, является продуктом сложного взаимодействия как генетических, так и негенетических факторов (Alper, 1998), научное сообщество добилось больших успехов в выявлении различных генетических маркеров, которые коррелируют с преступным или агрессивным поведением (краткое описание см. В Beaver, Schwartz, & Gajos, 2015).

Тот факт, что исследователи обнаруживают генетические компоненты преступного поведения, полезен для нашего понимания человеческого поведения и для накопления научных знаний. Однако важный вопрос, который эти выводы ставят перед юридическим сообществом, заключается в том, как члены системы уголовного правосудия, как непрофессионалы, так и эксперты, интерпретируют и используют такие выводы. Один из важных постулатов системы уголовного правосудия состоит в том, что она предполагает, что люди действуют по доброй воле и что преступные деяния являются продуктом умышленного намерения действовать в нарушение закона.Это воплощено в основной концепции mens rea , или «виноватых мыслях», относящихся к своему психическому состоянию и волевому контролю во время совершения преступления (Aharoni, Funk, Sinnott-Armstrong, & Gazzaniga, 2008). Однако предубеждение о неизменности подрывает этот вывод, который может породить представление о том, что «криминальные гены» неизбежно ведут к преступному поведению, что в конечном итоге приводит к смягчению судебных решений. Признание таких предубеждений привело к продолжающимся спорам среди ученых-юристов относительно места, которое генетические доказательства занимают в зале суда, особенно с учетом того, что отдельные гены, как правило, могут составлять лишь очень небольшую часть изменчивости данного фенотипа (Baum, 2013 ; Berryessa & Cho, 2013; Chabris et al., 2015).

Новые данные за последнее десятилетие показали, что генетические объяснения преступности побуждают членов системы уголовного правосудия мыслить способами, соответствующими генетическим эссенциалистским предубеждениям, в отличие от негенетических, особенно экологических, объяснений преступности. С точки зрения влияния на восприятие преступника, генетические объяснения побуждают людей приписывать преступнику меньший поведенческий контроль и менее умышленное намерение в плане совершения различных преступлений по сравнению с объяснениями окружающей среды, что отражает генетический эссенциалистский уклон неизменности (Cheung & Heine, 2015 ; Дар-Нимрод и др., 2011). Кроме того, люди считают, что такие объяснения преступности более убедительны и приемлемы в качестве оправданий в уголовных делах по сравнению с более основанными на опыте объяснениями, такими как подверженность насилию или жестокому обращению со стороны родителей (Heath, Stone, Darley & Grannemann, 2003), что заставляет их воспринимать более низкие уровни общей уголовной ответственности (см. также Monterosso et al., 2005). В результате генетические объяснения преступного поведения побуждают людей больше принимать безумие и сниженную защиту способностей и предписывать более короткие сроки тюремного заключения (Cheung & Heine, 2015) в соответствии с тем фактом, что такие объяснения, по-видимому, смягчают многие концепции, которые актуально для mens rea , включая воспринимаемый контроль и намерение (Dar-Nimrod et al., 2011). Этот вывод распространяется даже на судей штата и судей Верховного суда (Aspinwall, Brown, & Tabery, 2012; Berryessa, 2016).

Как отмечалось в предыдущих разделах, те же генетические эссенциалистские предубеждения, которые лежат в основе смягчающих восприятий, вытекающих из генетических объяснений преступного поведения, также могут приводить к отягчающим представлениям. Например, ожидание детерминированной связи между генетическими причинами и преступным поведением побуждает людей использовать более стабильную причинную атрибуцию и ожидать большей вероятности рецидивизма (Cheung & Heine, 2015).Это создает более сильное представление об опасности преступника, вызывая повышенный уровень страха по отношению к преступнику (Appelbaum & Scurich, 2014). Важно отметить, что как смягчающее, так и отягчающее восприятие преступного фактора в назначенных людьми тюремных сроках — в противоположных направлениях. Другими словами, смягчающее восприятие (например, меньшее приписывание поведенческого контроля) предсказывает более короткие сроки тюремного заключения, тогда как отягчающее восприятие (например, большее ожидание рецидивизма) предсказывает более длительные тюремные сроки (Cheung & Heine, 2015).

About the Author

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Related Posts